Таллахасси Фосс: другие произведения.

Высший класс - Главы 9-16

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:



  
  Способность 9. Искренность.
  
  Дойдя до противоположного конца бассейна, Марат остановился неподалёку от знакомого угла и невольно вспомнил о Шраме.
  Несмотря на демонстративный прессинг, тренер очень быстро всё просчитал. И более того - не стал заострять всеобщее внимание, игнорируя до конца занятия. В отличие от той же инструкторши по Искусству. Такта у него было не занимать, что слегка не вязалось со сложившимся в голове Марата образом.
  Окружающие тут, похоже, отличались массой неочевидных характеристик. Марат хотел было дать зарок, что больше не станет судить по первому впечатлению, но понял, что это бесполезно. И решил просто быть чуть обстоятельнее и терпимее, не торопясь с выводами.
  - Чувствуешь запах? - неожиданно спросила вынырнувшая совсем рядом Вита, снова ухитрившись безраздельно завладеть вниманием.
  Марат какое-то время недоумённо пялился на неё, но затем, вроде бы, понял, о чём речь. Вода, да и само помещение бассейна насквозь пропахли непонятной химией, аналогов которой пока не попадалось. Но он уже настолько притерпелся, что даже перестал замечать. И если бы не слова одноклассницы, вряд ли бы усмотрел в этом что-то необычное.
  - В воду добавляют специальный дезинфицирующий состав. Его разработал один из наших. "Химик" - мы так его зовём. Правда, про него все только слышали, но никто ещё не встречал, - не то похвасталась, не то посетовала Вита, одним тяжёлым движением вытягивая себя на бортик. - Между прочим, плавание в ней можно считать оздоровительной процедурой...
  Разговор начинал медленно перетекать в русло продуманной агитации. Марат не дюжим усилием задушил желание поморщиться.
  - ...Подчищает нашу кожу от микробов. А вот природные секреты не трогает. Мы ещё, правда, не определились с тем, насколько безопасно потреблять её внутрь. Вроде бы ничего страшного, если случайно сделаешь пару глотков, а вроде, если переборщишь, может и живот прихватить. Щит однажды нахлебался - так мы потом всем скопом нижние лестницы скребли!
  Улыбнувшись одними уголками рта, Марат убедительно доказал, что юмор ситуации оценил, но и предупреждение к сведению принял. Не найдя ничего лучше, он уселся поодаль и принялся наблюдать за плывущей вдалеке Токсик. Виту такой расклад явно не устраивал и, немного поёрзав, она наконец решилась внести предложение:
  - Тебе не обязательно сегодня плавать. Просто посиди тут, рядом со мной, - с этими словами она беспечно похлопала ладонью по бортику и даже слегка отодвинулась в сторону. Словно предлагала не нависнуть над пропастью, а усесться на деревянную лавку под вишней.
  Какое-то время Марат раздумывал, попеременно борясь с параноидальными мыслями о том, что его хотят ненароком столкнуть, и собственной гордостью, не позволявшей пугаться невинного приглашения от обычной девчонки. Разумеется, будь на её месте парень, можно было без колебаний отказать, ни на секунду не сомневаясь, что тот непременно попробует утопить. Но Вита, вроде, выглядела достаточно безмятежно и не лучилась нездоровой искренностью, которая с лёгкостью выдаёт подвох.
  - Да брось! - наконец протянула одноклассница, видя, что Марат колеблется. - Разве не классно будет побултыхать ногами?! Это же, как тигр в клетке. Оп! - она легко подцепила край ребристой глади и взметнула волну ярких брызг. - Можешь бряцать палкой по прутьям, а он ничего не сделает.
  Пока новичок обдумывал сообразность сравнения, Вита утомлённо причмокнула и, зачерпнув горсть воды, швырнула в него:
  - Не хочешь мокнуть? Так я сама тебя намочу!
  Марат фыркал, плевался, тряс головой, закрывался руками под непрекращающимся потоком водяных шлепконв, но от воодушевлённой Виты спасти не могло ничего. Даже накидав приличную лужу, в которой он теперь понуро обтекал, девчонка не остановилась, безоговорочно решив вычерпать весь бассейн.
  - Ладно-ладно... - проворчал Марат, капитулируя, и нехотя подобрался ближе.
  Ему казалось, что от загадочного биосостава кожа начинает неприятно зудеть. Неторопливо стряхнув самые крупные капли, он счёл за лучшее убраться из лужи на более-менее сухой участок возле бортика.
  - Видишь, ничего страшного! - радостно заявила Вита и переливчато рассмеялась.
  "Это для тебя", - хотел возразить Марат, но передумал, непроизвольно замерев.
  Взгляд запутался в сверкающих волнах. Дно неглубокого края, над которым они сидели, казалось совсем близко. Ловушка была очевидной - светлая плитка бассейна специально дарила обманчивое успокоение.
  - Не беда, что плавать не умеешь, - довольно проговорила Вита, оглашая диагноз. - Мы все быстро научились. Ну, кто не мог.
  - Я умею, - задумчиво отозвался Марат, не отрывая взора от коварной ряби.
  Повисла гнетущая тишина.
  Вита настолько поразилась, что даже смолкла на несколько минут, что было ей практически не свойственно. Выпрямившись, она открывала и закрывала рот, терзаемая штормовой волной негодования.
  - Так какого ты... - начала распаляться девчонка, однако Марат тут же пресёк головомойку коротким пояснением:
  - Вода, - заявил он веско, словно вкладывал в это слово особый, оскорбительный смысл. И зыркнул в бассейн с такой ненавистью, будто хотел, чтоб всё его содержимое заплесневело. - Я её недолюбливаю.
  Сидевшая с раскрытым ртом Вита, поражённая бесцеремонностью, выдала громогласное "Пф-ф-ф!". Ей было невдомёк, при чём здесь какие-то привязанности, когда речь идёт о развитии необходимых навыков.
  Широко размахнувшись, она со всей силы шлёпнула Марата по спине, очевидно, намереваясь столкнуть в бассейн.
  Марат основательно покачнулся, но усидел. Медленно распрямив спину, он тяжело повернулся к девчонке с сумрачным видом, выдававшим в его обладателе самые негуманные намерения.
  - Как же ты душ-то принимаешь? - скороговоркой поинтересовалась Вита, сдав по тормозам.
  Она заискивающе улыбнулась, стараясь воплотить саму невинность, и на всякий случай грустно хлопнула ресницами, намекая, что мстить ей не следует. И вообще, полагается прощать маленькие женские шалости.
  - Быстро! - огрызнулся Марат, справляясь с монументальным позывом притопить разок чертовку для острастки.
  Тема была ему неприятна. Но гораздо неприятнее была пустоголовая деваха, никак не желающая понимать, что и у него могли иметься проблемы, о которых трезвонить направо и налево не хотелось.
  - Умение плавать необходимо, - отрезала Вита, увидев, что красивые глазки не прокатывают. - Хотя бы для того, чтобы в случае чего ты мог себя спасти.
  Настал черёд Марата презрительно фыркать. Он резко отвернулся и, демонстративно наклонившись, с лёгкостью подцепил рукой ближайшую нитку разделительных поплавков. А затем яростно шлёпнул ей по воде.
  Пороть стихию было, разумеется, бессмысленно, но сейчас проклятая жидкость напоминала ему о собственном бессилии.
  - У нас есть способности, - наконец выплюнул он с омерзением, продолжая сверлить взглядом возмущённо плескающуюся поверхность.
  - А если от них не будет толку? - возразила Вита и с полыхающим чувством собственной непогрешимости продолжила наседать. - Представь, что наш вертолёт терпит крушение над океаном. И что? Пойдёшь ко дну или будешь плыть? Как тебе способности помогут?
  - Помогут свалить из вертолёта ещё до того, как он взлетит! - вынес вердикт новичок, злобно ухмыльнувшись. Он-то понимал, что провернуть этот финт кому-то ещё вряд ли удастся.
  - Глупости! - констатировала Вита и гордо передёрнула плечами. - С боевого задания не сбежишь.
  - Да разве нас до них допустят? - тоном любящего папаши пропел Марат, вразумляя беспечное дитё, по недоразумению решившее, будто оно здесь ради привнесения в мир высшего блага.
  - А ты думаешь, тут задарма кормят?! - изумилась девчонка настолько искренне, что Марат опешил.
  Отправляясь сюда, он воображал, что научится рано или поздно использовать собственные силы если не с пользой, то хотя бы с узаконенной выгодой. Но вместо этого всё, что пока уяснил - их не столько собирали здесь обучаться, сколько держать под надзором.
  Вымотать, дать отоспаться, создать видимость школьной жизни и снова вымотать. Чтоб даже и не думали применять свою силу где-то ещё, кроме специальных клеток. Колоритный, эдакий, зоопарк с неплохими условиями для зверюшек и какой-никакой занятостью.
  - Разве не заметил? Мы же не простая группа учеников! Сам посуди... - Вита подалась вперёд. - Сколько нас сейчас?
  Казалось, вопрос содержит подвох, поэтому Марат на всякий случай перепроверил на пальцах и, настороженно заглянув в горящие неуёмным ажиотажем глаза, осторожно произнёс:
  - Шестеро.
  Усердно закивав, Вита принялась развивать идею, эмоционально жестикулируя:
  - Точно! А сколько дорожек на стадионе?
  - Тоже шесть, - нехотя признал новенький, не понимая, куда она клонит.
  Совпадение он заметил и сам ещё в первый день, однако особого значения не придал.
  Вита тем временем обвела рукой чашу бассейна и торжественно провозгласила:
  - И тут ровно шесть. И мест за каждым столом в буфете тоже шесть. И число комнат на крыло кратно шести. Шесть планшетов у старосты. Шесть квадратов в спортзале. Даже коек в ряду процедурного кабинета и то шесть! Ровно!
  - Подумаешь, - любимое число организатора шарашки... - Марат не видел причин сдаваться на откуп притянутому за уши символизму.
  Сокрушённо покачав головой, его собеседница решительно хлопнула в ладоши и сунула ему под нос растопыренную пятерню, дополнив её указательным пальцем другой ладони.
  - В каждом классе шесть человек. Всего шесть. Не больше. И всё, что нас окружает, подогнано под такое значение. Это ведь не характерно для обычной школы, верно?
  Слегка поморщившись, Марат озвучил другую версию, полностью перекликающуюся с его первоначальными опасениями:
  - В маленьких группах за нами просто легче следить.
  "И контролировать", - чуть было не брякнул он следом, но вовремя прикусил язык. Громогласно выдавать собственные подозрения в его планы пока не входило.
  - Не без этого, - с лёгкостью согласилась Вита. - Вот только почему же нас тогда распределяют не как попало?
  Склонив голову, Марат внимательно прислушался. Девчонка говорила о том, о чём он, признаться, не слишком-то размышлял, только фоном удивляясь разношёрстности состава.
  - Не обратил внимания? - пытливо поинтересовалась Вита, и, не дожидаясь ответа, тут же пояснила, гордясь своей сообразительностью. - Мы же самый натуральный боевой отряд! И у каждого из группы своя сила и своя специализация! Я тоже не сразу поняла, а потом присмотрелась к другим классам, и всё. Всё стало ясно. Деление по шестёркам на курсе очень похожее... Эта информация не слишком-то разглашается, но ведь никто не запрещал думать головой. Поэтому, все после первой недели уже обычно знают, какая роль в команде им отведена.
  Марат посмотрел вверх, щурясь от яркого света потолочных ламп, и взлохматил слипшиеся от влаги волосы.
  Неужели действительно во всём, что с ним происходило, имелся свой резон? Такими темпами скоро выяснится, что и занятия по музыке вовсе не настолько бесполезны, как до этого казалось.
  Вита, конечно, говорила складно. В её слова даже хотелось верить. Но Марат не мог отвыкнуть от постоянного ожидания подвоха.
  Кто знает, может, местным обитателям просто приятно было думать, что они есть нечто большее, нежели горсть человеческих личинок. С такой верой жить становилось комфортнее.
  Однако, собственный опыт подсказывал, что поиски скрытых смыслов до добра не доводят. За лишние знания вполне могли прибить. И не только потому, что требовалось соблюдать секретность, но и потому, что многие истины были просто неудобны.
  - Прибывших зачастую отправляют в новые классы вместо того, чтоб доукомплектовывать существующие. Почему? Зачем? - продолжала Вита, не обращая внимания на некоторую недоверчивость собеседника. - А ведь всё элементарно! В существующих классах их способности не нужны - там уже есть кто-то со схожими умениями. Поэтому вместо усиления старой боевой единицы, они образуют новую.
  - А какая у тебя специализация? - перебил Марат, намереваясь проверить, насколько сама девчонка доверяет излагаемой теории.
  Вита радужно рассмеялась и посмотрела на него с таким восторгом, словно о более благодарном слушателе нельзя было мечтать.
  - Не верю! Всё ты уже понял, - задорно хохотнула она. - Я - командный медик.
  Не удержавшись, Марат улыбнулся. Действительно, он успел прощёлкать в голове, кто кем мог являться в их небольшой группе.
  - Поэтому, кстати, я сейчас здесь, - с отчётливым удовольствием сообщила Вита. - Медик должен обязательно присутствовать на занятиях в бассейне. Чтобы было, кому квалифицированно откачивать утопающих.
  - Но ведь Токсик хорошо пла...
  - Токсик не медик! - резко возразила уязвлённая одноклассница, и Марат счёл за лучшее замолчать. Видимо, между специальностями существовали свои трения, в которые лезть лишний раз не стоило.
  - Но это не значит, что она не важна, - поправилась Вита, недовольная собственной реакцией, недостойной её величественной, архигуманной профессии.
  - И кто же наша доблестная староста? - подбодрил Марат, подпирая кулаком висок.
  Местная иерархия способностей становилась для него всё интересней. Может, здесь даже существовали некие тайные общества по навыкам. Было бы занимательно взглянуть на них со стороны...
  Каверзно улыбнувшись, Вита посмотрела на размеренно плывущую под водой изящную тень с дальней дорожки, и, задиристо хмыкнув, с вызовом произнесла:
  - Токсик - аркана. Мастер ловушек. Отвечает за минирование территории, так сказать. Может пригодиться, когда будем разбивать лагерь или укрепляться на захваченном объекте. Только наша Токс ещё и в нападении спец. Щит и то с ней пока не всегда справляется. Кстати, о Щите... - Вита забавно почесала пальцем кончик носа, собираясь с мыслями, и выдала разоблачающую триаду. - Это же ведь не просто кличка, но ещё и его специализация. Долго не думал - назвался в честь основного умения. Его работа - прикрывать нас. Пока, правда, более-менее получается только от физических воздействий, но они с Токсик работают и над химией.
  - Не видел, чтоб они занимались... - пробормотал Марат, утрамбовывая получены знания.
  - Ещё увидишь. Мы часто меняемся, чтоб приноравливаться к разным типам атак, - назидательно возведя палец к потолку, заявил восторженный оплот всех медсестёр. - "Всесторонне развитие - залог сильного и умелого бойца!" - умело имитируя пафосный бас, насмешливо проговорила Вита, явно подражая кому-то из преподавателей. Марат даже поставил бы на то, что передразнивает она Шрама.
  Если следовать предложенной одноклассницей модели, основной ударной мощью их маленького подразделения по всем параметрам являлся Игнис. Это разом объясняло и его неуёмную браваду, и повышенную задиристость. По прикидкам Марата, именно так вели себя в спортивных командах центральные нападающие.
  Вита, заслышав сравнения, одобрительно хмыкнула и внесла уточнение, что таких буйно-ориентированных в официальной терминологии раньше называли атакерами. Правда, тогдашние арканы вознегодовали на этот счёт, требуя, чтоб на "А" начиналась только их группа. Поэтом на условных схемах игнисовских коллег с некоторых пор стали обозначать буквой "Б", а их самих именовать "бойцами". Но и старое название ещё оставалось в ходу.
  О собственной роли Марат всё понял без подсказок, поэтому допытываться о деталях и исторических корнях не стал. То обидное сравнение с грызунами, мелькавшее с первых дней, явно произносилось недаром. Но самовеличаться так никакого желания не было. А уж тем более этим гордиться.
  Поэтому, не дожидаясь, когда Вита примется расписывать абстрактные достоинства его роли, Марат быстро перевёл разговор в особенно волнующее русло:
  - А Тохарани кто? - небрежно осведомился он, изо всех сил делая вид, будто интересуется сугубо в рамках темы.
  То, что он собирался использовать эту информацию в корыстных целях, Вита ни за что не должна была заподозрить.
  - Да-а-а... кинетик, - как-то странно среагировала одноклассница. - Что-то вроде разведчицы. Мы думаем, её основная обязанность - отвечать за перемещения команды. Но наша разведчица... - невесело усмехнувшись, Вита в упор посмотрела на новичка, - ...какая-то не совсем правильная.
  Вот с этим утверждением Марат был склонен согласиться без обиняков. У него сложилось впечатление, что Хара способна не только спокойно довести всех к месту назначения, но и собственноручно его зачистить, не оставив ни единого шанса порезвиться одноклассникам. Как будто всю жизнь сознательно готовилась к одиночным миссиям, целенаправленно сторонясь остальных и пренебрегая работой в команде.
  - Но человек она не плохой. Вроде бы... - как-то неловко закончила Вита свой монолог и невидящим взглядом уставилась на воду. А затем вдруг, без предварительной подготовки, соскользнула в бассейн под едва различимый всплеск.
  - Попробуй, - проникновенно попросила она, выныривая и жалобно заглядывая Марату в глаза.
  Тому привиделась на её месте говорливая русалка, уже отчаявшаяся заманить очередного матроса в океан. Выглядела при этом одноклассница так нарочито немощно, словно была готова пойти на дно в случае отказа в тот же момент.
  - Не могу, - сварливо буркнул Марат, отворачиваясь.
  Вита поймала его своим разговором в ловушку. Невзначай предоставив откровенность, сейчас она молчаливо требовала её взамен.
  - Не хочешь! - негодующе возразила девчонка, обижаясь не то на ложь, не то на стойкость обороны.
  Новичок отпираться не стал и даже согласно кивнул, чем возмутил её ещё сильнее. Однако недовольное сопение и капризы нужного эффекта дали.
  - Если бы не мог, - презрительно бросила Вита, отворачиваясь, - тебя бы сочли калекой и обычные вещи делать не заставляли. Здесь никогда не требуют невозможного, Юн. А если что-то и требуют, значит это нам по силам. И ты не исключение. Каким бы уникумом ни был.
  Она фыркнула и повернулась спиной, выражая всем своим видом полнейшее наплевательство на дальнейшую судьбу такого бесхребетного нытика.
  Марат дёрнулся, словно ему влепили хорошую оплеуху. С одной стороны, его бесил тот факт, что девчонка рассуждает о вещах, в которых ничего не смыслит, с другой, если она была хоть немного права, и преподаватели действительно знали, что делали...
  Вита начинала терять терпение. Она уже не представляла, как можно справиться с этим упрямцем и подспудно начала настраиваться на долгий разговор с Токсик насчёт иных методов воздействия, как вдруг из-за спины нерешительно донеслось:
  - Моя сила... - Вита с надеждой обернулась, всем своим видом показывая, что готова выслушать и поверить в любую, даже самую невероятную версию. Новенький тягостно молчал, очевидно, собираясь с мыслями и пытаясь подобрать наиболее правильную формулировку. А затем, подняв голову и спокойно взглянув на взволнованно замершую одноклассницу, с едва уловимой горечью пояснил. - ...Она с жидкостями конфликтует. Я могу умереть, - просто и безнадёжно подвёл он итог своему молчанию.
  Бездушный плеск воды скрадывал образовавшееся затишье. Растеряно ухватившаяся за поплавки Вита не знала, что сказать.
  Веры в адекватность решений конторы она не растеряла. Вот только обосновать своё убеждение сейчас затруднялась.
  - Это тебе на обследовании сказали? - спустя некоторое время всё же поинтересовалась она, сочувственно поглядывая снизу-вверх.
  Марат неопределённо мотнул головой. Запузыривать себя в колбу для подтверждения теории он не дал, а внешние тесты правоту полностью подтверждали. И тот факт, что после всех проверок вояки таки загнали его в бассейн, полностью обескураживал.
  - Нет! - вдруг решительно заявила Вита, энергично поднимая руками большую волну. - Тут что-то не так. Если тебе велели заниматься, значит, ограничения можно как-то обойти. Поверь, я знаю, - немного поколебавшись, она полушёпотом добавила. - У меня дополнительные в лабораториях. Мы там всякое-разное в нашем строении изучаем. Мне как-то одним глазком дали глянуть на часть досье. Раз уж ты здесь, значит клиника не про тебя.
  Недоверчиво взиравший на неё Марат нахмурился и задумчиво посмотрел на собственные ладони.
  Если допустить, что сюда его направили как раз для тренировок дара, действуя от обратного, то слова Виты обретали смысл. Неужели и правда таким радикальным методом ему всего лишь пытались помочь?
  - И вообще, как же ты тогда ешь, пьёшь, моешься?! - продолжала развивать мысль одноклассница, начиная нервно плавать туда-сюда подле бортика. - Ведь напитки как-то перевариваются!
  - Объём не тот, - отозвался давно выяснивший эту деталь Марат, на всякий случай внимательно следя за действиями девчонки. Вдруг её снова озарит благая мысль зашвырнуть его в бассейн?
  Однако Вита от новых провокаций отказалась, вместо этого наворачивая взбудораженные круги и продолжая размышлять вслух.
  - Ага! Значит, всё дело в количестве! Но! - она резко замерла и ткнула пальцем в озадаченно моргнувшего новичка. - Ты сказал, что моешься быстро. Значит, важен ещё и срок контакта.
  Сейчас одноклассница своим неуёмным энтузиазмом настолько напоминала Неу, что Марат невольно зажмурился. Если так пойдёт и дальше, она сделается попросту социально опасной. Эксперименты ставить начнёт...
  - Мокрый! - прервал его размышления радостный возглас.
  Вита подскочила в воде, обдав горой брызг и, нырнув обратно, радостно захлопала в ладоши. Выразительно хлюпнув носом, Марат подумал о том, насколько к месту пришлось слово "эксперименты".
  - Смотры, ты же мокрый! Но при этом вполне живой! Вода для твоего организма не яд и не кислота.
  - Я, как бы, в курсе, - парировал Марат, решительно проводя ладонью по лицу, чтобы убрать торопливо стекающие капли.
  При этом он истово пожалел, что его способности не предусматривали возможности безвредно зарыть жертву в стене на пару-тройку часов. А то однокласснице явно требовалась живительная доза чего-нибудь усмиряющего.
  - Так за чем дело стало?! Вперёд! - нагло заявила девчонка, даже не подозревая, что лишь по воле провидения избежала посильного перевоспитания.
  - Куда? - не понял новенький, незаметно отползая подальше от края бассейна.
  Чутьё подсказывало, что разошедшаяся Вита теперь уж точно не отстанет.
  - Как это "куда"?! - возмутилась та, обнаружив намечающееся бегство. Яростным рывком втащив себя на бортик, она с видом почуявшей добычу кикиморы потянулась к пареньку, приговаривая. - Будем пробовать! Ты же не хочешь, чтобы все наши усилия пропали даром? А ну полезай в воду! Я время засеку - не пострадаешь.
  - Вот уж дудки! - выкрикнул Марат и стрекотнул прочь.
  Однако собственное умение бегать по мокрому полу всё же переоценил.
  Вместо того, чтобы рвануть к стене, он поскользнулся и, больно приземлившись на локти, весьма удачно для Виты поехал в противоположном направлении. Небрежно вытянув руку, с милейшей улыбкой, маслянисто перекатывающейся на губах, ей только и оставалось, что скорректировать лёгким рывком траекторию.
  Бессильно скребя пальцами по мокрой плитке, изрядно паникующий Марат стремился навстречу неизбежности...
  Ш-ш-ш-шух! Бултых! Вода пошла пенными пузырями, увлекая на дно недовольное тело.
  С чувством собственного достоинства и гордостью за однозначную победу, Вита пристроила локти на край на принялась неторопливо отсчитывать секунды, безмятежно улыбаясь. Новенький всплывать не торопился, конвульсивно бившись где-то у прозрачной поверхности.
  - Ты там как, живой? - демонстративно зевнув, поинтересовалась Вита, с трудом скрывая скепсис.
  Она прекрасно видела, что опасения мальчишки не оправдались и он вполне здоров, по крайней мере пока. Но посмаковать собственную правоту хотелось неимоверно. Ей даже пришлось повысить голос.
  Истерические судороги возле бортика прекратились. Над поверхностью всплыла плюющаяся голова, изрыгающая проклятья и раздающая длительные путёвки с витиеватым адресом.
  - Осторожней надо быть, - сложила брови домиком Вита и покровительственно вздохнула, снимая с себя всю ответственность за инцидент. Марат весьма явственно зарычал.
  Пришлось усилить натиск милосердия.
  Осторожно подплыв ближе, Вита под предлогом осмотра на предмет травм быстро ощупала большую часть пациента, чем ввергла того в ступор.
  Поражённо замерший Марат тут же едва не пошёл ко дну. Однако был оперативно подхвачен Витой и перенаправлен ближе к лестнице.
  - Ну, ты!.. - наконец, отдышавшись, удалось выразить ему свою флагманскую мысль.
  Но Вита, вместо раскаяния, причитающегося виновнице всех бед, наоборот, придвинулась вплотную. Едва не касаясь его лица носом, она пристально посмотрела в глаза и заявила: "Зрачки в норме. Сотрясения нет".
  - Вижу, наметился прогресс? - неожиданно раздался зловещий голос за спиной.
  Это стало последней каплей. Враждебная среда, неуёмная Вита, а теперь ещё и стелс-пехота сделали своё дело.
  Разъярённо завопив, вконец замордованный Марат пулей взлетел по короткой лестнице, прорываясь из окружения, и, с благодарностью врезавшись в родную в своей незыблемости стену, бессильно сполз на пол.
  - Токсик! - укоризненно воскликнула Вита, мгновенно лишившаяся своей власти над подопытным организмом. - Ну зачем подкрадываться-то?!
  Староста, неслышно приблизившаяся мгновение назад, посмотрела на неё с бескрайним непониманием.
  Мгновенно сообразив, что та не специально, Вита разочарованно махнула рукой и вдохнула.
  Токсик имела неприятную привычку передвигаться практически бесшумно, причём ухитрялась делать это даже в воде. От чего все первое время и страдали. Пожалуй, привыкание к появляющейся рядом буквально из ниоткуда старосте можно было приравнять к своеобразному посвящению.
  - Надо быть сдержаннее, - отрезала Токсик, своим видом являя пример каноничного хладнокровия.
  Вита радостно прыснула в кулак, сверкающими глазами посматривая на новичка. Тот обречённо вздохнул и вяло помотал головой. Пытаться вразумлять ещё и старосту ни сил, не желания у него не было.
  - Не все же такие невозмутимые, как ты, Токс, - всё ещё улыбаясь, напомнила Вита и постаралась натянуть на себя относительно серьёзный вид. Удалось ей это с большим трудом.
  Впервые на лице Токсик отразились какие-то намёки на сарказм. Похоже, фраза, произнесённая устами несдержанной Виты, позабавила её. Но практически мгновенно, староста снова помрачнела и зыркнула из-под бровей на новичка.
  - Уже рассказал? - сосредоточенно осведомилась она, не обращая внимания на ревностно метнувшийся в её сторону взгляд одноклассницы.
  Сперва не понимавший, о чём идет речь, Марат вдруг напряжённо застыл и покрылся нервными мурашками. Ему показалось, что темпера вокруг резко упала. Ледяной холодок пробежал по спине. От влажной стены пришлось резко отстраниться.
  Токсик знала. Она знала всё с самого начала! Но почему-то хотела, чтобы поведал он о своих проблемах сам.
  Марат настороженно наблюдал за старостой, безмятежно покачивающейся на поверхности. Та отвечала ему отрешённым взглядом, молчаливо подтверждая все выводы. Естественно, она послушалась Виту! Это же было попросту выгодно - незаметно помочь им обоим найти общий язык и, может быть, выход из ситуации.
  Вот хитрая бестия! Сумела грамотно и без лишних усилий привести всё в нужное русло. Марат восхищённо усмехнулся и слегка наклонил голову в знак признания заслуг. Он был благодарен хотя бы за то, что староста подарила ему возможность выбора, не рубанув в лоб при посторонних о своей просвещённости в вопросе. А добровольный выбор в этом заведении дорогого стоил.
  Интересное, всё же, у неё было отношение. Вроде бы безразличное, а вроде бы и нет. Не слишком гуманное, и в то же время довольно лояльное к чужим недостаткам.
  - Как ты поняла? - решил на всякий случай уточнить Марат, меланхолично улыбаясь.
  Но ответа на свой вопрос так и не услышал. Токсик плавно оттолкнулась от бортика и медленно поплыла к вышкам. Выглядело это так, будто свою работу на сегодня она уже сделала, а все детали решила оставить на потом.
  - Она же староста, - грустно откликнулась Вита, смотря вслед.
  По интонации было не разобрать, то ли она гордится Токсик, то ли завидует, то ли вовсе радуется, что её-то эта участь миновала.
  - Ты вообще человек?! - громко, но беззлобно крикнул Марат, всё ещё надеясь получить ответ хотя бы на один вопрос, мучавший его с самого первого дня.
  - Нет, - сквозь плеск воды послышался издалека безразличный голос. - Так же, как и ты.
  Эта фраза Марата слегка покоробила.
  Звучало так, будто Токсик для себя всё давно решила и теперь просто неспешно следует приказам, не пытаясь думать о том, какой её жизнь могла быть, сложись всё иначе. Вероятно, текущее положение вещей её даже устраивало. Всё чётко, понятно, с конкретно обрисованными целями и задачами. В точности, как любит.
  Вот только Марат указаний о том, как следует жить и поступать хронически не одобрял. И растительно существовать согласно чьему-то плану желания не имел.
  - Она уже смирилась? - негромко обратился он к Вите, огорчённо глядя старосте вслед.
  Одноклассница повела плечом и, подплыв ближе, прислонилась спиной к бортику, невзначай отвернувшись от собеседника.
  - Она была первой из нас... - проговорила Вита после недолгого молчания. - Первым всегда тяжелее. Ты знаешь, как назначают старост?
  Помотав головой, Марат посмотрел на затылок девчонки и только потом сообразил, что она этого не видит.
  Однако та всё прекрасно поняла сама и, осторожно толкнув ладонью воду, тихо пробормотала:
  - Разумеется не знаешь. Откуда тебе...
  Впервые на памяти Марата, она говорила с такой серьёзностью. Он даже ощутил себя немного виноватым в том, что пока в ситуации толком не разбирается. Но поделать всё равно ничего не мог. Эти знания можно было получить только от одноклассников. И, судя по индифферентному отношению других обитателей общежития, альтернативных источников не существовало в принципе.
  - Помнишь, что я говорила про новеньких? - продолжила Вита, внимательно следя за тем, чтобы Токсик не слышала разговора. - Их часто направляют в другие группы. Так вот, старостой нового класса назначают того, кто стал первым. Их не спрашивают. Их не выбирают. Им приказывают, и ослушаться они не имеют права. Конечно, у такого положения есть определённые привилегии, но чаще оно приносит одни проблемы. - Одноклассница бросила взгляд через плечо, проверяя, насколько внимательно её слушают. - Как, вот, с тобой, например. А она ведь нянчилась с каждым из нас. Подумай, сколько сил после такого останется на самого себя?
  Не найдя, что ответить, Марат обхватил колени и задумчиво посмотрел в бассейн.
  Пожалуй, следовало попробовать нырнуть ещё раз, но теперь внимательно следить за собственными ощущениями. В конце концов, первое погружение он пережил. Так зачем теперь отрицать очевидное - для него нашли выход. Вита ведь рассказывала про Химика. Наверняка незримый гений, основываясь на результатах обследований, изобрёл какую-нибудь спецхлорку, которую отныне подмешивали в воду, чтобы та не навредила новенькому. Заботливые какие.
  Это, вроде бы, злило, потому что Марат явственно ощущал, что его банально пытаются подогнать под общий шаблон, любой ценой вдолбив стандартные навыки. Но в то же время, собственная уязвимость не нравилась ещё больше. И вряд ли бы он сумел так быстро избавиться от неё на воле.
  К тому же, если отказаться, то его наверняка утопят сами одноклассники, чтобы у старосты больше не было проблем. Как бы Токсик себя не вела, ей доверяли и слушались, даже если это означало наступить на горло своему мнению.
  - Резюмируем! - неожиданно весело хлопнула в ладоши Вита, чем моментально вышибла новичка из гнетущего ступора. - Погружаться тебе можно - раз. Непродолжительное время - два. Под чьим-то контролем - три. Неглубоко, недолго, собрано. Поехали!
  - Может, не сегодня? - со слабой надеждой пробормотал Марат. Получилось неубедительно.
  Вита замотала головой и решительно повернулась.
  - Токсик! У нас измена! - радостно завопила она на весь бассейн.
  Множественное эхо ударило по ушам с такой силой, словно отчаянно пыталось вышибить Марату последние мозги. Горестно зашипев, он обхватил голову руками и, глянув на буянящую одноклассницу, гневно рыкнул: "Ты чего орёшь?!"
  Но воззвать к совести не удалось. Войдя во вкус, Вита отплыла от бортика и, повелительно выставив вперёд руку, скомандовала:
  - В воду!
  Но, обнаружив, что рвения новичку это не прибавляет, высунула язык и хитро добавила: "Трусишка!"
  - Клевета, - невозмутимо возразил Марат. Но тут же усмехнулся и, в свою очередь, заявил. - Прилипала.
  - С точки зрения стороннего наблюдателя, вы друг друга стоите, - послышалось неподалёку.
  Увидев подплывшую старосту, Марат поражённо чихнул. Токсик выглядела так, словно сейчас нарушила все негласные табу и посмела пошутить.
  "Женщины..." - нарочито сварливо пробормотал новичок, медленно поднимаясь с пола и направляясь к лестнице у края бассейна.
  Глянув сверху вниз на двух требовательно замерших девчонок, он устало хрустнул шеей, и выдержав причитающуюся паузу, решил всё-таки мысль закончить:
  - Вы просто...
  - Потрясающие?! - не удержалась уставшая ждать комплиментов Вита, высоко подпрыгивая, словно радостный дельфин.
  - Расчетливые? - куда более трезво предположила поддержавшая её в собственном стиле Токсик.
  Но Марат лишь покачал головой и лениво ухмыльнулся.
  Он-то подобрал куда более ёмкое слово, сочетающее в себе как все положительные, так и все их отрицательные стороны. И слово это было:
  - ...неизбежные.
  
  Способность 10. Решительность.
  
  В барак возвращались затемно. Вита как всегда поддерживала разговор за троих, радостно перечисляя достижения минувшего занятия, и попутно строила предположения насчёт обхода некоторых ограничений.
  Каким бы изысканным ни был состав воды, Марат в какой-то момент начал замечать медленно прокрадывающиеся изменения и вылетел из неё, словно ошпаренный. Рисковать здоровьем всё же не стоило. Он и так потратил много сил на то, чтоб убедить себя не паниковать - ощущения в воде были не из приятных.
  Сейчас же, гулко топая рядом, Вита громко рассуждала о том, что помогала ему приноровиться не только вода. Тоники в бутылках тоже раздавали не просто так. Обычно они являли собой смесь энергетика и стимулятора, добавляя сил и подталкивая развитие способностей. Или же наоборот, закрепляя контроль над ними. Марату, видимо, достался именно такой вариант, что объясняло самую гадкую и редкую категорию вкуса. Всё же давали ему не витамины, а, скорее, лекарство.
  На вопрос о том, насколько это может повредить, Вита лишь беспечно пожала плечами и заявила, что никто ещё не умер. Это, безусловно, обнадёживало, но сомнений до конца так и не развеяло.
  - Ты нам не доверяешь? - насупилась одноклассница, тщательно скрывая собственную заинтересованность в этом вопросе.
  - Не вам, - с безразличием поправил Марат и поморщился, окидывая неприязненным взглядом чернеющие в рассеянной тьме коробки построек. - Я не верю этому месту.
  Скептически хмыкнув, Вита от комментариев воздержалась, вместо этого забежав за спину и принявшись деловито подгонять новенького, приговаривая: "Меньше бухти тут! Время поджимает!"
  Не сразу поняв, о чём идёт речь, Марат некоторое время принципиально сопротивлялся, но потом сообразил. Раз уж пансион хотя бы номинально считался приписанным к военному учреждению, то наверняка, помимо стандартных подъёмов-отбоев, имел в своём режиме такое занимательное изобретение, как комендантский час.
  Раньше этой детали он как-то не замечал, да и сил на внимание к ней не было - падал замертво задолго до истечения времени, отведённого на свободное разгуливание по территории. Однако, как выяснилось, тут пытались дисциплинировать даже перемещения.
  Но массовых протестов это не вызывало. Наверное, большинство, как и он сам, были только рады найти лишний повод приложиться к подушке ещё до отбоя.
  Вита опасения только подтвердила, твёрдо заявив:
  - В одиннадцать мы уже все должны находиться по пал... - она запнулась и, пристыжено зыркнув из-под бровей, поправилась, - ...то есть, не выходить из общежития! Правило, кстати, относительно недавнее. Мне даже кажется, - Вита заговорчески понизила голос до театрального шёпота, - его ввели из-за Игниса! Вернее, из-за его постоянных перепалок с Гелом.
  - С кем? - не понял и без того слушавший в пол-уха Марат.
  - Да ладно! Гела трудно не заметить! Я бы даже сказала, захочешь - не пропустишь. - Одноклассница многозначительно округлила глаза. - Это уж скорее он по тебе катком проедет и под ноги не посмотрит.
  На всякий случай понимающе кивнув, Марат принял информацию к сведению и прикинул, что Гел этот тоже наверняка произрастал из породы атакеров со всеми вытекающими оттуда последствиями. Иначе на регулярной основе контрить бы с Игнисом не стал - у остальных как-то хватало мозгов обходить взрывного неадеквата стороной.
  Едва прекратив размышлять о бренном, Марат с удивлением обнаружил, что бренное настигло его самостоятельно. На траве впереди мелькнули ярко-рыжие всполохи. Судя по отблескам, горело явно где-то возле общаги. Из-за угла разливалось тёплое зарево, распугивавшее и без того нервные тени.
  - Расслабься, - поучительно протянула Вита, заметив, как новенький непроизвольно сжал кулаки и приготовился к тому, что его сейчас завербуют на добровольно-принудительную борьбу с пожаром. - Это наверняка Игнис тренируется.
  Однако заявление одноклассницы, скорее, заставляло нервничать ещё сильней. Марат даже подумал, что неплохо было бы пройти прямо сквозь боковую стену, не попадаясь на глаза. Может и выглядело трусостью, зато не пришлось бы ходить с подпалинами.
  А в том, что шальной обладатель огнемёта будет просто счастлив выжечь что-нибудь на его шкуре и списать всё на производственную травму, Марат не сомневался.
  - Закругляемся! - скомандовала Токсик, едва свернув за угол.
  - О-о-ой, ну То-о-окс! - незамедлительно отозвался профессионально поставленным нытьём Игнис, лишь слегка притушив пламя.
  Они со Щитом стояли в нескольких метрах друг от друга и настойчиво пытались увеличить площадь безнаказанного горения Игниса. Стоя на невидимой платформе, последний пытался изображать погребальный костёр, самозабвенно полыхая во все направления разом.
  Выглядел он при этом, как отливающая алым головешка в центре бушующего вихря огня, и радостно скалился пульсирующими от жара золотыми пятнами зубов.
  Смотрелось по меньшей мере странно. С учётом того, что Игнис пытался держать основные всполохи по краям, чтобы не закрывали обзор. Получался эдакий вихрастый ёж, которым невзначай решила нарядиться сверхновая.
  Что интересно, жара от него не ощущалось. Но, как выяснилось, в этом была уже заслуга Щита. Памятуя о казённости асфальта и неуёмности друга, тот отводил лишнее тепло по многослойным перегородкам.
  - Надо было раньше начинать, - неумолимо заявила староста, кивая азиату.
  Щит со вздохом опустил руки, и огненный комок, панически взбрыкнув, шлёпнулся на асфальт.
  С тихим "пуф!" пламя мгновенно потухло. В стороны брызнули яркие искры, резвясь и подскакивая до тех пор, пока не растаяли в безнадёжной прохладе ночи.
  "Я те припомню!" - беззлобно пообещал Игнис однокласснику, потирая копчик. И с немой мольбой воззрился на Токсик. Однако та его успешно проигнорировала.
  Судя по привычной полуулыбке Виты, ситуация была самой обыденной и в определённой степени традиционной. Наблюдавший за происходящим Марат прикинул, что сценку придётся созерцать ещё не раз, и отсвечивать не стал, аккуратно держась на расстоянии.
  Вместо этого он пощупал собственную штормовку и проникся к её изобретателям некоторым уважением. Выдержать напор силы Игниса могла далеко не каждая ткань. Правда, ходячий фейерверк всё равно был в одних штанах и сейчас, не прекращая нудеть, лениво шлёпал босыми пятками ко входным дверям.
  Несмотря на то, что Игнис решил ограничиться только злобным взглядом, брошенным его сторону, Марат чувствовал себя не в своей тарелке. Он только что понял страшную истину - самостоятельно занимались тут поголовно все. Даже, казалось бы, отъявленные раздолбаи вроде его недруга, как раз конвоируемого бдительной старостой в общежитие.
  Это означало лишь одно. Дополнительные не кончатся никогда. И если Марат сейчас занимался со старостой, то потом ему предстоит развлекаться в гордом одиночестве, но с не меньшей самоотверженностью.
  Осознав эти прекрасные перспективы, он едва не взвыл.
  Тут не просто грузили, тут ещё и следили за тем, чтобы ученики не забывали батрачить сверх нормы самостоятельно. А он-то, балбес, ещё удивлялся, почему практики в расписании так мало! Да всё потому, что куча практики стояла ещё и вне всяких расписаний!
  Марат остановился и с тоской посмотрел на застланное тяжёлыми тучами небо. Захотелось плюнуть на всё и сбежать.
  Конечно, его выловят. Разумеется, ему сунут под нос подписанные по собственной самонадеянности бумажки. И непременно накажут за дезертирство. И уж естественно заставят работать в три раза больше, да ещё и под постоянным надзором.
  Поколебавшись, Марат обернулся на укоризненно поникший под собственным весом куст разросшейся травы под окном.
  Наверное, отсутствие номинального надзора и было основной прелестью самостоятельных занятий. Каждый творил, что хотел, лишь бы шло на пользу. Взять хоть Игниса - тот вообще пытался улететь в космос, если судить по натужной физиономии. И ничего - никто не ограничивал.
  Возможно, под предлогом развития собственных навыков тут вполне не возбранялось и шалить. Марат даже подобрался от предвкушения. Эдак и его изыскания по нейтрализации Игниса можно на тактические эксперименты списать будет, если поймают с поличным.
  Но лишний раз поставляться всё же не стоило. Наверное, если дополнительные занятия тут были не таким уж страшным наказанием, основные методы поддержания дисциплины предполагались куда более суровыми.
  - Не забудь за собой убрать, - бросила напоследок Токсик, отрывая новичка от созерцания демотивирующих горизонтов бытия. Тот сдержанно кивнул и переключился на более насущные проблемы.
  Действительно, от компрометирующего куста следовало как-то избавиться. Если с вечера его ещё могли не рассмотреть, то по утру эта дохлая медуза с предательской точностью укажет на своего автора.
  - И займись пением, - добила, стоя в дверях, староста.
  Марат посмотрел на неё так, словно перед ним только что материализовалось высокопоставленное исчадье ада.
  Блестящая идея горланить песни в одиннадцать вечера на виду у всех могла прийти в голову, наверное, только доблестной Токсик.
  Однако, чего уж он совсем не ожидал, так это того, что старосту поддержит Вита. Девчонка согласно кивнула и, скрестив руки на груди, выдала:
  - Да. Лучше не зли Рапиду, а то загоняет до полусмерти. До конца учёбы из отработок не выберешься. Ещё и рекомендации плохие даст...
  Новость о том, что тут выдают какие-то рекомендации, Марата серьёзно озадачила. Наверное, контракт всё-таки стоило читать внимательней.
  Не меньше удивило и прозвище учительницы. Марат начинал подозревать, что педагоги включились в эту игру с псевдонимами просто для того, чтоб особенно всепрощающие воспитанники после окончания курса не нашли способ их выследить и отблагодарить.
  В относительной безопасности был только Неу. Тому, видимо, требовалось зарево ядерного удара, чтобы хоть как-то озаботиться проблемами собственной безопасности. Ну, или мастерски организованный рейд сквозняков.
  Решив про себя, что побурчит что-нибудь номинально музыкальное под нос во время экзекуции растений, Марат как ни в чём не бывало прошествовал мимо явно учуявшей подвох Токсик, проводившей его цепким взглядом, и отправился к себе.
  Нужно было отыскать хоть что-то, способное помочь в борьбе с надоедливыми сорняками. Руками драть траву он решительно не собирался - плешь голой земли была не меньшим компроматом, чем нечёсаный плетень. Всегда можно было попробовать раздобыть на кухне нож, но эту идею Марат отложил напоследок. Должно же было валяться в тумбочке хоть что-нибудь относительно острое.
  В сущности, он не прогадал. Найтись, действительно нашлось.
  Небольшие, подчёркнуто детские ножницы с затупленными концами повергали в немое уныние.
  Конечно, такой способ нивелировать колюще-режущую ценность предпосылки свои имел. Особенно в лице целой когорты драчливых бойцов. Но настолько тонкого намёка на уровень развития воспитанников Марат не ожидал.
  Разочарованно хохотнув, он быстро спустился вниз и принялся укорачивать длинные травяные патлы, стараясь резать вровень с остальным газоном.
  Получалось не очень, но красоту наводить уставший новичок и не пытался. Действие тоника явно выветривалось, и он начинал ощущать, как на плечи опускается могучая длань земного притяжения.
  Поэтому не сразу заметил на руках какие-то блёклые пятна, тускло отсвечивающие в ровной тени под окнами вестибюля.
  - Это что за... - пробормотал Марат, попытавшись стряхнуть непонятную грязь с ладоней.
  Не тут-то было.
  Вещество смазалось и, кажется, проступило даже отчётливее.
  Недовольно помотав в воздухе рукой, Марат попытался обтереть её о газон, однако эффекта добился прямо противоположного. Ладони покрылись равномерным слоем красящего пигмента и уже ни в какую не хотели с ним расставаться даже при обмусоливании о штаны.
  Раздосадовано сплюнув, Марат принялся кромсать куст, чтобы покончить с ним как можно скорее и пойти спокойно отмыться.
  Посторонний цвет приобрёл должную насыщенность.
  Вдруг ножницы соскочили с руки и впопыхах юркнули к основанию стены.
  Выругавшись, Марат принялся шарить под окнами, щурясь от бьющего по глазам света, мешавшего как следует разглядеть то, что творилось под ними. Пригнувшись ниже, так, чтобы не попадать в яркие жёлтые квадраты, он с упоением дал глазам привыкнуть к темноте и в тот же момент напряжённо застыл.
  Мрака, как такового, не было. В голубоватых отблесках чётко проступали контуры травы, стен, и даже блёкло мерцающих ножниц, затаившихся возле неприметной щели.
  Марат мог бы поклясться, что ночь так и осталась тусклой ночью, однако это нисколько не мешало ему рассматривать мельчайшие детали окружения.
  Вот по кирпичной стене барака спешит муравей, спотыкаясь о многочисленные выщерблены. Вот срезанные травинки ползут по газону, подхваченные зябким ветром. Руки выделяются ярким пятном на общем фоне, и по ним тоже струится призрачный свет.
  Не понимая, что происходит, Марат на всякий случай осмотрел себя и с удивлением обнаружил, что обувь и штаны тоже светятся. Гораздо слабее рук или стен, но тем не менее бликуют какими-то мельчайшими искрами. А вот штормовка наоборот, оставалась по-ночному тёмной, ловя чужеродные отсветы лишь по краям.
  Ухватив своенравные ножницы, Марат медленно выпрямился и повернулся спиной к окнам. Пройдя немного вперёд, он миновал широкие пятна света, льющегося сквозь стёкла холла, и поражённо замер.
  Насколько хватало взгляда, тусклое голубое сияние невидимой луной освещало окружающее пространство, не передавая цветов, но чётко выделяя контуры всех поверхностей. И если несколькими часами ранее казалось, что вокруг просто разливаются умирающим светом сумерки, то теперь Марат совершенно отчётливо видел спустившуюся на землю непроглядную тьму. В которой он, тем не менее, различал абсолютно всё.
  - Ты не закончил, - раздался за спиной прохладный голос, и Марат подскочил на добрые полметра.
  Токсик стояла с отсутствующим видом, по которому совершенно не получалось разобрать, как долго она тут находится.
  Тяжело дышавший новичок мысленно поклялся как-нибудь явиться среди ночи и к ней, чтобы староста ощутила всю прелесть пребывания в подобной ситуации. Правда теорию о том, что она всё же семижильный робот и вообще не спит, он на всякий случай отметать не стал.
  - Что происходит?! - вместо претензий резко осведомился Марат, широким жестом указывая на тлеющие неоном поля.
  По-птичьи склонив голову набок, староста внимательно проследила взглядом за его рукой. Но, видимо, так и не сообразила, к чему относится вопрос.
  - Ночь, - честно ответила она, стоя на месте послушным истуканом.
  Марат устало потёр глаза и несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь.
  - Я вижу! - едко, но достаточно тихо, заметил он. Однако вовремя вспомнил, что Токсик сарказма не понимает, и решил припечатать благостным молотом очевидности. - А не должен бы. Потому что темно.
  - Должен, - в свою очередь открестилась староста и отработанным жестом пригладила без того ровную чёлку. - Для нас это как раз весьма характерно.
  Наткнувшись на полный усталого непонимания взгляд, она собралась с мыслями и решила изложить ситуацию подробней.
  - Вся окружающая местность обработана составом, содержащим люминесцентный пигмент. Хотя, данное определение несколько неточно - он излучает в спектральном диапазоне, видеть который можем только мы.
  Медленно моргнув, Марат выразительно повёл головой, показывая, что воспринимает только человеческий язык. Токсик поджала губы и постаралась сформулировать проще.
  - Для обычных людей тут темно. Это одна из систем защиты. Если ночью смотреть сверху, - Токсик аккуратно выставила указательный палец к небу, - территория выглядит, как отдалённый населённый пункт с тремя-четырьмя постройками. Визуальная опознаваемость затруднена. Кроме того, отсутствие освещения подразумевает необходимость технологического оснащения пехоты вероятного противника. В то же время, для "своих" объект является хорошим опознавательным маяком.
  - А если среди нападающих будут... - перебил Марат, но староста не дала ему договорить. Повелительно взмахнув рукой и пресекая возражения на корню, она убедительно заявила. - Кажется, я уже сообщала о том, что это лишь одна из систем.
  Потеряно взглянув на собственные руки, перемазанные светящимся веществом, Марат несколько раз задумчиво сжал и разжал кулаки. Ему всё ещё не верилось, что существует некая общая характеристика, качественно выделяющая их всех среди остального населения планеты.
  Если раньше казалось, что они просто уникальные люди, то теперь появился признак, благодаря которому уже можно было причислять себя к отдельной расе. Это меняло ситуацию на корню. Можно было больше не оглядываться на человеческое общество и его законы. Можно было попытаться выстроить свой собственный мир.
  - То есть, мы всё-таки особенные? - неуверенно спросил он, ища у старосты поддержки своих крамольных идей.
  - Для тебя это так удивительно? - откликнулась вопросом на вопрос Токсик и задумчиво прикоснулась к подбородку. - Ты вызываешь недоумение. Я была не подготовлена к восприятию твоего способа мышления... Да. Наверное, поэтому считается, что ваше присутствие так важно для команды. Вы смотрите на ситуацию иначе.
  Не зная, что на это сказать, Марат примирительно развёл руками и предпринял робкую попытку улыбнуться. Видимо, его действительно тут ценили уже хотя бы за само существование, что выглядело совершеннейшим нонсенсом.
  Будь он сейчас дома, ломал бы голову над тем, как сохранить свои способности в тайне от остальных, чтоб не нарваться на неприятности. А здесь, фактически, поощряли ими гордиться и пользоваться всеми преимуществами как можно чаще.
  - Наш долг - не растратить свои силы по пустякам, - вдруг сказала Токсик, словно угадывая его мысли. - Но для этого надо сперва научиться выживать, как если бы у нас не было никаких сил. Только тогда мы можем заслуженно считаться уникальными. Когда сможем делать всё то же, что и обычные люди, не опираясь на собственные способности. А уж потом развиваться дальше.
  - Звучит пафосно, - на автомате съёрничал Марат, но староста на шпильку не отреагировала. Развернувшись, она медленно пошла к общежитию, видимо решив, что новичок достаточно притерпелся, чтобы следовать за ней безо всяческих понуканий. - Это и есть твоё объяснение нашим дурацким дисциплинам? - крикнул он, нехотя отправляясь к неостриженному кусту.
  - Ты слишком много думаешь о причинах, - веско сообщила Токсик, оборачиваясь через плечо. - Учись оценивать в первую очередь следствия.
  - Просто я любознательный, - попытался отшутиться Марат, но староста, как обычно, среагировала не слишком предсказуемо. Утвердительно кивнув, она довольно подытожила:
  - Разумеется. Это неотъемлемая для вас отличительная черта, - и, не дожидаясь, когда открывший уже было рот новичок переспросит, сразу же пояснила. - Взгляни на Игниса. Ему нисколько не интересно окружающее. Лишь бы палить и куда-то двигаться. Вита другая. Она, как и ты, любит расспрашивать. Но, в отличие от тебя, с трудом подмечает детали окружающей обстановки. Слишком сконцентрировала на людях. Ты же обладаешь типичной для своей специализации потребностью проникать в суть вещей. Я лишь хочу напомнить, что не стоит на этом зацикливаться. Тогда твоё мышление станет значительно более гибким и всесторонне активным. А ты станешь быстрее замечать, что трава за окном светится.
  Марат замер как вкопанный, и с изумлением уставился на спину старосты. Сейчас в её словах совершенно отчётливо прозвучала добродушная насмешка. Несмотря на то, что он мог бы поклясться - она по-прежнему выглядит безучастной ко всему куклой. Может, не такая уж она и бесчувственная была, эта Токсик. Работа работой, но свой класс она, похоже, по-настоящему ценила, если с таким упорством и безотказностью выполняла возложенные на неё обязанности.
  - Я спал вообще! - по инерции возмутился Марат, чтобы не подавать виду насчёт своего маленького открытия. - Не до того было. Свет в комнатах горел! Думал, что снаружи прожектора...
  - Да не рассмотрел бы ты ничего. Её только сегодня перекрасили, - послышался из дверей уверенный голос. Замеревший с самыми экзекуторскими наклонностями над остатками куста новичок поднял глаза и увидел высунувшего нос из общаги Щита. Тот ему заговорчески подмигнул и пояснил свою мысль. - Пигмент периодически подновляют. Ветер, там, дожди... Вот и приходится иногда. Токс, ты свободна? - не сменяя интонации, обратился он к старосте.
  Та утвердительно кивнула и, не взглянув на новичка, сделала шаг к дверям. Щит призывно махнул рукой и скрылся внутри, однако Токсик всё ещё медлила. Подумав, что она хочет проследить за выполнением повинности, Марат принялся оперативно допалывать газон.
  - Я связалась с учителем, - вдруг проговорила староста, всё так же бездумно глядя перед собой. - От пения тебя на сегодня освободили.
  Замерев, новичок уставился на неё недоверчиво округлившимися глазами. Видимо на сегодня потрясений, связанных с их общеклассовой матроной, оказалось недостаточно. Теперь она, вроде бы, давала добро на нарушение дисциплины.
  - Не смотри на меня так, - вдруг резко заявила Токсик и решительно дёрнула головой, словно бы осуждала решение старших. - Это не моя заслуга.
  Но Марату от чего-то показалось, что всё-таки её. Просто она этого, возможно, не понимала. Или считала чем-то само собой разумеющимся. Даже становилось немного жаль, что вернуть должок примерным поведением в эту ночь, увы, не получится.
  Спустя два часа он по-прежнему вертелся в кровати, изо всех сил цепляясь за эту мысль, чтобы обленившиеся угрызения совести помогали бороться со сном.
  Несмотря на позднее время, общага всё ещё гудела. В коридоре то и дело раздавалось шарканье чьих-то ног, доносились стуки и хорошо слышные разговоры. Периодически шуршали листки тетрадей, щёлкали двери, раздавался монотонный бубнёж. Марат уже начал подумывать, что это какой-то целенаправленный сговор. Ну не могло такого быть, чтобы в мужском крыле все так батрачили!
  Ему самому и без того много навёрстывать, а остальные, выходит, тоже не стояли на месте. Такими темпами действительно навсегда можно в отработках утонуть. Марат поёжился от безрадостной перспективы принудительного обретения теоретических знаний и, пригорюнившись, сполз с кровати. Народ потихоньку рассасывался, поэтому голову в коридор пришлось высунуть по-тихому, прямо сквозь дверь.
  Снаружи царила безмолвная благодать. Лампы теперь мерцали приглушённым светом, избавляя от мучительной рези в глазах. Хотя делалось это наверняка ради экономии, а не из пылкой заботы.
  Марат нырнул в коридор и отправился к запримеченному ещё вчера углу над лестницей. Там на кокетливых металлических дужках мирно покоился оплот его маленькой, но очень шумной мести - суровая торба огнетушителя.
  Не считая нужным прятать злорадную ухмылку, Марат прокрался по коридору, замирая и прислушиваясь.
  У подпаленной двери он на некоторое время задержался и припал ухом к пованивающей дымком фанере. Изнутри доносился едва различимый сап.
  Правда, Марат полагал, что по канону Игнису будет громко и настырно храпеть. Однако тот, судя по всему, плевал на условности. Но дрыхнуть ему оставалось недолго.
  Подобравшись к углу, Марат с сомнением уставился на довольно увесистый баллон.
  До вчерашнего дня он бы рискнул, не задумываясь. Но опыты с Неу поумерили пыл. Создание образчика современного искусства в виде застрявшего в створке огнетушителя представлялось слишком явным указателем авторства.
  Пришлось как следует примериться, чтобы бесшумно стащить этого переносного монстра, не подняв по тревоге полкорпуса. А затем осторожно катить к нужной двери. Переть на себе такую бандуру Марат попросту не решился. Экономия сил являлась главным залогом операции - скрываться с места преступления предстояло быстро.
  Помявшись некоторое время возле игнисовской двери, заглядывая внутрь и прикидывая, как бы наилучшим образом протащить огнетушитель, Марат пару раз тихо шоркнул ногами.
  Сцепление было неплохим, но работать половой тряпкой очень не хотелось. Однако иного выхода, похоже, не было.
  Чувствуя себя последним придурком, Марат разлёгся поперёк коридора, уперевшись головой в опаленную дверь, и с нежным трепетом злорадства осторожно стиснул кое-как пристроенный на пузе огнетушитель. Неторопливо перебирая ногами, он потёк сквозь воняющую застарелой копотью створку, брезгливо приподняв голову.
  Комья пыли и мелкий сор норовили забиться за шиворот. Дико хотелось чихнуть, но Марат крепился. Задержав дыхание, он упорно полз вперёд, иногда оглядываясь, чтобы проверить, не заметил ли его манёвров хозяин.
  Игнис благополучно спал и лишь изредка елозил головой по влажной подушке. В комнате стояла удушающая жара, хотя окно было раскрыто настежь.
  Удостоверившись, что баллон прошёл, Марат сделал последнее усилие и, быстро подтянув ноги, оттолкнулся от двери.
  Поравнявшись с кроватью под тихое шуршание одежды, он аккуратно перекатил огнетушитель на пол и быстро выпрямился. Игнис сонно всхрапнул.
  Медленно и очень осторожно новичок поднял баллон и направил раструб на врага. Мучительно хотелось сказать что-нибудь залихватское, но конспирацию нарушать не стоило.
  Металлически звякнула чека. Торжествующе улыбнувшись, Марат взялся за рукоять и, глубоко вдохнув, сдавил.
  С громким шипением струя реагента ударила в кровать. Марата с непривычки дёрнуло назад.
  Завопив благими матюками, Игнис взвился над простыней, но далеко улететь не смог. Кровать пристыжено хрустнула, принимая на себя яростно барахтающееся тело.
  Входя во вкус, Марат методично водил баллоном из стороны в сторону.
  Отчаянно брыкаясь и хрипя, Игнис бестолково размахивал руками в надежде хоть как-то закрыться от ледяной струи. Новенький, однако, пристально за ним следил и щедро подавал напор прямо в лицо.
  К шуму раструба внезапно присоединился надрывный хруст. Игнис принялся целенаправленно крутиться, чтобы избавиться от налипшего инея.
  Не прекращая отсчитывать в уме секунды, Марат начал потихоньку отступать к стене. Время было жёстко ограничено. Он тщательно изучил инструкцию и права на избыточный триумф не имел.
  В соседнюю комнату он начал просачиваться как раз в тот момент, когда огнетушитель запальчиво чихнул и прекратил газовать. Поднатужившись, Марат прихватил его обеими руками и, крякнув, втащил за собой.
  Кашляющий Игнис пытался разогнать остатки белесого тумана и продрать глаза, начисто залепленные изморозью.
  Марат тихонько притаился в соседском шкафу.
  Идея бросить все улики здесь пришла спонтанно.
  Он принялся оперативно вытряхивать из кармана остатки пломбы и яростно тереть рукавом баллон, уничтожая отпечатки.
  От Игниса не доносилось ни звука. Повисшая тишина уже начинала действовать на нервы...
  Как вдруг шкаф под ногами содрогнулся.
  Марат икнул и вцепился спущенными рукавами в огнетушитель.
  За соседней переборкой начал разливаться монотонный гул.
  Отодвинув подальше чужие тряпки, плясавшие на вешалах, Марат прильнул ухом к задней стенке, пытаясь определить, что творится у Игниса. Не испустил ли он там дух от внезапного переохлаждения?
  И тут раздался оглушительный взрыв.
  Шкаф подпрыгнул. Беспощадная сила инерции подбросила Марата в воздух и как следует приложила огнетушителем. На лбу начала медленно набухать болезненная шишка.
  Дверь соседней комнаты сорвалась с петель и хлопнулась о стену коридора. Нервно покачнувшись, она с душераздирающим скрипом грохнулась обратно, теряя по пути щепки и остатки замка. Потянуло запахом гари.
  Но это не шло ни в какое сравнение с рёвом, долетавшим из-за стены.
  Игнис надрывался во всю глотку. Выражал мнение по поводу вселенской несправедливости, как мог.
  Не удержавшись от каверзного смешка, Марат прислушался и с немалым удовлетворением различил топот множества ног.
  Тут стоящая рядом кровать скрипнула.
  Мгновенно замерев, виновник беспорядков припал к щели створки. На пол бухнулось что-то откровенно тяжёлое, и внушительных габаритов тень закрыла обзор.
  Перекрывая соседские стенания, по комнате прокатился громоподобный рык:
  - Игнис! Тварь! Убью!
  Дверь комнаты запальчиво шваркнулась о шкаф, и Марат инстинктивно вздрогнул, прижав к себе покрепче баллон.
  - Я спал, говна ты кусок!!!
  - Все спали, - осадил его прохладный женский голос, в котором Марат с опаской узнал Токсик.
  Судя по гомону в коридоре, народу уже скопилось прилично. Можно было попробовать вылезти, но лишний раз рисковать он не хотел. Поэтому аккуратно прислонил пустой огнетушитель к стенке, замаскировал висящей одеждой, и только затем осторожно высунул лицо сквозь край створки.
  Внутрь никто не смотрел, не взирая на то, что дверь была распахнута настежь. А вот толпа действительно собралась приличная. Кто-то ещё подтягивался, сонно зевая и почёсываясь, но кто-то уже во всю вставал на мыски, пытаясь разглядеть аварию.
  Марат внезапно понял, что выглядит довольно подозрительно - основная часть присутствующих стояла в пижамных комплектах разной степени надетости, а сам он щеголял полным набором униформы.
  Для грамотного вписывания в коллектив следовало снять хотя бы обувь и штормовку. Правда, Марат долгое время не мог определиться, куда их спрятать. Пришлось заматывать ботинки в куртку и толкать на верхнюю полку - ничего лучше в голову не пришло.
  Гневно топнув босыми пятками по холодному полу, он стремительным рывком через проход перебрался в стену соседней комнаты. И, нарочито взлохматив волосы, как ни в чём не бывало шагнул оттуда в коридор, присоединяясь к остальным.
  Смена дизайна в каморке Игниса выглядела действительно масштабно. Марат увлечённо рассматривал покрытые непроглядным слоем сажи стены, почерневшую мебель, закопченные окна и пару робких светлых отпечатков ног на том месте, где во время катаклизма стоял сам владелец.
  Похоже, взбешённый Игнис рефлекторно попытался загореться, чтобы отразить нападение неведомого врага. Но вместо этого пухнул огромным комом сажи. Ещё бы - даже сейчас с него ещё не до конца осыпался весь углеродный иней. Гореть там было просто нечему.
  Обрисовав на лице в меру удивлённую и слегка довольную мину, Марат принялся разглядывать собравшихся. Почерневший и всклокоченный Игнис был ему решительно неинтересен, а вот хозяином комнатушки, которой он воспользовался в качестве плацдарма отступления, оказался ходячий комод.
  Эта гора чистой мышечной массы сейчас была оттеснена предусмотрительной Токсик к притолоке. Но периодически предпринимала попытки линчевать огненного соседа на месте. И определённо кого-то напоминала.
  Покопавшись на задворках памяти, Марат выудил занимательную сцену за углом общаги и понимающе осклабился.
  Выходит, самым горячим фанатом Игниса оказался тот благополучно забытый бугай. Который, если учесть рассказы Виты, согласно своей колоритной внешности, звался Гелом. И имел некоторую устоявшуюся предвзятость в отношении соседа.
  Криво усмехнувшись, новичок отвернулся и внезапно зацепился взглядом за шуганного мальчишку, которым Гел тогда методично протирал стену.
  Что здесь делала обслуга, он не очень понял. Хотя и предположил, что их могли селить в рабочем кампусе, чтобы не нужно было далеко бегать. Значит и девчонка-официантка должна была быть где-то здесь. Ага, вон она - жмётся к стене позади всех. В неровном свете ламп выглядит мельче и болезненней остальных. Наверняка ей тут неуютно - среди тех, кто запросто может диктовать условия своей силой.
  Над ухом лязгнуло. Послышался запальчивый треск и возмущённые крики.
  Рефлекторно отшатнувшись, Марат чудом избежал столкновения с огромной сосулькой. Просвистев в нескольких миллиметрах от его головы, она прочно перегородила полкоридора.
  Стены облепил седой иней. С потолка безмятежно свешивалась гирлянды ледяных звёзд. Сверкали мутной коркой льда тусклые лампы.
  Проём игнисовкой комнаты был проморожен подчистую. Сам же Игнис замер под прицелом множества ощерившихся ледяных кристаллов.
  С грозным хрустом то удлиняясь, то принимая исходную форму, они изнывали от желания пронзить его насквозь.
  - Гел, прекрати! - крайне недружелюбно прикрикнула Токсик, чего раньше за ней не водилось. - Тебе знаком устав. Или уберёшь сам, или уберёшься отсюда.
  Только сейчас Марат сумел рассмотреть, что источником всего льда в коридоре была рука соседского задиры. Твёрдо упиравшаяся в стену, она была покрыта игольчатым хрустальным панцирем и буквально туда вросла.
  Гел презрительно дёрнул плечами и, слегка опустив голову, усмехнулся, рассматривая свысока старосту другой группы. Токсик твёрдо смотрела ему в глаза, не на миг не усомнившись в собственной правоте.
  Поединок взглядов продолжался под недовольный ропот толпы так долго, что праведно дымившийся Игнис принялся раздражённо пыхтеть, отчихивая новые порции копоти.
  Наконец, презрительно цыкнув зубом, Гел отвернулся. Лёд из комнаты начал стремительно исчезать, стройными ручейками втягиваясь по стенам в его плечо. Отлепив руку, верзила довольно сощурился и, наклонившись к Токсик, с издёвкой заявил:
  - Мне-то раз плюнуть. А вот как будешь выкручиваться ты...
  С этими словами он вонзился в толпу и, растолкав всех, громко хлопнул дверью. Лишь напоследок послал Игнису баснословно многообещающий жест.
  Это послужило своеобразным сигналом.
  Словно по команде значительная часть учеников принялась расходиться. Остались только самые любознательные или те, кто успел прицепиться с расспросами к Щиту и Вите.
  Проводив тяжёлым взглядом соседа, Токсик посмотрела на Игниса не менее выразительно.
  - А я что?! Это всё он! - тут же завопил огненный буян и принялся горячо тыкать в закопченную стену. - Подкараулил, зараза! А теперь будто не при делах! Да ни хрена подобного! Первый посреди ночи...
  Марат с удивлением понял, что его никто не подозревает. Не поверив ушам, он озадаченно моргнул и уставился на Игниса во все глаза.
  Нельзя было и представить, что шалость сойдёт с рук так легко! Это даже вызывало определённое разочарование...
  - Хватит, - оборвала Токсик на полуслове и окинула критическим взором учинённую разруху. А затем, строго настав палец на виновника переполоха, предельно чётко произнесла. - С Зити будешь договариваться сам.
  Судя по виду, Игнис серьёзно приуныл. Хотя различать эмоции на основательно почерневшей физиономии было сложно.
  Немного помявшись, он решил пересмотреть генеральную линию обороны и принялся подлизываться:
  - Токси, ну сжалься! Я ей и так задолжал... Она ж теперь забесплатно восстанавливать не станет!..
  Но староста была неумолима. Приготовившись к долгой порицательной речи, она сделала глубокий вдох.
  И тут из-за спины раздался удивлённый присвист:
  - Работа большая. Сто конфет!
  Бойкая девчонка в мановение ока нарисовалась позади Токсик, с интересом осматривая поле деятельности.
  - Грабёж! - тут же возмущённо заорал Игнис, но схлопотал назидательную затрещину от старосты и мигом смолк.
  Девчонка, на которую Марат впервые обратил внимание, тряхнула короткими пушистыми волосами, однако цену сбивать не стала. Более того, надвинулась на Игниса с определёнными просветительскими намерениями.
  Примирительно вскинув руки, тот попятился. Но, зацепившись ногой за ногу, мешком свалился на пол.
  - Пятьдесят, - назначила свою ставку Токсик, с интересом глядя на вымогательницу.
  Девчонка громко фыркнула и, скрестив руки на груди, нагло заявила:
  - Восемьдесят пять, и не меньше! Вы вообще думаете, сколько сюда сил уйдёт?! Это вам не штаны подновить! Тут по всей комнате расщепление прогонять придётся!
  - Шестьдесят шесть, - подключилась к торгам Вита, отделавшись от любознательных однокашников и преданно заглядывая в глаза артачившейся уборщице. - Зити, ну пожа-а-алуйста! У нас больше нет, даже если скинуться! Этот олух, - она гневно ткнула в сидевшего на полу и жалобно моргавшего Игниса, - жрёт всё раньше, чем видит. Ты же его знаешь! Зизитик, спасай! Мы ведь тренироваться нормально не сможем! Преподы живьём съедят!
  Девчонка, напоминавшая своими манерами гиперактивную белку, надулась ещё сильнее, но было видно, что Вите она уступит. А бурчит теперь, скорее, для проформы. Марат одобрительно хмыкнул и отвернулся.
  Лучше всего было уйти сейчас, когда его видели и ни в чём не подозревают.
  Он уже хотел развернуться и топать к себе, как вдруг в висок буравчиком вонзился чей-то напряжённый взгляд.
  Марата даже передёрнуло. Он замер и, не подавая виду, расслабленно обернулся, прикидываясь сонным.
  На него, небрежно прислонившись плечом к стене, в упор смотрела Тохарани.
  По спине похоронным маршем торжественно прошествовала толпа мурашек. Во рту мгновенно пересохло. Захотелось сглотнуть, но Марат изо всех сил крепился, стараясь не проявлять нервозность.
  Девчонка, не моргая, сверлила его тяжёлым взглядом и ясно давала понять - от неё настоящая причина шумихи не укрылась.
  - Ладно, окаянные, уболтали! Шестьдесят шесть! Так-с!.. - раздалось из открытого проёма, и в комнате Игниса наметилось какое-то шебуршение.
  "Чёртова телепатка!" - разъярённо подумал Марат, поигрывая жвалками.
  Варианта виделось только два - либо она заложит его прямо сейчас, либо начнёт шантажировать. И естественно, ни один из них ни к чему хорошему не приведёт.
  Некстати вспомнив, что одноклассница сегодня торчала у Игниса, Марат совсем скис - раз уж она подружка огненного недоумка, то теперь беды не миновать.
  Но Тохарани его удивила.
  Заметив, что новичок краем глаза напряжённо наблюдает, она с превосходством ухмыльнулась и, цокнув языком, направилась прочь.
  Марат поражённо глядел, как она, небрежно покачивая головой и мурча под нос незамысловатую песенку, скрывается за углом. И невольно выдохнул с нескрываемым облегчением.
  Значит, всё-таки шантаж. Ну, уж лучше, чем новая череда наказаний и обличающих речей старосты.
  Да и неизвестно, когда Тохарани могут потребоваться его добровольно-принудительные услуги. Быть может, к тому времени надеется управа и на неё. Надо только всё как следует разведать.
  Но пока об этом можно было не волноваться - ночь обещала пройти без происшествий.
  Поэтому Марат, ссутулившись, поплёлся к себе, раздражённо шлёпая босыми ногами по холодному полу и думая о том, что завтра надо бы ухитриться проснуться пораньше. Предстояло караулить возле умывальников Гела, чтобы реквизировать обратно оставленные в его шкафу вещи.
  
  Способность 11. Ориентирование.
  
  Марат лежал на газоне посреди стадиона, закинув руки за голову, и бездумно пялился в высокое пронзительно-голубое небо.
  Вероятнее всего, это были последние тёплые деньки. Поэтому тратить их на бесполезную зубрёжку воспитанникам пансиона казалось полным кощунством.
  Сейчас бездельничали довольно многие. Воскресенье было единственным выходным на неделе, и народ считал своим прямым долгом прожигать его со всей беспощадностью.
  По газонам гулял ветерок раздолбайства, подстёгивающий к спонтанным играм на свежем воздухе, плавно перетекающим в коллективные потасовки под смех, ругань и гомон болельщиков.
  Где-то за общагой орал Игнис, только что получивший от Гела неплохую взбучку. Девчонки, собравшись плотным кружком, играли в волейбол, ударяя по мячу с такой силой, словно хотели зашвырнуть его в стратосферу.
  Лениво наблюдавший за их действиями Марат довольно жмурился и радовался наступившему затишью. Никто никого не гонял по стадиону, не заставлял нырять и не вдалбливал новые движения.
  Голова после вчерашнего титанического подвига по окучиванию грядок познания гудела и отзывалась многочисленными протестами на любое мыслительное усилие. Поэтому Марат предпочитал валяться и пялиться в бесконечность, восстанавливая душевное равновесие и раскладывая по кучкам прочитанное.
  Заниматься ему помогали - увидев обложившегося реквизированными у Виты тетрадями новичка, Токсик незамедлила поинтересоваться ходом усвоения материала, да так и осталась. Объясняла она на удивление доходчиво, хоть и сухо, поэтому большую часть информации Марат ухитрился запомнить. А остальное нагло передрал у Виты, пообещав себе разобраться сегодня. Но пока лень была сильнее.
  На новеньких, как выяснилось, в первые пару недель особо не давили, давая привыкнуть к местным порядкам и наверстать пробелы в знаниях. Зато потом брались всерьёз и требовать начинали, как с полноправных иждивенцев.
  Рассказывая об этом, Токсик заметила, что Марат - единственный член группы, ухитрившийся заработать такое количество отработок с самого начала. Даже Игнис отметился куда более скромными подвигами, разворотив комнату лишь на третьи сутки пребывания.
  После ночного инцидента ничего выдающегося не приключалось.
  Тохарани отмалчивалась, не давая ни малейших намёков на свою осведомлённость, поэтому Марат в конечном итоге перестал на неё задумчиво коситься. Хотя разработку коварных стратегий не свернул.
  Словно в ответ на лениво текущие воспоминания, сверху возникла стремительно приближающаяся тень.
  Бах! Марат согнулся пополам, схватившись за живот, в который с силой ударил волейбольный мяч.
  Отделившись от группы, к нему уже спешила Тохарани, на лице которой не читалось ни малейшего признака раскаяния.
  Не дожидаясь, пока она приблизится, Марат схватил мяч и с силой запустил его мимо, чтоб девчонка лишний раз помоталась.
  Однако тот описал ровную дугу и приземлился аккурат в руки Харе. Она насмешливо кивнула, не то извиняясь, не то поддразнивая, и рысцой побежала обратно.
  "Ненавижу телепатов!" - громко подумал ей в спину Марат, но ответной реакции так и не дождался. Потирая ушибленное пузо, он повалился на траву и тихо застонал.
  И как эту заразу только земля носила!?
  Принявшись просчитывать разнообразные козни, новичок сам не заметил, как задремал, пригревшись на осеннем солнце. Разбудила его уже ближе к вечеру Вита, когда начало ощутимо холодать.
  Впервые за долгое время чувствуя себя как следует отдохнувшим, Марат сладко потянулся и резво потрусил к общежитию. Помимо расшифровки собственных каракулей, ему ещё предстояло заниматься сольфеджио.
  За успехами на поприще вокала преподавательница по искусству следила особенно рьяно. Отлынивать не получалось совсем.
  После ужина, прихватив планшет с подборкой пособий, Марат огляделся по сторонам и привычно шмыгнул в сторону леса.
  За последние несколько дней он как-то навострился забредать достаточно далеко, чтоб его вопли не были слышны со стадиона, но достаточно близко, чтобы не потеряться окончательно.
  Токсик была права - пигмент ночного видения здорово помогал ориентироваться в темноте. Поэтому залитые призрачным светом газоны Марат, гонимый вечерами из леса полчищами комаров, находил без особого труда.
  В лесу, как он успел заметить, светящееся вещество тоже присутствовало. Но далеко не в таких масштабах. В основном, покрывались деревья, крупные кочки и более-менее широкие поляны. Подлесок же пестрил тёмными впадинами, где запросто могла притаиться какая-нибудь мелкая дичь.
  Удобно расположившись на облюбованном пару дней назад высоком корне, Марат пробежал пальцами по экрану и углубился в теорию. А затем, прослушивая файлы, пытался повторить их в такой же тональности.
  Однако сегодня получалось на удивление отвратно. В носоглотке сушило, вдалеке что-то трещало и гудело, мешая сосредоточиться. И даже один раз коротнул планшет, плавно уйдя на перезагрузку.
  Промучившись около получаса, Марат сдался и, выключив компьютер, с сомнением уставился наверх.
  Деревья недовольно шумели, гоняя верхушками непослушный ветер. Но внизу властвовал штиль. Затхлый воздух пах озоном, неповоротливо перетекая между стволами в ожидании бури. Небо обложилось тучами и вот-вот грозилось выплеснуться ливнем. Треск вдалеке настойчиво приближался.
  Настороженно подобравшись, Марат быстро сунул планшет запазуху и предпочёл затаиться. Конечно, ему мало что могло повредить, но нарываться лишний раз не стоило.
  "З-з-з-з-зан-н-н!" - раздалось совсем близко под недовольное шуршание травы. За деревьями полыхнул холодный свет.
  Спустя мгновение звук повторился, сопровождаемый натужным хрустом и возмущённым гулом.
  Волосы на голове начали подниматься. Марат припал к земле, с трудом рассматривая происходящее из-под выгнутого дугой корня.
  Новая вспышка мелькнула справа. Послышался душераздирающий треск. Молодая сосёнка раскололась надвое.
  Впереди угрожающе загудело, и Марат понял, что палят в него. Дерево выдержало.
  Сквозь нагромождение мелкого сушняка он увидел низкую тень. Мелькая среди могучих стволов, она неукротимо приближалась и расшвыривала яркие голубые разряды.
  "Молния!" - заворожено пробормотал Марат, не в силах оторвать взгляда от такого зрелища.
  Слепящие вспышки мелькали каждые несколько секунд. Поодиночке, целыми пучками, громкие, рокочущие на одной ноте заряды вырывались из хрупкого силуэта, казавшегося на их фоне призрачным. Марату даже почудилось, что он слышит доносящийся из эпицентра стихии громкий безумный смех. И от этого звонкого хохота хотелось прикопаться в лесную подстилку сильней.
  Идея оказалась не лишней.
  Неведомый психопат решил сменить тактику и нырнул в высокие заросли папоротника.
  Какое-то время ничего не происходило, но Марат чётко ощущал, как шевелятся вставшие дыбом волосы. Статическое электричество не рассеивалось.
  И тут впереди ослепительно сверкнуло. Издавая противное "фз-з-з", по земле побежала сетка мелких разрядов.
  Болезненно вскрикнув, Марат взвился в воздух и изо всех сил уцепился за кору, с трудом обхватив толстый древесный ствол.
  - Что?! - взвизгнули из-за кустов. Среди зелёной листвы на миг мелькнула чья-то тёмная макушка.
  - Эй, полегче! - решил подать голос Марат, чтоб его наконец прекратили пытаться зашибить.
  Однако эффекта добился прямо противоположного.
  - Какого... - поражённо пробормотал скрюченный в три погибели силуэт, а потом внезапно заорал. - Пошёл вон отсюда!!!
  В дерево метнулась толстая молния.
  Марат разжал руки и съехал по стволу, ободрав щёку.
  Разряд даже не угодил в мишень - застенчивый незнакомец от полноты чувств промазал. Но явно намеревался следующим заходом попасть.
  Причитающихся почестей Марат дожидаться не стал. Резко оттолкнувшись, он припустил прочь, собирая вдогонку разъярённые вопли.
  - Убирайся! Сгинь! Исчезни! Сволочь!!! - надрывался тонкий голосок, сопровождая каждую фразу длинными хлыстами мощных разрядов.
  Словно какую-то девицу застукали в укромном месте за постыдными делишками, а она не смогла придумать ничего лучше, чем испепелить свидетеля.
  В чём состояла его вина, Марат так и не понял, но предпочитал размышлять на эту тему, не снижая скорости. Тем более что треск и шипение обуглившейся флоры служили превосходным стимулятором.
  Молнии били вслед, иногда обгоняя, но непременно промахиваясь. Видимо, целиться кривоватыми прутами разрядов было не так-то просто.
  - Истеричка! - выдохнул набегу Марат и прибавил ходу.
  Вслед ему донёсся яростный рёв, достойный озверевшего Игниса. Марат невольно проникся уважением - огненный псих, при всей неприязни, хотя бы мог сдерживать садистские наклонности дольше пары секунд. Эта же девица особой вменяемостью не отличалась. Вот ведь повезло кому-то с одноклассницей!
  Выскочив из леса, как ошпаренный, Марат рванул к общежитию, временами оглядываясь на тянущиеся к потемневшему небу заскорузлые сосны.
  Пропади они пропадом такие самостоятельные занятия! Уж лучше попросить Токсик в следующий раз отвести его в какой-нибудь незанятый класс.
  Вдруг над высокими кронами взметнулась яркая голубая молния.
  Похоже, девчонка изнывала от бессильной злобы.
  С досадой поморщившись, Марат оглядел плотные грозовые тучи, затянувшие линию горизонта, и перешёл на шаг. Для полного счастья только ливня и не хватало.
  Ночь выдалась беспокойной.
  С трудом заснув под рокот грозы, Марат метался на кровати, не в силах вырваться из заскорузлых пут очередного кошмара.
  Снилось, что он очутился на дне глубокой прямоугольной ямы. Рыхлая земля на стенах сочилась какой-то тёмной дрянью, медленно заполняя собой всё пространство вязкого пола.
  Из этой жижи с отвратительным чавканьем неторопливо поднимались человеческие силуэты.
  Марат взглянул наверх - звёздное небо, усыпанное тусклыми белыми точками, издевательски нависло над чётко обрисованной границей. Где-то за её краем можно было различить отблеск мощного прожектора.
  В который раз попытавшись вскарабкаться по отвесной стене, Марат бессильно съехал обратно на пол.
  Липкая слизь мешала запустить пальцы в грунт, выталкивая их своим напором обратно. Кажется, Марат делал себе только хуже, проделывая новые дырки для её оттока.
  Безликие тени с хлюпаньем скользили вокруг, протягивая к нему свои толстые щупальца, желая вобрать в себя, утопить на дне этой ямы, растворить и переработать в новую слизь. Марат царапал стены, терзая пальцы об осколки камней, кричал, пытался пробиться сквозь землю. Но всё было без толку.
  Яма начала смыкаться.
  Твари лезли со всех сторон. Их стенания напоминали Марату исковерканные, но явно слышанные когда-то голоса.
  Одна из склизких теней обвила своё щупальце вокруг его ноги и с силой дёрнула на себя.
  Повалившись навзничь, Марат плюхнулся в доходившую уже до щиколоток жижу.
  Затылок чиркнул по вязкому дну. В рот полилась густая, скрипящая на зубах жидкость, отдающая железом.
  В то же мгновение Марат панически дёрнулся, осознав, что плавает в загустевающей крови.
  Мягкое, податливое дно обволокло его своими путами и упорно тащило вниз.
  Сопротивляясь, Марат отчаянно рванулся, однако непреодолимая сила по-прежнему влекла его на глубину...
  И тут дно разверзлось.
  Мягко проскочив слой заграбаставшей его трясины, Марат полетел куда-то в небытие.
  "Плюм!" - новый слой кровавой мешанины принял его в свои благодарные объятья и принялся аккуратно обволакивать.
  И снова он провалился в неизвестность.
  Сколько он так падал, предположить было сложно.
  В конце концов Марату просто надоело считать.
  На одной особенно тяжко давшейся перегородке он провисел так долго, что подумал было, будто всё закончилось. Однако падение возобновилось.
  Сам процесс полёта Марату, в принципе, даже нравился.
  Ощущение свободного парения покидало лишь в те моменты, когда он врезался в очередную секцию вязкого многослойного дна.
  Но вскоре наскучило и оно.
  Покачиваясь на волнах безысходности, Марат скрестил руки на груди и, чётко сказав в пространство: "Бред!" - решил самым хамским образом прикорнуть.
  И вдруг пол со всей силы саданул в спину.
  Из лёгких мигом выбило весь воздух, а изо рта остатки кровавого месива.
  Гулко шваркнувшись о бетон, мгновенно проснувшийся Марат закричал и схватился за взорвавшийся чудовищной болью затылок.
  Всё тело ныло. В голову будто всадили топор, раскроив до кучи пару рёбер. Перед глазами танцевала искристая мошкара. Очень болел копчик.
  С трудом восстановив дыхание, Марат застонал и попробовал шевельнуться.
  Ноги и руки вроде бы двигались нормально, несмотря на ушибы. Перекатившись на бок, Марат некоторое время валялся на холодном бетоне, пережидая очередную вспышку боли. А затем кое-как сел.
  В обрамлении радужных кругов он сумел рассмотреть мелкую точку красного индикатора, но и только.
  Повсюду плыла густая тьма. Словно бы он оказался замурован в давно позабытом даже пауками склепе.
  Окон не было, а значит ничего общего со спальнями это место не имело.
  Шутка выходила крайне неудачной.
  Марат размял пальцы и принялся аккуратно ощупывать пространство вокруг себя.
  Ледяной пол, усыпанный мелкими крошками, наводил мысли о пустых подвальных залах. Выходит, каким-то образом он очутился в одном из них.
  Попытавшись всмотреться в потолок, но ничего стоящего не обнаружив, Марат судорожно помассировал виски. Едва не заехав себе в глаз, он принялся детально вспоминать ощущения из сна.
  Судя по всему, он грохнулся вниз аж на несколько этажей. Пролетел насквозь и кровать, и полы попадавшихся на пути комнат.
  Ситуация здорово ошеломляла. Марат был свято уверен, что избавился от дурного свойства проваливаться сквозь предметы в бессознательном состоянии.
  Однако факт был налицо - торчал он сейчас явно не у себя, и где находился теперь, не имел ни малейшего понятия.
  Нужно было выбираться, пока ему не впаяли карцер за незаконное проникновение в какой-нибудь сверхсекретный начальственный кабинет.
  Избрав красный индикатор отправной точкой в несуществующем пространстве, Марат медленно встал на четвереньки. Не обращая внимания на мгновенно отозвавшееся острой резью подреберье, он осторожно пополз вперёд.
  Изо рта на руку упало несколько капель. Задумчиво причмокнув, Марат обнаружил, что вкус крови ему не приснился. Похоже, в падении себе что-то разбил.
  Маленький красный огонёк закономерно вывел к стене.
  По дороге Марат чуть не сломал запястье, саданувшись с размаху о какую-то железную бандуру. После тщательного исследования, сопровождающегося перечислением родственников этой диковины до седьмого колена, он выяснил, что наткнулся на картотечный шкаф.
  Все выдвижные ящички были заперты и надменно щёлкали всякий раз, как их пытались открыть. Судя по тому, что никакой сигнализации не сработало, их содержимое не имело особой интеллектуальной ценности. Но было достаточно важным, чтобы запираться на ключ.
  Решив, что в качестве компенсации за полученные травмы можно и полюбопытствовать, Марат по привычке огляделся, а затем осторожно сунул руку внутрь. Пальцы пробежались по стройному ряду папок и вытянули одну наугад.
  Некоторое время он бездумно таращился в темноту, только потом осознав, что всё бес толку. Следовало добраться до помещения посветлей.
  Крепко зажав папку подмышкой и на всякий случай запомнив, что картотечный шкаф стоит аккурат под индикатором, Марат двинулся по стенке, пытаясь нащупать выход.
  Дверная притолока попалась совершенно неожиданно - после первого же угла. Облегчённо выдохнув, он просунул голову наружу.
  Ожидания не оправдались.
  Вместо того, чтобы попасть в более-менее освещённый коридор, Марат вполз в абсолютно аналогичную темноту. Отличалась она, разве что, куда большим числом мелких лампочек, мерцающих в разных частях комнаты. Да беспрестанным гулом работающих вентиляторов.
  Медленно продвигаясь к скоплению разноцветных огоньков, Марат врезался в какой-то шаткий столик. Наверху возмущённо звякнуло.
  Поспешив обойти эту хрупкую конструкцию, Марат подался левее и через пару неуверенных шагов наткнулся на такую же. Оказавшись боле сговорчивой, она с готовностью подвинулась.
  Это потом уже Марат сообразил, что новый столик был на колёсах. Пока же он с замиранием сердца слушал тихое шуршание.
  Шарах! Комнату затопил звук звенящих стёкол. Похоже, на столике что-то стояло, мир его праху.
  Неразличимые в темноте склянки, скакали, как сумасшедшие, бились друг о друга, падали на пол.
  Рядом с рукой что-то взорвалось, брызнув мелкими осколками и наполнив пространство аммиачной вонью. Марат резво попятился и прильнул к двери.
  Идея пересекать комнату напрямик теперь казалась на редкость неудачной.
  Кое-как обогнув опасный участок по стенке и тщательно ощупывая каждый сантиметр, Марат прополз мимо мерцающих разноцветных огней. Оставалось втихую недоумевать, кому пришла в голову мысль держать хрупкие стекляшки рядом с оборудованием.
  Побоявшись задеть провода, он на всякий случай завернул по дуге и без происшествий добрался до второй двери.
  К великому облегчению, за ней оказался знакомый коридор. Марат обрадовался ему, как родному, хотя бы потому, что тот был слабо, но освещён.
  Вот только эйфория длилась недолго. Ровно до того момента, как Марат понял, что абсолютно не представляет, как отсюда выбираться.
  Коридор уходил в стороны двумя сереющими ветками, не давая ни малейшего шанса на опознание. Одинаковые стены, одинаковые лампы и могильное безмолвие.
  Посмотрев на папку в руках, Марат уже было подумал её распотрошить, чтобы отмечать собственный путь, но повременил. Вместо этого он бросил её возле двери, из которой вылез, и наугад отправился в правое крыло.
  Спустя минут двадцать выяснилось, что направление было выбрано неверно.
  Неотличимые друг от друга двери кабинетов тянулись стройным шахматным рядом и никаких опознавательных знаков не имели. Босые ноги начали замерзать. Марат усиленно тёр предплечья, ругая себя за то, что не привык спать в майках. Хорошо хоть штаны от пижамы натянул.
  В конце концов остановившись, он на всякий случай сунул нос в пару запертых комнат и, не усмотрев там ничего нового, кроме вездесущей темноты, поплёлся обратно.
  Выход определённо был не здесь.
  Но и второй рукав коридора подставил не меньше.
  Отмахав из принципа то же расстояние, Марат так и не заметил намёков на лифт или лестницу. Но ведь попадали как-то сюда люди! Значит, следовало искать. Или просто сидеть на месте и ждать, пока его тут обнаружат.
  Вернувшись к брошенной папке, Марат устало сполз по стене и взялся перелистывать трофей.
  И даже тот его разочаровал.
  Несколько таблиц дробных цифр, одинокий лист с круглыми диаграммами и непонятными символами. Пара штрихованных ультразвуковых снимков, на которых ничего, кроме мутных пятен, не различить... Марат уже отчаялся найти что-нибудь интересное, как вдруг между страниц мелькнули рукописные строки. Перелистнув назад, он с трудом вчитался в неразборчивый почерк.
  Поддавались расшифровке только сокращения "нестаб.", "агресс.", "ген.", какое-то иррациональное "мяс." и крупный набор латиницы, среди которого отчётливо выделялось жирное "DEL".
  Марат нервно сглотнул и предпочёл страничку закрыть.
  Какой бы "нестаб." ни ел это "мяс.", его, похоже, "DEL".
  Дальнейшие листы со связками символов это никак не подтверждали, но и не опровергали.
  В самом конце виднелись гирлянды формул, на которые Марат даже не взглянул. С химией у него всегда было туговато.
  Устало расправив плечи, он случайно стукнулся затылком о стену и раздосадовано сморщился. Голова всё ещё трещала после неудачного приземления. Зад начал отмерзать.
  Подложив вниз папку, Марат некоторое время сидел и бездумно пялился в стену, надеясь, что служба безопасности его уже засекла и скоро отконвоирует наверх. Но то ли он её переоценивал, то ли здешние особисты выделялись повышенной расхлябанностью - за ним никто так и не явился.
  В красках вообразив, что спустя годы кто-нибудь натолкнётся в коридоре на скрюченную обледеневшую мумию, Марат с кряхтением поднялся и решил, что всё же надо выбираться самому. Может быть, сейчас обнаглевшие охранники пялятся в мониторы и бессовестно ржут над его топологическим кретинизмом. Ну, он им такой радости больше не доставит.
  Наклонившись сквозь дверь, Марат небрежно зашвырнул папку с исследовательской белибердой в темноту. Та чудом угадила на невидимый стол, потому как звук оказался на удивление мягким.
  Ещё раз покрутив головой для порядка, Марат хмуро поплёлся налево. Лево ему нравилось как-то больше.
  От нечего делать он периодически запускал ладонь сквозь стены и прислушивался к собственным ощущениям.
  Внутри комнат чаще всего попадались шкафы. Пару раз он натыкался на стекло. А однажды ухитрился зацепить органайзер, просыпав карандаши и ручки.
  И вдруг ладонь чиркнула по пластмассовому квадрату.
  Чуть не пройдя мимо, Марат резко дал по тормозам и принялся детально ощупывать диковинку. Он даже сунул голову следом, желая убедиться наверняка. Осязание не подвело - квадратом оказался выключатель.
  Щёлкнула кнопка. Марат зажмурился, успев отвыкнуть от яркого света, и решительно шагнул внутрь.
  Помещение оказалось небольшим складом, утопающим в металлическом блеске. Почти всё свободное пространство было заставлено клетками. Тонкие прутья решёток громоздились друг на друга, создавая неповторимое ощущение сказочного металлического леса. Или одной большой галлюцинации - при каждом шаге менялся и окружающий Марата узор.
  Клетки были самые разные, но в целом довольно небольшие. По виду, предназначались они либо для переноса животных, либо для упаковки хрупких грузов.
  Но Марату их истинное предназначение было глубоко по барабану. Он задумчиво осматривался, прикидывая, нельзя ли будет наверх. Большая часть клеток занимала всё пространство от пола до потока, однако на некоторые можно было взгромоздиться.
  Высоко подскочив, Марат выпрыгнул из переплетения решёток, в котором всё это время стоял, и уселся на ячеистые крышки. Конструкция зашаталась, но выдержала.
  До верха можно было дотянуться без проблем, и Марат беспрепятственно сунул голову в потолок.
  Комната над ним оказалась совершенно пуста. Через щель приоткрытой двери пробивался слабый свет коридора, что вселяло надежду - возможно, люди здесь ходили чаще, чем внизу, раз ничего не запирали.
  И всё же рисковать Марат не стал. Спустившись обратно, он взял пару клеток и, поднявшись, закинул их сквозь потолок. Затем повторил манёвр ещё несколько раз, а после вылез и сам. Теперь строительного материала должно было хватить для лестницы ещё на следующий этаж. А если что, он вернётся за новой порцией.
  На этом уровне тоже никого не оказалось.
  Бес толку побродив по коридорам некоторое время, Марат вернулся и принялся сооружать плацдарм для покорения новых вершин. Шаткую конструкцию он задвинул в угол, чтобы не рассыпалась. Клетки были мельче, поэтому в потолок пришлось впрыгивать.
  Уже очутившись наверху, Марат с запозданием услышал грохочущий скрежет. Сунув голову в пол он с пессимизмом обнаружил, что из-за толчка всё развалилось. Путь назад был отрезан.
  Медленно разогнувшись, Марат смирился с тем, что блукать ему здесь придётся до скончания века. Поэтому неторопливо отряхнулся и вышел в коридор.
  Который умудрился его удивить. Марат оказался в светлом изогнутом кластере с частым рядом клёпаных дверей по внешнему контуру. Они были гораздо уже попадавшихся ранее, с небольшими смотровыми окнами на уровне глаз, забранными ячеистой решёткой.
  Далеко не сразу Марат сообразил, что это одиночные больничные палаты. По крайней мере, таковыми они выглядели снаружи. Вот только внутри напоминали крохотные комнатушки психушек, со скидкой на то, что стены в них были не мягкие, а самые что ни на есть обычные - бетонные. В одной Марат обнаружил следы крови и остатки истлевшего тряпья. Кого-то резко доволокли до порога, о чём свидетельствовал тонкий размашистый мазок, и вытолкнули в коридор на своих двоих - снаружи уже никаких улик не просматривалось.
  Захотелось поскорее смыться из столь гнетущего местечка, поэтому Марат, недолго думая, перескочил в соседний кластер.
  Тот выглядел уже более сурово. Двери и пол отливали замызганной серостью. Сразу видно - использовались куда чаще предыдущего отсека и мылись гораздо реже. Камеры здесь были просторней, с выступающими из стен узкими лавками, на которые едва можно было сесть.
  Никого из людей, однако, видно не было. Поэтому Марат, дойдя до конца коридора, в нерешительности замер перед следующей стеной.
  С учётом тенденции, за ней могло оказаться кое-что похуже. И торопиться туда не хотелось совсем.
  Он уже понял, где находился. Это место с чистой совестью можно было приравнять к тюремному блоку. А значит, штрафные изоляторы могли находиться где-то на этаже. И вот уж туда направляться по доброй воле не возникало ни малейшей потребности.
  Зато после некоторых раздумий Марата осенило, как можно перебраться наверх. Двери этого блока были целиком решётчатые - стоило попробовать забиться под потолок, а оттуда уже перетянуть себя на другой этаж.
  Однако в теории это оказалось легче, чем на практике. Руки скользили по прутьям, пальцы хрустели и царапались о металлические бугорки. Марат с трудом перебирал ногами, кое-как упираясь в решётку и молясь всем богам, чтоб не сорваться.
  Неожиданно ему пришла в голову мысль, что раньше воевать с силой тяжести не доводилось. И неизвестно, как реагируют способности на попытку втащить себя наверх.
  До этого момента Марат всегда упирался во что-то ногами. Теперь же предстояло подтягиваться. А вдруг он порвётся пополам, пока будет барахтаться, цепляясь за пол другого этажа?
  По решётке он ухитрился взгромоздиться под самый потолок, где пришлось немного повисеть, перебирая варианты. И тут Марат вспомнил что, в сущности, нужное действие поддаётся инверсии. Делал же он вертикальную стойку на турнике когда-то. Почему бы и тут не попытаться втолкнуть себя ногами вверх?
  Аккуратно, словно на минном поле, Марат принялся переворачиваться, рискуя сорваться в любой момент. Пыхтя, он с трудом распластался животом по прутьям и немного покачался. И тут же едва не упал. Некоторое время ушло на восстановление равновесия. И вот Марат ловко пополз вверх.
  Стоило залезть внутрь задней половиной, как бетонный пол следующего этажа стал надёжной опорой. Резво усевшись на колени, Марат выпрямился и тут же пребольно стукнулся головой о крышку стола.
  Оказывается, он очутился в чьём-то рабочем кабинете. Чудом не угодив в тумбу по соседству.
  Только сейчас дошло, как сильно он рисковал, решив лезть вверх без оглядки. Стал бы плотным в ящиках - получил бы комок деревяшек в пузо.
  Нервно икнув, Марат шустро перекатился из-под массивной столешницы и быстро огляделся.
  Свет в комнате был. Выхватывал тусклые края стеллажей с колбами, в которых плавали ошмётки неопознанной бурды. Стены скрывались за рядами пыльных папок-скоросшивателей.
  Из коридора доносился усталый разговор:
  - ... сегодня особенно активны, - заезжено рапортовал виноватый голос.
  - А вы двойную дайте, - последовал умиротворённый совет, и Марату показалось, что собеседник очень доволен, несмотря на определённую внезапность случившегося.
  - Предположительно, реакция на смену давления. Чувствуют перемену погоды даже отсюда.
  - Как часы. Хоть метеорологам продавай.
  Послышался удаляющийся смех и стихающие шаги.
  Марат только сейчас понял, что сидел абсолютно неподвижно, стараясь не дышать. Довольно странная реакция на тех, кто, по его мнению, мог вывести отсюда.
  Но что-то в этих голосах безгранично настораживало. Быть может, интонации въевшегося цинизма, какие можно расслышать у бывалых мясников.
  Беспокойно сглотнув, Марат рывком ухватил старый скрипучий стул. Водрузив его на стол, он быстро взобрался наверх и сунулся в потолок.
  Надо было уходить и как можно скорее. Память услужливо подкину картину алчно горящих глаз, пожиравших во время переговоров и разочаровано потухших, когда Марат отказался от проведения дополнительных истязаний. Да, тут работали настоящие энтузиасты...
  Выше ждала пара этажей мертвецкой тишины.
  Поразительно, какое расстояние удалось преодолеть во сне. Но ещё больше удивляло то, что его получалось отвоёвывать обратно.
  В одной из рекреаций Марат обнаружил частую винтовую лестницу и впервые поднялся по-человечески. Лестница пряталась в углу этажа с высокими потолками, подобраться к которым не смог бы даже он.
  Ещё два этажа капитально подставили - оказались под завязку набиты трубами и механизмами. Марат раз шесть попадал на провода, получая бодрящий заряд. К концу пробных вылазок у него образовался панибратский тик, заставлявший дружелюбно подмигивать стенам.
  Зато проблем с опорами тут не возникало, в отличие от всех последующих этажей. Те были настолько пустынны и бесхозны, что Марату пришлось вскрывать односторонние засовы и балансировать на дверных ручках, лишь бы только взобраться выше.
  Спустя пару часов утомительного путешествия он понуро сидел на полу очередного неузнаваемого коридора и уже проклинал себя за мнительность. Возможно, сдаться тем учёным маразматикам было всё же выгодней, нежели ползти по бетонным переборкам, выбиваясь из сил и рискуя собственной шкурой.
  Дело пошло бы значительно проще, будь в подземной части здания налажена пафосная система вентиляции. Марат тосковал по сладкой лжи фильмов, в которых удавалось без особых проблем путешествовать через сеть обширных воздушных труб. И страдать только от вони да лохмотьев пыли. Он-то проверил - вентиляция в здешних комнатах была пригодна разве что для робких перебежек заблудившегося скунса.
  Но больше всего удивляло то, что никто так и не поднял тревоги.
  По идее, Марат сейчас плутал в изолированных секциях, допуск к которым ученикам вряд ли предоставлялся. Но, тем не менее, его никто не спешил выдворять.
  Это было просто нелепо! Наверняка же помещения нашпигованы аппаратурой для слежки! Но никого не подняли по тревоге. Никакой паники... Может быть, охранники сочли его недостаточно опасным и в наказание просто предложили выбираться самому? Или гнить тут до смены караула... Равноценно безрадостная перспектива.
  Марат устало прильнул виском к стене и посмотрел наверх - надеялся обнаружить там что-то кроме безразличных его участи галогенных ламп. Однако вместо этого он почувствовал тихую вибрацию звука.
  Если бы не гудящая от боли и усталости голова, он бы вряд ли заметил нечто подобное.
  Дребезжание распространялось по стене и шло откуда-то сверху. Мгновенно запустивший ухо в бетон Марат настойчиво прислушивался.
  Ритмичный, периодически сбивающийся, звук явно был рукотворный. Выходит, где-то выше прямо сейчас работали люди!
  Вскинувшись, Марат пустился по коридору. Время от времени он припадал к стене и уточнял направление.
  Как назло, в том месте, где густые тона звучали отчётливей, комната пустовала. Зато соседняя была доверху забита покорёженным железом. Зачем такой хлам хранят и почему тот вообще образовался, Марат вникать не стал. Зато не преминул реквизировать.
  Этажом выше звук распознавался без пособничества проводников.
  Яркая гамма быстрых переливов распадалась на отрывки, по которым можно было опознать источник.
  Марат удивлённо вытянулся, не веря своим ушам. Кто-то играл на рояле.
  А значит неподалёку был кабинет музыки!
  Кому бы ни пришла в голову блестящая идея упражняться посреди ночи, этого фанатичного маэстро можно было только благодарить!
  Радостно подскочив, Марат принялся искать путь наверх с удвоенным рвением. И вскоре наткнулся на знакомую кабину лифта. Вот только открываться она отказалась наотрез.
  Сколько Марат не прикладывал ладонь к панели, лифт оставался безучастным к его потребностям.
  "Ну конечно! Нельзя просто взять и доехать!" - недовольно буркнул Марат и окинул внимательным взглядом створки. Что ж, для успевшего поднатореть в карабканье такая несговорчивость препятствием не станет.
  Нырнув в шахту, Марат принялся подтягиваться, цепляясь за скобы. И быстро взгромоздился на пролёт вверх. Тот оказался неожиданно большим. Видимо, потолки помещений тоже имели приличный метраж.
  Приоткрытая комната была только одна. Даже казалась знакомой, хотя Марат не проявлял особой щепетильности к опознаванию учебных классов.
  Быстрые, яркие переборы нот создавали в коридоре неприлично жизнерадостную атмосферу. Но к тому времени, как он дошлёпал до двери, сменились медленной, грустной мелодией. Судя по всему, достаточно новой для игравшего - он то и дело сбивался и переигрывал заново.
  Осторожно сунув голову в щель, Марат с любопытством уставился на своего спасителя.
  Если этот гений как-то сюда добрался, значит, и лифтом управлять наверняка мог.
  Увиденное его слегка озадачило.
  
  Способность 12. Спокойствие.
  
  На залитом светом помосте, то и дело встряхивая головой, за бескрайней чернью рояля восседала девчушка из столовой.
  Тонкие руки умело перебегали по ленте клавиш, наполняя музыкальный класс почти неземными звуками.
  Как можно было извлекать нечто подобное из утробы орудия пыток, Марат представлял с трудом. Но хрупкому созданию чёрный зверь, похоже, с радостью подчинялся.
  Звуки обволакивали, кружились стройными партиями, убаюкивали. Марат широко зевнул, вспомнив, что так нормально и не выспался. А времени до подъёма оставалось всё меньше, если он вообще его не пропустил. Пора было взывать о помощи свыше.
  Скользнув внутрь, Марат с облегчением направился к подиуму в надежде на адекватность старой знакомой.
  Странно, что простая официантка запросто разгуливала по подземным этажам, ведь даже ученикам туда прохода не давали. Хотя, если она была дочерью какого-нибудь здешнего адепта науки, то ничего удивительного. А вот что начнётся, если она позовёт папочку?.. Но эту мысль лучше было гнать подальше.
  Не найдя, чем тактично привлечь внимание, Марат просто довольно захлопал.
  Девчушка вздрогнула так сильно, что едва не свалилась со скамьи. Мелодия оборвалась незаконченным пассажем, от чего в воздухе сразу же повисла неловкая тишина.
  - Здорово играешь, - кивнул Марат, переступая с ноги на ногу.
  Девчонка всё ещё испуганно моргала огромными глазищами и делала робкие попытки спрятаться за роялем. Кто знает, что её смущало больше - то, что застукали за любимым делом, не предназначенным для чужих ушей, или основательно потасканный вид полуголого паренька, скребущего отмороженными пальцами по полу.
  - Как тебя зовут? - предпринял новую попытку достучаться до собеседницы Марат.
  Та моргнула уже осмысленней, но от чего-то потупилась. Некоторое время посозерцав собственные ногти, она смущённо улыбнулась и повела плечом.
  Разговор явно не клеился. Марат аккуратно сцепил за спиной руки.
  Потому он и не любил общаться с младшими - скажешь что-нибудь не то, шуганёшь не вовремя, и прощай расположение. Потом никаким шоколадом не подмазать.
  Девчонка колыхалась возле рояля, как безвольная тростинка, и беседу продолжать не стремилась. Она аккуратно гладила полированный бок, находя в этом, похоже, своеобразное успокоение.
  - Меня тут Юном называют, - решил пересилить себя Марат и продолжить диалог, как бы глупо это ни смотрелось. Он уловил уже откровенно заинтересованный взгляд, и решил развить тему. - У всех здесь дурацкие прозвища. Башку свернёшь, раньше, чем запомнишь. И попробуй только оговориться! Сразу задницу подпалят.
  Девчонка открыто улыбнулась. Видимо, Игниса она тоже знала достаточно неплохо, и по повадкам определяла с лёгкостью. Но, наткнувшись на выжидательный взор Марата, тут же погрустнела. Глянув всторону, она нервно постучала по крышке, а затем быстрым движением прикоснулась к горлу и виновато отвернулась.
  - А-а-а... - протянул Марат, отводя глаза. - Болеешь.
  Сжав губы в тонкую линию, собеседница посмотрела так, словно он ляпнул непростительную глупость. Марат упорно разглядывал пол и думал о том, как бы поскорее заставить её вызвать лифт.
  Впереди наметилось едва заметное движение. Набравшись храбрости, девчушка осторожно переместилась за инструмент и деловито размяла кисти.
  Маленькая, худая, она, казалось, должна была тонуть даже в складках собственного платья. Но вместо этого, решительно откинув назад длинные белесые волосы, воздела указательный палец к потолку и строго посмотрела на Марата, требуя внимания. А затем быстро заиграла что-то эмоциональное, не забывая выразительно поглядывать на собеседника.
  Мелодия казалась смутно знакомой. Марат нахмурился, пытаясь понять, что она могла значить, но ничего особенно символичного из памяти не выудил. Пожав плечами, он с непониманием посмотрел на девчонку. Та, увидев, что её идею не улавливают, сразу же прекратила играть и задумалась.
  Хлопнув пару раз в ладоши, она показала руками на клавиши, а затем уверенно постучала пальцем в грудь. После чего изобразила в воздухе беспорядочное бряцанье, и снова указала на себя.
  - Играешь, да, - согласился Марат. Девчонка хлопнула ладонью по лицу.
  Замахав руками в отрицательном жесте, она сделала вид, что кланяется, а после начала наигрывать новую мелодию. Эта уже звучала совершенно по-другому, но оборвалась так же неожиданно. Девчонка выразительно постучала по себе ладонью.
  - О! - догадался Марат. - Тебя зовут так же, как и то, что играешь?
  Радостно закивав, девчушка снова принялась бегать пальцами по клавишам. И снова музыка была другой - размеренной, похожей на старинный вальс. Марат смущённо поскрёб за ухом.
  - Я вообще-то не очень разбираюсь...
  - Верди, тупица. Это Верди! - послышался презрительный смешок.
  От двери отделилась тонкая фигура и расхлябанной походкой двинулась к подиуму. Из тени медленно вырисовывалось бледное лицо и спутанные волосы. Марат мигом узнал затёртого поварёнка, остановившегося в нескольких шагах и блестевшего теперь большими злобными глазищами из-под свисающей чёлки.
  - Как можно не знать такой элементарщины?! - брезгливо поинтересовался тот и неодобрительно покосился на девчонку.
  Сейчас он выглядел далеко не таким зажатым, каким представал в толпе. Резко вздёрнув подбородок, с вызовом взглянул на оппонента и, прошествовав мимо, небрежно прислонился к роялю.
  Марату стало смешно. Бравирующий шкед смотрелся настолько нелепо, что воспринимать всерьёз его чванливые замашки было просто невозможно. Если он так себя вёл и с Гелом, тогда последнего можно было даже не винить. Здесь руки просто-таки сами чесались отвесить душевную оплеуху.
  - Что ты тут делаешь? - весьма неприязненно начал допрос мелкий.
  - На экскурсии, - лаконично отозвался Марат, дружелюбно похрустывая костяшками кулака. - Как раз пытался уточнить, где у вас кунсткамера. Но возникло некоторое недопонимание...
  На этих словах девчонка виновато опустила голову. Поварёнок же наоборот, демонстративно скривился и сквозь зубы процедил:
  - Даже врать не умеет, дубина. Зачем таких вообще берут?
  - Даже сарказма не понимает, щегол. Видать, чудом сюда втёрся, - ответил в тон Марат, безмятежно разглядывая потолок.
  Безвредный шушпанчик, возмущённо пыхтевший сейчас из-под своей спутанной копны и не знающий, что возразить, его забавлял.
  - Ты... Да ты... Да как ты смеешь!.. Да я!.. - тужилось юное кулинарное дарование, потрясая стиснутыми кулаками.
  Марат совершенно искренне зевнул. Спать хотелось уже довольно ощутимо.
  "Блямс!" - девчонка с силой ударила по клавишам, прерывая перепалку, и в упор уставилась на патлатого.
  Смотрела она при этом так строго, что Марат тихо хмыкнул, отдалённо посочувствовав бедолаге. Им, похоже, вертели как могли.
  Что характерно, пацан действительно угомонился. И даже приобрёл условно-виноватый вид, быстро сменившийся равнодушной маской. Окинув Марата презрительным взглядом с головы до пят, он выразительно приподнял бровь и прохладно уточнил:
  - Интересно, а твоя староста знает об этой маленькой вылазке?
  Звучала фраза довольно однозначно - малец прекрасно понял, в какой ситуации находился Марат, и что его вполне можно заложить.
  "Вот гнида!" - изумился тот, но виду не подал. Вместо этого он ухмыльнулся и, небрежно покачиваясь с пятки на носок, с абсолютно наглой невозмутимостью заявил:
  - Осади, приятель. Я тебе не Гел. И на подружку твою не претендую.
  - А я тебе не приятель! - немедленно зашипел лохматый типец, наливаясь краской праведного негодования и украдкой бросая смущённые взгляды в сторону.
  При упоминании верзилы его передёрнуло. Марат с упоением отметил, что попал в точку. Сам-то он на столь элементарную подначку давно не вёлся. Поэтому, ощущая себя действительно взрослым в сравнении с этим щеглом, он лишь хитро подмигнул насторожившейся девчонке и добродушно отозвался:
  - Как скажешь, малой. Только потом не обижайся...
  - И ты... - неожиданно расплылся в желчной улыбочке пацан, что заставило Марата слегка насторожиться: ему определённо не угрожали; так, доводили до сведения.
  Неужели этот агрессивный змеёныш был способен на что-то большее, чем пустая грызня?
  "Пим!" - напомнила о себе девчушка, нажав одну из крайних клавиш.
  Прозвучало это, как ненавязчивое "гх-гхм".
  Настроение в комнате радикально изменилось. Поварёнок уставился на Марата каким-то новым, задумчивым взглядом.
  - Кто же ты, потеряшка? - с любопытством пробормотал он под нос и откинул волосы, чтоб не загораживали обзор.
  Глазищи у пацана были действительно дикие. Большие, чуть навыкате от постоянного гнева и совершенно чёрные. Смешные длинные ресницы делали его похожим на девчонку, особенно если лупатый принимался часто моргать.
  Взирал он при этом с помоста, словно мелкий божок, изволивший явить своё величие убогой черни.
  Почувствовав непреодолимое желание схватить недомерка за шкирман и как следует встряхнуть, Марат предпочёл перевести взгляд на девчушку. На ту смотреть было несколько приятней.
  Поэтому он не заметил, что взгляд мальчишки на секунду расфокусировался, а затем полоснул диким отвращением.
  - Э, даже так!.. - чуть изумлённо проговорил мелкий и быстро забубнил, ни к кому конкретно не обращаясь. - Пассивность выше среднего... Кто бы сомневался, с такой-то рожей. Физика максимальна. О, вот это интересно! С виду, вроде, хиляк. А что там с прогнозами?.. Хе! Ну да. Работёнка как раз для таких! На большее и не потянет. Понаберут сброд, а потом удивляются...
  "Ох, заткнулся бы ты..." - раздражённо подумал измотанный ночными бдениями Марат, но вслух ничего произносить не стал в надежде на то, что мелкий всё же перебесится.
  Надежды закономерно не оправдались. Задрав нос, парнишка свысока осмотрел Марата и, похоже, уверившись в абсолютной безнаказанности, нагло заявил:
  - Крыс уже давно пора вычеркнуть. Бестолковая специализация. Кому вы нужны?! Лишнее место у кормушки. Только и держат, чтоб было, против кого дружить... Тупая система! Её сто лет, как надо на свалку. Но нет! Всё ещё не хотят признавать, что просчитались. Пытаются тянуть! - пацан уже распалялся не на шутку; отчаянно жестикулировал, и, брызгая слюной, выговаривал Марату, не стесняясь тыкать в того пальцем. - Бестолочи! Балласт! Все прекрасно справляются и без вас! Уже не одно поколение доказало... Вы архаизм. Вы устарели! Вполне можно запихнуть к разведчикам! Самое место вам среди этих отбросов! Гнилая падаль!!!
  Больше ничего сказать он не успел. С интересом выслушав основные претензии, Марат спокойно протянул руку к одной из пустующих микрофонных стоек и от души размахнулся.
  Хрясь! Тонкая трубка погнулась от удара. Мальчишка кубарем полетел с помоста.
  Довольно осмотрев стойку, Марат ловко перебросил её в другую руку и на всякий случай поставил рядом.
  А затем, кивнув на медленно ворочавшееся тело, как ни в чём не бывало обратился к испуганно зажавшей рот девчушке:
  - Он всегда такой нервный?
  Та яростно замотала головой и посмотрела на Марата с нескрываемым ужасом.
  - Слушай, он сам напросился, - примирительно поднял ладони тот и отступил от стойки.
  Поварёнок уже сидел, схватившись за бок, и дико сверкал безумными глазами из-под вьющихся волос. Марат задним умом сообразил, что ссориться с человеком, готовящим для него пищу, мягко говоря, чревато.
  - Извини. Тяжёлая была ночь... - вздохнул он и подошёл к жертве произвола, протягивая руку, чтоб помочь подняться. Однако пацан её старательно проигнорировал и, покачиваясь, встал сам.
  Расплывшись в кривоватой, слегка невменяемой усмешке, он, смакуя каждое слово, с наслаждением провозгласил:
  - Всё правильно. Чего ещё ждать от крысы?.. Эй, староста! Забирай своего дурика!
  Непроизвольно вздрогнув, Марат посмотрел на входную дверь.
  В проёме стояла мертвецки бледная Токсик в полном комплекте униформы. Оставалось лишь гадать, видела она расправу, или нет. И если да, то какие выводы сделала.
  О том, как староста вообще здесь очутилась в столь неподходящий момент, лучше было не думать.
  - Я не хотел, - твёрдо сказал Марат, снова поворачиваясь к парнишке. Теперь даже ему собственный поступок казался нерациональным. Быть вторым Гелом совсем не улыбалось. - Но согласись, первый начал ты.
  Пацан презрительно осклабился, но в ответ не проронил ни слова.
  Шагнув к роялю, Марат чуть подался вперёд и театральным шёпотом обратился к напуганной девчонке:
  - Ты уж за ним приглядывай, ладно? Не меня, так ещё кого доведёт. Сам себя же и покалечит.
  Боязливо закивав, она перевела взгляд с одного на другого и кивнула снова, на этот раз без колебаний. А затем, опять посмотрев на собеседника, осторожно наставила на него палец.
  В этом нерешительном жесте настолько явно сквозило укоризненное: "Но ты за собой следи!" - что Марат непроизвольно улыбнулся. И согласно моргнул, подтверждая, что попробует сдержаться хотя бы из уважения к её просьбе.
  Робко улыбнувшись, девчонка потупилась, а затем с надеждой посмотрела на него. Марат почуял, что его втравливают в какое-то неблагодарное дело. В частности, берут нянькой на подхвате для это малолетнего истероида.
  - Не-не-не! Давай сама! - тут же замахал руками он и картинно отпрыгнул подальше от обоих.
  Девчонка расцвела яркой улыбкой и радостно захлопала в ладоши. Поварёнок нахмурился, с сомнением разглядывая то одного, то другого.
  - Рада, что вы нашли общи язык, - бесстрастно констатировала Токсик, незаметно возникая у него за спиной.
  Что показательно, тот даже не шелохнулся. Лишь небрежно повёл плечом и фыркнул, отворачиваясь.
  - А над характером работай, - не удержался напоследок от шпильки Марат.
  Мелкий уже набрал воздуха, чтоб возмущённо завопить, но к нему тут же подскочила девчушка и ловко зажала ладонью рот. А затем усиленно закивала, божась, что совету вняли и непременно будут стараться.
  Парнишка грозно пыхтел, но вырываться не спешил. Судя по виду, ему было даже приятно.
  Лукаво подмигнув, Марат махнул на прощание рукой и двинулся следом за старостой, твёрдо уверенный, что эта парочка ему нервы ещё потреплет.
  Нет, девчонка-то была вполне вменяемой, боязливой только, а вот второй экземпляр, несомненно, нуждался в серьёзном лечении.
  И всё же Марату не давали покоя его слова.
  "Только и держат, чтоб было, против кого дружить..." - звенело в голове, радостно подскакивая на услужливых мыслишках о том, как к нему с первых минут отнёсся Игнис. Причём, похоже, тот даже не считал себя неправым.
  Может быть, положение Марата здесь отнюдь не было таким радужным, каким пыталась выставить девчонки, говоря о его исключительности?
  Провожая до лифта, Токсик упорно молчала.
  Это слегка нервировало, особенно если учесть, что староста перманентно излучала флюиды укоризны, и в её присутствии сохранять безмятежный вид было весьма непросто. Однако Марат твёрдо решил докопаться до истины, поэтому, не тушуясь, принялся за расспросы.
  - Как ты меня нашла? - первым делом осведомился он, ловя себя на том, что едва поспевает за быстрым шагом девчонки.
  Похоже, всё-таки злилась.
  - Поступил вызов, - последовал сухой ответ и не менее безжалостный ультиматум. - За пренебрежение распорядком будет назначено наказание.
  Марат споткнулся на ровном месте, и ошарашено врос в пол.
  Он, конечно, подозревал такой исход, но всё же оказался к нему морально не готов.
  - За что?!! - воскликнул он, сжимая кулаки. - Я вообще ничего не делал!
  Токсик остановилась, но оборачиваться не стала.
  Новичок кипел от праведного негодования, поэтому она сочла за лучшее перечислить все прегрешения по порядку:
  - Нарушение комендантского часа. Самовольное покидание жилого корпуса. Несанкционированное перемещение по учебным этажам. Инициация поединка в отсутствие наблюдающей стороны, - за одно это тебя следует изолировать.
  - Какое, к чертям, самовольное?! - прорычал Марат и шарахнул кулаком об стену. - Я случайно упал. Случайно, ясно тебе! Вашу мать, я тут всю ночь провёл, и хоть бы кто спохватился! Я хочу спать! Я жрать хочу! Замёрз, как собака! А вы только и дожидались, пока выберусь, чтоб первым делом в клетку посадить!!!
  - Всю ночь?! - слегка озадачено переспросила Токсик. Но, мгновенно притихнув, через пару секунд пробормотала. - Действительно...
  Недоверчиво прищурившись, Марат окинул старосту хмурым взглядом, не понимая, куда она клонит.
  Других комментариев, однако, не последовало. Токсик так и стояла с отрешённым видом, плялсь в конец коридора, и не предпринимала попыток выяснить, каким образом закончились многочасовые плутания. А ведь знала, что доступа к лифту у новенького нет.
  Марат грозно фыркнул.
  Его судьба здесь, похоже, действительно была всем безразлична. В чём-то малец-поварёнок оказался прав...
  - Всё будет хорошо, - вдруг произнесла Токсик, поворачиваясь и глядя остекленевшими глазами в пол. - Раз отвели столько времени, следовательно, так было предусмотрено.
  Похоже, она издевалась.
  Марат распрямился, желая высказать всё, что думает о дедуктивных способностях старосты, но та вдруг тряхнула головой и подняла на него внимательный взор.
  - Ты прошёл, - заявила она, тщательно скрывая удовлетворение. - Эксперимент окончен.
  Потребовалось некоторое время, чтобы до Марата дошло.
  Он стоял и молча буравил старосту тяжёлым взглядом, разрываясь между желанием обложить её многоэтажными аллегориями, сломать лифт и потребовать сатисфакции, или плюнуть на все выкрутасы и идти спать.
  Ему до чёртиков опостылел местный обычай вгонять учеников в состояние несостояния.
  - Какой. Ещё. Эксперимент, - очень медленно и членораздельно спросил Марат, изо всех сил стараясь не кричать.
  - Элементарный, - апатично отозвалась Токсик. - Крыса выбралась из лабиринта.
  Непринуждённо прислонившись к стене, она окинула чуть потеплевшим взглядом коридор и, заметив, что Марат таким объяснением не удовлетворён, протяжно выдохнула.
  - Раз уж ты, как утверждаешь, всё равно упал, тебя решили проверить. На профпригодность, если допустимо так выразиться. Тест физических и психических способностей. Находчивости, быстроты реакции, оценки обстановки и поиска возможных решений... - Токсик аккуратно поправила выбившуюся прядь волос и, не глядя на новичка, закончила. - Судя по всему, с задачей ты справился. В противном случае, я пришла бы значительно раньше.
  - Но ведь меня уже проверяли! - возмутился Марат, продолжая обалдевать от такого подхода к делу.
  - Тогда ты был готов и знал основные требования, - невозмутимо возразила Токсик и впервые посмотрела ему в глаза. - А сейчас определял приоритеты сам. Мог просто сидеть до упора и ждать, покуда за тобой не явятся. Но предпочёл действовать, двигаться, изучать территорию и искать пути выхода. Даже рискуя собой. Вот и вся разница.
  Наконец сообразив, что его, кажется, хвалят, а не отчитывают, Марат озадаченно моргнул и слегка успокоился.
  Смысл в словах Токсик безусловно был. Вот только лучше бы любознательные садисты позволили заниматься всеми этими поскакушками в учебное время. Пропущенный отдых-то, похоже, никто возмещать не собирался.
  - Из тебя получится хороший шпион, - бесхитростно подытожила Токсик и, видя, что новичок больше не буйствует, кивнула головой в сторону лифта. - Идём. Мы уже задерживаемся.
  "Шпион", безусловно, звучало лучше, чем "крыса". Да только в повседневной жизни применялось редко, а потому всё равно отдавало изрядной тухлятиной.
  Покорно забредя в подъехавшую кабину, Марат покосился на старосту, размышляя, стоит ли спрашивать или нет. Но слова нервного поварёнка не давали ему покоя, поэтому он всё же решил уточнить.
  - Какая разница между шпионами и разведчиками?
  Не поворачивая головы, Токсик флегматично на него покосилась и безжалостно уточнила:
  - Имеешь ввиду, какую пользу способен принести группе именно ты?
  Марат насуплено кивнул и приготовился к худшему.
  Токсик могла как опровергнуть слова мелкого, так и честно подтвердить. Роболеди уж врать не станет, да и трепаться лишний раз о подобных расспросах не будет.
  - Помимо принципиально иной оценки... - Токсик на мгновение задумалась. - Шпион - глаза и уши отряда. Собирает информацию о противнике, выискивает оптимальную возможность подступиться, оценивает эффективность каждого члена группы в предстоящей операции. От вас зависит, кто пойдёт на дело, а кто останется прикрывать. Вы должны досконально знать возможности каждого и помогать в планировании операций...
  - А как же разведчики? - нетерпеливо напомнил Марат. Главным образом, его интересовала их общая степень взаимозаменяемости.
  Староста задумчиво почесала бровь.
  - Судя по всему, у тебя не достаточно корректное представление об их обязанностях. "Разведчики" - всего лишь неформальное обозначение. Представителей этой категории сил правильно называть "кинетиками". Они занимаются переброской отряда. Им нужно знать местность на расстоянии от штаба до конечной точки. Их основная задача - беспрепятственно и по возможности скрытно доставить группу к месту проведения операции. Не более.
  - Так они шофёры? - после некоторых размышлений привёл, как ему показалось, идеальную аналогию Марат.
  Однако Токсик несогласно дёрнула плечом.
  - Уметь управлять техникой обязан каждый. Скорее, по умолчанию за штурвал встают именно они. Но это лишь косвенная обязанность, проистекающая из теоретической осведомлённости про оптимальные маршруты.
  - То есть, мы всё-таки не похожи? - довольно резюмировал Марат.
  Двери лифта открылись, и староста решительно шагнула в главный коридор.
  Однако перед выходом успела бросить, не оборачиваясь:
  - Кинетикам обычно не приходится убивать.
  В голове вдруг стало необычайно тихо.
  Мысли разбежались по углам, забившись в трещины сознания. В пустоте осталось висеть лишь несколько крупных букв:
  "Что?"
  Пол куда-то поплыл.
  Невидящим взглядом Марат пялился в спину Токсик, а староста вдруг начала расти, поднимаясь всё выше и выше. Казалось, она тянется к самому потолку лишь затем, чтобы обрушиться всей массой и задушить любые попытки неповиновения на корню.
  Резко похолодало. Становилось трудно дышать. Марат дёрнулся и очнулся, обнаружив, что ещё чуть, и провалится в шахту с головой.
  Пол лифта уже был на уровни груди. Ноги совершенно не ощущались.
  - Токс! - панически вскрикнул Марат и поперхнулся. Воздух из лёгких больше не выходил.
  Староста молниеносно подскочила и, схватив его за руки, с силой рванула вверх.
  Не ожидавшее подобного напора тело вылетело из пола с такой скоростью, словно преграды и вовсе не существовало.
  Взметнувшись в воздух, Марат грохнулся на старосту, сбив её с ног.
  Позволив себе сдавленно охнуть, Токсик шваркнулась о бетон и пропахала спиной до ближайшей стены.
  Стесав ладони, Марат ухитрился сократить их совместный полёт, но взамен чуть не расплющил свою спасительницу.
  Однако Токсик не растерялась.
  Быстро перекатившись, она спихнула расслабленно возлежавшего на себе новичка и одним резким движением усадила к стене. А затем, придерживая за плечо, безо всяких рассусоливаний отвесила пару хлёстких пощёчин.
  Встрепенувшись, Марат уставился на неё осмысленным, но донельзя удивлённым взглядом.
  - Цел?! - вместо объяснений затребовала отчёта Токсик, встревожено осматривая его на предмет травм.
  С ответом Марат не нашёлся.
  Он просто сидел и продолжал хлопать глазами, отказываясь понимать, что эта девчонка не только не стала предъявлять претензий, а моментально, сходу, поставила его здоровье превыше собственного. Даже сейчас она всё ещё ни разу не взглянула на себя, хотя явно удостоверилась, что с ним-то уж точно ничего серьёзного не приключилось.
  - Ногой пошевели! - приказала староста, собрано примериваясь к коленке новичка в случае, если он так и не выйдет из ступора.
  - Что? А... - Марат бездумно дрыгнул бедром, больше опасаясь, что его сейчас зачем-то стукнут, нежели понимая, для чего это необходимо.
  - Импульс есть, - облегчённо выдохнула Токсик и строго уставилась на одноклассника, похоже, решая отчитать.
  - У тебя кровь, - радикально предупредил любые возможные нравоучения Марат и неуверенно показал пальцем в область уха. Прикасаться к старосте он от чего-то не решился.
  Токсик резко стёрла скользящие капли, даже не взглянув на ладонь.
  Это действие каким-то образом привело Марата в чувство гораздо лучше оплеухи. Действительно, чего это он тут расселся? Кто из них двоих вообще мужик?
  Постаравшись встать, он лишь на секунду сморщился от боли в ободранных ладонях. Пришлось упираться в стену кулаком, но это принесло нужный результат.
  Слегка покачиваясь из-за всё ещё прибывавшей в глубоком шоке вестибулярки, Марат распрямился и тут же подставил плечо старосте. Её тоже основательно повело от попытки подняться с колен.
  - Благодарю, - машинально отозвалась та и попыталась отстранится, но равновесия не удержала.
  Добродушно усмехнувшись, Марат слегка придержал её, однако фамильярничать не стал и руку опустил сразу же, как дождался утвердительного кивка.
  - Тебе спасибо, - совершенно искренне возразил он и двинулся вперёд, не забывая краем глаза присматривать за девчонкой.
  - Это моя работа, - бесстрастно проговорила Токсик.
  Марат на секунду замер, но потом, улыбнувшись, пошёл дальше, даже не пытаясь переубеждать.
  Пусть говорит, что хочет. Если ей легче в это верить, чем признавать обратное, - пускай. Он-то видел, пусть на секунду, но мелькнувшую в её глазах искреннюю тревогу.
  Непонятно было только - зачем? Что Токсик давал такой ревностный подход, кроме синяков, постоянных отработок и выговоров, Марат не понимал. Для него было очень непривычным ощущать подобную заботу от малознакомых людей, не говоря уже о том, чтобы пытаться как-то её возмещать. Обычно в таких делах скупых кивков хватало...
  - Для тебя это норма? - вдруг спросила Токсик, чем непроизвольно его отвлекла.
  - В смысле? - не понял Марат, оборачиваясь и встречаясь взглядом с привычно пустыми глазами старосты. Может он и правда слишком громко думает?
  - Бесконтрольность, - ответила Токсик ничего не выражающим тоном. - Ты сказал, что провалился случайно. В свете произошедшего, теперь я склонна с тобой согласиться.
  - Нет, - пробормотал Марат, а затем поправился. - Мне казалось, что нет.
  - Сходи в лазарет, - велела староста, не поворачивая головы.
  - Вот ещё, - буркнул в ответ новичок, прикидывая, что сам сдастся здешним врачам, только если будет при смерти. Да и то не факт.
  - Как знаешь, - неожиданно легко смирилась Токсик и, больше не проронила ни слова до самого жилого этажа.
  Марат хотел ответить нечто вроде: "Сходи лучше ты" - но, в конце концов, решил, что звучать такая фраза будет слишком уж двусмысленно.
  Не то, чтобы он изначально намекал на закидоны старосты, скорее, просто беспокоился насчёт внутренних ушибов. Однако, с оглядкой на её дисциплинированность, можно было не сомневаться, что идея с обследованием посетила Токсик если не мгновенно, то уж точно значительно раньше.
  Оба крыла кипели обычной утренней активностью.
  Надежды Марата на сон не оправдались - судя по часам, до завтрака оставалось пятнадцать минут.
  Он тихо застонал и непроизвольно ухватился за перила. Понедельник начинался просто феерично.
  Повелительно взмахнув рукой с намёком на то, чтоб новенький привёл себя в порядок как можно быстрее, Токсик развернулась.
  - Так всё-таки не накажут? - с надеждой переспросил на всякий случай Марат у собиравшейся покинуть его старосты.
  Токсик какое-то время созерцала единственный лестничный пролёт, а затем милостиво отозвалась:
  - Нет. Но ты поступил неверно. Следовало сразу же позвать меня.
  Облегчённо выдохнув, Марат прислонился к перилам и едва не кувыркнулся вниз.
  С трудом удержав равновесие и поймав несколько удивлённых взглядов от проходивших мимо девчонок, он с благодарностью посмотрел на старосту. А затем неуверенно поскрёб переносицу и, подумав о множестве оставленных позади этажей, недоверчиво уточнил:
  - Как же?
  По лицу Токсик скользнула тень мимолётной улыбки.
  Не поверив собственным глазам, Марат изумлённо моргнул, и наваждение тут же пропало. Перед ним стояла всё та же бездушная роболеди, хладнокровно сообщившая:
  - Просто кричи громче.
  Подозрительно хмыкнув, Марат смотрел, как она удаляется и, едва староста скрылась за углом, сполз на пол, всё ещё не веря своему счастью.
  Из двери по соседству высунулся Щит. С сомнением оглядев основательно потрепанного одноклассника, он непринуждённо осмотрелся, но никаких причин для подобного вида не обнаружил.
  - Ты чего тут сидишь? - улыбнулся азиат и, шагнув ближе, протянул руку.
  Марат артачиться не стал и, нервно посмеиваясь, схватился за крепкую ладонь.
  - Невозможно, - выдохнул он, комментируя собственные мысли.
  Щит непонимающе моргнул и ещё раз осмотрел его с ног до головы. Кажется, даже постарался заглянуть в глаза, подражая Вите и выискивая сотрясения.
  - Мировая у нас староста, - покачал головой Марат, и Щит понимающе улыбнулся.
  - Кто это тебя так? Выглядишь, словно из могилы выбирался, - вместо комментариев заметил он.
  На что получил отрешённую усмешку новичка и проникновенное:
  - Не поверишь...
  Весь сегодняшний день учеников в столовой было, как будто бы, меньше.
  Снова раздавали бутилированную отраву, но на сей раз Марат от своей порции открещиваться не стал. И даже мужественно выхлебал половину прямо на месте, чтобы хоть как-то восполнить недостаток сил после бессонной ночи.
  Из-за стола, облюбованного остальной частью класса, иногда прилетали настороженные взгляды старосты. Но панику поднимать она, похоже, не спешила, за что Марат ей был безмерно благодарен.
  Правда, Игнис, заметив их переглядки, тоже начал как-то странно коситься. Вот только его зырканья дружелюбными назвать можно было вряд ли. Зато не реагировать на них, выводя противника из себя, стало настоящим удовольствием.
  Которое сыграло злую шутку уже на втором уроке. Внезапная контрольная по дифференциальным уравнениям привела Марата в состояние, близкое к тотальному коллапсу.
  Ровные двухъярусные ряды степеней, штрихов и прочих атрибутов математических заклинаний вселяли в его душу хаос и безграничное смятение. Из всего, что попадалось на глаза, знакомым выглядел только шрифт.
  Мучительно хотелось воскликнуть: "Мы же не проходили!" - но для педагога эти сведения были определённо не существенны.
  "Дифф-дифф-дифф!" - потрясённо рассмеялся Марат полушёпотом и решил пока даже не пытаться, попробовав собраться с мыслями.
  Видимо, лекции на эту тему как раз и были в той части тетрадок Виты, в которой он разбираться поленился.
  Подняв укоризненный взгляд на одноклассницу, Марат неожиданно заметил, как та небрежно посматривает через плечо. Примерно так же поступал и Игнис. Щит дёрнулся лишь однажды, но умело замаскировал подозрительное движение потягиванием. Похоже, в классе что-то намечалось.
  Проследив за направлением общего интереса, Марат нисколько не удивился, обнаружив в его эпицентре Тохарани. В самом деле, у кого ещё можно было совершенно незаметно попросить помощи, как ни у телепата?
  Снова внимательно осмотрев класс, Марат заметил, что никто больше не вертится. Зато и мечтательная улыбка Хары от него не укрылась.
  Вроде бы бездумно пялясь в окно, девчонка что-то проговаривала, едва приоткрывая губы. Видимо, в данный момент внутри её сознания происходило коллективное совещание остальных. Тохарани лишь выполняла роль проводника.
  Пренебрежительно хмыкнув, Марат отвернулся.
  При всей логичности плана, одноклассники вели себя довольно глупо. Телепатке следовало сразу считать решения из разума учителя, а потом просто раздать их по связи остальным. Это стало бы триумфом списывания.
  Но, судя по напряжённым физиономиям, никто до такого не додумался. Или же ученики все как один были первоклассными актёрами, в чём Марат справедливо сомневался.
  Хотя, возможно, в угоду совести они решили не мухлевать по-крупному, загнав себя в рамки и без того расшатанных этических соображений. И теперь дружно пыжились, дрессируя крючковатые гармошки уравнений. Если б удалось достучаться до телепатки, может и вышло бы выловить хоть несколько решений из общей дискуссии.
  Вита утверждала, что Тохарани не такая уж плохая. Ну, подумаешь, зараза, каких мало. Так теперь хоть на что-то сгодится. Грех было не воспользоваться её силой с учётом того, как ею злоупотребляли остальные.
  "Эй!" - шепнул мысленно Марат, стремясь каким-то образом думать в направлении девчонки. - "Что вы тут затеяли?"
  Ответа на его вопрос не последовало.
  Игнис продолжал вертеться. Вита уже что-то усердно строчила, изредка почёсывая макушку. Телепатка по-прежнему зомбировала окно. Похоже, нужно было попытаться ещё раз.
  Изо всех сил сосредоточившись, Марат громко подумал: "Теперь я знаю твой секрет!"
  Реакция не заставила себя ждать. Но не совсем такая, на которую он возлагал надежды.
  Тохарани прервала раздумья и, бубня себе под нос, начала карябать на листке решения.
  "Что, так сложно подсказать?!" - громко возмутился Марат. Даже зажмурился, чтобы уж точно не отвлекаться во время доставки послания.
  Критически осмотрев собственную писанину, девчонка сосредоточенно кивнула и взялась за следующее уравнение.
  Это было уже верхом наглости.
  Марат возмущённо засопел и уткнулся в свой вариант задания. Значит, даже Игнису она помогать желала, а ему совершенно ни в какую. Ну хорошо же! Выбить вредную девицу из колеи труда не составит - только и нужно как следует позудеть.
  Быстро прикинув в уме варианты, Марат справедливо рассудил, что самым действенным направлением мозгоклюйства будет то, которое создаст наибольший негатив. Ему-то терять уже нечего, а вот внезапно провалившая контрольную телепатка должна уяснить, что виновата сама. Нечего постоянно собирать компромат и воротить нос.
  Избрав тематикой цикл особенно извращённых фантазий с её участием, Марат непритязательно ухмыльнулся и, устроившись поудобней, принялся смаковать. Сюжетов вертелось в голове великое множество, вот только обдумывать каждый требовалось достаточно долго и громко, чтобы вредная девица не могла их игнорировать.
  Терпеливо наполняя каждую идею соответствующим объёмом, он с наглостью средневекового тарана пытался проделать дыру в броне невозмутимости Хары, раз за разом во всеуслышание посылая ей пикантные подробности своих размышлений.
  В каком-то смысле затея даже удалась. Потому как после десяти минут усердствования над яркими телепатическими зарисовками в голове раздалась прохладная, всплывающая из глубин сознания имитация голоса:
  "Несомненно, тщательность подобных фантазий обычно восхищает, но в данный момент ты меня отвлекаешь. Поэтому будь любезен, переключи своё внимание на что-нибудь ещё. Спасибо".
  Резко дёрнувшись, Марат врезался головой в стол.
  Все, кроме старосты, с удивлением оглянулись на источник непредвиденного шума.
  Кажется, это был тот самый момент, когда следовало по назначению применить способности и провалиться сквозь пол.
  Но основательно побуревший Марат предпочёл уткнуться носом в поднятый листок и позорище не усугублять.
  При всём желании он не смог бы передать на словах и сотой доли смущения, которое испытывал. Нет, за качество своего воображения он ручался. Вот только вдохновлённое негодованием низменное послание попало не к тому адресату. Поскольку голос в голове оказался мужским.
  Тихо пыхтя в полированную крышку стола, Марат гадал, как много из того, что он успел передать, дошло до разума стороннего участника акции возмездия. Ей-богу, лучше бы ничего. Но на это уже можно было не рассчитывать.
  Наверное, какая-то великая мировая справедливость оберегала покой Тохарани, потому что она как писала, так и продолжала писать, не подозревая ни о чём.
  Марат едва слышно застонал и признал поражение. С телепатами тягаться было решительно невозможно. Особенно когда их больше, чем один.
  Взбудораженный разум подсказал, что Хару мог подговорить Игнис, стребовав с неё обещание не помогать новичку. Но сейчас это значения уже не имело.
  Что сделано, то сделано. Остаётся лишь надеяться, что неизвестный собрат не станет разглашать подслушанное.
  Марату показалось, что в голове снова на миг возникло чьё-то присутствие. Оно едва ощутимо покачнулось и исчезло, оставив после себя чувство фонового надзора. Что, наверное, можно было трактовать, как согласие, но и предупреждение.
  Виновато хмыкнув, Марат с облегчением уставился на пустой лист. Стоило бы написать уже хоть что-то. Поэтому, как следует подумав, он проставил знаки равенства и вывел наугад несколько красивых степенных кракозябр, символизирующих решения. И даже ухитрился вспомнить какую-то похожую формулу, мелькавшую в одном из учебников.
  Проиграв, по его мнению, более чем достойно, новичок широко зевнул и решил потратить оставшееся время с толком. Улегшись на лист, он с превеликим наслаждением задремал.
  
  Способность 13. Самоанализ
  
  На занятии в бассейне впервые, с точки зрения Марата, обучали чему-то путному.
  Шрам заявил, что они будут тренироваться в правильном приводнении при экстремальных условиях. И, загнав весь класс на самую высокую из платформ, принялся лично скидывать учеников вниз.
  Наблюдая, как вслед за протестующими воплями отправляется в дальний полёт Игнис, Марат твёрдо решил, что прыгать будет сам.
  Однако его мнением никто интересоваться не стал. Подкравшись бочком, Шрам схватил поперёк живота и, не сходя с места, зашвырнул в воду.
  Вошёл Марат не то, чтобы некрасиво, а откровенно безобразно: распластавшись, как каракатица, не делая ни малейших попыток контролировать падение.
  Недовольно сплюнув, тренер посмотрел на приготовившуюся к экзекуции Тохарани. Та решительно кивнула и кинулась на него, стараясь имитировать схватку у обрыва.
  Шрам идею одобрил и, позволив пару раз себя задеть, незаметно оттеснил ученицу к самому краю. После чего резко перехватил за руки и легко выкинул в бассейн.
  В отличие от предыдущих участников, Тохарани проявила больше смекалки и постаралась перевернуться. Но не успела и врезалась в воду боком, подняв фонтан брызг.
  Инструктор одобрительно хмыкнул и заставил оставшихся на вышке Токсик и Щита скинуть друг друга самостоятельно. С задачей они справились блестяще, вот только вовремя не расцепились и на глубину бурахнулись вместе под ободряющий клич Игниса.
  - Правило первое! - прогремел на весь зал Шрам. - Будь готов сорваться! Поднимайтесь, олухи! Попробуем снова.
  Ученики стали на порядок осмотрительней. Теперь Шрам велел устроить общую потасовку на краю, и с удовольствием скидывал вниз всех под прикрытием драки. Однако, пенные круги возвещали о том, что тренировка затянется.
  И всё же повторив процедуру пару раз, тренер таки добился большей осторожности: подопечные вспомнили о периферическом зрении. Оценивали и опасность, и собственное расстояние до края вышки. Толкотня стала гораздо продолжительней.
  - Правило второе. Без паники! - возвестил Шрам.
  И, выцепив из общей суматохи Токсик, высоко поднял её над головой. А затем, от души размахнувшись, отправил в полёт.
  Провожая её взглядом, Марат заметил, что староста уже не барахтается в воздухе. Наоборот, она ловко изогнулась и прорубила водную гладь почти добровольно.
  - Во-о-от! - удовлетворённо причмокнул тренер. - Уже лучше. Правило третье! - обернулся он к не ожидавшим похвалы и от того замершим ученикам. - Контроль! Контролируйте падение, тело и точку входа. Кто может сказать, в чём ошиблась Токсик?
  Спокойно махнув ладонью, Щит высказал догадку:
  - Переворачивалась не туда.
  - Именно! - громко возвестил инструктор и бросил взгляд вниз. Староста уже поднималась по лестнице на вышку, значит её можно было не дожидаться. - В падении всегда старайтесь двигаться по ходу движения. Сорвались спиной вперёд - переворачивайтесь через голову. Толкнули боком -переходите в нырок. Не пытайтесь удерживать равновесия! Вы на земле - одна ситуация. Вы в падении - другая. Не надо реагировать так, будто драка продолжается. Вы летите вниз. Всё. Теперь только это имеет значение. Сразу новая цель. Сразу другие решения.
  Никто не переглядывался. Все молча внимали, прикидывая, как заставить тело реализовывать эти хитрости на автомате.
  - Смотрите на воду! Всегда смотрите туда, куда падаете! - требовал Шрам, увлечённо тыкая пальцем вниз. - Не видите места - не контролируете движение.
  Окинув учеников взором пламенного просвещения, он упёр руки в бока и скомандовал:
  - В шеренгу стройсь! И к доске на средний ярус. Ныряете по одному. Каждый следующий раскачивает доску предыдущего. Как освоите базовые перевороты, возвращаетесь сюда. Будем работать индивидуально. За технику плюс балл. Десять баллов - освобождение от следующего занятия. Марш!
  Естественно, к окончанию практики более-менее получаться стало только у Токсик. Но и той не хватило одного балла до освобождения. Хотя Марату казалось, что она всё равно бы пришла, чтоб проконтролировать успехи остальных.
  Успехами, однако, там и не пахло.
  Игнис откровенно дурачился. У Виты попросту не получалось, Марат больше смотрел на других, чем пробовал сам... Но всё же основной пакет претензий инструктор почему-то решил предъявить Тохарани.
  Подозвав к себе, он несколько минут сверлил её придирчивым взглядом, а затем рявкнул так, что она отшатнулась:
  - Думала, не замечу, а?!! Свои фокусы, девочка, будешь вытворять, когда тобой пробьют верхний этаж Уиллис-Тауэр! И, ей-богу, был бы рад на это посмотреть! Но пока ты здесь, будешь учиться тому, что велю я! И мне чхать, что ты там о себе возомнила. Или работаешь, как все, или катись!
  Послушно моргая, Тохарани хмурилась всё сильнее, пока наконец тихо не пробурчала в ответ:
  - Вы же знаете, я не...
  - Можешь, чёрт тебя дери!!! - завопил Шрам и двинулся на неё, потрясая огромными кулачищами. - Не умничай! Ныряй, и всё!
  Марату очень хотелось вклиниться с фразой типа: "А вы уверены, что орать педагогично?". Но он воздержался от палладинства, решив, что прецедент не единичный. В пользу этого предположения говорило показательное спокойствие одноклассников. Только Вита невзначай шепнула Щиту: "Переживает, а!" - и этим дело ограничилось.
  Аккуратно прокравшись к однокласснице, Марат осторожно поинтересовался, чем вызвана такая чуткость.
  Головомойка Тохарани его не слишком заботила - в некотором роде девчонка даже получала по заслугам. Но уяснить причину стоило хотя бы для того, чтоб не нарваться самому.
  На вопрос Вита лишь тихо рассмеялась и таинственно заявила: "Да ты что! Хара же у Шрама в любимицах ходит!"
  Обернувшись и удостоверившись, что тренер всё ещё вопит, Марат хмыкнул и подумал, что фразе явно недоставало сарказма. От подобной заботы нетрудно было и до старости не дотянуть, схлопотав сердечный приступ.
  - Щит, а ну пойди сюда! - гаркнул инструктор, от души махнув рукой. Если у азиата что-то и ёкнуло, то виду он не подал, невозмутимо шагнув навстречу. - Давай-ка поможем вашему кинетику как следует расслабиться.
  Тон тренера Марату очень не понравился.
  Недовольная Тохарани бросила косой взгляд на одноклассника и демонстративно отвернулась.
  Наклонившись к Щиту, тренер что-то неразборчиво забубнил. Затем довольно распрямился и, как финальный аккорд, звучно ударил кулаком по ладони. Выглядело внушительно.
  Подойдя к краю вышки под пристальным взглядом инструктора, Тохарани небрежно покачнулась и сорвалась.
  Щит, повинуясь приказу, коротко махнул.
  Невидимая волна пронеслась по воздуху, отбросив плавно летящее тело на середину. Тохарани взмахнула руками, одноклассник тоже. Пытаясь перевернуться, девчонка изогнулась, но её подхватил новый порыв, едва не впечатав в потолок.
  Жонглируя Харой, как мешком с отрубями, Щит небрежно посылал новые волны силы, следя за тем, чтобы одноклассница оставалась над водой, но и только. Особой заботы он не проявлял. Было видно, что Тохарани иногда врезается в довольно плотные барьеры, повисая на них, словно на ветвях, а затем снова срывается вниз, не издавая ни звука.
  Зрелище становилось откровенно неприятным.
  Отвернувшись, Марат побрёл к краю платформы, с целью хоть чем-то себя занять. Он был уверен, что Тохарани в итоге отправят в воду, но уж точно не туда, куда прыгнет он сам.
  Игнис, которому полагалось раскачивать его доску, делал это без привычного энтузиазма, то и дело поглядывая вверх. Глумиться над происходящим не пытался даже он. Лишь, размяв кулаки, показал один Щиту, а другой, для порядка, Марату. Биться об воду в тщетных попытках обрести требуемое изящество им обоим предстояло ещё долго.
  Несмотря на все странности, главным сюрпризом на неделе стало занятие по развитию.
  Новый урок Неу начал с того, что отослал всех девчонок на отдельную половину зала, строго-настрого приказав не шуметь. Ребятам же велел сбиться в заговорческий кружок и принялся громким шёпотом вещать.
  - Сегодня вы мне потребуетесь оба, - не терпящих возражений тоном обратился учитель к Игнису со Щитом и сверкнул глазами в предвкушении. - Будем выяснять пределы умений Юна.
  Парни переглянулись, со взаимным удовольствием отметив, что никто ничего не понял. Неу поправил очки и углубился в детали.
  - Мы знаем, что он способен перемещаться сквозь материю. Но берусь предположить, что с физическими явлениями дела обстоят сложнее...
  - На костёр не полезу! - мигом предупредил Марат, начиная улавливать, куда клонит преподаватель.
  В глазах Игниса зажёгся хищный огонёк. Идея ему показалась очень заманчивой. Неу мягко рассмеялся и покачал головой.
  - Разумеется нет, - мелькнувшее разочарование на лице бойца группы его не смутило. - Принимая в расчет результаты опытов во время твоего поступления, можно смело утверждать, что, будучи в плотном состоянии, ты среагируешь на воздействие как самый обычный человек. То есть поджаришься. Но что насчёт внутренней части твоего организма? - очки Неу хитро мерцнули. - Бесспорно, что в некотором роде она остаётся весьма уязвимой. Кто-нибудь может сказать, для каких воздействий?
  - Уж точно не для механических, - подал голос Щит, задумчиво сжимая и разжимая кулаки. - Моя сила ему вреда не причиняла.
  Учитель довольно кивнул.
  - Истинно так. В противном случае увечья органов во время переходов неизбежны, - он почесал ухо и обратился к чутко вникающему в суть Марату. - Даже если ты и получаешь какие-то микротравмы, они слишком незначительны, чтобы причинять тебе вред. Но явления воздействуют несколько иначе. Для этого нам и пригодится Игнис, как контролируемый генератор одного из них.
  Неу расправил плечи и, уставившись в потолок, принялся задумчиво загибать пальцы, комментируя свои идеи:
  - Первым делом я, разумеется, подумал о воде. С ней ты явно не дружишь. Поэтому и льда тебе следует избегать. Можешь сказать, почему?
  Подобравшись, Марат быстро восстановил в памяти действия Гела. Учитель определённо намекал на него. Вроде бы, лёд сам по себе был плотным, но в то же время он оставался водой. А значит мог по каким-то причинам раствориться и осесть внутри, если через него проходить.
  В ответ на такое предположение Неу важно покивал, но заявил, что это меньшая из проблем - скорее всего, Марат проскочит глыбу насквозь раньше, чем успеет её растопить. Однако мысль являлась очень важной и приближала к сути проблемы. Кроме водной составляющей, у льда имелась ещё одна важная характеристика.
  - Температура, - авторитетно заявил преподаватель. - Понимаешь, если попробовать заморозить другого, то основное воздействие будет направлено на его кожу. Мгновенно остудить тело просто так не получится. Но с тобой всё иначе. Попытавшись переместиться через лёд, ты подвергнешь переохлаждению все внутренности...
  - ...и могу застыть навсегда, - закончил за него Марат, зябко ёжась. Вероятность ему не понравилась.
  - Или же основательно простудиться, - подмигнул главный противник сквозняков. - Поэтому любым забавам с прохождением через слишком холодные предметы говорим категорическое "нет". Если только речь не идёт о жизни и смерти, разумеется. Но тут принимать решение уже должен ты сам. Игнис, прекрати полыхать! Варить живьём мы его не будем!
  Одноклассник разочаровано вздохнул и сделал вид, что попытки забросил. Неу громко щёлкнул пальцами, привлекая внимание Марата.
  - Я куда веду. Очень важно, чтобы ты осознавал, какой вред можешь получать от стихий. Прикинь-ка минимальную температуру, которая нужна Игнису, чтобы полностью уничтожить тебя, если утратишь плотность?
  Честно задумавшись, Марат нахмурился и в упор посмотрел на своего недруга.
  Он не сомневался, что Игнис может выдать и все пятьсот градусов. Только преподаватель поставил очень уж хитрое условие.
  Искать порог самоубийства ещё ни разу не доводилось. Марат как-то наоборот, пытался, обычно, до этого не доводить.
  Поэтому просто решил выбирать, ориентируясь на знания о климате из курса географии.
  - Градусов шестьдесят?
  - Вот это я понимаю, оптимизм! - довольно заявил Неу, мотнув головой так, что очки едва не соскочили с его острого носа.
  "Ну началось!" - мысленно простонал Марат, покорно высказывая следующее предположение.
  - Пятьдесят два?
  - Стоп! - цокнул языком учитель. - Отставить угадайку. Думай! Рассуждай!
  Сдавленно хмыкнув, Щит подался ближе и тихонько кашлянул в кулак: "Тьхе-рм-метхр".
  Неу метнул в его сторону строгий, но не слишком осуждающий взгляд.
  - Сорок? - изумлённо спросил Марат, не очень-то понимая, как такое возможно.
  Жару он переносил не сказать, чтобы совсем легко, но даже при сорока пяти не превращался в дохлую рыбу.
  Кивнув с самым серьёзным видом, преподаватель счёл возможным пояснить.
  - Мы, конечно, можем проверить, но мне кажется, что дела обстоят немного хуже. Видишь ли, ты забыл главное условие - я просил оценить тебя собственное состояние во время применения способностей. Целым ты можешь шагнуть на мгновение в открытое пламя и, максимум, обгореть. Но если попробуешь пропустить его насквозь...
  Марат представил, как внутрь проскальзывает игристый огонь. Частицы его тела шипят и плавятся, медленно обугливаясь и распространяя вокруг запах жжёной плоти. Пламя упорствует, слизывая каждую крупицу, словно сухой пух, а в воздух начинает выпадать пепел...
  - Думаю, и пепла не останется, уж извини, - поправил его буйную фантазию Неу и обрисовал картину поточнее. - Выпадешь микроскопическим осадком продуктов горения, которые даже в кучку собрать не удастся. Так что усвой раз и навсегда - в огонь только целым! Здесь обморожением не отделаешься. Из атомов обратно не склеивают. То же касается радиации и прочих занимательных излучений. Даже не пытайся пробовать! Веди себя, как человек. То есть беги. Тебя тоже касается, Игнис. С радиацией никаких геройств! Плазма от излучений не защищает.
  - А что, есть шанс столкнуться? - задиристо поинтересовался огненный буян.
  Марату показалось, что это было сказано даже с определённым предвкушением. Предупреждение преподавателя этот самоуверенный остолоп явно намеревался игнорировать.
  - Зная вас... - Неу бросил выразительный взгляд поверх очков. - ...Чем чёрт не шутит.
  - Но если не в открытое пламя лезть? - подал голос Марат.
  Ему вдруг показалось это жизненно важным. Если представить, что придётся спасаться из горящего помещения, тогда шансов у него не больше, чем у остальных.
  - Всё зависит от температуры. Старайся не пересекать порог свёртывания белка, - посоветовал Неу. - Тебя разреженного можно вскипятить быстрее, чем чихнуть. Испаришься на месте.
  Окинув довольным взглядом новичка, он убедился, что тот уже достаточно запуган. А значит, можно было переходить к основной части.
  - Ну что, вперёд, ребятки. Практикуйтесь, - заявил учитель, с предвкушением выпрямляясь. - Щит, давай-ка уравняем шансы.
  Под уравниванием, как выяснилось, он понимал довольно странный комплекс барьеров.
  Взмахнув нарочито расслабленными руками, Щит принялся колдовать, и вскоре перед одноклассниками возник целый прозрачный город.
  Как следует приглядевшись, Марат понял, что конструкция поделена на уровни с ложными коридорами, плавающими пандусами и едва бликующими стенами разной высоты. За одними можно было укрываться, лишь присев. Другие позволяли безопасно вытягиваться в полный рост. Третьи нависали покатыми дугами, загораживая обзор и мешая ориентироваться.
  Радостно присвистнув, Игнис первым бросился в обрисованный неподалёку проход. И, взлетев по прозрачной лестнице, оказался едва ли не под самым потолком. Правда для этого ему пришлось набить несколько шишек.
  "А ведь напоминает обычное здание!" - мелькнула у Марата удовлетворённая мысль, и он мигом сообразил, что получил неоспоримое преимущество.
  Игнис был хорош на открытых пространствах. Фактически, к нему было не подступиться. Однако в узких помещениях силы Марата были важнее. Теперь огненный задира мог разве что разглядеть сквозь прозрачные переборки, откуда придёт его враг. Но навредить ему - уже нет. Всегда можно было нырнуть сквозь стену обратно.
  Выпрыгнул, ударил, исчез. Марат молча покивал, мысленно добавив руководству заведения пару очков практичности. Бойцовские умения всегда являлись грубой силой и в помещениях пользу могли принести минимальную, а вот шпионские способности там заменить было сложно.
  Мысленно поставив галочку: "Во время закрытых операций Игниса оставлять снаружи" - Марат решительно последовал в прозрачный лабиринт, провожаемый чутким взглядом Неу и не менее довольным - Щита. Вход за спиной медленно сомкнулся.
  Не став оборачиваться, Марат быстро отыскал соперника и плавно потёк навстречу, стараясь лишний раз сквозь стены не проходить, экономя силы.
  Заметив, что враг приближается, Инис пару раз пальнул в пол для предупреждения и резво помчался к противоположному краю огороженного куба.
  Ловко нырнув под ряд бликующих осевых балок, Марат быстро подтянулся и оказался в низком коридоре, по которому пришлось перебираться на коленях. Противник уже успел сместиться на секцию ниже и теперь затаился под крышей сооружения. Судя по виду, явно выжидал.
  Сунувшись в центральный коридор на подступах к окопу, Марат получил пламенный привет.
  Воспользовавшись прочностью стен, Игнис дал такой залп, что огонь, изогнувшись, с рёвом пролетел по невидимому раструбу, облизав пару этажей.
  Стало заметно теплее. Прикоснувшись к одной из перегородок, Марат к собственному неудовольствию обнаружил, что она жарче, чем была. Если Игнис додумается просто сидеть и гореть, подобраться к нему будет невозможно.
  Будто в ответ на мысли, тот сразу же покрылся маленькими ржавыми язычками пламени. Видимо, для полноценной сверхновой уже не хватало кислорода. Какое-никакое, а преимущество. Только бы успеть до того, как стены приблизятся к недопустимой температуре.
  Тут снаружи раздался гул. Игнис тревожно завертел головой и в тот же миг ухнул вниз. Похоже, преподавателю, отиравшемуся подле Щита, не понравилась такая оборонительная позиция, и он решил ввести элемент неожиданности.
  Недоверчиво хмыкнув, Марат перескочил на ближайший пандус, и проворно по нему съехал. Строго говоря, он не ожидал от соперника особой разумности, рассчитывая, что тот кинется в атаку сразу. Однако Игнис его неприятно удивил, поступив на редкость дальновидно, что никак не вязалось с устоявшимся образом зарекомендовавшего себя дегенерата.
  "Дуракам везёт", - успокоил себя Марат, предпочитая верить в эту нехитрую истину, поскольку альтернативные варианты значительно усложняли дело.
  Пробежав по зыбким пластам, он высоко подпрыгнул и нырнул в спрятанную под потолком арку. И сделал это очень вовремя - Щит решил перекроить пространство. Две ближних стены поехали навстречу, а пол ушёл куда-то левее.
  Закрывшись руками, Марат пропустил сквозь себя прозрачные поверхности и обнаружил, что оказался практически под Игнисом. Тот вертел головой, пытаясь высмотреть соперника, и под ноги закономерно не глядел. Вот только нагревал поверхность так, словно порывался устроить финскую баню любому, кто осмелится приблизиться.
  Приложив руку к потолку, зажатый в узком прямоугольнике ниши Марат удостоверился, что рисковать нельзя. А ведь так хотелось протянуть руки насквозь и утопить врага.
  Ниша задрожала, двигаясь вверх. Не успевший сориентироваться Марат сжался и чинно въехал из открывшегося проёма прямо под нос обернувшегося Игниса. И остановился аккурат напротив его лица.
  "Привет!" - неловко выдохнул новичок и тут же кувыркнулся назад.
  Туда, где была его голова, с грохотом врезался огненный шар.
  Ниша сдвинулась, превращаясь в гладкую поверхность. Высунувшись из-за угла, Игнис вскинул руку и пустил такую струю пламени, что стены мгновенно потемнели, покрывшись копотью и оплавленными разводами. Которые тут же стёрлись новой волной ряби. Вся конструкция ходила ходуном, подвергаясь глобальной перепланировке.
  Нырнув в перегородку, Марат быстро оббежал нервно мечущегося по этажу Игниса, и, подождав, когда участок пола поднимется чуть выше, выпрыгнул из стены.
  Манёвр удался на славу. Сбитый с ног Игнис саданулся лбом о едва различимую перекладину. Потухнув, он быстро перекатился и вскочил. Марат увернулся от косой огненной струи. Пришлось нырнуть под руку, чтобы избежать новой атаки.
  Рванувшись, Марат с силой врезался в бок противника. Не удержавший равновесия Игнис завалился на сторону и гулко ударился об пол. Ни теряя ни секунды, Марат обрушился сверху.
  Спеленав Игниса крепким захватом, он принялся сосредоточенно его душить, не обращая внимания на резко подскочившую температуру. Не прекращая вырываться, враг полыхнул открытым огнём. Успев спрятаться за воротом лишь отчасти, Марат зашипел. Щёку кололо, опаленные волосы дымились. И кажется, только что ему в глаз ссыпались остатки брови.
  Надсадно захрипев, Игнис принялся кататься по полу, в надежде раздавить мелкого крысёныша. Но тот лишь отчаянней цеплялся за него и не давал толком пошевелиться.
  Почувствовав, что задыхается, Игнис снова попробовал загореться. Вышло неубедительно. Всё, что он смог - это выразительно зашипеть, приближаясь к градусу плавления стен. Его враг, каким бы жалким на вид не был, предусмотрел и это, заблаговременно спрятав ладони в рукава штормовки. Незащищённой от пламени у него оставалась только голова.
  Воздуха не осталось. Гореть не выходило.
  - Стоп! - разнёсся по стенам гулкий возглас. - Раунд!
  Прозрачный пол растворился, и они брякнулись вниз, не выпуская друг друга из тёплых объятий. Причём Марат, припомнив наставления Шрама, успел перевернуться и предоставить шанс сопернику благородно смягчить его приземление.
  Внутри Игниса что-то восторженно хлюпнуло и таинственно зажурчало, когда он мешком свалился на пол.
  - И-и-ить... - сипло простонал основательно взмочаленный боец, не поднимая головы.
  Очевидно, требовал он воды, но Марат на всякий случай захват снимать не стал, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в его победе. Вместо этого он скрипуче отозвался сквозь потрескавшиеся от жара губы:
  - Хрн тбе! - и с чувством выполненного долга распластался сверху.
  Язык заплетался, в голове гудело. Она имела все основания удивляться, как Игнис, трижды успевший от души получить в чан, ещё мог что-то комментировать. Сам Марат, обладавший менее бронебойным котелком, на такие подвиги был не способен.
  - Послужит уроком, - раздался над ними голос Неу. Преподаватель неторопливо приблизился и довольно фамильярно подцепил носком ботинка ногу Игниса, показывая, что обращается именно к нему. - Недооценил ты противника. Мощь, друг мой, решает далеко не всё. Вот поэтому ты всё ещё не первый.
  - Если б кмната не менлсь, я бы побдил! - возмущённо захрипел Игнис, приподнимаясь на локтях.
  - Всё меняется, - флегматично отозвался учитель и громко щёлкнул пальцами, подзывая Щита. - Учись приспосабливаться. Все вы атакеры такие - верите в свою неуязвимость. А что в итоге? Выбываете первыми. Вы никогда не проигрываете, вы просто даёте себя победить.
  Картинно вздохнув, Неу развёл руками и, указав на Марата, дал, по его мнению, неоспоримо действенный совет:
  - Попробуй для разнообразия думать, как он, - после чего отвернулся и принялся обсуждать с азиатом план новой невидимой конструкции.
  - Как слабак, то есть? - возмущённо возопил Игнис, резко отпихивая медленно сползающего с него Марата.
  - Нет, - добродушно пояснил Неу, на секунду отвлекаясь. - Многополярно.
  Прикинув, знакомо ли вообще его однокласснику такое слово, Марат неосознанно прикоснулся к обожжённой щеке и поморщился.
  Игнис перевёл на него смурной взгляд и едва слышно буркнул: "Крысы! Жечь вас надо!" Однако преподаватель, как выяснилось, его расслышал.
  Скептически хмыкнув, Неу обернулся к нерадивому подопечному и неумолимо провозгласил:
  - Наказание. Неделя тренировок командной работы. Будешь во всём помогать новенькому. Каждое ослушание - ещё день отработки.
  Игнис взбешённо полыхнул. Неспособный облечь в слова всю степень своего негодования, он разгорался с каждым судорожным вдохом ярче и ярче, намереваясь протестующе заорать.
  - Ещё неделя, - обрадовал Неу, даже не повернув головы. Жар за спиной стал совершенно невыносимым, поэтому преподаватель спокойно обратился к Щиту. - Потуши его ради всего святого, а то зал спалит.
  Азиат, хлопнув в ладоши, согласно кивнул. Игнис ярко вспыхнул и тут же погас, обиженно захрипев - дышать внутри вакуумной сферы, которую очертил над ним одноклассник, было проблематично.
  - Ладно, передохнули, и хватит! - как ни в чём не бывало, обратился к двум валяющимся на полу ученикам Неу. - За дело.
  Всё ещё злобно дымясь, Игнитс нехотя поднялся и заковылял к новой прозрачной стене, едва слышно сипя: "Из-за какой-то жалкой крысы!.. Своими руками придушу!"
  - Хочешь ты, или нет, он - важная часть команды, - негромко проронил Неу. - Без него вы ничто. Недоукомплектованная боевая единица. И, смею заметить, грех жаловаться - ваш шнырялкин один из самых перспективных учеников.
  Гнусно засопев, замерший на мгновение Игнис шаркнул ногой, высекая подошвой яркие искры, но от комментариев сумел удержаться.
  Проводив его удивлённым взглядом, Марат недоверчиво покосился на Неу. Как раз вовремя, чтобы поймать бодрое подмигивание преподавателя. Тот выглядел чрезвычайно довольным собой.
  Обнаружив, что новичок его с любопытством разглядывает, Неу покровительственно хмыкнул и шепнул: "Своих в обиду не даём!"
  Марат вытаращился на преподавателя, переосмысливая сказанное.
  Получалось, что Неу тоже являлся когда-то крысой.
  Да быть того не может! Этот хлюпик прямо-таки кричал своим видом, что его единственное законное место - лаборатории, где он, сумрачно поблескивая очками, творит свои зловещие опыты. Сопровождая их восторженным хохотом безумного гения.
  Его же ни в один БТР не засадишь - мигом начнёт жаловаться!
  Изумлённо покачав головой, Марат отвернулся и уже рефлекторно поискал глазами Виту, чтобы подлечиться. Однако Неу мигом утратил своё панибратство и велел подниматься следом за противником.
  Вползая на трёхметровый прямоугольник, новичок задумчиво поглядывал вниз, прикидывая, каким боком способности преподавателя вписываются в его специализацию, и даже не заметил, что лестница неожиданно кончилась.
  Они оказались наверху широкой пустой площадки, очерченной по краям тонкими отблесками заграждений. Теперь абсолютно очевидное преимущество было у Игниса. Видимо, Неу решил, что победа в прошлый раз далась слишком легко.
  Быстро оглядевшись, Мрат пришёл к выводу, что тут ему ничего не светит.
  На всякий случай проверив пол, он убедился, что никаких внутренних полостей не предусмотрено. Сейчас они стояли на огромном сплошном щите, похожем на крышу незаметно исчезнувшего склада. Не хватало только рвущего одежду ветра и коробок вентиляции. Последних особенно - за ними-то хоть можно было укрыться от огненной волны, которой сейчас непременно накроет Игнис.
  - Начали! - крикнул снизу Неу, прерывая горестные размышления.
  Не дав опомниться, Игнис сразу полыхнул широким ковром пламени. Истово гудя, огонь разом метнулся во все стороны, перетекая катышками искр по гладкому полу.
  Марат подпрыгнул так высоко, как мог. Увы, падал обратно он гораздо быстрее, чем проносилась внизу пышущая жаром река.
  Бурлящие язычки пламени медленно меняли цвет. Приземляясь обратно, Марат видел, как мелькают среди них юркие чёрные змейки, придающие багряному потоку особый контраст. Рыжие всполохи рвались вверх, кусая за ботинки, и пытались утопить жертву в своих клубящихся струях.
  Но они же помогли разглядеть единственный шанс на спасение.
  По периметру оказалось расставлено несколько абсолютно невидимых тумб. Невысокие, они вырисовывались едва заметными провалами посреди бесновавшегося огня. Если бы Игнис не применил силу, можно было запросто переломать ноги, не вовремя споткнувшись о такой подарочек.
  "Туда!" - сообразил Марат, уже касаясь пламени.
  Оно полыхало до самых колен, вот только сквозь одежду пробиться не могло. Главной уязвимой частью оставались ботинки. Но если успеть прежде, чем они загорятся...
  Высмотрев ближайший участок, старательно огибаемый гудящим огнём, Марат метнулся туда и запрыгнул наверх, очутившись на крохотном островке.
  Игнис недоумённо повёл головой. Он этих штук раньше не замечал, но роли особой они не играли - поднять пламя выше ничего не стоило. Чем Игнис, растягивая удовольствие, и занялся.
  Отступив от края, который задорно лизало неотвратимо текущее к нему пламя, Марат ещё раз убедился - бежать некуда. Невидимых тумб было всего три. И раскиданы они были друг от друга слишком далеко.
  Разумеется, всегда оставался вариант повторить подвиг Виты - как следует обжёгшись, начистить Игнису морду напрямую. Но Марат решил в крайности не вдаваться. Вместо этого он быстро присел и опустил палец в опору. Пока терпимо. Едва теплее, чем он сам. Значит, можно рискнуть.
  Уже ощутив ватными ногами недовольное сопротивление гладкого барьера, Марат постарался внутренне расслабиться. Важно было чётко вписаться в небольшой участок, который занимала тумба... В тот же миг огонь метнулся вверх.
  "Скорей! Чёрт!" - дёрнулся Марат, поняв, что погружается гораздо медленнее, чем хотелось бы. Организм обнаружил вокруг себя жаркий бассейн, запаниковал и сопротивлялся изо всех сил.
  Игнис же и не думал потухать. Вскинув руки, он вышвырнул из растопыренных пальцев по огненному вихрю. Навстречу Марату с рёвом понеслось десять прожорливо полыхающих воронок.
  "Мать!.." - только успел подумать он, как тут же провалился по плечи. Грудь неприятно кольнуло.
  Огненная река, пышущая сухим жаром, обволакивала с двух сторон нескончаемым потоком. Над головой пронеслись гудящие вихри. Врезавшись в невидимые борта арены, они разочаровано слились с рокочущим пламенем.
  Заметив, что промахнулся, Игнис недовольно цыкнул и от души махнул рукой. Марат пригнулся, ныряя лицом в щит.
  Шею и затылок опалило. Из общего марева взметнулся гигантский огненный столб. Сомнений не оставалось - Игнис вознамерился его прикончить.
  Тревожно завертевшись, ползущий вниз Марат убедился, что преподаватель не собирается вмешиваться. Приходилось полагаться только на себя. Но дело шло до неприличия медленно. Словно бы тело не усматривало в попытке погружения ничего разумного и отказывалось повиноваться, когда рядом столько огня.
  "Может всё-таки стоит провериться?!" - в отчаянии подумал Марат, и тут же рухнул вниз. Уже сквозь барьер он слышал, как по прозрачной плёнке несётся шквал огня.
  "Ага, значит иголок мы больше коптильни боимся!" - злобно обратился Марат к своему организму. Ему даже захотелось себя пнуть. Но в данный момент такой трюк не представлялся возможным.
  Рассмотрев, что новичок надёжно засел в щитовской тумбочке, Игнис от негодования безрезультатно взорвал на её месте ещё несколько столбов. Разнести преграду не получалось, но запечь в ней новичка можно было без проблем.
  Вид призадумавшегося Игниса ничего хорошего не сулил. Судя по всему, в его голову забрела блестящая мысль не размениваться на мелочи. По крайней мере, лицо озарилось радостной улыбкой, и Марат на всякий случай ещё раз постарался убедить себя падать хоть чуточку быстрее. Нужно было уйти на глубину.
  И тут огненная река потекла в обратном направлении. Медленно стягиваясь к эпицентру, она вилась в смертельном круговороте, поднимаясь выше и выше.
  Словно бы в насмешку, избавленный от адского пламени пол мгновенно остыл, предоставляя Марату свободу для манёвров.
  Означало эта фора только одно - если не успеть, уже ничто не спасёт. Враг просто затопит огнём арену до самого потолка. Разнесёт всё в этом невидимом аквариуме. А Неу всё так же с молчаливой улыбкой наблюдает, предатель...
  Игнис исчез за вихрем пламени. Времени почти не осталось. Воздух над прозрачным слоем щита заискрил. Марат успел погрузиться лишь на полголовы ниже.
  "Кранты!" - удовлетворённо понял он. Но решил, что самоубиваться нужно спокойно.
  Пусть за это Неу хотя бы получит выговор, а Игниса отправят в карцер.
  И тут Марата с силой рвануло вниз.
  Тело пронзила адская боль. Его словно волоком тащили по асфальту, не забыв придавить строительной плитой.
  Наверное, это было логично... потому что Марат явственно ощущал, как его тянут; отчаянно, но довольно неумело. По крайней мере, неведомый благодетель старался дёргать целиком, не оставляя висеть в пустоте куски органов.
  А наверху властвовал чистейший огонь.
  Искажённые рябью щита всполохи крутились, бились о стены, пытались прогрызть себе дорогу к добыче. Алые клубки перекатывались, расталкивая друг друга. Бугристые струи, словно хвосты диковинных зверей, проскальзывали между ними, задавая общий ритм.
  Неведомая сила отпустила так же внезапно, как и вцепилась. Неторопливо стекая всё глубже и глубже, Март небрежно задрал голову и, покачиваясь на волнах боли, решил насладиться зрелищем разворачивающегося наверху армагеддона.
  - Стоп! - раздался оглушительный возглас.
  Марат невольно дёрнулся и попытался зажать уши. Руки легко прошли сквозь виски. В черепушке защекотало.
  Сквозь толстый слой щитовского экспромта просматривалась расплывающаяся физиономия учителя. Сложив ладони рупором, он громко вещал вверх, пытаясь призвать Игниса к порядку. Тот всё ещё бесчинствовал, делая вид, что окриков не замечает. Обнаружив, что жертвенный агнец ушёл, он с наслаждением вымещал злость на чём придётся.
  Но вскоре громкий хлопок возвестил, что Щиту не слишком-то по душе такое отношение к собственному творчеству. Лениво опустив руку, он заставил своего друга ограничиться хищными взглядами и злобным потрескиванием.
  В это время Неу тщательно выверенным жестом постучал по прозрачному барьеру, в котором продолжал отдыхать новичок, привлекая внимание.
  - Вылазь давай! - глухо пробубнил он, прижавшись к стене.
  Но для Марата эти звуки были подобны грому. Недовольно взбрыкнув, он с неохотой перевернулся. И, кое-как распрямившись, коснулся ногами пола.
  - Э-э-э, нет, - сразу же пресёк его действия преподаватель. - Ко мне идти не нужно.
  Отвлёкшись, Марат быстро осмотрелся в поисках неведомого благодетеля. Но никого постороннего в комнате не разглядел.
  Девчонки в дальнем углу занимались своими делами. Щит осторожно двигал руками, видоизменяя верхушку своего детища. С потолка сквозь несколько метров дрожащего воздуха его пытался рассмотреть Игнис.
  Поняв, что преподаватель всё ещё ждёт, Марат картинно развёл руками, показывая, что не понимает смысла требования. Тихонько откашлявшись, Неу вытянул руку вверх и сообщил:
  - Попробуем отработать метод притяжения к точке. Выберись так же, как там оказался. Через крышу.
  Пожав плечами, Марат покорно подпрыгнул, но высоко взмыть, разумеется, не смог. Плавно опустившись на пол, он выжидательно уставился на преподавателя. Тот покачал головой и начал последовательно излагать:
  - Представь, - ты дерёшься с противником на открытой местности. Укрытий нет. Бежать некуда. Силы не равны, и если ты проиграешь, то умрёшь. У тебя есть всего один шанс. Как поступишь?
  Ещё раз посмотрев на Игниса, Марат беззвучно хмыкнул и выразительно показал вниз.
  - Точно! - одобрил Неу. - Можно нырнуть. Но это сейчас добренький одноклассник оставил тебе воздуха. Под землёй его, увы, поменьше. Как думаешь, сколько протянешь? Я бы поставил секунд на двадцать.
  Марат понятливо кивнул и прикрыл глаза. Ну да, если допустить, что он под землёй, то выхода остаётся лишь два - либо быстро идти вперёд в надежде наткнуться на какой-нибудь пологий скос, либо всплыть обратно наверх.
  Второе было, безусловно, предпочтительней, вот только делать этого Марат совершенно не умел. И, откровенно говоря, даже не представлял, на что следует настроиться. Одно дело, если раз за разом пытаешься держать себя в руках, чтобы не потерять какие-то важные куски, и совершенно другое - требовать, чтобы всё работало само, не представляя, куда должно быть направлено усилие.
  Наверное, нужно было каким-то образом тянуться вверх. Однако несколько минут усердного пыхтения результатов не принесли. Конечно, если б всё было так просто, можно было уже на ночном испытании спокойно карабкаться по стенам, и не пришлось бы... Марат вытянулся истуканом и медленно повернул голову в сторону учителя.
  "Метод притяжения, значит? Интересно, а он при каких обстоятельствах до этого додумался?" - едко поинтересовался у вселенной Марат, не имея возможности спросить преподавателя напрямую.
  Могло статься, что Неу той ночью и организовал всю подставу. А сейчас с наслаждением проводил новые опыты, пытаясь выяснить пределы выживаемости своего подопечного.
  Как бы то ни было, доказательств теории всё равно не было, и поделать в этой ситуации Марат ничего не мог. Но на всякий случай решил повнимательней присмотреться к учителю. Тот наверняка что-то затевал.
  - Подними руку! - раздался приглушённый совет из-за границы щита. Неу всё ещё горел желанием добиться результата.
  Послушно растопырив пятерню, Марат вскинул её над головой и вообразил себя пафосным архимагом, творящим могущественное заклятие. Как иначе можно было применить этот жест, он не знал.
  - Нет, это не дело, - твёрдо заявил учитель и отодвинулся от прозрачной стенки. - Выйди сюда. Игнис, ты тоже спускайся. Пригодишься.
  Послушно вывалившись наружу, Марат с лёгким недовольством посмотрел на преподавателя, страстно желая сообщить, что привлекать к делу его недруга - идея не слишком хорошая. Но Неу, повернувшись к нему, тут же принялся вещать, не давая вставить и слова.
  - Вытянутая рука нужна для того, чтобы было проще концентрироваться. Сложи пальцы вместе и сосредоточься на том, чтобы подтянуться вверх. Представь, что хочешь коснуться какого-нибудь предмета. Так будет легче. Погоди, сейчас ещё немного упростим задачу. Щит, сделай что-нибудь поменьше и подними.
  Резко кивнув, азиат сотворил высокий прозрачный куб, для наглядности переливающийся в ярком свете ламп. Глаза у Неу возбуждённо заблестели в предвкушении эксперимента.
  - Понимаешь, скорее всего, всё дело в связях, - зачастил он и принялся расхаживать вперёд-назад. - Ты ведь как-то остаёшься целым, несмотря на то, что для всего окружения перестаёшь быть таковым. Электрические импульсы проходят по тебе даже в таком состоянии?
  Вспомнив весь свой богатейший опыт общения с проводами, Марат недовольно кивнул. От такого побочного подарка собственных способностей он бы с удовольствием избавился. Глядишь, напорется снова на ту бешенную деваху, которая швырялась молниями, и ноги вовремя не унесёт. Наверняка ведь атакерша - догонит и добавит. Ну какого лешего у этих психопатов нормальная сила, а у него какая-то малопродуктивная хрень?!
  - Вот! Это-то и важно! - почему-то ещё больше воодушевился Неу. - Связи между атомами твоего тела эластичны. Куда более подвижны, чем у всех нас. Но при этом настолько крепкие, что могут игнорировать связи других объектов. Поэтому и получается проходить сквозь предметы. Не знаю, представь воду, просачивающуюся через лист бумаги... Представил? Вот, тут похожий принцип. Но сейчас важнее то, - пробормотал он, на миг замерев, а затем снова принимаясь вышагивать. -...Что ты можешь использовать такую особенность себе на пользу.
  - Получается, я растягиваться могу? - перебил его Марат в надежде хоть как-то прервать мельтешение.
  Преподаватель действительно остановился, с лёгкостью балансируя на одной ноге и задумчиво покачивая второй.
  - Ну, в некотором смысле, - наконец проговорил он, хотя уверенности в голосе не чувствовалось. - Но советую не обольщаться. Ты всё-таки не резиновый. Оторвёшь что-нибудь - обратно не прирастёт. Поэтому важна не только гибкость, но и прочность. Её-то лучше всего сейчас и развивать. Тогда, если подвинешь хоть одну частицу, то сумеешь подтянуть к ней остальные. Вот для чего так важна концентрация! Постоянно думай о том, чтобы попасть наверх. Хоти! Представляй, что перетекаешь ввысь каждой клеткой.
  Вдумчиво оценив предложенное учителем испытание, Марат подобрался. Навык стал бы действительно полезным.
  "Где ж ты был, гад, со своими рекомендациями!" - послал Марат сакральную мысль в адрес Неу и заинтригованно отправился пробовать. Не обратив при этом особого внимания на то, что преподаватель подозвал Игниса, и начал что-то ему сосредоточенно втолковывать. А следовало бы.
  
  Способность 14. Переосмысление.
  
  Кругом воняло вяло скребущейся в горле гарью. Стены, лампы, вязкие ошмётки резиновых следов, остававшихся за ним на полу коридора... Марат бессильно шмыгал ободранным после исцеления носом и старался дышать как можно реже. Невыносимый запах, казалось, шёл даже от плетущейся рядом Виты, хотя каждому было ясно, что единственным источником всепоглощающего смрада является он сам.
  - Щит, ну хоть ты уже сделай что-нибудь! - наконец взмолился Игнис, обращаясь к своему другу.
  Однако азиат лишь расплылся в каверзной улыбке и мстительно изрёк:
  - Страдай!
  Дрессированный Инис повиновался и принялся стенать, какие невыносимые изуверы его окружают. Не упоминая при этом, что является единоличным автором душистого безобразия.
  До того, как он подключился к делу, всё шло относительно неплохо. Во всяком случае Марат искренне пытался, посылая устремлённой ввысь ладонью сигналы в космос.
  Космос к его потугам оставался безучастен, а вот Неу, критически осмотрев стремящийся к нулю результат, в предвкушении потёр ладони и заявил:
  - Недостаточно. Одним рвением тут не обойтись. Ничего, сейчас поможем. Игнис, давай.
  Выступив вперёд, огненный задира демонстративно размял пальцы и, сложив их в замысловатую печать, непринуждённо дунул.
  Вокруг Марата лениво поползла струйка невысокого пламени. Свернувшись в тонкое кольцо подобно змее, она меланхолично зачадила, ожидая дальнейших указаний.
  Соорудив ладонями импровизированный пистолет, склонный к театральным эффектам Игнис показательно прицелился и гулко рыкнул: "Бум!"
  Огонь метнулся к ногам Марата, превратившись в залитое палящим треском жерло вулкана.
  - Лихо! - похвалил Неу, с видом завалящего ценителя искусства осматривая ровный блин пламени. То, что над ним сейчас усиленно коптился новичок, сумевший впрыгнуть в подвешенный прозрачный куб лишь наполовину, учителя почему-то ни грамма не смущало.
  "Уберите! Хватит!" - заорала жертва произвола, но его, разумеется, никто не услышал.
  - Всё правильно делаешь! - показал большой палец Неу и нравоучительно добавил. - Тянуться не забывай. Вон, уже вниз поехал.
  Расчёт педагога был прост, как табуретка - подбодрить несговорчивое тело можно было, лишь воззвав к инстинкту самосохранения. Однако Марат столь радикальными методами не проникся.
  Запрыгнув в висевший над полом щит далеко не полностью, он испытывал справедливые опасения насчёт собственной безопасности: ноги радостно метались над открытым пламенем, равномерно обжариваясь.
  Ругая, на чём свет стоит, и своего одноклассника, и преподавательские наработки, и ненавистный уже погребальный костёр, Марат принялся изо всех сил карабкаться вверх. Временами он забывался и принимался судорожно махать внутри прозрачной тюрьмы руками, стараясь по старинке ухватиться хоть за какой-нибудь кусок щита. Но вместо этого лишь быстрее вываливался наружу.
  Огонь в круге выровнялся. Теперь он напоминал не праведную мечту инквизитора, а бесстрастную газовую горелку.
  Игнис аккуратно и неторопливо подправлял все всполохи. Оценив почести, Марат решил шансов ему не давать. Поняв, что в такой ситуации лучше не двигаться, теперь он старался зацепиться всеми частичками своего тела.
  Важно было почувствовать структуру щита. Сделать себя её частью. Опереться на микроскопические неровности и повиснуть на них, оставаясь разобранным, но в то же время целым. В конце концов, организм это мог, что доказал там, наверху. Другое дело, что работала такая схема на каком-то безвылазно-глубоком уровне и сознательному контролю не поддавалась.
  "Наверно, это что-то вроде сердцебиения..." - решил Марат, перебирая варианты воззваний. - "Не получится просто приказать. Нужно как-то поверить, что иначе нельзя. Перестать знать, что можно спастись по-другому. Точно, лучше не думать ни о чём..."
  Очень медленно, практически неразличимо, падение стало замедляться. До огня оставались считанные сантиметры, но Марат этого не видел. Он расслабился и попытался застыть. Мысли текли вяло. Он покачивался на волнах собственной отступающей паники, незаметно проваливаясь в навязанный самому себе анабиоз.
  И тут в голове раздался хмык.
  Бесплотный, едва ощутимый, он прокатился лёгким ветром под самой макушкой и стих, оставив после себя ощущение интригующей недосказанности.
  Поддавшись на приманку, Марат невольно вздрогнул. Тем самым разрушив кокон медитативного умиротворения. И закономерно полетел вниз, не успев даже сообразить, что произошло.
  С тихим "вумп" щит изрыгнул барахтающееся тело прямо в сладострастные объятия бушующего пламени. Игнис до того обрадовался, что потерял контроль. Огонь пополз в стороны, превращая идеально очерченный круг в аморфную кляксу, и полыхнул рваными лепестками вверх. Температура в зале резко подскочила.
  - Туши! - рявкнул Неу так громко, что Игнис от неожиданности присел.
  Пламя чуть заметно прибило, и из него показался дымящийся вихор.
  Громко хлопнув, Щит набросил огромный купол. Огонь разметался по полу, придавленный безвоздушной пустотой, и мгновенно потух.
  В центре, закрывшись руками, тихо тлел на покрытом сажей полу Марат.
  Выглядел он нелицеприятно. Красный, с многочисленными набухающими волдырями, подпаленной головой, лежал и старался лишний раз не шевелиться. Только думал, осторожно вдыхая прогорклый дым от волос, что так больше продолжаться не может.
  От Игниса следовало избавиться. Либо приструнить раз и навсегда, либо обеспечить ему безвылазное пребывание в медицинском блоке. Если учителя не считали нужным хоть как-то окоротить этого недоумка, а одноклассники предпочитали мириться с наличием, то Марат излишним альтруизмом никогда не страдал, считая, что таких маньяков, подрывающих дисциплину и боеспособность группы, следовало изолировать сразу. А ещё лучше - пускать на корм свиньям после прохождения первых же психологических тестов.
  Проблемой оставалось то, что их, вроде бы, повсеместно признавали нормальными, не оглядываясь на цепочки следовавших за этим вердиктом увечий и разрушений. А тот факт, что они с радостью выбирали себе любимчиков и пытались их извести в кратчайшие сроки, похоже, никого не заботил.
  Действительно - какие тут могут быть проблемы?! Остальной класс вполне себе жив. А для таких вот "мелких шалостей" всегда есть медик, который подлатает следы продуманного экстремизма. Да присоветует потерпеть немного, чтоб другим дышалось свободней.
  Особым терпением Марат не хвастал, как и не считал нужным его проявлять по отношению к таким упоротым экземплярам. Поэтому твёрдо решил, что со временем поквитается за каждый инцидент. И лучше бы чужими руками. Подбить, что ли, Виту на организацию сердечного приступа?..
  Девчонки осторожно вытянули шеи со своего конца зала.
  - Да нормально всё! - беззаботно крикнул им Игнис. - Эй, слышь! Кончай придуриваться! - нервно повернулся он к новичку.
  "Месяц самоконтроля! С малышом, и под надзором!" - возвестил учитель, кинув очень недобрый взгляд, а затем быстро потрусил к телу, подзывая издалека Виту.
  Игнис выглядел так, будто его окатило из брандспойта. Ему явно хотелось орать и уничтожать всё живое, но количество претензий существенно превосходило ораторские возможности.
  "Х-х-х-х..!" - только и сумел выдавить мобильный ракетоноситель, подёргиваясь мелкой рябью.
  Тут на плечо легла бледная ладонь. Она чуть дрогнула, когда на коже стали появляться первые волдыри, но лишь крепче сжала ткань штормовки.
  Почувствовав, что его пытаются урезонить, Игнис гневно задрожал и обернулся. И вмиг остыл, обнаружив, что за спиной медленно обгорает староста.
  Замерев в смятении, он смотрел на её покрасневшую руку, не решаясь двинуться. Токсик не спешила убирать ладонь, заглядывая ему в лицо с привычным отрешённым видом, будто и не ощущала никакой боли.
  Игнис открыл было рот, но староста перебила, спокойно сообщив: "Всё хорошо". И стиснула плечо ещё сильнее. "Будь разумней", - велела она, аккуратно разжав пальцы и двинувшись туда, где учитель осматривал пострадавшего. Руку Токсик незаметно спрятала в карман.
  - Токс, я... - начал обескураженный Игнис, но староста приложила палец к губам и отвернулась.
  - Знаешь, что! Игры твои!.. - начала закипать подошедшая Вита, однако на неё прикрикнул Неу, велев заняться диагностикой.
  Покачав головой, Щит укоризненно глянул на собственного друга и решил влиться в процесс оказания помощи.
  "Ну что!" - возмущённо забубнил Игнис, нехотя подтягиваясь следом. - "Вот! Говорил! Живой же..." - заявил он, увидев, как новичок осторожно дышит, стараясь не потревожить ожоги. - "Подумаешь! Нежный какой!.."
  Злобно шипя и бросая на виновника убийственные взгляды, Вита быстро отогнала всех под предлогом необходимости свежего воздуха и принялась водить руками над неподвижным телом.
  Пользуясь моментом, Марат решил прикорнуть, но тут же заработал возмущённый подзатыльник.
  - Не спать! - распорядилась Вита, входя во вкус. - Помогай давай. Где больнее всего? Ой!
  Видимо, она что-то обнаружила, поскольку мгновенно замолчала и замерла.
  Марат почувствовал, как глубоко внутри защекотало. Словно чья-то невидимая рука пересобирала кусочки мозаики, принося облегчение и долгожданное чувство свободы.
  - Необычно... - пробормотала Вита, наклоняясь и едва ли не водя носом по спине. - Вон и в пояснице узелок. Словно ткани запутались...
  "Да вполне могли", - подумал Марат, но вслух говорить не стал. Иначе пришлось бы рассказывать, что там, наверху, от атаки Игниса он спасся не сам.
  Наскоро переработав все обнаруженные уплотнения, Вита с удовольствием занялась ожогами, не переставая вещать об исключительном везении. То, что пламя не спалило все волосы, можно было считать высшей благодатью.
  Слово "все" Марата слегка насторожило, но Вита тут же заверила, что повреждённые участки быстро восстановятся, и ходить ему плешивым предстоит от силы дня два.
  - Это ещё хорошо, что у тебя рефлексы отменные! - порадовала она пациента, производя шаманские манипуляции. - Плотным в огонь упал. А то прикинь, что могло бы выйти!
  Марат послушно прикинул и непроизвольно покрылся мурашками, рассмешив медсестричку. Вместе с ней облегчённо засмеялся и Неу.
  - Жаль всё-таки, - обезоруживающе улыбнулся он, поймав крайне недружелюбный взгляд новичка. - Рановато тебе ещё, значит. Эх, а ведь какой силой мог стать!
  - И что, уже не могу? - беспокойно переспросил Марат, не желая верить в собственную бесполезность.
  - От чего же? - удивился Неу, добродушно посмеиваясь. - Работать надо больше, и обязательно получится. Шутка, - добавил он, увидев выражение лица Юна. - Просто подрасти. Всему своё время. Хотя тренировки процесс ускорят, конечно. Но травмироваться можно. Медика обязательно зови, если всё же надумаешь практиковаться...
  Закрыв глаза, приподнявшийся, было, Марат с облегчением откинулся на спину. Наконец хоть что-то от него не зависит! Он-то вообразил, что результата затребуют уже к следующему уроку!
  Да, Неу не был стервозной преподшей по искусству, что, несомненно, являлось его плюсом. Та-то пилила на каждом занятии, не уставая напоминать, на какое бесталанное ничтожество приходится тратить свои силы.
  Понимающе хмыкнув, учитель небрежно махнул и велел всем собираться. Он и так их задержал, толкнув под праведный гнев не терпящей опозданий Рапиды.
  Глядя, как Юн под присмотром отиравшейся рядом Виты покидает зал, Неу улыбался. Можно было не сомневаться - этот найдёт способ обойти преграды. Крысы всегда находили. Наверно потому их было так мало. И потому они слыли самыми опасными бойцами.
  Архитекторы ювелирных операций, находящиеся в подчинении лишь у стратега.
  Славный командир мог сплотить отряд, но только крыса могла заставить его функционировать максимально эффективно. Оставалось лишь следить, чтобы взаимодействие было хладнокровным и чётким, не давая подчинённым творить в обход дисциплины всё, что вздумается.
  Вскоре же, как Неу и рассчитывал, самый молодой шпион пансиона, несмотря на все сознательные попытки филонить, стал принюхиваться к предложенным возможностям куда более рьяно, чем можно было ожидать.
  Проспавшись и некоторое время благополучно избегая пересечений с любыми раздражающими факторами, Марат всё чаще возвращался мыслями к идее передвижения по вертикальным плоскостям.
  Случайно замечая чужие тренировки, сварливо отрабатывая наказания, засиживаясь над тетрадями до поздней ночи, он со всё возрастающей тоской понимал, что без этого навыка половина учебки, не особо напрягаясь, сможет закатать его в бетон.
  Но случая потренироваться всё не подворачивалось.
  Марат списывал это на отсутствие свободного времени, хотя на деле просто не представлял, как попросить Щита, чтобы тот уделял ему пару часов в день. Азиат вечно где-то пропадал, отлучаясь сразу после ужина и возвращаясь лишь к отбою. Виты тоже по близости не наблюдалось, поэтому можно было спокойно убеждать себя, что торопиться совершенно некуда.
  О своей неправоте Марат узнал слишком поздно.
  На одной из вечерних отработок, потряхивая руками после совместной разминки со старостой, он с нескрываемым удивлением обнаружил, что во тьме беговых дорожек нарисовался спортивный силуэт Тохарани. Девчонка занималась своими делами, не обращая на него и Токсик совершенно никакого внимания. То наматывала круги, то прерывалась на физические упражнения, то снова припускала по стадиону, следуя некой распланированной программе.
  Староста в её поведении ничего необычного не усмотрела и, дотошно сверившись с часами, погнала Марата на отработку синхронных движений в танцевальный зал, располагавшийся среди череды однотипных зеркальных комнат, занимавших, казалось, целый подвальный этаж.
  В следующий вечер на стадионе объявилась и Вита, а немного погодя подтянулся Щит. Каждый, вроде бы, занимался отдельно, но ухитрялся перебрасываться двумя-тремя комментариями с остальными, давая советы и подтрунивая над ошибками.
  Токсик, полная решимости выполнить предписание учительницы искусства, теперь муштровала Марата каждый день, пользуясь тем, что срок наказания от Шрама вышел.
  Успехи были не то, чтобы колоссальны, но, во всяком случае, идее обуздания собственных мышц через пластику Марат подчинился и старался, как мог. Хотя результатами Рапида всё равно была недовольна и во всеуслышание сомневалась, что коротышка отделается двумя неделями отработок.
  Игнис над её словами посмеивался, и не упускал возможности ковырнуть Марата за неуклюжесть. Однако тот, после знаменательного урока развития, с этим фрагментом их маленького сообщества предпочитал не контактировать вовсе. С умело поставленным равнодушием он проскальзывал мимо в коридорах и совершенно открыто посылал при любых попытках докопаться.
  Не сказать, что Игнис сбавил обороты, но каким-то образом взаимной грызнёй отчасти удовлетворился. Он единственный не посещал дружных вечерних тренировок, хотя Марат периодически наблюдал рыжее зарево по другую сторону общаги.
  Когда остальным, сгрудившимся под конвоем старосты, как-то довелось возвращаться на жилой этаж вместе, в ответ на это замечание Вита обмолвилась:
  - Да Игнис же, что дитё малое! До сих пор дуется на то, как мы за тебя вступились. Ты на него внимания не обращай. Подостынет, и сам вернётся.
  - Вот пёс! - задиристо хмыкнул Марат.
  - Похож! - рассмеялась Вита. - Разве только язык не вываливает. Но вообще, ты прав. Бойцы весьма территориальны, прямо как собаки. Защищают свою стаю, считают её лучшей и единственной. Игнис бы, наверное, сутками напролёт других атакеров гонял, будь его воля.
  - Ага. Воля есть, а возможности нет. Поэтому он предпочитает гонять исключительно меня, - невесело усмехнулся Марат.
  Покосившись, девчонка тряхнула жидкими хвостиками и озорно прищурилась:
  - Не обращай внимания. Игнис балбес. Иногда просто не может просчитать последствия... Он сейчас немного, - она замялась. - ...ну, ревнует. Ему столько внимания никогда не уделяли.
  - Не возились, то есть, - понуро буркнул Марат, ощущавший себя младенцем на прогулке. Однако Вита в ответ покачала головой.
  - Ты не понимаешь! - возмутилась она. - Всё дело в статусе. Игнис, если присмотреться, не очень-то и уникален. Подумаешь, - просто ещё один атакер! Их ведь среди нас больше всего. Вот и ценятся они меньше.
  Марат удивлённо поднял брови. Ему, наоборот, казалось, что эффектность и многоцелевое применение способностей ошпаренного увальня делало того первым кандидатом в список самых полезных членов отряда.
  - Какой бы фантастической силой боец ни обладал, если рядом с ним поставить шпиона, в первую очередь заинтересуются вторым, - продолжала гнуть своё Вита, не слишком обращая внимание на недоверчивость собеседника. - Атакеры заменяемы. Так же как и кинетики с медиками, - она с грустью пожала плечами, словно убеждая часть себя, что в этом нет ничего плохого. - Перетасуй их в отрядах, и результат почти не изменится. А вот вы действительно непростые. Среди вас же наибольший процент - интерналы.
  - Куда? - переспросил Марат, решивший, что ослышался. На работу санитаром при клинике он, вроде бы, не подписывался.
  Довольно улыбнувшись, Вита с лёгкостью перескочила на любимый конёк нравоучительных пояснений.
  - Ну, ты ведь уже заметил, что обычно мы при помощи сил воздействуем на что-то? Скажем, кинь Инису мяч - он швырнёт в него огнём. Щит отобьёт барьером. А я буду щупать, анализируя текстуру. Чаще всего наши способности сталкиваются друг с другом, конечно, но это детали. Факт то, что большая часть сил, если покопаться, является, по сути, ограниченным телекинетическим воздействием. В лучшем случае, смешанным с каким-нибудь генерированием. Вон, как у большинства атакеров. В худшем - просто узконаправленным. Как у меня, например, или Щита...
  Услышав своё прозвище, шедший впереди азиат замедлил шаг и прислушался, а Вита тем временем продолжала:
  - Ты, к слову, тоже можешь считаться телекинетиком. Только вот перемещаешь не что-нибудь, а самого себя. Видишь разницу? Мы двигаем элементы снаружи, а твоя сила большей частью направлена внутрь.
  - Я могу протаскивать с собой вещи, - не согласился Марат, трепетно вспоминая полюбившийся огнетушитель. Он даже в одну из ночей вытащил его из геловского шкафа и водрузил обратно в угол, как памятник первой удачной проказе.
  - Ну и что, - парировала Вита. - Функционируешь ты всё равно от обратного. Смотри - я, чтобы лечить, направляю силу через прикосновение внутрь. Ты же распространяешь усилие наружу, на предмет.
  - Но ты же тоже сначала выталкиваешь силу наружу, - возразил Марат.
  Спереди послышался тёплый смешок.
  - Не так, - сообщил через плечо Щит, притормаживая. - Суть в очерёдности. На что первым делом сработают твои способности?
  Быстро прикоснувшись к груди, Марат непонимающе посмотрел на азиата. Естественно, что поначалу сквозь стены ходит он сам, а уж потом проносит что-нибудь за собой.
  - Да! - кивнул Щит. - А Вита сможет исцелить только то, на что направит усилие. У неё нет рефлекса регенерации. Нужен постоянный контроль. Или я, например... - азиат легонько кивнул, и трава возле общежития, к которому они подходили, зашевелилась от быстро пронёсшегося барьера. - Чтобы огреть себя, мне нужно постараться. Потому что первым делом мои способности обращаются к тому, что снаружи тела. Туда, - он взмахнул растопыренной пятернёй, демонстрируя попадающие под воздействие горизонты. - Вот в чём смысл.
  - Очень редко первоочередным объектом приложения сил являемся мы сами, - тихо сообщила Вита, и Марату показалось, что в её голосе звучала тщательно скрываемая зависть. - Поэтому интерналы столь необычны. Есть повод гордиться. Ведь в нашей команде один из них...
  Помимо воли у Марата заалели уши, и он с сомнением уставился на окна кампуса. Чужие надежды и восторги его стабильно тяготили. Очень не хотелось брать ответственность за грядущие разочарования тех доверчивых бедолаг, позволивших себе такую неосторожность. Но если Вита желала вогнать его в краску, то способ выбрала, конечно, наилучший.
  Смущённо присвистнув, Марат изобразил полнейшую непричастность ни к одной из превозносимых особенностей и поспешно юркнул в двери, поймав спиной нахальный смешок Тохарани. Она, разумеется, тоже всё знала, но пиетета, в отличие от Виты, выказывать не торопилась.
  Мысленно фыркнув, Марат рысью взлетел по лестнице, а тема с тех пор больше не поднималась.
  Вскоре же, как и обещала Вита, блудного Игниса прибило волной непритязательности на общую тренировку. Где он с первых минут принялся сыпать покровительственными наставлениями, за что и был выдворен взашей без права на апелляцию. Впрочем, на следующий сбор он явился уже под чутким надзором старосты и вёл себя значительно скромнее. Даже не пытался задирать Марата. По крайней мере, первые десять минут.
  Каким-то образом Игнису удалось выторговать у преподавателя по развитию отсрочку наказания, но Токсик была неумолима. И, едва ей удалось хоть как-то подтянуть новичка, тут же взялась за игнисовскую повинность.
  Марат пассивно одуревал от необходимости тратить свой кровный час на огненного выскочку, когда в кои-то веке представилась возможность позаниматься со Щитом и Витой. Но его мнения, разумеется, никто не спрашивал. Единожды напомнив, что он тоже должен присутствовать в качестве решающего фактора для становления приемлемого уровня дееспособности Игниса, староста чётко обозначила, что возражений не потерпит. А если потребуется, сдаст учителю с потрохами и самого Марата, чтобы того персонально наказали на нужный срок.
  Поэтому, изо всех сил стараясь не выказывать бушевавшего внутри недовольства, отныне Марат покорно торчал положенное время в спортивных залах, чинно восседая в узком кольце невысокого пламени.
  Упражнение, призванное развить чувство меры, поначалу давалось нелегко обоим.
  На первой же отработке, едва услышав задание, Игнис от радости полыхнул таким высоким костром, что чуть не поджарил стоящую неподалёку старосту.
  Последнее его немного урезонило, а Токсик, огорчённо покачав головой, приказала остолбеневшему Марату садиться на пол и затем сама уселась рядом. Теперь огненному увальню волей-неволей приходилось себя сдерживать, если он не хотел испепелить помимо недруга ещё и одноклассницу.
  - Надо позвать Щита, пусть подведёт кондиционер, - шепнул в конце занятия обильно пропотевший Марат на ухо старосте. Но та лишь покачала головой и отодвинулась чуть дальше, несмотря на то, что Игнис в этот миг сжал кольцо до предела.
  Дела продвигались настолько неторопливо, что впору было всерьёз опасаться перспективы продления наказания.
  И хотя Токсик через какое-то время сочла, что новенького уже вполне можно оставлять среди пламени одного, Марат всё равно мысленно прощался с жизнью каждый раз, когда огонь вспыхивал с новой силой. Чувствовалось, что какие-то претензии у Игниса сидели безвылазно глубоко.
  Даже то, что староста решилась перевести занятия на стадион поближе к остальным, не помогало. Смена обстановки лишь позволила обоим подвинуть градус взаимной неприязни на новую отметку.
  Хотя Марату на свежем воздухе дышалось легче, а Игнису приятней горелось, ветер зачастую путал карты обоим.
  Промозглые осенние порывы гнали пламя в стороны, мешая удерживать чёткие границы. Задували всполохи прямо в лицо Марата, хотя тот закрывался, как мог.
  Огонь то и дело норовил расползтись, стылая земля грозила ранним радикулитом, а смешки из окон нервировали.
  Над последним особенно усердствовал Гел.
  Как-то, не выдержав, Игнис отвлёкся, чтобы проорать ему в ответ пару ласковых, и на миг оставил без присмотра окружившее Марата пламя...
  Почувствовав волю, огонь рванулся к жертве. Победоносно заревев, он сомкнулся над макушкой и метнулся ввысь.
  - Юн! - взвизгнула Вита, упражнявшаяся в это время с Токсик.
  - Ах ты чёрт!.. - обернулся слегка раздосадованный Игнис.
  Он вяло махнул рукой. Пламя в тот же миг спало, оставив дымиться на асфальте медленно остывающий холм.
  - Передержал, - цинично заявил из своего окна Гел. - Теперь суховат будет. В следующий раз запекай при ста восьмидесяти.
  Холм выразительно дрогнул и распался. Из центра вынырнула глухо кашляющая голова.
  Вита, вскочив, кинулась было к нему, но на полдороги притормозила, заметив, что пациент вполне жив. И более того, бодр, как никогда.
  Едва успев распрямиться, пошатывающийся Марат на удивление сосредоточенно направился к Игнису, постепенно переходя на бег.
  - Вот - первый недовольный клиент, - прокомментировал сверху Гел, отвлекая непонятливо моргающего бойца. - Хреновый из тебя су-шеф.
  Игнис открыл было рот, чтоб возразить, но тут на него вихрем налетел Марат. Промчавшись мимо одноклассников, он со всей силы врезался в обидчика, сбив с ног.
  Проехав по асфальту, Игнис недоверчиво тряхнул головой и завопил:
  - Сдурел, крысёныш?! Да я тебя ща..!!! - начал он, поднимаясь, но договорить не успел.
  Вдоволь насмотревшийся на любимые приёмы Тохарани Марат с размаху двинул его ногой по спине. И, не дав опомниться, тут же подскочил и врезал душевным апперкотом в челюсть.
  Гел одобрительно присвистнул.
  - Ну наконец-то! Я уж думал, не подерутся, - тихо проговорил Щит.
  Подошедшая вместе со старостой Вита недовольно фыркнула.
  Дёрнув рукой, Игнис попытался запалить огненный шар, но у него ничего не вышло. Пламя, едва возникнув, с мягким хлопком улетучилось. Щит с абсолютно безучастным видом принялся рассматривать небо.
  - Предатель! - возмутился Игнис, быстро перекатываясь.
  Нога Марата опустилась совсем рядом.
  - Да ладно, дай малышу фору! - примирительно поднял руки азиат.
  Игнис зарычал и кинулся в атаку.
  Увернувшись от удара, Марат быстро двинул ему локтем по рёбрам и, метнувшись за спину, пнул под колено. Брякнувшийся на асфальт Игнис, резко перевернулся и лягнул противника в живот.
  Согнувшись пополам, Марат запоздало понял, что нависать над поверженным врагом было неблагоразумно.
  Схватив за волосы, Игнис от души двинул ему коленом в ухо.
  В голове загудело. Утративший ориентацию Марат ухватился за первое, что маячило под рукой, и дёрнул изо всех сил.
  Это оказалась игнисовская нога. Не удержав равновесия, её владелец взмахнул руками в очередной попытке вызвать огонь и повалился навзничь.
  - Нужно прекратить, - бесстрастно сообщила Токсик, не отрывая взгляда от новичка, навалившегося на отбившего последний ум Игниса.
  - Не нужно, - уверенно заявил Щит, кладя руку на плечо уже шагнувшей к мешанине переплетённых тел старосте. И, заметив, что она не убеждена, добавил. - Считай, что это в рамках практики по самоконтролю.
  - Мальчишки безнадёжны! - сварливо пробормотала Вита, морщась при взгляде на то, как Марат со всей силой двинул кулаком Игнису по зубам. Тот в долгу не остался, и оставил ему под глазом размашистый автограф. - Пока вы есть, войны никогда не кончатся. Нет, чтоб нормально поговорить...
  - Иногда хорошая драка помогает лучше любого разговора, - невозмутимо отозвался Щит.
  Игнис наконец сумел перекатиться и вдавил Марата в землю.
  - Насилие не выход! - вознегодовала Вита, потрясая кулаками.
  С криком перелетев через противника, получивший ракетный пендель Игнис пробороздил локтями асфальт.
  - Довольно странный довод, с учётом того, что подавляющая часть мировых конфликтов решалась насилием, - хмыкнул Щит, скрещивая на груди руки.
  Руки его, откровенно говоря, внушали, особенно когда речь шла о принуждении к миру.
  - Слишком много учебников читаешь... - пробубнила Вита, отворачиваясь.
  - Хочешь сказать, навязывание своей воли - это не насилие? - с той же полуулыбкой продолжил Щит.
  Впереди что-то громко хрустнуло. Игнис завопил.
  - Оно хотя бы оставляет выбор! - возразила одноклассница.
  Схватившись за повреждённую руку, Марат пошатнулся, но устоял. И даже сумел нырнуть под летящий точно в нос кулак.
  - Да неужели? - тихонько пробормотал Щит, но затем довольно кивнул. - Ну, тут, похоже, всё по обоюдному согласию. Так что не будем мешать нашим страдальцам.
  - Игнис загореться может, - не согласилась Вита, с сомнением поглядывая на мальчишек.
  Азиат улыбнулся и покачал головой. В уголках его глаз собрались тонкие морщинки.
  - Я его уже не блокирую. И, как видишь, ничего, - он непринуждённо показал на Марата, в этот миг усердно метелившего соперника. - Да и Хара присмотрит. Верно?
  Щит задрал голову и лукаво прищурился. Скептически хмыкнув, Вита проследила за его взглядом.
  На краю крыши, прямо над козырьком, непринуждённо восседала Тохарани, свесив ноги и похрустывая раздобытыми неизвестно где орехами. Прихваченный камнем пакетик фундука кокетливо трепетал рядом, шурша на ветру.
  Заметив, что на неё смотрят, девчонка небрежно отсалютовала и закинула в рот новую горсть. Вита задумчиво прикусила щёку.
  - Ладно. Убедил, - заявила она, отворачиваясь. - Токси, пошли.
  Староста, впрочем, следовать указанию не спешила. Замерев настороженным сусликом, она внимательно следила за дракой.
  Вита помахала у неё перед носом растопыренной пятернёй, но нужного эффекта не добилась.
  - Ау! Земля вызывает Токсик! Есть кто на базе?! - Вита для верности легонько постучала старосту по голове. - Зависла. Перезагрузить, что ли?..
  - Прояви терпение. Я стараюсь запомнить, - на автомате ответила та, не поворачивая головы.
  - Да что тут запоминать!? - изумилась Вита, тряхнув хвостами. Она на всякий случай посмотрела на перемазанных грязью и кровью ребят, но ничего эстетичного в композиции не обнаружила. - Уверена, Игнечке завтра же приспичит повторить!
  - Смотри внимательней, - посоветовала Токсик и, глубоко вдохнув, едва слышно произнесла. - Сегодня нас стало шестеро.
  Послушно приблизившись, Вита сощурилась. Щит неслышно встал сзади и с гордостью окинул развернувшееся побоище.
  Сверху на асфальт упал одинокий орешек.
  Гел презрительно хмыкнул и скрылся в глубине своей комнаты.
  Марат, не обращая внимания на стекающую по подбородку кровь, прижимал шею Игниса коленом, силой выдавливая своё право на спокойную жизнь.
  Наутро двое непосредственных участников потасовки заявились в класс, как ни в чём не бывало.
  Физиономию каждого украшал основательно заплывший фингал и пара шишек, не говоря обо всех укрытых одеждой синяках и ссадинах. Но к Вите ни один так и не обратился, предпочитая носить все доказательства бурного выяснения отношений на себе. О результатах оба так же отмалчивались и старались лишний раз друг на друга не смотреть.
  Вита тихо хихикала, глядя на итоги самодеятельности, но с состраданиями не лезла, хотя и предложила Марату свои услуги. Тот лишь вяло отмахнулся, послав её к Игнису, который, в свою очередь, отправил обратно.
  Не переставая фыркать, сдерживая смех, одноклассница уселась на своё место и больше ни к одному не приставала. Лишь многозначительно переглядываясь со старостой и Щитом.
  
  Способность 15. Солидарность.
  
  Зуб безнадёжно шатался. Марат торчал перед зеркалом, недовольно цокая языком, и пока ещё смутно надеялся, что всё прирастёт само. Радовало хотя бы, что выжженные волосы благополучно отрасли обратно. Вот за это он Вите был бесконечно благодарен. Постоянно ловить на себе ироничные взгляды девчонок из других групп было тем ещё удовольствием.
  В субботу занятия проводились лишь во второй половине дня, поэтому в холл на общий сбор Марат явился одним из последних. Ещё спускаясь по лестнице, он заподозрил неладное. Народу внизу толпилось гораздо больше, чем обычно. Слышались громкие крики и издевательский смех, не предвещавшие ничего хорошего.
  "Драка там, что ли?" - лениво подумал Марат, широко зевая. Стараниями атакеров склоки и перебранки наблюдались постоянно, поэтому он не счёл нужным даже ускорить шаг. Лишь задержался на последних ступенях, чтобы получше разглядеть происходящее поверх толкущихся голов. Да так и замер с открытым ртом, забыв о зевке.
  Свет лился из окон, мягко обволакивая лёгкие изгибы сияющим полотном. Путаясь в сетке ровных граней, лучи дробились на множество мелких искр, врывающихся из плена фонтанами солнечных зайчиков. Те пугливо замирали на стенах, стараясь не двигаться, и с чутким беспокойством поглядывали на присутствующих. Посреди вестибюля, купаясь в ярком ореоле нескончаемой лавины отблесков, возвышалась хрустальная статуя Тохарани.
  Выполненная в полный рост, с поразительной тщательностью, фигура в развевающемся платье, раскинув руки, стояла на большом прозрачном пьедестале, приветствуя каждого, кто спускался сегодня вниз. Широко распахнутые крылья сверкали умело вырезанными гранями перьев и создавали ощущение, будто она вот-вот взлетит. А задержалась на грешной земле лишь за тем, чтобы ниспослать последнее благословение смертным. Не то богиня, не то валькирия, не то святая.
  Звучно щёлкнув челюстью, Марат с трудом отвернулся, чтобы нашарить взглядом кого-нибудь из класса. Постоянно отвлекаясь, он сперва обнаружил Игниса, трущегося возле двери, а уже потом высмотрел рядом полированную лысину Щита и чёрный лак волос старосты. Последняя вполголоса беседовала с мускулистым верзилой, которого Марат раньше не встречал.
  Собравшиеся расходиться не спешили, восхищённо обмениваясь впечатлениями и деля какие-то непонятные ставки. Уверенно врезавшись в толпу, Марат не стал утруждать себя проявлениями вежливости. Он спокойно двигался напрямик, не обращая внимания на изумлённые возгласы, раздававшиеся каждый раз, стоило пройти кого-нибудь насквозь. И всё это время не отводил глаз от статуи.
  Камень был прозрачен до того, что казался ненастоящим. Наверное, подобное мог соорудить Гел, если допустить у него наличие минимальной тяги к произведениям искусства. Но даже в этом случае не сохранилось бы такой совершенной чистоты. А уж тем более Тохарани бы не получилась настолько... Марат долго мялся, подбирая эпитет, поскольку ему категорически не хотелось употреблять прилагательное "красивая", и в итоге с трудом остановился на признании результата удовлетворительным. Кто и сколько раз от такого зрелища мог удовлетвориться, он додумывать не стал.
  - Упражнялся в разделении примесей, и вот... - послышался негромкий голос, стоило подойти ближе. Высокий парень рядом с Токсик чуть смущённо махнул рукой. Изумлённо распахнув глаза, Марат понял, что это и есть автор означенной композиции. Врать этот товарищ, правда, совершенно не умел - такое по случайности не сделаешь.
  Обернувшись на статую, Марат придирчиво сравнил её с оригиналом. Отличий набиралось совсем немного. Якобы невольное творение не обрисовывало разве что скверный характер исходника, представляя оный в наивно-восхищённом свете.
  - У вас шестой? - задумчиво обратился незнакомец к Токсик. Та, не зная, как реагировать, покосилась через плечо и едва заметно кивнула. Выглядела она при этом так, будто очень хочет извиниться, но не может подобрать подходящих слов.
  - Поздравляю! - благосклонно улыбнулся парень, но искренности в его словах не чувствовалось.
  - Благодарю, - подчёркнуто вежливо отозвалась Токсик, сцепливая руки за спиной и отвешивая лёгкий поклон. - Если мы можем как-то повлиять...
  - Не стоит, - перебил её собеседник и вздёрнул подбородок, стараясь принять максимально независимый вид. - Справимся.
  Тут здание дрогнуло. Статуя со скрежетом сдвинулась, но устояла. С потолка за шиворот Марату просыпалась струйка белой пыли.
  - Бида-бида! - нарочито весело отозвался Игнис, и, схватив за локоть вяло сопротивляющуюся старосту, первым кинулся вон. Марат единственный проводил их удивлённым взглядом.
  Все головы, как по команде, повернулись к лестнице. Крики стали громче. Послышался смех и одобрительный свист. На нижней ступеньке, будто проглотив лом, стояла неестественно выпрямившаяся Тохарани. Лицо её перекосило. Глаз нервно дёргался.
  Стёкла гулко завибрировали. Народ смекнул, что надвигается буря, и, споро отворив двери, с гигиканьем повалил наружу. Марата не смели лишь потому, что тот стоял в достаточной близости от Щита. А одноклассник, быстро сориентировавшись, успел заслонить своих барьером. Как выяснилось, вовремя. Перекрывая шум толпы, по залу прокатился оглушительный вопль:
  - ИЕ-Е-ЕРИ-ХО-О-ОН-Н-Н!!!
  Рамы взорвались стеклянной крошкой. По полу прошла трещина. Под громкие крики последних улепётывающих сокурсников, хрустальная статуя взвилась в воздух и, тоскливо загудев, разлетелась вдребезги.
  О барьер Щита с траурным звоном ударились несколько крупных кусков. Азиат быстро повернулся, проверяя, не пострадал ли кто. Теперь в холле оставались только он, Марат, Вита, да незадачливый творец, с грустью наблюдавший за градом осколков, бомбардировавших укрытие.
  - Ну что ты, в самом деле?.. - с лёгким осуждением обратился он к Тохарани. Словно любящий отец, выговаривающий непослушной дочери, только что кокнувшей его давний трофей за чемпионство.
  В ответ ничего членораздельного не донеслось. Хара приближалась, делая в воздухе непроизвольные хватательные движения. Чем совершенно однозначно декларировала собственное намерение придушить беспечного благодетеля. Сквозь разбитую дверь просунулась голова Токсик и напутственно изрекла:
  - Хочу напомнить, что, согласно уставу, применять силу в помещениях без надзора преподавателей запрещено. И не забудь убрать за собой до начала заня...
  - Игнис, душенька, огради "наше всё" от излишних беспокойств, - пресекая разглагольствования, смиренно пропела Вита. Вид она при этом имела настолько хитрющий, что в определённой подоплёке её действий сомневаться не приходилось. Марат заинтригованно покосился, но смолчал, а вот Игнис понял одноклассницу с полуслова. Радостно кивнув, он сунулся следом и, надёжно спеленав старосту, выволок её окончательно.
  - Ладно, пойду я, - посмотрев вслед обезвреженной Токсик, заявил новый знакомый. При этом он как-то странно глянул на Марата и, подумав, добавил, - Приятно было повидаться.
  Уверенно перешагнув осколки рам, гость вышел во двор, с лёгкостью избежав протянутых рук подоспевшей инквизиции. Однако на паническое бегство это совершенно не походило. Напротив, действовал он так, словно хорошо знал, что делает.
  Не сбавляя темпа, Тохарани выскочила следом, на ходу рявкнув: "Куда?!" - и понеслась за планомерно ускоряющим шаг обидчиком. Вздохнув с облегчением, Щит снял барьер и недовольно оглядел разрушения.
  - Хорошо, что вывел, - пробормотал он, присаживаясь на корточки и аккуратно ковыряя остатки статуи. - Спальни заново не отстраивать не придётся.
  - Идём! Идём! - Вита принялась дёргать Марата, усиленно выпихивая наружу. - Такое грех пропускать!
  - Что происходит-то? - ничего не понимая, тот вывалился сквозь разбитое окно и уставился на одноклассницу в поисках разъяснений.
  - Вперёд, Хара! - вместо ответа громко завопила Вита, вырисовываясь в проёме. Несколько человек из сгрудившейся подле кампуса толпы поддержали её клич. Марат удивлённо завертел головой, пытаясь вычислить энтузиастов.
  Земля задрожала. Вместо того чтобы разбегаться, ученики засвистели и принялись шумно выкрикивать имена. Кажется, толпа разделялась на две группы болельщиков.
  - Ну же! Наподдай ему! - громче всех орал Игнис, возбуждённо подпрыгивая и выстреливая из кулаков высокими языками пламени. Староста стояла рядом, неодобрительно поджав губы и наблюдая за разворачивающимся действом. Марат поднялся на цыпочки, пытаясь хоть что-то рассмотреть. За высокими спинами прогремел мощный взрыв. Стоящих впереди окатило земляной посыпью.
  - Давай-ка! - схватив Марата за руку, Вита потянула его в самую гущу, уверенно лавируя среди людей и периодически поглядывая, чтобы парнишка не отставал.
  - Лучше я, - обогнал их Щит и врезался в сгрудившуюся массу, проделывая основательную брешь.
  Народ всё прибывал. Марат слышал топот множества ног и гомон, разносившийся далеко за пределы их двора. Судя по незнакомым басовитым тонам, явно подтягивались ученики из других корпусов. Асфальт под ногами уже трясся так, словно пытался сорваться с насиженного места и утанцевать в закат.
  "Землетрясение?!" - изумлённо подумал Марат, всё ещё пробираясь следом за Витой через плотный строй самой разношёрстной публики. Но тогда люди вели себя более чем странно. Вместо того чтобы разбегаться, они наоборот, сбивались всё плотнее, словно стадо заблудших овец. Задние ряды напирали. Передние не горели желанием подходить ближе. В итоге все кричали и толкались, пытаясь занять место поудобней в начинающем постепенно вырисовываться строе, растянувшемся от одного края общежития до другого.
  Махнув рукой, притормозивший Щит показал, что нашёл место, и аккуратно пропустил перед собой одноклассников. Вынырнув из-под щитовской подмышки, Марат на секунду замер, а затем недоверчиво тряхнул головой.
  Посреди стадиона ровным чёрным обрубком возвышалась гора. Ну, не совсем гора. Так, горка высотой в три-четыре человеческих роста. На вершине которой, оперевшись на колено, стоял их давешний гость, а у подножья трясла кулаком и бранилась Тохарани, грозя неприятелю расправой, если тот не изволит спуститься добровольно. Резона спускаться, однако, не было никакого. Парень явно предчувствовал, что будет бит в любом случае.
  Новоявленный геологический экспонат затрясся, сбрасывая остатки травы и мелкие куски дёрна. Вольный скульптор на вершине пошатнулся, но устоял. Тохарани гневно топнула ногой и припустила вокруг образовавшегося пьедестала, изредка поглядывая наверх.
  - Она его не видит! - восхищённым шёпотом проговорила Вита и отпустила довольный смешок сквозь скрещенные ладони. - Слишком высоко! Вот молодец!
  Непонятно было, чему здесь можно радоваться, но окружающие, похоже, так же как и Вита, считали происходившее каким-то стратегическим ходом. Марату же просто хотелось орать: "Алло! Тут гора прорезалась! Это кому-нибудь вообще интересно?!" Но, судя по азартным комментариям, такие мелочи никого не волновали.
  - Сейчас не выдержит, - довольно хмыкнул кто-то сзади.
  - Да не, сперва забраться попробует, - возразили в ответ. - Хотя, толку-то...
  Внимательно прислушивавшийся Марат понял, что никаких ценных сведений о ситуации таким образом не добыть, поэтому сразу же повернулся к Щиту и вполголоса спросил:
  - У нас новенький?
  Уловка сработала. Вита моментально навострила уши и, не отрывая взгляда от припавшего к холму посетителя, с готовностью ответила:
  - Ты что! Иерихон второкурсник! Он партнёр Хары по программе Парадеуса. Вот и заглядывает иногда.
  - Я не заметил, - буркнул Марат, хотя на деле всё заметил - и усталые морщины на лбу, и не характерную для здешних мест стрижку под канадку и даже чересчур внимательный взгляд блестящих глаз. Этот тип в столовой ни разу не мелькал. Следовательно, мог быть либо старшекурсником, либо преподавателем. Но на последнего не тянул никак хотя бы по возрасту. Конечно, всегда оставался вариант вольнонаёмного лаборанта, да только слишком уж неподходящая комплекция была для рядового зубрилы.
  - Ну, гость он не такой частый, - сгладил недопонимание Щит. - Раз в пару недель бывает, не больше. Всё-таки с Харой непросто...
  - Чем они занимаются-то? - спросил Марат, недовольно поглядывая на сомнительного коллегу. Тот как раз припал к холму, чтобы укрыться от бдительного взора отбежавшей подальше Тохарани.
  Щит и Вита понимающе переглянулись. Азиат смущённо почесал бровь, но смолчал. Одноклассница, сообразив, что придётся выкручиваться самой, возвела очи горе и, посмотрев с небрежным сожалением, выдала наиболее нейтральную формулировку:
  - Спариваться будут.
  Марат осыпался.
  - К-к-к..? - попытался выговорить он невероятно сложное слово "как", но его надёжно переклинило на первой букве.
  - Да вот прямо так, не раздеваясь! - съязвила Вита и отвернулась. Судя по всему, тема ей была очень неприятна. Поглядев на неё, Щит грустно улыбнулся и наклонился к Марату.
  - Разумеется, до этого далеко. Просто их предупредили заранее, чтобы можно было наладить хоть какие-то отношения, - тихо пояснил азиат. - Но, как видишь, пока не очень клеится.
  "А-ха-хах! Да ещё бы тут клеилось!" - вторили собственные мысли Марата. - "За такую подставу можно смело компенсацию требовать!" Разум стал прагматично отсчитывать, сколько бы он попросил за собственное согласие, но количество нулей слишком быстро приблизилось к отметке почётного мультимилиардерства. А сама затея попахивала форменным идиотизмом.
  По коже сновали нервные мурашки. С одной стороны, будущий супруг Хары Марату откровенно не нравился. Выглядел он, словно эдакий победитель по жизни, умело распространяя вокруг флюиды собственного превосходства. С другой, бедолага вполне заслуживал сочувствия, да и держался вроде бы молодцом. Вон, всё ещё жив и преимущественно цел. А с воинственно настроенной Тохарани такой фокус проходил редко.
  - Зачем это всё вообще? - спросил сам у себя Марат, не заметив, что произнёс фразу вслух. Раз уж речь шла о какой-то "программе", то участники наверняка были поставлены в известность. И коль сами согласились, то и корячиться потом не имели права. Выходило, что сносить побои и оскорбления от вздорной девчонки Иерихону смысла не было совершенно.
  - А затем, - неожиданно прошипела Вита, поняв вопрос по-своему, - Что с точки зрения человеческого генома мы инвалиды. Чтоб ты знал, жизнеспособное потомство может получиться только у особей одного вида! Для успешного взаимодействия клеток нужны одинаковые генотипы. А у нас они разные! Мы не можем быть с людьми! Мы несовместимы!
  Она раздражённо замолчала, продолжая наблюдать, как Тохарани кружит вокруг своего обидчика. Марат поскрёб макушку, пытаясь понять. Вита говорила какую-то ерунду. Как они могут быть несовместимы, если все поголовно выглядят, как обычные люди? А у людей, пусть они хоть разной комплекции, способы совмещения есть, и вполне конкретные.
  - Даже если и удастся, неизвестно, какое калечное чудище получится в итоге! - фыркнула Вита, не глядя на собеседника. - Оно надо, так рисковать?!
  - Да у нас и между собой, прямо говоря, совместимость-то не очень, - заметил Щит. - Вероятность ничтожна.
  - Но ведь есть же! - горячо возразила Вита, оборачиваясь. - Не просто так кровь проверяют! В теории, у каждого из нас существует более-менее подходящая пара. Нужно только найти не слишком противоречивую генетическую комбинацию.
  Потеряно моргнув, Марат глянул на сосредоточенно замершую у подножья холма Хару. Внимательно рассмотрел Иерихона. Затем обвёл взглядом галдящую толпу. Интересно, его будущая коллега по ответственному мероприятию тоже где-то здесь, или ещё нет? А если и есть, когда он об этом узнает?
  - Подумаешь, не всем ещё сообщали! - продолжала Вита, не подозревая, что отвечает на эти невысказанные вопросы. - Так ведь обязательно скажут, если подберут.
  "Ага, впарят какую-нибудь неврастеничку, и майся!" - хмыкнул про себя Марат, прикинув, что халява - это, конечно же, хорошо, но только не в случае со столь адской рулеткой. Лимит странноватых девчонок вполне успешно заполняли одноклассницы. И никаких дополнительных нагрузок совершенно не требовалось.
  - То, что мы практически бесплодны, не означает, что надежды нет! - припечатала Вита так, словно здесь с ней кто-нибудь спорил.
  - Стоп, что?! - встрепенулся Марат, до которого только сейчас дошло основное преимущество их специфического положения.
  - Я сказала... - начала медленно разжёвывать Вита, но её уже не слушали.
  В голове у Марата зажглась огромная неоновая вывеска: "Вход свободный!" От неожиданного озарения он даже позволил себе совершенно бестолково улыбнуться и выдать каноничное: "Гых!" Щит понимающе кашлянул, но ухмылку сдержал.
  А вот Вита церемониться не стала. Быстро поняв по резко поглупевшему выражению лица, куда потекли мысли собеседника, она с лёгкостью замахнулась и отвесила Марату солидную оплеуху, припечатав с отвращением: "Кобель чёртов!" Смотрела она при этом так, словно была готова убить его на месте. Сдерживало только наличие сторонних глаз. А за попытку озвучить хоть одну непристойную мысль уж точно линчевала бы даже при свидетелях.
  Со стадиона донёсся яростный вопль. Воспользовавшись тем, что от глаз непрошенных комментаторов её надёжно скрывает пригорок, Тохарани, предусмотрительно забежавшая за него, каким-то образом взгромоздилась наверх и напала на противника с тыла. Снизу было не разглядеть, но мгновенно обернувшемуся Марату показалось, что Иерихон сопротивляется довольно вяло. Во всяком случае, тонкие руки девчонки мелькали в воздухе на порядок чаще.
  Тут по полю прокатился сухой треск. Холм зашатался. Толпу зевак обдало облаком пыли и грязевых ошмётков. Щит быстро вскинул руки, прикрывая друзей. Он вертел головой, пытаясь высмотреть среди коричневого марева старосту. Под стонущий гул земли, гора начала обрушаться. Земля под ногами мелко вибрировала. Попытавшись стиснуть стучащие зубы, Марат ухватился за Виту, которую повело на какого-то старшекурсника. Дрожь становилась ритмичней. Казалось, будто впереди забивают гигантскую сваю.
  Кр-р-ак! Оглушительный удар заставил собравшихся подскочить. Пыльное марево повисло в воздухе, мешая нормально дышать. Асфальт пошёл частой рябью, и разбросанные валуны неторопливо поползли в центр. Туда, где среди непроглядного облака грязи с медленно проступали зыбкие очертания чего-то непонятного. Камни тянулись сплошным потоком, будто через мелкое сито. Обгоняли друг друга. Спешили как можно скорее занять своё место. Земля утрамбовывалась так стремительно, что невозможно было поверить, что минуту назад посреди газона возвышалась какая-то громада.
  Из-за плеча азиата материализовалась Токсик, крепко вцепившаяся в спотыкающегося по пятам Игниса. Последний надсадно кашлял и хрипел, подавившись комком дёрна как раз тогда, когда собирался проорать что-нибудь воодушевляющее остальным. Слезящимися глазами Марат рассмотрел, как она быстро шепнула что-то Щиту и отступила назад. Одноклассник понятливо кивнул и развёл руки в стороны. Вита ойкнула и присела, утащив за собой Марата.
  Под громкий хлопок по воздуху прокатилась невидимая волна. Порыв мгновенно разметал зависшие в воздухе частицы земли и позволил вздохнуть свободно. Щит довольно опустил руки и огляделся. Всё ещё хлопала чья-то одежда. Некоторые впопыхах приглаживали поднявшиеся дыбом волосы. Барьер пронёсся от одного края толпы до другого, раскидав пыль и изрядно потрепав собравшихся. Впрочем, особых претензий никто не высказывал - все взоры были обращены на стадион.
  Сопровождаемые мощным грохотом, из земли то и дело выстреливали бурые сталагмиты. Между ними с упорством, достойным лучшего применения, сновали две фигуры, перебрасываясь короткими фразами и взаимными путёвками. Тохарани явно не собиралась так просто отступать. Иерихон же особенно и не напрягался. Высоко подпрыгнув, он с размаху всадил ладонь в грунт и тут же понёсся вверх.
  Всё ещё не поднявшийся с корточек Марат тихо икнул. Земля на территории корпуса окончательно растеряла последние приличия. Газон поднялся высокой волной, унося на своём гребне улыбающегося второкурсника, и покатился за пределы стадиона. Тохарани взвыла, бросившись следом.
  - Он это... - решил на всякий случай уточнить Марат, не отрывая глаз от величественно удаляющегося Иерихона.
  - Угу, - подтвердила Вита, нехотя распрямившись, и принялась яростно отряхиваться. - Тектоникой повелевает.
  В доказательство её слов, другой вал земли подхватил бегущую Тохарани и заскользил в противоположном направлении, подло увеличивая расстояние до противника. Девчонка поднажала, но поверхность, получившая приказ не пущать, пошла буграми и мгновенно сбила с ног, радушно предоставив возможность распластаться на покатом травяном склоне. Хара громко крикнула что-то нелицеприятное. Моментально развернув свой трёхметровый холм, Иерихон в считанные секунды оказался рядом и навис над ней, победоносно ухмыляясь.
  - Почему его просто не вырубить? - удивился Марат, рассматривая диспозицию. Вита беззаботно пожала плечами.
  - Тохарани не очень любит пользоваться силой, - ответила она с лёгким упрёком. Видимо считала, что возможностями нужно если не гордиться, то хотя бы применять по назначению, коли выпал такой шанс.
  - А разве они могут не пользоваться? - задумчиво проговорил Марат, наблюдая, как Хара вскакивает и в высоком прыжке пытается добраться до обидчика.
  - Кто? - не поняла Вита, по такому случаю даже отвлёкшаяся от созерцания неудачных попыток.
  - Телепаты, - пренебрежительно бросил одноклассник, недовольно поглядывая снизу вверх. - У них способности, что, "отключаемые"?
  - Да почём я знаю! - изумилась Вита, растеряно моргая. - Мы их вообще ещё не проходили!
  - Что, и расспросить не удосужились? - недоверчиво приподнял бровь Марат. Такой инертности он, признаться, от одноклассников не ожидал. Ладно, даже если бы и не проявили любопытства сами, то уж на практических занятия-то подробности должны были всплыть!
  - У кого?! - возопила окончательно сбитая с толку девчонка.
  - У неё! - крикнул в ответ Марат и выразительно ткнул в сторону буйствующего газона.
  Тот как раз окружал Тохарани несколькими холмами, мешая выбраться из образовавшейся низины. Сверху всем этим действом упоённо дирижировал Иерихон. Его группа поддержки, состоящая, в основном, из старшекурсников, свистела и улюлюкала, перекрикивая болевших за Тохарани первогодок, которые уже начинали поглядывать с ощутимым неодобрением. Кажется, в толпе назревала собственная потасовка.
  - Причём тут Хара?! - Вита выпучила глаза настолько искренне, что Марат невольно сбавил тон.
  - Элементарно... - взялся было он растолковывать, но одноклассница наконец сообразила.
  - Погоди! Ты думаешь, Тохарани - телепатка? - рассмеялась Вита и кинула быстрый взгляд на жужжащее сборище учеников. - Кто тебе наплёл такую чушь?!
  Не ожидавший подвоха Марат стушевался и неуверенно глянул на маячивший вдалеке объект спора. Да никто не говорил! Зачем? Вроде всё здесь совершенно очевидно.
  - Ну... - начал он, стараясь припомнить, с чего наклюнулись в своё время подобные выводы, и тут же замолк, поражённо уставившись вперёд.
  Над почти сомкнувшимися холмами медленно всплыла голова Тохарани. Быстро сведя ладони, Иерихон постарался прижать её землёй, но не успел. Поднявшиеся пласты дёрна с хрустом посыпались вниз. Бугрившийся газон вместо того, чтобы стиснуть девчонку плотнее, задрожал и нехотя пополз в стороны. Мышцы на руках Иерихона напряглись, но травянистое покрытие упорно раздвигалось и освобождало пленницу вопреки всем прилагаемым усилиям.
  Толпа радостно взвыла, позабыв взаимные препирательства. Марат аж задохнулся.
  Раскинув руки, Тохарани грозно парила в нескольких метрах над землёй. Длинные волосы топорщились разодранным плащом, придавая хозяйке вид взбешённой гидры. Медленно поднимаясь над противником, она неторопливо сжимала кулаки. А затем, презрительно глянув вниз, веско поинтересовалась:
  - Сломать руки или ноги?
  - Знаешь, я уж как-нибудь целым перекантуюсь, - заверил её Иерихон, на всякий случай утихомиривая газон.
  - Значит, целого, - согласилась Тохарани. И небрежно качнула головой.
  Иерихон сориентировался мгновенно. Закрывшись плотной коркой грунта, он припал к земле, отдавая приказ. Поверхность дрогнула, и с диким грохотом метнулась ввысь. Теперь между ними выросла толстая стена породы. Оглядев её, Иерихон довольно кивнул, но тут за спиной деликатно кашлянули.
  Стена над головой плюнула мелкой крошкой. Иерихон сгруппировался, и это единственное, что удалось сделать. Одним взмахом руки Хара подняла его в воздух и протащила по всей выстроенной заграде. Болельщики моментально отозвались радостным рёвом. Под громкие выкрики, Иерихона швырнуло вверх. Но он всё же успел послать чёткий импульс в землю.
  Алчно грохоча, позади Тохарани выросла вторая осыпающаяся плита. Один рывок, и две стены сомкнулись, прихлопнув не успевшую обернуться девчонку. Мгновенно лишившийся движущей силы Иерихон камнем полетел вниз. Земля забурлила, перестроилась и взмыла плотным пылевым облаком, принимая его в свои объятия.
  - Почему?! - поражённо выдавил Марат. - Как вообще?!
  Неожиданное открытие било под дых помощнее всех слов Виты, вместе взятых. Тохарани не телепатка. Он ошибался. Это было невозможно. Непостижимо. Откуда же тогда она всё знала наперёд? Как ей удавалось избегать атак?! Каким образом у неё вечно получалось побеждать?!
  - Тохарани телекинетик, - пожала плечами Вита. Где-то в вышине плит прогремел мощный взрыв. - Очень сильный телекинетик, - поспешила уточнить она.
  Склеп Хары разлетелся на куски. Ошмётки почвы градом ударили по траве. Иерихон быстро перекатился и соорудил земляной панцирь. Пока обломки стучали по толстым щитовым пластинам, он для надёжности запустил пальцы в грунт и отдал мысленный приказ. Взметнулось облако пыли. Почва затряслась, и остатки разрушенной гробницы потянулись к нему.
  Стрелой вылетев из повисшей на поле хмари, Тохарани закашлялась и бросила быстрый взгляд вниз. Прямо под ней собиралась настоящая земляная буря. Иерихон явно кое-чему подучился с предыдущего раза. В их первую встречу он мог воздвигать лишь монолиты да слабенькие укрепления. Бесспорно, монолиты как раз получались отменные - разных габаритов, количества, скорости появления. Вот только для их модификации требовался постоянный контакт с поверхностью. Сейчас же противник уже довольно уверенно работал со взвесями. Глядишь, ещё немного, и на пылевом облаке летать научится! Тохарани тихо зарычала.
  - Странно, - вынес вердикт всё ещё не до конца пришедший в себя Марат. Он внимательно смотрел на парочку буйствующих вандалов, которые, кажется, поставили целью разворотить округу. - Атакеры настолько бесполезны?
  Расслышавший его Игнис мигом взбеленился, но был остановлен внимательной старостой. Той хватило одного выразительного взгляда, чтобы одноклассник раздосадовано фыркнул и отступил.
  - Что ты подразумеваешь? - уточнила Токсик, на всякий случай заталкивая Игниса поглубже за спину.
  - Как может разведчик-первогодка драться против бойца-старшекурсника на равных?! - возмутился Марат.
  - Не так уж и на равных... - пробормотал Щит, почёсывая бровь. Оценив дипломатичность, Марат понятливо кивнул.
  Азиат явно имел ввиду некоторые ограничения, которые ложились на Иерихона. Действительно, какой прок от того, что он размажет по стенке девчонку. К тому же Хара наверняка только сильнее взбеленится, что усложнит более глобальную задачу. Тут волей-неволей придётся играть в поддавки. Да ещё и ухитриться её не поранить. А то с потрохами сожрёт.
  - С чего ты взял, что Иерихон атакер? - невинно поинтересовалась Вита, складывая руки за спиной.
  Её насмешливый тон мотивировал приложиться головой об асфальт. Неужели ещё и этот? Сколько можно-то сюрпризов?! Хотя, больно уж каверзный прищур у одноклассницы. Может просто издевается? Марат устало подул на чёлку и принялся загибать пальцы:
  - Качок, тектоник, разрушитель, самодовольная рожа... Я что-то пропустил?
  - Быстро учишься, - похвалила Токсик.
  Вита рассмеялась и довольно хлопнула в ладоши, одобряя столь достойную аргументацию.
  - Насчёт рожи не согласен! - запротестовал Щит. - Нормальный он!
  - Был бы нормальным, Хара б не психовала, - буркнул Игнис, недовольно отворачиваясь.
  На его плечах задиристо вспыхивали язычки пламени, напоминая импровизированные генеральские погоны. Видно было, что он в любой момент готов сорваться с места и принять участие в потасовке. Вот только почему-то никто не приглашал. Что Игниса немало огорчало.
  - Тохарани бывает очаровательна в своём смущении, - невзначай обмолвилась Токсик, делая вид, что поправляет и без того идеально закатанные рукава.
  Облетев пылевое облако по кругу, Хара замерла над земляным куполом, в котором благополучно окуклися Иерихон, и тщательно прицелилась. Должно было хватить одного удара.
  Хмарь, висевшая в воздухе, пришла в движение. Скрипнули на зубах песчаные частицы. Грунтовая крупа норовила забиться в глаза и нос. Тохарани бестолково взмахнула руками, пытаясь отогнать взбесившуюся пыль хотя бы силой, но стоило оттолкнуть один слой, как его место занимали уже два. Посреди газона формировался настоящий грязевой смерч.
  Попытавшаяся прорваться сквозь вихрь Хара была сметена. Её сплюнуло обратно, словно измочаленную шелуху, заставив перекувырнуться пару раз и с размаху приземлиться на газон. Старшекурсники довольно загоготали. Закручиваясь в спираль, пылевая колонна взмыла к небу и распалась на две поменьше. Прожорливо гудя, они потянулись к Тохарани, намереваясь как следует взболтать нравную добычу. Однако та дожидаться оказанной чести не стала. Резво отскочив всторону, Хара припустила со всех ног по траве к иерихоновской лёжке, даже не пытаясь взлететь.
  Вихри с рёвом врезались в то место, где ещё недавно лежала девчонка, и неуклюже смешались, запутавшись друг в друге. Но затем из общего марева снова приподнялись их чуткие конусы. Как два верных пса, разъярённые смерчи метнулись обратно и окружили хозяина. Тохарани ощерилась и ударила по воздуху, посылая волну силы. На какой-то миг вихри расступились, но затем принялись огрызаться с удвоенной силой.
  - И часто такое? - полюбопытствовал Марат, рассматривая ручные торнадо, бросающиеся на одноклассницу с увлечённым шипением.
  - Да каждый раз! - взвыл Игнис, в пылу праведного негодования не заметив, кто именно интересуется.
  - Ты не думай, Иерихон адекватный, - уверила Вита. Запнулась, и всё же после некоторых колебаний тихо добавила, - Для атакера. Просто слишком инициативный.
  - Перегибает! - авторитетно заявил Щит, панибратски навалившись всем весом на Марата и хлопнув того по плечу. - Пытается, как бы это сказать...
  - Продемонстрировать собственную лояльность, - пришла на помощь Токсик. Игнис гневно отчихнул мелкий протуберанец.
  - Точно! - обрадовано подхватил азиат и беззлобно рассмеялся. - А получается вон, что. То статую приволокёт, то оазис под окнами разбивает. Вроде из кожи вон лезет, но всё равно...
  - Ссыкло, - ядовито плюнул Игнис. - Делает, что прикажут!
  Газон взбрыкнул, пнув Хару, и тут же просел, образуя глубокую впадину. Подлетев на пару метров, девчонка зависла над образовавшейся пустотой, а затем, не растерявшись, свечкой взмыла в небо. Пылевые щупальца рванули за ней, но Тохарани была проворней. Пропустила под собой одно, нырнула под второе, резко пошла вниз спиралью и, вытянув кулак, со всей силы врезалась в земляной купол.
  Внешние пластины затрещали и осыпались. Иерихон, почти открывшийся на время атаки, спешно подновлял свою защиту. Пыль рассредоточилась и перестроилась. Подтянувшись к хозяину, она образовала множество мелких вихрей и принялась отталкивать Хару прочь. Но та, не обращая внимания, лупила по хрустевшему от натиска куполу, прикрываясь ладонью от вездесущего сора.
  Смерчи сменили тактику. Теперь они превратились во множество мелких щупалец и потянулись к Тохарани с явным намерением разорвать. Та, сделав изящный пируэт, отлетела выше и замерла, раздумывая. Пылевые воронки остались внизу, грозно помахивая остроконечными макушками и грозя расправой при малейшей попытке приблизиться.
  Хара приближаться не стала. Вместо этого она щёлкнула пальцами и бросила быстрый взгляд в сторону общаги. Послышался рьяный треск, и над головами собравшихся с гулом пронеслась оторванная створка двери. Выбив лишние стёкла из металлической рамы, Тохарани быстро протрясла её, освобождая от осколков, и тщательно прицелилась.
  Купол, прикрывающий Иерихона, дрогнул. Под мучительный хруст земляных пластин верхнюю честь смело. Пылевые завихрения моментально ворвались внутрь и тут же осели, повинуясь приказу. Сквозь открывшуюся дыру виднелась всклокоченная голова старшекурсника, с удивлением разглядывающего парящую в вышине фигурку Тохарани и помятую дверь, взведённую наизготовку, словно лезвие огромного меча.
  - Ты несправедлив, - заявил Щит, поворачиваясь к Игнису. - На его месте может оказаться любой из нас.
  - И что? - мигом окрысился тот. - Вы так просто со всем согласитесь?!
  - Участие в программе подразумевает и определённые бонусы, - напомнила Токсик, отстранённо поглаживая запястье. - Следует ли нам порицать тех, кто не находит кощунственным их приобретение?
  - Токс! - изумлённо воскликнул уязвлённый задира, оборачиваясь, но староста лишь повела плечом, намекая, что стремится придерживаться объективных реалий и не судить слишком строго.
  - Этот хотя бы старается, - небрежно протянула Вита, окидывая придирчивым взглядом собравшихся. - Многие ли станут так поступать? Знаешь, Игнис, мне тоже совсем не хочется, чтобы однажды на пороге комнаты нарисовалась чья-то косая рожа и заявила: "Слыш, ну чё, будем, типа, теперь по предписанию. Давай там, готовься!" А Иерихон, по крайней мере, пытается как-то сгладить ситуацию.
  - Ты что, за него, что ли?!! - не веря своим ушам, завопил Игнис и яростно полыхнул огромным столбом пламени. Окружавшие его курсанты мгновенно отшатнулись. Некоторые гневно зашипели.
  Сверху моментально рухнула огромная сосулька. Придавив нарушителя, она с треском разломилась пополам и принялась тихо таять, изливая наперегонки с игнисовской бранью широкую лужу воды. Щит покачал головой и глянул на умиротворённо ковыряющего в носу Гела. Тот как ни в чём не бывало рассматривал горизонт и являл собой картину скромной непричастности.
  - Хорош блажить! - рявкнула Вита так громко, что стоящие рядом одноклассники невольно отступили. - Иерихон - это лучший из возможных вариантов. И Тохарани, чёрт побери, повезло, что достался он именно ей!
  Она резко протянула руку к ошарашено застывшему Игнису и принялась анализировать полученные травмы.
  - Согласно исследованиям, это отличный экземпляр, - уже спокойней проговорила Вита. - Нравится он тебе, или нет, значения не имеет. Так же, как и мне. Важнее то, что мы должны иметь право сами решать, - она сжала кулаки и, какое-то время помолчав, пояснила. - Здорово, что нам помогают с исследованием генов - не приходится перебирать на практике. Но почему мы должны расплачиваться детьми?! Это ведь неправильно! Я... - Вита проглотила что-то невысказанное, но быстро поправилась, - Мы не передвижные инкубаторы. Тохарани молодец, что не сдаётся. Принуждение в таких вещах недопустимо!
  - Погодите, - встрял помалкивавший до этого Марат. К нему начали закрадываться нехорошие подозрения. - Так всё добровольно или нет?!
  Вита отвлеклась от диагностики и строго глянула снизу вверх. Было видно, что она усердно борется с потоком нелестных эпитетов. Марат озадаченно нахмурился, однако тут подключилась Токсик, как всегда сводя суть к набору сухих фраз:
  - Участие в программе Парадеуса предусмотрено одним из пунктов нашего контракта. В качестве поощрения за бесконфликтное подчинение оглашается чётко регламентированный срок, на который будет уменьшено общая длительность отработок.
  - Вам, парням, конечно, скостят поменьше, - брезгливо фыркнула Вита, отвешивая Игнису профилактический пинок и поднимая на ноги. - Но тут уж последствия неравны!
  - Каких таких отработок? - насторожился Марат, быстро выделив из диалога самое опасное для себя слово.
  Стоявший рядом Щит быстро провёл ладонью по голове, смахивая осевшую пыль, и безоружно развёл руками.
  - Ну, ты ж понимаешь, что здесь всё не бесплатно, да? - хмыкнул он. - Не то, чтобы они просили денег... Гораздо важнее то, что ты сможешь дать взамен, когда обучишься. Мы намного ценнее всяких там бумажек.
  - Обычно, отрабатывать начинают где-то со второго курса, - произнесла Вита, оглядываясь на маячившего вдалеке Иерихона. - Но некоторые приступают уже сейчас - помогают с бытовыми делами, проходят практику в лабораториях. Лучше выбрать занятие самому, чем гадать, куда распределят.
  Марат с умным видом кивал и медленно расплывался в шальной улыбке. Выглядела она настолько неуместно и беззаботно, что невольно наклёвывались определённые догадки. Уловив назревающий дебош, Токсик осторожно переглянулась с Витой и на всякий случай придвинулась ближе. Щит незаметно накрыл всех барьером. Игнис зловеще подбрасывал на руке крупный огненный шар.
  - Так! - не обращая внимания на сгустившиеся тучи, цветущий шпион решительно хлопнул кулаком по ладони и вынес окончательный вердикт, - Удачи с размножением. Я пошёл!
  Староста рванулась вперёд, но не успела. Марат непринуждённо подпрыгнул и, минуя уже протянутые руки, с лёгкостью провалился в асфальт. Звякнул о землю брошенный жетон. Прощание вышло на удивление коротким.
  
  Способность 16. Хроническое невезение.
  
  В нос мгновенно ударил запах влажной земли. Уши с непривычки заложило. Марат попытался оглядеться, но со всех сторон давила лишь кромешная тьма. Времени оставалось совсем немного. Он хорошо помнил слова Неу о воздухе, и потому ещё наверху старательно просчитал расстояние до ближайшей стены. Сейчас было важно идти строго вперёд, не сбиваясь, иначе эффектный выход из положения обернётся не менее эффектным уходом.
  На всякий случай закрыв глаза, Марат сосредоточенно двинулся вперёд, запоминая каждый шаг. Идти сквозь землю оказалось занятием не из приятных. Грунт совершенно не походил по структуре на привычные воздушные барьеры Щита. Сковывал движения, оставлял на языке мерзкий привкус замшелой сырости, щекотал внутри плотными комками почвы и цеплял острыми выступами камней. Марат упорно толкал себя дальше сквозь этот плохо промешанный коктейль и с каждой минутой начинал беспокоиться сильнее.
  Он и не предполагал, что продираться через земную толщу будет так сложно. Наверное, дело сводилось к отсутствию привычки, но это всё равно не слишком утешало. Здорово тянуло чихать, сквозь голову проплывали растревоженные неожиданным визитом черви, в спину колотила постоянная вибрация от взрывов наверху.
  "Не дышать. Главное не пытаться дышать!" - напоминал себе Марат, лихорадочно отсчитывающий последние метры. Попробует вдохнуть - тело может решить, что оказалось снаружи и организует раритетную усыпальницу прямо под порогом. Будут потом шастать весёлые новобранцы и горячим шёпотом пересказывать друг другу историю о том, что общага-де стоит на костях нерадивых первокурсников, некогда пытавшихся увильнуть от выполнения непонравившейся миссии. А то и про призрак беглого кадета наплетут.
  Вообще-то Марат рассчитывал, что провалится в какой-нибудь подземный бункер, памятуя о своих ночных приключениях. Но то ли бункер залегал глубже, то ли его и вовсе не удосужились отстроить как раз для подобных случаев. А время шло. И никаких намёков на фундамент общежития не появлялось.
  Двигаться стало гораздо сложнее. Тело постепенно превращалось в непослушную вату. Земля оборачивалась болотом, норовящим затянуть при малейшей попытке выбраться. Сердце колотилось, как бешеное. Марат не очень понимал, почему оно в таком состоянии вообще работает, но какие-то трепыхания ощущал и, чтобы не паниковать, изо всех сил старался сосредоточиться именно на них. Темнота длилась уже слишком долго. Непредвиденно долго.
  Среди оттенков почти ничего не поменялось, а вот Марат вдруг мешком вывалился в какую-то глухую пустоту. И тут же увяз по пояс в бетоне, пролетев по инерции пару метров вниз. Надо было срочно выбираться, пока наверху не сообразили, как его перехватить. Выдернув себя наружу одним тщательно выверенным рывком, Марат быстро отряхнул руки, выскреб из за пазухи пару комков земли и решительно осмотрелся.
  Из длинной трещины в потолке струился тусклый дневной свет, с неохотой выхватывая из пыльного мрака высокие силуэты полупустых стеллажей. Приглядевшись, можно было как следует оценить степень разрухи и запустения. Вероятно, некогда здесь была прачечная, но теперь остались лишь металлические каркасы, поддерживавшие ряды стиральных машин, да полки под вещи. На некоторых из них ещё продолжали расползаться по ниткам старые простыни, другие могли похвастаться только забытыми мерными стаканчиками. Большинство и вовсе обходилось сыпучей побелкой, которой в художественном беспорядке была запорошена половина зала.
  Тихо чихнув, Марат скривился, глядя на развороченный потолок, и быстро двинулся вперёд, намереваясь добраться до лестницы раньше, чем его заметят сверху. Скользя между древними схронами бытового хлама, он старался ни на что не отвлекаться. Только гадал, следует ли искать дверь или достаточно будет пройти сквозь стену, чтоб оказаться в подвальном коридоре. И от того, когда в океане полнейшей тишины, словно отзвук брошенного камня, раздалось беспечное хмыканье, едва не налетел на груду помятых коробок.
  - Далеко собрался, дружок? - вкрадчиво поинтересовался томный голос. Марат замер, как мышь, чутко оглядываясь и лихорадочно пытаясь отыскать глазами источник звука. И лишь обшарив глазами всё помещение, понял, что вопрос прозвучал прямо в голове. Хроническая неприязнь к телепатам мгновенно наложилась на недавний промах с Тохарани и вызвала прилив праведного негодования.
  - Сваливаю! - рявкнул Марат, не особо заботясь о благопристойности ответа. Он и так уже потратил драгоценные секунды на повторный осмотр скрипящих стен, и не имел ни малейшего желания вдаваться в подробности своих далеко идущих планов. Вместо этого он опрометью кинулся к дальним стеллажам.
  - И куда же ты пойдёшь? - участливо полюбопытствовал голос, не считая нужным скрывать саркастичных тонов.
  - Домой. И буду сидеть там! - огрызнулся Марат, разбегаясь и ныряя в стену. - В гробу я видал вашу каторгу! - выдохнул он уже в коридоре и резко провёл кулаком по подбородку, стряхивая налипшую побелку.
  Под черепушкой прокатился мягкий смех и хлопнул мелкими перьями отдельных смешков. Они поднимались на воображаемом ветру, щекотали подкорку, пушистыми комками роились в извилинах, радостно прыгали у основания шеи. И в каждый нёс в себе отчётливую нотку покровительства. Марат напрягся. Так мог смеяться лишь тот, кто знал гораздо больше собеседника, но не считал нужным ему об этом сообщать. Телепат совершенно не обижался на грубость в свой адрес. Наоборот, расплылся в невидимой, но всем нутром осязаемой улыбке и радушно заметил:
  - Твой дом здесь.
  Вместо того чтобы плюнуть лицемерному патриоту в рожу, Марат выдавил короткий злобный смешок и припустил к лестнице. Нужно было ещё успеть собраться и выйти в окно, опередив бдительных коллег. Хватит с него обязанностей. Сыт по горло! Каждый день навешивают что-нибудь ещё, и конца-края не видно. Да эти людишки благодарны должны быть, что он сразу не дал дёру! И даже сотрудничать соблаговолил. Кто ж знал, что за это в концлагерь отправят?
  Телепат деликатно молчал, делая вид, что совсем не копается в его мыслях. Задумчивый комментарий нагнал только на подходе к ступенькам:
  - Кстати, рекомендую поскорее выбираться наверх. Сейчас тут начнётся небольшое...
  Голос не договорил. Пролёты содрогнулись. Издалека послышался не предвещающий ничего хорошего гул. Марата отбросило назад и основательно приложило об стену. Он ошалело мотнул головой и, резко оттолкнувшись, кинулся вверх. Но в тот же миг лестница поплыла из-под ног.
  Под грохот ломающихся перекрытий ступеньки повело, и они раскололись надвое, заскрежетав железными зубами перил. Перепрыгнув хрустящий бетонной крошкой провал, Марат боком проехался по площадке между этажами и затормозил в углу, краем сознания отметив, что ему с лестницами бесповоротно не везёт.
  Сверху весёлым потоком струилась вода, довольно подпрыгивая на порожках и огибая куски камней, всё ещё валявшихся в коридоре. Потолок первого этажа сухо заскрипел и дал большую трещину. Марат, всё ещё возлежавший на плите площадки и рассматривающий разрушения с психоделическим спокойствием, мгновенно вскочил и, поскальзываясь на мокрых ступенях, попытался прорваться наверх. Пресекая его потуги, к лестнице уже летел огромный земляной ком. Снеся остатки оконных рам в коридоре, он с грохотом прокатился до противоположной стены и врезался в лестничный проём, преграждая путь.
  - Да вы издеваетесь! - зарычал Марат и от души покрыл мокрый, благоухающий почвенными ароматами шар самыми забористыми сравнениями. Под ногами хлюпала грязевая река, где-то потрескивали разбитые лампы напоминая, что оголённые провода в любой момент могут дать приветственный разряд. Подмытый водой шар хрупнул и осел, заслоняя остатки дневного света.
  Выдохнув, Марат ухватился за перила и, в считанные секунды оказавшись наверху, нырнул в ненавистную землю. Все звуки мгновенно усилились. Казалось, вода журчала уже в кишках. Почва пришла в движение.
  "Падает!" - мгновенно понял Марат и дал дёру. Он уже высовывал нос с противоположной стороны преграды, когда снаружи раздался громкий хлопок. Ноги кольнуло. Марат инстинктивно подскочил. Отсыревшая подранная проводка второго этажа таки встретилась с водопадом из потолка.
  Взгромоздившись на остатки стремительно оплывающего земляного кома, Марат заслонился от потрескивающих искр и быстро огляделся из-под локтя. Вовремя, потому что именно в этот миг сквозь неровную дыру в стене, оставленную шаром, сиганула Вила.
  - Стой! - только и успел крикнуть Марат, видя, что девчонка летит прямо в наэлектризованную воду.
  В то же мгновение перед Витой плюхнулось что-то тяжёлое. Расплёскивая ручей, на пол брякнулся огромный невидимый квадрат. Одноклассница ловко приземлилась прямо в центр, даже не подозревая об опасности.
  - Юн! - с облегчением крикнула она и призывно махнула рукой. Тяжело дышавший Марат рассмотрел нарисовавшегося в дыре Щита. Тот стоял на осыпающемся бортике, оставшемся от пробитых насквозь окон и устало вытирал лоб. Подхватить Виту он едва успел.
  - Дура! - гаркнул Марат и одним широким прыжком оказался на платформе. А потом схватил за плечи растерянно хлопавшую глазами Виту и с силой встряхнул. - Ты зачем полезла?!
  - За тобой, - бесхитростно моргнула девчонка, и Марату захотелось собственноручно её придушить.
  - Хара бушует, - сообщила Вита. - Нужно уходить.
  Щит согласно кивнул, и в этот же момент их накрыл низкий, почти осязаемый гул.
  - Ёй! - выпалила Вита, цепанув Марата за руку, и кинулась прочь. Под ногами мелькнул сооружённый впопыхах прозрачный мост. Но вовремя выбежать не удалось.
  Угол общежития хрупнул и исчез. Послышался грохот далёкого удара. Кажется, оторванный кусок стены приземлился где-то у здания школы. Накренившийся потолок с треском просел. Марат с интересом проследил за толстым слоем смятой штукатурки, зависшим над местом, куда с таким упорством тащила Вита. Конструкция грозила обвалиться в любой момент. Стены шуршали от напряжения. Второй этаж медленно кренился к оторванному углу.
  - Опорная стена, - безнадёжно констатировал Марат.
  Вита пискнула и отскочила назад. Под зубодробительный грохот перед ними шваркнулась плита, разломившись натрое. В воздух взметнулись клубы бетонной крошки. Хрипели и трескались перекрытия. С радостным грохотом следом за полом на первый этаж спрыгнула вся мебель разворочанной жилой комнаты. Поигрывая щербатым разломом, следующий кусок потолка, не дожидаясь отмашки, пополз вниз.
  - Быстро! - скомандовал Марат и ринулся в образовавшуюся вакханалию.
  - Щит! - завизжала Вита, первой рассмотревшая сквозь клубившуюся побелку острые пики раскуроченных досок. Раздался хлопок, и сломанная мебель перед ними взорвалась градом щепок.
  Не снижая скорости, Марат перемахнул через обломки, выдёргивая за собой одноклассницу. Следом с готовностью обвалилась вторая комната, обдав клубами сора и бетонной шрапнелью. Вита вскрикнула. Из дрожащего проёма вывалился Щит. Азиата немилосердно трясло. Внешняя стена ходила ходуном. Земля дрожала, как безумная, поднимаясь где-то впереди огромным вулканом. Остатки собравшейся толпы разбегались, дружно оттекая к зданию второго общежития. Недовольно отбиваясь от Игниса, на плацу топталась староста и беспокойно высматривала своих.
  Всё ещё крепко держа за руку одноклассницу, Марат летел вперёд, не разбирая дороги. Нужно было отбежать как можно дальше. За себя-то он не волновался, а вот Вита вполне могла словить шальной кусок трещащей по швам общаги на свою дурную голову. Чёрт её дёрнул лезть, когда всем понятно, что со своей силой Марат не пропадёт.
  В спину толкнуло свистящим холодом. Вита споткнулась и повисла на руке, стараясь не упасть. Трава под ногами покрылась инеем. Обернувшись на бегу, Марат успел заметить, как из развороченной стены вырастает сверкающий ледяной кристалл. Под звонкое хрупанье замерзающей воды с пола поднимались необъятные колонны. Они упирались в заваливающиеся плиты и взрывались сотнями заснеженных ручьёв, спешащих опутать весь жилой этаж.
  Общежитие замерло. Пыль и снег, перемешавшись, продолжали хлопьями падать с потолка. По-прежнему холодало. Марат, загнанно дыша, перешёл на шаг. Бледная Вита плелась позади. На разрушенное здание она ни разу не взглянула. Издалека было слышно, как орёт на Токсик Гел. Как довольно перекликаются старшекурсники. Кто-то из подоспевших учителей призывал к порядку. Кажется, это даже был Неу.
  "Моя комната-а-а!" - застонал про себя Марат, но тут же сам себя одёрнул. То, что состояние ненужного уже жилья всё ещё волновало, привело его в замешательство. Не глядевшая перед собой Вита врезалась лбом в оцепеневшую спину и растеряно пошатнулась.
  - Плохо... - тихонько пробормотала она и осела на землю.
  - Ты чего? - не понял Марат, с удивлением отпуская обмякшую кисть девчонки.
  Опершись на землю, Вита начала плавно раскачиваться, словно в трансе. А затем вдруг вскинула голову и твёрдо посмотрела Марату в глаза.
  - Нужно сейчас, - решительно потребовала она. - Помогай.
  И, увидев полнейшее непонимание, осторожно завела руку за спину. Поморщилась, а затем медленно вытащила обратно, протягивая перемазанную алым ладонь. Марат судорожно втянул воздух. Сделав осторожный шаг, он заглянул Вите за спину да так и застыл.
  Под лопаткой торчал казавшийся огромным осколок. Будто издеваясь, он впился рваными краями так глубоко, словно хотел добраться до костей и выгрызть себе законное место навсегда. По майке распласталось длинное кровавое пятно, от которого несло мокрым железом и немного асбестом. Нитки вокруг раны завернулись внутрь и прильнули к камню, словно обсасывали приглянувшуюся карамельку. Стараясь не тревожить осколок, Вита аккуратно выпрямилась, но подниматься не спешила.
  - Я жду, - бесцветным тоном сказала она. - Вытаскивай.
  - Вот ещё! - возмутился Марат и на всякий случай отстранился. - Тебе к врачу надо.
  - Я - врач! - вдруг гаркнула Вита, явственно распознающимся голосом физрука. - Вынимай!
  Если она и хотела таким образом побудить к каким-то действиям, то эффекта добилась прямо противоположного. Марат завис и вытаращился на неё во все глаза, пытаясь увязать привычный взъерошенный внешний вид одноклассницы и сочный бас Шрама.
  - Ну! - рявкнула Вита всё тем же мужским тоном.
  Встрепенувшись, Марат наконец совладал со столбняком и осторожно опустился рядом на колени. Драть предстояло наживо, поэтому он потратил несколько секунд на тщательное осматривание угла, под которым осколок вошёл в тело, и даже повертел кистью вокруг, выбирая самое удобное положение.
  - Как ты это делаешь? - спросил Марат только для того, чтобы хоть как-то отвлечь девчонку. Но та лишь незаметно усмехнулась, прекрасно понимая истинную причину.
  - А зачем, думаешь, мы берём уроки вока-ай-й! - попыталась ответить она в знакомой беззаботной манере, но тут же закусила кулак. Марат дёрнул, не дожидаясь окончания фразы.
  Из раны фонтанчиком выстрелила струйка крови. Нужно было чем-то срочно перевязать.
  - Рви майку! - процедила сквозь стиснутые зубы Вита и, увидев, что одноклассник уже приготовился полосовать на себе одежду, быстро прошипела. - Да не свою, дурень. Мою! На спине. Рви! Ух, щиплет, зараза!
  "Флюп!" - вторили остатки воздуха из пробитого лёгкого. Быстро примерившись, Марат схватился двумя руками за край и осторожно потащил. Нижний шов мгновенно оказал отчаянное сопротивление. Видимо, одежду здесь клепали на совесть.
  - Не бойся ты! - поторопила одноклассница, поворачивая голову. - Нужно освободить рану. Сейчас промывать буду.
  Смирившись, Марат дёрнул изо всех сил. С предсмертным "р-р-рип!" майка разъехалась до самой шеи, открывая блестящую спину, измазанную красными разводами. Вита осторожно наклонилась вперёд, уткнувшись носом в землю. Отчётливо проступили отдельные позвонки. Кожа моментально натянулась, готовясь быстро закрыть рубец, как только он будет обеззаражен. Пока же в него усиленно сочилась лимфа, образуя маленькое озерцо и отрывая от раны красные клочья с сероватыми точками бетона и остатками нитей. Кровь отхлынула, делая кожу похожей на резиновый слепок. И посреди этого слепка вдруг обозначились контуры чего-то зыбкого, но от того не менее дикого.
  Поперёк, вдоль и наискось - по всей спине проходили едва различимые борозды. Где-то тонкие, где-то толщиной с палец, они сливались в причудливый узор, оставленный безумным художником, уходили вниз, терялись в складках пояса. Марат невольно подался ближе, чтобы рассмотреть.
  - Говорил мне папа - носи куртки! - бурчала Вита, одни рывком выплёскивая лимфу вместе с кровавыми ошмётками и наполняя рану новой. Борозды на краткий миг пришли в движение и снова вернулись на свои места.
  - Угу, - отозвался Марат, придвигаясь ещё плотнее.
  - Только бы тромбы не сорвались... - едва слышно прошептала Вита, закрыв глаза. Она окончательно погрузилась в себя и принялась тихонько бормотать что-то на латыни. Наверное, перебирала названия повреждённых участков.
  Марат не прислушивался. Не дыша, он разглядывал застарелые рубцы. Загнанные глубоко под кожу, они просвечивали лишь тогда, когда та натягивалась. Стоило отвлечься, потерять переходы оттенков, и вот вроде бы уже всё в порядке. Но Вита распрямлялась, сливала лимфу, и наклонялась снова. И заново поднимались на поверхность призрачные шрамы.
  Медленно подняв руку, Марат осторожно провёл кончиками пальцев по самой широкой борозде. Перерубающая позвоночник, она шла от плеча до поясницы и даже заруливала на бок. Ещё и будто двоилась по центру, вбирая в себя несколько отметен поменьше. Её можно было счесть изысканным украшением, если бы не осознание того, что самостоятельно такие росписи не образуются.
  Едва ощутив чужое прикосновение, Вита панически рванулась и вскрикнула: "Не трожь!" Но тут же поперхнулась. Из открывшейся раны снова полилась кровь. Несколько красных пузырей с готовностью вспучились и моментально лопнули, обдав Марату лицо мелкими брызгами. Тот дёрнулся и отпрянул. Взгляд помимо воли упал на проделанную осколком дыру. Сейчас оттуда торчало нечто, с точки зрения человека, далёкого от медицины, весьма нехарактерное. Марат почему-то считал, что в таких ситуациях должна была виднеться белёсая кость, или хотя бы вываливаться кусок лёгкого. Но вместо этого рана теперь напоминала заскорузлую выемку срубленного на берёзе сука. Забитая плотной чёрной коркой, она неторопливо стягивалась, выталкивая остатки спёкшейся крови наружу.
  - Это как? - не понял Марат и даже наклонился ближе.
  - Не лезь ты, ради всего святого! - взмолилась Вита, которой, похоже, от такого пристального внимания становилось не по себе.
  Пожав плечами, Марат с неохотой отвернулся. Процесс исцеления был ему интересен хотя бы с практической точки зрения - следовало знать, сколько времени уходило на залечивание травм различной тяжести. Это могло пригодиться.
  "Когда?" - спросил у самого себя Марат и невесело усмехнулся. Он мог бы попробовать сбежать прямо сейчас. Но всё ещё хотелось удостовериться, что Вита не изволит помереть в ближайшие десять минут. А потому он упорно сидел рядом, вглядываясь в копошащихся рядом с развороченным общежитием одноклассников.
  Там недоставало только Тохарани. Она всё ещё гоняла Иерихона по газонам, но теперь у самой кромки леса. Наверное, эти двое получали какое-то извращённое удовольствие от процесса, иначе зачем было устраивать такие грандиозные пляски, Марат заведомо не понимал. Зато понимал, что ярко выраженная атмосфера гнездового безумия к здешним порядкам весьма подходит в качестве всеобъемлющей иллюстрации. Нет, нормально существовать тут было категорически невозможно.
  - Неправильная пигментация, - неожиданно произнесла Вита, и Марат отвлёкся от своих философских размышлений. Он увидел, как осыпаются последние хлопья кровавой ржавчины.
  Прошло от силы минут пять, а Вита уже была полностью здорова. Разве что выглядела чуть бледнее обычного. Она запальчиво стягивала остатки разодранной майки, пытаясь хоть как-то прикрыть исполосованную спину.
  - Не смогла восстановить, - поясняла, как ни в чём не бывало, девчонка. Не оправдывалась, но явно полагала, будто должна по этому поводу что-то сказать. - Я тогда не умела лечить так хорошо, как сейчас. Но на эксперименты тянуло...
  - А-а-а, - многозначительно изрёк Марат и решил этим ограничиться. Откровенные недомолвки в данный момент интересовали его значительно меньше необходимости вырваться из богоугодного заведения. Тем более, в эту сторону уже со всех ног спешили одноклассники. Однако благородства в их действиях не было ни на грош. Всех активно подгоняла необъятная гора разворочанного газона.
  - Что, опять?! - обречённо завыл Марат, увлекаемый резво подскочившей Витой прочь.
  - Скорей! - крикнула промчавшаяся мимо староста. Бежала она так быстро, что за ней не поспевал даже длинноногий Игнис.
  Повторять дважды не пришлось. Вдалеке исступлённо тряслось общежитие, решившее напоследок станцевать канкан. Тугие волны почвы накатывали одна за другой, превращая мирные пастбища в искусную имитацию бушующего океана. Ото всюду летела пыль и земляная крошка. По сторонам, словно метеоры, проносились и с грохотом врезались в траву кривые глыбы дёрна. Одна такая взорвалась у Марата под ногами, заставив его с разбегу взмыть в воздух. Но оттуда, не дав передохнуть, тут же атаковали увесистые комья лежалой земли.
  - Она нас всех зароет! - пискнула Вита, закрываясь руками от камнепада.
  - Кто?! - с изумлением выдохнул Марат, получивший в тот же миг чувствительный тычок куском земли.
  - Хара, - отозвался Щит, нагоняя остальных. - Смотри на землю... Иерихон так не курочит. Аккуратный он. Уважает...
  Что там второкурсник уважал, расслышать так и не удалось. Всё потонуло в рёве настигающей стихии. Грохочущие по пятам обломки превратились в настоящую мясорубку. Со свистом летящие в стороны, они бились в окна, чиркали по стенам и спешили перемолоть всё, что подворачивалось на пути. Вита поднажала и, обгоняя Марата, на ходу заверещала:
  - Чисто на будущее... Никогда не расстраивай Тохарани! Никогда-никогда-никогда!
  Толку в таком дельном совете уже не было. Источник всех бед неотвратимо клокотал у них за спиной. Всё, что сейчас оставалось, - искать возможность это пережить.
  - Прикрывай! - крикнула староста Щиту, но тот лишь отчаянно замотал головой.
  - На ходу не, - в два приёма пояснил он, стараясь говорить в такт дыханию. - Не удержу.
  - Так замри! - взревел Игнис, которому только что прилетело куском земли по затылку.
  - Стоять! - скомандовала Токсик и подала пример, резко затормозив. Остальные, нервно поглядывая друг на друга, выполнили приказ с разной степенью опоздания.
  Развернувшись к хрипящей волне, Щит расставил ноги и приготовился давать отпор. Оказавшись рядом в мгновение ока, Токсик упёрлась руками ему в спину. Следом тут же подскочил Игнис и повторил её манёвр. Вита пристроилась за огненным задирой. Для ровного треугольника не хватало одного человека. Буря закрыла небо. Ещё немного, и они окажутся в самом эпицентре.
  Оглянувшись, староста в упор посмотрела на Марата и повелительно качнула головой. Тот заколебался. Чего стоило бросить этих полоумных с их побегушками и затеряться в пылевой завесе? Ведь он наверняка сумеет проскочить. Остальные уж выкарабкаются как-нибудь. Раньше же выживали.
  Невидимая стена барьера звякнула от удара особенно крупного булыжника. Щит невольно подался назад, упираясь в руки друзей. Марат глянул сквозь сгрудившихся одноклассников в сердце надвигающегося вала. Даже если они и выстоят, наверняка ведь окажутся под землёй. Щит может и обеспечит их на какое-то время кислородом, но в итоге эти идиоты всё равно задохнутся. Созданный барьер был явно небольшим. Двухметровый купол посреди урагана. Кто их сумеет вовремя откопать? А ведь если бы нашлось, кому потом пробраться на поверхность и указать точное место...
  "Да чтоб вас всех!" - процедил Марат, бегом направляясь к остальным. Токсик дождалась, когда он аккуратно положит руки ей на плечи, и лишь потом отвернулась. Громко скрипнув зубами, Игнис впился взглядом в бурую завесу сметающего всё на своём пути грунта. Марат же наоборот, зажмурился, искренне уповая, что ему не придётся ни претворять свой план в жизнь, ни подыхать в братской могиле.
  - Держитесь! - прорвался сквозь исступленный рёв породы крик Щита.
  Воздух сгустился и задребезжал. Пронизывая мглу, взметнулась новая невидимая стена. Азиат сосредоточенно менял форму купола. Земля вибрировала, разнося отголоски ударов по неожиданно разросшейся преграде. Запах раскуроченного газона клещом ввинтился в ноздри. Плотное марево окружило со всех сторон.
  И в этот миг обрушилась первая волна. От удара ноги скользнули по траве. Под натиском бури всю группу протащило назад. Барьер, возведённый Щитом, дрогнул и застонал. Вскинув голову, Марат наблюдал, как грязевую толщу вспарывает высокий клин двух сведённых под острым углом прозрачных плоскостей. Похожий на треугольный обелиск, очерченный клубами пыли и скапливающейся грязи, он,что было мочи, тянулся к далёкой точке повисших в неподвижности облаков.
  - Вентиляция? - присвистнул Марат, отдавая должное изобретательности коллеги.
  - Жаль, что архитектура у нас только на третьем курсе, - хмыкнул в ответ азиат, осторожно уплотняя основание. - Тогда точно устояло бы...
  Земля в ответ лишь вгрызалась и давила. Под гулкий рокот осколки разлетались по обе стороны от плотной кучки ребят. Глыбы тёрлись по невидимой стене, раз за разом испытывая её на прочность. Плечи Щита тряслись, выдавая масштабы затрачиваемых усилий. Эта нервная дрожь передавалась и остальным.
  Упираясь в газон, Марат налегал на худощавую спину Токсик. Последовал новый удар, заставивший барьер глухо и протяжно скрипнуть. Звук получился настолько чуждым, что все, как по команде, уставились на его источник.
  По замершему воздуху медленно сползал неподвижный Иерихон. Поддерживаемый градом камней, он чинно распластался в центре, рискуя получить с десяток переломов сразу. От неожиданности Марат ослабил хватку и тут же за это поплатился - староста поскользнулась и едва не сбила его с ног, восстановив равновесие в последний момент.
  - Не шевелись, - грозно велела она, и следом обратилась к Щиту. - Захватил?
  Покрытая крапинками пота лысина напряжённо качнулась. Быстро образовав широкую платформу над головами одноклассников, азиат медленно вытолкнул на неё тело. Марат по инерции бросил сочувствующий взгляд - в такой ситуации пареньку приходилось отдуваться за всех. Разве что Вита могла его поддержать своим бодрящим прикосновением.
  Сквозь земляное марево, кипящее впереди, мелькнул первый просвет. Куски дёрна по-прежнему молотили в барьер, но делали это без былого энтузиазма. Почва под ногами всё ещё клокотала, но их островок безопасности упорно держался особняком в этом океане хаоса. Посмотрев назад, Марат удостоверился, что часть грохочущей дробилки успешно миновала их укрытие и теперь радостно несётся в сторону построек.
  Наверху слабо заворочался Иерихон. Ревущая стена вдруг смешалась и забурлила, остановившись в какой-то сотне метров от собравшейся в отдалении толпы учеников. Те, видимо, свято верили в силу собственного однокурсника, а потому даже не попытались укрыться. Плечи старосты под ладонями заметно расслабились. Неужели пронесло?
  Барьер вдруг болезненно зазвенел на какой-то особой, истеричной ноте.
  - Тохарани, - почему-то шёпотом просипел Игнис.
  Было в его интонации нечто, заставляющее зябко ёжиться. Марат изумлённо воззрился на недруга - допускать вероятность, что малахольный Игнис может чего-то опасаться, разум напрочь отказывался.
  Мгла рванулась в стороны, и глазам предстала завораживающая картина. Над вспоротой беспощадными ударами землёй парила высокая тень. Окружённая оседающими клубами пылевой завесы, она простирала в стороны тонкие руки и медленно снижалась, приближаясь к собравшимся. Марат криво улыбнулся, оценив иронию. За спиной тени дрожал воздух, заставляя хмарь сворачиваться в мелкие вихри и струиться прочь. Казалось, будто фигуру поддерживаю невидимые крылья, которые можно было различить лишь по ровным лучам просветов посреди общего сумрака. Статуя Иерихона ожила, вот только её пробуждение не сулило ничего хорошего. Барьер с каждой минутой вибрировал всё сильней.
  - Надо её угомонить, - вполголоса произнесла Вита, нервно переминаясь с ноги на ногу. - Пока ещё можно.
  Игнис буркнул что-то зловещее и с ненавистью зыркнул наверх. Туда, где, приподнявшись на локтях, осоловело моргал второкурсник. Токсик с сомнением покачала головой и, ни на кого не глядя, двинулась вперёд.
  - Куда?! - завопил атакер, мгновенно хватая её за плечо. - На клочки ж порвёт!
  - У меня есть обязанности, - безжизненно произнесла староста и резко дёрнулась, высвобождаясь.
  - Да к чёрту их! - убеждённо заявил Игнис, словно изрекал прописную истину. - Сейчас бы самим уцелеть. То ты Хару не знаешь!..
  Староста стиснула рукава штормовки и одарила его не сулившим ничего хорошего взглядом.
  - Меня удручает, что ни один из вас не счёл нужным правильно оценить происходящее и вовремя вмешаться,- она раздосадовано поджала губы, поочерёдно вглядываясь в лица одноклассников. Глаз не отвёл только Марат, по малоопытности не уловивший сути претензий и потому вины за собой не ощущавший. Токсик горько вздохнула, - Но ещё больше огорчает то, что каждый из вас привык ждать приказов и без них стал ни на что не способен.
  Потупившись, все, как один, принялись разглядывать носки собственных ботинок. Староста провела ладонью по лицу и покачала головой.
  - Я, в некотором смысле, несу ответственность за то, что, по причине множественных послаблений, слово "дисциплина" для вас теперь пустой звук, - без особого упрёка сообщила она, но от этого почему-то легче не стало. - А теперь из-за моей халатности вы все будете наказаны.
  - А чё все-то? - безалаберно махнул над головой Игнис, по-прежнему стараясь на неё не смотреть. - Вон, пусть этот сам разбирается.
  - Нет, - вдруг возразил Щит. - Их и так накажут за развороченное здание. Мы в другом провинились...
  Бездумно глядя перед собой, Токсик согласно кивнула и сделала ещё один шаг, приблизившись к границе барьера. Видимо, долг остановить Тохарани она воспринимала в качестве посильного самобичевания. Смиренно-хмурый Игнис вдруг встрепенулся, озарённый новой идеей.
  - Стой! - выпала он. - Пусть крысюк идёт!
  - Щас ты побежишь! - зашипел в ответ Марат, сжимая кулаки. Вопреки обыкновению, огненный задира его начисто проигнорировал, будто объект беседы представлял собой если не пустое место, то какой-нибудь неодушевлённый предмет. Токсик задумчиво склонила голову.
  - Токс, не надо, - гнул своё Игнис. - Сдохнет - невелика потеря. А без командира нас расформируют!
  Уже дёрнувшегося, было, Марата придержал Щит. Игнис же, пристально глядя на друзей, искал малейшие признаки одобрения поданной мысли. Но вместо этого получил лишь тихое, но настойчивое: "Завязывай!" - от азиата. Вита демонстративно отвернулась. Токсик хранила молчание.
  Неудачливый оратор фыркнул и скрестил руки на груди, уверенный, что правда за ним.
  - Если я стану перекладывать эту задачу на кого-то из вас, - медленно проговорила Токсик, тщательно подбирая слова. - Какой же из меня тогда командир?
  - Самый лучший! - заверила Вита и растянула губы в ободряющей улыбке.
  Староста с сомнением посмотрела на одноклассницу. Тут Иерихона над их головами вдруг вздёрнуло в воздух и хорошенько приложило о барьер изнутри. Все затравленно посмотрели вверх, мгновенно отложив распри. И в тот же миг буря снова заволокла пространство за преградой. Старшекурсник решил внести свою лепту в самозащиту, изолировав присутствующих от пылающего взора Тохарани. Ей, похоже, для применения своих способностей требовался постоянный зрительный контакт. Во всяком случае, Иерихона больше не швыряло об стены.
  - Ты, кажется, говорила, что кинетики не убивают, - приглушённо напомнил старосте обеспокоенный Марат. Его вдруг резко заинтересовали вопросы безопасности.
  - Не убивают, - подтвердила Токсик, но на этот раз изволила внести незначительное уточнение. - Если только их не злить.
  - Видишь ли, у нашего отряда есть одна особенность, - понуро произнесла Вита, косясь на приближающуюся во мгле фигуру ослепшей от ярости Фемиды. - Каждый из нас может быть атакером.
  Лучшего момента она, конечно, найти не могла. Марат взвыл и схватился за голову. Остальная группа латентных маньяков, возглавляемых суровым бревном, посмотрела на него с вежливым недоумением. Так и подмывало им объяснить всю кромешность сложившейся ситуации, но слова, как на зло, на ум не шли. Поэтому Марат лишь сипел и делал выразительные жесты, призванные показать, как счастлив единственный здравомыслящий человек находиться среди когорты представителей самого агрессивного сословия в лагере.
  Вита замахала руками, и принялась сбивчиво тараторить:
  - Нет-нет, ты не так понял. Любой из нас способен наносить увечья при помощи способностей - вот в чём смысл! Но так бывает не у всех. Например, в А-классе...
  Прочувственную речь перебил длинный язык пламени, пронесшийся перед самым носом девчонки. Игнис манерно подул на палец.
  - Ну так что? - прервал он зарождающиеся разглагольствования и лениво поинтересовался. - Может лучше дать прикончить этого?
  Он выразительно посмотрел наверх. Иерихон как раз осторожно сел и постучал костяшками по барьеру, оценивая прочность. В ладонях Игниса вспыхнуло по пучку пламени, которое тот принялся перекатывать на руках, словно радужную пружину, стремительно менявшую оттенки с тёмно-бордового на ярко-жёлтый.
  - Ага, а потом наблюдать дивную картину огорчённых второгодок, которые придут по наши души, - подала голос Вита. - Чудная идея! Ты прозорлив, как никогда.
  Судя по сморщенному лбу, атакер последнюю характеристику не очень понял, но доводом проникся. Марату нестерпимо захотелось дать ему по морде, чтобы хоть как-то сбросить напряжение.
  - Если со мной случится что-то непоправимое, - безучастно заявила староста, возвращая всех к действительности и единственному реально исполнимому плану. - Прошу не забывать регламент. Главным становится Юн. И вы обязаны ему подчиняться.
  Бах! Игнис попытался взорваться сверхновой, из-за чего Щиту пришлось срочно бросать вакуумную загородку. Марат же просто обмер на месте.
  "Рехнулась", - печально констатировал он, вытаращившись на старосту.
  Нет, не может быть, чтобы Токсик не понимала. Марату казалось, что он достаточно старался, чтобы обозначить своё отношение. Увлечённо и тщательно выстраивал стенку между собой и остальными, используя в качестве бесконечного резерва недовольство политикой предприятия, и тыкая в неё каждого мимо проходящего. Всё просто и понятно. А главное, спокойно. Не хватало только агитационной таблички: "Проходите мимо, вы мне не упёрлись!"
  Но главный оригинал собрания всё же додумался назначать его собственным заместителем. И от этой дезориентирующей нелогичности хотелось удавиться. Тем более что выслушивать магистральную идею пришлось от самого воплощения трезвости и расчёта, коим казалась когда-то староста, носившая, как выяснилось, чин командира подразделения. При таком раскладе следовало срочно спустить её с небес на землю.
  Токсик же в это время, довольствуясь пусть и не совсем согласным, но всё же повисшим молчанием, деловито кивнула и, повернувшись, стукнула пальцем по барьеру, требуя выпустить её из-под укрытия. Земляная крошка скреблась по ту сторону, словно наждак, с нетерпением ожидая, когда можно будет впиться в бледную кожу. Вита нахмурилась.
  - Она старшекурсника уложила... - глядя в упор на старосту, осторожно попытался воззвать к остаткам рассудительности Марат. - Что ты-то можешь сделать?
  Не оборачиваясь, Токсик безразлично дёрнула плечом и тихо отозвалась:
  - То же, что и всегда. Помочь обуздать силу.
  "Ну, раз так..." - твёрдо подумал Марат и в считанные мгновения оказался рядом. Хватило одного небрежного толчка. Староста запнулась и начала заваливаться на Игниса.
  Не давая себе опомниться, Марат нырнул сквозь барьер и настороженно замер. Неимоверно хотелось обернуться. Спина зудела от прожигающих взглядов одноклассников, но высунуться следом никто так и не решился. Оставалось лишь поднять руку в прощальном жесте и раствориться в тёмной хмари.
  Повсюду кружилась пыль. Мелкие камешки вдохновенно скребли по внутренностям, примеривая на себя роль расшалившегося ребёнка, который с упоением юного исследователя пытался разодрать новую игрушку. Ураганный ветер и постоянное движение множества частиц раздражали, сбивали с пути и вызывали обстоятельную тошноту. Неторопливо переставлявший ноги Марат с присущей скоростью сообразил, что его тут вполне может разметать. А попытается вернуть плотность до того, как выберется - отхватит землицы прямо в мозг.
  Воодушевлённый открывшимися перспективами, он прекратил рассматривать внутренности бури и оперативно перешёл на бег, намереваясь во что бы то ни стало выжить. Шутка ли - выбраться из-под земли, покорёженного здания, камнедробилки, а в итоге добровольно убиться об какую-то пыль.
  "Прибью паршивку!" - бормотал про себя Марат, ощущая, с каким трудом проходит сквозь лёгкие гнилостный воздух. Причину всех своих нынешних бед он сейчас различал довольно отчётливо. И висела она в нескольких метрах впереди. Вот только разделяла их порядочной толщины стена бушующей грязи.
  Не имея возможности прикинуть, насколько широко развернулось пылевое облако, Марат решил ни на что не отвлекаться и теперь гневно пёр напролом, в качестве бонуса к своему увлекательному путешествию планируя высказать всё, что успел наформулировать. Основных претензий наклёвывалось две: во-первых, воркующие голубки не позволили спокойно сбежать из местного филиала тартара, а во-вторых - дури ради разнесли единственное имевшееся пристанище. И уж такого пренебрежения к собственным интересам он спускать совершенно не собирался.
  По глазам ударил яркий свет. Оказывается, пока они сидели в своей прозрачной клетке, успело выглянуть солнце. На полной скорости выскочивший из пылевого облака Марат затормозил и принялся усиленно моргать. Рассчитывал он, разумеется, на более величественное появление, но, как всегда, не сложилось. Тут же с готовностью проснулась мирно дремавшая до этого резь в боку. Зачем-то выступили непрошеные капли пота. Оперевшись на колени, Марат обнаружил, что он уже стал целым, только выглядит теперь, как обветренный образец природных удобрений. Над головой послышался знакомый смешок.
  - Крысу в парламентёры? - свысока полюбопытствовала Тохарани.
  - Ты... - прохрипел Марат и сделал глубокий вдох. - Ты!.. - повторил он, поднимая голову. - Ты что тв...
  Остатки слов застряли в горле. Висевшая высоко над землёй Хара смотрела на него с полнейшим равнодушием. Она не злилась. Не психовала. Она даже не соизволила нацепить на лицо какое-нибудь причитающееся моменту выражение. Ей было абсолютно всё равно. Только внимательный взгляд иногда пробегал по полю битвы, оценивая состояние противника.
  Марат медленно закрыл рот. Вразумлять было некого. Тохарани явно понимала, что делает и уничтожала всё вокруг вполне осознанно. И на любые последствия ей было, похоже, совершенно наплевать.

Оставить комментарий

Читать дальше



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"