Тахион: другие произведения.

Глава 66

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.67*20  Ваша оценка:


Глава 66.

Эльфийское гостеприимство.

  
   Очередной трагический поворот в моей паучьей жизни произошел как всегда неожиданно. На хелицеры так и просится фраза - ничего не предвещало беды, но даже ожидания нерубов часто были далеки от реальности, что уж говорить о моих собственных.
   По крайней мере, утро было солнечным, а окружающий пейзаж больше подходил на заповедник, что, конечно же, не помешало эльфам организовать засаду. Мой опыт в аналогичных ситуациях при столкновении с нежитью, хоть и был довольно разнообразным, но не подготовил к последовавшим событиям. Фактор неожиданности хозяева сказочных лесов использовали в полной мере - атаковали с нескольких направлений, комбинируя магию и метательное оружие. Если первая стрела лишь бесславно ударилась о прочный хитин, то следующая уже попробовала на прочность достижения касты Провидцев. Я успел активировать Щит Маны буквально за мгновение до того, как от магического купола отрикошетила очередная стрела с зазубренным наконечником. Неведомые лучники в основном целились в уязвимые части тела, к которым оправданно причислили мои многострадальные органы зрения. Поэтому мне удалось в подробностях рассмотреть один из наконечников - такой из тела просто так не вытащишь, а уж лишить глаза метательный снаряд мог любого.
   После первого залпа, среди которого помимо стрел было несколько заклинаний разных стихий, мне пришлось удирать от серьезно настроенных противников, не желавших упускать паука из виду ни на секунду. Попытка скрыться от охотников практически сразу потерпела неудачу. Инстинктивное желание любого разумного существа в подобной ситуации не сложно просчитать. Стоять и глупо хлопать глазами под градом стрел не станет ни один здравомыслящий индивид с неатрофированным инстинктом выживания. Неруб в моем лице не стал исключением.
   В миг нападения я оказался на открытой местности, чем волшебники и воспользовались. Пятиться назад нежить научила всех выживших сородичей, а самое главное научила делать это быстро. Эльфы не промахивались, несмотря на несколько хаотичную траекторию моего движения и несколько хаотичные ответные выпады Стрелами Тьмы. Худощавые фигуры в плащах появлялись всего на мгновение, чтобы выпустить очередную стрелу и прятались в складках местности, как суслики. Из одной и той же позиции дважды никто не стрелял. Мне не сразу удалось подсчитать количество стрелков, из-за столь необычной тактики. Лучников оказалось всего четверо, но своими согласованными действиями они создавали ощущение целого десятка. В противовес неуловимым стрелкам маги не прятались. Два эльфа сосредоточенно махали палками, когда как третий метал самонаводящиеся синеватые сгустки в мою сторону. Впрочем, последние скорее отвлекали меня, чем наносили хоть какой-то урон магическому щиту. Стационарная позиция чародеев объяснялась не то чтобы поддержкой их метких собратьев, скорее чередой переливающихся на солнце защитных экранов стремительно окружающих выбранную ими скалу. Журчание небольшой речки терялось на фоне какофонии от столкновения заклинаний, свиста стрел и азартных вскриков отдельных эльфов. К своему удивлению часть голосов оказалось женской. Совсем самок не берегут остроухие!
   - Не дайте ему уйти!- выкрикнула очередная лесная дева. Понять ее реплику можно было и без знания эльфийского языка по одной только интонации.
   Мои ответные заклинания наиболее экономичной стихии либо не достигали цели, как в случае со стрелками, либо полностью блокировались многослойными экранами волшебников. Огонь и лёд также не произвели на эльфов особого впечатления. Все это время приходилось двигаться и анализировать обстановку, которая с каждым мгновением становилась все хуже. Описываемые события уложились всего в несколько секунд или же более привычных для меня сотых частей скарабея, за которые нерубский разум заработал на полную катушку, ища приемлемый выход. Я сдвинуться успел всего на двенадцать шагов, не поворачиваясь к опасной тройке чародеев брюшком.
   Больше остальных меня обеспокоил тип в легких доспехах вознамерившийся вступить в рукопашную. Против неруба? Идея не самая здравая, если у тебя, конечно, нет козырей в рукавах. Первоначальное мнение о слабом интеллекте данного эльфа сразу изменилось, стоило только посмотреть на местность магическим зрением. Желание выявить замаскированных волшебством участников засады натолкнулось на слепящее сияние от массивного тесака в руках приближающегося бойца. Мои щиты на такое не рассчитаны.
   Броситься прочь на полной скорости мне помешали маги, как раз закончившие плести сковывающее заклинание. Оно воздействовало не на меня самого, а на Щит Маны, тем самым замедляя мое отступление. Совершенно непонятный принцип этого плетения поначалу вызвал оторопь. Как вообще можно удерживать чужое заклинание на одном месте? Эльфы подобными вопросами не задавались и виртуозно пользовались плодами чьей-то гениальности. На свое счастье я смог сообразить, что ничего не мешает мне отменить заклинание и бежать, но тогда придётся получить несколько стрел и синеватых снарядов в брюшко. Непростой выбор пришлось делать быстро, так как мечник приближался с занесенным над головой клинком подобно самураю - видимо хотел решить дело одним ударом. Артефактный тесак выглядел намного опаснее остального арсенала эльфов, поэтому я без сожалений развеял заклинание щита, одновременно с этим плюнув ядом в открытое лицо бегущего воина, который легкомысленно не надел шлем. Помня о желании стрелков лишить меня зрения, свои глаза от стрел я прикрыл вскинутыми вверх кистями, а вот синеватые сгустки беспрепятственно ударились о хитин, ощущаясь, как удар хорошим молотом. Да уж, не такие они и безвредные - хитин ощутимо хрустнул в местах попадания, несмотря на активные глифы, увеличивающие его прочность. За те несколько мгновений, что я вновь активировал Щит Маны, мое тело также обзавелось тремя инородными предметами, попавшими в сочленения хитиновой брони и подпаленным брюшком с левой стороны, куда угодил небольшой огненный снаряд одного из магов. Болезненно, но кроме тихого скрипа хелицеров враги от меня ничего не услышали. Раньше бывало и похуже. А ведь остроухие твари еще те снайпера!
   Небольшая задержка к счастью не привела к фатальным последствиям. Меткий плевок по непонятной причине не вывел мечника из строя, но ядовитая субстанция как минимум ослепила излишне активного эльфа. Тот ожесточенно оттирал лицо какой-то тряпкой с причудливой вышивкой, так и не бросив артефакт на землю. Именно врожденные способности неруба позволили немного оторваться от эльфов и поиграть в прятки на моей территории.
   Река, со временем промывшая в скалах широкое русло, как нельзя лучше подходила для засады. Множество укрытий и возможность занять стратегически удобную позицию на возвышающихся скалах давали преимущество любому гуманоиду, но я выбрал место для своего временного жилища не только исходя из острой необходимости спасти флору и фауну Нордскола. Уж кому как не нерубам господствовать среди скальных нагромождений, ведь вертикальные поверхности не были для пауков непреодолимой преградой в отличие от гуманоидов. Оплести самые привлекательные для незваного гостя места не магическими ловушками не составило труда. Конечно же, осторожного противника, который без тщательной разведки к пещерам нерубов никогда бы не приблизился, они не остановили бы. К счастью повадки разумных пауков с северного континента в эльфийских лесах мало кому были известны, что подтвердилось на практике самими нападающими. Ничем иным объяснить эльфов попавших в ловчую паутину на полном ходу я не смог. Да и некогда мне было обдумывать столь малозначительные вещи, в особенности, когда остроухие маги не давали мне ни сотой части скарабея на передышку. Удивленные вскрики зарвавшихся лучниц стали приятным сюрпризом, так как сражаться в окружении было весьма непросто. Стрелы охотниц летели, в том числе и в брюшко, блокируя путь в запечатанную пещеру. Как минимум двух стрелков можно пока не опасаться - из нерубских тенет гуманоиду так просто не выбраться.
   Я не стеснялся пользоваться крупными валунами, как укрытиями пока чародеи не придумали еще какого-нибудь способа ограничить мою свободу передвижений. Камни останавливали заклинания не хуже магических щитов, ведь мана у меня не бесконечная. Подобрать экономичный стихийный щит пока не было никакой возможности, так как маги действовали в духе опытных взломщиков, чередуя разнообразные заклинания. К счастью универсальный Щит Маны не имел уязвимостей за исключением излишней прожорливости. Хотя чародеи могли просто использовать весь свой богатый арсенал без всякой конкретной цели, что, впрочем, было маловероятно. Одно можно было сказать с уверенностью - энергию эльфы не экономили и плели заклинания одно за другим.
   Играть в прятки по моим правилам эльфы не стали, потому простой в теории, но сложный на практике план выбить преследователей по одному в лабиринте скал не выдержал столкновения с реальностью. Остроухие просто не сунулись вслед за мной на более-менее подготовленный полигон. Тут против меня сыграла нерубская бережливость. Я и подумать не мог, что кто-то станет тратить такие объемы маны на тотальное разрушение ради одного единственного арахнида. Из пушки по воробьям - иначе не скажешь. Даже нежить была не столь расточительна.
   Внезапно взметнувшиеся из-под камней узловатые корни попытались опутать мне опорные ноги стали еще одним неприятным сюрпризом, но натолкнулись на сферический щит и словно змеи стали искать в нем бреши. Проклятые эльфы! Вынужденная смена позиции произошла как нельзя вовремя. Огненный шар полуметрового размера не оставил ничего кроме пепла от непонятно откуда взявшихся корней и превратил массивный валун в крупный щебень. Похоже, маги перешли к артиллерийским ударам. Я ожидал, что они покинут свою позицию, чтобы преследовать убегающего паука, но те решили просто бить по площадям. Твари.
   До пещеры было недалеко, но двигаться к ней нужно было по открытой местности. Нет, это не вариант. Хоть каменные своды и манили надежной защитой и дополнительным источником энергии в виде обелиска, но быстрые расчеты показали, что достаточно трех прямых попаданий огненного болида для попадания в паучий загробный мир. А ведь в арсенале эльфийских чародеев может быть что-нибудь более смертоносное. С большим трудом мне удалось убедить себя бросить кормовых жуков и грибницу, но жизнь важнее ценных активов. Словно в насмешку над моим решением остроухие маги обрушили целый град огненных шаров на скалы в пятидесяти шагах за моим брюшком. Удобный и проверенный путь отступления оказался надежно перекрыт, а часть булыжников катилась в мою сторону набирающей ход лавиной. Каменный частокол в моем исполнении не столько остановил, сколько замедлил приближающуюся опасность.
   Я как-то не предвидел, что местность подвергнется столь тотальному изменению. А маги разошлись не на шутку. Следующей стихией, которую решили опробовать на прытком пауке, стала молния, ударившая в землю буквально в считанных шагах от меня. Ощущения непередаваемые даже несмотря на магический экран, принявший на себя самую опасную составляющую чужого заклинания. Мне хватило оглушающего грома и яркой слепящей вспышки. Да и землю тряхнуло изрядно. Вынужденное бездействие, пока органы чувств приходили в норму, стоило мне утраты тех крох инициативы, что удалось захватить во время отступления под защиту валунов.
   Как-то очень быстро игра пошла в одни ворота - я теперь видел только лучниц, которые действовали более осторожно. Зацепить ни одного юркого стрелка не удавалось - это не нежить прущая напролом. Маги и владелец меча-артефакта оставались за пределами моего восприятия. Этот факт не помешал мне использовать магию Земли, взяв на вооружение тактику противника. Бить по площадям я мог ограниченно из-за невозможности постоянно пополнять запасы маны из окружающей среды, но тяжелые времена требовали отчаянных мер. Если "артиллерия" не поменяла дислокацию, то может сработать. На череду каменных пик я потратил треть оставшегося резерва в надежде переломить ситуацию, хоть кого-то из чародеев моё творение должно было, как минимум отвлечь. Магическое зрение продолжало сбоить благодаря артефакту проклятого фехтовальщика. Сейчас с трудом добытые глифы Провидцев играли против меня самого, ведь уменьшить чувствительность ниже определенной планки было невозможно. В результате аура мощного артефакта слепила восприятие магического спектра не хуже ярких лучей местного светила. Куда не посмотри везде одна и та же картина солнечно-желтого сияния.
   Проверять результат эффективности каменных пик было некогда, так как очухавшийся мечник под прикрытием двух лучниц сумел подобраться ко мне незамеченным. Если бы не внезапно хрустнувший щебень под ногами остроухого, то дело могло закончиться плачевно. А так я попытался заблокировать выпад бойца правой рукой, чуть сместившись в сторону. Тесак буквально схлопнул Щит Маны от одного лишь касания, а прочнейшие когти на пальцах без особого сопротивления стали короче в два раза, даже не замедлив ход клинка. Что же у тебя за меч-то такой? Хорошо, что у меня так много конечностей. Ответный выпад опорной лапой должен был отправить эльфа в неконтролируемый полет, но тот сдвинулся всего на полшага в сторону и избежал уготованной ему печальной участи. Парировать удары более крупного и сильного противника фехтовальщик благоразумно не стал, положившись на свою врожденную ловкость. На лице мечника помимо маски из вязкого паучьего яда выделялись лишь горящие синим глаза, не предвещающие мне ничего хорошего. Проклятый тесак одним касанием к Щиту Маны лишил меня практически всех запасов энергии. Эльф в легких доспехах не стоял на месте. Его смещение плавно перетекло в очередной взмах клинка в этот раз в горизонтальной плоскости. Скорость и точность движений у него была не хуже, чем у иных нерубов из касты Воинов, потому одна из моих опорных лап с правой стороны оказалась перерублена все с той же поразительной легкостью никак не вяжущуюся с толщиной клинка и его выделяющейся массивностью. Оставшиеся пять пусть и обеспечивали неплохую мобильность, но теперь мне еще долго не удастся бегать с максимальной скоростью.
   В ответ на столь радикальную ампутацию абсолютно здоровых частей тела владелец артефакта получил порцию теперь уже кислоты, раз к яду он оказался устойчив. Плести чары во время напряженной рукопашной схватки было бы слишком самоуверенно с моей стороны, к тому же артефакт в руках эльфа буквально разрушал магические конструкты одним касанием. Субстанция моего производства с шипением въелась в нагрудную пластину и мечник, наконец, нарушил свое зловещее молчание. Он с яростным криком отскочил в сторону и принялся сбрасывать с себя броню. Естественно кислота проела металл быстрее, чем тот успел ослабить сдерживающие кирасу ремешки. Захрипевший владелец клинка принялся кататься по земле в бессмысленных попытках избавиться от едкой субстанции. Эту картину я отметил для себя лишь периферическим зрением. Пока одна из лучниц бросилась на помощь пострадавшему от кислоты соратнику, вторая с занятой высоты выпускала одну стрелу за другой, пользуясь отсутствием у меня какой-либо магической защиты. Может скорость стрельбы повлияла на точность, но из десятка оставшихся у нее стрел всего три пробили хитин.
   Остатки маны требовалось применить с пользой, потому воин и обе лучницы стали целью для трех Копий Тьмы, по одному на каждого. Неприятным сюрпризом для меня стала полная неэффективность этой атаки. Замерцавшие амулеты приняли на себя удар, не оставив ни эрга темной энергии без внимания. Проклятье!
   На этом сюрпризы не закончились. Пока одна эльфийка боролась за жизнь и здоровье мечника вторая отбросила в сторону лук и прыгнула на меня с высоты нескольких метров. В воздухе ее тело превратилось в уже знакомую пантеру. Так вот значит, как они меня нашли! Я теперь каждую мышь буду сканировать магическим зрением, если выживу, конечно. В любом случае крупная кошка нерубу не противник, даже такому покалеченному, как мне. О, как я ошибался!
   Замерцавшие зеленым цветом клыки и когти вспороли хитин не хуже костей нежити, напитанных некроэнергией под завязку, а от ответного взмаха когтистой руки пантера опять же уклонилась, распластавшись по крупной гальке, будто у нее нет костей. Я сразу стал целенаправленно смещаться к раненому мечнику, чтобы добить его, но кошка продолжала кружить вокруг меня, имитируя атаки. Она просто пыталась задержать противника, пока не подоспеют ее соратники, которых оставалось еще много. Пусть обстрел со стороны чародеев и прекратился, я не тешил себя надеждой, что они полностью выведены из строя. Нужно было быстро заканчивать танцы с кошкой и валить отсюда подальше пока цел.
   Игнорировать нападки пантеры тоже не получалось, так как она наносила своими лапами существенный вред и так пострадавшему организму. Пусть после нескольких обменов ударами оборотень припадала на переднюю левую лапу и обзавелась уродливым ожогом от показавшей высокую эффективность кислоты, но все еще была опасна. Как ни странно, но шкура пантеры оказалась на порядок устойчивей к органическому "растворителю", чем зачарованный металл доспехов единственного бойца ближнего боя.
   Время как всегда было на стороне противника. Едва интенсивность схватки поутихла в ход пошли последние крохи маны, которые я пустил на Каменные Шипы. В Нордсколе гранитные пики легко вспарывали животы варгов, но эльфы демонстрировали просто запредельную реакцию на опасность. Вместо того, чтобы покончить с мечником творения магии земли лишь сломали ноги второй эльфийке обвешанной амулетами, как новогодняя елка. Та как-то почувствовала неладное, и успела убрать хрипящее тело фехтовальщика из области поражения. Теперь там лежало двое раненых, не способных мне навредить в ближайшее время. Кошка оценила мое мастерство довольно высоко, потому с удвоенной энергией стала набрасываться на коварного паука.
   Точку в противостоянии поставил маг, которого я с ужасом заметил первым.
   - Стойте,- успел я проскрипеть на ломаном талассийском, прежде чем тот нацелил на меня свой жезл.
   Прозвучавшая реплика никак на действия чародея не повлияла. Активированный на инстинктах стихийный щит от огня потребовал последних крох энергии, но ничем не помог, так как со стихией я не угадал. Недолго думая, хромающий носитель жезла сначала зарядил в мою сторону ветвистой молнией, отбросив к одиноко стоящему валуну, а затем добавил огненным шаром, едва не запекшим меня до хрустящей корочки. После того, как светящийся камень жезла и мое тело соединила электрическая дуга толщиной в руку взрослого человека, удерживать какие-либо щиты я естественно уже не мог. Хорошо хоть аналог сердца продолжал гнать гемолимфу по сосудам, а не остановился от мощного разряда. Я с нарастающим страхом осознал, что повреждения критические, если не смертельные. Единственными органами чувств, которые у меня еще оставались - были слух и ощущение боли во всем теле. Глаза такого издевательства естественно не выдержали. Жаркое пламя превратило сложнейшую оптическую систему в подгорелую биомассу, не способную выполнять былую функцию. Пусть я за годы жизни в Нордсколе я и привык к боли, но ничего обнадеживающего в текущем состоянии не было. Это не та боль, которую стоит перетерпеть и жить дальше. Тело отчаянно подавало сигналы об обширных ожогах и иных травмах. С жизнью пока прощаться было рано, хотя и понимание, что меня добьют либо эльфы, либо приближающаяся агония не добавляло энтузиазма. Обожжённые дыхательные пути едва справлялись со своей задачей, и мозговой ганглий стал ощущать недостаток кислорода. Похоже, все, отбегался вольный неруб Анак-Хар.
   Стоило отрешиться от собственных ощущений, как стали слышны эльфийские голоса и тихие шаги победителей. Последнее утверждение являлось свершившимся неоспоримым фактом. Слова плохо знакомого языка не всегда были мне понятны, потому я больше ориентировался на интонацию, которая не слишком отличалась от людской особенно после напряженного сражения. В речах эльфов звучало облегчение, усталость и горечь от потерь.
   - Валеенд,- напряженный женский голос первым нарушил относительную тишину,- Что с Илионисом?
   - Мертв,- глухо прозвучал голос чародея, поставившего жирную точку в короткой схватке. Больше говорить пока было некому.
   - Как это могло случиться?
   - Атаки из-под земли мы не ждали, поэтому использовали стандартные полусферические щиты.
   - У вас же были амулеты на все случаи жизни. Я ведь предоставила все заказанные вами обереги.
   - Не на все случаи жизни,- язвительно заметил мужской голос,- Нас снабдили защитой только от яда и магических атак. Как это поможет от каменного кола, который разрывает тебя пополам? Илионис умер в считанные мгновения, тут никакие лекари не помогут. Если только жрицы Элуны из Калимдора, но и тут я не уверен.
   - Это невосполнимая потеря. Мы ведь уже больше пятидесяти лет работали одной командой,- проникновенным голос сказала эльфийка,- Ты же знаешь, Валеенд, он был мне дорог не меньше, чем тебе. Оплакивать друга будем потом, а сейчас соберись, нам нужно обыскать местность и закончить дело.
   - Хорошо, Невайре.
   Несмотря на критическое состояние и недостаток кислорода мозговой ганглий продолжал запоминать и анализировать сказанное эльфами. По крайней мере, имена остроухих перестали быть тайной, хотя в данной ситуации это знание мне ничего не давало. Оставалось лишь мысленно злорадно потирать хелицеры - все-таки достал одного. А ведь если бы я был чуть более удачлив, то мог бы уничтожить всех магов одним ударом. Нет, ну надо же додуматься использовать полусферические щиты. В моем бедном арсенале таких заклинаний вообще нет.
   Следующие полтора скарабея я слушал, как Невайре исцеляет раны выживших и ощущал медленно вытекающую гемолимфу из многочисленных ран. Запеченный хитин не стал преградой для жидкости, служившей нерубам кровью, которая сочилась в основном из нескольких крупных ранений. Торчащие обугленные древки эльфийских стрел и дымящийся хитин создавали картину окончательной гибели паукообразного монстра. Я конечно не мог увидеть себя со стороны, но воображение упорно рисовало именно такую картину.
   Едва мечник с напарницей перестали стонать от боли, как на остроухую предводительницу карательного отряда обрушился вал упреков. Насколько я понял, именно эта Невайре была главной. Больше всего буйствовал некий Джаронар, который, судя по всему, находился в составе тройки магов. Мне сразу стало понятно, почему о его здоровье никто не удосужился спросить.
   - Вам, леди Невайре, как лейтенанту ордена Странников, следовало лучше подготовиться к уничтожению арахнида, тогда потерь с нашей стороны можно было легко избежать. Разве сложно было унять гордыню и спросить совета у меня.
   - Высокородный Джаронар, если мне не изменяет память, то именно вы ратовали за скорейшее выступление, хотя ваше мнение никого не интересовало,- холодно ответила Невайре,- Мне лучше знать какие решения принимать, а свои доводы можете в полной мере изложить вашему уважаемому деду.
   Речка продолжало весело журчать, несмотря на произошедшее недавно сражение и повисшую напряженную тишину. А страсти-то в остроухом коллективе бушуют нешуточные.
   - Давайте оставим наши разногласия в прошлом,- пошел на попятную высокомерный эльф,- Не могли бы вы применить ваши целительские навыки к моим ранам.
   - Я думала, что такого волевого бойца, как вы, не беспокоят мелкие царапины?
   - Так оно и сесть,- буквально прошипел оскорбленный остроухий.
   На этом диалог ненадолго прервался. К моему неподвижному телу хромающей походкой приблизился очередной эльф. Несмотря на едва заметную разницу, мужчины дивного народа двигались не так плавно. Я это заметил еще при общении с захваченной в плен Кейнайре, которая в сравнении с Генри Уордом, вообще не издавала звуков при ходьбе.
   Притворяться мертвым в моем положении не составляло труда, как и потерпеть пару пинков в многострадальное брюшко. Я не гордый.
   - Что ты это там делаешь?- прозвучал вопрос Валеенда, закончившего осмотр близлежащей территории. Шуршание гальки говорило о том, что к нему присоединилось еще несколько
   эльфов. Вероятно, из моих ловушек освободили лучников или же лучниц.
   - Хочу взять что-нибудь на память.
   С этими словами глупец ухватился ладонью за один из хелицеров и принялся пилить хитин каким-то клинком. Он вознамерился отрезать на память часть моего тела? Нет, чтобы взять недалеко валяющуюся отсеченную лапу. Если уж умирать, то почему бы и не забрать с собой за грань еще одного эльфа. Дернуть уцелевшими хелицерами и вогнать в руку идиота смертельную дозу самого убойного яда получилось при общей неподвижности остального тела.
   Джаронар только и успел отдернуть руку, а затем беззвучно упал на меня, как подкошенный.
   - Высокородный, вы так устали, что решили вздремнуть?- язвительно прозвучал голос какой-то эльфийки. Единственное, что я мог сказать - это не ранее говорившая Невайре.
   Не дождавшись ответа, к упавшему эльфу стремительным шагом приблизилась его соратница.
   - Невайре!- встревожено вскрикнула незнакомка, ощупывая остывающий труп.
   - Что случилось Лана'Тель?
   - Похоже у нас еще одна потеря.
   - Быстро отойди от арахнида,- неожиданно приказала предводительница отряда.
   - Что-то не так?
   - Паук еще жив.
   В меня тут же вонзилось две стрелы, заставив непроизвольно дернуться. Что ж вы такие резкие.
   - Не стрелять!
   - Он убил Илиониса,- гневно возразил уцелевший чародей.
   - Если ты не слышал, то он может говорить на талассийском.
   - И что?- недоуменно спросил Валеенд.
   - Раз он настолько живуч, то пусть пообщается с нашими палачами. Мне хотелось бы быть уверенной, что у нас больше не появятся такие гости,- озвучила свои мысли эльфийка,- Надежно обездвижь его льдом, но чтобы не задохнулся.
   - Хорошо.
   Я и лапой не успел шевельнуть, как корка льда стала покрывать все мое тело, уменьшая боль от ожогов. Так как кислород продолжал поступать по дыхательным путям, ледяной панцирь оказался не сплошным или же достаточно пористым. Противиться чужой магии, во-первых не было никаких сил, а во-вторых в этом я увидел шанс прожить чуть дольше, ведь без посторонней помощи мне все равно не выжить. Лёд оказался отвратительным проводником звуков и, как назло, закрыл аналог ушей, поэтому звуки доходили до меня в виде неразборчивого шума. Вибрации же не давали четкой картины происходящего. Еще одним благоприятным моментом стала закупорка ран замороженной гемолимфой, а к низким температурам любому жителю Нордскола не привыкать.
   Через какое-то время глыба льда начала двигаться в неизвестном направлении. Процесс перемещения, на мой взгляд, отличался странной плавностью, что могло обеспечиваться только левитацией. Предположение не хуже любого другого так и не нашло подтверждения. К моему глубочайшему удивлению путь, судя по всему, оказался неприлично коротким. Неужели я обосновался под боком у эльфийских коммандос? Только чуть позже я додумался до порталов, которыми остроухие пользовались довольно часто.
   От размышлений на тему скоростных перемещений меня отвлекла быстро растаявшая корка льда и ставший вновь доступным слух. Чужой разговор заставил вновь напрячь память, чтобы не упустить жизненно важных сведений.
   - У нас здесь не лечебница для диких тварей!- гневно высказался неизвестный.
   - Оно не дикое, а вполне способное к общению существо,- возразила Невайре. Идентифицировать предводительницу покалечившего меня отряда удалось в ходе дальнейшей беседы.
   - Запеченный в огне паук?
   - Арахнид немного пострадал в ходе его поимки, но еще жив.
   - И кто, по-вашему, будет заниматься его лечением? Допрашивать можно более-менее здоровых пленников, а не ЭТО,- справедливо возражал то ли тюремщик, то ли палач.
   - Я прекрасно понимаю объективные трудности, но из арахнида нужно выжать как можно больше информации. Это в интересах Кель'Таласа. Уж кому как не вам знать о необходимости превентивного устранения опасностей.
   - Если вы, леди Невайре, надеетесь просто оставить мне это полуобугленное тело, то этого не будет. Либо сами исцеляйте его раны, либо ищите себе замену.
   Напряженное молчание надолго не затянулось.
   - Я всего лишь друид, к тому же без доступа к Изумрудному сну. Здесь же нужен специалист по насекомым.
   - Вот значит как. Вы считаете, что у меня по камерам две сотни пауков, мух или бабочек сидит? За последние пятьсот лет мы кроме орков, троллей, людей и редких эльфов здесь никого больше не видели, а вы притаскиваете практически мертвого арахнида и требуете его допросить,- возмущенно завопил собеседник эльфийки,- Вы хоть видовую принадлежность этого существа установили?
   - Похоже, паук принадлежит к разумным насекомым, предположительно из осколков империи Акири.
   - Это все, что удалось узнать? Мне хватило одного взгляда, чтобы сделать аналогичный вывод! И что за империя Акири?
   - Мы не ученые, а отряд быстрого реагирования ордена Странников! На счет империи нужно спрашивать в гильдии Магов. Я просто передаю вам их слова.
   Спорщики прервались на пару мгновений, а затем продолжили, как ни в чем не бывало, в более дружелюбной манере.
   - Закончим эти глупые препирания и продолжим беседу в конструктивном русле. Знатоков этой империи Акири я постараюсь найти, хоть и будет это непросто. Чем арахнида кормить-то?
   - Оно точно не откажется от оленины или любого другого мяса. Так сказали его пленники. Низкородная эльфийка провела в плену у паука не так уж много времени, а вот один из пиратов знает об этом существе больше остальных. Его предоставят вам в полное распоряжение.
   - В любом случае исцеление арахнида ложится на ваши плечи.
   После усталого вздоха Невайре ответила на непреклонные требования собеседника неохотным согласием. Удаляющиеся тихие шаги двух эльфов вскоре затихли в каменном лабиринте. Так я ощущал окружающее пространство своими куцыми возможностями.
   Разговор эльфов хоть и был интересен, но никак не помог мне с восстановлением жизненных функций. Если они будут искать неведомого знатока больше суток, то тому останется только препарировать труп неруба из касты Рабочих. Это не тот итог, что мог меня устроить.
   Как всегда в критической ситуации спасение собственной жизни зависело только от меня самого. Обращение к энергетической матрице и магическому ядру показало картину более чем серьезных повреждений. В автономном режиме вся энергия уходила на беспорядочное восстановление, что грозило истощить организм в считанные скарабеи. Однажды выученное заклинание регенерации, хоть и обладало рядом недостатков, но не раз спасало мне жизнь. Спокойное и сытное проживание в эльфийских лесах позволило телу накопить небольшой запас питательных веществ под хитином, который стремительно тратился, в том числе на рост отсутствующих конечностей, что было абсолютно бессмысленно. После огненного заклинания эльфийского чародея их у меня осталось всего три из восьми. Весь список повреждений вызывал сомнение в жизнеспособности такого неруба, как особи. Естественно сдаваться я был не намерен. На повторную реинкарнацию намеков со стороны высших сил пока не поступало, потому надеяться можно было только на излечение текущего тела. Судорожное движение уцелевшей лапы привело к тихому хрусту хитина и сгибанию ее под неправильным углом - теперь уцелевших относительно функциональных конечностей осталось только две.
   Попытка сформировать заклинание регенерации закончилась неудачей. Темница неизвестным мне способом мгновенно высасывала ману из некой области, границы которой мне только предстояло узнать. Можно было догадаться, что мага поместят в подобное место. А вот создание того же глифа внутри собственного тела прошло без проблем. Болезненный процесс восстановления тканей стал уже привычен, ведь после битв с нежитью мне не раз приходилось латать свои повреждения, тогда как сородичи зачастую погибали. В данном случае исцелению подвергались только жизненно важные участки, что было обусловлено дефицитом энергии и строительного материала для клеток. Неотложная помощь заняла не больше двух скарабеев и то лишь потому, что магическое ядро и так приблизилось к разрушению из-за истощения. Такими своевременными действиями я выгадал еще максимум трое суток. Без еды глупый организм убьет себя сам, но тут мой разум, запертый в покалеченном теле, больше ничего не мог сделать.
   Тюремщики так долго ждать не стали и обеспечили мне пропитание спустя два десятка скарабеев, которые я отсчитывал с возрастающим беспокойством. Идиоты в точности исполнили указание вышестоящих сородичей и запустили в камеру живого оленя. Ничем иным цокающие звуки парнокопытного животного я не мог объяснить. Не могли же они подсадить в камеру кентавра? Напуганный олень заметался по помещению, держась на расстоянии от пахнущего горелой плотью подозрительного "предмета" в самом центре. Вскоре животное успокоилось и принялось детально обследовать пещеру. И как мне его есть? Я даже двинуться не могу. Как бы проклятое животное меня не затоптало. Помереть от копыт парнокопытного травоядного - это просто смешно. Магии нет, сил нет, тело умирает, а рядом деловито шастает источник питательных веществ - в плену у эльфов мне совершенно не нравится.

Оценка: 7.67*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"