Монстрик: другие произведения.

Порознь или вместе...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У меня всегда был друг. Я знала его очень давно, сколько себя помню. Он всегда был рядом, помогал в трудную минуту. По крайней мере, так было, пока я не закончила школу. Тогда над нашей дружбой посмеивались, называли нас женихом и невестой. Смешно. Как же я тогда злилась. Как теперь вижу, тогда я поступала очень глупо. Именно после выпускного мы впервые расстались надолго. Он поступил в технический вуз. Я в лингвистический. Подумать только, целый год мы не виделись тогда. Новые знакомые, новые проблемы - закрутили нас, завертели. И я забыла о нем. Стыдно признавать, но если первые месяц-полтора мы созванивались, то потом...

  У меня всегда был друг. Я знала его очень давно, сколько себя помню. Он всегда был рядом, помогал в трудную минуту. По крайней мере, так было, пока я не закончила школу. Тогда над нашей дружбой посмеивались, называли нас женихом и невестой.
  Смешно. Как же я тогда злилась. Как теперь вижу, тогда я поступала очень глупо...
  Именно после выпускного мы впервые расстались надолго.
  Он поступил в технический вуз. Я в лингвистический.
  Подумать только, целый год мы не виделись тогда.
  Новые знакомые, новые проблемы - закрутили нас, завертели. И я забыла о нем.
  Стыдно признавать, но если первые месяц-полтора мы созванивались, то потом...
  Именно в тот год я начала встречаться со своим первым парнем. Черноволосый, зеленоглазый, высокий и сложен как бог... Как же мне завидовали все девчонки в округе... А я млела от знаков внимания, от поцелуев, от объятий и прогулок под луной...
  Только идиллия не могла продолжаться вечно.
  Глупая, я думала, что он меня любил...
  Сейчас я уже и не помню, почему я пошла домой через парк, разбитый за университетом, а не по улице как обычно. Узенькие дорожки абсолютно не просматривались со сторон, создавая иллюзию уединенности... Я шла и мечтала о том, как вечером пойду гулять со своим "богом"...
  Неожиданно я услышала голоса. Один из них показался мне знакомым и я направилась в ту сторону, собираясь поздороваться.
  
  - Ты учитывай, у тебя остался последние две недели, - грубоватый, насмешливый голос незнакомца напугал меня и я замерла, не дойдя нескольких шагов до поворота.
  - И что с того? На твоем месте я бы уже начал готовить денежки, - мой "бог" говорил с ехидной, ленивой злостью, которой я никогда не слышала в его голосе. - Не пройдет и недели, как я затащу эту дуру в постель. Готов поспорить, она еще целка.
  - Ты думаешь, Григорьева тебя подпустит? - еще один голос весело процедил мою фамилию.
  - Естественно. Эта провинциалочка влюблена в меня как кошка, - мой "бог" сказал это с пренебрежением и звучно сплюнул на землю. - Она даже и не догадается, что весь университет делает на нее ставки. Дура, что с нее взять. Инночка говорит, что ставят семь к одному, что она ляжет под меня.
  - Так это Талькова принимает ставки? - первый голос.
  - Она самая, засела в комнате студсовета и собирает денежки, записывает все в ведомость. Жаль только не говорит, кто ставит и сколько. Только статистику.
  Я стояла, окаменев. Вот уж чего не ожидала.
  Весь мир словно выцвел, стал черно-белым. Но слез не было. Лишь тупое, холодное безразличие.
  Я двигалась, как марионетка, которую вел опытный кукловод, не понимая, что делаю.
  Развернулась на месте и бесшумно, ступая на цыпочках вернулась к университету. Зашла в лифт, поднялась на пятый этаж. Натянула на губы холодную улыбку и подошла к комнате студсовета. Коротко толкнула двери и подошла к Инне, профоргу университета.
  - Привет, Григорьева, - растянула губы в улыбке эта змеюка.
  - Привет, Талькова, - я оперлась руками на стол и, холодно улыбаясь, тихонько спросила: - Ставки еще принимаешь?
  Инна растерянно хлопнула глазами, с некоторым испугом глядя на меня.
  - Я хочу поставить на себя... Это ведь возможно, не так ли?
  Ужас в ее взгляде стал почти осязаемым.
  - Откуда ты знаешь? - тихо прошептала она.
  - Птичка на хвосте принесла, - безразлично хохотнула я.
  Мир выцвел еще больше в тот момент, когда я получила подтверждение услышанному еще и от нее.
  - Я ставлю на то, что обломается наш черномазенький, - я широко улыбнулась.
  - Ты его бросишь? - она удивленно посмотрела на меня.
  - Зачем же? Так ведь даже веселее, не так ли? До конца срока я подурю ему голову. А там наконец-то появится официальный повод прекратить этот фарс.
  - Зачем это тебе? - неверяще произнесла Инна.
  - Денежки никогда не будут лишними. Ставки один к семи?
  Она лишь кивнула, не сводя с меня безумного взгляда.
  - И будет лучше, если о моем участии в игре никто не узнает, - я многообещающе улыбнулась, положила на стол несколько крупных купюр, проследила, как она записала мою ставку, и вышла из помещения.
  Я не помню, как я добралась до городского сквера. Весь мир был словно в тумане. Лишь спустя какое-то время я осознала, что по моим щекам текут слезы.
  Но на губах по-прежнему, как приклеенная держалась холодная улыбка...
  - Кристя, привет! - до боли знакомый голос раздался у меня за плечом, а потом меня ласково потрепали по макушке.
  - Привет, Андрей, - безразлично ответила я, замерев на месте.
  - Кристя, ты что, дуешься на меня?! - он обошел меня по кругу и, дурашливо кривляясь, заглянул в мое лицо. - Эй, ты чего?.. - до этого я никогда не видела его растерянным. - Солнышко, ты плачешь?! Ты же не плакала лет с восьми, если не дольше...
  - Я не плачу... - тихо прошептала я и, противореча своим словом разревелась еще сильнее.
  Словно натянутая струна лопнула - и меня отпустило из этой ледяной заторможенности.
  - Эй, ну не плачь, ты что, - он неловко приобнял меня за плечи и замер, покачивая в объятьях. - Ну, чшшш, ты же у меня сильная, ты же не плачешь... Не плачь, а то глазки опухнут и будут красные как у вампирчика... Нет, как у зомби... Или как у...
  Не выдержав, я рассмеялась сквозь слезы, продолжая вслушиваться в ласковые уговоры друга и потихоньку успокаиваясь.
  Вот ведь странно, раньше я и не знала, а может, не замечала, что он может быть таким... Ласковым, что ли... Нежным... Теплым и таким родным...
  Окончательно успокоившись я мягко отстранилась от него, однако не вырываясь из объятий, и новым взглядом посмотрела на друга детства.
  Непокорные светлые волосы забавно кучерявятся, из-за чего он всегда стрижет их покороче, не длиньше двух-трех сантиметров. Забавно, помню классе так девятом, поддавшись одному из новомодных молодежных течений он решил отрастить длинные волосы. Только они у него упорно не хотели лежать как полагается, становясь фактически дыбом, этаким мохнатым клубком на голове. Больше после того раза он такой глупостью не страдал. Помню через примерно месяца четыре мучений он попросил меня помочь ему со стрижкой... Но мне тогда было так жалко стричь эти его волосы... Глаза у него необычные, золотисто-карие, еще и ресницы такие длинные-длинные, густые...
  За этот год он почти не изменился, лишь раздался немного в плечах, чуточку подрос, если раньше я доставала ему до подбородка, то теперь моя макушка маячила лишь на уровне его плеч. Фигура по-прежнему подтянутая, когда двигается, под кожей красиво так перекатываются мускулы...
  Именно в этот день я впервые увидела его как парня, и увиденное мне понравилось, причем до такой степени, что на одно долгое, тягучее мгновение сердце замерло, чтобы забиться в ускоренном темпе.
  - Ну, рассказывай, что там у тебя стряслось? - он привычным движением положил ладонь мне на макушку, взъерошивая и так растрепанные волосы.
  - Дура я... - угрюмо буркнула я с садистским удовольствием утыкаясь носом в его плечо. - Человек, с которым я до недавнего времени встречалась, оказался сволочью, заключившим на меня пари. Решил, что убив три месяца на ухаживания, затащит меня в постель.
  Андрей вздрогнул и крепче обнял меня, покачивая и делясь теплом, потому что сейчас, немного запоздало, меня начала колотить нервная дрожь.
  - Он не успел?..
  От холодной ярости, прозвучавшей в голосе друга мне на мгновение стало страшно, а потом я со злорадством представила битым моего "бога". Андрейка заработал свою подтянутую фигуру регулярными занятиями спортом, от футбола до дзюдо, а черномазенький тупо накачивался в спортзалах на тренажерах, даже не зная, с какой стороны подходить к мячу и что такое восточные единоборства.
  - Неа. Я вовремя узнала.
  Наверное, именно эта молчаливая забота, это стремление защищать меня и сыграло роль лишнего камушка на чашах весов, которые балансировали между дружбой и влюбленностью. Наверное, в этом была и моя вина. Мне слишком хотелось любить, и я перенесла это стремление на того, кто всегда был моим другом...
  
  Две недели пролетели, я и заметить не успела. С молчаливой поддержкой Андрейки, придававшей мне силы, я лицемерила и играла на публику, дуря голову черномазенькому "богу", словно невзначай отклоняя либо игнорируя его попытки затянуть меня в постель.
  Остался последний день.
  Зная "поклонника", я не сомневалась, что он, не получив по доброй воле, попытается взять силой.
  Знала - и подготовилась.
  Андрей согласился подстраховать меня и остался у меня на квартире на ночь.
  И действительно, не было еще и девяти вечера, как в мою дверь позвонили.
  Нацепив милую, беззаботную улыбку, я открыла, даже не глянув в глазок.
  Пришел.
  Мразь.
  Вот только я и предположить не могла, что он с порога сгребет меня в охапку, вопьется в губы злым, жестким поцелуем и буквально втолкнет меня в спальню.
  - Ну что, сучка, крутишь хвостом перед другими? - едва уловимые пьяные интонации говорили сами за себя. - Сама раздвинешь ножки - или тебе помочь?
  Злая улыка преобразовала обаятельное лицо, странной гротескной маской изменив внешность.
  Я осторожно пятилась спиной, стараясь удерживать дистанцию, и одновременно удерживала на лице маску испуганного недоумения.
  Неуловимое мгновение, когда этот "бог" протянул руку, чтобы вцепиться в мое плечо, смазалось. Казалось, я только моргнула - и черномазенький, скрученный в баранью дугу, лежит на земле, без особых усилий удерживаемый Андрейкой.
  - Ты в порядке? - едва уловимая улыбка во взгляде друга неожиданно придала сил, словно кто-то большой и теплый крепко обнял меня за плечи.
  - Да, я в порядке, - чуть заторможенно кивнула я, не сводя взгляда с "бога", кидающего на меня взъяренные взгляды.
  Андрей без особых усилий вздернул вверх этого "кадра" и, придерживая за шиворот, выволок в коридор, и уже оттуда вышвырнул на лестничную площадку. Мгновением спустя туда же вылетели ботинки, небрежно брошенные горе-ухажером.
  Щелкнул, закрываясь дверной замок.
  - Ну вот и все, - отряхивая ладони друг о дружку, вернулся ко мне Андрей. - Сильно болит? - удовлетворение выполненной работой сменилось искренней заботой.
  - Ты о чем? - я с искренним недоумением посмотрела на него.
  - У тебя губа кровоточит, - он вытащил салфетку и осторожно провел ее по моей нижней губе.
  - И правда кровь, - я с недоумением посмотрела на небольшое пятнышко на белой бумаге. - Я и не заметила...
  - Боюсь только, эта тварь попытается мстить, - задумчиво произнес друг, привычно опуская ладонь мне на макушку.
  - Думаю, придется сменить квартиру. Завтра заканчивается срок аренды и, я думаю, не стоит ее продлевать, - я уткнулась лбом в его плечо, млея от осознания, что он рядом.
  Тогда я еще думала, что это дружба. Но время все равно все расставило по своим местам.
  
  Андрей всячески поддерживал меня, пока я переезжала на новую квартиру, которая совершенно случайно оказалась недалеко от его жилища. Помогал с заселением и установкой мебели. Встречал меня после университета и провожал до дома, пока черномазенький не угомонился и не выпустился из университета, благо он учился последний год.
  Следил, чтобы я принимала лекарства, когда я умудрялась заболеть...
  Я в свою очередь старалась отвечать ему такой же заботой, не создавая лишних проблем...
  Но все же прошло почти два года, прежде чем я призналась самой себе, что люблю его... И то, для этого мне нужно было увидеть, как на него вешается какая-то блондинка...
  И с того дня моя жизнь стала мне напоминать какой-то затяжной кошмар.
  Было жутко больно ощущать его заботу, находиться с ним рядом и понимать - он никогда не будет рядом со мной так, как мне хочется.
  Наверное это чувство безысходности повлияло на то, что я стала встречаться с другим, почти сразу оговорив, что в постель я его не пущу... Он любил меня, сходил с ума от ревности, видя меня с Андреем, но смирялся, понимая, что я никогда не буду ему принадлежать так, как ему хочется.
  Так прошло еще чуть больше полугода, в которые я разрывалась между Андреем и Стасом.
  Правда, мой самый-самый стал постепенно от меня отдаляться, стараясь блюсти какую-то дистанцию. Особенно, особенно - при Стасе.
  А мне так отчаянно не хватало его объятий, этого привычного жеста - ладони, лежащей на макушке...
  Однажды, вконец истосковавшись, не долго думая, вместо свидания со Стасом я пошла гулять с Андреем.
  Я сидела в парке и ждала его, когда вдруг ко мне подошел Стас.
  - Почему ты отказалась?
  - Я хочу пообщаться с Андреем, а что? - я с недоумением смотрела на этого обычно спокойно-вежливого мужчину, взъерошенным, насупленным воробьем замершим напротив меня.
  Да, именно сравнение с воробьем пришло мне в голову. Почему-то я всех парней привычно сравнивала с Андреем. Стас тоже ему проигрывал - невысокий, субтильный, серовато-русые волосы, блеклые серо-голубые глаза - ничего особенного. В нем не было той хищной грации, присущей моему лучшему другу.
  - Вот как... Он для тебя важнее?! - вот уж чего я в тот момент не ожидала, так это сцены ревности. - Что, уже разлюбила меня, да?
  - Могу тебе напомнить, что я никогда, ни при каких обстоятельствах ни о какой любви тебе не говорила, - я мгновенно заледенела.
  - Так какого же черта ты со мной?!
  - Да потому что мне было жаль тебя! Я не хуже тебя знаю, каково это - любить без надежды на взаимность, без малейшего проблеска впереди! - я вскочила со скамейки и замерла напротив него, сжав кулаки.
  - Да откуда тебе знать?! Ты же ледышка бесчувственная!
  - Какое право ты имеешь так обо мне говорить?! Или по твоему - не дала - так уже и ледышка?! - я была в ярости.
  - А ему ты значит даешь, да?! То-то ты бегаешь за ним хвостиком!
  - Да как ты смеешь! Андрей мой друг детства!
  - Тогда какого хрена ты постоянно с ним?!
  - Да потому что я люблю его! - я уже не говорила, а кричала, выплескивая всю боль.
  - Любишь и не даешь? Да не верю! - он развернулся и рванул прочь.
  Я замерла, неверяще проводила его взглядом, зло встряхнула головой и развернулась, собираясь пойти в прямо противоположном направлении.
  Прямо напротив меня замер Андрей, ошеломленно глядевший на меня.
  Он все слышал...
  Мир сузился до одного единственного человека. В висках молоточками стучало - слышал, слышал... Наверное, я побледнела, по крайней мере испугалась я вполне ощутимо. Мне не хотелось потерять его, лишиться его дружбы, придававшей мне силы, когда впереди не было ни просвета.
  Я так и не поняла, как он оказался так близко, в нескольких сантиметрах от меня... Андрей заглянул мне в глаза, в поисках чего-то очень важного.
  А я с тоской смотрела на него и мысленно прощалась, понимая, что теперь ни о какой дружбе не может быть и речи.
  Я ожидала всего - что он оттолкнет меня, что он посмеется надо мной, что он переспросит, правда ли то, что он слышал... Я думала - он уйдет.
  Он впервые не оправдал моих ожиданий.
  Поцелуй был чуточку пряным, обжигающим губы, отравляющим кровь сладким ядом. Сильные руки обняли меня так крепко, словно я вырывалась, убегала или отталкивала его, а не исступленно целовала его в ответ. Мои пальцы словно случайно запутались в его волосах, когда мои ноги уже отказались удерживать меня в вертикальном положении... Ладонь моего лучшего друга на мгновение привычно легла мне на макушку - и сместилась, словно там ей и место - удобно устроилась у меня на затылке, поддерживая...
  Я не помню, что мы делали тем вечером... Кажется, гуляли по парку и почти все время целовались, попутно открывая друг друга с новой стороны. Во всяком случае, мне запомнились лишь жадные, обжигающие, голодные поцелуи с легким ароматом корицы...
  Мне кажется, я так и не смогу забыть тот вечер - тридцатое апреля, не по-весеннему теплый и по-своему безумный.
  И да - я благодарна Стасу. Он, сам того не желая, помог сделать нам шаг навстречу друг другу.
  Мы были счастливы и безумны - так, как могут быть безумны влюбленные...
  Дни сменяли друг друга чередой почти одинаковых - наполненых одинаковым безумием дней...
  Я до сих пор не могу сказать, что стало причиной нашей ссоры...
  Это сейчас, спустя почти год, оглядываясь назад я осознаю, что напрасно мы проявили такую консервативность в общении, так и не перенеся наши отношения в горизонтальную плоскость... Возможно, сейчас, на память о нем, мне бы остался небольшой подарок - крохотный комочек в колыбели, сын или дочка...
  Но что было - того не вернуть и не изменить. Мы поссорились.
  Я не могу вспомнить ни причин, ни произнесенных слов... Я помню лишь злой, отчаянно-обреченный взгляд, брошенный на прощание...
  Ни звонка, ни письма, ни эсэмэски, ни сообщения в интернете - ни единой весточки...
  Я медленно умираю от тоски... От меня прежней осталась лишь оболочка. Я разучилась улыбаться, я не помню каково это - смеяться во весь голос... Даже слез нет - лишь глухая тоска и тянущая пустота на месте сердца...
  Чем дальше - тем четче я убеждаюсь - никакой взаимной безумной любви не было. Просто он пожалел меня дуру и подарил мне кусочек сумасшедшего счастья напоследок...
  Родители видели, что со мной творится, пытались меня как-то расшевелить... У них не получалось и они потихоньку сдались... Мама лишь с печальным сочувствием наблюдала за мной, даря мне крохи тепла, которого почти не осталось в моей жизни... А отец... Отец лишь напряженно хмурился, словно что-то решая для себя...
  И пришел день когда я не выдержала. В сжатые сроки закончила университет, получила диплом... И решила сбежать из города, в котором каждая улочка напоминала мне о нем.
  Мама плакала и уговаривала меня остаться поближе к ней... Отец ругался, грозился запереть - а я лишь безразлично смотрела сквозь него и повторяла:
  - Уеду... Не могу больше здесь... Задыхаюсь...
  На недолгие три дня я поселилась у родителей, обзванивая фирмы и агентства в поисках работы.
  В один из недолгих вечеров, когда мама попросила сходить меня в магазин, я вновь столкнулась с ним.
  Сначала мне показалось, что это кто-то лишь немного похожий на него.
  От того Андрея, которого я знала, осталась лишь тень. Раньше у него не было этого надлома во взгляде, в движениях... Он всегда улыбался, энергия в нем била ключом. А теперь... Жалкое подобие себя прежнего.
  Мы замерли напротив друг друга, не в силах сдвинуться с места.
  Мгновение, другое... И когда я уже собрала все остатки сил, собираясь продолжить путь, он подскочил ко мне, обнял так крепко, что я думала - хрустнут ребра, и жадно поцеловал в губы... Он покрывал поцелуями мое лицо - а я неверяще смотрела на него не в силах понять, но млея, сходя с ума от счастья... Я не видела себя со стороны, но мне потом говорили - я улыбалась счастливой улыбкой, а по щекам бежали слезы.
  Вот уж чего я не ожидала - так это сердитого окрика.
  - Ты опять здесь?! Я же тебе говорил, чтобы ты даже не думал приближаться к моей дочери!
  Андрей неожиданно спал с лица, тоскливо поцеловал меня в уголок губ, словно прощаясь и сделал шаг назад, разворачиваясь и закрывая меня собой.
  - Папа?! - я с неверием смотрела на мужчину, замершего напротив нас - и не узнавала.
  - Я закрывал глаза на твою дружбу с нею, все надеялся, что она влюбится в кого-нибудь и забудет про тебя навсегда. Но это уже переходит все границы, - злой голос человека, роднее которого у меня не было словно вколачивал гвозди в крышку моего гроба. - Какого черта ты дуришь голову моему ребенку? Думаешь я не знаю, сколько девчонок ведется на твою смазливенькую мордашку? Захотел добавить мою дочь в список своих побед? Хочешь, чтобы она в подоле нам принесла? Дудки! Я тебя насквозь вижу.
  - Папа... - я вышла вперед, с недоверием всматриваясь в лицо человека, вдруг оказавшегося совершенно мне незнакомым. - Где же ты был папа, когда в университете на меня делали ставки, словно на призовую кобылу, когда меня пытался затащить в постель ради пари тот самый парень, которого ты так одобрял и ставил всем в пример? Где ты был папа, когда я узнала об этом? Где же ты был, когда я болела? Где ты был, когда я вывихнула ногу и добиралась через весь город до дома? Где ты был, когда меня чуть не изнасиловал какой-то придурок, на которого ты, слышишь, ты посоветовал мне обратить внимание... Где ты был, когда сын твоего лучшего друга подсыпал мне в еду наркотики? Где же ты был, когда мне так была нужна поддержка?! Какого черта ты пытаешься отобрать у меня единственного человека, всегда бывшего рядом со мной, всегда меня поддерживавшего? Какого черта твои попытки обо мне позаботиться приносят мне только вред? За что ты меня так ненавидишь?
  - Я никогда не желал тебе зла!
  - К сожалению, ты слишком плохо разбираешься в людях...
  Я с усилием вдохнула и уткнулась носом в плечо Андрея, безмолвно стоявшего рядом.
  
  Вновь и вновь, каждое мгновение, проведенное рядом с любимым все больше и больше сводило меня с ума... Но сейчас, в эти тягучие секунды, словно густой мёд стекавшие вокруг меня, я не осознавала себя саму. Словно весь мир кружился в безумном хороводе, в висках стучали тысячи маленьких молоточков, а тело казалось легким-легким, совсем невесомым...
  Какой же он... красивый... А главное, мой, только мой...
  Я бездумно опустила глаза на подол белого платья, невидяще обвела взглядом узор на пышной юбке, покосилась на небольшой очаровательный букет и, затаив на мгновение дыхание, бросила его назад, нисколько не жалея... Я не знаю девушку, что случайно поймала этот букет. Просто прохожая, случайно оказавшаяся в нужном месте в нужный момент... Но этот счастливый взгляд, брошенный ею на стоящего рядом довольно улыбающегося парня говорил больше слов...
  Могла ли я когда-либо подумать, что однажды выйду замуж за своего лучшего друга? Очень и очень в этом сомневаюсь... Но... Свершилось же? И я нисколько об этом не жалею. Я просто счастлива.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Eo-one "Самый лучший день"(Киберпанк) E.The "Странная находка"(Киберпанк) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"