Бархоленко Авигея Федоровна: другие произведения.

Давай я тебя выдумаю. 15. Та сторона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Та сторона
  
  
   Федя плавно и точно спланировал на Волшебный Город с остроконечными крышами. То, с чего он спустился, осталось наверху и было похоже на сероватое небо без солнца.
   Волшебный Город оказался маленьким, не больше ледяного городка, который всегда устраивают для ребят под Новый год и на зимние каникулы на главной площади Фединого настоящего города. Даже улиц не было в Волшебном Городе, только голубые извилистые дорожки бежали от домика к домику.
   Федя вскочил на голубую дорожку и с удовольствием покатался по ней. Дорожка, как живая, петляла и поворачивала, струилась и извивалась, будто ручей. Федя увидел, что Назар катается на другой дорожке. Иногда казалось, что они мчатся прямо друг на друга, но тут же оказывалось, что Назар едет направо, а Федя налево или Федя поднимается в гору, а Назар ныряет вниз. Они ездили бы так долго, если бы не вспомнили, что ищут Ёрика, а также собираются приступить к поискам Лучшей Стороны.
   Мальчики соскочили с бегущих дорожек и осмотрелись. Они только сейчас заметили, в какой странный Волшебный Город попали. Весь город был голубым: голубые дома, голубые крыши, голубая трава вдоль голубых дорожек. Но это, конечно, не самое странное. Почему бы, в самом деле, не быть голубым крышам и голубой траве? Может быть, это даже красиво, надо только немного привыкнуть. Но привыкнуть к тому, что в голубых домах нет ни окон, ни дверей, было значительно труднее. А когда Федя и Назар обнаружили, что и домов-то, собственно, никаких нет, это показалось им совсем уж необычным.
   Крыши были, а домов не было.
   Нормальные остроконечные крыши накрывали высокие, узкие стены -- одна крыша всего одну стену; и Волшебный Город был похож на поляну, на которой выросли голубые грибы-рядовки на тонких ножках с широкими шляпками.
   -- Странно, -- сказал Федя, -- где же тут жить? Ведь это совсем не дома, а только разные домашние стороны. Целый город из разных сторон!
   -- Значит, это разносторонний город, -- сказал Назар. -- А раз тут есть всякие стороны, то должна быть и Лучшая Сторона.
   -- Ну, конечно! -- обрадовался Федя. -- Как это я сразу не сообразил!
   Мальчики поискали, у кого бы спросить про Лучшую Сторону, и вдруг заметили какое-то сооружение, больше других похожее на дом, но на этот раз без крыши. Плоская голубая площадка опиралась, покачиваясь, на какую-то согнувшуюся, бедную сторону. На площадке валялся бравый молодец и щелкал голубые семечки.
   -- Эй, мелюзга! -- крикнул он. -- Вам пыхтяк нужен?
   -- Чего? -- не понял Федя.
   -- Пыхтяк, говорю, нужен?
   -- Не знаю... -- растерялся Федя.
   -- А что это -- пыхтяк? -- спросил Назар.
   -- Это я пыхтяк, -- сказал Бравый Молодец. -- Так нужен или нет?
   -- Если ты, дядя, скажешь нам, где тут Лучшая Сторона, то, значит, нужен, -- дипломатично ответил Федя.
   -- Лучшая Сторона! -- расхохотался Бравый Молодец. -- Да лучше там, где нас нет!
   -- А почему ты наверху сидишь? -- спросил Назар.
   -- Это я не наверху, -- возразил Бравый Молодец. -- Это я на всех четырех сторонах.
   -- А зачем? -- спросил Федя.
   -- Уволили меня, -- вздохнул Бравый Молодец. -- Уволили и сказали: валяй на все четыре стороны! Вот и приходится валяться.
   -- Никаких у тебя четырех нету, а только одна, да и та вот-вот рухнет, -- сказал Назар. -- Здоровый такой, а не видишь.
   -- Да ну?.. -- изумился Бравый Молодец, не трогаясь с места. -- Сбежали, значит. -- И опять заладил свое: -- Пыхтяк нужен?
   -- А для чего он? -- спросил Федя.
   -- Да чтобы пыхтеть, -- ответил Бравый Молодец.
   -- А зачем? -- удивился Федя.
   -- Чтобы легче было, -- сказал Бравый Молодец.
   -- Кому? -- спросил Назар.
   -- Ну, которому тяжело, понятно, -- сказал Бравый Молодец. -- Вот давай поднимай, а я пыхтеть буду.
   -- Да зачем тебе пыхтеть? -- не мог понять Назар.
   -- Да чтобы пенсию* заработать, -- вздохнул Бравый Молодец.
  
   ----------------------------------
   *Когда не работаешь, а платят. (Примечание Бравого Молодца.)
  
   Федя сердито посмотрел на Назара.
   -- Ты зачем всякую ерунду придумываешь? -- возмутился он.-- Зачем нам какой-то пыхтяк?
   -- Да он сам придумался! -- возразил Назар. -- Что я с ним сделаю, когда он здоровый такой!
   -- Придумывай его обратно, он нам не нужен! -- заявил Федя.
   -- А мне нельзя обратно! -- засмеялся Бравый Молодец.-- Я уже туточки! А напирать будешь -- в профсоюз* пожалуюсь, что ко мне всегда не с той стороны подходят!
  
   ----------------------------------
   *Когда можно сколько угодно жаловаться, а от этого ничего не меняется. (Примечание Бравого Молодца.)
  
   -- Ты чего? -- раскрыл рот Федя. -- Это же сказка, а у тебя профсоюз какой-то!
   -- Да не я это вовсе! -- обиделся Назар. -- Это, наверно, твоя бабушка шутит!
   -- Ну, не буду, не буду! -- сказал неизвестно кто голосом Фединой бабушки, и Бравый Молодец куда-то подевался.
   -- Ладно, -- примирительно проговорил Федя. -- Бабушке ведь тоже хочется поиграть вместе с нами. Пусть она тоже иногда что-нибудь придумывает.
   -- Пусть придумывает, -- великодушно согласился Назар.-- Так даже интереснее, когда непонятно.
   Мальчики собрались дальше путешествовать по Волшебному Городу, как вдруг увидели ещё одно странное явление: какая-то сторона под узенькой остроконечной крышей тайком пробиралась позади других сторон. Она приблизилась к самой дальней стороне и пристроилась к ней под аккуратным прямым углом. Но едва только Дальняя Сторона заметила это безобразие, как загудела, затряслась от возмущения и закричала на всю округу:
   -- Оскорбили! Посягнули! Унизили!
   Чужая сторона под маленькой скособоченной крышей сконфуженно попятилась и понуро побрела дальше. Она чувствовала свое одиночество и несовершенство. Она искала друзей, чтобы ей помогли стать лучше. Но её не понимали и гнали прочь, а она терпела и надеялась.
   -- Чужая! Чужая! -- предостерегали друг друга стороны и брыкались, как злые лошади.
   -- Ты думаешь, она виновата в том, что никому не нужна?-- спросил Назар.
   -- Наверно, виновата, -- сказал Федя. -- Ведь она не лучше других, а даже хуже. Посмотри, какая у нее маленькая, кособокая крыша. А у других крыши крепкие и красивые.
   -- А по-моему, она хотела построить настоящий дом, -- проговорил Назар. -- Она и крышу наклонила, чтобы под ней получился балкон. А то эти смешные крыши вообще не нужны, на них только пыхтяки заводятся.
   -- Крыши -- это не главное, -- сказал Федя. -- У нас главное -- Лучшая Сторона.
   Мальчики огляделись и выбрали сторону под самой большой крышей. Когда они к ней подбежали, она оказалась мягкой и теплой, и едва до нее дотронулись, как она добрым бабушкиным голосом затянула песню про бродягу, который Байкал переехал, а навстречу ему родимая мать. От стороны веяло теплом, как от печки. Около нее хорошо было греться, отдыхать и вспоминать прошлые приключения.
   -- А я знаю, кто это, -- сказал Федя. -- Это Родная Сторона. Она теплая, как бабушка.
   Рядом с Родной Стороной медно блестела, как пятак, совсем тоненькая, хрупкая на вид сторона под чеканной медной крышей. Когда Федя и Назар к ней приблизились, в ней что-то щелкнуло, заскрипело, мальчиков поволокло куда-то вверх, потом швырнуло вниз и перевернуло с ног на голову. Что касается Феди, то он умел стоять и на голове. А Назар никак не мог сохранить равновесие, и его заносило то туда, то сюда.
   -- Чего это она? -- выговорил снизу Назар. -- Отсюда же всё наоборот!
   -- Наверно, это Оборотная Сторона, -- высказался снизу Федя. -- Давай обойдем её на руках, тогда она перевернет нас обратно.
   -- Давай!
   Мальчики пришагали на руках к тому месту, откуда их потащило сначала вверх, потом вниз. Оборотная Сторона без промедления перевернула их снова и очень обиделась, когда обнаружила, что люди стоят на ногах нормальным образом.
   -- Это нечестно! -- закричала Оборотная Сторона. -- Вы меня обманули! Как вам не стыдно!
   -- А давай её тоже перевернем? -- предложил Назар.-- Пусть сама вверх ногами постоит!
   -- Меня нельзя переворачивать! -- испугалась Оборотная Сторона. -- Я вся такая тоненькая! Я такая хрупкая!
   И она долго кричала, что ей нельзя и она не хочет, но её уже потянуло вниз и поставило на конек остроконечной железной крыши, которая блестела изнутри, как зеркало.
   На полированной поверхности вдруг сверкнули два увеличенных изумрудных глаза и шевельнулись огромные усы, а на другой половине мягко засветился оранжевый абажур.
   -- Ой... Ты тоже там! -- воскликнул Назар.
   -- И ты! -- закричал Федя. -- И бабушка! Смотри, все наши лица там!
   -- Значит, это Лицевая Сторона, -- определил Назар.-- И Порфирий там, и Ёрик где-то близко... Мы их сейчас найдем!
   -- Пошли, пошли скорее! -- заторопил Федя. -- А то Ёрик подумает, что мы про него забыли!
   Мальчики обежали все стороны поблизости. Они громко звали Ёрика и Порфирия, и кто-то вроде бы даже помяукал в ответ. Но найти никого не удалось.
   Федя и Назар вскочили на голубую дорожку, которая бежала в самый дальний конец Волшебного Города, и добрались до удивительной Деловой Стороны. Деловая Сторона состояла из маленьких голубых кирпичиков, которые то и дело перемещались и строились, группируясь то так, то этак. Мальчики сказали Деловой Стороне, что вот уже, не говоря о Ёрике и Порфирии, столько времени ищут Лучшую Сторону и никак не могут найти, что для них это важное дело, потому что нужно непременно показать себя с Лучшей Стороны, как велела Федина мама, и тогда замечательный пес Эрдель навсегда останется с ними.
   -- Все ясно, -- прервала их Деловая Сторона. -- Всё понятно. Всё будет сделано.
   Голубые кирпичики засновали быстрее, сгруппировались, перестроились, Деловая Сторона прокашлялась и четким голосом объяснила положение. Она сказала, что для того чтобы найти Лучшую Сторону, надо проложить к ней верный путь, а верный путь прокладывается дружными усилиями со всех сторон, но поскольку Противоположная Сторона все время оказывается напротив, а Правая не признает Левую, то приходится сделать вывод, что гарантировать* ничего нельзя, а следует начать все сначала.
  
   ----------------------------------
   *Не только обещать, но и выполнять. (Примечание Родной Стороны.)
  
   И Деловая Сторона рассыпала свои голубые кирпичики, так что наверху осталась одна крыша, и энергично начала строить себя сначала.
   -- Сказала бы сразу, что не знает, -- проворчал Назар.
   -- Интересно, а как на ней крыша держится? -- задрал голову Федя. -- Всё развалилось, а крыша висит!
   -- Подумаешь, висит! -- сказал Назар. -- На какой-нибудь невидимой стороне держится, вот и висит!
   -- Отойдем подальше, а то обрушится, -- сказал Федя.
   Мальчики попятились, сделали назад один шаг, другой, и другой почему-то получился длиннее, чем первый, а на третьем они даже поднялись в воздух, будто прыгали с шестом на мировом первенстве, а дальше их просто потащило, как будто они стали Жеками из шестого подъезда. Они оглянулись и увидели ещё одну сторону, издали очень симпатичную и привлекательную, разукрашенную голубыми бубликами и голубыми конфетами, с резными свесами под кокетливо изогнутой крышей. Что-то вкрадчивое и опасное было в этой стороне, и мальчики хотели вспомнить какое-нибудь волшебное слово, чтобы остановиться, но их уже прилепило к гладкой поверхности.
   Это было забавно -- висеть, как приклеенным, болтать руками и ногами и не падать. Федя и Назар хохотали, глядя друг на друга.
   -- Это Привлекательная Сторона! -- смеялся Федя. -- Она нас привлекла!
   -- Может, она магнитная? -- смеялся Назар. Ему нравилось находиться высоко и не падать. -- Может, она притягивает, как магнит?
   -- А интересно -- Порфирия она смогла бы притянуть? -- хохотал Федя, представляя притянутого Порфирия. -- Вот смеху-то! Фиша, Фиша!
   -- Мяу... -- жалобно донеслось сверху.
   -- Фишенька! -- обрадовался Федя. -- Ты всё-таки здесь?
   -- Это вы по сторонам бегаете, -- проворчал Порфирии,-- а я давно здесь.
   -- А что ты там делаешь? -- спросил Назар.
   -- Что я делаю... А глажусь! Глажусь и глажусь, просто сил уже никаких!
   -- Да кто тебя может гладить? -- удивился Федя.
   -- А вот! -- вякнул кот. -- Никого нет, а гладят... Деваться некуда!
   -- Тебе не нравится, что тебя гладят? -- засмеялся Назар.
   -- Это мне раньше нравилось. А сейчас... Я-яу-у!.. Я не могу против шерсти! Отпустите меня-у-у!..
   -- Ой, не могу!.. -- задохнулся от смеха Федя.
   -- Ой, все не могут!.. -- смеялся Назар.
   Привлекательная Сторона смеялась вместе со всеми. Когда мальчики совсем обессилели и могли только всхлипывать, Привлекательная Сторона сказала каждому по секрету, что может выполнить любое его желание.
   -- Чего ты хочешь? -- шепнула она Назару.
   -- Орехов! -- закричал Назар. -- Я хочу орехов, которые люблю больше всего!
   -- Каких ты хочешь орехов, милый Назар? -- шепнула Привлекательная Сторона. -- Грецких, лесных, миндальных, кедровых или арахисовых?
   -- И грецких, и лесных, и миндальных... Всяких! И кокосовых!
   И только Назар это сказал, как на него посыпались всякие-всякие орехи, и даже пролетел мимо тяжелый, как арбуз, кокосовый. Назар протягивал руку, ловил орешки, щелкал их крепкими зубами, а арахисовые шелушил пальцами и с удовольствием жевал.
   -- А чего хочешь ты, милый Тамтуттам? -- шепнула Феде Привлекательная Сторона. -- Чего ты хочешь больше всего?
   -- Собаку! -- весело закричал Федя. -- Больше всего я хочу собаку!
   -- Какую? -- спросила Привлекательная Сторона. -- Овчарку, дога, сеттера, спаниеля, колли, лайку или дворняжку?
   -- Овчарку! И дога! И всех! И дворняжку тоже! -- крикнул Федя. -- Я люблю их всех!
   В ту же минуту со всех сторон послышался оглушительный лай, и Федя увидел несущихся к нему разномастных собак. Тут были даже скотч-терьеры, пекинесы и чау-чау. Собаки уже заполнили свободное пространство перед Привлекательной Стороной, но всё прибывали и прибывали. Каждая хотела пробиться к Феде, потому что считала его своим хозяином, но ей мешали другие собаки, которые тоже считали Федю своим хозяином. Каждая была уверена, что должна быть единственной собакой и мгновенно возненавидела всех других. Начались ужасные драки.
   -- Прекратите! -- кричал Федя своим собакам. -- Сейчас же прекратите!
   Но собаки не слушались, потому что Федя не успел ещё выучить настоящих собачьих команд. Если бы он сказал им "фу!", то они, может быть, и перестали бы драться и кусать друг друга. Но Федя от растерянности крикнул совершенно противоположное:
   -- Фас!
   И среди собак началось жестокое всеобщее побоище, потому что все они решили, что защищают своего хозяина, и все проявляли чувство храбрости.
   -- Голубые собаки... Какая мерзость! -- прошипел под крышей кот Порфирий. -- Я всегда не мог терпеть этот отвратительный цвет, и недаром!
   -- А у меня орехи все сыплются и сыплются! -- с беспокойством проговорил Назар. -- По-моему, это уже не смешно. Меня вот-вот засыплет с головой... Что тогда будет, если с головой? Не надо мне столько орехов!
   -- А мне не надо столько собак! -- в отчаянии воскликнул Федя.
   -- Можно подумать, что мне очень надо, чтобы с меня сдирали шкуру! -- проворчал из-под крыши Порфирий.
   -- Надо что-то предпринять, -- сказал Назар. -- А то мы можем погибнуть.
   -- Конечно, можем, -- подтвердил Порфирий. -- Чего ещё можно ожидать от голубого цвета!
   -- Если эта штука как-то включается, то должна как-то и отключаться, -- сказал Федя. -- Надо заглянуть к ней внутрь и посмотреть, как она устро...
   То, что держало Федю до этого, внезапно прекратило его держать, и он шлепнулся в жесткую голубую траву, похожую на полынь.
   -- Фу!.. -- вскрикнул Федя, почувствовав боль в ушибленных пятках.
   От его возгласа голубые собаки мгновенно прекратили драку и завиляли своими длинными, средними, короткими, пушистыми, голыми, прямыми, колечком и всякими другими хвостами, а у кого хвоста не оказалось, завиляли туловищем. Ведь их замечательный хозяин сказал "фу!". А это, как знает любая собака, какого бы цвета она ни была, означает:
   -- Немедленно прекратить все, что ты делал! Смотреть хозяину в глаза! Ждать новой команды!
   И собаки прекратили, смотрели и ждали. "Это и в самом деле ужасно, что они все голубые, -- подумал Федя. -- Насколько интереснее, когда они все разноцветные!". И он сказал строго:
   -- Всем на место!
   Собакам хотелось ещё посмотреть на своего замечательного хозяина, но приказ есть приказ, и они стремглав кинулись его выполнять. Они разбежались по своим местам, и голубой город опустел.
   -- ..гите! ..ите! .. -- глухо донеслось из горы орехов.
   Федин друг Назар, уже с головой засыпанный орехами, взывал о помощи.
   Федя бросился разгребать кучу. С торжествующим грохотом сверзся из-под крыши замечательно-рыжий кот Порфирий и стал рьяно помогать раскопкам. Общими усилиями Назара быстро вызволили.
   -- Как тебе удалось сделать, чтобы эта противная сторона нас отпустила! -- отдышавшись, спросил Назар. -- До этого не отпускала, а тут прямо отшвырнула! Наверно, ты сказал что-то такое, что ей не понравилось?
   -- Конечно, не понравилось! -- злорадно воскликнул Порфирий. -- Тамтуттам собрался заглянуть к ней внутрь, только и всего!
   -- Значит, она не захотела, чтобы увидели её внутреннюю сторону, да? -- спросил Назар.
   -- Да ну ее! -- отмахнулся Федя.
   -- А я так любил орехи! -- вздохнул Назар.
   -- А я собак! -- вздохнул Федя.
   -- В другой раз жадничать не будете, -- проворчал Порфирий, брезгливо пытаясь причесать языком свою взлохмаченную шерсть.
   -- Фишенька, -- умильно протянул Федя, -- давай я тебе помогу, давай поглажу...
   -- Не-е-ет!.. -- заверещал Порфирий, отскакивая от Фединой руки и изображая что-то среднее между половой щеткой и ржавым серпом. -- Ф-ш-ш! Убедительно прош-шу! Без нежностей, если вас не затруднит!
   Но, боясь, что его просьба всё же затруднит, он отскочил ещё дальше и затаился в высокой голубой траве. И сколько Федя и Назар ни уверяли, что просто пошутили, вернуться к ним не пожелал.
   Мальчики взялись за руки и вышли из Волшебного Города. Перед ними лежала обширная Низменная Сторона, в середине которой простиралось болото. В болоте квакали голубые лягушки. Феде и Назару показалось, что голубые лягушки симпатичнее серых, и мальчики даже разговорились с одной из них.
   -- Здравствуй, Голубая Лягушка, -- сказали мальчики.
   -- Здравствуйте, отважные путешественники, -- сказала Голубая Лягушка.
   -- Что интересного у вас на болоте? -- спросили мальчики.
   -- На этот вопрос трудно ответить, -- ответила Голубая Лягушка. -- Потому что лягушкам интересно одно, а отважным путешественникам другое.
   -- А скажи нам, Голубая Лягушка, что это такое висит над вашим уютным голубым болотом? -- спросили мальчики.
   -- Это парит над нами Возвышенная Сторона, -- ответила Голубая Лягушка. -- Видите, как высоко она находится?
   -- Да, очень высоко, -- согласились мальчики. -- Какая она прозрачная и как сверкает! А для чего она существует?
   -- Ну, естественно, она существует для возвышения.
   -- И она только летает и никогда не разбивается? -- спросил Назар.
   -- Да, кариго, -- подтвердила Голубая Лягушка. -- Возвышенная Сторона не разбивается, но все же падает. Она не разбивается потому, что падает в болото.
   -- А что происходит потом?
   -- Потом она поднимается.
   -- Странно, -- сказал Федя, -- падать, чтобы подниматься. Разве нельзя подниматься и не падать?
   -- Нельзя, мальчик Тамтуттам, -- сказала Голубая Лягушка.-- Ведь всегда поднимаются над чем-то. А если не будет над чем подниматься, то кто же заметит, что ты возвышенный?
   -- А зачем быть возвышенным? -- спросил Назар.
   -- Чтобы презирать тех, кто живет в болоте, кариго, -- сказала Голубая Лягушка. -- Но это всего лишь мое частное мнение*, другие могут думать иначе.
  
   ----------------------------------
   *То же, что единоличное, всегда плохо кончается. (Примечание Голубой Лягушки.)
  
   Раньше голубые лягушки проводили на Возвышенной Стороне свой отпуск. Каждого, кто хотел, мы отпускали от забот нашей Низменной Стороны и даже освобождали от обязанности протирать бегущие дорожки. Но вот уже много времени, как никто не хочет возвышаться, а некоторые предпочитают в отпуск круглосуточно чистить наши дороги.
   -- Голубая Лягушка, а ты ничего не слышала о Лучшей Стороне? -- спросил Назар.
   -- Слышала, но никогда не видела, -- ответила Голубая Лягушка. -- Кое-кто считает, что Лучшая Сторона находится под нашими ногами.
   -- Но ведь здесь болото!
   -- В том-то и дело, -- сказала Лягушка.
   Она показала отважным путешественникам наиболее удобные кочки, по которым можно добраться до Возвышенной Стороны, если отважные путешественники этого пожелают, пожелала им счастливого возвышения и нырнула в голубую тину.
   Возвышенная Сторона как раз опустилась в болото, чтобы заправиться топливом, и Федя и Назар без всяких препятствий забрались на нее. И тут же услышали дрожащий от возмущения голос:
   -- Какая низость! Такая низость! Какая вокруг грязь! Как примитивно квакают эти дикие создания! Я задыхаюсь! Я гибну!
   Назару, который сам недавно чуть не задохнулся в куче орехов, стало жаль сторону, которая так страдает и мучается, и он посочувствовал:
   -- Зачем же вы опустились так низко? Вы же запачкали свою прозрачную поверхность голубой тиной!
   -- Да, да... -- прошептала Возвышенная Сторона. -- Теперь вы видите, как мне приходится мучиться, чтобы заправить двигатели болотным топливом. Мне, такой прозрачной и такой блестящей, приходится заправляться голубой болотной грязью!
   -- А вы не заправляйтесь, если вам не нравится, -- предложил Назар.
   -- О!.. -- прошептала, содрогаясь, Возвышенная Сторона.-- Никто... Никто меня не понимает! Даже вы... Такие отважные, такие путешественники!
   -- Что вы, что вы! -- поспешил Федя. -- Может быть, мы уже начинаем понимать... -- От Возвышенной Стороны у него шумело в голове. Возможно, впрочем, что это шумели наполненные голубым топливом двигатели.
   -- Ну, конечно, конечно! -- воспрянула духом Возвышенная Сторона. -- Разумеется, вы поймете! Только вы и можете понять! Всё дело в том... Да, да, в этом всё дело! Только в этом! -- восклицала и восклицала Возвышенная Сторона, ужасно и без перерыва страдая от собственных слов. -- Мои двигатели... Эта грязь... А я такая прозрачная и блестящая! И без этой грязи я не могу подняться! Разве это справедливо? Разве это честно? Разве это...
   Впрочем, голубой грязи Возвышенная Сторона набрала так много, что обнажились бледные корни голубых камышей, а голубые пиявки и голубые улитки-прудовики стали в панике зарываться в голубой ил. Наконец, Возвышенная Сторона взмыла вверх.
   Какому же мальчику не понравится лететь так быстро, да ещё подниматься при этом прямо вверх! Встречный ветер так и хватал за волосы и рубашки. И все было бы совсем замечательно, если бы можно было без помех любоваться сверху Волшебным Городом с остроконечными крышами. Но чем выше они поднимались, тем больше захлебывалась словами Возвышенная Сторона:
   -- Смотрите, смотрите! Как высоко я поднялась! Смотрите, смотрите! Никто в Волшебном Городе не может достичь таких высот!
   И это очень отвлекало мальчиков от Волшебного Города, который казался сверху таким маленьким и красивым, и заставляло любоваться одной только Возвышенной Стороной. А когда Федю и Назара насильно заставляли что-то делать, это им почему-то не нравилось, и они начинали сопротивляться изо всех сил.
   -- Как это прекрасно! Как возвышенно! -- болтала Возвышенная Сторона. -- Парить вот так над всем низменным и устремляться в будущее! Да, да, мы сейчас устремимся в будущее!
   Она стремительно увеличила скорость, и Волшебный Город скрылся в далекой голубой дымке.
   -- О, будущее! Сейчас начнется замечательное будущее! -- стонала Возвышенная Сторона.
   -- А почему вы думаете, что будущее начнется с этой стороны? -- осторожно спросил Назар, который предпочел бы полетать над остроконечными крышами.
   -- Ах, не мешайте! -- раздраженно воскликнула Возвышенная Сторона. -- Будущее начинается здесь потому, что мы здесь находимся. Если бы я направилась в другую сторону, будущее, естественно, находилось бы там. Разве не так, отважные путешественники? В любой точке, куда ты приходишь, наступает будущее.
   -- Тогда зачем забираться так высоко, если будущее всё равно настанет? -- удивился Назар.
   Но Возвышенная Сторона не успела ответить на этот вопрос, потому что Федя увидел впереди яркое желтое пятнышко и закричал:
   -- Это Ёрик! Это наш Ёрик!
   Возвышенная Сторона резко свернула в сторону.
   -- Не люблю этих новомодных штучек, -- заявила она.-- Выдумали какой-то желтый свет, хотя давно известно, что свет может быть только голубым.
   -- Но это Ёрик! -- воскликнул Федя. -- Его-то мы и ищем! Он тоже путешественник. Подвезите нас к нему, пожалуйста!
   -- Я не извозчик, -- обиделась Возвышенная Сторона.
   -- Тогда, пожалуйста, высадите нас, -- попросил Федя.-- Потому что нам пора продолжить отважное путешествие. Возвышенная Сторона совсем обиделась:
   -- Не могу же я, такая прозрачная и сверкающая, спускаться вниз только для того, что кому-то нужно сойти на землю!
   -- Тогда остановитесь, чтобы мы могли спрыгнуть, -- попросил Назар. -- Пожалуйста.
   -- Остановиться? Мне? Вы предлагаете мне остановиться? Остановиться только для того, чтобы какие-то путешественники могли спрыгнуть вниз? Ни за что! Никогда! Ничто не собьет меня с намеченного курса!
   -- Да ну ее... -- шепнул Федя, дергая Назара за руку. -- Давай спрыгнем, да и всё!
   Под ними как раз оказались две параллельные стороны, до которых было значительно меньше, чем до земли, и мальчики, не задумываясь, прыгнули вниз.
   Параллельные -- это когда пара, когда все время рядом, когда нельзя ни приблизиться, ни отдалиться. Федя спрыгнул на одну Параллельную Сторону, Назар на другую. Они обрадовались, что у каждого есть теперь по своей стороне, по которой так удобно бежать -- такие обе ровные и прямые.
   Казалось, что впереди Параллельные Стороны сливаются в одну, как рельсы, и сначала Федя с Назаром хотели добежать до того места, где всё сливается в точку, но потом поняли, что добежать до такого места нельзя, потому что его просто нет. Ведь с рельсами тоже так -- нигде вместо двух не образуется один, а всё время два и два.
   Скоро им надоело бежать порознь. Они остановились и заглянули в ров, который разделял Параллельные Стороны. Там было темно, и что находилось на дне, рассмотреть было нельзя.
   -- Давай ещё раз спрыгнем? -- предложил Федя.
   -- Давай! -- согласился Назар, но тут же спохватился: -- Стой! Ведь если мы спрыгнем ты со своей стороны, а я со своей, то окажемся по разные стороны и никогда не встретимся.
   -- Тогда давай спрыгнем в ров, -- сказал Федя. -- Там темно, но зато мы будем вместе.
   Так они и сделали. Встали друг к другу лицом, раскачались и вместе прыгнули в ров.
   Там оказалось не так уж и темно, потому что голубые стороны давали немного света. А самое главное было в том, что по дну, как речка, бежала твердая голубая дорожка. Мальчики вскочили на нее, и она понесла их в ту сторону, где совсем недавно светилась удивительным светом желтая лампочка.
  
   О Самой Большой Опасности - здесь
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"