Хэленка: другие произведения.

7. В свободном поиске

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.31*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что может понадобиться богатому, самодостаточному, красивому мужчине от самой обычной, ничем не примечательной студентки? Не знаете? Вот и я тоже. может на органы решил сдать? Влюбился? Ой, не смешите меня! Богатые, самодостаточные и красивые любят исключительно себя и свои деньги. Не пугайтесь неконтролируемого потока сознания неадекватной героини в первых главах, обещаю ее усмирить. Отзывы (не обязательно хвалебные) приветствуются с огромным энтузиазмом. Огромное спасибо Наде за правку текста. Моя глубочайшая благодарность за обложку Прокофьевой Галине.

   []
  
  В свободном поиске
  
  Глава 1
  
  
  Ааааа! Мать вашу! Опять не успела, эта сволочь захлопнула двери прямо перед моим носом! Стоило так нестись по лестнице, рискуя сломать или ногу, или каблук? А ведь это вполне возможно с моей-то ловкостью и грацией. Фу, срочно расслабиться и успокоиться! Опачки! А это еще что? Опять поезд? Они там контролируют интервалы движения? Нет, я только рада, но порядок должен быть или как? Да и поворчать в моем положении сам Бог велел. Разве не повод задуматься о везении и невезении? Не успела - вроде, не повезло. Ан, нет, теперь еду как королевишна, не в набитом вагоне, а в почти пустом, еще и место заняла - вот, где счастье! А есть же странные люди! Мест полно, а он встал, дверь, подпирая, и для кого только пишут: 'Не прислоняться!'. Да, ладно, личное дело каждого, завелась не по делу и продолжаю возмущаться по поводу и без, хорошо - молча.
  
  О! Какой кайф! Надо было сапоги на каблуке покупать?! Это специальное приспособление для осознания счастья: снимаешь их - и вот оно наслаждение, и, заметьте, так каждый вечер! Просто посидеть, ножки расслабив, тоже удовольствие. Сейчас еще книжечку достану. Ехать всего две станции, но огромные. Один из перегонов, наверное, самый длинный в городе, надо посмотреть в интернете, или у Андрюхи спросить, он все знает. Вот она, книжечка моя любимая - одно из самых важных изобретений человечества, для меня, по крайней мере. Удовольствие от очередного романа получить не успею, а то еще на эротическую сцену наткнусь, раскраснеюсь не к месту, лучше почитаю учебник, как раз главу освою.
  
  Это же надо было придумать систему регулярных контрольных? А как же 'от сессии до сессии живут студенты весело'? Ведь четыре счастливых семестра так и было. Даже на практических отвечали только те, кто автомат получить жаждал. Ну, а я никогда не заморачивалась. Мне проще один раз все выучить, а полгода ни о чем не думать. Нет, я не худшая студентка в потоке, скорее, наоборот, почти все экзамены на пятерки сданы. Просто, я, как бы помягче выразиться... немного ленива. Да, будь моя воля, я бы и на улицу не выходила, во всяком случае, не зимой, ненавижу холод. Сидела бы целый день под одеялом и читала. И не нужны мне ваши клубы, кафе, вечеринки: кофе я терпеть не могу, без танцев обойдусь, а пообщаться можно и при помощи компьютера, что я обычно и делаю. Эй, эй! Не делайте слишком поспешных выводов, основываясь на хаотичном потоке моих мыслей. Я не какая-то там зануда! Подруг у меня, по словам бабули, 'как блох на собаке', ну, допустим, с друзьями, ситуация не столь радужная (мужского пола, я имею в виду). А что делать? В нашем славном меде парней и так-то не очень много, а уж на психологии, которую я осваиваю вот уже третий год, совсем дефицит. Думаете, я по этому поводу парюсь? А вот и ничего подобного!
  
  Так, главу не прочитала, видно физические упражнения в виде бега за поездом вызвали активную мозговую деятельность в ненужную сторону. Ладно, клянусь сама себе, что дома дочитаю.
  - Ты - самая красивая девушка в этом вагоне! - слышу, уже подняв ногу, чтобы выйти на платформу.
  - Вполне возможно, что я единственная ДЕВУШКА в этом вагоне, - выходя, успеваю заметить удивленно приподнятую бровь и ехидную полуулыбку.
  
  Во избежание, поспешу туда, где толпа погуще, мало ли, что парню в голову придет, может, псих какой, их тут полно, не у всех мозги выдерживают ритм большого города. У меня - не всегда. По каналу не пойду, хотя людей там меньше. Не люблю эту дорогу, даже после реконструкции, когда и тротуар расширили, и лавочки поставили, какая-то она для меня неуютная. Другое дело - Невский проспект, идешь, как на празднике, особенно вечером: столько огней, столько красоты вокруг. Это у меня синдром провинциалки, да? Смешно, но представляю себя, по меньшей мере, Наташей Ростовой на первом балу, а проспект - нарядной бальной залой.
  
  - Бу! - слышу я вдруг и отскакиваю в испуге, рискуя врезаться в объемистую тетеньку, облаченную в шубу из неизвестного зоологам животного. Спасает от столкновения меня сильная мужская рука, только вместо того, чтобы вернуть, где взяли, меня фактически, заключают в объятия.
  
  Ну, точно, псих, правильно я специальность выбрала, с первого взгляда почти диагноз поставила. А ничего так псих, хорошенький! Такую морду и в рекламе можно снимать, жалко, тело не оценишь в зимней одежде, но высокий - точно. Пахнет... ну, что сказать, дорого пахнет, очень дорого.
  
  - Ручонки убери! Тебе что от меня надо? - не боюсь я, конечно, нисколько, но приятного мало, когда чужой мужик тебя лапает, пусть и такой ароматный красавчик.
  - Да я на помощь пришел.
  - Ух ты! И как же к тебе обращаться? Ты Чип или Дэйл?
  - Я - Артем, но можешь называть меня, как тебе больше нравится. - Господи, ну что за банальности, а где же полет фантазии, где творческий подход?
  - И чем ты можешь помочь? - это я так, отвлекаю клиента, думая, как бы улизнуть.
  - Ну, как же! Ты же поделилась со мной своим несчастьем, я не мог пройти мимо, - ну и ехидная же рожа!
  - Каким несчастьем? - и что он успел напридумывать?
  - Как каким? Это ужасно, в твоем возрасте оставаться девушкой! - нет, ну, нельзя же так откровенно ржать, я все таки, не твоя подружка, хотя откуда она у тебя, максимум девочки на одну ночь, ты же псих.
  - Не волнуйся, я пошутила, - а, черт, это надо же, только избавилась от неприятных прикосновений (да, да, неприятных, и нечего спорить), угораздило споткнуться. Я уже упоминала о редкой грации, достойной профессиональной балерины? И что вы думаете? Этот наглец тут же воспользовался случаем и, галантно так, подхватил меня под локоток. Думаешь, я самостоятельно перемещаться не в состоянии? Это ты не видел меня на гололеде, вот, где шоу!
  
  - Да ты не бойся, детка, - это он себе так соблазнительный шепот представляет? - Тебе обязательно понравится. Обещаю. Сегодня ты встретила свое личное счастье.
  
  Ага, ага! Конечно, счастье, что же еще. Наглость просто безграничная: опять остановил среди улицы, развернул лицом и опять обнимает, кажется, я уже обозначила свое отношение к столь тесному контакту!
  
  - Скорее, сегодня я встретила моего личного маньяка, - решила поделиться подозрениями.
  - Я похож на маньяка? - может, хватит мурлыкать, на кота ты точно не похож.
  - А на кого еще? Пальтишко, - слегка поддела лацкан явно недешевого пальто, - ботиночки, - мой собеседник уставился на свою обувку таким взглядом, будто впервые ее увидел, - часики, - приподняла рукав, чуть царапнув руку, - телефончик тысяч за двадцать, не меньше, - не видела, но можно предположить.
  - Что так мелко, хотя бы в два раза увеличь, - интересно, ехидная улыбочка когда-нибудь покидает его смазливое личико?
  - Что с таким богатством ты в метро делал? Не иначе очередную жертву присматривал?
  - Да, милая. И этой жертвой будешь ты, - уже прямо в ухо шепчет, задевая его губами, профессиональный пикапер, что ли? Только вот ножки не стоило расставлять. Я, конечно, противник применения грубой физической силы, но надо же от тебя избавиться, так что прости, красавчик.
  - Конечно, дорогой, только об этом я и мечтала, - уже я шепчу в его ухо, притянув голову рукой. Резко поднимаю ногу, которая предсказуемо встречается с его, хм... ну, как бы поприличнее выразиться... чреслами? Эх, как быстро ты меня забыл! Только что милой называл, и вот, пожалуйста, слышу не вполне приличные слова и все в мой адрес. Ну, да ладно, общение было приятным, но недолгим. И я рванула во двор, не все знают, что здесь есть выход на соседнюю улицу. Обычно, в темное время я этой дорогой не пользуюсь, но сегодня случай особый! Это же надо две пробежки за вечер!
  
  Останавливаюсь, только когда за мной захлопывается дверь подъезда, калитка двора показалась недостаточно надежной защитой. Внутри перевожу дыхание, не хочу дома объяснять, что заставило носиться по городу, как в попу шмелем укушенной.
  
  О, нет, только не это! Все же неудачный вечер, столько неприятностей сразу. Очередной скандал у бабули с тетей. Тяжело вздыхаю и раздеваюсь настолько медленно, насколько возможно, хоть немного отсрочу неизбежную участь. Может, кто-то на моем месте прошел бы в свою комнату и не стал вмешиваться, но это точно не я. Захожу, развожу по противоположным углам ринга (по разным комнатам, благо, их достаточно), наливаю бабуле успокоительное и укладываю спать, потом битый час обсуждаю с Ларисой, как тяжела ее жизнь, не столько обсуждаю, сколько слушаю или делаю вид, что слушаю, соглашаюсь и киваю. Когда тетка чуть спускает пар, кормлю ее и вернувшихся домой братьев ужином. Дядька на очередном дежурстве, прекрасно понимаю, почему он собирает ночные дежурства всего отделения, в больничке поспокойнее, чем дома.
  
  Пашка вызвался посуду мыть, значит, не светит мне сегодня учебник почитать, придется помогать ему с домашкой, не иначе. Нет, на сегодня легко отделалась, ему нужен доклад по психологии, и кто только придумал в выпускном классе вместо чего-нибудь полезного, учить психологию? Скидываю на его флэшку курсовую и говорю, чтобы сам выбрал главу на свой вкус. Только вздохнула облегченно, явился Андрюха. Тут быстро не избавиться - контрольная по английскому, объяснять надо. Пару раз поругались, потом помирились и, в одиннадцать я уже - выжатый лимон. Ничего не хочу, душ и спать, мне завтра к первой паре ехать.
  
  Глава 2
  
  Утренняя прогулка: 'Невский проспект' закрыт на вход именно тогда, когда я еду учиться, но я лучше пройду лишний квартал, чем пользоваться наземным транспортом. Нет, остановка близко и автобус прямой, но разве угадаешь, сколько его придется ждать? Стоять на утреннем холоде все это время? Лучше уж пробегусь, не так замерзну. Втискиваюсь в вагон, держаться не за что, а сохранять равновесие, как местные жители, не умею. Приходится схватиться за руку какого-то парня. Сначала смотрит удивленно, но, похоже, доволен увиденным - держит, почти не вырывается. Ничего так устроилась, и не пристает, милый мальчик. Через две станции отцепляюсь от теплой надежной руки и протискиваюсь к выходу, парень разочарованно смотрит вслед. Что думал, я теперь до конечной поеду, буду ждать, пока дозреешь? Извини, скромность уже давно не считается украшением, особенно для мужчины.
  
  По дороге к институту догоняю подругу. Алинка, как обычно, цветет и пахнет, отвалил же некоторым господь такие... такую грудь. Да и все остальное достойно восхищения. Особенно рядом с мелкой блошкой, как я, ни снизу, ни сверху нечем взгляду зацепиться, да и ростом не вышла. Типа той собачки, которая до старости - щенок. Хихикая, рассказываю, как ехала, приукрасив множеством колоритных деталей.
  - Эх, Милка, учить тебе и учить! Что, не могла пропустить пару, дала бы парню шанс.
  
  - Я - Милана, приятно познакомиться, - больше для острастки, чем на самом деле, обидевшись, сообщаю я.
  
  Алине дозволено то, что не спускаю никому другому. Да, такое у меня имя, так и не поняла до сих пор, нравится мне или нет. Особенно, когда некоторые особо одаренные сокращают его до коровьей клички, а другие, не менее талантливые, зовут то Миленой, то Милой. Многие вообще считают, что это проявление творческой фантазии моих родителей, ан нет. Имя древнее, просто редко встречается, не более того. Да и не родители придумали, я им уже с готовым именем досталась, что тот породистый щенок (опять сравнение с собакой в голову пришло, интересно, что бы сказал дедушка Фрейд по этому поводу), только порода моя неопределенная, и определению не подлежащая. И происхождение людей, которые произвели меня на свет никому, кроме них самих неизвестно.
  
  Ну, да, если кто еще не понял, мама с папой меня усыновили, и никогда у меня не возникало желания найти ту, которую называют 'биологической матерью'. А зачем? Она сделала свой выбор, спасибо за это, еще неизвестно, как сложилась бы моя жизнь, если бы не попала в эту семью. Любовь родителей я всегда воспринимала, как должное, в конце концов, они сами меня выбрали, но нежное отношение остальных родственников, включая довольно далеких, удивляет до сих пор. Кажется, я всегда была любимчиком в семье, впрочем, бабушка комментировала это народной мудростью: 'Ласковый теленок двух маток сосет'. Да, я всегда отвечала близким и друзьям взаимностью. Вообще, могу сказать, что людей я люблю и всегда нахожу в них массу хорошего. У меня никогда не было злобных соседок, вредных одноклассниц, предательниц-подружек и так далее. Ха! Опять перевела все на себя любимую и талантливую. Меня, на самом деле, окружают очень хорошие люди, посмотрите хотя бы на семью тети и бабушки. А то, что они иногда скандалят, так им реально тяжело вместе: две чрезвычайно сильные личности в одном доме - взрывоопасная смесь.
  
  - Ты же понимаешь, надо хвататься за любой шанс: на универ рассчитывать не приходится, в клуб тебя не затащишь, так хватай хоть на улице, если парень приятный попался, а то так и вернешься в свою провинцию.
  
  - Не такая уж у нас и провинция - летняя столица, как-никак.
  
  - Ага, у нас половина городов какая-нибудь столица, хоть столица преступного мира, но все равно, столица! Можешь себя этим утешать.
  
  - А парень, скорее всего провинциал. Да здесь процентов восемьдесят провинциалы. Так что, не надо поспешных выводов. А в клубы я хожу.
  
  - Угу, раз в полгода.
  
  - В какие полгода?! Совсем недавно были все вместе, до сих пор впечатления свежи, - да, погуляли тогда знатно, а то, что пришлось убегать от пьяных придурков - мелочи жизни.
  
  - Пора повторить. В субботу?
  
  - Не в эту, точно. Лариса меня на концерт позвала.
  
  - Только не это! Снова концерт классической музыки?! Туда только пенсионерки ходят!
  
  - Зато ты представить себе не можешь, насколько возвышенной я себя ощущаю. Просто, барышня из классического романа. И не только пенсионерки, иногда даже молодые люди в очочках и с неизлечимым заиканием. Такие милашки, ты себе представить не можешь! И мне нравится.
  
  - Ага, знаю я, что тебе там нравится - милашек рассматриваешь.
  
  Перепалку пришлось закончить, потому как препод не вовремя явился в аудиторию. Эх, опоздал бы еще на пять минут, можно было бы смыться.
  
  Четыре пары мне до сих пор кажутся тяжелой нагрузкой, а ведь должна была бы привыкнуть. А сегодня еще на работу. Нет, мне повезло, во-первых, нашла работу с удобным графиком, во-вторых, за нее, худо-бедно, но платят, в-третьих, совсем рядом с универом, прямо напротив метро. Поздно заканчиваю, но надо только сто метров пробежать, и ты уже почти домой едешь. А там совсем не страшно - самый центр, всегда людей много. Только, после четырех пар, еще пять рабочих часов - сложное испытание, вечером сразу падаю и засыпаю, сил на ужин уже нет. Хорошо, завтра только ко второй паре. А, да, я работаю в магазине, диски продаю, лицензионные, в отделе фильмов, так что, если хотите что-то спросить о новинках киноиндустрии - это ко мне. Но, по-любому, новую работу искать надо. Продажи все меньше, а я, между прочим, на процентах работаю, и хочется что-нибудь связанное с учебой. Так что мои резюме разосланы всюду, куда возможно. Конечно, приукрасила все, что могла, наврала, если совсем уж честно. Ну, а как еще, кто же меня без опыта и с неоконченным образованием возьмет.
  
  Дома появляюсь только в начале двенадцатого и, ни с кем не здороваясь, проскальзываю в 'свою' комнату. На самом деле, никакая она не моя, просто, сплю я в самой большом помещении, гордо именуемой 'гостиной'. А чем вам не гостиная, здесь даже рояль есть. Обычно здесь кипит бурная жизнь, и шансы на уединение у меня мизерные, но в дни, когда я работаю, к моему приходу 'апартаменты' полностью свободны от чьего-либо присутствия, и даже постель готова принять меня в свои объятья. Я уже говорила, что у меня не родственники, а ангелы? Душ на сегодня отменяется, ужин тоже, только сон и ничего больше, остальное завтра...
  
  Глава 3
  
  Бывали у вас дни, оглядываясь на которые, можно глубокомысленно заявить: 'этот день изменил мою жизнь'? Наверняка, бывали, только мы редко задумываемся по такому поводу. Вам не кажется, что мы вообще нечасто думаем? Ну, представьте себе картину: сидит человек в позе Роденовского 'Мыслителя', глаза в кучку, лоб в морщинах; видишь такого и выбор действий весьма ограничен: вызвать спец бригаду по транспортировке психов в казенный дом или пока своими силами справляться. Вот и получается: только тебе мысль какая в голову придет, и начнешь ты ее так и эдак крутить, тебе со всех сторон высокоинтеллектуальный вопрос: 'о чем думаешь?'. И что мы отвечаем? 'Ни о чем'? А со временем приучаемся к тому, чтобы ответ соответствовал реальности.
  
  Мне вот иногда удается поразмыслить, я с детства научилась этот процесс прикрывать книжечкой или взглядом, устремленным в экран телевизора. Так вот сегодня, похоже, поворотный день. Только не у меня. Это перемены глобального масштаба.
  
  Вместо большой перемены всех студентов и, кажется, большую часть преподавателей загнали в актовый зал. Надо признать, что рожицы у большинства, да и, честно говоря, у меня самой, были весьма недовольные. Ну, как же, студента законного обеда лишили. На сцену гордо прошагал ректор в сопровождении импозантного холеного мужичка лет так около сорока. Давно выступление ректора не вызывало такой фурор. А суть получасовой речи, сводилось к тому, что некая компания, занимающаяся неизвестно чем (с нами этой тайной не поделились), решила спонсировать университет на постоянной основе. Почему именно наш? А вот, кто их знает, кажется, к медицине их деятельность отношения не имеет. Думаете, студенты так обрадовались, когда узнали, что компания закупила наглядные пособия и литературу для библиотеки на сумму пятьсот тысяч рублей? Ха! Второе направление спонсорской помощи - поддержка талантливых студентов, вот что привлекло внимание и заставило возбужденно перешептываться. Наверное, обсуждали, как потратят дополнительные пять тысяч ежемесячно. Да, неплохая помощь, что уж говорить.
  
  - Ну, что, Милка, собирай документы! - сообщила Алина, когда собрание закончилось, а пара хоть и началась, но кто же слушать будет, тут поважнее тема для обсуждения.
  
  - Какие документы? - спросила, глядя на подругу, как на человека, умом не блещущего.
  
  - Как какие? Сказали же со всяких курсов, конференций, ты же одна из лучших и староста, кому еще помощь оказывать?
  
  - Алина! Неужели ты сохранила наивность, дожив до своего возраста? Хочешь, скажу, кто выиграет конкурс? Дочь ректора, племянник мэра, внучка главы администрации и еще парочка мажоров. Прости, не хотела тебя разочаровывать, но жизнь несправедлива.
  
  - Должны они хоть одного реального человека выбрать?!
  
  - Тогда у Вержуцкой есть шанс. Она у нас из деканата не вылазит и учится хорошо. Расслабься и получай удовольствие, наблюдая за боями в грязи. Я фигней страдать не собираюсь.
  
  - Фигней можешь не страдать, а документы чтобы к пятнице у меня были, - о, нет! Наша куратор, Аделина Валерьевна, дама приятная во всех отношения, но в гневе она страшна.
  
  - А, может, не надо? - все-таки спрашиваю я без всякой надежды.
  
  - Надо! - отрезала грозная дама и вернулась на законное место преподавателя в аудитории.
  
  Так пришлось мне тащить многочисленные копии всех своих дипломов, свидетельств и грамот. А чем еще заниматься в свободное от учебы и работы время? Вот я и посещаю почти все подряд курсы по психологии, если они мне, конечно, по карману. Правда, в основном весной и осенью, зимой стараюсь больше дома отсиживаться. Отдала я бумажки и думать о них забыла, а все почему? А потому, что пришел мой личный персональный ценно-пушной зверек. Я уже говорила, что несколько неуклюжа? Это я преувеличивала. Несколько неуклюжа я до того момента, как ляжет снег. На натоптанном снежку, да еще после того, как мороз ударит, я не неуклюжа, я... как бы это донести до людей, привыкших с малолетства к катанию на коньках, прогулкам по заснеженным улицам и легким пробежкам на шпильках по гололеду. Обрисую на конкретных примерах: сегодня я четыре раза поскользнулась, но еще ни разу не упала, вчера упала два раза, причем один непосредственно перед входом в родной подъезд. На первом курсе мне пришлось пропустить месяц - сидела дома в тоске со сломанной ногой, на втором 'обошлось' - сломала левую руку. Теперь жду, чем закончится эта зима. Поэтому сообщение Аделины о том, что в пятницу торжественное собрание и вручение грантов (а их обещали целых пять штук), застало врасплох.
  
  - Всем явиться в обязательном порядке! - гаркнула Аделина, убивая надежду смыться по-тихому, - И чтобы выглядели прилично!
  
  - А прилично, это как? - рискую спросить. - Вечернее платье покупать?
  
  - Нет, Сёмина, вечернее платье - лишнее. Строго, но со вкусом, никаких джинсов, маек и прочего!
  
  - В общем, белый верх, черный низ, - резюмировал Санек, единственный парень в нашей группе.
  
  Удрученно вздыхаю: придется по холоду в платье добираться, приличных брюк у меня нет, исключительно джинсы. Еще и туфли с собой тащить, а все ради чего? Ради того, чтобы покрасоваться перед представителем супер-пупер-мега-щедрой компании? Так он меня и не заметит. Эх, грусть-тоска!
  
  Подумала у дядьки больничный попросить на пару дней, но он, блин, в психушке какой-то работает, это уж на самый крайний случай. Ладно, бывает и хуже, потерплю.
  
  Что я там говорила? Бывает хуже? Ошибочка вышла, хуже некуда. Вообразите ситуёвину: собрались мы все такие деловые, но красивые в зале, сидим себе сплетничаем, никого не трогаем. Прекрасный случай поболтать со знакомыми не только из параллельных групп, но и с других курсов, а их у меня немало. Я легко схожусь с людьми и всегда знаю, о чем можно поболтать почти с любым. Ну, сегодня тему и искать не надо, всех одно интересует: кому грант пожалуют, даже ставки делать начали. Среди фаворитов, все, кого уже упоминала я.
  
  Через двадцать минут ожидания (время студента бесплатное, он и подождет - не переломится) является свет очей наших - любимый ректор. Как его зовут, никто не помнит, в последнее время, они меняются слишком часто, смысла запоминать никто не видит. Опять вещает вдохновенно, но сегодня не так долго и сообщает радостным голосом, что назовет везунчиков сам, ах, вы только вообразите (все мысленно визжат от восторга), генеральный директор компании 'Кактамее'. Я уже прочла несколько глав довольно увлекательной книжицы, которую откопала вчера, и отвлекаюсь от захватывающего чтива, только когда на самом деле слышу взволнованный массовый шепот, в основном женский и возбужденные вздохи... Со сцены лучезарно улыбается мой личный маньяк! Да, подзабыл что-то он меня, сколько времени прошло, а его нет, и нет. Я ж скучаю!
  
  На всякий случай, сползаю пониже в кресле, не хватало еще, чтобы он меня случайно углядел в толпе. Конечно, маловероятно, да и, надеюсь, он забыл мою невинную выходку и меня саму, но лучше перебдеть. Что ни говори, красавчик! Такой герой французского кино второй половины прошлого века: слегка беспорядочные волосы, навевающие мысль, что для создания этого беспорядка потрачено энное количество денег; узкие черные джинсы, черная водолазка, светлый полуспортивный пиджак; легкие грациозные движения и невообразимая улыбка за которую ее обладателю, наверняка, большая часть грехов мгновенно отпускается. Да, не зря наши красавицы чуть с мест не выпрыгивают, демонстрируя богатые бюсты.
  
  Так себе и представляю, что сейчас начнет медовым голоском сексуально вещать об успехах компании, заставляя наших барышень капать слюной на пол. Ан нет, оказывается, он нормально разговаривать умеет. Это хорошо, могли бы быть жертвы. Пощебетал, пощебетал, дошел до имен счастливчиков. Я сижу себе тихо, не высовываясь, слушаю охи-вздохи соседок. Первой назвали Вержуцкую, ну, а я что говорила? Вторым, к моему удивлению оказался очкастый паренек из профсоюза студентов, я его почти не знаю, поскольку в профсоюзе и любых других союзах не состою. Третья, опять таки, сюрприз: Сёмина Милана, ого, в нашем универе еще Милана имеется, вот это да! Тут меня начинает активно пихать в бок Алинка, возвращая мой мозг в реальность. Это же я! НЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО! Заберите свой грант себе на сигареты, я не пойду на сцену, я уехала на ПМЖ в Канаду, нет, на Венеру, нет, я умерла! Ага, щаз! Так Аделина и даст в войну в окопах отсидеться, судя по ее лицу, если я сейчас же не выползу сама, меня вынесут. Ааааа! Помоги мне, Господи!
  
  Сделав морду кирпичом, поднимаюсь на сцену, делая вид, что я - не я. Может, не узнает? Нет, ну а что, мало ли девушек на свете, так он меня и запомнил!
  
  - Поздравляю Вас, Милана! - сказано так, что я сразу понимаю, что узнана и наказание уже продумано в деталях. Вяло отмахиваюсь и, слабо выдавив: 'Спасибо', отхожу к остальным награжденным. Дальше думаю только о том, что делать, но, кажется, выхода нет. Не замечаю даже, кто последние двое награжденных.
  
  Только закончилась торжественная часть, я уже на пути домой, пусть остальные обсуждают радостную новость и пытаются склеить симпатичного спонсора.
  
  - Милка! Куда рванула? - меня догоняет Алина.
  
  - Надо бежать! - я хватаю подругу за руку и тяну в сторону метро. Кажется, ее испугал безумный блеск в моих глазах. - Я просила не называть меня шоколадкой!
  
  - Эй, ты чего такая бешеная? Не вижу признаков радости. Только не говори, что собираешься зажать праздник.
  
  - Какой праздник?! Выпьешь на моих поминках, - нервно оглядываюсь, чтобы проверить, нет ли за мной погони. Да, сильный у меня сдвиг.
  
  - Да что с тобой?!
  
  - Алина! Это он! Помнишь, я про маньяка рассказывала? - лихорадочно шепчу, как сумасшедшая.
  
  - Где ты своего маньяка взяла?
  
  - Это он гранты вручал!
  
  - Ох, ни фига себе! Где ты таких только откапываешь?
  
  - Я же говорила, в метро.
  
  - Что-то я в метро таких красавцев не встречала. Да что ему в метро делать?! Ты перепутала, точно!
  
  - Нет, не перепутала, я надеялась, что он меня не узнает, не тут-то было. Видела бы ты его лицо, он будто собирался меня живьем съесть. Наверное, я лишила его детородной функции.
  
  - Ой, не говори глупости. Ты просто ему понравилась.
  
  - Алина, кто из нас глупости говорит. Кто он, а кто я?
  
  - Он - мужчина, ты - девушка, остальное - твои комплексы. Теперь притормози и скажи, куда ты несешься? В самом деле пытаешься от него спрятаться?
  
  - Я на свободное посещение переведусь! - кстати, неплохая идея: отсижусь пару месяцев дома.
  
  - А ничего, что твое личное дело в канцелярии? А в нем твои телефоны, адрес и так далее.
  
  - Твою мать! И что мне делать?
  
  - Да ничего не делать! Не съест он тебя. Расслабься и получай удовольствие. А если что с тобой случится - я знаю, кто виноват.
  
  - Ну ты, блин, утешила. Спасибо большое! Впрочем, в одном ты права, сделать я ничего не могу, надо успокоиться. Правда, спасибо за поддержку, я все-таки домой поеду, попробую расслабиться и привести мысли в порядок, - да, уж! Успокойтесь, расслабьтесь, не переживайте; осталось только осуществить все это на практике.
  
  Все еще продолжая дергаться, побежала вниз по эскалатору, чего обычно себе не позволяю: ну, не умею я двигаться по тому, что движется подо мной (я повторяюсь, да?). Но сегодня гораздо сложнее стоять на одном месте, все внутри требует движения, будто я - механическая игрушка, которую только что завели. Необходимо движение, иначе, пружина внутри меня лопнет. Удается втиснуться в вагон: час пик, загруженная ветка, причем, я пользуюсь самой загруженной частью этой ветки, давно привыкла к давке. Хорошо, моя станция - самый центр города, выходит почти весь вагон и меня благополучно выносят, не нужно пробивать путь локтями. Кажется, напряжение чуть спАло. Выхожу на поверхность и вздыхаю с облегчением: морозный воздух охлаждает горячий лоб, и дрожу уже от холода, не от напряжения. Телефон! Наверное, что-то надо купить по дороге. Так, это плохо, очень плохо - номер не из списка, может не отвечать? Нет, лучше уж отвечу, я же не привыкла прятаться от проблем!
  
  - Да!
  
  - Здравствуй еще раз, моя маленькая жертва.
  
  Глава 4
  
  - Здравствуй еще раз, моя маленькая жертва, - именно тем тоном, какой я ожидала услышать со сцены, да так и не дождалась. - Куда же ты убежала?
  
  - Домой, - это единственное, что я в силах пикнуть, ощущая себя загипнотизированным кроликом перед удавом, и то, что удав где-то, надеюсь, далеко, этот эффект ничуть не уменьшает.
  
  - Ты поторопилась, детка, - с какой это радости он меня деткой решил обзывать? Вряд ли этот самовлюбленный болван старше меня более, чем на семь лет. - Мясо или рыба.
  
  - Мясо, - отвечаю, не задумываясь, - Это - психологический тест?
  
  - Нет, это заказ. Через пять минут жду тебя в 'Мансарде', - вот это перемена тона: так он, наверное, с подчиненными разговаривает, типа: 'только попробуй что-то вякнуть в ответ'. Только ты забыл, что я твоей подчиненной не являюсь, маньяк с признаками раздвоения личности!
  
  - Во-первых, я никуда не пойду, во-вторых, я понятия не имею, что такое мансарда, а в-третьих, с какой радости ты пытаешься мною управлять? - думаешь, если ты крутой директор 'Чего-то там' я так и побежала по твоему первому слову? Ага, щаз!
  
  - Пытаюсь? Я никогда не пытаюсь, я делаю. Во-первых, если ты не придешь, я сам приеду к тебе домой, во-вторых, 'Мансарда' - это ресторан, а в-третьих, ты будешь делать то, что я скажу. ВСЕ, что я скажу.
  
  Мама, я попала! Как я умудрилась так глупо вляпаться?! Что делать? Бежать домой? Только родных подставлю. Ясное дело, если этот придурок захочет забрать меня прямо из дома, он так и сделает и никакие знакомые Ларисы не помогут (о милиции, простите, полиции даже упоминать не надо).
  
  - Куда ехать? - спрашиваю обреченно.
  
  - Другое дело, мне нравятся хорошие девочки, - вот козел! Хорошие девочки тебе нравятся! - В Quattro Corti.
  
  - Это где?
  
  - Боже, Милана, ты сколько в этом городе живешь? Скажешь таксисту, он привезет, куда надо.
  
  - Боже, Артем... - передразниваю я, давая понять, что не могу вспомнить отчества.
  
  - Михайлович, - подсказывает с явной ехидцей.
  
  - Артем Михайлович! Начнем сначала. Во-первых, мы с Вами, очевидно, посещаем разные места, во-вторых, у меня нет денег на такси, так что, говорите адрес и ждите, через пару часов буду. Автобусы, знаете ли, нерегулярно ходят.
  
  - Ладно, хватит болтать, садись в такси, я тебя встречу внизу, ты где.
  
  - Дом книги.
  
  - Значит, я делаю заказ. И только попробуй опоздать.
  
  'И только попробуй опоздать!' - вот возьму, и попробую! Хотя, нет, лучше не буду нарываться, а то, один раз показала характер, теперь расхлебываю.
  
  Сажусь в первую попавшуюся машину, довольно потрепанную жизнью шестерку с таким же потрепанным водителем. Не специально выбирала, честно. Однако же, мужичок сразу понял, куда ехать и за пять минут обещал успеть. А, ну, конечно, тут ехать-то, если бы не нечищеный тротуар вдоль набережной, могла бы и прогуляться. За пять, не за пять, но минут за двадцать дошла бы.
  
  Стоит, красавчик! Мог бы и пальтишко накинуть, холодно, все-таки. О, Господи, мы еще и ручку даме при выходе из машины подаем! Какие мы галантные! Неужели это мы несколько минут назад разговаривали с дамой тоном, совершенно недопустимым для воспитанного молодого человека?! Ах, ну да, у нас же диагноз: раздвоение личности. Жду, пока расплатится с водителем, выслушиваю едкое замечание по поводу выбранного средства передвижения, не реагируя, поднимаемся в лифте на последний этаж. Лучащийся улыбкой дядечка в возрасте принимает мой видавший виды пуховик, ни единым знаком не выказывая свое к нему отношение, можно подумать, что здесь посетители через одного в пуховиках за три тысячи. Иду мыть руки: в этом городе у меня постоянное ощущение того, что они ужасно грязные, стоит только выйти на улицу. Я бы и умылась с огромным удовольствием, кто только придумал макияж!
  
  Проходим к столику у окна, впрочем, окна здесь повсюду, и это радует. Виден Исаакиевский собор, красота!
  
  - Нравится?
  
  - Да, неплохо. Люблю красивый вид из окна.
  
  - Кто же не любит?
  
  Пожимаю плечом:
  - А что ты видишь, когда раздвигаешь утром шторы?
  
  - Женский монастырь, - интересно, правда, или прикалывается?
  
  - На Карповке?
  
  - Да.
  
  - Красивое здание. А из нашего окошка только двор видать немножко, - безбожно переврала известный детский стих.
  
  - Должны же быть хоть какие-то плюсы от наличия денег. Надеюсь, ты голодна, - это принесли салат, а я надеюсь, что именно о нем и говорили. - Вкусно?
  
  - Очень. Что здесь? Клубника, персик...
  
  - Козий сыр, судя по меню, я не вдавался в подробности, вкусно, и ладно.
  
  - Ты без машины? - это нам наливают вино. Кстати, меня никто не спрашивал, а я алкоголь не употребляю, совсем. От пары рюмок крышу сносит, наверное, плохая наследственность.
  
  - А ты надеялась, что я тебя покатаю в моей машине.
  
  - Прости, я забыла, ты же на метро ездишь. Хобби или экономишь?
  
  - Стараюсь быть поближе к простому народу, - и так все это серьезно, прямо кандидат в депутаты участвует в прениях.
  
  - Надо было в 'Макдональдс' идти. А еще лучше - в подворотню, простой народ там собирается.
  
  - В следующий раз учту твои пожелания и приглашу в 'Макдональдс', ну или в подворотню, как ты больше любишь.
  
  - Следующий раз откуда? Я надеялась, что ты сексуальный маньяк, а ты, похоже, каннибал.
  
  - Это еще почему?
  
  - Откармливаешь...
  
  - Не волнуйся, тебя откармливать еще долго. Какая-то слишком маленькая у меня жертва, даже перед другими маньяками стыдно.
  
  - А вы, как в 'Гербалайфе' собрания проводите и делитесь достижениями?
  
  - Ну, да, что-то вроде клуба по интересам. Расскажешь о себе?
  
  - Зачем? И можно подумать, что ты чего-то не знаешь. Наверняка навел справки.
  
  - Обязательно. Только никакие справки не скажут, какая ты.
  
  - Я - хорошая. Не обижай меня, - говорю таким честным-честным тоном, а вдруг поможет, - Отпусти меня, старче, на волю...
  
  - Удар у тебя хороший, это точно, а вот все остальное - вопрос.
  
  - Не сомневайся, я помогаю бабушкам через дорогу переходить и собак бездомных кормлю, - кстати, истинная правда.
  
  - Ну, хорошо, пионер-тимуровец, расскажи, например, было ли у тебя желание разыскать своих родителей, - ты бы еще настольную лампу мне в лицо направил и форму надел!
  
  - Мои родители не терялись, - пожалуй, отвечаю слишком резко для светской беседы, да кто же в светской беседе подобные темы поднимает? Даже мои близкие друзья не решаются.
  
  - Ты же знаешь, о чем я говорю...
  
  - Мне неинтересна эта тема и у меня ни малейшего желания навязываться тем, кто не хочет общения со мной.
  
  - Разные бывают ситуации в жизни... - тоже мне, умник!
  
  - В какой ситуации ты бы бросил своего ребенка? - надо же как-то остановить это.
  
  - Не знаю. Всегда легко сказать что-то красивое и благородное, но не всегда знаешь, как поступишь на самом деле, - ну, и что смотреть на меня так, будто я тебе сейчас расскажу, где клад зарыт? Тоже мне, философ доморощенный!
  
  - А я знаю. Только в случае моей смерти это было бы возможно. И то, я бы всеми силами постаралась не умереть, зная о том, что оставляю своего ребенка в одиночестве. А моя так называемая мать не умерла. Все? - почему он постоянно нарывается на грубость, специально меня выводит или врожденный талант?
  
  - Ну, хорошо, не хочешь - не говори. Расскажи, почему выбрала эту профессию.
  
  - Мне интересны люди и их поступки. Например, сейчас мне интересно, почему ты решил спонсировать именно наш университет, - смотрю в упор, не отводя глаз и даже не мигая, но так и не вижу никакой реакции.
  
  - Я предположил, что ты студентка и что ехала именно с занятий, определил, где ты могла бы учиться и все.
  
  - Хочешь сказать, что искал меня? - что-то это тип пугает меня все больше.
  
  - Нет, это случайное совпадение, - лицо совершено серьезное, ржут только глаза. Представьте себе ржущие глаза - зрелище то еще, должна вам сообщить.
  
  - А если бы я ехала не с учебы и вовсе не студентка?
  - А ты думаешь, люди зарабатывают большие деньги только благодаря уму, наглости и отсутствию принципов? Без удачливости никак.
  
  - Зачем я тебе? - страшный вопрос. Может, ответ будет не такой уж страшный, как я ожидаю.
  
  - Еще не решил. Но, раз уж я потратил столько сил, времени и денег, найду какое-нибудь применение, - нет, ничего утешительного. - Как мясо?
  
  Мясо? Какое мясо? Решил пустить меня на фарш? А, мясо! Что-то я совсем торможу.
  
  - Вкусно. А это - артишоки?
  
  - Да.
  
  - И часто ты питаешься артишоками?
  
  - Время от времени, - опять ржет.
  
  - Да, богатые тоже плачут... Слушай, мне десерт полагается?
  
  - Сейчас. Я решил дать тебе возможность выбрать самостоятельно.
  
  Мгновенно материализовался официант, и я начала изучать меню. Да уж, простой 'Цезарь' за пятьсот рублей, по-моему, это - перебор.
  
  - Грушевый десерт с мороженым, - решаю, наконец.
  
  - Надеюсь, при выборе ты не на цену ориентировалась?
  
  - Конечно, самый дорогой выбирала.
  
  - Врешь ты все. Я здесь часто бываю и знаю меню.
  
  - Мне просто показалось, что это должно быть вкусно. Надеюсь, я права.
  
  - Ты не пьешь?
  
  - Я не пью.
  
  - Совсем?
  
  - Воду, сок, чай - ежедневно, по несколько раз.
  
  - Алкоголь?
  
  - Нет.
  
  - Потому что ты меня боишься?
  
  - Нет.
  
  - Вот поэтому ты так немногословна. Что нет?
  
  - Возможно. Да, я тебя боюсь, нет, я не пью не поэтому. Я никогда не употребляю алкоголь, даже в лекарствах.
  
  - Почему?
  
  - Потом веду себя неадекватно.
  
  - Что значит неадекватно?
  
  - Видел фильм старый 'Свидание вслепую'? Примерно, то же, но с русским размахом, - теперь уже весь ржет. А ему идет улыбка, просто невероятно. Только, настоящая, как сейчас, не от того, что он кого-то хочет очаровать, а потому, что ему смешно. Невероятно красивый получается человек, совершенно непохожий на циничного дельца. - Уже поздно, меня ждут дома.
  
  - Кто сказал, что сегодня ты окажешься дома? - вздох поглубже и тоску вселенскую во взгляде - вдруг проникнется и сжалится. Телефон. Мой.
  
  - Извини, я могу ответить?
  
  - Можешь, - изрекает милостиво, делая вальяжный взмах рукой, ни дать, ни взять римский император.
  
  Это Пашка:
  - Милана, у нас тут небольшие проблемы, ты поосторожнее, когда будешь заходить.
  
  - Паш, какие проблемы? Изъясняйся яснее.
  
  - Да, бабушке совсем плохо стало, взяла топор входную дверь рубит.
  
  - ЧТО?! А вы где?
  
  - Не волнуйся, мы забаррикадировались, главное - ты аккуратно. Папа должен приехать, он разберется.
  
  Кошмар! Да, что с ней такое, утром же была совершенно нормальная! Прихожу в себя от того, что меня ощутимо встряхивают, взяв за плечи.
  
  - Милана, что случилось?! - железные руки, железный взгляд, отдающий металлом голос.
  
  - Все в порядке, мне надо домой, - оказывается, мы уже в лифте, а я и не заметила, как проделала половину пути к выходу.
  
  - Надень куртку, - таким голосом строгие папы с непослушными детьми разговаривают. Надевает сам на меня шедевр китайской промышленности и, схватив за руку, направляет к машине. Все равно, лишь бы быстро: там мальчишки одни, а в коридоре Кузя. Бедная собака заикаться начнет, она и так нервная. Всю дорогу он пытается что-то выпытать, только мотаю головой, не хватало еще, чтобы кто-то знал о моих проблемах, тем более, таких.
  
  - Спасибодосвидания, - бормочу скороговоркой, почти на ходу выскакивая из машины. Ключи раскопала еще сидя в машине, так что калитку во двор открываю, почти не замедлив бег. То же с дверью в подъезд. Перед дверью в квартиру приходится притормозить, замок у нас - гроза грабителям, своим ключом не открыть, не то, что отмычкой. За дверью тихо, будто ничего и не было. Может, пошутили? Не пошутили, понимаю, готовясь встретить головой обух топора, пытаюсь отклониться, подставляя плечо. И... ничего не происходит, только раздается разъяренный рык, будто дикое животное пытается отстоять свою добычу.
  
  - Быстро успокоительное! - слышу властный окрик... Артема? О, нет!
  
  Забегаю в комнату Ларисы, нахожу ампулу в аптечке, одним движением ее ломаю, хотя обычно мучаюсь с ними подолгу, набираю лекарство в шприц и возвращаюсь в коридор. Он уже едва удерживает бабулю, дядька рассказывал, что его пациенты невероятно сильные во время приступов. Втыкаю шприц, куда ближе, ввожу лекарство. Хороший препарат или прошел приступ, но бабушка как-то сразу перестает биться в гневе. Открываю дверь в ее комнату, снимаю покрывало, и Артем укладывает ее в кровать, нежно так, еще и по руке поглаживает, никакой злости или брезгливости. Хороший актер! Пристраиваюсь на край кровати, глажу по щеке, ее дыхание из хриплого и рваного становится спокойным, шепчу какие-то нежные слова пока бабуля не засыпает и, отвлекаясь от нее сталкиваюсь с очень странным взглядом. Он здесь что психологические эксперименты проводит? Эй, ты попутал, психолог - я. Такое впечатление, что я - объект опыта и судя по удовлетворенному лицу экспериментатора, опыта удачного.
  
  - Спасибо за помощь! - надеюсь, ты понял, что это намек на то, что пора уходить?
  
  - Пожалуйста, - пожимает плечом так, будто каждый день бабулек с топорами обезвреживает, - Но, кажется, теперь помощь нужна мне. - О, нет! Ну что тебе еще надо?! - Чашка чая меня спасет и вернет к жизни.
  
  Мне остается только обреченно вздыхать - не выгонишь же человека, который тебе только что буквально жизнь спас. Веду в кухню, по пути высвобождая из заточения братьев. Знакомлю их с гостем.
  
  - Паш, позвони, скажи папе, чтобы не приезжал, я укол сделала, утром разберется, - брат кивает и пытается проследовать за нами на кухню, но я аккуратно прикрываю дверь перед его любопытным носом. Завариваю зеленый чай, добавляя мяту - просил успокоительное, мне не жалко.
  
  - Приворотное зелье готовишь? - в голосе, конечно, издевка, только почему-то у меня возникает ощущение, что он и в самом деле не исключает подобного варианта.
  
  - В следующий раз, - это единственное, что приходит в мою распухшую, заполненную мыслями о бабушке, голову. Ставлю перед ним чашку, сахарницу, нарезанный лимон на блюдце, молча, сажусь напротив, прикрывая лицо руками. Себе чай не наливаю, просто не могу представить, что могла бы проглотить что-то, даже воду.
  
  - Часто у вас такое бывает? - совершенно равнодушный тон.
  
  - Нет, это - в первый раз, - такое правда впервые, но разные неприятные мелочи, говорящие о том, что это может произойти, случались и раньше.
  
  - Надо что-то делать, - похоже, мне уже поставлен диагноз: таким тоном говорят только с буйными пациентами.
  
  - Я знаю, - знаю и не собираюсь ни с кем обсуждать. Срочно сменить тему! - Ты не вписываешься в интерьер.
  
  - Прости?
  
  - В нашей кухне ты - как марсианин в Сибири. На сцене ты выглядел вполне органично, в ресторане - тоже, а здесь...
  
  - Тебе виднее. Хотя именно здесь я чувствую себя на своем месте. Странно, да?
  
  - Более чем. Тебе, наверное, пора?
  
  - Так не терпится от меня избавиться?
  
  - Лариса не любит гостей в своем доме.
  
  - Лариса - твоя тетя?
  
  Киваю, у меня почти не осталось сил на разговоры. К тому же, начинает мутить - моя обычная и от этого не менее неприятная реакция на стресс.
  
  - Хорошо, я пойду, это - моя визитка, ты можешь воспользоваться в любой момент.
  
  - Да? - пытаюсь вложить в короткое слово уверенность, что не позвоню ни при каких обстоятельствах.
  
  - Обязательно звони, если понадобится помощь, - очень убедительно.
  
  Выхожу за ним в подъезд.
  
  - Я найду дорогу. Ни к чему мерзнуть.
  
  - Ты не откроешь калитку, у нас кнопка так спрятана, днем не найдешь, а в темноте, тем более.
  
  Только делаю шаг из-под крыши подъезда, чувствую невесомость и понимаю, что сейчас мое мягкое место встретится с твердым асфальтом. Опять спасает Артем, ну и реакция у него.
  
  - Спасибо. Ты уже второй раз за один вечер спас мою жизнь.
  
  - Ты у меня в рабстве пока не ответишь тем же. Ты всегда такая невезучая?
  
  - Только после встречи с тобой. Видишь? - указываю на кнопку, спрятанную за выступом стены.
  
  - Пожалуй, ты была права, спасибо, что проводила, пошли, доведу до подъезда, а то я уже сомневаюсь, что ты живой доберешься.
  
  - Ты еще не представляешь, какие опасности ожидают меня в квартире: спички, розетки, ножи, скользкий пол. Еще раз спасибо за все, включая ужин.
  
  - Пожалуйста, - резкий рывок за руку. Больно! В довершение всем сегодняшним несчастьям у меня еще и вывих плеча? Только в следующий момент я забываю и о несчастьях, и о боли. Он меня поцеловал? Нет, не так. Он меня поцеловал!!! Не может быть! Понравилось ли мне? Не знаю даже, как передать свои ощущения. То, что ТАК меня никто никогда не целовал, могу сказать с полной уверенностью. Это было как взрыв, как мощный электрический разряд и, если кто-то скажет, что это - приятно, я готова поспорить. Хотела бы я повторить? Да, да, да, и еще много раз да! Делаю непроницаемое лицо, вроде ничего и не было. А что было? Ой, а я ничего и не заметила! Артем только усмехается, типа он понимает все и даже больше, и, резко развернувшись, уходит, не оглядываясь.
  Глава 5
  Вот скажите, какой черт меня дернул вместо любимого метро пойти на автобусную остановку?! Мало того, что простояла на холоде, в надежде не отморозить хоть что-нибудь, потому что ветер пробирался под одежду и ощущение, примерно, как выйти зимой на улицу голой; мало, что бензином воняет от этого автобуса так, что меня того и гляди стошнит, еще и водитель-наркоман! И не подумайте, что я поставила диагноз по взгляду, дрожащим рукам, или еще каким второстепенным признакам. Кстати, у нас дома в соседней квартире бабуля живет со сказочным именем Оня (а я еще на свое жалуюсь, назвала бы меня моя так называемая мамаша Оней, вот была бы песня!), так она определяет наркомана сразу на расстоянии: если на корточках сидит, значит, точно, один из них. Я всех своих знакомых на всякий случай просила в моем дворе на корточки не садиться.
  
  Водитель автобуса, в котором, между прочим, и дети тоже едут, жует какую-то дрянь, потом сплевывает в специальную баночку черные слюни, потом бросает в рот новую порцию и снова жует. И так всю дорогу! А меня угораздило пробраться на переднее сидение, которое расположено не как обычно, а лицом к водителю, и на всю эту красоту любоваться, надеясь, что он не ужуется в полный неадекват. Надо признать, что если о манере вождения хорошего сказать нечего, то деньги он пока собирает весьма исправно. И пусть сколько угодно доказывают, что насвай не наркотик, что его воздействие примерно как у сигарет, что-то я мало в это верю.
  
  Слава Богу! Удалось выйти живой из этой колесницы смерти!
  
  - Настя! - ору так, что слышно, наверное, за несколько кварталов. Вот, что за человек: две недели в больнице лежала под карантином со своим дурацким аппендицитом, так что можно было только СМСками общаться, и даже не сообщила, что придет сегодня. Заключаю подругу в удушающие объятия, подпрыгивая от радости. - Наконец-то! Как ты?
  
  - Думала, небольшой шанс на выживание оставался, пока с тобой не встретилась, - уж до чего Наська тихая, спокойная, но и она наш ненавязчивый юмор переняла.
  
  Многие удивляются, как мы трое умудряемся сосуществовать, и думают, что если с Алинкой мы два сапога пара, то Настя в нашу компанию никак не вписывается. Мы двое безбашенные, бешеные, как говорит мой папа: 'жизнь бьет ключом и все по темечку'. А Настя, вся такая тургеневская барышня: охи, вздохи, слезы в подушку. Тихая, образец скромности, мягкая, спокойная. Все время ловлю себя на мысли, что когда среди идиотов, упускающих такую девушку найдется хоть один нормальный, он будет редким счастливчиком, потому что такая, как моя подруга сможет сделать счастливым любого. Она добрая, во всех наших конфликтах служит миротворцем, очень-очень миленькая, можно даже сказать, красивая, и при всем этом еще и умная: клад, а не человек. Если бы не Настя, не сложилась бы наша дружба и с Алинкой, слишком уж мы с ней похожи. Настя, как клей, соединяет нас троих и, пусть этого не видят посторонние, является центром в нашей дружбе. Я ужасно без нее скучала!
  
  А как мы смотримся втроем! Закачаешься! Убойная сила! Если мы появляемся на какой-нибудь вечеринке вместе во всей красе - не устоит никто. Алина - высокая, фигуристая блондинка с правильными чертами лица и светло-карими, цвета разбавленного чая, глазами. Ее вполне можно назвать настоящей красавицей, особенно когда она включает 'милашку' и выражение 'не подходи, опасно для жизни' исчезает с ее лица. Про грудь повторяться не стану, зависть никого не украшает.
  
  Настя - довольно высокая хрупкая брюнетка, волосы прямые и блестящие, глаза - ярко голубые. Больше всего мне нравится это сочетание черных волос и светлых глаз. А еще на лице этой девушки прямо таки написано: 'я - хороший человек', к сожалению этим пользуются слишком многие. А я... то, что я карапуз, уже говорила, но это не единственная моя отличительная черта. Меня невозможно не заметить и совсем не из-за неземной красы. Внешность моя более чем обычная. Была бы обычная, если бы не ярко-рыжие волосы. Пыталась краситься, но все остальные цвета мне ужасно не идут. Меня, конечно, уговаривают все кому не лень, убеждая, что у меня волшебной красоты волосы и не рыжие, а цвета потемневшей меди, только я в зеркало смотрюсь иногда и, поверьте, ничего утешительного там не вижу. В сочетании с ярко зелеными глазами, картина получается такая, что когда мне говорят, что меня слишком много, я думаю, что это и о моей внешности тоже. А бабушки частенько крестятся, видя меня и шепчут: "Ведьма!".
  
  Одеваюсь я почти всегда в черное, и не потому, что привыкла, хотя в наших южных широтах это самый популярный цвет. И плевать, что жарко. Женщины Кавказа, особенно в возрасте, носят траур большую часть своей жизни: то двоюродный дедушка умер, то семиюродная тетушка, и каждый раз траур и далеко не по месяцу. Отсюда мода на черный цвет и распространяется. А мне приходится его носить, у меня своей природной цветовой гаммы с избытком, могу только по особо важным дням голубой или изумрудный взять для разнообразия, остальное - полностью противопоказано!
  
  Была бы наша троица грозой всех девушек, посещающих увеселительные заведения города, если мы приходим, все мужское внимание к нам приковано. Жаль Наська не любит шумные компании, и чтобы вытащить ее в 'свет', нужна сила еще большая, чем для вытаскивания меня. Хорошо, у Алинки этой силы сверх меры, а то бы зачахли мы в мрачных питерских квартирах.
  
  В подробностях сообщаю все институтские сплетни за две недели, негоже девушке в обществе появляться неосведомленной, уложившись как раз к началу первой пары. Наша любимая подруга-блондинка, как всегда, опаздывает. Примчавшись на десять минут позже положенного, Алина, пользуясь цветом своих волос и стереотипами, убалтывает препода, недавно вступившего на полный опасностей путь молодого мужчины-педагога в наполненном женщинами учебном заведении. Справившись с задачей, она подсаживается к нам и тут уж, простите, не до пары. Нам есть что обсудить, помимо экономики. Да и зачем экономика психологу?
  
  К концу пары приходим к выводу, что нам просто необходимо сходить клуб, чтобы отметить двойной праздник: мою дополнительную стипендию (а я не собираюсь рассказывать, что с ней сделаю в самое ближайшее время даже подругам) и возвращение Насти в строй. Я все надеюсь, что брюнетка познакомится с кем-то стОящим, и только поэтому принимаю идею на ура. Интересно, ходят 'стоящие' по клубам? Лично я пока не встречала.
  
  Всю перемену Алина посвящает рассказу о моем маньяке, поминутно вставляя фразы 'если бы ты видела, какой красавчик' и 'он, просто, офигенный'. Настя под впечатлением, и чтобы умерить их пыл, я рассказываю, как прошел, а главное, чем закончился наш совместный с Артемом вечер. О том, что он меня поцеловал, решаю умолчать, у подружек и так энтузиазм избыточный по поводу этой истории.
  
  - Так что, можете расслабиться, я сдала выпускной экзамен на курсах 'Как избавиться от парня за один вечер'. Ни один нормальный человек не станет связываться с девушкой, у которой мало, что с головой проблемы, а это я доказала в первые пять минут знакомства, так еще и семейка похлеще, чем Адамс. Тем более, человеку такого уровня я и без проблем не нужна. Впрочем, он мне тоже. Никаких больше мажоров! Только парень, равный мне, который не будет говорить, что вытащил меня из грязи, - сообщаю подругам, стараясь закрыть тему раз и навсегда.
  
  - А с бабушкой что? Ее же лечить надо? - Настя, как обычно, полна сострадания к людям и умудряется поднять самый больной для меня вопрос.
  
  - Надо. Только Лариса считает, что она притворяется в надежде привлечь внимание, а уж если ей пришло что-то в голову, переубедить невозможно. Буду ждать следующего раза, когда не будет Артема, и топор встретится с чьей-нибудь головой.
  
  На большой перемене отправляю подруг в ближайший кафетерий за чаем и сочником, а сама иду к декану. Пришлось наплести что-то о документах, которые я должна подписать.
  
  - Здравствуйте, Николай Егорович! - если имя-отчество у нашего декана самые обычные, то фамилия, просто потрясающая. С такой фамилией никакое прозвище не нужно. Он у нас Пупок. Николай Егорович Пупок. Улет, да? И внешность полностью соответствует: маленький, круглый, розовый и лысенький. Я его обожаю! Вообще, мужик он классный.
  
  - Здравствуй, Сёмина! А день так хорошо начинался! Что опять натворила? - ну, что за грязные намеки! Разбила я однажды окно в кабинете ректора, так не специально же. И предупредила физкультурника сразу, что метаю мяч далеко и сильно, но с прицелом проблемы. Кстати в школе меня так и записали в отъявленные хулиганы: мой мяч всегда летит в окно, хотя бросаю я его в противоположную сторону. Развалилось подо мной несколько стульев и один стол, но это не потому, что я много вешу, и не потому, что всю пару гайки вывинчивала, просто мебель иногда надо менять, а наша с времен открытия университета стоит.
  
  Есть у меня небольшие недостатки, только зачем же на них акцентировать? Если бы не Сёмина, вся общественная жизнь в универе остановилась бы. Я здесь главный по фигне: нарисовать стенгазету, подготовить выступающего на конкурс чтецов, провести, организовать праздник - все ко мне. Не потому, что мои таланты многогранны и разносторонни, а потому, что я знаю, кого можно привлечь к очередному делу, и как его уговорить.
  
  - Ничего я не творила. Я по поводу благотворительной стипендии, - говорю ему, стараясь передать взглядом всю бурю негодования.
  
  - А что стипендия, пока ее оформят, пара месяцев пройдет, не меньше, так что, жди.
  
  - Я ее хочу отдать Соколову.
  
  - Как отдать? Ну, отдай, а я что?
  
  - Я хочу, чтобы ее платили не мне, а ему и чтобы он не знал, что по моей просьбе.
  
  - Зачем?
  
  - Он же терпеть не может, когда ему, как инвалиду, поблажки делают. Скажете, что перепутали или еще что-нибудь.
  
  - Вот скажи честно, Семина, зачем тебе это надо? - не мигая, уставился на меня декан.
  
  - Мне эти деньги приятны, но не необходимы. А для него это вопрос выживания. К тому же, это не моя честно заработанная зарплата, а чистая случайность. Жила без них и еще проживу.
  
  - Что, Семина, делай добро и бросай его в воду? - ну, вот, видимо я слишком часто это повторяю, если уже и декан издевается.
  - Именно так.
  
  - Ладно, иди, говорил же, что от тебя вечно проблемы, - еще поворчал Николай Егорович напоследок.
  
  Фух! Самое сложное - позади, можно продолжать наслаждаться жизнью. Мой обед на вынос еще успевает упасть в желудок до того, как начнется очередная пара. Теперь совсем хорошо, мир прекрасен и удивителен, люди добрые и милые. А нет, не все милые, к третьей паре решила нарисоваться наша местная идеальная девушка. Королёва - прекрасна со всех сторон: красотой почти может сравниться с Алиной, умом со мной, а денег у ее папаши совсем немногим меньше, чем у Настиного. Да, точно, как всегда, я забыла, что отец подруги - владелец одного крупного банка, не похожа она на золотую молодежь, совсем не похожа. Другое дело - Королева, сразу видно, что родилась с золотой ложкой во рту. Быть бы ей звездой, если бы наша троица не объединилась. Перед такой компанией весь ее блеск меркнет. Бедная Нюрка мечется. Это я так одна нашу Королёву-королеву называю, остальные Анечкой кличут. Она у нас звездит на эстраде, раз уж в жизни не вышло. Папа у Анечки - музыкальный продюсер и, похоже, все деньги, что на талантливых детях провинции делает в свою дочуру вбухивает. Только не очень помогает, даже выступая с институтской самодеятельностью она только смех и жалость вызывает: слухом Господь обделил. А так, нормальная девка могла бы быть, если бы лекарство от стервозности изобрели и ее пролечили.
  
  - Здравствуй, Миланочка! - поет наша королева помоек сладким голоском. С нами она обычно в перепалки не вступает, знает, что проиграет. - Говорят, ты обрела целое состояние... не забудешь отметить?
  
  - Здравствуй, Нюрочка! Если бы ты каждые пять тысяч отмечала, которые тебе от папеньки перепадают, мы бы все спились, - группа отвечает слаженным ржанием: все знают о патологической жадности Королёвой.
  
  Наша красавица фыркает и пытается добавить что-то еще, надеясь, что за ней хоть раз останется последнее слово, но входит преподаватель и нам приходится разойтись по углам ринга, вернее, аудитории.
  
  К концу пар количество собирающихся в клуб возрастает с трех до почти пятидесяти - это у Алины иногда просыпается стремление к массовым мероприятиям. Что-то сегодня будет! Держитесь, парни, вас ждет встреча с толпой неугомонных медичек!
  
  Глава 6
  Что-то не получается у меня сегодня расслабиться и получить удовольствие. И зачем Алинка созвала всю эту толпу? Запарили, честное слово! Достали уже подкалывать по поводу этой гребанной стипендии! Представляю, что было бы, если бы наши узнали о моем знакомстве с щедрым благотворителем! Хотя... надеюсь знакомство закончилось, так и не начавшись. Зря только он меня целовал, обидно, блин, терять парня, который целуется ТАК! Вот же меня переклинило! Нельзя все-таки так долго одной быть, права блондинка. Надо найти кого-нибудь для регулярных поцелуев! А может моя судьба и счастье поблизости, я только пока не заметила. Надо поискать потщательнее.
  
  - Девчонки, я пойду, возьму воды, вам что-то нужно? - никто не обращает особого внимания на мое предложение - значит им и так неплохо. А у меня от этих сладких коктейлей жажда, как у пересекшего пустыню. Заодно со Степашкой пообщаюсь: с местным барменом мы друзья навеки и он регулярно балует меня безалкогольными коктейлями. - Привет, мечта всех девушек! - чмокаю в щеку властелина шейкеров. Со Степкой мы - 'идеальная пара', он не менее рыжий, чем я. Исходя из этого, многие считают, что мы очень похожи и думают, что состоим в ближайшем родстве. Так что периодически ко мне пристают с просьбой познакомить с этим завоевателем женских сердец. Только вот бармен давно и безнадежно женат. И как только он умудрился жениться сразу после окончания школы?
  
  - Воды? - уже знает, что мне обязательно потребуется. - За деньги или бесплатно?
  
  - Конечно, бесплатно, я же бедная студентка!
  
  - Сколько тебя учить? Найди кого-нибудь, кто заплатит и за воду, и за коктейли, за все остальное, уж у тебя с этим проблем не должно быть.
  
  - Это такой тонкий намек на мою неотразимость?
  
  - Ага, - Степа наливает мне воды из фильтра. Он не признает бутилированную жидкость.
  
  - Спасибо за лесть!
  
  - Это - не лесть, это - комплимент.
  
  - Будем считать, что я поверила, и спасибо за комплимент.
  
  - Ты Пашкина сестра? - я оборачиваюсь на голос с намерением возмутиться тем, что меня оторвали от приятной беседы, но слова застряли в горле. Передо мной - невероятный красавчик! Может, кто-то со мной и не согласится, но я даже в полумраке клуба сразу замечаю то сочетание светлых лучистых глаз и темных волос, которое так нравится мне в Насте. А открытая, чистая улыбка просто уносит меня в неизвестные дали. Это ж надо, чтобы мне так везло на мужиков с внешностью модели! - Я на его концерте тебя видел.
  
  - Почему я тебя не видела?
  
  - Может, забыла?
  
  - Хм... тебя забыла? Сомнительно...
  
  - Не знал, что я такой незабываемый.
  
  - Не обольщайся, просто ты в моем вкусе, - ну, не умею я кокетничать, опускать глазки, мило улыбаться и так далее, и частенько не могу сдержаться и не сказать то, что нормальные люди скрывают. Обычно парни пугаются. Но этот не из робких: только поржал.
  
  - А ты - в моем, может, сразу поедем ко мне не теряя времени? - вот, блин, они все думают только об одном, или мой неуправляемый язык навел его на вывод о моей очень легкой доступности? Показываю ему средний палец и, встав с барного стула (ну как встав, с моим ростом я с него спрыгиваю) и, махнув ехидно улыбающемуся Степке, направляюсь к подругам. - Подожди, извини, не хотел обидеть. Меня Роман зовут, - протянул он руку, с очередной обворожительной улыбкой.
  
  - Девушке руки не подают, - поворчала я, но на рукопожатие ответила, слегка дотрагиваясь до его руки. Ладонь сухая, гладкая, твердая и очень теплая.
  
  - Очень захотелось тебя коснуться, - беззастенчиво отвечает новый знакомый, неотрывно глядя мне в глаза. Мое возмущение так и остается невысказанным, когда я чувствую, как его большой палец гладит мое запястье. Резко вырываю руку, уже понимая, что была бы не против того, чтобы он касался не только моих рук. Вот это меня понесло! В голове быстро сменяют друг друга картинки далеко не детского содержания. Срочно бежать на свежий воздух, мне необходимо охладиться! Но я не успеваю обрести свободу. - Тебе что-нибудь взять?
  
  - Н-нет, спасибо, - если еще и выпью, последствия лучше даже не представлять. - Я не пью.
  
  - Совсем-совсем? Сок пьешь?
  
  - Буду, - невпопад соглашаюсь я, понимая, что холодный сок подействует не хуже свежего воздуха.
  
  - Ты здесь одна?
  
  - Я лучше не буду тебе говорить, сколько нас, это пугающее количество, поверь.
  
  - Ты с парнем?
  
  - Нет, у нас что-то вроде девичника. Но, не пугайся, мужской стриптиз мы не заказывали.
  
  - Мне повезло! - как же здорово, когда он улыбается, и смех у Ромы очень приятный. - Ты чем занимаешься?
  
  - В меде на психологии учусь. А ты?
  
  - В меде есть психология?
  
  - Клиническая, она раньше называлась медицинской, так что самое место.
  
  - И что это означает? Психов изучаешь?
  
  - И их тоже. На самом деле, много всего, например, работа с больными раком, психотерапия, да почти все.
  
  - А я в Академии Театрально Искусства на продюсерском.
  
  - И что, продюсером будешь? Я думала, этому и учиться не надо, были бы деньги.
  
  - Учиться всему надо, а деньги - дело наживное. Я сейчас оператором работаю.
  
  - Круто! Что снимаешь?
  
  - Все, лишь бы платили. Свадьбы, корпоративы, рекламу.
  
  - Фильмы?
  
  - Конечно! 'Аватар' смотрела? Моя работа, - на полном серьезе заявляет он.
  
  - Да ты крут, автограф дашь? - он мгновенно подхватывает салфетку, пишет номер телефона и расписывается под ним. Смотрю скептически: неужели думает, что стану ему звонить? Хотя... может и стану. Кто ж меня знает? Я -точно не знаю. - А серьезно?
  
  - А серьезно, помогаю друзьям время от времени. Андеграунд всякий, иногда фильмы небольшие или ролики, им дают задание в академии.
  
  - Дашь посмотреть? Андеграунд ваш, - вдохновляюсь я: люблю смотреть непонятные фильмы.
  
  - Зачем он тебе? Там мрак, смерть, кровь и всякая подобная херня. Тебе это не подходит.
  
  - А что мне подходит? - ненавижу, когда за меня решают, что мне нужно, а что нет.
  
  - Ты такая светлая, радостная, солнечная, тебе мультики смотреть надо.
  
  - Хочешь сказать, что мое умственное развитие на уровне детского сада? - на самом деле, мультфильмы я обожаю, даже смешариков. Может, и правда, мой мозг отстает от всего остального организма?
  
  - Ничего пока не могу сказать... тест IQ проходила?
  
  Хочу сказать все, что думаю и о тесте, и о его поведении, но на счастье Ромы появляются Алина с Настей.
  
  - Ты куда пропала, пошли танцевать! - блондинка сразу хватает меня за руку и утаскивает от бара, не давая сказать ни слова. Как тут личное счастье устроить с такой подругой?! Еще и соответствующий уровень IQ теперь для личного счастья необходим, хоть пойди и удавись! И потанцевать, все равно, не успела: только я попыталась проникнуться музыкой, как в кармане завибрировал телефон. Ну, да! Не стала я сегодня наряжаться, пришла в джинсах и обтягивающей майке, не знала же я, что такого парня встречу!
  
  - Сестра! - заорал Пашка, делаю ударение на первый слог, - срочно домой, мама едет!
  
  Сделав подругам ручкой, выбегаю из клуба, одеваясь на ходу, ловлю такси и молюсь, чтобы успеть домой раньше Ларисы. Не любит она, когда мы по ночам шляемся, и нам гораздо проще согласиться, чем отстаивать права. Так что веселимся мы с братьями по очереди и только, когда тетка дежурит. Но случаются обломы, как сегодня, и она неожиданно возвращается. Слава Богу, я на все сто уверена, что ни один из членов семьи не заложит, главное приехать вовремя.
  
  Врываюсь в квартиру и, под Андрюхин смех и бурный восторг Кузи, норовящей допрыгнуть до моего лица и запечатлеть на нем страстный поцелуй, скидываю куртку и вешаю в шкаф. То, что куртка холодная, а сапожки влажные, меня ничуть не заботит: Лариса в жизни не обратит внимания на подобные мелочи.
  
  Переодеваюсь в домашнюю одежду и располагаюсь перед телевизором по скептические взгляды всех членов семьи. До возвращения тетки успеваю спросить Пашу о Ромке.
  
  - Он мне не знакомый, он - мой друг, - гордо сообщает брат, но сразу настораживается, - а что?
  
  - А кто его родители? - подстраховываюсь я. Если это очередной мажор на моем пути, лучше знать заранее.
  
  - Отец в кино работает, кажется, ассистентом, ну, там, принеси-подай, а мама преподает, - подумав, отвечает брательник. Прекрасная новость: этому парню всего придется добиваться самостоятельно. То, что мне нужно.
  
  Глава 7
  Целых две недели прошли спокойно, тихо и скучно, а ведь я уже настроилась на активную романтическую жизнь! Правда-правда! После истории с Глебом я долгое время ни с кем не хотела сближаться, и, похоже, окружающие парни подсознательно это чувствовали и не проявляли лишней настойчивости. Так, несколько отвергнутых приглашений куда-нибудь сходить и не более того. А тут непонятно с чего, какое-то амурное обострение! Но самое странное, что я втянулась во всю эту историю и начала получать удовольствие, да и абсурдные желания, появившиеся непонятно с чего подливали масла в огонь.
  
  Глеб... зачем я о нем вспомнила? К счастью, он закончил учебу и уехал домой, я уж думала, он на веки вечные здесь обоснуется. И надо же, чтобы в этом гигантском городе я постоянно его встречала! А каждая встреча - удар по, и без того уже израненному, самолюбию, пробуждение уснувших чувств, обида, горечь, чувство собственной ущербности. Я от него сходила с ума: я боялась выйти на улицу - вдруг он позвонит на домашний телефон; у меня начиналась истерика, если мобильний разряжался, или я забывала его дома; когда он звонил, я пропадала для окружающего мира; когда он был рядом, для меня не существовало больше ничего и никого. Сколько раз я благодарила Бога, за то, что не переспала с Глебом! Если бы я еще и в это вляпалась, наверное, в психушке закончила бы. А так - пара месяцев и я смогла общаться с людьми. Не случилось это только по одной причине: парень не только не настаивал, но и не предлагал. Почему? Я думала, потому, что он такой тонкий, благородный, не хочет на меня давить, ждет, когда созрею. А оказалось все намного проще, он мне сам честно признался, что выносил меня с трудом и не мог пересилить себя. Понадобилась я ему по очень простой причине, как говорится, ошибочка вышла. Глеб знал Ларису, знал, что она у меня совсем не рядовой врач в районной поликлинике, а не буду даже упоминать, кто. А еще он каким-то чудом побывал в ее квартире и, посмотрев на огромные хоромы в самом центре, сделал неправильный вывод.
  
  В общем, Глебушка - сын большой шишки, не знавший проблем, но все-таки, приехавший в столицу из провинции, решил улучшить свое положение, женившись на девочке из обеспеченной семьи с приличной квартиркой и пропиской в северной столице. А когда понял свою ошибку, не просто ушел, нет! Он высказал все, что думал обо мне, и мысли эти были далеко не лестными. Я - никчемная, не умеющая себя вести, страшная, тупая, занудная, и эти эпитеты - самые тактичные в его эмоциональной речи. А главное, неизвестно кто и от кого меня родил, так что мое физическое и психическое здоровье - предмет сомнений. Меня еще очень долго мучило чувство вины. Серьезно! После всего, что случилось, именно я считала себя виноватой!
  
  Сколько времени потребовалось, чтобы я вернула хотя бы часть былой уверенности в себе, сколько сил ушло на это. И не только моих сил: мои подруги, моя семья делали все, пытаясь убедить меня, что это Глеб - козел, а не я - неполноценная.
  
  К сожалению, я впустила его слишком глубоко к себе в сердце, а он слишком качественно там нагадил. Два года я боялась сближаться с новыми людьми, не только мужчинами. Два года боялась впускать людей в свою жизнь. А тут меня будто подменили: такое чувство, что я сама рвусь навстречу. Если отключить мозг и думать сердцем, я хочу обоих сразу, оба хороши, оба заводят меня. Артем - властный, решительный, сильный, умный, надежный; Ромка - легкий, веселый, забавный. Вернее, такими я их вижу, но много ли я поняла: с Ромой вообще часа не общалась, а Артем не из тех, кто демонстрирует свой внутренний мир. Ну, а если подключить мозг... тогда сразу станет понятно: Артем - не вариант, он именно тот орел в небе из пословицы. Ой, там, кажется, был журавль, но это не важно. К тому же, после Глеба наличие машин, квартир, домов, дорогой одежды и так далее, для меня - не плюс, а жирный крест на претенденте. Не то, чтобы я мечтала провести жизнь в нищете, просто хочу пройти весь путь вместе с человеком, который станет моим избранником. Так что, если у меня появилась бы возможность выбирать, Артем был бы в полном пролете. А это произойдет в том случае, если мозг будет действовать, а ведь он меня периодически подводит.
  
  Только что-то мои принцы пропали в неизвестном направлении, а я-то уже губу раскатала. У меня даже пару раз возникала мысль самой позвонить Роме, не зря же он дал мне свой номер, но я так и не смогла перебороть дурацкое предубеждение, что девушка не должна делать первый шаг.
  
  В общем, когда Ромка, наконец, позвонил, я уже расслабилась, потеряла боевой запал и перестала ждать. Парень рассусоливать не стал, а сразу спросил, когда мы сможем встретиться. Поскольку следующее дежурство Ларисы только через неделю, при чем как раз моя очередь сидеть дома и давать отмашку, если что, мы решили встретиться днем сразу после занятий. Представьте мое удивление, когда Рома явился на шикарной новенькой черной 'Вольво'.
  
  - Привет! - парень мягко коснулся теплыми губами моей, уже озябшей щеки, и мне захотелось, чтобы это прикосновение не заканчивалось слишком быстро: мне хотелось не только отогреть щеку, но и отогреться целиком.
  
  - Привет, это твоя машина? - неприлично, конечно задавать подобные вопросы сходу, только уж очень меня волнует эта тема.
  
  - Нет, друг уехал надолго, дал в пользование, - мило улыбается Рома, глядя мне прямо в глаза. - Вот я и решил, что это - прекрасный повод пустить пыль в глаза.
  
  - Хорошие у тебя друзья, хочу таких! А пыль не хочу! - заявляю, усаживаясь на переднее сидение. Надеюсь, водит он нормально...
  
  Мы едем в неизвестном направлении в молчании, и Рома бросает на меня взгляды через зеркало с такой периодичностью, что так и хочется напомнить ему, чтобы следил за дорогой. Если бы не проверила несколько десятков раз свой внешний вид перед встречей с помощью зеркала и подруг, решила бы, что у меня что-то не так. Но, даже перестраховавшись, чувствую себя немного неловко.
  
  - Куда едем? - все-таки решаю поинтересоваться, мало ли.
  
  - В кино, - хм, кино бывает разное...
  
  - Какой фильм? - на самом деле, это - ключевой вопрос. По его выбору можно определить, думал он о себе или обо мне и подготовился заранее или решил сориентироваться на месте. В переводе на общепонятный, можно определить, насколько он эгоистичен и насколько боится рисковать (или насколько ему наплевать на все и лень даже проверить репертуар).
  
  - Через сорок минут начнется романтическая комедия... - я достаточно внимательно следила за выражением лица парня, чтобы заметить, что при этих словах, его слегка перекосило. Забавный мальчик...
  
  - А больше ничего нет? Честно говоря, я не поклонница девчачьих киношедевров. - Если уж совсем честно, то комедию я бы посмотрела, но только не в случае, если моего сопровождающего плющит от нее.
  
  - Попозже фантастика, - неуверенно предложил он, и, заметив мой кивок, уже более воодушевленно, добавляет, - мы могли бы еще кофе попить.
  
  - Хорошо, я, как раз, голодная и замерзшая.
  
  Мы останавливаемся возле ближайшего 'Кофе-Хаус', что успокаивает меня: если бы машина все же была его, и он меня зачем-то обманул, выбрал бы кафе подороже, стараясь произвести впечатление.
  
  Мы занимаем место в дальнем уголке, где никого не видно и не слышно. К сожалению, проходя через зал, я заметила группу парней и девушек из нашего универа, что немного подпортило мне настроение. Я прекрасно отношусь к моим университетским приятелям, но не имею ни малейшего желания выставлять свою личную жизнь на всеобщее обозрение, пусть даже выставлять особенно нечего. Не добавляло радости присутствие в компании Рыжовой, глубоко уважаемой мною (и не мной одной) однокурсницы, которая давно стала профессионалом в распускании сплетен. Ладно, забудем о знакомых, я здесь не для того, чтобы о них думать.
  
  - Телефон взял у Пашки? - спрашиваю, сделав заказ, надо же с чего-то начать разговор.
  
  - Ты очень точно сформулировала: именно взял, - отвечает Ромка, слегка ухмыляясь.
  
  - В смысле? - если это был намек, то я его не поняла, так что, уж потрудитесь объяснить мне, несообразительной.
  
  - Когда я вежливо попросил твой номер у моего друга, тот чуть не набросился на меня с кулаками. Впечатление было, что я не к брату, а к ревнивому мужу обращаюсь. - И рассматривает меня, как мушку-дрозофилу под микроскопом. - Какие у вас отношения?
  
  - Прекрасные: я люблю братьев, а братья, надеюсь, любят меня... - странный разговор, и я не понимаю, куда он его ведет.
  
  - Мне показалось, Паша к тебе не совсем по-братски относится...
  
  - А по-каковски? - туплю я.
  
  - Не как к сестре, а как к девушке.
  
  - Совсем уже?! - возмущаюсь я. Нет, брат, конечно, мой лучший друг, и мы, в самом деле, очень близки, но что за извращенное восприятие? - Может, он не хотел, чтобы я с тобой связывалась, потому что ты бабник, развратник, подлец, жлоб или еще кто-нибудь? Он-то лучше тебя знает.
  
  - В том-то и дело, что нет за мной больших грехов, и по всему, твой брат должен быть рад.
  
  - Скромность не входит в список твоих достоинств? Мне неприятны твои подозрения, и ты не прав. Давай не будем больше об этом?
  
  - Как скажешь, дело твое, я только предупредить хотел. Значит, любишь фантастику? - от столь резкой перемены темы я даже моргать начала учащенно. Надо брать себя в руки, а то опять потребует результаты IQ теста предоставить.
  
  - Ну, честно сказать, кино не очень - редко получаются качественные фильмы, а вот книги люблю. Только не фэнтези, хотя, 'Янтарное Королевство' мне нравится. У меня, наверное, фантазия лучше, чем у тех, кто фильмы делает, поэтому я чтение предпочитаю.
  
  - Много читаешь?
  
  - Когда есть время: всегда в дороге, иногда на работе, редко на лекциях, каждый день перед сном. А ты?
  
  - Раньше - много, сейчас... знаешь, не то чтобы не было времени, хотя и это тоже, голова другим занята.
  
  - Чем же занята твоя голова?
  
  - Последние две недели - тобой. Хотя, нет, приврал, не две недели, с тех пор, как на концерте тебя увидел. - У меня даже дыхание перехватило: это что, признание в любви?
  
  - И что же я в твоей голове делаю? - спрашиваю насторожено.
  
  - Все думаю, в каких ракурсах мог бы тебя заснять, - в ответ на эти слова я густо краснею, а красный очень плохо сочетается с цветом моих волос. - Нет, ничего такого! - торопливо успокаивает меня парень, фух, от сердца отлегло! - К примеру, на качелях, волосы развеваются, голубой сарафан на бретелях, босые ноги. Или на камне в море, что-то вроде русалки. Ну, и так далее...
  
  - Ты же не фотограф? - ошарашенная информацией, на всякий случай, интересуюсь я.
  
  - Это - хобби. Мне нравится статичность картинки, когда один момент может передать кучу всего, дать столько пищи для воображения... Понимаешь?
  
  - Понимаю... Научишь?
  
  - Конечно. Если захочешь. Когда я смогу пригласить тебя куда-нибудь, не имея ограничений по времени?
  
  - Теперь только через месяц, не раньше. Ты же знаешь о Ларисе?
  
  - Более того, я знаю Ларису. Иногда с ней сложно.
  
  - Где ты живешь? - теперь моя очередь менять тему: не люблю обсуждать людей, тем более, родственников.
  
  - На Гражданке.
  
  - Ого! Далеко...
  
  - Да, не у всех из окна Дворцовая площадь видна, - съехидничал Рома.
  
  - И у нас не видна. Знаешь, я на Гражданке ни разу не была, - задумалась я. Частенько приходится по городу мотаться, в самые неожиданные уголки забрасывало, а в этом районе, правда, ни разу не бывала.
  
  - Напрашиваешься в гости? - спрашивает парень заговорщицким шепотом, и только сейчас я понимаю, что привстав и перегнувшись через стол, он приблизился вплотную к моему лицу. Я инстинктивно дергаюсь назад, стремясь увеличить расстояние между нами, и пребольно врезаюсь затылком о стену позади меня.
  
  - Ай! - а вот рот я зря открыла: не дожидаясь его закрытия, теплые губы накрывают мои, а слишком расторопный язык скользит мне в рот. Ух, ты ж, мать вашу так! Нельзя же так сразу! Я, между прочим, два года не целовалась, если не принимать во внимание Артема. Кстати сказать, целуется Ромка ничуть не хуже, только по-другому, не так по-хозяйски, что ли. Не зря мамы обычно обещают, что от поцелуя все пройдет, боль в затылке как рукой сняло.
  
  И только я успеваю увлечься и сосредоточиться на процессе, как прямо надо мной раздается довольно громкое и ехидное:
  - Какая романтическая картинка!
  
  Я снова дергаюсь, стремясь отстраниться и снова ударяюсь затылком со всей дури:
  - Больно же! - возмущаюсь я, - у меня так сотрясение будет!
  
  Как только он здесь оказался? Кофейку зашел попить, не иначе! И именно в нашем укромном уголке.
  - Привет, Артем, что ты здесь делаешь? - вежливо интересуюсь, разглядывая стоящего прямо передо мной красавчика: руки в карманах джинсов, смотрит разгневано. - Сомневаюсь, что ты здесь завсегдатай...
  
  - Я тоже сомневаюсь, - подтверждает Артем мои умозаключения, брезгливо осматривая помещение. Ох, простите, пожалуйста, не подают здесь артишоки! - На выход! - вдруг командует он, наверное, решив, что увидел достаточно. У меня глаза почти выскочили из орбит. Совсем обнаглел? Еще и разговаривает со мной тоном разгневанного папочки, чья дочь вернулась под утро, пьяная и с мужиком под ручку. Хотя мой папочка так со мной не говорил ни разу.
  
  - Мила, это кто? - отмирает Рома, решив, что пора и ему принять участие в нашем увлекательном разговоре.
  
  - Рома, это - Артем, Артем, это - Рома, - ничего пошлее придумать не могу. Парни разглядывают друг друга молча пару минут, пока Артем не сообщает задумчиво:
  - Никак не могу отнести это знакомство к разряду приятных. - И снова мне: - шевелись быстрее.
  
  Рома встает, и тут я понимаю, что если не сделаю то, что от меня требуют, начнется драка. А если начнется драка, неважно, кто окажется сильнее, у Ромы будут проблемы. Я быстро встаю:
  - Ром, извини, мне надо идти. Встретимся в другой раз, если захочешь.
  
  - Не стал бы на это рассчитывать, - комментирует мои слова Артем чрезвычайно мрачно.
  
  - Я позвоню, - добавляю извиняющимся тоном, направляясь к выходу. И тут я вспоминаю о компании университетских и начинаю усердно молиться, чтобы они уже ушли. Некоторым везет, но я не из их числа. Может, меня не заметят? Нет, зря надеялась. А может, Артема не узнают? Ага, мечтай, несчастная: судя по круглым глазам, внимательно нас разглядывающим, мои надежды бессмысленны. Господи, что будет завтра в универе?!
  
  В машине мы долго молчим, я не возмущаюсь, понимая, что едем мы не куда-нибудь, а прямиком ко мне. Я намереваюсь молчать до самого конца, так сказать, во избежание, но, как обычно, не выдерживаю:
  - Как ты там оказался?
  
  - Зачем тебе понадобился этот сопляк?!
  
  - Не знаешь, зачем девушки общаются с мужчинами? - спрашиваю язвительно. - И какая тебе разница?!
  
  - С мужчинами, могу предположить, а с этим ребенком ты что делала? Еще раз узнаю, что ты с ним, будут проблемы!
  
  - У тебя?
  
  - У тебя. Выходи, приехали! - Офигеть! Он приехал, забрал ее со свидания, между прочим, приятного, чтобы отчитать и отвезти домой? Он, определенно, не вполне нормален.
  Глава 8
  Вечер я провела в мучительных раздумьях и увлеклась так, что задремала только в четыре утра. Если учесть, что просыпаюсь я без пяти шесть, времени на сон осталось крайне мало. О чем я думала? Естественно, чем я так прогневила Небеса, что мне постоянно моральные уроды встречаются. Вот для чего я встретила Всеславского? Это у Артема такая фамилия, красиво, правда? Все в нем красиво: и внешность, и одежда, и машина, и имя, и фамилия. Только внутри - непонятно что. Вроде, когда чуть приоткроется, хорошим человеком кажется, настоящим, но почему ведет себя как реальный мудак? Вернее, совершенно нереальный мудак с нереальным уровнем мудизма. Что ему от меня надо? Не пристает... если бы воспылал ко мне любовью с первого взгляда (три ха-ха), такой как Артем, не стал бы терять времени, я бы уже давно оказалась в его постели, и на этом все закончилось бы. И, думаю, его даже не заинтересовало бы, хочу я этого или нет. А что еще с меня взять? Может, очередная ошибка? Точно! И этот сделал неправильные выводы! Надо с ним поговорить, разубедить, объяснить, и все. Позвоню ему завтра, вернее уже сегодня.
  
  Приняв решения, я собралась засыпать с чистым сердцем, но, непонятно зачем, в голову взбрело сравнить Артема и Рому. Рому я пока видела только с хорошей стороны, прямо золото, не человек. А Артем... слишком много в нем стремления доминировать, думает он только о себе, он избалован и полностью развращен вседозволенностью и доступностью всего на свете. Только почему я таю в его присутствии, а с Ромкой больше убеждаю себя, что таю? Неужели, на уровне подсознательного так притягивают его деньги? Нет, этого просто быть не может! Его уверенность в себе - да, его властность - может быть, но деньги? Впрочем, какая разница? Мы поговорим, и он исчезнет из моей жизни навсегда. Из жизни, из мыслей, из сердца. Это - хорошо. Так должно быть. С этими мыслями я отключилась.
  
  Утро было безрадостным: бабуля пугала странной раздражительностью. После приступа она резко успокоилась, повеселела и стала вести себя совершенно нормально, новая волна злости, скорее всего, предшествует очередному приступу. Что случится на этот раз? Пойдет по улицам с ломиком в саквояже, устроит массовые погромы? Самое страшное - ожидание страшного, жаль только, что Лариса ничего не хочет видеть и воспринимать. Приятности утра этим не ограничились. Сломался электрический чайник, и мне пришлось покинуть дом без завтрака - не могу я с утра есть, если на столе не стоит чашечка с бодрящим напитком. В метро я еле вырвала свою горячо любимую сумочку из загребущих рук цыганки, решившей, что ей она намного нужнее. Ну и, конечно, я опоздала на первую пару, которую вел сам господин Пупок, ненавидевший непунктуальность. Может, не стоит сегодня с Артемом разговаривать? Хотя, такому 'прекрасному' началу дня подойдет не менее 'прекрасное' его окончание, должна же быть гармония?
  
  Погруженная в свои размышления, я только к концу второй пары поняла, что Алина сегодня немного странная. Наверное, так и не поняла бы, если бы Настя не подсказала. Совместными усилиями мы начали пытать подругу, что вызвало ее непроходящую улыбку. Ничего нового в ее истории не было, но от этого она не становилась менее романтичной.
  
  Алина жила в новой высотке на окраине вместе с родителями и младшей сестрой. Ну, как новой, эту квартиру они приобрели в новостройке семь лет назад, когда наша красавица была еще прыщавым подростком. Алина показывала свои подростковые фотографии, которые могли бы стать прекрасными иллюстрациями к сказке о гадком утенке. Груди у нее еще не было: девушка начала развиваться позже своих однолеток. Рост уже был огромным, что она старательно прятала, горбясь. Сейчас шикарные волосы были тремя торчащими во все стороны волосинами. И даже нос в то время доминировал на всем лице, отвлекая внимание от уже тогда красивых глаз.
  
  Так вот, когда эта 'красота невероятная' въехала в новый дом, с радостью обнаружила, что ее ближайшим соседом является весьма интересный двадцатилетний блондин. Можете себе представить, что было дальше? Она атаковала парня: писала письма, читала стихи, поджидала на лестнице, придумывала всяческие интриги, чтобы отвадить от него всех девушек, признавалась в любви и обещала покончить с собой, если не получит взаимности в ответ. Не знаю, что было бы с парнем, если бы не подвернулась бедолаге возможность уехать учиться в Германию. Исчез он ни много, ни мало, на четыре долгих года, а когда вернулся, снова исчез и поселил в своей квартире арендаторов. За это время Алина успела значительно повзрослеть, незначительно, но все же, поумнеть, осознать глупость своего поведения и набраться достаточно опыта в общении с мужским полом. Теперь сосед был только одним из многих, но никак не лучшим и, тем более, не единственным.
  
  За это время блондинка сменила несчетное количество парней, и мы давно перестали следить за развитием ее очередных отношений. Больше она не бросалась никому на шею и не признавалась в любви, как правило, признавались ей.
  
  И вот недавно она обнаружила, что хозяин вернулся в свою квартиру. А в таком настроении сегодня только потому, что 'познакомилась' с Лешей. Парень ее, естественно, не узнал, а она тщательно скрывает, на каком этаже живет. Мы с Наськой переглянулись. Наша любимая подружка светится от счастья только потому, что поболтала с парнем? Это более, чем странно. Рано делать выводы, но очень уж она похожа на влюбленную первокурсницу. В общем, мы решили не делиться с Алиной своими выводами и тщательно наблюдать за развитием событий.
  
  История с подругой меня слегка отвлекла и даже повысила мое настроение, и я решила отложить разговор с Артемом до завтра, сегодня мне еще смену отработать надо. А еще надо позвонить Роме и извиниться, но это уже после того, как я выясню отношения с Всеславским. А интересно, какая фамилия у Ромки? После знакомства с Пупком, это - один из первых вопросов, которые я задаю парням.
  
  Бессонная ночь сказывалась и на работе: я так и клевала носом, поэтому ребята, работавшие в других отделах, отправили меня спать в подсобку, пообещав прикрыть при необходимости. По окончании смены я отправилась домой почти не уставшая и с девственно чистой совестью. Неплохо так работать, еще и зарплату за это получать, правда?
  
  На следующий день моя решимость в выяснении отношений совершенно пропала, и я решила, еще немного отложить это дело, а еще лучше, дождаться, когда Артем объявится сам, если, конечно, объявится. И я бы так и отсиживалась в кустах, засунув голову в песок, если бы не звонок Ромки. А что я могу ему сказать? Я ж сама ничего не понимаю! Пришлось отправлять ему сообщение о том, как страшно я занята с обещанием перезвонить завтра, и набирать номер Артема, как бы ни тряслись при этом руки.
  
  - Здравствуйте, Артем Михайлович! - я вообще не знаю, как с этим человеком общаться, может, у него как раз проходит встреча с губернатором или там с президентом, а тут я звоню. Ага! Точно с президентом вселенной!
  
  - Здравствуйте, Милана Викторовна! Давно ли мы перешли на официальный стиль?
  
  - Я бы лучше всегда его придерживалась, по крайней мере, общаясь с Вами. А то Вам палец дай, так Вы без мыла, куда не надо залезете!
  
  - Да я не против залезть куда не надо. Чем обязан?
  
  - Я хочу с Вами поговорить.
  
  - Заберу тебя около дома в семь, - он явно считает, что разговор окончен и собирается отключаться.
  
  - Подожди! Раньше нельзя? - хмуро прошу я. Как же задолбало выкручиваться каждый раз, когда мне нужно сходить куда-нибудь вечером.
  
  - На свидание собралась?
  
  - Нет, в девять мне нужно быть дома.
  
  - Ладно. Будь готова к шести, я наберу, не знаю, смогу ли освободиться так рано.
  
  - Спасибо, - я отключаюсь со вздохом облегчения, хотя радоваться рано: впереди личная встреча. Никакого макияжа и одежда, в которой выгляжу как можно хуже - моя экипировка на вечер. Я не должна ему нравиться, а еще можно попытаться давить на жалость. Да, так и нужно было с самого начала: предстать жалкой, никчемной, пустой, а еще тупой и алчной - тоже было бы неплохо. Эх, застала меня жизнь врасплох, не дала подготовиться!
  
  Я тщательно воплощаю все свои планы в жизнь, чтобы в последнюю минуту броситься переодеваться, краситься и укладывать волосы. И куда только подевались мои благие намерения? Неужели потерпели крушение, столкнувшись с образом наглого олигарха-маньяка? Интересно, он миллионер или нет? Надо спросить, а то, может, переоцениваю крутость.
  
  По звонку Артема выскакиваю на улицу: я ненавижу опаздывать, тем более, сама просила о встрече. Едем минут десять, не более, и останавливаемся возле ресторана, расположенного в первом этаже гостиницы. Я частенько прохожу мимо, но, естественно, внутрь даже не заглядывала, что мне здесь делать? Столик у окна, и нам сразу приносят закуски и напитки.
  
  - Извини, пришлось сделать заказ самому, раз уж ты так ограничена во времени.
  
  - Да, я - человек крайне занятой, - киваю важно, пытаясь рассмотреть содержимое тарелки. На первый взгляд, ничего ужасного в ней нет.
  
  - Как прошел рабочий день? - с неподдельным интересом спрашивает Артем. Он еще и актер?
  
  - Откуда ты знаешь, что я работала?
  
  - Ты сама сказала.
  
  - Да? Не припоминаю, чтобы называла когда.
  
  - Просто, подумал, что если ты не работаешь сегодня, то наверняка работала вчера.
  
  - Ну, ну. И в кафе тоже просто зашел, проходя мимо.
  
  - Да... дай, думаю, кофе попью...
  
  - Признавайся честно, как ты там оказался! - шиплю я, еле сдерживая гнев.
  
  - Оу, какая страсть! - смеется брюнетик, внимательно меня разглядывая. - Мне сообщили, что ты в кафе с парнем направилась.
  
  - Кто сообщил? - дайте мне нож поострее, сделаю несколько проколов в этом прекрасном экземпляре, уж очень хочется подпортить его шкурку!
  
  - Люди... - пространно отвечает он, не испугавшись моих бешеных глаз.
  
  - Ты потратился еще и на то, чтобы за мной следили? - высказываю я догадку, какой бы глупой она не звучала.
  
  - Я могу себе это позволить, - отвечает высокомерно.
  
  - Зачем? Объясни мне, зачем ты тратишь свое ценное время и свои бесценные деньги на меня! Пожалуйста, скажи, что тебе от меня надо! - я уже едва сдерживаюсь, чтобы не разреветься посреди приличного заведения. Он реально выводит меня!
  
  - Спокойнее, водички попей... Я же маньяк, забыла?
  
  - Пожалуйста! - повторяю я, кажется, уже готовая упасть перед ним на колени, только бы узнать правду.
  
  Артем впадает в глубокую задумчивость, вертя в руке бокал, в котором вместо вина - вода. Даже в таких помпезных заведениях у нас не считают нужным иметь специальные бокалы для воды, наверное, спрос на нее невелик.
  
  - Ты меня боишься? - наконец, интересуется он равнодушно. Киваю в ответ. Он повторяет мое движение, будто говоря, что правильно делаю. - Когда я с тобой, я забываю о проблемах, а их у меня очень много, поверь. Когда мы встретились в первый раз, в метро, и ты чуть не лишила меня главного достоинства мужчины, я неделю думал только о тебе: ругался, обещал найти и прибить, бесился, но ни разу, понимаешь, за всю неделю я ни разочка не вспомнил о том, что тревожило меня до этого. А я спать не мог без снотворного, думая, чем может закончиться одна очень неприятная ситуация, повлиять на которую я не могу. Потом мой психоаналитик предложил найти тебя, наверное, пытался меня отвлечь. Самое смешное, что это помогло...
  
  - То есть, ты хочешь, чтобы теперь роль твоего психоаналитика я исполняла? - пришла моя очередь разглядывать этого типа.
  
  - Разве это - не твоя будущая специальность? - ехидно интересуется Артем.
  
  - Сколько ты платишь своему аналитику? - он называет свершено нереальную сумму. - За месяц?
  
  - За сеанс, - смеется брюнет. Да уж, у богатых свои причуды!
  
  - И единственное, что он сделал полезного - посоветовал найти меня? - ужасаюсь я.
  
  - Можно и так сказать. - Я пропеваю фразу, о том, что его аналитик - просто девушка легкого поведения (Земфира. Дыши). - Кто бы сомневался! Они все такие.
  
  - В итоге, за то, что не может сделать твой аналитик за хренову уйму денег, ты мне собираешься платить пять тысяч в месяц? - решаю я подойти к вопросу с практичной стороны.
  
  - Я могу платить тебе за встречи, сколько ты скажешь, - с готовностью отзывается он.
  
  - В качестве оплаты я хочу свободу. Ты не лезешь в мою личную жизнь, не следишь за мной и не портишь мои свидания. Как тебе такое соглашение?
  
  - Я не хочу, чтобы ты целовалась со всеми подряд, - бесстрастно отвечает он.
  
  - Это не твое дело! - слишком громко заявляю я, подтверждая слова увесистым шлепком по столу, заставляющим посуду подпрыгнуть.
  
  - Веди себя прилично! Что, не терпится? Девочка созрела? Могу предложить свои услуги, - злобно говорит он, не стесняясь смотреть мне в глаза.
  
  - Напомни, когда выйдем, дать тебе по морде. А сейчас, запомни: не лезь в мою жизнь! Если у нас сделка, то касается она исключительно наших общих дел, ничего больше! И не смей меня целовать! - шепчу я, пытаясь не сорваться на крик. Как ему удается мгновенно выводить людей? Это талант или я одна такая?
  
  Артем откидывается в кресле, продолжая изучать меня, и снова погружается в молчание. Мне удается немного успокоиться.
  
  - Ну, хорошо. Так даже интереснее, - приходит он к непонятному мне умозаключению. - Договорились! Но если звоню я - ты всегда готова со мной встретиться.
  
  - Хорошо, - киваю настороженно, - только не поздно.
  
  - Ты слишком капризна!
  
  - Неправда! Я - милая и вообще, образец для подражания, - отвечаю, мгновенно растеряв боевой запал.
  
  - Да... ты - милая, - неожиданно соглашается мой спутник.
  
  Глава 9
  Я возвращаюсь домой и не могу больше откладывать звонок Ромке, так меня распирает. Только, кажется, я не вовремя: судя по музыке, довольно громко звучащей на заднем плане, парень отнюдь не дома грустит над моим портретом.
  
  - Извини, Ром, я не вовремя, перезвоню завтра, - сразу иду на попятный.
  
  - Стой! Я сейчас выйду, где слышно нормально и сам перезвоню... Привет! Рассказывай! - звонок следует почти сразу, стоит мне отключиться.
  
  - Извини, пожалуйста, что так получилось, - грустно прошу я.
  
  - Что это за тип?
  
  - Так, один знакомый. У него не все с головой в порядке, - тут я ничуть не преувеличиваю, скорее, преуменьшаю - у него все с головой не в порядке.
  
  - Имя, фамилия, отчество! - требует мой собеседник, и я понимаю, что он совершенно не сердится.
  
  - Всеславский Артем Михайлович! - по-военному рапортую я.
  
  - Эко тебя занесло! Ты откуда его знаешь? А я-то думаю, что за лицо знакомое?
  
  - А ты откуда его знаешь? - отвечаю вопросом я - все мы немного евреи.
  
  - Он - владелец телевизионного канала, так что я с ним пару раз работал.
  
  - Это так прибыльно - иметь канал?
  
  - Наверное, да. А может, у него криминал какой-нибудь, откуда мне знать?
  Так, где ты с ним познакомилась?
  
  - В метро, - отвечаю скромненько. Вот такая я талантливая, не все в метро с владельцами каналов знакомятся.
  
  - Что Всеславскому в метро делать? Сочинительница!
  
  - Я не вру! - возмущаюсь. Я не люблю ложь, причем не только, когда врут мне, но и когда приходится врать самой. Стараюсь не делать этого по мере возможностей.
  
  - И что он от тебя хочет?
  
  - Хм... Ну, скажем так: я его консультирую в одном вопросе. Ничего личного.
  
  - Ничего личного? А почему он так взбесился, когда увидел, как я тебя целую? - меня бросает в жар от одного воспоминания.
  
  - Наверное, потому, что он - псих.
  
  - Вот это уж точно. Так что, будь осторожнее с ним, а лучше - вообще не общайся.
  
  - Думаешь, я могу сказать нет, когда ему приспичит меня увидеть? Наивный. Но я добилась обещания, что он не будет лезть в мою жизнь.
  
  - Веришь его обещаниям? Это ты - наивная.
  
  - Не верю, но надеюсь. Извини меня еще раз.
  
  - С тебя свидание!
  
  - Разве я против? Позвони. Только помни о Ларисе и нашем почти тюремном режиме.
  
  - Я завтра заберу тебя снова, и мы все-таки сходим в кино!
  
  - На последний ряд? - спрашиваю, улыбаясь.
  
  - Конечно!
  
  Еще долго после того, как разъединилась связь, на моем лице сияет блаженная улыбка. Как все-таки приятно общаться с этим парнем! Даже на расстоянии он умудряется улучшить мое настроение. Засыпаю быстро и в самом лучшем расположении духа: все мои проблемы решены! Только зря я, вдохновленная таким легким решением вопроса с парнями, забыла о бабушке...
  
  
  Когда я, довольная жизнью и собой, разместила свое тело в машине Ромки, мимолетом коснувшись губами его щеки, у меня зазвонил телефон.
  
  - Привет, Паш, что случилось? - весело спросила я, в полной уверенности, что не случилось ровным счетом ничего серьезного.
  
  - Быстро приезжай домой, бабушка пропала, - дергано ответил брат. Он у меня очень спокойный, и мало что может вывести Пашку из себя, но если что-то его заденет, реагирует непредсказуемо.
  
  - Как она могла пропасть из закрытой квартиры? - удивляюсь я, еще не осознавая масштаба произошедшего. Может, надоело дома сидеть, вышла в магазин, хотя тетка ключи ей не оставляет, но мало ли.
  
  - Да хрен ее знает, как! Я пришел - дверь открыта, никого нет! Соседка сказала, что с утра ее видела во дворе с дорожной сумкой! - похоже, брата и правда задело. Что? С сумкой?
  
  - Я еду! Родителям звонил?
  
  - Да! Давай быстрее!
  
  Я боюсь взглянуть на Рому и понимаю, что он уже развернул машину и направляется в сторону моего дома. Куда она могла податься? Говорила же я, что что-то будет, так нет, кто меня слушает?!
  
  - Ром, извини, пожалуйста, - я дотрагиваюсь до руки парня, думая о том, что возможно, это судьба вмешивается, не давая нам встречаться. Да, я верю в судьбу! И еще я верю в то, что ко мне она благосклонна. Сегодня только сбой дала. Хотя... я всегда до последнего надеюсь, что все закончится благополучно.
  
  Выскакиваю из машины и бегом бросаюсь домой, еще по дороге объясняя парню, что ходить со мной не следует, что все будет хорошо, и что мы обойдемся без его помощи.
  
  Дома уже полный дурдом: Лариса обзванивает больницы с домашнего, ее муж - морги с мобильного, братья отправились опрашивать всех встречных и в ближайшую церковь, которую бабушка частенько посещала.
  
  - Ларис, может, она куда-то поехала, если с сумкой? - задаю я очевидный вопрос. Знаю, конечно, что когда Лариса на грани истерики, лучше с ней не разговаривать, но я не понимаю, почему еще никто на вокзал не отправился, может она еще там.
  
  Как ни странно, тетка реагирует по-деловому, как опытный руководитель, а не как истеричная баба:
  - Вот список больниц, сейчас такси будет, мы поедем ее искать, попытаемся на вокзале узнать что-то. Ты, как всех обзвонишь, сиди дома, жди, вдруг вернется, или позвонит. И маме сообщи, может, она к ним поехала.
  
  Я забираю у нее переносную трубку, потому что такси уже стояло перед входом в наш двор, когда я вернулась. Видимо, Лариса забыла, что телефон все время занят, и ей не могут сообщить о том, что машина уже здесь.
  
  К восьми часам я, уже полностью обессилев, сижу, тупо пялясь в окно: все, кто нужен и не нужен, обзвонены, слезы выплаканы. Я не могу больше ничего сделать, только ждать, а это самое страшное. На каждый телефонный звонок отвечаю с бешено бьющимся сердцем, но пока никакой информации, кроме того, что милиция не берет заявление, потому, что слишком мало времени прошло, а на вокзале не дают справку без бумаги из милиции. Замкнутый круг. Я сижу, сжавшись в комок на диване, гипнотизируя трубку телефона и вслух умоляя бабушку вернуться домой. И не говорите, что это глупость, я так уже кошку свою нашла в детстве, а у кошки мозг намного меньше.
  
  Когда в тишине пустой квартиры начинает играть музыка, я вздрагиваю: мобильный я совсем выпустила из внимания. С неудовольствием читаю имя звонящего, его только сейчас не хватало!
  
  - Да, - стараюсь, чтобы голос звучал спокойно и равнодушно.
  
  - Ты мне нужна, - безапелляционно сообщает мужской голос.
  
  - Извини, Артем, не могу сегодня.
  
  - Что случилось? - неужели я так и не смогла скрыть свое состояние? Старалась же.
  
  - Все в порядке.
  
  - Я приеду через семь минут.
  
  Пытаюсь перезвонить, чтобы остановить его, но мой личный маньяк не берет трубку. Ровно через семь минут трубку приходится брать мне, только не телефона, а домофона. Приходится открывать, с него станется устроить скандал на пороге моего дома.
  
  - Рассказывай! - требует он, только появившись в нашей прихожей. Теперь-то точно не удастся скрыть мое состояние: о нем сообщит кошмарный внешний вид. Кстати, Кузя и не подумала защищать дом от вторжения чужака, а ведь обычно, она тщательно пытается заработать на кусок хлеба. Вместо этого, она старательно пытается вылизать руки Артема и покрыть шерстью дорогую одежду.
  
  Моя нервная система не выдерживает напряжения последних часов, и я начинаю громко, взахлеб реветь, пытаясь одновременно рассказать, что произошло. Как Артем умудряется вычленить из этих жутких завываний хоть что-то - не знаю, но первое, что он спрашивает, когда мои вопли затихают:
  - На вокзале же можно узнать, брала ли она билеты. Вы звонили?
  
  - Там не дают информацию! - я готова начать реветь снова, но Всеславский меня останавливает, требуя написать данные бабушки. После этого настойчиво советует привести себя в порядок и выходит из квартиры, обещая позвонить в ближайшее время.
  
  Ступор сменяется каким-то болезненным желанием двигаться, и я, непонятно зачем, тщательно умываюсь, лихорадочно привожу в порядок волосы и переодеваюсь. Жажда деятельности не утихает, и я начинаю быстро вытирать пыль, слава Богу, в нашей квартире есть, где развернуться. Звонок от Пашки, но он сообщает только, что ничего нового не обнаружил. И сразу за ним звонок Артема:
  - Если ты поторопишься, мы успеем на самолет, она едет поездом в Москву, есть возможность встретить на вокзале, - его голос звучит спокойно и уверенно.
  
  - Я готова, - выкрикиваю в трубку, уже натягивая сапоги.
  
  - Выходи, только не надо нестись, еще поскользнешься. Я через пару минут буду.
  
  Я уже перед входом во двор, набираю номер Ларисы и быстро и без подробностей объясняю, что собираюсь делать. Тетка удивлена настолько, что даже не спрашивает, кто мне помог и с кем я собираюсь лететь. Подъезжает машина Артема, и я мгновенно ныряю в нее. Говорить о чем-либо, просто нет сил, а мой водитель слишком сосредоточен на дороге: машин еще довольно много, а наша скорость, о Боже! сто шестьдесят километров в час!
  
  Даже не заметила, сколько времени прошло, и мы уже у здания аэропорта, Артем тащит меня внутрь на совершенно безумной скорости. Перевести дыхание я смогла только в кресле самолета.
  
  - Как это ты догадалась взять паспорт? - интересуется мой сосед, пристегивая ремень безопасности.
  
  - Случайно. Он в сумке валялся. Мог бы и напомнить.
  
  - Честно говоря, сам забыл, поэтому и удивился. Не дергайся, теперь все будет нормально, у нас достаточно времени.
  
  - Надеюсь... спасибо тебе, - я касаюсь его руки в жесте благодарности, а может потому, что хочу к нему прикасаться, и сразу одергиваю руку. Артем тоже слегка вздрагивает и смотрит на меня с иронией, и когда только я успела так наэлектризоваться?
  
  - Иди сюда, - говорит брюнет, и, немного посомневавшись на всякий случай, я устраиваюсь на его плече, сбросив обувь и поджав ноги на сидении. Он, конечно, достает своими постоянными приказами, но защищенность, которую я получаю в его присутствии - то, чего мне так не хватает в моей жизни. Даже с горячо любимыми родителями я подсознательно сомневалась в надежности и постоянстве того, что меня окружало: если от меня отказалась родная мать, поняв мою несостоятельность еще когда я была младенцем, что может заставить не сделать того же мою нынешнюю семью? Нет, я полная дура: доверять малознакомому мужику, не доверяя родным - это уже патология.
  
  Всю дорогу я жалась к Артему, пытаясь задремать, и чувствуя его руку на талии. Наверное, со стороны мы выглядим как парочка влюбленных, представляю обсуждения стюардесс, не раз скользнувших по мне оценивающим взглядом, и по Артему взглядом, полным обожания. Что ни говори, а рядом мы выглядим представителями противоположных полюсов: бедная Золушка с роскошным принцем.
  
  Хорошо, что лететь недолго, наверное, дольше будет до вокзала добираться. Кто-то из знаменитостей сказал, что в скором времени можно будет до любой точки на земном шаре долететь за несколько минут, только до аэропорта несколько часов так и придется тащиться.
  
  Мы успеваем за час до прибытия поезда, и Артем тащит меня в какой-то ресторан на ужин, или на завтрак, хотя есть мне вообще не хочется. Не привыкла я в три утра по холодильникам шариться и хомячить под покровом темноты. Да и нервы не дают пищу переваривать, кусок не лезет. Вяло пережевываю что-то под пристальным взглядом парня. И чего он пялится?!
  
  На перроне Артем снова прижимает к себе, вроде одета тепло, а замерзла жутко, наверное, на нервной почве. Поезд подъезжает и меня уже колотит, вдруг в голову взбрела мысль, что она вышла по дороге. Брюнет заботливо говорит: 'Тише, спокойно', и свободной рукой стискивает мою заледеневшую ладонь. Как обычно в спешке я забыла надеть перчатки.
  
  Последней из вагона выкатывается бабуля. Она у меня вся кругленькая и мягонькая, как Колобок, даже глаза и нос кругленькие. Бабушка себе не изменяет: успела найти молоденького парнишку, который тащит ее сумку. На вид она совершенно нормальна, и я вздыхаю с облегчением, направляясь ей навстречу. Мое движение останавливает ее совершенно равнодушный взгляд, скользнувший по мне.
  
  - Она меня не узнаёт! - шепчу я в панике, обернувшись к Артему. Тот ориентируется мгновенно: отодвигает меня чуть в сторону и сообщает бабушке, что нас прислали встретить ее, как самого дорогого гостя. Она, все же очень слабо ориентируется в ситуации, жизнерадостно с нами знакомится и соглашается сесть в такси. Мы приезжаем на автовокзал и грузимся в огромный двухэтажный автобус, устраивая бабушку поудобнее, одну на двух сидениях. В интересах не только наших, но и всех присутствующих, чтобы она спала - Артему удалось каким-то чудом заставить ее выпить успокоительное, так что надежда на спокойную дорогу есть. Мы сидим вдвоем, спать уже не хочется: нервное возбуждение не отпускает. Как держится брюнет, не знаю, но он уравновешен, спокоен и уверен в себе.
  
  - Может, поспишь? - предлагаю на всякий случай, хотя меньше всего мне хочется, чтобы он уснул и оставил меня в одиночестве.
  
  - Нормально, я привык.
  
  - Тебе сегодня надо на работу?
  
  - Мне всегда надо работать.
  
  - А выходные?
  
  - Какие у меня выходные? Когда я совсем не выдерживаю, сам устраиваю себе отдых.
  
  - И как? Не представляю тебя лежащим на диване перед телевизором.
  
  - В халате и в тапочках? Я сам себя не представляю. Лучший отдых - смена деятельности. Занимаюсь спортом, слушаю музыку, когда совсем все достанет - прыжки с парашютом.
  
  - Девушек преследуешь... - добавляю с улыбкой.
  
  - Я не стал бы обобщать, это - новое увлечение, не уверен, что оно войдет в привычку.
  
  - На то тебе и психоаналитик, чтобы подобное в привычку не входило. А я когда устаю, падаю и засыпаю, и никаких парашютов не надо: дешево и сердито.
  
  - А сейчас почему не спишь?
  
  - Не могу, слишком много всего. Мне, похоже, тоже успокоительное понадобится. Откуда ты знаешь, как общаться с такими больными? - задаю мучающий меня вопрос. Артем молчит, мне кажется, раздумывая, стоит ли рассказывать, и тут я понимаю, что нестерпимо хочу прилечь. Хотя бы на несколько минут, хотя бы на твердом холодном полу. Эх, была, не была, будет реагировать слишком бурно - пусть освобождает место. Я уютно поджимаю ноги на сидении, а голову укладываю на коленях Артема, вертясь, чтобы увидеть его реакцию. Иногда полезно быть такой мелочью, как я.
  
  - Не ерзай! - строго распоряжается он, совершенно не удивленный моим поведением, и начинает медленно перебирать мои волосы. Терпеть не могу, когда их трогают! Сейчас начну громко возмущаться. Еще немного и начну... Еще чуть-чуть... Как же приятно... Что? Мне приятно? Да я даже в детстве не разрешала маме меня расчесывать, у меня же сдвиг на этом вопросе!
  
  - Мой отец очень... своеобразный человек, - начал Артем вкрадчивым, тихим, приятным голосом. Мне даже нравится его тембр, когда он не приказывает. - Да что там, своеобразный, последняя сволочь! И как последняя сволочь он относился к маме. Сначала она полностью сосредоточилась на мне: возила меня по разным секциям, чем только я не занимался. Потом я вырос, подростковый период, кризисы там всякие, и внимание мамы стало раздражать. Ну, в общем, я сам ничем не лучше. Она почувствовала, что осталась совсем одна, начала пить, отец наезжал все сильнее, я все сильнее отдалялся, потом у отца появилась любовница. Наверняка не первая, но впервые об этом стало известно нам. Мама попыталась покончить с собой. Неудачно, только она больше не была... собой. Я понял, что был неправ, только поздно. Пять лет я нянчил свою мать: кормил ее, мыл, водил в туалет. Я любил ее даже такую. И я чувствую, что ты любишь свою бабушку, мне это нравится.
  
  - Она умерла? - с трудом выдавливаю я из себя вопрос.
  
  - Да, десять лет назад. Я до сих пор испытываю чувство вины и до сих пор люблю ее.
  
  - А отец?
  
  - Мы не общаемся, - жестко обрывает он мои расспросы. - Зачем я тебе все это рассказываю?
  
  - Я же твой почти бесплатный психоаналитик... Я тебя боюсь, - это очередной текст, сорвавшийся с моих губ до того, как я успеваю подумать, стоит ли его озвучивать.
  
  - А я-то надеялся, что уже смог втереться к тебе в доверие, - ухмыляется Артем. Ухмылку я не вижу, но отчетливо слышу в голосе парня.
  
  - Этого я и боюсь...
  
  - Ты боишься влюбиться в меня! - прозревает мой спутник и, похоже, догадка ему по вкусу. - Не бойся, я конечно, вариант не из лучших, и ты это быстро поймешь и опомнишься, как все остальные. Но я своих женщин никогда не обижаю, даже бывших.
  
  - Хочешь сказать, ты от них всегда щедро откупаешься? Очень мило с твоей стороны! - сообщаю я, пытаясь выразить максимум скепсиса. - И много их было? - о, нет, у меня что, словесное недержание?!
  
  - Кого?
  
  - Остальных.
  
  - Не знаю, не считал.
  
  - Ни фига себе! - я, в самом деле, восхищена. - Ты даже не знаешь, сколько?! Это - нечто!
  
  - А ты ведешь строгий учет? - судя по тону, которым он задал вопрос, к нему вернулось хорошее настроение.
  
  - Да кого мне учитывать? Мои последние и единственные отношения закончились больше двух лет назад. Хотя в твоем понимании, это и отношениями нельзя было назвать. Так, стоп! Так скоро мне придется тебе платить за психоанализ! - я резко поднимаюсь, усаживаясь ровно.
  
  В следующее мгновение я оказываюсь накрепко зафиксированной в своем кресле: одна рука Артема держит мои запястья, вторая прижимает плечо, так, что я не могу двигаться. Что за херня?! Я же просила! Только я очень быстро забываю, о чем просила, наслаждаясь поцелуем. В нем нет ничего, ни страсти, ни желания, ни нежности, только техника, практическое занятие в школе поцелуев, все пусто. Так вот, да? Решил поэкспериментировать? Мы еще посмотрим, у кого эксперимент пройдет успешнее. Я начинаю отвечать, специально делая все, чтобы завести его: легонько прикусила губу, провела уже свободной рукой по груди, другой погладила по волосам, прижимая его еще ближе, слегка застонала - и вот я уже чувствую возбуждение, и его рука уже пробирается под мой свитер. Так просто, да? Скучно с тобой, медиамагнат! Разнообразим общение? Я отвожу руку, насколько это возможно в таком тесном пространстве и врезаюсь кулаком ему в живот. Конечно, до Валуева мне далековато, но что имею, тем и делюсь. Парень охает и откидывается в своем кресле, прижимая руку к травмированной части тела. Я не могу сдержать победной улыбки. Замечаю взгляды пассажиров, в основном осуждающие, хотя, очень блондинистая блондинка с высокой укладкой (и это планируя столько часов в автобусе) и яркими губами, лет эдак... не скажу сколько, от сорока до шестидесяти, точно, смотрит, словно говоря: "Я тоже хочу!". Да уж, устроили бесплатное шоу, может пройтись с шапкой, собрать на такси?
  
  - Скажи спасибо, что до более важных органов я никак не могла достать! - говорю, очень довольная собой.
  
  - Ты - мелкая рыжая зараза! - делится он своими наблюдениями, но это я и так знаю.
  
  - А ты не держишь обещаний! - парирую я.
  
  - Что? Когда я тебе что-то обещал?
  
  - Ты говорил, что это не повторится буквально вчера! - вот это уже возмутительно!
  
  - Э, нет! Ты просила, чтобы я так не делал, но разве я что-то ответил? И вообще, все мои обещания на бумаге с подписью, датой и паспортными данными.
  
  - Ах, вот как? - вот же врун несчастный, не зря Ромка говорил, что верить ему нельзя. - В таком случае, наш договор расторгнут, можешь делать, что хочешь, можешь мне все испортить, но я больше с тобой общаться не намерена!
  
  - И это ты говоришь после того, как я столько для тебя сделал? - спрашивает он, но вместо укора, в голосе смешинки.
  
  - Если рассмотреть ситуацию детально, ты сделал это для бабули, с ней и целуйся. Не знаю, правда, обрадуется ли она, а рука у нее потяжелее моей. Это - так, на всякий случай.
  
  - Злючка!
  
  - Врун! И не лезь ко мне больше, все равно, Ромка лучше целуется!
  
  - Что?! - а ничего, запретное оружие - самое действенное. Интересно, он сейчас остановит автобус и пойдет попутку ловить? Я хихикнула, представив поездку Артема в одной машине с давно не знавшими женских ласк дальнобойщиками. Почему, не знавшими? Так уж мне захотелось. Нет, не остановил, отвернулся от меня демонстративно и вставил наушники в уши. А и ладно, посплю пока.
  
  Я поерзала в кресле с полчаса, пытаясь примоститься поудобнее и вздремнуть, но не тут-то было. Угрызения совести меня отвлекали, не давая погрузиться в мир Морфея. Вот же, черт! При всем этом я еще и зараза?! Недолго думая, выдернула один из его наушников и вставила в свой орган слуха. Немного негигиенично, обычно я не пользуюсь чужими вещами и никому не даю свои, а если уж приходится свои вещички кому-то одалживать, выбрасываю их. Только его вещи не вызывают брезгливости, нам сегодня и из одной бутылки пить приходилось, что для меня полное табу. Во всяком случае, так было до сего момента. Артем вяло приоткрыл один глаз, бросил на меня недовольный ленивый взгляд, но, не сказав ни слова, снова погрузился в сон или его имитацию. Остаток дороги мы проделали под грохочущие ритмы AC/DC, лишившие одно из моих драгоценных ушек слуха.
  
  Concrete shoes, cyanide, T.N.T.
  Done dirt cheap
  Contracts, neckties, high voltage
  Done dirt cheap
  
  Dirty deeds done dirt cheap
  
  (Цементные башмаки, цианид, взрывчатка
  Все делаю дешево.
  Путы, удавки, высокое напряжение -
  Все делаю дешево.
  
  Грязные делишки делаю дешево.)
  
  Мне сразу пришел в голову разговор с Ромкой, о том, чем занимается мой спутник, и я совсем приуныла. Какие угрызения совести могут быть относительно этого типа? Пора бы уже мне где-нибудь на распродаже мозги прикупить, раз своих не хватает!
  
  Глава 10
  После нашего триумфального возвращения бабушку поместили в больницу, и в теткиной квартире сразу стало как-то пусто. Ларисе, которая по моим представлениям должна была меня уже измучить вопросами, было совершенно не до меня, а вот Пашка как с цепи сорвался. Если бы я не знала его с детства, могла бы подумать, что дебильные домыслы Ромы имеют основания.
  
  Когда я вернулась, брат долго расспрашивал, почему вокруг меня постоянно ошиваются мужики, один из которых является его другом. На мое заявление о том, что отчитываться перед ним я не собираюсь, он устроил дикий скандал, закончившийся, как у нас время от времени случается, неким подобием драки. Это во внешнем мире он проповедует принцип, что женщин бить нельзя, а я же не женщина, я - сестра. В детстве мы так часто решали спорные вопросы при помощи пары действенных ударов лопаткой по голове, что попривыкли и иногда пользовались этим методом решения споров во взрослой жизни. Только обычно подравшись, мы сразу миримся, а на этот раз как-то не сложилось.
  
  В результате накануне Нового года ситуация у меня была следующей: пойти никуда не могла - Лариса считала этот праздник исключительно семейным и все должны были присутствовать; бабушка в больнице и неизвестно, когда выйдет; с братом не разговариваю. Какое веселье в такой ситуации? Я тоже думаю: никакого. А еще меня напрягали мысли о том, что могут выкинуть мои распрекрасные брюнеты, должны же они меня с праздником поздравить. Почему-то, хорошего я не ждала, особенно от одного из них. И я решила поехать домой. К маме и папе. Там я смогу отдохнуть от напряженной ситуации в моем временном жилище, разобраться в своих чувствах, а еще лучше, усмирить свои чувства и посадить под пудовый замок. Я смогу убедить себя, что мне нравится Рома, нравится гораздо больше остальных, что я буду с ним счастлива, мне будет с ним хорошо... ну, вот, уже начинаю, и уже почти поверила!
  
  Итак, двадцать девятого декабря я ступила на трап самолета, покидая салон, и вдохнула влажный воздух родного города. Я дома! Пробилась через толпу встречающих, поминутно отмахиваясь от через чур назойливых таксистов, и в стороне увидела маму с папой. Какие же они у меня красивые и молодые! У мамы до сих пор ни единой седой волосины в роскошной гриве темно-каштанового цвета. И она до сих пор носит волосы распущенными, что делает ее еще моложе. А папа у меня такой, что мои подруги на него заглядываются, одна улыбка любую сразит наповал. Бросаюсь в объятия родителей, вспоминая, что рядом с ними кажусь еще меньше даже самой себе. Уж их Господь ростом не обидел.
  
  Вообще, что касается чисто внешних данных, семья у меня интересная: если поставить рядышком моих родителей и семью тетки вкупе с бабушкой (которая, между прочим, является маминой мамой), никогда не угадаешь, кто родственники по крови. Мама, бабушка и тетка не похожи совершенно, разве что Лариса и бабушка микроскопического роста, прямо как я. И дедушка с маминой стороны гренадером не был. В кого выросла мама, не знаю, но она лучше вписывала в папино семейство. Папой я вообще горжусь: рядом мы смотримся, как карлик с великаном, я ему примерно до подмышки достаю. Дядька и братья занимают нишу между моими метром пятьдесят четыре и папиными метром девяносто семь. Единственное, чем все они похожи - цвет волос, блондины в нашей семье не водятся. Кроме мамы и Паши все черноволосые, да и у этих двоих масть довольно темная. Я одна картину порчу.
  
  Размышляя о внешнем виде моего семейства, я и не заметила, как въехали во двор. Мой любимый, уютный дворик! Даже сейчас он выглядит волшебно, а уж летом, когда сверху нависают зеленые ветки огромных деревьев, давая тень и прохладу, здесь - как в сказке. Здесь и весной, и летом царят волшебные запахи: жасмина, цветущей алычи, роз, цветущей оливы, спелого винограда, и множества других растений. Здесь все друг друга знают, и когда я заходила в свой двор поздним вечером, вздыхала облегченно: здесь со мной не может случиться ничего плохого. А вот это сюрприз! И нам что-то от Олимпиады перепало - вместо луж по щиколотку, как правило, украшающих мой дворик с осени до конца весны, чистые дорожки. Это ремонт сделали, приятно, ничего не скажешь.
  
  На пороге подъезда сидит на стульчике наша 'вечная дежурная' - та самая Оня. Это раньше она была активная и злобная и гоняла нас, детей, ежеминутно: не шуми, не бегай, не сори, не рви цветы, и куча других "не". А сейчас она совсем старенькая и слабая, и совсем-совсем одна.
  
  - Здравствуйте, Оня Егоровна! - говорю ласково. Честно признаться, я ее люблю. Она остаток моего детства, того мира, когда были еще живы бабушка и дедушка. - Как Ваше здоровье?
  
  - Ох, Миланочка, приехала! - искренне радуется старушка. - А, какое здоровье, вот сижу, жду, когда уж Господь меня приберет, а он все не торопится. Мученье, не жизнь!
  
  - Раз не торопится, значит, Вы здесь нужны. Я к Вам тридцать первого зайду ненадолго, ладно? Не помешаю? - нет, мы не лучшие подружки, и наследство получить я не рассчитываю, просто, она одна, а мне не сложно. Ведь праздник должен быть у всех.
  
  - Ну, заходи, заходи, рада буду.
  
  Наконец я дома! Наша квартира... даже не знаю, как описать, что я здесь чувствую. Да, она маленькая, да, самая обычная типовая двушка в пятиэтажке, которые наверняка от Москвы до Хабаровска ничем не различаются, только не одна я замечаю, как здесь хорошо и уютно. Везде, где жили мои родители, было уютно и тепло, правда! У нас никогда не имелось дизайнерского ремонта или дорогущей мебели, часть ее вообще из восьмидесятых родом, но это не портит наш дом. Даже вид из окна на мою 'горячо любимую' школу его не портит. Спустя несколько лет после ее окончания, хоть и легкое, но все же чувство ностальгии появляется. Ни за какие блага не хотела бы снова оказаться за партой, и никак не скажу, что скучаю по школьной поре, но начинаю постепенно понимать, что не так уж все было плохо.
  
  Дома всегда уют и чистота, и это особенно заметно после огромной мрачной квартиры Ларисы, где, сколько бы я ни пыталась навести порядок, вечно грязные чашки, разбросанные бумаги и выстиранное белье встречается в самых неожиданных местах. Хорошо хоть носки мужские не стоят по углам. У мамы всегда идеально чисто, и вовсе не потому, что здесь не сорят. Мамочка целыми днями носится с места на место, одновременно вытирая пыль и делая важный звонок, загружая белье в машинку и вычищая раковину, пылесося и раскладывая мелочи по местам. И у мамы, и у Ларисы одинаково бешеный поток энергии, только первая оставляет часть ее на дом и нас с папой, а вторая все выплескивает на работе. А еще от мамы не услышишь совета, пока сам не попросит, и она никогда не указывает другим, что надо делать, а что нет. Это - еще одно важное отличие между ней и сестрой.
  
  Мы усаживаемся в комнате за невысокий 'семейный' столик (в нашем доме имеется еще один 'гостевой', высокий и огромный, который собирается только к приходу гостей, что происходит не так уж и редко) и устраиваем семейный праздничный обед. Праздничные обеды у нас регулярны и не только по праздникам: суббота, окончание или начало учебного года, начало отпуска, заглянул кто-то из соседей - все это повод собраться за столом.
  
  За обедом мы успеваем рассказать друг другу все основные новости, продолжается он часа три, не меньше, а когда папа погружается в свой любимый виртуальный мир (что с него возьмешь, он у меня компьютерщик в большой компании, привычка), мама неназойливо выспрашивает меня о парнях. Да я никогда и не пыталась что-то от нее скрывать, она - самая лучшая моя подруга, не обманет, не предаст, парня не уведет, не использует против меня полученную информацию. А еще мамочка не станет причитать и обвинять меня в моих же проблемах, только поддержит.
  
  - И что, ты до сих пор веришь в сказки о прекрасном принце и бедной Золушке? - без иронии интересуется мама по окончании моего рассказа. И как ей удалось из двух мгновенно выбрать того, кто меня волнует больше?
  
  - Не верю, в том-то и дело. Но не могу остановиться, к тому же, он чрезвычайно настойчив, я физически не могу держаться от него подальше.
  
  - Ну, а Рома? Он тебе не нравится?
  
  - Нравится, очень. Если бы не Артем, я бы, наверное, влюбилась в него.
  
  - И? Ты как всегда пытаешься делать, как надо и убеждаешь себя, что Рома - твоя любовь навек?
  
  - А что? - весело интересуюсь я. - Аутотренинг еще никто не отменял!
  
  - Может, послать подальше обоих и найти третьего? - смеется мама.
  
  - Наверное, это - самое разумное...
  
  - Значит - отпадает. В твоем возрасте разумное - ужасно. Почаще делай, как хочется, а не как надо, - нормально, да? Мамы должны советовать совсем другое! - А поехали, шопинг устроим? Раз ты дома, подарки к празднику должны увеличиться раз в десять! И продукты подкупим.
  
  - Так, поздно уже, - я бы с удовольствием развлеклась, и подарки обожаю, но у нас после девяти вечера магазины не работают.
  
  - До праздника наш новый торговый центр обещал все магазины круглосуточными сделать. И в кино сходим. О! Давай Машку с Леной возьмем?
  
  - Машку? - это моя школьная подруга. - Она же в Москве? - хотели мы вместе поступать, но ей удалось получить целевое направление в один из Московских ВУЗов, тетя Лена, ее мама в одном образовательном учреждении директор. Раз уж вместо зарплаты им выдают подачку, должны быть хотя бы минимальные преференции.
  
  - Вы что, даже не созванивались? Она вчера прилетела!
  
  Моему восторгу нет предела, и я бросаюсь звонить подруге. Через час мы уже всей компанией в нашей машине, перебивая друг друга, пытаемся рассказать все самое интересное. Один папа молчит, пытаясь абстрагироваться от нашей болтовни в четыре голоса. В центре мамы отправляются в супермаркет за продуктами, а мы с Машкой совершаем набег на магазины, торгующие шмотками. Позже к нам присоединяются мамы, и мы набираем штук двадцать пакетов различных магазинов. Завершается вылазка в кинотеатре, где я планирую мирно подремать, уж очень длинный день получился. Только мои планы не стыкуются с неуемным чувством юмора нашей теплой компании, комментирующей каждый кадр какого-то жутко тупого ужастика. Я давно уже заметила, что перед Новым годом хорошие фильмы в прокат не поступают. Домой возвращаемся под утро и, ложась спать, я обнаруживаю несколько пропущенных от Артема и сообщение, гневно вопрошающее: 'почему ты уехала и ничего не сказала?'. Ага, мечтай, родной, не хватало еще предупреждать тебя, когда я куда-нибудь собираюсь. И вообще, я сюда уехала вовсе не для того, чтобы с тобой общаться. Проигнорировав сообщение и погрустив, что от Ромки ничего не было, засыпаю с мыслью, что последний никак не хочет попытаться облегчить мою задачу по убеждению меня же, что он гораздо лучше.
  
  На следующий день просыпаюсь очень поздно, зато, успеваю выспаться хорошо, благодаря тому, что догадалась отключить все телефоны. Не знаю, как домашний, а на мобильный начинают поступать сообщения о звонивших абонентах одно за другим. Вот же Машка, ранняя пташка, даже после нашего ночного нашествия умудрилась в восемь вскочить! По нескольким звонкам наших общих подруг, понимаю, что она успела развить бурную деятельность, пока я отсыпалась. Выясняется, что вечером нас ожидает массовое веселье в клубе. Знаю я это веселье: все напьются, а я их по домам развозить буду, как единственная трезвенница.
  
  Остаток дня посвящаю выпеканию тортиков. Обычно я это делаю ночью, но раз уж намечается такая пьянка, и я буду слишком занята, подготовлюсь заранее. Артем набирает мой номер еще несколько раз, но я упорно игнорирую его навязчивое внимание.
  
  А вечером... старые подруги, старые друзья, просто знакомые, с которыми так здорово перекинуться парой слов. Мы болтали, вспоминали разные детские приключения, общих знакомых, учителей, и я вдруг осознала одну неприятную вещь: кроме общих воспоминаний, я не хочу ничем делиться со старыми друзьями. Им не интересна моя нынешняя жизнь, а они не особенно интересны мне. Мне становится так грустно, будто я одна уезжаю в вагоне скорого поезда, а все они веселой компанией остаются на перроне. Им там хорошо, они все вместе, а я больше не часть их теплого коллектива. Не хочу! Я не хочу уезжать от них! Но остаться тоже не могу. Я уже переросла этот мир, он мне узок, он сжимает меня со все сторон, не давая двигаться. И мне безумно хочется срочно пообщаться с Настей, или Алиной, или.... нет-нет, больше никаких или! Выхожу и звоню Алинке, и мы болтаем почти полчаса. Мне становится легче. Намного легче. Я перестаю думать и анализировать, предпочтя просто веселиться, танцевать и дурачиться. Опять я дома только когда некоторые уже встают, чтобы на работу ехать, и опять сплю до полудня.
  
  Тридцать первое, как и всегда, проходит на кухне: мы целый день что-то режем, что-то взбиваем, что-то перемешиваем и так далее. В девять мы должны выехать, чтобы отпраздновать в доме моего крестного, большая часть закусок, как всегда на нас, а ведь надо еще себя в порядок привести. Мама не очень довольна нашими планами, которые сама же и распланировала, она знает, что у крестного гости могут быть не самыми приятными. Он армянин, и не подумайте, что я националистка, просто люди этой национальности обычно гипер общительны, даже в сравнении со мной, так что каждый раз можно столкнуться с новыми людьми в его доме, и не всегда они приятны в общении. Звонки Артема продолжаются, я продолжаю не отвечать, только сегодня пришло еще и поздравление с наступающим от Ромы. Не очень-то много за три дня, не находите?
  
  Звонит домашний, и я иду отвечать, в полной уверенности, что это - Лариса, только она предпочитает стационарный телефон мобильному.
  
  - Да? - жизнерадостно отвечаю я.
  
  - Какого х** ты уехала, не предупредив меня? - неожиданное поздравление с наступающим.
  
  - Знаете, Артем Михайлович... а не пойти ли Вам на х**? - я кладу трубку. Мама смотрит в изумлении.
  
  - Милана! - она укоризненно качает головой, пряча улыбку.
  
  - Достал совсем! - доверительно делюсь я и слышу новый звонок. Не пошел? Странно! - Что еще?!
  
  - Ты почему так разговариваешь? - но тон уже совсем другой.
  
  - А ты? - не иду на попятный. - Думаешь, что так крут, что можешь вести себя подобным образом? И с какой радости я должна отчитываться о своих передвижениях?
  
  - Почему ты не отвечаешь на мои звонки? - эх, вяло я Всеславского вывожу из себя, вон как быстро вернулся. Но, смотри-ка, разговаривает совсем по-другому! - Ты из-за меня уехала?
  
  - Я не уехала, я решила навестить родителей.
  
  - Ведь можно было сказать, это - несложно.
  
  - Я даже не стану рассказывать, почему не обязана тебя предупреждать, какие у меня планы на ближайшее будущее. Просто, скажу, что решила поехать внезапно. И да, в том числе, чтобы отдохнуть от тебя, но ты и здесь меня достал! - на самом деле, я совершенно не сержусь, и мне безумно приятно, хотя его внимание и идет вразрез с моими планами ограничить общение с ним.
  
  - Я соскучился! - жалуется он таким тоном, что невозможно усомниться в искренности.
  
  - Что?! - еще вопрос, кто из нас лучше справляется с выведением из себя второго. Он с этим справляется в мгновение. - Ты зачем это сказал?!
  
  - Потому, что это - правда, - он явно в замешательстве.
  
  - Дальше что?! Может, приедешь с родителями познакомишься? Сделаешь мне предложение? - ору я в гневе, заставляя мамины глаза увеличиться в два раза.
  
  - Прямо так сразу? - иронично интересуется собеседник, но я понимаю, что он пытается скрыть свой шок от моего наезда. - А как же букеты, подарки и встречи под луной?
  
  - Какие с тобой могут быть встречи под луной? Просто подумай, что, кроме денег ты можешь мне предложить? Внимание? Заботу? Любовь? Понимание? Нет, ничего! Нечестно играть со мной в твои игры, я слишком легкая добыча. Выбери себе соответствующего соперника!
  
  - Я не играю и не воспринимаю все это, как соперничество! Зачем ты так? Когда вернешься? - нет, он просто не понимает мои слова! Как можно разговаривать с человеком, который тебя не слышит?
  
  - Второго в четыре, - отвечаю с тяжким вздохом.
  
  - Можно тебя встретить? - он всерьез спрашивает разрешения или играет, как обычно?
  
  - Я на автобусе, - вяло предлагаю я.
  
  - Пожалуйста!
  
  - Хорошо, - сдаюсь, почти без боя. - Только с условием, что ты больше мне не звонишь!
  
  - А с Новым годом поздравить?
  
  - Сейчас поздравь.
  
  - Ладно, когда приедешь. У меня и подарок есть, - вот же, блин, теперь и мне придется подарок искать, а я ненавижу делать это по обязательству, да и что подарить человеку, у которого есть все?
  
  - С наступающим! - и я сбрасываю вызов.
  
  - Мда... - все, что может сказать мама. К счастью, в ее взгляде нет осуждения. - Давай собираться, а то мы так и Новый год пропустим.
  
  Не пропустили, конечно, я даже успела соседку навестить, как и обещала. К счастью, компания у крестного собралась не самая большая: сам Самвэл, его жена, Лена, мальчишки (правда, Давид и Алан вдвоем целого класса мелких хулиганов стоят), брат Самвэла, Каро, и их лучший друг, Эрик с семьей. Эрик - личность довольно колоритная: заработав немалые деньги, он стал считать себя своеобразным гуру во всех областях жизни. По любому поводу он имеет свое мнение, и, не сомневаясь, его высказывает. Только из-за не сильно развитых интеллектуальных способностей и отсутствия образования, мнение это, как правило, звучит довольно забавно. Его супруга, милейшая и тишайшая Римма, обычно молчит, только, сдается мне, прекрасно понимает, какие глупости выдает окружающим ее муж. Мне должны стать компанией их дети: дочь младше меня на два года, занимается фигурным катанием настолько увлеченно, что все ее разговоры только об этом. Я с большим уважением отношусь к людям, имеющим хоть какое-то увлечение, только общаться с ними не всегда просто. Ее старший брат, Миша, человек очень забавный и более чем милый. Жаль только, не имеет ни малейшего стремления к самостоятельности; привыкнув к тому, что все решения принимает папа, он стал немножко нерешительным. В общем, он уникальный мямль. Весь такой, хорошо воспитанный, интеллигентный, сдержанный, правильный, только никакой, как сырое тесто на вкус. Хотя, некоторым и это нравится. Мишаня пользуется большим успехом у девушек, он очень симпатичный, особенно для армянина. Не знаю, почему он не остановит внимание на какой-нибудь из многочисленных поклонниц, но он у нас мальчик порядочный, не разбрасывается по мелочам. К моему глубочайшему сожалению, парень с детства считает, что вот-вот и мы будем вместе. Серьезно! Миша убежден в том, что я только и жду, когда он закончит институт, и мы сможем пожениться. Никакие мои уверения в моем полном и безграничном к нему равнодушии, не помогают. Кстати, я точно знаю, что Эрик, ни за какие коврижки, не согласиться ни на какую невестку, кроме армянской девушки, такой же тихой и незаметной, как Римма.
  
  Блииин! Я уже говорила, что верю в приметы? И зачем мне вспомнилась фраза: 'как Новый год встретишь, так его и проведешь'? Это что, мне теперь весь год в обществе Миши и его сестренки-фигуристки жить? Чудесная перспектива!
  
  Пытаюсь абстрагироваться от обожающих взглядов парня, участвуя в общем разговоре. Сегодня тема номер один - землетрясения. Ну, да, потряхивает нас в последнее время, довольно регулярно. Некоторые пугаются, но моя семья, слава Богу, не из таких. У нас же в России как? Сход лавин вызывает массовое нашествие горнолыжников в горы, штормовое предупреждение - повод поехать на пикник на природу, лесные пожары - мы костер в лесу разводим. Нам ли русским бояться землетрясения?
  
  Подвыпившие взрослые всерьез обсуждают, не накроет ли нас цунами какое, все же не зря крестный дом почти на берегу моря построил. Приходят к выводу, что разрушительная волна нам не грозит, мы же не в Японии. И тут Каро приводит грандиозный довод:
  - А Айвазовский? Девятый вал же на Черном море рисовал?
  
  - Айвазовский - армянин. А у нас как: два балла увидел, остальные додумал! - глубокомысленно сообщает Эрик, заставляя меня задуматься, правильный ли я сделала вывод о его интеллекте. Самоирония - спутница качественных мыслительных способностей.
  
  Прослушав речь президента, мы выходим на балкон, смотреть маленький домашний салют, который, на радость нам, запускают наши мужчины и многочисленные соседи. Замерзшие, возвращаемся в гостиную, как обычно на Новый год, погода 'радует' дождем и пробирающим до костей холодом. Потом мы отделяемся от родителей окончательно, скрывшись на втором этаже. Мальчишки (кроме Миши, конечно, он все свое внимание направил на меня) рубятся в компьютерную игру, счастливые, что все о них забыли и не отправляют спать, фигуристка оторвала у одного из братьев нетбук и полностью в него погрузилась, а я, делая вид, что выслушиваю внимательно своего 'суженого', переписываюсь со всеми сразу. Всеми, кто поздравляет меня, и кто обо мне помнит: братья, подруги, приятели, однокурсники, просто знакомые. Рома прислал целую поэму - ненавижу любительские стихи, если это не стеб, не попадает парень в струю, как бы я себя не уговаривала. Но я не сдаюсь! Перезваниваю Ромке, и мы с удовольствием болтаем о пустяках, смеемся, хотя он где-то в клубе, и его, наверняка, ждут друзья, а я снова мерзну на балконе. Артем, к моему изумлению, выполняет обещание и не звонит больше.
  
  Домой мы возвращаемся к девяти утра и, засыпая, я 'наслаждаюсь' 'персональным концертом' всеми горячо любимого соседа по имени Валюн. Маты и звуки бьющейся посуды разносятся по всему дому, напоминая, что Новый год, как искренне верит Лариса, семейный праздник, и семью надо радовать. Правда в последнее время Валюн только ругается и крушит имущество, но никаких ранений у родни после возвращения старшего сына из мест не столь отдаленных, не наблюдается. Сынок быстренько ставит папаню на место при помощи кулака, когда тот совсем уж разбушуется, а до того дает старшему поколению пошалить. А вообще, Валюн - хороший человек, всем помогает, когда соседа парализовало, выносил его регулярно на прогулки. Нет у меня плохих соседей, и не было, но я об этом, кажется, уже упоминала. Честно сказать, когда хочу спать, мне по барабану, какие звуки вокруг. Так что, под аккомпанемент соседа я мирно засыпаю.
  
  Вторую половину первого дня нового года я посвящаю прогулке с подругами. Мне нравится выходить на улицы первого января: тихо, пусто, спокойно, сонно. Впрочем, там, где появляется наша компания, тишина, сонливость и покой мгновенно сдаются без боя.
  
  Утром второго января я понимаю, что полная перезагрузка мозга состоялась, и я совсем по-другому смотрю на окружающий мир и свою жизнь. Все будет прекрасно: бабушку вылечат, с Пашкой мы уже помирились по телефону, а уж с парнями как-нибудь разберусь. Одна маленькая проблема - после такого активного отдыха мне ужасно хочется запереться одной в комнате и не выходить оттуда пару дней, а еще поспать часов четырнадцать, не меньше.
  
  Глава 11
  Поспать удалось, часа три. Как только я погрузилась в кресло самолета - мгновенно заснула и вернулась в реальность только, когда меня разбудила женщина, занимающая соседнее кресло.
  
  Я мгновенно очнулась и рванула к выходу, осознав, насколько я соскучилась по Санкт-Петербургу, по его свинцовому небу и желтым домам, по черным рекам, пусть сейчас их воды и скрыты панцирем льда, по мрачным жителям. Любой, кто начнет доказывать, что не 'этот город самый лучший город на земле', мой личный враг. Я, не замедляя движения, несусь к выходу из аэропорта, чтобы как можно быстрее встретиться с северной столицей, когда мое движение замедляется искусственно каким-то препятствием. Кажется, сумка за что-то зацепилась. Я оборачиваюсь и вижу это живое препятствие, как всегда выглядящее обалденно: мой личный маньяк-миллионер, надо же, а я совсем о нем забыла!
  
  - Куда так торопимся? - завораживающим голосом мягко спрашивает он. Интересно, ему от природы дана способность одним только голосом вызывать таяние девушек и ледников, или тренировался годами. Чтобы не мучиться этим вопросом бессонными ночами, решаю сразу его и задать, вызвав широченную улыбку брюнета - пара идущих мимо представительниц прекрасного пола наверняка заработали кривошеесть вкупе с косоглазием, не сводя глаз с Артема. Так можно еще и упасть в пути, прибавив пару переломов. - А ты таешь? - интригующе шепчет он, но держится на приличном расстоянии.
  
  - Я держу себя в руках. Пошли? - я, конечно, пытаюсь задавить в зародыше довольную улыбку, но она так и рвется наружу. - Рада тебя видеть!
  
  - Я тоже рад... что ты меня видишь! - ну не засранец ли? - Стоило ли так отказываться? Или ты себе цену набивала?
  
  - Набивала, набивала, - соглашаюсь я. - Я, кстати, забыла, что ты обещал встретить.
  
  - Ты забыла обо мне?! - ну, забыла, и что? Может и не стоило об этом сообщать, но пусть не расслабляется! Прямо, оскорбили до глубины утонченной души. Сейчас надуется и заплачет, честное слово. И вообще, мне сейчас немного не до тебя. Потому что в окно смотрю, а не на твою несчастную физиономию: я обожаю, когда по дороге в город березы появляются. Дома у нас они не растут, поэтому это - символ того, что я уже в Санкт-Петербурге. - Я, между прочим, о тебе все время помнил.
  
  - Лучше бы ты обо мне забыл... - все чаще замечаю, что, стоит нам встретиться, как начинаем ругаться. Грустная история... Хотя, меня не огорчают ссоры с Артемом, а ведь обычно я просто ненавижу всяческие столкновения, и людей, с которыми конфликтую, стараюсь из жизни исключить. А его вот не хочется исключать...
  
  - Как праздник провела? Что-то ты отдохнувшей не выглядишь.
  
  - Когда отдыхать? Пока всех знакомых встретила, уже пора возвращаться. Хорошо, что я поехала, дома здорово!
  
  - У тебя хорошие отношения с родителями? - и что так удивляться? Это у богатеньких каждый день - трагедия, начиная с рождения. А простой российский народ ведет жизнь прекрасную и удивительную.
  
  - У меня со всеми хорошие отношения, за очень редким исключением. - Лучше промолчу, что это исключение - ты. - А мама - лучший друг. Так что имей в виду, всеми секретами я с ней делюсь, если со мной что случится, ты первый под подозрением.
  
  - Что случится?
  
  - Например, в лесу найдут снежком присыпанное мое бездыханное тело, после очередных моих неконтролируемых словоизлияний.
  
  - Ну, так ты уж будь осторожнее, не доводи до греха. И что же посоветовала мама? Включить мозг и не общаться с таким опасным типом, как я? И сосредоточить все внимание на милом мальчике Ромочке?- ироничная улыбочка тебе к лицу, хорошо, я чуть попривыкла к твоим чарам.
  
  - Почти. Предложила послать обоих далеко и надежно.
  
  - И больше думать об учебе, а о мужиках - меньше?
  
  - Нельзя мне больше об учебе думать, мозг не выдержит. И преподаватели что будут делать, если я на третьем курсе все выучу? Это ж непорядок получится! А ты как Новый год встретил?
  
  - Как? Клубы, девушки, наркотики! Ведь так развлекаются такие, как я?
  
  - Меня спрашиваешь? А вообще, именно так, - во всяком случае, с Глебом так и было. - Только ты же нетипичный представитель 'золотой молодежи', да?
  
  - Наверное, типичный. Но в этот раз я отключил телефон и лег спать.
  
  - Что?! Нельзя же так! Тебе же не семьдесят лет! У тебя что, друзей нет?
  
  - Есть друзья. Как раз в клубе с девушками и наркотиками. А другие дома с женами и детьми. На самом деле, было плохое настроение, и я не хотел никого видеть. Вернее, я хотел видеть тебя. Я хочу видеть тебя чаще.
  
  - Найми на работу. Домработницей. Буду мочить пол к твоему приходу, разгонять пыль на самых видных местах и варить пельмени из пачки. Ты, наверняка, платишь неплохо.
  
  - А я-то наивно полагал, что ты умеешь готовить!
  
  - Умею, только куда приятнее сварить пельмени и книжечку почитать, чем перед плитой гробиться, - на самом деле, я готовить люблю, были бы продукты качественные. Не каждый день, конечно, но пару раз в неделю - со всем удовольствием.
  
  - Сплошные разочарования... я уже представил, как ты пирожки печешь... - Артем мечтательно закатил глаза.
  
  - Печеное вредно, а с артишоками боюсь, не справлюсь. Или вакантное место уже занято?
  
  - Домработницы? Нет, свободно. Я дома почти не бываю, зачем она мне? Уборщица иногда приходит.
  
  - Тогда я могу быть твоим секретарем. Куплю мини юбку черную и белую блузку с рюшечками, - теперь моя очередь помечтать. - Кофе я варить умею, ксероксом пользоваться тоже, считай, моя квалификация не вызывает сомнений.
  
  - Нет, боюсь, в таком случае, вся работа остановится... У тебя же завтра выходной? Поехали в Павловск?
  
  Я просто-напросто на миг потеряла дар речи.
  - Ты работаешь! - напомнила на всякий случай.
  
  - Иногда надо отдыхать. Да и сейчас работа никакая, все пьют, никого нигде не поймаешь, больше видимость деятельности, чем деятельность как таковая.
  
  - У меня завтра зачеты начинаются. И мы договаривались: только деловые отношения, ничего более.
  
  - Это - деловая прогулка.
  
  - Нет, прости, не могу. Мне показалось, или ты вез меня в три раза дольше, чем тогда в аэропорт? - спросила я, когда машина притормозила возле моего двора.
  
  - А куда спешить? - философски заметил мой водитель. - Может, поужинаешь со мной?
  
  - Мне надо немного почитать конспект. И я представляю, во что превратилась квартира, пока нас с бабушкой не было. Подозреваю, что меня ждет грандиозная уборка.
  
  - Подожди! Чуть не забыл! Подарок! - разве я похожа на девушку, принимающую столь дорогие подарки от посторонних мужчин? Почему он протягивает мне бархатную коробочку, в каких обычно хранятся украшения? Первая мысль - даже не смотреть. Жаль, любопытство побеждает здравый смысл, и я не выдерживаю. Чего и следовало ожидать - серьги. Несомненно, золотые. - Я не возьму.
  
  - Почему? - ехидно так спрашивает.
  
  - Это слишком дорого! - и это слишком красиво! Две крохотные ажурные бабочки, в чьих глазках мерцают крошечные камни. Больше всего мне нравится то, что они не идентичны, немного, но заметно отличаются друг от друга.
  
  - Огласи сумму, в которую я должен укладываться.
  
  - Не знаю... тысячи три, наверное, не больше, - неуверенно бормочу я. Как можно ответить на такой вопрос? Боже, как они мне нравятся! Я их хочу! Хотя бы надеть пару разочков и вернуть в целости и сохранности! Взяв себя в руки, решительно захлопываю коробочку и протягиваю назад. - Забери!
  
  - Не могу.
  
  - Почему еще?
  
  - Думаю, не все поймут, если я надену такое украшение.
  
  - Верни в магазин, - предлагаю я.
  
  - Они не из магазина. Один хороший знакомый делал, и учти, что он крайне редко берется за ювелирку в последнее время. Так что это - совершенно эксклюзивная вещь, причем придуманная и сделанная именно для тебя. - Вот же, змей-искуситель! Я и так почти отступилась от всех своих принципов! Гляну еще разочек, самый распоследний!
  
  - Как же он специально для меня их делал, если он меня не знает? - ворчу я, не в силах расстаться с подарком. Убеди меня, пожалуйста, заставь меня их взять!
  
  - Почему не знает, я все рассказал, а у него воображение художника. Если ты откажешься, я скажу, что тебе не понравилось и нежное сердце мастера будет разбито! А у Ваньки, между прочим, четверо детей.
  
  - Сколько?! Его фамилия не Охлобыстин?
  
  - Не, у того, вроде побольше наследников. Ну?.. - он кивает на коробочку, которая до сих пор в моих руках. Нет, надо вернуть! Это не правильно! Я не должна. Все, возвращаю, хватит разговоров.
  
  - Ладно, спасибо большое и тебе, и твоему другу, - и я кладу коробочку в сумочку. Совесть меня сожрет с потрохами! Артем расплывается в наисчастливейшей улыбке, непонятно, кому подарок сделали. - Это - подарок в ответ. Тоже ручная работа.
  
  Я протягиваю баночку орехов в меде, надеюсь, аллергии у него нет. А что еще я могла подарить, это хотя бы что-то почти эксклюзивное, только у нас делают. Артем рассматривает мой сувенир с сомнением.
  
  - Бери, не пожалеешь, сочинская виагра. Это так продавцы говорят, когда туристам впаривают товар. А на самом деле очень полезно, не так уж они далеки от правды.
  
  - Мне, вроде, не требуется... - и что так мучиться, бери, да ешь, небось не помрешь.
  
  - Если 'вроде', значит, скоро пригодится, - констатирую я, получая в ответ разгневанный взгляд. Быстренько покидаю машину, чтобы не огрести в воспитательных целях и, махнув на прощание, скрываюсь во дворе.
  
  Глава 12
  К зачету я была готова на все сто. Меня слегка шокировало то, что в квартире царил относительный порядок, так что у меня было достаточно времени доучить недоученное. Приятно встретить однокурсников после недолгой разлуки, но в несколько раз приятнее - встреча с подружками. Гораздо больше зачета нас волновал вопрос, кто и как провел праздники. Алинка отмечала очередную маленькую победу: сосед предложил встречать Новый год вдвоем. Подруга отказалась, решив продемонстрировать скромницу-девственицу, но поздравления, а также подарок в виде плюшевого медведя (ненавижу, когда парни дарят игрушки, хорошо Алина не разделяет мое мнение!) получила. Настя, как обычно просидела все выходные дома, для девушки ее круга, она слишком скромна. Вот и парня у нее не было за все время учебы, а что до того происходило, она хранит в секрете. Я давно заметила, что Настя вздыхает по одному типу из нашего универа. Костров учится на четвертом курсе и является у нас своеобразной звездой. Девиц он меняет пару раз в неделю и, благодаря своей внешности, деньгам и глупости этих самых девиц, отказа не знает. Учится парень так себе, все считают, что из-за того, что он так занят: и работает, и спортом профессионально занимается, только я подозреваю, что Юрик просто-напросто туповат. Ну, сталкивалась с ним пару раз довольно близко, что и позволило сделать выводы. В общем, у меня Костров вызывает неконтролируемые приступы идиосинкразии, а по-русски один героев моего любимого мультфильма высказался: я тоже, как его увижу 'так блевать и кидат' (мультфильм 'Мартынко', Союзмультфильм, 1987). Был бы нормальный человек, я бы давно придумала, как заставить Юрика моей подружкой заинтересоваться, а так, увольте, не хочу быть виновницей трагедии.
  
  - Девчонки, у меня все в порядке? - прерываю я беседу, вызвав удивление подруг. - Нигде ничего не расстегнуто, тушь не потекла, свитер не порвался?
  
  - Все нормально, - тщательно осмотрев меня со всех сторон, заверяет Настя.
  
  - Нормальным не назову, эти джинсы даже не из прошлогодней коллекции, они вообще, вне коллекций, а губы можно и поярче подкрашивать, но все как обычно, я привыкла к этому ужасу, - я уже говорила, что у Алины несносный характер? Не грех и повториться. Некоторые еще меня язвой считают, надо их с блондинкой познакомить. Хотя, с парнями она ведет себя, как ангел: в глаза заглядывает, шепчет с придыханием 'конечно, милый', подарков не требует и так далее. Только хватает ее примерно на пару недель, потом начинает внутренний мир наружу лезть. Парни пугаются с непривычки и бегут. Думаю, если бы она с самого начала не играла роль, а была сама собой, у нее отношения складывались бы гораздо благополучнее.
  
  - Может, у меня обострение мании величия, но мне кажется, что все на меня пялятся! - жалуюсь я.
  
  - Ой, кому ты нужна, это все мной любуются! - парирует Алина, даже не задумываясь над моими словами.
  
  - Я еще давно заметила, не хотела говорить, - мгновенно останивливает ее Настя.
  
  - Что за фигня? - я уже начинаю дергаться, неприятно быть центром внимания, не зная, за что такая честь.
  
  - Я пыталась узнать, не получилось, - жалуется Настя. Ну, так, не с ее простодушием разведчиком служить!
  
  - За дело берется профи! К окончанию зачета, я буду владеть информацией! - важно воздевает к небу наманикюренный указательный пальчик Алина и исчезает в толпе.
  
  Зачет сегодня в письменной форме, так что нас загоняют в аудиторию всей толпой, последней заходит блондинка, и я втягиваю голову в плечи: не знаю, чем я провинилась, но вина моя никакому сомнению не подлежит, судя по взгляду подруги. По окончании зачета я не спешу покинуть аудиторию, надеясь, что здесь я в относительной безопасности. Однако, у разгневанной блондинки свои планы, и она вытаскивает меня почти за шиворот.
  
  - Объясни мне, почему я не в курсе, что моя разлюбезная подружка встречается с Всеславским?! - фух, всего-то, тоже мне, трагедия.
  
  - Наверное, ты не в курсе, потому, что мы не встречаемся, - успокоившись, отвечаю я. Ой! Кажется, рано я успокоилась. - Блииин! Кафе! Весь институт обсуждает радостное известие, что я сплю с маньяком? Мрак!
  
  - Нормальные люди не демонстрируют подобные отношения, даже, когда они есть. Ты понимаешь, что он спонсировал твою стипендию? Как все это выглядит? Ты мозг включаешь хоть иногда? - ярость Алины ничуть не остыла, скорее, наоборот.
  
  - Случайно вышло, и я не виноватая, он сам пришел! - пытаюсь отбиться я. Алинка плюет на меня почти в прямом смысле этого слова и, резко развернувшись, уходит по-английски. Настя смотрит сочувственно, и успокаивающе гладит по руке. - Да, ладно, Насть, ничего смертельного... наверное... - Мы вместе покидаем универ, и теперь кажется, что глазеют на меня еще сильнее.
  
  А, плевать на все! Забыла и растоптала. Это - чудесный, сказочный день! Вся семья уехала на дачу! Скажите, только честно: вы можете себе представить, что делать на даче среди зимы? Я - нет. Туалет на улице, душа нет, печь на дровах - эктримальный туризм, иначе и не назовешь. Братишки тоже были бы счастливы остаться, только у Ларисы шаг влево, шаг вправо - расстрел. Куда скажет, туда все и едут, построившись парами. А я - везунчик: у меня зачеты, и кроме меня никто не знает, что большая часть уже сдана автоматом. Только знание психологии спасло меня в очередной раз. Когда тетка заговорщицки спросила, занята ли я, сразу почувствовала подвох и составила целое расписание, проверять все равно никто не станет. А мальчишки попались, вот что значит отсутствие опыта.
  
  Теперь в моем распоряжении огромная квартира и даже кошки с собакой - не конкуренты. Этих бедолаг тоже в деревню потащили. Я, конечно, сначала подумала созвать микровечеринку, но Алинка сегодня уезжает со своим соседом куда-то за город, а Настя отбыла к бабушке в Сестрорецк.
  
  Так что теперь я могу насладиться одиночеством, а такое случается крайне редко.
  
  Сначала брошу сумку домой и проверю, что в холодильнике имеется, возьму деньги и накуплю себе вкусностей: фруктов и пару кусочков пирога в 'Штолле'. Пироги у них уже не те, что поначалу, но иногда бывают и ничего, особенно, если знакомых девочек спросить, что стоит брать, а что нет. Да... пирог с чаем на диване, закутавшись в плед. И фильм на большой телевизор подключу, надоело в ноутбуке смотреть, впечатления не те. А Лариса терпеть не может, если мы с мальчишками что-нибудь пытаемся включить, считает, что все, что показывают не по телевизору - разврат и насилие. Как будто по НТВ не то же самое. Посмотрю 'Дом у озера'. Вообще-то не люблю мелодрамы, выбрала бы 'Я - легенда', так потом из всех щелей зомби попрут, воображение у меня яркое.
  
  Оооо! Чудеса случаются! Дворник вышел из запоя и посыпал тротуар по дороге к нашему двору песочком: есть шанс добраться домой без потерь. Открываю сумочку в поисках ключей, перекопала все, а потом для достоверности высыпала все прямо на столик того самого кафе, где собиралась покупать пирог. Нет ключей! Ни ключей, ни денег! И что дальше? Чудесный день подошел к концу? Не настолько же бесславно! Так, надо что-нибудь придумать! На дачу ехать не вариант: во-первых нет денег даже на электричку, во-вторых, страшно вечером по полю да по деревне несколько километров добираться от станции, надо где-то ночь перекантоваться, а завтра по утру можно и за ключами рвануть. К кому же в гости напроситься? Алинка и Настя отпадают, соседей не знаю настолько близко, пойдем по списку контактов, он у меня огромный, кого-нибудь найду обязательно.
  
  Спустя полтора часа бесплодных звонков понимаю, что чем-то я сильно согрешила, что-то сделала не так, раз никто из моих многочисленных знакомых не приходит на помощь. Те, кто снимают квартиру или живут у родных, отказывали по самым разным причинам от стихийного, но массового прорыва канализации, до массового же нашествия родственников из деревни, а в общежитие не удалось напроситься, именно сегодня у них проверка крутая, заранее предупредили, чтобы чистота-порядок и никаких посторонних. Мне приходится покинуть кафе, это не ночной ресторан, сюда люди, в основном завтракать и обедать приходят, закрывается рано.
  
  Это мне назло, да? Почему днем была вполне себе нормальная (для зимы, конечно) погода, а сейчас, как это называется, буран? пурга? Не разбираюсь я в этих северных стихиях, одно могу точно сказать: ненавижу, когда снег идет не только сверху, но и снизу, нагло влезая и в глаза, и в уши, и в нос, и, стоит только зазеваться, в рот. Вот что делать, а? Неужели придется прибегнуть к крайней и самой нежелательной мере? Помаявшись на морозе еще минут двадцать, решительно отыскиваю нужного абонента и нажимаю вызов, осталось не сбросить с перепуга. Не сбросила - Артем ответил после первого гудка.
  
  - Что опять случилось? - жизнерадостно интересуется он. Ну, да, со мной вечно что-то случается, особенно в последнее время.
  
  - Тем, пожалуйста, одолжи мне денег... - умоляюще говорю я.
  
  - Что с тобой? Сколько? - да, на теме денег мой маньяк сразу напрягся, думает, наверное, что я миллион попрошу.
  
  - Рублей пятьсот, мне переночевать негде, - успокаиваю я, нервная система у этих богачей ни к черту, не стоит еще больше расшатывать.
  
  - Ты где?
  
  - На аллее, напротив аптеки.
  
  - Да, я помню, жди.
  
  Ну, жду, что еще делать? Надеюсь, Снегурочкой не успею стать. Не знаю, сколько времени ему потребовалось, чтобы доехать, но я успела заледенеть окончательно и бесповоротно. Ах, где же мой чай с пирогом и 'Дом у озера'?!
  
  - Привет! - стуча зубами, сажусь в машину я. Артем усиливает обогрев, но мне все равно холодно. Машина начинает движение, но мозг у меня тоже подморозился, и я не спрашиваю, куда, мне не интересно, главное - отогреться.
  
  - И где же ты собралась за пятьсот рублей ночевать? - интересуется мой спаситель на перманентной основе. - В бомжатнике?
  
  - Нет, в хостеле, - отвечаю, частично оттаявшими губами. У меня чувство, что с меня стекает, и я скоро превращусь в лужицу, как та самая Снегурочка. Вошла в роль.
  
  - Понятно... Любишь приключения?
  
  - Ага, обожаю. Особенно такие.
  
  - Ты с родными поругалась?
  
  - С чего ты это придумал? Решил, что меня из дома выгнали? Нет, до этого еще не дошло. На дачу все уехали, а я ключи куда-то дела.
  
  - Ты - какое-то ходячее несчастье!
  
  - Какое же это несчастье? Так, мелкие неприятности. Куда мы едем? - о! мозг оттаял! Наконец-то я заинтересовалась немаловажным моментом моего настоящего.
  
  - Ко мне, - я внимательно рассматриваю водителя, пытаясь найти в его лице признаки того, что это - шутка. Может, у меня со зрением проблемы, но ничего не увидела. Ну, и как мне на это реагировать? - Не могу же я позволить тебе ночевать с гастарбайтерами!
  
  - Мне кажется, с ними безопаснее, - задумчиво делюсь умозаключением. - Я не хочу у тебя оставаться!
  
  - Почему? Места достаточно, свободная комната есть, горячая вода в душе, я тебе даже выделю персональный айпад.
  
  - Может, ты еще и кино со мной посмотришь? - размечталась я.
  
  - С удовольствием. Только в магазин заедем, купим тебе одежду и продукты, в холодильнике у меня кроме вина и сыра ничего.
  
  - Это я что, так просто согласилась? А как же мое пуританское воспитание и репутация 'хорошей девочки'?
  
  - Кранты твоей репутации! - весело сообщает Артем, паркуя машину у торгового центра. Хорошо, что в наши дни не все магазины в шесть вечера закрываются!
  
  - Ну и ладно! - не стала спорить я и быстренько вышла из машины, пока передо мной дверь не стали открывать и ручку подавать.
  
  Сначала Артем ведет в меня магазин верхней одежды и под его руководством и при моем вялом участии, продавец подбирает мне свитер, джинсы, несколько футболок и свободные брюки для дома. Потом перебираемся в магазин нижнего белья, где красной от стыда и активно сопротивляющейся мне брюнет сам берет несколько комплектов, непрерывно ржа над моим смущением. Я же говорила: извращенец и маньяк. Супермаркет и выбор продуктов оставлен напоследок, и в него я захожу злая, как семейство голодных вампиров, продумывая план мести. Не обращая внимания на мою насупленную физиономию, Артем бросает продукты в корзину, моим мнением не интересуясь. Хотя, отдам ему должное, набирает он на любой случай, не сомневаюсь, что большая часть окажется в мусорной корзине. Вконец обнаглев, добавляю мой любимый сыр, который покупаю крайне редко, пугает меня его цена, а раз такая возможность подвернулась, буду пользоваться. Нагребаю заодно кучу фруктов, надеюсь, не разорится.
  
  Нервничать я начинаю, когда мы садимся в машину. Черт! Что я делаю?! Я в первый раз в такой ситуации, может, еще будет шанс сбежать?
  
  - Не дергайся! - мгновенно ловит мое состояние Артем. - Все нормально. Я тебя не съем.
  
  - Что, еще недостаточно откормил? - вспоминаю нашу первую встречу. - Так ты поэтому столько продуктов набрал?
  
  - Точно! Испечешь мне пирожки?
  
  - Что у тебя за пунктик на пирожках? Когда их печь, среди ночи?
  
  - Почему среди ночи? Завтра, послезавтра, когда захочешь.
  
  - Артем, я завтра с утра поеду на дачу, возьму ключи и вернусь домой, - вкрадчиво разъясняю я.
  
  - Зачем? Ты хочешь побыть одна? Я не буду мешать. Правда. Останься, ты не пожалеешь, - все это сказано с такой горячностью, что я начинаю сомневаться в правильности моих планов.
  
  - Ладно, испеку я тебе пирожки, так и быть. Должна же я оплачивать постой.
  
  - Мы приехали, - и он въезжает на парковку. Хорошо живут миллионеры: и старый район, и красивое здание, и полная его реставрация, и парковка, и лифт. Да... боюсь представить, что ждет меня внутри. Не знала, что лифт может въехать прямиком в квартиру! Это же не общий холл, да? Не могут в общем холле такие картины висеть! Я далеко не любитель абстракционизма, но здесь явно не дешевая детская живопись и не репродукции, энергетика художника чувствуется. Мрачная, но сильная. Пока я рассматривала картины, моя верхняя одежда и обувь исчезли в неизвестном направлении. Ну, все, теперь не сбежать.
  
  - Нравится? - интересуется хозяин квартиры.
  
  - Честно сказать, не особо, слишком много негативных эмоций заложено. Я бы не стала такие у себя в доме вешать.
  
  - У художника был сложный период в жизни. Они здесь специально: видишь, кресла неудобные, столик - все для встречи неприятных гостей, чтобы они не задерживались.
  
  - Зачем ты неприятных гостей впускаешь в дом? - удивляюсь я. Для меня мой дом - моя крепость, гостей я люблю, но только тех, кого люблю.
  
  - Иногда приходится... Может, ты все-таки зайдешь?
  
  Зайду, куда же я теперь денусь? Делаю шаг, и у меня мгновенно с катастрофической скоростью развивается чувство собственной неполноценности. Нет, я не потеряла дар речи, но все слова, что остались сплошь неприличные. Вот эту комнату можно с чистой совестью назвать гостиной. Первое, что я вижу - белый рояль. Только не говори, что ты играешь, это уже слишком! Справа - зона отдыха. Три огромных, цвета топленого молока, кожаных дивана, расположенных буквой 'П', в центре - большой, но низкий стеклянный столик. Здоровенный овальный белый обеденный стол, вокруг штук двенадцать стульев. Это все, никаких ковров, никаких полок или шкафов, никаких безделушек. Очень темный пол, белые стены, на которых снова несколько картин, кажется, других художников. И главное украшение - окно во всю стену, открывающее вид на реку и монастырь. Да уж, с видом у него полный порядок.
  
  - Все комнаты такие? - почти равнодушно спрашиваю я. В такой квартире не только неуютно, даже страшновато.
  
  - Нет, не пугайся, это - парадная зона. Пошли дальше.
  
  Дальше - получше. Обычный коридор, разве что не такой узкий как в стандартных квартирах, обычная кухня, красивая, конечно, куча всякой техники, и просторная, но не пугает, как гостиная. Ванная, так, не будем о ванной, я не думала, что они могут иметь такой размер, это все. Ну, всякими так джакузи никого уже не удивишь. Дальше еще одна комната с диваном, креслами, столом и огромной плазменной панелью. Совсем другое дело, уютно и красиво, так и хочется на диванчике развалиться.
  
  В конце коридора Артем открывает дверь еще одной комнаты и вносит сумку с моими новыми вещами, предлагая располагаться со всем комфортом.
  
  - Это будет моя комната? - совсем не похоже на помещение для гостей, одна двуспальная, нет, трехспальная, кровать чего стоит! А главное - выход на балкон с видом на тот же монастырь. Не могу упустить такую возможность и выхожу на воздух, наслаждаясь открывающейся картиной. Замерзнув, возвращаюсь внутрь, чтобы переодеться. Если бы это была моя комната, я бы даже не стала ничего переделывать, здесь все мне нравится: много света, много светлых тонов, картина тоже есть, но такая, на которую хочется смотреть не отрываясь: пляж, причал, уходящий в море, по нему босиком идет девушка, очень тоненькая в легком платье, ветер растрепал ее волосы. Лица девушки не видно, она спиной к зрителю, но это хорошо, можно придумать, какая она. В дверь стучат.
  
  - Ужинать будешь? - спрашивает Артем.
  
  - А ты что, ужин приготовил?
  
  - Фрукты, сыр, пирожные. Устраивает?
  
  - Вполне. А кино? Ты обещал.
  
  - Заказывай! Видела 'Звонок' японский?
  
  - Нет. Шедевр?
  
  - Ну, во всяком случае, лучше, чем американский вариант. Если тебе нравятся такие фильмы.
  
  - Давай посмотрим.
  
  - Только предупреждаю заранее, что последствия для нежной детской психики могут быть любыми.
  
  - У меня психика не нежная и не детская! - и нечего обзываться, нехороший человек! Я только в пустой квартире боюсь смотреть ужастики, и то некоторым об этом знать не обязательно. А так нервы у меня крепкие.
  
  Фильм мы посмотрели. Почти. Сначала я даже что-то жевать пыталась, и Артем не лез, держался на приличном расстоянии, только время от времени на меня странно посматривал. Честно признаюсь, я долго держала себя в руках, если бы не милое предупреждение сегодняшнего кинопрокатчика, раньше сдалась бы. В общем, пыталась я держать лицо до последнего, но в один момент не выдержала.
  
  - Какого хрена ты этот фильм включил? - заорала я так, что Артем вздрогнул. Мы еще посмотрим, у кого психика нежная, а мне надо напряжение сбросить. - Я все-таки девушка! Единственный диск в твоем доме? Так могли бы с интернета скачать, сейчас, знаешь ли, это вполне доступно даже мне! Ты издеваешься? Как я спать теперь буду?!
  
  - Что ж ты так орешь? Все ужасы распугала. Я тебя не заставлял, сама согласилась, - ах, вот как? Я еще и виновата? - Если боишься спать одна, моя спальня - следующая по коридору.
  
  Вон в чем дело! Это был тщательно продуманный план? Поэтому он на меня так странно смотрел? Не выйдет, дорогой!
  
  - Если что, пойду рояль твой мучить, так и знай. Надеюсь, соседи будут возмущены и начнут колотить швабрами по батарее! - да, прямо наслаждение испытываю, представляя жильцов этого дворца снобов со швабрами и в семейных трусах.
  
  - А ты играешь?
  
  - Играю, - угрожающе отвечаю я, - 'Собачий вальс' и 'Во саду ли огороде', ими и будешь всю ночь наслаждаться.
  
  - Ничего, звукоизоляция здесь не как в ваших квартирах, так что ни мне, ни моим соседям твое творчество не грозит воспалением мозга. Играй, сколько захочешь.
  
  Я, разъяренно сопя, вскочила с дивана и гордо покинула комнату, громко хлопнув дверью. Чтоб у тебя разбилось что-нибудь! Срочно в душ - вода смывает плохие мысли! Заперев дверь ванной, я чуть-чуть подумала и решила, что можно и джакузи воспользоваться, не зря она здесь стоит. Или оно? Да, хоть он, какая разница! Наполнила ванну водой, немного поэкспериментировала с кнопочками (не удивишь меня буржуйскими джакузями, я и не такое видала, справлюсь, чай не в деревне родилась за печкой), залезла внутрь и принялась блаженствовать, попутно думая кучу дум, от странностей японской психики, до экологического кризиса. А что, если каждый житель планеты будет хотя бы пару раз в неделю принимать ванну с таким количеством воды, наши потомки останутся жить в пустыне!
  
  Расслабившись и успокоившись после приятной процедуры, отправилась в пусть и временно, но все же мою спальню. Залезла под уютное мягкое одеяло, успела удивиться, что постель застелена (надеюсь не после предыдущей несчастной бездомной белье осталось), и уснула почти сразу. Уж не знаю, сколько спала, обычно, пробуждаюсь после первых пяти, максимум десяти минут сна и быстро погружаюсь в дрему снова, так уж мой организм устроен, проверяет, наверное, все ли в порядке. Мне успела присниться какая-то невнятная гадость и сейчас колотило от страха. Нет, нельзя мне ужасы смотреть, вредно для здоровья, пора переходить на... что там по второму каналу идет? 'Институт благородных девиц'? Нет, он, кажется, закончился. Ну, не важно, что-нибудь показывают же, вот и буду с бабулей смотреть, а потом обсуждать, надо только, чтобы ее из больнички отпустили. Я очень старалась успокоиться и взять себя в руки, но, когда за окном, прямо на балконе, промелькнула чья-то черная тень, не выдержала, выскочила из постели и на спринтерской скорости покинула комнату.
  
  Я открываю дверь за дверью в поисках Артема и обнаруживаю его в кабинете. Ого! У него и кабинет есть?! И библиотека целая собрана? Люблю старые книги! Хозяин помещения смотрит на меня вопросительно поверх здоровенного экрана стационарного компьютера. Он вообще спит по ночам?
  
  - Я посижу здесь. Тихо. Не буду мешать. - Кратко информирую я, заваливаясь в огромное кресло. Можно было бы, конечно, книжки полистать, но очень уж меня клонит в сон, просто, глаза закрываются, и все тут. Так что я сворачиваюсь клубочком в кресле и расслабляюсь.
  
  - А в кровати не удобнее? - ехидно интересуется Артем.
  
  - Там ходит кто-то по балкону, - отвечаю сонно.
  
  - Знаешь, если бы монастырь был мужским, я бы мог допустить, что соскучившийся по женской ласке монах решил тебя навестить, но и тут не сложилось, - ой, смейся, сколько хочешь, мне плевать.
  
  - Ты куда? - пугаюсь я, видя, что он встал и явно куда-то собирается.
  
  - Посмотрю, кто там ходит. Вдруг конкуренты, а твоя тушка и так слишком мелкая, чтобы делиться.
  
  - Только быстро и дверь не закрывай, - прошу я, на всякий случай. Я бы с ним сходила, но спать хочется, сил нет. Уже сквозь сон я слышу, как вернулся Артем, чувствую, как взял меня на руки понес куда-то. А мне уже, честное слово, глубоко безразлично, куда, лишь бы там никто не лазил по балконам.
  
  Меня укладывают на кровать, я слышу легкий шорох и думаю, стоит начать возмущаться или удержать сон, уже предпринимающий попытки к бегству. Блин! Все, сну можно с чистой совестью сказать 'до свидания!': не каждый день, вернее ночь, ко мне мужики прижимаются, надеюсь, хоть не голые, проверять страшно. Вот лежу я так, почти не дыша, и мучительно думаю, что же дальше делать и жду назойливых маньяческих приставаний, сердце колотится, ладошки потеют и все прочее. И знаете, чем заканчиваются мои мучения? А ничем, кроме мирного посапывания Артема мне в ухо. Нормально, да? Он что, импотент? Нет, ну как так можно, заснуть рядом с живой девушкой? Разве что я ему совсем не нравлюсь? Ну и ладно, тепло, уютно и не страшно, можно и поспать часиков десять.
  
  Глава 13
  Проснулась я от какого-то постороннего звука, за окном еще темно, ну, это нормально, как пелось в одной песне 'а рассвет наступит летом'. Пытаясь понять, сколько сейчас времени, где я нахожусь и почему так уютно и тепло, снова услышала посторонний звук, оказавшийся шепотом.
  
  - Ну, сколько можно дрыхнуть, - канючил прямо в ухо Артем. Теперь понятно, где я, и что со спины меня согревает мой несексуальный маньяк.
  
  - Я проснулась! - возмущенно сообщила я, и парень за моей спиной мгновенно соскочил с кровати и, схватив полотенце в шкафу, покинул комнату.
  
  Я отыскала на тумбочке его телефон, мой остался где-то в глубинах этой необъятной квартиры, и, посмотрев на время, застонала: восемь утра! Ну, не свинство ли? Учитывая, во сколько я уснула, и наличие праздников, я надеялась хотя бы до десяти душить подушку. Да, не повезло мне с соседом, ох, не повезло, линять отсюда надо!
  
  Беззастенчиво открыла шкаф и, осмотрев содержащиеся в нем богатства (столько одежды, кажется, у меня за всю жизнь не было), я прихватила еще одно полотенце и отправилась искать второй душ. Не может его не быть в такой огромной квартире. Предчувствие меня не обмануло, душ нашелся, так что я вполне комфортно освежилась и пошла на кухню, готовить завтрак.
  
  К моему удивлению и недовольству, хозяин квартиры уже восседал на барном стуле. Не могут эти богатенькие, как все люди: колченогие табуреточки, стол, покрытый клеенкой, нет, им обязательно барную стойку в кухне подай! А чем было вызвано мое недовольство, так это обнаженным торсом маньяка-аполлона. Спасибо, хоть джинсы нацепил.
  
  Стараясь не пялиться на парня, я открыла холодильник и стала изучать содержимое.
  - Я так понимаю, аллергии на яйца у тебя нет, - пришла к выводу, оценив количество последних... в холодильнике, конечно.
  
  - А ты что, яичницу делать будешь? Вот не ожидал от тебя такой банальности!
  
  - Ха! Яичницу! - презрительно повторила я название блюда. - Бери выше! Как я могла осквернить эту прекрасную кухню и желудок моего принца банальной яичницей?! Накормлю тебя фритаттой!
  
  - Ты так уверена, что ее склоняют? А про принца мне понравилось, так меня еще не называли, ты одна поняла мою истинную сущность.
  
  - Я уверена, что будет вкусно! Конечно, ты - принц! Высокомерный, наглый, беспомощный в быту, капризный, чем не принц? - я принялась готовить, и была заранее вознаграждена стаканом свежевыжатого апельсинового сока. Приятно! - Может, оденешься? - как бы, между прочим, предложила я.
  
  - Не нравлюсь? - ехидно осведомился Артем, вальяжно развалившись на стуле, видимо, чтобы я получше могла его рассмотреть. И как только исхитрился подобную позу принять на такой сидушке - гимнаст и только!
  
  - Нравишься! Так что оденься лучше, - мрачным и угрожающим тоном ответила я. Почему-то мое признание особой радости не вызвало.
  
  - И ты еще меня во всяческих извращениях обвиняешь! - укоризненно сказал мой пассивный совратитель, покидая кухню.
  
  После завтрака меня почти насильно вынудили ехать в Павловск. Я любительница пеших прогулок, и Павловск предпочитаю остальным пригородам, но блин, холодно же! Сегодня семнадцать градусов с утра, специально посмотрела, жуть! Что? Семнадцать - не холодно. Ну, кому как... Чтобы сберечь свою юную жизнь от раннего окончания, я потребовала термос и запаслась горячим чаем, вдруг поможет.
  
  Все оказалось не так уж и страшно, то ли за городом потеплее, то ли думала о другом, но запомнила я великолепные белые пейзажи и удовольствие от прогулки, а не онемевшие пальцы и покрасневший нос. Хотя собственный нос мне все равно не видно. Мы долго бродили по парку, болтая обо всем на свете. Я успела выяснить, что закончил Артем факультет менеджмента, а потом еще год учился во Франции. Представьте только целый год во Франции! Обалдеть, да? Пусть это и не страна моей мечты, но пожить там, изучить быт людей изнутри, попытаться их понять - это мечта, к сожалению, пока для меня недостижимая. Я хочу найти работу в какой-нибудь стране, честно говоря, для первого раза все равно, какой, мне интересна разница во взглядах на жизнь людей разных национальностей, и мне кажется, в их мире она проявляется гораздо ярче и заметнее.
  
  - Это - твоя голубая мечта? - ехидно поинтересовался Артем, но не отбил охоту делиться сокровенным, ехидство его было каким-то теплым что ли, так любящие родители разговаривают с наивным и еще глупым, но горячо любимым чадом.
  
  - Это - планы не будущее. Мечта - поддерживать родителей, чьи дети больны, к примеру, тем же раком. Объяснять им, что нет безнадежных ситуаций, что надеяться надо до последнего. Только, насколько я знаю, не во всех больницах существует такая ставка, ну, а где существует, сам можешь себе представить, сколько платят. А я хочу еще и чтобы мои родители могли полностью на меня положиться, хочу отплатить им не только любовью за их любовь и заботу. Глупо, да?
  
  - Почему глупо? Не вижу никакой глупости в том, о чем ты говоришь. А в том, что моей единственной целью стало заработать как можно больше - вижу.
  
  - Зачем?
  
  - Что зачем? Деньги? Знаешь, наверное, все кроме тебя в курсе, зачем они нужны, - ухмыльнулся мой собеседник, но не зло, а горько. - Мне нужны были деньги, чтобы обрести свободу.
  
  - Обрел?
  
  - Почти... теперь я подчиняюсь только деньгам.
  
  - Ирония судьбы? Артем, ты связан с криминалом? - задала я вопрос, который не то, чтобы очень уж меня волновал, вернее, волновал и даже очень, но, как я уже поняла, утвердительный ответ не заставит меня перестать общаться с Всеславским.
  
  - Кто же с ним не связан?.. - пробормотал Артем, явно размышляя о чем-то своем. - Эй, ты начитала домыслов журналистов? Ну, и как сама решила: я продаю оружие террористам, наркотики школьникам, или самих школьников на органы? Ты же сделала собственные выводы?
  
  - Я только спросила. Именно потому, что не делаю выводов, не владея информацией... стараюсь не делать.
  
  - Думаешь, если бы я занимался чем-то подобным, сказал бы?
  
  - Думаю, я сама бы поняла по твоему ответу... Как ты смог заработать столько?
  
  - Сколько?
  
  - Не знаю... много. Для меня, ужасно много. Невообразимо много! Это просто нереально сделать честно. Извини.
  
  - Честно и российский бизнес - слова-антонимы. Но я никогда не занимался тем, что приписывают мне журналисты. В моей деятельности есть одно черное пятно: все было начато с того, что дал мне отец. Я ненавижу его и ненавидел тогда, но я согласился принять это, убедив себя, что вынужден так поступить. А ведь всегда есть возможность не идти против совести, да?
  
  - Может, ты зря винишь своего отца во всех смертных грехах?
  
  - Ты не знаешь, о чем говоришь! - гневно отреагировал мой собеседник. - Не пытайся залезть туда, где ты ничего не знаешь и не смыслишь!
  
  - Хорошо, я не буду больше, прости, пожалуйста. - Мне не было обидно, я только сожалела, что вторглась на территорию, куда мне был закрыт вход. Очень непрофессионально навязывать помощь! - Давай немного посидим, - попросила я, придерживая его за руку, мы как раз проходили мимо лавочек, выглядевших очень уютно даже под слоем снега.
  
  - Ты же замерзнешь, - мгновенно переключился Артем, беря себя в руки.
  
  - Я уже замерзла, когда ты злиться начал, хочу чая, - пожаловалась я, и брюнет тут же смахнул слой снега с ближайшей лавочки, королевским жестом приглашая меня сесть.
  
  Пить чай мне пришлось мало что из одного стаканчика с маньяком, так еще и из его рук: я не подумала взять чашку, а стаканчик от термоса был настолько горячим, что я не могла удержать его.
  
  - Согрелась? - заботливо спросил Артем. Ага, заботится он, как же, даже не знает, что это такое - заботиться о ком-то, кроме себя любимого. Я помотала головой, пусть не думает, что все так просто! Только, вместо того, чтобы мучиться угрызениями совести, он зачем-то расстегнул куртку, потом дернул молнию на моей. Эй, так я вообще обледенею! Будто услышав мою невысказанную мысль, парень хмыкнул и притянул меня к себе. Вот, зря я рот открывала, чтобы начать возмущаться - наглый брюнет этим мгновенно воспользовался и беззастенчиво проник в мой рот своим языком. Надеюсь, маньячество не заразно. Во всяком случае, согрелась я мгновенно, температура, наверное, не меньше чем на градус повысилась.
  
  Нет, мне определенно нельзя целоваться с этим типом, он мне мозг, похоже, высасывает. Последний категорически отказывается работать и руководить телом, и вместо него начинают активно действовать гормоны. Иначе, как еще объяснить, что руки мои оказались под свитером у парня, активно изучая качество мускулатуры. Качество оказалось качественным, промелькнула даже мысль в спортзал записаться, а такое со мной возможно, только если эта блестящая идея не от мозга родилась. Когда я почувствовала под пальцами нежную и гладкую кожу, которой любая девушка могла бы позавидовать, и осознала, что просто не терпится почувствовать под руками его плечи и обязательно без одежды, я дернулась, прервав поцелуй и сразу поднимаясь с лавочки.
  
  - Нам пора идти! - лихорадочно сказала я, пытаясь остановить дрожь в руках и странное напряжение во всем теле.
  
  - Куда-нибудь опаздываем? - заманчиво улыбаясь, поинтересовался брюнет.
  
  - Да, я еще успею на последнюю электричку! - выпалила я и стала ждать реакции. Как ни странно, беситься Артем не стал.
  
  - Я обещаю, что не притронусь к тебе, как только мы перешагнем порог квартиры... если только сама умолять не станешь.
  
  - Не стану, - побормотала на всякий случай, и, больше не споря, мы направились к выходу из парка.
  
  По пути домой Артем умудрился заставить меня расслабиться, заведя какой-то легкий, ни к чему не обязывающий разговор. Убалтывать он просто профессионал, иначе как бы он смог уговорить меня на кино, учитывая предупреждение о пороге квартиры? Я тогда полностью забыла этот момент, вернее, сосредоточила свое внимание на том, что меня устраивало, ну, что не станет приставать больше. А то, что он специально не идет домой, чтобы не нарушать обещание, даже не подумала.
  
  Еще я не поняла, почему в кинотеатр 'Нева' зарулили, он нам был совсем не по пути. Даже когда в зал зашли, а там вместо кресел - диванчики такие мягкие на двоих, у меня сразу ассоциация с будуаром всплыла, наверное, из-за обилия красного цвета. Зрителей было немного и, хотя мы не сидели на последнем ряду, за нами никого не было.
  
  Начало фильма я даже увидела, это была комедия, но до смешного так и не дошло, потому как минуте на двадцатой мой сосед, видимо, устав ожидать чего-то интересного от фильма, решил поискать интересное в другом месте. Тем более что хотя бы курток теперь на нас не было.
  
  У меня, честное слово, была мысль остановить Артема, как только он просто коснулся пальцами моей щеки, но столько было нежности в этом прикосновении, что не смогла, элементарно не смогла сказать 'нет'. Ну, а потом я подумала немного и решила, что ничего мне не грозит, пока мы в общественном месте, обещания он не нарушит, а я, конечно, не попрошу ни за что на свете. Да, мне смелости не хватит, даже если приспичит! А завтра я уеду и ограничу наше общение. Я тут очень кстати вспомнила, что завтра после обеда с Пашкиным оркестром еду куда-то за город. Почему бы не получить немножко удовольствия? Чуть-чуть... Самую капельку. И вообще, почему я должна отчитываться?! Хочу и все тут! И я сама потянулась жадными ручонками под свитер брюнета. Хорошо, что этот предмет гардероба был достаточно свободным и мои конечности практически не встречали преград в пути.
  
  Сначала я совсем легонько коснулась талии парня, потом уже всей ладонью заскользила по всему его телу: провела рукой по спине, наслаждаясь ощущениями, по прессу (в спортзал, срочно в спортзал, ах, где же вы мои мышцы, все убежали к полубезумному маньяку?), наверх, стараясь не касаться груди, к плечам (наконец-то, схожу с ума от крепких мужских плеч, если это не задохлик какой-нибудь, а настоящий мужик), вниз по рукам (все-таки свитер ужасно мешает), и, не сдержав порыва, остановилась на груди. Мое дальнейшее движение было крайне затруднительно: и я, и мои руки были накрепко прижаты к телу Артема. Очередной поцелуй и очередной взрыв эмоций - интересно, к этому можно привыкнуть? Губы, язык, руки... черт, ну и руки у него! Как будто мы прожили вместе много лет, он точно знал, где слегка коснуться кончиками пальцев, где погладить, где сжать до боли. Он даже не добрался до моей груди, а я уже в таком состоянии, что близка к тому, чтобы наплевать на все и заняться с ним сексом, причем прямо здесь на диванчике кинотеатра. Да, опыт не пропьешь! Мне даже стало стыдно за мои неумелые потуги.
  
  Видно Артем тоже немного увлекся, потому что стал снимать с меня свитер. Я бы, наверное, считала, что так и должно быть, если бы не услышала взрыв хохота, похоже в комедии объявилась шутка и заскучавшие зрители активно отреагировали - не зря же платили за билеты!
  
  - Прекрати, извращенец! - возмутилась я. - Если ты - эксгибиционист, то сам и раздевайся на публике.
  
  - Прости... - с искренним раскаянием в голосе ответил Артем. - Мне вредно с тобой общаться, мозг прекращает работу. Я не специально.
  
  - Все нормально, я сама виновата, - я погладила соседа по руке, ответом на что, был захват и быстрый поцелуй моих пальцев. Больше меня не выпустили на свободу, по крайней мере, не в этот вечер, но фильм мы досмотрели, ведя себя более, чем прилично, тщетно пытаясь понять, что к чему.
  
  Потом мы преспокойно доехали домой (вот это я заигралась: какое домой?!) и только в лифте начали целоваться снова. Но, как только лифт поднялся на нужный этаж, и я вышла из его кабинки, Артем меня отпустил, не сводя с меня глаз.
  
  - Попроси! - хрипло приказал он. Только я никогда не слушалась приказов.
  
  - Нет, - спокойно и уверенно ответила я, направляясь вглубь квартиры. Брюнет шел, не отставая ни на шаг. Я намеревалась сразу пойти занять одну из комнат, благо их было предостаточно и забаррикадироваться там.
  
  - Подожди, пожалуйста, почему ты бежишь от меня? Дай мне шанс, я же не урод какой-то, совершенно неспособный на чувства, дай мне возможность! Ты же хочешь этого!
  
  - Мне нужен месяц, чтобы подумать, чего я хочу, - неожиданно для себя самой, ответила я. Боже, что за бред я несу, это же жизнь, а не мексиканский сериал!
  
  - Две недели, - так же неожиданно согласился Всеславский.
  
  - Хорошо, две недели, но ты не появляешься в течение этого времени.
  
  - Две недели начинаются сейчас, - Артем развернулся и пропал в своей спальне.
  
  Глава 14
  После выступления оркестра, которое я с удовольствием слушала от начала до конца, самые отчаянные пустились в свободное плавание по поселку. В числе этих отчаянных состояла я (куда ж без меня), Пашка, Анка, Шурик, Арсений и Виталина. Анка - самая старшая в оркестре, давно закончившая музыкальную школу, к которой он относился, но продолжавшая играть в нем, как и остальные в нашей компании (кроме меня, я в этой самой школе никогда и не училась, а при оркестре состояла чем-то вроде комиссара, следила, в общем, чтобы детишки никуда не вляпались), по непонятной никому причине считалась Пашкиной невестой. Правда, считал так один человек - моя ненаглядная тетка. То, что Пашке нет еще восемнадцати, ее не останавливало. На самом деле, отношения у брата и Анки были исключительно дружескими, без каких-либо намеков на что-то еще. Самое смешное, что Анюта на четыре года старше брата, а это, сами понимаете, в их возрасте ого какая разница. Но Ларису такие мелочи никогда не смущали, она сама старше мужа как раз на четыре года, и ничего. Аня, без сомнений, ужасно милая, такая заботливая мамочка, не красавица, но добрые глаза, украшающие ее, на мой взгляд, стоят внешности модели. К сожалению, именно такие девушки, со всеми задатками идеальной жены и матери, как правило, остаются одни или выходят замуж за клинических идиотов. Надеюсь, Анка станет счастливым исключением.
  
  Арсений и Виталина - близнецы, очень похожие, но постоянно ругающиеся. Они самые младшие в нашей группе, им только пятнадцать. Музыкой хотела заниматься Виталина, и брат всю жизнь мучится, посещая занятия вместе с ней. За это девушка на пару с братом играет в ненавистный ей волейбол, почему-то их родители уверены, что они должны всем заниматься вместе, это должно их сплотить и укрепить теплые дружеские отношения. Оригинальная теория, и, кажется, полностью доказавшая свою несостоятельность.
  
  Мой любимый, нет, мой горячо обожаемый член коллектива - Шурик. Только не вздумайте его так называть, это только мне позволено. Остальные зовут его Александэр, с ударением на последний слог. Я до сих пор не могу сдержать ржание, когда это слышу. Шурик весь такой утонченный и изысканный, что все уверены, что играет он на скрипке, хотя, на самом деле, ввиду отсутствие нужного уровня слуха, он на ударных сидит. Этот парень - единственный, с кем я допускаю тактильный контакт, причем довольно близкий. На то есть несколько причин. Одна из них - то, что я точно знаю, что для него это только игра, как и для меня, ничего личного, так сказать. Вторая... ну, не знаю, как-то само собой все получилось, не помню даже, когда и началось. А, нет, нет, постойте, помню! Когда я страдала после расставания с Глебом, а об этом знали все мои друзья, даже не самые близкие, не из тех я людей, кто хранит проблемы и радости в секрете. Поддержал меня Шурик довольно оригинально, сказав, что не за что там и держаться-то было, а если я от недотраха страдаю, так он может, так уж и быть, предложить свои услуги. Из его уст это звучало не пошлостью, а реально предложением о помощи, полным героизма, обычно Шурик, девушками не особо увлекается. Крепкий член и волосатые яйца - вот его романтическая мечта. Когда я обиженно сообщила, что с Глебом мы только целовались, парень на полном серьезе предложил при каждой встрече восполнять необходимое мне количество поцелуев. Я в шутку согласилась, так что теперь мы каждый раз с удовольствием лижемся часами, под дружные подколы и ржание остальных.
  
  Вот как выглядит наша компания, когда мы собираемся вшестером: Арсений и Виталина ругаются, время от времени переходя на русский матерный, мы с Шуриком целуемся, а Пашка с Анкой обсуждают планы на скорую свадьбу. Посторонний, попадающий к нам, сразу понимает, что за дурдом оказался в непосредственном соседстве и бежит, задрав штаны. А нам что? Мы развлекаемся, и не лезьте к нам, пожалуйста.
  
  Этот вечер ничем не отличался от любого другого. Не любим мы разнообразия в этом плане, должна же в жизни быть хоть какая-то стабильность!
  
  Мы жизнерадостно обсуждали выступление и скорую поездку с гастролями в Швецию. Да, да, меня тоже берут, на этот случай, и оформляют уж не знаю каким образом, кажется, зовусь я ассистентом руководителя. Просто, руководит оркестром мужик, и ему довольно сложно организовать быт 'мелочи', как старшие называли малышей. Точно в тот момент, когда Шурик перешел на тему моей личной жизни, пытаясь выяснить, нет ли какого просвета на моем небосклоне, у нашего столика вырисовался весьма неожиданный гость.
  
  - И как все это понимать? - голосом Всеславского, только ужасно злым, спросил этот самый гость.
  
  - Привет! - жизнерадостно проигнорировала я вопрос, делая вид, что также игнорирую и его тон.
  
  - Это кто? - наш невежливый визитер решил продолжить допрос с пристрастием, только погорячился он. Мальчики со мной юные, держать себя в руках не умеющие, постоянно пытающиеся в драчку влезть.
  
  - Сам-то ты кто? - возмущенно спрашивает Шурик, не испытывая ни малейшего уважения к старшим.
  
  - Спокойно, Шурик, это - мой друг Артем, - сообщаю я, не считая нужным представлять Всеславскому друзей, слишком много чести.
  
  - Ну, друзья моих друзей - мои друзья! Только что-то твой друг на тебя не по-дружески смотрит, и, кажется, готов растерзать меня в приступе ревности.
  
  - Артем, мы же договорились! - возмущаюсь я, не обращая внимания на слова Шурика.
  
  - Мы не договаривались, что ты две недели с какими-то мужиками ошиваться будешь!
  
  - Не оскорбляй Шурика! Он тебе не мужик! - на самом деле, я имела в виду, что он личность утонченная, возвышенная, а совсем не то, что решили наши друзья, дружно начавшие ржать. Впрочем, Шурик не обиделся.
  
  - Даже не знаю, что большее оскорбление, когда меня назвали 'мужик' или, когда мне вынесли приговор, что я - 'не мужик'.
  
  - Прости, родной, я ничего такого не хотела сказать. Ты же знаешь, я тебя нежно люблю. - И тут я совершенно случайно поймала взгляд Артема. Поймала и вздрогнула, столько в этом взгляде было боли и искреннего негодования. У меня даже появилось желание объяснить все брюнету, только тут на сцене нарисовался еще один герой.
  
  - Всем привет! - Услышали мы веселый голос... Ромки! Всеславского полностью перекосило. Мда, не поможет ему психотерапевт, ох, не поможет! Они что, специально здесь собрались, чтобы мне гадость сделать?
  
  - Мальчики, а что вы оба здесь делаете? - голосом невинной овечки спросила я. Только как-то они поняли, что если не найдут уважительной причины, плохо придется.
  
  - Я здесь снимаю корпоратив, - мгновенно нашел замечательную отмазку Ромка.
  
  - А я отдыхаю, у меня последние дни были очень тяжелыми, - решил не отставать Артем. Это дни со мной такие тяжелые? Я не напрашивалась! Я посмотрела на него очень внимательно и очень зло.
  
  - У меня тоже были сложные дни, я устала и хочу спать. Пойдем, Паша! - и я потащила брата за собой в наш номер. В этот раз он у нас был один на двоих, не очень удобно, ну, да что дали, за то и спасибо.
  
  - Что вокруг тебя творится?! Вернее, что ты творишь? Я сказал тебе не общаться с Романом?! - я изумленно уставилась на младшенького. Господи, он что от меня хочет?
  
  - Паш, отвяжись, а? Твое какое дело? - вяло попыталась я погасить пыл.
  
  - Какое дело? Правда, не понимаешь? - Пашка разглядывал меня несколько минут, словно пытался понять, правда, не понимаю или прикидываюсь дурочкой, а потом взял и... поцеловал меня. Что это такое?! Почему все подряд лезут со мной целоваться?!
  
  Мои ощущения от поцелуя с братом? Знаете, некоторые тараканов живых едят и им нравится, а у меня, только представлю, рвотные порывы. Это страшно, отвратительно и мерзко. А главное у меня было чувство, что виновата во всем я. Я же старшая сестра, и я ответственна за Пашку. Как я могла допустить подобное, особенно после того, как меня предупредили?
  
  - Паша, б***дь, что ты творишь? У тебя разжижение мозга? Я твоя сестра, еще одно неверное движение и превращу тебя в евнуха! Придурок! - в последнее слово я вложила максимально количество презрения.
  
  - Какая ты мне сестра?! - мальчик решил напомнить о моем происхождении? Жестко...
  
  - Я не знаю, какая, но я точно знаю, что ты мой брат. Или брат, или никто. - Надеюсь, он понял мою мысль. - Спокойной ночи! - я завалилась в кровать, не раздеваясь, даже в душ не заходя, для меня сегодняшний вечер был чрезмерно эмоциональным, и силы меня покинули мгновенно. Я так часто реагирую на избыточные нагрузки, некоторые не могут уснуть, а я засыпаю чуть ли не стоя.
  
  Утром решила игнорировать брата - пусть задумается о своем поведении. Я не боялась ранить его чувства, обидеть и так далее, слишком долго и хорошо я знакома с Пашкой. Чуть побесится и успокоится, главное, чтобы понял мое отношение, а он понял, никаких сомнений. А еще лучше, чтобы нашел срочно девушку и начал постоянно встречаться, идеально, чтобы влюбился. Тогда вопрос решится мгновенно.
  
  Мрачная я явилась в столовую, где нас организованно кормили, и присоединилась к друзьям. Сегодня меня ничуть не интересовали их ехидные взгляды и активный интерес. Наконец, поняв, что сама я колоться не собираюсь, Шурик приступил к пыткам.
  
  - Милая, что от тебя Цветков хочет?
  
  - Цветков? - я, конечно методом исключения могу догадаться, кто это, но лучше - уточню.
  
  - Ромочка, он - красавчик, правда?
  
  - У меня конкуренты? - грозно интересуюсь я. - Прости, но своими парнями я не собираюсь делиться даже с тобой. - Кстати, знакомая фамилия: Цветков... где же я могла ее слышать. Почему-то кажется, что что-то связанное с работой.
  
  - Ну зачем тебе сразу двое? Ты со своим дурным воспитанием и врожденной скромностью с двумя не сладишь, ты и с одним не можешь разобраться, как я понял. - В ответ на это ехидное замечание показываю собеседнику средний палец. - Вот-вот, это - к вопросу о дурном воспитании.
  
  - А что это ты на Ромочку сразу нацелился, может, давно на него глаз положил? А может, он тоже 'в теме'? - забеспокоилась я.
  
  - Никогда не поздно встать на путь истины, дитя мое, - голосом деревенского батюшки провозгласил Шурик. - Второй мне точно не по зубам. Тебе, кстати, тоже. Почему он возле тебя вертится, я не понял, и почему Ромычу глаз подбил, тоже.
  
  - Серьезно? - настроение, отвратительное еще со вчерашнего вечера, становится еще хуже. Честно говоря, я надеялась, что у Артема хватит ума не влезать в драку, тем более, будучи в явном меньшинстве. - А вы почему товарища не поддержали?
  
  - Это же справедливо - один на один, все такое.
  
  - Он точно занимается какой-нибудь агрессивной фигней с тренером, так что сильно сомневаюсь в справедливости акции.
  
  - Так ты хотела, чтобы нам тоже наваляли? - возмутился Шурик. - Сама, небось, смылась по-быстрому! Представляю, как смотрелся бы сегодняшний концерт - половина оркестра с фингалами!
  
  - Во-первых, вы трое не половина оркестра, во-вторых, с Виткой Артем не стал бы связываться, а в-третьих, тебя все равно со сцены не видно, только слышно.
  
  - Эх, не любишь ты меня, а я к тебе со всей душой! - пожаловался друг, наверное, не знал, что еще сказать в свое оправдание. А вчера я смылась, чтобы хотя бы Пашку увести, не хватало, чтобы еще и он в разборки встрял.
  
  - Люблю, люблю, мой нежный принц! - заверила я. - Значит ты - за Рому? - уточняю. Близнецы ушли, а мой любимый братец демонстративно завтракал сегодня не в нашей компании, и можно разговаривать о том, что меня волнует.
  
  - Этого я не говорил, - неожиданно заявляет Шурик. - Если ты пытаешься услышать мой совет, то это бесполезно. Ты уже сделала выбор, и было бы глупо пытаться отговорить тебя. А поскольку парень заинтересован, ты попала, расслабься и получай удовольствие. Думаю, уж с чем, а с удовольствием все будет нормально.
  
  - Ты сейчас о ком говоришь? - настороженно спрашиваю.
  
  - Конечно, о твоем брутальном рыцаре, прекрасно владеющем прицельным ударом в глаз. Подарки дарил?
  
  - Дарил, - обреченно киваю я, отодвигая прядь волос, чтобы продемонстрировать серьги.
  
  - Такие на ветер денег не станут бросать, а сережечки, хоть бриллианты и мелкие, тысяч на тридцать потянуть могут.
  
  - С ума сошел? Какие бриллианты, откуда такие суммы?
  
  - Эх, наивная чухонская девушка! Поверь мне, я в этом деле разбираюсь, очень уж моя маман цацки любит. Работа, однозначно, ручная, мастер крут, золото, похоже очень высокой пробы...
  
  - По запаху определил?
  
  - Не перебивай старших, пусть не по возрасту, но по опыту, точно. Что я перед тобой распинаюсь? Твой богатенький красавчик имеет на тебя далеко идущие планы, - припечатал Шурик, заканчивая разговор.
  
  - Куда идущие? - заныла я.
  
  - Не знаю, у него спроси.
  
  - Плохо ты обо мне заботишься, а если у него самые грязные намерения, мог бы и выяснить.
  
  - Ага, я и так чудом без травм остался. А намерения у него именно грязные... надеюсь.
  
  - Вот ты какой?! А я-то думала, а ты!.. - содержательно пожаловалась я и гордо удалилась. Мне уже давно пора детей выводить на лыжах кататься. И не важно, что я и лыжи - враги до гробовой доски, моя задача - следить, чтобы к детям не привязались какие-нибудь идиоты, чтобы никто ничего себе не сломал, чтобы вовремя меняли вымокшую одежду, чтобы не переохладились и не заболели, я все это и на ногах сделать могу прекрасно. В общем, от лыж я намеревалась подальше держаться, и так бы оно и было, если бы Господь не подложил мне свинью, в виде очаровательного брюнета с синим глазом, по странному стечению обстоятельств, катающегося именно в том месте, куда привели меня детишки. Продолжение теперь на https://lit-era.com/book/v-svobodnom-poiske-b38784
Оценка: 6.31*40  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"