Таран Александра Сергеевна: другие произведения.

Жестокая мозаика жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.10*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАВЕРШЕНО. Выложено до 30 главы включительно. Обновление от 18.07.14.. Когда нельзя иметь своего мнения и своей мечты, да и мыслить приходится крайне осторожно, в жизнь врывается златовласый принц. Вот зачем этот небесный альфар спустился со своих летающих кораблей на нашу землю? И ведь даже никто и не знает, что альфары в природе своей столь двойственны... (Мрачно и откровенно, впечатлительным лучше не читать) Огромное спасибо автору обложки: Котовой Екатерине Решила переписать эту книгу. Привести ее к стандартным отношениям. Будет вариант параллельной реальности: "А что было бы если бы погиб не тот близнец?" Выкладываться будет на ЛитЭре и Продамане раз в неделю по главе.

   Глава 1
   Глава 2
   Глава 3
   Глава 4
   Глава 5
   Глава 6
   Глава 7
   Глава 8
   Глава 9
   Глава 10
   Глава 11
   Глава 12
   Глава 13
   Глава 14
   Глава 15
   Глава 16
   Глава 17
   Глава 18
   Глава 19
   Глава 20
   Глава 21
   Глава 22
   Глава 23
   Глава 24
   Глава 25
   Глава 26
   Глава 27
   Глава 28
   Глава 29
   Глава 30
   Глава 31
   Глава 32
   Эпилог
   Примечания
  
  
   'Нет! Нет! Не надо!'
  Впившиеся в кожу рук веревки пропитались кровью, которая успела уже местами засохнуть, причиняя еще большие страдания. Веревки были умело повязаны на запястьях, чтобы как можно дольше удерживать в висячем положении, не давая и небольшой передышки для забытья. И только витающие в застоявшемся душном воздухе пылинки, сверкающие в свете неясных факелов маленькими огоньками, могут отвлечь от тягостных мыслей.
  Крики и слезы, такие отчаянные и страшные вначале, превратились лишь в слабое трепыхание выкинутой на сушу рыбы. Слез больше не было, да и стоны вылетали в самый последний момент, но им все было мало и, возвращаясь каждую ночь, они начинали все сначала.
  
   Глава 1
  
  Я открыла глаза и стерла выступивший на лбу пот. Рассказ преподавателя всколыхнул в сознании давно подавляемые воспоминания. Очень опасные воспоминания. Я попыталась сосредоточиться на занятии по алхимии, а перед глазами все всплывали картинки собственной крови, размеренно капающей с истертого веревкой запястья на каменный пол темницы. Кап... кап... и этот пробирающий до костей лязг открывающейся двери...
  Я вздрогнула от звука захлопнувшейся книги. Вот ведь и самый мой любимый предмет, а как только стали проходить составляющие магии крови, меня стали донимать эти ненужные образы прошлого. Профессор Карвенис закончил лекцию и попросил приступить к практике.
  - Разбейтесь на пары и подготовьте все для опыта, - наставлял преподаватель, - вам необходимо выделить чистую субстанцию лимфоцитарной жидкости, фракционарно отделив все компоненты крови. Лишь после моего утверждения приметесь за индивидуальные групповые задания по определению вредных примесей в крови.
  Я досадливо поморщилась - не люблю парные задания. Вообще не стремлюсь с людьми общаться, мне нужны только знания. Оглядевшись, поняла, что группа уже разделилась на пары и мне оной не предвидится - вот и славненько. И уже включив горелку, стала устанавливать реторту, когда за спиной раздалось такое неопределенное покашливание. Сделав вид, что увлечена опытом и не услышала этого явного вторжения в мое личное пространство, не стала оборачиваться.
  - Извините, векка, но я так понимаю быть нам сегодня в паре, - произнесли за моей спиной.
  О, нет! Только не этот голос! Такой бархатистый тембр может быть только у одних существ на нашей планете - альфаров. Я, призвав себя к спокойствию, обернулась к одногруппнику и окинула его взглядом. М-да, типичный альфар!
  Но что-то раньше я его не видела. Пару секунд внимательно осматривала незнакомца: высокий альфар, с красивым удлиненным лицом и большими миндалевидными глазами цвета молочного шоколада. Золотистые волосы были собраны в длинный до бедер сложный хвост, который обвивали переплетения разнообразных кос и лент - первый признак высокорожденности. Причем, тонкий узорчатый обруч на лбу его под длинной челкой, говорил о небесном происхождении. Неужели кто-то соизволил прибыть на землю из своих летучих кораблей? Хотя иногда такое происходило, но никогда бы не подумала, что стану свидетелем такого события.
  Те три альфара, что учились с нами на потоке, были из земных родов, выполняющих свои обязательства перед Альянсом. И они даже рядом не могли бы стоять с этим совершенством! Его бело-золотой камзол с блинными полами и широкими рукавами больше напоминал плащ, чем наряд, скрывая узкие брюки. Но это выл форменный костюм альфарской знати.
  Я удрученно вздохнула и показала рукой на место рядом с собой. Интересно, какой у него уровень? Высокий - это однозначно! Но вот, в какой сфере? Очень часто альфары обучались на дому даже наши с потока, да и другие, как я слышала, но иногда приезжали на практики и всегда на экзамены. Хотя учебный год начался всего месяц назад, поэтому неудивительно, что ЭТОГО я еще не видела. Могли перевести только сейчас, все же выпускной год.
  Альфар встал за высокий лабораторный стол из темного дерева, обработанного специальными составами от 'активности некоторых студенческих опытов', и, сложив тонкие ладони на столе, с интересом поглядывая на мои приготовления спросил:
  - Векка* Нэраи, а что вы собираетесь делать?
  Откуда он уже знает мое имя? Хотя неважно. Продолжая уверенно работать руками и устанавливать оборудование для перегонки, я холодно ответила:
  - Готовлю необходимые реактивы. Выделение фракций крови - дело не хитрое и много времени не потребует. А вот, все остальное готовится долго... - закручивая винты на штативе, я подумала, что должен же он и сам это прекрасно знать. - Фарин*, может, вы представитесь, раз уж нам вместе сегодня работать?
  Краем глаза увидела, как он окинул мою тощую фигурку насмешливым взглядом. Ну, да, я знаю, смотрюсь я для него странно. Темно-коричневое платье до щиколоток строгого покроя полностью закрывало шею и руки. Только бежевая кайма по высокому вороту и линии застежки спереди на маленькие такие же бежевые пуговки. Но сидит платье на мне идеально, ведь я люблю точность во всем. А мои длинные цвета красного дерева волосы еще никто не видел распущенными - только в прилизанной высокой прическе, полностью убрав все волосы наверх.
  - Кейрэн, векка, мое имя Кейрэн аль Туесен фар Харт, - посмеиваясь, представился альфар, взяв в руку мензурку с исследуемой кровью и поболтав ею перед глазами.
  Мое удивление проявилось только в дрогнувших ресницах - королевских род. Повезло, однако.
  - Рада познакомиться, - сухо произнесла и, уже более не обращая на него внимания, стала заниматься привычным и столь любимым делом. - Кейрэн, подайте тот маленький обратный холодильник. Ага, этот, спасибо. Может, вы начнете центрифугирование? Отлично, тогда эта задача на вас...
  Больше я не отвлекалась от своей задачи, и мне было абсолютно все равно, что альфар потрясенно выполнял все мои указания и как-то неуверенно делал движения. Но, в конце концов я не выдержала:
   - Фарин, да что же это такое? Вы мне срываете эксперимент! Разве вы не изучали алхимию ранее? Ну как же можно смешивать эти два вещества? - вспылила я. И чего это вдруг? Нет ну, когда я осознала, кому и что именно говорю, стало немного не по себе. - Извините.
  - Это вы простите меня, Нэраи. Но вы, абсолютно правы, раньше я никогда не занимался алхимией. Только немного подглядывал за дядей, - обезоруживающе улыбнулся он.
  - Допустим. Вы тогда не откажетесь от моих наставлений? - сузив глаза, спросила альфара. Все же не люблю я общаться с людьми, а с альфарами и подавно.
  Он неопределенно пожал плечами, и мне пришлось сопровождать все свои действия пояснениями, чтобы хоть как-то донести до его светлой головы суть всего мною производимого. Поэтому эту сдвоенную пару я закончила одной из последних. Опыт мы, правда, завершили идеально и получили свои отлично от профессора. Но это меня сегодня не сильно порадовало. Я не любила задерживаться в академии дольше необходимого, стараясь как можно быстрее попасть в свою маленькую квартирку.
  Это была мая отдушина. Только на время обучения, отчим разрешал жить не в фамильном имении, а здесь в этой маленькой двухкомнатной квартире. Хоть деньги отчим и выделял на мое содержание, но ни разу он не побеспокоился проверить на что они идут. А шли они прямиком мне в тайник. Чтобы в один прекрасный день... нет об этом думать нельзя! У меня нет своих мыслей! Вон уже альфар, собирающий свои вещи, на меня как-то странно косится. Придаем лицу отрешенное выражение. Вдох... я кукла! Пустая кукла! Спина прямо, в глазах пустота... так хорошо...
  - Нэраи, стойте, - вырос у меня за спиной высокий альфар.
  - Фарин Кейрэн, что-то не так? - вежливая улыбка на моем лице и более никаких эмоций в глазах. И так много уже сегодня себе позволила.
  - О, можно просто Кей. Я бы хотел попросить вас проводить меня к директору академии. Видите ли, я сегодня первый день здесь и еще никого не знаю, - вглядываясь в мои глаза, попросил он.
  О, да, глаза у меня были бесподобные. И это-то меня так часто и огорчало. Они были необычайного темно-фиолетового цвета, совсем как у моей бедной матушки. И так многие хотели получить силу этих странных глаз. Аж, противно стало глядеть на этого альфара - ему тоже нужна сила. Но я КУКЛА! И на моем лице не отразилось ни единой мысли и эмоции.
  - Не могу отказать вам в этой просьбе, - склонив голову, ответила я.
   Это была одна из программ для меня, вдолбленных с таким трудом. Так им кажется. Но я КУКЛА! У меня нет своей воли!
  Мы шли по коридорам, а вслед альфару все оборачивались. Ну, да красив! Но нужно же как-то и приличия соблюдать. Встав у двери кабинета директора, склонила голову в знак прощания и хотела удалиться, но Кейрэн меня остановил:
  - Спасибо за помощь! У вас просто невероятные глаза. Извините, за нескромный вопрос, но когда они обрели сей цвет? - с улыбкой спросил он.
  Обрели они этот цвет примечательно... вот только никто об этом не должен знать и, в том числе и мне не следует допускать сии мысли.
  - Что вы имеете ввиду? - мило улыбнулась я. - Это мой естественный цвет.
  - Странно, у нас лишь немногие могут похвастаться таким, как вы. Но всегда после обретения силы. Вы уверены, что... - но продолжить я ему не дала.
  - Я не понимаю о чем вы. Многие пристают ко мне с какой-то мифической силой, но это просто нелепо. Тем более слышать из уст альфара.
  - Тем лучше! Эта сила только приносит беды. А ваши глаза столь прекрасны, что я очень рад, что они не отмечены этим бременем, - искренне улыбнулся Кейрэн, а я немного опешила.
  Что это он только что сказал? Что ему не нужна эта сила? Что у альфаров таких магов мало, но они есть? Хотя мама же была ТАКИМ магом, но... слишком много НО! Я отказалась от этой СИЛЫ! И никогда ее не приму! Если хочу жить...
  - Спасибо и прощайте! - я стремительно направилась к выходу с этажа.
  - До скорой встречи! - донеслось мне вслед.
  
  Я не успела! Совсем! Ну что же за день-то такой! Уже возле самой входной двери за локоть меня взяла знакомая до дрожи рука и, жестко удерживая, зашептали на ухо ненавистные слова. Кивнув, я безропотно отправилась вслед за ним. Как же так! А все этот альфар! Но не подчиниться я не могла. Все внутри сжалось в предчувствии дальнейших событий. Но мои глаза не выражали ничего кроме равнодушия. О, я долго тренировала в себе этот взгляд!
  Парень привел меня в кабинет студенческого совета, и, усевшись в большое кресло главы, стал рассматривать. Дозволения войти он не дал, поэтому я так и осталась стоять у дверей, выпрямив спину и глядя перед собой.
  - Нэр, дорогая, мне сказали, что с тобой сегодня на алхимии работал в паре фарин Кейрэн, - небрежно поглаживая полы своего жакета, осведомился у меня Жоршен.
  - Да.
  - О чем он говорил с тобой? - глаза 'брата' сузились.
  Неужели ему доложили? Что сказать?
  - На паре по работе, а потом он просил проводить его к директору.
  - Иди сюда!
  Я вздрогнула. Эта интонация, я не могу не подчиниться.
  - Распусти волосы, - требовательно заявил он.
  Когда я дошла до Жоршена, волосы уже рассыпались по моим плечам красноватым водопадом, доставая до поясницы. Я внутренне сжалась, зная, что последует дальше. Сын отчима не был оригинален. Боль в затылке пронзила меня, но ни стона не вырвалось с губ. Слишком хорошо я знала, чем это чревато. Парень, схватив меня за волосы на затылке, притянул вплотную к своему лицу.
  - Ты, маленькая дрянь! Что сказала ему про глаза? - зло прошипел мне прямо в лицо он.
  - Ничего. Ответ стандартный, как и было всегда.
  Он долго всматривался в мои безразличные глаза, а я твердила себе, что Я КУКЛА! В следующий же миг платье мое сменилось но черный пеньюар, весьма откровенный. Я похолодела. На такое он еще ни разу не решался, опасаясь свидетелей. Как я была, оказывается, неправа. Все же воображение у 'братика' присутствовало. Конечно, а то вдруг что-то случится с моим платьем, как я пойду домой. Логично, до тошноты.
  - Мне надо просмотреть кое-какие документы, а ты меня немного расслабишь, - уже совершенно спокойно произнес он и бросил меня на колени.
  Только большим усилием воли, на лице не отразилось отвращения. Жоршен стал перебирать документы, а я после столь жестокого обращения с волосами, была полностью растрепана. Пальцы привычно нашли завязки и пуговички на его штанах. Странно, пальцы совершенно не дрожат! Наверное, привычка... хотя нет я же кукла...
  Высвободив его уже набухшее достоинство, я осторожно взяла его губами. А этот гад, пожил ладонь мне на голову и надавил, проталкивая в рот мне все глубже. Как хорошо, что волосы полностью скрыли мое лицо и уже нет необходимости сдерживать эмоции. Слезы, бессильные слезы обиды и унижения душили меня. Но я КУКЛА! Это всего лишь оболочка. С отвращением, преодолевая презрение к себе, я ласкала его и старалась ни о чем не думать. То, что Жоршен занят, не отменяет его постоянного контроля надо мной.
  В дверь постучали. Я замерла, но 'брат' приказал не останавливаться и разрешил войти гостям. Это были члены студсовета. Вот мразь! Ненависть затопила меня, но я ее быстро подавила. Я кукла! Парни увидев девушку, то есть меня, на коленях перед главой студсовета заржали и стали отпускать жуткие шуточки. По моей спине катился липкий пот. Все же хорошо, что Жоршен мое платье сменил, так хоть не узнают.
  Посмеявшись надо мной, и поздравив предприимчивого главу, студсовет начал решать свои дела. А я впервые в жизни молила духов, чтобы 'брат' не кончил. Это такое унижение! Если они меня узнают... но я же в выпускной группе...
  Грудь перехватило отчаяние, еще никогда я так сильно не ощущала своей никчемности. Выдохнула... взяла себя в руки... Я КУКЛА! Это всего лишь оболочка! Это тело, не я истинная. Меня истинную им не получить! Не задеть! Я кукла!
  - Жоршен, ты просил пригласить альфара. Он за дверью, - сообщил кто-то у входа.
  - Отлично, - раздалось над моей головой.
  В комнату вошел Кейрэн и судорожно втянул воздух. Я хоть и не могла видеть его лица, но ясно было, что увиденное альфару не понравилось.
  - Фарин Кейрэн аль Туесен фар Харт, приветствую тебя. Я Жоршен лер Сенейт - глава студенческого совета, - довольный собой произнес парень и положил ладонь мне на голову, чуть погладив волосы.
  Почувствовала себя собакой... обида, обида... сколько можно? Неужели за столько лет она еще у меня не прошла?
  - Веккан Жоршен, вам доставляет удовольствие беседа в таком состоянии? - холодно произнес альфар. - Вы считаете, что смеете принимать наследного принца Аватераона, когда женщина... - у принца от возмущения не нашлось слов. При этих словах 'брат' заставил меня остановиться. Мысли побежали чехардой в моей голове: он наследный принц! Неожиданно. - Это может быть расценено, как прямое оскорбление. Я оказал вам милость, явившись сюда, хоть приглашение и не было в должной форме озвучено. Надеюсь более никогда не увидеть вас.
  В полнейшей тишине уверенные шаги Кейрэна скрылись за дверью. А Жоршен в бешенстве вскричал:
  - Все ВОН!!!
  Но это ко мне не относилось. Он схватил за волосы и поднял мое лицо, так что шею свело.
  - Ты понимаешь, что уйдешь отсюда еще не скоро... - с жестокой усмешкой прошептал он.
  Я закрыла глаза. Это будет очень тяжелый вечер. Я КУКЛА!
  
   Глава 2
  
  Темнота окутывала парк академии пуховым одеялом. Я шла, немного кривясь от боли, ведь теперь никто меня видеть не мог. День был не из легких. О, с одной стороны мне было жутко приятно, что Кейрэн поставил 'братца' на место, но с другой стороны - оторвался потом Жоршен на мне по полной, даже вспоминать тошно.
  Но раз 'братец' стал так смел... я нахмурилась, а мысли побежали вскачь. Значит, они уже все решили. Времени осталось мало. До окончания учебного года они ничего предпринимать не будут. Значит, все идет по плану, правда нужно будет просчитать запасные варианты. Так, один из амулетов ношу с собой, чтобы сразу переместиться в квартиру. Вещи должны быть постоянно собраны со вторым амулетом. Главное теперь, чтобы отчим не явился посреди учебного года.
  Презрительная усмешка появилась на моих губах - не часто я ей это позволяла. Отчим сам устроил меня в Высшую Академию Магических Наук. Дар у меня был совершенно ничтожный и своими силами я бы никогда не поступила сюда. Но это событие оказалось поистине провидением духов. Оказалось, что знания намного полезнее магического дара. Алхимия стала моей страстью. Именно с ее помощью, я научилась создавать очень сильные амулеты, о которых никто не знал. А мне ведь полагалось просто получить сертификат об образовании и пристроиться в какую-нибудь очень влиятельную семью. Уверена, отчим пристроил бы, с его-то влиянием. А дальше начался бы ад. Но по идее я не должна об этом знать, ведь я кукла, безропотно выполняющая приказы.
  Так за размышлениями прошла большую часть города и поднялась в свою маленькую квартирку на третьем этаже пансиона. Миловидная старушка, которая сдавала эти квартиры и содержала пансион, всегда старалась всунуть свой длинный нос в дела жильцов. Но пару раз натолкнувшись на мое совершенное безразличие на ее провокационные намеки, оставила попытки вызнать мои слабости. Это радовало, ведь никогда не знаешь, в какой момент могут за тобой наблюдать. Поэтому выходить из образа было попросту опасно. И только оставшись наедине, я могла немного расслабиться.
  И вот когда закрыла дверь на замок и проверила охранный рунескрипт над входом, показавший, что защитный контур не нарушался, позволила себе прислониться спиной к стене и обессилено сползти на пол. Слезы, уже не таясь, катились по щекам, а тело сотрясали беззвучные рыдания. Обхватив колени руками, я спрятала лицо в них и упоенно себя жалела. Силы были мои на исходе. И ведь продержаться-то осталось год. Один несчастный год! Что он по сравнению с теми девятью, что уже были прожиты в аду. Но почему именно сейчас мне так больно и противно? Гадость! Гадость! Стала сдирать с себя платье и тереть руки. Потом резко поднялась, что сразу отозвалось болью в уставших ногах и спине. Первым делом надо смыть с себя эту грязь!
  Прошла на кухню в одной нижней рубашке, в два ведра накачала воды и поставила на плиту греться. Окинула взором стол под маленьким окном с голубыми занавесками в привычном стремлении проверить правильность расстановки предметов. Небольшая глиняная ваза с тремя хризантемами стояла ровно посередине стола, а вот цветки отклонились от тех положений, в которые я их расставила утром. Хмуро улыбнулась - мой педантизм в конце концов сведет меня с ума. Все должно стоять в строго указанных местах, иначе у меня начинается прямо паника. Пока все не расставлю не могу успокоиться, и чувство безысходности накатывает. Хоть так контролировать свою жизнь! Я стала поправлять стебли, но тяжелые головки цветов постоянно откланялись от выверенных мною углов. Провозилась с ними больше десяти минут, пока не достигла желаемого. Поправила салфетку, развернула другим боком вазочку с фруктами.
  Вода скоро должна была закипеть, и я пошла во вторую комнату своей квартиры - спальню. Выбрала в шкафу новую рубашку и сняла с вешалки халат. И вот натаскав в небольшую ванну воды, я долго и остервенело терла все тело, пока то не покраснело чуть ли не до крови. Потом до полуночи сидела за книгами, делая домашнее задание. У меня всегда четкий график, только вчера сбился из-за 'братца', поэтому и поспать вышло мало. Быстро позавтракав, я бросила в сумку, как и решила вчера, амулет переноса, и отправилась в академию.
  Первые две пары прошли тихо и увлеченно, новые знания постоянно приводили меня в восторг. А вот принца не было, хотя, скорее всего, он не изучал эти предмет потому, что каждый студент выбирал себе индивидуальную программу и ходил на соответствующие пары, так что возможно кроме алхимии я Кейрэна на других занятиях и не увижу. Тем лучше! Вон, только один разговор с ним вчера чем для меня обернулся.
  После второй пары было окно, и я всегда проводила это время в библиотеке. Ряды книжных стеллажей вызывали у меня восхищение: множество знаний, по крупицам собранных на хрупких страницах, были упорядочены в идеальную систему. Я поздоровалась со знакомым библиотекарем и достала список из сумки. Так, для самостоятельной работы по истории Альянса мне нужна книга 'Сотворение Нового Мира'. Я пошла в отделение истории и стала искать в каталоге нужную книгу, перебирая желтоватые карточки с мало кому понятным шифром. Ага, нашла: С-3-П-8-15. Педантизм ведь моя слабость, вот и каталогизацию я освоила еще на первом году обучения и теперь мне не требовалась помощь библиотекарей.
  Свернув направо к третьему сектору, нашла стеллаж с буквой 'С' и отсчитала восьмую сверху полку. Итак, пятнадцатая в ряду книжка необходимая мне. Один, два... я вдруг услышала тихие шаги за стеллажом и шепот... пять, шесть... хм, тишина, может, показалось... девять, десять... опять шепот... пятнадцать! Провела пальцем по корешку книги, читая название: 'Сотворение Нового Мира'. Я осторожно вынула книгу и замерла - в образовавшуюся щель стало видно, что происходило за этой импровизированной стеной из книг.
  А там, в тупике книжного лабиринта стояли двое альфаров и оба были мне знакомы. Один, парень с моего потока, память услужливо подсунула его имя Серкай, как-то испуганно прижимался к книжным полкам спиной и смотрел большими зелеными глазами на второго. Кейрэн, а вторым был именно он, стоя почти вплотную, упирался левой рукой в книги за головой Серкая, а другой рукой гладил его по щеке.
  Мне стало немного не по себе, хотелось сразу уйти и забыть эту сцену. Но принц заговорил, и я побоялась привлечь к себе внимание неосторожным движением.
  - Серкай, так ты утверждаешь, что я могу верить твоим словам? - с холодной иронией произнес Кейрэн.
  Молодой альфар, который был немного выше принца, весь как-то сжался, черты красивого лица исказила мольба. Я отстраненно подумала, что он, наверное, ужасно боится в этот момент принца. Хотя я не заметила вчера за ним такого явного ореола подавления, какой наблюдала сейчас. Он будто заполнял собою все пространство в том маленьком проходе, становясь как-то больше и массивнее. Я увидела, как Серкай сжал руку в кулак, видно успокаиваясь и потом, расслабившись, пригладил распущенные вьющиеся волосы рыжеватого оттенка, которые медовой волной спускались ему на спину и грудь поверх красивого светло-зеленого альфарского костюма.
  - Да, сир, - твердым голосом ответил альфар.
  - И что же, согласишься на проверку? - губы Кейрэна украсила милая улыбка, хоть глаза пристально наблюдали за реакцией альфара, а пальцы правой руки, до этого поглаживающие скулу Серкаю, переместились на губы. Подушечками указательного и среднего пальцев принц нежно проводил по нижней губе собеседника.
  От этого прикосновения Серкай вздрогнул, но сразу же расправил плечи и уверенно кивнул. Будто только этого и дожидаясь, Кейрэн ухватил его за подбородок и медленно прикоснулся своими губами к его. Поцелуй длился несколько минут, и, оторвавшись от Серкая, принц провел языком по своим губам и погладил альфара по щеке:
  - Хороший мальчик, - вдруг рука принца метнулась от щеки Серкая ко лбу, и он приложил большой палец тому между бровей. Под пальцем мелькнула вспышка белого огня, а Кейрэн уже отходил от собеседника. - Ты знаешь, что делать. Исполняй!
  Упав на одно колено за удаляющейся спиной принца, альфар уткнул сжатым кулаком правой руки в пол, а левую положил на согнутое колено, и, склонив низко голову, произнес: 'Да, мой принц!' Кейрэн удалился, а Серкай так и стоял в преклоненном состоянии, я же невольно залюбовалась, как в его рассыпавшихся и скрывших лицо волосах играют отсветы настенных светильников. Но потом он поднялся и быстро покинул библиотеку.
  А я осталась стоять в секции номер три, не в силах выбросить из головы картинку двух целующихся альфаров. Это было... неправильно и... красиво! Но это же противоестественно! Неужели Кейрэн такой? Ужас, просто, и о чем я только думаю! Вспомнила себя... кто я такая, чтобы кого-то осуждать! Мне все равно!
  Прижав к груди книгу, я направилась к регистратуре. Скоро надо будет идти на следующую пару.
  
  Пять минут до начала пары, я расставляю на столе письменные принадлежности: чернильница в правом верхнем углу по пять сантиметров равноудалена от краев стола, тетрадь передо мной, перо, которое всегда длинной в тетрадку, с правой стороны, концы его не должны выглядывать за границы тетради...
  - Здравствуйте, Нэраи, - надо мной раздался красивый голос.
  Я подняла глаза и увидела принца, и, подавив моментально вспыхнувшую в голове картинку его поцелуя в библиотеке, поздоровалась:
  - Здравствуйте, Кейрэн!
  - Могу я занять место рядом с вами? - улыбнувшись, спросил он.
  Я немного удивилась, ведь в силу того, что я ни с кем не общалась, никто и не хотел занимать пустующее за первым столом место рядом со мной. Неуверенно кивнув, подумала о возможных последствиях, но отказать не было никакой возможности.
  Когда он легко опустился рядом, я невольно залюбовалась красотой его профиля. Но вошел профессор и все поднялись. На паре принц сосредоточенно записывал все за преподавателем, как и все обычные студенты. Только спину держал слишком прямо и постоянно встряхивал головой, пытаясь убрать с глаз длинную золотистую челку. Мне это показалось несколько забавным.
  Пара по рунам была сдвоенной, поэтому когда пришло время перемены, альфар остался сидеть за столом перелистывая свои записи. Я заметила, что на потоке, а 'Руны' читались для всех выпускников в обязательном порядке, девушки шепчутся исключительно о Кейрэне. А три знакомых альфара, среди которых был и Серкай, сбились в группку и тихо что-то обсуждали, поочередно бросая взгляды в сторону принца. Да что же это происходит?
  - Кейрэн, - решилась спросить я у альфара, тревожащий меня вопрос, - почему вы выбрали место рядом со мной?
  Он оторвал взгляд от тетради и посмотрел на меня. Потом, сделав неопределенный жест ладонью, сказал:
  - Посмотрите на них, Нэраи. Всем от меня что-то нужно, и лишь здесь я могу немного упорядочить свои мысли, - тут он лукаво улыбнулся и подмигнул, - ведь вам я совсем не интересен.
  - Совсем, - не смогла удержать ответную улыбку, - если вам не интересна я.
  Он склонил голову в знак того, что мы друг друга поняли, и вернулся к прерванному занятию. Я разгладила складочки на рукавах и подумала, как хорошо, что мне попался такой понятливый альфар.
  
   Глава 3
  
  
  Возвращалась я домой уже в сумерках. Сегодня пар было много и еще профессор по 'Магической политике' загрузил меня индивидуальным заданием. Я шла по темным улицам, где фонари только-только стали зажигать фонарщики. Вообще Берекрон был большим индустриальным городом. Но последние лет сто он стал оплотом магических школ. Заводы постепенно стали сбавлять обороты, поэтому множество построек теперь пустовало. И рядом с большими, громоздкими зданиями и печами заводов, стали появляться высокие шпили магических башен. Город был похож на ежа, встопорщившего иголочки, но в этом было некое очарование. Особенно ночью, когда город озарялся множеством огней, и они отражались в зеркальных поверхностях куполов и шпилей.
  Прохожие сновали по своим вечерним делам, а я, ни на кого не глядя, выбирала более уединенные места и шла домой. Задумчиво перебирала пуговицы плаща, переступая через небольшие лужицы на каменных мостовых. Что-то меня тревожило в последних охранных контурах. Такое впечатление, что где-то я совершила упущение. Надо будет еще раз свериться с руническим справочником, возможно еще и звуковую сигнализацию сделать или нет. Как раз тема сегодняшних пар по рунам натолкнула меня на такие мысли.
  Краем сознания заметила, что забрела в неизвестное место. Так стоп! Мне нельзя откланяться от намеченной дороги, ведь тогда вся система полетит прахом. Стала оглядываться: высокие старые здания встали по бокам от меня, где-то в конце проулка виднеется фонарь, а здесь очень темно. Двинулась на свет, чтобы попытаться понять, где оказалась. Но оттуда стали слышаться странные резкие звуки, выкрики. У меня внутри все сжалось от страха, и, замедляя шаг, я осторожно подошла к углу, чтобы прижавшись к шершавым стенам выглянуть на улицу.
  В ту же секунду мне пришлось тесно вжаться в стену потому, как мимо, стремясь укрыться в моем проулке, пронесся человек, весь закутанный в черное. Он бежал быстро, очень быстро, но недостаточно. Прорезал воздух в непосредственной близости от моего лица свистящий звук летящего кинжала, так что я даже будто удар по щеке получила. Лезвие с глухим звуком вошло бегущему в основание черепа. Человек нелепо вскинул руки и резко повалился на землю. Я, отрешенно глядя на расплывающееся темное пятно под ним, отметила, что это был очень меткий бросок. А сердце стало выбивать бешеный ритм у меня в груди. Что же это происходит?
  Опять выглянула. Как раз в этот момент альфар, делая круговое движение, разрезал светящимся белесым лучом двоих нападающих пополам. В неярком свете уличного фонаря я видела, как почему-то медленно подлетают немного вверх отделенные торсы, ведя за собой водопады крови с разматывающимися кишками, а взметнувшиеся над головой альфара светлые волосы постепенно опадают ему на спину и лицо, сверкая золотыми россыпями. И вот время ускорилось, и расчлененные тела с чавканьем упали на землю, брызжа во все стороны кровью. А альфар замер на миг, пошатнулся и рухнул лицом вперед.
  Я опять спряталась, слишком все для меня было страшным. Но кто же посмел напасть на альфара? Я всегда думала, что они неприкосновенны. Что же делать? Нельзя мне высовываться, но он вроде еще жив. Может, ему помощь нужна. Что же делать? И медицину я столько лет изучала... не могу, просто не могу его так бросить, даже если за это последует наказание.
  Осторожно вышла из своего укрытия и двинулась к альфару, брезгливо выбирая места, не залитые кровью, и высоко поднимая подол юбки. Н-да... нападающих было много... а эти вроде на охранников похожи, вон погибли, пронзив мечами друг друга. Человек двадцать под этим одиноким фонарем сейчас лишились жизни, обильно оросив свой кровью и внутренностями камни. Везде была эта липкая, скользкая, блестящая слякоть. От запаха меня начало мутить, помимо железного запаха крови примешивалась кислая вонь испражнений. Не смотреть! Не думать! Хотелось быстро миновать это побоище, подлететь к альфару, но я не могла пересилить свое отвращение и боязнь запачкаться.
  А вот и пострадавший. С трудом перевернула его на спину и замерла, затаив дыхание. Это же Кейрэн! Руки мои затряслись. Я лихорадочно убрала его мокрые прилипшие к лицу волосы, и подняла веки, разглядывая белки глаз. Плохо, очень плохо! Стала ощупывать его залитую кровью одежду. Вот! Нашла! Разорвала верхний камзол по уже имеющейся дырке и отчаянно вздохнула. Страшная рваная рана зияла на животе принца, а жизнь пульсирующее утекала из него.
  Что же делать? Времени ему осталось очень мало, и даже позови я прохожих, пока разыщут целителей... а ведь с таким ранением сможет справиться лишь целитель Фиолетового Пламени... я закусила губу до боли, стараясь найти правильное решение. Мне было ужасно жалко этого прекрасного принца, так отчаянно боровшегося за свою жизнь. Вспомнились те несколько разговоров, которые принесли мне давно не испытываемую легкую радость. А как он осадил Жоршена! Если бы у меня была сила! Если бы я не отказалась от нее девять лет назад! Я бы Кейрэна спасла... слезы скатились по моим щекам и упали на грудь... Я хочу ему помочь!
  В глазах помутилось и все заволокло сизо-фиолетовой дымкой. Я больше не видела ни страшных останков под одиноким фонарем, ни бледного красивого лица принца, передо мной бушевало пламя, живое фиолетовое пламя. Оно танцевало свой неистовый танец, то затихая, то разгораясь вновь, а в самом сердце его зияла огромная темная щель рта. Так же как и в первый раз, когда явился Исток Фиолетового Пламени мне, так и сейчас он спросил лишь одно: 'Готова ли ты заплатить ЦЕНУ?' Из груди у меня вырвалось судорожное рыдание. Как я могу? Ведь тогда все эти годы ада будут напрасны... но оставить Кейрэна умирать... я себе этого не прощу! Гордо вскинув подбородок, я ответила: 'Да!', и мое тело пожрал Исток Фиолетового Пламени.
  Пришла в себя я, лежа на груди альфара. Быстро проморгавшись я уже знала, что надо делать. Достала из сумки амулет переноса и сжала его в кулаке, раскрошивая в пыль. Желтое свечение охватило меня и крепко прижимаемого к моей груди принца. В следующий миг мы оказались у меня в квартире посреди спальни.
  Схватила его за руки и стала тащить к кровати. Ох, и тяжелый же он, на кровать точно не подниму. Оставила альфара там, где лежал, и метнулась к кровати за подушкой и простынями. Расстелила на полу одеяло и перекатила на него принца. Сбегала на кухню за ножницами и наполнила таз водой, предварительно бросив туда небольшую тряпку. Прибежала к Кейрэну и стала аккуратно разрезать верх костюма. Когда сняла рубашку, нахмурилась - вся грудь у него была перебинтована и как раз нижние бинты глубоко врезались в рану. Видно это его не первое ранение и совсем недавно он пережил подобное. Но эти старые раны тоже необходимо осмотреть, да и бинты снять и очистить живот надо. Опять взялась за ножницы. Осторожно, пытаясь не касаться сталью кожи альфара, разрезала перевязку. Она распалась двумя половинками, а я, не веря, уставилась на принца. Под бинтами были две небольшие идеальные груди с бледными сосками.
  Это как вообще понимать? Я резко сунула руку между ног альфара и сразу же отдернула, застонав. Девушка! Ясно... что ничего не ясно! Удивляться буду потом. Придвинула тазик с водой и стала обмывать рану, вынимая из нее клочки бинтов из перевязки. Когда живот принцессы(?) был чист, я, глубоко вздохнув и подавив отвращение, медленно засунула правую руку в рану. Сначала пальцы ощутили теплую влагу, и я, преодолевая сопротивление тканей, все дальше проталкивала кисть, нащупывая повреждения.
  Хорошо, что рана была не сквозная. Сосредоточилась, как учила меня когда-то в столь далеком и забытом детстве мама, и из сердца по венам, повторяя весь их сложный рисунок, к ладони стал течь фиолетовый свет. Этот странный светящийся рисунок виднелся даже через плотную ткань моего платья. И вот когда сияние фиолетового пламени охватило мою ладонь, я стала постепенно вынимать руку из раны, видя, как на глазах, фиолетовый свет сращивает поврежденные сосуды и ткани, восстанавливает мышцы. Кончиками пальцев я уперлась на живот, вокруг заживающей раны, а кожные покровы все соединялись. Вспомнила, что надо к шраму приложить ладонь. Прикоснулась и ощутила покалывание, а потом сияние погасло. Убрала руку и увидела, что не осталось и следа.
  Удивляться не стала, времени не было. Переместилась к голове альфарки и опять заглянула под веки. Глаза уже были нормального цвета. Лоб покрывала небольшая испарина, дыхание выравнивалось. Фух, слава духам, у меня все получилось. Как-то сразу и усталость навалилась. Но надо все доделать. Стала раздевать спасенную, избавляя от закровавленной одежды. Положила под голову ей подушечку и накрыла простыней. Хоть у меня было и тепло, но обнаженное тело альфарки могло замерзнуть. Теперь она проспать должна до рассвета. Только вот, что мне дальше с ней делать. Так, ладно. Сейчас приоритет на уборку, сказала я себе, глядя на протянувшийся кровавый след на полу.
  
  Я сидела за столом на кухне и читала конспект, за всеми этими волнениями, совсем не успела подготовиться, а было уже два часа ночи. В кромешной тишине и полумраке не удивительно, что я испугалась тихо появившейся напряженной бледной фигуры в проеме двери. Альфарка стояла совершенно голая, абсолютно не заботясь об этом, и прищуренными глазами внимательно осматривала кухню и меня в частности. А я не могла отвести глаз от нее. Никогда раньше не видела такой красоты. Все в ней было идеально, каждая черточка, каждый мускул. Я вдруг осознала, что краснею, и сказала, отвернувшись:
  - Хотя бы простыней прикрылась, - закрывая книгу и откладывая на подоконник, я поднялась. - Как ты себя чувствуешь?
  Хм, и чего это я перешла на 'ты'? Хотя голый вид собеседницы, как-то не располагал к выканью.
  - Нэраи? - недоверчиво спросила спасенная мною.
  - Ну, да. А как к тебе обращаться? Я так поняла, то имя не твое? - ответила я и подошла к застывшей альфарке. Немного наклонилась и, осмотрев живот, легко провела по месту раны кончиками пальцев, на которых тут же вспыхнули фиолетовые огоньки.
  - Мое имя истинно! Я Кейрэн аль Туесен фар Харт, - гордо сказала она, наблюдая за моими действиями. - И чувствую себя прекрасно. Это мне тебя следует благодарить?
  - Можешь не благодарить, - выпрямившись, сказала я и вернулась за стол. - Я там в комнате положила одежду для тебя, оденься пожалуйста.
  Кейрэн немного посмотрела, как я наливаю нам горячего чаю, и скрылась в комнате. Вышла она довольно скоро в моем халате, который был ей короток и явно неудобен с непривычки.
  Она молча прошла и, сев напротив меня, взяла кружку и сделала большой глоток, потом еще и еще.
  - Покрепче у тебя ничего нет? - обреченно спросила альфарка, оглядываясь.
  - Прости, спиртное не держу.
  Мы выпили еще по кружке и сидели в молчании, рассматривая друг друга и понимая, что каждая не хочет раскрывать своих секретов. Первой не выдержала Кейрэн.
  - Ты в академии солгала мне, - недовольно выгнула губы она.
  - Нет. На тот момент все было правдой, - чуть дернула головой я. - И я не должна перед тобой отчитываться о своих мотивах. Я же не спрашиваю о твоих.
  - Допустим, - откинувшись на спинку стула, Кей окинула меня оценивающим взглядом и стала барабанить пальцами по столешнице. - Нэраи, а что ты скажешь про сотрудничество? - вдруг подавшись вперед, спросила с горящим взором альфарка.
  - Какое? - сглотнув появившийся ком в горле, спросила я.
  - Как ты заметила, кто-то пытается меня убить. Даже охрана не спасла... теперь понимаю, как им удалось все в прошлый раз... - задумавшись, отвлеклась Кей.
  - Удалось? В прошлый раз? - удивленно переспросила я.
  - А? Ладно, давай начистоту. Две недели назад они убили моего брата. Я успела слишком поздно - спасти его не смогла, но успела скрыть факт его смерти. Теперь выдаю себя за него, пытаясь выйти на заговорщиков, - и при этих словах лицо ее приобрело такое хищное выражение, что я отчетливо поняла, что они не отделаются мгновенной расправой.
  - Но как же ты можешь выдавать себя за брата, когда и имя сказала твое истинное?
  - Мы идентичны с ним - близнецы. И имена, по традиции, у нас одинаковы были бы до моего замужества. Но теперь это имя останется за мной, - нехотя, пояснила альфарка. - Я в академии сейчас проверяю студентов-альфаров лояльных короне, но мне нужна помощь. А с твоей силой... - она не договорила, многозначительно на меня посмотрев.
  А я вспомнила подсмотренное в библиотеке и по-новому восприняла ту ситуацию. Во-первых, теперь это был поцелуй парня и девушки, что было совершенно обычным и нормальным, а во-вторых, фразы, оброненные Кейрэн тогда, обрели для меня смысл.
  - Ты поэтому Серкая целовала? - не смогла удержаться я от вопроса.
  - Подсматривала? - усмехнулась она и, резко наклонившись, почти вплотную приблизила свое лицо к моему. - Да... это свойство семьи фар Харт. При поцелуе, если дано разрешение, мы можем просканировать память партнера. Не хочешь попробовать? - хитро спросила Кей. - Нет, жаль. Но он верен королевской семье и о заговоре ничего не слышал в пределах академии. А по уже полученным сведениям, там имеются очень хорошие ниточки к зачинщикам. К сожалению, мне, как наследнице необходимо этот год провести здесь - обучение, как часть моего королевского пути, должно быть завершено.
  - Хорошо, давай начистоту. Мне нельзя светиться. Никто не должен знать про открывшиеся у меня способности, - холодно посмотрела в красивые шоколадные глаза Кей, она усмехнулась и кивнула. - Я могу прикрывать тебя на парах и оказывать посильную помощь, ведь это ты от меня хочешь?
  - Да, но также возможно придется использовать Фиолетовое Пламя, естественно, тайно.
  - Не могу гарантировать всего, я приняла силу только вчера, еще все грани ее не изучила, - покачала головой. - А теперь поговорим о плате.
  - Деловая девочка, - широко улыбнулась альфарка и нежно провела пальцами по моей щеке. Я дернулась и резко отстранилась, а она выгнула бровь и, опершись подбородком на кулак, стала меня пристально разглядывать. - И что же ты хочешь?
  - Исчезнуть! - не отводя взгляда, четко выговорила я. - Мне нужны гарантии, что не позже окончания учебного года я смогу полностью изменить жизнь.
  - Понимаю... у тебя тоже есть враги... и скрывание твоей силы тогда вполне обоснованно. Хорошо, я как принц, - на мое скептическое выражение лица, Кей подмигнула и повторила, - да, как принц, я могу сделать для тебя это. Скрепим уговор? - она протянула оттопыренный мизинец правой руки, вокруг которой уже появилось белое свечение.
  Никогда не слышала о таких методах и как-то неуверенно себя почувствовала, словно стала вновь ребенком. Но протянула свою руку и сцепила наши мизинцы. Ладонь моя тоже засветилась, но уже фиолетовым, а потом сияние наших рук слилось и вспыхнуло, исчезнув.
  - Договор скреплен нашими Пламенами, нарушивший его сгорит изнутри от своей силы, - сказала, поднимаясь, Кейрэн.
  Альфарка резким движением плеч скинула мой синий халат на пол и опять осталась обнаженной стоять ко мне спиной. У нее что, совсем нет стыда? Не могла уйти в комнату? В тот же миг ее фигура оказалась облачена в костюм. И откуда она его только взяла? Магия замещения предметов?
  - Хм, могла и сразу так одеться, - недовольно прокомментировала я.
  - Силы тогда еще не восстановились, к тому же у тебя очень миленький халатик, и такой приятный к телу, - полуобернувшись, лукаво произнесла Кей. - Мне надо уходить. Прощай.
  И она уверенно направилась к двери. Я сидела и смотрела ей вслед, постепенно заливаясь краской от осознания последних ее слов. Когда двери затворились, я сорвалась с места и, быстро подняв халат, отнесла его в стирку.
  
   Глава 4
  
  На следующий день Кейрэн вела себя, как ни в чем не бывало, а я постоянно ловила себя на мысли, что напоминаю себе о ее женской сущности. Ну не выглядела она сейчас, альфаркой! Принц, правитель в истинном свете! Но никак не девушка. Если бы я сама не видела ее обнаженной, не обмывала тело от крови, никогда бы не поверила расскажи мне кто-то такое.
  Я понимала, что при всех должна обращаться к ней, как к парню. И если сначала это вызывало некоторый дискомфорт, то потом мне даже стало немного весело. И откуда такие эмоции. Почему-то рядом с Кей я все время ощущаю себя по-новому. И это было опасно. Особенно здесь в академии, когда в любую минуту могла натолкнуться на Жоршена. Хорошо, что аудитории защищены от ментального воздействия и в их стенах нельзя считывать чужие мысли во избежание списывания. Это мне хоть немного позволяло не контролировать себя, не напоминать себе, что я кукла.
  От таких размышлений и прервал меня нежный голос, раздавшийся над ухом:
  - Раи, ты такая хорошенькая, когда уходишь в себя, - прошептала стоявшая сзади Кей, - нам надо обсудить важный вопрос. Буду ждать тебя в библиотеке во время окна, - она выпрямилась и отошла от меня к остальным альфарам.
  И как это понимать? Ну, я понимаю пригласить поговорить о деле, но зачем такие намеки делать, если я знаю, что она девушка. Или это она так образ свой поддерживает? А как приятно она меня назвала... Раи... не ненавистное после 'братца' Нэр... а какое-то ласковое Раи... но нельзя об этом думать, нельзя допускать в душу, ведь я должна оставаться куклой... пока не стану свободной.
  Оставшиеся до окна пары мы с Кейрэн не разговаривали, каждая занятая своими делами. Она ушла на свой какой-то специальный предмет, а я осталась на 'Физиологию'. Так как все предметы выбирались для меня отчимом, в связи с его планами на меня, я лишь могла удивляться такой большой разнице в интересах и безропотно подчиняться. Но потом поняла, что все, абсолютно все знания можно использовать себе во благо, как было с алхимией и рунами. Физиология и психология помогли лучше скрываться от ментального воздействия 'семейки'.
  В назначенное время я пришла в библиотеку и сразу заметила у дальнего прохода Кейрэн. Она кивнула мне и поманила за собой вглубь книжного лабиринта. Я проследовала за альфаркой, и мы вышли к тому тупику, где я видела их с Серкаем. Ассоциации сразу полезли в голову немного не те и я, пригладив волосы, чтобы убедиться, что ни одна прядка не выбилась из моей прически, подошла к ожидающей меня Кей.
  - Не слишком надежное место ты выбраЛ, - окидывая взором облокотившуюся на стеллажи альфарку, сказала я. - Именно здесь я вас и видела.
  - Да, ты права. Но я впредь позаботился об этом, так что нам никто не помешает, - ее расслабленная поза резко сменилась собранной, - дай руку!
  Я поморщилась - не люблю, когда ко мне прикасаются! Но протянула Кей руку, которую та, взяв обеими руками, развернула ладонью вверх. Придирчиво осмотрела и стала расстегивать пуговки на манжете платья. Я дернулась и попыталась забрать руку, но альфарка ловко удержала ее, нахмурившись глянув на меня. Я зло сжала зубы и попыталась расслабиться, чтобы не вздрагивать при каждом прикосновении ее теплых пальцев, боясь, что мне могут задать столь ненужные вопросы.
  Но боялась я зря. Увидев толстые, безобразные шрамы на моих запястьях, Кейрэн только удивленно подняла брови, но потом стала совершенно сосредоточенной. Она чуть склонилась над моим запястьем и нежно прижалась губами к нему. Я от удивления не успела ничего сказать и сделать, как почувствовала, что от поцелуя разливается покалывающая энергия по моей руке, а альфарка выводила языком какой-то узор у меня на запястье. И вот то место пронзила мгновенная боль, а Кей, отстранившись, выпрямилась с лукавой улыбкой на губах.
  Я посмотрела на место поцелуя, а там пульсирующее затухал энергетический белый рисунок непонятных мне символов.
  - Что это? - смогла я выдавить из себя.
  - Я вживила тебе чип моего фантома, - стала объяснять альфарка, деловито застегивая мой манжет. - Будешь его активировать в дни моего отсутствия перед появлением на территории академии. Там заложено множество вариантов реализации программ, но ключевые моменты тебе придется мысленно ему задавать, если возникнут непредвиденные ситуации. Фантом будет вполне реальным, но появляться и исчезать должен рядом с тобой. Поэтому, для избежания ненужных вопросов, я пущу слух, что ухаживаю за тобой.
  - Нет! - испуганно и слишком поспешно прервала ее я. - Это недопустимо. Пусть лучше я тебе с алхимией помогаю, как лучшая ученица, чем это.
  - Раи, но это не слишком правдоподобно, - возмутилась Кей.
  - Мне все равно. Никаких слухов об отношениях!
  - Как скажешь, - процедила альфарка. - Начиная с завтрашнего дня, меня четыре дня не будет. А теперь давай потренируемся активировать фантом.
  Она что, обиделась? Ну и пусть! Хотя какой-то осадок у меня остался, почему-то не хотелось, чтобы Кейрэн обижалась на меня. Я все еще КУКЛА!
  
  Перед последней парой, по традиции это была алхимия, в аудиторию зашел секретарь студсовета и, подойдя к профессору Карвенису, попросил его отпустить студентку Нэраи лер Фазие для помощи президенту студсовета.
  - Да, да, конечно, - не отвлекаясь от своих записей, покивал профессор.
  Внутри у меня все сжалось и заледенело, почувствовала, как щеки охватила бледность. Пытаясь восстановить спокойствие, надеюсь, что никто не заметил моей реакции. Глубоко вдохнула... я кукла, я кукла, я кукла...
  - Раи, слушай, - привлекла мое внимание Кей, недовольно глядя на преподавателя, - не ходила бы ты к этому Жоршену.
  - Что? - я не сразу осознала, что она мне пытается сказать.
  - Я говорю, не хороший это человек, опасный. Не ходи!
  - Не могу, он мой... 'брат', - запнувшись и поморщившись, прошептала я, вставая.
  - Твой брат?!
  А вот выражение крайней брезгливости, с которым окатила меня взглядом альфарка, мне почему-то принес боль. Защемило где-то глубоко внутри и захотелось плакать. Почему? Я так давно научилась не принимать все близко к сердцу, а сейчас... почему? Резко развернулась и вышла из аудитории, повторяя про себя, как лишающее эмоций заклинание: Я КУКЛА!
  Остановившись перед кабинетом студсовета, я убедилась, что поблизости никого нет, и расплела волосы. В прошлый раз 'братец' ясно дал понять, чтобы заплетенной он меня больше не видел. Вошла без стука и увидела сидящего на диване Жоршена. Он читал какие-то бумаги, а когда увидел меня, зло улыбнулся и встал.
  - Пройдем в архив, чтоб нам никто не помешал, - бросил он мне, направляясь к маленькой боковой двери.
  Так, думать об архиве, его стеллажах с многочисленными папками и единственным столом. А под этими мыслями пытаюсь унять страх к этой комнате, панический страх, который грозил затопить мое сознание. Внешне остаюсь бесстрастной и прохожу в маленькую комнатку без окон, заставленную полками, стеллажами и коробками с разнообразными папками и книгами. Посередине комнаты стоит небольшой стол, за которым всегда и разбирались все эти записи.
  Как только дверь захлопнулась, Жоршен резко притянул меня к себе и накрутив волосы мои на затылке на кулак, зафиксировал мое лицо, чтобы я смотрела только ему в глаза. Этих синих красивых глаз с густыми ресницами я боялась. В них никогда не было ни тепла, ни участия, даже когда он был ребенком. Только жестокий и расчетливый взгляд скользил по всем предметам, не делая различий между людьми и обстановкой интерьера. Его каштановые волосы выли сейчас собраны в хвост, что только подчеркивало острый овал лица. Увидев на моем лице полное внимание, 'братец' оскалил зубы в подобии улыбки.
  - Что в моих словах ты не поняла, дура? Зачем ты ходила с альфаром в библиотеку?
  Мне стало тяжело дышать, а в горле образовался огненный комок, но нельзя показывать своего отчаяния - будет только хуже. В ожидании ответа, он потянул мои волосы, и я острой болью почувствовала, как несколько волосинок вырвались с корнем.
  - Он попросил помочь ему с алхимией, - простонала я, больше не притворяясь, что мне не больно.
  Я отпустила заранее приготовленные воспоминания, старательно концентрируясь на своей физической боли, как бы между прочим в уме всплывали картинки, как мы с Кей ищем в библиотеке необходимые книги, как я ему объясняю для чего какая ему понадобится, и как долго мы потом сидим в читальном зале за столом делая закладки в необходимых местах выбранных учебников. С облегчением почувствовала, как висок кольнула острая, быстро прошедшая боль - Жоршен подключился к моим мыслям. Теперь появилось неприятное чувство, что мозг обволакивают чьи-то скользкие пальцы. Я сцепила зубы и сосредоточилась на боли в затылке.
  - Мне не нравится, что ты с ним столько времени проводишь, - прошипел мне в лицо парень, убрав свое присутствие в моей голове.
  Он толкнул меня на стол, и я больно ударилась поясницей об угол. Жоршен медленно двинулся ко мне со сверкающими глазами:
  - Не подходи к этому ублюдку, - навис надо мной он и провел рукой по груди. Гадкая улыбка исказила его лицо, он резко перевернул меня на живот и стал задирать длинную юбку, - или я перестану быть добреньким, дорогуша. Ведь тебе не хочется повторения твоего восемнадцатилетия?
  Я судорожно всхлипнула, отгоняя воспоминания четырехлетней давности - второй самый страшный день в моей жизни. А 'добренький мой братец', продолжая шептать мне на ухо, как он относится к Кейрэн, спустил мои трусики и, обхватив меня сзади, засунул руку между ног.
  - Ты даже не представляешь, что ждет этого заносчивого альфара, - сладко мурлыча мне на ухо, стал он перебирать пальцами, вызывая такие отвратительные для меня ощущения. Его вторая рука больно сжала грудь, пальцы скрутили соски, которые сразу же затвердели. - Давай, я хочу услышать твой стон...
  Я до скрежета сжала челюсти, прижимаясь щекой к столешнице. В такие моменты я себя просто ненавидела. Ненавидела реакции своего тела на его прикосновения. Так хотелось отпустить ту пружину отчаяния, которая все туже и туже сжималась в моей груди, причиняя немыслимую боль. Но, как и множество раз ранее, я еще сильнее прижала ее, твердя свое заветное: Я КУКЛА! Это всего лишь оболочка!
  Он продолжал работать пальцами обеих рук, вызывая жар внизу живота и болезненное томление. Его горячее отвратительное дыхание обжигало мое ухо, а я себя ненавидела. До отчаяния, до боли, была себя противна. Но ничего не могла с этим поделать! Я кукла! А Жоршен слишком долго со мной играл, чтобы узнать все слабости.
  Раньше он не заботился о моем удовольствии, беря только свое, но со временем ему надоели трудности с первыми минутами действа, которые и ему причиняли неприятные ощущения. Жоршен пожаловался об этом отцу, на что тот рассмеялся и обозвал его малолетним глупцом, разъяснив некоторые особенности женского организма. С тех пор 'братец' наверстывал упущенное и исследовал мои возможности и пределы. А я себя все больше презирала, что доставляло ему ни с чем не сравнимое удовольствие.
  - Нэр, ты больше никогда не приблизишься к этому альфару! - возбужденно дыша прошептал он и отпустил терзаемую грудь, чтобы спустить свои штаны. Но тут в кабинете послышались шаги, и кто-то позвал Жоршена. - Кого это, духи ада, принесли! - зло вскричал парень, выпрямившись. - Не двигайся, я сейчас вернусь, - бросил он мне, оставляя лежать на столе с закинутой на спину юбкой, и вышел.
  Я сморгнула слезы, не в силах противиться его приказу. Как же это унизительно, лежать на столе кверху голым задом и ожидать его прихода. Но я кукла! Скорее бы все это кончилось... но меня отвлек от безрадостных мыслей разговор, доносящийся из-за приоткрытой двери, которую в спешке Жоршен не плотно притворил.
  Хм... язык какой-то непонятный... странно, почему я понимаю все, что они говорят...
  - ...приказал установить плотную слежку за принцем... выяснить его слабые стороны...
  - И как он это себе представляет, - недовольно произнес голос Жоршена.
  - Следовать четким указаниям... позиция выжидания...
   Странно, а почему у говорящего такой безэмоциональный голос. Неужели? Меня прошиб холодный пот - в академии есть еще обращенные люди отчима. А это они про Кейрэн говорят?
  Спустя минуту, как затихли голоса, закрыв за собой дверь, застыл у входа в архив Жоршен. Краем глаза, я видела его задумчивое лицо. Потом он встряхнулся и окинул похотливым взглядом мой вид. 'Братец' подошел и, шлепнув меня по ягодице, спустил штаны. Он ворвался в меня резко и настойчиво, заставив охнуть. Жоршена больше не интересовали мои чувства, сейчас парень реализовал свою похоть. Резко, больно ударяя меня об стол бедрами при каждом его движении, он двигался и двигался, веселым голосом раздавая новые распоряжения:
  - Я передумал. Ты должна привлечь внимание альфара, а лучше будет, если соблазнишь. О, представляю его лицо, когда он узнает... - гаденько захихикал Жоршен и схватил меня за волосы, приподняв голову, - ты будешь следовать за ним тенью, чтобы я знал что, где и когда он делает! Поняла?
  Я хрипло выдавила из себя 'Да' и он задвигался во мне еще быстрее. Тело начало гореть, а я себя еще больше ненавидеть... я кукла! Нет, зачем это все, зачем! Почему я не могу контролировать даже свое собственное тело? Я сжала еще сильнее зубы, чтобы не выдавать стона, а в глазах поплыли круги. Вдруг все закончилось, а на ягодицах у меня появилась холодная влага, медленно стекающая вниз.
  - Приводи себя в порядок! Будешь докладывать каждые три дня, - выходя из архива, сказал Жоршен.
  Я трясущейся рукой убрала прилипшие к щеке влажные волосы, и полезла в карман за салфетками, которые всегда с собой носила для таких случаев. Быстро, подавляя брезгливость, вытерла с себя его жидкость и натянула трусики. Достала из другого кармана маленькую рассчесочку и стала собирать волосы. Пригладив все прядки, я несколько раз глубоко вдохнула... Я КУКЛА! ...и направилась в аудиторию на алхимию.
  После разрешения профессора прошла и села на свое место. Кейрэн бросила на меня оценивающий взгляд, а я не смогла удержаться от ироничной усмешки:
  - Можешь говорить, что мы встречаемся, - и отвернулась, хотя успела заметить, как недобро прищурились ее красивые глаза цвета молочного шоколада.
  
   Глава 5
  
  Следующие дни слились для меня в сплошной комок нервов. Я доходила до академии и пряталась за деревьями, чтобы активировать фантом Кей, призвав в уме ее образ и сказав контрольную фразу. Кейрэн появлялась рядом, и мы вместе шли на пары. Потом так же вместе возвращались в город. Через три дня я отчиталась перед Жоршеном, полностью описав распорядок дня фантома и то, что мы начали встречаться. 'Брат' был очень доволен и быстро отпустил, ведь принц уже долго дожидался меня у выхода из здания академии.
  Вечером четвертого дня с отсутствия Кейрэн, когда я сидела на кухне и пила чай, читая учебник по современной этике, в дверь постучали. Встала и, застегнув все пуговицы своего синего халата до горла, пошла с неясным чувством тревоги открывать дверь. Ведь кто мог прийти ко мне в гости? Особенно в такое время!
  На пороге стояла Кей в темном плаще с низко надвинутым капюшоном. Я узнала ее только по золотистым волосам, выглядывающим из-под капюшона. Она, не дожидаясь моего приглашения, вошла в квартиру и скинула на пол плащ. Под ним оказалось странное обтягивающее одеяние черного цвета, все в грязи и кровавых пятнах - боюсь даже подумать, чем занималась альфарка все эти дни.
  Кейрэн на ходу стала стягивать с себя грязную одежду, направляясь в спальню. Я от возмущения не нашлась даже, что и сказать, а она, бросив все на пол, завалилась на мою кровать с облегченным вздохом. Подбирая одежду с пола, чтобы отнесли ее в стирку, злилась на оставшуюся грязь. Когда все вымыла и привела в порядок - не могу видеть, когда что-то лежит не так, вошла в спальню. Альфарка лежала на спине с закрытыми глазами, расставив в стороны руки. Казалось, что она спала, но мою сущность целителя это не могло обмануть. Ее туго стянутая грудь с хрипом размеренно опускалась и поднималась под непривычной белой обтягивающей туникой без рукавов. А из-под туники виднелись коротенькие шортики - наверное, альфарские мужские трусы, похихикала про себя я.
  - Кей, почему ты здесь? - подойдя к кровати, спросила я.
  - Можно я немного отдохну - день был тяжелый, - не открывая глаз, тихо сказала она.
  - Тебе надо снять перевязку. Уже кровоток сильно нарушен, ты что, все эти дни так и ходила? - строго спросила, садясь на край кровати.
  - Я привыкла, - повела плечом Кей, но глаза открыла и приподнялась. Засунула руку под тунику и стала развязывать эластичные бинты. Когда ее грудь освободилась от тугой повязки, смогла сделать глубокий, наполненный удовольствия вдох и обессиленно повалилась в постель. - Как же хорошо...
  Я сидела и смотрела в неярком свете, льющемся из кухни через открытую дверь, на улыбающееся лицо альфарки и не могла понять. Зачем она пришла так поздно? Почему в таком виде? А самое главное, почему я не могу оторвать взгляда от ее красивого лица. Сейчас, когда она расслабилась и больше не принимала строгий вид, я бы ни за что не приняла ее за парня. А потом Кей открыла глаза и посмотрела на меня, а я смутилась, сама не знаю отчего.
  - Раи-йи, - протянула альфарка, делая странный акцент на моем имени, - ты мне будешь завтра нужна. Вечером пойдем на альфарскую вечеринку. Тебе есть что одеть? - перевернувшись на бок и подперев голову рукой, спросила она.
  - Нет.
  - Хорошо, тогда утром тебе пришлют платье, пока мы будем заняты, - кивнула своим мыслям Кей и накрыла ладонью мои пальцы. Я вздрогнула от ее прикосновения и убрала руку, на что альфарка лукаво усмехнулась и протянула. - Раи-йи, ты что еще девочка?
  - Мне двадцать два года, - вызывающе сказала я.
  - Ну и что. А мне сорок восемь, по вашему около двадцати пяти. Почему ты меня боишься? - близко пододвинувшись, спросила Кей.
  - Я тебя не боюсь. Просто, не люблю, когда ко мне прикасаются, - прямо выдержала ее взгляд.
  - Завтра на вечеринке придется потерпеть, иначе никто не поверит, что ты моя радалея, - нежно проведя по моей щеке кончиками пальцев, сказала альфарка.
  - Радалея? - зачарованно глядя в ее блестящие в темноте глаза, переспросила я.
  - Девушка, разделяющая постель до свадебного ритуала, - поясняя это, Кей подняла пальцами мой подбородок и стала наклоняться.
  И когда только успела сесть на кровати на колени, чтобы быть выше меня? Но самое странное, что ее прикосновения не были мне противны, не вызывали отвращения, как раньше прикосновения других людей. Так тяжело было противиться ее настойчивой воле, что я сделала то, что делала всегда в таких случаях - ушла в себя, полностью подчинившись. В сознании всплыло: я кукла - и погасло. Сейчас со мной можно было делать, что угодно - я просто оболочка.
  Но когда я уже почти почувствовала касание ее губ на своих губах, Кей резко отстранилась и ухватив меня за подбородок, чтобы я не могла отвернуться, пристально вгляделась в мои глаза. Наверное, она там увидела полное отсутствие сознания и воли, потому что нахмурилась и произнесла:
  - Мне не нужна безвольная кукла! Таких я найду себе миллион, как на Харталлине, так и на земле. А мне нужен твой ясный ум и сила воли. Ты меня поняла? Не смей больше так делать!
  - Если ты приказываешь, я не могу не подчиниться, - холодно сказала я.
  Кейрэн отпрянула от меня и, перекатившись по кровати на другую сторону, резко встала и стала медленно в полном молчании перевязывать себе грудь эластичными бинтами. Потом, щелкнув пальцами, материализовала на себе привычный уже белый с золотом костюм и, не оборачиваясь, сказала:
  - Завтра в девять у твоего пансиона буду ждать. Хорошо отдохни, будет нужна твоя сила, - и покинула мою квартирку.
  А я осталась сидеть на кровати, совершенно ничего не понимая, но где-то в глубине души что-то горело и таяло, разрывалось и воссоединялось. Я раз за разом повторяла про себя слова Кей, и поражалась насколько она увидела меня насквозь. Вдруг почувствовала, что что-то упало на мои сжатые на коленях кулаки, и с удивлением обнаружила, что это слезинки. Трясущейся рукой прикоснулась к щекам - по ним не переставая текли слезы. О, духи, как же мне хорошо!
  
  Утро встретило меня хмуро и недружелюбно, впрочем, как и я его. Быстро собравшись и поев, вышла на улицу ровно в девять. Немного в отдалении уже ждал меня экипаж, возле которого стояла, широко расставив ноги и сложив руки на груди, Кейрэн в своем белом костюме. Я невольно восхитилась - истинный принц! Хотя нет - тут же исправилась - принцесса! И иронично хмыкнула.
  Мы сели в экипаж и лошади двинулись. Я смотрела в окно, не желая встречаться взглядом с альфаркой, которая беззастенчиво меня разглядывала, сидя напротив. Ну и пусть, от меня не убудет! Когда молчание уже стало невыносимым, я спросила:
  - В чем именно требуется моя помощь? - а за окном как раз проносился пейзаж заброшенного завода. Странно куда это мы едем?
  - Те четыре дня я не развлекалась, если тебе интересно. Так вышло, что человек, которого мне удалось найти, отказывается что-либо говорить, - многозначительно сказала она.
  Только сейчас я смогла посмотреть на Кей, которая, выжидающе глядя на меня, замолчала.
  - Ты хочешь, чтобы я... - от возмущения у меня слов не нашлось. Я, конечно, слышала про такой аспект моей силы, но чтобы самой попробовать. - Ты, наверное, шутишь?
  - Нет. Мне нужны эти сведения, а ты заключила уговор, не забывай об этом, - спокойно сказала Кей. - На сегодняшней вечеринке меня попытаются убить. Я все должна знать к тому времени.
  Я смотрела на нее, стараясь не выдать своих эмоций, а чувство паники заполняло сознание, только от одной мысли, чего именно Кей добивается от меня. Вдруг, поняла, что меня трясет, и постаралась взять себя в руки. Я заключила договор! И надо отринуть весь свой страх, если я хочу вырваться из этого замкнутого круга. Наверное, все же что-то такое проступило у меня в глазах и лице, что альфарка растеряла всю свою холодность и стремительно пересела ко мне на сидение. Она приобняла меня за плечи и успокаивающе зашептала, а я почувствовала, как напряжение уходит, сменяясь уверенностью в своих силах.
  - Нэраи, ну что ты? Это не так страшно! Ты справишься! Раи, так надо, понимаешь... - шептала Кей, - я все время буду рядом. Успокойся, все будет хорошо!
  Я выпрямила спину и кивнула. А Кейрэн, погладив меня по кистям рук, отстранилась и выглянула в окно.
  - Скоро будем на месте.
  - Кей, а ты не боишься, что за нами следить могут? - спросила я, чтобы не думать о своей роли в дальнейшем.
  - Ох, маленькая, нет, конечно, - с улыбкой посмотрела на меня она. - Из моих апартаментов час назад выехало три одинаковых экипажа, в которых были трое моих фантомов. Быстро определить их подлинность ни у кого не выйдет. А я под иллюзией проскользнула дворами и наняла случайную карету.
  - Но, ты же возле моего дома была без иллюзии, - удивилась я.
  - Нет, она и сейчас на мне. Просто ты из-за чипа видишь мой истинный облик. А всем я кажусь пожилой, благопристойной дамой, - подмигнула мне альфарка, я улыбнулась на это.
  - А какие еще у чипа есть особенности? - перевернув руку, стала разглядывать запястье, будто могла вновь увидеть тот странный мерцающий символ.
  - Больше никаких. Но я могу перепрограммировать его, чтобы появились дополнительные функции, если ты того пожелаешь.
  - Как ты сказала? Перепрограммировать? Что это значит? - не поняла я.
  - Это сродни магии. Наши альфарские древние технологии. Но они секретные, тебе не стоит спрашивать, - мягко сказала Кей.
  Я согласно кивнула, в секретах толк мне был понятен. Скоро карета остановилась возле заброшенного здания в неблагоприятном районе города. Кучер нервничал и, быстро забрав причитающиеся ему деньги, уехал. Кейрэн взяла меня за руку и повела в здание. Оно казалось ветхим и с прохудившейся крышей - грязно-оранжевая кирпичная коробка с темными провалами разбитых окон и дверью, висящей на одной нижней петле. Когда смолк грохот колес отъехавшей кареты, эта огороженная такими же старыми, индустриальными старичками территория оказалась в гнетущей тишине. Я слышала только хруст пыли под подошвой своих туфель, да скрип слабо раскачивающейся на ветру покосившейся двери. По спине пробежали мурашки, и я сейчас так была рада, что альфарка держала мою руку, а то я сама туда бы никогда не вошла.
  В темном помещении с затхлым, пыльным воздухом, мы двинулись в только Кей ведомом направлении. Я мимоходом подумала, что она видит в темноте, так уверенно ступала. Потом начались ступени куда-то вниз, я вздрагивала от каждого шороха. Слишком были яркими ассоциации, слишком много дней я провела в подобном месте. Я крепко сжала руку Кей, чтобы ощутить, что все это реально и мне не тринадцать лет и рядом идет не отчим. Я начала твердить себе: Я КУКЛА! Я не боюсь! Все в прошлом! Стало немного легче дышать...
  Альфарка остановилась и открыла дверь. Свет больно ударил по глазам после долгого хождения в темноте, так что даже пошли цветные круги. Когда я проморгалась, увидела двоих альфаров в полном вооружении. Они были в черных облегающих костюмах, на подобии того, что вчера был на Кей, выделяющих каждую мышцу их подтянутого стройного тела. На поясе у каждого висел тонкий загнутый меч, за спиной виднелись жезлы. Их длинные волосы были убраны в высокие хвосты, у одного бронзового оттенка, у другого ярко-рыжего. При появлении Кейрэн они опустились на одно колено, в таком же приветствии, как я видела тогда в библиотеке от Серкая. Пока альфарка разговаривала со своими соплеменниками, которые оказались охранниками, я не слушала, а рассматривала комнату, где мы очутились.
  В комнате горела одна лампа на небольшом ящике, который использовали, как стол. На нем еще остались остатки трапезы, не оконченной охранниками при нашем появлении. Возле этого импровизированного стола был один стул со спинкой, а возле стены находилась лежанка. Из чего ее мастерили, я даже представить не могла, но белье на ней было чистое, застеленное серым покрывалом. Облупившаяся со стен известка открывала кирпичную свою сущность, а напротив нас, вставших у входа, располагалась вторая невзрачная дверь. Именно к ней уверенно и направилась альфарка, потянув меня следом.
  Оказавшись в той каморке, я сглотнула и закрыла глаза. Вдохнула очень глубоко, отгоняя воспоминания, и повторила раз за разом: я кукла, я кукла, я кукла. Открыла глаза и посмотрела на мужчину, лежащего посреди комнаты на столе. Стол был странным: металлический, со скобами для рук и ног, распластавшими скованного в форме звезды. Голову его обхватывал металлический обруч, который не позволял поворачивать голову. Он был абсолютно гол, в синяках и кровоподтеках, а тело в самых неожиданных местах украшали маленькие порезы, от которых красной сеточкой расходились участки пораженных тканей. Меня замутило. Ужас! Что они с ним делали, что довели до такого состояния - вся нервная система была истощена. Эти безобидные с виду порезы в действительности сейчас причиняли прикованному мужчине неимоверную боль, ведь там били постоянно задействованы болевые рецепторы.
  Я скривилась. А запах-то, запах! Мне вспомнилось побоище у фонаря, только там все было на свежем воздухе, а здесь и так помещение ранее не проветривалось и сейчас этот фон из вони испражнений, крови и немытого тела, просто убивал меня. Еще страх! Он будто витал в душном воздухе, делаясь осязаемым.
  Кейрэн подошла к мужчине и склонилась над ним. Он дернулся, осознав, кто пришел к нему и застонал.
  - Ну что? Может, скажешь все по-хорошему? И обещаю тебе быструю смерть, - пленник сцепил зубы и учащенно задышал. - Нет? Видишь, Раи, совсем не хочет мне ничего говорить, - нежно проговорила альфарка, проводя указательным пальчиком по рельефным мышцам пресса мужчины.
  Я увидела, как на кончике ее пальца появилась белая искорка силы, и как только Кей начала обманчиво ласкательное движение по животу пленника, он дико закричал. Исступленно, во всю силу своих легких. Я с ужасом поняла, что все эти порезы на его теле были делом рук альфарки. А тем временем новый порез все более удлинялся, а от него во все стороны бежали сеточки воспаленных нервов. Изощренная пытка. Пока Кейрэн не прикажет, эти нервные окончания будут приносить бесконечные муки своему владельцу.
  Кей уже закончила новый порез, а пленник все кричал. Альфарка долго рассматривала искаженное лицо мужчины, а потом вздохнула и, наклонившись, медленно провела языком по его щеке снизу вверх, оставляя светящийся белый след. Пленник перестал кричать и, тяжело дыша, полными ужаса глазами посмотрел на альфарку, которая сейчас убрала боль из его тела.
  - Ты сдохнешь, урод! И вся ваша мерзкая раса! Мы сделаем все для этого, - вдруг выкрикнул он.
  Кей поморщилась и повернулась ко мне. Сейчас был мой выход... но как же было тяжело. Я гнала свои воспоминания, но они лавиной наваливались, лишая воли, причиняя боль. Видеть чужие пытки было нестерпимо... а самой с кем-то проделывать то, чего от меня хочет альфарка... я не могу! Но я должна! Сделала один маленький шаг... ради себя, я должна... еще один шаг... чтобы освободиться! ...уже быстрее подошла к столу... я сделаю ЭТО!
  Кейрэн заглянула в мои глаза и отошла. А тугой клубок беспокойства и страха, сжимавшийся в моей груди, вдруг исчез, оставив после себя пустоту. Я закрыла глаза и призвала в сознании проводника Фиолетового Пламени. Он явился мгновенно - маленький лиловый огонечек с темными провалами глаз и рта, замерцал у моей головы. Все это было в моем воображении, но в тоже время я чувствовала приятную волну, опаляющую мои щеки в действительности. Задав проводнику требуемую мне задачу, получила подтверждение своих знаний. Мама все детство учила управлению силой, которая должна была во мне пробудиться в один прекрасный день, как она тогда думала. Просто день тот был совершенно не прекрасен, и СИЛУ я отвергла...
  Я приступила к работе. Ладони охватило фиолетовое сияние, и положила одну руку на живот пленнику, другую - на лоб. Сосредоточилась и отпустила силу с ладони, которая лежала на животе мужчины. Плоть его поддалась и моя рука начала погружаться внутрь человека. Фиолетовое сияние силы вокруг ладони защищало от ощущения его внутренностей. Я стала водить пальцами у него внутри, нащупывая только мне одной видимые энергетические линии и не обращая внимания на истошный вопль прикованного. Найдя необходимые связи, стала их разрывать и переплетать в другом порядке, потом повернулась к его голове и сосредоточилась на второй руке, заглядывая в бешено вращающиеся глаза мужчины и удерживая у него в животе образовавшийся новый клубок связей. Фиолетовое сияние распространилось на всю его голову, и он замер с остекленевшими глазами. Я завершила установку всех линий в его теле и дала необходимую команду, и лишь затем вынула из его живота руку. Бросила туда взгляд - даже следа моего действа не осталось.
  И тут меня качнуло, ноги подогнулись, и я бы упала, если бы Кейрэн не подхватила меня сзади и подняла на руки, обеспокоенно заглядывая в лицо. Я чувствовала, что полностью опустошена и только жуткий страх содеянного бился где-то на краю уплывающего сознания. Я отрешенно подивилась, такой силе Кей, когда она вынесла мое обмякшее тело из каморки и опустила на лежанку. Сквозь темный туман забытья, последнее, что услышала резкое:
  - Начинайте допрос без меня... - а потом нежно: - Раи, все будет хорошо, теперь все будет хорошо...
  И я погрузилась в мучительную, вязкую черноту.
  
   Глава 6
  
  Я открыла глаза. Сколько времени прошло? Тишина... попыталась повернуть голову, чтобы осмотреться, но виски пронзила жгучая волна боли. Я застонала и приложила руки к вискам. Услышала быстрые шаги и кто-то склонился надо мною.
  - Раи? Что, голова? - я кивнула на вопрос Кей и она засуетилась, - сейчас, сейчас... вот выпей, тебе легче станет!
  Мою голову приподняли и к губам поднесли кружку. Я захлебываясь выпила все, что там было, совершенно не ощутив вкуса. Но в голове стало проясняться и боль отступила.
  - Где мы? - спросила я, боясь вновь открыть глаза.
  - У тебя в квартире. Все закончилось, все. Ты молодец! - ласково гладя меня по лбу, говорила Кей.
  - Что с ним теперь будет? - с содроганием спросила, зная, что такие люди долго не могли существовать. И это с ним сделала я!
  - Ничего, уже ничего... он сказал все, что знал... мы оборвали его жизнь, - тихо сказала альфарка.
  - Хорошо, - облегченно вздохнула я и стала проваливаться в сон, думая об этом несчастном.
  Фиолетовое Пламя имело свойство управлять энергиями тела существа. Поэтому целители из них выходили самые лучшие. Но мало кто знал, что если правильно, в определенном порядке переменить несколько линий в теле, можно добиться неимоверных результатов. От повышения необходимых качеств организма, до полного контроля извне. Этого от меня и требовала Кей по отношению к пленнику, ведь только будучи полностью безвольным он мог рассказать, даже минуя магические запреты, нужную информацию. Но вернуть человека в нормальное состояние уже было нельзя. И люди, подвергшиеся такому процессу, долго не жили, и смерть их была противной и мучительной. Тело забывало, как надо функционировать: дышать, моргать, испражняться... часто начиналась гангрена... 'Хорошо, что они его убили!' - было последней моей мыслью, перед тем как окунуться в спасительный сон.
  
  Окончательно проснулась я после двух часов. Поднялась с постели и с облегчением обнаружила, что спала в своем платье. Подошла к зеркалу и стала поправлять выбившиеся из прически прядки волос, приглаживая и закалывая их обратно. Было очень приятно, что Кей не стала меня раздевать и расплетать - запомнила мое желание, чтобы никто не прикасался.
  Вышла на кухню и обнаружила там альфарку, пьющую чай и задумчиво глядящую в окно. Заметив мое появление, Кей улыбнулась и поставила чашку на стол.
  - Как ты?
  - Лучше, спасибо. Надеюсь, больше мне не придется такого делать... - прошептала я, но альфарка услышала и стала серьезной.
  - Извини. Но если опять потребуется твоя помощь, я к ней обращусь.
  - Ты хоть можешь представить, как это гадко! И какая потом за это последует плата... - но я быстро успокоилась и подошла к плите, проверяя, что осталось у меня из съестного. Положив тушеного мяса с картошкой, села кушать. Кей столько времени провела в моем доме, если хотела поесть - поела бы. - Почему ты еще здесь?
  - О, ты, наверное, забыла про вечеринку? Начало в шесть, отправимся на нее вместе. Платье твое уже прибыло, так что кушай и начинай собираться. Советую прическу тоже сделать более сложную, - отвернувшись к окну, сказала альфарка.
  Хм... и что это с ней? Но я не стала больше ничего спрашивать, захочет сама расскажет. Насытившись и убрав за собой, пошла в комнату переодеваться. Сначала я все время вздрагивала от любого шума, боясь, что на пороге появится Кейрэн, но потом успокоилась, поняв, что альфарка дала мне полную свободу действий.
  Найдя новое платье и украшения на стуле, я оделась и рассматривала себя в зеркало. Я была смущена, такой фасон! Как можно было мне выбрать такое? Платье сиреневого цвета из дорогой ткани было с полностью открытыми плечами. Тугой корсет без лямок с вычурной черной вышивкой высоко поднимал мою грудь, хоть и полностью ее закрывал, хоть это не доставляло мне неудобства. Струящаяся юбка многочисленными складками спускалась до самого пола. К платью прилагались два широких золотых браслета с красными камнями, как раз такого размера, чтобы полностью скрыть мои шрамы на запястьях. С тяжелым вздохом, стала расчесываться и заплетать волосы в косу, уложенную по кругу на голове, не изменяя своей любви к полностью убранным наверх волосам. Эх, не удалось все сделать аккуратно, чтоб ни одной прядки не выглядывало. Но, ладно.
  Когда я вышла на кухню, Кейрэн была тоже уже одета в вечерний наряд. Она развернулась и удовлетворенно стала рассматривать меня, и под этим взглядом мне стало еще не комфортнее. Я оценивающе посмотрела на нее и поняла, что наши наряды были подобраны, чтобы дополнять друг друга. Сегодня она была в черном костюме с широко уходящими наплечниками, с которых струились фалды камзола, но не привычно длинного до колен, а короткого до талии. А талию обхватывал широкий, разукрашенный золотой вязью пояс. Верх костюма был расшит золотыми нитками и сиреневыми камнями. На лбу Кей красовался тонкий золотой обруч с маленьким красным камнем. Волосы она распустила и только заплела несколько тонких, обвитых черной лентой, косичек. Смотрелась альфарка очень впечатляюще.
  - Ты прекрасна! - сказала Кей, подойдя ко мне.
  Она достала из кармана брюк на цепочке небольшой крестик, в середине которого блеснул красный камень такой же, как в ее обруче. Альфарка осторожно вдела мне в ухо этот крестик, оказавшийся сережкой. Я спокойно выдержала это прикосновение, но когда пальцы Кей пробежали по моей обнаженной шее, посмотрела в ее улыбающиеся глаза и спросила:
  - Что это?
  - Защита. Среди альфаров много эмпатов и телепатов, а этот амулет не даст тебя считать, - ответила Кейрэн и достала из воздуха голубые цветы и жемчужные шпильки. Она стала осторожно вставлять эти украшения мне в волосы, а я смотрела на ее сосредоточенное лицо.
  - Зачем тебе я там нужна на этой вечеринке? - тихо спросила.
  Она улыбнулась и, не отрываясь от своего занятия, ответила:
  - На такие вечеринки приходят со своими радалеями или чтобы их найти. А все уже знают, что я с тобой пять дней вместе. К тому же, без тебя на меня не нападут.
  - Почему? - только и сумела выдавить я.
  - Они хотят застать принца в самый уязвимый момент, - закончила украшать прическу Кей и строго взглянула мне в глаза. - Будет опасно. Но я не позволю с тобой ничему случиться. Только слушайся меня. Хорошо?
  - Да, - кивнула я, а она провела тыльной стороной пальцев по моим губам.
  - Потренируемся? - лукаво улыбнулась она и наклонилась.
  Я приготовилась стойко выдержать поцелуй, но губы альфарки замерли в мучительной близости от моих, так что я чувствовала, как они растягиваются в улыбке, и скользнули по моей щеке. Кей быстро отошла от меня и взяла что-то со стола - было уже почти шесть, пора отправляться. А я стояла и чувствовала большое облегчение. Слишком тяжело это все для меня!
  Кейрэн принесла со стола небольшую круглую вещь, похожую на металлический диск, и положила на пол в середине кухни. Я удивленно посмотрела на альфарку, хотя потом напомнила себе - она ведь принцесса, конечно, Кей может себе позволить телепортатор. Кей тем временем пристегнула к поясу ремень с небольшим мечом и встала рядом со мной.
   - Ариэс варден диелитес, - повелительно произнесла она, и диск озарился синим светом, потом из него вверх ударил столб энергии, постепенно расширяясь, пока не образовалось подобие двери. - Пойдем.
  Альфарка взяла мою руку и потянула в телепорт.
  
  После синей мглы телепорта, яркий свет множества светильников больно ударил по глазам. Я прикрыла веки и из-под полуопущенных ресниц стала рассматривать место, где мы оказались.
  Большой богато украшенный зал с множеством колонн и перегородок вдоль стен, которые образовывали уединенные закутки с мягкими диванами и плотными шторами. Наше появление ни у кого не вызвало удивления, и я увидела, как чуть в отдалении так же из телепорта вышла еще одна пара. Глаза уже привыкли к такому яркому свету, и я стала уже хорошо все видеть. На вечере были в основном альфары, и пока Кейрэн вела меня к противоположной стене через весь зал и кивала на ходу знакомым, я смогла заметить только еще двух человеческих женщин, которых беззастенчиво целовали молодые альфары прямо возле столов с изысканными блюдами.
  Кей привела меня в один из закутков с мягким диваном бордового цвета и усадила среди множества подушек и пообещала скоро вернуться. Я напряженно сидела и, спрятавшись за полу прикрытыми тяжелыми бордовыми шторами, смотрела на гостей. Столько альфаров еще никогда в жизни не видела, особенно женщин. Я вот сейчас задумалась, как-то альфарок почти не бывает на земле. А здесь, в этом чудесном зале их было почти вдвое больше чем мужчин альфоров. Причем они будто делились на два типа. Одни были одеты совершенно откровенно: оголенные плечи и слишком глубокие вырезы платьев, дополнялись разрезами на юбках, так что постоянно были видны их стройные ноги. А вторые являли собой абсолютную противоположность: предельно закрытые наряды, очень схожие на мужские костюмы, только вместо брюк у них были чуть расклешенные юбки. Странно это все было, очень странно. Интересно, а если бы Кейрэн пришла на этот вечер, как альфарка, она бы как оделась? Мне почему-то показалось, что это отличие в одежде, нечет в себе какой-то смысл. А вот альфары парни были совершенно обычными, их даже рассматривать было неинтересно.
  И тут у входа в мое убежище остановился один альфар и, склонив голову, поздоровался со мной, чему я была крайне удивлена.
  - Векка Нэраи. Не ожидал вас здесь встретить, - протянул Серкай, а это был именно он. - И ведь не хотел я верить тем слухам... Можно я присяду?
  Я забеспокоилась и бросила взгляд вглубь зала, надеясь увидеть спешащую ко мне Кей. Но ее нигде не было видно, и я отстраненно кивнула одногруппнику.
  - Знаете, века, я до последнего надеялся, что эта болтовня про вас с принцем окажется ложью, - покачал головой, севший напротив меня альфар.
  - Почему же, фарин, позвольте узнать? - не удержалась я от вопроса. Хотя не сложно было предположить ответ: альфарский принц и человеческая женщина - разве можно такое допустить?
  - Мне было вас жаль, - печально посмотрел зелеными глазами на меня Серкай.
  Такого ответа я не ожидала и удивленно вскинула брови. Вот уж поворотик! Надо узнать все поподробнее...
  - Мне всегда казалось, что я не давала повода для жалости к себе, - прокомментировала я.
  - Это правда. И этим вы вызывали уважение. Поэтому было так печально осознавать вашу участь.
  - Ммм... я вас не понимаю, право слово.
  - Нэраи, не связывайтесь с принцем! - подавшись вперед, возбужденно сказал Серкай. - Вы можете быть для него лишь радалеей, любовницей, на которых никогда не женятся. В скором времени его выберет какая-нибудь высокородная альфарка, и он на ней женится. Я не хочу, чтобы вам разбили сердце...
  - Серкай, что это ты так увлеченно говоришь моей радалее? - раздался обманчиво ласковый вопрос от входа в наш закуток.
  Мы с Серкаем вздрогнули и посмотрели на Кейрэн, облокотившуюся о колонну входа. Она мило улыбалась, но глаза цвета молочного шоколада прищурено смотрели на альфара.
  - Ваше высочество, я просто...
  - Так значит, меня выберет знатная альфарка? - едко спросила Кей, но потом вдруг встряхнула головой и лицо ее утратило брезгливо-злое выражение, став снова доброжелательным. - Да, ты прав... А тебя, Серкай, уже выбрали? - оценивающе оглядела его Кейрэн.
  Серкай отвел глаза и поднялся. Выходя, он остановился возле Кей, и тихо сказал, глядя принцу в глаза:
  - Моя свадьба состоится через полтора года.
  - Поздравляю. Ты будешь достойным продолжателем рода, - склонила голову Кейрэн, и подошла ко мне с двумя бокалами в руках.
  Так вот куда она ходила. Глядя на удаляющуюся спину Серкая, я приняла один бокал у присевшей рядом со мной Кей. Понюхала содержимое и недоуменно посмотрела на альфарку.
  - Это сок, но пусть все думают, что алкоголь, - подмигнула мне она и отпила из своего бокала.
  - Кей, а что это такое странное говорил Серкай? - сделав маленький глоток тягучей сладкой жидкости, спросила я.
  - Просто, я и забыла, что быть альфаром так неприятно, - поморщилась она. - Чуть не наговорила ему лишнего... да, у нас женщины выбирают себе мужчин. Брата уже два раза пытались выбрать, но они не подошли друг другу, так сказать физиологически, - вздохнула Кей и придвинулась ко мне ближе. - Ты знаешь, для альфаров самое важное генетическая совместимость, - ее горячее дыхание обдало мою шею. - После того, как альфарка выберет себе мужчину, они проводят ночь вместе. И если совместимость достигнута, заключается брак. Парня в этом случае не спрашивают, - коснувшись моей шеи губами, закончила говорить она. - А нам надо начинать изображать любовников.
  Я сидела и пыталась обдумать полученную информацию, пока губы Кей скользили по моей шее. Не скрою, это было приятно, и что-то внутри меня загорелось азартом, от осознания того, что мы всех обманываем. А потом она более страстно впилась в мою шею, добавив еще и движения языком, я откинула голову, давая ей больший простор для маневра, думая, что как хорошо не волноваться за свои мысли и чувства. Я чувствовала себя сейчас почти свободной. Почти. Но то, что она делала с моей шеей, было непередаваемо, в голове помутилось от удовольствия, и, чтобы не сосредотачиваться на своих ощущениях, я стала снова рассматривать зал.
  Многие танцевали, но большинство заняли места в таких же мягких закутках, как у нас, и далеко не все закрыли шторы. Я с удивлением увидела на одном из диванов две альфарки, причем, как я их обозначила, из одной группы, той, что в закрытых нарядах. Так вот, они увлеченно целовались, и руки их гуляли в совершенно непристойных местах.
  - Кей, - позвала я.
  - Ммм... - откликнулась она, на миг оторвавшись от моей шеи, чтобы сразу провести снизу вверх по ней языком.
  - Почему те девушки друг с другом... - попыталась спросить я, а по телу побежали мурашки от действий Кейрэн. Она прервалась и скосила глаза в ту сторону.
  - Это кирети - их братья еще не женились, вот девочки и развлекаются, - улыбаясь, прошептала Кей и поцеловала меня в плечо.
  - И поэтому они в таких закрытых одеждах? А те альфарки, что в откровенных нарядах - они кто? - заинтересованно стала расспрашивать я пока могла получать ответы, ведь про жизнь альфаров ничего не было известно, они ревностно хранили свои секреты.
  - Это обриети - их братья уже обзавелись наследниками, и они теперь могут выбирать себе мужей, - она проложила невесомыми поцелуями дорожку от плеча до уха.
  - А почему такая зависимость от брака братьев?
  - Тебе не зачем это знать... - прошептала Кей.
  Я приняла этот ответ, понимая, что Серкай был не так уж и неправ в своем стремлении предупредить меня. Теперь я стала обращать внимание на поведение альфаров в зале. Женщины обриети лавировали среди галантных кавалеров, окидывая их томно-оценивающими взглядами. Некоторые флиртовали, а некоторые слишком откровенно целовались. Краска бросилась мне в щеки: куда только привела меня Кей. Неужели у них все вечеринки такие?
  - Я так поняла, однополая любовь у вас не порицается? - усмехнулась я, теперь не удивляясь поведению Кей.
  - В силу некоторых обстоятельств, для альфарок быть бисексуальными необходимость, которая, впрочем, может и не быть востребованной. Но мужчинам это запрещено... Раи-йи... давай не будем об этом, - хрипло сказала Кей и развернула за подбородок мое лицо к своему.
  Она заглянула своими шоколадными глазами мне в глаза и поцеловала. Сначала едва касаясь губами моих губ, нежно провела кончиком языка по нижней губе, и уже более требовательно прильнула ко мне. Я поддалась этой игре и забыла обо всем. Никогда еще я не испытывала удовольствия от поцелуя, будто это был самый первый мой поцелуй, и он был сказочный. Ее губы, язык, руки закружили меня в водовороте необычных чувств, разлившихся жгучей волной у меня в груди. И тогда это меня испугало! До дрожи, до желания убежать. В уме вспыхнула почти забытая за этот день фраза: Я КУКЛА! И чувства отступили, спрятались за привычной непроницаемой стеной внутри.
  Кей, будто ощутив это, резко отстранилась и нахмурилась, но не успела ничего сказать, как в наш уголок зашла альфарка-обриети. Она была одета откровеннее некуда, золотистое, под стать цвету ее волос, полупрозрачное свободное платье имело такой глубокий вырез, который едва не доходил до пупка. При каждом движении альфарки легкая ткань на большой груди колыхалась, приоткрывая то один сосок, то другой, которые и так просматривались через ткань. Разрезы в юбке до самых бедер поочередно показывали стройные ноги.
  - Фарин Кейрэн, что-то давно вас не было видно на наших вечеринках, - промурлыкала альфарка с голубыми глазами.
  - Фарина Айзрэн, вы как всегда наблюдательны. Но, как понимаете дела государственные не дают времени на развлечения, - развела руками Кей.
  - Бедным мой принц, вы так устаете... разве может эта векка помочь вам обресни новые силы? - села на диван и бросила презрительный взгляд на меня Айзрэн, но увидев взгляд, которым одарила ее Кейрэн, решила сменить тему. - Фарин, а почему вы сегодня без сестры? Мы все соскучились по фарине Кейрэн. Говорят, ее давно не видели в Харталлине.
  - О, у Кей срочные дипломатические дела секретной важности, - мило улыбнулась принцесса.
  - Как жаль, - вздохнула блондинка. - А еще меня так печалит, что выбрать вас, мой принц, можно только через два месяца, - стрельнув глазками, сказала она.
  - Фарина Айзрэн, неужели вы думаете, что сможете дать мне достойного наследника? - подавшись к ней, сверкнула глазами Кей.
  А в этом разговоре уже мало чего могла понять и только следила за реакциями собеседников. И вот сейчас была уверена, что Кейрэн сгорает от ярости. Только почему, понять не могла. А пышногрудая альфарка повела плечами, давая возможность заглянуть ей в открывшееся декольте, и многообещающе улыбнулась.
  - Я просто уверена, что мы с вами подойдем друг другу, фарин. У меня замечательные гены.
  - О, в таком случае не смею вас задерживать. Можете прямо сейчас оформить заявку на меня, - откинула волосы с груди Кей и отвернулась от блондинки.
  - Непременно, мой принц, непременно. А вы пока можете, наслаждайтесь обществом своей радалеи. До встречи, - она поднялась и, медленно покачивая, бедрами удалилась.
  У Кейрэн в это мгновение сразу сползла благожелательная улыбка, и она устало уткнулась лбом мне в плечо. И я смогла расслышать слабое бормотание: 'Как же трудно себя не выдать! О, духи!'
  - Раи, пойдем потанцуем! - в тот же миг, резко поднявшись, произнесла она.
  Мы вышли на середину зала, где кружились под легкие звуки музыки еще несколько пар. Кей притянула меня к себе и, крепко прижав, начала плавно втягивать в ритм танца. Это было так необычно. Я, конечно, выучилась еще в детстве танцам и всем необходимым приличной девушке из знатной семьи премудростям, но такого наслаждения от обычного танца никогда не испытывала. Мы будто были одни в целом зале, а я видела только улыбающиеся глаза цвета молочного шоколада. Сейчас не существовало моего прошлого, пугающих планов отчима, ужасных ночных кошмаров. Здесь и сейчас был только танец, головокружение от радости, так давно не испытываемой мною, и альфарка, ставшая для меня кем-то близким.
  Я не сразу поняла когда танец кончился, но Кей все еще прижимала меня к себе, не отрываясь глядя в глаза. Она прошептала: 'Только на этот раз не уходи!' - и последовал долгий поцелуй. Ее руки на моей талии сжались, а губы все настойчивее требовали ответа. Но я не могла, просто не могла... правда, просьбу ее выполнила и больше не закрывалась. Когда Кей отстранилась от меня и повела к нашему диванчику, я заметила, что многие альфары следят за нами. Щеки мои зарделись, но я понимала необходимость прилюдного проявления привязанности принца. Только все равно, осадок оставался какой-то нехороший... что меня опять используют, но теперь с моего согласия...
  Потом Кей привлекла внимание официанта, и он принес нам блюдо с едой и напитками. Все было очень вкусным, хоть и непривычным для меня. Запивая соком из бокала я снова стала рассматривать гостей. Удивительно! Кто бы мог подумать, что у альфаров такие вольные нравы!
  - Кей, скажи, а та фарина, что заходила... вы с ней в плохих отношениях? - повернулась я к альфарке, которая теперь полулежала на подушках и перебирала пальцы моей свободной руки.
  - Можно сказать и так, - задумчиво посмотрела на меня она, - скажем так, мы с ней не сошлись в мнениях, кому следует быть в постели моей сестры. Вот теперь и на меня она глаз положила, - я намек поняла, открыто говорить о себе ей не следует, но и того, что было сказано вполне достаточно.
  - Когда, мы уже вернемся домой? - задала я давно мучивший меня вопрос.
  - Сегодня мы останемся ночевать здесь. Такова традиция. Телепорты вновь заработают из этого корабля только на рассвете.
  - Так мы на небесном корабле? - с восторгом спросила я.
  - Ну, да. А ты думала где?
  - И ты мне даже не покажешь вид из окна? - ужаснулась я.
  Кей рассмеялась. Приподнявшись, она провела пальцами по моей щеке и легонько стукнула по носу.
  - Какая же ты еще маленькая! Пойдем! - встала она и протянула мне руку. - Пора нам уединиться в своих апартаментах.
  
   Глава 7
  
  Когда дверь в наши апартаменты закрылась, я почувствовала некоторое облегчение - больше не придется изображать из себя радалею. Кей взяла меня за руку и потянула к высокому окну, сейчас закрытому парчовыми шторами насыщенного зеленого цвета. Отодвинув тяжелую ткань, она приобняла меня за талию и стала показывать вид за окном.
  - Видишь, из-за того, что мы находимся высоко в небе, еще только начинает темнеть. - Я смотрела на бескрайнее небо и пушистые облака, в которых утопала большая часть видимого мне корабля. Лучи солнца пробивались сквозь это облачное одеяло, окрашивая его в красное золото, и создавали волшебные впечатления. - Вот эти голубые огни являются генераторами защитного поля вокруг корабля, - перевела взгляд за движением руки Кей и увидела странные искрящиеся предметы на равном расстоянии окружающие корабль. - Сейчас повышенная облачность, а так ты увидела бы под нами район озер Никареги, в это время года сей корабль всегда здесь обитает.
  - Как красиво... я бы никогда отсюда не спускалась... и что вы потеряли на земле? - выдохнула я, а Кей мягко рассмеялась и отошла, чтобы я могла полюбоваться видом сама.
  Я не знаю сколько так простояла, обняв себя за плечи и наблюдая, как небесный простор окунается в ночь. Когда совершенно стемнело и всюду, куда мог дотянуться взор зажглись звезды, я услышала ставший очень серьезным голос Кейрэн:
  - Раи, ты сейчас быстро, не оборачиваясь, пройдешь в ванную, и не выйдешь оттуда, пока я не позволю. Давай.
  Я с окаменевшим лицом выполнила все, как потребовала альфарка, и только когда дверь ванной комнаты за мной закрылась, метнулась в дальний конец комнаты и забилась в угол. Меня колотило от страха. Сейчас кто-то придет убивать Кей, а я должна сидеть тихо-тихо, чтобы не мешать. Чтобы она не отвлекалась на меня. Но как же страшно было. Я спрятала трясущиеся руки подмышки и стала раскачиваться, сидя на полу. Меня все жгло изнутри, в голове проносились мысли одна страшнее другой, но самое нестерпимое было ощущать тишину, беспросветную, тяжелую, которая давила на меня своей безысходностью.
  В один миг ее разорвала жужжащая мелодия порванной струны. Я вздрогнула и впилась пальцами в голову - только не думать, только не думать! Звуки нарастали: топот, скрежет, глухие удары. Вот что-то разбилось, что-то сломалось... перед глазами встало видение из далекого прошлого: темная камера, веревки, лязг открывающейся двери... я закусила губу почти до крови, чтобы не закричать... боль помогла отогнать обессиливающие воспоминания.
  Я потеряла счет времени, сидя так с расширенными от ужаса глазами, твердила себе, что я кукла и мне не может быть страшно. Не заметила, как за дверью прекратились звуки борьбы, и воцарилась тишина. А я все сидела и вторила: я кукла, схватившись скрюченными пальцами за голову.
  - Все кончилось, Раи, - как из другого мира услышала знакомый голос, но не смогла ему ответить. - Раи? Что с тобой? Все уже кончилось!
  Меня схватили за плечи и встряхнули, я же зажмурила глаза и замотала головой.
  - Раи... - я чувствовала, как Кей поднялась и метнулась туда обратно, но сама находилась, как в тумане, совершенно не имея сил выбраться из него, - Что же с тобой? - застыв надо мной, растерянно произнесла она.
  Потом судорожно втянула воздух через стиснутые зубы и щелкнула пальцами. Мои волосы рассыпались шелковым водопадом по плечам, скрывая бледное лицо. От их прикосновения я вздрогнула и сжалась, готовая в любую секунду почувствовать боль в затылке. А потом меня обняли крепко и нежно, прижав голову к груди.
  - О, духи! Это была ты... что он с тобой сделал, маленькая моя? Раи... все хорошо! - шептала Кей, гладя меня по волосам.
  Руки мои безвольно повисли, а глаза отрешенно смотрели на пол, где блестела голубая искорка. Эта искорка все больше привлекала мое внимание, становясь чем-то очень важным. Тот туман, захвативший мое сознание, потихоньку стал расступаться, и я осознала, что смотрю на голубой цветочек, подаренный мне Кей для украшения прически. Он одиноко лежал на белом полу, радостно растопырив свои заостренные лепесточки, являя собою голубую ниточку в мое настоящее. Я протянула руку и осторожно взяла этот хрупкий дар природы, который не дал мне сойти с ума, и прижала его к сердцу.
  Кейрэн легко подняла меня на руки и вынесла из ванной. Я, лежа у нее на руках, все так же прижимала к себе цветок. Мимоходом бросила взгляд на комнату, где так и не успела осмотреться: на двери в ванную был длинный кровавый росчерк, у окон лежали в неестественных позах тела, а на кровати бился в молчаливой ярости с кляпом во рту привязанный за руки и ноги уцелевший нападающий. Рядом с ним стояли уже виденные мною два охранника и хмуро провожали взглядом уходящую Кей. А этот запах! Он преследует меня... опять этот ненавистный запах смерти... я плотнее прижалась к альфарке и закрыла глаза.
  Открыла я их только, когда оказалась на кровати. Кей бережно опустила меня в новой комнате и присела рядом:
  - Раи, тебе помочь переодеться? - спросила она, заглядывая мне в глаза.
  Я помотала головой и она, кивнув, встала и вышла. Откинувшись на подушки, долго смотрела на потолок, потом встала и взяла со спинки кровати ночную рубашку. С наслаждением скинула непривычное платье и оделась в рубашку. Потом взяла, бережно оставленный на постели цветок, и опять прижала его к груди. Он был сейчас моим якорем в пучине невыносимого прошлого. Почему именно этот маленький голубой цветок? Я нежно провела по его лепесткам пальцами. Он был прекрасен... Я легла под одеяло и положила цветочек на подушку рядом с собой. Его подарила мне Кей и сама вдела в волосы... Воспоминание о волосах, заставило все внутри меня болезненно натянуться. Кей узнала... я всхлипнула... но слезы не пролились... чувство омерзения к себе охватило меня... а я уж подумала, что нашла себе подругу...
  Тихие шаги ознаменовали возвращение альфарки. Она села на край кровати и стала снимать ботинки. Увидев, что я не сплю, подсела ближе и сказала:
  - Нэраи, ты больше никогда не вернешься к брату! - жестко сказала Кей.
  - Нет, будет только хуже, - закрыла я глаза. - Пожалуйста, не спрашивай меня.
  - Я не могу тебя отпустить, зная, что он... - альфарка задохнулась, а потом уже спокойно продолжила, - ты останешься здесь.
  - Кей, ты сама подумай. Это невозможно! Они меня не отпустят так просто. Тем более, что у тебя своя забота есть. Ты не можешь отвлекаться еще и на меня. А я... по окончании ты просто поможешь мне исчезнуть, как и обещала, - сказала я и накрылась одеялом с головой, давая понять, что больше не желаю это обсуждать.
  Довольно скоро я провалилась в беспокойное чрево сна.
  
  Всюду был огонь. Странный фиолетовый огонь, который будто смеялся надо мною, все повторяя и повторяя: 'цена, цена'... а я сжалась в комочек и не могла пошевелиться, испытывая огромное чувство единение с этим огнем и в тоже время страшась его до помрачения разума. Он обволакивал меня, шепча ласково и зловеще: 'цена'...
  
  Мне тринадцать - я так счастлива! Врываюсь в комнату к маме:
  - Мамуля, ты уже готова?
  - Нэрри, сейчас, еще минутку, - сидя у зеркала и закалывая последние украшения в высокую прическу, говорит она.
  Какая же она у меня красивая! Вьющиеся локоны волос цвета красного дерева спускались на одно плечо. Зачаровывающие темно-фиолетовые глаза за густыми черными ресницами смотрели на меня озорно и с любовью. Она встала и разгладила складки своего белого подвенечного платья.
  - Мамуль, ну жених тебя же ждет! - возмутилась я.
  А она подошла и обняла меня, крепко, крепко. Как же я ее люблю! Никого больше нет у меня на свете, только она. Я погладила маму по спине и подумала, что наконец она будет счастлива. Столько лет тосковать по отцу! У меня разрывалось сердце, когда я видела невыразимую боль в ее прекрасных глазах. И вот появился этот интересный мужчина и смог заглушить ее боль. Я только за одно это, готова была любить его, как родного отца. Мама расцветала с каждым днем, с нетерпением ожидая встречи с векканом лер Сенейтом. И когда он сделал ей предложение, мама с радостью его приняла.
  - Нэрри, ты у меня уже такая взрослая! Настоящая красавица! - отстранившись, стала с улыбкой рассматривать меня она.
  Мама была не права. Ну какая я красавица? Только цветом волос в нее пошла, а остальное... наверное, на папу похожа... я ведь его никогда не видела, и даже портретов не осталось... он погиб когда я еще была младенцем. А еще, я так расстраивалась, глядя в зеркало в свои карие глаза, и с нетерпением ждала времени, когда сила Фиолетового Пламени пробудится во мне. Мамочка с раннего детства готовила меня к этому, рассказывая все, что могла. Она считала, что узнать я должна все, как можно раньше, ведь никто не знает, что с человеком может быть завтра. И самое главное, я должна была понять и свыкнуться с мыслью о расплате за эту СИЛУ. Но я была готова, уже давно...
  - Дорогая, Жоршен уже ждет тебя у алтаря. Я тоже уже выхожу, беги скорее, - сказала мама, разворачивая меня к двери и чуть подталкивая.
  Я кивнула и побежала по коридору в главный зал, где сейчас стоял алтарь духов-предков, и собрались гости. У алтаря уже стояли веккан лер Сенейт и его сын - Жоршен, который был всего на полгода старше меня. Я улыбнулась будущему брату и встала по другую сторону алтаря. Как я была сейчас счастлива, душа парила бесчисленными бабочками у меня в груди - сегодня у меня появятся отец и брат - разве можно желать большего? Ну разве что, еще сила бы пробудилась, хихикнула я.
  Посмотрела на жениха - какой он был красивый! Длинные черные волосы рассыпались по плечам, оттеняя идеальную белизну фрака. Его застывшее сосредоточенное лицо с синими глазами притягивало своей идеальностью. Как же маме повезло!
  Вдруг, заиграла музыка, и дверь в зал раскрылась. На пороге стояла счастливо улыбающаяся мама...
  
  Фиолетовый огонь застилает все вокруг... это ловушка! Мне не скрыться от него... бегу по длинному темному коридору... слышу мягкие шлепки своих босых пяток по каменному полу... а вдогонку мне несется пронизывающее насквозь: 'цена'...
  
  - Жорш, ну что за сюрприз? - выспрашивала я, пока брат тянул меня за руку по темному коридору в подвалы особняка. - Уже поздно в таких местах гулять...
  - Нэр, ты что, трусиха? - насмешливо спросил он.
  Я обиженно засопела и пошла за ним. И ничего я не трусиха, просто немножко страшно... уже было далеко за полночь и свадьба недавно закончилась. Когда последние гости покинули наш дом, Жоршен на ухо стал мне рассказывать про большой сюрприз, который приготовили они с отцом для меня. Я удивилась, но было так приятно, что они что-то сделали именно для меня. Поэтому я сейчас, упорно подавляя страх, следовала за братом.
  Так глубоко в подвалах я еще никогда не была. Темнота давила со всех сторон и я радовалась, что Жорш сейчас со мной. Мы остановились перед небольшой дверью, из-под которой пробивался тусклый свет и слышались приглушенные голоса. Брат приложил палец к губам, сказав 'Тшшш', и впихнул меня в открывшуюся дверь.
  Свет больно ударил по глазам, я по инерции сделала еще два шага внутрь комнаты и остановилась. За спиной встал Жоршен и закрыл дверь. Сморгнув слезы от рези в глазах, увидела перед собой отчима. Он стоял, широко расставив ноги, в одних свадебных штанах и голым торсом и с довольной улыбкой смотрел на меня. Я растерянно оглянулась на брата и похолодела. Такого выражения лица я у человека еще никогда не видела. Смесь алчной жестокости и предвкушение наслаждения.
  - А вот и наша малышка пришла, - искривил губы в усмешке мужчина.
  Я вдруг стала хватать воздух ртом, горло обдало болью, а из глаз полились слезы. Что-то обвило мою шею и все сильнее сжималось. Я вцепилась пальцами в веревку и стала скрести по горлу ногтями. За спиной раздался насмешливый хохот. Я упала на колени, не в силах более держаться на ногах. А в голове была только одна кричащая мысль: 'Что происходит???!!!' В ушах барабаном стучало сердце, так что я ничего не слышала, ничего не понимала. Надо мной сгустилась темнота...
  Открыла глаза и первое, что почувствовала, веревки... они обхватывали мои запястья, щиколотки, шею. Я сидела на полу в неудобной позе в самом углу помещения. Затуманенным взором уставилась перед собой: большой шершавый камень, на нем какие-то письмена... скольжу по ним глазами... ничего понять не могу... язык странный... одно место закрывает кусок белой ткани - ничего за ним не видно, раздраженно перевожу взгляд вверх, чтобы понять зачем ткань там лежит, и дико закричала, рванувшись вперед.
  - Мама, мамочка, - веревки больно врезались в горло и руки, из глаз брызнули слезы, а я этого всего не замечала, - мама...
  Она лежала на этом странном камне в своем белом подвенечном платье и не шевелилась. Никак не реагировала на мой вопль и слезы, будто спала. Но разве можно так безжизненно спать?
  - Пришла в себя? Это хорошо, можно начинать, - услышала я голос отчима и сжалась.
  Теперь я понимала, что это самый страшный человек во всем мире, ведь он посмел сделать что-то с моей мамой - носительницей Фиолетового Пламени. Моя мамочка... слезы катились рекой, но я больше не звала ее, понимая тщетность своих попыток.
  Мужчина появился внезапно, будто соткался из самого мрака и навис над безвольным телом на камне. Я тихонько завыла, осознавая всю свою беспомощность. Ужас происходящего, его неопределенность, разрывали меня изнутри на части, причиняя физическую боль.
  Он поднял кинжал и стал медленно разрезать юбку красивого платья, оголяя стройные ноги. Вдруг показалась вторая фигура - Жоршен, он подошел со стороны головы мамы и положил пальцы на ее виски. В тот же мир она застонала и дернулась, но что-то не дало ей пошевелиться: руки и ноги оставив неподвижными.
  - Мамочка! - закричала я, а потом захрипела и не смогла выдавить из себя ни звука, только хватала ртом воздух. Что со мной сделали?
  - Нэрри, - непонимающе позвала мама, а потом осмотрелась и в панике спросила: - Гарэд, что происходит?
  - О, моя милая, доверчивая Олиени, как же противно было добиваться твоего расположения, - будничным тоном стал говорить отчим. - Но ничего, ничего... не расстраивайся, все мои мучения были не напрасны, - он нехорошо так улыбнулся и провел лезвием кинжала по бедру мамы.
  Она закричала от боли и отчаянно посмотрела на мужа. А я расширенными глазами, не имея возможности произнести ни звука, наблюдала, как из пореза выступают багровые бисеринки крови. Он провел еще линию, перекрывая прежнюю, потом еще, а мама все кричала... я поняла, что он выводит какие-то знаки на ее ноге. Мысли отчаянно метались у меня в голове, я посмотрела на Жорша, пытаясь найти в нем помощь, но он лишь отошел от камня и с горящими глазами все это наблюдал. Слезы бессильной ярости катились по моим щекам и падали на пол.
  - О, да... кричи, моя милая, кричи... как же я давно желал услышать твои крики под собой! - не отрываясь от своего занятия, стал нежно приговаривать Гарэд.
  - Нэраи, пожалуйста, только не Нэраи! - посмотрев в глаза мужу, отчетливо сказала мама.
  - Не, беспокойся, моя милая Олиени, ты не узнаешь, что произойдет с твоей драгоценной дочкой, - ласково провел закровавленным кинжалом он от груди до низа живота мамы, оставляя красный след на белой ткани платья.
  Ее ноги были уже полностью исполосованы непонятными символами, а кровь сбегала тоненькими струйками по ногам на серый камень. Я не могла во все это поверить, просто отказывалась. А как же хваленая СИЛА Фиолетового Пламени? Будто прочтя мои мысли мама дернулась, когда лезвие распороло ее нижнее белье, и тело охватило фиолетовое сияние, но всего на миг... затем оно резко потухло, а отчим рассмеялся. Мама с ненавидящим взором посмотрела на него.
  - Неужели ты думала, что я не подготовился? Глупая тварь! Твое Пламя ничего не может сделать мне! А я заберу его! Без остатка высосу, выпью тебя до дна, а заодно и твою девчонку, - он сделал движение ладонью, и мама больше не смогла говорить. - Жорш, продолжай на руках, как я тебя учил.
  Жоршен подошел и взял у отца кинжал, перехватил его поудобнее и осторожно стал надрезать предплечья мамы. Руки ее не могли двигаться, я только видела, как она беззвучно открывала рот в крике, и катились слезы, а кончики ее пальцев напряженно дрожали, не имея возможности пошевелиться.
   Отчим тем временем же согнул мамины ноги в коленях и широко расставил, стянул с себя белые брюки, уже порядком заляпанные кровью, и легко запрыгнул на камень, устраиваясь между ее ног. Его голое подтянутое тело вызвало во мне отвращение и еще больший страх. Он погладил маму по животу и сказал:
  - Милая моя, сейчас ты испытаешь ни с чем не сравнимые чувства... когда сущность твоя уходит навсегда, - он мечтательно улыбнулся, засовывая пальцы ей между ног, - и да, забыл тебе сказать. Ты не сможешь оборвать свою жизнь, чтобы помешать мне. Я позаботился об этом заранее, только ради этого и устраивая весь этот фарс. Жорш! - прикрикнул Гарэд на сына, и тот быстро закончив вырезать на другой маминой руке последний символ, подошел к ее голове и обхватил ее ладонями. - Итак, приступим!
  Он приподнялся и резко вошел в нее, мама дернула подбородком, но руки Жоршена крепко держали ее голову. Отчим начал двигаться ритмично и рвано, будто пытаясь до чего-то дотянуться. А я не могла, просто не могла отвернуться, что-то не давало мне. Такое отчаяние накатывало, грозя снести все остатки разума, что я уже давно ощущала во рту вкус своей крови из прокушенных губ. И вот символы на мамином теле стали светиться, сначала едва-едва, а потом все ярче, вбирая в себя черноту окружающего пространства.
  И в этот момент я услышала у себя в голове тихий шепот: ' Нэрри, прости меня! Запомни, никогда! Никогда и никому не должно достаться Пламя! Чего бы это не стоило! Запомни!'
  И только отзвучал ее нежный, полный грусти голос, тело на алтаре изогнулось в неистовой конвульсии под этим страшным мужчиной, а знаки разом померкли. А изо рта мамы побежала струйка слюны. Отчим, выругавшись, наклонился над ее головой и заглянул в глаза.
  - Проклятая тварь! Как она смогла это сделать! - орал на сына он, а тот испуганно пятился. - Ты ответишь мне за это! - подлетев ко мне, отчим со всего размаху ударил по щеке. - Как она это сделала? Отвечай!
  - Мама... мамочка, - я смогла говорить и стала всхлипывать, - мамочка...
  - Она оборвала свой разум, проклятая стерва! - схватил меня за подбородок Гарэд. - Кто ж знал... но ты у меня осталась, дорогуша...
  
  Фиолетовое пламя подступало все ближе и ближе, надрывно хохоча над моими чувствами. А я сжалась в комок и хотела умереть. Только бы все кончилось! Из этой ловушки нет выхода... языки огня уже лизали мою кожу... и я закричала...
  
  Меня били по щекам, а потом трясли за плечи, и снова били по щекам. Но я не могла открыть глаза. Сил не было... как я устала... но сознание потихоньку прояснялось, и я стала различать какие-то слова.
  - Раи! Проснись! Слышишь, ну проснись же! Раи, пожалуйста... - отчаянно звал знакомый голос.
  Я поморщилась и попробовала открыть глаза, но ничего не вышло. Хотя видимо, мои попытки не остались незамеченными, и кто-то перестал трясти меня за плечи.
  - Слава духам! Раи ты проснулась. Я уже полчаса не могу тебя разбудить... ты так кричала и металась во сне... Раи, что с тобой? Раи! - стали гладить по голове. Было приятно. Только почему мне так мокро? - Ты так кричала, так кричала... я не знала, что делать, прости! И водой тебя обливала, и пощечины давала... что же с тобой?
  Я, наконец, смогла разлепить глаза и увидела обеспокоенное лицо Кей. Она была так близко... все время со мной. Мне стало невыносимо противно - она видела меня. Этот сон был напоминанием. От прошлого никуда не денешься! И Пламя еще затребует с меня свою цену...
  - Я что-то говорила? - севшим голосом спросила я. В горле нещадно жгло, видимо, и правда я, не переставая, кричала.
  - Только маму звала... - смутилась альфарка и отвела взгляд.
  - Пить...
  Кей подала мне воды, и я маленькими глоточками, поддерживаемая за голову, выпила весь стакан. Мне не хотелось видеть альфарку, чувствовать ее презрение или жалость. Я сейчас хотела только побыть одна.
  - Когда я попаду домой?
  - Через час заработают телепорты, и я смогу тебя отправить...
  - Хорошо, - перебила я ее и поднялась. - Я буду готова к этому времени.
  - Раи, послушай, может не надо? Тебе лучше остаться здесь, - попыталась продолжить вчерашний разговор Кей.
  - Нет. Ты знаешь, что это поставит под удар весь план. Я вернусь!
  Кейрэн сверкнула на меня яростным взглядом, а желваки у нее заходили. Она поднялась и вышла. А я осторожно вылезла из-под одеяла и стала одеваться. Скоро я буду дома!
  
   Глава 8
  
  Из телепорта мы вышли в моей кухне. Кей забрала с полу устройство и спрятала себе куда-то в складки длинного плаща. Я растерянно оглядела пространство: меня не было всего день, а такое впечатление, что все стало чужим.
  Я заметила стопочку конвертов под дверью - почту принесли. Сегодня был второй день выходных в академии, и я его всегда тратила на занятия и домашние заботы. Но сейчас сил не было ни на что. Я медленно подошла и подняла почту. Кей в это время гремела чем-то на кухне - уже ведет себя как хозяйка. Я стала перебирать письма... дошла до последнего и руки мои задрожали. Сглотнув, быстро распечатала и принялась читать:
   'Дорогая моя сестренка! Я по тебе жутко соскучился. Слышал, ты вчера провела приятный вечер, очень хотелось бы услышать подробности. Я сегодня весь день буду развлекаться в нашем любимом месте. Приходи, как сможешь.'
  Я скомкала письмо и сжала в кулаке. Откуда он узнал про вечеринку? Это плохо, очень плохо! А идти туда... так спокойно, спокойно! Вдохнула, я кукла...
  Когда я повернулась к расставляющей чашки Кей, на лице не было ни одной эмоции. Я молча прошла в спальню и стала переодеваться. Вышла к столу в своем привычном коричневом закрытом платье с убранными наверх волосами.
  - Кей, мне надо сходить по делам, - сжав пальцами чашку с чаем, сказала я.
  - Да, конечно. Я и не собиралась тебе надоедать своим обществом. Как ты видела, у меня тоже достаточно будет на сегодня дел, - отпила она из чашки, не глядя мне в глаза.
  Будет пытать плененного, подумала я и поежилась. Почему-то образ прекрасной альфарки совершенно не вязался у меня с камерами допросов.
  - Только, Раи, - она погладила большим пальцем ручку чашки, - я хочу, чтобы ты переехала ко мне. Подумай об этом, сейчас не отказывайся. Теперь, после моего появления с тобой на корабле, ты можешь быть в опасности. Ведь тем людям открыли ход туда. И это был кто-то из альфаров.
  - Кей, я... подумаю...
  Она кивнула и встала. Казалось, что только ради этого разговора Кей и вернулась вместе со мной. Я вздохнула, услышав, как закрылась за альфаркой дверь. Такое решения я не могу принять сама без последствий... достала из кармашка в юбке сережку-крестик и погладила красный камушек. Интересно, сможет ли эта вещица защитить меня от считывания 'брата'. Ведь и технология там совершенно другая, чем обычная телепатия. Хотя показывать ему подарок... но не заберет же он его, чтобы не вызвать подозрения у принца. Я зло улыбнулась. В этой ситуации я могу извлечь некоторые преимущества. Вдела сережку в ухо и стала убирать со стола. Что-то это хозяйничание Кей в моей квартире начинает напрягать. Долго расставляла вещи по определенным для них местам.
  Глянула на себя в зеркало... мда... красавица! Синяки под глазами, бледная кожа и потерянный взгляд... нужно брать себя в руки, а то никто не поверит, в то, что на такую, как я, мог польститься альфарский принц. Умылась холодной водой и вроде почувствовала себя лучше. Приняла обычное выражения отстраненности на лице и вышла из квартиры.
  
  Через час я стояла в неприметном дворике перед небольшим светлым зданием. В этом доме вполне могла бы жить какая-нибудь обычная средняя семья с детишками. А на самом деле, уже пару лет тут базировалось одно из основных отделений секретной службы, возглавляемой отчимом. Этим отделом руководил Жоршен, как правая рука и ученик-наследник Гарэда лер Сенейта.
  Я подошла к двери и, собравшись с духом, открыла ее. Я КУКЛА! У меня нет своей воли! Своей жизни... пока нет... нет, нет, нет... нельзя такие мысли допускать! Спина прямая, взгляд бессмысленный... я кукла!
  Меня уже ждали. Неприметный молодой человек проводил на второй этаж и оставил у двери, докладывая о моем приходе. Я воспользовалась заминкой и распустила волосы, потом вошла внутрь. Кабинет Жоршена ничуть не изменился. Темные стены без окон, заставленные книжными полками и увешанные картами. Большой резной письменный стол темного дерева, на котором всегда находилась большая кипа документов. В дальнем углу большой широкий диван и два кресла, а в противоположной стене неприметная, спрятанная за гобеленом, дверца, ведущая в маленькую спаленку, где 'братец' оставался после долгих часов работы.
  Жорш стоял спиной ко мне, наклонившись над столом, и что-то сосредоточенно рассматривал. Бросив косой взгляд в мою сторону, он знаком велел провожатому удалиться, а мне подойти ближе.
  - Нэр, иди в спальню, я закончу и присоединюсь, - сказал он и вернулся к своим делам.
  На моем лице не отразилось ни единой эмоции, пронесшейся в этот момент в душе. Я прошла в спаленку и села на широкую кровать. Долго разглаживала складки на платье, чтобы хоть как-то отвлечься от сжигающих мыслей. Ненавижу складки! Почему они постоянно появляются?
  Жоршен пришел через десять минут и подняв мой подбородок внимательно заглянул в глаза. Его лицо было серым, чувство жалости кольнуло меня и мгновенно исчезло. Я кукла! Как я могу жалеть ЕГО?
  - Подробно расскажи все, что было на корабле! - потребовал он.
  Я стала рассказывать всю правду, почти... в тот момент, когда я дошла до того, как мы оказались с Кей в апартаментах, висок пронзила знакомая боль. Но я была готова к этому. В памяти вспыхнуло видение бескрайнего неба, погружающегося в сумерки. Потом поцелуем на моей шее, обнаженного мужского тела надо мной, полог кровати под ритмичный скрип кровати. Крик Кей скрыться в ванной... а дальше только правда... все, что я чувствовала, обрушилось на Жорша и он, выругавшись, отстранился, а потом больно схватил меня за волосы.
   - Духи ада! Конечно же он ждал нападения! Но как? Ага, ты больше ничего не знаешь... очень жаль... - он задумчиво метнулся туда-сюда, под моим удивленным взором. Что вообще происходит? А потом остановился и перевел тяжелый взгляд на меня. - Раздевайся!
  Я послушно стала обнажаться, спрятав свои чувства глубоко внутри, оставив на лице лишь маску безразличия. Осталась стоять перед ним, а 'брат' начал дотошно осматривать мое тело.
  - Хм, что же это за мужик такой, что ни одной отметины не оставил на тебе... плохо, - нахмурился Жоршен. - Как же я хочу наказать тебя. Оставить красивые синяки и кровоподтеки в самых неожиданных местах. Но нельзя, если он заметит следы... - он схватил мою руку и больно сжал, - как подумаю, что кто-то касался тебя... ласкал твое тело... ты только моя! Запомни это, Нэр! Ты моя! - выдохнул он, прижав мою ладонь к своей щеке. - Почему ты так не вовремя пришла? Я так скучал! - вдруг сжал мои волосы и вплотную прислонил мое лицо к своему. - Скажи, что он тебе не доставил удовольствия! Скажи!
  - Он мне не доставил удовольствия, - послушно повторила я, и это было абсолютной правдой.
  - Хорошая моя девочка! - он провел языком по моей щеке. - У меня сейчас будет важная встреча. Сиди тихо, чтоб тебя никто не видел и не слышал. А то ведь я могу и не оставлять следов... Одевайся.
  Он вышел, а я стала неспешно одеваться. Такое хорошее расположение духа у Жоршена было крайне редким, и я всегда принимала сие, как милость духов. Сидеть тихо - это я могу, это я делаю лучше всего. Но вот крестик не защитил меня от считывания. Хорошо, что я всегда готовлю ложные воспоминания перед встречей с 'родственниками'.
  Я спокойно сидела на кровати, стараясь ни о чем не думать, ждала пока позволят уйти. У Жорша уже минут пять, как кто-то пришел и велся приглушенный разговор. Тут я услышала смех, что-то знакомое было в этом звуке. Подойти и узнать? Опасно! Но у меня было стойкое чувство, что это очень важно. Я ведь буду очень осторожна, верно?
  На цыпочках подкралась к двери и тихонько приоткрыла маленькую щелочку. Они сидели на диване как раз напротив моего укрытия. Я знаю, что 'брат' специально так все замаскировал, чтобы наблюдать за гостями. Жоршен вальяжно раскинул руки на спинке дивана и закинул ногу на ногу. На губах его играла обзорная улыбка, которая - только я знала об этом - означала крайнюю злость. Когда я смогла рассмотреть его собеседницу, то ненавидяще прищурила глаза. Как сегодня утром Кей сказала? Убийц провел на корабль кто-то из альфаров. Теперь ясно...
  Айзрэн сидела напротив Жоршена и поигрывала бокалом вина, который предложил ей 'брат'. Золотоволосая альфарка смеялась над какой-то шуткой, сказанной Жоршем, при этом бросая на него колючие взгляды. Ох, не простая дамочка! Совсем не простая! Хорошо все-таки, что я надела крестик, а то вдруг она меня почуяла бы. Что с одной стороны это было бы нежелательно, что с другой - неприемлемо. И в любом случае была бы виновата я. Спасибо тебе Кей за подарок!
  Смех Айзрэн оборвался и она стала серьезной, отставила бокал на маленький столик и подалась вперед, так что глубокое декольте ее корсета полностью просматривалось Жоршену.
  - Мы свою часть сделки выполнили. Почему ваши люди не смогли справиться? - прошипела она.
  - Стерва, ты смеешь так со мной говорить! - Лицо 'брата' исказилось в злой ухмылке. - Кто утверждал, что во время секса он будет наиболее уязвимым?
  - Я не могла знать, что у него стражи под боком! - взвизгнула златовласка.
  - А кто должен это знать? - обманчиво мягко произнес он.
  - Ммм... - не нашлась она что ответить. - Я с ним говорила. Сестру где-то прячут. Умный гад, просчитал все наперед, - откинулась на спинку Айзрэн.
  - Сестрой ты обещала заняться сама, ничем помочь не могу, - Жоршен лениво посмотрел на свои ногти. - Мы все заинтересованы в прервании этого мерзкого рода. Я свои обязательства выполняю.
  - Что-то не видно! - сузила глаза альфарка. - Подставляюсь пока только я! Ты должен помочь мне с принцессой! - вскочила она на ноги и нависла над 'братом'.
   - Я никому ничего не должен, выплодок паршивых альфаров! - медленно поднялся Жоршен и яростно уставился ей в глаза.
  - А сам-то ты кто?!
  - Я тебе не сопливый альфар, подтирающий твои слюни и с вожделением заглядывающий под юбку! - оскалив зубы, с бешеным блеском в глазах сказал он.
  - О, да, ты настоящий 'мужчина'! Накажи меня нехорошую, - вдруг томно протянула Айзрэн.
  Жоршен брезгливо скривился и с силой толкнул альфарку на диван. Она упала и рассмеялась.
  - Ну, что же ты? Настоящий 'мужчина'... - медленно пальчиком ведя по ноге, при этом приподнимая край своей легкой юбки, насмехалась она. - Неужели, такой сильный и властный 'мужчина' не сможет удовлетворить одну скромную альфарку? - Айзрэн до талии задрала юбку, под которой ничего не оказалось, и провокационно расставила ноги.
  - Не искушай меня! - угрожающе сказал 'брат'.
  Она рассмеялась, а пальцы пробежали по внутренней стороне бедра и заплясали между ее ног. Она выгнула спину и коварно улыбнулась тяжело дышащему Жоршену, который так и застыл напротив.
  - Я не альфар! - прорычал он и бросился на Айзрэн, прижимая ее к дивану.
  Она победно захохотала. А я смогла услышать, как парень, задыхаясь, сказал: 'Будет тебе помощь!'
  Я тихо отошла от двери и забралась с ногами на кровать. Мне было жутко противно. Из кабинета доносились приглушенные звуки ударов, сопровождаемые восторженными стонами.
  Эта Айзрэн была очень опасна! Она смогла даже манипулировать Жоршеном. Но зачем им уничтожать королевскую семью альфаров? Надо бы все рассказать Кей... но если сказать, то придется говорить и многое другое... ааа... что же делать? Почему Жорш втянут во все это? И еще... отчим в курсе? И мне вдруг стало так пусто на душе... все меня используют. Вот даже Кейрэн и та использует. Никому нельзя верить!
  Через некоторое время в соседней комнате все стихло, а потом вошел 'братец'. Вид у него был изможденный, я с трепетом подумала, что теперь на меня сил не будет. Жоршен опустился рядом со мной и резким движением посадил меня себе на колени. Я замерла, не зная чего ожидать, и сидела очень тихо. Почему-то сейчас мне пришло в голову, что так мы очень похожи на настоящих брата и сестру, которыми так никогда и не стали. Внутри поднялось разочарование и грусть. А он, обхватив меня за талию, стал говорить:
  - Ты должна впредь быть постоянно с принцем. Знать все его разговоры и планы. Мне все равно, как ты этого будешь добиваться!
  - Сегодня утром он предложил мне переехать к нему, - тихо сказала я.
  - Вот поддонок! - больно сжал пальцами мои бока Жорш. Но сразу расслабился и, уткнувшись носом мне в волосы, сказал: - Переедь. Это невыносимо! Он будет иметь постоянный доступ к твоему телу... от одной этой мысли я сгораю! - затылок обожгло болью, голова моя оказалась запрокинута назад, возле уха раздался шепот. - Ты моя, Нэр! Только моя! Не забывай об этом!
  - Да, Жорш! - а мысленно твержу себе: Я КУКЛА!
  - Ступай! У меня много работы.
  Я оставила его в одиночестве и быстро выбралась из этого страшного дома.
  
  В квартиру идти совершенно не хотелось, и ноги сами вывели меня в парк. У входа я нерешительно потопталась, вспомнив, что еще много осталось работы на завтра по предметам, но потом плюнула на все - слишком много навалилось на меня за эти несколько дней. Я чувствовала себя совершенно разбитой и опустошенной. Та надежда, что затеплилась во мне, когда мы с Кей заключили уговор, потихоньку померкла, уступив место реалиям. А они были не из приятных.
  Я шла, вдыхая прохладный влажный воздух, ведь рядом находилось небольшое озеро, которое так и не дали засыпать для строительства новых магических башен. Я присела на скамейку и стала смотреть на водную гладь. Хорошо было просто ни о чем не думать. Но долго я себе этого позволить не могла. Слишком большая роскошь для меня. Но что-то я в последнее время совершенно расслабилась, перестала чувства свои сдерживать и подавлять.
  Налетел ветерок и всколыхнул подол юбки. Я поправила ее и начала разглаживать складки. Вдруг рядом со мной кто-то опустился на скамейку. Я на секунду замерла, а потом медленно повернулась. Рядом сидел мужчина вполоборота, оперевшись одним локтем на спинку скамейки, и рассматривал меня. У него были короткие черные волосы, зачесанные на один бок так, что длинная челка почти скрывала половину продолговатого лица. Очень красивого лица. Не будь у него короткой стрижки и черных волос, я бы приняла его за альфара. А его светло-фиолетовые глаза не отрывались от моих. Неужели он тоже? Выдала свое волнение только дрожанием ресниц.
   У меня пробежали мурашки по телу от этого взгляда, он будто пытался проникнуть в меня, изучить всю подноготную. Тут я ощутила, что сережка нагрелась и поняла - он сейчас пытается считать меня. Спасибо тебе Кей за подарок! Уже второй раз за сегодня он меня выручает.
  - Какая интересная девочка! - улыбаясь, сказал незнакомец.
  
   Глава 9
  
  От его голоса у меня учащенно застучало сердце. Он был охрипший, будто давно сорванный в диком крике. Я принялась дальше разглаживать складки, теперь на рукаве.
  - Простите? - каменная маска на моем лице не выразила ни одной эмоции.
  - Забавная какая! Это хорошо, - дернул бровью незнакомец все продолжая улыбаться одной стороной губ, что делало эту улыбку очень обаятельной и хитрой. - Пойдем!
  - Я никуда с вами не пойду! - холодно произнесла я и отвернулась. Страх начал подниматься внутри меня, и я уже продумывала ходы для отступления.
  - Почему? - удивленно спросил он.
  Он что издевается? Как это почему? Я сжала кулаки и ответила.
  - А чего я должна куда-то идти с непонятно кем?
  Он рассмеялся, а потом склонил голову на бок.
  - Так значит загвоздка только в этом?
  Мне так и хотелось ехидно сказать, что "нет, не только", но я не проронила ни слова.
  - Можешь звать меня Тер. Пойдем!
  - Веккан Тер, я не имею никакого желания куда бы то ни было идти с вами! - отчеканила я и кивнула, подтверждая свои слова.
  У мужчины заблестели глаза, и я явственно увидела фиолетовую вспышку в них. Мои глаза непроизвольно сузились, готовясь отразить нападение.
  - Превосходно. Вне всяких похвал. Девочка, ты умничка! - довольно откинулся назад Тер и хищно улыбнулся. А потом сказал, видимо обращаясь к невидимому собеседнику: - Ну, что ж, поиграем. Ставки сделаны! - и его фигуру озарил свет телепорта.
  Я посидела еще несколько минут, пытаясь осознать, что это сейчас произошло. Очень нехорошие предчувствия одолевали мое сердце. Что это за странный человек? Что ему от меня надо было? Нервно провела рукой по волосам, проверяя, не выбились ли где прядки. Ладонь случайно коснулась крестика - резкая боль пронзила всю руку. Сам крестик был неимоверно горяч, в отличие от холодной держащей его в ухе цепочки, а от прикосновения по моей руке прошла, как маленькая молния. Оберег должен защищать меня... значит ли это, что только что со мной хотели сделать что-то совсем нехорошее? Похоже, что подчинить своей воле. Ого! Но моей заслуги в этом нет! Я невольно усмехнулась, за сегодня уже третий раз мне нужно благодарить Кей за этот, поистине, бесценный подарок.
  
  Дома я оказалась уже под вечер. Все никак не могла отделаться от навязчивой идеи, что незнакомец может следить за мной, поэтому пришлось попетлять по городу. А потом долго сидела за учебниками, пытаясь отрешиться от мыслей. Легла поздно и в который раз не выспалась.
  Первой парой было 'Составление магических формул'. Я не смогла за выходные подготовиться должным образом, поэтому профессор Маэр был мною недоволен. После пары дал дополнительное задание, которое нужно было сдать к следующей неделе. А оно было не маленькое. Не показывая, как я расстроена, кивнула преподавателю и обещала все выполнить.
   Шла по коридору с предельно прямой спиной и пустым взглядом, а сама продумывала план перемещения расписания для сдачи нового задания в срок. Когда знакомый голос окликнул, не сразу поняла кто и что хочет от меня.
  - Векка Нэраи! Подождите! - ко мне спешил Серкай, лавируя между учащимися.
  - Фарин! Что случилось?
  - Фарин Кейрэн просил передать вам, что на следующей перемене ждет вас в сто третьей аудитории, - запыхавшись, сказал альфар. Потом окинул меня проницательным взглядом, но так видимо и не найдя нужного ему в моей реакции, которую я выказала только плотно сжав губы, развернулся и ушел.
  Что это еще за манера такая? Теперь Кей будет посылать за мной? Так, не думать! Не злиться! И почему я злюсь? Я ведь кукла!
  Сидя на паре, смогла немного расслабиться и упорядочить свои мысли. Отношение Серкая меня насторожило... как-то за всеми событиями, я совсем забыла про этого рыжеволосого альфара. Хихикнула про себя. Знал бы он, что я его рыжим обозвала, обиделся на всю жизнь. Ведь для альфаров именно цвет волос определяет их происхождение, чем он светлее и золотистее, тем высокороднее альфар. Ярко-рыжих не бывает, как и темноволосых. А вот у Кей очень чистый золотой цвет, как будто волосы сотканы из солнечного света... что-то мысли мои понеслись не туда.
  Так, Серкай... Что мы имеем? Неясное предупреждение про скрытые намерения принца. Но этого вряд ли опасаться следует, ведь про 'принца' я знаю поболее его. Потом... что-то там у них не так с браками. Что - мне явно не скажут. Не больно-то и хотелось, если честно. Но... чтобы это все меня не коснулось напрямую. Серкай через полтора года женится. Почему же он был так расстроен этим? Хотя ни от кого из них я ни разу не слышала слова 'любовь'. Это понятие у них хоть существует? С таким-то образом жизни! Еще и эта... ух, при одном воспоминании об этой альфарке меня передергивает... она заодно с Жоршеном... хотят уничтожить королевский род... о, духи, голова раскалывается! Не привыкла я к такому! Но нельзя больше позволять собой манипулировать! Вот и этот незнакомец, что сказал: 'Игра началась!' Пора мне тоже делать свои ходы...
  После пары направилась в необходимую аудиторию. Пригладила перед дверью волосы, почему-то не хотелось, чтобы Кей еще раз видела меня с распущенными. Осторожно повернула ручку и вошла. Принцесса сидела за одним из столов и чертила какие-то диаграммы на большом листе бумаги. На меня она даже не взглянула, нахмуренно сосредоточившись на своей задаче. Я потопталась у двери, так как привыкла получить сначала разрешение, а потом уже проходить. Но время тянулось, а на меня так и не обращали внимания. Я повела плечами и прошла к альфарке, чтобы сесть за соседний стол. И что же она хотела?
  - Раи? Хорошо, что ты пришла. Ты обдумала мое предложение? - скосив глаза на меня, через какое-то время поинтересовалась Кей, продолжая и дальше вести ровную линию пером.
  - Да, обдумала, - я отвела глаза и стала перебирать стоящие на столе чернильницу и ластик, пытаясь найти им оптимальное положение.
  - И? - альфарка оторвалась от листка бумаги и дернула головой, смахивая челку с глаз.
  - Я перееду к тебе, - тихо, но твердо сказала я и посмотрела ей в глаза.
  Что в них сейчас было? Неверие? Облегчение? Неужели, радость? А потом все это пропало и глаза цвета молочного шоколада озорно блеснули. Кей мигом оказалась подле меня и нависла сверху, прошептав мне на ухо: 'Раи-йи, тебе понравится у меня...'
  Ох, что же я делаю? Нужно опасаться ее! Очень опасаться! Она знает теперь часть моего секрета и может использовать это против меня. Выдохнула... Я КУКЛА! Немного отстранилась, но Кей провела пальцем по моему виску, а потом приподняла мою голову за подбородок.
  - Раи-йи... что с тобой? - нахмурилась она.
  Со мной? Она еще спрашивает? Мне хотелось расхохотаться ей в лицо. Но нельзя. Все меня используют! Все! И прав был вчера Жоршен - я его! Пока я КУКЛА - я ЕГО! А потом... Я так ничего и не смогла ответить альфарке, в глазах которой все больше зарождалось непонимание. Она погладила большим пальцем мою нижнюю губу.
  - Я думала тебе нравятся наши игры... - прикрыв глаза темными, густыми ресницами, протянула Кей.
  - Игры? - не поняла я.
  - Игры - действия, которые приносят удовольствия, - усмехаясь, пояснила альфарка и стала наклоняться к моим губам.
  Опять? Я этого не вынесу! Мне нельзя этого чувствовать, ведь то, что рождается в груди во время прикосновений Кей, губительно для меня. Чувства обессиливают! Я кукла! Меня нет - это всего лишь оболочка!
  - Почему? - резко отошла от меня Кейрэн. - Зачем ты опять делаешь это?
  - Что? - я сидела, все так же подняв подбородок высоко к потолку и не могла пошевелиться.
  Сглотнула и посмотрела на альфарку. Глаза злые, лицо неподвижное - мне стало страшно! Впервые в присутствии принцессы я почувствовала это. Глаза невольно заволокла влажная пелена. Что со мной? Только не плакать! Почему же так обидно! Никогда не думала, что буду ее бояться...
  Кей резко изменилась, проступило отчаяние. Но она медленно подошла ко мне и присела на корточки, так что мне пришлось смотреть на нее сверху вниз.
  - Раи, я прошу тебя! Никогда не делай эту технику со мной! - проникновенно и мягко сказала она, положив руки мне на сжатые кулаки.
  И когда только я так сильно сжала их? Потом перевела взгляд в дивный шоколад глаз. Откуда она знает, что я использую эту технику? По моей щеке вдруг скатилась слеза.
  - Ну, что же ты? Раи... - Кей провела по моей щеке пальцем, вытирая слезу, а я просто молча сидела. Она смотрела мне в глаза, а потом что-то изменилось в этом взгляде, мгновенно пронеслись смесь ужаса, понимания и отвращения(?). - Это все из-за него? Ты поэтому...
  Но договорить она не успела. В дверь постучали, но не дожидаясь ответа, ворвался Серкай, весь мокрый от бега, с тревожно бегающими глазами и выпалил на ходу:
  - Мой принц! Вам срочно необходимо прибыть в Харталлин! Сообщение чрезвычайной важности, было нападение, - тут он осекся, увидев меня, и, остановившись, склонил голову, - векка Нэраи.
  Кейрэн резко вскочила и сжала кулаки. Бросила взгляд на меня и направилась широкими шагами к Серкаю.
  - Я немедленно отбываю. Фарин Серкай, вы должны сопроводить векку Нэраи в мой дом, - проходя мимо альфара, дала указания Кей. А потом строго так посмотрела на Серкая и добавила: - С ней ничего не должно случиться!
  - Да, мой принц! - вытянулся альфар.
  Когда Кейрэн скрылась в дверном проеме, я поняла, что опаздываю на пару. Подскочила и побежала в кабинет магической истории. Серкай проводил меня удивленным взглядом. Ну, да, я раньше никогда не бегала по коридорам.
  
  На последней паре я постоянно ощущала на себе прожигающий взгляд Серкая. Видимо, к поручению моей безопасности альфар отнесся с предельной серьезностью. Меня это уже начало раздражать. А когда пара окончилась, он подошел к собирающей письменные принадлежности мне и встал стеной, выжидательно маячив сзади.
  - Фарин Серкай, вы так и будете прожигать во мне дырку? - положив последнюю тетрадь в сумку, повернулась к нему и безразлично посмотрела в глаза.
  - Приказ принца для меня нерушим! Пойдемте, нам пора ехать! - посторонился он, давая возможность мне пройти.
  - Но как же мои вещи? Я же не поеду к Кейрэну без ничего? - как-то даже растерялась я.
  - Про вещи фарин Кейрэн ничего не говорил. Едем так, - отрезал он, а потом видимо, что-то понял и уже мягче сказал: - Думаю, вы сможете в доме принца найти все необходимое, а свои вещи заберете уже по возвращении его высочества.
  - Хорошо, - вскинув подбородок, я направилась к двери, альфар следовал за мной.
  Прекрасно! Просто прекрасно! Я так была возмущена, когда садилась экипаж, указанный Серкаем, что даже не замечала ничего вокруг. Только, когда мы двинулись по улицам города под мерный стук копыт лошадей, я поняла, что совершила ужасную ошибку. Как я могла не предупредить Кей про Айзрэн? С этими ее 'играми' из головы совершенно все вылетело. Теперь я злилась не столько на Серкая вкупе с Кей, но больше на себя саму. Ведь альфарка могла попасть в ловушку. А еще и Жоршен пообещал предательнице свою помощь. Я закусила губу и стала разглаживать складки на рукавах, глядя в окно на проплывающие мимо дома.
  Видимо, мое побледневшее лицо привлекло внимание провожатого. Или лучше его сейчас назвать телохранителем? Он оторвался от созерцания пейзажа за противоположный окном и пристально смотрел на меня, а я делала вид, что не замечаю этого. Так продолжалось довольно долго, пока альфар не решился на что-то и заговорил:
  - Векка Нэраи, вы так и не прислушались к моему совету, - тихо и с укоризной проговорил он.
  - Какому совету, фарин? - повернулась к нему и заглянула в зеленые глаза. - Держаться подальше от Кейрэна? Это была угроза в мой адрес? - приподняла одну бровь. Ну, что ж, начнем свою игру, господа!
  - Ну, что вы! - Серкай досадливо поморщился. - Я ни в коей мере не хотел создать впечатление, что вам что-либо угрожает, тем более с моей стороны. Вы должны понять... - он немного замялся, - принц не должен связывать себя с радалеей такой, как вы.
  Ого! Это было уже интересно! Он, что, сейчас меня оскорбил? Не жил ты девять лет в аду, чтобы повестись на такие слова!
  - Фарин, позвольте узнать, что во мне не так? - ласково сказала я. Хм... это вообще я сказала? Я умею так говорить? Это, наверное, одна из программ отчима включилась. - Неужели вы думаете, что знаете лучше принца, с кем тому проводить свой досуг?
  А, что? Иногда могут и пригодиться знания, заложенные в меня, надо этим пользоваться, раз уж я решилась на свой ход.
  - Эээ... Нэраи, можно я буду звать вас так? - я благосклонно кивнула. - Так вот, вы все не так поняли, принцу вообще не стоит строить отношений с человеческими женщинами, - альфар нервно побарабанил пальцами по своему колену. - Недопустимо, чтобы у него возникли к вам чувства.
  - А у вас разве есть понятие чувств? Любви? - кажется, я могу сейчас немного прояснить для себя эту ситуацию.
  - Редко, но встречается, - нехотя сказал Серкай и отвел взгляд. И что там я успела увидеть? Тоску и боль? Неужели...
  - Серкай, если бы я могла... - почему-то вырвалось у меня, а потом я уже шепотом добавила, - никогда бы не приближалась к Кейрэн.
  Он вздрогнул и еще внимательней стал разглядывать улицы за окном. А я подумала, ведь Кей его проверила тогда в библиотеке и сказала, что он верен короне. Значит, сейчас Серкай действует только из соображений блага принца. У меня эта мысль всколыхнула противоречивые чувства. С одной стороны, я была рада, что у Кей есть такой защитник, с другой, почему-то было обидно. Я посмотрела на альфара.
  - Серкай, ты ведь заботишься не о моем разбитом сердце? - прошептала я, но он услышал и резко повернулся.
  - Нэраи, пожалуйста, покиньте Кейрэна. Сами. Разорвите ваши отношения. Ему будет не так тяжело, если это все произойдет, когда его выберут, - страстно заговорил альфар.
  Вот опять этот призрачный выбор! Что же оно такое?
  - А почему он не может отказаться? Он же принц! - вдруг спросила я.
  Серкай печально рассмеялся и замолчал, так и не дав мне ответа. Это, что такая-то страшная тайна? Вот и на вечеринке Кей не захотела мне подробно ничего говорить. Почему мне кажется, что это так важно? Может заговорщикам опротивела эта старая традиция, и они хотят ее упразднить? Вот и пытаются скинуть правящую власть. Но, как я понимаю, большинству альфаров это тоже не в радость. Особенно мужчинам. Да и женщины... сразу вспомнилось, как увлеченно целовались те две альфарки на своем диване... тем вроде было в радость... а еще, явственно ощутила вкус губ Кей на своих губах... ужас! И о чем я только думаю!
  - Серкай, а радалеи никогда не становятся женами? - решила я все же развить свои мысли дальше.
  - Ну, почему же... - не отрываясь от вида из окна, сказал альфар. - Если альфарка-радалея захочет взять в мужья своего партнера и они будут совместимы - вполне женятся. Но такое бывает очень редко. И зачастую, это единственные примеры браков по любви.
  - То есть, если полюбили, но вы несовместимы - никогда не сможете пожениться? - подытожила, внутренне содрогнувшись.
  - Да.
  Я теперь по-новому посмотрела на него. Вот уверена, что он кого-то любит, но жениться обязан на другой. Да... не понять мне нравов альфаров. Хорошо, что у нас с Кей только наигранные чувства, а то предупреждение Серкая было бы очень своевременным.
  Больше мы не разговаривали. Но какое-то напряжение, постоянно стоявшее между нами, немного уменьшилось. Мы приехали в небольшой двухэтажный особняк с маленьким садом, раскинувшимся перед домом. Серкай неотступно следовал за мной и в холле попросил остановиться. Он позвал слуг и, перекинувшись с ними парой слов мне не слышных, повел меня наверх в выделенную комнату. Сам он занял комнату по-соседству, объяснив это тем, что пока его высочество не вернется, будет меня защищать.
  Я закрылась в комнате и осмотрелась. Большая кровать посередине, стены обшиты светлой тканью с набивным рисунком. У большого окна - письменный стол, а у дальней стены большой шкаф и туалетный столик из светлого полированного дерева. Все было очень уютным, но я остро ощущала себя здесь чужой. В этой чистоте и буйстве света, я была темной и грязной, как внешне так и внутренне. Обошла комнату по кругу, заглядывая в шкафчики и ящички. Через десять минут ко мне постучалась служанка и сообщила, что ужин накрыт и можно спускаться в столовую. Я поблагодарила.
  Ужинали мы вдвоем с Серкаем за большим полированным столом в полном молчании. Даже слуги нас не беспокоили, расставив все блюда, удалились. Я поглядывала на серьезного телохранителя и решала, как мне себя с ним вести. А потом улыбнулась, внезапно возникшей мысли, на что альфар подозрительно покосился.
  - Фарин Серкай, вы сегодня уже делали домашнее задание? - нарушила я молчание, когда оставалось для завершения ужина выпить чаю.
  - Задание? - удивленно вскинул он брови.
  - Да, да. Настаиваю придерживаться графика. Не знаю как вы, но я всегда выполняю задания вечером, - небрежно заметила я.
  - Неужели, поэтому вы так хорошо учитесь? - позволил себе легкую улыбку 'мой страж'.
  - Разве я хорошо учусь? Что вы, я просто все делаю вовремя. Давайте с вами сейчас сядем учиться. Вы же все равно обязаны 'глаз с меня не спускать', так хоть полезно проведем время. Делать все равно нечего... - протянула я с совершенно серьезным лицом.
  - И правда нечего... - согласился Серкай. - Хорошо.
  - У вас какие учебники с собой есть? - алчно спросила я.
  Увы, со мной было очень мало чего, поэтому я так и расстраивалась все это время. Задания не сделаешь, от плана отстанешь. А ведь на мне теперь еще и дополнительная работа висит по 'Составлению магических формул'
  Мы с альфаром сложили стопочкой свои учебники и стали перебирать. Так, что-то было одинаковое, а вот это мне вообще ни к чему - я этот предмет не изучаю, а вот это очень даже пригодится на сегодня.
  - Серкай, а почему у вас учебник по рунам сегодня с собой. Эта пара же завтра? - листая вожделенную книгу, поинтересовалась я.
  - Стыдно признать, но положил его по ошибке, вместо воздушной магии, - смутился он.
  - Какая, полезная ошибка вышла! Так, сейчас делаем руны! - безапелляционно заявила я и уселась на свое место.
  Альфар постоял немного, а потом придвинул стул и сел рядом со мной. Мы долго выполняли свои задачи, полностью уйдя в работу. Когда я закончила и с радостным вздохом откинулась на спинку стула, заметила, что Серкай сидит над своей тетрадью и хмурится. Левой рукой он крутил кончик своего длинного рыжеватого хвоста, собранного низко на затылке красной лентой. Я заглянула в его записи и сразу же поняла, где он не может найти ошибку.
  - Давай покажу, - решила помочь я. - Этот контур у тебя замкнут на руне 'Плодовитость', но в то же время, ты замыкаешь параллельный контур на 'Льде'. Это неприемлемо! Объясни мне почему? - потребовала я.
  - Хм... мне же нужен рунескрипт на повышение плодородия почвы... - начал рассуждать альфар, - а 'Лед'...
  - Правильное направление. Что дает 'Лед'?
  - Сковывает, предотвращает движение... ну конечно, спасибо! - Серкай усиленно стал перечерчивать рунескрипт. - Как я так мог! 'Дар' - что может быть лучше?
  Разошлись мы по комнатам довольно поздно, но все возможное выполнили. Когда я залезла под теплое одеяло и расслабилась, поняла, что все время меня не отпускала тревога. Тревога за Кей. И когда только я успела так к ней привязаться? Мне ведь нельзя! Нельзя испытывать чувства! Нельзя мечтать... ведь все это подрывает силы. А силы мне сейчас нужны, как никогда.
  
  Проснулась я рано, но удивительно выспавшись. Позавтракав с Серкаем, отправились в академию. Уже по дороге не молчали, но разговоры ограничивались учебой. Но тем лучше. Хватит откровенностей.
  За этот день от Кейрэн никаких известий не было, и я стала немного нервничать, что не укрылось от внимания 'моего стража', сопровождавшего от аудитории до аудитории под возмущенные взгляды учащихся. Ну, да, девушки были очень злы на меня. Сначала слухи о моих отношениях с первым красавцем принцем, теперь за мной неотступно ходит еще один альфар. Но я не обращала ни на что внимания. И лишь была немного рада, что Серкай ни о чем меня не спрашивает. А еще, его присутствие не дало возможности мне увидеться с 'братом', доставившее мне непередаваемое удовольствие.
  Вернулись в особняк Кейрэн без приключений. Я еще в академии взяла в библиотеке нужные на сегодня книги, и после ужина мы с альфаром вновь сели за задания. Один из вопросов у нас вызвал оживленный спор, так что мы не сразу заметили, что в столовой больше не вдвоем. А когда заметили сидящего у камина в кресле мужчину, резко вскочили со своих мест, а Серкай отпихнул меня себе за спину.
  - Кто вы такой? И как попали сюда? - строго спросил телохранитель, а вокруг запястья его уже мерцало рыжеватое сияние.
  - Какой наблюдательный охранник! - поцокал языком мужчина. - Я тут уже минут пять. Мог давно вас убить, - легко махнул кистью он.
  А я не могла оторвать взгляда от этого человека. Это же был Тер - незнакомец из парка. Ужас сжал мои легкие, мешая сделать следующий вдох.
  - На доме идеальная защита! - попробовал оправдаться Серкай.
  - Мальчик мой, идеальной защиты не существует, - растянул губы в улыбке Тер, а потом перевел свои светло-фиолетовые глаза на меня. - Девочка, рад тебя видеть. А где принц?
  У меня закружилась голова... ему нужна Кей! Или он пришел все же за мной?
  - Мы не знаем, - холодным голосом сказала я. Надо же, совершенно не дрогнул. Я молодец!
  Мужчина склонил набок голову, так что его длинная черная челка полностью закрыла один глаз вместе с половиной лица, и озорно посмотрел на меня. От этого взгляда у меня побежали мурашки по спине, и захотелось срочно разгладить все складки.
  - Девочка, какая же ты забавная! Может все же пойдешь со мной? - улыбаясь, спросил он.
  - Почему вы постоянно куда-то хотите меня увести? - поднялся во мне гнев.
  Он рассмеялся и плавным движением быстро поднялся из кресла. На нем был черный фрак с белой рубашкой, которые подчеркивали его стройную подтянутую фигуру. Его плечи были шире, чем у Серкая, да и рост выше, поэтому когда Тер приблизился к нам, я вся сжалась, не веря, что молодой альфар сможет защитить нас.
  Запястье мое резко обхватили чужие пальцы - мужчина схватил меня за руку, мимоходом отпихнув попытавшегося его остановить Серкая в сторону.
  - Огонек, ты очень милый мальчик, но не мешайся у меня под ногами, а то могу и затушить! - бросил через плечо Тер альфару и вплотную приблизился ко мне.
  Я ему и до плеча не доставала, но не могла оторвать полного ужаса взгляда от его насмехающихся глаз. Один уголок его губ медленно пополз вверх, превращаясь в довольную полуулыбку. Так же не отрываясь от моих глаз он больно нажал большим пальцем на мое запястье, как раз в том месте, где Кей оставила свой чип. Руку пронзило болью, а белые символы ярко вспыхнули.
  В ту же секунду чуть в отдалении от обеденного стола замерцала фигура и резко проявилась. Кейрэн, а это была именно она, стояла, склонившись над чем-то и опершись на стол, видимо, изучала документы. Как Тер ее сюда телепортировал? Но вот, что смешно: он перенес только ее, без стола, на который альфарка опиралась. В момент появления в столовой, Кей резко пошатнулась и чуть не упала носом в пол.
  - Что за? - растерянно огляделась она, выровнявшись. Да... не будь у нее такой хорошей реакции, точно нос бы себе разбила, отрешенно подумала я.
  А Тер ухмыляясь глядел на принцессу и все так же сжимал мое запястье. Кей поняла, где оказалась и с круглыми от изумления глазами замерла, неотрывно глядя на мужчину, с лица которого медленно сползала улыбка, уступая место недовольству.
  - Дядя? - хрипло выдавила из себя принцесса.
  
   Глава 10
  
  Дядя? Этого не может быть! Я была потрясена! Переводила расширенными глазами с Тера на Кей и обратно. Серкай, замерший у стены, весь побледнел - его начала бить крупная дрожь, но пошевелиться он боялся. Что происходит? Мужчина медленно отпустил мою руку и мягкими, упругими шагами направился к альфарке, сверля ее яростным взглядом. Он встал, возвышаясь над Кей, и резко схватил ее за подбородок. Принцесса с ужасом, но непоколебимо, смотрела ему в глаза и лишь плотно сжимала губы. Тер склонил голову набок и обратился к Серкаю:
  - Огонек, оставь нас!
  Альфар поспешно, как по мне слишком поспешно, вылетел из столовой, плотно закрыв за собой дверь.
  - Ты, глупая маленькая девчонка! - сверкнув глазами прошипел Тер. - Необходимо было мне сразу сообщить! Ты хоть понимаешь, во что это может вылиться?
  - Теркай! У меня не было другого выхода! - едва смогла выдавить из себя Кей.
  Тер засмеялся, и от этого звука ноги меня перестали держать - я упала на стул, не в силах выдерживать нервное напряжение. Паника во мне все больше нарастала. Я не могла ничего понять. Как он может быть ее дядей? Он же даже не альфар! Хотя сходство конечно имелось... Его смех резко оборвался, и раздался звон пощечины.
  - Эти игры не по твоей весовой категории! - разъяренно прошипел мужчина, и от его захлестывающих эмоций фигура Тера резко запылала фиолетовый огнем, не причиняющим никакого вреда его одежде и коже. Потом также внезапно огонь пропал, а Тер отвернулся от прижимающей ладонь к щеке альфарки и с мечтательной улыбкой произнес: - Хотя, впрочем, играйтесь детки. Это только добавит пикантности. Не правда ли, дорогая? - опять обратился он к невидимому собеседнику.
  Тер шел и качал головой чему-то улыбаясь. Поравнявшись со мной, он оглянулся на так и продолжавшую стоять Кей и сказал ей весело:
  - Учти, все намного серьезнее. Ты же знаешь, не будет тебя - не будет альфаров... Ее держи постоянно при себе! Увижу без тебя, заберу! - кивнул на меня. - а я... Опротивела эта работа! Как же я хочу на отдых! Море, солнце и тишина... да, дорогая? - взглянул он в потолок. Потом пронзительно глянул на меня без тени улыбки и сказал: - Не затягивай с этим! - и исчез в открывшемся телепорте.
  Мы с Кей остались вдвоем. Как только присутствие ее дяди исчезло из комнаты, она обессилено опустилась на пол, на том же месте где и стояла. Она трясущейся рукой убрала волосы с лица и посмотрела на меня.
  - Как он это сделал? - спросила Кей.
  - Он схватил за чип и... я не знаю... - растерянно ответила я.
  - Ясно... проследил меня по вложенным данным, - с горечью сказала она. - О, духи, неужели все настолько серьезно! - глядя на свои руки, прошептала Кей. - Если уж он выполз из своего обожаемого храма... Раи... что он имел ввиду про тебя?
  Как Кейрэн сейчас была не похожа на себя. Плечи опустились, в прекрасных глазах, устремленных сейчас на меня, была такая печаль, что я сглотнула образовавшийся в горле колючий комок бессилия.
  Я подошла к альфарке и села напротив нее прямо на пол, подогнув под себя юбку. Взяла ее за руки и сжала. Ведь уже столько раз она приходила мне на помощь, не отходила от меня, когда мне было плохо, теперь мой черед поддержать ее. Но что я могла?
  - Кей, я не знаю. Мы с ним встретились позавчера в парке. Он хотел что-то со мной сделать, крестик раскалился, а еще звал с ним уйти. Я правда, ничего не понимаю. Неужели Теркай может меня забрать?
  - Да, может, - печально усмехнулась она и стала перебирать мои пальцы, как тогда на вечеринке. Возможно, ей от этого становилось спокойнее? Я не знаю, но забирать руку не стала, к тому же... было приятно.
  - Кто он? И как может быть твоим дядей, он же не альфар? - мягко спросила я, чтобы увести ее мысли в сторону.
  - О, он альфар, самый настоящий и один из первых... дядей мы его зовем по традиции... всей королевской семье он дядя... Теру более четырех тысяч лет, - посмотрела на меня Кей и улыбнулась, а потом начала рассказывать: - Как ты знаешь, во время 'перерождения земли', как это сейчас называют, в действительности же это были глобальные катаклизмы земной поверхности - тектонические плиты резко пришли в движение, буквально за десять лет земля изменилась до неузнаваемости. Но еще на протяжении более пятисот лет бурно извергались вулканы и образовывались спонтанно горы. Тогда и родилась раса альфаров. Люди, знавшие и верившие в приближение конца привычного мира, использовали все свои знания, чтобы спастись - так были построены небесные корабли. Но через двести лет взирания с высоты на творящийся ад на земле, наши предки столкнулись с новыми проблемами. Населения было мало и продовольствием вполне могли обеспечить искусственные сады и фермы, но людей с каждым годом становилось все меньше. Когда правительство обратило на это внимание, мой народ уже находился на грани бесплодия. Стали проводиться эксперименты магические и генетические, основными разработчиками новой теории выступали Теркай со своей женой, Мейрэн. Тогда они и нашли способ спасти наших предков, создав расу альфаров такими, какие они являются по сей день. Храм - изобретение Теркая и сейчас обеспечивает наше будущее. Дядя Тер стал верховным жрецом, только он решает про совместимость королевской семьи. А королевский род является ниточкой к храму. Теркай и Мейрэн провели множество опытов по стабилизации храма, но успешным он оказался лишь с племянником Теркая - моим далеким предком. Поэтому, да, он мой 'дядя'.
  Если бы мои волосы могли шевелиться и вставать дыбом, они бы это непременно сделали. И такую историю изучают альфары? Мы же, люди, все те события знаем по-другому. Когда мир стал разваливаться, некоторые люди выжили и долго приспосабливались. Тогда было 'Царство Ада', когда под ногами могла внезапно разверзнуться пропасть с брызжущей оттуда лавой. Сплошное беззаконие и животные инстинкты владели человечеством. А потом, когда все кончилось, люди стали пытаться наладить быт, построить общество. Но за те столетия 'перерождения земли', люди сильно деградировали. Тогда с небес спустились альфары и принесли нам свет знаний в обмен на ресурсы. Они наши покровители и благодетели, но в тоже время, альфары не вмешивались в дела земные, полностью предоставив человеческим странам развиваться. И всего четыреста лет назад был создан Альянс.
   Так учили мы... а выходит, что альфары тоже были людьми, только они нас бросили. Что-то странное зарождалось в моей душе, неприятное и темное. Но я быстро это подавила. Это дела давние! Не стоит мне из-за этого злиться.
  - Так значит у тебя еще и тетя есть? - улыбнулась я. Что-то мне не представлялась женщина, способная выдержать нрав Теркая.
  - Есть, сестра отца, - кивнула Кей, но потом поняла куда я клонила, и печально покачала головой. - Ее нет. С момента применения храма. Ты заметила, что он иногда странно себя ведет... мне кажется он так с Мей общается... за четыре тысячи лет от одиночества можно и обезуметь. И живет он только своими исследованиями. А тут такое сказал... - она судорожно втянула воздух и поднялась. - Все, хватит историй на сегодня. И так я много сболтнула лишнего, а ты ведь не вхожа ни в одну семью альфаров. Пошли!
  Она помогла мне подняться с полу и мы вышли из столовой. В холле никого не было и казалось, что особняк пуст, но тишину прорезал властный окрик Кейрэн.
  - Серкай!
  Альфар явился сразу же, из боковой двери выскочил, запыхавшись. Вытянулся перед Кей и проведя по нам расширенными глазами, чуть успокоился, увидев, что Тера с нами нет. Я заподозрила, что имя Теркая знают все альфары, поэтому Серкай так быстро и ретировался.
  - Собирайся, ты пойдешь с нами на Харталлин. У меня остались неоконченные дела. Будешь охранять Нэраи, - отдавала распоряжения принцесса. Теперь от той растерявшейся, удрученной альфарки не осталось и следа. Сейчас Кей была вновь собранной, властной и знающей, что она делает. Мне она такой очень нравилась.
  - Но, мой принц... - замялся Серкай. - Я не могу надолго оставлять Серу... сами понимаете.
  - Нас не будет не более двух дней. Ничего с ней не случится, но ты пошли весточку, пусть подготовится. Хм... - вдруг задумчиво окинула она альфара взглядом. - Тебе лучше переехать ко мне. Да! Будешь официальным телохранителей Нэраи.
  - Но как же...
  - Серу тоже здесь разместим, места много. Предстоит много работы, она может помочь, - отрезала Кей и стала подниматься по лестнице, ведя меня за руку следом.
  Я еле поспевала за широкими шагами Кей, которая привела меня в свою комнату. Я там еще не была, да и не знала где она. Мне ведь показали только мою комнату и общие. И тут я вспомнила, что вчера весь день меня грызло. Как-то за этими всеми происшествиями и обрушившимися знаниями, я все позабыла. И вот когда Кейрэн подошла к своему письменному столу и стала там что-то перебирать и раскладывать на две стопки, а сделала два шага к ней и собравшись с силами заговорила:
  - Кей, я должна тебе сказать... - но она перебила меня.
  - Раи, не сейчас.
  - Это очень важно. Я подслушала разговор... о тебе, - выдохнула я. Как же страшно было это говорить. Во мне все сжималось и противилось раскрывать свои тайны. Но это было чересчур важно.
  - Да? - Кей резко повернулась ко мне и вплотную приблизилась. - Что такое?
  - Я была у Жоршена, - глаза цвета молочного шоколада недовольно сузились, но я не могла отвести от них взгляда, хоть очень и хотелось. Тогда быстро заговорила, чтобы не передумать. - Он сказал мне подождать, потому что к нему важный гость должен был прийти. Но я не смогла... я подслушала. Он говорил с Айзрэн с вечеринки, - брови Кей удивленно поднялись, а в глазах больше не было осуждения. - Да, и они говорили про покушения на тебя, почему те не удались. А потом Жорш сказал, что устранение принцессы полностью забота Айзрэн. Но та просила у 'брата' помощи и он... ну он в итоге согласился, - смутившись, от невольного воспоминания, как она его уговаривала, закончила рассказывать я.
  - О, представляю. Еще бы он не согласился, - усмехнулась альфарка и взяла меня за руку. - Почему ты мне раньше это не сказала?
  - Так, времени не было, - обиделась я. - Когда хотела сказать, ты мне про 'игры' говорить начала... а потом пропала.
  - Ты переживала? - заглянула мне в глаза Кей.
  - А вдруг это была ловушка, - поежилась я, - а ты не дала о себе знать...
  Но договорить я не успела. Я оказалась притянута к Кей за талию, рука альфарки крепко меня держала, а губы украли готовые сорваться слова, запечатывая их поцелуем. Вторую руку Кей я почувствовала скользящей по моей шее. От этого движения огонь разгорелся у меня в груди. Губы Кей ласкали мои, даря странные чувства. И впервые мне не пришло в голову стать куклой. Но вдруг все прошло, а альфарка серьезно посмотрела на меня, все так же крепко прижимая к себе.
  - Чем занимается Жоршен, что может оказать Айзрэн помощь?
  Этого вопроса я и боялась. Но как я могу не ответить на него Кей? Ведь тогда ее жизнь может оказаться в большой опасности, а с ней и судьба всех альфаров, как сказал Тер. Я выдохнула и собралась сказать:
  - Он сост... - дикая боль пронзила мой мозг, выжигая все мысли.
  Я схватилась за виски ладонями и повалилась на пол, не смогло помешать этому даже удерживание меня в объятиях Кейрэн. Мне казалось, что глаза вытекли из глазниц, так сильно я их зажмуривала, пытаясь справиться с этой пыткой. Только я перестала думать, что расскажу альфарке о работе Жорша, как боль стала отступать. Я смогла услышать встревоженные слова Кей, полные отчаяния:
  - Раи!... что с тобой? Раи...
  - Программа запрета... - смогла я разлепить губы и прохрипеть, чтобы снова окунуться в океан муки.
  Я почувствовала, как волосы рассыпались по спине, но ничего с этим поделать не могла, полностью поглощенная этой болью. По моей голове нежно и уверенно скользнули тонкие пальцы Кей.
  - Сейчас, потерпи... я найду... пытайся сказать... я знаю, что больно, но по-другому никак, - говорила альфарка, прощупывая пальцами мою голову. От ее прикосновений боль немного притуплялась, чтобы вновь вернуться с удвоенной силой, когда я пыталась рассказать про 'брата'. - Вот, ухватила край. Молодец, осталось немного... Рай, ты молодец... потерпи...
  Я вдруг почувствовала за правым ухом леденящее занемение, на том месте остановились три пальца Кей. Мне стало казаться, что из головы выкручивают холодную винтовую иглу, но с каждым ее движением боль из головы отступала, сосредотачиваясь в этом небольшом участке, чтобы взорваться резкой вспышкой, выбившей из моих легких весь воздух. Тьма поглотила меня.
  Когда я поняла, что в этой темноте больше нет боли, я не поверила и жадно открыла глаза, опасаясь, что умерла. Но оказалось, что я лежала все так же на полу, а меня обхватывали сильные руки Кей. Ее пальцы скользили по моему лбу, убирая с лица волосы и это нехитрое движение мне принесло такое чувство покоя, которого я не испытывала с далекого детства, когда меня обнимала мама... мама... не думать! Нельзя, иначе расклеюсь!
  - Кей, ведомственный контроль... - прошептала я, вся сжимаясь и предчувствуя новую волну боли. Но ее не последовало.
  - Что? Не может быть! - ошарашено посмотрела на меня альфарка. - Это же тайная разведслужба Альянса, они считай все контролируют, готовят убийц... как может твой брат быть там?
  Я печально улыбнулась, глядя в полные тревоги красивые глаза.
  - Он заместитель главного.
  - О, духи! И он пообещал Айз помощь! - воскликнула Кей, но тут же взяла себя в руки и задумалась. - Те нападения на меня и Кея... вот почему они были такими удачными... ведомственный контроль! Кто бы мог подумать... - меня вдруг прижали к груди и прошептали на ухо, - спасибо тебе! Это все меняет!
  Она отстранилась и помогла мне встать. Голова еще немного кружилась, поэтому Кейрэн усадила меня на кресло, а сама быстро продолжила свои сборы. Мне же было брать нечего, и я отрешенно смотрела на обивку кресла, следя за витиеватым рисунком. И только сейчас до меня дошла поразившая до основания сознание, что больше нет во мне программы запрета, наложенной отчимом. Как Кей это сделала? Я с восемнадцати лет была задействована в махинациях тайной службы, выполняя некоторые не слишком приятные поручения. И вот теперь... воображение мое готово было разыграться, но я строго приказала ему замолкнуть и сосредоточилась на рисунке обивки кресла.
  Очнулась я от созерцания, когда альфарка позвала меня на выход. Мы спустились в холл, а там уже нас ждал Серкай. Кей положила на пол телепортер, и мы все вместе шагнули в мерцающее сияние.
  
  Мы оказались в очень светлом помещении. Большие почти во всю стену окна с легкими полупрозрачными занавесями занимали почти все пространство помещения по обе стороны от нас. Напротив находились огромные двустворчатые двери, до высокого метров пяти потолка. Кейрэн двинулась к этим дверям, а мы с Серкаем вслед за ней.
  - А почему здесь так светло? Уже ведь два часа как стемнело, - шепотом спросила я у альфара. Почему-то в этом коридоре мне было не по себе разговаривать в полный голос.
  - Харталлин находится в другом часовом поясе. Здесь сейчас немного за полдень.
  Я только сейчас в полной мере осознала, что очутилась в столице альфаров - легендарном летучем корабле-городе Харталлине. Как же мне захотелось подбежать к этим большим окнам и посмотреть наружу. Что там за ними? Какие красоты я могу увидеть с этой запредельной высоты? Я печально провожала каждое окно, не решаясь более говорить. Попросить об остановке, чтобы я могла полюбоваться видами и удовлетворить свое любопытство было для меня немыслимым. Дела прежде всего! К тому же, кто я такая, чтобы о чем-то просить...
  Створки неслышно распахнулись перед нами, и я увидела огромный зал размером с городскую площадь, где чинно двигались немногочисленные альфары. В разные стороны от этой площади разбегалось множество лестниц. Я зачарованно скользила по причудливым переплетениям переходов все выше задирая голову, чтобы увидеть над собой прозрачный купол, сквозь хрусталь которого необычайно красиво преломлялись солнечные лучи, окрашивая внутренние галереи зала-дворца радужными бликами. Как это было красиво! У меня перехватило дыхание!
  Кей подошла к нарисованному на полу кругу и встала внутрь него, мы последовали ее примеру. Вдруг под нами пол задрожал, а контуры круга засветились желтым светом. Мы мгновенно оказались на одной из галерей зала, почти под самым куполом, в таком же круге. С обеих сторон от нас выросли четверо воинов в полном облачении. Их костюмы были дополнены металлическими наплечниками и поножами, голову защищал шлем с носовой перегородкой и нащечниками, а в качестве плюмажа выступали собственные волосы стражей. В руках они сжимали алебарды, и при виде Кейрэн склонили головы. Она махнула им рукой, велев следовать за ней, и мы прошествовали по коридору к небольшим дверям, у которых тоже находилась охрана. Перед принцессой двери раскрылись, и мы еще долго блуждали разными переходами, опять куда-то переносились, и снова шли, пока не попали в большой кабинет, видимо принадлежавший Кей. Двое охранников остались снаружи, двое замерли внутри кабинета по обе стороны от дверей.
  Кей сразу же села в большое резное кресло с мягкими подлокотниками и взяла в руки документ, быстро пробегая его содержимое глазами. Мы с Серкаем встали у стола, ожидая дальнейших распоряжений. Точнее их ожидал альфар, а я просто разглядывала обстановку. Вполне обычный кабинет, каких много: книжные шкафы, большой глобус, разные карты; только оформлено с роскошью и в светлых, солнечных тонах. Я вообще заметила, что альфары любят все светлое. Слева от кресла Кей была стеклянная дверь, выводящая на небольшой балкон. И мне вдруг безумно, до дрожи захотелось на этот балкон. Никогда раньше я ничего не желала так отчаянно. Мне казалось, что эти чувства давно во мне похоронены.
  - Серкай, подойди, - оторвал меня от мыслей голос Кей. - Пока Нэраи со мной выполни поручение. Нагнись.
  Серкай склонился над принцессой, а она приставила к его лбу большой палец, из-под которого вспыхнул белый огонек, как тогда в библиотеке.
  - Все понял? - альфар согласно кивнул, и Кей его отпустила. - Выполняй.
  Когда за Серкаем закрылись двери, Кейрэн еще немного полистала записи, а потом встала и подошла ко мне. Я в это время неотрывно смотрела на кусочек неба, видимый в стеклянную дверь.
  - Пойдем, я покажу тебе город, - раздались рядом тихие слова.
  Я боялась, что мне это послышалось, но Кей уже открыла дверь и ждала пока я пройду первой на балкон. Неужели? Неужели... я стремительно, большими шагами миновала разделяющее меня от простора за дверью расстояние, и оказалась на маленькой площадке, огороженной витыми перилами. Я встала у перил и вцепилась в них пальцами, боясь, как бы все это не оказалось сном.
  Почувствовала, как сзади подходит альфарка. Была уверена, что она обнимет меня сзади, но Кей немного замешкавшись, будто решаясь, оперлась на перила рядом со мной, так же рассматривая окрестности.
  - Мы сейчас во дворцовом комплексе. Видишь, там внизу круглое большое здание с прозрачным куполом - это Министерство. Там находятся все основные структуры нашего общества. Мы там проходили, огромный зал с сотнями лестниц. А вокруг Министерства уже располагается собственно город с жилыми домами и рабочими постройками, - объясняла мне Кей, показывая на расстилающийся город среди облаков. Как жаль, что сегодня так облачно! - По обе стороны от центра города парят оборонительные форты. Видишь те голубые огни в середине - это источник питания, позволяющий им находиться в воздухе.
  Я немного удивилась, рассматривая эти странные корабли. Они были как закругленные кресты, в центре которых сиял голубой свет. Зачем альфарам оборонительные корабли? Разве на них кто-то может напасть? Хотя... вон какой заговор вокруг Кей... возможно и ранее нечто подобное было.
  - Эти подвесные дороги-переходы связывают центр с уединенными поместьями Главных Родов - знати альфаров. Возле каждого поместья, да и в центре Харталлина много платформ для небольших челноков, которые курсируют между столицей и меньшими городами-кораблями. Да и по самому городу, не пользуясь телепортерами, без малых челноков передвигаться крайне затруднительно. А видишь, вон тот, уединенный отделенный круг с необычным сияющем фиолетом зданием, к которому ведет длинная узкая дорога. Это и есть храм. Раи... - она посмотрела на меня и печально улыбнулась. - Я знаю, что тебе хотелось бы посмотреть город. Но сейчас это невозможно. Мне срочно нужно решить вчерашний вопрос, а я не имею ни малейшего понятия, что делать, - вздохнула она, и, повернувшись к чудесному виду спиной, облокотилась на перила локтями.
  Вся ее поза выражала крайнюю усталость, а устремленный на стену дворца взор, блуждал казалось бесцельно. Я невольно залюбовалась ею. Ветер немного развивал собранные в неизменный высокий хвост волосы, светкающие золотом в лучах солнца. Кей была необычайно красива. И не только внешне. Ее красота дополнялась внутренней силой и выдержкой, запечатлевшими в фигуре и лице альфарки гордое превосходство.
  - А что тогда случилось? - решила спросить я.
  - Покои принцессы разнесли в щепки, - горько усмехнулась Кей. - Думаю, искали зацепку, где ее искать. Но вот в свете твоих сведений, многое мне теперь стало понятным.
  - Ты думаешь она...
  - Да. Только теперь вопрос самый неприятный из всех. Кто из моих стражей поддался ее чарам и впустил в покои. Были найдены следы... хм... бурных 'игр'. Так же в эфире остались отголоски открываемого портала, - задумчиво стала рассказывать мне альфарка, видимо сейчас сразу же и обдумывая новые возможные варианты. - Только как мне его вычислить? Это очень серьезно. Нельзя такого человека допускать в окружении принца.
  - А проверить на лояльность, как с Серкаем ты не можешь? - попыталась помочь я.
  - Это что же? Целоваться со всеми двухстами охранниками, несшими в ту ночь дежурство? - ужаснулась принцесса, а потом рассмеялась. - Нет, если бы сработало, мне бы, конечно, пришлось так поступить. Но они должны прежде дать разрешение на проверку.
  - А ментальное считывание?
  - Нет, альфары устойчивы к этому воздействию, поэтому и была разработана 'проверка' для королевского рода. Читать можно только людей.
  Я даже немного обиделась за людей. Вот так, нас нагло берут и читают, а сами альфары устойчивы. И где справедливость? Мы немного постояли молча, каждая думая о своем. Мне очень захотелось чем-то помочь Кей, ведь тогда мы быстрее вернемся... хотя куда я вернусь? Домой? Нет, меня забрали в дом Кейрэн, а туда возвращаться... не знаю, хотела ли я. Мысль забрезжила у меня на границе восприятия, и я стала ее потихоньку раскручивать, как делала это всегда, когда изобретала новый амулет или рунескрипт. А что? Это возможно и выход.
  - Кей, я знаю, как тебе найти этого охранника, - с радостной уверенностью выдала я ей. - Только нужно будет раздобыть что-то принадлежащее Айзрэн, лучше всего волос, но можно ноготь.
  В красивых шоколадных глазах зажегся свет азартного предвкушения, а я про себя удивилась, что принцесса даже не усомнилась во мне. Это было ужасно приятно!
  
   Глава 11
  
  Я стояла перед гардеробом и смотрела на разнообразные наряды. Все было такое непривычное для меня, а надо было выбрать ночную рубашку. Я зевнула... здесь только стемнело, но в нашем времени уже намного после полуночи. Глаза мои уже очень давно слипались. Сказались переживания и новые впечатления. А еще последние часа три я безостановочно работала над созданием поискового заклятия. Кей разместила меня за столом своего секретаря, стоявший в углу ее кабинета, чтобы я все время была у нее на виду. Я блаженно вздохнула, вспоминая упоение новой задачей. Как я любила это! Так увлеклась тогда, что совершенно не замечала, альфаров прибывающих к принцессе для решения разнообразных проблем, только отмечала их краем сознания.
  А какая замечательная возможность выдалась. Мне же как раз профессор дал дополнительное задание по построению магических формул. Вот и возможность его сделать, причем сразу же и проверить на практике. Всю основную составляющую я разработала, осталось только раздобыть волос Айзрэн. Но этим займется Кей, на завтра она обещала все сделать. Как? Мне все равно.
  Выбрала себе самую простую белую рубашку до пят и с длинными широкими рукавами. Альфарка сказала, что ночевать я сегодня буду в ее апартаментах, во избежание, как говорится... но мне от этого было еще неуютнее. Спать с ней в одной, хоть и очень широкой кровати было странно.
  Я переоделась и распустила волосы. Расчесала их и заплела в косу, которую обернула вокруг головы. Вышла из гардеробной, которая по размеру была не меньше моей спальни в квартирке, и окинула взглядом большую кровать под балдахином. Кейрэн в комнате не было, но я слышала ее голос из прилегающей гостиной, там она с кем-то опять обсуждала дела. Да, всегда она занята... стало немного грустно. Я забралась под легкое, но теплое одеяло и с наслаждением уткнулась носом в подушку. Как хорошо! Я и не подозревала, что так устала...
  Проснулась оттого, что в комнате раздались тихие шаги. Подумала, что Кей идет спать и повернулась посмотреть на ее сторону кровати. Альфарка лежала на спине и спала, правда озабоченная складка между бровей у нее и во время сна сохранялась. И тут меня пробрал мороз, если Кей спит, то кто ходит за опущенным балдахином? Я боялась пошевелиться, но в тоже время, осознавала, что нужно срочно разбудить принцессу. Я схватила ее за руку, лежавшую поверх одеяла, не в силах вымолвить и слова. Почему в такие моменты на меня наваливается бессилие? Кейрэн тут же открыла ясные глаза, будто и не спала всего секунду назад. Вопросительно посмотрела на меня, и увидев мой обеспокоенный взгляд, прислушалась. Вокруг ее второй руки засветилось белое пламя.
  В этот момент полог откинулся, и на нас уставились смеющиеся ехидные глаза.
  - А я так надеялся, что вы не теряете время даром, - притворно вздохнул Тер.
  - Дядя! - возмутилась Кей. - Разве так можно?
  Он рассмеялся, но резко оборвав веселье, серьезно окинул меня своими светло-фиолетовыми глазами. Казалось, он видит каждую мою клеточку, знает даже то, чего я сама о себе не знаю. И от этого становилось жутко.
  - Девочка, вставай, пойдешь сейчас со мной!
  - Никуда она не пойдет! - подскочила Кей.
  - К вашему отбытию я ее верну, - не посмотрев даже на принцессу, все так же разглядывал меня Тер. - Со мной ей безопаснее.
  - Но как же мое заклинание? - смогла возразить я. Идти куда-то на ночь глядя с этим мужчиной совершенно не хотелось.
  - А что, хорошее заклинание? - воодушевился он. - Тогда покажешь. Завтра, я решу. Вставай!
  Я умоляюще посмотрела на Кей, но она лишь зло глядела на дядю и сжимала бессильно зубы. Она ему противоречить не может. Что же со мной будет? Выбралась из-под одеяла и хотела пойти одеться, но Тер перехватил мое запястье и декорации разом сменились. Мы стояли в пустом темном помещении. Меня пробрал холод, все же оказаться на каменном полу босиком и в одной ночной рубашке - это слишком.
  - А нельзя было мне одеться? - осуждающе заметила я.
  - Да, зачем эта одежда, пойдем, - он потянул меня за руку в темноту.
  
  Мы стояли перед большим резервуаром со светящейся фиолетовой жидкостью. Этот цилиндр тянулся от пола и до потолка метров на пять в высоту. От него тянулись многочисленные провода, уходящие в стены. Но мне было все равно, что это за приспособление, потому что я во все глаза смотрела находившееся внутри этой странной емкости. Обнаженная женщина посередине плавала, раскинув руки. Ее распущенные длинные волосы медленно колыхались вслед одиноким, изредка появляющимся пузырькам воздуха, которые поднимались от дна и уходили в потолок. Фиолетовое сияние жидкости полностью искажало цвета женщины, но при этом создавало какую-то нереальную красоту ее чертам.
  Противоречивые чувства овладели мною. Смятение, страх, восторг, жалость. Но больше всего я чувствовала неизгладимую печаль, которой было пронизано все в этом тайном помещении.
  Тер долго стоял рядом со мной, так же молча взирая на женщину, а потом подошел к резервуару и нежно положил на него руку. Поглаживая стекло округлой стенки, он повернулся ко мне. В темноте комнаты, только при мерцании жидкости, его фиолетовые глаза светились неземным огнем, заставив меня вздрогнуть.
  - Видишь, дорогая, какую хорошую девочку нашла наша малышка Кей. Я же тебе говорил, что за ней будущее альфаров... - ворковал он мягким, обволакивающим тоном хриплого голоса. - До сих пор не сломленная... девочка, что ты знаешь о своем Пламене?
  Этот вопрос, да и все сказанное им, поставили меня в тупик. Он хочет говорить о моей силе? И знает про мою жизнь? Неприятный холодок пробежал по спине, хоть в этой комнате и было тепло, даже пол с подогревом.
  - Знаю то, чему меня учила мама, - решила уйти от ответа я.
  - Хорошо, - он поднял глаза на плавающую женщину, и на лице его заиграла странная улыбка. - Тебе ведь Кей ничего не сказала? Нет, не сказала... иначе давно бы... но тем лучше, - он мгновенно оказался рядом со мной и навис, заглядывая в глаза. - Хочешь, я научу тебя?
  - Научите? - вырвалось у меня, завороженной его проникновенным взглядом.
  - Осознать и подчинить себе Пламя, - его дыхание обожгло мне щеку. - Оно ведь стребовало с тебя 'цену'?
  Я кивнула, а Тер ласково так, вроде совершенно искренне, улыбнулся и погладил меня по щеке. Я отдернулась, на что он весело рассмеялся и отошел, повернувшись ко мне спиной, воздел руки вверх, будто пытаясь обхватить резервуар.
  - Ты знаешь, как человечество обрело магию? - опустив руки, спросил он.
  - Она всегда была, - пожала я плечами.
  - Глупые людишки! - презрительно бросил Тер, не оборачиваясь ко мне. - Это мы так нелепо подарили им магию. Да, Мей? Только мы с тобой виноваты! - посмотрел он на женщину. - Тогда, после апокалипсиса, мы обнаружили в себе эти изменения, названные Пламенами и различавшимися по цвету, и долго изучали сие явление. Когда встал вопрос о нашем выживании, мы сначала пытались соединиться с людьми. Выискивали их на поверхности бушующей планеты и забирали к себе на корабли. Из этих опытов ничего дельного не вышло. Да, Мэй? Только рождались люди, но с магическим даром. Наверное, было непростительно с моей стороны пойти на уступку и оставить их в живых. Мей, всегда была добра, - усмехнулся Тер и повернулся ко мне. Его лицо было сейчас жестким, а в глазах ушла вся былая непредсказуемость, оставив место только бесчисленным прожитым годам.
  - Как это рождались люди? - шепотом спросила я.
  - О, оказалось, что мы за те двести лет, стали радикально отличаться друг от друга. Люди совершенно были непригодны для житья на наших кораблях. Они умирали от радиации и автолизиса клеток самое большее на тридцатом году жизни. Генетическим модификациям их гены тоже поддавались с трудом, но достигнуть необходимого мы так и не смогли. От людей у альфаров рождались только люди. Ваши гены оказались доминантными, и никак этого было не изменить. Чтобы наши новые дети не гибли в страшных муках на кораблях, их пришлось вернуть на землю, - медленно подходя ко мне, говорил Тер. - С магией им удалось успешно противостоять аду на земле. А мы искали другой способ выжить, и нашли, но это другая история.
  - Почему же альфары тогда не спустились на землю?
  - Мы уже тогда были горды и кичились своими преимуществами. Кто же захочет отказаться от замков в небесах, долголетия, красоты и магических преимуществ, - фыркнул он. - Но некоторые последовали за своими любимыми и детьми на землю. Как оказалось зря. Альфары тоже больше не могли жить на поверхности. Магнитное поле и притяжение, усиливающиеся на земле, вызывали разрушительные действия в организмах. Атрофировались мышцы и становились очень хрупкими кости. Не проходило и десяти лет, как альфар живущий на земле неизбежно погибал. Поэтому в нынешнее время альфарам запрещено без возвращения на корабль пребывать на земле больше года.
  - Зачем же тогда вы спустились к нам? - наблюдала я за плавными неторопливыми движениями Теркая.
  - А почему вы так мечтаете о небе? Запретный плод так желаем! Увидеть воочию леса, моря и реки, а не сверху в просветах меж облаками. Ощутить песок под босыми ступнями, когда волна накатывает на твои щиколотки, даря ощущение бесконечного счастья... - мечтательно произнес он. - Уже потом была погоня за ресурсами, и упоение безграничной властью над людьми.
  Я околдованная его странным голосом закрыла глаза, слушая и не слыша, думая и не осознавая. Открыла глаза и даже не удивилась, увидев нас среди фиолетового пламени в пространстве без верха и низа, было только Пламя, составляющее здесь единственную реальность. Тер стоял напротив меня, разведя руки в стороны и с удовольствием воспринимая как фиолетовые языки лижут его нагое тело. Я отрешенно заметила, что и сама пребывала без одежды. Но смущения совершенно не было. Даже более того... было полное ощущение правильности происходящего. Я смотрела на Теркая такого свободного и властно подчиняющего своей воле Пламя, что у меня пронеслась мысль - Безумный Бог. Бог-Создатель альфаров и магов. Он был идеален, прекрасен в своем безумном желании сохранить этот странный, созданный им мир. Его нагота не казалась мне пошлой или возмущающей, просто оголенное тело, оголенная душа. От этой мысли стало страшно и в тоже время забавно. Вдруг слишком сильный порыв Пламени всколыхнул его волосы, так тщательно постоянно закрывающие половину лица Тера, где уродливым пятном на виске и части щеки алел страшный шрам от ожога. Я судорожно втянула воздух, какую же боль испытал когда-то он. Но даже этот шрам не портил ореол совершенного Бога.
  - Почему вы мне все это говорите? - совладав со своими скачущими чувствами, спросила я.
  - Тебе необходимо это знать! Чтобы полностью осознать суть... - он подошел вплотную ко мне, так что я даже чувствовала тепло пламени, вольно гуляющего по его телу. - Ты научишься! Всему от меня. Времени осталось мало.
  - Хорошо, - я не могла не поверить его ярким, полным знания глазам.
  Он взял меня за руку и развернул ладонью кверху. Другой рукой зачерпнул фиолетовый огонь и поместил его на мою ладонь. Обжигающий огонь полыхал на моей коже, причиняя муку, но я стиснула зубы и молча посмотрела в глаза Теру. Он с улыбкой наблюдал за мной.
  - Вы люди не понимаете основного. То, что вы называете Истоком Пламени, ни что иное, как элементаль - воплощенный дух силы, наделенный скудным разумом. Он замозародился из нашей же силы и ею питается. Но элементали хитры и постоянно жаждут большего, поэтому и требуют 'цену' с людей. Вы не обязаны ее платить! Ибо сила их породила, и они живут отдавая ее обратно магам, в ответ получая воплощенное действо, которое и является их питанием. Что он стребовал с тебя?
  - Мама говорила, что в миг наибольшей радости потеряю самое ценное для меня, готовила легко расставаться с вещами и в особенности - людьми. Что защита Пламени - превыше всего, поэтому она... - договорить я не сумела, мало того что ком в горле встал от нахлынувших воспоминаний, так еще и боль в ладони оказалась нестерпимой. Рука моя дрожала, готовая в любой момент выронить пляшущий кусочек огня.
  Теркай нежно накрыл мою ладонь своей, и огонь перестал причинять боль. Я удивленно взглянула на него, а он улыбнулся и провел пальцем по моему носу.
  - Ты, знаешь, они тебе не врали. Это возможно. Но не с такими познаниями, как у тебя, - серьезно сказал Тер.
  Я вздрогнула. Нет! Не может быть! Мне нельзя заражаться этой надеждой, иначе я не вынесу... я вздохнула... я кукла! Он не будет мною манипулировать! Эта я не я настоящая!
  - Какая интересная у тебя защита! - уголком губ улыбнулся он и взял в руку мою вторую ладонь. - Так вот ты как от меня в парке укрылась... хороший способ. Сама придумала?
  - Так в парке амулет защитил, - опешила я, даже не подумав забрать у него свои руки. А мы-то были голые! Но почему тогда я не чувствую никакого дискомфорта? А ведь мужчина не применул бы воспользоваться...
  - Ха-ха, амулет... - рассмеялся Теркай. - Ты что же думаешь, я не могу обойти мной же сделанный амулет? Глупо! Нет, это ты мне противостояла! - его глаза оказались так близко, что я могла рассмотреть каждую крапинку, каждую черточку в светло-фиолетовой радужке. - Твоя дикая, пугливая сила, стояла тогда непреодолимой стеной перед этим хрупким сознанием, так искусно прячущимся столько лет. Ты должна поддержать Кейрэн!
  Я поняла. Никто мне не даст больших знаний о моей силе, чем Теркай. Но его помыслы были мне совершенно непонятны. А чего сомневаться? Я же решила вести свою игру!
  - Что вы имели ввиду в столовой Кей? - решила я для очистки совести спросить последнее.
  - Девочка, ты хочешь все и сразу, - облизнув губы, покачал головой Тер. - Давай начнем с магии...
  
  Это время слилось для меня в сплошное фиолетовое пятно. Пламя, везде пламя, и знания, и тренировки. И когда я в очередной раз открыла уставшие глаза, увидела темноту. Я обрадовалась ей, как давно забытому родственнику. Сил моих совершенно не оставалось, и сколько времени мы провели в том пространстве я не знала. Я встала с пола, на котором сидела и оглянулась в поисках учителя. Как-то за прошедшие часы я уже привыкла его так называть. Тер стоял у резервуара с женой, прижавшись к стеклу щекой и с закрытыми глазами что-то шептал.
  Мне стало стыдно, будто я подглядываю за чем-то сокровенным, неизмеримо личным. Что же случилось с его женой? Почему она в таком состоянии? Это было жутко...
  Я тихо подошла с другой стороны и стала рассматривать эту женщину. Она так была похожа на современных альфарок, и в то же время неуловимо отличалась от них. Более широкие скулы, низкий рост, не такая легкость телосложения. Но она была все равно очень красива.
  Теркай отстранился от стекла и посмотрел на женщину, серьезно чему-то кивнул и подошел ко мне.
  - Мей отдала себя, чтобы спасти альфаров, - с болью в голосе сказал он. Я что-то такое и подозревала.
  - Она тоже была носителем Фиолетового Пламени?
  - Да, одним из сильнейших, - Тер повернул мой подбородок, так чтобы я смотрела ему в глаза. В мерцающем фиолетовом свете из резервуара, он бы нереален, будто вылеплен из сизого тумана, переплетающегося с кромешной тьмой. Очертания его тела резкими линиями выделялись в этом странном помещении. И только глаза оставались незыблемыми - двумя вратами в бесконечный космос, который мужчина успел мне приоткрыть за это короткое время. - Девочка моя, запомни! Мей и Кей любой ценой должны остаться!
  - Почему ты мне это говоришь? А если эти сведения получат ваши враги? Ты же знаешь... - все более погружаясь в бесконечность его взгляда, спросила я.
  Теркай рассмеялся и погладил меня по щеке.
  - Не думаешь же ты, что я не подстраховался? Глупенькая моя девочка, -хитро улыбнулся Тер, а потом отвернулся от меня и, потянув за руку, стал выводить сквозь вечный мрак комнаты. - Была река и в ней лежали два камня. Один камень говорит другому: 'Фу, ты весь мокрый!' А второй отвечает: 'Зато я сижу глубже!' Девочка, не ищи смысла там, где его нет, - весело бросил он мне через плечо.
  Я даже не удивилась странной реплике учителя. За те часы, что мы провели вместе, я немного привыкла к неожиданным поворотам направления его мыслей. Но также я поняла, что ничего он не говорит просто так, не обдумав и не получив с этого своей выгоды. Страшный 'Бог', но восхитительный.
  Мы вышли в ярко освещенное помещение с холодным каменным полом. Стрельчатые окна были расположены на большой высоте около трех метров, но света из них было предостаточно. Я начала замерзать, поэтому теплота ладони Тера стала для меня неожиданным открытием На середине зала учитель замер, и нас охватило мерцание портала. Перед глазами вновь появилась комната, из которой меня ночью забрал Теркай.
  - Ну, что ж, девочка! До скорой встречи! - и он исчез.
  Вот так будто ничего и не было. С чувством некоторого сожаления я пошла одеваться, все же ночная рубашка совершенно неподходящий наряд, да и не греет вовсе.
  Когда я расчесывалась уже одетая, с громким стуком распахнулись двери и влетела Кей. Она застыла, круглыми глазами глядя на меня, и, быстро подскочив, крепко обняла. Я опешила от такого, ведь ничего не случилось!
  - Раи... с тобой все в порядке? - отстранившись и заглядывая мне в глаза, спросила принцесса.
  - Да, конечно. А что... - но я не успела договорить, мои губы накрыли страстным поцелуем. Я выронила расческу, странная волна пробежала по моему позвоночнику. Что вообще происходит? Но было так приятно...
  - Я боялась, что он тебя уже не вернет... Раи... - прошептала Кей, оторвавшись от меня. Почему-то я сильно смутилась. - На Серкая утром было покушение, видимо, думали, что ты с ним. Дядя, скорее всего это знал... - поднялась она и посмотрела в окно. Я неверными пальцами подняла расческу и стала укладывать волосы.
  - Что с Серкаем? - деловито спросила я.
  - Сильно задето плечо, но ничего серьезного. Раи, я достала волос, - сухо сказала Кейрэн. И что опять с ней не так?
  - Хорошо, я тогда все приготовлю, а ты начинай действовать по плану.
  Мы друг другу кивнули и принялись за работу.
  
   Глава 12
  
  Я стояла перед закрытыми дверьми и прислушивалась к шуму за ними. Командир Бернрэн - начальник дворцовой охраны сейчас собирал всех своих людей для смотра принца. По официальной версии, Кейрэн должна была сказать речь перед охранниками по поводу того ночного происшествия. Я немного волновалась, ведь Кей положилась на меня, а вдруг ничего не выйдет. Мою руку, судорожно сжимающую маленький атласный мешочек черного цвета, накрыла узкая ладонь альфарки. От ее прикосновения я вздрогнула, но по телу разлилось тепло и уверенность в себе. Кей же не сомневается! И я не буду! Сейчас я не кукла! Злая ирония исказила мои губы в усмешке. Пока я могла позволить себе ее.
  Я глубоко вздохнула и высыпала сверкающий порошок из мешочка себе на ладонь так, чтобы ни одной крупинки не просыпалось. Прошептала слова заклинания и легонько дунула. Порошок взметнулся разноцветными искрами и превратился в невидимую для других переливающуюся бабочку. Она быстро замахала крылышками и стала биться о створки дверей. Я кивнула стоявшей рядом принцессе, что все удалось, и она широким жестом отворила двери.
  Я медленно следовала за чинно вышагивающей Кейрэн, держась по левую сторону и на два шага сзади. Мы заранее все обговорили, детали были продуманы и теперь оставалось лишь полагаться на успех моего заклинания. От вереницы красавцев-альфаров в парадной форме уже рябило в глазах, все они казались одинаковыми. Я краем уха слушала слова Кей, обращенные к охранникам, а сама думала о своем.
  - Я знаю, что вы все преданы королевскому роду. Вы лучшие воины Аватераона. Но как же тогда произошел этот возмутительный вандализм?
  'Да, да все правильно... поднять моральный дух... но вот почему у меня из головы не выходит странное поведение Кей. Ее поцелуй этот внезапный...' - я поджала губы, будто и сейчас ощущая на них вкус поцелуя принцессы. - 'Но ведь мы и раньше целовались... так почему же сейчас мне так тревожно? Потом ее резкая холодность. И как мне было неожиданно неприятно слышать про то, как она раздобыла волос Айзрэн. И ведь понимаю, что по другому нельзя было. Но как представлю, что Кей своими горящими прекрасными глазами игриво смотрит на эту... хм... альфарку, у меня что-то обрывается внутри. И Кейрэн ведь только двусмысленно разговаривала с Айзрэн и слегка заигрывала. А волос получила, проведя пальцами по ее шее. Но... сразу вспоминаю Айзрэн и Жоршена. Так противно. Не хочу, чтобы Кей еще когда-нибудь пришлось так делать', - я перевела взгляд с бесконечного ряда охранников на спину принцессы, и как ей удается всегда оставаться такой непоколебимой?
  Я уже совершенно не слушала что говорила Кей, исподтишка следя за полетом моей поисковой бабочки. Это заклинание я делала со всей страстью к науке, на которую была способна. Кроме волоса виновницы событий я еще сделала привязку к месту, побывав в той комнате. Там так ничего и не трогали. Я с одной стороны подивилась насколько нападающие были взбешены и уверены в своей неприкосновенности, что смогли разгромить в покоях принцессы все, что можно, а с другой - мне было очень интересно посмотреть на истинную комнату принцессы. Но я осталась разочарована, она как две капли воды походила на нынешние ее апартаменты, а как я знала, это были комнаты брата Кей. И вот как же мне хоть немного понять эту странную альфарку?
  А еще за эти два часа, что прошли с моего появления во дворце, я поняла, что мне не хватает Тера. За проведенную в учении ночь, я непозволительно сильно привыкла к нему. Его странные, наполненные звездным пространством глаза, постоянно всплывали в моем воображении. И меня это пугало.
  Бабочка сделала круг над одним из альфаров и уселась ему на серебристый наплечник, сложив сияющие крылышки, через миг она растаяла, оставив после себя только слабый аромат розовых лепестков. Хотя, может ощущать его могла лишь я одна.
  Запомнив воина, отмеченного моим заклинанием, девяносто третий - я пока шла, все время, не переставая, их считала, успокоилась окончательно и внимательно дослушала речь Кей. И вот когда за нами закрылись двери в кабинете, я сказала единственное: 'Девяносто три'.
  Она замерла, стоя ко мне спиной и глядя на доступное взору пространство за балконом. Но я видела насколько были напряжены плечи альфарки, и как неестественно ровно она держала спину. Фарин Бернрэн стоял рядом со мной, ожидая распоряжений и не вмешивался в принятие решений, принцесса ему рассказала про поисковое заклинание, потому как командир охраны был ею проверен одним из первых после убийства брата, и Кей ему всецело доверяла в этом вопросе.
  - Командир Бернрэн, кто там у вас девяносто третьим стоит Оринкай?
  - Да, мой принц. Это его служебный порядок вот уже семнадцать лет, - четко ответил начальник охраны.
  - Ясно, Оринкая изолировать без лишнего шума. Даже если он не был в курсе заговора и его просто использовали, то такой охранник тем более не нужен дворцу. Дознание не потребуется, поэтому сделайте все быстро, - сказав это, Кейрэн повернулась и посмотрела мне в глаза. На миг, всего лишь на миг, я увидела в них сожаление, но оно сразу же спряталось за холодной решимостью. - Раи, мы отбываем немедленно. Бернрэн, сообщите мне о выполнении.
  А за дверью кабинета уже нас ждал Серкай, бледный, но очень довольный. Левая рука его покоилась на перевязи, и я еще немного удивилась, почему его не вылечили целители, но спрашивать прямо сейчас посчитала неуместным. Увидев меня, альфар широко улыбнулся и пристроился идти за Кей рядом. Опять были бесконечные переходы и переносы в нарисованных на полу кругах. Мы оказались в Министерстве, у меня зародилось подозрение, что телепорты работают только из него. Но как же тогда Тер переносится куда захочет по Харталлину и не только? Тер... мурашки пробежали по моим рукам. Хотя учителю законы не писаны, он сам их устанавливает. А как тогда злоумышленники открыли портал в комнате принцессы? Надо будет этот момент уточнить.
  И вот она длинная галерея с огромными окнами, которую я первой увидела на Харталлине. Еще миг и мы покинули чудесный небесный город, который я так и не сумела посмотреть. Легкое чувство досады заполнило мое сердце, но я строго прогнала его оттуда.
  Холл особняка Кейрэн встретил нас тишиной и темнотой. Здесь уже было за полночь. А ведь я за эти двое суток почти не спала и ела только два раза, пришла запоздалая мысль. И как только я об этом подумала, глаза наполнились резью, и руки сами потянулись их нещадно тереть. Заметив мои муки, Кей, нахмурившись, перехватила мою руку и заглянула в уже порядком красные глаза. И что она там собирается в темноте увидеть? Я ее практически не вижу. Тут вспомнила, что у альфаров хорошее ночное зрение... мда... нигде от них не скрыться!
  - Всем спать! - приказала принцесса и за руку потащила меня наверх.
  Только почему она привела в свою комнату, а не мою? Но сил не было сопротивляться или что-либо спрашивать, и я, как была, в платье повалилась в постель и окунулась в беспамятство.
  
  Сон мой превратился в какую-то удушающую действительность. Я разлепила глаза и поняла, чем вызваны эти неприятные ощущения. Я же уснула в своем тесном платье! Пошевелила ступнями - туфлей не было, а еще одеялом меня укрыли. Наверное, Кей сделала, хорошо хоть додумалась расстегнуть мне ворот платья, а то точно бы задохнулась. Хотя, отчасти я ей благодарна, что она не стала меня раздевать, не могу я этого терпеть. Не хочу, чтобы кто-либо прикасался ко мне, после всего... я этого не вынесу.
  Повернула голову и увидела рядом на кровати лежащую альфарку. Было уже светло и я могла хорошо разглядеть точеный профиль Кей, светлую безупречную кожу, розоватые губы... на губах, мой взгляд замер, сразу вспомнился последний поцелуй... Быстро посмотрела на глаза альфарки - они были открыты. Кей лежала на спине, сложив руки под голову и задумчиво смотрела на потолок. Ее густые ресницы даже не дрожали, что можно было подумать о сне с открытыми глазами. Но сосредоточенный взгляд в одну точку давал понять, что альфарка не спит. Интересно о чем она сейчас так усиленно думает?
  - Думает она о многом и сразу, - тихо сказала Кей.
  Я вздрогнула от ее голоса. Но как она? Неужели слышит мои мысли?
  - Когда ты так громко думаешь, просто не могу не слышать, - усмехнулась альфарка и перевернулась на один бок, так что мы оказались лицом к лицу.
  - А как же амулет? - спросила, пытаясь в это время думать 'тише', благо опыта у меня было много.
  - Раи... ну мы же с тобой уже не раз целовались, - провела она пальцем по моим губам. - Наши энергии после уговора переплелись, а при поцелуях еще больше вросли друг в друга. И когда ты вот так 'громко' думаешь, я невольно все слышу, даже несмотря на крестик.
  Мне стало стыдно и неприятно, как представлю, что она могла успеть услышать, когда я так думала. Горечь опустилась на меня глухим покрывалом, стискивая все тело - теперь и при Кей я не могу думать все, что захочу. Но ни одна слезинка не прольется из глаз! Я кукла! Кукле все равно!
  - Раи, нет! - я вздрогнула, глаза Кейрэн сверкали яростью. - Ты не кукла! Не надо так со мной. Прошу... я никогда специально не полезу к тебе в голову, только если сама разрешишь услышать, - она нежно провела подушечками пальцев по моей щеке. - Расскажешь мне, что дядя от тебя хотел?
  - Он учил меня познать Пламя, - улыбнулась я. Прикосновения Кей дарили покой и уют, и больше не было тех тисков, которые испугали меня в первый момент. - Кей, ты ведь сейчас не правитель Аватераона? Почему тогда все дела на тебе?
  - Родители погибли полгода назад, - вздохнула альфарка и, отвернувшись от меня, снова легла на спину. - Кей уже встал на путь принятия власти, ему оставалось только пройти положенный год обучения на земле... и тут... - дыхание ее прервалось, губы сжались в тонкую полоску. - Я опоздала... сигнал от него пришел слишком слабый. Когда я вышла из портала... двое последних живых нападающих держали брата. Я встретилась с ним взглядом и все поняла - никогда в жизни я так сильно не опаздывала. А потом кровь брызнула из его рассеченного горла. Глаза же смотрели только на меня. Его чудесные глаза... последний взгляд в его жизни принадлежал только мне! Эти двое умирали долго и мучительно. Я должна была бы сожалеть об этом, но я не сожалею. Никакие сведения не смогли бы удовлетворить моей жажды мести, - альфарка приложила ладонь ко лбу, - Кей был единственным близким мне... Раи, как это тяжело! Сидеть, прижимать к себе его голову с бледным лицом и остекленевшими глазами, чувствовать, как сквозь твои пальцы течет его кровь, потому что жизнь ушла уже давно. Не иметь возможности даже оплакать, делать вид, что ничего не произошло! - голос Кей сорвался, -Я тогда думала только о мести... Тер прав! Я дура, малолетняя дура! Забыла о благе народа, а ведь все может быть ужасно... - устало прошептала она.
  - Кей, - я приподнялась и нависла над ней, заглядывая в глаза, - прошлого не воротишь! С твоим народом еще ничего не случилось... но я уверена, что у тебя хватит сил не допустить худшего. А я помогу... у нас ведь уговор, - улыбнулась я, дернув бровями.
  Она смотрела мне в глаза так пристально и в тоже время с затаенной болью. У меня мурашки побежали по телу. Неуловимое движение альфарки, и уже она нависала над лежащей мною. Золотые волосы Кей рассыпались сверкающим водопадом на одну сторону, а дыхание ее было так близко.
  - Скажи мне, Раи-йи... ты останешься со мной и после выполнения уговора? - легко коснувшись губами моих губ, спросила Кей.
  Что я могла ответить? Как могу сказать? Ведь что-либо загадывать наперед мне нельзя. Но шоколадные глаза были так близко, а нежные губы скользнули по моей шее, что мне захотелось поверить... поверить этой странной альфарке, перевернувшей всю мою жизнь. Поверить, что более не будет ни ежедневного страха и унижения... и еще... поверить словам Теркая, что ЭТО возможно.
  - Кей, не надо... - простонала я, борясь с накатывающими чувствами, она остановилась и снова нависла надо мною. - Я не могу что-то обещать тебе. Моя жизнь пока не принадлежит мне... - не думала, что эти слова могут вызвать такую боль в груди, на висок скатилась слезинка.
  - Раи, - она поцеловала уголок моего глаза, убирая влагу. - Не надо... я понимаю. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты исчезла от них. Слышишь? - серьезно спросила она.
  Да! Слышу! И насколько же мне приятны эти нехитрые слова! Я кивнула, и сразу же требовательный поцелуй прервал все мои готовые сорваться слова. Почему Кей всегда так? И почему я не могу противиться? Но ответить... было выше моих сил. Хотя уже при каждом прикосновении альфарки я не вздрагивала. Я закрыла глаза и отдалась приятным ощущениям, стараясь ни о чем не думать. Только ее губы... язык, нежно очертивший контур моих губ... и тепло, зарождавшееся в моей груди и растекавшееся медленным, тягучим медом по всему телу.
  Вдруг в голове у меня раздалось тихое, но такое отчетливое: 'Раи-йи...', а рука Кей скользнула по моему плечу, потом ниже... я сжалась, разом утратив все ранее испытываемое тепло. Мой мозг сжали холодные тиски давно выученной фразы: Я КУКЛА! Тело мое обмякло, принимая привычное состояние при таких случаях... кто я? Всего лишь КУКЛА!
  Наверное, я это подумала слишком 'громко', потому как альфарка резко села, откинула волосы за плечи и поджала губы. Я вообще заметила, что она так делала, когда сильно была чем-то недовольна. И вот сейчас недовольство вызвала я. В таких случаях от 'родственничков' всегда следовала расплата...
  Но вот секунда и Кей уже стояла с противоположной стороны кровати и туго перебинтовывала свою грудь. Я отвела глаза, сейчас мне было неловко смотреть на обнаженное ее тело. Хотя вон на голого Тера я смотрела совершенно спокойно, отрешенно подумала я. Альфарка вдруг поперхнулась и странно на меня посмотрела. Неужели, я опять подумала 'громко'? Ужас! А вот, что было немного раньше? Такое впечатление, что я слышала в голове голос Кей. Возможно ли, что эта связь двусторонняя?
  - Да, - был короткий ответ. - Поднимайся уже, соня, скоро будет завтрак. Негоже заставлять других ждать, - уже совершенно другим, несколько веселым тоном, сказала альфарка и вышла в другую комнату.
  Я же накрылась с головой одеялом и пыталась прогнать смущение. Потом встала и отправилась в ванную. Да, горячая вода то, чего мне давно не хватало.
  
  Мы спустились в столовую, там уже было накрыто на стол и некоторые места не пустовали. Я сбилась с шага от неожиданности, бросила удивленный взгляд на Кей, но та выглядела вполне уверенной, видимо новостью это для нее не было. Что ж меня-то никто не удосужился предупредить? Ну, да, кто ж я такая, чтобы мне вообще что-либо говорить. Я специально подумала это 'громко', чтобы Кей услышала. Но она сделала вид, что ничего не произошло. М-да... не очень приятно попадать в такие ситуации.
  За столом сидели и мирно беседовали, ожидая нашего появления, Серкай и альфарка, как две капли воды похожая на него. Медового цвета волосы с небольшим рыжеватым оттенком волнистым пологом лежали на ее спине, почти касаясь пола. Большие зеленые глаза с нежностью смотрели на Серкая, увлеченно рассказывающего про дни на Харталлине.
  - Фарина Серкай, как вы расположились в моем доме? - садясь на свое место во главе большого стола, вежливо поинтересовалась Кейрэн. Мне же было отведено место по правую руку от нее.
  - Спасибо, фарин Кейрэн, все замечательно. Правда я немного беспокоилась за брата, как оказалось не совсем напрасно, - с легкой улыбкой укора ответила альфарка.
  - Ну, что вы, фарина, я бы не допустил, чтобы с моим подданным случилось несчастье по моей вине, - изящно оперев подбородок на тонкую кисть руки, мягко произнесла Кей.
  Я наблюдала за этой тонкой игрой слов, и не могла понять, чего они недоговаривают. Причем, что каждая наслаждалась этим действом. А Серкай, опустив глаза в свою тарелку, боялся перебить принца, соблюдая правила этикета. Но ему явно не нравилось, как сестра ведет себя. Он постоянно хмурился при каждом ее ласковом слове, обращенном к Кей.
  - Фарина, могу ли я попросить вас об одолжении? - отпив из небольшой чашечки, между тем спросила принцесса.
  - Конечно, ваше высочество, - разом растеряла всю свою расслабленность, сестра Серкая.
  - Тогда пройдемте в мой кабинет. Прошу извинить нас, продолжайте завтракать, мы скоро подойдем. Раи, не скучай, - легко коснувшись моего плеча рукой, сказала напоследок Кей.
  Когда за ними закрылись двери, Серкай выдохнул с заметным облегчением и усиленно принялся за содержимое своей тарелки, раньше-то ему кусок в горло не лез.
  - Извини, Нэраи, Сера иногда совершенно невыносима, - скривившись, сказал через какое-то время он.
  - Она твоя сестра-близнец? - альфар кивнул, не совсем понимая, почему я так озадачена. - Просто удивительно! А ведь у Кей тоже есть сестра-близнец!
  Серкай поперхнулся и долго кашлял, постукивая себя по грудной клетке. Потом сделал большой глоток и пораженно посмотрел на меня.
  - А разве принц не рассказал тебе? - неуверенно спросил он.
  - Не сказал что? - подозрение какого-то подвоха закралось в меня, но на лице не проступило ни единой эмоции, лишь задрожали ресницы.
  - Не знаю, вправе ли я... - замялся альфар.
  Да, что ж такое?! Ну, право слово! Как говорить со мной о личной жизни принца, так право он имел, а как сказать про сестру, так не имеет. Все же, что-то из этого проступило на моем лице или в глазах отразилось, потому как Серкай вздохнул, будто идя на казнь и опустив голову, стал говорить:
  - У нашего народа всегда рождаются близнецы, мальчик и девочка, абсолютно одинаковые внешне. Альфарка может только один раз родить, поэтому дети особо оберегаются. Также до женитьбы брата, им не стоит разлучаться более чем на трое суток. Все, больше не спрашивай! - выпалил он.
  - Неужели, всегда только близнецы? - не поверила я.
  - Да, и имена должны быть одинаковыми. Альфарка может сменить себе имя, если захочет, когда выйдет замуж.
  Я осталась молчать, обдумывая услышанное. Что-то у них там все так подозрительно! И Кейрэн не хочет мне говорить всего, вон и Теркай тоже... мне уже становится от этого страшно. Но с другой стороны, ну не хотят они раскрывать своих секретов посторонней мне, и что с того? Никто ведь не говорил, что я там останусь навсегда! Хоть Кей утром и сделала на это намек. Но кем я там останусь? Нет, так не годится. Лучше уже давно намеченный план, чем какое-то неясное будущее с альфарами. Выполним уговор и разбегутся наши пути.
  Через минут десять вернулись Кей и Сера. Остаток завтрака прошел в отстраненной беседе, в которой я участия почти не принимала. Затем все, кроме сестры Серкая, отправились на учебу в академию. У нее же были свои какие-то дела, либо же не свои...
  
  В экипаже я молчала, глядя на проносящийся за окном пейзаж богатого района Берекрона. Кей, сидя рядом со мной, переговаривалась с расположившимся напротив Серкаем. Руки альфарки ласково перебирали пальцы моей руки, лежащей в этот момент у нее на коленях. Как только мы устроились на своих местах, она схватила мою руку и больше не отпускала. Но я и не пыталась вырваться. Где-то, очень-очень глубоко в душе, мне это безумно нравилось, но признаваться себе было страшно.
  Поэтому я сейчас думала только о том, как буду сдавать профессору Маэру свое заклинание поиска раньше времени на четыре дня. Привилегии должны быть какие-то несомненно. Я так и представляла вытянувшееся лицо худого, лысеющего мага, всегда относящегося ко мне с некоторым презрением из-за отсутствия у меня сильного дара. Ну, ничего, в его предмете дар не важен. Хоть он у меня уже и не дремлющий, но раскрывать этого мне до сих пор нельзя.
  А еще я с содроганием вдруг вспомнила, что сегодня как раз третий день и надо идти к Жоршену... сжала руку Кей и немного стало не так жутко. Никогда не знаешь, в каком настроении будет 'братец' и что ему придет в голову теперь. Но вариантов было не так уж и много, ведь он не отличался особой изобретательностью, не то, что некоторые...
  Первые пары прошли замечательно, я и не подозревала, что могу так соскучиться по занятиям. Как и предполагала, профессор 'Составления магических формул' был не совсем в восторге от такого моего успешного выполнения его задания, но безоговорочно поставил 'отлично' и освободил от домашних на неделю.
  Третьей парой у нас была 'Правовая защита', которую также изучала и Кей. Мы сидели, как и раньше за первым столом и совершенно не разговаривали. Но ее рука порой, невзначай, касалась моей, или я ловила устремленный на меня взгляд из-под полуопущенных ресниц. И почему мне в такие мгновения становилось очень душно? А на губах альфарки мелькала хитрая полуулыбка.
  После окончания пары я первая покинула аудиторию, не знаю, почему я это сделала, но идти вместе с Кей мне было неудобно. Но вдруг из одного из боковых коридоров меня резко схватили за локоть и прижали к стене, втянув в темный закуток. Я не успела даже испугаться, как прямо перед моими глазами возникли хитрые глаза цвета молочного шоколада. Осторожно прижимая мои запястья к шершавым камням стены чуть выше головы, Кей наклонилась и прошептала мне на ухо:
  - За нами постоянно следят? - бархатистый голос альфарки заставил мое сердце учащенно забиться.
  - Да, - прошептала я и почувствовала, как губы Кей растянулись в хищной улыбке. Что она задумала?
  И тут я поняла... О, духи, за что мне это? Губы Кей коснулись впадинки за моим ухом, потом медленно переместились на шею... и не помешал же ей высокий ворот...
  - Отвечай только да или нет, - раздалось возле моего уха, чтобы сразу же куснуть мочку.
  - Да, - ее язык скользнул по моей шее.
  - В стенах академии что-то будут предпринимать? - тихо спросила альфарка, лаская мне шею.
  - Нет... - выдохнула я не в силах подавить горячую волну, катившуюся сейчас по моим венам.
  - Знаешь сколько у них здесь людей? - губы Кей прошлись под скулой, заставив изогнуть шею высоко поднимая подбородок.
  - Нет... - как же было приятно.
  - Ты пойдешь сегодня к 'брату'? - переместившись к уху, спросила принцесса.
  - Да... - я отвечала уже совершенно машинально, уходя в свои ощущения.
  - Раи, мне надо, чтобы они поверили, что я потерял от тебя голову... - кружа мне голову от прикосновений к шее, горячим шепотом сказала Кей.
  - Да... - мне было уже все равно лишь бы она не останавливалась.
  - Приготовься, сейчас начнется. И побольше смущения, прошу тебя, - мои губы властно накрыли поцелуем. Он был такой страстный и яростный, а я такой глубоко ушедшей в наслаждение, что даже не заметила, как начала отвечать на него. Казалось, что в этот момент вокруг никого нет, только мы, и только наши чувства правят всем.
  - Как вам не стыдно! Студенты! - от коридора раздался возмущенный возглас.
  Кей медленно, словно нехотя оторвалась от меня; я успела заметить крайне довольную улыбку, осветившую на миг ее лицо; как сразу же принцесса рассержено воззрилась на преподавателя.
  - Вам не кажется, что это не Ваше дело что, где и когда я делаю со своей радалеей! - отпуская мои руки от стены, презрительно сказала альфарка. Что-то в ее тоне было угрожающим, и пожилой преподаватель чуть попятился от расправившей плечи Кей.
  - Нет, нет, ваше высочество! Я просто вас сразу не узнал. Вы вправе... раз студентка ваша радалея... хм... я. Пожалуй, пойду, - взвизгнув, ретировался профессор.
  А мне даже и не пришлось играть смущение. Что я делала? Сама! Сама отвечала Кей... что на меня нашло? Попыталась вернуть своему лицу невозмутимость, разглаживая и поправляя платье, но это все никак не выходило, а альфарка повернулась ко мне, озорно сверкнув глазами. Былой ярости не было и в помине.
  - Нэраи, дорогая, что-то мы увлеклись. Ты просто сводишь меня с ума! - бережно взяв меня за руку, хрипло сказала Кей. - У меня сегодня на одну пару больше твоих, ты меня дождешься?
  - Как скажешь, Кейрэн. Мне как раз после пар необходимо в студсовет зайти, - альфарка подбадривающе сжала мои пальцы.
  В следующем коридоре мы разошлись по своим аудиториям, а меня стало одолевать чувство тревоги. Как я после только что произошедшего пойду к Жоршену?
  
   Глава 13
  
  Я стояла перед дверью студсовета и ждала, чтобы скрылись из виду проходящие только что студенты. Оставшись, наконец, одна в коридоре, быстро распустила волосы и, постучавшись, вошла. Жоршен, как и всегда сидел за столом над бумагами. Бросив на меня небрежный взгляд, он похлопал себя по ногам, не отрываясь от работы. Я, подавив готовый вырваться вздох, подошла и села к нему на колени. Он одной рукой обхватил меня за талию и так мы сидели минут десять, пока 'брат' дочитывал документ. Я же в это время рассматривала его лицо. Следы усталости все больше впечатывались в его черты. Он себя совершенно не щадил. И понятно, с таким-то отцом! Я-то это прекрасно понимала! Иногда, мне казалось, что мы единственные, кто можем друг друга по-настоящему понять. Ведь прошли почти одно и то же. Но такие секунды моей привязанности к 'брату', а тогда я чувствовала его ближе всякого родственника, быстро проходили.
  Очнулась, когда пуговицы на платье стали медленно расстегивать.
  - Нэр, я соскучился. Рассказывай все про Харталлин, - высвободив одну мою грудь из тесной ткани платья, провел языком по соску Жоршен.
  - Кейрэну пришел срочный вызов в столицу. Как оказалось, были разгромлены апартаменты его сестры. Он забрал меня и охранника, приставленного ко мне, в Харталлин и почти не упускал из виду, - стала безжизненным тоном говорить я, пока 'братец' развлекался с моей грудью. Подавляя отвращение, старалась, чтобы голос мой не дрогнул. - На следующий день принц запретил мне покидать его покои, - Жорш больно сжал мой сосок, но я лишь запнулась, рассказывая, - поэтому, что делал Кейрэн, не знаю. А в обед на нас напали, - дальше мне предстояло рассказать заранее разработанную версию событий про нападение на Серкая. - Хотели меня убить, но охранник их всех нейтрализовал, правда, сам получил ранение в плечо. Принц, потом сказал, что альфары из знати не хотят видеть рядом с ним человеческую радалею.
  - Интересно, - оторвавшись от моей груди, протянул 'брат'. - А что с казненным охранником? - потянув за волосы, приблизил мою голову к себе.
  - Он узнал, что этот охранник виновен в разгроме комнаты принцессы. Но как и почему я не знаю, - спокойно сказала я.
  - А про саму принцессу, что ты слышала? - накручивая мои волосы на кулак, продолжал допытываться Жорш.
  - Ее куда-то отослали, спрятали, после первого покушения на принца около месяца назад, - сдерживая стон боли, я сказала сквозь зубы.
  - Так, так... ты должна выведать про принцессу все, что сможешь. Сейчас это для тебя главное. Через три дня перед занятиями утром явишься сразу ко мне и доложишь. Если не будет результата... - шипяще процедил он.
  Угроза была такой явственной, такой привычной, что почти не нашла в моей душе отклика. Почти... где-то на поверхности все еще разливался страх, маслянистым пятном загрязняя все вокруг, но глубже... там оставалась незамутненная пустота. Когда она образовалась в моем сердце? Не знаю. Но только сейчас ее осознала. В сущности, мне было эти девять лет все равно, что со мной делали... но вот сейчас... на самом дне искрились доселе неведомые мне чувства, озаряя будни странным переливчатым предвкушением. Предвкушением следующего дня... и зародились они с появлением Кей...
  - А теперь дорогая моя Нэр, - провел языком по моей щеке он, - что это вы вытворяли в коридоре? - схватил меня за подбородок и, больно вжав пальцы в щеки, развернул мое лицо к себе, буравя карими безумными от ярости глазами.
  - Принц теряет контроль над собой, когда меня видит. Хочет всегда и везде, - ответила я, на дне сознания вспомнив слова Кей.
  - И я вижу, тебе это нравится! - оскалил зубы Жоршен. - Ты - маленькая, подлая потаскушка! Подстилка! Тебе всегда ею быть! Не забывай об этом! Только я знаю тебя! - взвизгнул он, а потом спокойно потерся носом об мой нос. - А теперь, моя дорогая Нэр, пришло время наказания. Ты же не думала, что за такую выходку останешься без сладкого? - ворковал он, задирая мою юбку.
  Стянув трусики, Жершен переместил меня так, чтобы я сидела почти на его животе. Он широко расставил мои ноги, выведя их за пределы своих коленей, и одной рукой сжимая мою так и оставшуюся на свободе грудь, другой медленно подбирался ко мне между ног, шепча на ухо:
  - Скажи мне, Нэр, насколько он хорош? Заставлял ли он тебя вопить от наслаждения, как я? - я подумала, что никогда не чувствовала с Жоршем наслаждения, а вопила только от боли, когда зубы крошились пытаясь сдержать крик.
  - Нет, - всего лишь ответила я безразлично.
  - Ты гадкая, гадкая, Нэр! И за это ты будешь наказана, - подвигав немного двумя пальцами, разгорячая совершенно не подвластное мне тело, он резко засунул их в меня.
  Жуткая боль заставила меня неестественно выгнуться, но 'братец' держал крепко. Судороги раскатывались по телу, так что я была не в состоянии контролировать ни одной своей мышцы. Я хватала ртом воздух, зная по прошлому опыту, что стоит мне издать хоть звук, расплата будет еще хуже. Из глаз брызнули слезы, казалось что мир переворачивается передо мной. И единственная мысль билась во мне, глубоко упрятанная за эмоциями боли: только не показать своей СИЛЫ! Только сдержаться!
  Сердце потихоньку переставало отбивать бешеный ритм, когда новый электрический заряд прошел сквозь мое тело. Я забилась на коленях у Жоршена выброшенной на берег рыбой, но он только ухмылялся и продолжал посылать через пальцы все новые разряды. Да, следов он умел не оставлять... как я могла забыть об этой пытке?
  Волосы прилипли ко лбу, а глаза, казалось, сейчас лопнут, когда я поняла, что боль более не накатывает на меня. А там, между ног, находился островок ада, который 'брат' стал нежно поглаживать, шепча слова утешения. Слез я сдерживать не могла, и они все катились и катились, потому как я знала, что последует дальше. И это мне сейчас казалось самым отвратительным. О, духи, Кей! Что же ты со мной сделала? Я больше не могу безропотно сносить его прикосновения!
  Утихающая боль, принесла мне панику. Нет! Только не это! Я не хочу! Кей, зачем ты так со мной? Как я после того коридора вытерплю ЭТО? После всех твоих поцелуев...
  Жоршен стал высвобождать свое достоинство, а я внутренне кричала и плакала: КЕЙ!!! Я больше не могу! Пожалуйста! Я не вытерплю его! Не хочу, чтобы он был во мне! НЕТ! Нет... Нет... Я КУКЛА! Нет... не могу...
  Когда он уже был почти готов взять меня, подхватив под коленями и посадив сверху, в дверь раздался громкий, отрывистый стук.
  - Веккан Жоршен! Можно с вами поговорить? - раздался за дверью резкий голос Кейрэн.
  'Брат' замер, а потом быстро сбросил меня на пол так, что я ударилась коленками в кровь. Прошипев: 'Оденься', стал заправляться, а для ожидающего альфара крикнул:
  - Одну минуту, спрячу некоторые материалы.
  Я быстро приводила себя в порядок, по дороге к окну одев трусики и развернувшись спиной. Сразу стала закалывать волосы. Потом прятать грудь и застегивать платье, последние пуговицы проталкивала в петли трясущимися пальцами, когда Кей широкими шагами приближалась к столу Жоршена.
  - Веккан, мне срочно нужно уезжать, а Нэраи уже порядком задержалась. Вы не находите, что чужой женщине не гоже так долго находиться наедине с посторонним мужчиной? - высокомерно бросила Кей.
  Я боялась повернуться и посмотреть ей в глаза. Меня разрывало на части: счастье, что ничего не произошло, и ужас, что Кей будет презирать меня.
  - Вы заблуждаетесь, фарин Кейрэн! Нэр ничего не грозит в моем обществе, ведь я ее брат, - обезоруживающе улыбнулся Жорш.
  Какая же насквозь лживая фраза! Я украдкой вытерла лицо и повернулась к принцу, ласково улыбаясь.
  - Милый Кейрэн, с 'братом' тебе и правда нечего волноваться о моей чести! - как же мерзко было врать Кей.
  - Ты - моя радалея! И если я хочу волноваться, значит буду! - схватила меня за руку альфарка и притянула к себе. - Веккан, прощайте!
  Не дожидаясь каких-либо слов, Кей потянула меня на выход. Я же не стала оборачиваться, в душе злорадствуя над 'братишкой'. Перевела взгляд на ее пальцы, обхватившие мое запястье... она спасла меня! Хоть тело до сих пор сотрясали мелкие судороги, я была счастлива! Что-то неуловимо изменилось в окружающем меня мире! Может, появились краски, а может, звуки... но потом все разом померкло. Как подумаю, что надо смотреть Кей в глаза, в эти красивые осколки молочного шоколада, замирает сердце и становится ужасно мерзко на душе. Я была сейчас себе отвратительной и грязной! Хотелось залезть в ванную и тереть кожу губкой до крови, чтобы смыть прикосновения Жоршена. А Кей... кто она и кто я!
  Альфарка усадила меня в экипаж, где уже ждал нас Серкай. Я привалилась в уголок, не имея никаких сил держать по привычке спину ровной, и закрыла глаза. Тело мое периодически еще содрогалось, перераспределяя электрические заряды по клеткам, а сидение доставляло сущую муку. Обхватив себя руками, уткнулась лбом в стенку кареты.
  - Нэраи, тебя всю трясет! - воскликнул Серкай.
  - Что? - обернулась ко мне Кей.
  - Все в порядке! Меня знобит, видимо, простыла где-то, - не разлепляя век, устало ответила я. Я просто не могла на них смотреть. Этих идеальных альфаров. Зачем ты, Кей, так бесцеремонно вторглась в мою жизнь?
  Меня осторожно укутали теплым пледом; ну конечно, осенью в экипажах всегда покрывала наготове. Я благодарно кивнула и постаралась забыться. Но ничего не выходило. Хоть мерный стук копыт и убаюкивал, но мысли мои все крутились и крутились в голове, уже неосознанно я постоянно делала их 'тихими'. Пока Кей и Серкай приглушенно беседовали, чтобы не мешать моему отдыху, я, тайком, сквозь ресницы подглядывала за принцессой. Почему я это делала? Не знаю! Но не могла оторвать взгляда от ее губ, таких нежно-розовых, идеальных изгибов верхней губы, немного увеличенной нижней. Они манили меня... сейчас, как никогда раньше, я желала, чтобы она меня поцеловала! Это желание было сравни боли, испытанной не более получаса назад в кабинете студсовета. Оно подчиняло себе, разливаясь по венам, заполняя каждую точку во мне. И я хотела не просто поцелуя... чтобы он был таким, как тогда... когда я вернулась от Теркая. Но она не поцеловала... я ей противна! Проще быть снова куклой!
   - Раи, мы подъехали. У тебя силы есть? Ты же хотела свои вещи забрать... - услышала обеспокоенный голос альфарки.
  - Пойдем, - я открыла глаза и сбросила плед.
  Кей помогла мне выйти из кареты и через плечо велела Серкаю ждать нас там. Я удивилась, но ничего не стала спрашивать. Ведь охрана может быть и невидимой, часто слышала разговоры о таких технологиях альфаров. Так что все может быть, все-таки наследный принц!
  Мы поднялись в мою квартирку, и, проверив охранный контур, вошли внутрь. Зачем что-то говорить? Все и так ясно... я пошла в спальню собирать вещи, Кей осталась хозяйничать на кухне. Я решила пока не отказываться от этого жилья, кто ж знает, как все обернется. А возможность иметь свой уголок, хоть и такой дешевый, была приятной.
  Достала сумку, которая у меня уже давно приготовлена на 'случай', и положила ее на кровать. Подошла к столу - надо забрать все для учебы: книги, тетради, карты, чертежи. Стала аккуратно все складывать в другую, пустую сумку.
  Пальцы скрутила судорога, книга, которую они держали, выпала из рук и с громким стуком упала на пол. Ноги мои подкосились, и я опустилась на колени, хватаясь короткими ногтями за так и не покрытую лаком столешницу. Как же больно! Опять накатывают эти последствия поражения электричеством. Прислонила покрывшийся испариной лоб к рукам, все еще сжимавшим край стола. Когда в прошлом после таких наказаний я падала от конвульсий, потом это объясняла эпилептическими припадками. Но теперь такая отговорка не будет принята, как я чувствовала. Кей поймет... она такая... по щекам потекли слезы... о, духи! Зачем она такая!
  В комнату вбежала альфарка, видимо, услышав грохот от моей объемной книги. Она подскочила и, отцепив мои руки от стола, полусидя устроила в своих объятиях.
  - Раи! Что с тобой? Это ведь не простуда! - она гладила меня по щекам и лбу, пока тело мое судорожно дергалось.
  Ее глаза были полны тревоги и нежности. Нежности ко мне! О, духи, я этого не вынесу!
  - Зачем ты так со мной? - сквозь слезы смогла сказать я.
  - Что? - глаза Кей округлились. - Раи, что ты говоришь?
  - Наказание... - я задыхалась, но все равно продолжала говорить, просто уже не могла молчать. Не могла... молчать... столько молчать! - Из-за того, что было в коридоре... он... - закрыла глаза, чтобы не видеть ее. Не видеть осуждения, брезгливости, или всего, чтобы ни появилось сейчас на этом совершенном лице. - Ток, раз за разом. Зачем ты это сделала?
  - Он тебя пытал из-за наших поцелуев? - дрогнувшим голосом, спросила альфарка.
  - Нет, - я истерично рассмеялась, - что ему поцелуи? Потому что я тебе ответила! Зачем тебе это надо было? Зачем? Зачем... - я закусила губу, пытаясь расслабиться, чтобы быстрее прошли судороги. - Как мне теперь... я же не смогу больше это вытерпеть... - я больше не осознавала где я, кто со мной, просто шептала, шептала бессмысленные, но такие важные для меня слова. - Я больше не могу быть куклой... но кто же я... никто... меня нет... как выдержать... зачем все это... я должна быть куклой...
  Меня крепко кто-то прижимал и укачивал, пока тело и сознание находились в горячечном состоянии. Но вот мне удалось сделать один глубокий вдох, потом второй... где я? Дома? Как хорошо! Так спокойно!
  Я улыбнулась и открыла глаза. Меня обнимала Кей, сидящая прямо на полу привалившись спиной к столу. Увидев, что я открыла глаза, она встрепенулась и заглянула мне в лицо.
  - Тебе лучше? - и сколько заботы в голосе.
  Мне стало стыдно... навалилось осознание непоправимости произошедшего. Что я успела наговорить? Было горько, очень горько... попыталась подняться, но движение отозвалось болью, и я замерла, сжав зубы.
  - Раи, я не думала... - растерянное выражение на лице Кей мигом превратилось в решительное. - Значит надо ускориться!
  - Что? - я удивленно посмотрела на альфарку.
  - Тот спектакль в коридоре... я хочу, чтобы они подумали, будто я теряю бдительность рядом с тобой. Вызвать их на решительные действия. Но теперь... ждать не будем. Подготовим им ловушку сами, - зло улыбнулась Кей.
  Ловушку? Это все было ради ловушки? Губы сами невольно растянулись в подобии улыбки. Никогда я раньше не думала о возможности отомстить за все... а тут!
  - Спасибо! - выдохнула я.
  - За что? Это же я виновата... - покачала головой альфарка.
  - Ты спасла меня... - говорить об этом было невыносимо.
  - Раи... я, когда на паре услышала твой голос в голове... то отчаяние... спешила, как могла! В коридоре люди, наверное, подумали, что я с ума сошла. Но твой голос в моей голове... если ты смогла докричаться до меня в аудитории, защищенной от обмена мыслями, что же он с тобой делал?! - бархатистый голос наполнился отчаянием.
  - Кей... - я подняла руку, намереваясь дотронуться до ее щеки. Но пальцы так и замерли на полпути; неуверенность, страх смешались во мне с нежностью к этой странной альфарке. Кей поняла все сама, ласково погладила мою ладонь и приложила ее к своей щеке - она была прохладной и такой приятной на ощупь. - Что от меня потребуется?
  - Моя смелая, сильная Раи, - поцеловала мою ладошку Кей. - Надо будет, чтобы ты сообщила брату, что через две недели я тебя забираю в романтическую поездку. Когда все свои дела решу, инкогнито мы отбудем с минимальной охраной в уединенное место на три дня. Этого должно им хватить для подготовки моего покушения.
  - Ты... знала? - бесцветно спросила я.
  - Конечно, я догадывалась. Только не думала, что все настолько серьезно. Ведь ты согласилась 'встречаться' со мной только после встречи с братом. Были подозрения, что тебя хотели использовать для шпионажа, но мы-то с тобой раньше уговор заключили. Поэтому, я решила этим воспользоваться, - рассказывала она, а я все больше бледнела. Все меня используют... как-то я за эти дни об этом успела и подзабыть. - Раи, что ты? Тебе опять плохо?
  Я покачала головой, говорить совершенно не хотелось... досада на саму себя просочилась в меня и потихоньку разъедала. Я скосила глаза на сумку, так и не заполненную книгами... надо закончить сборы и уезжать. Что-то я сильно раскрылась сегодня перед Кей. Наверное, сказалось возвращение домой - это уже как рефлекс, отпускать свои чувства дома. Кейрэн мягко повернула мое лицо, чтобы я опять посмотрела на нее. Красивые глаза пристально изучали мое лицо.
  - Раи, какая же ты глупенькая... - шепча это, наклонилась она и легко коснулась моих губ своими, а потом еще и еще.
  Я таяла... тело мое полностью расслаблялось в объятиях альфарки, и боль уходила, а я думала только о том, что желание мое сбылось. Она меня поцеловала... тепло запульсировало в груди и приятным жжением распространилось по клеточкам. Я вскрикнула и распахнула глаза. Мы с Кей были охвачены нашими слившимися воедино Пламенами: белый огонь переходил в фиолетовый и наоборот. Они плясали на поверхности нашей кожи, а мне казалось, что еще и внутри меня. Кей пораженно смотрела на меня, боясь отпустить и тоже не понимая, что происходит. Так же резко все стихло. Что это было? И тут я поняла, что больше не ощущаю никакого дискомфорта. Неужели самоисцеление? Теркай говорил, что это слишком сложно, и мне не скоро будет под силу. Но вот же, у меня больше ничего не болит и мышцы не сводит. Я села и улыбнулась альфарке.
  - Кей, уедем побыстрее! - та кивнула и мы вместе закончили упаковывать книги.
  Потом она подхватила одну сумку, я вторую и мы быстро спустились к экипажу, где нас ждал порядком заскучавший Серкай. Карета тронулась, колеса застучали, и я отправилась в свой новый дом, где не было тяжелых воспоминаний, и стены не пропитались моей безысходностью.
  
   Глава 14
  
  Ужин проходил довольно холодно, а все опять из-за сестры Серкая. Не знаю, что она имела против меня, но это слишком явно чувствовалось во всех ее взглядах и слащавых фразах. Кей вроде и делала вид, что ничего не замечает, но пальцы сжимали вилку все сильнее. Серкай пару раз пытался перевести разговор на другую тему, что у него получалось лишь ненадолго. В итоге я не выдержала и нарушила свое негласное молчание за столом альфаров.
  - Фарина, если вам есть, что мне сказать - говорите. Не стоит ходить вокруг да около, - прямо посмотрела я на медововолосую красавицу.
  - Векка, я считаю, что вы слишком беспечно себя ведете! - прищурившись, сказала она мне.
  - Сера! - встрепенулся Серкай.
  - Что это значит? - нахмурилась я. Как это я беспечна? Я же всегда очень осторожна! Глянула на Кей - ее лицо было непроницаемым, а взгляд устремленный на альфарку - задумчивым.
  - Векка, вы своим неподобающим поведением подставляете под удар его высочество, - сладко сказала Сера. Мое лицо, наверное, было настолько озадаченным, что она запнулась, а потом решила немного объяснить. - Уже вся альфарская молодежь знает, что принц - прошу извинить меня, ваше высочество - забывает про все правила приличия.
  Кей приподняла одну бровь, а уголки губ ее дрогнули. Не этого ли она добивалась там в коридоре? Я опустила голову, такие игры были слишком сложны для меня. А ведь я хотела начинать играть по своим правилам. Никудышный из меня игрок.
  - Сера, мне так приятно ваше беспокойство о моем моральном облике, - ласково произнесла Кейрэн, завораживающе глядя на альфарку. - Вы мне обязательно после ужина должны рассказать, что еще говорят среди молодежи... - она стала небрежно поглаживать пальчиком свои губы.
  Все присутствующие не могли оторвать своего взгляда от этого движения. Первым закашлялся Серкай, потом смутилась Сера, а я... я все смотрела на Кей и не могла понять, что сейчас чувствую.
  - Кейрэн, можно я пойду прилягу, чувствую себя все же не хорошо? - а про себя добавила 'громко': 'Пожалуйста, Кей!'
  - Конечно, Нэраи, иди. Я поговорю с Серой и приду, - погладила мою руку Кей.
  Я поднялась в комнату принцессы. Кей мне ясно сказала, что отныне жить мы будем в одной комнате. Я, конечно, понимала необходимость подобного, но неловкость никуда не могла от этого деться. Вещи были уже давно разобраны и я, взяв свой халат, пошла в ванную. Да... за преимущества житья в богатых домах, особенно принадлежащих альфарам, можно было иногда и стерпеть неприятные разговоры.
  Ванна была большой и эмалированной на гнутых ножках с позолотой. Я стала вертеть резные ручки крана, подбирая оптимальную температуру воды. Это, не то, что у меня на старой квартирке приходилось насосом качать воду, а потом самой греть ее. Здесь водопровод был на высоком уровне, как и подобало богатым горожанам, с уже встроенной нагревательной колонкой. Насыпала в воду немного морской соли и пенный порошок. Пока вода набиралась, быстро покрываясь пузырьками пены, я распустила волосы и разделась. Посмотрела в большое настенное зеркало и досадливо отвернулась. Не любила я свое отражение, поэтому и смотрелась не часто, а чтобы так, в полный рост, вообще почти никогда себя и не видела со стороны. Худющая и нескладная я казалась себе ужасно некрасивой. А еще эти шрамы на запястьях... хорошо, что на теле больше шрамов не осталось - отчим позаботился, но эти специально оставил, как напоминание.
  Залезла в воду и блаженно вздохнула. Теплая вода расслабляла и дарила покой, который мне сейчас был так необходим. Поразительно, как мне удалось самоизлечиться! Но это как-то связано с Кей и смешением наших сил... если бы можно было с Тером поговорить... посоветоваться. Сразу вспомнила его удивительные глаза и хитрую улыбку. Почему он мне тогда все это показал? Медленно ушла под воду с головой... в ушах зашумело, и приятная пустота охватила мое сердце. Как хорошо!
  
  Наверное, я задремала в ванной, потому что от звука открывшейся двери вздрогнула и долго не могла понять где я. А в ванную вошла Кей и, сверкнув глазами, ухмыльнулась:
  - Ммм... какой вид! Можно присоединиться? - присев на краешек ванной, опустила она руку в воду. Ее пальцы скользнули по моей коленке, и я резко дернулась, прикрывшись руками. - Жаль, вода уже холодноватая для меня... Раи-йи... ты сейчас такая... - Кей наклонилась, глаза ее оказались близко-близко, она облизнула губы, - красивая и невероятно соблазнительная!
  Я не знала, что на это ответить, но она и не требовала ответа - просто улыбнулась и встала. Уже на выходе сказав мне всего лишь: 'Долго не засиживайся!'
  Как она скрылась, я быстро обмылась и сполоснула волосы, закуталась в свой халат и выскользнула в спальню. Кей там не было. Я облегченно вздохнула и стала сушить волосы. Как-то к этому альфарскому приспособлению - фену я совершенно не привыкла и не могла им нормально пользоваться, поэтому и сейчас действовала по-старинке - полотенцем. Затем заплела косу и одела ночную рубашку. Осторожно юркнула под одеяло и замерла, прислушиваясь. Считай, это была моя первая совместная ночь с Кей, прошлую-то я не помнила - отрубилась едва коснувшись постели. А вот сейчас... было очень волнительно... особенно учитывая все намеки альфарки... и я этого очень боялась. Ведь потребуй она чего-то большего я не смогу отказать, буду я по-настоящему согласна на это или нет.
  Через какое-то время пришла Кей и, мельком глянув на кровать, удалилась в ванную. Она, видимо, тоже хотела искупаться, а я так долго занимала комнату. Ее не было долго, а я все лежала и не могла заснуть, глядя в темноту потолка и пытаясь осмыслить все произошедшие сегодня события.
  Скоро кровать дрогнула с другой стороны, возвещая о том, что принцесса легла спать. Я повернула голову в ее сторону, надеясь хоть что-то разглядеть, но тяжелые шторы на окнах были так плотно задернуты, что ни единого лунного лучика не просачивалось внутрь спальни. Я могла видеть только темные очертания предметов, различающиеся своей густотой.
  - Кей...
  - Ммм?
  - А о чем вы говорили с Серой наедине? - почему я спросила именно это? Но мне казался очень важным ответ, который даст Кей.
  - Раи? - она оказалась рядом со мной и темным силуэтом нависла. Я могла рассмотреть лишь блеск ее глаз, Кей же, несомненно, видела отлично в темноте. - Неужели ты ревнуешь? - ее голос смеялся.
  - Нет, конечно! - я даже обиделась, с чего это мне ревновать. Хотя если быть справедливой... - Мне просто не нравится, когда ты ТАК смотришь на нее... - прошептала я.
  - Так это и есть ревность, - веселый голос Кей приблизился. - Глупенькая моя Раи. Но мне очень приятно... Раи-йи...
  Ее губы безошибочно накрыли мои... поцелуй был долгим и нежным, а я отвечала ей, и это было очень приятно. Мысли мои разбегались, но потом я подумала, что Кей не собьет меня, и я получу ответ на свой вопрос. И когда она на секунду прервалась, я опять задала этот вопрос:
  - Так о чем вы говорили?
  Она немного хрипло рассмеялась и легла на бок, подперев голову рукой, рядом со мной.
  - Мне необходимо было навести справки про Айзрэн.
  - А я думала, что ты с ней знакома, хорошо знакома, - как-то немного резко у меня это вышло.
  - Я с ней общалась около шести лет назад, когда она была еще кирети. Ее настойчивость мне не понравилась, тем более ходили определенные слухи... но у меня были свои заботы и было не до Айзрэн, - начала рассказывать Кей, а пальцы ее нашли мою руку и стали ее поглаживать. - Сера сегодня для меня разузнала побольше об этой семье. Понимаешь... - она немного замялась, - те слухи оказались правдой. Не знаю, как такой скандал могли так тихо замять, что даже я не слышала.
  - Что за скандал? - неужели во мне проснулось любопытство? Никогда раньше за собой такого не замечала, если дело не касалось моих экспериментов.
  - Близнецы Айзрэн были любовниками, - с отвращением произнесла альфарка. - У нас это порицается больше однополой мужской любви! Такая связь просто неприемлема! Она не только мерзка в моральном аспекте, но и может крайне негативно сказаться на генетических особенностях женщины, полностью лишив ее возможности к продолжению рода. А скандал разгорелся из-за того, что брата Айзрэн выбрали и он женился. Сера сказала, что невеста застала близнецов за час до церемонии в очень пикантном виде... но свадьбу отменить уже нельзя было. Вроде сестрица даже просила Тера не женить брата, но тот отказал. Видимо, тогда у нее и зародился план... не знаю... а потом брат ее погиб, правда жена его успела забеременеть. Около полугода назад родились наследники, так что Айзрэн стала обриети.
  - Кей, ты думаешь, она это все делает, чтобы поквитаться за брата и свою с ним любовь? Разрушив ваши традиции?
  - Да, боюсь, что так. Но, Раи, это не просто традиции! Это наша сущность! Если не будет так происходить продолжение рода - мы все вымрем. Не знаю, что тебе говорил Теркай, - как-то нервно произнесла она эту фразу, - но при обряде бракосочетания проводится определенный ритуал, за счет которого альфарка может дать потомство.
  - Он мне показал Мей, - тихо сказала я, вспомнив тот жуткий резервуар.
  - Он не мог!... не верю... - Кей шумно сглотнула, - Он нам с братом ее показал только год назад, да и то лишь... - она резко оборвала себя, - а тебя вот так сразу! Что у него на уме? Раи, будь с ним очень осторожна!
  - Кей... он сказал, что ты и Мей самые главные, и вас надо во что бы то ни стало защитить!
  - Даже так! - она откинулась на подушки и замолчала. - Этот ритуал, о котором я тебе сказала, возможен только благодаря Мей. Можно сказать, что она мать всех альфаров. Ее жизненная сила Фиолетового Пламени приводит в действие заложенные при рождении половые клетки у женщины. До того они находятся в спящем состоянии. Поэтому альфарка может родить лишь раз. Также именно сила Мей обеспечивает разделение клетки на таких близнецов. Но чтобы поддерживать жизнь Мейрэн необходим королевский род, пока живы я и мои потомки, жива и она. Это было какое-то очень сложное заклинание крови и смешения судьбы, которое произвел Теркай... собственно поэтому он и сам не стареет - его жизнь тоже завязана на нашей родовой нити.
  - А если просто уничтожить саму Мэй? - спросила я, вспомнив, что охраны в том месте совсем не было.
  - Я не думаю, что это вообще возможно. Там все пропитано Фиолетовым Пламенем и только его носитель может беспрепятственно входить в ту комнату. Мне кажется, что и уничтожить сможет только оно. Но разве дядя это позволит? Знаешь, как он ее любил? Когда она разработала эту систему и предложила себя в качестве центрального объекта, он чуть пол Харталлина не разнес, так злился, но уступил... он ей всегда уступал. Нам так отец рассказывал.
  - Кей... - что-то я сегодня сильно обнаглела и много вопросов задаю, но пока она была такая добрая и разговорчивая, надо было пользоваться моментом. - А расскажи мне еще про альфаров. Я же ничего не знаю...
  - Раи... - тихо засмеялась Кейрэн, и я почувствовала, как ее рука обхватила меня за талию и притянула к себе. Я оказалась прижата к ней спиной, а она крепко обняла меня и стала рассказывать: - Близнецы воспитываются почти одинаково: знания, умения. Вся подготовка сводится к тому, чтоб сестра могла в случае чего заменить брата на посту главы рода. Поэтому и имена им даются одинаковые. Начиная с двадцати лет, по вашим меркам около двенадцати, вводятся первые разделенные по половому признаку занятия. Все что должны знать будущие жены и мужья, так называемое искусство любви. Конечно, мальчикам не разрешается практиковаться в этом между собой, а вот девочкам... ну, ты видела на вечеринке, - усмехнулась мне в волосы Кей и переплела свои пальцы с моими. - Девочки ведь до определенного момента несут двойную ответственность, и их разрывает неопределенность. Это очень тяжело, поверь мне! - она меня прижала к себе еще сильнее, а потом расслабилась и продолжила, - Если же все хорошо и брат успешно создает семью и у него рождаются дети, альфарка становится обриети и может выбирать себе мужа. Я думаю, такой подход к выбору был сделан сознательно, чтобы женщина не чувствовала себя слишком зависимой от обстоятельств. Ведь до этого момента она не имела права на свою судьбу, была только тенью брата, его возможной заменой. Теперь же, освободившись от бремени нести продолжение своего рода, альфарка может выбрать себе достойного мужа. Ее подготовка и образование делают из альфарки идеальную спутницу и партнершу, как деловую так и интимную.
  - А как происходит ваша проверка на совместимость?
  - О... я могу рассказать тебе лишь теорию, - хохотнула Кей, а я на это тоже улыбнулась. - После того, как храмовники одобрят заявку альфарки на мужа - это первичная проверка по крови: резус-фактор, группа крови, гены - проводится ночь вместе. Понимаешь, ребенок сможет зачаться только если оба партнера дойдут до пика наслаждения. Вот это и проверяется. Смогут ли они друг друга довести. Мужчине-то с этим легче - он в любом случае удовлетворение получит. А вот женщине...
  - Кей, а почему вы сами не хотите изменить эти правила? Вот и заговорщики появились и многим альфарам явно не по нраву такие традиции...
  - Не можем... никто не захочет расставаться со своей жизнью, такой налаженной и роскошной. И для своих потомков не пожелает другого. Таких, как Айзрэн единицы. Они ослеплены своим собственным горем и не могут видеть всю картину целиком. Я никогда не пойду на то, чтобы хоть немного изменить заведенный порядок! Хоть как тяжело мне жилось эти сорок восемь лет, и что от меня потребуется в дальнейшем, существование альфаров, как народа стоит того! И каждая альфарка смиряется с возможностью такого исхода я детства! - Кей поцеловала меня в щеку и тихо сказала: - Все, спать! Заболтались мы с тобой!
  Я поняла, что Кей мне так всего и не рассказала, но улыбнулась и кивнула, не сомневаясь, что альфарка уловила мое движение. А она так и осталась меня обнимать, размеренно дыша мне в затылок. Боясь пошевелиться, я упивалась этим чувством тепла, расходящимся от ее рук. Никто никогда меня так не обнимал. Это было жутко приятно! Спиной ощущая тело Кей, я впервые не испытывала к другому человеку, или альфару, отвращения. В ту ночь меня не посещали плохие сны, как зачастую бывало, а снилось закатное небо, виденное мною в тот первый раз на летучем корабле. Сквозь алые облака пробивалось множество солнечных лучей. И было так светло и радостно вокруг - столько счастья я давно не испытывала!
  
  Проснулась я рано. Солнце сквозь плотно завешанные шторы не могло осветить в полной мере комнату, поэтому она находилась все еще в густом сумраке. Вздохнула и поняла, что меня больше не обнимают. Стало немного жаль... Наверное, Кей уже ушла по делам. Повернулась и не смогла не улыбнуться - альфарка лежала рядом и спала. Ресницы ее чуть дрожали, а лицо было сосредоточенным. Подумалось мне, что сны у нее сейчас не слишком приятные. Но даже сейчас Кей оставалась сильной и властной, не давая себе поблажки даже во время отдыха. Что же ты мне вчера так и не сказала? Это так неприятно? Или... вдруг может касаться меня?
  Я нахмурилась... что-то я упустила. Но что? Навязчивое чувство незавершенности терзало меня, и я стала досконально вспоминать прошедший день. Так... утром: знакомство с Серой, сдача работы, поцелуи в коридоре, разговор с Жоршем... так! Он ведь дал мне задание! И как я могла об этом забыть...
  Дотронулась до плеча Кей, и она сразу распахнула глаза:
  - Что? - совершенно осмысленный взгляд шоколадных глаз устремился на меня.
  - Я ... совершенно вылетело из головы. Мне Жоршен приказал разузнать про принцессу. Если ничего не узнаю... - я не смогла продолжить и лишь закрыла глаза, пытаясь успокоиться.
  Прохладные пальцы коснулись моей щеки, а мне просто не хотелось открывать глаз, только осязать.
  - Это плохо, но не настолько. Просто подкорректирую свой план. Раи, не бойся, я больше не позволю ему прикоснуться к тебе! - Я накрыла ее пальцы своими поверх моей щеки и покачала головой.
  - Не давай обещаний, которые невозможно выполнить!
  Открыла глаза от мимолетного поцелуя в губы. А Кей уже очень серьезно смотрела на меня.
  - Раи, нет ничего невозможного!
  Я снова покачала головой. Она просто не знает, о чем говорит. Я поднялась с постели и молча отправилась в ванную. Долго умывалась, наслаждаясь прикосновениями теплой воды к лицу. Кей никогда не сможет понять, никогда... а обещания, они, конечно, приятны, но я привыкла, что их не сдержать.
  - Ты мне сегодня будешь нужна на собрании в кабинете после завтрака, - раздался голос альфарки за дверью.
  Вот так... я буду нужна... а то что сегодня первый из двух выходных в учебной неделе - никого не волнует. И что мне нужно сделать уйму домашней работы, конечно, мелочи! Но смысл мне возмущаться? Если они будут решать что-то важное, возможно, корректировать план? Тогда мне стоит там быть... Интересно, как Кей объяснит мое присутствие своему 'собранию'? И когда только успела его собрать?
  Утренняя трапеза проходила все в том же составе. Только Кейрэн больше не провоцировала мои странные чувства ревности, общаясь с Серой без игривых недосказанностей. Впрочем, как я заметила, это пошло на пользу не только моему самообладанию, но и все присутствующие растеряли всю напряженность и разговаривали более благожелательно.
  Уже допивая чай, Кей, задумчиво водя пальцем по ободку кружки, обратилась к Серкаю:
  - Серкай, собери свою группу на пять часов вечера там же, где и в прошлый раз.
  - Да, мой принц! - он сразу стал собранным, а голос изменился. - Будут 'особые' пожелания?
  - Да. Возьми двоих с Харталлина, - сказав это, Кей встала и протянула мне руку, чтобы помочь подняться. - Пойдем, Нэраи.
  Я вложила ладонь в ее руку и встала, мельком глянув на оставшихся сидеть альфаров. Близнецы стали оживленно перешептываться, о чем-то рьяно споря. Принцесса, совсем на это внимания не обращая, повела меня в кабинет. Он был очень похож на ее кабинет на Харталлине, но без того чудесного балкона. Воспоминание о нем поселило в сердце радость. Кей предложила мне сесть в одно из кресел напротив стола, а сама, заняв свое место, активировала какой-то амулет.
  Посередине комнаты возник небольшой портал, и из него вышли четверо альфаров, троих из которых я уже видела. Это что же, какие-то доверенные лица Кей? Двое были теми самыми воинами, присутствовавшими при допросе того несчастного, которого я сделала полностью безвольным. Третим был капитан Бернрэн - сурового вида альфар, которому по человеческим меркам можно дать около пятидесяти. Теперь его волосы не скрывал шлем, и я с удивлением отметила покрывавшую седину его светлые волосы. Тонкое лицо бороздили морщины на лбу и в носогубных складках, делая капитана еще более грозным. Серые проницательные глаза обежали кабинет и лишь на мгновение дольше остановились на мне. А четвертым доверенным являлась альфарка. Ей на вид было за тридцать пять, светлое золото волос было нагромождено в высокую прическу из пышных локонов. Строгий наряд вишневого цвета, придавал фигуре незнакомке еще большей изящности и надменности. Чувственные темно-красного цвета губы тронула едва уловимая улыбка, а ярко-синие глаза пристально вглядывались в Кейрэн.
  - Фарины, рад вас приветствовать в своем доме, - поднялась из-за стола Кей. Альфарке она чуть склонила голову: - Тетя Энукай, как давно мы не виделись!
  - Да, Кейрэн, давно... слишком давно! - такой кажущийся безразличным тон, мне почему-то показался очень важным. Альфарка без приглашения заняла второе рядом со мной кресло, свободно откинувшись на спинку. - Ты не хочешь нас представить? - выразительно посмотрела фарина Энукай на меня.
  - Векка Нэраи лер Фазие - моя радалея. Фарина Энукай аль Рейдис фар Харт - сестра моего отца и первый советник Аватераона. Фарин Бернрэн аль Шиенар фар Сент - глава внутренней безопасности. Фарин Роанкай аль Паэрсис фар Духт - глава внешнеполитических связей, - бронзововолосый альфар даже не посмотрел на меня своими черными глазами. Я же подумала: 'Как же внешнеполитические связи! Разведка чистой воды!' - Фарин Горкай аль Димей - первый судья Аватераона, - рыжеволосый приветливо мне улыбнулся, но взгляд карих глаз был цепким.
  - Очень приятно фарины, фарина, - я склонила голову, не зная чего ожидать дальше.
  - Итак, я всех вас собрал сегодня, потому как открылись новые моменты, требующие корректировки в нашем плане, - усаживаясь на место, сразу перешла к делу Кей.
  - Дорогой, ты уверен, что хочешь обсуждать это при векке Нэраи? - приподняла одну бровь фарина Энукай.
  - Естественно, тетя. Нэраи играет ключевую и самую опасную роль во всей этой истории. Она наш агент в стане врага, - хитро улыбнулась принцесса.
  Я чуть не поперхнулась от такого заявления. Я их агент! С ума сойти! Меня уже двойным агентом сделали! Ох, что-то мне уже не хорошо...
  - Вот как? И ты абсолютно в ней уверен? - прищурилась первый советник. Я затаила дыхание, ведь это было так важно для меня.
  - Конечно, она же моя радалея. Перейдем к делу. Нэраи необходимо предоставить информацию о местоположении принцессы Кейрэн. Когда? - посмотрела на меня Кей.
  - В понедельник, - вырвалось у меня.
  - Хорошо. Первый этап операции был успешным, даже немного чрезмерно, - поморщилась она.
  - Мой принц, если векке Нэраи необходимо предоставить эти сведения, то не проще ли будет на их основе перестроить ловушку? - подал голос фарин Роанкай. - Я так понимаю, что векка подвергается огромному риску, передавая эти сведения, которого вы хотели бы избежать. А дважды скормить им лживую информацию будет проблематично. Я наслышан о веккане Гарэде. Боюсь, что даже этот раз может быть не слишком удачным.
  - Вы правильно все поняли. Нам нужен наиболее точный момент. Думаю, что возможностью устранить принцессу мы сможем гораздо быстрее их выманить, - кивнула Кей.
  Следующие часа четыре мы потратили на обсуждение плана во всех деталях.
  
   Глава 15
  
  Я сидела в кресле у окна и, немного отогнув тяжелее шторы, смотрела в окно на луну. Этим вечером небо было на удивление ясным, поэтому три четверти луны ярко сияли на темном небосводе в окружении россыпи мельчайших звезд. На моих коленях покоилась раскрытая книга по алхимии. Я тяжело вздохнула - так и не смогла заставить себя увлечься чтением. А все волнение. Уже более пяти часов прошло, как Кей уехала на встречу с Серкаем и таинственной группой. А меня она с собой не взяла, что было немного обидным. Но в то же время я понимала, что так безопаснее. Не знаю, чем они там занимаются, и не уверена, что хочу это знать. После расставания с советниками, принцесса почти сразу отбыла, предоставив меня своим делам. Немного позанимавшись, поняла, что внутри меня снедает тревога. Как-то за это время, особенно последние дни, Кей стала мне таким близким человеком. Нет, не человеком! Поправилась: альфаром! И мне действительно была не безразлична ее судьба и жизнь. А от незнания воображение только усиливалось, рисуя все более страшные картины. Ведь уже ни одной такой ситуации я была свидетелем.
  В дверь тихо постучали. Я поднялась, про себя удивляясь, кто может в такое время ко мне заявиться. Кей не стучалась бы, все-таки ее это покои. Слуги? А может Сера? С альфаркой мы так за вечер и не пересеклись, и вообще была ли она в доме, я не имела ни малейшего понятия. Открыла дверь, и сердце пропустило удар, хотя на лице не дрогнул ни один мускул - годы практики не прошли даром.
  - Что привело тебя в столь позднее время? - холодно поинтересовалась я.
  - И даже без приветствия? - меня потеснили и без приглашения вошли в комнату.
  - Кей нет, если ты не в курсе, - мне радостно кивнули и завалились на кровать. От такой наглости, я не смогла удержать недовольно искривившихся губ. Я ему, конечно, рада, но такой приход очень сильно настораживал. - Тееер?...
  - Девочка, я вообще-то к тебе! - мечтательно протянул он, закинув ногу на ногу.
  Я прошла на свое кресло и переложила книгу на маленький столик. Столько вопросов крутилось в голове, а начать их задавать было боязно. А ведь только вчера думала, о том, как хорошо было бы поговорить с ним о самоисцелении.
  - И чем обязана? - спросила, чтобы не затягивать молчания. Можно подумать он пришел поваляться на нашей постели. У Тера что, своей нет?
  - Не допускаешь мысли, что я просто хотел тебя увидеть? - хохотнул учитель. На моем лице расползлась уверенная улыбка.
  - Нет.
  - И правильно делаешь, девочка!
  - Почему ты все время зовешь меня девочкой? - поинтересовалась я. Ну в самом-то деле, у меня же имя есть.
  - А ты разве мальчик? Неужели я так стар, что позабыл, чем мальчики от девочек отличаются? - в голосе Тера звучало столько серьезного испуга, что я почти поверила. Почти!
  - У меня есть имя... - тихо сказала я. Не то чтобы я настаивала, но это казалось мне правильным поведением.
  - Что мне имена... столько их пронеслось и погасло на моем веку... - что это было? Горечь, печаль? А потом резко переменился его тон: - Бабочка-однодневка разве может иметь имя? Цветок ее не запомнит, но пыльца перенесенная на другое растение, навсегда вберет в себя тень воспоминания об этой прекрасной разгильдяйке, - Тер хрипло рассмеялся только ему понятному сравнению, и, перевернувшись на бок, внимательно посмотрел на меня. - Ты хотела о многом со мной поговорить.
  - Да, - и откуда только узнал? - Вчера было странное происшествие. Я была... ранена. Но когда Кей меня поцеловала, что-то произошло, и я исцелилась. Наши Пламена будто соединились и охватывали все тело, - сбивчиво рассказывала я.
  - Девочка, что ты знаешь о радуге? - загадочно улыбаясь, вдруг спросил Теркай.
  - Это... - вопрос был для меня неожиданным. - Капельки воды преломляют свет под разными углами.
  - Правильно. Только вода и свет. А что же такое наша сила? Энергия, проходящая сквозь тело. Ты думаешь, от чего зависит тип Пламени? - глаза Тера загорелись страстным огнем.
  - Разве не Пламя выбирает своего носителя? Конечно, довольно часто сила его передается потомкам, но это скорее исключение, - удивленно сказала я.
  - И чему вас только учат! Глупые людишки! - расхохотался Теркай. Он легко поднялся и приблизился ко мне, возвышаясь темной горой в своем неизменном черном камзоле на земной манер. - Ты снова путаешь элементаль с СИЛОЙ! Мы! Только наши сердце и разум преломляют энергию под определенным углом, создавая спектр нашего Пламени.
  Я сидела и снизу вверх смотрела на учителя. Его удивительные светло-фиолетовые глаза осветились озорным блеском. Он наклонился и оперся руками в спинку кресла по обе стороны от моей головы. Лицо Тера все приближалось и приближалось, а я будто медленно растворялась в бесконечном космосе его глаз. Усмешка горячим дыханием обожгла мне щеку.
  - Цвета, проникая друг в друга, пробуждают нечто большее - радугу... Выводы делая сама! - втянув ноздрями воздух, он резко схватил меня за плечи, и я даже не успела испугаться, как оказалась сидящей у него на коленях. А Тер занял мое место в кресле и, обнимая меня за талию, спросил: - Ты почему не занимаешься?
  - А... - я была немного ошарашена переменой места дислокации, чтобы вовремя сориентироваться на перемене темы. - Времени не было... - отвела глаза.
  - Вот не надо рассказывать! Вместо того чтобы предаваться мечтаниям в ванной могла помедитировать, - покачал головой он.
  - Не надо лезть ко мне в голову! - возмутилась я. - И вообще, ты зачем пришел? Или... - голос мой вдруг задрожал от посетившей меня мысли. - Ты заберешь меня?
  - Хоть Кей и нарушила мое требование, - рассмеялся он и откинулся на спинку кресла, - но ты останешься пока здесь. Представь, Мей не разрешила тебя забрать! - сделал он круглые от возмущения глаза. - Итак, девочка моя, начнем урок!
  Нас объяло фиолетовое пламя. Мы опять оказались в фиолетовом измерении и снова совершенно нагие. Вот теперь это состояние меня напугало. Сидя на коленях у Теркая в таком виде, я почувствовала непереносимое отвращение и стыд. Быстро вскочила и отпрянула от него на приличное расстояние, пытаясь прикрыться распущенными волосами. Он же удивленно вскинул брови.
  - Что за маневры? - в охрипшем голосе слышалось веселье.
  - Почему мы снова без одежды? - вопросом на вопрос ответила я.
  - Хм... - он окинул меня взглядом, будто только заметив мой внешний вид, потом посмотрел на себя.
  А, кстати, почему он так и сидел в моем кресле? И вообще это измерение реально или мы только мысленно в него переносимся, а тела остаются там где-то? Мысли проносились в голове, сменяя друг друга с бешеной скоростью.
  - Девочка, ты неподражаема! - тонко улыбнулся одной стороной губ Тер. - И что только твой разум проецирует!
  - Мой?! - опешила я.
  - Не я же все так вижу! Значит, урок первый: представь себя, и ладно уж меня (мой вид правда впечатляющ), такими же, как в реальности. Хотя твоя версия мне больше нравится, - прищурил глаза Тер. - Никогда не думал, так использовать эту реальность... ммм... Мей... тебе не поздоровится! - прикрыв глаза и облизнув губы, прошептал он.
  Последнюю его фразу я решила побыстрее выкинуть из головы. Представила нас, как перед перемещением сюда, и сразу же почувствовала тесную ткань платья.
  - Что это за место? - решилась спросить я, ведь в прошлый раз так этого и не сделала.
  - Рассуждения твои были в верном направлении. Тела наши сейчас в спальне. И не стоит морщиться. Мысли нужно лучше блокировать! Я же тебе показывал.
  - Я делаю так, как ты учил, - немного обиделась. - А твой амулет на защищает от моих 'родственничков'.
  - Правильно. Поэтому я и здесь. Будем работать над этой проблемой более подробно, особенно в свете предстоящего... - он поднялся с кресла и вмиг оказался рядом. - Представь себе эпизод из жизни, любой. А теперь мысленно помести его в кокон из своего пламени. Нет, не так! Не просто представь, а используй СИЛУ! Маленьким потоком...
  Я раз за разом пыталась проделать, то что хотел от меня Тер, но никак не выходило. Учитель, правда, был терпелив и доходчиво все поправлял. Потом взял меня за руку, и будто молния пришила мое тело, вызвав горячую непонятную волну ощущений. В тот же миг перед глазами встала картинка: я сижу на лавочке и расправляю складки платья. Не сразу поверила, что вижу себя. Девушка была совершенно чужой, овеянной ореолом силы и власти. Неужели такой меня видит Тер? Потом картинка изменилась, будто уменьшилась и оказалась внутри фиолетового пузырика. А я чувствовала, что все детали того воспоминания пронизаны силой пламени, они были плотно переплетены вместе и закреплены в этот маленький кокон.
  - Теперь поняла, что нужно сделать? - заглянул мне в глаза Тер, разрывая тепло наших рук.
  - Д-да... - выдохнула я, все еще находясь под впечатлением.
  Еще некоторое время Теркай проверял меня, как сильно я могу прятать свои истинные воспоминания.
  - Такой вариант поможет мне от считывания 'братом'? - наконец, спросила я.
  - Да, до спрятанных мыслей он не сможет добраться, - Тер погладил меня по щеке. - Но полностью закрыть твой разум нельзя, без извлечения программ.
  - Не стоит, а то сразу все поймут, - серьезно кивнула я.
  - Пора возвращаться, - его глаза на миг потеряли осмысленность. - Хозяйка прибыла.
  Мы оказались в спальне, а я так и сидела на коленях у Тера. Он тяжело вздохнул и щелкнул меня по носу.
  - Скоро еще приду. Не забывай заниматься! - ссадив меня с себя, он поднялся и потянулся. А потом скосил на меня хитрый глаз и произнес: - Какие же вы медлительные!
  Его фигуру поглотил портал, а я сидела и ничего не могла понять. Через пять минут дверь в комнату раскрылась и на пороге появилась уставшая Кей. Я подскочила, но она жестом остановила меня и с помощью магии заперла дверь. Потом нетвердой походкой подошла к кровати и стащила черный плащ. Весь бок альфарки был залит кровью. Она покачнулась и села на постель, закусывая губу на посеревшем лице.
  
  - Кей! - я кинулась к ней, замирая внутри от страха. Что же случилось?
  Уверенно стала снимать с нее рубашку, а руки совершенно не тряслись, видно, сказался опыт. Кей только кривилась и следовала моим указаниям. Я, конечно, понимала, что она не может пойти к обычным целителям или позволить подчиненным осмотреть себя. Но хоть какую-то первую помощь ведь можно было оказать. Так я бормотала себе под нос, снимая ее перевязь, а альфарка слабо улыбалась обескровленными губами.
  - Раи, это просто царапина, - моей щеки коснулись холодные липкие пальцы.
  - Не говори глупости! У тебя сильное рассечение бока, еще и два ребра сломаны. - Я зло посмотрела на принцессу.
  Испарина покрывала лоб Кей, волосы прилипли к лицу, а глаза горели нездоровым блеском. Все раздражение у меня улетучилось, сердце сжалось, переставая гнать кровь по венам, что моментально заморозило мне руки. Я и не подозревала, что Кей стала мне настолько близка. Я требовательно откинула ее на постель, и альфарка не стала сопротивляться.
  Рана была не слишком глубокой, но неприятной. Промывать ее смысла не было, поэтому я сразу приступила к лечению. Приложила руки к ране и отпустила силу. Треск вправляемых ребер сопровождался тихим стоном Кейрэн. Я не могла оторвать взгляда от проделываемых операций, поэтому замечала лишь, как она выгибала шею, усиленно стараясь не кричать от боли. Лечение всегда проходит болезненно. Я закусила губу - в прошлый раз все было намного проще, ведь альфарка находилась без сознания. А сейчас видеть ее муки было очень тяжело. Наконец, края раны стянулись и образовался широкий рубец. Я приложила светящуюся ладонь к шраму и он сразу исчез.
  Выдохнула, на меня как-то сразу навалилась жуткая усталость. Посмотрела на Кей - она спала, даже ресницы не подрагивали, что говорило о глубоком погружении. Разметавшиеся по постели золотистые волосы прилипли к ее плечам и телу. Я посмотрела на альфарку, грудь и брюки которой были запачканы кровью. Обмывать ее сейчас? Почему-то щеки обжег жар, я не смогу вот так просто ее мыть. Нагнулась и заглянула под веки... да, проспит она около часа... подождать пусть сама вымоется? Это казалось мне самым верным. Я накрыла Кей одеялом, вытащенным из шкафа, и присела у изголовья ожидать ее пробуждения.
  Сама не заметила, как пальца коснулись лба Кей. Он был холодным и уже не мокрым - лихорадка миновала. Я стала аккуратно убирать налипшие волосы, испытывая необъяснимую нежность. Такая сильная альфарка, такая просчитывающая все ходы... а вот ранили и обратиться за помощью ей не к кому... только я знаю ее тайну! От этой мысли стало так тепло и радостно. Ведь она мне доверяет! Мне! Я непроизвольно стала улыбаться. Так я и сидела, гладя волосы и лоб Кей, с улыбкой думая о нашей дружбе. У меня же никогда не было друзей в нормальном сознательном возрасте. А Кей... она же за меня искренне переживает, и как я сегодня поняла, я за нее тоже. Что это как не дружба?
  Мысли мои прервались, когда пальцы перехватила прохладная рука. Я вздрогнула, интересно, почему у Кей всегда руки прохладные... Глаза цвета молочного шоколада озорно смотрели на меня. Она потянула мою руку и поцеловала кончики пальцев.
  - Спасибо, - выдохнула альфарка.
  Я улыбнулась и, забрав руку, поднялась.
  - Тебе нужно обмыться, мышцы от горячей воды расслабить. Наберу тебе ванну, - повернулась выйти.
  - Нет, - резко остановила меня она, но потом мягко добавила: - Не надо ванну. Душ, только душ.
  Она села и болезненно поморщилась. Я отвела глаза от ее обнаженного торса, но Кей собственный вид не смущал, и она, поднявшись, направилась в ванную.
  - Почему у меня все болит? Я думала, после твоего лечения будет как в прошлый раз, - включая воду и раздеваясь, спросила у меня Кей.
  Я подошла к открытой двери и прислонилась спиной к стене, чтобы не было соблазна заглянуть внутрь.
  - Тогда у тебя не были поломаны кости. Сращение тканей намного легче и безболезненнее. Еще день будешь чувствовать дискомфорт, - отстраненно рассказала я, думая о своем. - Кей?...
  - Да... - отозвалась уже из-под струй воды принцесса.
  - Ты мне расскажешь, что произошло? - без особой надежды спросила я.
  Она долго молчала, а мне был слышен только мерный шум бегущей воды. Так и не дождавшись хоть какого-то ответа, я пошла приводить в порядок кровать. Собрала окровавленные вещи и постельное и хорошенько завернула в простынь. Не знаю что еще с ними делать, может Кей просто выбросит все. Перестелив кровать, я переоделась в ночнушку и легла спать. Почему она мне ничего не ответила? Можно же было сказать нет и все. А так... почувствовала влагу на глазах, и быстро утерла слезы. Этого еще не хватало! И чего спрашивается я расстроилась? Не обязана она мне говорить ничего. Но в глубине души, чего обманываться, мне было обидно и немного больно. Ведь только, что думала, что мы подруги... а в итоге? Меня поставили на место! Кто я такая?
  Когда услышала вошедшую в спальню Кей, еще больше закуталась в одеяло и сделала вид, что уже сплю. Альфарка легла и я сразу же оказалась прижата спиной к ней. Тесные объятия не позволяли мне развернуться или высвободиться, а одеяло теперь накрывало нас обеих. Шепот защекотал мне ухо.
  - Тебе действительно хочется знать? Не боишься? - сжала руки Кей у меня на животе.
  Я чуть не всхлипнула от радости ,проклиная свою глупость. Правильно меня Кей называет глупенькой. Я кивнула, а альфарка нашла мою руку и переплела наши пальцы. Этот жест показался мне настолько личным и нежным, что мурашки побежали по коже рук.
  - Ты же поняла, что Серкай не простой альфар? - я снова кивнула. Я об этом думала. Ведь тогда Кей захотела проверить именно его, а не кого-то другого... в памяти вспыхнула картина этой проверки... и что-то неприятное зашевелилось во мне. - Он наследник Земного рода, отвечающего за 'быстрое реагирование'. Это мобильные группы, которые бросаются на самые 'грязные' дела. Раи... политика дело очень противное... сегодня мы 'вычищали' одно место, на которое вышли благодаря сведениям, полученным с твоей помощью.
  При этих словах я вся сжалась. Как вспомню того человека и что я с ним сделала...
  - Раи... ну ты чего? - Кей поцеловала меня в щеку. - Ты сама хотела знать... Все пошло немного не так спокойно и быстро. Эти люди оказали сильное сопротивление. Понимаешь... у них были некоторые наши технологии... это больше всего меня и заботит.
  - Поэтому тебя смогли ранить? - подала голос я.
  - Не только, - поморщилась она. - Я позорным образом отвлеклась... смогла к одному из тех людей залезть в воспоминания и меня как накрыло. И если бы Серкай вовремя не заметил, то нас бы с тем бедолагой насквозь и пронзили. Серкай правда двоих своих бойцов потерял.
  - А как он сам?
  - Сам? Нормально. А что ему будет? - удивленно приподнялась Кей. - Ты за него волнуешься?
  - Ну, в прошлый раз же его ранили... - смутилась я.
  Кей повернула за подбородок мое лицо к себе и заглянула в глаза. Жаль, что у меня нет альфарского зрения и мне в этой темноте ничего не видно.
  - Тогда нападали альфары... - очень тихо сказала принцесса и нежно коснулась губами моих губ.
  Я замерла, как-то за этот насыщенный день я и забыла про такую малость, как поцелуи... поцелуи Кей... а это приятно, с удивлением поняла я... что-то голова моя отказывается работать... вчерашние события и то мое состояние я отнесла к стрессу... и мои поцелуи с Кей... не думала, что и сейчас будет так же хорошо.
  - Кей, - я нашла в себе силы отстраниться. - Сегодня Тер приходил...
  - Что? - она стремительно села.
   Я немного пожалела, что меня больше не обнимают. Приподнялась на локтях и посмотрела на Кей.
  - Он был здесь. Опять учил меня... скрывать мысли, - быстро сказала я, будто оправдываясь. Хотя в чем мне оправдываться? Вспомнилась проекция в том измерении... м-да...
  - И все? Он... ничего не говорил? - напряженно спросила альфарка.
  - Я его не понимаю. Вроде пришел меня научить, - пожала я плечами. - Но он все знает... или мысли так хорошо читает или что? Что-то странное говорил про мое исцеление. Сравнивал СИЛУ с радугой...
  - Его никто понять не может, - облегченно вздохнула Кей. - Что же он задумал? Зачем ему ты? Он учеников уже более трехсот лет не брал...
  Кейрэн опять легла и уткнулась носом мне в плечо, стало сразу легко на душе. Ее руки обвили мою талию...
  - Раи... будь осторожна, - прошептала альфарка. - Дядя никогда просто так ничего не делает. Ни одно его слово не произносится зря...
  Так обнимая меня, Кей и заснула, видимо, день и для нее был слишком тяжелый. А я все лежала, ощущая тепло ее рук, и думала. Пытаясь осмыслить все те знания и недомолвки, которыми снабдил меня Тер, я не могла расслабиться и провалиться в сон.
  Вот эта радуга... что имел ввиду Тер? Мы пропускаем сквозь себя силу... маги, как капельки воды в радуге. Тогда то, что было у нас с Кей... мы создали свою радугу? Это хотел сказать Тер? Но это же бессмыслица! Разве пламена могут соединяться? А тем более так друг с другом взаимодействовать. Я слышала, что люди с пламенами одного цвета могут соединять силы и умножать тем самым мощь заклинания. Но вот так... неужели особенности наших сил так воздействовали на меня... или имеет значение, что мы обе в тот момент чувствовали и хотели? Если это все правда и такие слияния возможны, то открываются совершенно новые возможности... во мне загорелся азарт исследователя, стали возникать разные варианты получения похожего эффекта. Украдкой посмотрела на мирно спящую альфарку, если бы она знала, о чем я сейчас думаю, согласилась бы на эти эксперименты?
  Мысли мои перескочили на фиолетовое измерение. Я почувствовала на дне души горечь, оказывается со мной что-то не в порядке. Хотя разве я могу быть нормальным человеком после всего пережитого? Но никогда не думала, что буду кого-нибудь представлять голым. Неужели, Тер мне нравится? Нет, бред! Такого быть не может! Я не могу никого любить! Я же кукла! Тогда почему я нас видела обнаженными? Но мои чувства в первый визит в это измерение были совершенно другими. Я же не чувствовала никакой неправильности происходящего. А в этот раз? Ужас! Что тогда учитель сказал мне? Мы предстали перед силой Фиолетового Пламени, оно изучает нашу душу и помыслы. Хм... Но эта сила обладает своим разумом - Элементалем... а может быть так, что тот наш внешний вид зависел именно от разума элементаля? Он нас 'оголил' во всех смыслах... Может тогда и я не такая уж и испорченная? А просто взяла за основу прошлый опыт...
  У меня разболелась голова от всех этих странных мыслей. Развернулась на бок, чтобы постараться уснуть. Сзади Кей во сне еще крепче прижала меня к себе и от этого я улыбнулась. Почему мне так приятно? Тепло волной разошлось от моего сердца и наполнило мысли спокойствием. Через минуту я уже спала.
  
   Глава 16
  
  Проснулась я в одиночестве, наверное, Кей уже принялась за свои дела. Я встала и неторопливо приготовилась к завтраку. Спустившись через два часа в столовую, обнаружила, что принцессы еще нет за столом. Близнецы Серкай, правда, уже сидели и увлеченно беседовали. При моем появлении, они немного замолчали, но потом тихо продолжили.
  Да... я давно заметила, что Серкаи очень дружны между собой. Вот и Кей тогда оговорилась, что ближе брата у нее никого никогда не было. Представляю, как тяжело ей было это пережить! Сейчас, глядя на этих медововолосых близнецов, я вспоминала короткий рассказ Кейрэн. Она тогда единственный раз чуть-чуть приоткрыла мне душу... и только теперь я смогла в полной мере оценить этот жест. В горле встал ком... Кей... я опустила глаза, чтобы никто не увидел моего потерянного взгляда. И я ведь тогда ничем не смогла ей помочь... сказала какую-то глупость, как всегда.
  Мелодичный смех вырвал меня из мрачных мыслей. Близнецы, почти касаясь лбами друг друга, смеялись. В свете ночного разговора, я по новому посмотрела на Серкая. Красивый, молодой, на вид моего возраста, около двадцати двух, тогда как Кейрэн смотрится постарше на двадцать пять. Всегда думала, что он немного несерьезен, даже когда альфар говорил мне про невозможность быть с принцем, казался просто прямодушным. А вон оно как выходит... все носят те или иные маски. Вот Серкай резким движением отбросил медовую косу, упавшую ему на грудь, обратно за спину. Это движение... такое отточенное, минимум энергии... как я раньше этого могла не замечать? А зеленые глаза... ведь он постоянно цепко осматривает все предметы в окружающем пространстве. Посмотрела на его сестру и встретилась с ее холодным взглядом... Она точно такая же, как и Серкай! Что там Кей говорила? Обучение совершенно одинаковое... да, это видно.
  - Раи... - раздалось над моим ухом, а на плечи легли узкие ладони. - Почему ты на меня никогда так не смотришь? - горячий шепот защекотал мне ухо.
  - Как так? - тихо спросила я, совершенно не понимая к чему клонит Кей.
  - Так пристально, будто заглядываешь в душу, - мочки уха коснулись губы, потом язык нежно прошелся по изгибу ушной раковины. Я сдержанно вздохнула. - Я так могу начать и ревновать, - усмехнулась Кей. - Сера, Серкай, доброе утро! - она выпрямилась и села рядом со мной на свое место. - У нас сегодня много дел, вчера незавершенных, так что Серкай завтракай быстро, и мы уезжаем. Дамы, прошу нас извинить, совсем мы не можем уделить вам внимания.
  - Ну, что вы, ваше высочество! Мы с веккой Нэраи найдем чем занять себя. Не правда ли? - мило улыбнулась Сера.
  Я, ничем не выдав своего удивления, ей кивнула. Что же задумала эта альфарка? Я же поняла, что она не питает ко мне теплых чувств, а тут вдруг просит моей поддержки. Выдохнула... так, не дать собой манипулировать! Я кукла! У меня своя программа, и я не буду плясать под чужую дудку.
  Как принцесса и сказала, они с Серкаем покушали очень быстро и, подарив мне долгий и настойчивый поцелуй (на который я не сразу отважилась ответить при свидетелях), Кей куда-то уехала. Я же решила заняться своей учебой.
  Немного помедитировала, как наказывал мне Тер, и села за задания. Никто меня не отвлекал и было так тихо и спокойно, что я даже и забыла, что больше не нахожусь у себя в квартирке. Обедали мы с Серой наедине, не обменявшись ни единым словом. Только бросали друг на друга изучающие взгляды. А после обеда пошел дождь.
  За утро комната Кей мне наскучила, к тому же я весь вчерашний вечер там просидела, поэтому я взяла учебник по целебным растениям и села в гостиной у окна в широкое мягкое кресло. Шум дождя выбивал за окном свою неповторимую музыку, мерно ложащуюся на мою душу умиротворяющим пологом. Что-то в последнее время я постоянно нервничаю. Как перестала постоянно считать себя куклой... как Кей запретила мне так думать... хорошо ли это?
  - Векка Нэраи, интересная книга? - на диванчик напротив меня опустилась Сера.
  - Познавательная, - ответила я, не поднимая на нее глаз.
  - Ну и как вам наша жизнь? Не считаете себя здесь лишней? - через какое-то время заинтересованно спросила она.
  Я поняла, что она от меня не отстанет, и закрыла книгу. Ну вот, что Сере от меня надо? Почему нельзя просто побыть одной?
  - Вы считаете меня здесь лишней? - холодно спросила я. Ее губы тронула едва заметная улыбка. О, духи! Она что, специально меня пытается вывести из себя? Не дождется! Я КУКЛА! Расправила плечи и выдохнула... начнем?
  - Разве я имею на это право? - улыбнулась альфарка.
  - Не правда ли без мужчин скучно? - поглядев в окно, отстраненно произнесла я, в тайне надеясь перевести разговор.
  - Не то слово! - рассмеялась альфарка. - Но знаете, Нэраи, девочки и сами могут неплохо провести время, - она хитро посмотрела на меня.
  Неужели это то, о чем я подумала? Мое лицо не выразило ни единой эмоции, спина идеально прямая.
  - Вы хотите скомпрометировать меня перед Кейрэном? - мой тон ничего не выражал.
  - А ты ничего! - доброжелательная маска сползла с ее лица, уступив место холодной проницательности. - Не поддалась ни на одну мою провокацию. Не зря он тебя выбрал в радалеи.
  - Это все? - я подняла одну бровь.
  - Тебе надо быть очень осмотрительной, - серьезно сказала она, немного подавшись вперед.
  - Прости? - Я моргнула. Это она меня сейчас предупреждает?
  Сера поправила юбку своего женского альфарского костюма бежевого цвета и подняла на меня зеленые глаза.
  - Альфарское общество крайне враждебно относится к человеческим радалеям, особенно у знатных мужчин. Раз тебя уже пытались устранить... и еще... не вздумай забеременеть! - сверкнула она глазами. - Это ничем хорошим для тебя не кончится.
  - Ты мне угрожаешь? - сжала губы я.
  - Ну, что ты! - Сера улыбнулась. - Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Принц тогда будет очень огорчен. Но ты же знаешь этих мужчин - о такой защите они думают в последнюю очередь. Особенно, если учесть, что альфарки не могут забеременеть до свадьбы. А сейчас, - она вся как-то собралась, глаза азартно заблестели, - расскажи мне, какой он в постели!
  - Что? - Я поперхнулась.
  - Ну, Кейрэн, какой он? О нем столько слухов ходит... - округлила она многозначительно глаза.
  Мои мысли лихорадочно забегали. Что ей сказать? Как вообще такое можно обсуждать вслух! Она точно ненормальная!
  - Серкай, я не думаю, что нам стоит это обсуждать, - осторожно ответила я.
  - Зови меня просто Сера. Представь себе, Нэраи, я тебе жутко завидую... - вздохнув, мечтательно протянула Сера.
  Такого я точно не ожидала. Чему завидовать? Наверное, непонимание отразилось на моем лице, потому как альфарка рассмеялась, откинувшись на мягкие подушки дивана.
  - Хоть ты и не сможешь остаться с принцем, но сам факт пребывания рядом... ммм... я бы многое отдала! Но я по статусу не подхожу. Хотя знаешь, я бы с бОльшим удовольствием с его сестрой встречалась. Где-то она сейчас?... - задумчиво облизнула губы Сера.
  - С сестрой? - удивилась я. О, если бы она знала, я про себя хихикнула.
  - Да, фарина Кейрэн славится своим... хм... страстным нравом, - улыбнулась она. И чего это сестру Серкая потянуло на такие разговоры со мной. - Один мой знакомый альфар очень долго не мог ее забыть, после того как они разошлись. Все вспоминал, какая она в постели, аж мурашки у меня по коже шли от его рассказов. А ведь у принцессы было столько партнеров, но никто не мог ее увлечь на долго. Что парни, что девушки - она всегда обращалась со всеми одинаково пылко. Но вот принц с тобой совсем другой. Наверное, они с сестрой сильно отличаются.
  - А ты не боишься и сама не забыть, если окажешься в постели принцессы? - спросила я, а в сердце что-то екнуло. Раньше-то я не задумывалась, с кем была Кей. А ведь надо было...
  - Честно? Немного... но оно того стоит, - серьезно ответила Сера. - В нашем обществе мало доводится испытать привязанностей. И даже такая мимолетная влюбленность очень приятна.
  - Почему? Я так поняла, что любовь у вас не в ходу.
  - Любовь и влюбленность разные вещи. Любить кроме своей семьи не стоит вообще никого. Это моя позиция! Вон Серко поддался этому порыву и что? Нет, это неприемлемо! Хорошо провести время с приятным партнером на такое надо ориентироваться. А влюбленности быстро проходят... надеюсь, мой Серко тоже это поймет, - печально закончила она. - Я знаю, что брат предупреждал тебя... а я вижу, как принц меняется рядом с тобой. Ему не стоит привязываться. Будь на его месте принцесса, у вас бы может и был шанс остаться вместе... а так...
  - Зачем ты мне все это говоришь? К чему такие откровения? - раздраженно спросила я.
  А про себя сделала заметку, что все же Кей мне нечто серьезное не сказала. Мы можем остаться вместе? Это меня напугало, больше чем необходимость завтра идти к Жоршену с планом ловушки.
  - Скажем так, ты мне нравишься. И я не хочу, чтобы ты питала ложные иллюзии. Но сейчас время тяжелое, а я знаю, что ты играешь крупную роль в планах принца. Даже Серкай из-за тебя пострадал.
  - Я не по своей воле играю эту роль, - улыбнулась я.
  - Своя воля - это мираж. Все мы делаем то, что должны, - сказала Сера. - И я очень надеюсь, что все наши старания не пропадут зря, - она встала и вышла, оставив меня одну.
  Все они опять и опять возвращаются к этому вопросу, что мне не быть с принцем. Если все так сложно, то зачем бередить раны? Будь это правдой, то принцу не хотелось бы слышать такое, если он испытывал бы ко мне привязанность. От этой мысли, я оцепенела... привязанность... Сера же сказала, что видно, как Кей ко мне относится... а еще и ее теперешнее поведение со мной сильно отличается от того, как она с другими любовниками себя вела... неужели? Да нет! Быть того не может! Ведь для нее на первом месте государство... и тем более мы не любовницы, может поэтому все отличается. А еще Сера сказала, что с принцессой у нас могло бы быть будущее... что-то я совсем запуталась! Что же не так с этими альфарами?
  
  Вечер пришел незаметно. Больше с Серой мы на личные темы не разговаривали, но вела она себя со мной более искренне и не язвила по каждому поводу. Кейрэн и Серкая все не было, а я при приближении ночи все больше начинала нервничать.
  Меня постепенно и неотвратимо накрывала паника, может хоть Кей смогла бы меня отвлечь, но ее все не было. Мысли все время вертелись вокруг завтрашнего утра и разговора с 'братцем'. Я повторяла и повторяла заготовленный и продуманный во всех деталях план, но только еще больше начинала бояться.
  После ужина сразу отправилась в нашу с Кей спальню. Закрыв дверь трясущимися руками, пробежалась взглядом по темной комнате и выбрала самый дальний угол возле окна. Еще в далеком детстве, до страшных событий, я имела такую привычку - садиться в угол и размышлять. Это дарило мне чувство защищенности и покоя... что сейчас было просто необходимым.
  Села на пол и облокотилась лбом о стенку. Как же мне тяжело! После наказания снова туда идти... он же может сорваться на мне за то, что Кей не дала выполнить все задуманное! Я всхлипнула, но постаралась удержать слезы. В груди все ныло и болело, разрывая меня на части. Я обхватила себя руками, чтобы хоть немного унять дрожь. Кей, зачем ты это сделала? Зачем меня разбудила? Как теперь все вынести? В голове все время проносились воспоминания...
  
   Веревки больно сжимают мне запястья. Черная, холодная комната, протягивает в сердце скользкие щупальца страха. Что со мной теперь будет? Мама... мои рыдания разрывают эту завесу тишины и отдаются жутким эхом со всех сторон.
  Еще только вчера у меня была мама! И я мечтала о семье... после страшного ритуала, я пришла в себя в этой камере, все так же привязанная. Где я была? Почему никто нас не ищет? Что стало с мамой?
  Вспомнила, что отчим отпустил большую часть слуг, в связи со свадебным путешествием. Я еще больше зарыдала - никто нас не хватится! Мы же утром должны были все вместе уехать отдыхать на море. Я так этого ждала... глупая я!
  А в голове все звучали и звучали последние мамины слова: 'Чтобы им не досталось Пламя!' Мамочка, я выполню это! Я обещаю! Они его не получат!
  
  Дверь неслышно отворилась, и вошел отчим. Его злость я чувствовала всей своей кожей, так если бы она была осязаема и могла жечься.
  - Дорогая доченька, как ты себя чувствуешь? - приторным голосом спросил он. Я, всхлипывая, отползла к стене и что было сил вжалась в нее. - О, я вижу ты в добром здравии! Замечательно! А то твоя мерзкая мать спутала мне все планы! Но ничего, - мужчина приблизился, и я ощутила его дыхание на коже лица. Потом боль разорвала мне щеку и скрутила шею. Пощечина была такой силы, что не опирайся бы я на стену спиной, улетела на пол далеко от отчима. - Жаль, а я так хотел тебя использовать для другого, - он нежно провел пальцами по моей пылающей щеке, по которой текли слезы, немного охлаждая удар. - Нэрри, почему в тебе сила не пробудилась во время ритуала? - цепкие пальцы схватили мой подбородок и повернули в сторону его лица. Можно подумать он что-то видит в этой темноте! Я от отчаяния тихонько завыла, за что снова получила по лицу. - Не переживай, дорогая, скоро мы пробудим твою силу! Жди! Три дня и все!
  С этими словами он поднялся и ушел, так же неслышно закрыв дверь. Я же, свернувшись калачиком на полу, обнимала себя и рыдала, еще до конца не осознав, что мне предстоит. И только холодный камень пола отрезвлял мои лихорадочные мысли. А веревки, опутывающие мои запястья и лодыжки, четырьмя длинными змеями терялись у двух противоположных друг другу стен, связывая меня с реальностью и не давая окунуться в грезы.
  Три дня ко мне никто не приходил, и я жила в постоянном страхе и темноте. Ни еды, ни питья мне не давали... безысходность просачивалась все глубже и глубже в мое тело, занимая остатки тепла и надежды. Что со мной будет? Вот единственный вопрос волновавший меня тогда. И чем больше времени я проводила в этом темном вместилище безжизненности, тем яснее становилось леденящее кровь понимание, что участь мне уготована худшая, чем у мамы. Мама... я постоянно возвращалась к ней мыслями, но потом слез уже не было, ведь влаги в обезвоженном теле неоткуда было взяться. Она всегда говорила, что сила приходит с сильными эмоциями, переживаниями, зачастую это была первая любовь. А отчим теперь собирался искусственно пробудить мою силу... но насколько же были сильны мои переживания, когда я видела маму на алтаре, однако сила ко мне так и не пришла.
  На третий день сил у меня совершенно не оставалось, а нервы были натянуты до предела. Скорее всего этого и добивался отчим. Я могла еле передвигаться по отведенному мне веревками пространстве, стараясь справлять нужду в отдаленном от выбранного для лежания месте. Потрескавшиеся от жажды губы нещадно болели, а тело сотрясал глухой кашель, видимо, пребывание на холодном полу не прошло зря для моего организма. А вонь, сначала мучившая меня своей резкостью и тягучестью, стала потихоньку въедаться в мою кожу, преследуя и становясь неотделимой частью. И я уже мечтала о приходе отчима, лишь бы не быть в этой гнетущей тишине, разъедающей внутренности своей неопределенностью; лишь бы мне дали глоток воды, снящейся мне в лихорадочных сновидениях. Мне казалось, прошло бесконечное число часов, будто света я не видела много лет...
  И вот уверенные шаги разорвали мой непереносимый мирок, яркостью новых звуков. Дверь с тихим скрипом, раздавшимся в моей голове страшным лязгом, отворилась и на пороге замерли две фигуры - отца и сына. Высокая и широкоплечая и рядом не достающая ему до плеч худенькая и нескладная. Они были такими разными, и на фоне темного коридора, который был для меня виден намного светлее, чем вся моя камера, являли собою леденящее душу зрелище.
  Сил плакать у меня не было, и я, лежа на полу, отстраненно взирала на этих людей. А людьми ли они были? Чудовища! Они были именно чудовищами из сказок мамы, которые появились во время преображения земли.
  Закрыв двери, они снова погрузили мою темницу во мрак, но вот щелкнула искра, и на стене запылал факел, свет которого больно резанул по глазам. Раздался страшный скрежет и стук колесиков, в то же мгновение веревки мои стали двигаться, вызвав в душе моей панику. Я слабо дернулась, а веревки все набирали ход, и уже быстро-быстро стали волочить меня по полу распластывая посередине комнаты. Я и опомниться не успела, как все замерло, и я осталась обездвижено лежать, широко расставив руки и ноги.
  - П-пожалуйста... - простонала я, а внутри все разрывалось на мелкие кусочки от страха.
  - Нэрри, Нэрри, - покачал головой отчим. - Неужели ты не хочешь поздравить своего брата с днем рождения? Жоршену сегодня исполнилось четырнадцать! - мужчина весело засмеялся.
  Свет от одинокого факела рыжими тенями создавал причудливые очертания лицам отца и сына. Как гротескные маски были запечатлены их неестественные улыбки, придавая сходство с духами ада. От голода и жажды у меня кружилась голова, и я не совсем понимала смысла произнесенных слов.
  - Отец, ты уверен... - ломким голосом произнес Жорш. - Она же еще совсем маленькая... разве нет другого способа?
  Звонкий подзатыльник эхом отразился от стен камеры.
  - Что ты себе позволяешь, щенок! - прошипел отчим. - Я больше тридцати лет готовился к этому... столько носителей погубил на алтаре выискивая необходимое соответствие... меня теперь ничто не остановит! И ты, мой мальчик, сделаешь все как надо! Не правда ли? - грозно нависая над Жоршеном, Гарэд провел ладонью по его щеке.
  - Д-да, отец.
  - Вот и славный мальчик, - похлопал его по щеке отчим, - Ты же знаешь, что чужое Пламя никогда не подчинить иным способом. Особенно Фиолетовое не пойдет на контакт с нами...
  - Да, отец, - уже уверенно произнес Жоршен и повернулся ко мне.
  Глаза его горели фанатичным огнем и чем-то еще... ужасом и страстью одновременно. Я оцепенела, сердце забилось вдвое быстрее, а дыхание перехватилось. Капелька липкого пота скатилась по виску... мамочка!... они не получат его!
   В руке Жорша блеснул кинжал, и меня будто прорвало. Появились силы, я забилась в веревках, кусая губы и глядя сквозь слезы на приближающегося юношу.
  - Жорш, прошу... - жалобно всхлипнула я.
  - Нэр, пора взрослеть! - жестоко улыбнулся он. Я поразилась и откуда в подростке столько желчи. - Ты, мой подарок...
  А Гарэд обошел меня и опустился на пол, так что моя голова оказалась между его коленей. Он положил горячие ладони на мой лоб, и голову пронзила мгновенная боль, растекаясь разноцветными кругами в глазах. Из моего горла вырвался вскрик, но сразу же потонул в хрипе обезвоженной гортани.
  - Вот, дорогая, теперь ты не сможешь последовать за своей драгоценной матушкой, - с покровительственной улыбкой заглянул в мои расширенные глаза отчим. - Твои сердце и разум теперь принадлежат мне, и только я могу решать, когда они остановятся.
  Жоршен тем временем опустился на колени у меня между ногами, и я почувствовала, как холодная сталь касается моей кожи. Послышался звук рвущейся ткани, и я всхлипнула, дернувшись, но руки отчима крепко держали мою голову, чтобы я смотрела только ему в глаза. А лезвие тем временем щекотало мне кожу, вызывая ледяные мурашки, правда, пока не доставляя боли, но от невозможности посмотреть, становилось невыносимо.
  - О, Нэр, ты такая грязная, грязная девочка! - хохотнул Жорш, сдернув с меня разрезанную одежду. - Прямо противно к тебе прикасаться, - он больно сжал мою грудь, а я подавилась хрипом.
  Зачем? Зачем все это? Но они Пламени не получат! Я буду давить в себе все эмоции... Да!
  - А запах! Нэр, разве ж так можно? Ты воняешь хуже псины! - Жоршен наклонился и понюхал у меня между ног. Я сцепила зубы, а по вискам потекли слезы. - Но ничего, ничего. Я научу тебя быть хорошей девочкой! Ведь ты теперь моя девочка!
  Его руки бродили по моему телу, доставляя боль и смущение. Я попыталась трепыхаться, но быстро силы мои иссякли. Я внутренне сжалась, заморозив свою душу, чтобы ничего не могло тронуть меня... ведь на что они способны, я видела совсем недавно! Не позволю им! Меня здесь нет! Это только оболочка!
  - Не тяни! - резко бросил отчим. Глаза его предвкушающее сверкали, и я не могла отвести от них взгляда.
  В меня что-то тыкнулось, раз, другой... Жоршен сердито засопел и стал ворочаться.
  - Идиот, неужели тебе и в этом нужна моя помощь? Не знаешь, что делать с голой девкой? - раздраженно прорычал Гарэд.
  И в тот же миг внутренности мои разорвала жгучая волна боли. Резко, жестоко... она ворвалась в меня и стала двигаться... я закричала, срывая последние силы, но сдержаться не могла... огненный смерч пульсировал во мне, лишая возможности думать... только боль! Я засучила ногами, пытаясь отползти, укрыться... но Жорш навалился всем телом сверху, тяжело дыша и двигаясь, двигаясь, даря мне все новые приступы боли...
  - Вот так, дорогая, чувствуй! Чувствуй это! Ты стала женщиной Нэрри. Отпусти свои эмоции... сделаешь это, и все кончится! - нежный голос отчима гонгом врывался в мое сознание, а я лишь повторяла про себя: 'Это лишь оболочка!'...
  Боль разлилась по всему тело, затопила разум. И только холодные камни пола не давали мне окунуться в эту агонию целиком, возвращая к реальности, к необходимости терпеть. Я НИЧТО! Меня нет! Я КУКЛА! Да! Я КУКЛА!
  - Нэрри, впусти ее! Давай, моя хорошая! А ты знаешь, что с помощью своей СИЛЫ ты можешь вернуть маму? - утешающее говорил отчим, пока Жоршен пыхтел надо мной.
  Последние слова заставили меня прекратить кричать и безумно посмотреть на мужчину. Неужели это возможно?
  - Мама мертва... - прохрипела я и закусила губу.
  - О, нет, дорогая, она очень даже жива. Только разум больше не присутствует в ней. Она лишь подобие человека. Это ужасно, Нэрри! Но ты можешь все исправить!
  Мама... мамочка! Жоршен сжал мои груди и выгнул спину с удовлетворенным стоном, ускоряясь. Во мне все пылало, растапливая лед, в который я сковала свою душу. Гадость! Мразь... она все должны поплатиться за то, что сделали с мамой и мной... Слезы безудержно катились из моих глаз, а Гарэд довольно улыбался. Я спасу маму...
  Перед глазами все заволокло фиолетовой дымкой... я видела лишь языки пламени... они были всюду, они сжигали меня изнутри... Не осталось боли. Только Пламя и ярость. Никогда ранее я не чувствовала такого накала в себе. Предо мною встало огромное Пламя с провалами глаз и рта. Источник, со смесью страха и желания поняла я. 'Готова ли ты заплатить Цену?' Реальность ударила меня по голове, выбив все мысли о мести... на них сила наша не действует... мне нельзя принимать силу... Я смотрела на Источник и понимала лишь одно - нельзя! 'Нет!' - простонала я, и фиолетовый огонь вокруг меня померк.
  - Что ты сделала, проклятая девчонка! - удары один за одним сыпались на лицо. - В тебе должна была быть сила! - кричал отчим.
  - Отец, глаза же у нее цвет поменяли... - испуганно пискнул Жорш.
  - И что? Нет в ней силы! - он резко поднялся и уже спокойно произнес. - Я исправлю эту ошибку! Слишком близко моя цель, слишком... Жоршен, чтобы места живого на ней не осталось! Приду проверю. Но не преступай грань, чтобы она не умерла от болевого шока.
  Когда громко хлопнула дверь, Жорш истерично засмеялся и наклонился надо мной, и я впервые увидела его лицо. Он же безумец! Глаза вытаращены, волосы торчат в разные стороны, и кривая улыбка играет на тонких губах.
  - О, Нэр, теперь-то я получу свой подарочек, - в его руках блеснул кинжал. - Тебе будет очень, очень больно, но ничего. Теперь когда, твоя кровь не нужна для ритуала, я могу немного позабавиться. Жаль, что поглощение силы требует именно таких методов. Но по другому никак... поэтому мне приходилось сдерживаться, но теперь...
  Вдоль ребра расплескалась жгучая боль, и потекла тягучая теплая жидкость...
  
  Сколько я так висела на этих веревках, без возможности опуститься на пол и дать отдохнуть измученному телу? Неделю? Больше? Они приходили каждый день...
  
  - Ну же, Нэр, умоляй меня! - держа в притягательной недосягаемости от моих губ мисочку с водой, шептал Жоршен.
  - Умоляю, тебя... возьми меня! Делай со мной, что хочешь! - говорила я, пытаясь достать языком живительную влагу.
  - Какая же ты развратная, моя потаскушка! Вот твоя вода! - он вылил на свое обнаженное тело мою столь желанную воду. - Хочешь пить? Вылизывай меня, - гадко улыбаясь, сказал Жорш.
  Я вцепилась пальцами в его спину и остервенело стала вылизывать все текущие капельки. Только бы ни одна не пропала! Все мои! И ничего, что мне пришлось языком водить у него даже там... Я КУКЛА! Меня нет! Это только оболочка!
  
  Меня начало трусить... образы сменялись друг другом, все не желая уходить из моей головы. Сколько продолжалось мое заточение в темной камере? Мне показалось, что я там провела около года... каждый день ожидая прихода отца с сыном... раз в неделю они приводили целителя, который ни о чем не спрашивая исцелял мне все раны... я потом только узнала, что этот целитель был на службе у отчима. Побои, порезы, изнасилования... все это слилось для меня в единый клубок воспоминаний, которые я не могла различить... и забыть не могла. Когда они посчитали, что я достаточно сломлена и полностью подчиняюсь им, переселили меня в дом. Там я иногда могла видеть маму... но это была еще большая пытка!
  Все произошедшее со мной и мамой объяснили очень просто: с мамой произошел несчастный случай в свадебной путешествии, а меня отправили в закрытую школу. А ведь, Гарэд мог маму и убить... но нет, это же еще один рычаг давления на меня. Все же глаза мои изменили цвет, и отчим все не терял надежды пробудить во мне силу. Но Исток больше не приходил, что бы ни делали они со мною...
  
  Дрожащими руками я закрыла лицо, до боли сжала веки. Почему не могу прогнать этих воспоминаний? Не хочу! Не хочу их видеть! Я КУКЛА! Выдохнула... не уходят...
  Дверь неслышно открылась и я, ведомая своими воспоминаниями, сжалась в страхе - это они пришли за мной! Нет! Нет! Я кукла! Я кукла! Нет...
  Быстрые шаги и фигура рядом со мной... кто-то знакомый... кто же это? И так спокойно сразу становится...
  - Раи, что с тобой? - рука коснулась моего плеча, а я всхлипнула и закрыла голову руками. - Раи, это я Кей, Раи!
  Меня подхватили на руки и куда-то понесли. Тугой комок нервов в моей груди немного стал ослабевать в этих теплых неизвестных объятиях... как сказали, Кей? Что-то знакомое...
  
   Глава 17
  
  Меня бережно опустили на кровать, отвели ладони от лица. Я увидела красивые глаза цвета молочного шоколада, с тревогой глядящие на меня, на бледном лице. Неяркий свет от настольного светильника освещал просторную богато уставленную комнату. Где я?
  - Раи... - прошептал тихий голос, а прохладные пальцы пробежали по лбу.
  Как же хорошо... и так знакомо... эти глаза... Кей! Я вынырнула из своих воспоминаний и вцепилась в это имя - Кей! Пальцы мои судорожно сжали ткань ее одежды на груди.
  - Я не смогу! - с расширенными от ужаса глазами смогла проговорить я. - Они все узнают! Я не смогу...
  - Тише, тише... - погладила меня по рукам альфарка. - Ты сможешь! Ты сильная! Кроме тебя, некому... Раи, я буду рядом... я не позволю ему, слышишь!
  Я закусила губу, чтобы не взвыть... внутри меня все горело, чувства накалились, я казалась себя грязной и мерзкой... не могу видеть Кей! Нет! Я попыталась отвернуться, но она уверенно взяла мое лицо в ладони и заглянула в глаза.
  - Раи, ты сильная! Я буду рядом! Слышишь! - я слабо кивнула, тогда она погладила меня по голове. - Раи... пожалуйста не думай об ЭТОМ! - на бледном лице альфарки проступило мучительное выражение.
  Неужели она? Нет! Нет! Я не хочу! Я попыталась вывернуться из ее рук, но они крепко меня держали. Нельзя, чтобы она все это видела... но как мне не думать? Я КУКЛА! Попыталась спрятать эти воспоминания, как делала всегда, но ничего не вышло... Я КУКЛА! Я всхлипнула, закрыв глаза, чтобы не видеть лица Кей... о, духи, она все узнает!... нет! Образы прошлого с еще большей остротой вернулись в мое сознание. Ну, я же КУКЛА! Почему?...
  - Раи, Раи! Слушай мой голос... только мой голос! Ты здесь, со мной. Не думай об ЭТОМ! Это прошлое. Ты сейчас со мной! Раи, будь со мной! Пожалуйста! Будь со мной... - голос зачаровывал, выводил меня на поверхность. Откуда в нем столько власти надо мной? Я же кукла... - вот, вот так, правильно! Есть только мой голос... я с тобой! Раи... я с тобой...
  - Кей... не надо... не смотри...
  - Все хорошо, Раи... все хорошо! Ты только не думай... скоро все пройдет... - меня гладили по голове, по лицу, так нежно, заботливо. Как хорошо... - Скажи мне Раи, где бы ты хотела побывать?
  - Что?... - я пыталась понять, что спрашивает у меня Кей, но выходило плохо.
  - Есть место, которое ты хочешь посмотреть? - нежный голос требовательно добивался от меня ответа.
  - Не знаю... - я пыталась сосредоточиться, чтобы подумать, и кошмар начал отступать... - Море, я всегда мечтала о море... - как только я это сказала, перед моим взором раскинулась безбрежная гладь голубой воды. Таким я всегда представляла себе его...
  - Мы обязательно побываем там. Вдвоем, только ты и я. Полетим на маленьком экипаже. Быстро... за час будем на пляже. Тебе понравится...
  Я улыбнулась, сейчас я думала только об этом... так хорошо... море... откуда-то во мне появились силы, и я, наконец, смогла загнать воспоминания в фиолетовый кокон, как учил меня вчера Тер, и отправить далеко-далеко в сознание. Я тяжело дышала... платье как никогда было мне тесным и неудобным. Трясущимися руками стала расстегивать его, мне тут же помогли прохладные пальцы, ловко высвобождающие пуговки из петель. От этого вторжения я опять вся сжалась, из-за чего платье осталось застегнутым до половины.
  - Раи, я не буду... сама разденешься? - я мотнула отрицательно головой, немного расслабляясь, что меня не пытаются раздеть. - Хорошо, так будет удобно?
  Я отпустила одежду Кей и перевернулась на бок, свернувшись калачиком и обхватив себя руками. Что со мной? Почему это вновь вернулось ко мне? Я была уверена, что глубоко похоронила все эти чувства и воспоминания под толстым слоем отрешенности. Или? Скорлупка оказалась не настолько прочной, как я ожидала... Кей удалось ее разбить, и трещины расползаются все шире и шире... мне нельзя этого допускать! Нельзя! Я КУКЛА! Иначе я не выживу... а Кей... для нее это игра... у нее таких как я было много, как говорила Сера...
  За спиной прогнулась кровать и сзади меня обняли за плечи. Я была вся напряжена, но время шло, а руки не предпринимали никаких попыток сдвинуться с места, и тогда я стала расслабляться, потихоньку ускользая в сон. И уже на грани беспамятства я услышала тихое: 'Как же так, Раи... как ты такое вынесла?' Или мне это только показалось?
  
  Спала я очень плохо, все время вздрагивала и просыпалась, но как только осознавала, что меня еще крепче прижимают теплые и нежные объятия - расслаблялась и засыпала вновь. Проснулась я окончательно, когда было еще темно, и долго лежала, не шевелясь и наслаждаясь чувством безмерного покоя, так несвойственного моей жизни. Мне хотелось еще хоть на минуточку продлить это блаженство, когда безмятежность охватывает плотным, мягким одеялом, а человек (или вернее, альфарка), подаривший это дышит в волосы. Хотелось просто наслаждаться и ни о чем не думать, хоть это мгновение, хоть еще минуточку... но вчерашняя тревога и последующие за ней события вползли скользкой змеей в мой разум. Я ничтожество! Как я могла допустить такое! Разве я могу у Кей теперь не вызвать омерзения?... Почему так больно?
  Я высвободилась из рук принцессы и села, застегивая платье. Вчерашний вечер не полностью сохранился в моей памяти, но презрение к самой себе я не могла унять. Какая же я слабая! Я должна быть куклой!
  - Раи... как ты? - за спиной раздался сонный голос Кей.
  - Кей... - я собралась с духом, - разреши мне вернуться в свою квартиру?
  - Что? - я почувствовала, как она села рядом со мной, но посмотреть на нее была не в силах.
  - Я хочу уехать... - тихо сказала я.
  - Раи... - ее пальцы коснулись моего плеча и сразу же отдернулись. - Я не могу тебя отпустить, - твердо сказала Кей.
  Я ведь не смогу каждый день смотреть ей в глаза и видеть осуждение или того хуже жалость... после всего, что Кей увидела, она не может не презирать меня... но я не понимала, зачем она обнимала меня этой ночью... понять почему не отпускает я еще могу - я ей нужна для ловушки и из-за уговора, но остальное...
  - Мне нужно уехать... - покачала я головой.
  Руки Кей обвили мои плечи, а губы возле самого уха прошептали:
  - Я не оставлю тебя одну. Не хочу, чтобы это повторилось, - у меня в горле встал ком, ее слова были столь неожиданны и втайне мною столь желанны, что я чуть не расплакалась. Я выдохнула... и ни одной слезинки не скатилось по моей щеке, а Кей продолжала говорить своим бархатистым голосом. - Я обещаю, с тобой плохого больше ничего не случится! Я все время буду рядом!
  Я кивнула, а альфарка отпустила меня и первая пошла в душ. Я невесело усмехнулась - она все же не может на меня смотреть. Я встала и подошла к окну, попутно поправляя маленькие предметы обстановки, которые казались мне стоящими не в соответствии с моими представлениями о порядке. Перед взором мне предстал осенний парк, окружавший особняк принцессы. Листья багряным золотом устилали клумбы и дорожки, а еще не совсем лишившиеся своего достоинства деревья мерно шевелили ветвями под небольшим ветром. Утро только входило в свои права, освещая тусклым светом окрестности. Как же этот внешний мир не вязался с моим внутренним... мне казалось, что я разбита на тысячу маленьких осколков, и как собрать себя воедино совершенно не представляла. За этими мыслями не заметила, как рядом появилась Кей. Я КУКЛА! Не стоит этого забывать... так мне будет легче перенести ее отношение ко мне...
  - Осталось совсем немного, Раи. Сегодня приманка, а через две недели - ловушка захлопнется. Ты будешь свободна, Раи! - она серьезно посмотрела мне в глаза, и не было там презрения, только искреннее участие. За что я заслужила это? Почему помогает мне? Я отвела взгляд... больно...
  Постаралась отрешенно все делать: приняла душ, переоделась, привела себя в порядок; но это не сильно помогло отстраниться от надвигающегося события. Спустились мы в столовую в молчании, а Кей на удивление не проявляла ко мне знаков повышенного внимания: не было двусмысленных фраз, поцелуев у всех на виду, даже наши руки ни разу не соприкоснулись. Я чувствовала себя при этом отвратительно, будто из меня выжали все до последней капли, и вот Кей забирает оставшееся самое ценное... только что же это самое ценное, я не знала.
  Отправились в академию мы раньше обычного, в экипаже сохранялось напряжение, ведь и Серкай был в курсе того, что сегодня должно было произойти нечто важное. Только уже подъезжая к зданию, мои пальцы нашла рука Кей и ободряюще сжала. Это нехитрая поддержка всколыхнула во мне бурю всевозможных эмоций, которые были сейчас совсем некстати. Я выдохнула и затолкала чувства глубоко внутрь себя... вцепилась в руку альфарки, наши пальцы переплелись... скоро мне предстоит неслыханная дерзость... ее рука такая прохладная...
   В академии мы расстались, лишь напоследок Кейрэн шепнула мне на ухо: 'Я буду рядом!'
  
  Я стояла перед дверью в кабинет студсовета и замораживала свои чувства. Мысли были еще утром тщательнейшим образом спрятаны, как учил Теркай, и мне оставалось только набраться храбрости... только где ее взять? До первой пары было еще двадцать минут...
  Вошла без стука. Жоршен меня уже ждал и нетерпеливо постукивал по столу пальцами. Он приказал мне подойти, но не дал позволения сесть. Правда и ничего не сказал по поводу того, что я не распустила волосы. Я же не смогу потом нормально выглядеть на парах...
  - Рассказывай! - коротко бросил он, сверля меня глазами. Висков бережно коснулась ноющая боль. Я едва не поморщилась. Странно, почему вторгается в сознание так осторожно?
  - Кейрэн планирует тайную встречу с сестрой через две недели. Как бы между прочим, будет пущен слух, что он едет на отдых со мной в романтическое путешествие. Что будет прикрытием, для этой встречи. В путешествие отправятся двойники, а он в то же время в условленном месте встретится с сестрой. Она занималась каким-то секретным расследованием. Похоже, в связи с покушениями на принца.
  - Очень интересно... - блеснул карими глазами 'братец'.
  - И правда, весьма полезно! - весело раздалось у меня за спиной.
  Я в ужасе оглянулась и успела заметить, как прямо из воздуха, или вернее из сгустившейся пустоты, проявились очертания мужчины. Он, улыбаясь, сделал шаг из этого странного портала и замер, рассматривая нас.
  - Отец! - вскочил Жоршен, сильно побледнев.
  - Нэрри, дорогая, как же давно мы не виделись! - совершенно не обратив внимания на сына, Гарэд подошел ко мне с доброжелательной улыбкой, когда глаза его были холодны, как лед, и все так же проницательны.
  - Да, отец! - опустила я глаза, преодолевая жгучее чувство страха. Я кукла! Мне нельзя ни о чем думать! Я кукла!
  Мягкой, но уверенной походкой одетый в черный с золотом элегантный камзол с длинными фалдами и распущенными по плечам черными блестящими волосами отчим подошел ко мне и нежно провел ладонью по щеке. Я все больше чувствовала в висках назойливую боль. Так вот кто ко мне в мысли залез! А я еще удивилась, что 'братец' так аккуратно работает. Но сколько же он тут уже находится? Вечно испытываемый ужас перед этим человеком сжигал меня изнутри. Только не думать! Только не думать! Я КУКЛА!
  - Нэрри, - я невольно подняла на отчима глаза, на жестком лице играла странная улыбка. - Ты очень хорошая девочка! А теперь покажи мне подробно о принце и принцессе.
  Эти слова... я расслабилась и даже поддалась ласке... его рука заскользила по моей спине, пальцем ведя по позвоночнику. Отчим стоял так близко, его пронзительные синие глаза завладели моим сознанием, и я открыла ему все воспоминания, связанные с принцем. Все от начала и до конца... тело и сознание мои были мягкими и податливыми, как всегда в его присутствии... через десять минут нашего полнейшего молчания, Гарэд отстранился, убирая из моего ума свое присутствие, в уголках его губ залегли удовлетворенные морщинки.
  Все это время Жорш стоял неподвижно замершим взглядом уставясь на нас. На лице его проступала настолько явная досада и отвращение, что я в глубине души позлорадствовала. Хотя с 'братцем' было намного безопаснее иметь дело в этой игре, чем с отчимом. Но Тер хорошо меня обучил...
  - Какое интересное украшение подарил тебе принц! - проведя кончиками пальцев по красному камешку крестика у меня в ухе, сказал Гарэд. - Неужели старик расщедрился на одну из своих любимых игрушек?
  От этого прикосновения сережка нагрелась, а отчим растянул губы в довольной улыбке. У меня затряслись коленки - эта усмешка никогда не предвещала ничего хорошего и была мне слишком знакома. Но отчим резко от меня отвернулся и, склонив голову на бок, внимательно посмотрел на сына. Жоршен вздрогнул и тяжело сглотнул.
  - Нэрри, ты хорошо потрудилась. А вот братик твой очень плохой мальчик. Поставить дело под угрозу, чтобы удовлетворить свои прихоти... - он покачал головой и поцокал языком, при этом ярость, бушевавшая в нем и никак не отражавшаяся внешне, опаляла все мои до предела напряженные чувства. - Нэрри, впредь ты не будешь общаться с братом, Жоршу нужна дисциплина. А ты продолжай наблюдать за принцем, всю информацию про встречу будешь передавать мне обычным способом, - я вздрогнула и склонила в подчинении голову. - А теперь иди, дорогая, опоздаешь на пары.
  Подходя к выходу, я услышала сдавленный стон Жоршена, а когда закрывала за собой дверь, успела заметить, как он, согнувшись, сползал под стол с безумной гримасой боли. Отчим стоял и безразлично наблюдал это, тихо что-то говоря сыну. На мгновение жалость уколола мое сердце, но только на мгновение... Я выпрямила спину и стремительно направилась в нужную мне аудиторию.
  В душе моей была безмерная радость. Я смогла! Я ЭТО сделала! И даже не просто с Жоршем, а с отчимом! Он увидел лишь мои фальшивые воспоминания и поверил! Неужели все это возможно? План Кей... но надеяться слишком явно было бы неосмотрительно... Кей... спасибо!
  
  Я не успела дойти до аудитории - меня перехватила Кей и прижала к стене в одном из коридоров. Она ничего не говорила, не спрашивала как все прошло, а только смотрела мне в глаза, будто пытаясь заглянуть в душу. Я ей слабо улыбнулась, и Кей все поняла. Глаза ее засверкали, но я почему-то подумала, что она колеблется. Альфарка отпустила мои предплечья и, взяв за руку, направилась в аудиторию. Я вдруг остро осознала, что была разочарована. Я думала... она меня поцелует... но... я опустила голову, стараясь скрыть свои переживания. Почему я не могу нормально реагировать в ее присутствии? Хорошо хоть научилась мысли скрывать... Я знаю, она меня презирает...
  Принцесса попрощалась со мной и поспешила на свои занятия, а я, набрав полную грудь воздуха, медленно выдохнула, успокаиваясь. Я всего лишь кукла!
  Третьей парой бала сдвоенная алхимия. Я с нетерпением ждала встречи с Кей, надеясь... на что? Не знаю... может, что ее отношение ко мне изменится и она будет вести себя как раньше. А потом пришла мысль: а хочу ли я так, как раньше? А умею ли я вообще хотеть? Сколько лет я воспитывала в себе эту строгость, чтобы не предаваться праздным мечтаньям, чтобы жить сию минуту. А теперь?...
  В ожидании начала занятия, стала нервно поправлять письменные принадлежности. Когда все было выверено до миллиметра, принялась за складки на воротнике и юбке. Почему я так нервничаю?
  Вздрогнула, когда рядом опустилась альфарка, но поднять на нее глаза побоялась. Что же со мной такое? Пальцы, лежащие поверх тетради, немного подрагивали - нервное, наверное.
   - Раи, - раздалось возле уха, - ты вся дрожишь! Тебе плохо? - ее пальцы подняли мой подбородок, глаза обеспокоенно разглядывали меня. - Он?...
  - Нет, - поспешно ответила я, но не могла оторвать взгляда от ее глаз цвета молочного шоколада. Вот когда я в них так смотрела - верила, что нет в Кей брезгливости ко мне. Но ведь она ведет себя сейчас совсем иначе... - я просто устала.
  - Мы сразу поедем домой! - серьезно кивнула альфарка и взяла меня за руку.
  Как хорошо... Вошел профессор и все встали. Наши руки разъединились, и я почувствовала печаль.
  - О, дорогие мои! У меня для вас чудеснейшая новость! - не дойдя еще до кафедры, стал рассказывать преподаватель.
  Я улыбнулась - мне всегда нравился этот быстрый, увлекающийся пожилой мужчина. Именно он возбудил во мне страсть к алхимии, возможно, она была лишь чуть меньше его собственной. Седые короткие волосы его всегда стояли торчком, ведь он постоянно впивался в них пальцами в процессе обдумывания новых идей. О, а идей у него было великое множество. Зато его гордость - густые аккуратные усы были еще черными, как смоль. Морщинистое лицо и большой, длинный нос не делали его лицо привлекательным, но вот живые с задорным блеском голубые глаза сразу вызывали расположение.
  - Мне вчера прислали одно занятное письмо. Я все проверил и уже выспросил разрешение на ваш поток. Завтра мы отправляемся на полевую практику! Ну, как вам? Не правда ли чудесно? - весело спросил он, вставая за кафедрой и широко улыбаясь в усы. Зная его причуды, студенты не спешили радоваться, а профессор Карвенис, не дожидаясь их ответа, продолжил. - В Андарских горах, неподалеку от теплых источников Расковца, после небольшого землетрясения вышла на поверхность жила адского пламени. Нам разрешено собрать материалы и заготовки в этом районе.
  - Но, позвольте! - возмутилась Кей, и вся аудитория разом обратила на нее свое внимание. - Разве это не опасно? По адскому пламени находят дорогу в наш мир духи ада.
  - Фарин Кейрэн, я понимаю вашу озабоченность, но поверьте мне, маги из департамента зашиты уже все проверили и разрешили геологам брать пробы. Вот мой приятель и написал пару строк об этом. Это же такая возможность! Даже вы не сможете этого отрицать! - преподаватель наставил узловатый палец на альфарку.
  - Бесспорно, - иронично улыбнулась она, но взгляд ее говорил о том, что ей было еще много чего сказать беспечному профессору. - Тогда, я не имею ничего против.
  - О, благодарю. Приступим же к занятию, - улыбнулся веккан Карвенис и стал рассказывать о способах разделения компонентов по их магическим свойствам.
  Всю пару я периодически бросала взгляд на Кей, но та была сосредоточена и задумчива. Губы она постоянно поджимала, а конспект пестрел большими пробелами. Явно, мыслями она была далеко отсюда. Но что же ее так волновало? Неужели эта практика? Я посмотрела на профессора Карвениса, не может же он быть в сговоре с отчимом? Нет, это бред! Просто, это может быть хорошим поводом для нападения? Вполне... ох! Внутри, как что-то оборвалось... опять опасности. Я только перенесла одну... не могу я себя нормально чувствовать в таких ситуациях, особенно теперь... так надо взять себя в руки! Паника ни к чему! Я кукла! Выдохнула... сегодня все хорошо! Я кукла!
  По окончании пар преподаватель дал нам четкие инструкции куда и когда прибыть для практики. Нам даже выделили телепорт академии и настроили на нужное место, попросили только с собой захватить еду и необходимые инструменты. Это порадовало. Быстрое перемещение исключает всякие неожиданности в пути.
  Когда мы все втроем с Серкаем сели в экипаж, то только о предстоящей практике и говорили. Кей давала распоряжения, не совсем мне ясные, но суть их заключалась в усилении мер безопасности. Наверное, про невидимую охрану я все же была права. А вот то, что Серкай будет с нами в горах, было отлично. Учитывая открывшиеся подробности его деятельности, в непредвиденных ситуациях его присутствие могло оказаться неоценимым.
  
  По приезде в особняк, Кей меня увела в нашу комнату и долго, подробно расспрашивала. Явление отчима ее очень сильно насторожило, и альфарка несколько раз переспросила, точно ли он ничего не заподозрил. И с каждым таким разом я немного теряла в этом уверенность. Что-то в его глазах, в его улыбке было странным и пугающим. Но я не стала предаваться панике, если бы он все узнал, то что-то предпринял бы.
  Расспросы меня очень сильно утомили, и я попросила Кейрэн дать мне время отдохнуть. Она, немного поколебавшись и пристально глядя на меня, все-таки удалилась. Я тяжело вздохнула и решила принять ванну. Уже лежа среди искристой пены в горячей воде, думала о сегодняшнем утре. Я так боялась этого разговора, что довела себя до истерики и открыла Кей часть своих воспоминаний. Какая же я все же слабая оказалась! А ведь все прошло так легко... или слишком легко? Не стоит ли мне этого опасаться? Я закрыла глаза и ушла под воду, полностью расслабляясь. Нет, не буду об этом думать! Я кукла! Выполнила свою задачу!
  Высушив волосы феном, с которым долго разбиралась и приноравливалась, оделась в ночную рубашку и залезла под одеяло. Как хорошо! Ничего не хочу! Только спать... последней моей мыслью было: 'Как жаль, что меня не обнимают прохладные руки'.
  Проснулась я рывком... просто открыла глаза и не могла понять где я. Услышала мерное дыхание за спиной и повернулась. Альфарка лежала рядом, повернувшись ко мне, но так и не обняв меня. Жаль, что так темно и я ничего не вижу, кроме силуэтов, а так хотелось бы взглянуть на нее спящую. Вдруг Кей тяжело вздохнула, и заворочалась, дыхание ее стало прерывистым. Видимо, не только мне снятся плохие сны. Что же ей снится?
  Тут принцесса резким движением руки притянула меня к себе и крепко прижала, будто боясь потерять. Мое сердце болезненно сжалось. Наверное, ей снится брат... Уткнувшись носом Кей в ключицу, я слышала биение ее сердца. Тяжелое дыхание альфарки щекотало мой лоб и шевелило волосы. Но мне было так тепло... я закрыла глаза... пусть даже я ей теперь противна, но так приятно и спокойно, вот так лежать. Незаметно провалилась в сон.
   Проснулась я рано, и первое что поняла - мы так и проспали всю ночь в обнимку. Я подняла глаза и стала рассматривать такое близкое сейчас лицо. Точеный подбородок на уровне моих глаз, идеально очерченные розоватые губы в самых уголках были немного приподняты, наверное, теперь Кей видела хороший сон. Идеальная бледная кожа... не удивительно, что Сера хотела бы встречаться с ней. Как она тогда сказала? Страстный нрав? Да, иногда... но как часто Кей была со мной просто нежной и заботливой! Принцесса славится множеством своих возлюбленных... хорошо, что Кей спит и я могу свободно об этом подумать, не боясь быть услышанной. Не могу оторвать взгляда от ее губ... скольких же она целовала? Но разве я могу ей пенять? Если подумать обо мне... на глаза невольно навернулись слезы... она это хотя бы делала из-за влечения, а я... но почему так больно, как подумаю о том, что Кей со мной всего лишь играла... у нее таких как я было...
  С ужасом неотрывно смотрю, как губы альфарки приоткрываются и произносят:
  - Раи... ты слишком громко думаешь!
  - Кей... - я не знала что ответить, неужели опять она все услышала? Я сжалась, боясь ее реакции. О, духи, как же я должна быть ей противна!
  - Раи... - альфарка приподняла мой подбородок и посмотрела в глаза. - Откуда у тебя такие глупости берутся в голове?
  - Кей, я... - но ответить мне не дали. Она нежно-нежно коснулась губами моих губ, чуть дотронувшись. Я замерла, а внутри разливалась радость.
  - Я не хочу тебя терять! - прошептала Кей и снова чуть коснулась моих губ. - Ты стала очень дорога мне...
  Я уперлась ладонями ей в грудь и отстранилась немного, не давая снова поцеловать себя, заглянула в шоколадные глаза.
  - Почему же ты вчера сторонилась меня? - дрогнувшим голосом осмелилась спросить.
  - Я не думала, что ты это так воспримешь... прости. Раи... я не хотела, чтобы ты меня боялась, - тихо сказала Кей, проводя пальцем по моей скуле, потом по нижней губе. - Не хотела, чтобы у тебя возникли ассоциации со мной и твоим прошлым.
  - Кей, ты никогда не напоминала мне прошлое... - смущенно сказала я, отведя глаза.
  - Раи-йи... - она поцеловала меня уже совсем по другому, почти как раньше, но очень нежно и осторожно, а руки все сильнее прижимали меня к ней.
  Я будто падала в бездонную пропасть и в тоже время чувствовала только ее рядом. Внутри у меня все сжималось до боли, от осознания, что я была так сильно не права. Но боль эта была столь приятной, что мне хотелось смеяться. Может это такая радость? Ее губы ласкали мои с таким трепетом и так настойчиво, что я снова, но теперь уже с неясным восторгом, стала отвечать Кей. Это было незабываемо! Я сама не поняла, как моя рука скользнула по шее альфарки вверх, пропуская между пальцев ее густые шелковистые волосы. Кей же, издав сдавленный стон, резко отстранилась от меня и села, тяжело дыша. Я непонимающе и немного растерянно смотрела в ее расширенные глаза. Она взяла мою руку и поцеловала кончики пальцев.
  - Раи, ты сводишь меня с ума... я так не смогу устоять... - она отвернулась и встала с кровати. - Нужно собираться на практику.
  Кейрэн схватила свои эластичные бинты, спрятанные в прикроватной тумбочке, и скрылась в ванной. Я же откинулась на подушки и не могла прогнать с лица глупую улыбку. Для себя я, наконец, ответила на вопрос. Да, я очень хотела, чтобы Кей себя вела, как прежде. И вот теперь... в это утро я могла себя назвать счастливой! Возможно, впервые за много лет.
  
   Глава 18
  
  В академию мы прибыли довольно рано, во втором корпусе студентов было немного, а возле нашего терминала, из которого должны были отправиться на практику стоял только профессор Карвенис, что-то сосредоточенно изучающий в своих бумагах.
  - Доброе утро, профессор! - поздоровалась я с легкой улыбкой.
  - О, векка Нэраи, фарин Кейрэн, фарин Серкай! Вы радуете меня своим благоразумием и пунктуальностью. Боюсь, остальные студенты не столь сознательны, - покачал головой преподаватель и обвел внимательным взглядом зал терминалов для перемещения. - Складывайте свои сумки на этот стол.
  Мы сгрузили багаж и стали ждать остальных студентов. Я ненавязчиво спрашивала у профессора про прохождение практики и все касающиеся адского пламени: когда был сдвиг литосферных плит, на какое расстояние разлилось пламя, какие территории предоставят нам для сбора образцов. Профессор, всегда хорошо ко мне относившийся, с радостью начал рассказывать подробности.
  Оказалось, что выход пламени произошел около месяца назад, но этого почти никто не знал, пока в местной реке не стали попадаться обломки красных кристаллов. Люди не сразу поняли, что это такое и попытались продать свои находки. Но маги быстро вычислили происхождение кристаллов и их недавнее появление. Сразу было послано сообщение в департамент защиты, ведь как правильно заметила Кейрэн еще на паре, по адскому пламени, пока оно жидкое и горячее могут передвигаться духи ада. Но маги-защитники обследовав всю местность, охваченную разливом, не нашли признаков проникновения духов в наш мир. Геологи разрешили веккану Карвенису обследовать со своими студентами территорию в два километра по склону горы - этого должно было хватить, чтобы у молодых практикантов появилось представление о подобной работе, а у профессора алхимии необходимое количество свежих ингредиентов.
   Прибывающие студенты с интересом прислушивались к нашей беседе, и уже все больше человек становилось в нее втянуто. Меня оттеснили от профессора и я нашла взглядом Кей. Альфарка стояла чуть в стороне и глядела поверх голов окружающих. Мне она в этот момент показалась такой одинокой и отчужденной. Гордо поднятая голова, задумчивый взгляд... настоящий принц! Вернее принцесса - сразу поправила себя. Иногда я просто не могла поверить, что Кей девушка, такой сильной и уверенной она была. Но сейчас... почему же она отгораживается от всех? Кажется такой холодной и неприступной... я стояла и рассматривала Кей, потихоньку охватываясь непонятным чувством. Так хотелось подойти и взять ее за руку, ощутить тепло, немного поддержать, ведь отчего-то же она так сильно волнуется. На эту тему мы так вчера и не смогли поговорить. Она поймала мой взгляд, и ее собственный потеплел, уголки губ приподнялись. Мы долго смотрели друг другу в глаза, будто разговаривая без слов, но в голове не было мыслей, и я не чувствовала что она слышит меня. Вдруг раздался звонок, и я словно ухнула обратно в наполненный суматохой зал, когда всего секунду назад пребывала в абсолютной тишине, видя только глаза цвета молочного шоколада.
  Уже через десять минут мы стояли посреди лесистого пригорка, а нас встречали трое мужчин. Двое магов в красной форме защитников, и геолог в рабочем костюме, наверное, это и был друг профессора Карвениса. Он стал быстро что-то рассказывать преподавателю, показывая на карте и водя пальцем по окружающему нас пейзажу.
  Я оглянулась: справа высились скалистые уступы, сверкающие на утреннем солнце рубиновым огнем. Создавалось впечатление, что эта часть горы состоит из сплошного красного кристалла. Мы находились на небольшой полянке, окруженной сухонькими деревцами. Разлив пламени этого места не коснулся, но природа была уже увядающей. Мне стало немного грустно - вот так и образуются пустынные местности. Сколько потребуется времени, чтобы растительность смогла оправиться. А ведь такое красивое место было.
  Профессор закончил обсуждение с геологом и тот скрылся в портале, а двое защитников остались. Ну, да, пятьдесят четыре студента - большая ответственность. Хоть адское пламя и признали безопасным, но пренебрегать мерами предосторожности не стоит. Вот, и Кей тоже так думает, не зря вчера столько с Серкаем это обсуждала.
  Нас разбили на пары и закрепили за каждой участок на отведенной территории. Нам с Кейрэн (кто бы сомневался, что нас поставят в пару! Одного взгляда на суровое лицо альфарки было достаточно, чтобы оставить всякую мысль о нашем разлучении) досталась местность немного ниже по склону в самом сердце леса у небольшой, уже начавшей пересыхать речушки.
  Как-то так само собой вышло, что я в нашей паре в этот раз стала лидером. Кей без всяких вопросов выполняла мои просьбы, я же уже имела опыт полевой практики. Правда, именно с адским пламенем не работала, но технологию знала досконально, а у принцессы, как она призналась еще при нашем знакомстве с алхимией большие проблемы. А когда я сейчас на одно из ее неверных движений пробурчала, что-то совсем нелестное, Кей, немного покраснев, улыбнулась и на ухо сказала мне, что предметы выбирались еще ее братом и именно он сделал выбор в пользу алхимии. Я смутилась, но осталась серьезной, только больше контролировала ее действия.
  Начали с поиска насекомых и мелких животных, погибших в плену жаркого пламени и навеки кристаллизировавшихся в красном плену. Попутно высматривали такие же заключенные в кристаллы целебные растения. Возле каждой такой находки ставили табличку, чтобы позднее вернуться к ней. Участок наш простирался метров на двадцать, но пока решили обработать половину, которая прилегала к ручью и не была непосредственно под деревьями. Спустя три часа этот клочок земли был усеян множеством табличек.
  Я подошла к большой сосне, под которой мы сложили свои вещи, и достала флягу с водой. Большими глотками утолила первую жажду и посмотрела на наши труды. Кей как раз вдоль ручья направлялась ко мне, аккуратно обходя помеченную территорию. Солнце вставало в зенит и даже в этот осенний день было ярко и тепло, несмотря на высокое расположение. Или может все дело в более южном климате. Поляна вся искрилась оттенками красного, напоминая большой драгоценный камень. Что за ирония! Почему эта красота столь смертоносна?
  Я расстегнула верхние пуговицы своего теплого плаща - жарко. Посмотрела на приближающуюся альфарку - ее волосы, неизменно собранные в высокий хвост, золотом сверкали на солнце, не уступая красоте этого вида поляне. Два драгоценных камня - золотой и рубиновый, один - живой, другой - сохраняет смерть. Улыбнулась.
  - Давай перекусим, а потом начнем извлечение, - сказала я, следя за плавной походкой принцессы.
  Мы достали небольшую скатерть и паек. Я, правда, не знала, что туда положили слуги Кей, ведь она распоряжалась по этому поводу. Стала заглядывать в небольшие контейнеры. Странные такие. Вроде коробочка, а закрывается очень плотно и сама никак не откроется. Про себя хмыкнула, опять альфарские технологии. Но еда в них хранилась восхитительная, будто только сошла с плиты, еще теплая и ароматная. Мы плотно пообедали, обсуждая дальнейшие действия. Кейрэн в целях поддержания образа говорила о себе в мужском роде. Это и понятно, вдруг кто решит нас подслушивать. Сложили недоеденные продукты обратно в сумку, и я достала из чемоданчика с инструментами все необходимое. Так пора приниматься за самое тяжелое!
  
  Между нами на большом подносе лежали необходимые инструменты. Я взяла одно долото и молоточек, Кей другие. Я, сопровождая свои действия пояснениями, стала аккуратно выдалбливать намеченный кусочек с гусеницей. Когда трещины образовали полный прямоугольник, я кисточкой очистила от пыли и мелкой крошки этот кусочек и пинцетом вынула его из общей кристаллической массы. На свет просмотрела со всех сторон и, оставшись довольной, положила в специальный железный ящичек. Альфарка повторила мои действия с идеальной точностью, от которой я осталась довольной, что не преминула ей сказать, а она только усмехнулась.
  - Возьми на себя травы. Их надо сразу же перетереть на порошок. У тебя сил больше, легче будет управиться. На каждом конверте, куда будешь ссыпать готовый помол нужно ставить подпись с растением, - занимаясь следующим извлечением, сказала я.
  - Хм... Раи, я не все растения знаю, - смущенно сказала альфарка.
  - Хорошо, будешь прежде показывать мне, - мельком глянув на нее, ответила я.
  Мы занялись каждая своим делом. Кей извлекала только целебные растения и те, в которых она сомневалась, показывала мне. Потом, сделав соответствующую надпись на конверте, бралась за ступку с пестиком. Этот процесс у нее шел на ура. Все же альфары намного сильнее людей. Только раз в самом начале я возмущенно спохватилась, увидев, что Кей неправильно толчет кусочек, и немного резко сказала: 'Ты что! Не так! По часовой стрелке! Только по часовой! Ты же так все магические свойства утратишь!' Потом мне за это стало немного неловко, но увидев, что принцесса не обиделась, а даже как-то по новому на меня смотрит, я успокоилась.
  В процессе работы я часто ловила на себе пристальный взгляд Кей и все никак не могла понять, что теперь она во мне рассматривает. Иногда, на мои замечания и указания она улыбалась самими уголками губ, а в глазах загорался невиданный мною доселе огонек. Почему-то мне от этого становилось жарко, и я отводила взгляд.
  Когда первый квадрат был закончен и все емкости, взятые с собой на подносе, заполнены, я поднялась и стала разминать затекшую спину. Да, столько времени провести в согнутом состоянии - ни одна спина не выдержит. Посмотрела с какой легкостью поднялась Кей - альфарам и это нипочем. Взяла поднос и отнесла его к нашим вещам. Надо переложить заполненные конверты и ящики и взять новые.
   Спрятала в чемодан готовые образцы и стала доставать новые емкости. Вдруг по моей руке от ладони до локтя пробежались пальцы Кей и вернулись к ладони, переплетя наши пальцы. Я замерла от неожиданности, а шеи моей коснулись ее губы. Что происходит?
  - Кей? - но больше спросить ничего не смогла, потому как то, что она начала вытворять с моей шеей, выбило из головы все мысли, а от места поцелуев расползались колючие мурашки по всему телу. Зачем же ты со мной это делаешь? Смогла опомниться: - У нас же практика!
  - Раи-йи, - выдохнула мне в шею Кей. - ты меня поражаешь... ты сейчас такая уверенная, строгая... ммм... это так пленительно.
  Я высвободилась из ее рук и, встав, оглянулась на продолжавшую сидеть альфарку. Она снизу вверх смотрела на меня с хитрым прищуром и приподнятой бровью, на губах играла загадочная улыбка.
  - Сейчас нет на это времени, - постаралась серьезно сказать я, и тут же оказалось в тесных объятиях мгновенно оказавшейся рядом Кей.
  - Ты уверена? Совсем, совсем нет? - дразня меня близостью своих губ, тихо спросила она.
  Я уже не была в этом так уверена, глаза цвета молочного шоколада завораживали меня, а руки на моей талии все крепче прижимали к телу альфарки. Я и опомниться не успела, как сама потянулась к ее губам. Это было так по-новому... руки Кей скользнули по моей спине вверх... я не могла ни о чем думать: только ее губы, язык, огонь бушующий в моей груди. И когда только он там появился?
  Резко открыла глаза, ощутив спиной ствол дерева. Кей тоже это почувствовала, и, воспользовавшись новой опорой, переместила свое внимание снова на мою шею. О, духи, как она это делает? Я такого еще никогда не чувствовала. Почему это так приятно?
  - Раи, ты останешься со мной? - прошептала Кей.
  Я распахнула глаза: опять этот вопрос! Но что мне на него ответить? Я боюсь... очень...
  - В качестве кого, Кей? - не смогла сдержать горькую улыбку. Хорошо, что она не видит.
  - Раи, - прекрасные глаза цвета молочного шоколада оказались передо мной, они жадно всматривались в мои, ища что-то только им одним известное. - Я... никогда такого раньше не испытывала. Не могу не думать о тебе... Раи, будь со мной! - жадно впилась она в мои губы.
  - В качестве кого? - в краткий момент вдоха выпалила я.
  Она вздрогнула и сжала губы. Что ты мне не говоришь Кей? Почему тебя это так волнует? У меня сердце сжалось, дыхание перехватило... скажи мне Кей!
  - Раи, я... - она вдруг повернула голову, словно к чему-то прислушиваясь. - За нами наблюдают... - и после секундного замешательства хитро мне улыбнулась. - Давай не будем их разочаровывать, ведь принц теряет голову от своей радалеи.
  Я не успела ничего сказать, как страстный поцелуй захватил меня. Но больше я не могла не думать. Вот опять она ушла от ответа! Теперь это игра на наблюдателя... а не было ли все до этого такой же игрой? Я всего лишь кукла...
  Руки Кей поглаживали мою талию, внезапно страх охватил меня, когда нога альфарки скользнуло мне между колен. Я кукла! Она только играет со мной! Все, что она мне говорила не было правдой! Я кукла! Все для образа...
  - Зачем ты играешь со мной? - неужели я это спросила вслух? И что с моим голосом?
  - Что? Раи, я не играю, - удивленно заглянула мне в глаза Кей.
  - Ты это делаешь из-за уговора... - как я осмелилась это сказать?
  - Раи, - глаза ее стали пронзительными и немного улыбающимися, - я никогда не играю. Если бы я тебя не хотела, не стала бы целовать.
  И поцеловала, но нежно, едва касаясь... мне показалось, что я улетаю... небесные корабли и рядом стоять не могут с этим ощущением! Неужели, все правда? Как хочется поверить! И как страшно! Кей, я ведь кукла! Я кукла? Я не хочу быть куклой...
  Кей резко развернулась, и из руки у нее появился белый светящийся луч. Стремительным росчерком она разрезала прыгнувшего на нас монстра. Я окончательно очнулась! Монстр! Духи ада! Кей что-то говорила, а я не могла осознать, только смотрела на почему-то медленно падающие две половинки отвратительного существа, орошающие все вокруг синей вязкой кровью.
  Его узловатые три пальца с длинными острыми когтями еще скребли кристаллическую поверхность поляны, высекая искры и оставляя глубокие борозды. Это сколько же силы в нем?! Даже умирая дух ада может причинить столько разрушений... синяя кровь резко контрастировала на рубиновом переливающемся полу... Судороги прекратили сотрясать останки оранжевого цвета существа, так не похожего на что-либо из нашего мира. Оно будто было лишено кожи, сплошь покрытое голыми мышцами. Тонкое высокое тело могло гнуться в разных направлениях благодаря множеству суставов. Неестественно вытянутая морда с пастью на пол лица и маленькими, лишенными век глазами вызвала во мне рвотный рефлекс, который я с большим трудом подавила. Как тварь здесь появились? Ведь защитники уверяли в полной безопасности!
  Но все эти наблюдения заняли у меня всего несколько секунд, ведь на Кейрэн уже неслись пять таких же духов. Я вышла из оцепенения. Страха на удивление не было, мысли четким потоком обозначили мои дальнейшие действия. Краем глаза наблюдая за принцессой, я подскочила к своей сумке и стала доставать амулеты и снадобья. Не зря я их взяла! Ох, не зря! На практику никогда не бывает лишним перестраховка! Увидела, как рядом с принцессой из ниоткуда появились еще четверо альфаров - я была права насчет невидимой охраны. Но подкрепление пришло не только с нашей стороны - с деревьев прыгали все новые духи ада, шипя и клокоча между собой, они медленно наступали на своих жертв, стараясь взять их в кольцо.
  Но существа не пытались бездумно нападать, будто чего-то выжидая. Этих нескольких мгновений хватило на многое: я выпрямилась с нужными предметами в руке, альфарские воины перегруппировались, занимая более выгодные позиции, тогда как Кей оказалась подле меня. И в тот же миг мне заложило уши, а вокруг закрутился смерч. Все происходило настолько быстро, что я еле успевала реагировать, отстраненно замечая насколько легко даются мне все эти действия.
  Баночка с зельем полетела в прыгнувшего на нас монстра, два слова активационного заклинания и прогремел точечный взрыв, снесший половину головы духа. Я машинально вытерла брызнувшую мне в лицо синюю кровь и вынула разделитель из двуслойной пробирки. Усиленно затрясла ею, смешивая желтую и черную жидкости в ней, в то же время следя взглядом за сражающейся с двумя духами Кей. Теперь у альфарки будто из двух рук шли белого пламени лучи-мечи, которыми она с невероятным мастерством отражала удары существ. Но они парировали эти мечи своими когтями. Невероятно, даже сила белого пламени не может их разрезать! Наконец, моя пробирка обрела однородный коричневый оттенок, и я с силой запустила ее высоко в воздух, две секунды и она рассыпалась множеством пыльных искр. Я усмехнулась, уже доставая новый амулет и примериваясь его бросить в одного из попытавшихся напасть на Кей сзади духов. Мой сигнальный маяк выполнит сразу две цели: даст знать профессору, что у нас проблемы (это было не сложное заклинание, которое мы изучали еще на первом курсе. В пыльном облаке все наши увидят красный круг, символизирующий опасность), и также просыплется на поляну сонным зельем, которое не действует на обладателей силы, а вот нападающих тварей должно будет замедлить. Я, конечно, не питала иллюзий, что духи ада сразу же повалятся в сон, но уменьшить их реакцию вполне этот состав мог.
  Увидела, как Кей поднырнула под набросившуюся тварь, но та еще в прыжке сменила положение своего тела, выгнувшись под неестественным углом, и приземлилась на передние лапы, повернув на сто восемьдесят градусов голову и продолжая атаковать находящимися вверху ногами. Второй дух как раз заходил принцессе за спину. Почему же они на меня не пытаются напасть? Я прижалась спиной к сосне и тяжело дышала. Приготовленный амулет четко впечатался подкрадывающейся к Кей твари в лоб и мгновенно прожег сквозную дыру. Дух захлебнулся клокотанием и рухнул на рубиновую землю... его синяя кровь яростными толчками вырывалась из головы. Но на это действие оглянулась вторая тварь, за что и поплатилась невесть откуда взявшимся кинжалом в глазнице. Я глянула на Кей, в ее руке красовался еще один такой кинжал... похоже обычная сталь против духов ада гораздо действеннее магии пламени. Но почему же альфарские воины не защищают своего принца?
  Посмотрела на них и меня замутило... воинам некогда было следить за принцем. На каждого приходилось от трех до пяти духов. Несколько оранжевых скрюченных тел, заляпанных синим, валялось по поляне... вот покачнулся один альфар, и его рука с противным хрустящим чавканьем повисла в лапах твари. Алая кровь смешалась с синей... но воин не успел издать и звука, потому как второй наседающий на него дух вогнал ему в шею когти и резко дернул вниз, вспарывая доспехи и плоть, как тонкий пергамент. Я быстро отвернулась, чтобы не видеть вываливающихся внутренностей. Эти две твари больше не стремились ни на кого нападать, а жадно набросились на свою добычу, раздирая на куски и сразу отправляя их в зубастые пасти.
  Этот запах! Ненавижу! Но мне нельзя использовать силу! Я до боли сжала в кулаках свои склянки. Где же помощь? Кей ринулась снова в бой, уже более четко понимая, как следует бороться с этими существами. Ведь одно дело читать про это, а совсем другое столкнуться в бою. Меня начала колотить нервная дрожь. Я неотрывно смотрела на Кей и боялась. Боялась за нее! Взмах, пламенный щит, удар, синяя кровь. Выкрики для воинов, перегруппировка. Еще один альфар лежит разодранным на рубиновой земле, алой кровью добавляя этому месту красных оттенков. Слишком много красного, слишком мало синего!
  Я израсходовала все свои зелья на обедающих духов ада, убив еще двоих и тяжело ранив троих. И это теперь не осталось незамеченным. Когда раненные обратили разъяренные морды в мою сторону и рваными скачками направились ко мне, усеивая поляну синими росчерками, я приготовилась только в крайнем случае применить силу. И будь что будет! Я не дам им себя съесть! А отчим... возможно Кей сможет меня от него спрятать... Может это было и неправильное решение на тот момент, но когда на тебя движутся жуткие оранжевые монстры с явным намерением разорвать на куски, здравый смысл отказывает, уступая место панике.
  Я не знаю, что бы в итоге произошло, но меня резко схватили за плечи и дернули назад. Я упала наземь и больно ударилась локтями. Надо мной встал одногруппник, кажется, это был Ленис, со спины я не слишком могла понять, синее пламя охватило его фигуру и распространилось куполом над нами. Духи ада с размаху врезались в щит, и раздался громкий хруст. Они исступленно забулькали и принялись наносить удары когтями по щиту. С каждым таким ударом Ленис вздрагивал и бледнел. Я подскочила и встала рядом, но что я могла сделать? Вдруг сверху на этих тварей обрушился Серкай, из его пальцев тянулись огненные нити, которые будто жили своей жизнью. Они, извиваясь, обходили жуткие когти духов, разя их в уязвимые места. Я была поражена! Как Серкай двигался! Скорость, отточенность! Я успела моргнуть всего два раза, а защитный купол нам больше не требовался. Серкай же устремился на помощь Кей.
  Со всех сторон на поляну выскакивали наши студенты. Я увидела появившихся профессора Карвениса и магов-защитников. Страх потихоньку стал отпускать мое сердце и тело, оставляя после себя непередаваемую усталость. Теперь все будет хорошо!
  И правда, через совсем короткое время все духи ада были повержены. Я, тяжело дыша, посмотрела на Лениса, собираясь поблагодарить его, и чуть не вскрикнула, выдав свои чувства. Он стоял с полностью непроницаемым лицом, белков глаз было не видно, лишь серая радужка заполняла глаза. Застывшее его тело сказало мне слишком многое.
  - Спасибо, Ленис, ты спас меня! - постаралась как можно искреннее сказать я.
  От моих слов он будто очнулся, встрепенулся, глаза стали обычными и карими, он растерянно посмотрел на меня и неуверенно улыбнулся. Взлохматил свои короткие каштановые волосы и направился к остальным студентам, с интересом рассматривая по пути останки духов ада.
  
  Маги-защитники вызвали подкрепление, а студентам наказали сидеть на одной из полян и никуда не отлучаться. Нам еще предстояло обстоятельно ответить на вопросы. Профессор Карвенис был очень бледен и постоянно сокрушался по поводу всей этой ситуации, правда уже добытые образцы он не забыл забрать и бережно сложить отдельно. Но как мне шепнула на ухо Кейрэн, похоже вины организаторов в этом инциденте не было.
  Охранники принцессы, опять ставшие невидимыми, успели передать ей все сведения по этому поводу. Мы сидели на бревне чуть поодаль от остальной группы студентов, наблюдая за тем, как им оказывают первую помощь вызванные целители. Да, некоторые успели пострадать в их непродолжительном бою. Но это было нам даже на руку, ведь позволило перекинуться несколькими словами. Кей сказала, что охрана успела засечь неизвестный телепорт, из которого, по-видимому, и явились духи ада. Получается, что департамент защиты и не мог их вычислить - тварей же не было на этой территории. Но кто, как и зачем это сделал? Это ж получается, что около месяца духи ада где-то находились, чтобы потом их переместили сюда.
  Я сразу подумала об отчиме и, непроизвольно, нашла глазами Лениса. Неприятные чувства змеей зашевелились у меня в животе. Надо обо всем рассказать Кей! К тому же она прямо перед нападением почувствовала, что за нами наблюдают. Какой ужас! Но зачем Гарэду все это нужно было?
  Я сама нашла руку Кей и переплела наши пальцы - стало спокойнее. Она не стала выказывать своего удивления, но я это явственно почувствовала. Когда же этот день закончится?
  Скоро явились альфары, которых вызвала Кейрэн - они забрали тела, вернее все, что от них осталось, погибших воинов. А потом начались долгие расспросы департамента защиты. Они не хотели отправлять нас в город, пока все детали не будут выяснены.
  Как я и предполагала, нападение было только на нас с Кей, остальные студенты, лишь увидев мою сигналку, поспешили на помощь. Это было, как негласное правило, на практике нельзя не прийти на помощь другому, иначе ты рискуешь тоже без нее оказаться в случае опасности. Что-то ни одна полевая практика на моей памяти еще не проходила абсолютно спокойно: то дикие звери, то вышедшее из повиновения заклинание. Вот и не стоит никогда пренебрегать мерами предосторожности. Серкай теперь все время находился в поле видимости, я замечала, что он как-то осунулся и глядел угрюмо. Подумала, что он не может простить себе, что так поздно явился. Но все ведь закончилось довольно хорошо. При этих мыслях я старалась стереть из памяти вид разорванных охранников и мчащихся на меня духов ада... еще бы пару секунд... что бы я тогда делала? А если бы Кей была в серьезной опасности? Смогла бы я не применить силу? А ведь Ленис все время был рядом... что бы тогда со мной было? Надо проявлять большую осторожность! Быть только куклой! Из-за своих чувств я чуть не открыла обретение силы.
  В итоге домой мы попали лишь к восьми часам. Хоть я была и жутко уставшей, но предупредила Кей, что нам очень нужно поговорить, когда та при появлении в доме сразу направилась в свой кабинет. Альфарка серьезно кивнула и обещала подойти в комнату через полчаса, ведь ей теперь следовало сделать необходимые распоряжения. Я даже отдаленно не могла представить, сколько всего ей приходится держать в голове. Кей... ты же совсем не отдыхаешь...
  Когда альфарка появилась в нашей комнате, я уже успела принять душ и приготовиться ко сну. Я сидела на кровати с прямой спиной, ожидая ее и мысленно проговаривая все, что должна была сказать, но когда Кей, наконец, вошла, решимости моей поубавилось. Ее вид был столь изможденным, что совершенно не хотелось добавлять забот еще одной проблемой. Кей села рядом и, взяв мою руку, стала перебирать пальцы. Было приятно, но я поняла, что она чем-то встревожена, хоть и старалась не показывать этого.
  - О чем ты хотела поговорить? - не поднимая на меня глаз, тихо спросила она.
  - Кей, я уверена, что к сегодняшнему причастен Гарэд, - выпалила я. Кей подняла брови и внимательно посмотрела на меня. - Помнишь, как Ленис меня спас?
  - Да, я за это его даже наградить обещала, но он как-то глупо улыбался, - нахмурилась Кей.
  - Понимаешь, он один из людей отчима. Думаю, это Ленис за нами тогда и наблюдал. Ведь и появился он незадолго до нападения.
  - Но я в его мыслях ничего такого не увидела, - удивилась альфарка. - Он был очень открыт, когда я с ним говорила, так что даже усилий не надо было прилагать, чтобы его считывать.
  - Кей, ты забываешь одну важную деталь, - покачала я головой, - ведомственный контроль специализируется на... привлечении людей в свои ряды.
  - Что ты этим хочешь сказать?
  Я не могла смотреть ей в глаза, осознавая всю тяжесть этих сведений, мне было противно самой о таком говорить, но не сказать тоже не могла.
  - Я не знаю по какому принципу отбирают 'агентов', но они проходят жесткий курс подготовки. Кей, они сами не знают, что они состоят на тайной службе, их можно назвать зомби. Человека забирают на полгода и подвергают специальной процедуре по слому личности. Это полностью разработка моего отчима - за нее он и получил столь высокую должность в краткий срок и удерживает ее уже больше ста лет, - усмехнулась я. - На завершающем этапе подготовки человеку промывают память, он ничего не помнит, но программы, заложенные в нем остаются очень глубоко и, думаю, навсегда. До определенного момента, кодового слова, например, они живут обычной жизнью, ни о чем не подозревая. Но только руководству что-то понадобится, их задействуют незамедлительно. Чаще всего это убийства, ведь никаких связей не проследят. Но также очень полезно добывать таким образом информацию.
  - Ты думаешь Ленис такой человек? - задумчиво спросила альфарка.
  - Я знаю. Видела его глаза, они такими становятся, когда зомби выполняет программу.
  - А зачем ему было тебя спасать? - удивилась Кей.
  - Не знаю, но возможно я очень ценна в качестве агента в твоем доме, - я нервно рассмеялась.
  А про себя подумала, сколько же Ленис времени является зомби отчима. Вполне возможно, что с самого моего поступления. Может его задачей и является следить за мной? Оберегать? Ну, возможно... они же еще надеются добиться от меня Фиолетового пламени. Что за ирония! Если бы Ленис меня не спас (не зря я так долго ждала и не применяла силу), то добился от меня этой демонстрации. Одна программа превзошла по важности иную. Бывает, в этом-то и недостаток зомби.
  - Раи, но ты же не агент! Не зомби! - вывела своим восклицанием меня из задумчивости Кей.
  - Кей, ты так и не поняла... - я закрыла глаза, а потом, выдохнув, мысленно сказала: 'Я кукла' и посмотрела на нее. - Я прошла эту подготовку. Мне только память не стерли... не смогли, - скривилась я. - Это еще одна моя 'награда'. Но моя 'подготовка' была несколько более обстоятельна, раз они не могли быть уверены в полной моей лояльности, - мой голос предательски дрогнул. - А все из-за моих глаз. Ведь с изменением цвета я получила только устойчивость к ментальному внушению. Вот и формировали мою преданность. Пришлось мне все исполнять при полном сознании...
  Вдруг я оказалась притянута к Кей и укрыта в крепких объятиях. Так тепло... не хочу, чтобы это прекращалось... закрыла глаза. А ведь отчим тогда хотел все стереть, начиная от ритуала с мамой, и попробовать пробудить силу заново... но не вышло! Ненавижу!
  - Раи... твое прошлое... - прошептала Кей мне в волосы. - Нет. Забудь все! Мне стоит опасаться этого Лениса?
  Я кивнула. Если духов ада отчим натравил на Кей, то Ленис там был, чтобы проверить результат. О, духи, мне же тоже следует написать ему отчет! Я высвободилась и посмотрела на альфарку.
  - Кей, таких людей, как Ленис, очень много по всему Альянсу, их невозможно вычислить. Поэтому ведомственный контроль столь обширен и неуязвим.
  - Раи, - она провела рукой по моей щеке. - Это все очень серьезно. И сделать с ним я ничего не могу, не выдав своей осведомленности. Но мы можем поступить иначе и диктовать свои правила. Не переживай, я что-нибудь придумаю.
  - Кей, а если он просто подойдет и загонит тебе нож в сердце? Или вдруг мне бы приказали, будь я реальным агентом, в постели тебя убить... - ужаснулась я. Мне такие мысли иногда приходили в голову, и я всегда удивлялась отсутствию охраны принцессы или еще каких-нибудь мер предосторожности.
  - Раи, - расхохоталась Кей и обняла меня, я даже немного обиделась на такое отношение. - Какая же ты... ладно-ладно, не глупенькая, а наивная что ли! Меня нельзя так просто убить ножом в сердце. С самого детства нас учат использовать свою силу так, чтобы она была постоянным щитом от такого рода нападений. Только в случае магического истощения эта защита ослабевает. Что и случилось, когда мы заключили уговор. Я полностью израсходовала свой резерв, за что чуть не поплатилась жизнью. Как и... а вот во время зачистки, когда ты мне ребра еще сращивала, там совсем другая история была. Я так сильно увлеклась воспоминаниями, что невольно сама раскрылась. Да... что-то никудышняя из меня принцесса.
  - Не правда! - попыталась возразить я, но Кей меня поцеловала, не давая ничего сказать.
  Я поняла, что она просто в конце шутила. Я обняла ее за талию и с наслаждением стала отвечать на поцелуй. Все события минувшего дня растаяли в этих ощущениях. Почему мне с Кей так хорошо и спокойно?
  - Кей, а почему у тебя было сегодня только четыре охранника? Ты еще вызвать не могла? Если бы к нам помощь не пришла... - уже лежа в кровати в обнимку в темноту спросила я.
  - Я не могла никого вызвать. Сигнал блокировался. Твоя сигналка оказалась очень полезной, - поцеловав мою ладонь, ответила она. - Но ты несправедлива. Четыре воина-альфара - это страшная сила. Только я не сначала это поняла. Только после, того как ты меня спасла. Ведь тогда у меня в охране были только люди. Я намеренно провоцировала покушения на себя. А вот что вышло... Но затем, я отобрала элитных охранников, которые скрытно следуют всегда за мной, все еще создавая видимость моей мнимой беззащитности. Долг ведь прежде всего, - печально сказала Кей. - Эти четверо стоят сотни. Только кто ж знал, что духов ада будет такое множество. А мы-то с Серкаем разработали план на всякий случай. Да вот сигнал не удалось послать. Если бы не ты, Раи... если бы не ты! - она меня вновь поцеловала, долго, нежно - я была счастлива!
  
   Глава 19
  
  Мелодичный звон разбудил меня посреди ночи. И не только меня. Кейрэн подскочила и, включив прикроватный светильник, достала из тумбочки странное устройство. Долго в него всматривалась, все больше хмурясь.
  - Что-то случилось? - я поднялась и села в кровати, обеспокоенно глядя на альфарку.
  - Да... тревожные вести. Очень странно... - она еще раз пробежала глазами по устройству и посмотрела на меня. - Раи, мне нужно срочно заняться этим вопросом. Оказывается, вчера не только мы подверглись нападению духов ада. Случайные альфары и только они... отдаленные места... люди не пострадали... не нравится мне все это! - задумчиво прищурив глаза, Кей замолчала, потом встрепенулась, будто приняв решение и, прикрыв веки, положила ладонь на устройство. Ее рука озарилась белым свечением, которое было поглощено этим предметом. Принцесса вновь посмотрела на меня. - Я уезжаю, Раи. Тебе придется снова задействовать фантом. Необходимо, чтобы и в доме никто не знал о моем отсутствии.
  Что я почувствовала в тот момент? Наверное, ярче всего была горечь от расставания. Но я не позволила чувствам проявиться на моем лице. Как же за столь короткий срок эта странная альфарка смогла стать мне так близка, что теперь я расстраиваюсь от одной мысли о невозможности увидеть ее? В какой момент это произошло? Или это всего лишь мой эгоизм поднял свою голову и отравляет зловонием мою душу? Ведь присутствие Кей вносило в мою всегда тревожную, полную страхов и печали жизнь островок спокойствия и защищенности. И теперь я некоторое время буду этого лишена. Но не стоит думать лишь о себе - у принцессы множество обязательств, которыми она не может пренебрегать.
  - Конечно, я все сделаю, - решительно сказала я.
  - Раи, - она взяла мою руку и провела пальцами по запястью в том месте, где был поставлен чип. - Я сейчас изменю некоторые данные, чтобы фантом соответствовал настоящему положению дел. Еще вставлю функцию связи, - Кей поднесла мое запястье к губам и вновь, как тогда в библиотеке, поцелуями и языком выводила странные символы. Но на этот раз мою руку опалил довольно приятный жар, а когда альфарка отстранилась, светящихся символов на руке было целых три. - Если тебе нужно будет срочно со мной связаться, представь меня и прижми место чипа. Все твои мысли в тот момент будут передаваться мне.
  - Хорошо, - ответила я, но про себя подумала, что смысла в этих сообщениях нет, ведь случись что со мной, Кей все равно не сможет быстро прийти на помощь. - Ты долго собираешься отсутствовать?
  - Постараюсь не больше двух дней, но может до пяти. Как дело пойдет. Как это все не вовремя... Раи, завтра, вернее уже сегодня, должна прибыть фарина Виерэн по поводу нападения духов ада. Расскажете с Серкаем ей все - он в курсе. Я с ней вчера успела переговорить, когда вызывала, поэтому моего присутствия не требуется.
  Она поднялась и стала переодеваться. Небрежно сбросила свою пижаму, состоящую из белой рубашки с длинными рукавами и стоячим воротником и свободных брюк - обычная мужская пижама знатных людей (видимо и альфаров тоже). Под пижамой была тесная, сильно сдавливающая грудь майка и шортики. Кей достала бинты и по дороге в ванную, подняв майку, стала обвязываться. Я молча следила за ее движениями, боясь что-либо сказать или пошевелиться. Почему? Не знаю... хотела запомнить каждый ее жест, поворот головы. Я вздохнула. Я кукла! Надо прекратить такие ненужные и пугающие меня мысли. От этого только мне хуже. Привязываться нельзя ни к кому! Ведь Кей так и не ответила на мой вопрос...
  Из ванной принцесса вышла уже одетой в черный обтягивающий костюм, с собранными в высокий хвост волосами. Она взяла из шкафа плащ и подошла ко мне, все так же сидящей на кровати под теплым одеялом. Кей приподняла мой подбородок, чтобы я взглянула в ее горящие смешливым огнем глаза.
  - Раи, ты будешь скучать по мне? - полусерьезно полулукаво спросила она.
  Ни один мускул не дрогнул в моем лице. Только недавно я приняла решение, но вопрос этот чуть не вогнал меня в краску, и только большая предыдущая практика в таких вопросах позволила мне и сейчас не выдать своего смущения. Кей вглядывалась в мои глаза и ждала ответа, но я не могла его дать. Тогда она усмехнулась уголком губ и слегка коснулась моей щеки невесомым поцелуем. Через мгновение дверь за ней бесшумно закрылась, и я осталась одна в большой полутемной комнате.
  
  Я достала тщательно спрятанную дощечку и положила перед собой на письменный стол. Нажала на скрытую кнопку на боку доски и щелчок возвестил меня об открывшемся отделении с палочкой для письма. Я чуть подрагивающими пальцами извлекла стилос и положила рядом с белой доской, собираясь с мыслями и чувствами. Нужно было все упорядочить, прежде чем приниматься за послание.
  Когда Кейрэн ушла, я больнее не могла заснуть и решила написать отчет отчиму. Тем более, что больше мне никто не препятствовал. Но вот что писать, я пока не могла определить. Я положила два пальца левой руки точно на левый нижний угол дощечки - покалывание дало знать, что основа признала меня своей хозяйкой. Да, Гарэд хорошо защитил средства связи, настроенные лично на него. У отчима имелась специальная книга, в которой появлялись послания от его личных агентов. Для каждого агента своя страничка. Вот и я была два года назад удостоена своей странички. Эти мысли вызвали ощущение омерзения на моем языке, будто я проглотила какую-то падаль. Даже вспоминать не хочу о том времени!
  Собралась с мыслями и взяла палочку с заостренным кончиком. Она была темно коричневой, но на ощупь напоминала мрамор. На месте прикосновения при письме указательного пальца находилась небольшая выпуклость. Я нажала на нее и острая боль кольнула меня. Выступившая капля крови сразу же втянулась в стилос, между бровей у меня пролегла складка - запульсировавшая в том месте головы боль давала понять, что агент прошел проверку и может написать сообщение. Эти перестраховки отчима наверняка были не безосновательны, но сколько же они вызывали неудобств. Конечно, никто кроме владельца дощечки не мог ею воспользоваться. И даже если отрезать пальцы и приложить на основу, а кровью смазать стилос, работать магическое устройство не будет. С палочки не сорвется ни единой капли чернил, которыми являлась кровь пишущего, если эту палочку не будет держать рука, принадлежащая определенному сознанию. Только мои мысли заставляли оставаться строчкам на белой поверхности основы.
  Как только я закончила писать и положила стилос, боль в голове прошла, а написанное вспыхнуло темно-серым светом и исчезло с доски. Послание отправлено. Я подробно описала нападение духов ада и отношение принца ко мне. Что пока не удается более подробно вызнать про встречу с сестрой, но я не теряю надежду в скором времени это осуществить. Ответ от отчима будет как всегда неожиданным, о нем сообщит определенная резкая боль в виске. Поэтому сейчас я все аккуратно спрятала снова в свои вещи и стала готовиться к предстоящему учебному дню, ведь сегодня вновь придется думать за двоих - себя и фантома. Грусть невольно накрыла меня, но я упорно отогнала ее прочь. Не время!
  
  Темные тучи тяжелым брюхом накрывали город, острые шпили которого в любой момент могли проколоть тонкую грань, отделяющую ливень от остального нижнего мира. Я смотрела в окно экипажа и отстраненно думала о следующих днях. Хотелось найти в себе твердость и холодность, но это было сложно.
  Я посмотрела на сидящего напротив фантома Кей, разговаривающего с Серкаем. Фантом так был похож на нее, даже руки такие же прохладные. Но я не могла относиться к нему без содрогания. Мне так ее уже не хватало... я вздохнула и распрямила спину. Я кукла!
  Когда вошли в академию, Серкай неотрывно следовал за нами - похоже он слишком близко к сердцу взял вчерашнее нападение. С одной стороны меня это утомляло, но с другой - давало возможность меньше общаться с фантомом. Мне это было теперь несколько неприятно, хоть повадки, жесты и усмешки были у него неотличимы от оригинала. Но все же... все же!
  Мы вышли в коридор левого крыла и я замерла, увидев через две двери входящего в аудиторию Жоршена. Он тоже заметил меня и на миг сбился с шага. Судорожный вздох, расширившиеся глаза и побледневшие щеки - вот все что я увидела в нем. Боль, страх и покорность пронеслись в его взгляде, который он с неимоверным трудом оторвал от меня. Жорш сжал ручку двери и дернув подбородком зашел в кабинет. Но от моего внимания не укрылись ни подволакиваемая нога, ни сутулящиеся плечи. Отчим жестко покарал его.
  В груди у меня все болезненно сжалось, а в животе разлилось тепло ликования. Какие противоречивые чувства охватили меня сейчас. Он ведь получил по заслугам за все мои мучения и слезы, но... но я то знала... мне его было жаль... я быстро подавила в себе это чувство - пары, сейчас будут пары!
  Уже слушая преподавателя я снова вернулась мыслями к 'брату'. Меня что-то тревожило и я все не могла ухватить эту мысль. Неясное воспоминание все отчетливее проступало в моей памяти. Нет события того дня я помнила совершенно отчетливо, но вот что за ними стояло и оброненные невзначай слова стали сейчас мне необъяснимо важны. Я отрешилась от лекции и полностью ушла в далекое прошлое.
  
   В глухой непроницаемой темноте послышались шаги. Одна пара ног, другая. Они шли ко мне... я всхлипнула и забилась в свой уголок, стараясь больше укрыться кучей тряпок, являвших мою постель. Сжалась в комочек, подрагивая от предстоящего ужаса. Веревки свободно лежали на полу, не стесняя моего передвижения, но и не давая полной свободы.
  Дверь отворилась, резкий свет факела заставил меня зажмуриться. Скрежет вставляемого светильника в держатель.
  - Ну, что ж, дети мои, вам предстоит провести несколько дней вместе, - раздался спокойный голос отчима. - Жорш, иди к той стене, живо!
  Я приоткрыла один глаз и с удивлением увидела, как Жоршен бледный и шатающийся подошел к противоположной мне стене. Силы его оставили, и он прислонился к камням спиной. Мне казалось, что еще чуть-чуть и он упадет без чувств. Но что же это? Что все это значит? Я смотрела исподлобья, наслаждаясь каждой секундой, когда могла думать, что меня не сию минуту ждет наказание.
  Но вот отчим подошел к своему сыну и нажал на один из камней, тут же в стороне на стене появились цепи с наручниками. Не говоря ни слова, Гарэд стал застегивать тяжелые скобы на запястьях сына. Я смотрела и не верила своим глазам, как такое может быть?! Когда Жорш оказался скован, отчим взял его за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
  - Ты знал, что такова будет кара за неповиновение и сделал свой выбор. Теперь прими последствия достойно. Ты знаешь, как я поступаю со слабыми людьми, и даже родственные узы этому не помеха - брата своего ты видел воочию, - вкрадчивый голос отчима заполз мне в сердце ледяным ужасом. Его высокая фигура заслоняла мне вид, но я ни за что не хотела бы оказаться сейчас на месте Жоршена.
  - Да, отец, я... понимаю... - прохрипел 'брат'. - Прости меня, отец, прости!
  - Мальчик мой, я не сержусь на тебя, но уроки надо выполнять, - нежно сказал Гарэд и повернулся ко мне.
  Я сжалась еще больше. Нет! Меня здесь нет! Я кукла!
  - Нэрри, дорогая, ты же такая хорошая девочка. Поможешь мне преподать урок твоему непослушному братцу? - глаза его сверкали стальным блеском.
  Это ведь не была просьба? Если я осмелюсь отказать, что со мной будет? Увидела как Жоршен сполз спиной по стене - его била крупная дрожь, длины цепей хватало как раз чтобы он сидел с поднятыми вверх руками. Голова опущена, волосы скрывают лицо. Не хочу быть на его месте! Не хочу! Я усиленно закивала, соглашаясь на все, чтобы не предложил отчим.
  - Дорогая, я знал, что ты меня не разочаруешь! - он подошел ко мне и провел пальцами по веревкам на запястьях.
  Сероватое свечение и узлы сами развязались, освобождая мою истерзанную кожу. Пальцы отчима уже скользили по моим лодыжкам - мгновение и ноги тоже были свободны. О, это чувство! Эйфория! Как давно я мечтала почесаться в местах обвития веревок! Зажившие раны причиняли мне непереносимый зуд. Я впилась обломанными ногтями в шрамы и стала ожесточенно их скрести. Гарэд перехватил мои руки и заставил посмотреть ему в глаза. В этот момент я его обожала и благодарила. На глаза навернулись слезы. Он помог мне подняться и подвел к Жоршену.
  - Смотри, Нэрри, что бывает, когда не оправдываешь моих ожиданий, - в руках отчима появилась плетка.
  Жоршен вздрогнул и поднял голову. Никогда не забуду его глаза: пустые и одновременно безумные от страха. Как можно иметь такой взгляд? Я попыталась отстраниться, но отчим схватил меня за локоть и вложил в руку плетку. Затем нежно провел ладонью по щеке, заставляя оторвать взор от 'брата'.
  - Нэрри, ты же все сделаешь правильно? - его синие глаза ласково смотрели на меня.
  О, как я его в такие моменты боялась! Лучше бы он кричал или бил меня, чем так смотрел. Холодные капельки пота покатились по моему позвоночнику, добавляя моим лохмотьям еще больше влаги и вони.
  - Д-да, отец! - выдавила из себя я и крепко сжала рукоять плети, будто она одна могла удержать в этой реальности.
  - Я буду направлять тебя, а ты четко следуй моим указаниям, - медленно отходя от меня, сказал отчим.
  Взгляд Жоршена сфокусировался на мне и в нем загорелся непонятный огонек, будто он впервые меня увидел и узнал. Он рванулся в цепях, раз, другой с криком обращаясь к отцу.
   - Только не она! Нет! Пожалуйста, отец! Не она, не она... - шептал он, вырываясь и неотрывно глядя мне в глаза.
  - Именно она. Ты так долго вел себя безупречно и вот теперь... - поморщившись, сказал Гарэд, удаляясь мне за спину. - Проявлять сострадание недопустимо для нас. Чему я тебя всегда учил? Незаменимых людей нет. Ошибка может привести к фатальности и ты единочасно поменяешься местами со своим оппонентом, - вкрадчивым голосом говорил отчим, стоя у меня за спиной. - Итак, Нэрри, кисть расслаблена, небольшой замах и опускаешь на его плечи.
  Я на автомате проделала все, как говорил отчим, в пустующей душе начал тлеть неясный огонек. Я размахнулась во второй раз и уже с явным чувством удовольствия опустила плеть на грудь Жоршена. Его вскрик и выступившие капли крови дали понять, что с силой удара я переусердствовала, но это только всколыхнуло во мне еще больший огонь. Чтоб ты сдох! Ты столько измывался надо мною! Ты теперь получишь за все сполна! Удары обрушивались на вздрагивающее тело прикованного юноши, кривящегося и закусывающего губы, чтобы больше не издать ни звука. Краем сознания я отмечала, что Гарэд все время говорит сыну какие-то слова, но действо полностью захватило меня, и я не могла в полной мере всего осознать:
  - Я тобой разочарован. Ты не смог подавить эти разрушающие чувства. Но все бы ничего. Так ты вознамерился спасти этого ребенка. За это я готов тебе поаппладировать, если бы ты так глупо не попался. И даже дело не в том, что мальчик так нужен нам для нашей цели, а в том, что ты забыл о моей полной осведомленности во всем, - тихие слова Гарэда почти терялись за свистом рассекаемого платью воздуха. - Ты подумал, что можешь перехитрить меня. О, мой неразумный сын, ты хорошо усвоишь сей урок! Против меня играть бесполезно! Не я ли тебя учил всему? Лепил подходящую личность? Ты достиг многого, в отличие от остальных моих детей. Но даже ты остался подвержен этой заразе - чувствам!
  Очередной замах и я встретилась взглядом с Жоршеном. Почему-то плеть в этот момент опускалась так медленно, и пока длился этот полет мы с 'братом' безотрывно глядели друг другу в глаза. Что я там увидела такого, что вся моя ярость и ненависть испарились, будто их никогда и не было? Пожар, бушевавший у меня в груди во время моей экзекуции этого юноши, теперь стремительно покрывался коркой льда. Как я могу это делать? Я с ужасом и отвращением смотрела на его истерзанную плоть: куски кожи свисали неровными краями с плеч и груди, перемешиваясь с такими же кусками одежды, и залитые кровью они не могли быть отличимы друг от друга. Что я творю?! Теперь я не лучше его! Но рука по инерции снова зашла на новый круг хлестких ударов. Жорш только вздрогнул, а я не могла оторваться от его глаз. Я была себе противна и в тоже время я понимала, что жажду этого мщения всей душой! Как такое может быть?
  Но во взгляде 'брата' было столько понимания, столько обреченного повиновения, что я невольно испытала к нему жалость. Сейчас, именно в этот момент, мы были одним целым, мы лучше всего могли понять друг друга. Его карие глаза выражали неимоверную тоску, я, продолжая свое жуткое дело, теперь не осознавала где я, только видела его глаза, только был между нами этот безмолвный диалог. Нет! Я не могла ему всего простить, но понять... я же сейчас была на его месте! Если бы я отказалась исполнять это, что бы со мной сделали? А если бы отказался он?
  Когда его глаза закатились, не в силах удерживать сознания, а из горла послышался отчаянный хрип, Гарэд сказал: 'Довольно!', и отобрал у меня плеть. Меня всю трясло, воздух отрывисто вырывался из легких, издавая странные звуки. Отчим взялся за мои запястья и медленно отвел в мой убогий уголок. Я, находясь в полнейшей прострации, почти и не заметила, как веревки вновь опутали мои конечности.
  Мужчина же подошел к своему сыну и стал деловито осматривать его, проверяя нанесенные раны и заглядывая под веки. Он похлопал Жорша по щекам и тот слабо застонал, потом рывком подался вперед, резко открывая глаза.
  - Молодец, мой мальчик, молодец! Хорошо усвоил урок, - усмехнулся отчим. - Я приду за тобой завтра, так что у тебя будет время поразмыслить о своем поступке.
  Он поднялся и, подойдя к единственному факелу, вынул его из скобы. Я удивилась, как сразу у Жоршена изменилось лицо: такое отрешенное и принимающее покарание болью, оно сейчас было искажено в смертельном ужасе.
  - Прошу, отец, прошу! Не надо! Отец, умоляю! Я больше так не буду! - сдавленно взмолился юноша, и по его лицу в первый раз покатились слезы. - Умоляю, только не это! Нееет... - взвыл он, изгибаясь в оковах и силясь встать.
  - Ты так и не поборол этого страха, - недовольно покачал головой Гарэд. - Предстоит тебе и этот урок усвоить сегодня. Слабости недопустимы!
  С этими словами он скрылся за дверью, оставив нас в полнейшей темноте. Я вздрогнула и закрыла руками уши, когда Жоршен неистово закричал и стал биться об стену, гремя цепями и раз за разом умоляя отца оставить свет. Потом он затих и только судорожные задыхающиеся вздохи я могла разобрать в камере. Но не прошло и минуты, как юноша с новой силой и страстью громко ломающимся голосом обратился ко мне:
  - Нэр, поговори со мной! Умоляю, Нэр! Эта тьма, тишина... не молчи! Есть здесь кто-либо?! НЭР!!!!
  - Я здесь, - тихо ответила я, чтобы больше не слышать его причитаний. Пусть он замолчит! Это невыносимо!
  - Нэр, Нэр, ты здесь! Поговори со мной! Нэр! - отчаянный голос 'брата' ударил меня в самое сердце.
  Я кукла! А вдруг это еще одно такое испытание! Я кукла! Надо его должным образом выдержать! Но ведь был момент, когда я так явственно почувствовала родство между нами. Так имею ли я право оставить его сейчас в такой жалком состоянии? Ведь это моя вина! Воспоминание о причиненных юноше страданиях отдались сладкой мукой в моей груди. Я ненавидела себя за это! Я ведь всегда готовилась стать целителем! И чтобы на это сказала мама? Любой ценой... она так сказала...
  - Я здесь, Жорш, я здесь, - безучастным тоном произнесла я.
  - Как хорошо, что я не один, как хорошо, - заплакал он.
  Меня накрыло омерзение к нему. Как он так может? Эта ночь для меня казалась бесконечной. Оказалось, что 'брат' панически боится темноты и теперь, чтобы отогнать свой страх он говорил бесконечно долго и заставлял говорить меня. Я, конечно, могла оставить его и не помогать, но тогда он начинал так неистовствовать, что я решила поддержать беседу. Речь его была мало связной, зачастую даже безумной, но иногда мне удавалось что-то понять и приблизиться к некоторым тайнам, для осмысления которых на тот момент у меня не было ни сил, ни возможности.
  А потом, когда время уже казалось настолько невыносимо тягучим и бессмысленным, послышались шаги. Не представляю, как Жоршен смог после такой пытки столько времени прободрствовать, но проваливаться в забытье он не собирался и только неясный шум дальних шагов огласил нашу камеру, он встрепенулся и тяжело, хрипло дыша, что-то шептал мне недоступное.
  Дверь отворилась, и спасительный свет озарил нашу темницу. Эта ночь, или все же прошло больше времени, я не знаю, оказалась наказанием не только Жоршену, но и мне. Провести таким образом время со своим ненавистным врагом, узнавая его слабости и недостатки, вспоминая с каким наслаждением ты вспарывала плетью его плоть. Сущая мука!
  - Отец! - радостно задохнулся юноша и потерял сознание.
  Я смогла увидеть его плачевный вид: кровь и моча растеклись вокруг Жоршена неровными лужами. Я отстраненно подумала, что как замечательно, что я больше не замечаю запахов, а то он новых меня бы постоянно мутило. Гарэд подошел к сыну и расстегнул оковы - юноша сразу же завалился на бок, лишенный сил и сознания. Тогда мужчина осмотрел его, пощупал пульс, заглянул под веки. Так это было сделано холодно и деловито, что я ужаснулась пришедшей мысли, что сын для него всего лишь вещь, которую теперь нужно починить. Но вот отчим осторожно убрал прилипшие волосы с лица сына и аккуратно поднял его на руках. Так бережно он его держал, что я усомнилась в своих выводах. Но как только взгляд Гарэда оторвался от лица юноши, в нем не было ни нежности, ни беспокойства, только безучастный интерес.
  Последняя моя мысль перед тем, как потерять сознание от усталости была: 'Любимая вещь!'
  
   Я встрепенулась, когда моей руки коснулись прохладные пальцы. Я удивленно подняла глаза и встретилась с осколками молочного шоколада, глядящими на меня. Кей... Так, стоп! Это не Кей! Это фантом! И почему он так себя повел? Я подавила желание отдернуть руку и улыбнулась двойнику. Все же для остальных мы должны играть влюбленных, даже с этой тенью.
  - Почему ты сделал это? - тихо одними губами спросила я, указывая глазами на свою руку.
  - Твоя рука дрожала, я хотел немного успокоить, - улыбнулся фантом.
  Ну что я могу на такое ответить? И была бы это Кей... а так... я медленно вытащила свою руку и кивнула, показывая, что все уже хорошо. Да... видимо альфарка заложила какие-то и скрытые программы в своего двойника.
  Я попыталась сосредоточиться на лекции, но вновь мысли мои унеслись совершенно в другом направлении. Почему я раньше не помнила этого куска моего прошлого? Это же так важно! Все, что Жорш мне тогда сказал в припадке паники и обрывочные сведения от отчима... теперь оно для меня потихоньку складывается подобно мозаике в одну целостную картинку. Эти воспоминания, как и все остальные я спрятала глубоко в себя, не позволяя ни одному маленькому кусочку прошлого вынырнуть наружу. И вот сейчас...
  Что тогда они оба говорили про мальчика? Это кажется мне сейчас очень важным... но я никогда не видела детей в нашем окружении. Жорш пытался его спасти, невероятно! А в темноте он шептал: 'Как я мог! Как я мог! Ну и что, что три года! Но он такой жизнерадостный и добрый... нет, все равно нельзя было! Странно, что я отделался так легко. Но мальчишку на алтарь... нет, нет, нет, не хочу об этом думать!'
  Это ж получается сейчас тому ребенку должно быть двенадцать... и у него фиолетовое пламя! У меня тело покрылось мурашками, а в животе сжался тугой комок ледяного отчаяния. Скоро они будут пробуждать его силу! О, духи! У отчима ведь всегда много запасных вариантов! Не зря я чувствовала, что этот год особый - переломный! Не зря я готовила свой побег! Только теперь я совсем не уверена в действенности того моего плана. Срочно нужно возобновить амулеты переноса! На всякий случай...
  И еще эта особая цель, которой они живут... вот Гарэд даже собственных детей ради нее не жалеет. Жоршен в бреду все про любимого старшего брата бормотал, как в пятилетнем возрасте отец привел его 'проститься' с одиннадцатилетним мальчиком. Его брат оказался слаб к дрессуре отца и сломался, полностью, бесповоротно. Это оказало огромное впечатление на маленького Жорша: видеть пускающего слюни и лишившегося человеческих повадок брата, слышать мягкие и грустные, но уверенные слова отца, и потом наблюдать, как один из безликих агентов Гарэда перерезает горло его единственному брату. Он решил во что бы то ни стало выдержать все! Но в процессе обучения у него все же развился страх темноты. Все что он пережил в кромешной тьме... Я помню, как мне передавался весь его ужас и отчаяние, и в такие моменты я закрывала уши и проклинала их всех. Что же за цель настолько завладела отчимом? И что будет, когда он, наконец, получит на алтаре силу Фиолетового пламени?
  
   Глава 20
  
  Мы ехали в особняк в полном молчании, увязнув каждый в своих мыслях. Я рассеянно заметила, что Серкай с приближением к дому становится все более угрюмым и отстраненным. Хотя не мое дело, что беспокоит этого медововолосого альфара. Кей-фантом тоже не стремилась говорить, а смотрела в окно. Я исподтишка наблюдала за нею, неосознанно сравнивая с оригиналом. Когда же поняла, что именно делаю, отвернулась. Сейчас мне было так невыносимо одиноко. Никогда я еще не чувствовала такого жгучего изнутри желания ощущать присутствие другого человека (а в моем случае - альфарки). Скорее бы она вернулась! И вдруг я ужаснулась от этих мыслей. Почему они приходят ко мне? Разве могу я такое думать и чувствовать? Это неправильно и опасно для меня!
  Приехала в дом в смятенных чувствах и хотелось только спрятаться в комнате и никого не видеть. Но этому было не суждено сбыться. На пороге нас уже ожидал слуга, который сообщил Кейрэн о прибытии фарины Виерэн аль Линер фар Тайр. Я заметила, что при упоминании этого имени уголки губ Серкая дрогнули, но в направлении усмешки либо недовольства было не понять. Очень странно...
  Мы прошли в гостиную, где нас ожидала альфарка. Она меня сразу поразила своей холодной красотой. Серебристо-белые волосы фарины Виерэн были собраны в замысловатую прическу и лишь несколько длинных прямых прядей от висков спускались на ее грудь. Скромное, но изящное платье голубого цвета с неглубоким декольте создавало еще большее впечатление холодности ее облика. Когда мы вошли, она поднялась с дивана и склонила голову в приветствии принцу. Взгляд ее ясных голубых глаз всего на секунду прошелся по мне, но у меня создалось четкое впечатление, что ни одна мелочь в моем облике не ускользнула от нее.
  - Фарина Виерэн, рад приветствовать вас в моем доме. Надеюсь, добрались вы без происшествий? - учтиво спросил фантом.
  - Да, мой принц. Все прошло великолепно, - с легкой улыбкой ответила альфарка. Голос ее напомнил мне звон весеннего ручейка. - Я готова приступать к своим обязанностям.
  - Замечательно. Мы с вами уже переговорили обо всем, теперь очередь этих двоих. Серкай, Нэраи, оставляю вас на попечение фарины Виерэн. А у меня еще много дел, - фантом развернулся и вышел.
  - Итак, Нэраи, можно я буду к вам так обращаться? - спросила меня, альфарка сев обратно на диван и показывая мне присоединиться к ней. Я села в кресло напротив и кивнула, моему примеру последовал и Серкай, заняв другое кресло. - Нэраи, расскажите мне все, что вы видели вчера на той поляне. И меня крайне заинтересовало, что вы использовали против духов ада. Очень действенно оказалось. Вы же не обладаете активной силой? - пристально глядя мне в глаза начала расспросы Виерэн. В ее руках появилось странное устройство со множеством кнопочек, на которое она устремила свои ясные глаза, слушая меня.
  Я, ничего не скрывая, рассказала все, что видела. Периодически альфарка задавала мне уточняющие вопросы по поводу моих амулетов и смесей, действий духов ада или окружающего пространства. Я немного удивлялась некоторым интересующим ее подробностям, но признавала, что она, несомненно, специалист в области проникновения этих существ. Ее очень заинтересовало мое воспоминание про начало совместной атаки духов, Виерэн прошептала: 'Неужели звуковой крючок?' и быстро стала нажимать кнопки на своем устройстве. В такие минуты ее полного погружения в свои мысли в комнате воцарялась тишина, и я могла немного понаблюдать за альфарами.
  Серкай держался слишком прямо и отстраненно. Мне казалось, что он намеренно не смотрит на нашу гостью, хотя взгляд его постоянно блуждал в окрестностях ее фигуры: то задерживаясь на подлокотниках дивана, то скользил по прекрасным пейзажам на картинах, висевших на стене над головой альфарки. Думаю, это его поведение не укрылось и от Виерэн, которая лишь чуть прищуривала глаза, глядя на свое устройство. Движения альфарки были плавными и грациозными. Она разительно отличалась от виденных мною ранее представительниц этого народа. Была в Виерэн какая-то утонченность наравне с холодностью, которым совершенно были чужда вульгарность, виденная мною на вечеринке альфаров.
  А потом начались расспросы Серкая. Я впервые услышала эту историю с его позиции: как они увидели мою сигналку, как появился передо мною и Ленисом. Потом последовали непонятные мне подробности его боя и характеристик тварей. Слова ронял он деловито, скупо, глядя в одну точку, будто рапортуя перед начальством. Может она и была его начальством? Я еще раз присмотрелась. Да нет, вряд ли. Но что-то между ними определенно не ладно. Когда Виерэн закончила с нами, было уже время ужина. Она поблагодарила за сведения и встала первая, в это же время нас слуга попросил к столу.
  В столовой нас уже ждали Кей и Сера, которые тепло поприветствовали Виерэн. Фантом принцессы предложил гостье сесть возле меня, что как раз было напротив сестры Серкая. Во время трапезы я чувствовала себя немного неуютно, постоянно боясь разоблачения фантома. К тому же я была единственным человеком среди присутствующих альфаров, и их разговоры не всегда были мне понятны. Но зато это дало мне возможность наблюдать за ними. Сера непринужденно общалась с Виерэн, которая хоть и оставалась такой же серьезной и холодной активно поддерживала разговор. Серкай все больше молчал или обращался к Кей, казалось, что обо мне все забыли. Я была незаметной и никому не нужной. Может мне и не стоит забывать кто я? Завтра будет алхимия - необходимо возобновить работу над амулетами! Мне что-то так сильно захотелось оказаться в моей маленькой квартирке, вот прямо сейчас, чтобы никого не видеть и не слышать.
  После ужина фантом пожелал всем доброй ночи, оказалось, что альфарка останется у нас переночевать и отбудет только утром, и, взяв меня за руку, повел в спальню. Попав в свою комнату, я смогла вздохнуть с облегчением и, больше не глядя на двойника, деактивировала его. Села на кровать, сцепив пальцы. Что-то мне здесь совершенно не уютно. Что мне делать? Так надо подготовить задания на завтра. Села за стол и достала тетради и книги. Но пока я работала, тишина давила на меня, стискивая сердце и выбивая все мысли. Не могу находиться в этой комнате. Я вскочила, и книга упала на пол. Этот звук заставил меня вздрогнуть. Нагибаясь за учебником, я поняла одну вещь: мне нет места в этой комнате, когда в ней нет Кей. Прижав том к груди, я стремительно вышла из комнаты. Это не должно показаться странным, ведь принц может уснуть после тяжелого дня, а я, чтобы ему не мешать ушла читать в малую гостиную.
  Я сидела и учила очень не интересные факты из юриспруденции. Теплый свет настольной лампы, стоявшей рядом с моим креслом на маленьком столике, еле разгонял темноту в этой отдаленной комнате на первом этаже. Я специально выбрала малую гостиную, чтобы ни у кого не было соблазна меня потревожить. Свет падал на книгу и мои колени под теплым пледом. Осенние ночи уже были довольно холодные, и в таких постоянно не протапливаемых комнатах было немного зябко. Тишина и шорох переворачиваемых мною страниц. Я могла даже представить, что нахожусь у себя дома, и не населяют это место многочисленные альфары. Не привыкла я к такому количеству обитателей.
  Вдруг в дверь с глухим звуком что-то стукнулось. Я вздрогнула и нервно сглотнула, здесь же не может быть никого постороннего? Пытаясь подавить страх, я наблюдала, как ручка двери медленно опускается, а за дверью слышалось тяжелое дыхание. Успокоиться! Мне надо успокоиться! Я выдохнула... я кукла! Мне не страшно! Это не за мной...
  Дверь резко распахнулась и с ярко освещенного коридора в комнату ввалились спиной ко мне пара альфаров. Я не смогла совладать со своим лицом, и удивление ярко отпечаталось в тот миг на нем. Ко мне спиной стоял Серкай и поддерживал обхватившую ногами его за талию Виерэн. Они не видели меня - смотрели только друг другу в глаза. И что это был за взгляд! У меня мурашки пробежали по коже, и стало стыдно быть невольной свидетельницей этого. Виерэн держала в ладонях его лицо и в ее взгляде больше не было холода, только нежность и обволакивающий мороз по коже. Столько затаенной страсти бушевало сейчас в этой грациозной альфарке, что я подивилась, когда она медленно и ласково коснулась губами губ Серкая. Он крепче прижал ее к себе, яростно отвечая на поцелуй. О, духи, что же это?
  Моя книга снова упала на пол, видимо, я была столь ошарашена, что выпустила ее из рук. Этот звук заставил альфаров заметить меня, но они ничуть не смутились и не отпрянули друг от друга.
  Голубые глаза Виерэн спокойно осмотрели меня, а ее губы что-то шепнули альфару. Он опустил ее на пол, все еще тяжело дыша и не имея сил оторвать взгляда от среброволосой красавицы.
  - Извините, Нэраи, что мы прервали ваше уединение. Мы были уверены, что здесь никого нет, - улыбнулась альфарка и, взяв Серкая за руку, покинула гостиную.
  Я снова осталась одна, но ни о какой учебе речи быть не могло. Мысли носились в моей голове одна противоречивее другой. Кто они друг для друга? Почему так вели себя при первой встрече? Знает ли об этом Кей? Нет, мне нужен отдых, однозначно! А как давно я не гуляла по городу... интересно, меня могут отпустить в парк?
  Я добрела до спальни и, быстро ополоснувшись, легла в постель. Сон не шел. В сознании постоянно вспыхивали разные картинки из сегодняшнего дня. Я остро почувствовала нехватку крепких объятий Кей. Как хорошо было бы сейчас уснуть в ее руках, а перед этим немного поговорить о мучивших меня вещах. Больше ведь мне не с кем поговорить об этом. Я ворочалась еще очень долго, пока, наконец, не села на кровати. Не могу спать! Встала и, подойдя к окну, отодвинула тяжелые шторы. Луна была в третьей четверти, но все равно небо казалось необычайно ярким. Ни одной тучи не заслоняло мириады звезд, рассыпанных на темном полотне небосвода. Тоска затапливала меня понемногу. Почему так тяжело?
  Вдруг чьи-то руки опустились мне на плечи. Я отпрянула, сильно испугавшись. Кто тут может быть? Кей? Но когда я спустя секунду обернулась, то встретилась с ярко горящими светло-фиолетовыми глазами, чуть смеющимися надо мной.
  - Тер? - выдохнула я потрясенно.
  
  Мы стояли у озера, того самого, где впервые я его встретила. Ветер развевал мою ночнушку, а я все сильнее куталась в теплую шаль. Но как же было хорошо! Я вдохнула прохладный влажный воздух полной грудью.
  - Спасибо! - счастливо прошептала я.
  На плечи мне легли теплые ладони, но больше я от этого прикосновения не вздрагивала. Тер, как всегда был бесцеремонен в своем стремлении делать по-своему. Появившись передо мной в спальне, он сказал: 'Девочка мечтает о прогулке?', закутал меня в шаль и мы, спустя фиолетовую вспышку, оказались в парке у озера.
  - Эх, девочка, - улыбнулся он мне в макушку, - почему вы такие медлительные?
  - В чем именно? - уточнила я, закрыв глаза и подставляя лицо ласковому ветру.
  - Вот скажи мне, почему в этой голове столько странных мыслей и совсем мало дельных? - провел Тер ладонью по моим волосам. - Разве сейчас надо думать о Серкае и его невесте?
  - И нечего лезть ко мне в голову! - возмутилась я, но последняя фраза меня насторожила. - Невесте? Разве я думала о ней?
  - Думает ли мотылек о солнце, летя на свет костра? - хохотнул мужчина у меня за спиной. - Вие - невеста Серкая, они очень хорошо совместимы.
  Я постаралась никак не показать своего удивления, но мысли мои с бешеной скоростью понеслись в голове. Разве такое может быть? Тер, наверное, шутит! То чему я была свидетельницей, говорило о ярких чувствах между ними. Как Серкай избегал на нее смотреть, как отстраненно и холодно себя вел, будто не допуская в себе проявления чувств. Но ведь он любил другую, об этом Сера говорила...
  - Ну вот опять! - наклонился к моему уху Теркай. - Я же говорил - неподобающие мысли. Но если тебе так интересно, я скажу кое-что. Первая влюбленность не редко принимается за истинные чувства, особенно когда она взаимна. Серкай оказался несовместим со своей 'любовью', и я отказал им в браке, генетически они совершенно не подходили друг другу. Но возлюбленная его не стала долго убиваться по этому поводу и быстро нашла себе мужа. Ты знаешь, совместимость придумана не просто так, для красоты. Между неподходящими людьми не может возникнуть истинных чувств. Но эти доводы не смогли переубедить Серкая, а я не намерен повторять свои слова дважды.
  - И что же?
  - В моей маленькой девочке проснулось любопытство? Или это просто наверстывание упущений подросткового периода? Не важно. Птичка встопорщила перышки и чистит их, готовясь к первому своему полету, - Теркай повернул меня к себе и заставил посмотреть в его чарующие глаза. Один уголок его губ медленно пополз вверх, Тер кивнул, махнув челкой. - Да, все верно. Ну, что ж, тебе это полезно будет узнать. Что ты знаешь о наших брачных обычаях? О, вижу почти ничего. Замечательно, просто замечательно! Итак, представь, что ты молодая альфарка и должна будешь найти себе спутника жизни. Современная молодежь уже забыла всю иронию ситуации и не желает внимать моим речам. Ну так вот, ты приглядела себе достойного спутника и подала на него заявку в мой храм. Храмовники проследили ваши родоводы и дали согласие на тесты. Вы сдаете анализы на генетическую совместимость. Мои ребятки хорошо все проверяют, тщательно. И ты только и ждешь их одобрения, чтобы пройти последнюю проверку на наслаждение. Не стоит так вздергивать брови, это очень важный фактор для зачатия и совместной жизни. Паре предоставляется специальная комната в храме, где для их удобства все подготовлено и они наслаждаются друг другом. Как только каждый из них дойдет своего пика, ответственный храмовник узнает об этом посредством специального магического датчика, встроенного в комнате. О, тогда в игру вступаю я и венчаю их. И вот ты, альфарка, встречаешь красивого, обаятельного, пленившегося тобою альфара. Вы думаете, что это любовь, вы хотите познать это забытое, к моему прискорбию, ныне чувство. Но первичная проверка показала, что ваши гены совершенно несовместимы. Как такое может быть ведь вы любите друг друга? Но ирония в том, что без совместимости не может быть и настоящей любви. Ты, альфарка, должна думать о своем долге и находишь другого не менее подходящего партнера, он не так хорош как прежний, но у вас совместимость идеальна. Ты выходишь за него замуж, но прошлое забыть трудно. А твой бывший возлюбленный пока никем не выбран, и ты знаешь, как он страдает по тебе. Не логично ли предложить ему разделить с тобой постель, чтобы хоть так быть и дальше вместе? - пронизывая меня своим взглядом, вопросил Тер.
  - Неужели она предложила это Серкаю? - шепотом спросила я.
  - Представь себе. Но спросишь ты, откуда мне все это известно? О, я слишком долго живу, и мне порой очень скучно. А ведь стезя моя основана на связывании двух судеб, вот я и люблю просматривать их направления. Но мы отошли от темы, - поправив мне шаль, продолжил он. - Огонек был поражен такому предложению от любимой, хоть я и передал для них в отказе сообщение, что вместе им не быть счастливыми. Но видишь ли, сейчас мало кто вообще ищет любви, не спорю, что без нее жизнь проще, но насколько неинтереснее. Серкай увидел в своей бывшей избраннице нечто смутившее его, предложение ее было ему противно, и он отверг его. У нас не порицаются внебрачные отношения, но их мало кто хочет заводить, ведь во время ритуала бракосочетания активизируются глубинные струны совместимости, что дает возможность зачать детей и отбывает желание быть с кем-либо иным, чем супруг. О, девочка моя, я вижу, что тебе это непонятно.
  Я была зачарована его речью, его рассказом. Как он сейчас не походил на себя прежнего, которого я узнала за те непродолжительные встречи. Про любовь, особенно чужую любовь, Тер говорил с такой всепроникающей страстью, что я невольно вспомнила слова, оброненные как-то Кей, о его любви к жене. Как он это все выносит? Я стояла в его объятиях и слушала странный хриплый голос, ловя себя на мысли, что мне не кажется это все чем-то неправильным или постыдным. Я могла бы так слушать его часами.
  - Тогда, мне придется приоткрыть для тебя завесу нашего эксперимента, - ухмыльнулся Теркай. - Да, думаю, самое время. Ну, видишь, она уже почти готова. Почти, самую малость, приоткрою... - на миг затуманившийся его взор снова прояснился, и он уже весело стал говорить. - О, мы с Мей нашли верное средство и представили его на суд нашего народа. Десять дней кипела борьба, женщины были в смятении, мужчины возмущены. Но в итоге, все добровольно согласились на это, осознавая все последующие неудобства и ответственность. Ты видела, что сейчас с Мей. Она настояла на этом, как и всегда я оказался слишком слаб. После погружения ее в эту разработанную нами субстанцию, она отдала всю силу своего Фиолетового племени раствору, который и теперь поддерживает в ней подобие жизни. Сила циркулирует между ними, постоянно обновляясь. По трубкам субстанция подавалась и восполнялась в нужный момент в емкости, из которых потом преподносилась альфарам. Весь народ в один день испил этого 'целебного нектара', - Теркай громко рассмеялся, но резко оборвал свой смех. - Это перестроило навсегда их гены, давая возможность зачать единственный раз. Но это был бы слишком мизерный шанс на поддержание нашего народа, поэтому мы добавили обязательное условие на рождение особых близнецов. Ты можешь спросить, ведь дело сделано, зачем Мей и дальше находится там. Но альфары тогда получили лишь генетическую возможность размножаться, которая находилась в спящем состоянии до брачного ритуала, когда сила по моей просьбе направляется Мей на новобрачных и активирует их половые клетки. Это нами было сделано намеренно, чтобы исключить нежелательные либо случайные связи. Дети должны рождаться впредь без изъянов или мутаций, для этого создался храм со всей системой совместимости. Но за столько времени наш народ забыл, что идеальная совместимость предполагает в себе и любовь, многие это познают уже в браке, некоторые счастливчики, но их теперь слишком мало, осознают вторую половинку до брака, но большинство альфаров ныне просто разучились любить. Они создают семьи и живут лишь партнерскими и дружескими отношениями, - он печально замолчал, но сразу же встрепенулся и с улыбкой продолжил. - Вернемся к вопросу о Серкае. Он думал, что полюбил, но разочаровался в избраннице. Общество отрицает любовь, и ему доставляет удовольствие лелеять в своем сердце это, кажущееся ему правильным, чувство. И что мы имеем в итоге? Появляется идеальная для него пара, которую он может полюбить по-настоящему, если захочет раскрыть свое сердце. Но он боится. Пестуя светлые воспоминания, Серкай гонит от себя настоящее, ненавидя себя за кажущееся ему предательство. Но кто предал первым? И не знак ли это. Ты видела, как именно снежинка действует на огонька. Я надеюсь, он хоть что-то поймет.
  Я стояла и пыталась все это осознать и разложить по полочкам в своей голове. Удивительно, Серкай презирает себя за появляющиеся чувства к невесте. А Мей... реально без ее силы альфары вернуться к тому, откуда все началось. Не этого ли хотят заговорщики? Или они просто не знают, что королевский род как-то с этим связан.
  - Тер, почему я? - подняла на него глаза. В свете уходящей луны я отчетливо видела все черточки его утонченного лица, светло-фиолетовые глаза отражали ясный свет и мерцали подобно ярким огням.
  - О, как я ждал от тебя именно этого вопроса, - растянул губы в улыбке он, а глаза оставались все так же проницательны и непроницаемы. - Мне нужно твое сердце! Пылкое, живое, заключенное ныне в оковы холодности, оно уже начинает биться все сильнее. Не медли с этим, ох как не медли. Но, что это мы заговорились с тобой. А я хотел прогуляться, - он подставил мне локоть, за который я неуверенно взялась. - Где бы ты в этом городе еще хотела побывать? Ночь подходит к концу, и мне придется вернуться к своим заботам.
  - Я всегда мечтала побывать на верхней площадке Буарского шпиля, - затаив дыхание, произнесла я.
  - Хороший выбор, девочка. Просто отличный. Держись, - и мы снова перенеслись.
  
  Я стояла одна посреди комнаты и не могла собраться с мыслями. Раньше со мной такого не было. Что мне делать дальше? Хоть ночь была и бессонной и насыщенной, спасть мне совсем не хотелось, и усталость не чувствовалась. Всего пять минут прошло, как Тер оставил меня в особняке, вернувшись к своим делам, а я уже снова тону в одиночестве. Никогда раньше не замечала за собой такой жажды общества, всегда искала я уединения. И вот теперь...
  Бездумно стала выполнять привычные действия: активировать фантом, умыться, одеться, расчесаться, собрать сумку в академию. Спустились мы с фантомом Кей к завтраку первые, что давно не случалось, в основном ждали нас, ведь мы с настоящей принцессой так любили поговорить вечером и утром. О, духи, почему мне этого так не хватает? Потому что у меня никогда не было подруг? Когда же Кей вернется? Только бы ничего не случилось...
  Через несколько минут появилась Сера, улыбающаяся и веселая. Альфарка села на свое место и стала с непринужденностью рассказывать Кей какие-то вещи про незнакомых мне альфаров. Это слишком напоминало мне обычные сплетни, и я не понимала, почему она думает, что принцу это будет интересно. Но только взглянув на серьезное с едва заметной улыбкой лицо фантома, я решила не пытаться всего осознать. Видимо, Сера таким образом доводит до сведения Кей какие-то им одним ведомые вещи. Ну и пусть, мне даже уже нисколько не обидно, после разговора с Теркаем.
  А вот при появлении Серкая и Виерэн я заметила явные сдвиги в их отношениях. Они вошли, держась за руки, но увидев нас, сразу разошлись по своим местам. Альфарка вела себя так же, как и вчера, только нет-нет да и задерживался ее взгляд на женихе. Как Тер ее назвал? Снежинка? А что, очень ей подходит. Серкай же был немного бледен, глаза его блестели, но он, не отрываясь, смотрел к себе в тарелку. Только раз он посмотрел долго и пронзительно на Виерэн, и в глубине его взгляда мне показалась ирония - насмешка над самим собой. Странные у них отношения...
  Сразу после завтрака Виерэн и сестра Серкая уехали почему-то вместе. Я до сих пор не понимала всех переплетений общества альфаров, все слишком сложно, слишком чуждо для человека. Когда мы сели в экипаж, я испугалась гнетущего молчания, которое могло возникнуть в время поездки в академию, поэтому стала спрашивать у Серкая о его успехах с рунескриптами. Альфар оживился, и казалось, вздохнул с облегчением. Видимо, боялся, что я начну спрашивать про виденное вчера. Но это ведь не мое дело... к тому же мне уже все рассказали, и даже больше...
  День проходил медленно и неторопливо, так всегда бывает, когда всю ночь бодрствуешь. Иногда мне казалось, что глаза мои сами закроются и мозг отключится. Но силой воли я заставляла себя внимать преподавателям. Лишь однажды, на магическом праве, я немного позволила себе помечтать.
  Как только закрыла глаза, передо мной предстал необыкновенный вид нашего большого города. Это воспоминание стало пределом мечтаний за сегодняшнюю ночь. Мы с Тером оказались на верхней обзорной площадке Буарского шпиля - самой высокой башни Берекрона. Я тогда приложила ладонь к тонким, но таким крепким перилам и обошла по кругу шпиль. О, что это было за чувство! Ветер трепал мою одежду, норовя сбросить ничтожную букашку с этого величественного здания. Луна светила ярко. Многочисленные купола и шпили тянулись к светилу, стараясь прикоснуться к его сиянию хоть кончиком, хоть частичкой. И луна отвечала на эти мольбы, щедро одаривая своих подопечных светом. Они отражали его, озаряя ночное небо всевозможными приглушенными красками. А как красиво было бы увидеть город днем! Солнечный свет придал бы неестественности этому видению. Как сильно отличался Берекрон с этой стороны, от того города, что все время знала я.
  Я вдохнула полной грудью холодный воздух и, закутавшись плотнее в шаль, села на пол, свесив ноги вниз через перила. Рядом со мной опустился Теркай. За все это время он не произнес ни слова. Так мы сидели и молчали, смотря на спящий город. Через какое-то время Тер повел плечами и, откинувшись назад, лег на пол площадки. Устремив взор своих светло-фиолетовых глаз, он подложил руки под голову и стал петь. От изумления, я повернулась к нему так и осталась смотреть на этого необъяснимого мужчину. Голос его был глухим и хриплым, но мелодия выстраивалась настолько стройная, что на эти недостатки почти не обращала я внимания. Пел он долго на незнакомом мне языке. Сначала я не могла понять, как такое может быть, ведь в мире всего один язык, но потом подумала, что скорее всего это один из древних, давно забытых языков. Песня вызывала во мне печаль, от нее щемило в груди и хотелось закрыть глаза, поддаваясь этой манящей мелодии и окунуться в магию чувств. Но вдруг все стихло. Я распахнула глаза и увидела, что Тер стоит надо мной и широко улыбается. И уже через минуту мы были в густой лесной чаще, продолжая наше ночное путешествие.
  
  После алхимии я немного задержалась, так что меня пришлось ждать альфарам. Ничего, главное я успела подготовить все для новых амулетов. Пока Кей нет, надо сделать их. В экипаже по дороге домой я чуть не уснула, что даже фантому пришлось несколько раз тормошить меня. Не думаю, что он смог бы отнести меня в комнату, да и деактивировать его стоило на ночь. Ужинала из последних сил, и даже пренебрегла правилами приличия и попросила удалиться из-за стола, когда никто еще не окончил трапезу. Принц-фантом разрешил, а большего и не требовалось. Дальше я помню все смутно: как добралась до комнаты, наспех приготовилась ко сну и старалась не провалиться в беспамятство пока не придет фантом, чтобы отключить его. И вот образ Кей погас, и я с блаженной улыбкой опустила голову на подушку. Тьма пришла сразу, слава духам, без сновидений!
  
   Глава 21
  
  Этот учебный день был похож на предыдущие два. Только я успела поработать над амулетом переноса. Теперь было легче, ведь я уже знала, что делать, оставалось лишь поменять конечные координаты. Заготовку из лаборатории по алхимии я забрала домой, чтозы закончить установку там. Решить бы какие координаты использовать. Я ехала в экипаже домой и размышляла над этой задачей, полностью не обращая внимание на альфоров. Мне нужны будут деньги и вещи - это неоспоримо, придется возвращаться в особняк Кей. Но это создает опять же промедление и неудобства - нужен будет второй амулет. Прятать свои вещи в другом месте опасно, вдруг с ними что-то случится. Итак, я возвратилась к моему изначальному плану, с той разницей лишь, что нулевоя точка у меня не квартирка в пансионе, а комната в особняке принцессы альфаров. Вспомнила свой план и стало немного стыдно - все будут уверены, что я погибла, правильно ли это относительно Кей. Нет! Я решила! Все меня используют, вот даже Тер вчера сказал что-то неопределенное, но вполне ясно дал понять, что меня никто не спросит в их игре. А уговор? Мне же тогда Кей сама поможет скрыться... но она все настаивает на нахождении при ней и не хочет ничего объяснять. Проще будет самой исчезнуть, если все у нас получится. Значит на этот вариант тоже надо сделать амулет. Итак, три амулета с разными исходными и выходными данными. Замечательно! Хоть будет чем себя занять.
  Вдруг над правым глазом мой мозг будто пронзили тонкой иглой. Я лишь поморщилась - привычка. Надо срочно добраться до связующего листа с отчимом - без этого боль не пройдет. Когда экипаж остановился, я первая быстро вышла из него и торопливо направилась в комнату. Быстрее, быстрее! Правый глаз уже начинал подергиваться. Последние метры я уже бежала. Закрыв дверь спальни, я бросилась на колени у выделенной для меня тумбочки и извлекла тщательно спрятанную дощечку. Дрожащими пальцами с трудом извлекла стилос и сильно нажала на выпоклость на нем - палочка стала с наслаждением вбирать в себя мою кровь. Я торопливо написала: 'Принять сообщение' - боль в голове сразу же пропала. На дощечке быстро стали проявляться слова, написанные черным. Они бежали перед моими глазами, появляясь и спустя пару мгновений пропадая. Но мозг мой был тщательно отточен запоминать все слова с первого раза. Когда последнее слово потухло, я обессилено привалилась спиной к кровати. Руки мои по привычке собирали дощечку и прятали обратно, а в голове было пусто. Что мне делать? Что? И Кей нет... Когда же она вернется?
  Отчим приказал мне в течение двух дней выведать все подробности готовящегося путешествия. Я-то все знала, тогда с советниками были обговорены мельчайшие подробности, но как можно писать это, вдруг у Кей поменялись планы - столько событий в последнее время. Я в подавленном состоянии поднялась с пола. Надо взять себя в руки! Сейчас еще видеть всех, разговаривать...
  Спустилась к ужину и с удивлением обнаружила, что Серы нет. На мой вопрос ее брат ответил, что она будет отсутствовать три дня по делам. Дела, дела... у всех альфаров своя работа...
  Мы с фантомом поднялись в спальню. Тщательно заперевшись, я деактивировала его. Постояла немного у двери и пошла в ванную - мне надо расслабиться.
  Долго пролежала в гарячей воде, стараясь ни о чем не думать. Вышла, а комната была уже погружена в кромешный мрак. Все скорее и скорее будет наступать ночь, а дни становиться прохладнее. Прошла на середину комнаты и стала разматывать полотенце с головы. Я ведь одна, могу позволить волосам высохнуть естественным образом.
   Вдруг вокруг моей талии обвились руки, а к спине прижалось теплое тело - я замерла, боясь пошевелиться и подумать, кто это может оказаться. Возле уха раздался шепот: 'Как же я соскучилась по тебе!'
  Как же я была рада слышать этот голос. Столько всего хотелось сказать, но я не осмеливалась - стояла неподвижно. Что-то сдерживало меня, неясная мысль, тревога. Вспомнились слова Тера... молодежь забыла, что такое любовь. Да, Кей мне так ни разу и не ответила на вопрос...
  - Раи-йи... - выдохнула принцесса.
  Прохладные пальцы альфарки скользнули по моей шее, отодвигая мокрые волосы, спустя мгновение их место заняли губы. Полоценце выскользнуло из моих ослабевших пальцев. Мурашки побежали по телу. Кей одной рукой все крепче прижимала меня к себе, а другой потянула за рукав моего не до конца застегнутого халата, приспуская его с одного плеча. Зачем? Зачем она это делает? Паническая мысль трепыхнулась и затихла в моей голове, когда поцелуи ласково стали покрывать мое плечо. Откуда такое наслаждение от этих прикосновений? Огонь забурлил в моей груди, причиняя сладкую боль. Вдруг Кей быстро развернула меня к себе лицом и заглянула в глаза, а потом тихо, но уверенно сказала:
  - Поцелуй меня.
  Что? Наверное, этот вопрос проявился в моем взгляде, потому как альфарка повторила свою просьбу. А была это именно просьба, а не приказ. Я-то за столько лет научилась их отличать. А я стояла с опущенными безвольными руками и смотрела в ее красивые глаза цвета молочного шоколада. И когда успел появиться свет? Но как я могу сама ее поцеловать? Заметила во взгляде принцессы зарождающийся холодок. Сейчас обидится. Почему-то эта мысль меня очень расстроила. Не хочу, что бы она на меня обижалась. Нужно отвлечь ее!
  - Мне пришло сообщение от Гарэда, - дрогнувшим голосом сказала я.
  Лицо Кей утратило былую мягкость и стало серьезным. Она отпустила меня из объятий, что отозвалось в моей душе легкой горечью. Альфарка села на кровать и, разуваясь, бросила мне: 'Рассказывай'. Неужели все же обиделась? Я подавила печальный вздох и присела рядом, застегивая халат.
  - Он требует полный отчет предстоящей операции. Если у тебя ничего не поменялось, я буду ему писать, - расправляя складочки халата на коленках, сказала немного отстраненно. Не хочу, чтобы она думала, будто я переживаю.
  Кей некоторое время молчала, высвобождая ноги из сапог, потом встала и начала раздеваться. Я все так же смотрала на свои руки, боясь поднять глаза на принцессу. На пол упала одежда, потом бинты. Услышала, как голые ступни зашлепали по плитке ванной. Звук льющейся воды заставил меня закрыть глаза. Стало очень плохо, будто грудь сжимается сильно-сильно, а потом не может продыхнуть. Почувствовала, как волосы мои скользнули вниз и скрыли лицо. Хоть какая-то от них польза! Я еще ниже опустила голову, и тогда из-под моих ресниц появилась предательская слеза. Всего одна, но такая болезненная.
  - Раи, - в проеме двери раздался голос Кей. Я машинально поднала голову и почувствовала легкое смущение, когда увидела стоящую там обнаженную альфарку. - Ты правильно сделала, что посоветовалась. Планы действительно следует подкорректировать. Завтра с утра этим и займемся, благо выходной, - усмехнулась принцесса и скрылась в ванной.
  Я чуть не всхлипнула - я никогда ее не пойму! Резко встала и пошла одевать ночнушку. Как же я устала! Так и не высохшие волосы заплела в косу и легла спать. Укрылась одеялом с головой и до боли зажмурилась. Хочу быстрее уснуть! Как эти две ночи я тосковала по объятиям Кей, так сейчас хотела их избежать. Что со мной? Перед глазами встал только что виденный образ идеального тела альфарки. Я по сравнению с ней сущий уродец. Провела пальцами по своим шрамам на запястьях...
  Мое желание осуществилось, и я быстро провалилась в сон. Однако среди ночи я проснулась от своего крика, и в ту же секунду меня крепко прижала к себе Кей, нашептывая: 'Это сон... все хорошо... я здесь'. Сердце, гулко колотящееся от увиденного в ночном кошмаре, понемногу успокаивалось, а я поняла, что смогу нормально спать только в этих заботливых руках. Улыбка появилась на моих губах, но я этого не заметила, так как уже опять уснула.
  
   Просыпалась я долго и мучительно, слишком не хотелось открывать глаза, возвращаться в реальность. Но как только осознала, что тело мое полностью свободно, испугалась, что вчерашний вечер мне приснился. Кей вернулась? Поспешно открыла глаза и оглянулась на ее половину кровати. Альфарка лежала на боку, подперев рукой голову и неотрывно смотрела на меня. Как долго она наблюдает за мной? Ее лицо было серьезным, а взгляд на удивление ласковым, он скользил по моему лицу, подолгу останавливаясь на моих глазах. В эти мгновения я чувствовала странный трепет и хотела отвести взгляд, но у меня не хватало на это сил. Что бы хоть как-то прервать это странное молчаливое созерцание, решила заговорить первой.
  - Доброе утро, - выдавила из себя улыбку.
  - Доброе, - кивнула Кей, все так же гипнотизируя меня. Я больше не могла этого выносить, неужели она так изощренно меня наказывает? Мои губы пересохли, осмелюсь и задать этот вопрос?
  - Кей? - начала я и запнулась.
  Ну не могу я такое спрашивать. Вдруг ее пальцы коснулись моей щеки, плавно перебрались на подбородок. Я замерла, боясь вспугнуть эту ласку, что бы она могла значить? Ее большой палец провел по моей нижней губе, нажал, немного приоткрывая мне рот. Все мысли улетучились от предвкушения, осталась только одна: неужели поцелует? Медленно, медленно Кей наклонилась ко мне и провела кончиком языка по моим губам, чтобы сразу же прильнуть в горячем поцелуе. Но он был так короток. Чуть отстранившись, она спросила, оставляя свое дыхание на моих губах.
  - Ты хотела что-то сказать?
  - Ты не сердишься? - удивленно спросила я.
  Бровь ее насмешливо приподнялась, а губы растянулись в улыбке.
  - Почему я должна сердиться? - снова целуя меня, сказала Кей.
  Я ее никогда не пойму, вот честно!
  - Разве вчера я не обидела тебя? - вырвалось у меня.
  - Раи, какая же ты глупенькая! - перемежая свои слова легкими поцелуями, проговорила она. - Меня не так просто обидеть, к тому же тебе. Раи, ты такая... - но слов у нее больше не нашлось, и Кей заменила их долгим и нежным поцелуем.
  Принцесса плавно развернула меня на спину, нависнув сверху. Ее локти уперлись в подушку, а волосы золотистым водопадом рассыпались по плечам, щекотнув мне шею и щеки. Но это я заметила лишь краем сознания, так захватил меня этот поцелуй. Почему так гарячо в груди и слабость в руках и ногах? Так хотелось обнять Кей, прижаться к ней крепче, чтобы она не подумала прекратить эту сладостную муку. Но я боялась. Боялась протянуть руки и коснуться ее. Развеять какую-то странную иллюзию, охватившую мой разум. Что со мной?
  А когда сбоку из кресла раздалось веселое покашливание, я вздрогнула и сжалась. Кто здесь? Нет, Кей, не надо! Не оставляй меня... альфарка медленно села на кровати и откинула волосы назад. Я же испуганно посмотрела на кресло. Сердце мое пропустило удар, а потом забилось быстро-быстро, к щекам прилила кровь.
  - Ах, какой бальзам на мою старую душу! Вы продолжайте, продолжайте, я не буду мешать, - широко улыбаясь и оперев голову на сцепленные руки, проговорил гость.
  - Дядя! - возмущенно соскликнула Кей.
  - Ну, что дядя? Что дядя? Скольких черепах я уже пережил? Вот то-то же, - Тер откинулся на кресло и окинул взглядом комнату, а мы молчали. - Кей, дорогая моя, ты же с утра пораньше хотела делами заняться?
  - Да, но откуда... неважно! Ты хочешь вмешаться? - мгновенно оценив обстановку, спросила альфарка.
  - Мне не помешает поприсутствовать, - сделав круговое движение кистью, разплывчато сказал Теркай.
  - Ты позавтракаешь с нами? - улыбнулась принцесса, я же старалась сделать вид, что меня здесь нет.
  - О, да! Завтрак самый главный прием пищи за день, разве я могу отказаться от столь занимательной компании, - подмигнул он нам, и поднялся. - Слишком не задерживайтесь, а то знаю я ваши развлечения...
  Когда за ним закрылась дверь, я вздохнула с облегчением и хотела встать, но Кей наклонилась ко мне и прошептала: 'На чем мы остановились?'
  - Кей! - возмутилась я. После слов Тера, таким заниматься, мне казалось очень стыдным.
  Альфарка, смеясь, уткнулась мне в ключицу. Я вдруг ощутила слабый аромат ее волос: жасмин и еще что-то. Цитрусовое... может лимон? Отсмеявшись, Кей поднялась и легко коснулась моих губ, а в следующий миг она уже стояла на полу и доставала свои бинты. Как ей удаются такие резкие перепады настроения?
  
  Завтрак у нас проходил очень весело, по крайней мере, для меня. Может просто я воспринимала Теркая совершенно по иному, как человек, но не испытывала в его присутствии ни робости, ни смущения. А может все дело в том, как он мне себя показал. Вспомнилась песня на шпиле, которая необъяснимым образом тронула мое сердце.
  А вот Серкай и слуги были очень взволнованы появлением столь значимого гостя. Кей, хоть и знала дядю пректасно, немного чувствовала себя не в своей тарелке, особенно когда Тер начинал говорить излюбленными странными аллегориями. Я же совершенно искренне улыбалась ему и не обращала внимания на такие особенности. Еще в первый раз обучения у него я поняла, что просто слишком мало знаю, чтобы понять все тонкости его мышления, но не сомневалась, что каждая фраза и сравнение несут в себе очень яркий подтекст. Можно только запомнить, а со временем постараться понять. Но похоже Тер и сам развлекался таким образом, вгоняя альфаров в стеснение.
  А вот когда трапеза окончилась, мы переместились в кабинет, правда уже без Серкая. Его к обсуждению и в прошлый раз не допускали, не стали и в этот. Тер свободно себя чувствовал везде, поэтому сразу же разместился на мягком диванчике, почему-то потянув и меня за собой. Кей не стала возражать, лишь внимательно взглянула на дядю.
  Уже через минуту в кабинете вышли из портала капитан Бернрэн и тетя Кей - Энукай.
  - Энни, ты тоже здесь, - улыбнулся Тер, протягивая появившиеся альфарке руку.
  - Дядя, непривычно видеть вас не в храме, - вложила свою холеную кисть в пальцы Теркая Энукай. - Дядя! - возмутилась она, когда мужчина резко потянул ее и усадил по другую сторону от себя на диван.
  - Энни, ты так давно ко мне не заходила. Все плетешь свою паутину?
  - А ты все так же проницателен? - серьезно сказала фарина Энукай, невольно перейдя на неформальный тон. - Предчувствуешь проблемы?
  - Я не пес, чтобы предчувствовать - мне пристало знать все наперед, - приподнял брови Тер и сразу же повернулся ко мне. - Вот видишь, все пытаются обидеть старика!
  Я с трудом удержала непоницаемое выражение на лице, так хотелось улыбаться, глядя на обескураженную таким отзывом тетю Кейрэн. Тер подмигнул мне и рассмеялся. Бернрэн, прислушивающийся с разговору первого советника и Теркая, фыркнул и сел в одно из кресел.
  - Итак, я позвал вас сегодня, т.к. наши планы надо несколько подкорректировать, - важно начала принцесса. Интересно, почему она даже своим самым близким и верным соратникам не сказала о своем брате и продолжает их обманывать. - Вам были разосланы отчеты фарины Виерэн о нападении духов ада, - Энукай и Бернрэн кивнули на это, став предельно собранными и серьезными. - Мы не можем не учитывать этих факторов в готовящемся мероприятии, оставь все без изменений - заговорщиков это может насторожить. Но с сестрой я связаться не могу, поэтому время и место переиграть не выйдет.
  - Почему остальные не приглашены? - подала голос советница, постукивая пальцем по коленке.
  - Их позиции в свете этих событий не стоит менять. А вот нам нужно будет. Капитан, думаю, не безосновательно будет полагать, что духи ада могут быть привлечены к нападению, - доставая из ящика стола какие-то бумаги, сказала Кей.
  - Я обдумывал уже эту проблему, очень странно, что нападения были только на наших людей, да еще и в преддверии сей операции. Очень похоже на натаскивание на дичь. Принц, подвергнувшийся подобной опасности, не может путешествовать без дополнительных мер предосторожности. Предлагаю вдвое увеличить эскорт, - потирая подбородок, выговорил фарин Бернрэн.
  - Но ведь наше путешествие предполагается быть тайным, чрезмерная охрана увеличит шанс разоблачения, - возразила принцесса.
  - Тогда только для двойников, а у вашего действительного маршрута выставить скрытые посты. Это не должно показаться чрезмерным для наблюдателей, а только подтвердит дошедшие до них слухи. Но количество воинов задействованных в ловушке должно быть увеличено. Также считаю необходимым установить защитный контур, но это уже по ваше части советник, - капитан выразительно глянул на альфарку, сидящую возле кажущегося расслебленным Тера.
  - Контур против духов ада мало поможет, а вот купол... - задумчиво протянула фарина Энукай. - Но это может боком выйти и нам.
  - Я вот вас слушаю и не понимаю, почему вы так носитесь с этими тварями? - насмешливо проговорил Тер. - Нет никаких оснований полагать, что хоть один дух остался в этом мире.
  - Но, Теркай! На практике погибли два моих охранника, что это как не покушение? - возразила Кей. - Надо подготовиться даже к этому маловероятному шагу противника.
  - Шаг назад, три шага вперед... - отбросив длинную челку с глаза, сказал Тер и растянул одну сторону губ в улыбке.
  Присутствующие замерли на мгновение, пытаясь осознать смысл этой фразы, но потом встрепенулись и продолжили обсуждение.
  - Вот карта местности. Как мы и предполагали, основные ключевые точки остануться неизменными. Тетя, вам необходимо будет добавить возможность купола. Какой радиус вы считаете допустимым, - подойдя к столу и склонившись, альфары стали рассматривать карту.
  - Пятнадцать метров вокруг дома будет достаточно. Но попавшие внутрь духи будут очень опасны, - сказала советник.
  - Как и мы. Отъезд перенесем на пять утра, к семи будет уже у домика. Тетя, вы уже подготовили матрицы всех участников операции? Надо будет добавить и для новых, - Кей разглядивала докуманты, слегка сощурившись.
  - Запуск парализующей сети будешь ты производить? Или все же извне это сделать, как я и предлагала? - глянула на принцессу фарина Энукай.
  - Я и только я. Это не обсуждается. Вдруг пойдет что-то не так? Я должен все контролировать.
  От дальнейшей дискуссии меня отвлек шепот Тера у самого моего уха: 'Правда, они такие все забавные?' Я недоуменно посмотрела на учителя и шепнула ему в ответ: 'Почему?'
  - Они забыли обсудить самое главное, - сделал круглые глаза он и лукаво улыбнулся.
  - Что? - спросила я. Ведь и мне придется там присутствовать, а что не будет учтено альфарами может наврелить и мне.
  - Тебя, - легонько стукнул меня по носу Тер. - Но моего совета пока еще не спрашивали.
  - Ты думаешь, зря они пытаются поймать их, а не унечтожить? - не удержалась я от вопроса.
  - О, нет. Я сказал лишь то, что и хотел сказать. За облаками не видно солнца. Девочка, не забудь включить мозги в этой авантюре, - глаза Тера сверкнули, на миг став почти черными, так что я даже немного испугалась и отстранилась. Он хмыкнул и вскинул голову кверху, принявшись рассматривать потолок.
  Неужели он пришел сюда, чтобы намекнуть, что я могу сделать какую-то глупость? Но что я могу? Мне отведена роль слишком незначительная в этой постановке, поэтому испортить я ничего не смогу. Гораздо более сведущие люди (ой, альфары!) все просчитали наперед. Конечно, никто не надеется, что за нами и принцессой придут главари заговорщиков, но поймать достаточно большую группу живьем и получить информацию - это уже тоже кое-что. К тому же Кей надеется на мои способности. Нам ведь по существу нужно только найти неопровержимые доказательства причастности Гарэда и его сына к нападениям на королевских особ альфаров и тогда их можно будет по всем правилам арестовать. Но они слишком чисто работают. А вот нынешние слова Тера вселили в меня неуверенность - вдруг ничего не выйдет? Что тогда? Вернуться к отчиму? А если Кей убьют? Вопросы, вопросы... за такими мыслями я и не заметила, как совет окончился. Как я могла все пропустить! Но Теркай наклонился ко мне и тихо произнес, что ничего важного для себя я не пропустила, а мелочи о численности войск для меня не нужны. На это я ему благодарно улыбнулась.
  Когда капитан и советник отбыли, Кей облегченно вздохнула и подошла к нам. Вид у нее был не сильно бодрый, они села рядом со мной и принялась перебырать мои пальцы, положив мою руку себе на колени.
  - Дядя, ты считаешь, мы не правы? - пристально глядя на Теркая, спросила принцесса.
  - Абсолютной правды не существует, - поднял одну бровь он и попер голову кулаком. - Но я тебе скажу одно, не будьте слишком самонадеянными. Противник не глуп! - он вдруг резко подался вперед и стал всматриваться в глаза Кей. Может Тер хотел сказать еще что-то, а может... никогда не угадаешь, что может сейчас быть у него в мыслях. - Тебе стоит продумать и наихудший вариант, - тихо сказал он и откинулся на спинку кресла.
  Кейрэн застыла каменным изваянием от его слов с расширенными глазами и сжатыми в тонкую линию губами. У меня по спине пробежал холодок - мы же только о хорошем всегда говорили про эту ловушку. А теперь Теркай намекает... нет, я так не могу! Но вдруг он просто хочет, чтобы мы подготовились лучше, чем есть? Да, наверное, это так! Не стоит мне переживать! Я сжала пальцы Кей и она машинально ответила мне тем же. Это ее вывело из того непонятного состояния, в котором она только что пребывала.
  Вдруг посередине кабинета замерцал воздух и из него шагнул странный незнакомец. Мы с Кей быстро вскочили с места, готовясь к чему угодно, но не к тому, что последовало дальше. А незнакомец - высокий, среброволосый мужчина с короткими волосами и маленькими серебристыми усами на красивом, но немного хищном лице с неестественными сереневыми глазами, у которого из одежны присутствовало только полотенце вокруг бедер - нашел галазами Теркая и скривился в недоброй улыбке.
  - Тер, сколько можно ждать. Мое время ограничено, ты же знаешь! Девушки остывают, а коньяк нагревается!
  - Габ, не кипешуй! Я уже дошел до кондиции, - вскинул руки Тер и вскочил на ноги. - Девочки, с вами было весело, но пора и честь знать.
  В тот же момент он с незнакомцем исчезли, а мы остались удивленно смотреть на пустое место, оставшееся после них.
  - К-кей, что это было? - запинаясь, спросила я.
  - Похоже, мы познакомились с единственным другом Тера - Габриэлем . Я о нем иногда слышала, но думала это шутка такая, - обескуражено взъерошила челку альфарка.
  - Почему шутка? - не поняла я, а про себя подумала, странно, что у учителя есть друзья, но я была рада за него. Ведь с таким характером найти друга тяжело, а с такой продолжительностью жизни - просто невозможно.
  - Он еще старше дяди, да-да, и не делай таких глаз. Это может быть правдой. И вообще он вроде как не из нашего мира, но я в этом мало понимаю, а Тер не тот альфар, что будет рассказывать доходчиво, - быстро сказала Кей, давая понять, что больше она не хочет об этом говорить.
  
  Я сидела в комнате и делала домашнее задание. Кей где-то ходила по своим делам, а до ужина оставалось еще уйма времени. Я посмотрела в окно: ясное голубое небо не было омрачено ни одним облачком; осеннее солнце золотило деревья в окружающем особняк саду. Недолго еще продержится такая хорошая погода - пойдут дожди, которые превратят Берекрон в мрачный и неприветливый город. Когда-то я даже в плохую погоду бежала в академию, не решаясь пропустить ни единого дня, теперь меня возят в экипаже. Многое поменялось с тех пор.
  В комнату вошла принцесса, но я не стала отрываться от созерцания вида за окном - наверное, возьмет что-то и уйдет. Но тут прохладные руки легли мне на плечи.
  - Раи, ты уже закончила свои дела? - спросила Кей, целуя меня в макушку.
  - Почти, осталось выводы прописать, - глянула я в тетрадь.
  - Тогда, ты не прогуляешься со мной? - наклонившись и обняв меня за плечи, выхохнула она мне в шею, сопроводив слова легким поцелуем. - Погода отличная, а мы все в доме сидим.
  Мне так радостно стало - я ведь давно хотела погулять, но самой из дома выходить нельзя, вот только Тер дал мне небольшую возможность развеяться.
  - Конечно, - улыбнулась я.
  Кей взяла меня за руку и повела в холл, где уже ждали слуги с верхней одеждой. Я надела свой плащ и шляпку - хоть солнце и светило ярко, но уже давно его тепла не хватало.
  Альфарка повела меня в парк возле дома. Сколько я в этом доме уже живу, а здесь еще не была. Мощеные маленькими плиточками дорожки были устелены толстым ворохом опавших листьев. Почему садовник их не сгребает? Но так приятно было идти рядом с Кей и шуршать этим золотисто-багряным ковром. Мы шли рука об руку, но не касались друг друга, каждая находясь в плену своих мыслей. Было приятно просто ощущать присутствие альфарки, знать, что она вот здесь, стоит протянуть лишь руку. Я смотрела на деревья, думая о прошедшем дне и совете. Тер ведь не просто так явился. Его слова зародили в моей душе тревогу, от которой срочно надо было избавиться, ведь вечером я буду писать сообщение отчиму.
  - Раи, - Кей привлекла меня к себе и крепко обняла, остановившись под одним из деревьев.
  Золотые листья с размеренностья отделялись на небольшом ветру от ветвей и тихим шелестом возвещали о своем приземлении. Я смотрела в красивые глаза цвета молочного шоколада и чувствовала, как ком образуется в горле, а грудь сдавливают невидимые тиски. Но так тепло было и приятно. Что со мной?
  - Да? - насилу выдавила из себя я, стараясь чтобы голос мой был неизменившимся.
  - Раи, завтра будет последний выходной перед операцией, - начала Кей, еще сильнее прижав меня к себе. Ветер развевал ее золотистые волосы, вплетая в них мимолетные листочки. - Я очень хочу провести этот день только с тобой. Как ты смотришь на то, чтобы я исполнила твое желание про море? Только мы с тобой на берегу... - стала наклоняться она к моим губам.
   Мне сразу стало горячо в груди, но как только я осознала ее предложение, страх холодными щупальцами задавил весь появившийся огонь. Я отстранилась, не давая себя поцеловать, хотя очень этого хотелось.
  - Нет, Кей. Это похоже на прощание, - решительно сказала я. - Ты сдержишь свое обещание, когда все закончится! До этого я не поеду с тобой на море.
  Уголки губ Кей изогнулись в довольной улыбке. Больше она не сказала ни слова, все так же прижимая меня за талию к себе одной рукой, второй альфарка провела по моей шее, плечу, спустилась на грудь. Я вздрогнула, но она не дала мне отпрянуть, пропуская руку мне на спину. А затем последовал долгий головокружительный поцелуй. Ее руки скользили по моей спине, что даже через верхнюю одежду я хорошо их ощущала. Непривычные чувства овладевали мною: смесь жажды и страха. Я и сама не заметила, как обвила талию Кей руками. На это она чуть куснула мою нижнюю губу и оборвала поцелуй.
  - Ты подаришь завтрашний день мне? - заглядывая мне в глаза, спросила принцесса, а я не могла ни ответить, ни отвести взгляда.
  - Просто прогулка в городе? - тихо спросила я.
  - Да, обычное свидание, - улыбнулась Кей.
  Свидание! Как только одно это слово преобразило всю действительность. Неужели у меня будет настоящее свидание? И она еще спрашивает? Неужели от моего ответа может что-либо зависеть? Я улыбнулась.
  - Конечно, - за это была вознаграждена еще одним невероятным поцелуем.
  Мы еще долго гуляли в саду, держась за руки и иногда останавливаясь на поцелуи. Почему мы раньше так не гуляли? Это было восхитительно! Беседа шла неторопливо о каких-то мелочах, но она и не была важна. Только мы вдвоем в этом маленьком мирке и ничего больше, пока не стали сгущаться сумерки, тогда нам пришлось вернуться в дом. Хоть прилегающая территория и была хорошо защищена, но рисковать в ночное время все же не стоило.
  
  Я легла спать, когда Кей еще принимала душ. Как-то у нас так вошло в привычку, что я первая в ванную, а затем уже альфарка. Но это давало мне спокойно переодеться и подготовиться ко сну. Я обстоятельно написала отчиму, про изменение времени выезда из-за недавнего покушения духов ада, и все вытекающие последствия, которые мы дотошно обговорили с Кей.
  Я лежала и вспоминала прошедший день. Почему-то думать могла только о прогулке в саду. На моих губах играла мечтательная улыбка, и я ее никак не могла согнать оттуда. Завтра свидание... настоящее, мое первое... но ведь мы уже столько знакомы, разве можно это назвать первым свиданием? У нас была вечеринка... потом я будто вновь ощутила все прикосновения Кей, по коже пробежал приятный мороз. Я поняла, что поведение альфарки незаметно изменилось, она перестала ограничиваться по отношению ко мне только поцелуями. Я закусила губу - неужели она хочет чего-то большего? Я уже и не думала ни о чем таком, после того единственного раза размышлений. Я же ее воспринимаю как подругу... но конечно я слышала про такие связи, и видела на вечеринке у альфаров все воочию, но как все происходит на самом деле... у меня к щекам прилила кровь. Только сейчас я в полной мере осознала, что Кей девушка и хочет близости со мной. Со мной! Для нее ведь это нормально. Интим между девушками... теоретически я могу представить, как такое возможно, но практически... это же надо самой отвечать на ласки, не то, что с мужчинами. Только о воспоминании моем прошлом опыте с мужчинами меня передернуло. Фу, мерзость! Но тогда почти никогда не надо что-либо делать было, пыхтит он на мне, и только ждешь скорее бы все кончилось. А тут... Смогу ли я? Если я даже поцеловать ее сама не могу. О, духи! О чем я только думаю!
  - Раи! - возмущенно раздалось из ванной. - Хватит об этом думать, да еще так громко!
  Я от стыда закрыла горящее лицо руками. Опять Кей все слышала... как же неудобно! Но хочу ли я этой близости? Как я поняла, принцесса не будет меня принуждать... еще месяц назад я бы ответила, что добровольно ни на какую близость не согласилась бы, а сейчас... мне так приятны ее поцелуи... я поняла единственное - мне жутко страшно! Страшно снова быть обманутой. Я не понимаю своих чувств, тяга к Кей становится сродни зависимости. Да, это какой-то изощренный вид зависимости, ведь мне рядом с ней так спокойно.
  Кей вышла из ванной уже в своем ночном костюме. Я мельком глянула на нее - она как всегда прекрасна - я отвернулась и накрылась с головой одеялом. Вот завтра свидание, а у меня даже нет ничего нарядного. Кто я и кто она...
  Я сжалась, когда принцесса легла рядом. Она осторожно убрала одеяло с моей головы и заставила меня посмотреть ей в глаза. Кей погладила мою щеку и нежно поцеловала.
  - Раи, не бойся, мы не будем спешить, - оставила невесомые слова на моих губах альфарка и легла рядом.
  Ее рука заскользила по моему телу поверх ночнушки, рождая странные мурашки в местах прикосновения. Предплечья, грудь, живот, опять грудь... движения были плавными и нежными, так что я скоро расслабилась и закрыла глаза. Тогда рука Кей замерла на моем животе, а на ухо мне прошептали: 'Все будет хорошо!' Да все так и будет, с этими мыслями я уснула.
  
   Глава 22
  
  Проснулась я от нежного поцелуя. Открыла глаза и встретилась с хитрым взглядом Кей. Она улыбнулась и встала с постели, оказалось, что она уже полностью одета. Сколько же сейчас времени? Мы куда-то опаздываем? Тут вспомнила про свидание и села на кровати.
  - Кей, что уже? - хотела еще много чего спросить, но слова не оформлялись во фразы, и я так и осталась сидеть и смотреть, как Кей собирает свои волосы в хвост.
  - Да, не хочу упустить ни одного лишнего часа. Вставай, позавтракаем уже в городе, - подмигнула мне через зеркало альфарка.
  Я поднялась и прошла в гардеробную с некоторой неловкостью. Раньше меня не смущал мой внешний вид, и как я смотрелась рядом с Кейрэн, но сейчас, глядя на принаряженную принцессу, я почувствовала грусть. Мое первое настоящее свидание, а я даже не могу выглядеть привлекательно. Открыла дверцы гардеробной и застыла в изумлении. Сзади мою талию обвили руки Кей, и поцелуй защекотал шею.
  - Ты всегда для меня привлекательна. Но, надеюсь, ты не обидишься за мою маленькую инициативу? - куснула мою мочку уха Кей.
  Как я могу на нее обижаться? Я расплылась в улыбке. На отведенном для меня шкафу висело несколько платьев. Глаза защипало, но я усилием воли подавиила рвущиеся на волю слезы. Это было так приятно. Я высвободилась из рук принцессы и подошла к нарядам. Три платья висели на вешалках передо мною: темно-зеленое, бордовое и золотистое, все элегантного, закрытого кроя, из дорогой ткани с изысканной вышивкой. Я провела кончиками пальцев по ткани, не веря, что это чудо для меня. Я уже и забыла, как это иметь красивые, дорогие наряды, казалось, это было не со мной, в какой-то другой, чужой жизни.
  - Кей, но это же... - я не смогла продолжить, голос мой дрогнул. И почему я так взволнована?
  - Раи, выбирай какое ты наденешь сегодня. Остальные тоже тебе, хочешь носи, хочешь нет. Или они тебе не нравятся? - обеспокоенно добавила альфарка.
  Я судорожно втянула воздух и не смогла больше сдерживаться, кинулась к Кей и крепко обняла ее, прижавшись к груди.
  - Спасибо, мне все очень нравится! - слезы счастья все же сорвались с моих ресниц.
  Кей меня обняла и поглодила по голове, потом отстранила от себя и, приподняв мою голову за подбородок, заглянула в гляза.
  - Ты еще совсем ребенок, - нежно сказала она и поцелуем смахнула слезинку, катящуюся по моей щеке. - Итак, какое ты выберешь на свидание?
  Я повернулась к платьям и задумалась, посмотрела на Кей: какой наряд лучше подойдет? Принцесса была в бежевом альфарском костюме с черной вышивкой. Все три моих платья хорошо сочетались с нарядом Кей. Какое же выбрать?
  - Можно, зеленое? - неуверенно спросила я.
  - Почему ты спрашиваешь? - удивилась альфарка. - Одевайся.
  Когда я вышла, поправляя складки и пуговички, Кей улыбнулась и покачала головой.
  - Что? Плохо? Но мне нравится, как раз, такое, как я люблю, - стала оправдываться я.
  - Нет, тебе очень идет. Просто непривычно тебя видеть не в черно-коричневой гамме. Ты такая красивая! - сказала Кей, набрасывая мне на плечи плащ.
  Кей взяла меня за руку и потянула в открывшийся телепорт, в следующую секунду мы уже оказались на одной из платформ общественного телепорта в богатом квартале Берекрона. Мы быстро отошли за пределы кабинки, и альфарка повела меня по незнакомым улицам. Привела меня принцесса к какому-то ресторанчику и уверенно вошла внутрь. Я, немного помешкав, последовала за ней. Это было дорогое заведение. Посетителей в это время было мало и на нас никто не обратил внимания. Кей встретил официант и проводил нас за столик. Мне было немного не по себе, поэтому альфарка сама делала заказ, а я только смотрела на свои сжатые кулаки, покоящиеся на коленях.
  - Раи, тебе здесь не нравится? - заметила мое состояние Кей.
  - Нет, что ты. Просто непривычно.
  Она протянула руку и положила ладонью кверху, чтобы я вложила свою к ней. Я неуверенно это сделала, и прохладные пальцы сжали мою ладонь. Стало сразу спокойнее и легче. Зависимость, точно зависимость! Но как же хорошо...
  
  Мы сидели среди высоких, еще зеленых деревьев на широком одеяле и наслаждались отдыхом в это послеобеденное время. Столько всего успели сделать за эти полдня, что хотелось лечь и поспать хоть немного. Но в тоже время жалко было терять, как сказала Кей даже часа. Я посмотрела на альфарку, лежащую подле меня на животе и подложившую под голову одну руку. Кей сейчас напоминала мне кошку, дикую, изящную, готовую в любой момент ринуться на добычу. Принцесса приоткрыла один глаз и лениво улыбнулась мне - ну точно кошка!
  Место, в котором мы сейчас находились, было волшебным. Небольшой летающий островок в стороне от города - заповедники альфаров. Только знать имеет доступ к ним. Я посмотрела на ясное небо - и не скажешь, что оно отделено от тебя силовым полем. Вот поэтому и времена года здесь совершенно иные, чем на земле. Я прикрыла глаза: приятный ветерок холодил мои щеки, выдергивал волосинки из тугой прически; тихое пение птиц придавало еще больше нереальности происходящему. Вспомнила нашу бешеную прогулку по городу. Бешеную в самом замечательном смысле этого слова!
  Мы побывали в разнообразных местах, некоторые выбирала Кей, некоторые просила посетить я. Теперь при свете дня я побывала на Буарском шпиле в сопровождении принцессы. Совсем другие чувства охватывали меня, глядя на город с этой запредельной для человека высоты, чем тогда с Тером. Я стояла у перил, а Кей крепко обнимала меня за талию, прижимаясь ко мне всем телом и молча наслаждаясь этим моментом. Так было светло на душе, так приятно. Я будто сливалась с потоками ветра и мчалась над многочисленными остриями куполов и шпилей, проникая в саму суть этого большого и такого величественного сейчас города. Да с высоты все кажется лучше, чем есть на самом деле. А самое главное, что я не чувствовала себя одинокой.
  Мы неспешно прогулялись по красивейшим паркам Берекрона, восхищаясь мастерством садовников и архитекторов. Я попросила посмотреть музыкальный фонтан на закрытой для доступа обычных людей площади министерства. Я улыбалась, впервые за многие годы улыбалась совершенно искренне. Обедали мы в одном из ресторанчиков, но вкуса еды я совершенно не ощущала, настолько проголодалась, что проглотила все очень быстро. А потом Кей повела меня смотреть зоопарк. Из-за зоопарка-то мы сейчас и находились в этом месте и совершенно вымотанные. А все началось совершенно невинно.
  Мы подошли к загону с редкими большими разноцветными птицами. Я удивленно раскрыла глаза и подбежала к самому ограждению. Эти большие, с лошадь, птицы величаво вышагивали на длинных ногах и хлопали огромными крыльями, перья которых переливались сине-зелеными оттенками. Но эти создания не могли летать, их перья были всего лишь маскировкой и привлечением противоположного пола, а крылья за многие годы эволюции утратили способность держать такое масиивное тело в воздухе. Да и жили они в тропических лесах, лавировать среди деверьев которых было бы весьма проблематично. Но вот ноги у них были очень сильными, что давало возможность быстро бегать. Я смотрела, как несколько особей переверхов прогуливаются вдоль загонов, расправляя крылья и большой хвост и красиво выгибая длинные шеи. А ведь перья этих птиц очень высоко ценятся, как в алхимии, так и в моде.
  Кей подошла и взяла меня за руку, развернула к себе и обняла. До этого за все утро она меня ни разу не поцеловала, но я чувствовала, что ей этого очень хотелось. И вот сейчас... ее глаза так сверкали, отражая солнечный свет, что я невольно улыбнулась. В ответ губы Кей озарила лукавая улыбка. Что она задумала?
  - Раи, как я себя сегодня вела? - глядя мне в глаза, спросила Кей.
  - Идеально, а что, могло быть иначе? - спросила я, чуть улыбнувшись и приподняв бровь.
  - Вполне... так может я заслужила на небольшое поощрение? - хитрый огонек в глазах альфарки меня только подстегнул поиграть в ее игру.
  - Не думаю, что ты можешь отделаться всего лишь хорошим поведением, - протянула я, прикрывая ресницами глаза.
  - Да, неужели? - похоже Кей понравилась эта игра. - Я готова на все, чтобы заслужить это право!
  - Прямо уж, на все? - недоверчиво спросила я.
  Меня уже захватил азарт, никогда раньше не чувствовала такого, хотелось продолжать этот бессмысленный разговор, который доставлял ни с чем не сравнимое удовольствие. Кей дерзко вздернула бровь и выдохнула: 'Говори!'
  - Сможешь достать мне перышко переверха? - улыбнулась, качнув головой в сторону важных птиц.
  Альфарка сощурилась и уже через секунду перемахнула через заграждение на территорию птичей стаи. Я замерла, не ожидала, что все будет так всерьез. Думала, это шутка такая, и теперь мне стало страшно. Ведь переверхи сильные птицы и вполне могут убить человека, не думаю, что альфары слишком уж этим могут отличаться. А еще и смотрители зоопарка так просто не спустат самовольное проникновение. Проблем будет... о чем я только думала? Нет, о чем думает Кейрэн? Она что с ума сошла?
  А принцесса тем временем быстро пробежала большую часть территории загона и поднырнув под крылом одного из переверхов, что-то подняла с полу. Но ее вторжение не осталось незамеченным. Птицы ринулись на незваного гостя, и Кей пришлось еще быстрее удирать от них. Сердце колотилось у меня в груди, отдаваясь гулкими ударами в голове, будто я сама бежала рядом с принцессой. Правда, она бежала уже не по прямой, а минуя остальных особей, чтобы не столкнуться с ними. Когда альфарка в легком прыжке преодолела забор и приземлилась передо мной, я готова была от волнения сама ее задушить. Но вот она вскинула голову и довольная улыбка заиграла на ее лице - я все забыла - она ведь в порядке, все обошлось. Тут послышались крики и топот со стороны основных помещений зоопарка, наверное, охрана бежит. Мои глаза стали круглыми от страха, а Кей вскочила на ноги, и, схватив меня за руку, вновь бросилась бежать, только уже прочь из зоопарка. Вдогонку нам неслись крики охранников и смотрителей, а я вдруг поняла, что смеюсь, звонко, безудержно. А Кей смеется и бежит впереди меня. Как же весело! Мы нырнули в какую-то подворотню, в квартале от зоопарка и альфарка активировала портал, в который мы с разбегу и попали. Выбросило нас уже сюда, в этот зеленый тихий уголок, где мы повалились отдыхать.
  От воспоминания об этих событиях я улыбнулась и провела пальцами по изумрудно-синему перышку, Кей отдала мне его уже здесь. Подумать только, из-за этого маленького предмета столько событий произошло. Альфарка все так и наблюдала за мной одним глазом, а потом потянулась и села.
  - Раи, я выполнила свою часть сделки, - приблизив ко мне свое лицо, сказала она.
  Я опустила глаза на перышко в моей руке, да она выполнила, я улыбнулась.
  - И что же ты хочешь? - с легким замиранием спросила я.
  - О, я так много чего хочу... - провела языком по губам Кей и улыбнулась. - Но сейчас я попрошу у тебя только одно, - она наклонилась к моему уху и прошептала, - будь со мной откровенна.
  - Что? - я удивленно отстранилась.
  Кей усмехнулась и снова легла на одеяло, но теперь умостив голову у меня на коленях. Я посмотрела сверху вниз в ее хитрые глаза и постаралась, чтобы мое лицо не отражало смятения чувств, бурлящих сейчас в груди.
  - Раи, я же вижу, что тебя постоянно что-то тревожит. Не бойся говорить со мной об этом, - альфарка взяла мою руку и поцеловала ладошку. - К тому же твой смех был лучшей наградой.
  Я хотела высвободить руку, но пальцы Кей крепко держали. Принцесса заметила мою попытку и с ухмылкой принялась целовать мои пальцы. Я опешила от такой ласки, слишком было все непривычно, но настолько приятно. Язык альфарки заскользил между моих пальцев, переместился на косточки. По моему телу прошла легкая дрожь, к щекам прилила кровь. Почему ее действия вызвали во мне столько смущения и показались слишком интимными?
  Вдруг на ум пришли слова оброненные Серой, которые я уже давно не вспоминала. Ведь Кей быстро меняет своих возлюбленных... для нее такое поведение нормально... я собралась с духом и вырвала свою руку из ее пальцев. Не хочу, не могу! Кей перестала улыбаться и серьезно посмотрела мне в глаза.
  - Вот, опять тебя что-то беспокоит. Скажи мне.
  Но как я могу ей об этом сказать? Спросить такое... я перевела взгляд на перо... надо держать свои обещания.
  - Кей, я слышала, что ты довольно быстро меняешь возлюбленных... - тихо проговорила я и замолчала. Не могу я дальше об этом спрашивать!
  - Неужели? - прищурилась Кей. - Но отрицать это бессмысленно. У меня было много партнеров, как парней, так и девушек, - она поймала мою ладонь и вновь поднесла ее к губам. - Ты не должна переживать из-за этого.
  Я осторожно коснулась второй рукой волос альфарки, разметавшихся по моим коленям. Какие они были мягкие и гладкие. Но будем откровенны до конца...
  - Меня ты тоже быстро забудешь? - стараясь чтобы голос не дрогнул, спросила я. И почему для меня это столь важно?
  - Раи, так вот, что ты думаешь! Нет, ТЫ - особенная! - она приложила мою ладонь к своей щеке, пылающим взглядом впившись в мое лицо. - Раи, я так отчаянно боялась потерять брата, что когда этот страх воплотился в жизни, я чуть не сошла с ума, едва не пустив под откос весь мой народ. А ты спасла меня... не только жизнь, но и душу... Раи, как только я понимала, что нынешний партнер не вызывает у меня никаких эмоций я переходила к другому. А ты... ты... - она вдруг смутилась и, повернувшись на бок, уткнулась мне в живот лицом. - Раи, ты ведь тоже не невинна...
  Я закрыла глаза и закусила губу... да... я наклонилась и обняла прижимающуюся ко мне принцессу. Она сейчас не казалась, как обычно сильной и полностью в себе уверенной, а была обычной девушкой. И эта такая простая черта в ней в данный момент так сильно меня привлекла, что стало нестерпимо жарко и больно в груди.
  - Кей, меня с тринадцати лет насиловали... - тихо, безэмоционально сказала я, держа все свои чувства под контролем. Ей следует это знать, чтобы она не питала по отношению ко мне всяческих иллюзий. Кей еще сильнее вжалась в мой живот. - А с восемнадцати я стала агентом отчима. Ты же не думаешь, что сценарий с 'совращением принца' был впервые применен. Двоих объектов мне было приказано убить во время полового акта, - она помотала головой, причиняя мне небольшой дискомфорт от щекотки, а мне вдруг захотелось плакать. - Кей, я совершенно не хорошая, не такая, как ты думаешь...
  Она резко поднялась и заглянула мне в глаза, на ресницах принцессы блестели слезы, но решительно вздернутый подбородок и плотно сжатые губы сказали мне больше, чем множество слов.
  - Откуда ты знаешь, как я думаю? - тихо спросила Кей.
  Она резко привлекла меня к себе и поцеловала: ласково, нежно, будто боясь спугнуть. Она и правда боялась, я только сейчас это осознала. Боялась, что я оттолкну ее. О, Кей... я в свою очередь обняла ее за талию, с удовольствием отвечая на поцелуй. Мы оказались на одеяле, лежа, прижимались друг к другу, не веря в то, что это происходит. Иногда, Кей снова меня целовала или гладила по спине, плечам. Мне было так удивительно хорошо в этот момент, что совершенно не хотелось вставать. Я попросила больше никуда не ходить, а остаться в этом тихом месте. Она не стала возражать, а только каким-то образом распорядилась на счет еды. Через час у нас появилась корзина, наполненная всевозможной снедью и питьем. Альфарка предложила переместиться в западный район заповедника, где протекала небольшая речка. На берегу катящей свои стремительные воды реки мы и розостлали одеяло и стали разбирать еду.
  Больше мы к той щекотливой теме не возвращались. Кей почти все время не выпускала моей руки, то перебирая рассеянно мои пальцы, то целуя ладонь. Казалось, что ей очень важен тактильный контакт, но и мне это доставляло непередаваемое удовольствие. На этом импровизированном пикнике мы общались, как никогда раньше. Может этот решенный теперь вопрос перестал стоять между нами, и теперь Кей более свободно рассказывала о себе, своем детстве, родителях и брате, смешные моменты их походжений, тогда ее лицо озарялось светлой грустью, и я пожимала ей руку. Не знаю, почему у нас пошел такой откровенный разговор, но и я осмелилась кое-что поведать о себе: про счастливое детство с мамой, но страшную и болезненную для себя тему я не смогла не избегать, а Кей не стала спрашивать.
  Насытившись, мы улеглись на одеяло и, переплетя пальцы, смотрели в синее безоблачное небо. Мне жутко не хотелось, чтобы этот день заканчивался. Но вот близился вечер, и небосвод стал окрашиваться закатными огнями. Кей вздохнула и, поднявшись, протянула мне руку, чтобы помочь встать. Затем, собрав все вещи, мы шагнули в телепорт и оказались в холле особняка Кей. Мы дома...но это же не мой дом! Настроение стремительно падало. Не хочу сюда! Хочу быть только с ней!
  Я устала, просто устала... отпросившись у принцессы не присутствовать на ужине, я решила понежиться в ванне. Кей заметила перемену моего настроения и немного нахмурилась, но ничего не сказала. Вот она опять отдалилась от меня... поэтому мне и не нравится этот дом. Тут Кейрэн приходится сдерживать свою суть, притворяться братом. Как она мне понравилась сегодня, была такой естественной несколько ранимой - такая бесконечно родная... Стоп! Когда она стала мне настолько родной?
  Я долго лежала в ванной, расслабляясь и размышляя о своих чувствах. И эти чувства меня пугали. Вошла в спальню, а Кей сидела за туалетным столиком и расплетала свои косички из хвоста. Она оглянулась на меня и улыбнулась. Я стала готовиться ко сну и заметила, что альфарка все время следила за мной глазами в зеркало. Потом она отправилась в ванную комнату, а я проверила сумку и достала еще две тетради, чтобы уложить их к завтрашним занятиям. Вернулась Кей и застала меня, все так же стоящей у стола и читающей конспект. Она хмыкнула и, твердой рукой забрав у меня тетрадь, привлекла к себе.
  Я взглянула в ее глаза и, оказавшись зачарована их глубиной, не смогла ничего возразить. Сквозь тонкую ткань моей ночной рубашки и ее пижамы я вдруг явственно почувствовала все изгибы ее тела. Кей провела ладонью по моей руке, едва задевая ткань рубашки, скользнула по шее и осторожно стала вытаскивать шпильки из моей прически. Мои глаза расширились, но ее спокойное и уверенное выражение на лице отогнало было зародившийся страх. Плечи накрыли рассыпавшиеся тяжелыми волнами волосы цвета красного дерева. Я стояла, не решаясь пошевелиться и не зная, что последует далее. Кей же коснулась пальцами моих волос, потом откинула некоторые прядки, упавшие мне на лицо.
  - Ты очень красивая, - прошептала она, касаясь моих губ большим пальцем, затем накрыла их поцелуем.
  Я все ждала, наверное, на интуитивном уровне, что сейчас последует боль в затылке, но поцелуй продолжался, а пальцы альфарки нежно скользили в моих волосах, и это было приятно. Я вдруг ощутила, что спиной оказалась на кровати. Открыла глаза - Кей отстранилась и, нависнув надо мной и тяжело дыша, странно смотрела на меня. Ее золотистые пряди спадали мне на грудь, и я вновь ощутила тот неуловимый ранее запах жасмина и лимона.
  Принцесса медленно одной рукой провела по моей груди, спустилась на живот и перешла на бедра. Под ее прикосновениями я больше не вздрагивала, а просто любовалась прекрасными чертами лица принцессы, тогда как ее взгляд был прикован к действиям своей руки. Она сжала ткань ночнушки и потянула ее вверх, сантиметр за сантиметром обнажая мои ноги. Я напряглась, но когда подол не стал подниматься выше талии - расслабилась. Кончиками пальцев Кей провела по коже моих ног, рождая маленькие мурашки, скользнула ладонью по бедру вверх, задержалась на животе, лаская его пальцами. Я сжала зубы, по привычке, потому что прикосновения Кей не вызывали во мне отторжения, а только необъяснимую слабость. Ладонь вновь легла на мою грудь, осторожно, нежно, и в этот момент Кей снова меня поцеловала, страстно, неистово, не оставляя во мне ни единого сомнения в ее желаниях. Но в тот момент, когда жар охватил мое тело, я испугалась, до дрожи, до темноты в глазах. Нет! Привычное: 'Я КУКЛА!' - вспыхнуло в мозгу и вытеснило все мысли.
  Кей резко отстранилась, прерывая поцелуй. Обеспокоенно заглянула мне в глаза и, найдя там вернувшиеся сознание и спокойствие, легла рядом. Я испугалась, что она обидится, хоть и помнила заверение альфарки, что мне ее будет тяжело обидеть, но все же... когда рука Кей обняля меня, прижимая к себе, я поняла, что снова сглупила и была как всегда не права. Невольно появилась счастливая улыбка.
  Кей поцеловала меня в ухо и прошептала: 'Спокойной ночи!'
  
   Глава 23
  
  Следующая неделя слилась для меня в один короткий миг. Столько приготовлений, забот и тревог на нас свалилось, что вечером валились без сил. И только под утро я с удовольствием отмечала, что Кей всегда обнимала меня во сне. Я закончила амулеты и теперь носила их постоянно с собой, также Серкай попросил изготовить парочку тех зелий, что я использовала на духах ада. Однажды в академии я увидела отчима, он стоял с Жоршеном возле кабинета студсовета и о чем-то разговаривал с сыном. Когда я немного бледная, от его внезапного присутствия, проходила по коридору, отчим улыбнулся мне и кивнул, не делая попыток поговорить со мной. Но от этой его улыбки, сердце мое ушло в пятки, а по телу разлилось оцепенение, не дающее нормально двигаться. С того момента меня постоянно преследовало чувство тревоги. Я больше не могла спокойно ждать отъезда, постоянно нервничала, что не укрылось от принцессы, но у нее было много своих забот, связанных с альфарским обществом и предстоящей операцией.
  В последний вечер перед отъездом я совсем не находила себе места. Ходила в комнате из конца в конец и бесконечно поправляла складки на рукавах своего халата. Кей была занята и не могла развеять моей паники. Может это и эгоистично с моей стороны, но так хотелось, чтобы она сейчас была рядом.
  Я как могла скрывала свои тревожные мысли, чтобы не беспокоить принцессу, но тьма все сильнее закрадывалась в мое сердце, притупляя разум. Когда альфарка вошла в комнату, я замерла и внутренне была готова кинуться ей на шею, чтобы ощутить теплые объятия, дарующие мне покой. Но уставшее, осунувшееся прекрасное лицо Кей охладило мой порыв. Мне стало стыдно за свой эгоизм, ведь принцессе тоже не просто, а я думаю лишь о себе. Я, закусив губу, продолжила свое метание по комнате. Кей же села на кровать и устало начала раздеваться. Я мельком бросала косые взгляды на принцессу, а внутри все клокотало, разрывая меня на части противоречивыми чувствами.
  Видимо, Кей все же надоело мое мельтешение, когда я проходила мимо нее, схватила меня за руку и, потянув, посадила меня к себе на колени.
  - Раи, не переживай так. Все будет хорошо! - ее спокойные, немного уставшие глаза внимательно смотрели на меня, даруя необъяснимое удовлетворение.
  Как она может знать, что все решится положительно для нас? Как? Но так болезненно что-то пылает у меня в груди. Что это? Я не могу этому противиться, вдруг завтра все кончится...
  Я, осторожно пальцами коснувшись виска Кей, перевела руку на ее волосы, пропуская пряди между пальцами. Глаза альфарки удивленно расширились, но я видела, как она боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть первую ласку с моей стороны. Я прильнула к ее губам. Сама! О, духи, неужели я сделала это сама? Этот поцелуй был совершенно иным, ведь инициатором выступала я. О, как же мне это нравится! Кей вдруг оборвала поцелуй и, тяжело сглотнув, сказала мне:
  - Раи, подожди... я должна тебе рассказать... - я покачала головой и накрыла ее губы своими, полностью отдаваясь новым ощущениям.
  Не хочу ничего знать! Не сегодня... не перед завтрашней операцией... иначе не выдержу... сжалься надо мной, Кей!
  Все это подумала я громко, как только могла, нежно целуя мою принцессу. Когда она стала моей? Не знаю. Но она моя и только моя принцесса, ведь для всех остальных она - принц!
  Кей, видимо, услышав эти мысли, крепко прижала меня к себе. Ее пальцы ловко расстегнули верхние пуговицы моего халата. Ладонь альфарки скользнула по плечу, скидывая ткань халата, но я это все отмечала краем сознания, потому как полностью была увлечена нахлынувшими эмоциями, которые затмили во мне всю тревогу. Ее пальцы принялись ласкать мою обнаженную грудь, аккуратно укладывая меня на кровать, а язык скользил по моей шее. Что же ты со мной делаешь Кей? Как хорошо... поцелуи спускались по шее все ниже, на ключицу, потом перешли на грудь. Когда ее язык стал очерчивать мой сосок, я поняла, что мне это нравится. Не просто тело реагирует соответствующе, а мне жутко приятны все прикосновения Кей. Она нежно ласкала меня, тихо шепча что-то, но когда смясл ее слов дошел до моего затуманенного разума, распахнув глаза, я оттолкнула альфарку.
  Я поняла, что из моих глаз безудержно катятся слезы. 'Я люблю тебя, Раи! Я люблю тебя!' - вот что произносили ее губы. Взгляд Кей стал проясняться и, увидев мои слезы, она испуганно села.
  - Раи, что случилось? - взволнованно спросила она.
  А из груди моей рвались рыдания. Этого не может быть. Просто не может!
  - Зачем ты это сказала? - натягивая обратно халат, с болью в голосе спросила я.
  Почему мне так больно от этих ее слов? Все неправильно! Кей не может любить меня! Альфары ведь не любят... Я не могла унять слез, но сползла с кровати, все так же отталкивая руки Кей, и прошла в ванную, чтобы умыться. Переоделась и сразу же залезла под одеяло, только бы не видеть лица принцессы. Насколько проще было быть куклой... я всей душой чувствовала какую боль сейчас причиняла таким своим поведением Кей, но ничего не могла с собой поделать. Альфарка некоторое время посидела в нерешительности, надеясь, что я скажу еще хоть что-то, как-то объяснюсь, но так ничего и не дождавшись ушла в ванную и на полную силу включила душ.
  Я еще долго лежала и роняла слезу в подушку, не понимая, почему не могу остановиться, и заснула еще до того как принцесса вышла.
  Проснулась среди ночи с неясной головной болью после обильных рыданий, но сердце как-то странно приятно тянуло в груди. Почувствовала неудобство в левой руке и попыталась пошевелить ею, сразу прекратив попытку, как только осознала, что Кей крепко держит мою ладонь. От этого стало радостно. Я до сих пор все время боюсь обидеть ее. Боюсь, что Кей отвернется от меня. Тогда почему я так глупо отреагировала на ее слова? Я просто не могу позволить себе таких чувств... А ее признание только могло зародить еще большие надежды в мою душу. Надежды, на которые я не имею право... ведь мы не сможем быть вместе! И я решила уйти... а смогу ли я теперь уйти от нее?
  Я осторожно, чтобы не потревожить сон принцессы встала и подошла к окну. Спать больше не могла, вернулись мысли о предстоящем, и в тело вновь стала пробираться дрожь. Я смотрела на темное, затянутое густыми суровыми тучами небо и пыталась вернуть в душу покой. Но ничего не выходило, а Кей своим признанием только добавила сумбура в мысли. Я не услышала, как она подошла ко мне, только почувствовала руку, коснувшуюся плеча.
  - Раи, ты все еще боишься меня? - с горечью в голосе спросила альфарка.
  Я покачала головой. Ну как я могу сказать, что именно меня беспокоит? Если я и сама ничего понять не могу...
  - Кей, прости... я не хотела тебя обидеть... - начала я, повернувшись к Кей, но она прервала, приложив палец к моим губам.
  - Тшшш... я сама виновата. Раи, поговорим об этом, когда все закончится, - тихо сказала она.
  - А если... - но она не дала мне договорить, накрыв губы долгим поцелуем.
  - Все будет хорошо! Давай собираться. Обещай мне, что не будешь рисковать и выходить из укрытия! - сурово взглянула мне в глаза Кей.
  - Да, - выдохнула я.
  
  В пять утра мы стояли перед дверью нашей спальни и прощались. Кей поцеловала меня и, развернув мою ладонь, приникла губами к запястью, чтобы внести некоторые изменения в чип.
  - Увидимся через несколько часов. Раи, скоро все закончится, - улыбнулась Кей, отойдя на середину комнаты, активировала телепорт и шагнула в него.
  Оставшись одна, я вызвала фантом, и мы спустились вниз, где нас уже ждали близнецы Серкай. Сера была бледна и сжимала руку брата. Я понимала, как она боится за него, и немного восхищалась ее силе воли. Ведь из нас всех она одна останется в Берекроне и будет ждать известий, какие бы они не были.
  Дорога была для меня очень долгой и мучительной. Мы с фантомом ехали в закрытом экипаже, по неизвестной мне дороге. Даже в окно нельзя было посмотреть или поговорить, ведь с фантомом не пообщаешься.
  На некоторое время мне удавалось задремать, но неясные образы пугающе всплывали перед моим внутренним взором, так что я с содроганием возвращалась к действительности.
  Спустя несколько часов экипаж остановился окончательно и раздавшийся снаружи голос Серкая попросил нас выйти. Мы вышли из экипажа, и яркий дневной свет больно ударил по глазам. На ум пришла мысль, что путешествие можно было сравнить с перевозкой заключенных. Двойник Кей взял меня под руку и повел в небольшой двухэтажный дом, стоящий в густой зелени хвойного леса. Пройдя этот недолгий путь до дверей, я успела полной грудью вдохнуть этот необычный терпковатый воздух. В помещении нас ожидало несколько альфаров-охранников, которым 'принц' дал какие-то указания, пропущенные мною мимо ушей. Слишком я была напряжена, болезненно реагируя на любое резкое движение. Все мое существо вибрировало, как натянутая струна, а руки периодически проверяли наличие амулетов в карманах.
  Фантом привлек меня к себе и страстно поцеловал, я сделала вид, что с жаром отвечаю ему. Да, нам ведь нужно создать впечатление, что 'принц' не теряет зря времени, тем более, что это 'романтическое путешествие', хоть и было предпринято для прикрытия встречи с сестрой. Охранники никак не прореагировали на наше поведение, а Серкай только хмыкнул и распорядился насчет наших вещей. Фантом повел меня с недвузначными намеками в комнату наверху. В комнате мы просидели чуть больше часа, чтобы не вызвать подозрений, за это время я успела освежиться и переодеться. Потом мы спустились вниз на обед. Скоро должна была прибыть принцесса, поэтому я нарядилась в подаренное Кей бордовое платье. Так захотелось быть красивой, особенно после вчерашнего...
  Сейчас, проехав несколько часов с двойником, я остро почувствовала, как мне не хватает оригинала. Даже несмотря на ее слова... О, духи! Я же вчера была готова на все! Но как приятно звучат теперь в голове эти слова: 'Я люблю тебя, Раи!' А от мыслей о прикосновениях и поцелуях Кей в животе у меня скручивался змеей тугой комок наслаждения. О чем я только думаю!
  Когда окончили трапезу, а еда мне почти не лезла в горло, хоть 'принц' и пытался меня уговаривать поесть, мы с несколькими альфарами, фантомом и Серкаем переместились в небольшую гостиную, где зажгли камин, дарящий помещению тепло и уют.
  И вот воздух посередине комнаты замерцал и из него выступила группа из пяти альфаров во главе с принцессой. Все мое существо потянулось к ней, но я усилием воли приглушила этот порыв, сидя на коленях у фантома, благо опыта у меня в таких манипуляциях с собой море.
  - Сестра, как я рад тебя видеть! - сказал фантом с радостной улыбкой и, ссадив меня в кресло, поднялся обнять сестру.
  Я во все глаза смотрела на этих двоих и не могла поверить. Моя Кей... это моя Кей? Она была совершенно другой, но все неуловимо той же. Гладя на них вместе, я могла представить, что фантом и является настоящим братом Кей, так они бы смотрелись. А принцесса... она была прекрасна, как и все альфарки или еще красивее. Но может я несколько предвзята, ведь это же моя альфарка!
  На Кей был стандартный альфарский белый костюм женского кроя с широкой приталенной юбкой, отделанный изысканной вышивкой и драгоценными камнями черных и красных оттенков. Я впервые видела ее в женской одежде, что ей несказанно шло, подчеркивая узкую талию и высокую грудь, ведь теперь ей не было нужды ее перетягивать. Прекрасные золотистые волосы были распущены и лишь от висков тянулись сложные косы, в которые были вплетены украшения из каменьев под цвет платья. На лбу сквозь густую длинную челку виднелся тонкий витой обруч с красноватым камнем.
  И лицо Кей совершенно преобразилось. Легкий макияж, подчеркнувший глаза и губы, создал абсолютно незнакомый мне образ. Я никогда еще не видела ее столь красивой и женственной, что сильно контрастировало с образом фантома. Не удивительно, что никто не понял о подмене, ведь принцесса так сильно отличалась от принца. Но это было поверхностное отчичие. При более тщательном рассмотрении мне стало понятно, что они совсем одинаковы, а все те ощущения разности созданы шоком.
  - Здравствуй, Кейрэн, - улыбнулась принцесса и обняла 'брата'.
  Но от моего внимания не смогла укрыться некоторая грусть, полыхнувшая на дне ее взгляда. У меня сжалось сердце. Как я раньше об этом не думала? Кей же сейчас очень тяжело относиться к своему фантому, как к погибшему брату, бередить едва зажившую рану. Я просто эгоистка!
  - Кей, хочу познакомить тебя с Нэраи, моей радалеей, - протянул мне руку фантом.
  Я поднялась и взяла его за руку, представая перед принцессой. Неплохое мы разыгрываем представление на публику. Главное, чтоб поверили те, кто нужно.
  - Нэраи, рада, наконец, с тобой познакомиться! Брат много рассказывал о тебе, - подойдя ко мне вплотную, сказала Кей, а глаза ее улыбались.
  - Принцесса Кейрэн, - склонила я голову, чтобы не смотреть в эти такие родные и сейчас такие непохожие на себя глаза.
  Она коснулась пальцами моего подбородка, заставляя посмотреть в глаза.
  - Как жаль, что ты ее первым увидел, брат, - брови Кей дрогнули, и вдруг моих губ коснулись ее, быстро и мягко.
  Я тот час же залилась краской. Почему так отреагировала не знаю, но смущение затопило меня целиком. А Кей отстранилась и, чуть улыбнувшись, прошептала мне: ' Ты так красива сейчас!'
  - Кей, зачем же ты смущаешь Нэраи, она еще не привыкла к твоим манерам, - улыбаясь, сказал фантом.
  - И правда, не стоит... пока что... - подмигнув мне, отвернулась альфарка и подошла к 'брату'.
  Как же было это странно. Ведь я одна знала, что это по сути разговор сам с собой, но так было все естественно. У меня разболелась голова, и захотелось остаться одной, чтобы ничего не знать, не чувствовать.
  - Итак, фарины, пройдемте в кабинет. Моя информация требует вашего внимания, - сказала принцесса и взяла под руку фантома.
  - Серкай, проводи Нэраи в комнату и позаботься о том, чтобы ее не тревожили, - распорядился 'принц', и группа альфаров удалилась.
  - Нэраи, пойдем, - позвал Серкай так и оставшуюся стоять неподвижно меня.
  Я встрепенулась и на каком-то автомате последовала за ним. Каждое движение давалось с трудом, будто я продиралась сквозь вязкую, тягучую завесу. Скоро все начнется... и закончится. Как не важно, главное, что закончится!
  
  Не прошло и получаса, как раздалась тихая сигнализация. Я застыла, сидя на кровати, с прямой спиной и сжатыми кулаками на коленях. Началось... По комнате разлилось исходящее от меня паническое, удушающее состояние. Мне казалось, что мир замер на неопределенное время, а потом все резко ускорилось: появились звуки, запахи, цвета и чувства. Мое тело сотрясла дрожь, сковывая движения, замедляя мысли.
  А внизу на первом этаже и снаружи дома слышались такие страшные для меня звуки: взрывы, крики, лязг, топот. Как же это невыносимо сидеть здесь и ждать! В мою дверь что-то с глухим стуком ударилось и сползло на пол. Я закусила губу, чтобы не вскрикнуть - Кей сказала, что комната надежно защищена магически и вдобавок к ней приставят невидимок. Вот, видимо, охрана и постаралась. Я вскочила на ноги, не зная, что мне делать. Кинулась к двери и замерла - я обещала не рисковать... но там же Кей! Медленно попятилась, преодолевая искушение выскочить и все увидеть своими глазами. Я развернулась и подбежала к окну.
  Среди зеленых разлапистых елей мелькали дерущиеся противники: альфарские воины и люди в темной одежде. Я стала выискивать глазами еще признаки опасности, но кроме вспыхивающих то тут то там оранжевых взрывов ничего не было. Где же духи ада? Перевела взгляд на небо - зеленоватый купол охватывал все вокруг, отрезая нас от окружающей действительности. Но ведь он рассчитан в основном на мощь тварей, могут ли люди, эти люди преодолеть его?
  Я наблюдала за боем, развернувшимся во дворе, и никакие эмоции не возникали во мне. Люди убивались альфарами быстро и безжалостно, но они намного превышали числом небесных воинов. Альфаты падали то тут, то там, но люди не вели себя, как профессионалы, а кромсали поверженных противников на куски. Не понимаю, зачем такие зверства?! Я поморщилась и отвернулась, не в силах больше наблюдать за кровавым месивом внизу.
  Почему у меня такое гнетущее чувство? Будто все неправильно и нереально. Кей... Как там Кей? Тревога вернулась с удвоенной силой. Что-то не так... я это чувствовала всем своим существом, всей проснувшейся во мне магией и нашей с принцессой связью Пламен. Как тогда Тер сказал? 'Духов ада не осталось в этом мире'. Неужели альфары просчитались? Мне нужно знать!
  Я не заметила, как оказалась у двери и рывком открыла ее. К горлу подступила тошнота. Запах... этот отвратительный запах теплых внутренностей, которые сейчас валялись под моей дверью, а подле них лежал располовиненный человек. Я, быстро приподняв подол юбки, перешагнула труп и, осторожно и тихо ступая, стала красться по коридору. За моей спиной тут же объявились невидимые доселе охранники.
  - Векка, вам следует вернуться! - настойчиво сказал один.
  Я понимала, что он прав, абсолютно прав, но не могла я вернуться! Я покачала головой и кинулась бежать, опасаясь, что они меня насильно запрут в комнате. Вот я и нарушила обещание тебе, Кей...
  Остановилась у угла над лестницей и осторожно выглянула посмотреть. Мне стало видно все, и это меня зачаровало. Отстраненно заметила, что охранники схватили меня за локти и хотели потащить обратно, но увиденное захватило и их, заставив остолбенеть подле меня.
  Внизу в холле развернулся ад и центром его были Кейрэн и фантом. Я судорожно втянула воздух, твердя свое извечное: Я кукла. Лишь бы не чувствовать, лишь бы не принимать близко к сердцу... я ведь кукла? Все плохо, все очень, очень плохо...
  Мои охранники тоже это поняли, но нарушить приказ и оставить меня они не могли, чтобы помочь сражающимся внизу.
  Парализованных врагов под прикрытием оттаскивали к дальней стене, где забаррикадировавшись за мебелью находился отряд альфаров под предводительством капитана Бернрэна. Все же заклятие сработало и многих скосило, но на всех не подействовало. Несколько альфаров из нашего сопровождения наседали на 'принца' и принцессу - предатели. Для них в первую очередь и был весь спектакль... Что-то громыхнуло и на миг помещение заволокло дымкой, когда развиднелось я увидела, что на отряд капитана удвоилось нападение - видно, люди и предавшие королевский род альфары поняли, что пленники принесут их делу погибель и разъяренно рвались их уничтожить. Оцепление стояло твердо, каждый выпавший из строя воин заменялся другим.
  Весь холл был залит кровью от пола и до потолка, периодически на ней оскальзывались и добавляли новую порцию в эту вязкую жижу. Лязг оружия и крики умирающих заполнили, казалось, все пространство. А в центре всего этого стояла Кей! Они с фантомом сражались спина к спине, будто и правда близнецы, стойко отражая все удары, Кей магией, фантом мечами.
  Но что же нас так потрясло и вселило безнадежность? Это оружие, которым владели некоторые нападающие люди, видно самые лучшие. Это были длинные кинжалы-иглы, и я с удивлением и омерзением поняла, что они сделаны из когтей духов ада. Ужас! Такой клинок может разрушить любую магию. А как же его умудрились сделать? Сколько же тварей нужно было убить для этого? Трупы тех духов с практики... Эти вопросы пронеслись за долю секунды и сгинули под гнетом новых переживаний.
  Кей оттеснили от фантома... нет, только не это! Я скрюченными пальцами вцепилась в угол стены, из-за которого выглядывала. Им нельзя разлучаться... Кей что-то выкрикнула, и ее обступили четверо воинов, то же самое произошло и с 'принцем'. Но было поздно...
  Я с замиранием сердца наблюдала, как быстро взобравшись соратникам на плечи, один человек прыгнул сверху в окружение фантома. Серкай, стоявший поблизости, закричал и метнул оточенным движением в нападающего свои огненные нити. Но удар того человека достиг цели. Игла-коготь вонзилась в глаз фантома и вышла из затылка. Я покачнулась, только подумав о том, что это мог быть оригинал, сердце мое чуть не разорвалось от боли. Даже увидеть гибель фантома Кей я оказалась не в силах. Огненные нити Серкая располосовали человека на несколько отдельных кусков, опавших мерзкой грудой перед застывшим фантомом.
  Показалось, что на миг бой прекратился, и все звуки исчезли, но это была иллюзия. Быстрый темп сражения не затихал ни на секунду. Мое запястье пронзила жгучая боль, но я лишь зашипела и не отрываясь смотрела на двойника. Вот он покачнулся и замерцал, в туже секунду фантом испарился, а на пол с глухим ударом упал кинжал. Альфары подавили вздох удивления, но смогли не оторваться от своих обязанностей. Они начали теснить людей, появилась в дверях подмога и вскоре должны будут активировать защитный контур.
  Я было перевела дух, но вот предатели поняли, что же произошло и перегруппировались, нацелившись на принцессу. Я боялась вздохнуть, пытаясь внушить себе, что я кукла, но ничего не выходило... как же я боялась за Кей! Не могу ее потерять... увидев гибель фантома я ясно поняла, что не переживу смерть этой странной альфарки. Белые магические росчерки окружали Кей, разя врагов, но у многих были кинжалы и удары уходили вхолостую. Она же так может весь резерв исчерпать...
  Стены вдруг замерцали голубым, а люди начали корчиться от боли и валиться на пол. Неужели, мы победили? Я хотела улыбнуться, но тут увидела, как на занятую тремя противниками Кей со спины прыгнул предатель-альфар с когтяным кинжалом.
  Время будто замедлилось. Я видела, что Серкай выпростал руку, чтобы защитить принцессу, но ясно поняла, что он не успеет. Кинжал в любом случае по инерции снесет голову... эту золотоволосую голову с такими прекрасными глазами цвета молочного шоколада... Я потеряю ее навсегда! Не могу! Кей погибнет... НЕТ! И в этот миг я осознала, как никогда четко и ясно: я люблю ее! Люблю больше жизни, больше свободы! Решение пришло незамедлительно.
  Амулет в моем кармане усилием воли засветился фиолетовым светом и в следующую долю секунды появился перед лицом Кей. Я успела заметить ее растерявшийся взгляд на материализовавшийся предмет. Еще одно усилие и фиолетовая вспышка привела в действие амулет.
  Кинжал в отрезанной руке пронесся в пустоту и вонзился в лицо одному из бывших противников Кей. Нити Серкая достали предателя, но как я и предполагала поздно... хорошо, что я успела телепортировать Кей! Они жива! Счастье разлилось по моей груди, заполняя все клеточки... спасена!
  Мою талию обвили руки и крепко прижали к мощному телу. Я задрожала и мороз сковал все тело. Страх липкой патокой прокатился по коже, заставляя трепетать каждый нерв. По бокам от меня рухнули на пол окровавленные останки моих охранников.
  - Как же я долго ждал этого для, Нэрри! - возбужденно прошептал мне на ухо отчим и тьма сгустилась перед глазами.
  
   Глава 24
  
  
  Открыла глаза и увидела лишь черноту. Где я? Что случилось? Память услужливо прокрутила все последние события - меня как ледяной водой окатило. Панически стала шарить глазами, выискивая хоть какие-то намеки, где я оказалась. Скрипнула дверь.
  - О, ты очнулась, дорогая! - голос отчима раздался совсем близко.
  Вспыхнул свет факела и я всхлипнула, узнав эту комнату. Все потеряно, я погибну! Внутри что-то оборвалось и рухнуло в пропасть. Я повернула голову и поняла, что больше не могу никак пошевелиться. Мне открылся вид на обходящего алтарь отчима. Кей! Я отчаянно стала мысленно звать ее... глянула на запястье, и безнадежность обрушилась на меня. На месте чипа была сплошная рана, но почему же мне не больно? Наверное, паралич все притупил, или это шок? Вспомнила, что когда фантом погиб, я ощутила эту боль. Я не смогу связаться с Кей! Слезы встали в глазах и медленно стали скатываться по вискам.
  Надо мной наклонился Гарэд и заглянул в глаза, утер слезы тыльной стороной ладони, и покачал головой. Во мне всколыхнулась злость, но сразу же опала... надежды нет! Ум отказывался работать, будто пронзенный тысячей ледяных иголок, но одна мысль настойчиво билась во мне: 'Я спасла Кей! Она будет жить!' Это казалось мне настолько важным, что своя участь уходила на задний план. В конце концов, обреченно подумала я, что со мной не делали? Со мной делали все что можно и нельзя, осталось только убить... но это может стать для меня избавлением... я так пыталась себя убедить, пока отчим отошел к стене и что-то делал на стоящем там постаменте. Но перед глазами все время всплывали красивые глаза цвета молочного шоколада, лукаво смотрящие прямо мне в душу; на губах явственно чувствовались поцелуи; в сознании безостоновочно твердили слова: 'Я люблю тебя, Раи!' Я не хочу умирать! Я люблю ее! Не может все так кончиться... когда я только поняла... я даже не сказала ей...
  Из моей груди вырвалось рыдание, слезы уже безудержно катились из глаз. Почему? Я так сойду с ума! Я кукла! Да! Мне надо снова стать куклой...
  - Нэрри, Нэрри... - покачал головой отчим, слыша мои рыдания, но так и не повернувшись ко мне лицом. - Не стоило тебе доверять этой альфарской шлюхе. Видишь, как вышло. И никто не придет тебя спасать. Она лишь использовала тебя!
  Нет, это не правда! Я помотала головой, пытаясь отогнать наваждение его голоса, но Гарэд, не видя моих усилий, продолжал произносить свои страшные слова. Зачем он это говорит?
  - Эти отвратительные альфары всегда преследуют только свои цели. Неужели ты думала, что могла заинтересовать принцессу? Наивная дурочка! Впрочем, как и твоя мать, - он резко что-то бросил на постамент и в следующую секунду оказался подле меня, пристально глядя в глаза. - О, ты ведь ничего не знаешь! Я вижу это по твоим невинным глазкам. Она не только шлюха, но еще и обманщица, забавно! Нэрри, знай, ты ей нужна была только в качестве инкубатора! - ожесточенно проговорил он мне прямо в лицо.
  Что? Что это значит? Я не понимаю! Не верю! Я смотрела в синие, лишенные всяких человеческих эмоций глаза и понимала, что отчиму нет дела до меня. Ему просто приятно разрушить мой укромный мирок, куда я могла бы сейчас унестись и забыться. Но я буду куклой! Мне не будет больно... я не пророню ни единого слова.
  - Да, инкубатор, живой, напитанный магией фиолетового пламени. Ты ведь уже видела какие эти альфары мерзкие. Их традиции неприемлемы. Но самое отвратительное - их женщины. Да... знаешь, почему они не могут выйти замуж до брака брата-близнеца? - вдруг весело спросил он. - Потому что они запасной вариант. Альфарка - вещь для продолжения рода, - грубым смехом отчим огласил камеру. - Она несет от рождения в себе всего две половые клетки: одну женскую и одну мужскую, с одинаковым геномом. Считай, в себе носит сперму брата, ха-ха. Мерзость, правда? И вот если с братом что-то случится, пока он не произвел на свет своих детей, сестра исполняет роль главы рода и использует сперму для зачатия. Вот тогда-то и нужны инкубаторы! Такие, как ты или как моя глупая тетка. Ведь кого-то же надо оплодотворить этой спермой, а кто же лучше подойдет, как не носительница фиолетового пламени. О, да, вы идеально подходите для этой роли. Вас можно даже по нескольку раз использовать, - он резко замолчал, а потом нежно провел рукой по моей щеке. - Дорогая, скоро все кончится!
  Я смотрела на удаляющуюся спину, моргнула, когда хлопнула дверь и только тогда полностью отпустила свои чувства. Хотелось выть от раздирающей грудь боли, а я лишь открывала и закрывала рот не в силах исторгнуть из себя хоть звук. Он этого не дождется! Я не покажу, как сильно мне сделали больно! Но Кей... неужели все это правда? Слезы мигом высохли, будто превысили лимит и больше не могут бежать по моему лицу, глаза щипало и сушило. Но я могла думать только о моей принцессе... моей ли? Гарэд отнял у меня последнее... Кей! Я не верю! Ты же сказала, что любишь меня! Память услужливо подсунула тот момент, но как же ярко вспыхнула сцена предшествующая ему... Кей хотела мне что-то сказать, а я не дала... я не могу верить, что все было ложью! Но я кукла! Я всегда ею была... всем нужна лишь моя сила! Я КУКЛА! Я КУКЛА! Я КУКЛА!
  
  Сколько я провела в одиночестве, мучимая навязчивыми мыслями? Час? Больше? К тому времени, как дверь снова отворилась, я смогла успокоиться и вернуться в такое почти забытое уже состояние куклы. Кукле все равно! Это только оболочка...
  В камере появился Жоршен. Я безразлично посмотрела на него и снова вперила свой взгляд в потолок, запоминая каждую извилинку камня, каждую трещинку. А 'братец' подошел ко мне и стал деловито расстегивать платье, молча, уверенно. Я даже не сильно содрогнулась в душе. Что толку? Я ведь кукла...
  - Нэр... - вдруг прошептал Жорш и руки его задрожали, не попадая на пуговицы. - Зря ты магию отпустила...
  Ему, что, жалко меня? Цинично перевела взгляд на осунувшееся, посеревшее лицо. Глаза 'брата' лихорадочно блестели, вглядываясь в мое лицо. Да, не долго тебе осталось меня видеть. Пустота, саднящая, давящая все эмоции и чувства пустота у меня внутри распространялась все шире и шире по телу, отнимая последние крохи моего я.
  Мое безвольное тело Жоршен извлекал из капкана платья, подаренного принцессой, оставляя меня обнаженной лежать на холодном камне алтаря. Его руки скользили по моей коже, нервно, яростно, стараясь насладится последними мгновениями близости. Я кукла! Мне было почти все безразлично... почти... отвращение все еще возвращалось ко мне, когда пальцы 'брата' касались слишком откровенных мест. Досада сдавила тисками мою грудь от воспоминания о других таких приятных и желанных прикосновениях. Кей! Мне все равно! Все равно! Я кукла!
  - Какая же ты стала красивая! - восторженно прошептал он, прикасаясь губами к моему животу. Брезгливая дрожь скрутила мои мышцы спазмом. - Хотя мне больше нравилась твоя худоба, как косточки виднелись. Но сейчас ты такая сладкая... Как же я хочу в последний раз обладать тобою! Но нельзя, - Жорш прижался щекой к моему животу и крепко обнял меня. - Ты моя! Моя! Как я буду без тебя? Как я буду сейчас смотреть? Почему отец не может поглотить силу иным способом? Как это невыносимо!
  Он резко отстранился, и спустя минуту в камеру вошел отчим. Как бы я ни обманывала себя, как бы ни убеждала в беспристрастности, но вид Гарэда вызвал всепоглощающий ужас, застилающий глаза, выбивающий дух из легких. Ледяной страх пронзил меня, скрутил внутренности, исторгая из горла сдавленный хрип. Я не хочу умирать! Кей! Ты же обещала, что со мной ничего не случится! Обещала...
  - Нэрри, Нэрри, - покачал головой, улыбаясь, отчим. - Ты же знаешь, что все бесполезно. Но пусть тебя утешит то, что твоя сила послужит великой цели, - взяв с постамента кинжал, он подошел ко мне. Какая, к духам ада, цель! Ярость выплеснулась в моем отчаянном взгляде, что еще больше позабавило отчима. - А ты изменилась. Принцесса хорошо с тобой поработала, но знаешь, - кончик кинжала защекотал мою кожу на животе, скользнул на бедра. Я вдруг с ужасом поняла, о чем он говорит: откуда он знает, что я все время была с принцессой. Я была так поражена, что совершенно не обратила на это внимания раньше, - совсем скоро этой кошмарной расы не станет. Я так долго к этому шел... - острие надавило, и выступила на моей ноге струйка крови.
  Я закусила губу, чтобы не закричать, и уставилась в потолок. Я не буду его слушать! Нельзя отдавать пламя, но что мне делать? Он хочет уничтожить Мей? Вот что говорил Тер? Кей, почему ты мне не сказала? Почему позволила себя прервать? Как мне теперь узнать правду? Я ведь полюбила тебя... о, духи! Как же я люблю тебя, Кей! Неужели, ты меня только использовала?
  - Разве тебя не греет мысль, что больше никого альфары не смогут использовать? Что ты отомстишь за обман? - вкрадчивым голосом спрашивал отчим, вырезая на моих ногах необходимые знаки и разрывая мою кожу щупальцами боли.
  Слезы покатились из моих глаз, я хватала ртом воздух, чтобы не кричать, не доставить им и этой победы надо мной. Неестественно четко чувствовала, как тоненькие щекотные струйки медленно катятся по моим ногам. Боль захватила мой разум, оставляя удивление, что никогда ранее я не чувствовала такой ненависти к отчиму. Так вот что тогда чувствовала моя мама! Ненавижу его, ненавижу!
  Пальцы мужчины нежно погладили мои ноги, и он переместился к рукам. Заглянув в мои расширенные от боли и злости глаза, Гарэд только изогнул бровь и склонился к моему уху.
  - Дорогая моя, никто тебя не спасет. Моя защита идеальна, только старик мог бы обнаружить тебя. Но у Теркая сейчас слишком много своих проблем.
  Я задохнулась - где-то в глубине души я надеялась на всесильного учителя, но вот Гарэд все просчитал. Отчим улыбнулся на мою реакцию на его слова и надрезал мое предплечье. Я вскрикнула - больше не могу сдерживаться! Сил нет... надежды нет... я кукла! Прости Кей... Я КУКЛА!
  Жоршен стоял у стены и чертил какие-то знаки на черных старых камных, стараясь не смотреть на меня. Слабак! Мразь! Ну что же ты? Ты теперь один с ним останешься! Ха-ха, один на один со своим личным вечным кошмаром. И мне тебя даже почти не жалко. А я уйду... пустота внутри меня на миг вспыхнула ярким чувством - Кей! Не хочу...
  Мучительные мысли тугими узлами свивались с непереносимой болью в глубоких порезах. Я уже не осознавала где кончается боль, а где начинается мое здоровое тело.
  Очнулась я от своих переживаний, когда липкие потные ладони Жоршена тисками зажали мою голову, не давая возможности повернуться. Кинжал больше не плясал по моему телу, а лежал на своем месте на постаменте. Отчим же медленно раздевался. К горлу подкатила тошнота и белесая пелена застила взгляд. Нет, не хочу! Тело Гарэда осталось таким же, как я и помнила почти десять лет назад в этой же самой камере. Леденящее чувство поднялось по моим ногам, подкрадываясь к животу и вызывая ноющие спазмы предрешенности.
  Отчим легко заскочил на алтарь и раздвинул мне ноги. Я хотела кричать, плакать, выть, но не могла выдавить из себя ни звука, ни пошевелить ни единым мускулом. Это было самое жуткое чувство - полнейшей беспомощности. Не иметь возможности защититься, отползти, даже сжать пальцы в кулак. Как жаль, что я не могу умереть прямо сейчас! Не удивительно, что мама избрала тот способ сбежать... я бы поступила так же... но не могу! Он закрыл все возможности! Все! Я кукла! Этого он у меня не заберет. Я постаралась успокоиться, загнать все чувства в самый глубокий и темный угол своего сердца. Постепенно черты моего лица разглаживались, становясь непроницаемыми и безучастными.
  Отчим был уже возбужден, я его таким видела лишь в этой комнате. Видимо, близость исполнения его цели только и заводит его. Я перевела взгляд на потолок, боль притупилась, сроднившись со мной и оставшись где-то на задворках ощущений. Единственное, что меня еще как-то волновало, это жгучее не желание иметь связь с ним. Отчим никогда раньше не хотел воспользоваться возможностью и обладать мною. И вот теперь... может раньше я бы так остро и не чувствовала этой несправедливости, но сейчас, поняв свои чувства к Кей, я не хотела, чтобы кто-то другой кроме нее прикасался ко мне. С ней я так и не была, а Гарэд сейчас получит все.
  Страх и отвращение вскружили мне голову, а когда отчим стал пальцами что-то холодное и влажное размазывать у меня между ног, я закричала, но захлебнулась криком и закашлялась. Больше из моего горла, как когда-то у мамы, не вырвалось ни звука, несмотря на раскрытый рот и напряженное горло.
  Гарэд вошел в меня резко, целиком, навалившись сверху и опершись на сильные руки. Я увидела перед собой синие, холодные глаза. Нечеловеческие глаза! Я зажмурилась, чтобы их больше не видеть, а слезы все катились. Он стал двигаться, постоянно набирая темп, ударяя меня и елозя по алтарю.
  Вдруг кроме этого отвратительного чувства его присутствия во мне, я осознала жгучий огонь, распространяющийся от низа живота к вырезанным символам на моем теле. Порезы с шипением вспыхнули черным свечением, создавая новые волны боли. И в то же мгновение моя сущность перевернулась, вывернулась наизнанку и стала медленно тянуться к месту слияния наших тел. Паника затопила меня, но очень быстро и ее высосала странная воронка, поглощающая всю меня. Вот как он забирает пламя... меня не останется... Я кукла!
  Я почти умерла... А почему еще не умерла? Почувствовала, как отчим остановился, а Жоршен убрал руки с моей головы. Услышала крики и странные звуки. Я брежу... голова безвольно откинулась на бок. Перед глазами все расплывалось, и я не сразу поняла и поверила, что у двери в ужасе застыла Кей. Кей... это мой бред... я умерла... замелькали альфары, вспыхнули защитные контуры, появились еще люди отчима. Гарэд выкрикнул что-то суетящимуся Жоршену, все быстрее двигаясь на мне.
  А я смотрела в глаза цвета молочного шоколада и слабая улыбка проявлялась на моих губах. Я перед смертью увидела тебя, Кей! Хоть так... Альфарка вышла из ступора, который занял всего доли секунды, лицо ее исказилось яростью, тело охватило белое пламя и в ту же секунду отчима тугая белая волна отшвырнула от меня и с грохотом и осыпающейся каменной крошкой впечатало в стену. Он быстро поднялся, вокруг него мерцал сероватый покров, защитивший его от удара. Лицо Гарэда заострилось, оголяя всю ярость и ненависть к альфарам. Он вскинул руку и в меня понесся темный сгусток энергии, я поняла, что он или телепортирует меня или уничтожит. Кей резко провела рукой, и его атака поглотилась охватившим меня белым сиянием силы Кей.
  Гарэд и Кей одновременно покачнулись и побледнели. Отчим сузил глаза, неотрывно глядя на принцессу, потом тряхнул головой, и в следующий миг его уже не было в камере. Альфарка кинулась ко мне, скинув с плеч плащ и укутав мое истерзанное тело.
  - Раи, держись! Только держись, слышишь! - прошептала она, беря меня на руки.
  Мое тело обвисло в ее руках. Мой взгляд привлекло движение на полу, что-то катилось нам навстречу, замедляя свой ход, остановилось и на меня уставились безумные глаза 'братца' на отрубленной голове. Жоршен! Сердце пропустило удар... Он мертв... удовлетворение поднялось от желудка и подкатило к горлу. Я отомщена... вдруг появилась горечь, он слишком быстро умер! Нет, хорошо. Жорш такая же жертва, как и я... столько перенес... хорошо, что быстро... хорошо... Я потеряла сознание.
  
  Сосущая, непереносимая пустота выжигала мое нутро, лишив покоя беспамятства. Лихорадочные метания постоянно вырывали меня из забытья. Увиденные мною образы в эти мгновения сливались в нестройный ряд бессмысленных явлений. Слишком яркие цвета, изогнутые линии, сюрреалистические картины.
  Затем я стала более спокойно и осознанно приходить в себя. Каждый раз когда открывала глаза видела перед собой склонившегося Тера. Он давал мне что-то выпить и прикладывал ладонь к моему лбу, погружая в новое беспамятство. Иногда мне казалось, что я слышала знакомый голос, но не могла вырваться из крепких тисков забытья, чтобы увидеть, кому он принадлежит, а когда приходила в себя, был только учитель.
  Меня стал мучить вопрос, почему Кей не приходит ко мне? Я так хотела ее увидеть. Ждала каждую минуту бодрствования, что она войдет ко мне и возьмет за руку. Но она не приходила... в голове рождались странные, пугающие меня мысли о словах отчима... что я ей не нужна, теперь без силы... что все было обманом... я находилась в какой-то прострации, все осознавая вокруг, но не имея возможности как-то реагировать. Все время перед глазами стояли видения пережитого, давя на грудь тяжестью совершенного.
  Через несколько дней я смогла двигаться, немного поднимая руки и ноги. Первое, что я увидела были безобразные шрамы на руках. Они уже затянулись, под влиянием силы Тера, но не исчезли, как должны были бы от воздействия целительной мощи фиолетового пламени. Когда Теркай, постоянно находившийся со мной, заметил мой потрясенный, потерянный взгляд, устремленный на большие лиловые рубцы, сел рядом и рассказал, что из-за ритуала ни одна сила не сможет исцелить мое тело. Мое же пламя Гарэд не успел забрать, только поэтому я осталась жива, но был близок, очень близок. Правда, даже сам Тер не может сказать, что теперь с моей силой.
  Я отвернулась от него, пряча горячие слезы, навернувшиеся на глаза. За все время я так и не сказала ни слова никому. Хоть меня и спасли, я стала уродом, силы во мне нет, теперь я Кей точно не нужна... как же больно! Я кукла... я кукла! Я не хочу больше ничего чувствовать!
  Я быстро шла на поправку и могла уже иногда вставать, когда, наконец, ко мне стала приходить принцесса. Она заглядывала всего на пару минут, спросить о моем самочувствии и неотрывно посмотреть на меня. Я жадно ловила каждый ее взгляд, вбирая его в себя, запоминая и пестуя. Но Кей никогда не подходила близко, не касалась меня, что еще больше подтверждало мои опасения. О, как же это было невыносимо! Зачем я полюбила? Зачем?
  Я теперь будто была заключена в тесный, непроницаемый кокон, не позволяющий больше проявляться моим чувствам. Тер, видя, что я никак не иду на контакт и не пытаюсь говорить, вскоре бросил попытки со мной общаться, предоставив выбираться из этого состояния самостоятельно. Но я днями безучастно лежала и смотрела в потолок. Душевные силы были подорваны ритуалом отчима, или вернее - моими сомнениями и любовью.
  Прошло около двух недель после моего похищения, когда дверь в мою комнату на Харталлине, а были мы именно здесь все это время выздоровления, отворилась и на пороге застыла Кей. Я жадно впилась в нее взглядом, не имея возможности противиться этому чувству. Она сжала в тонкую полосу губы и, плотно затворив за собой дверь, подошла к кровати, на которой я лежала. Эта ее характерная черта, когда она расстроена или нервничает... она нервничает в моем присутствии? Отстраненно заметила я. Ну, да, теперь ведь надо со мной что-то решать, ведь я больше не могу пригодиться. А после того, чему Кей стала свидетельницей... от этой мысли я внутренне содрогнулась и отвела, наконец, взгляд от альфарки. Но как она сейчас была красива! Кей больше не могла скрывать своего пола, после прилюдной гибели фантома, и теперь была настоящей принцессой. Она больше не моя принцесса! С горечью подумала я, закрывая глаза и пытаясь унять ноющую тяжесть в груди.
  - Раи... - это было первое слово Кей, обращенное ко мне с того времени. - Ты ненавидишь меня?
  Я вздрогнула и медленно посмотрела на нее. Что она такое говорит? Страх заползал ко мне в душу, обещая подтвердить все приходящие ко мне ранее мысли.
  - А я должна? - холодно спросила сиплым голосом, ведь за эти две недели я не проронила ни слова.
  Кей лишь сжала руки в кулаки на коленях, неотрывно глядя мне в глаза.
  - Я не смогла тебя защитить, - сказала она жестко. - Все это время я пыталась нагнать Гарэда, но след постоянно обрывался. Окончательно его потеряли сегодня ночью... извини, он ушел от нас.
  Что-то затрепетало у меня внутри пока альфарка это говорила. Неужели? Надежда разгоралась неясным огоньком, но я ее с опаской заглушила. Кей вдруг дернулась, порываясь взять мою руку, но не осмелилась.
  - Раи, скажи мне еще хоть что-то! Прошу! Тер сказал, что ты не хочешь говорить ни с кем, - обеспокоенно проговорила принцесса.
  Зачем мне говорить? Я отвернулась, на глаза набежали слезы, а мне не хотелось, чтобы Кей их видела. Моей руки вдруг осторожно коснулись прохладные пальцы. Я тяжело втянула воздух в легкие и решилась.
  - Кей, я всего лишь инкубатор для тебя? - прошептала я.
  - Что? - удивленно прошелестел ее голос, а пальцы судорожно сдали мою ладонь. - Как ты можешь такое говорить?
  Как я могу? Как я могу? Негодование поднялось обжигающей волной и ударило в мозг. Я резко повернула голову и сверкнула глазами на Кей. Но я ведь кукла! Моргнула и успокоилась.
  - Мне отчим рассказал про 'особенности' альфарок, - ровным голосом сказала я.
  Кей слегка побледнела и прищурилась, лицо ее приобрело решительное выражение, но слегка надменное, будто она собралась защищаться от нападения.
  - И что же еще ОН рассказал? Может ты так себя ведешь, потому что мы теперь тебе стали противны, - ее взгляд стал колючим. - Я стала тебе противной?
  - Я ничего не знаю, чтобы делать какие-либо выводы. Ты мне ничего не сказала. Но если тебе, как и всем нужна была лишь моя сила, то да - ты мне противна. А еще я противна сама себе - потому что поверила тебе.
  - Раи, - она порывисто схватила меня за предплечья, глаза Кей горели странным огнем. - Я же хотела тебе все сказать, - я кивнула, давая понять, что помню это. - Раи, я... когда я увидела тебя в академии, заложенные столькими годами обучения инстинкты сами сработали. Не отрицаю, что выбрала тебя в напарники тогда на паре алхимии я специально, чтобы познакомиться, - Кей поднялась и стала расхаживать по комнате. - Да, носительницы фиолетового пламени идеально нам подходят и их стараются склонить к союзу. Но, Раи, когда ты там на паре накинулась на меня с претензиями и негодованием в глазах, я была поражена. Мне искренне не захотелось втягивать тебя в эту жизнь, поэтому я так обрадовалась, когда ты сказала, что у тебя нет СИЛЫ.
  Я замиранием слушала рассказ Кей, неотрывно следя за ее мечущейся по комнате фигурой. Ей нужна была сила - стучало у меня в мыслях.
  - Для чего я тебе была нужна? - спросила я, приподнявшись.
  Она остановилась и посмотрела на меня, долго, пронизывающе.
  - Раи, альфарки рождаются, неся в себе только две половые клетки. Разные, мужскую и женскую, в каждом яичнике, - приложила руки на эти места Кей. - Магически они сохраняются в идеальном-спящем состоянии. Активируется клетка во время бракосочетания, но только одна из двух. Вторая в этот момент погибает, отдавая свою энергию второй и тем самым разрушая магическую преграду. Если у альфарки брат успешно женился и обзавелся потомством, она может стать матерью, то есть активировать женскую клетку, и выбрать себе в мужья достойного, совместимого альфара. Но если... - Кей запнулась и сглотнула. Я чуть подалась вперед, чувствуя, как ей сейчас тяжело об этом говорить. Но ведь она пока не сказала ничего такого уж страшного! - Если с братом что-то случается... альфарка обязана взять себе жену из обриети, которая и сама будет согласна на это. Раи, поэтому у нас и бисексуальны женщины. Только по мужской линии передается Род и особенности СИЛЫ. Только мужская клетка может обеспечить продолжение рода. Мне, после смерти брата, нужно было срочно искать себе жену, а я пренебрегла этим в пользу мести. Правила совместимости работают и в этих случаях, но носительницы фиолетового пламени им не подчиняются. Носители, даже человеческие женщины, способны быть совместимыми с любым. Поэтому я тебя и заметила, - быстро подошла ко мне Кей и опустилась возле кровати на корточки, заглядывая мне в глаза и выискивая в них признаки моей реакции на ее слова.
  Я смотрела на нее и не могла понять, что сейчас чувствую. То, что она рассказала... мурашки бегали по коже, от осознания, что от случая может зависеть с кем быть альфарке. Почему она раньше мне не сказала? А как бы я отнеслась? Сколько раз Кей спрашивала буду ли я с ней... вот что она имела ввиду! Голова пошла кругом... она хотела, чтобы я ей родила детей... стало страшно. Скажи мне Кей все это раньше, я бы сбежала, я бы никогда не позволила ей влюбить себя в нее. Она сделала это специально! Стало тошно, плохо и больно. Но я кукла!
  - Раи, - принцесса не выдержала моего молчания и, сжав мои руки, поцеловала их и прижалась щекой. - Не смотри на меня так... я так люблю тебя! Раи, узнав тебя ближе, меня закружило непонятными чувствами. Я так хотела, чтобы ты сама решила быть со мной, чтобы увидела во мне личность, а не принцессу. Я так долго искала именно этого. С детства я боялась, панически боялась свадьбы. Особенно было страшно потерять Кейрэна, ведь тогда никто не сможет меня поддержать и понять. Я наблюдала за родителями и страшилась отношений. Отец с матерью были хорошими, но они друг к другу относились холодно и по-деловому. Как можно так жить, я не представляла. Брат легче смирился со своей участью быть выбранным, у него вообще был более покладистый, чем у меня характер, а я... я всегда стремилась к чему-то иному. А делать выбор спутника жизни только из возможности брата иметь потомство, было для меня слишком тягостным. А вдруг мне не захочется быть с женщиной, а если наоборот - мне будут противны мужчины. Я набралась смелости и поговорила об этом с мамой, а она улыбнулась и сказала, что знает, кто может развеять мои тревоги, - спрятала лицо у меня на коленях Кей.
  Кей... сердце мое разрывалось. Я и не представляла, что она могла так о чем-то переживать. Она оказывается такая легко ранимая...
  - Мама привела ко мне бабушку по отцовскому роду. Мы мало раньше общались, как-то бабушка после передачи трона отцу уединилась и крайне редко бывала в нашем доме. Мы остались с ней наедине и тогда она рассказала мне историю своей любви. Раи, я никогда не верила в любовь, и даже после рассказа бабушки... пока не встретила тебя... бабушка потеряла брата, но у нее была радалея с которой они любили друг друга. Это показалось им, на фоне страшного события, небольшим счастьем, а когда оказалось, что они совместимы, то провели брачный ритуал. Они были счастливы все время пока были вместе. А потом вторая бабушка умерла... я ее никогда не видела, это было еще до нашего рождения. Но они ни о чем не жалели. Раи, мне бабушка тогда сказала одну вещь: 'Не бойся жить и ищи свое счастье. Главное открыть сердце!' Я так и пыталась, искала, переходя от одного партнера к другому, хоть чуточку найти отклика в своем сердце хоть к кому-то. Мне казалось, что время поставило мне рамки, и я катастрофически не успеваю... а потом Кейрэн... и ты вся такая необыкновенная, сильная, загадочная и жутко пугливая.
  Она подняла лицо и посмотрела на меня с затаенной болью. Я не знала, что ей ответить... этот рассказ... сердце немилосердно стучало, а мысли путались. Но на лице моем не отразилось ничего, ведь я кукла.
  - Раи, ты останешься со мной? - тихо спросила Кей.
  Я резко встала и отошла от нее. Я так хочу поверить... я ведь люблю тебя! Но мне страшно... быть куклой проще! Я развернулась и единым движением скинула с себя рубашку, оставшись обнаженной перед Кей.
  - Разве я нужна тебе такая? - хрипло спросила я, от вставших в горле слез.
  Кей плавным движением, поднявшись, оказалась подле меня. Она обхватила меня за талию и крепко прижала к себе, пронзительно заглядывая в глаза. Медленно провела пальцем по уродливым шрамам на моей руке.
  - Я люблю тебя! Ты мне нужна любая! - сказала она и нежно коснулась поцелуем моих губ. Но я не могла ответить ей, просто не могла... поняла, что из глаз текут слезы. - Когда ты отправила меня домой, спасла меня, я вернулась через три минуты... но тебя уже не было. Серкай видел, как ты пропала, но не смог ничего сделать. Как я испугалась! Чип был сломан, маячок не работал. Я думала, что потеряла тебя... Раи, я чуть с ума не сошла! Поставила на ноги все отделы, чтобы разыскать тебя, только с Тером никак связаться не могла. А потом, мое тело скрутила жуткая боль, а Пламя начало мерцать вокруг. Я поняла, что меня сейчас перенесет к тебе. Тогда я оплела своих невидимок нитями силы, чтобы и их захватило. А меня будто корежило изнутри, втягивало в узкую щель. И вот мы оказались в подземелье перед дверью и, раскрыв ее, я увидела тебя. Раи, я поняла тогда, что никому больше не позволю причинить тебе зло. Поняла, что не смогу жить без тебя, - прижимая меня к себе, быстро говорила Кей. - Как я хотела уничтожить его! Что он только с тобой сделал!
  - Кей... - смогла выдавить я. - Посмотри на меня, я ведь теперь безобразна. Разве может принцесса связывать себя с такой, как я.
  Она ничего не ответила, а лишь страстно поцеловала меня, даря доказательство того, что я не права. Неужели, она любит меня? Я могу быть счастлива? Я не верю... такого не может быть! Но руки Кей осторожно начали ласкать мою спину, медленно перебираясь к груди. Тут она отстранилась и с блеском в красивых глазах прошептала:
  - Моя глупенькая Раи, как ты можешь быть безобразной? - она наклонилась и стала целовать мои шрамы на руках, осторожно водя по ним языком. От этого разливалось странное щекочущее тепло в местах порезов, вызывая во мне волну желания продолжить эти ласки. - Я никогда не откажусь от тебя, если ты захочешь остаться. Только не уходи в себя снова! Будь со мной!
  Мы стояли посреди комнаты странной парой, обнаженная исполосованная я и одетая красивая принцесса. Но она бережно, но крепко обнимала меня и напряженно ждала ответа. Быть с тобой... и не быть куклой... я сама потянулась к ее губам, закидывая руки на шею и шепча: 'Кей, я люблю тебя!'
  Она вихрем подхватила меня и осторожно опустила на кровать, не прерывая нашего поцелуя. Я внутренне немного напряглась, и по привычке хотела спрятать свои чувства глубоко внутрь, хоть меня и наполняло наслаждение. Тогда Кей, будто почувствовав это, прошептала: 'Будь со мной, Раи!' И я послушалась, каждой клеточкой тела ощущая ее прикосновения.
  Она целовала мою шею, когда пальцы пробежались по груди и нежно обвели сосок. Меня пробрала дрожь, а в следующую секунду язык Кей занял место пальцев. Она стала целовать мою грудь, тогда пальцы побежали ниже на живот, рождая приятную истому. Но как только они оказались между моих ног, я вздрогнула. Кей оторвалась от моей груди и припала к губам.
  - Будь со мной, Раи. Не уходи в себя, будь со мной, - вылетало из ее уст, когда я пыталась отрешиться. Это возвращало меня в действительность, где были жаркие поцелуи и прохладные пальцы. Огненный вихрь полыхал в груди и внизу живота, распространяя свое тепло по моей крови.
  Мне никогда не было так хорошо, глаза сами закрывались от удовольствия, от того, что Кей вытворяла своими пальцами во мне. А когда она стала прокладывать поцелуями дорожку от груди к моим ногам, я изогнула спину от нарастающего желания. Сейчас для меня существовали только ее прикосновения, мои ощущения от них и ее слова: 'Будь со мной!' О, как я хочу всегда быть с ней! Как же я люблю ее! Кей...
  Она расставила мои ноги и скользнула губами по внутренней стороне бедра и шрамам, продолжая пальцами ласкать меня. О, Кей... мне страшно... 'Будь со мной, Раи!'... она коснулась меня губами, потом языком... я распахнула глаза... такие чувства... ее руки гладили мои ноги, живот, пока язык доставлял непередаваемую эйфорию...
  Неужели так бывает? Бывает так хорошо? Я сама не заметила, как начала двигаться в такт ее движениям. Мысли путались. Жар пульсировал на коже, а понимала, что безумно люблю ее. Никогда мне не были приятны интимные ласки, но Кей... это невероятно! Возбуждение достигло своего пика, и я сжала пальцами простынь, выдыхая тихий стон. Тело сотрясала сладкая дрожь, пронизавшая все мое существо, лишившая меня сил. Я учащенно дышала, а она накрыла мои губы жадным поцелуем. Я ее! Она моя! Сердце разрывалось от счастья... а запустила пальцы в ее шелковистые волосы и полностью отдалась поцелую. Нас внезапно охватило яркое свечение молочно-фиолетового цвета. Но мне было все равно! Я хотела целовать и целовать свою Кей...
  Вдруг я застонала от накатившей слабой, покалывающей боли. Кей испуганно отстранилась, и мы увидели, как ужасные шрамы на моем теле светятся этим жемчужно-фиолетовым светом, на глазах исчезая. Спустя пару секунд все прекратилось и не осталось ни одного напоминания о страшных событиях. Я, не веря своим глазам, поднесла руку к глазам - даже шрамов на запястьях не осталось. Слезы покатились из глаз, заставив Кей целовать мои глаза, вытирая слезы. Но я была счастлива! Как никогда в жизни...
  Незаметно для себя я уснула в теплых объятиях принцессы.
  
   Глава 25
  
  Я проснулась от ощущения легкого холода на коже. Не открывая глаз, закуталась в одеяло. И вдруг пришло осознание произошедшего. Воспоминания нахлынули на меня неудержимой волной, сметая все преграды. Я резко села и огляделась. В комнате я была одна. Может мне все приснилось? Это был бред моего больного разума? Тут я поняла, что совершенно голая, подняла подрагивающую руку и медленно осмотрела ее, затаив дыхание. Кожа была гладкая и ровная, без каких-либо изъянов. Я пальцами другой руки повела про локтю, предплечью... невероятно! Значит, все было на самом деле!
  Что же я вчера наделала... мне стало стыдно и неудобно, все слишком быстро, слишком рано. Но как было прекрасно! От воспоминаний о пережитом разлилось тепло по всему телу и заныло в груди. Воображение услужливо подбросило возможные варианты продолжения на сегодняшний вечер. Я помотала головой, отгоняя навязчивые видения. Я так не могу... Но где же Кей?
  Я осторожно выбралась из-под одеяла и, подобрав с пола свою рубашку, направилась к гардеробу. Нужно одеться, а то обнаженной я себя чувствовала очень некомфортно, а в ночнушку обратно облачаться казалось глупым. Посмотрела на выбор нарядов - все мои вещи были здесь, но мне сейчас совершенно не хотелось надевать свое привычное платье, оно вызывало во мне какую-то неприязнь. Сняла с вешалки зеленое, подаренное принцессой для нашего свидания, платье. Казалось, все было так давно... я грустно улыбнулась этим мыслям.
  Когда сидела за туалетным столиком и медленно расчесывала волосы в комнату вошла Кей. Вчера я как-то не сильно обратила внимание на ее наряд, но сегодня... у меня перехватило дыхание. Изысканное платье с прямоугольным декольте неизменного белого цвета с золотыми вставками. Оно выгодно подчеркивало грудь вязью орнамента по краю выреза, широкий золотистый пояс, украшенный драгоценными камнями, стягивал тонкую талию. Только широкие наплечники с легкой полупрозрачной тканью, создававшей эффект некоего плаща до середины бедра, показывали сходство с альфарскими костюмами. Волосы Кей по привычке убрала в высокий хвост со множеством косичек, а под челкой виднелся витой обруч на этот раз без каменьев. Легкий макияж делал ее неуловимо непохожей на себя, но такой красивой, что я невольно улыбнулась.
  - Раи, ты уже встала, - сказала принцесса и, подойдя ко мне, обняла сзади за плечи и поцеловала в шею. - Как хорошо, что ты поднялась. Хватит уже сидеть в четырех стенах, мы сегодня будем завтракать на природе, - весело сказала она.
  Я кивнула, полностью соглашаясь с этим. Уже вид этой комнаты мне казался средоточием какой-то грусти и нехороших ассоциаций. Хочу уйти отсюда! Кей отстранилась и неожиданно пальцы ее стали перебирать мои распущенные волосы, которые я так и не успела собрать в прическу. Вспыхнули воспоминания о 'брате'... боль в затылке... пустые безжизненные глаза... я мучительно зажмурилась. С его смертью что-то во мне навсегда ушло, теперь я это явственно осознала, но что это было, я не смогу понять... не сейчас.
  - Если тебе не приятно, я не буду, - тихо сказала Кей, прекращая трогать мои волосы и кладя ладони мне на плечи. - Но я, не он. Жоршен погиб, сражаясь с моими людьми. Не знаю, насколько он был хорош, но думаю, что жизнь свою он мог бы продать и дороже...
  - Кей, ты мне расскажешь, что случилось... - голос мой сорвался, и я не смогла продолжать. Что же такое? Почему я не могу нормально говорить?
  - Да, мне многое следует тебе поведать, - серьезно глядя на меня в зеркало возвышаясь надо мной, сказала альфарка. - Но только после завтрака, - вдруг лукаво добавила она, и, улыбаясь, поцеловала меня в макушку. - Мне так нравятся твои волосы. Ты сейчас очень красивая! Не хочешь пойти так?
  Я окинула свое отражение критическим взглядом и внезапно решилась. В конце концов, Жорш мертв! А Гарэд в бегах... о духи! Сколько же вопросов мне стоит задать! Я встала и сказала, что готова. Кей восхищенно посмотрела на меня и взяла за руку, чтобы отвести в загадочное место 'на природе'.
  
  Мы сидели в небольшой деревянной беседке, на столике перед нами находились разнообразные кушанья и напитки. Я вдыхала чистый, немного непривычный, чуть разреженный воздух и смотрела на расстилающийся за резной оградой пейзаж: сразу за нами начинался резкий обрыв, покрытый причудливыми цветами(сейчас, осенью, преобладали хризантемы в многообразии своих видов и расцветок) и кустарниками; за обрывом клубились пушистые облака, непрестанно меняющие свои очертания. Деревьев возле нас в этом саду не было, только вдали - за полосой красиво подстриженных деревьев, только начавших терять свою золотую шевелюру, пряталась посадочная площадка с летающим экипажем, доставившем нас сюда.
  Причудливые завитки дорожек из белой плитки позволяли пройтись по всему саду и насладиться каждым уголком этого замечательного места. Мне было непривычно здесь не только из-за воздуха и насыщенного аромата цветов, но из-за отсутствия таких казалось постоянных звуков обычной жизни, как жужжание насекомых, порхание птиц. Кей объяснила мне, что насекомые и птицы в парки и сады альфаров допускаются только в определенное время сезонов для опыления, а так всегда от них защищают специальные энергетические барьеры. Да... любят альфары контроль во всем. Но мне это, почему-то, оказалось так близко. Думаю, мне понравится в их мире. Вот, я уже даже и не сомневаюсь, что останусь здесь, останусь с Кей.
  Посмотрела на принцессу, которая сосредоточенно о чем-то думала, рассеянно помешивая ложечкой кофе в чашке. За время трапезы мы говорили только о всяких неважных мелочах: о саде, окружающем нас; о процессе опыления; о разнообразии растений; об обрыве за нашими спинами, но не о том, что волновало меня больше всего. Я понимала, что не время, но нетерпение уже начинало сдавливать мои внутренности, побуждая задавать вопросы, и боролась я из последних сил. Не хотелось торопить Кей, ведь я видела, что ей тяжело собраться с мыслями.
  И вот альфарка подняла на меня глаза цвета молочного шоколада и улыбнулась. Она сделала резкое движение кистью, и беседка окуталась мерцающим белесым куполом - теперь нас никто не сможет подслушать. Кей взяла мою руку в свои и стала поглаживать и перебирать пальцы. Это такое привычное раньше прикосновение сейчас вызвало во мне бурю новых противоречивых чувств после того, что было вчера. И почему я не могу об этом думать спокойно? Ведь с одной стороны мне было безумно хорошо, а с другой - казалось, что я сделала что-то неправильное. И это все свивалось во мне в некое смущение перед принцессой, так что я не могла себя вести как раньше, но она и не пыталась никак показать, что некая грань переступлена в наших отношениях.
  - Раи, я долго думала, стоит ли тебе рассказывать все, что я узнала. Но чтобы все понять, тебе необходимо это услышать, - пристально глядя мне в глаза, сказала принцесса. - Но прежде... я знаю, что тебе не терпится у меня спросить - ты снова слишком громко думаешь, или связь наша усилилась. Извини, я слышу тебя сегодня очень сильно. Раи, мы нашли твою маму.
  Я вздрогнула и вцепилась в ее руки - все утро я только об этом и думала, прошлые недели были для меня как во сне, и я не могла нормально мыслить, но утром... я поняла, что ничего не знаю. Наверное, на моем лице отразилась мука, осаждающая мое сердце, потому как Кей порывисто притянула меня к себе и прижала к груди.
  - Она жива, Раи, она жива, - шептала Кей, гладя меня по распущенным волосам. - Но я даже не подозревала... неужели ей пришлось пройти через тот же ритуал? А ты все знала... знала чем может обернуться для тебя мое спасение... Когда я забрала тебя, мои воины прочесали особняк, в котором мы оказались. Что там только не было! Люди в темнице в разной степени промывки мозгов, пыточные, лаборатории. Но отдаю должное Гарэду, он многое предусмотрел: документы и опытные образцы при нашем появлении самоуничтожились, большинство его людей покончили с собой, чтобы не попасть к нам в плен. Но защита на том доме, можно сказать, была гениальной. Раи, если бы не наша с тобой связь пламен, мы бы тебя никогда не отыскали, - крепко прижав меня, сказала она, будто боясь, что это может вот-вот произойти. - Тер мне потом сказал, что когда пламя начало из тебя уходить, активировался наш уговор и связь. А еще что-то про слияние и рождение новых оттенков, но я не сильно поняла, ты же знаешь, как дядя любит выражаться. Но меня телепортировало к тебе...
  От этих всех слов меня будто прорвало. Копившиеся и глубоко спрятанные чувства боли, страха и безысходности захлестнули меня и вырвались из груди сдавленным рыданием. Это случилось со мной! Я пережила... Все кончилось! Неужели все кончилось?
  - Я так боялась, Кей! Думала, что больше никогда тебя не увижу и послужу гибелью, - я все говорила и говорила, сумбурно, сбивчато, все, что я пережила, что приходило в голову. Потом я не могла вспомнить, что именно было сказано, но мне стало впервые в жизни легко, словно сбросила гору, тянущую мою душу в бездонное ущелье. Когда слова мои иссякли, а плечи перестали подрагивать, принцесса отстранила меня и осторожно обхватила ладонями мое лицо.
  - Раи, я всегда буду с тобой, если ты захочешь. Но ТАКОГО больше никогда с тобой не случится, что бы ты ни выбрала, - она нежно провела пальцами под моими глазами, вытирая скатившиеся скупые слезинки, вызванные ее словами.
  Разве она еще сомневается? Если я уже все решила...
  - Неужели мой выбор не очевиден? - тихо спросила я.
  Побледневшее от моей предыдущей страстной тирады лицо альфарки на мгновение отразило множество противоречивых чувств.
  Она вглядывалась в мои глаза и не могла понять по ним ничего. Или просто не могла поверить в то, что видела...
  - Скажи мне это, Раи, сама, - попросила Кей. - Не так как вчера, а осознанно. Скажи...
  Я смутилась и покраснела - то что было вчера... но ладони принцессы не дали мне отвернуться или отвести взгляд. Но сказать это сейчас, вот так? Вчера на меня нахлынули эмоции, чувства, под впечатлением сказанного Кей... а сейчас мне было страшно это говорить. Молчание затягивалось, и в прекрасных глазах альфарки стала появляться горечь наравне с пониманием. Она знает, как мне тяжело, но тоже хочет для себя определенности... Кей... ее руки медленно отпустили мое лицо, а чуть виноватая улыбка озарила погрустневшие черты лица. Сердце мое сжалось, ведь я искренне хочу это сказать!
  - Извини, я понимаю, - сказала Кей, отвернувшись в сторону. - твою маму поместили в лечебницу, но Тер сказал, что мы ничего сделать, чтобы улучшить ее состояние не сможем. Ты можешь ее навещать, когда пожелаешь.
  Принцесса повернулась ко мне, и уже не было в ее осанке и глазах намеков на только что произошедний инцидент. Она привлекла меня к себе и погладила по щеке, потом прошлась пальцами по моим губам, вызывая в моем теле странное предвкушение, ведь за утро она еще ни разу меня не поцеловала. Лукавая улыбка появилась на столь близких губах, они стали медленно приближаться к моим и когда уже почти чувствовалось их нежное касание, они так же медленно отстранялись, дразня меня, волнуя, чтобы в следующий миг подарить невообразимый поцелуй. Не думала, что так может быть! Она оторвалась от меня тяжело дыша, а я, оказывается, обвивала руками ее шею.
  - Ммм... мечтала об этом все утро! - томно протянула Кей. А я только и смогла возмущенно стрельнуть но нее глазами, мол чего же не сделала. Она заметила это и, конечно же поняв все, рассмеялась, звонко и весело. - Раи, ты же не хотела бы остаться голодной на весь день, потому как из комнаты мы бы не выбрались точно с такими-то поцелуями. А тебе уже просто нельзя сидеть в помещении.
  Я снова покраснела, что ж такое? С каких это пор я стала так сильно смущаться?
  - Но вернемся к разговору, - обняла она меня и переплелала наши пальцы. - Я не знаю отчего, но я уловила некоторые воспоминания Гарэда, когда его атака и мой щит соприкоснулись. Я не решилась кому бы то ни было говорить об этом... Раи, в некотором роде, я не могу его осуждать, - напряглась, а потом сразу расслабилась Кей, говоря это, - но никогда он не получит от меня снисхождения за то, что сделал с тобой.
  Я испуганно сжалась, что же там могла увидеть Кей, что оправдывало его действия. Я жаждала услышать и узнать все, но в то же время страшилась. Любое упоминание об этом человеке порождало во мне панику и безотчетное поклонение. Подчинение его силе, его голосу... эти годы не прошли для меня бесследно, и что бы я ни старалась себе внушить, противиться его прямым приказам мне было всегда не под силу. Выступить против него я бы никогда не смогла, поэтому хотела исчезнуть, сымитировав собственную смерть.
  - Это были разрозненные образы, фрагменты его жизни, вызванные в его памяти ненавистью к нам, альфарам. Раи, сколько презрения, сколько ненависти. Ее чистой энергией он и метил в тебя, только поэтому мое пламя смогло уловить и поглотить эти картинки, - отстраненно начала рассказывать Кей. - Раи, его воспитывали в нетерпении к нам. С самых малых лет мать вбивала, жестоко, импульсивно, со всей присущей ей страстью, в него стойкое понятие, что альфары зло. Насколько это был сильный мальчик! Пережить такое психологическое давление. Я своими глазами видела, как растрепанная с горящими безумными глазами, когда-то красивая черноволосая женщина, брызжа слюной остервенело избивала ногами его маленькое тельце, приговаривая при этом: 'Это все твоя проклятая альфарская кровь!' Какой ужас он чувствовал, и какое отвращение к себе... я этого забыть и выкинуть из своего сердца никак не могу... но его еще и наказывали за неимение способностей к магии. Все дети травили его, а мать только презрительно кривилась и повторяла, что это из-за альфаров. Она была сумасшедшая, больная женщина, спятившая от любви, - Кей немного помолчала, поглаживая пальцами мою руку. - Он это узнал лишь став взрослым и открыв свои способности, тогда-то Гарэд и заподозрил неладное и сбежал из закрытой школы, чтобы узнать правду, в девятнадцать-то лет. О, он ее узнал... мать хорошо его подготовила, как орудие своей мести, слишком хорошо... - она скривилась, наклонив голову, - я до сих пор слышу крики и проклятия из его воспоминаний и этот странный запах... на тот момент обычных человеческих чувств в нем практически не осталось и Гарэд без стеснения пытал ее, добиваясь ответов. И даже не сожалел... я сама была им... так было противно чувствовать это все в себе, Раи!
  О, духи! Как же так? Причем здесь альфары? Меня начала бить крупная дрожь, на что Кей крепче меня прижала к себе и продолжила:
  - Он тогда многое понял, но ненависть и отвращение к нам навечно въелось в его душу. Мать хорошо постаралась... - принцесса зарылась носом мне в волосы, продолжая рассказывать, - потом я увидела красивую светловолосую альфарку с зелеными глазами страстно целующую Гарэда, явственно чувствовала, как ее пальчики скользили по его коже. Она была его первой женщиной и единственной, кого он в жизни любил. Она была одной из заговорщиков и подругой его матери, если у этой женщины вообще могли быть друзья. Мать попросила ее обучить сына сексуальным премудростям, и тогда он впервые подумал, что вся их организация неправа и альфары замечательные. Но это 'заблуждение' продержалось у него недолго. Ровно до того момента, как альфарка взахлеб рассказывала ему, как ее выбрала высокородная альфарка, потерявшая брата и они оказались совместимы. Что он тогда чувствовал, я не могу передать, но меня будто разорвало на куски и прокатило под прессом. Гарэд спросил, а как же их любовь, на что она недоуменно рассмеялась и сказала, что любви не существует, а так она сможет принести пользу организации. Ее веселые зеленые глаза в тот момент лишили его последних остатков чувств, воспламеняя в сердце и разуме единственную цель - уничтожить всех нас, как и говорила мать. Впоследствии он узнал, что мама намеренно его свела с этой альфаркой, предвидя возможность развития таких событий. За это он медленно вырвал матери все ногти... Мать хотела отомстить, и она получила орудие, которое сама же и выковала, ненавидя своего сына и возлагая на него столько надежд. В тот момент она им впервые в жизни несказанно гордилась...
  - Кей, разве может такое быть? Тер мне говорил, что у альфаров и людей рождаются только люди, но со способностями, - недоуменно спросила я, обдумывая только что услышанное.
  - Я не знаю, не знаю. Но он странный, я не могла бы его назвать альфаром. Ты знаешь сколько ему лет? Триста семьдесят девять! Как такое возможно? Альфары живут около трехсот, люди - не больше ста лет, а маги - редко до двухсот доживают. А он... ты просто не представляешь, что я узнала в его воспоминаниях о допросе матери. Ее сестра была носительницей фиолетового пламени... одна знатная альфарка предложила ей брак, и та согласилась, но с условием забрать и младшенькую сестричку, кроме которой у нее никого не было. Сестричка подросла в нашем обществе и была посвящена во все тайны. Но ее угораздило влюбиться в альфара. Как долго она добивалась его внимания, на какие только хитрости ни шла. Это была мания, всепоглощающая, разрушающая все на своем пути. И она добилась своего, и даже некоторое время они были вместе. Но потом... - Кей от нахлынувших эмоций отстранилась от меня и поднялась на ноги, устремив взгляд вдаль. - Он сказал, что не может быть с ней, что его общество имеет определенные грани и переступать через них он не имеет права... а еще, что он не сможет ее полюбить так, как она того хочет, потому что сердце его принадлежать всегда будет другой. О, ее это просто взбесило! Столько усилий и все зря! Тогда-то она и вышла на заговорщиков, которым не нравился заведенный в Аватераоне порядок. Они думали разрушить все и жить, как живется. Глупые! - гневно сверкнула глазами принцесса и повернулась ко мне. - Она понимала всю наивность их взглядов, но решила воспользоваться этим. Ведь они не задумывались о последствиях, погрязнув в своих ничтожных проблемах, они забыли, для чего была создана эта система. А человеку со стороны хорошо это видно, не правда ли? - спросила Кей у меня, сев опять рядом и вглядываясь в мои внимательные глаза.
  - Да, видно. Пытаясь понять альфаров, я ведь интересовалась многим. И сейчас я понимаю, что всего за одно поколение альфары могут полностью исчезнуть, смешавшись с людьми. Неужели заговорщиков это устраивало? - сказала с интересом я. Так было необычно обсуждать вещи, произошедшие столь давно. Докапываться до поднаготной отчима. Я не могла его представить маленьким мальчиком, просто не могла.
  - Как я поняла, допрашивая нынешних членов их общества, рядовые члены не понимают этого. А верхушке все равно. Подумать только, все равно, что будет с их народом, заботятся только о своих амбициях. А ведь до прихода к власти Гарэда в организации у них было мало шансов добиться своей цели. Все их планы за эти почти четыреста лет, а то может и больше, рассыпались прахом, все покушения, акции и законы, - протянула задумчиво Кей, проводя пальцами по моим волосам. - Но вернемся к истории твоего отчима. Был разработан план побега матушки Гарэда, когда та поняла, что беременна. Ведь, ты знаешь, что дети между альфарами и людьми запрещены? Знаешь? И когда только успели доложить? - хмыкнула принцесса на мой утвердительный кивок. - Она же собралась использовать этого ребенка. Был большой взрыв, оставивший от ее дома одну воронку, а саму ее хорошо спрятали. Но она не думала, что сын окажется настолько похож на отца. За это она его возненавидела... постоянные унижения и попреки, с дрессурой по части следования великой цели. Она готовила полководца, умная женщина, но безумная в своей мести. Когда выяснилось, что в мальчике нет магического дара, его определили в закрытую школу, весьма строгую. А в четырнадцать лет подсунули ту альфарку для закрепления должного эффекта на личностном примере... - принцесса отвернулась от меня, растянув губы в тонкую линию, а когда заговорила, голос ее казался глухим и безжизненным. Я только сейчас полностью осознала, что ей же это все пришлось пережить, как самой. - Раи, в семнадцать он случайно раскрыл свои способности. У меня до сих пор перед глазами стоят те картины... звук хлопающих крыльев голубей, за которыми было поручено Гарэду ухаживать, едва не заглушил непонятные звуки, доносящиеся из примыкающего к голубятни чердака. Он пошел посмотреть в чем дело: под невысокой крышей трое парней держали извивающуюся девушку. Гарэду было абсолютно плевать на все это действо, и он, отстраненно окинув взглядом насилующих парней, собрался уйти. Тогда эманиции паники, боли и отчаяния настолько наполнили маленькое помещение, что он отчетливо все это почувствовал и каким-то образом вобрал в себя, засветившись сероватым сиянием. Тогда в его мозгу что-то рухнуло и пришло понимание собственной силы, мигом вырвавшейся наружу. Насильники были вмиг оскоплены мановением кисти, а когда их боль и мука медленно стали вливать в Гарэда новые силы, он, решив поэкспериментировать и понять, как получить больше силы, стал тоненькими кусочками сдирать, пользуясь новыми магическими умениями, с них живьем кожу. Крики, боль, куски кожи, сочащаяся кровь... а он только методично отмечал изменения в своем состоянии. Когда парни больше ничего не могли ему дать, он их убил. Девушка, пришедшая в себя и с ужасом наблюдающая за всем этим, оказалась следующим звеном в этом его опыте, ведь он занял место насильника, выпивая все ее отрицательные эмоции. А когда накал страстей дошел максимума, и Гарэд, удовлетворив свое желание, увидел слабое голубоватое мерцание от бесчувственного тела девушки. Он зачарованно притронулся к ее солнечному сплетению, и в руку хлынул поток безудержной силы. Так он впервые забрал силу, - замолчала Кей, поглаживая мои подрагивающие руки.
  Это было ужасно! Я не могла унять дрожь, но теперь многое мне становилось понятным... но насколько же бесправными могут быть люди! Ведь с теми парнями и девушкой такое произошло, а ничего мучителю не сделали... хотя, столько времени с того момента прошло. Я посмотрела на Кей - не лицо, а сплошная маска. Как же ей тяжело было все это рассказать мне! В груди защемило, не осталось никаких преград, я нежно коснулась ладонью ее щеки. Она наклонила голову навстречу моей руке, продолжая ласку и закрыв глаза. Она же совсем одна! Моя Кей...
  - Как же так, Кей? И ради чего все? Только ради мести какой-то свихнувшейся женщины? Столько жизней... - вдруг охрипшим голосом сказала я.
  Кей открыла глаза и внимательно посмотрела на меня, перехватив мою ладонь. Что она сейчас думала? У меня мурашки побежали по телу от этого пронизывающего взгляда.
  - Раи, я видела некоторые его планы... вернее какие-то разрозненные части. Все эти дни я пыталась предотвратить их исполнение. Искала мальчишку... мне казалось, что вот-вот и мы схватим Гарэда. Но нет. Он вчера выскользнул буквально у меня из рук. Я подозреваю, что не всех еще заговорщиков мы смогли вычислить, - покрывая тыльную сторону моей ладони медленными будоражащими мою кровь поцелуями, сказала альфарка.
  Как я хотела задать еще множество вопросов, но ее прикосновения отняли у меня последние крохи самообладания, и я потянулась к губам Кей, требуя свою долю нежности. Все мысли, воспоминания стали неважными, бессмысленными на фоне этих ощущений - существовали только мы, и наши стремления быть вместе. Руки принцессы касались моего тела, а я только сильнее чувствовала себя живой.
  Тук, тук... тук-тук-тук... где-то на краешке сознания я поняла, что этот глухой звук мне не чудится. Кей медленно оторвалась от меня и повернула голову в сторону этого странного звука. Я, тяжело дыша, никак не могла открыть глаз и собраться с мыслями. Но вот наваждение прошло и я посмотрела в том же направлении - за прозрачной энергетической стеной, окружающей нашу беседку, стоял Теркай и стучал костяшками пальцев об эту преграду с ехидной полуулыбкой. Кей, нахмурив брови, щелкнула пальцами и барьер исчез.
  - Что случилось, дядя? У меня еще время до обеда свободно, - немного встревожено сказала принцесса.
  - Конечно, но появились обстоятельства, требующие твоего немедленного вмешательства. Думаю, через две минуты тебе об этом сообщат по связи. Но девочке не стоит все видеть - пыточные не лучшее место для юной прелестницы, - подмигнул мне Тер и посмотрел на посерьезневшую Кейрэн. - Не беспокойся, я возьму ее с собой, проведу небольшую экскурсию. Ведь девочке пора подыскивать место в нашем мире.
  Тер схватил меня за руку и потянул к себе. Я, беспомощно обернувшись на Кей, медленно выпустила ее пальцы из своих. Она ободряюще улыбнулась мне, и нас с учителем уже не было в саду.
  
   Глава 26
  
  Мы стояли в узком белом коридоре, стены которого, казалось, пропитались свежестью. Я, находясь рядом с Тером и нервно расправляя складки на рукавах платья, смотрела в большое окно. Вид, открывшийся мне, заставлял сердце бешено колотиться, но ноги не могли сделать и шагу. Как же страшно было войти в эту светлую комнату и притронуться к такой родной руке.
  - Гора будет стоять вечно на одном месте, но со временем ты ее там можешь не увидеть, - тихо сказал Тер и первый вошел в палату.
  Я сглотнула и сделала следом несмелый шаг потом еще и еще, пока ноги мои не остановились перед кроватью, а глаза не увидели неподвижно лежащее тело. Можно было подумать, что она спит. Грудь под белой простыней мерно вздымалась, бледное некогда прекрасное лицо было умиротворенно, лишь распахнутые глаза выдавали всю тяжесть положения. Бледно-голубые глаза незряче уставились в потолок, что вызвало во мне некую смесь отвращения и ненависти. Отвращения к этому куску мяса, некогда бывшему самым близким мне человеком, а ненависти - к сотворившему такое с ней. От таких чувств мне стало не по себе - разве можно! Но она ведь бросила меня одну! Совсем... наедине со всей этой гадостью и отчаяньем...
  Я маму за эти годы видела только четыре раза, да и то отчим мне это разрешал только в назидание и чтобы сломить еще больше. Но никогда я не была так близко, что можно рассмотреть эти безжизненные глаза такого непривычного цвета, восковую кожу, на которой с тех давних пор не появилось ни одной новой морщинки.
  Тягучая, пульсирующая боль разлилась в моей груди, руки сами потянулись к неподвижной ладони на белоснежной простыне. Судорожно вцепилась в такие знакомые и такие забытые пальцы. Мамочка... Слез не было. Они все исчерпались девять лет назад и больше не имели права показываться. Но боль... боль от этого не стала меньше, и обида... впервые сейчас я поняла, что все это время носила в себе эту затаенную обиду на нее. Она спаслась, а я! Раньше мне нельзя было обо всем этом думать, но теперь... я стала растирать пальцами кисть мамы, поднимаясь все выше, и вот ощутила застарелые шрамы, нежно погладила их, вспомнив все через что пришлось нам пройти. Разве могу я ее осуждать? На алтаре я думала, что поступила бы также.
  - Ее тело сейчас поддерживается с помощью аппаратов и магических манипуляций в почти идеальном состоянии. Каждые десять минут увлажняются глазные яблоки. Теперь мышцы в тонусе, жировой слой восстановлен. Когда ее нашли - это были мощи. Не знаю, зачем было в таком состоянии ее держать. Хотя я бы тоже не видел смысла во всех манипуляциях... - подойдя ко мне и встав за спиной, произнес Теркай, на что я зло посмотрела на него. - Правильно девочка, не позволяй никому завивать себе голову. Делай, как чувствуешь, а за ней мы присмотрим.
  - Но ты ведь говорил, что я смогу все вернуть, - так и не отпустив руку мамы, сказала я.
  - Сейчас тебе это не под силу, только после тщательного обучения, да и то необходимо соблюсти множество факторов, - ответил он, с умным видом подняв указательный палец.
  - Почему ты сам не можешь это сделать? - выпалила я, но на его иронично выгнувшуюся от этих слов бровь, поняла, что сказала глупость. Не даром Кей называет меня глупенькой...
  - Девочка, я тебе ничего не обязан, - жестко сказал Тер, но потом хитро улыбнулся и подмигнул мне, немного выбив из равновесия. - К тому же, это могут проделать или кровные родственники или очень близкие души, как возлюбленные. Я ни к одному из вариантов не подхожу.
  - Извини, - сказала я, но взгляда не отвела. - Тогда научи меня!
  - О, это уже другой разговор, - склонил голову на бок он так, что длинная челка больше не скрывала уродливого шрама. - Но ты же понимаешь, что я не филантроп.
  - Что ты хочешь? - слабо выдохнула я.
  Как-то уже и забылось, что этот странный мужчина на самом деле безумный бог альфоров, как я его про себя окрестила при нашем близком первом знакомстве. И от одной мысли о том, что он может придумать для востребования с меня, вгоняло в трепет и страх, а еще было легкое, слегка болезненное предвкушение.
  - О, чего только я не хочу! - его взгляд затуманился, будто он что-то пытался перебороть, но вот мужчина облизнул пересохшие губы, и светло-фиолетовые глаза вновь посмотрели на меня серьезно. - Не задавай мне больше таких провокационных вопросов, а то ведь я могу и не сдержаться. О плате мы поговорим позже, когда придет время, и не возражай! Не терплю этого!
  Но как же на таких условиях согласиться, если даже не знаешь, чем придется расплачиваться. Вдруг я все потеряю! А что мне терять? Разве у меня что-либо есть? Тут же перед моим внутренним взором предстали прекрасные глаза цвета молочного шоколада. Мне есть кого терять, и на это я никогда не соглашусь. Я хотела уже ответить, когда Теркай усмехнулся и приложил палец к моим губам, запрещая вымолвить эти слова.
  - Ты правильно решила. Я буду тебя учить, но... - его глаза озорно блеснули, - тебе придется поработать на нас. Как ты знаешь, моими храмовниками становятся лишь носители фиолетового пламени. Не знаешь? Упущение, ну да ладно. Так ты согласна служить моему храму?
  - Но я ведь ничего не знаю об этом, - попыталась возразить я, хотя в глубине души почему-то очень обрадовалась этому предложению.
  - Все в процессе. Пойдем, покажу лабораторию, - потянул меня за руку из палаты Тер.
  Я бросила прощальный взгляд на такое ставшее чужим тело и пообещала себе, что попробую сделать все от меня зависящее, чтобы исправить данное положение.
  
  Я вступила в тихую, наполненную специфическими запахами и тенями комнату - лабораторию Тера. Она находилась на самом верху странного сооружения храма. Окон не было и лишь магический свет, лившийся с потолка, освещал это пространство. Но темным оно не казалось, безукоризненные чистота и порядок царили здесь, так же, если не еще больше, как и в основных лабораториях храма. Прекрасное зрелище! Я вдохнула полной грудью запах химикатов и биологических объектов - красота! Учитель остался стоять у закрытой двери, а я, получив утвердительно-приглашающий жест на свой вопросительный взгляд, медленно направилась осматривать комнату по кругу.
  Я кончиками пальцев провела по гладкой белой столешнице лабораторных столов, двигаясь неспешно от одного к другому. Возле каждого стола имелся круглый маленький табурет на длинной единственной ножке. Я поддалась соблазну и села на один из них, положив руки на стол и блаженно закрыв глаза. Вдыхала запах спирта и реактивов. Потом посмотрела на шкафы, заполнившие стены. За стеклянными дверцами на подписанных полках находились разнообразные баночки и коробочки. Мои пальцы затрепетали в предвкушении, так и хотелось подойти и прикоснуться к ним, прочесть названия веществ.
  За моей спиной раздался приглушенный смех Теркая. Я и сама улыбнулась и оглянулась на него - я такая же помешанная на алхимии, как и он. Тер стоял привалившись к двери и рассматривал меня, сложив кури на груди. Его светло-фиолетовые глаза загадочно мерцали в свете магических ламп.
  - Что ж, я показал тебе храм - теперь тебе решать, - сказал он, - а пока оставлю тебя одну. Не стесняйся, будь как в своей лаборатории. Червячку ведь надо кушать, - подмигнул мне учитель и скрылся за дверью.
  Ну, вот опять он говорит загадками. Но как же приятно быть здесь! Я поднялась и подошла к ближайшему шкафу, оказалось, что там находятся засушенные растения в небольших коробочках. Я аккуратно открыла дверцу и стала по очереди доставать и рассматривать содержимое шкафа. Чего здесь только не было! Профессор Карвенис изошелся бы от зависти, увидь он это великолепие. Я вспомнила экскурсию по храму: мне полностью рассказали про обязанности храмовников, про исследования на совместимость, показали палаты для первой ночи (некоторые из них была заняты, а на пульте управления в регуляционной комнате, светились два маячка, доказывая о совместимости этой пары). Как мне объяснил Тер, в каждой палате находится амулет, улавливающий необходимую энергетическую частоту, выделяемую телом при достижении оргазма. Мне сразу же стало интересно узнать принцип построения этого амулета. Потом были бесконечные лаборатории, занимающиеся разнообразными исследованиями. Как Тер сказал, они до сих пор не теряют надежду изменить привычный ход вещей и найти более оптимальное решение, но пока за эти три тысячи лет, так ничего и не было найдено. Это давало определенные надежды - исследовательская работа меня всегда манила.
  Я перешла к другому шкафу - здесь находились химические порошковые вещества, некоторые под слоем спирта, некоторые под водным слоем. Сколько же потратил времени и сил Теркай, собирая все это богатство? Несколько образцов были поистине бесценны и хранились в небольших флакончиках черного стекла. Я покачала головой, закрыла шкаф и окинула взглядом все помещение. Мое внимание привлек дальний стол с опытными образцами и большим микроскопом (его я впервые увидела сегодня в лаборатории крови и была восхищена до глубины души. Почему у людей такого нет?)
  Вся столешница и несколько полок над ней были уставлены маленькими прозрачными плоскими чашечками с крышками. Я такие видела в лабораториях храма, Тер вроде назвал их чашки Перти. В каждой что-то находилось. Я стала рассматривать и читать названия, все было так необычно и интересно. Чем же Тер тут занимается? Когда взгляд мой добрался до стопки чашек с названием под ней 'Экипистол', я вздрогнула и поморщилась. А когда прочитала надписи на чашках: 'Э+чел. кровь', 'Э+ал. кровь', 'Э+д.а. кровь', 'Э+кор. кровь' и т.д. - не смогла унять дрожи в коленях и присела на табурет.
  Моя спина идеально прямая, дыхание выравнивается, я не буду переживать! Все это было давно! Экипистола больше никогда не будет во мне! Я закрыла глаза и постаралась отрешиться, но навязчивые воспоминания, вызванные этими безобидными надписями вспыхивали в моем мозгу с такой яркостью, будто все случилось только вчера. Словно только что мне исполнилось восемнадцать лет.
  
  - Нэрри, дорогая, ты сегодня взрослая стала. У меня для тебя есть подарочек! - войдя в мою комнатку и бесцеремонно разбудив меня, сказал отчим.
  Я подскочила на кровати, ведь нельзя было спать в его присутствии и дикими глазами, еще не лишившимися признаков сна, уставилась на Гарэда. Только когда он подошел вплотную и, приподняв мой подбородок, стал осматривать мое лицо со всех сторон, я поняла, что именно сейчас было сказано. Страх поселился в животе и стал подниматься медленной волной к сердцу. Руки задрожали, и я была крайне счастлива, что они спрятаны под одеялом. Я кукла! Мне нельзя бояться! Он не должен понять! Но ничего этого не отразилось на моем лице, возможно только глаза чуть шире раскрылись. Отчим удовлетворительно улыбнулся и, отвернувшись, направился вон из комнаты. В дверях он мне бросил через плечо:
  - Через полчаса ждем тебя у выхода. Поедем получать твой подарок.
  Дверь так и осталась открытой, а я стремглав бросилась собираться. Нельзя опаздывать, иначе наказание. А я уже научилась исполнять все предписания безоговорочно и четко, поэтому отчим карал меня крайне редко.
  Моя прическа безукоризненна, как и одежда. Люблю порядок, но и отчим не терпит неряшливого вида. Я спустилась в холл и замерла у выхода, отчима и Жоршена еще не было - это и к лучшему. Суетящиеся слуги здоровались со мной и выказывали поздравления, на что я сдержанно благодарила. Никто не знает истинного положения дел, никто и не узнает. Не от меня. Я уже научена горьким опытом, больше не допущу подобной ошибки. До сих пор по ночам мне иногда снятся крики и пальцы той доброй женщины-служанки, которую меня заставили пытать. Хоть это и не был мой первый опыт пыток... первый у меня был с Жоршем, все первое у меня было с ним. Нет, не от меня! Я кукла!
  Они появились неожиданно и бесшумно, просто оказались сзади меня. Жорш обнял за плечи и потянул к двери, шепнув: 'С днем рождения, сестричка! Это будет незабываемо!' Внешне во мне ничего не дрогнуло, но внутренне я похолодела, что еще они придумали для меня. Разве не достаточно того, что я пережила? Это был первый мой день рождения, когда они решили его отпраздновать. Чем мне это грозит? Но я ведь кукла! Мне ничего не страшно! Я все выдержу! Я должна, я кукла! Расправила плечи и пошла вслед за отчимом садиться в экипаж. Куда едем? Не все ли равно...
  Всю дорогу на меня не обращали внимания и 'братец' с Гарэдом решали свои дела, а я сидела с отсутствующим, как всегда, видом. И даже Жорш не пытался лезть ко мне при отце, хоть в чем-то плюс присутствия этого страшного мужчины.
  Когда экипаж остановился, Гарэд наклонился ко мне и тихо произнес:
  -Сегодня ты испытаешь ни с чем не сравнимое удовольствие! Надеюсь ты оценишь мой подарок.
  В следующий момент дверца уже отворилась, и я вышла перед трехэтажным особняком. Было раннее утро и шторы на окнах закрывали нутро здания от солнечных лучей. Куда же меня привезли? Отрешенно подумала я, быстро ступая за 'родственниками' по садовой дорожке, чтобы не отстать.
  
  Мы стояли в небольшой гримерке, Жоршен наводил последние штрихи в моем облике, я же безучастно сидела на пуфе и отстраненно смотрела на себя в зеркало. Как меня еще не стошнило не знаю. Отчим где-то ходил договаривался за все. Главное не волноваться! Я ведь кукла! Я глубоко вдохнула. Что они могут мне сделать, чего еще я не испытала? Хотя фантазия у Гарэда широкая...
  - Готово! - отойдя от меня, возвестил 'братец', любуясь своей работой.
  Я посмотрела на отражение его довольного лица и внутренне передернулась от отвращения, потом перевела взгляд на себя. Мерзость! И это я! Ладно еще яркий вызывающий макияж и распущенные волосы, но одежда... разве это можно было назвать одеждой? Низкопосаженная длинная юбка из прозрачной нежно-голубой ткани с разрезами до самых бедер открывала полностью живот, от чего пресс постоянно покрывался гусиной кожей от легкого ветерка. А топ в тон юбке еле прикрывал соски, свободно спадая с тугих бретелей, опоясывающих мою грудь и плечи, так чтобы приподнять и выгодно предложить все прелести.
  На кого я сейчас похожа? Да, на легкодоступную женщину, которыми изобилует это заведение. Мне вкратце обрисовали порядок действий... о, духи! Как же это вынести? Мне предстоит танцевать перед шестью клиентами, очень интересующих отчима. У них какой-то праздник и нужно их развлечь. Как же противно! Хорошо еще, что меня не имеют права они использовать по прямому назначению. Это мне Гарэд с серьезным лицом высказал, чтобы я знала наперед, что у меня с ними ничего не будет. Он думал, я от этого расстроюсь? Как бы не так! Но я кукла!
  Дверь отворилась и в комнату вошел он. Окинул меня изучающим взглядом и остался вполне доволен.
  - Неплохо. Нэрри, встань! - приказал отчим, и я беспрекословно подчинилась.
  Он подошел вплотную и достал из нагрудного кармана небольшой конверт. Вытряхнул из него на ладонь две маленькие желтые таблетки и протянул их мне.
  - Выпей, - ровно глядя мне в глаза, сказал он.
  Я опустила взгляд от его синих таких страшных глаз на ладонь и тяжело сглотнула. Нет, я не могу этого сделать! Я конечно же узнала эти таблетки - экипистол - страшный наркотик, всего несколько раз применялся у отчима на пытках, но никогда еще я сама его не пробовала. Это ужасно, ужасно! Так вот, что он задумал! Гад! Что же мне делать? Я кукла! Подняла на него глаза и в страхе сжалась - он понял, что я не возьму таблетки добровольно. Глаза Гарэда сузились, а голос ласково произнес:
  - Нэрри, дорогая, ты же знаешь, что в кровь препарат может попасть и иными путями. Так давай изберем самый приятный.
  Отчим взял другой рукой мою ладонь и, развернув ее, положил экипистол. Тут же у него в руке появился стакан с водой. Я, не отрывая взгляда он его глаз с заледеневшей душой, медленно отправила в рот таблетки и потом запила их. Я кукла, мне нельзя паниковать! Выбора нет! Я могу только выжидать... я кукла!
  Я сразу же почувствовала теплоту, разливающуюся по крови, воспламеняющую кожу, делающую более острыми все ощущения. Разум мой моментально притупился, пульсировало только одно желание - поскорее избавиться от этого пожара. По телу пробежала дрожь, на что отчим удовлетворенно кивнул и взял меня под локоть, чтобы вывести к гостям.
  Перед глазами плыло, я могла только сосредоточиться на своих ощущениях, но тело будто жило своей отдельной от сознания жизнью. Немного очнулась, когда услышала музыку, тягучую, пьянящую и одновременно будоражащую все фибры всклокоченной от наркотика души. Она завладела мною, полностью, непроглядно, я окунулась в этот транс и поддалась влиянию. Разум сразу очистился, видимо, когда сопротивляешься действию наркотика, становится только хуже. Но мне нужно все это выдержать! Я кукла, мне все равно!
  Плавные, возбуждающие в гостях все самые сокровенные желания движения моего почти оголенного тела под эту ненавистную музыку вызывали в моем прояснившимся сознании непереносимое отвращение. Но только я начинала замедлять темп, жар накатывал на меня с новой силой, и я уже сама пыталась соблазнить этих безликих для меня людей. Я извивалась перед ними, стелилась, вкладывая в движения всю страсть, которой раньше никогда не было во мне, и несносно желала их прикосновений. Это было так ужасно! Мое тело столь сильно жаждало ласки, горя изнутри, что я делала всякие неприличные вещи.
  Ласкала руками, губами их тела через расстегнутые рубашки, садилась к ним на колени, извиваясь и прижимаясь, пытаясь доставить себе хоть чуточку удовлетворения, так необходимого сейчас моему взбудораженному экипистолом телу. Если я не получу этого, я могу умереть от желания. Но Гарэд сказал, что им запрещено меня удовлетворить. О, духи! Как же это противно! Я готова умереть, но не испытывать этого стыда!
  Как же я себя ненавидела в тот момент! Я вымаливала, шепча, у этих людей, близости, предлагая себя в различных позах, только бы унять этот жар. Но мужчины лишь дразнили меня еще больше, целуя и поглаживая. Они смеялись, глядя на мое состояние. А я все больше и больше утопала в желаниях своего сейчас такого ненавистного тела.
  Вот я стою над сидящим мужчиной, под чарующие звуки музыки, изгибая плавными движениями свое тело, ставлю свою ногу ему на сгиб бедра, выгибаю спину, делая волну бедрами, надеясь, что он не устоит от такого приглашения, и чувствуя отвращение к себе. Его руки скользят по моей ноге, к внутренней стороне бедер, я издаю мучительный стон со словами: 'Давай, давай же!' Но он сильно отталкивает меня от себя, я падаю под громкий хохот остальных гостей. Я же, сидя на полу, продолжаю извиваться под плавную музыку, зазывая их своим телом.
  Мужчины, ухмыляясь, вытолкнули одного на середину комнаты - ко мне, скорее всего, это был их лидер. Я содрогнулась от омерзения и обвила руками его ноги, медленно скользя по ним вверх ладонями, поднималась с пола, плавно прикасаясь к нему оголенными частями своего тела, от чего по коже пробегали будто молнии покалывающего нетерпения. Это всего лишь оболочка! Я кукла! Мне не мерзко!
  Когда я уже почти поднялась, выписывая языком на его торсе, под расстегнутой мною рубашке, разнообразные узоры, мужчина подхватил меня под ягодицы и резко поднял, прижимая к себе. О, он уже был вполне готов подарить покой моему измученному вожделением телу, но правила этого заведения запрещали связь с танцовщицей. Я, откинувшись назад, больше не могла сдерживаться и застонала, прося о милости. Мои руки скользили по моему телу, которое и в таком положении продолжало следовать музыке, двигая бедрами и еще больше возбуждая моего невольного партнера. Он наклонился и обхватил губами мой сосок, от чего я вскрикнула и закусила губу, настолько были яркими ощущения. Наслаждение от такого мимолетного прикосновения пронзило мой мозг и нестерпимо распалило пожар внизу живота. Мужчина же языком ласкал мою грудь под подбадривающий говор товарищей, все сильнее сжимая мои ягодицы. Я впилась ногтями в грудь незнакомца и оставила там глубокие борозды, предвкушая, как он окажется во мне. Но сквозь эту пелену наваждения экипистола, мой разум до саднящей боли понимал насколько я сейчас жалкая и грязная. Я была себе противна, как никогда! Но я КУКЛА! Это всего лишь оболочка!
  Вот мои руки потянулись к штанам мужчины и, казалось, что он забылся и готов удовлетворить мое желание, но вдруг появился Жоршен и грубо оттолкнул его от меня. Я упала на пол и так там и осталась лежать совершенно обессиленная. Разум сразу затуманился, икры и живот сводили судороги, а бедра продолжали двигаться в неосознанном ритме. Где-то издалека доносились до меня голоса.
  'Векканы, девушки вас ждут в отведенных для развлечения апартаментах'
  'Жаль, нельзя с такой девушкой поразвлечься!'
  'Вы же знаете - таков закон!'
  Я тихо стонала от захватившего меня вожделения. Я так сойду с ума! Никогда я еще не была себе так противна! Я себя ненавижу! Ненавижу это слабое тело, которое доставляет мне такую муку! Мои руки сами потянулись погасить пожар, но я вовремя это заметила и остановила подрагивающие пальцы в такой манящей близости. Я не могу этого допустить! Они никогда не получат пламени! Что бы со мной ни делали! Я кукла! Я закусила губу, чтобы не закричать, и пальцы скользнули у меня между ног. Сразу марево перед глазами немного отступило, и я смогла различить стоявших надо мной отца и сына. Один бесстрастно наблюдал за моими мучениями, другой с блестящими глазами облизывал губы. Но моем лице не отразилось ни одной новой эмоции - только страсть и мука, а разум продолжал все воспринимать, пока руки тушили пожар.
  - Ты все успел? - окидывая меня проницательным взглядом, спросил Гарэд у сына и присел рядом со мной на корточки, заглядывая в мои мутные глаза.
  - Да, отец. Доступ к разуму всех установлен, память считана, они ничего не заметили, так были увлечены нашей малышкой Нэр, - ухмыльнулся Жорш.
  - Отлично. Но я так надеялся, что экипистол сможет проявить в ней пламя. Мне крайне трудно было достать такую дозу, - скривил губы отчим, и провел пальцами по моему лицу, отбрасывая прилипшие волосы. - Придется все же использовать твоего ненаглядного мальчишку. Что ж, ждать дальше нет смысла, а то скоро она может погибнуть. Приступай!
  Будто только этого Жорш и ждал, он вмиг оказался на мне уже готовый ко всему и резко вошел в меня. Я радостно закричала, за что ужасно себя потом корила, ведь 'братец' не раз мне это припоминал. Какое это было ужасное наслаждение, будто тебя выворачивают наизнанку и оголяют самое мерзкое что есть в тебе.
  Когда все кончилось и тело мое не терзали спазмы, а Жоршен обессиленный валялся рядом, тяжело дыша, отчим наклонился к самому моему уху и вкрадчиво, раздельно произнес:
  - Запомни это состояние! Теперь тебе часто придется его играть, участвуя в заданиях. А не сможешь, придется провести еще один урок.
  Я сглотнула и кивнула - никогда больше не хочу чувствовать такое! Никогда! Я кукла! Я все выдержу!
  
  Я сидела и смотрела на свои до боли сцепленные побелевшие пальцы. Сколько же я гнала от себя это воспоминание? Не позволяла даже мимоходом думать о тех событиях. И вот теперь с такой легкостью вся моя оборона была разрушена всего одной надписью на образцах. Что Тер делал с экипистолом? Откуда у него столько этого наркотика, строжайше запрещенного в Альянсе. Я потом в академии много узнала про него, о способах воздействия и мерах предосторожности. Но тогда эти знания не получили во мне такой сильной реакции, как сейчас. Почему? Все из-за моих чувств к Кей.
  Я ведь действительно хочу быть с ней, быть по-настоящему, всем сердцем, но все время меня что-то сдерживает. Конечно, этот эпизод из моей жизни тоже к этому причастен. Как же я могу доставить и ей удовольствие, если буду все время сравнивать? Я столько лет презирала себя за то состояние... но ведь я люблю ее... как мне перебороть это гнетущее состояние... поэтому я не могу к ней сама прикоснуться, или сказать такие важные слова...
  Так я сидела в лаборатории и думала, когда в ней вновь появился Тер. Он подошел почти неслышно, положа мне руку на голову, сразу создав ощущение, что я маленькая девочка. Конечно, такой я и являлась для этого загадочного древнего мужчины. И почему-то так вдруг захотелось, чтобы вся моя жизнь была просто чьим-то ночным кошмаром. Как я могла со всем этим жить? Я глубоко вздохнула и подняла голову, отгоняя непрошеные мысли. Прошлое не исчезнет, его не изменить, но ведь можно жить дальше... счастливо с Кей!
  - Храбрая девочка. Я не ошибся в тебе, что бы там кто ни говорил, - заговорщицки мне подмигнув, сказал он. - Что же тебя так расстроило? Неужели не понравилось в моей скромной обители пробирок и реактивов?
  Я покачала головой и медленно поднялась. Неужели он опять все прочел в моих мыслях? Я этого не вынесу, если кто-то узнает... на меня накатило омерзительное чувство, заставившее поскорее отстраниться от Теркая.
  - Что я должен был увидеть? - удивленно поднял бровь учитель. - Какая же ты пугливая еще, маленькая птичка. Но я уловил только последние твои мысли, так что можешь не сторониться и обиженно стрелять на меня своими прелестными глазками. На удивление, ты научилась скрывать большую часть воспоминаний, но если хочешь, я могу залезть посмотреть, - присев на соседний от моего табурет, с улыбкой сказал он.
  - Нет, не стоит, - поспешно с большим облегчением заверила я. - Тер, зачем тебе эта гадость? - указала я пальцем на образцы с экипистолом.
  - Хм, странно, что оно тебя заинтересовало. Я это занимательное вещество выделил около сорока лет назад, - взяв в руки одну из чашек Петри, стал задумчиво говорить Тер. - Ты не поверишь - экипистол - фермент образуется только у одного вида птиц - байканов, и только которые живут у северного побережья. На этом побережье растет черная ягода - излюбленное лакомство байканов и почти единственное пригодное в пищу в тех суровых краях растение. Маленькие косточки, не переваренные, но ужасно пористые по своей структуре, впитывают этот фермент и он вступает в реакцию с ядром косточки. Это и идет первичный экипистол, но он не обладает теми свойствами, которые известны в Альянсе. Я долго экспериментировал и пришел к неутешительным выводам, что такой возбуждающий эффект проявляется только у людей. А ведь для альфаров было бы полезно иметь подобное средство, но у них оно приводит к интоксикации организма, в следствии отказа функционирования почек, что можно выявить не сразу, а эффекта - ноль. Интересное влияние на духов ада - они меняют свою расцветку с оранжевого на ярко-зеленый, а потом буро-черный, правда затем кожа стремительно опадает лохмотьями, но новая вырастает довольно быстро у этих тварей. Животные, самые разнообразные, вообще никаких изменений не ощущают - просто биологически активная добавка, - со вздохом закончил рассказывать мужчина и положил образец в стопку.
  - Но как же наркотик оказался на земле? - с затаенным ужасом спросила я. Подумать только, Тер создатель экипистола! Да еще и добывается он из испражнений! Это же надо...
  - Ну, как же! Зачем такому полезному средству пропадать зря? Я наладил поставку в Альянс, со строгим соблюдением всех необходимых предписаний. Ведь передозировка средством крайне опасна. Таблетированная форма оптимальна для долгого хранения, но принимать следует в порошковом варианте, растолчив таблетку и разделив полученный порошок на пять частей. Поэтому все поставки четко прослеживаются и фиксируются - этим занимается специальный отдел, - пожал плечами Теркай.
  - Но его используют и для пыток! - не выдержала я. Как так можно? Неужели люди для Тера всего лишь подопытные кролики? Совсем ничего не значат их жизни и желания?
  - Это уже не моя проблема, - жестко и раздельно сказал он, поднявшись и нависнув высокой темной фигурой надо мной. - Люди сами решают, как им воспользоваться своими возможностями, право выбора, как ты знаешь, - он долго всматривался в мои глаза, а потом громко рассмеялся и направился к двери, по дороге говоря мне: - Пора возвращаться к малышке Кей, а то ведь примчится сюда, не взирая ни на что. А ты решай, будешь ли работать в храме.
  Я опомнилась от такой резкой смены темы и поспешила за Тером, на ходу лихорадочно пытаясь принять какое-то решение и осознать все, что сейчас узнала.
  - Мне нравится в храме, и скажу, что места идеальнее для себя бы я не нашла. Но разве я могу здесь работать не окончив своего обучения? - закрыв за собой дверь лаборатории Теркая, стала говорить я ему, догнав в коридоре.
  - Конечно, обучение стоит завершить. Об этом поговоришь с принцессой. Но главное я узнал и подготовлю все необходимое, - кивнул своим мыслям он и взял меня за руку, и уже через секунду мы стояли в совершенно ином коридоре.
  Вот никак не могу привыкнуть, что Тер может так мгновенно телепортироваться. Я уже хотела у него спросить еще что-то, а вместо него оказалось пустое место. И как это понимать? Где я оказалась? Страх стал подбираться к горлу, я сжала кулаки и окинула пространство взглядом. Со мной ничего не случится! Я на Харталлине! Тут из-за поворота послышались шаги, и вот уже я увидела появившуюся фигуру. Кей! Я кинулась к ней и крепко обняла. Как же хорошо!
  Она немного растерялась, но сразу обняла меня, а потом, приподняв мою голову за подбородок, обеспокоенно заглянула в глаза. Но увидев, что все хорошо, довольно улыбнулась, не разжимая губ и, низко наклонившись, произнесла: 'Я весь день мечтала о твоих губах!' А затем последовал долгий поцелуй, и мысли мои унеслись далеко от неприятных событий этого дня.
  
   Глава 27
  
  В комнате был полумрак, только настольные светильники приглушенно освещали помещение. Мы сидели в королевский покоях в малой гостиной, Кей сказала, что теперь я буду жить тут вместе с ней. Я очень обрадовалась этому, ведь занимаемая мною до того две недели комната уже настолько опротивела, что я уже не могла находиться там.
  От ужина остался лишь легкий налет сытости и воспоминание о необыкновенном вкусе пищи. Сейчас мы пили чай со сладостями и разговаривали. Я рассказала Кей про свое путешествие в лечебницу к маме и экскурсию по храму, озвучила беспокоящие меня вопросы про обучение и безопасность на Харталлине, последний остро встал, когда я оказалась в коридоре одна, перед тем как встретить принцессу. Кей же заверила меня, что в столицу альфаров не могут проникнуть чужие люди, перемещение возможно только на стационарные телепорты, что я могла видеть, когда в первый раз здесь была. Преимущество только у Тера, разработавшего всю эту транспортную систему, поэтому-то он и может сам свободно перемещаться по кораблю. К тому же, альфары приняли меры предосторожности, чтобы не допустить проникновения Гарэда, ведь ему в первую очередь необходимо уничтожить звено власти и Мэй. Но ко мне приставили постоянную невидимую охрану, состоящую из двоих лучших воинов - все хорошо помнили, что случилось с предыдущими моими охранниками. Это все меня немного успокоило, и теперь я не боялась остаться одна.
  Кей обрадовало известия, что я хочу работать в храме, но вот с обучением она попросила повременить. В академию, при моей 'болезни' были предоставлены надлежащие документы, поэтому я сейчас находилась на больничном. Кей же взяла себе академический отпуск, чтобы разобраться со всеми делами. Мне немного стало жаль, что я не могу вернуться к занятиям, но безопасность была важнее. Вот поймают отчима, и можно будет наверстать упущенное. Еще я, наконец, расспросила принцессу о причинах обучения альфаров на земле, раз уж я теперь буду принадлежать к их жизни, то должна все знать. К тому же, не просто принадлежать, а стоять во главе, как поправила меня Кей, и рассмеялась на мое смущение от этой фразы. А как я могла не смутиться, ведь это явный намек на нашу свадьбу. Подумать только, свадьба с девушкой! Но Кей притянула меня к себе и, поцеловав, стала объяснять систему получения знаний.
  Оказалось, что общие знания о науке, обществе Аватераона даются альфарам в школах на летающих кораблях, профессиональные же - только после прохождения обучения на земле. Для чего это надо? Чтобы получить информацию и опыт про жизнь в Альянсе из первых уст. В зависимости от деятельности альфарам предоставляется выбор сроков обучения на земле. Королевской семье он минимальный, потому как основная часть знаний дается на Харталлине, да и меры безопасности предусматривают небольшой срок пребывания наследников правящего рода в Альянсе. Но совсем от этого тоже отказаться не могут, так как это своего рода испытание наследника на способность адаптироваться к различным условиям. Земные рода альфаров, которые непосредственно работают с людьми, проходят обучения на земле более длительное и основательное, поэтому Серкай и учился со мной на потоке с первого курса, периодически появляясь на летающем корабле.
  Также Кей сказала, что только после окончания обучения в земной академии, она сможет полностью принять власть. Или точнее, она станет правительницей-регентом при детях. А потом передать власть сыну в должное время. При этих словах Кей очень внимательно смотрела на меня, ожидая реакции на ее слова. Но я только сильнее прижалась к ней и решила не думать об этом. Не сейчас, слишком рано для таких мыслей. Кей вздохнула и, поцеловав меня, сказала, что ей надо решить одно дело и потом она придет спать. Я все поняла и нехотя поднялась - очень не хотелось расставаться с Кейрэн, но ничего поделать я не могла. Альфарка мне улыбнулась и вышла из апартаментов. Я же, приняв ванну, легла в постель и все не могла заснуть, думая о прошедшем дне и своих неожиданных открытиях. Как же мне себя пересилить? Я не знала, совершенно... возможно, только время сможет мне помочь.
  
   Кей не было долго, и, ожидая ее, я все же задремала, ведь день выдался у меня не простой, столько впечатлений после двухнедельного затворничества. Вырвала меня из полусна прогнувшаяся кровать. Я открыла глаза и сразу же поняла, что принцесса легла рядом. Комната была погружена во тьму, хоть я и оставляла лампу на прикроватной тумбочке включенной. Интересно, который сейчас час?
  Я потянулась к альфарке, надеясь на такие привычные объятия, но наши руки встретились на полпути.
  - Раи, ты не спишь? - удивилась Кей и привлекла меня к себе.
  Я вздохнула от неожиданности, но сразу же улыбнулась, а затем моим губам было уже не до того. Когда наваждение поцелуя миновало, я вдруг осознала, что обнимаю обнаженное тело Кей. Мои руки сами непроизвольно отдернулись, за что я себя очень отругала. А вдруг она неправильно это поймет? А все мои комплексы! Я собралась с духом и чуть подрагивающими пальцами коснулась ее боков, продолжая с наслаждением отвечать на страстные поцелуи. Вот почему я во время таких умопомрачительных поцелуев думаю о своих проблемах? Почему просто не отдаться чувствам?
  'Раи-йи!' - вдруг ясно прозвучало в моем сознании. Я вздрогнула и открыла глаза и в тот же миг Кей оторвалась от моих губ и, мягко перехватив мои руки, убрала их мне за голову. Почему она это делает? Неужели не хочет, чтобы я к ней прикасалась?
  - Раи-йи, не стоит спешить, - прошептала она у меня над ухом. - Я могу подождать. Но учти, - вдруг лукаво добавила она, - я буду соблазнять тебя!
  С этими словами Кей стала целовать мою шею, а я счастливо рассмеялась. Щелчок пальцами и на мне больше не было ночной рубашки. Меня сразу охватило предвкушение и страх. Как это будет теперь? Чувства обострились до предела.
  Пальцы принцессы скользнули от моих запястий по рукам, рождая приятные искорки, расходящиеся по телу сладкой волной. Я чувствовала соприкосновения наших тел, кожа к коже, душа к душе. Это было восхитительно!
  'Я люблю тебя, Раи!' - безустали шептали губы Кей, прерываясь на поцелуи, которые спускались от моей шеи все ниже. А какое необычное наслаждение дарило прикосновение ее груди к моей коже, а когда соски коснулись моих, а в это время язык альфарки скользил по моей шее к ключице, я не смогла сдержать стона. Кей усмехнулась на это и продолжила спускаться все ниже. Она покрывала мое тело поцелуями, казалось, не пропуская ни одной клеточки, и я не могла думать ни о чем, кроме нее. Моей Кей! Кей!
  Я потеряла счет времени. Каждое движение, каждая ласка были совершенно иными чем вчера. Я от наслаждения сжимала кулаками подушку и закусывала губу. Раньше со мной такого никогда не было. Будто грудная клетка распахнулась и вылетело оттуда что-то светлое и всеобъемлющее, и окутало меня своим теплом. От этого было невозможно больно от счастья. Разве так бывает?
  Когда я успокоилась и немного пришла в себя, уняв затрудненное дыхание после такого бурного проявления любви одной светловолосой альфарки, поняла, что в спальне одна. Нахмурилась и приложила руку ко лбу. Тут же всплыли как сквозь туман слова, брошенные Кей: 'Извини, я скоро вернусь...', когда все было кончено. Сколько ее уже нет? Я приподнялась на локтях и осмотрелась: темнота, лишь неясные силуэты предметов мебели видны по углам комнаты. Куда же она пошла? И что может быть такого важного, чтобы бросать меня после всего этого?
  Тут я с глупой улыбкой почувствовала, как щеки стали гореть. Вот не могу я без смущения думать о произошедшем! Резко стало стыдно, поднялась злость на себя. Я не могу подарить Кей того же... вот что я за человек! Прикоснулась пальцами к губам, вспоминая все... я хочу, чтобы и ей было так же хорошо...
  Я поднялась и накинула халат, куда принцесса дематериализовала мою ночнушку я не знала. Заглянула в ванную - нет, подошла к малой гостиной - услышала странный шум. Не знаю, что меня побудило так поступить, но я очень тихо и осторожно приоткрыла дверь и заглянула в щелочку, и сразу же закрыла. Быстро скинув халат, забралась под одеяло, уткнувшись носом в подушку. Какая же я дура! Эгоистка! Стало вдвойне стыдно и неприятно. И я дала себе слово, что переборю свои страхи. Я люблю тебя, Кей, и я сделаю это!
  
  Я проснулась от необычного приятного ощущения на своем плече. Немного пошевелилась и сразу же поняла, что это было - легкие поцелуи. Осознала, как прохладные пальцы, едва касаясь, очерчивают линию моих бедер. Глубоко вдохнула, боясь открыть глаза и лишиться этого сказочного марева, а душу затопило счастье, беспредельно властвуя надо мной и скручивая живот от жаркого предвкушения. Спиной я так отчетливо чувствовала прижимающуюся ко мне грудью Кей.
  - Раи, доброе утро! - лаская мое плечо, сказала Кей.
  Я повернулась и поцеловала ее, нежно, стараясь вложить в этот поцелуй все, что я сейчас чувствовала и что я поняла сегодня ночью. Ее руки скользнули вдоль моего тела, рождая приятную дрожь, но вдруг принцесса досадливо отстранилась и села на кровати.
  Я затаила дыхание - одеяло опало с Кей, и мне предстала полностью обнаженная альфарка. Я, конечно, ее и раньше видела без одежды, но сейчас... сейчас ведь все было по-другому. Ее идеальные формы вызывали во мне непривычные мысли. Подняло голову смущение, но я постаралась его загнать глубоко внутрь. Я ведь приняла вчера решение! С восторгом стала рассматривать Кей, наблюдая, как она плавно потягивается и отбрасывает за спину рассыпанные густым водопадом золотистые волосы. Но несколько непослушных прядей все же упали на грудь альфарке. Я неосознанно повыше натянула одеяло, прикрываясь, но Кей успела заметить это мое движение. Она с легкой улыбкой на губах приподняла одну бровь, а глаза лукаво сверкали, я от такого взгляда замерла внутри от распространившегося теплого покалывания. Кей медленно и грациозно, опираясь на руки, оказалась надо мной. Глаза цвета молочного шоколада игриво блестели, а я не могла оторвать от них взгляда. Даже через одеяло я будто чувствовала обнаженное тело надо мной.
  - Неужели ты все еще стесняешься? - дразня меня близостью своих губ, спросила Кей. Мне так хотелось получить этот поцелуй, что я не смогла ответить. Да и что бы я ответила? Я не уверена, из-за чего что-либо делаю. - Раи, может ты специально меня провоцируешь, чтобы я забыла о делах?
  Мои губы невольно растянулись в улыбке, а ведь это неплохая идея. Кей все поняв по моему выражению лица одарила меня таким многообещающим взглядом, что румянец окрасил мои щеки.
  - Мне очень нравится ход твоих мыслей, но, к сожалению, у меня на девять важное совещание, а я бы так хотела еще позавтракать с тобой, - улыбаясь, сказала принцесса, а потом не удержалась и страстно меня поцеловала. - Все, надо собираться. Тер сказал, чтобы ты пришла к десяти в храм.
  - Кей, а мне нельзя побыть с тобой? - робко спросила я. Как-то непривычно было озвучивать свои желания, а расставаться с Кейрэн мне совершенно не хотелось.
  - Нет, пока не получится. Пару дней у меня отнимут государственные вопросы, на которые я взять тебя еще не могу. Но ты за это время можешь освоиться в храме, - встав и подойдя к гардеробу, сказала альфарка.
  Я залюбовалась ее плавными движениями и не сразу сообразила, что и мне следует встать. Внутренне отрешившись от своего смущения, я откинула одеяло и быстро схватила халат. Накинув его, я подошла к Кей, выбирающей себе наряд. Мои вещи еще вчера перенесли в эту комнату, и я стояла и смотрела на этот скудный и невзрачный ассортимент. Альфарка, уже почти облачившись, увидела мое замешательство и, подойдя, взяла меня за руку, развернув к себе.
  - Ты предпочитаешь магазины или портных? - спросила она меня, одной рукой отбрасывая мои волосы с лица и шеи.
  Мои брови поползли вверх, что бы это значило? Я могу выбрать новые наряды? Еще и самой выбрать как? Перед глазами вспыхнула картинка давнего и теперь какого-то нереального детства, когда мы с мамой ходили, смеясь, по магазинам за покупками. Но ведь Кей сейчас занята и со мной не сможет пойти, а с кем-то другим я не хочу.
  - Наверное, лучше портной, ты ведь со мной не пойдешь по магазинам, - неуверенно сказала я.
  - Хорошо, как только я более менее освобожусь, сходим за покупками. А пока, надень золотое, я тебя в нем еще ни разу не видела, - нежно проведя пальцами по моей щеке, проговорила она.
  Я кивнула и стала одеваться, пока принцесса занималась своей прической. Когда я вышла к ней в этом восхитительном платье, Кей, увидев меня в зеркало, резко развернулась и расплылась в улыбке. Такая реакция оказалась для меня лучше всяких слов. А потом мы завтракали в малой гостиной, где снова появилась замечательная еда.
  
  В храм меня проводил появившийся на пороге альфар в белом одеянии почти до пят очень похожем на лабораторный халат. Как он мне по дороге рассказал, это стандартная форма храмовников. Риркай, так его звали, многое мне показал: как ближайшим путем добраться из моих покоев до телепорта в храм, как им пользоваться. Потом отвел меня в одну из лабораторий, где мне предстояло пока привыкать к местным порядкам. Этого альфара приставили ко мне в качестве временного наставника, и он с усердием выполнял эту роль, что вызывало у меня старательно спрятанную улыбку.
  Риркай был высокий, как и все альфары, с длинными серебристыми волосами, заплетенными в тугую косу, чтобы волосы не мешали работе. Необычайные темно-фиолетовые глаза удлиненной формы смотрели на меня прямо и открыто, с легким налетом интереса. Когда я спросила, чем обязана такому пристальному вниманию, на его красивом лице отразилось недоумение, ведь он не думал, что для меня не понятен интерес, вызванный моей персоной. То, что я являлась уже официальной невестой принцессы-регента, для меня оказалось полной неожиданностью. Но храмовников я привлекала не этим, а своим ученичеством у Теркая. В нынешнем поколении альфаров у него не было ни одного ученика. Вот Риркай и пытался понять, что во мне так привлекло учителя. Они за глаза называли его Верховным. Все это мы обсуждали во время прохождения техники безопасности в данной лаборатории, которая была закреплена за Риркаем и отвечала за исследования образцов крови. Тер распорядился, чтобы я пока здесь все изучила, поработала, а в промежутках он будет меня брать к себе на обучение. А вот уже потом я смогу сама выбрать, в какой области работать. Мне такая перспектива очень пришлась по душе. Выбрать самой, что может быть желанней для меня?
  Весь день альфар показывал мне лабораторию, знакомил с сотрудниками, и учил пользоваться незнакомым для меня оборудованием, которого оказалось довольно много. Пообедала я в новом коллективе, все храмовники были носителями силы фиолетового пламени, что немного сближало меня с ними и позволяло общаться несколько менее сдержанно, чем я привыкла со всеми людьми. А может это все влияние Кей, не знаю, но мне вдруг понравились эти альфары, научные разговоры с ними. И я как-то сама не заметила, как прошел день. Когда Риркай проводил меня до точки телепорта, и высказал искреннее пожелание скорее увидеть меня на работе завтра, я совершенно правдиво ответила, что ожидаю того же самого.
  Вступив в телепорт, я с удивлением подумала, что у меня могут появиться коллеги, вполне достойные этого названия, ведь раньше я не встречала людей так же разделяющих мою страсть к знаниям. В уме уже составляла план, какие вопросы кому из сотрудников хочу задать. А возле выхода из телепорта меня поджидала принцесса. От одного взгляда на нее в душе запылал огонь, а кровь побежала быстрее. Я радостно ей улыбнулась и, обвив талию Кей руками, поцеловала.
   - Ммм, если ты всегда будешь в таком настроении после работы, мне придется уменьшить рабочий день, чтобы на вечер оставалось больше времени, - лукаво улыбаясь, сказала Кей, когда мои поцелуи прервались.
  - Ну, это же было только начало, - рассмеялась я.
  - О, какое многообещающее начало! Я в предвкушении продолжения, - дернула бровью она и склонилась над моими губами.
  Я выскользнула из ее объятий, не давая себя поцеловать, и, взяв за руку, повела в наши комнаты. Я увидела по выражению лица Кей, что она поняла, что я говорила о храме, но игра была интересной. Такие намеки... мне очень понравилось... но в эту игру можно играть и вдвоем.
  - Ты знаешь, я так проголодалась, - входя в комнату, сказала я, увидев накрытый стол. - А мы всегда будем кушать вдвоем? А то я как-то привыкла, что раньше на земле мы всегда в столовой завтракали и ужинали.
  - Тебе уже наскучило мое общество? - сев за стол, спросила Кей и усадила меня рядом с собой, щекоча носом мою открытую шею.
  - Нет, - выдохнула я. Все же в эту игру я пока не смогу выиграть...
  - Я думала, тебе не сильно хочется кого-то видеть, вот я и распорядилась о еде в покоях. Но ты права, у нас принято кушать за общим столом, - перебирая мои пальцы и слегка касаясь губами кожи моей шеи, говорила Кей, но я слабо воспринимала ее слова, полностью отдавшись ощущениям. То жар, то холод прокатывался по моей коже, и когда я уже хотела повернуться и почувствовать ее губы на своих губах, принцесса отстранилась и посмотрела на кушанья. - Итак, как прошел твой день?
  Я распахнула глаза и глубоко вдохнула. Что же ты делаешь со мной, Кей? Мы начали ужинать, обсуждая прошедшие события. Я узнала, что принцессе поставили срок на принятие должности, то есть она должна сразу после окончания обучения в академии будет жениться. Я вспомнила слова Риркая про невесту, и уже более ясно все поняла. Но ведь Кей меня ни о чем не спрашивала... вернее спрашивала, но не о свадьбе. О, духи, как это все сложно!
  Кей, увидев мой отстраненный взгляд, притянула меня к себе и заставила посмотреть ей в глаза.
  - Раи, ты должна понять, что я отвечаю за свой народ. Мне в первую очередь, как правителю нужно позаботиться о потомстве. Регентов без свадьбы не допускают к правлению, - невесело усмехнулась она. - А я люблю тебя, и не хочу быть ни с кем другим. Детей зачать можно и позже, но без свадебного ритуала, меня не коронуют. Ты будешь моей? Всей, без остатка, навсегда?
  У меня к горлу подкотил ком, а в глазах защипало. Мне было страшно, но в то же время, так безмерно хорошо, будто за спиной настоящие крылья и я лечу высоко в небе. Почувствовала, как по щекам скатились две слезинки, а Кей все так же смотрела в мои глаза, не отрываясь и столько было всего в этом взгляде. Любовь, боль, нежность, одиночество, страх, твердость. Как она может вмещать в себе столько противоречивых чувств и быть такой сильной и уверенной в себе? Перед внутренним взором на миг пронеслась картинка подсмотренного сегодняшней ночью - закушенные, побелевшие губы Кей, прилипшие ко лбу мокрые волосы, и закрытые, мучимые страстью глаза.
  - Кей... - прошептала я, и облизнула пересохшие губы. Сердце мое учащенно билось, чувствуя рядом ее такое близкое сердце. Вся моя смелость, все принятые решения и обещания, казалось, сейчас растворятся в нахлынувшем отчаянии и страхе. Но я мысленно одернула себя и, собравшись с силами, севшим голосом смогла, наконец, выговорить, - Кей, я люблю тебя... я буду с тобой... буду твоей женой.
  Она моргнула, затаив дыхание, боясь, что ослышалась, а потом без лишних слов стала ласково целовать, все более поддаваясь страсти. А я совершенно не была против.
  
  На следующее утро я снова отправилась в храм, только уже сама, или вернее меня же постоянно сопровождала невидимая охрана. Кейрэн пообещала со мной пообедать и отправилась на плановый осмотр каких-то позиций, я не совсем поняла что это, но она ведь правительница - все должна держать под контролем. Войдя в лабораторию, поздоровалась с уже присутствующими коллегами и надела выданный мне 'халат' поверх своей одежды. Вчера вечером у меня был портной и снял все мерки, обговорив прежде фасон и мои предпочтения в одежде. К сегодняшнему вечеру уже должны будут подготовить пару новых нарядов. Я этого ждала с большим нетерпением. Иметь возможность выбросить мои старые темные платья... мечта...
  Меня поставили на подготовку крови к исследованиям. Я из пробирки делала один образец мокрой капли, остаток крови делила на три части, одну из которых разделяла по фракциям. Риркая порадовала точность моего исполнения, и, посмотрев, как я проработала первые два образца, он оставил меня работать без надзора. Такие лаконичность и выверенность в движениях за монотонно повторяющейся работой позволили мне погрузиться в свои мысли.
  Я вчера ответила согласием на предложение Кей, и нисколько не жалела, ведь уже просто не представляла своей дальнейшей жизни без нее. Но... но мысль о детях меня напугала. Все во мне болезненно сжималось и цепенело, когда я думала о возможности иметь своих детей. До замужества мамы я была еще мала и не задумывалась о таких вещах, а позже... позже мне было совсем не до того. Тем более я не представляю, что добровольно захотела бы ребенка от мужчины. Сейчас вспоминая свое прошлое, я боялась предстоящего будущего. Какой я буду матерью? И будут ли это мои дети? Как сказал тогда отчим - инкубатор... надо подробнее узнать про все это! Да и сам процесс... что-то я слабо представляю, как зачатие может произойти. А у Кей это спрашивать как-то неудобно... я исподволь, сквозь ресницы осмотрела своих коллег. Они бесспорно все это должны знать, но узнавать у незнакомых людей (то есть альфаров) неудобно. Немного подумала и решила расспросить Тера, как только представится возможность.
  Меня вырвал из размышлений голос сотрудницы, светловолосой, альфарки, по человеческим меркам ей можно было бы дать лет сорок.
  - Векка Нэраи, уже обеденное время и за вами явилось сопровождение, - вежливо, но несколько холодно сказала она.
  - Спасибо, фарина Унирэн, я сейчас закончу это центрифугирование и выйду, - не отрывая взгляда от проделываемых действий, ответила я.
  Когда я вышла из лаборатории, альфарский воин в полном вооружении ожидал меня у двери. Он склонил голову и попросил следовать за ним, таково было распоряжение принцессы. Да, ведь Кей обещала совместный обед. Но почему так официально?
  Охранник привел меня через несколько телепортов к большим двустворчатым дверям и на вопросительный взгляд, ответил, что это главная столовая. Да... романтический обед? Что-то мало верится... я нервно проверила прическу, в лабораторию я по привычке убрала волосы наверх, чтобы они не мешали. Ни одной прядки не выбилось - хорошо, расправила складки на зеленом платье и открыла двери, предварительно выдохнув. Как я и предполагала, в большом светлом зале с окнами во всю стену и огромным длинным столом сидело множество незнакомых мне альфаров.
  Я предельно выпрямила спину и расправила плечи, подбородок чуть приподнят, лицо ничего не выражает - практики у меня в таких вещах море, про себя усмехнулась я. Во главе стола увидела вставшую Кейрэн и ровным шагом направилась к ней. Все взгляды были прикованы ко мне, а я никак не выдавала терзавших меня чувств. Было страшно и неуютно, а еще очень обидно, ведь я так хотела провести это время наедине с моей принцессой. Подняла глаза на нее и встретилась с ее довольным взглядом, в сознании раздалось глухое: 'Молодец!' Неужели это я ее мысли услышала? Кей лишь чуть изогнула уголки рта в подобии улыбки и моргнула. Это значит да? Она снова моргнула. Интересно...
  Принцесса протянула руку, и я вложила свою ладонь в ее. Мы повернулись к сидящим в ожидании восокопоставленным (а какие же еще могли здесь присутствовать? Альфарам и Кей начала говорить, все так же держа меня за руку. А во мне распространялось по венам спокойствие, только от одного присутствия и прикосновения Кей.
  - Фарины, представляю вам Нэраи лер Фазие, моя невеста. В первый день лета мы пройдем свадебный обряд, - звучным, уверенным голосом сказала принцесса.
  Я открыто без каких-либо явных эмоций рассматривала присутствующих в зале альфаров, хотя известие меня потрясло не меньше, чем их, но как оказалось, я лучше умею сдерживать свои эмоции. Альфары были потрясены, некоторые стали сразу переговариваться, некоторые поздравлять, а многие просто молча смотрели, будто пытаясь прожечь во мне дыру. Я вдруг увидела в дальнем конце расслабленно откинувшуюся на спинку стула и попивающую из высокого бокала фигуру. Это же Теркай! Он подмигнул мне и отсалютовал бокалом. Что он тут делает?
  - Фарин Теркай, а как храм, одобрил ли выбор принцессы Кейрэн, - вдруг отчетливо пронеслось над столом обращение к Верховному. Воцарилась тишины,
  Тер очень медленно повернул голову к спросившему это и, покрутив бокал в пальцах, с улыбкой произнес:
  - Фарин Гискай, вы полагаете храм плохо выполняет свои обязанности?
  У спросившего отнялся язык, он густо покраснел и смог только покачать головой. Тер удовлетворенно улыбнулся и одним плавным движением оказался на ногах.
  - Поздравляю будущих правительниц Аватераона! - громко сказал он и залпом осушил бокал. Его примеру последовали все присутствующие, а затем мы сели на свои места во главе стола.
  Кушать под таким пристальным наблюдением было не сильно приятно, но рука Кей то и дело ободряюще пожимала мою, от чего в душе у меня разливалась благодарность и живот уже не скручивало от страха. Беседы теперь велись преимущественно о состоянии дел, и я к ним старалась прислушиваться, чтобы потихоньку вникнуть. Пару раз ощущала на себе откровенно неприязненные и даже ненавидящие взгляды, но так и не смогла понять, от кого они исходили. Возможно от той красивой кучерявой золотоволосой альфарки с ясными голубыми глазами, или того почти седого, пожилого альфара. Пришла мысль, чем же мне теперь грозит это прилюдное объявление...
  
   Глава 28
  
  Я сидела в лаборатории Теркая в мягком кресле, а учитель сидел напротив в совершенно идентичном. Как они здесь оказались? Ведь в прошлый раз их не было. Мы уединились здесь после обеда, чтобы немного позаниматься. Сейчас стояла полная, осязаемая тишина, и я отчетливо могла услышать биение наших сердец.
  Мы только закончили небольшую тренировку с подчинением элементаля, которая у меня все никак не получалась, и я решила задать учителю давно мучившие меня вопросы.
  - Тер, а как Гарэду удалось тебя задержать? - открыв глаза, сказала я учителю.
  - Хороший ты вопрос задала, особенно вовремя, - перелетя пальцы, опер на них подбородок Тер, и неохотно открыл глаза. - В ментальной плоскости, когда наша сущность путешествует, на нее могут напасть как другие маги, очень сильные к слову сказать, или же исходные жители тех уровней бытия. Они все охотятся на энергию, и если маг будет неосторожен, то может больше никогда не вернуться в свое тело. Твоя мама сделала примерно это, она оборвала связующую нить между своим сознанием и телом. Ее дух, скажем так, затерялся на тех уровнях. Если ты, достигнув определенных параметров, сможешь отыскать его и восстановить эту нить, твоя мать сможет вернуть свое нормальное состояние. Ой, только не делай такое лицо. Меня не проведет эта маска отстраненности, - поморщился он и потер пальцами переносицу. - Так вот, я проворачивал нужные мне дела на тех уровнях, когда мою нить кто-то перекрыл. Причем так профессионально, продублировав отражения в разных плоскостях, что я не сразу смог найти настоящий блок. Отрезать меня не так-то просто, слишком хорошая защита, а про экранирование я даже не думал. Ну, кому пригодится, если я появлюсь в своем теле на пару часов позже, чем я рассчитывал? А видишь, воспользовался... пока я слонялся по лабиринту отражений, на меня стали нападать разные местные сущности, думаю, тоже его заслуга. Так что я, когда вернулся в свое тело, был почти обессилен, но тебя тогда Кей уже вернула... как раз я смог оказать необходимую помощь, - Теркай устало откинулся на спинку кресла, и в этот момент я особо поняла, что ему очень много лет. Как он еще находит в себе силы жить? - Девочка, он очень серьезный противник. Все продумал, как я и предполагал... как мы и предполагали, дорогая...
  Я сидела и застыла вся от ужаса, внутренности сковал лед, а голова разрывалась на части от разнообразных мыслей. Если отчим так силен, то как же нам себя обезопасить? И Тер многое предугадывал, но почему же он не вмешивался, не помогал? Мне стало обидно, до жути, до дрожи в руках. Ведь мы все могли погибнуть!
  - И не только вы! На кону намного большее, девочка, намного. Ты как муравей перед рельсами, можешь увидеть только часть картинки. Я не могу сделать все сам, много факторов мешают мне. Я не бог, как многим хочется меня считать - просто очень старый человек, - запустив руку в волосы, сказал Тер своим странным хриплым голосом.
  Мне стало стыдно от своих мыслей, но я тут же прогнала эти мысли и высоко подняла подбородок. Уж мне-то не стоит переживать за неправильное понятие чьих-либо действий. Стоит не зацикливаться на прошлом, а думать о будущем. Кстати, о будущем...
  - Расскажи мне о процессе зачатия, - ровным голосом попросила я.
  - О, ты, наконец, решила узнать об этом? А что, Кей не рассказала? - улыбнулся Тер и умостился в кресле поудобнее.
  Я покачала головой, придушая свое смущение и готовясь внимательно слушать. Ведь все это предстоит мне, и нужно знать, чтобы быть готовой. А то мне уже надоело отсутствие информации.
  - Ну, может и правильно, лучше я тебе расскажу. Как ты знаешь, во время свадебного ритуала будет активирована одна из клеток, в случае Кей - мужская. Но так как физиология не позволяет обычным путем производить зачатие, нужно будет пройти еще некоторые процедуры. Такое зачатие производится в строго выбранный день, а не как получится при обычных методах. Донор клетки подвергается в храме внедрению в кровь соответствующих магических препаратов, которые обеспечат необходимые толчок и скорость для клетки. Правда, в твоем случае нужно будет еще и подстраиваться под овуляцию, но это уже мелочи. Как ты наверное заметила, физиология немного не позволяет таким образом нормально осуществить нужный нам процесс, - с ироничной улыбкой, сказал Тер. - Поэтому был разработан некоторое... хм... приспособление, чтобы облегчить данную задачу. О, вижу по твоим глазам, что ты догадываешься, что это за инструмент. Малышке Кей было не совсем удобно с тобой об этом говорить, - рассмеялся он. - А старик Тер, теперь должен отдуваться.
  Он протянул руку и в фиолетовом свете на ней материализовался странный предмет: длинный, закругленный на концах, из полупрозрачного сиреневого материала. Учитель протянул это мне, и я осторожно взяла. На ощупь был предмет теплым и в кончиках пальцев я ощутила некое покалывание - неужели он пропитан силой фиолетового пламени? Предмет довольно легко гнулся во всех направлениях, и когда я, наконец, поняла, что он мне напоминает, удивленно вскинула брови, залившись легким румянцем.
  - Да, да, ты все правильно поняла. Он создан магически, для сохранения жизнеспособности клетки. Клетка, проходя сквозь него, от донора к реципиенту не утрачивает ни одного своего свойства и идеально внедряется в яйцеклетку, - учитель забрал у меня инструмент и дематериализовал его. - Так, что не стоит волноваться, система отлажена и не требует новшеств, лишь некоторой тренировки, - подмигнул он мне в конце.
  У меня пошла кругом голова. Одно за другим, что же это такое? Как мне ко всему привыкнуть? И почему Кей мне сама не сказала? Хотя да, как о таком говорить? А ведь альфарок с детства к такому готовят... как там она говорила? Искусство любви... легкая дрожь пробежала по моему телу, но я усилием воли подавила ее. Не хватало еще снова начать бояться!
  С Тером мы больше на эту тему не говорили, вернувшись к вопросам моего обучения. Я все никак не могла понять, как заставить элементаля выполнять мою волю, когда он был так хаотичен и своенравен. Тер упорно, раз за разом, объяснял мне, что заставлять его не нужно, следует быть им, слиться с ним разумом и предоставить свое желание, как его. Но я это слабо представляла. Отпустил он меня уже ближе к ужину, сказав, что завтра с утра я позанимаюсь еще с ним, а потом могу вернуться в лабораторию. Меня это вполне устраивало, и когда я подходила к телепорту уже могла думать только о предстоящей встрече с Кей.
  
  Следующие три дня пронеслись для меня почти незаметно. Дни были заняты работой в лаборатории и обучением у Тера, а вечера - общением с Кей. Хотя наше общение всегда плавно переходило на другой уровень, но это было так естественно и приятно, что я ни разу не была против. После разъяснений Теркая я многое поняла, и с благодарностью оценила готовность Кей не спешить. Да, мне к такому подготовиться будет тяжело, но пересилить себя было необходимо. Когда я с принцессой завела об этом разговор, она сказала мне одну фразу, которая теперь все время крутилась у меня в голове: "Я никогда не смогу выносить и родить детей. Но буду любить их так же сильно, ведь они будут моими несмотря ни на что. И нет разницы, женщина я или мужчина". Тогда только я осознала, что могут испытывать альфарки, и как именно их к этому готовят. Мне стало стыдно за свой эгоизм. Но с детьми пока можно и подождать, вопрос не первой необходимости.
  А вот главная моя проблема была - это боязнь проявлять инициативу в отношениях. После моего восемнадцатилетия я просто не могла еще раз через подобное пройти. И ведь понимаю, что все это глупости и ничего схожего в ситуациях нет, но внутренний барьер все равно остался. А Кей, видя мои смятенные чувства, ни на чем не настаивала, не просила, а только после любви уходила на некоторое время в гостиную. Я больше не пыталась узнать, что же там происходит, а с волнением ждала ее в кровати, каждый раз давая себе слово, что этого больше не повториться, и я найду в себе силы подарить и ей столько же счастья, сколько испытываю сама каждый раз. Но возвращалась альфарка, крепко обнимала меня и, казалось, не требовала ничего взамен. От этого мне становилось еще тоскливее на душе, и презрение к самой себе накатывало с новой силой. А ведь я так люблю ее! Что ж я за человек, что заставляю любимую так изводиться?
  Но Кей тоже не собиралась просто так выжидать, понимая серьезность своего положения, она, как и предупредила, соблазняла меня всеми известными ей способами. Хотя может не всеми, а только подходящими мне. Но это, как я с удивлением поняла по своим ощущениям, оказалось очень даже действенно. Я ловила себя на разглядывании ее прекрасного тела, когда мне казалось, она этого не видит. Появлялись сами собой неизвестные мне ранее желания прикоснуться к ее коже. Каждое движение альфарки вызывало во мне трепет и теплоту в груди. Но что же это могло бы значить? Неужели так проявляется желание? И когда я стала осознавать это, стала сильнее смущаться. А принцесса, будто специально только еще больше провоцировала меня двусмысленными намеками и горячими поцелуями.
  А потом случился очень неприятный инцидент, который заставил меня посмотреть на Кейрэн совершенно по-другому.
  
  Я тогда работала в оранжерее при храме, сама вызвалась, когда Риркай спросил у сотрудников, кто в этот раз будет заниматься сбором компонентов. А я всегда любила подобные дела, уже второй день все утро у меня проходило в оранжерее. Я была одна и могла насладиться этим, ведь в последнее время остаться самой мне было очень проблематично, к тому же постоянно присутствовали незнакомые, или малознакомые альфары.
  Когда все случилось, я как раз аккуратно собирала пыльцу с редких цветов, которая потом пойдет в состав одного из реактива. Работа требовала предельной точности и сосредоточения - именно из-за этого я и не заметила, как кто-то появился в оранжерее. Поняла, что что-то не так, когда резкий свист воздуха у моей головы мигом прервался. Я вздрогнула и от неожиданности выпустила бутылек с уже собранной пыльцой. От увиденного, когда я обернулась посмотреть в чем дело, тело мое сковал страх, а душа провалилась куда-то глубоко, в темные недра моей сущности. Как же так? Руки задрожали... хорошо, что я сидела на коленях перед цветами, а то точно бы упала от слабости. И ведь понимала, что надо двигаться, что-то делать, а паника завладела мною, отняла все силы и сдвинуться не было никакой возможности, я просто сидела и смотрела на картину, разворачивающуюся передо мною.
  Пятеро незнакомых альфаров в черных облегающих костюмах, похожих на тот, в котором я однажды видела Кей, сейчас сражались с моей ставшей видимой охраной. Но двое воинов против пяти! Разве они выстоят? Охранники стояли по бокам, загораживая подходы ко мне, не давая подступиться ни с одной стороны быстро работая оружием и магией. Тонкие, изогнутые сабли мелькали с такой скоростью, что я не успевала понять, кто же сделал это движение - все слилось в одну сплошную мешанину яростных звуков высекаемых искр от скрещивающихся клинков и световых пятен неудержимых магических ударов. Но нападающие были не менее ловкими, к тому же, превосходили моих защитников числом. Я с досадой и ужасом поняла, как сейчас бы пригодился мой чип и возможность связаться с принцессой. Кей, за что мне это все? Почему снова такие страшные вещи происходят вокруг меня. Горечь, всепожирающая и туманящая мой рассудок поднималась из самой глубины сердца. Как мне надоели эти игры! Почему нельзя просто жить спокойно? Наваливалась апатия, отгоняющая в прочную клетку души страх.
  Отрывистые, быстрые движения, капли крови в воздухе и на листьях растений. Беззвучно падает один из нападающих с раной в груди. Все происходит будто в другой реальности, где исчезли все звуки, кроме шороха подошв по гравию дорожки, ритмичного дыхания сражающихся и лязга клинков. Я зачарованно уставилась на ступни альфаров - они выписывали необычайные узоры на земле. Каждый рисунок был индивидуален и выверен до мельчайшей точности. Как они так идеально соразмеряют свои движения? Траектории то пересекались, то касались, то расходились, образуя своеобразный, неповторимый танец. Вот еще одна пара ног оступилась и замерла навсегда, прервав один из узоров. Это меня вывело из состояния транса. Я встряхнула головой и поняла, что соотношение противников осталось два к трем. Может, мы еще и победим? Но я не давала ликованию проступить из глубины сердца.
  А нападающие, поняв свое положение, усилили напор на вымотавшихся защитников. Я это поняла, когда двое альфаров рухнули пронзенные клинками друг друга в кусты того самого редкого растения, которого я собирала пыльцу. Их кровь пульсирующе вырывалась из ран и быстро распространялась по дорожке, гравий которой легко впитывал в себя эту багровую влагу. Я смотрела на растекающуюся лужу и не могла поверить... погиб! Один из моих охранников снова погиб! А все виновата я! И как я смогу быть одной из правительниц, когда из-за меня погибают альфары?
  Шелест шагов заставил резко вскинуть голову - в каких-то сантиметрах от меня застыл меч одного из двух оставшихся нападающих, остановленный магической волной последнего охранника, который был так близко, но в тоже время так далеко, чтобы успеть вовремя подставить свой клинок под его. И он бы не успел, потому как его внимание полностью занимал второй злоумышленник. Губы застывшего надо мной альфара растянула хищная и одновременно довольная улыбка, а красивые карие глаза были полны безразличия. Паника, сковавшая внутри меня все льдом при непосредственной близости угрозы, вдруг отступила и сменилась злостью. Ему совершенно безразлична моя жизнь, моя судьба! А я через столько прошла! Я достойна счастья! Я хочу жить!
  Мои глаза сузились, в зрачках запылало фиолетовое пламя ярости. В тот же миг магическая защита вокруг меня поддалась под натиском бесконечных ударов нападающего. Меч понесся на меня, рассекая воздух с противным свистом. Все во мне собралось, напряглась каждая мышца, мысли бежали отчетливо и быстро. Руку охватило фиолетовое сияние, и я, поднырнув с невероятной быстротой под опустившееся лезвие, вогнала с противным чавканьем ладонь в живот альфару. Рука моя вошла легко, его тело занемело и всего лишь раз конвульсивно дернулось. Я отрешенно нащупала необходимые мне токи энергий и рванула их на себя, отскакивая от альфара. Его лицо так и оставило на себе печать безграничного удивления, проступившего после ожидаемого торжествования. Безвольной черной куклой он рухнул на дорожку, даже при падении не изменив положения ни единого пальца в момент моего удара. От него сейчас осталась только оболочка, сознание заперто в клетке парализованного тела. Это будет полезно для Кей... я могла его и убить, но так бы не получили сведений.
  Я оглянулась и успела заметить, как охранник прикончил последнего злоумышленника, но потом тоже осел на землю, рядом с поверженным врагом, тяжело опираясь на меч. Я стремительно оказалась рядом с ним, руки будто жили своей отдельной от разума тела, выполняя все, что было необходимо. У альфара оказалось рассечено плечо. Я быстро освободила его от одежды и осмотрела: перерублена ключица, рана очень глубокая, кровь так и хлещет, видно артерия порвана. Такими темпами он истечет кровью. Засунула пальцы в рану, на что альфар зашипел, но не дернулся, только лицо страшно посерело. Я вызвала силу пламени и стала просматривать повреждения, параллельно сращивая сосуды, ткани, мышцы. Его плечо окутал свет моей силы, а я все работала, вот восстановилась кость, осталось только кожу соединить. Мои пальцы показались из раны и легли сверху на плечо, через секунду не осталось и шрама.
  Я посмотрела на альфара и улыбнулась. Взгляд его голубых глаз внимательно скользил от моего лица на его плечо.
  - Спасибо! - медленно и, как мне показалось, уважительно кивнув, поблагодарил охранник.
  - Это я должна вас благодарить, - сказала я серьезно, но тут видно напряжение исчезло, а расход силы дал о себе знать, и у меня все поплыло перед глазами. Я покачнулась, сильная головная боль пронзила меня и последнее, что я почувствовала, что кто-то подхватил меня на руки, не давая упасть.
  
  Я открыла глаза и не могла понять, где нахожусь. Казалось, болела каждая клеточка тела, виски будто пронзала раскаленная игла. Что со мной? Я поднесла подрагивающую ладонь к лицу, и тошнота подступила к горлу. Вид собственных пальцев пробудил воспоминания произошедшего в оранжерее. На глаза навернулись слезы от обиды и отчаяния. Вот, снова моя жизнь не может просто течь, спокойно и размеренно, как у обычных людей. Почему так? Почему? Я усилием воли подавила рыдания, рвущиеся наружу. Я должна быть сильной, все ведь кончилось. И у меня есть Кей! Кстати, где она?
  Я стала оглядывать комнату, в которой находилась - так это же наша спальня, и как я сразу этого не поняла. Тут до меня дошло, что я уже какое-то время слышу странные звуки, доносящиеся из гостиной. Хоть мне было и очень плохо, я чувствовала, что должна узнать, что там происходит. Превозмогла боль и слабость, вставая, и ощутила, что в вертикальном положении мне намного лучше. Опираясь на предметы мебели, подошла к двери и приоткрыла ее, совершенно не таясь, как было пару дней назад. Всего три дня, а кажется, что прошли месяцы...
  Но моего появления в комнате сейчас бы никто и не заметил. А я замерла в проходе и удивленно смотрела на Тера и Кей, оживленно спорящих друг с другом. Разве такое возможно? Кей повысила голос на Теркая? А он пренебрежительно говорит с принцессой?
  - ...меня не устраивают твои методы, дядя! - яростно сказала альфарка, сверля Тера взглядом. Он же возвышался над ней нерушимой скалой, совершенно безразличный к претензиям Кейрэн.
  - Малышка, тебе пора расстаться с наивностью. Твоя вера в чудеса не принесет ТВОЕМУ народу ничего хорошего. Не забывайся! - скривил губы Тер и оценивающе посмотрел на принцессу.
  - Тер, а если бы с ней что-то случилось?! - вскричала она. - Ты все знал! Знал и не предупредил меня. Даже не так, сам не пошевелил и пальцем, - я заметила, как у Кей непроизвольно сжались кулаки, будто она из последних сил сдерживается, чтобы не выпустить одолевавшие ее чувства наружу и обрушить их на мужчину.
  - Сделано то, что дОлжно. Девочка проявила себя наилучшим образом, как я и рассчитывал. И тебе не стоит пренебрегать своими обязанностями, дорогая племянница, - ехидно заметил он. - Я не намерен выслушивать это от тебя!
  - Не намерен? Неужели даже я для тебя пустое место? Или я не будущая правительница? - сузив глаза обманчиво спокойным голосом, так сильно контрастирующим с прежним повышенным тоном, сказала Кейрэн.
  - Ты вспомнила? Браво! А теперь я откланяюсь. Нэраи, девочка, хватит подслушивать, а иди лучше охлади эту взбалмошную 'правительницу', - махнул в мою сторону рукой Тер и исчез.
  Я оторопело застыла в дверях, так и не решаясь войти, а Кей стояла на том же самом месте и, глядя в одну точку, прерывисто дышала. Она очень медленно перевела тяжелый взгляд на меня, от которого я покрылась мурашками, и низким, напряженным голосом произнесла: 'Нэраи, выйди!' Я вздрогнула - очень давно она меня не называла полным именем. Сделала шаг назад в спальню, с непривычным чувством опасения по отношению к Кей. Глаза ее расширились, видимо она заметила на моем лице признаки страха, который я не успела скрыть. Принцесса вскричала: 'Выйди!' и, резко развернувшись ко мне спиной, сделала несколько рубящих, отрывистых движений руками, выплескивая все свои эмоции в этой магической атаке. Множественные вспышки белесого свечения и от дивана и стола в гостиной остались лишь мелкие щепки. От громкого звука осыпавшейся мебели, я будто очнулась. Вид разгрома теперь не столько напугал, сколько очень сильно удивил меня. Такой альфарку я еще не видела - несдержанной, поддающейся негативным эмоциям. Она обрушила все свое негодование, неудовольствие от прошедшего разговора на подвернувшиеся предметы... и это было жутко, у меня на спине выступил ледяной пот.
  Я посмотрела на объятую слабым свечением силы фигуру принцессы: чуть опущенные плечи, напряженная спина и высоко поднятая голова, и поняла, что сейчас Кей очень плохо. Она зла и пытается, причем безуспешно, побороть нынешнее состояние. А ведь Кей не хотела, чтобы я ее такой видела! Чувство злости заполнило собой все пространство комнаты и давило на виски, заползало в сердце. Я будто сама испытывала его разрушающее влияние. Но страх, только что подбиравшийся ко мне резко отступил. В этот момент, я поняла, насколько Кей бывает тяжело. Просто одиноко. Быть всегда сильной, знать и думать обо всем сразу. А ведь ей даже поговорить-то и не с кем. В груди защемило от нахлынувшего отчаяния и нежности. Я со своими проблемами даже ни разу не подумала о ней. Эгоистка! Какая же я глупая! И ведь она тоже не сказала мне ни слова... и сейчас пыталась спрятаться...
  Ноги сами сделали эти несколько шагов, а руки обвили талию альфарки, прижимая мое тело к ее спине. Щекой чувствовала, как ее ребра ходят под платьем при глубоком дыхании, когда она пыталась успокоиться. От моего прикосновения она вздрогнула и расправила плечи. Сила стала постепенно уходить из ее тела и, наконец, погасла. Только я смогу подарить ее душе покой... я ведь нужна тебе, Кей! Я только сейчас это поняла в полной мере...
  - Раи, ты больше не появишься в храме, - тихо, но очень твердо сказала Кейрэн. Я еще больше прижалась к ней, было очень жалко лишиться этой работы, ведь я только стала вливаться в жизнь на Харталлине. - Пока все не закончится, ты будешь постоянно со мной.
  Мое сердце разрывалось. С одной стороны я была счастлива быть все время с ней, но с другой... как же мне найти себя в их мире, если не дается возможности пробовать. Или я должна быть всего лишь приложением, дополнением к правительнице? Просто выносить детей? Инкубатор...
  Наверное, Кей уловила мои мысли и быстро обернулась, провернувшись в кольце моих рук. Я сглотнула и пальцами коснулась ее щеки, нежно, осторожно. Ведь то, что я увидела в этих глазах цвета молочного шоколада, заставило меня снова испытать чувство вины. Когда же я научусь доверять ей, себе? Столько внутренней боли было там... почему я постоянно причиняю ей боль? Я ведь этого не хочу.
  - Кей, я люблю тебя! - прошептала я и взяла руки Кей в свои. Ее глаза расширились, а губы дрогнули.
  - Раи, ты меня очень напугала. То, что ты проделала с тем нападающим... телохранитель мне все доложил. Невероятно! - она сжала мои руки, - но Тер зашел слишком далеко. Я не могу тебя потерять! И не могу больше пренебрегать своими обязанностями. Он прав и меня это убивает... - тихо добавила Кей.
  - Кей, не стоит за меня так беспокоиться. Видишь, как оказалось, я могу кое-как за себя постоять. Ты слишком увлеклась местью... сначала одной, потом другой... Делай то, что от тебя требуется, а я всегда буду радом и поддержу тебя. Рассчитывай на меня, - я сказала и поцеловала альфарку.
  - Раи, - когда поцелуй прекратился, выдохнула Кей и медленно открыла глаза, - я так устала от всего этого. Надо унять свои желания... сейчас я не имею на них право.
  - Кей... - прошептала я, глядя на застывшее лицо альфарки, а потом внезапно решила поднять ей настроение, - а кто-то мне обещал поездку на море, когда все закончится? - я лукаво бросила на нее взгляд. Глаза Кей сверкнули, и она рассмеялась, потом обняла меня и закружила по комнате.
  
   Глава 29
  
  Мы шли по коридору, на удивление, светлому. Я не думала, что дорога в тюрьму или допросную может быть такой. Как-то при таких путешествиях всегда ассоциация идет с мрачными, темными подземельями. А тут все больше походило на чистый коридор в одном из зданий университета. Толстый белый ковер заглушал звуки наших шагов, а стены без окон с непроницаемыми дверями хранили тайну нашего присутствия. Я шла чуть сзади от принцессы, а по бокам нас находились четверо охранников. Кей на этот раз решила перестраховаться с защитой.
  Вот мы остановились у одной из многочисленных одинаковых белых дверей. От других ее отличала только маленькая табличка с номером "26". Всю меня охватил неясный трепет, сейчас я увижу того альфара. А ведь всего несколько часов прошло с нападения... Какой он, зачем это сделал? Я закусила губу от волнения - какие методы добывания сведений были на нем уже применены? Сразу встала картина заброшенного завода перед глазами и прикованный человек, которого мне пришлось взломать. Вида крови и пыток я не боялась, но мне не хотелось видеть этого снова. Слишком много их было у меня на глазах.... чересчур... а так хочется начать новую жизнь, выбросив в мусор все дурные воспоминания.
  Я не совсем понимала, что сейчас чувствую, но больше всего некое предвкушение. Нетерпелось узнать и понять, зачем все это было сделано. Для чего? Может, и лучше, что произошел этот непростой разговор у Кей с Тером... теперь мне тоже будет позволено присутствовать и я хоть что-то узнаю. Ведь только благодаря мне удалось получить этого альфара живым. Даже немного гордость поднялась у меня в душе.
  Кей открыла дверь и первая решительно вошла, я поколебалась всего секунду и последовала за ней, внутренне готовясь ко всему. Но то, что открылось мне, настолько было поразительным, что я застыла на месте, и одному из охранников пришлось ненавязчиво подтолкнуть меня двигаться дальше. Посреди белоснежной пустой комнаты стояло кресло для инвалидов и в нем сидел давешний альфар. Тело его так и было парализовано, но мимика пришла в полную норму, поэтому при виде нас он прикрыл глаза и плотно сжал губы. Ни единого признака не было того, что его пытали или какими иными способами старались получить необходимые сведения. Бросила беглый взгляд на Кей, хотя может просто ждали принцессу. От стены вдруг отделилась фигура, ранее мною незамеченная, вся в таком же искрящемся белом. Я узнала в этом склонившем почтительно голову перед Кейрэн фарина Горкая аль Димея - первого судью.
  Его рыжеватые волосы были заплетены в тугую косу, которая лежала на плече ярким пятном поверх белого костюма. И как я его не заметила? Этого же альфара я видела и в том подвале на заброшенном заводе, и в комнате при покушении на Кей во время вечеринки, и он же был вовлечен вместе с другими в разработку ловушки. Я к фарину Горкаю присмотрелась внимательнее, ведь первый судья не столько должность, сколько титул среди альфаров. Лучший воин, умелый дознаватель, удостоенный части вершить правосудие от имени короны, он был верным соратником принцессы, одним из ее самых доверенных лиц. Почему же сейчас его тоже вызвали на этот допрос? Неужели все так серьезно? Он цепким взглядом карих глаз окинул всех присутствующих, задержавшись немного дольше на мне, и повернулся к пленнику.
  - Моя принцесса, это Занкай аль Ориен фар Бих. Ваш верный подданный, - сказал судья с нескрываемой иронией. На эти слова альфар в кресле дернул подбородком и распахнул глаза. - Да, очень верный. Мы это уже успели выяснить.
  - Замечательно, фарин Горкай, - довольно сказала Кей и приблизилась к альфару. - Ну, что ж Занкай, рада с тобой, наконец, познакомиться.
  Принцесса наклонилась и пристально посмотрела в его обеспокоенные глаза. Я заметила тень, на миг скользнувшую по ее прекрасному лицу, но Кей быстро взяла себя в руки и близко-близко, почти касаясь губами уха задержанного, стала что-то говорить ему. Лицо Занкая то серело, то покрывалась красными пятнами, только голубые глаза оставались внешне невозмутимыми. Теперь ему легче было держать подобную маску, ведь неизвестность миновала, а к такому разговору он, видимо, был готов.
  - Итак, Занкай, каков будет твой ответ? - выпрямившись, но все так же возвышаясь над ним с видимым преимуществом, спросила Кейрэн.
  Он безотрывно смотрел на принцессу с неким восторгом, который я смогла разглядеть за панической обреченностью. Неужели он восхищен своей принцессой? Их взаимные гляделки продолжалось несколько минут, а присутствующие лишь хранили молчание. Я даже боялась дышать слишком громко, так что иногда ловила себя на нехватке воздуха. Судья довольно кривил губы в полуулыбке, поглаживая подушечками пальцев штаны на бедре. Дрожащий голос альфара прозвучал неестественно громко:
  - Хорошо.
  Кей мягко улыбнулась, будто не могло быть иного ответа и, скользнув по мне странным, непонятым мною взглядом, медленно склонилась над Занкаем. Его лицо изменилось на глазах и только, когда Кей нежно провела по его щеке пальцами, я поняла, что сейчас произойдет. Сердце сдавила боль, горло резко пересохло. Как я могла о таком забыть? Кей коснулась губами губ альфара, и последовал долгий поцелуй, за время которого я думала, что сойду с ума. Как неприятно было на это смотреть! Моя Кей целует кого-то другого, причем того, кто чуть меня не убил. Горечь разлилась во рту, закружилась голова, но я не могла оторвать взгляда от этого действа. Я должна все видеть сама! Хоть душа моя и разрывалась на тысячи кусочков, причиняя невиданные ранее муки. И понимала ведь, что это необходимо, но легче не становилось. А если вдруг я надоем ей, выносив детей? Может она мне изменить? Но эти мысли как быстро возникли, также мгновенно и были отброшены, ведь то, чему я стала свидетелем сегодня, такая Кей меня никогда не предаст. Да, теперь я в этом уверена!
  Но вот, наконец, Кей быстро отстранилась от заключенного и повернулась к фарину Горкаю, вытерев тыльной стороной ладони губы с несколько брезгливым выражением. Какая же я глупая!
  - Фарин Горкай, род фар Бих полностью реабилитирован, - произнесла она, а сидящий в инвалидном кресле альфар облегченно прикрыл глаза.
  Я ничего не понимала - они что, его отпустят? Судья же отрывисто кивнул и за несколько неуловимых движений оказался за спиной заключенного. Он взялся за ручки кресла и стал разворачивать его в противоположном от нашего входа направлении, где появился темный провал двери. Но как только повернули кресло на выход, Занкай тихо сказал:
  - Спасибо, ваше высочество!
  В следующий миг за ними закрылась дверь, и стена будто и не имела никогда прохода. Я повернулась к Кей и только сейчас заметила складочку между ее бровей и плотно сжатые губы. Принцесса подошла к стене и начертала какой-то знак, засиявший белым огнем. В комнате тот час же появились два дивана, на которые нам и было предложено сесть, охрана же расположилась за спинками. Некоторое время мы провели в молчании - я не решалась что-либо спросить, а Кей была поглощена своими мыслями. А ведь столько всего хотелось спросить...Мне только и оставалось, что наблюдать за ней. Чем дольше я смотрела, тем сильнее становилось невыносимо сидеть так далеко. Хотелось оказаться рядом, почувствовать тепло, прикоснуться к коже... мне эти желания причиняли почти физическую боль, которая также была совершенно прекрасна, она дарила мне ощущение теплоты в душе и наполненности. Теперь я не была пустой оболочкой, куклой... во мне пульсировали разнообразные чувства, нарастая и спадая, разливаясь по венам жгучим огнем и пьянящими разум. Это было невероятно!
  Но мои наблюдения прервало появление фарина Горкая, которого мы и ожидали. Он был не один, а с капитаном Бернрэном. Это что ли будет маленькое совещание? Кей расскажет, что увидела в памяти злоумышленника?
  - Судья, как все прошло? - безразличным тоном спросила Кей.
  - Безупречно, как и всегда, моя принцесса, - без тени улыбки ответил фарин Горкай.
  - Вышлите его вдове необходимые бумаги, - кивнула принцесса, предлагая появившимся альфарам сесть.
  Я удивленно распахнула глаза и посмотрела на Кей. Его убили? Но она же только что сказала помиловать род. Или я все неправильно поняла? Мысль стала лихорадочно работать, припоминая все узнанное мною про альфаров. И тут до меня стало немного доходить - род передается только по мужской линии. Значит, просто его детей или сестру не будут привлекать к этому происшествию. А могли и их казнить... неужели Кей смогла бы так поступить со своими подданными?
  - Капитан, ваш список сегодня пополнится, - тем временем продолжила разговор альфарка. - Очень интересные сведения удалось мне увидеть в памяти Занкая, он бы сам на это никогда не обратил внимания - вот и преимущества такого метода получения информации, - усмехнулась Кей, мазнув по мне взглядом, - эти мнимые заговорщики встречались лишь раз, на земле, подальше от нашей службы безопасности. Все - главы знатных родов, недовольные предстоящей свадьбой. Их собрал вместе фарин Естрэн аль Дизен фар Каес. Что интересно, Занкай, сам того не осознавая, мимоходом увидел, как Естрэна перед самым совещанием навещала фарина Айзрэн. А вы-то, фарин Бернрэн, все не могли разыскать эту 'милую особу'. Я предполагаю, что она играла не последнюю роль в организации этого нападения.
  - Принцесса, мы в первые же два часа, как вы знаете, пытались арестовать ее, но фарина Айзрэн будто была предупреждена заранее, - спокойно сказал капитан.
  - Я знаю, капитан, знаю. Но теперь, надеюсь, через фарина Естрэна вы сможете выйти на нее. Подозреваю, что ей известно нахождение веккана Гарэда. Сейчас для нас это приоритетно, - жестко сказала Кейрэн, а потом помолчав продолжила. - Эти же пятеро нападавших были добровольцами, предполагавшими, что все может кончиться их гибелью. Как глупо. Они были пешками. Думали, что векка Нэраи 'околдовала' меня, и без нее я выберу себе более достойную партию из альфарок, - усмехнулась она. - Насколько до сих пор стойки предубеждения...
  - Я сейчас же свяжусь с Роанкаем для задержания фарина Естрэна, раз они обосновались на земле, - достав из-под фалд пиджака альфарского костюма переговорное устройство, сказал фарин Горкай.
  - Конечно, действуйте. Фарин Бернрэн, надеюсь на ваше содействие, - кивнула Кей.
  - Мы с фарином Горкаем немедленно займемся всем необходимым, - заверил принцессу капитан.
  - Хорошо, держите меня в курсе. Допрос фарина Естрэна без меня не проводить, - бросила Кей, достала будто из воздуха лист бумаги, где уже были написаны в столбик много имен, отдала список фарину Горкаю и, поднявшись с дивана, махнула мне рукой, чтобы я следовала за ней.
  До наших апартаментов мы дошли в полном молчании. Я была под впечатлением сегодняшнего дня, а Кей о чем-то сосредоточенно думала. Когда за нами закрылась дверь, она обессиленно рухнула на диван, который уже успели поставить взамен разломанного.
  - Какой длинный день... - прикрыв веки, сказала альфарка и откинула голову на спинку дивана.
  Ее золотистые волосы рассыпались по атласным голубым подушкам в неестественном организованном беспорядке. Мне внезапно так захотелось пропустить эти шелковистые пряди между пальцев, вдохнуть уже такой знакомый и родной запах жасмина и лимона.
  - Кей, ты бы убила его детей? - присев на краешек дивана и чувствуя себя немного неуютно от своего вопроса, все же спросила я то, что мучило меня последний час.
  - Не знаю, Раи, не знаю. Если бы он заупрямился - скорее всего, да. Мы получили бы сведения, но какой ценой? Очень неприятной. Хоть эти покушавшиеся на тебя и готовились к смерти, они были уверены, что их семьям ничего не угрожает, ведь они не замешаны в этом заговоре. Но ведь потомки в последствии могут встать на путь отца из-за наследственных отклонений либо чувства мести. Этот метод воздействия применяется крайне редко, но сейчас времена тяжелые. А так... так их потомки станут верными подданными Аватераона, ведь им будет дана возможность обелить имя своего рода. Я знаю только единственный случай обрывания рода, около четырехсот лет назад. Тогда только стали появляться недовольные положением дел в нашем обществе, и был сильный взрыв на одном из кораблей, почти полностью его уничтоживший. Кстати, тогда и Тер очень сильно пострадал - у него еще шрам на лице остался. Он почему-то не хочет его убирать, говорит напоминание. Ну да ладно... Нашли ответственных за взрыв и прервали их род, уничтожив всех носителей мужской линии. Хоть это был и не знатный род, но тоже большая потеря для нашего общества. И мне бы не хотелось повторять подобное. Утеряна уникальная генетическая линия, но сделанного не воротишь, а тогда без этого было не обойтись, - грустно и несколько устало проговорила Кейрэн.
  Я молчала и смотрела на ее прекрасные черты сейчас изможденные, и такое жжение разливалось в груди, что от него першило в горле и саднило глаза, так мне было приятно находиться рядом с ней и хотелось что-то для Кей сделать. Через некоторое время принцесса приоткрыла глаза и посмотрела на меня сквозь ресницы.
  - Тебе это не понравилось? - тихо спросила Кей, не отводя взгляда от моего лица.
  Я немного смутилась, но постаралась не подать виду, ведь отчетливо поняла о чем она говорила. Сразу встала картинка ее поцелуя с заключенным и мои чувства и сомнения. Кей сейчас так устала, зачем мне ее расстраивать еще и своими тревогами.
  - Немного, - спустя небольшое замешательство, правдиво ответила я. - Но я понимаю, что это было необходимо.
  Кей снова закрыла глаза, и я не смогла понять, о чем она в этот момент думала, потому как лицо ее оставалось бесстрастным, так ярко контрастирующим с той недавней вспышкой ярости.
  - Мои руки далеко не чисты, - сказала Кей, посмотрев на свои ладони.
  У меня кольнуло внутри и жар прокатился по телу. Захотелось схватить ее, прижать к себе и впиться в губы. От этих мыслей меня бросило в холод, и я не смогла пошевелиться. Вот опять что-то меня сдерживает... нашла в себе силы только коснуться пальцами руки альфарки и поднести ее к губам.
  - Я люблю твои руки. Они прекрасны, - прошептала я, нежно касаясь губами костяшек ее пальцев, затем голубоватых венок на кисти. Эти руки были самыми дорогими для меня. Они защищали и дарили неземное блаженство, были безумно ласковыми и нераздумывающе безжалостными. И они были только для меня...
  - Раи-йи, - выдохнула Кей охрипшим голосом и стремительно подалась ко мне, откинула спадающие сейчас на мои плечи волосы и пальцами пробежалась по шее, за ухом, запустила пальцы в мои волосы и страстно прильнула к губам.
  В этот вечер я впервые касалась ее, осторожно, преодолевая непонятный уже надоевший мне страх. Гладкая нежная кожа Кей холодила мои пальцы, от подушечек которых по всему телу пробегали будто электрические импульсы, будоражащие во мне странные струны души. Мои прикосновения вызывали у нас обеих новые ощущения, бросая в объятия друг друга для дальнейших поцелуев. Но я не смогла перейти некую невидимую грань, все еще мешающую мне полностью насладиться присутствием Кей в нашей постели, что заставило ее вновь оставить меня в одиночестве восстанавливать дыхание и приводить в порядок мысли. Но сегодня от досады на себя у меня выступили слезы, которые я не смогла унять до возвращения альфарки. Спрятать их от нее тоже не удалось и пришлось объяснять ей, что я злюсь на себя. Она ничего на это не сказала, а только крепко обняла и, прижав меня к себе спиной, переплела наши пальцы. Так мы и уснули.
  
  Последующие два дня были очень насыщенными. Я ходила тенью за принцессой, понемногу вникая в жизнь правящей верхушки альфаров. Это было сложно, особенно для меня, привыкшей подчиняться, безоговорочно исполнять приказы. Это было вбито в меня, въелось под кожу, впиталось в кровь. Тяжело вмиг перестроить свое восприятие, но я старалась. Все пыталась подмечать каждую мелочь, особо, когда Кей работала у себя в кабинете, и к ней непрекращающимся потоком шли альфары с разными делами. Для меня поставили отдельный письменный стол в углу комнаты, так что я временно исполняла роль секретаря принцессы. Мы об этом заранее договорились, чтобы на меня обращали меньше внимания, и легче было все понять.
  Затем был еще один допрос в белой комнате, на этот раз все проходило не так гладко. Правда меня внутрь не пустили, а оставили в компании капитана Бернрэна и телохранителей наблюдать за всем через стекло в стене. Вот, когда была в комнате в прошлый раз, я даже не подумала, что где-то есть стекло, через которое можно смотреть на допрос. Фарин Естрэн совершенно не горел желанием сотрудничать, но Кей не переходила даже с ласкового тона, беседуя с ним. Но когда вступил в диалог фарин Горкай, я сразу ощутила идущее от него давление. Допрашиваемый альфар только от одного голоса судьи побледнел и изменился в лице. Принцесса же, узнав все, что посчитала необходимым, удалилась, оставив допрос профессионалам. Она забрала меня и больше мы в белой комнате не появлялись.
  Тера я видела каждый день во время общих трапез в огромной столовой. Он неизменно сидел на своем месте в отдалении и никогда не обращался ко мне, лишь смотрел очень странным смеющимся взглядом, от которого мне хотелось провалиться сквозь землю, а лицо покрывал легкий румянец. Скажу откровенно, я скучала по нашим занятиям, но Кейрэн дала отчетливо понять, что пока не желает меня отпускать от себя. Но я не унывала, ведь когда-то же все закончится, так или иначе.
  Государственные дела меня не слишком прельщали, я уже много в чем разобралась, но удовольствия от этой деятельности не получала, в отличие от принцессы. Она вся светилась, когда делала проверки гарнизонов и принимала отчеты от разных ведомств. А я же все больше вспоминала свою тихую работу в лаборатории. Но была одна отрада, я по вечерам занималась, нагоняя пропущенное в академии. Серкай приносил мне материалы и конспекты, а я уже сама разбирала все необходимое. Я была рада этому медововолосому альфару - единственное знакомое и ставшее близким лицо. Он никогда ничего не говорил на личные темы, и часто мы разговаривали про академию, про профессора Карвениса, который первое время моего отсутствия очень сетовал, что такая блестящая ученица должна пропускать занятия. Мне было очень это приятно.
  
  В тот вечер я сидела на кровати и читала учебник по магическому противостоянию, по этому предмету я довольно сильно отставала, ведь раньше активной силы у меня не было. Но теперь была возможность его подтянуть. Я сидела и проговаривала текст написанного шепотом, чтобы лучше понять, когда звук упавшей расчески заставил меня поднять глаза на Кей.
  Она сидела за туалетным столиком и занималась своей прической, медленно расплетая косички и расчесывая волосы. Мне был виден ее профиль, устремленный в зеркало довольный, немного задумчивый взгляд, легкая улыбка. Кей была, как и всегда в шелковом халате до пола, который она почти никогда не застегивала. Вот и сейчас ткань еле прикрывала ее грудь, приподнимаясь с каждым движением рук. Это было настолько красиво и будоражаще, что все мысли об учебе вылетели из моей головы. Я могла только смотреть на нее: ее длинную шею, узкие запястья с длинными пальцами, перебирающими пряди волос, на плавный изгиб подбородка. Я затаила дыхание, сейчас занятая собой она была настолько прекрасной, женственной и настоящей, что меня затопила нежность. И вдруг в сознании, будто что-то упало и с оглушительным звуком разбилось вдребезги. Я поняла, что хочу ее, прямо сейчас, немедленно. Хочу, чтобы она была счастлива. Все мои страхи показались такой мелочью, такой глупостью, что я бы рассмеялась в голос, если бы не опасалась вспугнуть эти появившиеся во мне чувства.
  Я медленно поднялась и, обойдя кровать, приблизилась к альфарке, встала за ее спиной. А мы очень хорошо смотрелись... я коснулась ее золотистых волос, и Кей, посмотрев на меня в зеркало, улыбнулась. Я внимательно наблюдала за ней, наслаждаясь реакцией, а ее глаза удивленно расширились, когда мои руки скользнули с волос на плечи, а потом на грудь, забираясь под тонкую ткань халата. Это было так приятно, почувствовать под своими пальцами ее соски, ощутить дрожь ее тела. Я поддалась своему желанию и коснулась губами впадинки у Кей за ухом. Какое же это было блаженство, знать, что доставляешь удовольствие любимой. Мои поцелуи спустились по ее шее, а руки продолжали ласкать грудь.
  Я почувствовала, как по моим рукам вверх скользнули руки Кей, даря жар от прикосновений. Неужели и мои касания в ней вызывают нечто подобное?
  - Раи-йи, ты решила меня соблазнить? - томным голосом с легкой смешинкой спросила принцесса.
  Я оторвалась от ее шеи и прошептала на ухо: 'Возможно'. Она мягко рассмеялась. Да, я легко учусь. Так что еще немного и смогу на равных играть с ней в эту игру, ведь раньше мне никогда не удавалось выиграть. Кей потянула меня за руки, и я оказалась сидящей у нее на коленях. Мы долго целовались, но я старалась не потерять головы, ведь тогда альфарка могла со мной делать, все что захочет. Я еле смогла разорвать наш поцелуй, и встала. Мой халат упал на пол, я, не показав своего удивления (и когда только она успела его с меня стянуть?), переступила через него и потянула за руку Кей к кровати.
  - Раи, ты уверена? - заглянула мне в глаза Кей, когда я сбросила с нее халат.
  Но она сразу поняла, что слова были излишними. Никогда еще я не была настолько в себе уверена, разве что, когда послала ей амулет. Я нежно касалась ее кожи ладонями, губами, горя изнутри страстью, но не отпуская ее на волю. Я хотела насладиться этими первыми ощущениями, без спешки, без затуманенного разума, подарить Кей всю себя, открыть перед ней свои истинные чувства.
  Как мы оказались уже в постели, я не поняла, полностью отдавшись своим желаниям. Разве я раньше делала что-либо подобное? Разве я могла чувствовать, мечтать? Но теперь-то я могла себя не сдерживать. И как я раньше этого не осознавала? Все чего-то боялась...
  Мои губы скользили по прохладной коже Кей, мне хотелось насладиться каждой клеточкой ее тела. Осторожно коснулась языком ее соска... вздох-полустон приглушенно вырвался из груди принцессы, еще сильнее разгоняя по моим венам кровь, поддазнивая продолжить начатое мною. Я не разрешала ей касаться себя, как когда-то она не позволяла этого мне, упиваясь ее реакцией на мои действия. Особо меня привлек ее живот, я долго не могла от него оторваться, обрисовывая губами и языком каждый изгиб мышц. А на вздох: 'О, Раи...' я снова вернулась к ее прекрасным губам, переплетая наши тела. Кей прервала поцелуй и, глядя мне в глаза, взяла мою руку и поцеловала пальцы, потом еще и еще, наблюдая за моей реакцией чуть веселящимися глазами. А затем она сама направила мою руку, уверенно и не встречая сопротивления с моей стороны. Я улыбнулась и продолжила целовать ее в шею, чувствуя какой жар вызываю сейчас в ее теле. Это было невероятно! Я и сама будто получала наслаждение от всего этого и теперь понимала, что испытывала раньше Кей, и как ей было тяжело... Мою грудь разрывало новое чувство, пожар сжигал изнутри - я так ее любила.
  Поцелуи на внутренней стороне бедра - Кей сжимает пальцами простыни... я люблю ее, касаюсь самых нежных мест - она выгибает спину, а во мне разливается радость. Наши движения становятся ритмичными, нарастающими, сдерживать себя становится все труднее. Моя кожа горит от тоски по прикосновениям, но еще не время... легкий стон и закушенная губа Кей... а затем я быстро оказалась на простынях, мои предплечья крепко были прижаты к постели, а глаза цвета молочного шоколада напротив меня возбужденно и хитро блестели.
  - Теперь-то я тебе за все отомщу! - сказала принцесса, сверкнув улыбкой.
  Я счастливо рассмеялась. О, да, она отомстила, долго и изощренно доводя меня до такого наслаждения, что я готова была умереть в тот же миг. Эта ночь была незабываемой и долгой. Мы заснули лишь под утро, когда силы совершенно оставили нас. Как же хорошо было обнимать Кей и не чувствовать угрызений совести за свое поведение. Наверное, в тот миг у меня было очень глупая улыбка.
  А всего через четыре часа нас бессовестным образом разбудили. Кейрэн недовольно оделась и вышла из спальни. Вернулась она почти сразу же, а лицо было резким, губы сжаты. Я моментально села на кровати, понимая, что что-то произошло.
  - Нашли Айзрэн, операция задержания будет сегодня. Я должна при этом присутствовать, - твердо глядя мне в глаза, сказала Кей.
  Я серьезно кивнула и поднялась:
  - Я пойду с тобой! - решительно проговорила я, на что она лишь хмыкнула, но во взгляде я увидела одобрение. Да, после этой ночи, я ее саму не отпущу...
  
   Глава 30
  
  Мы шли по слабо освещенному коридору. Тут и там мелькали альфарские воины, расчищающие особняк от трупов и раненых. Я старалась особо ни на что не смотреть, но то и дело приходилось осторожно переступать кровавые лужи или останки, чтобы не поскользнуться. Я прижимала к носу надушенный платок, чтобы не чувствовать ненавистный мне запах. Но он смешивался с ароматом духов и вызывал слабую головную боль, хотя это было лучше, чем идти без платка, как все остальные.
  Страха не было, он прошел еще пару часов назад, за то время пока мы находились с штабе - небольшом, неприметном домике невдалеке от особняка, в котором должна была находиться Айзрэн. Когда мы с отрядом в двадцать альфаров появились там, уже почти настала ночь. Это меня сильно удивило - еще не привыкла к этим временным различиям на Харталлине. А еще на земле теперь вовсю властвовала зима. Это было так необычно, попасть из солнечного теплого города в промозглые, слабо отапливаемые комнаты. Пока Кей обсуждала текущее положение дел, я подошла к окну и сквозь малую щель между занавеской и стеной стала рассматривать город.
  В быстро надвигающихся сумерках были различимы огромные темные скалы, вставшие со всех сторон от видневшихся домов. Напряженное состояние будто чувствовала беснующаяся погода, завываниями ветра и комьями снега оповещавшая о своем недовольстве. В этом городе я еще никогда не была, да и названия мне никто не сказал. Но судя по погоде и скалам мы находились далеко севернее Берекрона, возможно это был один из городов при Зуарских горах, в которых добывали множество ценных металлов и каменьев.
  Я поежилась, наблюдая за стихией снаружи, будто и здесь пронесся ледяной порыв ветра. Меня охватывало странное нетерпение и предвкушение наряду со страхом, ведь скоро будет захвачена Айзрэн и, возможно, через нее мы узнаем, где скрывается отчим. Все скоро может закончиться...
  Прислушалась к разговору между принцессой и остальными руководителями отрядов. Обсуждали вызов дополнительного подкрепления. Да, мы то с собой привели мага-разведчика, который смог узнать, что в наблюдаемом особняке множество охраны, что людей, что альфаров, но последних не в пример меньше. Последователей у Айзрэн не так уж и много. Вот и хотели обезопасить себя альфары перевесом в численности. Кей с этим вполне согласилась и вызвала Серкая с его отрядом зачистки, кто же с таким заданием справится лучше?
  Пока велась 'зачистка' мы с принцессой и довольно большой охраной сидели в штабе и нервно ждали. Чтобы меня немного успокоить принцесса брала мою руку или обнимала, но чувство тревоги полностью отступило после ее слов, сказанных веселым шепотом мне на ухо: 'Раи, я не могу ни о чем думать, кроме твоих рук и губ. Ты это сделала специально, я знаю!' Я улыбнулась и поняла, что теперь тоже смогу думать только об этом, и страх пропал, я совершенно спокойно выслушивала все новости. Донесения следовали одно за другим: первая волна сопротивления подавлена; предатели-альфары забаррикадировались в восточном крыле; люди уничтожены, несколько взяты в плен. А ведь в городе ничего не заметили - особняк накрыли невидимым куполом, отсекающим все звуки. И вот когда пришло известие, что альфары пали, то Айзрэн среди них не оказалось. Серкай сам прибыл обратно в штаб и рассказал как все происходило. Он настаивал на тщательной проверке того крыла, ведь было стойкое впечатление, что именно его все и защищают, возможно там тайный ход. И вот после обследования магами, нам доложили о странном помещении, защищенном сверхсильным магическим барьером. Маги даже общими усилиями не смогли с ним справиться.
  Кей думала не долго, бросив на меня вопросительный взгляд и получив утвердительный кивок, мы направились посмотреть на эту защиту. Ведь носитель фиолетового пламени может многое, а если еще и сила принцессы мне поможет, то, возможно, мы и снимем барьер. Да, для отрядов большой минус, что маги фиолетового пламени никогда не становятся боевыми. Это противоречит природе их силы, поэтому среди альфаров они работают только в храме или в крайнем случае лечебнице. На земле это лучшие целители. Но вот как я поняла, у нашей силы очень большие возможности и маги не используют ее в полной мере. А я... я прошла через такое, что моя душа уже не содрогается при виде боевых действий... Мне пришла смешная мысль, что я первый боевой маг фиолетового пламени. Не смогла удержать улыбки, хоть обстановка и не располагала к веселью.
  Вот мы прошли остатки баррикады, я только мазнула по ней взглядом... павшие альфары еще лежали в комнате в неестественных позах, но это зрелище было не столь мерзкое, как погибших людей. Там, имея силовой перевес, альфары буквально разрывали людей, не сдерживаясь, а здесь они были на равных, и победа досталась тяжело. Я слышала, что из наших шестидесяти воинов двенадцать погибли, а семеро тяжело ранены. Не даром Кей вызвала подкрепление...
  Мы долго спускались по винтовой лестнице, начинающейся за отъехавшей стеной комнаты с баррикадой. А когда очутились в тесном помещении, освещенном магическими огнями, я сразу почувствовала знакомые вибрации силы. Эту защиту ставил Гарэд - сомневаться не приходилось. Только от него так веет холодной, обжигающей мощью безразличной силы. Меня непроизвольно затрясло - это уже как рефлекс на этого человека, сжаться и выполнить все, что он скажет, лишь бы не сделал ничего плохого, лишь бы не говорил со мной ласковым голосом...
  Я сглотнула и, подняв подбородок, выпрямила спину. Я больше не кукла! Я невеста Кей! Мне не стоит бояться отголосков его силы, его присутствия. Сделала шаг вперед и взяла Кей за руку.
  - Барьер ставил Гарэд... - тихо сказала я.
  - Неужели, - прищурилась принцесса и хищно улыбнулась. - Отлично, значит, Айзрэн точно прячется там. Ты видишь, как нам пробраться сквозь него?
  Я закрыла глаза и сосредоточилась. Переплетения силы и узлы заклинаний были настолько плотными и многочисленными, что разобраться в них не представляло никакой возможности. Но я не стала сдаваться, а попыталась под разными углами развернуть эту многослойную конструкцию. И вот на четвертой развертке я увидела то, что искала - маленький узелок, связующий всю систему воедино. Открыла глаза и только тут заметила, что по лицу катятся большие капли пота. Я дрожащей рукой вытерла их - неужели только от одного созерцания я так переутомилась? - и рассказала Кей, что увидела. Воины, следовавшие за нами под предводительством Серкая, все это время молчали, чтобы не помешать моему сосредоточению.
  Кей выпустила из ладони узкий белый луч силы и вопросительно посмотрела на меня. Я снова закрыла глаза и увидела уже без каких-либо проблем этот нужный мне узелок. Уверенно указала в него пальцем и услышала лишь приглушенное шипение, когда луч принцессы вспорол его. Пара мгновений и с легким скользящим звуком барьер распался. Неужели так просто? Хотя нет... без меня они бы не увидели, а без Кей не смогли бы порвать. Пришлось бы магам несколько часов потратить на обезвреживание ловушек в этой паутине защиты.
  В открывшийся проход воины последовали первыми, открыв небольшую дверь в конце коридора. Серкай остался замыкающим, прямо за нами. Когда мы вступили в освещенную рыжеватым светом комнату, я глубоко втянула воздух и, прижавшись к Кей, спрятала лицо у нее на груди. Ужас и отвращение заполнили сейчас все во мне, я дико пожалела, что зашла сюда. Никогда не хочу этого видеть, никогда! Руки принцессы сжали мои плечи, ей тоже было больно и противно снова наблюдать подобную картину, вспоминая через что пришлось пройти нам обеим. Альфары деловито обыскивали шкафы, расставленные вдоль каменный темных стен, выгружая на пол все мало-мальски полезное.
  Я через силу оторвала лицо от груди Кейрэн и вновь взглянула в середину помещения. Алтарь, ненавистный алтарь, так долго преследовавший все мои кошмары с дня свадьбы мамы. И вот я думала, никогда больше не увижу его... но опять... все желобки были пропитаны кровью, которая медленно вытекла из жертвы. Гарэд все же сделал это! Меня охватила паника: он получил пламя! Я сделала шаг к алтарю, потом еще один, Кей последовала за мной...
  - Надо его убрать отсюда, - хриплым, дрожащим голосом сказала я, глядя со смешанными чувствами на распростертое тело на алтаре. Жалости не было, ведь и я сама там побывала, скорее больше пустота поселилась в душе, нагоняемая вспыхнувшими воспоминаниями.
  Юноша со слипшимися некогда светлыми, кучерявыми волосами, наверное, тот самый, которого хотел когда-то спасти Жоршен, лежал связанный на спине. О, связали его особым образом, чтобы парализованное тело не утратило необходимой позы - колени сильно согнуты и до предела разведены. Так он и лежал... сколько времени уже? Голый, с вырезанными на теле символами, из которых прекратила сочиться кровь. Нижняя часть тела была будто разорвана изнутри, забрызгав кровью ноги, живот и алтарь под спиной. Лицо, довольно красивое с пухлыми губами, с остекленевшими теперь голубыми глазами, из которых навсегда ушел фиолетовый цвет, было искажено в страхе, муке и непонимании. Да, откуда ему понять... ведь все четырнадцать лет жизни Гарэд был для него, как отец, а теперь такое извращенное насилие. Может сердце у меня уже отвердело, потому что вдруг пришла злорадная мысль, что отчиму пришлось проделать это с мальчиком, а не девочкой. Конечно, ему было бы приятнее получить пламя от меня. Но мысль тут же вернулась к основному - он его получил.
  Кей дала распоряжения и двое воинов, достав ножи, разрезали веревки на теле юноши. Раздался хлопок, и воздух стал неестественно вязкий. Голову сдавило тисками, ледяная волна прокатилась по венам, а в голове забилась пойманной птицей единственная мысль - ловушка!
  Альфары отреагировали мгновенно, образовав вокруг нас живое кольцо и наполнив его своей силой, сдерживающей опасность. А что это было смертельно опасно, никто не сомневался, хоть и не было понятно, что ловушка из себя представляет.
  Я видела, как воины под гнетом непонятной силы морщатся от боли и нехотя опускаются на колени. Как только их руки обрывали связь с сослуживцами, ткань воспламенялась, а доспехи плавились. Я, с все нарастающим ужасом и безнадежностью наблюдала, как кожа на красивых лицах наших отважных защитников лопается волдырями и опадает лохмотьями. Серкай что-то кричал, отдавал приказы, я понимала только 'защитить принцессу любой ценой'. Телепорт не работал, я видела, как Кей пыталась раз за разом взывать к устройству и к помощи, но все молчало. Я крепко к ней прижалась, чувствуя и не веря, что это может быть конец. Конец всему.... но я не хочу, чтобы с моей прекрасной принцессой случилось то же самое...
  Меня сотрясала дрожь, тело занемело от страха. Глубоко на дне души в то же время поднималось жгучее чувство. Оно заполняло меня, своим темным естеством, прогоняя страх и немощь. Что это могло быть? Злость? Ярость? Но оно было таким тяжелым, таким спокойным, что я просто терялась в его недрах... заставили вынырнуть меня руки Кей, обхватившие меня за плечи. Я подняла безумные, бездумные глаза и столкнулась с твердым, полным влаги взглядом альфарки. Кей плачет? Я пораженно замерла... конечно, это же ее подданные, ее альфары сейчас погибают...
  Такое щемящее чувство появилось внутри. Неужели я в последний раз смотрю в эти глаза цвета молочного шоколада? Но мы вместе... а если бы я осталась на Харталлине и ждала... ждала возвращения, а она никогда больше не вернулась бы... от одной этой мысли по телу пробежала волна жара, я приложила пальцы к щекам Кей... лучше умереть вместе, чем жить без нее! Нежность и безграничная любовь сейчас овладели мною. Я видела только ее глаза, чувствовала прохладную кожу под подушечками пальцев.
  Краем сознания заметила, что круг защитников вокруг нас постепенно сужался. Пространство комнаты стали рассекать странные звуки, а на воинах появляться резаные раны... вот еще один упал в стороне от меня, совсем близко... скоро, совсем скоро никого не останется... я потянулась губами к Кей и слилась с ней поцелуем. Навсегда вместе... в груди вспыхнула резкая боль, будто меня стало выворачивать наружу, но я уже не могла разорвать нашего поцелуя, только распахнула широко глаза. Нас объяло пламя, молочно-фиолетовое, сливающееся и переходящее цветами друг в друга. Успела увидеть, как стоявший за спиной Кей Серкай побледнел и упал на колени, схватившись за плечо, из которого пульсирующее хлестала кровь, а отрубленная рука валялась у его ног. Но в этот момент перед глазами у меня потемнело, и я могла чувствовать только боль.
  Резкий взрыв отбросил нас на пол, на мгновение вышибив из меня дух. Когда я пришла в себя и подняла голову, смогла в кромешной тьме рассмотреть только ноги, стоявшего передо мной. С удивлением узнала в них сапоги принцессы и ее саму. Мы не умерли? Приподнялась и села, окидывая взглядом помещение. Мы были не в комнате с алтарем...
  Сквозь тягучий мрак, охватывающий все вокруг, пробивалось слабое фиолетовое свечение в дальнем углу комнаты. Я присмотрелась и ахнула - Мэй! Но как мы здесь оказались? Почувствовала, как что-то теплое бежит по губам, и поднеся руку к лицу, вытерла кровь, быстро струящуюся из носа.
  - Кей... - слабо позвала я, но она никак не отреагировала на мой голос, все в той же напряженной позе закрывая меня.
  Я выглянула из-за ее ног и не смогла сдержать крика ужаса. Прямо в этот миг большой длинный меч, состоящий из множества когтей духов ада, медленно входил в грудь распростертого возле резервуара Тера, а Гарэд с довольной улыбкой на искаженном лице держал этот меч, вгоняя все глубже и глубже в податливую плоть.
  Кей, объятая белым свечением, первая бросилась вперед на помощь дяде, но была отброшена невидимой волной. Я успела подняться, и она упала прямо в мои объятия. Мысли с невероятной отчетливостью и скоростью проносились в моей голове. Видимо, когда мы переместились, был подобный взрыв, сопровождающий сражающихся Гарэда и Теркая. Но разве Тера могут победить? Как же так? Я немного привела чувства в порядок и постаралась оценить ситуацию. Думать об оставшихся в ловушке Серкае и альфарах было не время... Окинула взглядом помещение: везде признаки яростной битвы, в стелах и полу трещины, выбоины и подпалины; а в одном из углов я заметила скукоженное тело, когда-то принадлежавшее красавице Айзрэн...
  Из уст Тера вырвался лишь слабый вздох, когда меч с приглушенным хлюпающим звуком вышел из его тела. Гарэд стряхнул багровые капли с клинка и посмотрел на нас, застывших и с ужасом наблюдающих эту сюрреалистическую картину. Тело отчима ореолом охватывал свет, льющийся из резервуара с неподвижно плавающей женщиной. Темный костюм, гордая осанка, горящий взгляд, проникают мне прямо в душу, подглядывающий все сокровенные тайны. Длинные до пояса черные волосы выбились из хвоста и теперь небрежно рассыпались по его плечам, отражая свет магической жидкости. Он ловко перехватил меч двум руками и оперся на него, воткнув острие в плитку пола в невозможной близости от ноги Тера. Его страшные синие глаза, сейчас мерцали потусторонним ярким светом, словно горели изнутри.
  - И как же вы выбрались из моей ловушки? - заинтересованно спросил он.
  Я сглотнула и сжалась, испытывая непреодолимое желание раствориться, исчезнуть из поля его видимости. Кей же встала передо мной и, расправив плечи, дерзко вскинула подбородок:
  - С какой стати повелительнице Аватераона отчитываться перед тобой?
  Гарэд расхохотался, я впервые слышала его такой искренний и жуткий смех.
  - Повелительница? - покачал он головой, и сплюнул на неподвижное тело у его ног. - Повелительница трупов! Уж я это обеспечу! Неужели ты думаешь, что маленькая перепуганная принцесска сможет меня остановить? Если даже папашка не смог этого сделать?
  - Кто? - невольно вырвалось у нас с Кей одновременно.
  - Неужели непогрешимый Теркай так никому и не сказал про свою небольшую слабость? - насмехаясь, спросил Гарэд. - Никогда не интересовались, откуда у него шрам на лице? - медленно подойдя к голове мужчины и наклонившись, сказал отчим и отбросил челку с лица Тера. Его пальцы, казалось, ласково пробежали по безобразному шраму. - Ты еще жив? Но это ненадолго...
  В этот момент Кейрэн не выдержала и снова бросилась на Гарэда, выхватив из ножен на боку свой меч, теперь-то она знала, что магия против когтяного оружия бессильна. Я закусила губу до ощущения соленой влаги на языке, но снять напряжение не могла. Как я боялась! Боялась за Кей! Ведь отчим прав, если Теркай не смог ничего противопоставить ему, то что может она. И попали ведь мы из одной безысходности в другую...
  Они сходились и расходились, скрещивая свои клинки, альфарка - с решительной обреченностью, мужчина - с веселым превосходством. Пару раз в ход пускались заклинания, как с одной стороны так и с другой, и каждый раз я закрывала глаза боясь увидеть результат. Не то чтобы я не верила в Кей, но... я слишком хорошо знала, на что способен отчим. Но и принцессе все было прекрасно известно, может даже больше, чем мне, ведь она видела его память, была им на какое-то время. Может еще не все потеряно? Но я не давала надежде омрачить свой разум. Скорости движений сражающихся были невероятными, я еще поспевала понять, кто и что сделал, всхлипывая и подавляя рвущиеся крики, боясь ненароком навредить своими эмоциями сосредоточению Кей.
  Казалось, время вновь остановилось, существовал только этот отрезок времени и пространства. И мир вокруг просто исчез. Мои переживания захлестнули меня, переполнили, и грозились выплеснуться в истерику или еще что хуже. Как я могу помочь? Как? Моя сила? Но ведь против этого клинка она никчемна...
  И внезапно все ускорилось, потеряло очертания... миг и Кей стоит прижатая к стене из последних сил выдерживая мечом безопасную близость клинка противника. Мне казалось, я могла расслышать, как учащенно бьется ее сердце, как стекает капелька пота по виску.
  - Нееет, пожалуйста, нет! Кей... - взвыла я не своим голосом. Никогда во мне не было столько отчаяния и мольбы, даже когда я заботилась впервые о своей сохранности, не была готова на все, а сейчас...
  - Нэрри, - видимо, отчим услышал эти нотки в моем крике и растянул губы в довольной улыбке. - Тебе дорого это существо? Прекрати реветь и подойди ко мне! - властно приказал он.
  Мои глаза мгновенно высохли, а ноги сами понесли к отчиму. Что со мной такое? Почему я не могу противиться его командам? Неужели до сих пор в моем мозгу стоят его программы? О, это невозможно, просто невозможно! Гарэд сильнее надавил на меч и лезвие меча Кей вспороло ее щеку. Алая капелька быстро выступила из пореза и скользнула вниз, прочерчивая ровную дорожку на лице, где в неверии и ужасе были распахнуты глаза цвета молочного шоколада, казавшиеся теперь еще больше прежнего.
  - Раи, что ты делаешь? - смогла прошептать Кей.
  Но я не имела права ответить, ведь дозволения отчим не давал. Я остановилась подле него с неестественно прямой спиной и отсутствующим взглядом. Мое тело будто не повиновалось мне, и это было невыносимо. Быть вновь в его власти... словно опять оказаться на алтаре... внутри меня душа обливалась кровавыми слезами и вопила безумолку, но наружу не вырвалось ни стона, ни всхлипа.
  - Ты все еще моя хорошая девочка, - ласково произнес Гарэд, отчего меня затрясло нервной дрожью. Этот его голос... самый страшный, что может быть на свете. - Знаешь, мне пришла в голову забавная мысль. Мне на некоторое время пригодится принцесса, - весело осклабился он. - Пока я ее держу, ты используешь свою силу и сделаешь ее рабыней. Должна же быть от твоего пламени хоть какая-то польза. Ну, живо, пока я не убил ее! А то рука устанет и соскользнет...
  Я похолодела и перевела взгляд на лицо Кей. Если мое тело само подчинится? Но он так и так убьет ее... Что делать? Что же мне делать? Пот градом катился по лбу, спине, холодя кожу и заставляя дрожать.
  - Не хочешь? Тогда я сам, правда, я никогда этого не делал, и с первого раза может не получиться... ну ничего, помучается подольше эта мразь, делов-то, - серьезно сказал отчим, и в голосе его было столько недосказанного, что я испугалась еще больше, если такое вообще возможно.
  - Нет, я сделаю! - вскрикнула я и шагнула к Кей.
  Она закусила губу и расширенными от ужаса и непонимания глазами смотрела на меня. Правильно, смотри на меня, только на меня! Все будет хорошо! Я не дам ему сделать это с тобой! Лучше я сама... поняла, что по щекам катятся слезы... что же я делаю! Почему не могу противиться ему? Смотрела только в глаза цвета молочного шоколада и пыталась выразить все, что сейчас чувствовала... взгляд принцессы был прикован только к моим глазам, и постепенно из него уходило обреченное выражение, сменяясь спокойствием и пониманием. Правильно! Пойми меня!
  Мое тело охватило фиолетовое свечение, и я резко погрузила руку в живот Кей, как раз под скрещенными мечами. По ее телу прошла судорога, пальцы разжали рукоятку, и по помещению раздался звон упавшего клинка. Я все так же не отрываясь от столь любимых мною глаз, стала нащупывать необходимые энергетические токи у альфарки. О, как же я ненавидела себя в этот момент, не было ничего отвратительнее, чем это действо! Сейчас я предавала все, что между нами было... я чудовище, просто монстр, хуже духов ада! Прости меня, Кей! Прости!
  Гарэд отвел свой страшный меч и внимательно наблюдал за моими манипуляциями. Правильно, смотри и учись! Я закрыла глаза и отдалась во власть Пламени, представив перед собой безликое пространство. Вдруг передо мною явился элементаль, его-то я и ждала, звала и желала сейчас превыше всего. Он должен помочь мне в работе над Кей! Просто обязан! Но все тренировки с Тером оканчивались моим полным провалом по части подчинения элементаля. Легкое возбуждения и нетерпение овладели мною. Я не могу сейчас сомневаться, только не сейчас! Вспомнила все, чему меня учил Теркай...
  - Цена, цена! - безэмоционально твердило фиолетовое пламя с темными провалами глаз и рта.
  Ну уж нет, меня больше не проведешь! Я сжала зубы и протянула руку. В груди образовался тугой комок из решимости, ярости и, как ни странно, любви. Я чувствовала, как этот комок все больше разрастается, охватывая мои плечи, руки, делая их твердыми и сильными. Фигура сама собой приобрела властную осанку и на легкое, приглашающее подрагивание моих пальцев, элементаль отозвался. Впервые он всколыхнулся и перестал повторять фразу про 'цену'. Он скользнул мне на ладонь, будто даже немного радостно и подобострастно. Странно, как я раньше этого не понимала? Послала ему эмоционально-мысленный импульс, что мне требуется, получив ответ, открыла глаза.
  Вскинула другую руку и приложила ее ко лбу Кей. Прости, милая, это неизбежно... она только еще сильнее сжала челюсти, чтобы не кричать от разрывающей внутренности боли. Я соединила нужные линии в ее теле и сосредоточилась на второй руке, посылая через нее силу к мозгу альфарки. Ее глаза сразу же остекленели, а тело перестали сотрясать судороги.
  Я отпрянула от принцессы, а по лицу все так же безудержно текли слезы. Почувствовала, как на мои плечи легли руки и развернули к отчиму лицом. Он снисходительно улыбался, но в глазах горел странный огонь. Кей неподвижно стояла у стены и невидяще, отрешенно смотрела перед собой. Гарэд осторожно ладонями вытер мои щеки от слез и отрывисто бросил, обращаясь к принцессе:
  - Шаг вперед, достать кинжал, - Кей безропотно все выполнила, а я почувствовала жгучую боль и стыд. Что я наделала?! Но в то же время, такое блаженство разлилось внутри, что я испугалась этого чувства. Надо взять себя в руки!
  - Воткни кинжал себе в бедро! - скомандовал отчим.
  О нет, только не это! Я с замиранием сердца видела, как альфарка медленно подняла руку, в которой был зажат ее собственный кинжал, и спокойно опустила ее себе на ногу. Лезвие вошло мягко и легко, вспоров штанину и исторгнув из плоти обилие крови. Я вскрикнула, но ни звука не вырвалось из уст Кей, на лице не отразилось никакого участия, будто это было совершенно не ее тело. В наступившей тишине раздавались только мое прерывистое дыхание и плеск капель крови, сбегающих по бедру альфарки и падающих на плитку пола.
  - Я доволен тобою, Нэрри! - повернув мой подбородок и внимательно посмотрев мне в глаза, ласково сказал отчим.
  Я почувствовала, как закружилась голова, а грудь сдавило возбужденное нетерпение. Гарэд чуть удивленно дернул бровью, а затем глаза его засияли страстным блеском. Это же его триумф! Осуществление всех планов. Я яростно впилась в его губы, отдаваясь поцелую всецело, без остатка. Фиолетовое пламя, которое так и плясало вокруг меня со времени подчинения Кей, взметнулось навстречу отчиму, пробуждая в нем ту же искру. Украденное фиолетовое пламя в его теле откликнулось сразу же, распространяясь по мужчине с неимоверной скоростью. И вот мы уже стояли сплетясь в сумасшедшем поцелуе страсти, охваченные нашими силами, не замечая ничего вокруг. Мы сейчас были на равных, поочередно перехватывая инициативу, резко, дико, с болезненными ощущениями. Не существовало ничего кроме страсти... и вдруг все закончилось... он молниеносно оттолкнул меня, так что я больно ударилась о стену.
  - Хватит! Удовольствия оставим на потом. Смотри, Нэрри, это исторический момент! - широко улыбнулся Гарэд и поднял свой меч.
  
  
  
   Примечания:
  Векка - обращение к человеческой женщине, к мужчине - веккан
  Фарин - обращение к альфарскому мужчине, к женщине - фарина
  Кирети - альфарки, братья которых еще не женились
  Обриети - альфарки, братья которых обзавелись наследниками
  
  
Оценка: 5.10*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"