Таниди Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Фатум

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Патрон гладко вошёл в камору. Раскрученный барабан замер под прессом фиксатора. Курок взведён. Неугомонный рой мыслей в голове. Вот бы сейчас оказаться на море. Да, я люблю море. Пляж. Горячий песок под ногами, длинная нить горизонта в дали. И вода, с красивым отсветом солнечных лучей. Точно! Если выживу, обязательно поеду на море. Однако револьвер Нагана в руке может внести свои коррективы в мои планы. Холодное дуло прижалось к виску. Капля пота пробежала вдоль позвоночника. Палец лег на спусковой крючок. Игра началась!

   - Ты боишься! - Он усмехнулся. Я взвёл курок. - Как бы ты не желал умереть, признайся Макс, сейчас тебе хочется жить. - Он залился безумным смехом. Я прижал дуло себе к виску. - Жить! - с силой сжал спусковой крючок.
  
    Щёлк!
  
    Щёки обдало жаром, голова пульсировала, сердце отбивало барабанную дробь. Я плашмя прижал револьвер к столу. Посмотрел на Него исподлобья. Ухмыльнулся. Со скрежетом передвинул оружие в Его сторону.
  
    Опрокинул голову на стол. Жарко. Мне нечем дышать. Сознание угасает... Скрип оконной рамы. Запах озона. Ветер ворвался в комнату, окутав тело живительной прохладой, вторгаясь в ноздри и наполняя лёгкие воздухом - анестезия.
  
    - Итак! - Он стоял у окна, устремив взгляд в мою сторону. На небе, за Его спиной, сверкнула молния, на секунду осветив серые тучи. На миг, лишь на миг, мне показалось, что глаза психопата блеснули огненно жёлтой вспышкой. - Моя очередь! - Его слова, произнесённые неестественно басовитым голосом, утонули в гулком раскате грома...
  
  ***
  
    Остановка. Промозглый ветер обдувает твоё лицо. Заголовки рекламных объявлений истеричным голосом вопят в голове, - машину в кредит, деньги в долг, работа, купи, купи, купи, - не хочешь их читать, но взгляд сам скользит по строкам. Оно и не удивительно - мозг хочет отвлечься, вырваться из темницы боли, но боль не проходит, не стихает ни на минуту. Она не даёт тебе спать по ночам не смотря на всё выпитое, слёз нет, и ты сидишь до рассвета, уставившись в чёрный экран телевизора, потому что успокоительное не помогает, верно? Даже после реабилитации? Даже после того, как тебя признали вменяемым?
  
  ***
  
    - А что... что, если он сейчас выстрелит? - бросил я взгляд на револьвер.
  
    Он взял оружие в обхват за ствол, дулом вниз. Откинул дверцу и повернул барабан. Зарядил одну из камор патроном, а затем, раскрутив, вернул барабан на место.
  
    - Я готов умереть, - Его голос спокоен, - а ты?..
  
    ***
  
    Ночь. Ты стоишь на парапете крыши высотки. В руке почти пустая бутылка виски. Смотришь вниз: огни машин, фонарей - город живёт. А она нет. Слёзы катятся по щекам. Колени дрожат. Ветер дует в спину, словно подталкивая сделать шаг в бездну. Закрываешь глаза, наклоняешься вперёд и... в последнюю долю секунды одёргиваешь себя, падая назад, на кровлю. Рот раскрыт в беззвучном крике...
  
  ***
  
    Щёлк!
  
    Иоганн Себастьян Бах "Токатта и фуга ре минор" - пожилая учительница по соседству питает глубокую любовь к классической музыке. Правда, проявляется эта любовь, часто, ближе к полуночи и на полную громкость патефона. Остальные соседи, тягу к столь позднему выражению чувств не разделяют, но и попыток прекратить эти двухчасовые симфонические концерты, пока, не предпринималось.
  
    - Люблю классику, - сказал Он, приложил револьвер к столу и небрежно толкнул в мою сторону, - ощущаешь невероятную гамму эмоций при...
  
    - Зачем ты делаешь это? Зачем? К чему ты ведёшь? - прошипел я, сжав зубы до скрипа.
  
  Револьвер, кружась по своей оси, проскользил по полированной поверхности и остановился у края стола.
  
    - Я делаю это, Макс, чтобы ты, наконец, получил ответ на вопрос, который задаёшь в никуда последние два года, - Он нагнулся в мою сторону и перешёл на шёпот, - хочешь ли ты жить? - улыбнулся, - Да, Максим, я хочу помочь тебе! - Его улыбку обрамил истеричный, искренний, самозабвенный и... кошмарный смех.
  
    - Помочь мне? Помочь?! - ненависть взяла надо мной верх. Я знаю, что провоцирую Его, но меня не остановить. Кто Он, чёрт возьми, такой? Почему я? Оставь меня в покое! - Псих. Ты не помогаешь, - я кивком указал на револьвер, - Это не помощь. Это преступление.
  
    Улыбка стекла с Его лица.
  
    - Жить подобно тебе, вот настоящее преступление. Страх и нежелание признать реальность - это преступление. Ты отвернулся от жизни, a я лишь последствие принятого тобой решения. Ты не мог ни умереть, ни продолжать жить. Но пришло время выбирать, и вот я здесь. Бери револьвер...
  
  ***
  
    Время, подхватив тебя в охапку, неумолимо, безразлично бежит вперёд. Словно волна, окутав корабль, несёт его к берегу. Время не лечит, оно лишь прогибает тебя под себя. И берега нет. Зато есть боль. Боль, и нестерпимая жажда всадить ноги в землю, заставить время остановиться, а затем повернуть его вспять. Вынудить идти обратно. Назад, в тот день, в ту машину... И затормозить. Вдави я тогда педаль тормоза в пол, она была бы жива. И я был бы жив...
  
    ***
  
    Щёлк!
  
    Три пули.
  
    - Ты не ответил, - Он поднёс револьвер к виску. Я поднял голову. - Готов ли ты умереть? Несомненно, ты проклял свое существование, утратил смысл жизни и жаждал свести с ней счёты... но не смог. Почему? Испугался?
  
    - Тебе-то что? Какое тебе до меня дело? - внезапно я осознал, что не могу ответить на Его вопросы и глубоко в душе ощутил знакомое чувство ненависти к себе.
  
    - Ты жалок, - он словно прочёл мои мысли. Ухмыльнулся.
  
    - Чего ты хочешь? - спросил я, бледнея.
  
    Наши взгляды встретились. Глаза Безумца сверкнули сиреневым цветом. И тут, я всеми чувствами ощутил его присутствие в каждой мысли, в каждом уголке моего разума. Он, не отводя взгляда, приклонился ко мне, и хоровым, словно одновременно говорили несколько человек разного пола и возраста, голосом произнёс:
  
    - Исцелить тебя...
  
  ***
  
    - Всё взял? - спросила Она по дороге к машине. Ты взглянул Ей в глаза, в очередной раз ощутив безграничное счастье в груди.
  
    - Да.
  
    - Паспорт? - снова спрашивает Она, а ты хочешь ответить: "Я люблю тебя". Но нельзя - сейчас не к месту, поэтому:
  
    - Да, взял.
  
    - Страховку?
  
    "Я люблю тебя."
  
    - В бардачке.
  
    - А сумки проверил?
  
    "Я люблю тебя."
  
    - Лена, мы не первый раз в дороге, - нарочито укоризненно смотришь на Неё.
  
    - Ну всё, всё. Молчу. - нет, ты не хочешь, чтобы она молчала. Пускай говорит, что угодно, только бы слышать её голос...
  
    - Вот и молодец.
  
    Хлопки дверей. Пристегнув ремень, ты на секунду пожалел, что надо смотреть на дорогу. Урчание двигателя. Её рука нежно ложится поверх твоей. Вопросительно смотришь на Неё...
  
    - Я люблю тебя. - ласково мурлычет она и отводит взгляд.
  
    Машина тронулась с места.
  
    - Я тоже...
  
  ***
  
    Щёлк!
  
    Он, молча, смотрит на меня. Я, молча, смотрю на револьвер. Револьвер лежит на столе. Где-то вдалеке, пробившись сквозь "Бурю" Бетховена, послышались раскаты грома.
  
    - Не торопись, Макс. Возможно, сейчас ты умрёшь. Подумай об этом. Времени у нас много, - Он облокотился на стол, соединил кончики пальцев, - ты ведь собирался исцелить этот мир. Буквально. Выучился на врача. Горы хотел свернуть. Умрёшь, и всему конец. Жалеешь? Можешь не отвечать, я, итак, знаю...
  
    - Да что ты знаешь?! - я поднял взгляд. - Плевать я хотел на мир, плевать мне на всё это, - ткнул пальцем в сторону окна, переходя на крик, - какое мне дело до мира, в котором Её нет?!
  
    Я судорожно схватил револьвер и приставил дуло к виску. Зажмурился...
  
  ***
  
    - Наконец-то мы смогли выбраться загород, - Она глядит на заполонившие небо тучи.
  
    - Не мы одни, - ты скептично посмотрел на вереницу машин впереди, - успеть бы к вечеру.
  
    - Не будь букой, успеем, - Она высунула голову из окна и уставилась вдаль.
  
    - Лен, сядь нормально...
  
    - Макс, там, кажется, авария, - Она вернулась в машину. Закрыла окно. Ты приготовился к далеко не приятному зрелищу.
  
     Едущая впереди машина, свернула налево, открыв обзор.
  
    - Лена, закрой глаза, - нет, такое Ей видеть нельзя. - Не вздумай смотреть.
  
    - Хорошо, - произнесла она почти шёпотом.
  
    Аварии на этом участке не редкость - дорога виляет. Впереди поворот налево. "Серато" занесло и, судя по следу от шин, она, повернув на девяносто градусов, на большой скорости врезалась в "Девятку". "Скорая", полиция, кровь на асфальте. Ты сильнее надавил на педаль газа - хочешь быстрее уехать отсюда.
  
    - Всё? - чуть слышно спросила Она.
  
    - Да. Ты как?
  
    - Ничего. Есть что-нибудь от головы?
  
    - Аптечка в бардачке, - ты взглянул на Неё.
  
    И тут... всё случилось совсем не как в фильмах: время не остановилось, ты не увидел, как Её хрупкое тело поднимается в воздух и через долю секунды возвращается назад из-за раскрывшейся подушки безопасности. Ремень... почему он не был пристёгнут? Твой пристегнут - ты жив, она нет: струйка чёрной крови стекает из носа, каштановые волосы безобразно разбросаны по лицу, голова безвольно повисла... ох, Лена... Лена... Лена... И ты, очнувшийся через несколько секунд и взглянувший на произошедшее, лезешь рукой в бардачок пытаясь найти аптечку, голова кружится, грудь болит, но ты упорно роешься там. Почему-то тебе кажется, что как только ты найдешь аптечку, всё будет в порядке... не будет. Почему она не пристегнулась? Почему ты не обратил на это внимания? Почему все вышло именно так?!
  
    Что ж, ты жив, что дальше: "Скорая", больница, полиция, кабинет психотерапевта, дом и тонны, тонны транквилизаторов. Потому что дома, словно в аду - закольцованные воспоминания снова и снова прокручиваются в голове, её рука ложится поверх твоей: "Я люблю тебя", каштановые волосы безобразно разбросаны по лицу... и ты сидишь, уставившись в никуда, стеклянными глазами, пока усталость не берет верх, укутывая спасительной тьмой...
  
  ***
  
    Щёлк!
  
    Четыре пули.
  
    - Тогда почему ты здесь? В мире, до которого тебе нет дела? - он протянул руку к револьверу. - Что не даёт тебе уйти? Страх! Ты не мученик, нет, ты всего лишь трус...
  
  ***
  
    Он говорит, говорит много и он прав. Прав во всем! Или нет? В одном он всё-таки ошибается, - смерть тебя не пугает. Не страх не дал тебе шагнуть с парапета, а желание жить. И ты боялся его признать... Жажда жизни и боль от потери близкого человека, смешавшись воедино, взорвались в твоей голове. И осталась лишь пустота... Два года, словно в анабиозе.
  
  ***  
  
  Боёк, под напором спускового крючка, срывается с места и встречается с пустотой в каморе.
  
  ***
  
    Всё. Хватит! Ты больше не жалок. Случилось то, что случилось. Ты не отрекаешься от воспоминаний, ты принимаешь их. Ты готов взять свою судьбу в свои руки. Ты готов жить.
  
    Он, улыбаясь, на вытянутой руке передаёт тебе револьвер. Ладонь обхватывает рукоятку. Палец уверенно взвёл курок, но дуло, устремлённое в грудь антагониста, не сдвинулась с места. Удивление и восторг в его взгляде, и решимость в твоём...
     Бум!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"