Тальковский Дмитрий Викентьевич: другие произведения.

Космонавту С.C.C.P. Леонову Алексею Архиповичу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Озвучены постулаты: Первый постулат: эксперимент никогда не может противоречить опыту. Второй постулат: эксперимент, единственно, может уточнять опыт.

  Не бойтесь людей грубых и жестоких,
  Они могут только ограбить или убить.
  Не бойтесь жадных и завистливых,
  Они могут только предать.
  Бойтесь людей равнодушных и безразличных.
  Это с их молчаливого согласия Вас
  Предадут, ограбят и убьют.
  Как предали, ограбили и убили великий Советский Союз.
  Единственную надежду сохранения цивилизации на планете Земля.
  
   20.12.1987г. До официального сообщения об уничтожения СССР оставалось еще четыре года.
  
   Открытое письмо космонавту СССР, Леонову Алексею Архиповичу!
  
   Здравствуйте, глубокоуважаемый Алексей Архипович, в настоящем письме я позволю себе подробнее остановиться на необходимости уточнения I закона движения Ньютона, являющегося фундаментом классической физики. Я хочу подробно остановиться на необходимости замены I закона движения Исаака Ньютона, законом, который не фиктивно, а реально, на современном уровне развития науки и техники отражает процесс движения тел, систем отсчета, как в средах, так и вакууме. Убежден, Вы не станете возражать против утверждения, что и классическая, и релятивистская физика, а так же мировоззрение в целом, самым непосредственным образом связаны как с принципом относительности движения Галилея, так и I законом движения Ньютона.
  
  Уместно при этом, на мой взгляд, вспомнить, что принцип относительности движения Галилея позволил в свое время с позиции здравого смысла, разума дать положительное описание мира окружающей действительности. Позволил предположить, что Земля это, возможно, не единый центр мироздания, не венец творения, а не исключено, что это обычная планета Солнечной системы, вращающаяся вокруг своей оси и одновременно при этом движущаяся вокруг Солнца. Революционность воздействия учения Галилео Галилея на умы и сердца всего человечества трудно переоценить.
  
  Тем не менее, глубокоуважаемый Алексей Архипович, чтобы не оказаться по отношению к современной науке в роли церкви, выступавшей, кстати, не в первый раз против разумного толкования установившихся канонов, необходимо творчески рассмотреть, как физическую сущность принципа относительности движения Галилея, так и место этого принципа в современном мире. Физическая сущность принципа относительности движения Галилея в таком случае, это ничто иное, как утверждение, что никакими механическими(другие в то время не проводились)экспериментами невозможно с достоверностью отличить состояние покоя Земли, на чем настаивали церковники, от состояния ее равномерно прямолинейного движения вокруг Солнца. К чему все более и более, основываясь на опыте, склонялись ученые. При этом надо заметить, что и церковники, и ученые апеллировали к здравому смыслу. Тем не менее, принцип относительности движения Галилея, в отличие от утверждений церковников, объяснял и точку зрения церковников, и точку зрения средневековых ученых. Он, как бы мы теперь сказали, отвечал современным Галилею требованиям, предъявляемым к закону отрицания отрицаний.
  
  Далее, как это свойственно не только научным теориям, но и предшествующим им церковным и иным догмам, происходит неизбежный процесс абстракции - перенос или истинного или ложного утверждения на все другие явления окружающего мира. Так, в частности, I закон Ньютона гласит, что всякое тело, в отсутствии действия на него неуравновешенных сил, продолжает удерживать состояние покоя, или, если тело двигалось равномерно, состояние своего равномерного движения по инерции, что естественно вступает в противоречие, как с опытом, так и физикой Аристотеля. Если при этом на время отвлечься от гениальности Ньютона-ученого, более того, если отвлечься от всевозможных переводов и редакций, которые часто не проясняют, а затеняют суть вопроса, подчеркивая единственно гениальность Ньютона. То, в этом случае, необходимо признать, что I закон Ньютона - это не что иное, как принцип относительности Галилео Галилея в его чистом виде.
  
  В силу чего, как представляется, уместно именно теперь сказать, что первый закон Ньютона - это самое слабое звено современной физики, в частности, и современного мировоззрения в целом. Действительно, если исходить из современных научных представлений, то необходимо признать, что в первом законе Ньютона нет ни одного утверждения, опять же, если не принимать во внимание гениальность Ньютона, его редакционный стиль и так далее, которое было бы способно выдержать критику. Во-первых, что значит: "Если на тело не действуют неуравновешенные силы?!' Ведь альтернативой, совершенно оправданной этому утверждению, существует другое утверждение, органически вытекающее из закона всемирного тяготения, открытого все тем же гениальным Ньютоном. Закона, утверждающего, что в природе нет, и от себя добавим, не может быть в принципе тел, систем отсчета, на которые не действовали, как минимум, силы гравитационного притяжения других тел. Не действовали силы гравитационного притяжения, которые в таком случае всегда будут неуравновешенными, что собственно и являются причиной естественного их движения.
  
  Во-вторых, теперь с абсолютной достоверностью можно утверждать, что и состояние покоя тел, и состояние их движения, в том числе и его особого вида, равномерно-прямолинейного, - это два принципиально разных состояния тел в рассматриваемых системах отсчета. Состояния, которые не только возможно, но и необходимо не отождествлять, а различать. Другими словами наука достигла теперь таких высот и точности измерений, когда мы способны и должны уметь отличать состояние покоя тела от состояния его движения, в том числе и равномерно прямолинейного, естественно, в той системе отсчета, в которой это тело находится, и состояние которого там рассматривается. Таким образом, современная наука трансформировала первый закон Ньютона в две проблемы: проблему движения и проблему систем отсчета. Проблемы, которые возможно и необходимо решать, основываясь не на отрицательных экспериментах, как это делают релятивисты, а исходя из опыта. Тем не менее, проблема движения воспринималась, да и теперь продолжает восприниматься подавляющим числом ученых не иначе, как драмой идей. Что бы воспрепятствовать этому, сформулируем два постулата:
  
   Первый постулат - эксперимент никогда не может противоречить опыту.
   Второй постулат - эксперимент, единственно, может уточнять опыт.
  
  Теперь рассмотрим, как два приведенные выше постулата превращают драму идей в позитивное решение в частности, проблемы движения. Для чего рассмотрим вначале, как решали проблему движения 'свободного' падения тел Аристотель и Галилей. Аристотель, который естественно, исходил из опыта, утверждал, что тяжелые тела в поле притяжения Земли падают быстрее, чем легкие. Галилей, который исходил из отрицательного эксперимента, пришел к 'парадоксальному' выводу, что тяжелые и легкие тела в поле притяжения Земли падают с одной и той же скоростью. Возникает вопрос: кто прав? Ответ на этот вопрос вытекает из отношения к приведенным выше постулатам. Галилей, ставя свой знаменитый, но тем не менее все же отрицательный эксперимент, нарушил приведенные выше постулаты - значит он не прав. В чем же конкретно не прав Галилей?
  
  Во-первых, к понятию 'легкий' и 'тяжелый', в отличие от Аристотеля, Галилей в силу объективных причин отнесся не как ученый, а простой обыватель. Ведь очевидно, что когда Галилей бросал с Пизанской башни "тяжелое" чугунное пушечное ядро и "легкую" свинцовую мушкетную пулю, то он не опровергал, как это общепринято Аристотеля. А ставил, как и в случае измерения скорости света, отрицательный эксперимент, базируясь на котором пришел к 'парадоксальному' выводу, что тяжелые и легкие тела падают на Землю в условиях вакуума с одной и той же скоростью.
  
  Причем, Галилей не принял во внимание, что для Аристотеля тяжелым было вовсе не большое чугунное ядро, а маленькая свинцовая мушкетная пуля. Для Аристотеля, к примеру, вода в капле ничуть не тяжелее и не легче, чем вода в реке, озере и даже океане, потому, что он отличал исследуемые тела, единственно, по степени их тяжести, то есть, по их удельному весу. У Галилея же, при постановке отрицательного эксперимента, 'легкой' была маленькая свинцовая мушкетная пуля, а 'тяжелым' - большое чугунное пушечное ядро. Другими словами Галилео Галилей смешал понятия большой и маленький, легкий и тяжелый из-за чего, рассуждая логически правильно, пришел к ошибочному, как и в случае измерения скорости света, выводу, что природа падения тяжелых и легких тел одна и та же. И потому легкие, и тяжелые тела в вакууме, априори, не зависимо ни от степени их тяжести (плотности), ни от их формы (объема), всегда будут падать с одной и той же скоростью. Что касается разности скоростей падения тел в средах, то Галилей считал, что эта разность образуется единственно из-за разного сопротивления среды движущимся телам. Исчезнет среда, исчезнет и разность сопротивления движению, и тогда все тела будут падать абсолютно одинаково.
  
  Если при этом учесть, что в действительности все происходит прямо противоположным образом, то есть если учесть, что среда оказывает как раз большее сопротивление падению тяжелого и большого, а не маленького и легкого тела. То у Галилея и его последователей просто нет никаких объяснений объективному факту, почему и в вакууме, и в средах тяжелые и легкие тела одинаковой формы падают с разными скоростями. Равно как нет, и не может быть объяснений и тому, почему маленькие и большие тела одинаковой степени тяжести падают и в средах, и в вакууме так же не с одинаковыми, а разными скоростями.
  
  Поясним приведенные выше рассуждения постановкой опыта падения легких и тяжелых тел одинаковой формы в поле гравитационного притяжения Земли, которым среда в этом случае, если природа падения легких и тяжелых тел одинаковая, естественно, должна оказывать одинаковое сопротивление. Для чего возьмем шары абсолютно одинаковой формы, а значит и объема, например, из платины, свинца, чугуна, алюминия, сосны и водорода. Что бы среда, по крайней мере, на начальном этапе движения оказывала всем шарам абсолютно одинаковое сопротивление, и что бы ввести в заблуждение даже самих себя, окрасим все шары в одинаковый цвет и бросим их одновременно с Пизанской или любой другой башни. Все указанные выше шары, за исключением шара с водородом, преодолевая сопротивление воздуха, устремятся вниз. Самый тяжелый платиновый шар, несмотря на то, что в дальнейшем процессе падения, воздух оказывал ему самое большое сопротивление, упадет первым. Последним, несмотря на то, что среда оказывалось ему самое малое сопротивление, упадет шар, изготовленный из сосны.
  
  Удалим среду и постараемся представить, в какой очередности будут падать шары в поле гравитационного притяжения Земли в отсутствии сопротивления воздуха, то есть, в вакууме. Первым, так как ему воздух, несмотря на одинаковую форму, оказывал самое большое сопротивление, упадет платиновый шар, естественно опровергая при этом совершенно ошибочное утверждение, что природа падения легких и тяжелых тел, одинаковая. Последним, так как ему, несмотря на одинаковую форму, средой оказывалось самое малое сопротивление, упадет шар с водородом. При этом надо отметить, что все вышеперечисленные отклонения в скоростях движения тел в вакууме имеют микроскопические величины. Тем не менее, и в условиях вакуума на земле, и в космосе, отклонения в скоростях, о которых шла речь выше, имеют даже не просто существенное, но принципиальное значение.
  
  Во-вторых, точность измерения. О какой точности измерения может идти речь в эксперименте со стеклянной трубкой, из которой выкачали воздух и поместили туда тела разной формы, разной степени тяжести и определяли о том, как они падают на глазок? Вот почему я настаиваю на скрупулезном рассмотрении объективного факта, заключающегося в том, что в гравитационном поле притяжения Земли, в том числе и в вакууме, тела одинаковой формы, но разной степени тяжести, падают с разными скоростями. Приведенные выше наблюдения: отражение опыта движения тел в средах и вакууме, нашли свое выражение в предлагаемых Вашему вниманию законах движения тел, разработанных не релятивистским способом, а методом диалектического материализма, единственно оправданным - научным методом. Эти законы одни и те же и на земле, и в космосе; для макро и для микро тел; для малых и больших скоростей движения тел, систем отсчета. При этом необходимо учесть, что предлагаемые законы объективно отражают действительность и заслуживают серьезного рассмотрения.
  
  А теперь рассмотрим вопрос о том, работает ли классическая физика с ее I законом движения Ньютона в рассматриваемых нами случаях движения тел в вакууме и космосе? Безусловно, нет. Классическая физика с ее I законом движения Ньютона не только не дает ответа на поставленные выше вопросы, но она даже не может констатировать объективность и абсолютность движения, например Земли, вокруг Солнца. Естественно, в таком случае возникает следующий вопрос: может ли работать в принципе, наша современная "релятивистская" физика для решения задач движения тел в космосе? То есть, рассмотрим вопрос, является ли "релятивистская" физика подлинно научной физикой, какой ее создал Аристотель и о которой мечтали Галилей и Ньютон и какой ее видели классики материалистического учения? Как Вы думаете?
  
  Может ли удовлетворительно решить проблему движения материальных тел, систем отсчета 'релятивистская физика', которую придумали люди, теперь они называют себя релятивистами, которым, чтобы занять облюбовавшееся ими место третейского судьи между клерикалами и наукой, пришлось канонизировать (абсолютизировать) самое слабое, самое больное звено классической физики - принцип относительности движения Галилея. И таким образом практически уравнять в правах и ошибочную точку зрения клерикальных кругов и церкви о неподвижности Земли, и научную точку зрения об абсолютном вращении и движении Земли, как рядовой планеты Солнечной системы.
  
  Могут ли удовлетворительно решить проблему движения материальных тел, систем отсчета релятивисты, которые, в исполнение своих целей, с самого начала своего становления прямо и недвусмысленно взяли курс на уничтожение научных истин как принципиально не совпадающих с решаемыми ими задачами. Как Вы считаете, могут ли таким образом, рожденные и действующие релятивисты решать проблемы вообще? Ведь всем трезвомыслящим ученым давно стало понятно, что релятивисты проблему движения не могут и не решат. Решить проблему движения тел, систем отсчета могут только диалектики, т.е. люди, которые свято верят в существование абсолютных истин, знают и уважают их и, главное, знают, как их надо отыскивать.
  
  Что касается меня, то я всегда говорил и теперь скажу, что "релятивистская" физика - это паразит на теле классической физики и может этот паразит только одно: не обогатить, а единственно, обескровить физику, как науку. Ведь в чем заключается сущность и вся неприглядная правда паразита, вызывающая у всякого честного человека чувство брезгливости и отвращения. Во-первых, паразит не имеет своих собственных корней: он питается соками своей жертвы, не осознавая непреложной истины, что чем больше он развивается и ярче расцветает, тем больше хиреет и стремится к смерти то, что его питает. Во-вторых, паразит не осознает, не может понять, что вслед за его пышным расцветом, по мере гибели питающей его жертвы, неизбежно наступает и его собственная смерть. Вот почему мы чувствуем такое отвращение к паразиту, ассоциирующему собой вопреки своему пышному и цветущему виду, смерть. А что может быть непригляднее и отвратительнее смерти? Я думаю, что только паразитирующий на классической физике релятивизм, который при этом заражает релятивизмом все другие науки, включая философию, генетику, экономику, политику, педагогику, а так же поражающий общечеловеческие отношения, для которых, в таком случае, уже больше абсолютных ценностей, истин и законов не существует. Я думаю, что непригляднее и отвратительнее смерти может быть только растлевающая сущность релятивизма, таящая в себе ядерный и генетический апокалипсис.
  
  Глубокоуважаемый Алексей Архипович, я никогда не изучал специально экономику. Я, да простят меня чистоплюи, не изучал с карандашом в руках даже "Капитал" нашего вождя К.Маркса. Но когда я читаю в газетах, или смотрю по телевидению выступления релятивистов от экономики, например, Аганбегяна, других питекантропов, с гордостью употребляющих слова, придуманные неандертальцами от экономики: "саморазвитие", "самоокупаемость", "самодисциплина", "самофинансирование". Или когда ведутся разговоры о "хозрасчете банков", или приводятся доводы, что для советского человека повышение цен на продовольственные товары, (будто советский человек, это какой-то марсианин) - благо, такое же, как и ликвидация "убыточных" предприятий. Или когда приводятся "убийственные" доводы о необходимости резкого, коренного изменения цен, чего не может выдержать ни одна низшая политическая система. Или когда, основанную Лениным советскую плановую экономическую систему, выдержавшую 1918 год, 1919 год, 1920 год, ошибки коллективизации, сталинские ошибки, предвоенные годы. Годы войны, в которую наша плановая экономическая система смогла не только сравняться, но и превзойти капиталистическую экономику всей Европы. И вот когда такую нашу экономическую систему вдруг начинают сравнивать, с не умеющим плавать ребенком. Более того, когда этого ребенка берутся научить плавать. Оказывается его надо просто бросить в воду, конечно же, кишащую крокодилами, то есть воду капиталистических отношений. То у меня возникают ассоциации:
  
  Я вижу, по 'последнему' слову науки и техники построенную операционную комнату, у которой протекает потолок и со стен и потолка сочится черная смола, так как на верхнем этаже устроена ванная комната без ванны и пол там залит битумом. И вот я вижу, как в этой операционной комнате в грязных и рваных халатах сидят 'врачи', забивающих "козла" и говорящих как бы на латыни, а в действительности - на уголовном жаргоне. Как входит сестра и говорит коллегам, что 'есть больной и нужна операция!'. И как врачи-релятивисты, не отрываясь от своей азартной игры, говорят неоправданно весело: 'Ура, жмурики, поступил больной, будем лечить или пусть так живет?'.
  
  Просыпаясь в холодном поту от страшного видения, я про себя думаю: пусть бы жил. Но ведь в том то и дело, что ситуация сложилась так, что надо лечить. Помните, у Владимира Маяковского: 'Лечить, и ни каких гвоздей! Вот лозунг мой и Солнца!'. И представьте себе, я оптимист. Я верю, что даже в таких условиях, операция пройдет успешно. Я уверен, что наш ребенок, даже брошенный в воду капиталистических отношений, т.е., воду, кишащую крокодилами, не погибнет. Он не погибнет только потому, что это не просто ребенок - это дитя Ленина. А 20 век - это век Ленина, век культа абсолютных ценностей: век культа Человека, век культа Личности. Век культа Сталина. Век культа дисциплины, развития, финансирования, окупаемости. Но никак не век культа относительных истин: самодисциплины, самоокупаемости, самофинансирования, саморазвития. Наш век - это век культа абсолютных ценностей: мира, труда, равенства, братства, счастья всех людей, проживающих на нашей Земле.
  
  Как-то в "борьбе" с "негативными" явлениями мы и не заметили, что 70 лет как все мы уже живем в эпоху культа не Бога-Человека, не Бога, как это было еще раньше, а в эпоху культа Личности - эпоху культа Человека! И, представьте себе, я счастлив, что живу в эпоху такого культа. Что же касается одичания, то это не смертельная болезнь. Эта болезнь пройдет. Главное установить причину одичания. Главное понять, почему человек, когда он еще не академик - это просто человек. А когда он стал академиком, то вдруг одичал. Здесь, к решению этому вопроса, я подхожу как диалектик: важно установить, что первично, а что вторично. Важно установить одичал академик в процессе того времени, когда он становился академиком, или он стал академиком только потому, что одичал. Это очень важно. Вот, к примеру, Д.П. Грибанов, когда он еще был кандидатом философских наук и работал вместе с А.Д.Вислобоковым, то он знал, как с абсолютной достоверностью отличить идеалиста от материалиста. А вот когда стал доктором философских наук, то вдруг все что знал раньше - забыл, т.е. одичал.
  
  И потому теперь очень важно с абсолютной достоверностью установить, как это произошло: что первично, а что вторично? А может быть просто в процессе одичания, вообще нет никаких правил? И все наши одичания - это сплошные рецидивы, так сказать, сплошные исключения. Как знать? Если это действительно так, то все мои предыдущие наблюдения - детская забава. Это же превосходно! Диалектическим материалистам в таком случае станет проще, наконец, отыскивать свои абсолютные истины, в существование которых они так свято верят. И наши экономисты не станут больше и дальше разрушать нашу плановую ленинскую экономическую систему только для того, чтобы поджарить себе яичницу. То есть, доказать, что 1917 год - это историческая ошибка, а признают, наконец, что экономического расцвета ведущие капиталистические страны достигли как раз в силу того, что учились у классиков марксизма-ленинизма гораздо лучше и старательнее, чем это делали и делаем мы сами. Когда мы одной и той же рукой и планируем, и требуем перевыполнять план. И здесь же, как говорится, не сходя с места и не разобравшись толком для чего надо планировать и перевыполнять план. И, наконец, таким образом, окончательно запутавшись и ничего не понимая, мы не станем выдавать теперь за высшее достижение экономического развития государства его антипод: самофинансирование, самоокупаемость, саморазвитие - самую низкую, самую примитивную форму государственного устройства. Не будем больше и дальше приводить в шок не только всех честных и трезво мыслящих людей, но даже видавших всякие виды наших идеологических и иных противников.
  
  Ведь в таком случае наш Министерство просвещения признает, наконец, что не может быть советской педагогики как науки, если за абсолютный закон воспитания советского Человека и Гражданина не признать систему воспитания Макаренко и его последователей Шаталова и Щетинина. Ведь в таком случае релятивисты признают, что у нас нет теперь физики как науки, которую придумал Аристотель, и о которой мечтали Галилей и Ньютон. Нет физики, которую так ясно видел и представлял себе В.И.Ленин. А есть только, простите, прикладная или релятивистская физика, которая, образно говоря подобно проститутке, одинаково хорошо отдается и потенциально хорошему и потенциально плохому партнеру, т.е. одинаково "хорошо" работает и на фашизм, и на капитализм, без перспективы построения более совершенного социалистического или коммунистического общества. Я это говорю потому, что язык физики как науки, широко используется как в политике, так и в повседневной жизни и потому он мог бы сблизить, объединить всех людей. Тогда как язык релятивистской физики, физики без абсолютных законов, за исключением одного - абсолютных законов не существует, не объединяет, а разъединяет людей, создает между ними непреодолимую пропасть.
  
  И последнее, релятивисты признают, наконец, публично, то есть не будут делать секрета из того, что полу научный принцип относительности движения Галилея это, простите - фикция. Мыльный пузырь потому, что движение тел относительно реальной среды, в которой происходит движение, а не то движение, которое происходит в не материальных умах релятивистов, всегда можно, а значит и нужно с абсолютной достоверностью выделять. Естественно, для этого нужны средства. Правда не такие большие, какие релятивисты тратят, чтобы подтвердить свои "гениальные видения" о том, как выглядела Вселенная в свои первые три минуты после божественного сотворения мира. А по сравнению с этими, мизерные средства, которые нужны для развития теоретической физики, как материалистической науки. Нужны средства, на которые так скупы, жаждущие реванша круги, поддерживающие релятивизм. Правда, и здесь есть альтернатива. Если современный автомобиль 21 века рождается в умах и воплощается руками наших кустарей-одиночек, а не Министерством автомобильной промышленности, то почему бы и советскую материалистическую физику не делать теми же руками. Таким образом, налицо еще одна альтернатива: академики-релятивисты бойтесь конкуренции юннатов-физиков! Боже мой, сколько же нам всем еще надо альтернатив, что бы релятивисты, контролирующие, а в действительности, просто умертвляющие науку, стали, наконец, людьми?! И есть ли у них в таком случае на всех вместе взятых, хоть один грамм совести?
  
  К настоящему письму прилагается статья 'Проблема движения'.
  
   С глубоким уважением и наилучшими пожеланиями, Д Тальковский
  
   20. 12. 1987 года
  
  
  
  
   Д. Тальковский
   ПРОБЛЕМА ДВИЖЕНИЯ
  
   'Движенья нет' - сказал мудрец бродатый.
   Другой смолчал, но стал пред ним ходить!
   А. С. Пушкин
  
  В предлагаемой Вашему вниманию статье, дорогой читатель, важно как мне представляется, как можно более подробно остановиться на неразрешенной из-за ее сложности проблеме движения материальных тел, систем отсчета. При этом невольно возникает вопрос: разве решение проблемы движения тел, систем отсчета в физике теперь осуществляется не методом диалектического материализма? На что, со всей определенностью, необходимо ответить, что в теперь в основу решения проблемы движения тел в физике положен релятивизм, отрицающий объективность движения и как следствие этого, абсолютизирующий его относительность. Мы скоро убедимся в этом, но вначале вспомним какое место в процессе познания окружающего мира, классики научного мировоззрения отводят релятивизму?
  
  В.И.Ленин в частности, по этому поводу писал: 'Диалектика, как разъяснял еще Гегель, включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не сводится к релятивизму. Материалистическая диалектика Маркса, Энгельса, безусловно, включает в себя релятивизм, но не сводится к нему, т.е. признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине'.
  
  В.И.Ленин, 'Материализм и эмпириокритицизм', М. 1951г., с 117,120.
  Таким образом, диалектический материализм Маркса, Энгельса, Ленина, на фундаменте которого мы стремимся решить проблему движения тел в физике, требует:
   во-первых, безусловного признания существования абсолютных истин, то есть безусловного признания объективности движения;
   во-вторых, указывает на необходимость, при отыскании правильных суждений - абсолютных истин, отыскивать такие истины из суммы относительных, вместо того чтобы волевыми решениями, как это делают релятивисты, объявлять частные относительные истины - абсолютными.
  
  Для Энгельса, абсолютная истина складывается из суммы относительных истин: Энгельс - диалектик. Альберт Эйнштейн, абсолютизирующий принцип относительности движения Галилея и таким образом строящий свою Частную или Специальную теорию относительности из обобщенного, а в действительности абсолютизированного, то есть, доведенного до абсурда, принципа относительности Галилея - релятивист. Это азбучные истины, против которых не станет возражать ни один здравомыслящий ученый. Но в настоящем статье мы не ограничимся перечислением общеизвестных истин, а предпримем конкретные шаги с тем, чтобы попытаться решить проблему движения материальных тел, систем отсчета в физике, опираясь на научные методы диалектического материализма. Итак, движение должно быть, безусловно, объективным.
  
   'Движение материи абсолютно, тогда как всякий покой относителен и представляет собой один из моментов движения. Тело, покоящееся относительно Земли, движется вместе с ней вокруг Солнца, вместе с Солнцем - вокруг центра Галактики и так далее. Поскольку мир бесконечен, то всякое тело участвует в бесконечном множестве перемещений. В процессе перемещения тело непрерывно взаимодействует с другими телами и изменяется при этом'. Философский словарь, М. 1986г., с 108.
  
  В приведенной выдержке из философского словаря совершенно справедливо говорится о том, что движение абсолютно и вместе с тем, как часто все портит излишества, тем более в форме противопоставлений, которые, как в данном случае, не усиливают, как хотелось бы, а попросту уничтожают позитивную часть утверждений.
  Утверждается, что покой относителен и представляет собой один из моментов движения. В действительности же, не признав состояние покоя тела таким же абсолютным, как и состояние его движения в системе отсчета, в которой это тело находится, и состояние которого при этом рассматривается, мы не сможем отнести и состояние движения этого тела к объективному состоянию. Состоянию, не зависящему ни от систем отсчета, из которых оно при этом может просто наблюдаться, ни от наблюдателей, которых, как мы знаем, может случиться и не быть.
  
  Справедливости ради надо отметить, что в выдержке из философского словаря говорится не столько о проблеме движения или покоя тел, систем отсчета, сколько о движении, как форме существования материи. Если же говорить более приземлено о физике движения тел, то вывод о том, что состояние покоя тел, систем отсчета, также абсолютно, как и состояние их движения, вытекает уже из рассмотрения апории Зенона утверждающей, что летящая стрела покоится. Действительно, если бы кому-то захотелось утверждать, что покой относителен и представляет собой один из моментов движения, то ему нечего бы не оставалось, как признать что, по крайней мере, в этот момент времени, в этой точке пространства, движущееся тело находится в состоянии покоя. И тогда, раз летящая стрела покоится в любой момент времени, в любой точке пространства, то тогда выходит, что она вообще не движется.
  
  За две с половиной тысячи лет нам стало понятно, что состояние движения тел, систем отсчета нельзя рассматривать как сумму состояний их покоя. Стало понятно, что если тело движется, то нет такого момента, в который бы оно покоилось, и если тело в течение какого-то времени покоится, то оно покоится в каждый из моментов этого времени. Другими словами, за две с половиной тысячи лет нам стало понятно, наконец, что состояние и движения, и покоя тел - это абсолютные состояния.
  Кроме того, стало ясно еще и то, что "для человеческого ума непонятна абсолютная непрерывность движения. Человеку становятся понятны законы, какого бы то ни было движения только тогда, когда он рассматривает произвольно взятые единицы этого движения. Но вместе с тем из этого, в общем - то произвольного деления непрерывного движения на прерывные единицы его измерения, проистекает большая часть человеческих заблуждений". Л. Н.Толстой. 'Война и мир'. М. 1974 г.
  
  Сложность решения проблемы движения в таком случае заключается еще и в том, что непрерывное движение может быть рассмотрено в физике только в прерывных или конечных величинах его измерения: расстоянии, времени и их производных - скорости и ускорении. Но деление непрерывного движения на прерывные единицы его измерения - не единственный источник заблуждений. Само определение движения тел, как изменение с течением времени их положения по отношению к другим, по существу произвольно выбранным телам - системам отсчета, является как бы основой таких заблуждений. Когда за движение конкретного тела, например, стрелы. В конкретной системе отсчета, например, Земле. Может приниматься простое перемещение других тел - систем отсчета, к которым полет стрелы ровным счетом никакого отношения не имеет. В силу чего делается вывод: "Всякое движение, а также покой тела, как частный случай движения, - относительны". Г. С. Ландсберг. Физика. М.1967 г.
  
  То есть, состояние движения или покоя тел, систем отсчета - относительны, другими словами зависят и от выбора систем отсчета, из которых состояние покоя или движения тел, просто может наблюдаться, и который, как мы знаем, в общем, то произволен. И от наблюдателей, которых, как известно, может просто и не быть. Таким образом, чтобы решить проблему движения в физике мы должны:
  
  Во-первых, научиться определять реальные, то есть физические системы отсчета, в которых тела не относительно, но абсолютно или покоятся, или движутся. Можно возразить, что в любом случае различие относительного и абсолютного покоя и движения, которое мы стремимся привнести в физику, останется неопределенным. На что словами В. И. Ленина можно ответить, что такое различие между относительным и абсолютным движением (покоем) будет как раз настольно 'неопределенно', чтобы помешать превращению физики в догму в худом смысле этого слова, в нечто мертвое, застывшее, закостенелое. Но оно в то же время как раз будет настолько 'определенно' чтобы отмежеваться самым решительным и бесповоротным образом от релятивизма с тем, чтобы иметь возможность на фундаменте диалектического материализма построить физику как живую и творческую науку.
  
  Во-вторых, после того как мы научимся определять движение, надо научиться устанавливать количественные зависимости состояний покоя и движения тел в физических системах отсчета, в которых эти тела или покоятся, или движутся. Наконец, необходимо творчески рассмотреть все позитивное, что привнесено в физику как науку за все время ее существования. Последним, кто действительно решал проблему движения в физике, а не просто рассматривал такие решения и при этом сумел сначала оповестить всех, а позже и убедить многих в том, что решение проблемы движения возможно, единственно, релятивистским способом был, бесспорно, сэр Исаак Ньютон. Самым значительным вкладом, которого в решение проблемы движения тел, систем отсчета, является Закон всемирного тяготения. Именно Закон всемирного тяготения является ключом к определению движения. Ключом к отысканию реальных систем отсчета, в которых тела не относительно, а абсолютно или движутся, или покоятся. Ключом к определению основного свойства всех тел - инерции - способности тел, веществ сохранять состояние покоя, пропорционально заключенному в них количеству вещества (материи, массы) и гравитационной плотности системы отсчета в которой эти тела, вещества находится, и состояние которых рассматривается.
  
  И, раз уже речь зашла об Исааке Ньютоне, уместно было бы, на мой взгляд, отметить, что сам метод, предложенный сэром Исааком Ньютоном при определении законов, является если не предпочтительным, то весьма и весьма позитивным. Вот почему, даже боясь быть неправильно понятым, не в слепом подражании, а из-за ясности обоснования материалистического подхода к решению проблемы движения, рассмотрим только, что в физике сэра Исаака Ньютона останется по старому, а что должно там претерпеть незначительные изменения.
  
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ I.
  
  Количество материи (масса) есть постоянное для тел, веществ значение, пропорциональное их плотности и занимаемому объему. Масса тел, веществ не зависит ни от систем отсчета, в которых они находятся, ни от их состояния: покоя или движения. Так тела, вещества, взятые с Земли и помещенные на поверхности других планет, околосолнечное или межзвездное пространство не изменяют своей массы так же, как они не изменяют ее в случае их движения в указанных системах отсчета.
  За единицу измерения массы можно принять, например количество материи, массы, содержащейся в одном кубическом дециметре воды, находящейся на поверхности Земли при нормальных условиях - I Аем.
  
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ II
  
  Все материальные вещества, тела в природе взаимодействуют друг с другом с силой гравитационного притяжения, равной по величине и противоположной по направлению, прямо пропорциональной заключенному в них количеству материи (массы) и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними. В силу чего все вещества, тела обладают инерцией - свойством сохранять состояние покоя, пропорционального массе тела и гравитационной плотности системы отсчета.
  За единицу измерения инерции необходимо принять инерцию тела, вещества массой I Аем, находящегося на поверхности Земли без учета сопротивления воздуха и трения. Тела, вещества, помещенные на поверхности других планет, массивных тел, а так же в околосолнечное или межзвездное пространство, будет обладать инерцией во столько раз меньшей (большей), во сколько раз гравитационная плотность этих систем отсчета меньше (больше), гравитационной плотности Земли.
  
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ III
  
  Сила - это притяжение или отталкивание, удар, толчок, тяга или давление, прикладываемые к веществам, телам для изменения их состояния или скорости движения. Сила определяется действующим или мгновенным значением величины, порядком ее изменения, временем и направлением действия. В том случае, когда величина мгновенной силы не изменяет свое значение со временем, можно говорить о текущей силе или силе, действие которой осуществляется на протяжении всего рассматриваемого периода или процесса.
  Если значение действующей или мгновенной силы изменяется со временем, то необходимо знать как мгновенное значение этой силы, так и среднее или же текущее ее значение. Значение величины мгновенной силы может изменяться пропорционально квадрату, кубу или любой другой степени времени.
  За единицу измерения силы необходимо принять такое ее текущее значение, которое изменяет скорость тела, обладающего единицей инерции на один метр за одну секунду. Сила гравитационного притяжения Земли, в таком случае, сообщает единицу силы, телу массой I Аем, в течение 0,1 сек. За I секунду на тело массой 1Аем действует сила гравитационного притяжения Земли равная 10H. Направление равнодействующей силы, прилагаемой к телу в каждый момент времени, определяется геометрическим сложением векторов действующих на тело сил.
  
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ IV
  
  Движение - наиболее общее состояние материи. Механическое движение, рассматриваемое в физике, определяется: скоростью, числом, показывающим, сколько единиц измерения расстояния проходит тело за единицу измерения времени, ускорением, или числом изменения скорости в единицу измерения времени, пройденным расстоянием и направлением движения. В случае если в каждый момент движения тел, систем отсчета, величина скорости их движения не изменяет свое значение, то такое движение называется равномерным, т. е., пропорциональным времени и полностью раскрывается значениями скорости и времени движения. Другими словами, действующее и текущее значение скоростей при равномерном движении тел, систем отсчета, совпадают.
  Если скорость движения тел, систем отсчета со временем изменяется, движение называется неравномерным, т. е., ускоренным или замедленным. Для его раскрытия необходимо знать как мгновенное, т. е., действующее значение скорости в каждый момент движения, так и текущее или среднее ее значение. Направление в каждый из моментов движения тела определяется направлением приложенной к телу равнодействующей силы.
  
   ВРЕМЯ
  
  Математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно и иначе называется длительностью. Физическое или кажущееся, относительное или абсолютное время есть или точная, или изменчивая, постигаемая чувствами и совершаемая посредством какого-либо измерения движения мера продолжительности, употребляемая вместо математического времени как-то: секунда, час, месяц, год.
  
   ПРОСТРАНСТВО
  
  Геометрическое пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным.
  Реальное или физическое относительное или абсолютное пространство, это пространство, определяемое нашими чувствами по положению, принимаемому за неподвижное тело или систему отсчета. Так если за неподвижное тело принять Землю, то пространство, на незначительном от нее удалении, будет неподвижным относительно Земли. Но в то же время оно будет составлять то одну, то другую часть абсолютного пространства, если учитывать при этом движение Земли вокруг Солнца и вместе с Солнцем вокруг центра Галактики,
  Место - это часть или относительного, или абсолютного пространства, занимаемого телами, системами отсчета.
  
   ДВИЖЕНИЕ
  
  Физическое движение - это перемещение тела из одного места или относительного, или абсолютного пространства в другое.
  Кажущееся или ложное движение - это движение, образующееся из-за искусственного предположения, что движущиеся тела, системы отсчета - неподвижны.
  
   СИСТЕМЫ ОТСЧЕТА
  
  Система отсчета - это или совокупность неподвижного физического пространства и времени, или пространства - времени. Пространство на поверхности Земли - естественная система отсчета живущих на ней наблюдателей. Физические пространство на поверхности Земли условно изотропно в направлении перпендикулярной и анизотропно в направлении параллельном радиусу Земли.
  Системы отсчета могут быть: внутренние и внешние, относительные и абсолютные, естественные и искусственные, неинвариантные и инвариантные.
  
  Инвариантные системы отсчета - это системы отсчета, в которых все физические процессы протекают одинаково и определяются одними и теми же законами. В инвариантных системах отсчета абсолютное значение принимают не только изменение скорости, но также значение скорости и расстояния. Искусственная система отсчета, например космический корабль, инвариантна естественной системе отсчета, например, Земля в том случае, если космический корабль будет двигаться в околосолнечном или межзвездном пространстве с ускорением, равным ускорению свободного падения на Земле.
  
   ЗАК0Н I
  
  Если в системе отсчета на тело действуют уравновешенные силы гравитационного притяжения, другие уравновешенные силы, или их равнодействующая сила меньше силы инерции, то тело в этой системе отсчета - покоится, то есть, является составной и неотъемлемой частью этой системы отсчета.
  
   ЗАКОН II
  
  Всякое тело, на которое в системе отсчета действует неуравновешенная сила, превышающая силу инерции, движется со скоростью, равной отношению неуравновешенной силы к инерции тела, и ускорением, определяемым изменением этих отношений во времени и пространстве.
  
  Примечание I. Если с течением времени отношение действующей силы к инерции тела, включая сопротивление воздуха и трение, остается постоянным, то постоянной остается и скорость движения тела. Действующее и текущее значение скоростей движения в этом случае совпадают, а движение тела называется равномерным, т. е., пропорциональным течению времени.
  
  Примечание II. Если отношение действующей силы к инерции тела изменяется пропорционально квадрату, кубу или любой другой, отличной от единицы степени по линейному закону, то тело будет двигаться равномерно ускоренно или замедленно. Движение тела в этом случае будет прямо пропорционально произведению изменения текущей скорости, на время, возведенное в степень, равную отношению действующей силы к инерции тела.
  
  Примечание III. Если в системе отсчета на движущееся тело значение прикладываемой мгновенной силы окажется равным нулю, то тело в этом случае будет продолжать двигаться по инерции равномерно замедленно в течение времени, пропорционального массе тела и конечной скорости движения и обратно пропорционального гравитационной плотности системы, в которой происходит движение.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"