Тахион: другие произведения.

Глава 65

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.44*25  Ваша оценка:


Глава 65.

Леса Вечной Песни.

  
   Эльфийские земли можно было без сомнений назвать благословлёнными, особенно в сравнении с ледяными пустошами северного континента. Могучие лиственные деревья возносились ввысь на многие метры и создавали практически сплошной зеленый купол над головой или же в моем случае головогрудью. Редкие прорехи в виде полян и некоторых особенностей ландшафта безупречно вписывались в общую картину, будто местные пейзажи создавались кем-то искусственно. Подлесок практически отсутствовал, а землю скрывал ковер невысокой травы, служившей домом для разнообразной живности. Насекомые, птицы, мелкие животные попадались буквально на каждом шагу. Встретившаяся на пути дюжина оленей недоуменно посмотрела в мою сторону и принялась жевать сочную траву, только вожак с развесистыми рогами задержал на мне взгляд чуть дольше - райское местечко. Непугливые животные явно привыкли к своей полной безопасности, что просто подталкивало к охоте. Желание набить дичи про запас также подстегивалось голодными годами среди сородичей, но время для охоты было совершенно неподходящим, в особенности с неизвестным количеством преследователей за брюшком.
   Магическое зрение в свою очередь показывало картину насыщенного энергетического фона, который благоприятно влиял на все живое вокруг. Скажем так - более насыщенного, чем в Нордсколе или море. Причина такой аномалии в моем сознании была сразу возложена на местных жителей. Эльфы мастаки плести чары, а уж как конкретно они этого добились пока не важно. А вот повсеместное присутствие мелких лесных духов настораживало. Опыт столкновения с шаманами троллей подсказывал, что такие жители потустороннего мира вполне могут оказаться чьими-то шпионами или разведчиками. Они были везде: в траве, меж ветвей деревьев, в воздухе. Опасности в силу своей слабости мелкие духи не представляли, но в случае необходимости могли указать направление моего движения умелому шаману и не только. К сожалению, ничего поделать с этим я не мог. Да, у меня имелось специальное заклинание против духов, но его применение можно было сравнить с попыткой истребить планктон в океане.
   Древесные великаны поначалу ввели меня в заблуждение своей монументальностью, а навыки путешествия по деревьям в Нордсколе внушили чрезмерную уверенность в своих силах и умениях. Если первые попытки двигаться верхними путями у берега прошли удачно, то затем порода деревьев сменилась, и ветки стали хрупкими, с трудом выдерживая мой вес. Распределение массы между всеми конечностями, как опорными точками, ситуацию совершенно не спасало. Будет справедливо заметить, что гигантские деревья с обманчиво прочными ветками господствовали только в двух-трех тысячах шагов от морского берега, заменяя собой вполне обычный лиственный лес. Когда очередная внешне надежная опора подломилась с оглушительным хрустом, то я поспешил спуститься на землю. Этот звук, наверное, услышали даже на берегу. Вся конспирация насмарку! Едва я взглянул на проделанный путь, как стало ясно, что неруба выследил бы даже полуслепой человек, не говоря уж об эльфах. Череда сломанных веточек и свежих зарубок от когтей, которые венчали каждую опорную лапу, выдавали меня с головой. Да это не северные леса, чьи деревья своей плотностью больше напоминали камни.
   Сомнений по поводу возможной погони у меня не возникло никаких. Остроухие не потерпят в своей вотчине чужаков, а нерубов тем более. Значит нужно двигаться скрытно или же просто оторваться от преследователей. Будь дело в пещерах, то меня мало кто смог бы найти, а вот в лесу, особенно таком, нерубу скрыться не так уж и просто. Надежней вообще покинуть эльфийские земли, что я и собирался рано или поздно сделать, устремившись на юг. Откровенно паршивые попытки пиратов начертить карту известных им земель другого варианта не оставляли. С их слов где-то на востоке вроде как находился анклав недобитых Альянсом троллей, но те к нерубам питали врожденную ненависть.
   Дальше я двигался исключительно по земле, оставив опасную эквилибристику профессионалам. Места вокруг оказались малонаселенными, если говорить о разумных. На моем пути сквозь первозданный лес попалось всего две аккуратные дороги, которые я пересек с особой осторожностью. Они были выполнены в виде брусчатки с мастерски подогнанными камнями с совсем незначительными признаками износа. Естественно без магии и здесь не обошлось, на что намекали остаточные следы неведомого волшебства, как я их смог идентифицировать. Движение по транспортным артериям эльфийских земель не отличалось оживленностью. Только какой-то одинокий остроухий лихач промчался на север, оседлав крупную птицу, похожую на страуса. По сторонам он не смотрел, потому не имел ни малейшей возможности заметить притаившегося в кроне дерева паука. Прятаться за стволами с моими размерами получалось далеко не всегда. Ширина дорог была от силы метра три, потому для интенсивного движения, скорее всего, они и не были предназначены.
   К небольшому домику с огородом я вышел неожиданно для себя самого. Псевдорастительный дизайн позволял строению сливаться с окружающей местностью, маскируя не хуже иного волшебства. Домик оказался вполне обитаем к несчастью для его владельца. Представительница народа эльфов в простом одеянии цвета осенней листвы возилась с каким-то растением и огромного паука заметила спустя пару секунд после моего появления. Просто подняла взгляд и уставилась на незваного гостя широко открытыми светящимися глазами. Так близко эльфов я еще не видел. Впрочем, гуманоид есть гуманоид - две ноги две руки одна голова. За время путешествия с пиратами мои навыки понимания мимики гуманоидов восстановились до приемлемого уровня, потому следующая эмоция на ее лице не вызвала затруднений. Вместо ожидаемого страха и отчаянного визга лик незнакомки выражал недовольство. Слова певучего языка прозвучали довольно громко, а затем эльфийка сделала несколько странно знакомых движений ладонями, какими обычно отгоняют мелких животных или птиц. Я замер в недоумении, пытаясь понять, что задумала эта девица. За кого она меня вообще приняла?
   Подбоченившись эльфийка гневно выкрикнула очередную незнакомую команду, а потом бросила в меня палку, которая отскочила от магического щита, сразу активированного мной при виде незнакомки. Едва я сделал пару шагов в направлении хозяйки огорода с намереньем пополнить свой штат языковедов, как та перестала изображать статую. Девица внезапно осознала, что дело серьезное. До панического крика она не опустилась, а молча рванула в сторону своего убежища, которого, конечно же, не достигла. После меткого попадания ядовитого плевка в затылок убегающая добыча сделала несколько неуверенных шагов и упала ничком на землю. Наступившую тишину нарушали лишь трели вездесущих птиц. Носитель нового языка был добавлен в коллекцию и опутан паутиной до состояния компактного кокона. На брюшке и так хватало груза, но худенькая эльфийка весила всего как треть среднего варга. В само строение я даже не пытался протиснуться, но в дверной проем заглянул. Ничего интересного там не оказалось. Простое убранство указывало на типичный деревенский быт с поправкой на пользователя магии - слишком уж чисто. Изящная мебель с лиственным узором, несколько экземпляров деревянной посуды на столе, выложенный камнем очаг, вот и все, что было обнаружено в домике. Никаких артефактов на глаза не попадалось, а в магическом спектре выделялись остаточные следы неведомой магии на многих предметах, но и только.
   Марафон по эльфийскому лесу продолжался еще пять дней. За это время я больше никого не встретил и успел отмахать, наверное, километров сто. Как назло все местные овражки оказались неглубокими, а привычных по Нордсколу пещер просто не встречалось. Потому скалистая местность сменившая богатые лесные просторы вызвала прилив оптимизма. Да и не было больше возможности бежать дальше. Парализующий яд, конечно, замедлял метаболизм, но пленникам все равно нужно было питаться и восполнять потери жидкости в организме. Намного больше меня волновали кормовые жуки и мицелий грибов, которому длительные путешествия были абсолютно противопоказаны. Нежная грибница требовала осторожного и бережного отношения.
   В конечном итоге путешествие вдоль небольшой речушки привело меня к естественной пещере, которая должна была стать как минимум временной стоянкой. Сам путь по голым камням обещал скрыть следы от внимательных преследователей, если они вообще еще занимались моими поисками. Размеры полости в скальном массиве оставляли желать лучшего, как и ее конфигурация. Там могло поместиться не больше пяти нерубов, если они смогут компактно сгруппироваться. Пока различные "зверушки" разумные и не очень свисали неопрятной гроздью коконов с потолка, я принялся расширять пещеру. Откалывающийся камень использовался в качестве материала для выравнивания пола и маскировки входа в будущий комплекс подземелий. Повышенный магический фон вокруг должен был скрыть от зорких глаз следы магии земли, с помощью которой разнокалиберный щебень сплавлялся в единый монолит. В столь повышенном магическом фоне экономичная нерубская магия мало чем отличалась от естественных флюктуаций, хотя зрение Провидцев позволяло заметить "неестественные" элементы с первого взгляда. Работал я споро и без отдыха, активируя усиливающие глифы на когтях в давно заученном ритме. Будь со мной два десятка сородичей, мы бы в считанные месяцы отгрохали целый комплекс автономных подземелий, но сейчас рассчитывать приходилось только на себя.
   С едой проблем не возникло, хотя рацион составляли только млекопитающие. Зверье вокруг оставалось таким же беспечным, как и у берегов Великого Моря. Можно было даже выбирать, какая дичь попадет в мои сети в этот раз. То ли олень, то ли кабанчик. Летающих змей в округе попадалось мало, да и вкус у них оказался не очень приятным. Больше мороки, чем удовольствия.
   Мой самый опытный пленник осознавал свою незавидную участь лучше остальных, потому самозабвенно орал и дергался в своем коконе едва пришел в сознание. Само пробуждение я не застал, о чем совершенно не печалился. Ничего экстраординарного гуманоид продемонстрировать просто не мог, кроме очередной глупости.
   - Помогите! Спасите!
   Эхо от его крика гуляло по пещере, но за пределы каменной полости звук не выходил, благодаря созданной с помощью магии земли каменной перегородке. Под коконом пирата азартно крутились давно освобожденные жуки, привлеченные создаваемым шумом. Оголодали бедняги. Пока было непонятно, прижился мицелий на новом месте или нет, потому у моих питомцев будет мясной рацион, благо их всеядность не раз подтверждалась практикой.
   - Хватит орать, идиот.
   Скрипящие звуки сложились в слова человеческого языка и Генри замер, осознав, что паук вернулся. Я активировал заклинание светлячка на базе стихии света, и кормовые жуки бросились к своему хозяину в надежде получить хоть какой-нибудь корм. Естественно разочаровывать питомцев я не стал и бросил им одного из двух кабанчиков, которых добыл на охоте. Страх надолго не мог заткнуть вечно бурчащего мужика, и пират возжелал узнать последние новости. Совершенно бесстрашный товарищ очень быстро адаптировался к знакомой ситуации и даже слегка расслабился.
   - Мы, что опять в Нордскол вернулись? Пещера вроде та же.
   - Я уже не рад, что забрал тебя с корабля, глупец. На твои вопросы никто отвечать не будет, потому просто молчи.
   - Но...
   - Похоже, ты позабыл все уроки.
   Мои слова сопровождались уверенным приближением когтей к телу пирата. О как задергался, видимо кое-что у него в извилинах осталось. Эльфийка наблюдала за представлением со страхом, если я правильно идентифицировал выражение ее лица. В отличие от недалекого мужика, она демонстрировала осторожность и не хотела привлекать к себе внимание, хотя с ее глазами сделать это было непросто.
   - Ты знаешь язык людей?- обратился я к новой пленнице для разнообразия женского пола.
   Девица таращила на меня свои светящиеся глаза и молчала. Ступор или же ничего не понимает?
   - Ты меня понимаешь?
   В ответ одно лишь молчание. Похоже, мне опять не повезло, хотя чего я хотел от огородницы. Размышления на тему сложностей с изучением нового языка прервал очередной крик Генри Уорда рассмотревшего, наконец, к кому я обращаюсь.
   - Баба! Остроухая! Полгода без бабы!
   Там где слова бессильны помогает хороший удар в области печени. Пирату хватило осторожного тычка в область живота, после чего он начал судорожно хватать ртом воздух. Первой я освободил остроухую девицу, которая сразу же прижалась спиной к стене пещеры, переводя взгляд с меня на кормовых жуков, шумно терзавших плоть кабана. Генри повел себя храбрее и начал растирать затекшие конечности прямо на полу. У пирата было достаточно опыта в роли заключенного, чтобы выработать более-менее действенные алгоритмы поведения. Кроме того чутье на опасность у него пока не атрофировалось. На эльфийку он бросал жадные похотливые взгляды с вполне определенными намереньями. Та же больше опасалась в первую очередь меня и жуков.
   - Готовь себе и девице ужин. Костерок можешь разжечь где угодно.
   Оторванную мной кабанью ногу пират поймал не без труда. Небольшую вязанку сухих веток я собрал заранее, чтобы гуманоидам было на чем готовить мясо, а нити паутины пришлось рассекать своими когтями, иначе пират не смог вытащить ни одной ветки из плотного мотка.
   Эльфийка все также смотрела на окружающих со страхом и жалась к стене. Стоило мне отвлечься на заслуженный ужин, как она молча сформировала магический заряд и направила его в мою сторону. Отчаянье толкнуло девицу на необдуманные действия, что сюрпризом не стало. Гуманоиды такие предсказуемые, будь то люди или эльфы. Медленно летящий голубоватый сгусток маны я небрежно отбил в сторону кистью, усиленной защитными глифами, при этом, не отрываясь от трапезы. Магическое зрение однозначно указывало на жалкие двадцать эргов в этом снаряде. Естественно никакого вреда волшебство эльфийки не принесло, кроме чувства онемения в месте опадания снаряда, что ее напугало еще больше. Нет, так дело не пойдет. Мало ли, что она еще придумает. Если Генри так и не заметил магических манипуляций незнакомки, так как был увлечен подготовкой костра, то я без колебаний обездвижил волшебницу ядом. Мягкая шкура гуманоидов прекрасно впитывала парализующие жидкости, в отличие от хитина насекомых, для пробивания панциря которых и были предназначены мои клыки на хелицерах.
   Тут-то рациональная часть разума внезапно озарилась сомнениями. А зачем мне вообще нужна остроухая девица и тот же пират? На счет Генри все становилось ясно и понятно - корм далеко не лучшего качества. Но еды вокруг полным-полно. А ведь за ним нужно следить, кормить дармоеда! Человек сосредоточенно складывал ветки "шалашиком", чтобы добыть огонь и не подозревал, что является для неруба обузой, от которой не грех избавиться. По поводу девицы сомнений было не меньше. Мало того, что она может колдовать, так её еще нужно как-то "воспитывать". Процесс это долгий и неприятный для обоих участников. Эльфийский язык мне по большому счету не был нужен. Одно лишь расширение кругозора не оправдывало предполагаемых трудозатрат. Вливаться в общество гуманоидов я не планировал и раньше, а уж после оказанного теплого приема на берегу тем более.
   Причину пленения представительницы эльфийской нации я мог для себя объяснить несколькими моментами. Для начала инстинкт охотника требовал поймать убегающую жертву, а разум не оставлять свидетеля увидевшего паука-мага. Логично и в принципе правильно. Та самая жадность к знаниям посчитала девицу хорошим источником информации. Сомнительно, как не посмотри. А вот узнать о том, как охраняется граница эльфийских земель, не помешает. Пусть она простой обыватель, но хоть что-то должна знать по этому поводу. Решено Генри Уорда на мясо, а с эльфийкой будем работать. Естественно никого из них живым отпускать я не собирался. Это не я жестокий, это мир такой.
   После получаса вращения в моих лапах бессознательное тело остроухой девицы стало напоминать манекен из моего прошлого мира. Паутину для упаковки магов я уже использовал, так что за результат не опасался. Ее родную одежду я аккуратно срезал когтями и ничего интересного под ней для себя не нашел. Пропорционально сложенная эльфийка была обладательницей шикарной гривы темных волос и на мой непритязательный взгляд казалась недокормленной и излишне худой. Хотя если быть откровенным это была оценка не с точки зрения красоты и эстетики, а скорее ее пригодность в качестве источника питательных веществ. В любом случае ничего заслуживающего моего внимания в ее внешности не было. У Генри Уорда на этот счет мнение кардинально отличалось от моего.
   Несмотря на пантомиму со стороны пирата очнувшаяся девица от ужина гордо отказалась, а навязчивый ухажер получил острой коленкой в причинное место и скукожился у костра, виртуозно формулируя все новые и новые ругательства. Пират долго причитал на каменном полу, но больше попыток приласкать эльфийку не делал. Попытки пленницы колдовать ожидаемо закончились неудачей. Костюм из манопроводящей паутины действовал безотказно, особенно если его самостоятельно снять весьма непросто. Генри пусть и не выражал этого вслух, но обтягивающий наряд из белой паутины одобрил без колебаний. Девица по своим параметрам в качестве мага мало чем отличалась от того же Стокэры. В энергетическом спектре эльфийка имела иную цветовую гамму с большим количеством золотистых тонов, но четкой структуризации по типу магического ядра сородичей не наблюдалось. Как эти гуманоиды вообще могут использовать магию?
   - Тупая баба!- сделал окончательное заключение обиженный пират, когда боль от удара коленом по мужской гордости, наконец, утихла.
   Привычка обживать пещеры глубоко угнездилась в моем характере после многих лет среди сородичей. Стремление создать самодостаточное "гнездо" стояло прежде всего остального и ничего плохого я в этом не видел. Из данного факта истекало отношение к кормовым жукам и тому же мицелию грибов. Проверенный способ самообеспечения казался самым верным, хотя и не единственным. Я как представитель расы нерубов, пусть и нетипичный, также был склонен к самоизоляции от иных разумных. Воспринимать тех же людей и эльфов в качестве равноправных партнеров мне даже в голову не приходило - либо враги, либо пища, либо предмет изучения. Не исключался вариант, когда разумные объединяли все три роли одновременно.
   Перечень первоочередных мероприятий складывался в уже опробованную схему зонирования пещеры и создания обелиска. Жуков следовало отделить в отдельный вольер, чтобы не мешались под лапами, а пленников занять делом. К сожалению никакими полезными в данной ситуации навыками они не владели и могли лишь проедать ресурсы, планируя побег. Над способом использовать человеко-эльфийский ресурс я раздумывал не недолго.
   Сразу же после введения в строй обелиска начались эксперименты с пленниками по ряду причин. Чтобы не сидели без дела и чтобы стали посговорчивей. Пират был паинькой, а вот девица вела себя строптиво - воротила нос от полуобугленной кабанятины, отчаянно пыталась избавиться от предоставленной одежды. Видимо предпочитала ходить вообще без одежды, чем терпеть глухой комбинезон из паутины.
   Первым к камню-вампиру прикоснулся Генри Уорд и, конечно, не по своей воле. Орал как баба, если быть точно и упирался всеми конечностями. Эльфика по поведению человека сразу поняла - зловещий артефакт вещь опасная, что практически мгновенно подтвердилось. Мне же нужно было нарабатывать статистику взаимодействия нерубского обелиска с гуманоидами. Исследовательская жилка требовала продвижения науки вперед, пока была такая возможность. Результат был удручающий - пленник после короткого контакта неожиданно затих. Вот и на одного пленника стало меньше, а ведь пират выглядел таким крепким.
   - Слабоват,- высказался я вслух, используя речь сородичей из Азжол-Неруба.
   Доступные мне критерии однозначно указывали на смерть человека, но это же Генри Уорд - тварь живучее таракана. Эльфийка с ужасом смотрела, как я сначала "избивал" труп пирата, а затем начал применять заклинание регенерации в надежде запустить сердце. Не знаю, что подействовало, но Генри сначала застонал, а затем распахнул глаза. Все-таки поспешил с констатацией смерти, хотя в кратковременной остановке сердца был по-прежнему уверен.
   - Теперь твоя очередь, остроухая.
   Не думаю, что непонятный скрип вдруг стал ей понятен, но девица постаралась втиснуться в небольшую щель в стене, что ей, впрочем, практически удалось. В конечном итоге силы оказались неравны и извивающаяся эльфийка поделилась энергией с обелиском, путем контакта левой пятки с каменной поверхностью. Сознание она потеряла, но больше никаких последствий я не заметил. Так и отметим для себя.
   Дальнейшее сосуществование с гуманоидами ничем особенным не отличалось. Все та же игра теней, наконец, заставила остроухую идти на контакт и учить меня своему языку. Надежда на пирата, как посредника себя не оправдала. Тот лишь запутывал эльфийку своими попытками объяснить все на паьцах. Естественно огородница о границе знала только то, что она есть и ее охраняют. Типичный обыватель просто не интересовался деталями, о которых я расспрашивал. Это было все равно, что расспрашивать бабку из деревни, сколько баз в местном военном округе, и какое там вооружение.
   Звали девицу Кейнайре, и с самого начала она казалась мне наивной, как ребенок. Допрос подтвердил первоначальные выводы. Жизненного опыта у эльфийки практически не было, несмотря на возраст почти в сотню лет. Первоначальная реакция на мое появление также получила свое объяснение. Оказывается, в эльфийских лесах издавна проживают крупные пауки. Размерами они чуть меньше нерубского Рабочего, вот только о разумности говорить не приходится. За годы сосуществования пауки научились опасаться эльфов и стали для них источником высококлассного материала - паучьей нити. Одомашнивать членистоногих никто не посчитал хорошей идеей, потому на них охотились для получения паутины, да и на вкус далекие сородичи оказались неплохи. Последнее девица упоминала со злорадством.
   - Хрустящие паучьи лапки настоящий деликатес, если правильно их приготовить.
   Чтобы спустить девицу с небес на землю я не пожалел свои хелицеры и смог сформулировать фразу на эльфийском.
   - Интересно, а каковы эльфы на вкус?
   Остроухая сразу побледнела и больше меня не провоцировала.
   После пары недель совместного проживания на подкаты пирата девица реагировала спокойнее, но мужику все равно ничего не светило. Я же в разборки гуманоидов особо не влезал - немаленькие, сами разберутся. Главное, что после процедур с обелиском сил на всякие глупости у пленников не оставалось. Представительница народа эльфов после первого сеанса утратила свечение органов зрения, демонстрируя всем желающим вполне человеческие зеленые глаза. Даже пират втянулся в процесс, хотя и лежал пластом практически целый день. Вдвоем гуманоиды давали где-то полторы сотни эргов, из которых большую часть выдавала эльфийка. На фоне моего вклада их энергия абсолютно терялась. Организм Зодчего Пустоты без проблем отдавал две тысячи восемьсот тридцать шесть эргов, что составляло три четвертых моего общего запаса на данный момент. Не плохо, хотя с уходом из Азжол-Неруба рост вместимости магического ядра катастрофически замедлился.
   Пещерный комплекс медленно, но верно расширялся моими стараниями в основном вглубь. В отличие от гранита и базальта Нордскола, здешний камень мне показался рыхловатым, потому еще одна пещера довольно быстро приобрела сферическую конфигурацию чуть ниже уровня основной. Размерами она превышала первую в полтора раза. Из всех нескольких мешочков с родной землей и мицелием прижилось только два, но они уже дали первый урожай грибов, который радостно смели кормовые жуки. А через сутки после пира одна из самок отложила-таки долгожданную кладку яиц.
   Благоприятное развитие всех начинаний заставило меня поволноваться. По опыту я ожидал многочисленных проблем, но они решались походя. Робкие выводы о том, что это все благодаря приобретенному опыту я давил в зародыше и продолжал усиливать защиту своего нового жилища - плел ловушки из паутины, практические невидимые сигнальные нити ставились чуть ли не на каждом шагу. Я даже сменил ареал охоты, чтобы не насторожить живность в округе.
   Паучья сигнализация в условиях леса давала много ложных сигналов, но я все равно ее постоянно обновлял. В этот раз на мою территорию забрела какая-то крупная кошка. Помимо обрыва нитей, он или она оставила четкий отпечаток лапы на влажной земле. Я не сильно обеспокоился, скорее всего, животное мучилось жаждой, потому и шло в сторону реки, возле которой я поселился. Такое бывало уже не раз - то семейка оленей приходила на водопой, то пара мелких волков. Последние кстати были в два, а то и три раза мельче варгов Нордскола. Насколько глупее, проверять не стал. Однажды даже в гости пришел красавец олень с шикарными рогами, которого я не стал отпускать. Пол тонны мяса хватило на пятнадцать дней.
   Черная пантера вместо того, чтобы мирно лакать воду, кралась вдоль скал. Так могут двигаться только млекопитающие из семейства кошачьих - бесшумно, сосредоточено и терпеливо. Нерубы могли красться не хуже, а то и лучше, что я и продемонстрировал наглому зверю. Очередной кокон с кабанчиком мне совершенно не помешал приблизиться на расстояние двадцати шагов и бросить в пантеру подобранным камнем. После попадания снаряда зверь резко подскочил, развернувшись в мою сторону еще в воздухе, и оскалил белоснежные клыки. Прижатые к черепу уши и яростно хлещущий хвост указывали на желание кошки вступить в неравную битву, но у меня уже было достаточно мяса, а довольно костлявый хищник не казался достойной добычей. Еще один камень, ударивший замершей кошке прямо в лоб, заставил ту ретироваться в лес с обиженным рыком. Еще раз увижу, точно съем. Не хватало, чтобы пантера поселилась на моей территории и разогнала непуганое зверье. Кстати волкам хватило моего грозного вида, чтобы ретироваться обратно в лес. Если бы я мог предвидеть будущее, у этой твари не осталось бы шанса на спасение.
  
   Азерот. Кель-Талас.
   Леса Вечной Песни.
   Джаронар, бывший капитан патрульного судна.
   Высокородный совершенно не так себе представлял погоню за опасным существом. Поиск в составе группы опытных загонщиков неожиданно подзатянулся и не дал ожидаемых результатов. Арахнид растворился в Лесах Вечной Песни без следа, подобно утреннему туману. Нет, первые шаги были на диво результативны. Невайре, обратившись пантерой, сумела распутать нехитрые петли паука и проследить его путь до определенного места. Но тот вскоре сменил верхние тропы на землю и преследование застопорилось. Чуткий нос друидки в животной форме постоянно терял характерный запах насекомого, а малозаметные следы на земле долго не держались. Паук двигался со скоростью мчащегося крылобега даже по пересеченной местности и эльфы за ним просто не поспевали. Немногочисленные следы указывали на рваную траекторию движения, что не позволяло спрогнозировать, куда же так спешит незваный гость. Предположения отбрасывались одно за другим.
   Все магические приемы поиска оказались совершенно бесполезны. Арахнид не спешил использовать мощные заклинания, а изощренные чары поиска не видели ничего необычного в эльфийских лесах. Следствие неожиданно зашло в тупик и команде пришлось переключиться на анализ всех необычных слухов и событий в округе. Приходилось осторожно опрашивать чуть ли не диких с точки зрения высокородного эльфов. Высокромерного Джаронара отстранили от сбора информации после первого же разговора с эксцентричным виноделом. Бывший капитан буквально требовал сначала подарить ему десяток бутылок и лишь позже стал предлагать деньги. Невайре его попыток разнообразить рацион не одобрила и возложила на него унизительные обязанности по сбору хвороста. В малонаселенных местах отряду негде было остановиться на ночлег, так что лесные поляны стали частым место для ночевки.
   - Как вы смеете!- взбеленился высокродный.
   - Вы можете покинуть нас в любое время, Джаронар,- спокойно пропела эльфийка,- К сожалению больше мне поручить вам нечего.
   - Я отказываюсь выполнять черную работу!
   - Вы отказываетесь исполнять приказ?
   - Так это приказ?
   - Уж точно не просьба.
   Джаронар гордо задрал подбородок и неспешно отправился в лес. Науку по сбору хвороста он освоил не сразу, чем заслужил немало насмешек от всех остальных членов отряда. Планы по сближению с хранителем реликвии не заладились с самого начала. Лана'Тель не оставляла своего то ли возлюбленного, то ли кумира ни на минуту, а сам Талориен не стремился установить дружеские связи с Джаронаром. На интересующие высокородного темы владелец Кель'Делара поддерживать беседу не стремился, но и не позволял себе издевательски фыркать, как его спутница Лана'Тель. Последнюю эльф старался игнорировать, но получалось у него это не очень хорошо. Словесные уколы мерзавки слишком часто задевали его гордость и самолюбие.
   Вскоре лейтенанту Странников поступили отчеты по допросу захваченных людей. Невайре поделилась добытыми сведениями со всеми подчиненными, не собираясь ничего скрывать, так как подвижек в поисках практически не было.
   - Корабль и людей захватили у берега северного континента, и сделало это то самое существо в одиночку. Арахнид по какой-то причине направлялся в Лордерон, а к нашему берегу попал по воле случая. За это стоит благодарить шторм и Джаронара, загнавшего корабль к нашим берегам.
   - Я действовал по инструкции!- не выдержал высокородный.
   - Насколько мне известно, флот должен не допускать вторжения в Кель-Талас, а не наоборот,- едко заметила лейтенант Странников,- Но продолжим. О северном континенте мы знаем немного. Расовая принадлежность существа остается неизвестной, но можно с уверенностью предполагать, что это представитель одного из анклавов разумных насекомых. Хорошо развитый разум, подтверждается быстрым освоением языка людей буквально в считанные недели. Люди отмечают впечатляющую выносливость и силу арахнида. В одиночку ни у кого из них шансов справиться с пауком не было. Возможно, усиление связано с использованием магии. Арахнид весьма быстр, в чем мы уже убедились на практике, использует яд, которым может плеваться на расстояние в двадцать шагов с хорошей точностью. На людей яд оказывал парализующее действие. Как и все паукообразные умеет плести паутину. Помимо этого обладает регенерацией - по словам пиратов постепенно восстанавливал утраченный в бою глаз. Склонен к неоправданной жестокости, особенно по отношению к магам и может как-то лишать их способности к колдовству. Что касается его способностей к магии, то тут люди ничего нового добавить не смогли. Присутствовавший на борту начинающий артефактор из Даларана пролил свет на происхождение каменного обелиска в трюме.
   Последние слова вызвали пренебрежительный шепот со стороны Валеенда и Илиониса. Маги не могли поверить, что какой-то человек смог выяснить больше чем они.
   - Артефакт бы создан из подручных материалов прямо на корабле меньше чем за пять часов.
   - Невозможно!- не сдержался Валеенд.
   - Это факт. Кстати до порта Солнечного Паруса образец доставлен в нерабочем состоянии. В причинах разбираются.
   - Я ведь хотел сам позаботиться об артефакте, а теперь из-за каких-то дегенератов обелиск поврежден!- поддержал собрата Илионис, вскочивший с места.
   - Хватит. По данному вопросу будете беседовать с представителями Гильдии Магов,- прервала магов Невайре,- Теория с некромантией остается под вопросом. Паук заставлял пиратов ловить чаек, стимулируя их алкоголем. Это указывает на знание слабых мест сообщества флибустьеров. Но люди ни разу не видели, как паук использует некромантию.
   - Но нежить лежала прямо в трюме, а больше её никто создать не мог. Если, конечно, этот даларанский артефактор сам не ненкромант,- упорствовал Валеенд.
   - Его проверили в первую очередь. В конечном итоге нам противостоит тварь живучая, быстрая и владеет магией на хорошем уровне. Мотивы паука остаются неизвестны, но к нам он попал по случайности, так что о намеренных диверсиях можно забыть.
   - А что вообще люди забыли на севере?- поинтересовался Джаронар.
   - Этим вопросом будут заниматься другие эльфы,- пресекла ненужные вопросы Невайре.
   Кто знает, насколько бы затянулось бы это неприятное задание, если бы не жалоба одного эльфа, разводящего элитных оленей. По сравнению с крылобегами этот транспорт был намного менее распространен среди эльфов, но ценился высокородными за красоту и изящный стан. Часть церемоний согласно традициям требовали подобного скакуна, как повелось еще со времен Источника Вечности, потому спрос оставался стабильным. И тут пропал элитный скакун, которого растили чуть ли не самому Лор'Темар Терону, второму эльфу в ордене Странников после Сильваны Ветрокрылой. Никто из эльфов не позарился бы на такого зверя, а от хищников олень отбился бы и самостоятельно. Так как место пропажи "скакуна" находилось в зоне возможного пребывания хитрого арахнида, Невайре решила проверить данную зацепку. Если бы кто-то поинтересовался мнением Джаронара, то он бы со вкусом объяснил, почему это бессмысленная трата времени и сил.
   Друидка вернулась в лагерь к вечеру, и по азартному блеску глаз было понятно, что дело сдвинулось с мертвой точки.
   - Я нашла его. Завтра мы с ним, наконец, разберемся.

Оценка: 9.44*25  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Енодина "Не ради любви" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Лаэндэл "Заханд. Финал" (Боевое фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | М.Ртуть "Черный вдовец" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмористическое фэнтези) | | М.Ваниль "Исцели меня собой" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Хороший ректор - мертвый ректор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"