Тарасенко Григорий Геннадьевич: другие произведения.

Рассказы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Григорий ТАРАСЕНКО
  
   ДЕЗЕРТИР
  
   Рядовой Пономаренко, устав от армейской пищи и отсутствия секса, принял решение дезертировать из родной части. Он рассуждал в таком ключе: "Вокруг дремучие леса и непроходимые болота, нешта меня будут искать, - кому я, откровенно-то говоря, сдался? Скорее спишут, как списываются старшим прапорщиком Лукойловым пришедшие в негодность пилотки, - и дело с концом!"
   Надеялся Пономаренко набрести в чаще на сказочную избушку, где дивная красавица в кружевном белье накормит его яствами разнообразными, а потом приголубит в неведомой доселе манере. Мы отдадим должное сему дерзкому плану: он отвечал всем стандартам гармонии, хоть и имел очевидные бреши в логической своей части. Вот, к примеру, не вывела бы его волчья тропинка к сказочной избушке с прекрасной девой, а напротив - попалась какая-нибудь Баба Яга в покосившемся сарае на курьих ножках, которая вместо обогащения пищеварительной системы незваного гостя ароматным обедом - бы сама захотела воспользоваться его туловищем в качестве насыщения своего кошмарного желудка, - что тогда? Мы не будем пугать читателя страшными предположениями, но сразу успокоим: набрёл рядовой Пономаренко на внешне положительный для своих фантазий и будущего домишко.
   Вопреки каноническим правилам поведения, не стал наш солдатик уговаривать избу стать к лесу передом, или как там это делается... Черенком прихваченной в части сапёрной лопатки он стукнул по двери, вследствие чего доступ во внутреннее помещение тотчас ему предоставился. Девица, как и предполагалось, была красива и умна; она заплетала косу, сидя у зеркала на старинном, судя по росписи, сундуке. Ничуть не удивившись невоспитанности добра молодца, она встала, земно поклонилась ему и грациозно последовала к печи - разогревать мясцо.
   Предчувствуя скорое соитие, наш рядовой Пономаренко даже попытался вступить в непринуждённый разговор с хозяюшкой. Он что-то промямлил про тяготы и лишения армейской жизни, затем привнёс немного романтики, рассуждая про губы словно кораллы, про глаза цвета бровей, потом окончательно запутался и, недовольный собою, снял сапоги.
   "Отчего она не подносит мне чарку какой-нибудь медовухи с дороги?" - удивлялся солдатик.
   "Налить ему прямо сейчас, так он, пожалуй, и сомлеет с усталости, - наверное рассуждала про себя девица. - Ишь портянки-то каковы - совсем дурно пахнут."
   Проследив направление её взгляда и обнажив свою проницательность, Пономаренко молвил так
   - Мне старшина Хлюев рассказывал, что в южных регионах бабы гостям будто бы ноги омывают; таким образом они выставляют на всеобщее обозрение своё гостеприимство, лояльность и отсутствие предрассудков!
   - А что ж, можно и омыть! Ступай-ка ты покамест в баньку - она прямо за избой расположилась! Там и постигнем с тобою все грани статики в сеансе одновременной игры, - туманно ответила ему девица.
   Не видя ничего зазорного в том, чтобы фраппировать хозяйку видом своего молодого тела, Пономаренко быстро - как учили - разделся догола и проследовал в указанном направлении. Он шёл и думал: "Сейчас прибежит или даст время на покакать?"
   В баньке сидели мужики.
   "Пятеро", - мгновенно определил Пономаренко.
   "Ещё один", - синхронно подумали мужики.
   - Откуда будешь, служивай? - задал ни к чему не обязывающий вопрос один из присутствующих.
   - Я убёг из воинской части в поисках лучшей доли. Зовут меня Серёжей Пономаренко, званием - рядовой. А вы кто такие, и зачем мне навязала вас судьбинушка? У меня тут интимное свидание назначено, а вы никак не годитесь для намеченного свершения тех процессов, коие виделись мне долгими месяцами в казарме. Шли бы вы, мужички, отседова, да торопливо. Облом вы мне своим присутствием накличете.
   Отвечал ему самый длиннобородый дядечка:
   - Не серчай, солдатик, но никуда мы не уйдём. И хотели бы, да дверь в баньку только снаружи открыть и можно. Окна, как ты сам заметишь, ежели перестанешь концентрироваться на своём либидо, - вовсе отсутствуют. Обманом завлекла нас сюда ведьма проклятущая, вот мы и паримся в прямом и переносном значении употреблённого глагола. Ты присаживайся - в ногах правды нету, а сидеть нам тут долгенько...
   - Отчего же вы не взбунтуетесь? Мне старшина Хлюев рассказывал, что существовал в истории нашего великосветского государства некто Декабрист...
   - Был среди нашего общества один, - перебил его самый молодой из всей честной компании сиделец, - подстрекал к революционным действиям, так мы его сгубили посредством удушения по результатам общего голосования, - ослабели мы телами и душами для вооружённых восстаний. Ибо такова планида наша - быть в заточении туточки до самой смертушки.
   - Чем же вы питаетесь, бедные? Как досуг проводите?
   - Харчует нас ведьма время от времени какими-то помоями, но мы не ропщем. Иначе восполняем нехватку калорий и прочих витаминов, тем и развлекаемся.
   - Как так? - заинтересовался рядовой Пономаренко.
   - А вот как. Времечко тут тянется медленно, делать особливо нечего, а жрать охота... Вот мы и порешили: будем по-очереди истории сказывать да стихи складывать. И тот рассказчик, у кого они закончатся - и предоставит своё тело для поддержания жизнедеятельности остальных... Таким образом мы ни от скуки не дохнем, ни от голода. И поскольку одинокие путники набредают на ведьмин домишко достаточно регулярно, а пропускать ходы правилами строго воспрещено - игровой и пищеварительный процессы никогда у нас не останавливаются...
   - Что ж, двум смертям не бывать, а одной, видать, не миновать, - бодро произнёс рядовой Пономаренко, присоединяясь к чудной игре... В запасе у него имелось множество историй, рассказанных сослуживцами во время ежедневной уборки территории воинской части от природной пыли.
  
   ЛИФТ
  
   Что всего более удивляло Гошу Ёлочкина, молодого человека лет тридцати девяти, так это его фатальное невезение в моменты вызова лифта предназначенной для соответствующих целей кнопочкой. С того возраста, в котором родители стали разрешать ему спускаться на улицу без сопровождения взрослых, и до описанного ниже случая - не было ни единого раза, чтобы лифт оказался на том этаже, на котором находился Гоша. Отметим, что феномен этот имел место лишь в его, Гошином, доме, тогда как все прочие лифты, коими ему доводилось пользоваться - были более благосклонны, то есть время от времени раздвигали они гостеприимные свои двери сразу же после нажатия управляющих ими кнопок.
   Эта метафизическая несправедливость практически никак не отражалась на жизнедеятельности Гоши. Нет, порой, конечно, она осложняла её, например, когда Гоша торопился домой с целью наискорейшего посещения туалета, но в остальном - можно было и не задумываться о такой хоть и необъяснимой, но мелочи.
   А наша история начинается как раз с того, что однажды, вернувшись из магазина, Гоша зашёл в свою парадную и обнаружил лифт, замерший в ожидании пассажира на первом этаже, готовый, так сказать, к процессу перемещения на любую высоту в рамках предусмотренной технологической конструкции... Гоше стало отчего-то грустно. Мы предположим, что расстроился он потере чего-то таинственного, загадочного в своей довольно однообразной жизни. Впрочем, если бы он мог заглянуть в недалёкое будущее, то вместо этой, признаемся, лишней для интеллектуального развития рефлексии - воспринял бы данный сбой в своей судьбе за некое предостережение и - энергично поскакал бы по лестнице, помахивая тяжёлым пакетом, набитым ингредиентами задуманного ужина.
   Но Гоша шагнул в пространство кабины и выбрал из предложенных цифр девятку, чем выразил желание попасть в конечную точку маршрута посредством изменения положения своего тела в пространстве по оси ординат, потому что квартира его располагалась, как не трудно догадаться, на девятом этаже. Двери закрылись, но лифт остался стоять на месте. Что-то в лифтовой шахте нехорошо чихнуло и умерло. Погас свет.
   "Проглочен", - панически констатировал Гоша.
   Спустя час Раиса Михайловна Блюм, престарелая Гошина соседка по этажу, вышла из квартиры на плановую прогулку. Надо сразу же предупредить читателя, что 30 лет назад преподавала она музыку в той же школе, в которой учился Гоша, а поскольку Гоша от рождения был очень немузыкальным мальчиком, Раиса Михайловна презирала его все эти годы.
   Старушка совершила попытку вызвать лифт, но по отсутствию шумовых признаков, сопутствующих исправной работе оного - догадалась о поломке и, кряхтя, начала долгий спуск к желаемой улице. Через двадцать минут оказавшись на первом этаже, она подошла к лифту и постучала по двери своей палкой.
   - Есть кто? - не для удовлетворения любопытства поинтересовалась она, но из желания поглумиться над возможным пленником, дабы компенсировать потраченные на пеший спуск силы осознанием чужой беды.
   - Раиса Михална! - заорал Гоша. - Вызовите, пожалуйста, пожарную бригаду, чтобы она при помощи специальных инструментов вытащила меня отсюда!
   - Ёлочкин, ты что ль? Весь лифт, небось, обоссал?
   - Раиса Михална, что вы несёте?! Я застрял. Проглочен бездушным механизмом! Тут темно и мало места.
   - Никак, пьяный? Опять с утра закладывать начал?
   - Да не пью я по утрам уже вторую неделю, - оправдывался Гоша. - Но сейчас откупорил, да. А кто бы на моём месте поступил иначе? Водка имеется в числе прочей снеди, купленной мною в магазине, а я в заточении... У меня не было выбора... Сами-то сегодня, наверно, уже накатили стакашку?
   - За такие слова, Ёлочкин, придётся ответить. Сейчас мы с тобой будем разучивать гамму си-бемоль-минор, и пока ты не исполнишь её во второй октаве - никакой помощи не жди! - мстительно отчеканила она.
   - Раиса Михална, вы спятили? Какие бемоли?
   Но старушка уже затянула означенную гамму, подобно стрелке метронома покачивая верхней частью своего туловища. Гоша закрыл уши ладонями, однако акустические свойства пустой лестничной площадки таковы, что не только ладони, но и шлемофон танкиста времён Второй Мировой навряд ли защитил бы слуховой аппарат от гнусного голоса ненавидимой с детства училки.
   - Что ж ты за сука такая?! - закричал Гоша в междверную щель, стараясь обрызгать дурно пахнущей алкоголем слюной отвратительное лицо своей мучительницы. Но она лишь повысила громкость извлекаемых звуков... Долго ли, коротко ли, но молодой человек осознал неизбежное: либо он останется здесь навсегда, и достанут из темницы уже помешанного психа, потерявшего ту личность, к которой он привыкал все 39 лет своей унылой жизни, либо предстоит попытаться ему максимально точно исполнить предлагаемую этой безумной ведьмой гамму...
   Не стоит удивляться, мои жаждущие объективной оценки сложившейся ситуации читатели, что более никто из жильцов прочих квартир, обслуживаемых коварным лифтом в рассматриваемом доме, не стал свидетелем этого запоздалого урока пения. Причина заключена в простом объяснении: в тот день по телевизору показывали антологию передач с участием одной известной актрисы, которая оказалась самой высокооплачиваемой проституткой во Вселенной по версии журнала "Роллинг стоун". Разумеется, не нашлось ни одного нормального человека, отказавшегося проанализировать сию информацию посредством дотошного изучения скопившегося на телевидении материала о ней... Исключением явились лишь Гоша и Раиса Михайловна.
   Как вы помните, мы с вами остановились на единственной возможности, способствующей увеличению продолжительности жизни Гоши Ёлочкина - следовать неожиданному, незаконному, ненормальному в своей абсурдности уроку пения от бывшей учительницы. Заметьте себе, желание жить, сдобренное стандартной ёмкостью, вмещающей в себя полкило излюбленного человечеством алкоголя - дало положительные результаты! Через каких-то семь-восемь часов Гоша "на твёрдую четвёрку" исполнил требуемое Раисой Михайловной, в связи с чем робко поинтересовался:
   - Раиса Михална, может быть продолжим наш урок в домашней обстановке? Для этого вам надлежит позвонить куда следует и сообщить о потерявшем последнюю каплю самоуважения, сидящем в поломанном лифте, но при этом - обладающем неплохими навыками исполнения гаммы си-бемоль-минор человеке...
   - Ах ты паскудник! Думаешь, коли мне за семьдесят, то я и не соображаю ни черта? Я тебя вызволю, так ты ж меня тотчас и укокошишь. Плавали, знаем!
   - Но ведь я получил хорошую оценку, - заплакал Гоша, - чем проявил должное к вам лично (и музыке в целом) уважение!
   Ситуация была патовой, иными словами, нерешаемой привычными для граждан, живущих пусть и в буржуазном мире, но обладающих социалистическим сознанием - поступками. Но лифт, тот самый лифт, который является, если вдруг кто-то из читающих эти канонизируемые в Светлом Будущем строки не понял - центровым персонажем нашего драматичного повествования, - вдруг начал движение! Что-то опять чихнуло в шахте, и Гоша начал стремительно отдаляться от издевательских (если не сказать - садистских) проявлений поведения Раисы Михайловны Блюм. Вы, верно, подумали, что Гоша в этот момент протрезвел от счастья? О, нет. Выпитое вдруг атаковало его сосудистую систему, и мы не исключаем: первопричиной выступила не долгожданная свобода от нотного рабства, но ускорение подъёма, равное обратному g (автор рекомендует не выспрашивать у читающих наше талантливое произведение случайных попутчиков ленинградского метрополитена о значении данной латинской литеры, но обратиться к школьному учебнику физики в той его части, где простыми словами рассказывается о сущности и величине ускорения свободного падения). Лифт летел вверх, обрывая тросы, противовесы и прочие свои кишки, нарушая гармонию гравитации и логическую цепь, которая, уверены, выстроилась в головах читателя, всеми силами пытающегося предугадать развитие сюжета нашего рассказа и при этом заметившего, что близится он к концу.
   Авторский коллектив был бы неоправданно жесток, кабы не объяснил мотивы пожелания лифта окончить свою и Гошину жизни посредством уничтожения о верхнюю часть уже упоминавшейся шахты. Голос, внешний вид, последовательность прямой речи и действий, в конце концов, самое нутро Раисы Михайловны принудили эту, казалось бы, не обладающую интеллектом машину для перемещения в Y-направлении, - проявить оный. И да, теперь вы знаете (и никогда более не забудете), что лифт в вашем доме (перемещаясь в кабине коего вы, ощущая чувство комфорта и защиты от внешнего мира, вызванное уверенностью в гарантированной приватности, почёсываете свои подмышки и прочие интимности, а при наличии зеркал - выдавливаете какую-то мерзость из лица) - обладает не только разумом, но и, в отличие от героя нашего поучительного рассказа, - мужеством.
  
   ДОМИНАНТА
  
   Существует мнение (автор не знает, является оно следствием многолетних вычислений специализирующихся на изучении Теории Вероятности математиков или же порождено статистическими наблюдениями), что у каждого человека в мире существует (или когда-то существовал) двойник.
   Маша Кошкина, с одной стороны, ненавидела многосерийный художественный фильм "Гостья из Будущего" по причине своей удивительной схожести с девочкой, сыгравшей в нём Алису Селезнёву, но в вместе с тем - была благодарна судьбе за эту внешнюю идентичность.
   К своим тридцати годам Маша изрядно уже устала отвечать на вопросы, краткий перечень коих мы не поленимся привести ниже:
   - Скажи, Алиса, а это правда, что коммунизм победит, и боевые терминаторы станут работать уборщиками в результате конверсии в виду прекращения войн?
   - Если космические пираты смогли атаковать такой стратегический объект как Институт Времени, то почему же они не свергли действующее правительство Объединённой Земли на радость придерживающейся либеральных взглядов интеллигенции?
   - Научатся ли в когда-нибудь в будущем российские рок-музыканты играть на присущих жанру музыкальных инструментах и писать мало-мальски приемлемые стихи?
   - А когда изобретут самозарождающийся коньяк, будет ли принят закон, ограничивающий его самозарождение физическими лицами в домашних условиях?
   - Если гомосеки вымрут, то кто будет сниматься в кино?
   - Присоветуй: скупать доллары, юани или советские рубли?
   - Можно ли при помощи миелофона отучить кота ссать на обувь в прихожей?
   - С развитием технологий - станут ли порнофильмы осязаемы?
   И так далее...
   Алиса (извините, Маша, разумеется!) уже неоднократно пыталась сменить имидж, дабы избавиться от бремени своего популярного прототипа: она отращивала длинные волосы, переставала одеваться в советскую школьную форму, неделями не разговаривала на выдуманном дельфиньем языке, но всё тщетно... Как только начинала чувствовать потерю интереса к своей персоне она - тотчас возвращалась к образу героини всеми любимого советского кинофильма, мучаясь доминантой Алисы Селезнёвой и отсутствием собственной личности. Машу подкупало количество поклонников среди мужчин (а иногда и женщин) в диапазоне от десяти до семидесяти лет с беспрекословным их ей подчинением (при виде визуализированной мечты своих самых тайных эротических переживаний они теряли способность постигать разницу между кинопостановкой по мотивам повести Кира Булычёва и реальным миром).
   Конечно же, хотела она повстречать человека, который полюбил бы не образ Алисы, а именно её, Машу Кошкину, поэтому время от времени и редактировала всеми доступными способами внешность она... Ирония заключалась в том, что лишая внешний свой вид канонизированного образа Алисы - она полностью теряла и уже ставшее привычным общественное внимание, ибо ничем примечательным её натуральный внутренний мир не обладал...
   Мы не берёмся предполагать, до чего довело бы Машу вынужденное раздвоение личности. Но случилось нечто из ряда вон: на нашу с вами планету высадились самые настоящие космические пираты и начали устраивать свои пиратские непотребства, перевоплощаясь в приличных граждан и оперируя имеющимися в их боевом арсенале бластерами. И когда стало понятно, что ни полицаи, ни армии, ни даже духовенство передовых государств не в силах противостоять внеземной угрозе, представитель ООН позвонил Маше прямо на телевизор во время просмотра ею познавательной передачи про кенгуру.
   - Здравствуйте, Алиса, - поздоровалось появившееся на экране лицо незнакомого негра.
   - Маша удивилась немного, но сочла увиденное психической аномалией, вызванной некачественным вином.
   - Алиса? - повторил негр. - Это не розыгрыш и не отзвуки приближающегося маразма. Я действительно сейчас разговариваю с Вами по спецсвязи из штаба Ассамблеи. Меня зовут Дэн Дэн. Не удивляйтесь, мои родители Стив и Маргарет Дэн, решили назвать меня Дэном - на их взгляд, это было смешно.
   - Охуеть! - молча воскликнула Маша и, подойдя к телевизору, вытащила питающий его электричеством шнур из розетки. Однако ничего не изменилось в плане стабильной работы любимого с детства лампового устройства, а Дэн Дэн нетерпеливо посмотрел на часы на своей негритянской руке и произнёс:
   - Буду краток, потому что некогда - космические пираты уже насилуют Эйфелеву Башню. Мы знаем о Вашем присутствии в настоящем времени благодаря усилиям сводной дружины агентов цивилизованных стран и каких-то корейцев (я всегда путаю северян и южан, ничего не понимая в их мимике и взаимных претензиях). Просим, приложив несомненные свои боевые навыки - уничтожить в кратчайшие сроки инопланетных захватчиков, зане здоровье и целостность нашего мира напрямую определит и то Будущее, из которого прибыли Вы.
   - Должна вам признаться, - справившись с неловкостью ситуации, сообщила телевизору Маша, - что никакая я не Алиса Селезнёва! А Маша. И сейчас вы мешаете моему просмотру телепередачи про одно забавное австралийское животное с карманом на пузе. Французов, кстати, я с детства терпеть не могу, поскольку ни Пьера Ришара, ни Алена Делона в действительности не существует, а только выходцы из Африки, подобные вам, дегустируют тамошнее божоле на Монмартре под вопли о гендерном равенстве, - поэтому на вашу башню мне насрать! - позоря манерой устной речи усреднённого российского обывателя перед некоренным европейцем, сообщила она собеседнику.
   - Тогда одолжите миелофон, - не смутившись отказом, попросил Дэн Дэн.
   - Самой мало, - утомившись столь долгим диалогом, объявила Маша и накрыла телевизор покрывалом. Приглушённый голос упрекнул:
   - А вот советская Алиса - пришла бы на помощь человечеству, тогда как Алиса современной, буржуазной формации - предпочитает наслаждаться движениями кенгуру, показанными в замедленном воспроизведении, пока планета меняет свои очертания под натиском превосходящих сил агрессора... Что ж, засим более не отвлекаю.
   И отключился.
   Маша приподняла покрывало, и не нашла ничего неожиданного: пыль неравномерными слоями возлежала на поверхности тёмного экрана, и - никаких негров!
   - Допилась, - констатировала Маша и энергично осушила стакан винишка...
   Несколько дней спустя она вышла из дому, одевшись в советскую школьную форму, дабы потешить самолюбие, прогуливаясь под шквалом выражающих аппетит взглядов мужчин и женщин в указанном ранее возрастном диапазоне. Но здесь её ждало пренеприятнейшее открытие! Люди смотрели теперь на Машу ненавидящими глазами, а один дедушка даже заявил ей:
   - Эх, Алиса, всю жизнь я в тебя веровал, а ты оказалась безинициативной алкоголичкой. Всё человечество предала! - и плюнул нехорошим в её огромные глазища.
   - Раньше ты могла пожертвовать собою ради какого-то Коли Герасимова, - продолжил дедушка, тыльной стороной ладони утерев морщинистый рот, - а теперь, стало быть, западло?
   Машу осенила догадка. Не привиделся ей негр в телевизоре, то есть космические пираты и в самом деле напали на планету! Она подняла испачканный чем-то красным обрывок передовицы "Капиталистической Правды" и прочла название статьи, подтвердившей дурные её предчувствия:
   "АЛИСА СЕЛЕЗНЁВА ОТКАЗАЛАСЬ ВЫСТУПИТЬ НА СТОРОНЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. МЫ ОБРЕЧЕНЫ."
   А ниже красовалась нетрезвая Маша, сфотографированная телевизором в процессе давешнего общения с чернокожим представителем ООН по имени Дэн Дэн. Смекнув, что теперь не следует разгуливать по улицам в образе Алисы Селезнёвой, Маша сняла с упрекнувшего её в пассивности дедушки шляпец и старенькое пальтишко, пересчитала оказавшиеся во внутреннем кармане деньги и, наполненная радостью освобождения от довлеющей над ней доминанты, - поскакала в магазин за винцом.
  
   НОВОЕ ОДЕЯЛО
  
   Жила-была дружная семья. Мама, папа, маленький сыночек Максимка и некрасивая, но, предположительно, добрая бабушка. Родители, как правило, проводили жизнь на работе. Впрочем, может и не на работе, да Максимке о том не докладывали; ему представлялось, что в мире есть только Дом и Работа, разделённые злой Улицей, на которую ни в коем случае нельзя выходить одному - без мамы или папы. Но мамы и папы никогда не было дома, а бабушка была настолько некрасива, что Улица не могла её принять... Вот и сидел Максимка целыми днями около окна и ждал родителей, пока бабушка варила суп или пересчитывала свои накопленные "на похороны" деньги...
   - Бабуль, - от скуки обратился к бабушке Максимка, - а тебе не всё ли равно: как тебя хоронить будут, и будут ли вообще? Ведь формально ты уже перестанешь числиться в секторе живых людей. Ежели, например, бог есть, и ты, чего доброго, попадёшь в рай, и твоей мудрости будет столько, что такая мелочь как оградка на могиле тебя вряд ли заинтересует - стоит ли изводить себя на закате жизни пенсионным стяжательством? С другой стороны, если никакого бога природой не предусмотрено, то к чему вообще тогда переживать о судьбе мёртвых костей своих? А, бабуль?
   Произнося эту отрешённую речь, Максимка глядел за окно, а не на бабушку, за что, в конечном итоге, и поплатился. Милые детки, когда разговариваете с человеком, смотрите в его глаза, ибо, возможно, в этот самый момент решается ваша участь!
   - А знаешь, внучек, ведь ты прав! Что я, дура старая, считаю да пересчитываю эти бумажки? Ты посиди один пока, поиграй с папиным ноутбуком в "секу", а я схожу в магазин, подарок тебе куплю.
   - Подарок?! Спасибо, бабуля, ты самая добрая из всех некрасивых бабушек на свете! - закричал Максимка. - Но как же ты пойдёшь в магазин? - взволнованным голосом выразил он некстати пришедшие на ум сомнения. - Тебе ведь предстоит выйти на улицу, а ты, судя по всему, давно в зеркало не смотрелась! С такой внешностью на улицах находиться никак нельзя, за такие черты лица в тюрьму сажают, а если и не сажают по-причине повальной толерантности, то стоило бы!
   - Эх, Максик, умненький ты у меня... Был, - сказала бабушка, что-то прикинув в своей чудовищной голове. Поцокала языком и ушла.
   Спустя какое-то время мальчик задремал. Сон его был неспокойным: в голове никак не укладывался намёк бабушки на то, что он, Максимка, дескать, был когда-то умненький. То есть по её словам выходило, что сейчас это - не так? Никакой глупости он в своей голове не ощущал, напротив - был как никогда вдумчив и объективен. "Зачем же она так сказала?" - терзал во сне внутренний голос...
   Послышался скрип открываемой двери - на пороге стояла бабушка. Максимка вскочил и с нетерпением стал скакать по комнате, не в силах дождаться, когда же она откроет подарок, ведь свёрток-то был ого-го - большущий!
   - Любименькому внучку от бабу-у-уленьки, - просюсюкала бабушка и вытащила из упаковки новёхонькое одеяло. Надежды Максимки на рекламируемую вторую неделю железную дорогу рухнули. В горле запершило... "Вот старая скряга", - невоспитанно подумал он, чтобы удержать себя в руках и не разрыдаться.
   - Ты не думай, Максик, это хорошее одеяло! - проницательно молвила бабушка. - Вот посмотри: с этой стороны оно бледное, а с этой - красненькое, что твой длинный язычок, а эти белые рисунки на зубки похожи, не так ли? Смотри сколько зубиков, ай-ай, и не сосчитаешь!
   Не глядя на подарок, Максимка процедил:
   - Спасибо тебе, бабуля. За всё. Позволь только поинтересоваться: ты когда уже покинешь этот жестокий мир, а?
   - Скоро миленький, ой, скоро! Вот только одеялко на тебя примерю, можно и отходить помаленьку, - произнеся эту околесицу, бабушка быстрым движением расправила одеяло и набросила его на удивлённого внука!..
   Доносившееся из-под одеяла чавканье было настолько громким, что у соседки с нижнего этажа, у Нины Аввакумовны, даже разыгрался аппетит, вследствие чего она поспешила на кухню - жарить яичницу с луком и томатной пастой.
   Родители же, придя с работы, не заметили пропажи сына, поскольку дома бывали настолько редко они, что в принципе мало на чём концентрировали своё внимание. К примеру, мама была уверена, что живущая с ними уродливая старуха - мать мужа, а папа, соответственно, думал - наоборот. Когда она появилась у них в доме - уже и не вспомнили бы... Да и не до воспоминаний им было - они много работали.
  
  
   ЭФФЕКТ ЖЁЛТОГО КЛЮЧА
  
   С Аркадием Фридриховичем Гелем приключилась неожиданная для его гражданской позиции, нюансов психологии и социального положения болезнь. Описать её довольно трудно для даже обладающего острой проницательностью и недюжинным литературным талантом автора. Впрочем, сложность поставленной задачи лишь обостряет писательский азарт и обнажает доселе дремавшее желание осчастливить любознательного читателя рассказом об одной из скрытых сторон природы человеческого существа, для чего автор воспользуется столь излюбленными со школьной программы деепричастными оборотами, вводными предложениями и несколькими прочими фразеологическими схемами, отличающими русский - от всяких прочих языков, коими вынуждены оперировать менее везучие народности Планеты...
   Впрочем, будем последовательны...
   В одно осеннее, ничто не предвещающее утро, Аркадий Фридрихович проснулся с незнамо откуда взявшимся даром: он вдруг получил возможность существовать одновременно в нескольких временны'х вехах своей жизни. И настолько реальны были эти его перемещения, что сам Аркадий уже не смог бы с уверенностью определить то Настоящее, в коем сей дар был приобретён.
  
   Аркаша сидел в комнате и ждал возвращения мамы. Она ушла за свёклой для винегрета, но ведь магазин находится совсем рядом с домом, а мама отсутствовала уже около часа!
   "Напрасно инженеры не разработали такой телефон, который можно было бы всегда носить с собою, и - при непреодолимом желании - позвонить необходимому тебе человеку, например - маме! - рассуждал про себя Аркаша. - Вот случись чего дурное, непредвиденное - как я узнаю? Ведь связывались же специалисты из Центра Управления Полётом с Юрой Гагариным, когда тот, назло американцам, совершал свой бессмертный полёт вокруг Земли!"
   Но развить эту мысль он не успел, потому что из недр входной двери послышался столь знакомый скрежет, получавшийся при помощи двойного прокручивания старенького замка маминым жёлтым ключом. Аркаша, забыв надеть тапки, побежал встречать маму, испытывая при этом чувство глубочайшего облегчения, которое, к слову, быстро сменилось любопытством, переходящим в предвосхищение: а не купила ли мама в магазине барбарисок или (даже страшно предположить!) абрикосов?
   - Мама, почему ты так долго? - прокричал Аркаша, но не стал дожидаться ответа: он с головой погрузился в мешок с продуктами.
   -... ты меня слышишь? - спросила мама.
   - Чего?
   - Я говорю, заходила в недавно открывшийся Районный Дом Пионеров. Записала тебя в кружок!
   - В какой ещё кружок? - насторожился Аркаша.
   - В кружок Юных Портных. Там ты научишься шить спецодежду и комбинизоны для колхозников! Это очень древняя и уважаемая профессия. Я очень за тебя рада!
   Потрясение было настолько велико, что Аркаша на какое-то время потерял дар речи. Все его мечты в это мгновение разбились, как разбиваются сердца у иных некрасивых девушек, в том или ином возрасте с удивлением обнаруживающих свою непривлекательность... Слёзы ещё не успели должным образом скопиться в эволюцией предусмотренных для подобных случаев резервуарах, но лицо уже искривилось в гримасе обиды и непоправимости, что ли... Мы хотим уточнить, что это был первый раз в недолгой Аркашиной жизни, когда он испытал на себе столь очевидное для нас, стареющих мужчин, несовершенство мира.
   - Ма... ма... н-не... я н-не...
   Однако, мама его была хоть и не без чертовщинки, но - мудрой женщиной. Она вовремя поняла, что на сегодня достаточно поиздевалась над сыном, поскольку - как ни крути - подобный юмор он сможет оценить лишь спустя многие годы.
   - Да шучу я, шучу! Чуть не расплакался - как маленький, право! Неужели поверил? Что ж я по-твоему - фашистка какая-нибудь? Записала тебя в кружок игры на шестиструнной гитаре! Поэтому быстро одевайся и едем в магазин музыкальных инструментов: Любовь Петровна говорит, что вчера был завоз и пообещала придержать одну гитару для тебя. Ну, что стоишь? Марш!
   С разбегу запрыгивая в вельветовые брюки, Аркаша понял, что несовершенство мира вполне поправимо, надо лишь вовремя получать жёлтые ключи к скрежещущим замкам его, и, желательно - сразу!..
  
   - Задерживаем на полчаса! - кричит тур-менеджер, тыльной стороной ладони утирая липкий, жирный пот со лба, своими размером и массой напоминающего вымя...
   - Архангел, не гневи народ! Народ алчет, - привыкший выражаться витиевато, гундосит Фауст. "Хороший он парень, - не спеша соображает Аркадий, - но как басист - говно."
   - Хо-ший... ты... но го... нво, - не задействуя голосовые связки произносят его губы, однако три пары глаз следят вовсе не за сутью сказанного. С какой-то коллективной торжественностью они наблюдают тонкую нитку слюны, свисающую с подбородка своего художественного руководителя... При этом думают обладатели глаз очень разное:
   "Надо бы её отщипить. Но как? Посредством пальцев или просто сдуть? А может она наберёт должную массу и под воздействием гравитации - сама отслоится?.." - это рассуждает Фауст (вне сцены - Вася Устинов).
   "Нажрался перед концертом, обезьяна! Дать бы ему по сопле с оттяжкой!" - страстно мечтает тур-менеджер, но помимо худосочного Фауста в гримёрке расположился внешне спокойный, но исключительно опасный в запое барабанщик Саня Романов (сценический псевдоним - Саурон)... Вдруг тур-менеджер замечает, что Архангел (Аркадий Гель, автор всех восемнадцати хитов молодой северностоличной панк-группы "Невыдуманные Персонажи") - пристально смотрит прямо в лоб ему. "Как будто прицеливается! Или приценивается?.." - неожиданно для себя сочиняет каламбур тур-менеджер и - от греха - делает шаг назад.
   - Вымя! - кричит ему в лоб Аркадий своим грязноватым баритоном, коий, к слову, уже второй год сводит школьниц всей страны с ума, и в особенности сейчас - после релиза сингла "На учебнике ПДД - почеломкаемся и т.д.".
   В сложную ситуацию вмешивается световой техник, которому очень хочется домой, а задержка концерта всегда сулит и нескорое его окончание. Предложенная им идея воплощается оперативно и со вкусом: Архангела кладут на огромный колёсный ящик для хранения всевозможного оборудования и вывозят на сцену под восторги наполненного до отказа зала.
   Понимая, что о гитаре не может идти и речи, товарищи по искусству суют ему в руки микрофон, в хромированную решётку коего кумир российских школьниц продолжает страстно повторять с секундными паузами: "Вымя!.. Вымя!..", - но это уже не важно, потому что третий пункт контракта ("об обязательном выходе музыкального коллектива на сцену") - выполнен, да и зал вторит ему всеми известными современной науке диапазонами женских голосов, заглушая барабаны, бас-гитару и гипнотический вокал своего кумира: "Вы-мя!.. Вы-мя!.."
   К окончанию концерта Аркаше становится немного легче, и он вполне сносно исполняет композицию "Жёлтый ключ", которая два года назад на протяжении пяти недель возглавляла британские хит-парады, повторив успех Ливерпульской Четвёрки, но была занесена во Всемирную Энциклопедию Рок-музыки по другой причине: впервые в истории песня занимала столь высокие позиции в рейтингах, несмотря на то даже обстоятельство, что спета была на иностранном для англо-саксов языке. Впрочем, это не совсем так. Для британского музыкального рынка её почти целиком перевели на английский (см. раздел "Yellow Key"), однако произношение исполнителя не позволило донести до британцев ни её фабулу, ни красоту слога...
   Услышав из-за кулис первые аккорды "Жёлтого ключа", тур-менеджер присел на гитарный кейс, обхватил ладонями свой вымеподобный лоб (насколько позволяла чудовищная площадь последнего) и - горько заплакал...
  
   Сразу после приземления гражданин в синих вельветовых штанах отыскал свои вещи в соответствующем терминале, заказал по телефону такси и покинул здание аэропорта. Погода в Желтоключникове была самая петербургская для описываемого времени года, то есть - отвратительная (потому что, как город не переназови - географическое его расположение не изменится), что, однако, не помешало означенному гражданину закурить наносигарету и насладиться её сомнительными свойствами.
   Такси пришёл вовремя.
   Водитель, вопреки присущим своей профессиональной касте правилам поведения, довольно приветливо поздоровался с не по сезону одетому клиенту (проницательно определив по типовому значку "Благодарность тружеников", что вернулся гражданин из командировки откуда-то с Юга), утрамбовал чемодан в багажник и предложил пристегнуться ремнём безопасности, сославшись на участившиеся в последние годы дорожно-транспортные происшествия, оканчивающиеся порою даже не без последствий для внутренних органов их участников.
   - Любезный, - обратился пассажир к водителю, - ясен ли тебе адрес промежуточной и конечной точек нашего маршрута?
   Таксист молча кивнул, но про себя отметил, что у пассажира знакомый голос.
   Парковка около кладбища была заставлена автомобилями, а выходящие из них женщины тотчас раскрывали свои жёлтые зонты, и вся эта одноцветная толпа медленно тянулась куда-то внутрь кладбищенской территории. Впрочем, только пришелец из далёких миров, буде таковые существуют, мог не знать точки стечения паломников со всего мира. Шли они к памятнику, установленному на условной могиле кумира поколения - Аркадию Гелю. Уже два десятка лет его исчезновение во время новогоднего концерта не давало покоя населению Земли, а наследие его в виде восемнадцати песен - уже давно было канонизировано и преподавалось в детских садах всех вступивших в Лигу Жёлтого Ключа государств (пришелец из далёких миров сильно удивился бы, узнав, что лишь одна страна отказалась от участия в работе Лиги, сославшись на свой уникальный музыкальный рынок, за что, кстати, была стёрта с поверхности планеты ядерными боеголовками Объединённой Армии).
   Памятник был сработан из чистого золота и своим видом напоминал атрибут ортодоксального буратины. "Идиоты, - прошептал гражданин в синих штанах. - Не в форме дело, да и, признаемся - не в цвете, но в назначении ключа!" Он похлопал по плечу закемарившего таксиста.
   - На швейную фабрику?
   - На швейную, - машинально ответил пассажир, и добавил с рассеянной улыбкой:
   - Колхозники ждут...
  
   НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПЕРЕЕЗД
  
   Кондрат Палыч Косых несколько дней кряду информировал жильцов коммуналки, в которой он, нужно заметить, родился и прожил всю свою жизнь, о том, что скоро переезжает в выделенную государством отдельную квартиру, расположенную в одном из спальных районов города, однако не находил в оных жильцах носителей должного интереса к столь важному дня себя событию. Соседям предсказуемо казалось, что Кондрат Палыч таким образом хвастается своей удачею, как бы давая понять им, что Фортуна весьма избирательна, и абы кого не заключает она в любовные свои объятия, отдавая предпочтение самым достойным членам общества. Но это было вполне естественно с их стороны - так думать, потому что зависть воспитывается буржуазной моделью взаимоотношений с самого детства (разработчики упомянутой модели когда-то ошибочно предположили, что с её помощью человечество будет мотивировано на личный экономический прирост, что, в свою очередь, со временем обеспечит налоговый аппарат дополнительными денежными поступлениями)...
   Но заблуждались жильцы коммунальной квартиры! Искал Кондрат Палыч лишь сочувствия и поддержки, поскольку очень боялся он столь сильных перемен, а ближе соседей у него никого в жизни не накопилось...
   - Ордер уже заполучил, - рассказывал он парнишке из комнаты-у-туалета, но скорее подбадривая произносимым себя, - таперя только и заживу! А что? Пора и о семье задуматься - седьмой уж десяток разменял... Там, слышь-ка, наличествует балкон, и лифт функционирует!
   - Ты, деда Кондрат, стало быть, в новом доме будешь барствовать, а нам с родителями - до моей старости продолжать в десятиметровой комнате ютиться, слушая музыку соседских испражнений? - интересовался его малолетний собеседник. - Как по-твоему: это шибко справедливо?
   - Пойми, ребёнок, правительство сочло необходимым позаботиться именно обо мне. То есть, откажись я от получаемой жилплощади - твоей семье она вряд ли досталась бы... Справедливость тут ни при чём, её, если хочешь знать, вообще не бывает, а выдумали этот термин большевики, дабы мобилизовать европейский пролетариат на борьбу с поборниками демократии за право на выходной день.
   - А вот если бы такая возможность была, ты уступил бы нам предлагаемое? - не унимался мальчик.
   "А что? - подумал вдруг Кондрат Палыч. - Не попробовать ли? Тогда и переезжать не придётся, и люди сформируют обо мне лучшее сложившегося за долгие годы соседствования мнение!"
   На следующий же день Кондрат Палыч отправился в собес, дабы узнать о возможности оформить задуманное. Отстояв внушительную очередь, состоящую из претендентов на получение комфортабельного жилья, попал он в кабинет к чиновнице преклонных лет с густо подведёнными бровями на желтоватом - в цвет разложенных на столе бланков - лбу.
   Поскольку Кондрат Палыч пришёл в столь популярную инстанцию не с целью подачи заявления на получение жилплощади, а скорее с обратным, разговор он начал в свободной, если не сказать - вульгарной манере.
   - Здравствуй, девица-красавица, - обратился он к чиновнице, плюхнувшись на скрипучий стул и несколько по-женски закинув ногу на ногу, - принимай дорогого гостя.
   Возникла пауза, охарактеризовать которую сторонний наблюдатель мог бы как неловкую, в то время как содержала она в себе более широкий спектр значений, не исследовать который автор не может себе позволить, учитывая потребление его литературного таланта столь претенциозным читателем, коим, без сомнения, является обладатель изучающих эти чарующие строки глаз.
   ...Бывает, смотришь остросюжетный фильм, рассказывающий, в числе прочего, о нелёгкой работе водолазов или, на худой конец, каких-нибудь самовлюблённых аквалангистов, и начинаешь замечать, что в процессе просмотра дыхание вдруг начинает сбиваться с ритма, потому что сценарист, сука, для наиболее реалистичного восприятия зрителем своей претендующей на получение престижных наград на всевозможных кинофестивалях картины привнёс в последовательность сюжета эпизод с заканчивающимся в акваланге кислородом. А поскольку сопереживание персонажу уже достигло своего пика, - упомянутый зритель (в нашем лице), невольно отождествляя себя с попавшим в экстремальное условие героем, своею шкурой ощущает его переживания, вплоть до восприятия физической боли. Мы с вами, разумеется, понимаем: режиссёр измотал на съёмках заслуженного артиста, изображающего описываемого водолаза, из тех же самых соображений - дабы прославить свою фамилию и заработать много денюжек в прокате.
   Пауза, возникшая после фамильярного приветствия Кондрата Палыча, имела схожие с предложенным выше примером корни. Чиновница, можно сказать, залюбовалась увиденным, то есть фантастические действия и эмоциональная подача посетителя внутри много повидавшего кабинета не укладывались в привычный мир настолько, что желтоватый (опять же, в цвет бланков) мозг её - отказывался принять произошедшее в качестве случившегося факта, ссылаясь на совершенно невозможное для яви поведение гражданина.
   Однако даже поклонник кинофильмов о подводном мире, время от времени чувствуя лёгкое головокружение и заполненность мочевого пузыря во время просмотра, вспоминает, что сидит он в провонявшей пивной отрыжкой комнате, облачённый не в гидрокостюм - в треники с оттянутыми коленками, отнюдь не находясь при этом в среде обитания потенциальных морепродуктов. И чередование вдохов и выдохов (равно как и продолжительность их) за время пути по маршруту "сортир/обратно" - нормализуется.
   Вот и чиновница, незаметно опохмелившись стремительным движением головы в недра приоткрытого сейфа, восстановила умственную активность.
   - Чем могу помочь? - нехорошо улыбнувшись, поинтересовалась она.
   - Я тут, что называется, пораскинул, - самодовольно начал Кондрат Палыч, - и пришёл к пониманию вкравшейся в распределение социальных благ ошибки. Хотел бы передать назначенную мне квартиру соседской семье. У них смышлёный ребёнок, родители пьют относительно немного, и шансов разбогатеть - никаких.
   - Вот оно что...
   Чиновница проницательно вгляделась в черты лица посетителя и вывела следующее:
   "Ах ты ж говнюк! Насквозь тебя вижу. Замыслил спекульнуть государственным имуществом, а мне, стало быть, под статью за это? Ну, я тебя проучу..."
   А вслух произнесла:
   - Что ж, пишите два заявления: первое - на выписку с прежнего адреса. Это даст вам право вступить в пользование новой квартирой. И сразу же второе - на отказ от этой, уже полученной отдельной жилплощади, чтобы открыть возможность впоследствии оформить её в пользу давеча упомянутой семьи.
   Не предвидя подвоха в рекомендации сотрудницы столь уважаемого учреждения, Кондрат Палыч аккуратно заполнил предложенные формы, и, гордый собою, покинул кабинет.
   А чиновница ловко обернула дело таким образом, чтобы Кондрат Палыч остался вовсе без места жительства. А что, вы, вечно сомневающиеся в адекватности автора читатели, никогда не сталкивались с подобными ей людьми? Скажем больше: женщина эта (дабы возможное расследование зашло в тупик) тем же вечером совершила суицидальный акт! Мы не будем вдаваться в подробности - каким образом она покинула нашу с вами реальность, отметим лишь, что умирала она хохоча, представляя удивление оказавшегося без крыши над головой гражданина Косых, её сегодняшнего посетителя, посмевшего без должного трепета (но позволившего себе даже с некоторой иррациональной наглостью) общаться с нею...
   "Так что же произошло с Кондратом Палычем?" - ёрзая от нетерпения на продавленном диване облачёнными в треники с оттянутыми коленками задницами, спросите вы у автора, дочитав до этого неожиданного сюжетного поворота.
   И мы с готовностью ответим!
   Стабилизируйте дыхание посредством уже знакомого вам маршрута, и постарайтесь уразуметь: всё необходимое для получения наград на соответствующих неоспоримому авторскому таланту престижных литературных фестивалях - уже сделано. В том смысле, что кульминация нашей истории заключена не в концовке произведения, но равномерно рассредоточена в содержании оного. Это сложно понять любителям литературы, предпосылки коей зиждутся на желании понравиться массам. Впрочем, если вы дочитали нашу электронную рукопись до этих трагичных строк, дополнительного разъяснения и не требуется...
  
  
   РАЗВЕДЧИК
  
   Алексашка Мамонтёнков служил в разведке. Точнее, ни в какой разведке он не служил, а являлся лишь сотрудником бригады грузчиков, перевозящей мебель на грузовике с надписью "Мебель", но поскольку его, как самого молодого, старшие коллеги всякий раз отправляли не только в магазин за папиросами и прочей снедью, но и на осмотры маршрутов, по которым им предстояло движение с накопленным за долгое существование на планете клиентским скарбом (посчитать там количество ступенек, к примеру, или оценить работоспособность лифта), Алексашка, не вдаваясь в подробности своей специальности, отрекомендовывался новым своим знакомым - разведчиком логистических сил.  
   Случилось однажды такое с ним приключение. 
   Приехав по указанному адресу, отправился Алексашка выполнять свою разведывательную задачу, опытным взглядом подмечая всякие детали: сложные повороты и прочие тонкости лестничной архитектуры, пока его товарищи по профессии дышали кислородом на улице. Вдруг, видит - дверь в одну из квартир открыта настежь, а в коридоре стоит женщина в невиданном красоты неглиже и жестикуляционно приглашает его, Алексашку, значит, подойти к ней, нарушив священную границу частной собственности и морали.
   - Вы приглашаете меня в гости? - спросил Алексашка у женщины, дабы не случилось какого-то недоразумения.
   Женщина осуждающе улыбнулась, как бы намекая на недогадливость молодого человека, но при этом ничего не ответила.
   - Знаете, - начал оправдываться Алексашка, - мне лестно ваше предложение, и я бы с удовольствием попил с вами индийского чаю с лимоном, но меня ждут, потому что не от праздности брожу я здесь, но выполняю некие корпоративные обязанности, - и, противореча только что произнесённому, шагнул он в уют столь гостеприимной квартиры.
   Хозяйка сразу же пошла на кухню - по всей видимости, заваривать чай, а вместо неё перед взором разведчика образовался мужчина в белой майке, почти без штанов, но в носках. Словом, неприятный.
   - Ну что, мил человек, - нехорошо осклабился Неприятный, - не ожидал?
   Алексашка, разумеется, не был к такому готов. И как любой человек на его месте - мгновенно стал нести какую-то ахинею:
   - А я сантехник из жилищного управления, пришёл проверить работоспособность унитаза. 
   - Пришёл, так проверяй, - плотоядно ответил Неприятный.
   Алексашка проследовал в туалетную комнату, встал там на колени и сделал вид, что соотносит какие-то параметры в, заметим, давно не спускаемом унитазе. Неприятный же тем временем подскочил сзади, да как макнёт его головой в обследуемый фикалоприёмник, что бедный разведчик даже впал от неожиданности и унижения в некоторое оцепенение, то есть совершенно не сопротивлялся производимым над ним действиям надругательного характера.
   - Будешь ещё на чужой каравай разевать пастёнку? - тоном победителя спросил Неприятный.
   - Нет, больше никогда не буду, - размазывая по лицу слёзы с говном, убедительно прошептал Алексашка, когда прочистил свои носовые пазухи и ротовую полость, после чего был вытолкнут из квартиры безо всякого чаепития.
   Вернувшись в грузовику с надписью "Мебель", Алексашка объяснил старшим товарищам свой неприглядный внешний вид таким образом:
   - Набросились на меня, - говорит, - три собаки. Одна держала меня за ноги, другая яростно облизывала мою голову огромным влажным языком, а третья, с позволения сказать, слабилась на меня. Я знаю, теперь вы до конца дней моих будете смеяться всякими обидными аллегориями надо мною, посему не могу боле быть одним из вас.
   И покинул Алексашка бригаду. Пошёл он работать разведчиком в доставляющую физлицам металлопластиковые окна фирму; и никогда, наученный, в прямом смысле слова, горьким опытом - не принимает с тех пор предложений от женщин как на предмет распития чаю с лимоном, так и - без оного.
  
  
   СЛУЧАЙ В ТРАМВАЕ
  
   С Петром Егоровичем Улановым третьего дня случилось пренеприятнейшее недоразумение, переросшее в досадный транспортный инцидент. Возвращался, стало быть, Пётр Егорович с работы на 58-м трамвае, поскольку личного автомобиля у него не имелось, а вызов такси изрядно бил по карману - часу, эдак, в десятом. И не вечера, как следовало бы предположить, а утром. Задремал... Вдруг, крик на весь салон: люди добрые, мол, обокрали! Стоит бабка и орёт во весь объём своих лёгочных мешков. Народу, отметим, в трамвае было не шибко много: кто ехал на службу к девяти часам - они уже находились на своих рабочих местах, поэтому свидетелями описываемой трагедии были лишь скучающие по утрам пенсионеры, да передумавшие ехать в свои учебные заведения студенты. И Пётр Егорович ещё - он работал ночным охранником в областной библиотеке, потому и следовал означенным маршрутом домой в столь странный час.
   "Это в какой же области нашей России трамвай ходит?" - спросят нас недоверчивые читатели, и мы ответим со всею писательской мудростью: много, много на Руси таких мест, где ещё и на лошадях до школ добираются да в собачьих упряжках, то есть трамвай - не самый неожиданный вид транспорта! Не верите? Вот таким же манером и жители ряда отдаленных от европейской части России городков не могут взять в толк существование вертолётных площадок на территориях иных загородных резиденций...
   Орёт, значит, бабка, остановиться не может... Посочувствовалось вдруг Петру Егоровичу. Подошел он к бедной старухе и молвит:
   - Пошто надрываешься, мамаша? - проявляет, так сказать, гражданскую бдительность.
   - Мильён рублей в лотерею выиграла, вот и нарадоваться не могу, не видишь!? - не к месту обнажила свою предрасположенность к сарказму та. - Деньги из сумки вытащили - выражаю криками свою тоску по ценной пропаже!
   - Но, милая старушка, - назидательно произнёс Пётр Егорович, - проживя столь долгую жизнь, вы не могли не осознать, что материальные ценности - далеко не самое главное! Есть ещё душа и поэзия, Ньютоновы Начала и Философский Камень...
   - Был камень! Точнее, сухая пчёлка - в кошельке! И поезия имелась в молодости! Это ты у меня все украл! Держите его, люди! Вор! Вор!
   - Вы ошибаетесь, уверяю вас, - вступился за свое доброе имя и высокие нравственные показатели Пётр Егорович. - Сидел я в другом конце салона, к вам не приближался... Зачем же вы наговариваете на незнакомого человека, бездоказательно позорите его перед общественностью?
   - Да ясно всё, - вступил в разговор студент с длинными грязноватыми волосами, - сбрендила старуха по пьяни, не иначе. Слышь, бабка, у тебя деньги-то вообще были?
   - Известно, были! Я на рынок еду пчёл покупать! На рынке бесплатно только плюнуть в карман могут, без денег мне на рынок соваться не с руки...
   - Простите, а зачем вам пчёлы? Мёд вырабатывать? - аппетитно примкнул к назревающему конфликту плешивый дедок, беглый визуальный осмотр которого всего минуту назад вызывал сомнение: а не в коме ли он?..
   - Да какой мёд... Чирей у меня вскочил на самом стыдном месте - к врачу идти мне аристократические корни не велят. А пчёлье жало ото всех недугов помогает. Мотай на ус, отрок, они и твоей проблеме помочь способны - увеличат где надо, - сказала старуха и хитро так подмигнула в миг растерявшемуся студенту...
   - А может, дядя, ты нам карманы свои продемонстрируешь? - сконфуженно обратился к Петру Егоровичу студент. - Всяко бывает... Ведь ежели ты нас обвести вокруг пальца хочешь, говоря о том, что не виновен, или - того хуже - украл, да уже и позабыть успел?.. Ведь какая карусель завертится! В этом разе, чего доброго, и на меня подумать могут. А я в деканате на особой заметке - пью я, дядя... Так что ты пиджачок-то сымай, да дай нам проверить его на предмет потайных карманов.
   За этим разговором никто и не обратил внимание на то обстоятельство, что трамвай давно уже никуда не едет. Опытный пилот, услышав на борту выкрики "Вор! Вор!", предусмотрительно вызвал по ВЧ областного шерифа и теперь ждал его появления, согласно инструкции обесточив транспорт и заблокировав двери.
   "Но отчего молчал кондуктор?" - снова пытаясь уличить автора в нечестности, спросите вы? Действительно, столь долгая беседа без участия этого стража государственных накоплений, не побоимся сказать: этакого полевого налогового служащего - практически невозможна! Но здесь и кроется вся кульминативная часть нашего рассказа: кондуктор исчез из салона, причем, несколько остановок назад. То есть, пассажиры давно определили для себя главного подозреваемого, но не торопились озвучивать свои догадки вслух, т.к. не хотели признаваться в своём безбилетном проезде тем неудачникам, которые его оплатить успели!
  
   Шериф выглядел сильно... В облике его таинственным образом сочетались черты древнерусского богатыря и, почему-то, менеджера по продажам подержанных автомобильных шин. Чином для своих лет он был небольшим - лишь капитан от инфантерии, зато смердящая махоркой сигара и огромная кобура на расслабленном ремне недвусмысленно указывали: перед вами самый настоящий шериф, а не какой-то там засранный участковый.
   "Какого-то шерифа выдумал автор! Мы в России, не забыл?" - опять вмешаетесь вы в канву нашего повествования! Оставим сие замечание без комментариев, поскольку имеем основания предположить, что рассказчику виднее, ибо ваше присутствие в месте описываемого происшествия можно охарактеризовать как отрицательное; мы же - следили за настоящими событиями своими глазами: с передней площадки салона 58-го трамвая. А ежели вам так уж хочется подискутировать, попытайтесь разобраться в предостерегающих объявлениях, имеющих место во всех пассажирских транспортах, и гласящих буквально следующее: "Во время движения за кабину не заходить!" Но если не за кабиной - где же бедным пассажирам находиться, позвольте полюбопытствовать? Ведь не спереди же, не сбоку... Ответ напрашивается сам собою: перед началом движения салон требуется покинуть. В противном случае, согласно логике и информативной задаче, на объявлении бы следовало написать так: "Во время движения строго воспрещается приближаться к кабине ближе чем на 2 метра, дабы сокращение угла обзора водителя в центральном зеркале заднего вида не привело к аварии с летальным исходом большей части пассажиров".
   Шериф о чём-то тихо расспросил старуху, периодически стреляя глазками по сникшей фигуре Петра Егоровича. Потом отечески похлопал студента по плечу ("Бабка дело говорит, попробуй пчёл") и привлек внимание пассажиров коротким сигналом в инкрустированный подсохшими пищевыми крошками полицейский свисток.
   - В ходе оперативных мероприятий следствием установлено: подозреваемый Пётр Уланов не воровал у гражданки Многоножко деньги, скопленные последней на покупку лечебных пчёл, но похитил её молодость и поезию. Таким образом, кондуктор действительного трамвая N58 объявлен в федеральный розыск, а гражданину Уланову надлежит в течении трёх суток вернуть пострадавшей похищенные атрибуты. Вопросы?
   - Но я не крал! У меня нету, - сделал последнюю отчаянную попытку восстановить справедливость Пётр Егорович, на что получил мгновенный ответ шерифа, заключённый в следующих обидных для честного человека словах:
   - А ты поищи. Иные - в своём нежелании попасть за решётку - и не такое находят...
  
   Прошло три дня. С этой минуты мы не описываем события, но подсматриваем за Петром Егоровичем, тайно находясь в его квартире.
   Очередной раз выходит из туалета, напряжённо напевая строчку известной песни: "А результат у нас опять - нулевой..." Нервничает, потеет... Включает телефон, но тотчас швыряет его прочь. Хватается за голову. Бежит к столу. Открывает тетрадь. Ах, мы, кажется, догадываемся, что он делает! Пишет стихи. Вдохновение ищет. И не находит...
   Нам становится безынтересной личность Петра Егоровича - не стал он бороться за свою невиновность, пошел таки на сделку с совестью... На прощание лишь заглянем в его тетрадь, дабы оценить уровень литературных талантов нашего никчемного героя:
  
   Пишу в расклетченной тетради я
   стихи, что были мной зажмочены,
   как компенсацию за скраденный
   счастливый возраст. Между прочим, мы,
   при соответствуйщем желании,
   смогли б вернуть, плюя на гордость
   и прочие переживания -
   свою потерянную молодость...
  
  
   О ПИРОГАХ С КАПУСТОЙ
  
   Фёдор Калачиков всем блюдам предпочитал пироги с капустой. Бывало, что кушал он и другие пироги: с луком там, с картошкой, со всякими прочими экзотическими наполнителями... Но начинка из капусты доставляла Фёдору наивысшее удовлетворение. Вот, для примера, влюблена некая молодая девушка, назовём её хоть бы Таней Скворцовой, в тело и творчество голливудского актёра Вина Дизеля. Собрала она, значит, целую коллекцию фильмов с его участием. Потому что очень его любит. Но смотреть фильмы с другими, менее интересующими её артистами, она себе всё-таки позволяет, пусть и не получает от них должного удовольствия. Основываясь на этой аналогии, мы и опишем некоторые аспекты, имевшие место на следующий же день после подписания Роспотребнадзором запрета на производство и продажу на территории Российской Федерации пирогов с капустой, и, как гипотетическое следствие - на просмотр кинофильмов с неподражаемой мимической и жестикуляционной игрой г-на Дизеля.
   Если бы Таня Скворцова существовала в действительности, Федя Калачиков обязательно бы её встретил, и вероятнее всего - воспылал страстью бы, потому что поиск единомышленников в интернете - это вполне современно и даже распространено, а недовольные окружающим миром и принимаемыми законами люди - как никто умеют находить друг друга и объединяться в ячейки да сообщества, внутри которых они жалуются самим себе на горькую долю и никуда не годное правительство...
   Ох уж это народное недовольство... Но не баррикады же следовало воздвигать Фёдору, право?.. Потому как пассивным он был человеком, потребителем и лентяем. Ему нравилось воображать, как какие-то массы побегут штурмовать Зимний Дворец, отстаивая интересы его желудка, а заодно уж - и свободный доступ к фильмографии брутальных американских актёров, но самому вставать под знамёна - увольте! Что он, француз что ли?
   А такие девушки как Таня, они куда решительнее Федь. Им противны теоретики, сужающие предпосылки революции до масштабов ублажения своего чрева. Ведь нельзя же не согласиться, что скорректировать рацион питания, исключив из него капустный элемент - не столь невозможно, особенно ежели представить потерю для кое-кого объекта самых сладких, самых смелых фантазий... Да и если разобраться - можно ли сравнивать выпечку с человеком? Притом, таким талантливым...
   Мы позволим себе не согласиться с Танями Скворцовыми! О каком объективном сравнении может идти речь, милые поклонницы запрещённых кумиров? Дело-то не в объекте поклонения, но во внутренней пустоте, которая образуется при запрете на самовыражение, а эмоциональное оно или потребительское - личное дело каждого... Здравый смысл сам собою вынуждает предложить психологическую загадку, кто на ваш взгляд более несчастлив: бездомный, засыпающий на скамеечке под осенним дождём или разорившийся после неудачной биржевой игры банкир? И умоляем, не нужно тут никакой иронии и всякого прочего человеколюбия... Застрелится с большей вероятностью последний, хотя у него скорее-то всего и накопления в заграничных банках имеются, и неодноэтажный домик, автомобили опять же... А бездомный (на северном наречии - бомж) каким-то удивительным рефлексом находит в себе силы к противлению судьбе. И дело тут не во внутреннем стержне, а в пресыщении. Но мы не пытаемся установить причины, мы лишь отследили возможный результат. Посему и не спешили бы упрекать Фёдора в его бестолковом поведении перед свалившейся на его брюхо бедой.
   Если на то пошло, Федям Калачиковым оставлен шанс: в моменты обострения, они могли бы испечь пироги с капустой сами! А почему нет? Мука, яйца, соль по вкусу, небольшой кочан... Если покупать эти ингредиенты в разных районах города, да ещё и не в один день - вряд ли спецслужбы вычислили бы подпольного гурмана! Да и при поимке-то - доказать распространение запрещённого продукта будет довольно тяжело, а значит и срок был не самым долгим бы... Справедливая расплата за преступление, только и всего. Но увы, лень и страх в этих людях превыше их убеждений.
   Проблема же Тани - куда сложнее... Вина Дизеля самой не синтезировать? Хорошо, привнесём в ход наших рассуждений элемент фантастики: создаст она его из некой биомассы или посредством пластической операции какого-нибудь друга - из того же Калачикова - но сценарий-то откуда она возьмёт, не откажите в любезности объяснить? А опыт работы с кинокамерой? А костюмы, декорации, режиссёрский талант?.. Нет, однозначно, Танечке приходится куда тяжелее Фединого! Повезло ей, правда, что в отличие от него - невсамделишная она, придуманная нами из художественной необходимости...
   Переживания переживаниями, но что делать-то оставалось Фёдору? Разумеется, прибегнуть к помощи интернета. Он выяснил, что некоторые пиццерии и суши-бары уже тайно пекут его любимые пироги, и даже за какие-то баснословные деньги привозят их на дом в ночное время суток, рискуя при этом притащить "хвост" - бездушных полицейских, так и мечтающих раскрыть всю сеть по незаконному обороту пирогов с капустой: от производителя до потребителей. Но риск того стоил... Но Калачиков так и не решился на заказ...
   В то же самое время, но не по-настоящему, Таня Скворцова осваивает курс видеомонтажа для "чайников". Её цель понятна: из всех имеющихся у неё фильмов с участием Винечки смонтировать новую картину, дабы она, Таня, являлась бы единственной во всей Вселенной её зрителем! Но ничего путного у неё не получится, если только какая-нибудь бессмысленная нарезка...
   Мир полон враждебными по-отношению к простым людям элементами! Через неделю выяснилось, что никакого запрета не было, да и быть не могло, просто официальные сайты Роспотребнадзора, Госдумы и даже Кремля были атакованы группой нигерийских хакеров. Шутники, чтоб им провалиться... За первые 4 дня "запретов" было зафиксировано более тысячи случаев неадекватного поведения служащих самых разнообразных контор: голодовки, нервные срывы, прогулы и даже отказ одной секретарши остаться после работы в кабинете начальника, что, согласитесь, выходит за рамки цивилизованного мира!
   Последствия той хакерской атаки нехорошо отразились на дальнейшей жизнедеятельности Феди Калачикова. Если бы он нашёл в себе сил и смелости обратиться к психиатру, то узнал бы название своего заболевания, то есть диагноз, суть которого в боязни создания себе кумира, но не в библейской трактовке, а напротив - в самой мещанской: Федина фобия основывалась на страхе потерять объект своей любви. Или даже право на любовь к объекту любви - так оно некрасивее пишется, но чётче отражает скверность его внутреннего мира. От пирогов с капустой, кстати, Федя отрёкся...
   Всем нам интересно, как же сказалась эта история на судьбе Тани Скворцовой? Ведь хотелось бы, чтоб она получила американскую визу, полетела в Голливуд, нашла своего Винечку, а там, глядишь, бы и основа для новой повести появилась, правда же?! Но нет, вынуждены вас окунуть в серую унылую жизнь, категорически исключающую чудеса - в ваше, так сказать, законное и единственное заслуженное место под солнцем. Никуда Танечка не полетит, потому что никакой Танечки нет и никогда не было. А если быть до конца откровенными, то и существование Вина Дизеля - тоже под большим вопросом...
  
  
   КОНТРАКТ
  
   - Алло.
   - Добрый день! Меня зовут Наталья. Могу ли я поговорить с главным?
   - Это квартира, вы ошиблись номером.
   - Да знаю, что квартира, а не строительная компания... Я всё знаю, даже цвет труселей, в коие ты сейчас облачён. Синие они. Неожиданно, да? Сидит этакий поэт в стуле, никого не трогает, водку пьёт, а ему звонят и уличают в почти что обнажённости! Тут передо мною лежит памятка, по сценарию которой я, как начинающий менеджер, должна общаться с клиентами. Инструкция у меня такая. Абсолютно глупая, кстати, потому что я в курсе, что ты, Вениамин, живёшь один, а значит не можешь быть главным или неглавным, ты - единственный в своей квартире, а следовательно, мой первый вопрос не имел под собой никакой познавательной нагрузки, но преследовал цель втянуть тебя в разговор. Андерстенд?
   - Милая барышня, позвольте осведомиться: по какому праву вы мне тыкаете, и откуда у вас информация относительно цвета моего нижнего белья?
   - Это на мне нижнее бельё, а у тебя - лишь жёванные трусы с дыркой на заднице. Таким манером я продемонстрировала мастерское уклонение от первого вопроса. Тоже в памятке нашла, в разделе "Самые частые ответы", и это, заметь, не говорит о тебе, как о личности хоть сколько-то оригинальной... Что прискорбно. А тыкаю тебе потому, что человечество быстро интернационализируется, скоро будем разговаривать на едином языке, покуда Вавилонскую Башню сызнова возвести не попытаемся... И язык тот вряд ли будет русским или лягушатничим. Обращение в виде местоимения второго лица к предмету нашей беседы безотносительно, а следовательно - непринципиально.
   - Можно вас попросить перейти к существу вашего звонка? Вы меня, во-первых, напугали не на шутку, а во-вторых, изрядно раздражаете. Голос у вас неприятный, мерзкий он у вас, знаете... Да и пора мне.
   - Жену заведи, ей лапшу на дешёвые серьги и вешай! Никуда тебе не пора. Кабы ты был посвоеобычнее - нашёл бы менее предсказуемый способ закончить разговор. Только не советую. Ведь ещё неизвестно, кому из нас теперь важнее мой звонок: тебе или мне? И не пучь глаза - береги внутренние газы. Коли не хочешь поговорить ни о чём, изволь, будем говорить о чём. Ты вчера анализы сдавал?
   - Допустим... Так вы из клиники! Что ж раньше-то молчали! Говорите, говорите!..
   - Нет, родной, я не из клиники. У тебя и со слухом не очень-то, да? Я ме-нед-жер. Если точнее - младший менеджер по закупкам.
   - По закупкам чего, простите?
   - Опять двадцать пять! Ты анализы сдавал?
   - Вообще-то да...
   - Вчера?
   - Точно так...
   - А сегодня тебе звонит менеджер по закупкам. Ну сложи уже два и два, Вениаминчик, не разочаровывай меня. Что я могу у тебя купить, как ты думаешь?
   - У меня плохие анализы? Доктор, что со мной?
   - Ты меня вообще слушаешь?.. Я диагнозов не ставлю, и мой босс в диагнозах не силён. Мы лишь предлагаем тебе кое-что продать нам, поскольку тебе оно уже не понадобится, а деньги, они не пригодиться не могут, разве нет так? Ладно. Озвучиваю предложение. Учитывая, что ты скоро того...
   - О, боже! Как скоро?
   - Да какая тебе разница? Скоро! Короче, мы предлагаем тебе пожить с недельку в любом отеле мира: со всеми удобствами, со жратвой и бабами, плюс, даём тебе достаточно карманных долларов или иной валюты - в зависимости от географического выбора ПэО. А уже после возвращения пройдёшь курс очистки всех систем и адью!
   - Пэ О?
   - Последний отпуск.
   - А взамен?..
   - Не догоняешь? Через неделю вернёшься и в рамках контракта отдашь нам своё тело со всеми своими внутренностями. Только печень можешь себе оставить - она у тебя ни к чёрту. Кстати, по этой причине, можешь и побухать вдоволь на отдыхе, только без пиваса - почки береги. А печень свою ты более уже не испортишь, так что - забирай.
   - Кто ж её заберёт-то, коли я вам своё тело отдам, то есть, меня как такового больше не будет в качестве полноценной личности?..
   - А ты её продай кому-нибудь! Со скидкой.
   - Зачем?
   - Эх, не деловой ты человек, Вениаминушка... Мой тебе совет: проведи время с пользой, походи вместо девок и кабаков по бизнес-тренингам в отпущенную неделю - может хоть перед смертью человеком станешь! Деньги - это всё, ради чего стоит жить! А не во имя стихов твоих мутных, нахер никому не сдавшихся... Когда у тебя денежки есть - все к тебя тянутся, ты - человек с большой буквы американского алфавита; а всякое творчество да талант - это для лохов и подростков. Вроде взрослый уже, а простых вещей не понимаешь... Оттого свою печень и загубил так быстро. Ты только посчитай, сколько пропил за последние десять лет! И сидишь в однушке, некрасивыми обоями украшенной, да машины у тебя нет, да ходишь в китайских шмотках! Даже настоящих роллов никогда не пробовал... Это такое японское блюдо, болван, а не часть составного названия популярного музыкального стиля середины прошлого века. Самому не противно?
   - Но я живу иными ценностями...
   - Ты хочешь сказать: жил иными ценностями?
   - Это у вас юмор такой?
   - А что, не смешно? По мне, так - вполне себе шутка! Сейчас за обедом коллегам расскажу - поржём.
   - У меня есть вопросы... Например, для чего вам моё тело? На органы, да? Печень уже не пересадить в силу её потасканности, но всё остальное способно помочь дожидающимся своей очереди людям?
   - В моей памятке сказано, что на этот вопрос надлежит отвечать положительно, да, признаться, плевать мне на эти заготовленные ответы! Я тебе всю правду расскажу, люб ты мне, да и новый я тут человек - простят на первый раз. Нет, родной, не донором ты станешь, врать не буду, так что в спасители человечества себя не спеши записывать. Скажу тебе название конторы на которую работаю, ты всё и поймёшь. Это я так просто называю - контора, по привычке (я ведь представитель так называемого "офисного планктона"), а правильнее: элитарный ресторан "Homo Sapiens". Для гурманов. Оценил иронию?
   - Но... Но... Как же это?..
   - Эй, ты там не помри мне только от праведного удивления! Мертвечину мы не берём, так что держи себя в руках. Есть спрос, мы и работаем. Капитализм. Богатые клиенты - они ведь тоже потребители, пусть и зажравшиеся. Вот ты про анализы спросил, а ведь того не знаешь, что частные клиники - наши самые важные партнёры. Представляешь, как тебе повезло? Пошёл бы в государственное учреждение, так тебя там всё равно б не вылечили, а неделю отдыху бы вряд ли предложили!
   - Да, но и не сожрали бы потом!
   - А тебе чего, жалко? Что в могиле, что на фарфоровых тарелках... Так, на мой взгляд, даже пикантнее!
   - Ну хорошо, согласен. Где подписать?
   - Опа! Молодец! Устного согласия достаточно - у нас прямой эфир с центральным офисом. А ты хитрец, да? Даже сквозь телефонную связь слышно, как работают твои цепляющиеся за последнюю надежду, основанную на инстинкте самосохранения, извилины: соглашусь, дескать, поеду на отдых, а там как-нибудь сбегу или попрошу политического убежища. Оригинал! Ты ж будешь под постоянным наблюдением, дура! А коли решишься на побег, то мы тебя засадим в пуленепробиваемый бокс, прикуём к операционному столу и будем потрошить живого по мере поступления заказов. Тоже, кстати, в рамках контракта, который ты только что устно подписал, даже не прочитав. Что вы за люди - непризнанные гении...
   - Тогда я не согласен!
   - Поздно, Вениамин! Ибо девиз нашей организации: "Первое слово дороже второго". Ты согласился, а потом передумал, что равносильно желанию сбежать. Бедный. Я навещу тебя. Только правильнее будет сказать: навещу часть тебя! Я сегодня прямо в ударе - безостановочно юморю и ощущаю себя в сексуальном тонусе! Потому что не пью, ясно? Здоровое питание, восьмичасовой сон...
   - Умоляю...
   - Не конючь, не надо. Не порти настроение перед выходными!
   - Дрянь, стерва, я тебя найду, слышишь! Клянусь, найду и придушу!
   - Ну вот, опять... (Выезжайте, ребятки. Клиент созрел).
   - Наталья! Наташенька! Простите меня! Я пошутил! Хотите, я вам свои стихи почитаю? Они у меня хорошие! Они вам понравятся! Я ведь очень талантливый! Таких людей никак нельзя потрошить, но ставить памятники нам принято!
   - Ага, нерукотворные! Некогда мне - обеденный перерыв начался. Приятно было пообщаться. (Мне, пожалуйста, левое запястье в собственном соку и...)
  
  
   КАБЛУК
  
   По своему складу характера Андрюша Барбарискин человеком был даже и беззлобным... С некоторой примесью мизантропии (а куда в современном мире без неё?), но с хорошими манерами, здоровым аппетитом и патологической тягой к алкоголю. Бывало, зайдет он в продовольственный магазин за, скажем, городским батоном и куриным филе, задумается на минуту о весьма нестандартном сексе с прехорошенькой кассиршей, глядь! - а стоит он уже на улице, обхватив влажными ладонями бутылку водки, а в висящем на правом запястье пакете постукивает пара пива (купленная, очевидно, из соображений обязательного прицепа), но главное - в кармане неизменно обнаруживается чек, на котором синем по белому отпечатана информация, удостоверяющая, что означенные товары Андрюша аккуратно оплатил и даже забрал сдачу! А теперь пораскиньте мозгами, мои циничные читатели: легко ли жить на белом свете гражданину, коий всякий раз отвлекаясь на прекрасные фантазии, вдруг обнаруживает себя оснащённым вредными для внутренних органов и психики напитками? Конечно, можно было бы предложить нашему герою избавляться от необдуманно купленного товара посредством мгновенной его утилизации! Увы, мы находимся не на страницах фантастического романа, но описываем самые что ни на есть будни; а отсюда мой вам авторский вопрос: а сами-то, оказавшись на месте нашего героя - выбросили бы заветный пакет, ежели постараться отбросить в сторону вашу скованность перед гипотетическими свидетелями в лице строгих боссов и спортивных, помешанных на здоровом образе жизни подружек? И коли найдёте в себе силы ответить честно, то и личность нашего Барьапискина вам не покажется столь явно вымышленной, иначе говоря - высосанной из писательского пальца!
   Человек, как известно с самых первобытных времен - существо адаптируемое под любые природные и эмоциональные условия. Вот и Андрюше не оставалось ничего более арифметически правильного, а точнее - единственного, как подстроить некий частотный потенциометр в своём головном мозгу на волну врожденной своей уникальной особенности. Для начала он полюбил алкоголь. Вполне возможно, что как раз алкоголь-то он полюбил много раньше, что сие пристрастие как раз и послужило отправной точкой происходящих с ним метаморфоз, но поскольку соответствующих документальных свидетельств относительно этого предположения в его памяти не осталось - Андрюша перестал забивать себе голову возможными их, метаморфоз, причинами, разумно сконцентрировавшись на действительных последствиях.
   Знакомы ли вы, мои недоверчивые читатели, с хотя бы тезисами фундаментальной теории доктора Фрейда? Если да, то, прочитав первый абзац нашего интригующего повествования, вы неминуемо должны были сделать разумный вывод: детонатором описываемого явления в предложенном эпизоде могло служить упомянутое эротическое переживание нашего Барбарискина по-отношению к кассирше - Маргарите Архангеловне Брейн. Хочется вас предупредить, что ближе познакомившись с Андрюшей, вы более не вернетесь к своей гипотезе, которую так быстро сгенерировало ваше эго, издавна привыкшее блистать направо и налево острым интеллектом, который, в свою очередь, базируется лишь на красивых, вырванных из контекста цитатах всевозможных философов и писателей, прочитанных на страницах социальных сетей ваших помешанных на здоровом образе жизни подружек... И, к слову, ваша лояльность к афористическим параллелям навсегда атрофируется. Что, не в обиду будет сказано, вам пойдёт только на пользу...
   В один из среднестатистических дней Андрюша помер. Нет, точнее, не помер, а остался в списках живых, но вполне мог оказаться застреленным! "Как это вышло? - заинтриговано спросите вы. - И как можно помереть, но остаться в каких-то живых списках?" Извольте дочитать до конца.
   Случился с Андрюшей в тот день его необыкновенный приступ, то есть: стоял он себе у витрины с печёночным паштетом, разглядывая сквозь неровную очередь покупателей и их тележек с разнообразным харчем - прихорошенькую Маргариту Брейн, от чего сознание его ожидаемо выключилось, а ноги походкой терминатора (корректнее будет сказать - Арнольда Шварценеггера, изображающего терминатора на экране цветного телевизора) понесли остальное туловище в винно-водочный отдел. В ту же самую секунду (или секундой позже - это уже не имело особого значения), в помещение магазина ворвалась банда в составе двух подростков, держащих в руках пистолеты, внешне напоминающие боевые ПээМы. Первый заблокировал выход, а второй приказал неуверенным голосом с как будто даже знаком вопроса на конце:
   - Всем на пол! Убью?..
   Не привыкшая к такому непочтительному обращению публика замерла на месте, поскольку не имела достаточного опыта и плана действий в подобных ситуациях, несмотря на ряд просмотренных голливудских фильмов об ограблении банков.
   Подросток был вынужден повторить свою просьбу и, чтобы создать психологически подавляющий эффект, присовокупил совершенно не к месту:
   - В натуре, бля?
   Неизвестно, что же именно подействовало на добропорядочных граждан, которых привел в магазин рациональный довод о необходимости потребления вкусной и здоровой пищи: то ли вид пистолетов, то ли накопившаяся за трудовую жизнь усталость, но все они с ленцой стали приседать на корточки, а потом поочередно высвобождать вперёд сначала левые, а потом и правые ноги, вследствие чего положения их тел приняли хаотическую горизонтальную последовательность. Таким образом, единственным оставшимся стоять на ногах человеком (который в силу своего недуга просто не мог правильно воспринять пожелание наглого налетчика) - был наш Андрюша. Подобно стереотипному в жанре постапокалиптического кино зомби - он тыкался ручонками в гладкие поверхности прозрачных сосудов. Выглядело это настолько отвратительно, что стороннему наблюдателю сия манера выбора напитка показалась бы апогеем нерешительности, а сам выбирающий - безвольным слизняком. Но здесь мы должны констатировать, что никто ни за кем в магазинах не следит, и лишь охранники время от времени выходят покурить на улицу, где с удовольствием рассматривают отражения своих маскарадных униформ в витринах опекаемых ими объектов...
   Налетчик с подростковым лицом номер 1 (тот, что заблокировал выход) был немало удивлен Андрюшиному демаршу! Ведь никто его не предупредил, что Андрей Барбарискин, постоянный покупатель магазина "Мы Рядышком" - не совсем адекватен в минуты приступов, да и про само наличие подобных психических деформаций он не был проинформирован... Кстати сказать, Маргарита Брейн о чём-то таком догадывалась (ибо в любой женщине заложена способность тонко чувствовать себя объектом вожделения), пусть этот её поклонник и не вписывался ни в один из обоих известных ей типов самцов. Но заглядевшись на стройность своих ножек, каблучками упирающихся в кассовый аппарат (ей ведь тоже пришлось лечь на пол), она и не подумала вмешиваться в назревающий конфликт...
   - А тобою что-то недопонято, папаша? - Крикнул Номер 1. - Может тебе, падло, голову надстрелить? Это - ограбление, смекнул?
   Но Барбарискин уже выбрал себе бутылку водки, да не просто выбрал, а даже и ополовинил. Отсюда, кстати, мы делаем вывод, что сознание не окончательно покинуло своего носителя, и что-то доносилось до него из внешнего мира, поскольку никогда раньше - вне экстремальных ситуаций - он не позволял себе открывать ещё не оплаченные на кассе покупки, а включался в естественный жизненный цикл уже вне арендуемой администрацией магазина площади!
   Нездорово улыбаясь Номеру 1, Андрюшины губы нащупывали влажное горлышко "Экстремальной" (по насмешке Судьбы - именно эту марку минутой раньше предпочли другим его руки).
   Подросток Номер 2, агрессивно обратился к Барбарискину:
   - Какова проблематика неясности приказа, дядя?
   О, знал бы Номер 2, что проблемы здесь имеют место, да проблемы немалые! - возможно, все участники развернувшегося происшествия остались бы живы... Но на не шибко развитой ум его - своевременно не удосужилось прийти соображение, что в этот неловкий момент жизнь подходила к концу - Часики Отпущенного Времени уже начали свой обратный отсчёт...
  
   Ах, почему все описываемые в советской литературе и кинематографе алкоголики берут в магазине по одной (много - по две) бутылке за раз, а на следующий день снова стоят в очередях, выкраивают время, находясь, скажем, на пороге абстинентной смерти?.. Ведь куда проще бы было купить сразу восемь, а то и двенадцать желанных ёмкостей, и не осквернять своими утренними запахами изо рта лифт, магазин, улицу!.. Ведь заслуженные деятели искусств как будто бы задали моду, или, если угодно - обозначили некие негласные правила поведения для пьющих людей! И им... нам теперь приходится ежедневно спускаться в магазины, где мы сторонимся людей, стараемся не дышать на сотрудников, прятать свои разбухшие глаза и подглазные мешочки, утирать липкий пот, ароматными струйками стекающий со лба под и без того запотевшие тёмные очки... Вы возразите: раньше отпускалось не более определённого количества продукта в одни руки. Но смекалка, смекалка-то на что вам дана, паразитирующие на здоровом образе жизни своих подружек людишки?! Да, запастись терпением, обойти ряд магазинов в своём микрорайоне, потратить время - но проблема и для советского времени была решаема! Поэтому мы и выражаем своё несогласие с советской доктриной описания пьющих людей.
   И вот ещё любопытный факт: обладающие врождённой вредностию кассирши - умышленно громко перекрикиваются промеж собой как раз в тот момент, когда вы пытаетесь одновременно уложить вибрирующую бутылку в пакет и отсортировать спутавшиеся в кармане деньги, потому что сдачи в кассовом аппарате почему-то не оказалось; и покупатели, заинтригованные возгласами кассирши оборачиваются в вашу сторону, мгновенно всё про вас понимают и поспешно отводят брезгливые взгляды свои куда-то прочь: например, показательно интересуются конструктивными особенностями продуктовых тележек... Это тем более обидно, что сами-то они тоже пьют, и пьют изрядно, но - не сегодня. Сегодня они вами брезгуют...
   Вот таким человеком, которым в силу его душевного и физического состояния брезгуют - оказался ещё один персонаж нашего трагического повествования: тридцатилетний Максим Сухонький. Поэт, алкоголик, социопат и просто умница, он годами совершал одну и ту же ошибку - не покупал необходимых для привычной жизнедеятельности напитков впрок, и сейчас вышел из квартиры вовне как раз из-за неё... Возомнившие себя гангстерами подростки ворвались в магазин акурат во время укладки Максимом двух стеклянных торпед в полиэтиленовый пакетик с логотипом "Мы Рядышком". И пока нумера 1 и 2 вели свою бестолковую беседу с Андрюшей Барбарискиным, Максим лежал на полу и не мог отвести отёкших глаз от торчащего из кассового пространства каблучка Маргариты Брейн. Он вдруг увидел в нём Эйфелеву Башню, Пик Победы, фаллоподобную ёлку на главной площади одной из толерантных к пидорам европейских стран! Да много, много чего он увидел... Мы пытаемся донести до читателя, что в этом каблучке сконцентрировалась вся его, Сухонького, упущенная жизнь с наполеоновскими планами и максималистическими амбициями... В горле его появился привкус новой - непривычной горечи. Максим потянулся к туфельке Маргариты Брейн...
  
   ...И исчезла дрожь в ногах! И уже сорваны тёмные очки! И молотом Тора блеснул каблук в длани его!
  
   Спустя несколько часов старший лейтенант Карлушин, рапортуя начальству, был и сам немало удивлён скудости собранных свидетельских показаний. В магазине шаговой доступности "Мы Рядышком" обнаружилось два трупа, а среди 38-ми подвергшимся налёту покупателей и семерых сотрудников (в т.ч. одного охранника) не нашлось ни одного, кто смог бы даже в общих чертах восстановить последовательность событий. После приказа лечь на пол - все очевидцы включили свои незаконно скаченные с торрентов mp3-сборники на смартфонах, и, возведя посредством наушников Великую Китайскую Стену между своими музыкальными предпочтениями и окружающим миром, - закрыв глаза, погрузились в искусство. Стоит отметить, что вкусы у граждан оказались чудовищными: 80% слушали т.н. "русский шансон" (это такие одинаковые песни, в которых воспевается романтика жизни воров: как на зоне, так и вне её), а 20% - что-то электронно-неадекватное.
   После запроса прокуратуры, следователям был открыт доступ к просмотру камер наблюдения, установленных внутри магазина. Картина, которую они наблюдали в течении тридцати секунд по-разному отразилась на служителях правопорядка: одни подали заявления на увольнение из Органов по рекомендации районных психиатров, иные отправились добровольцами в африканские горячие точки воевать друг против друга на службе у тамошних королей, защищая традиции приютивших их ниге... пардон, афроафриканцев. А бывший старший лейтенант Карлушин, зудушив свою жену после выпитой на День Соцработника бутылки "Экстремальной" - добился перевода в лагерь строгого режима в чине фраера набушмаченного, где и наслаждается до сих пор романтическими балладами русского шансона...
   Дело было засекречено и под грифом "живые списки" передано в отдел Очистки Истории при Министерстве Тайных Дел.
  
   Если бы пишущий эти строки автор мечтал о, например, Букеровской премии - он непременно изобразил, посредством богатой своей фантазии - что же именно увидала следственная группа на видеозаписи. Но повторяем: мы лишь описывали будничную историю, а проникать в секретные архивы нам никто не позволил бы. Поговорите с покупателями магазина "Мы Рядышком"! Городская легенда гласит, что некоторые из очевидцев были не вполне откровенны с представителями власти, когда рассказывали про свою тягу к музыкальному искусству...
   А в прошлом годе автор побывал в тех самых краях. Воспользовавшись свободой времени и недюжинным любопытством, он несколько часов гулял около входа в означенный магазин, не вызывая никаких подозрений у что-то горделиво рассматривающего в витрине охранника...
   ...И было явление пары мужчин средних лет. Один из них физически не мог зайти внутрь - ему очевидно нездоровилось; второго же обуревали сомнения в необходимости посещения как такового. Тогда первый снял тёмные очки и, привычным жестом достав откуда-то из запазухи симпатичную женскую туфельку, принялся своим пожелтевшим от некачественных сигарет пальцем поглаживать каблук, чем произвёл на своего спутника мгновенный гипнотический эффект: глаза у того сделались совершенно бессмысленными, а ноги какой-то странной походкой направили остальное туловище в чрево магазина. Автору в тот момент вспомнилась одна из ярчайших страниц своего детства: просмотр голливудских фильмов в пиратских видеосалонах по рублю за сеанс и, почему-то - Арнольд Шварценеггер...
  
  
   СОУС
  
   Теперь поздно строить догадки о возможных предпосылках встречи трёх незнакомцев на территории сетевого пункта общественного питания "Шаверма N78". Продрогли под тяжёлым питерским дождем ли, распоясавшийся ли аппетит вынудил их открыть гостеприимные двери с неровно приклеенным уведомлением, извещающим всяк туда входящего, что сей объект охраняется сообществом "Небо Голубое", или сама Вселенная вмешалась в установленный порядок классовых взаимоотношений своих детищ, но мы должны констатировать свершившийся факт: кандидат филологических наук при Институте Метрополитена им. Ярослава Мудрого Пасодобль Гергиевич Млечный, автослесарь Ситап Писарчук и поэт-неудачник Антон Клонде (публикующийся под псевдонимом Поверженный Басурманин) по причине отсутствия более комфортабельных условий для принятия пищи в силу позднего времени суток - уселись по периметру небольшого, наспех протёртого от улик харчевания предыдущих посетителей столика, томясь неловкостью молчаливого ожидания своих заказов.
   - Дела-а-а, - протянул Антон, самый молодой из стихийно образовавшейся компании.
   - Господа, ну это, право, нелепо! - подхватил Пасодобль. - Мы смотрели множество фильмов и, надеюсь, читали целый ряд книг, в которых уже не раз описывались подобные моменты! Каждый из нас думает примерно об одном и том же, исподтишка поглядывая на желваки соседей по столу, но заговорить в силу внутренней скромности никто не решается! И я выражаю огромную вам благодарность, юноша, за то что вы вскрыли нагнивающий чирей и выпустили остаточную социопатическую энергию! Иными словами: не допустили стагнации наших отношений!..
   - Слышь, ты часом не заднеприводной? - лениво шевеля правой нижней губой, спросил у Пасодобля привыкший выражаться без экивоков Ситап Писарчук.
   - Зачем вы так? - справедливо обиделся Пасодобль. - Я же слышу, как ваш желудок вырабатывает необходимые соки, предчувствуя поступление витаминов! Он булькает, чем недвусмысленно передаёт сигналы мозгу, подготавливая кишечник к полноценной работе...
   - Пэрвый шаверма, гражданы, - путая присущие каноническому русскому языку склонения и лингвистическую орфографию, прозвучал голос кассирши за барной стойкой.
   Ситап Писарчук (для друзей - Пыся) громко встал и, задевая ляшками стулья и уборщицу - последовал за ароматным харчем.
   Пасодобль продолжил:
   - Сидим мы подобно рыцарям Круглого Стола за квадратным столиком сего сомнительного заведения, так отчего бы нам, благородным лордам, не обсудить насущные проблемы человечества в целом и наши с вами в частности? Вот вы, сэр, чем планируете нас ошеломить? - обратился он к вернувшемуся с подносом Пыся.
   - У повара грязь под ногтями, а у девки на кассе - задница вполне себе, - самодовольно отрезал он.
   - Неужели? - спросил Антон, и никто не знал: информация о грязи под ногтями или задница кассирши заставили затрепетать его молодой организм...
   - А он не заднеприводной, - проинформировал Антона Пыся, кивая на повара, но при этом глядя на Пасодобля. Антон бросил обречённый взгляд на нижнюю половину кассирши сего гостеприимного заведения и снова пролепетал:
   - Дела-а-а...
   - Третий шаверма, - проинформировал голос.
   - Почему третья? - удивился Пасодобль. - Ведь я сделал свой заказ раньше вашего! - воскликнул он, всматриваясь в грустные глаза Антона. Тот же, сочувствуя справедливому возмущению своего соискателя - отправился за порцией изысканного арабского блюда.
   - Мы наблюдали классический пример советского невежества... Как же всё-таки далеки мы ещё от Европы и прочего цивилизованного мира! - последняя реплика скорее всего была адресована своему внутреннему собеседнику, поскольку Пыся сосредоточенно чавкал и брызгал соусом.
   - Позвольте вам предложить, - сглотнув слюну, робко произнёс Антон, когда возвратился к столику со своей, полученной без очереди шавермой, - мою порцию... Я не сильно голоден, правда... Я лишь хотел чаю попить, но мне было неудобно отвлекать повара и прочий персонал от насущных дел на столь незначительную мою потребность...
   - Что вы, милорд! Это абсолютно исключено! Тем более, что принесённая вами стряпня в любом случае принадлежала бы мне, я отнял бы её у вас силой! Однако, должен вам заметить, что поступили вы очень гуманно, за что выражаю вам очередную благодарность!
   - Как угодно...
   После объявления "Чай готов", Пасодобль встал из-за стола.
   - Куда торопишься, гомос? - брызнул Пыся. - А ты, парень, иди - забирай свой пакетированный напиток, спокойно возвращайся и жри свою порцию!
   Антон обречённо улыбнулся и медленно засеменил в сторону выдачи чая.
   - Кто дал вам право тут командовать? - повысил голос Пасодобль. - Сейчас не те времена, знаете ли! И извольте встать, когда с вами разговаривает офицер петербургского метрополитена!
   Пыся ошеломлённо икнул и сделал большой глоток соуса прямо из свёрнутой в рулон шавермы, рецепт коего свято хранится восточными мастерами, но передаётся при вербовке на работу. Звук глотка был настолько громким и неаппетитным, что подошедший к стойке за чаем Антон, подавив рвотный позыв, шёпотом попросил сотрудников столовой в лице кассирши и примкнувшего к ней повара:
   - А можно мне шаверму без слизи?
   - Чего? - Повар даже убрал руку с поверхности левой ягодицы кассирши, опешив от подобного хамства. - Без чего тебе?
   - Мне без слизи! - повторил Антон, - Помните, в киносаге "Чужие" ксеноморфы вырабатывали некую слизь? Я с самого детства стараюсь в неё не вляпаться - так уж меня воспитали одноклассники и родительский комитет... А здесь, в этой вашей шаверме слизи - избыточное количество. Употребить внутрь я бы её ещё смог - присущие желудку кислоты непременно справятся с задачей переработки, а печень - отфильтрует всё лишнее, но что прикажете делать, если я, например, испачкаю пальцы или, того страшнее - подбородок?!
   Тем временем Пасодобль, оставив Пысю наедине с его пищеварительной системой, на цыпочках подкрался к центру зачинающегося конфликта и, дождавшись окончания Антошиного монолога, громко объявил:
   - А я люблю со слизью!
   - Вот и замечательно, - невозмутимо продолжал Антон, обращаясь к кассирше, при этом глядя не в глаза, но на таз её. - Этот вежливый гражданин забрал себе мою сопливенькую шаверму, которой вы имели честь присвоить третий номер очерёдности. Мне же - соблаговолите сочинить пропущенный "второй номер", но с одной маленькой оговоркой: без слизи! Иными словами, две вы сделали со слизью, а в третью (пардон, в вашем специфическом числовом ряду - вторую) слизи добавлять не нужно! Совсем.
   - Чаю налей - мне жир с горла смыть надобно! - раздался призыв покончившего со своим порционом Пыся. И надо сказать, что его требование вывело из гипнотического состояния всю принимающую участие в описываемых событиях публику.
   С какой-то заложенной в генетическом коде уверенностью повар выхватил пластмассовый ножичек из пластмассового же стаканчика для одноразовых столовых приборов:
   - Куда лезешь, иуда, это моя баба!
   Ни Пасодобль, ни Антон ещё не успели сообразить: к кому же из них обращается сей невоспитанный субъект, как шеи их ощутили прикосновение испачканных соусом сарделеподобных пальцев Ситапа Писарчука. Ничем не похожие мысли зародились в двух несчастных головах. Пасодобль Млечный вдруг отчётливо сообразил, что полноценно насытить желудок ему сегодня вряд ли предстоит, а Антону Клонде не была предоставлена возможность столь дедуктивно проанализировать ситуацию, поскольку на всех уровнях его внутреннего Я звучал детский хор, который совершал мгновенные переходы от хныкающего плача до истерического рок-фальцета, стараясь донести до разума владельца этого самого Я одно многократно повторяемое слово: "Слизь!.. Слизь!.. Слизь!.." Психика Антона не выдержала, и он впал в летаргический сон. Динамики стоящего на полке с приправами кассетного магнитофона передавали строчку из мультипликационной песни: "Наша крыша - Небо Голубое..."
  
   Но ничто не случается на планете без положительных последствий! Житейская неприятность Антона обзавела его новыми друзьями. Со времени описанного нами эпизода прошло много дней... Ситап Писарчук и Пасодобль Млечный теперь лучшие друзья. Они устраивают совместные семейные вечера, встречаясь на квартире у Антона, и, используя туловище последнего в качестве столика для тарелок с приготовленной в домашних условиях шавермой, принимают самое насыщенное участие в его судьбе. Отметим, что Ситап разрешил всем присутствующим на подобных мероприятиях называть себя Пысей, а его спутница, безымянная кассирша "Шавермы N78", вопреки служебной инструкции открыла товарищам тайный рецепт соуса! Скажем откровенно, время от времени она с ним слегка перебирает, и, видимо, в приступе материнских инстинктов - подсаживается к спящему Антону, вытаскивает из-под скатерти его вялую ладошку и кладёт её на свою тазовую поверхность.
   - Там слизь, - хочет произнести Антон, но не может подключиться к системе управления ртом...
   Пасодобль поднимает на уровень ноздрей рюмку соуса и заканчивает свой былинный тост:
   - ... и поэтому теперь нам нет необходимости спорить об очерёдности порций...
   - ... Смоем жир, друзья! - восторженно брызгает Пыся, запивая ужин пакетированным чаем...
   - ... хорошо, что хоть ты не заднеприводной, - всеми губами улыбается кассирша, глядя на Пысю...
   И лишь не имеющий возможности озвучить своё несогласие с коллективом Антон где-то в глубине травмированного подсознания тихо плачет:
   - Дела-а-а...
  
  
   ОЧЕРЕДЬ
  
   Один гражданин чем-то выделялся из всей берущей своё начало где-то в недрах Отдела Орехов очереди за какао-бобами, но чем именно он выделялся - было не очевидно. Уже с четверть часа Петюня тайком наблюдал за ним, но искомый ответ всё заставлял себя ждать. Роста чуть выше среднего, безбородый, но не безусый, и, как это часто бывает у усачей, с единственной губой - нижней... Глаза, уши и прочие присущие человеческому лицу элементы находились на своих привычных местах, однако сочетание их в общей картине вызывало тревожное чувство. Писатель или, предположим, милиционер, то есть опытный специалист, ремесло коего как бы вынуждает обладать острой наблюдательностью и навыками описания внешности - уже давно определил бы вызывающую Петюнин дискомфорт особенность. Мы придем вам на помощь, мои любознательные читатели, и объясним источник мальчишеской тревоги: у разглядываемого Петюней гражданина имелась форма, но начисто отсутствовало содержание!
   Сейчас попытаемся объяснить на литературном примере. Существуют такие специфические люди, которым (по каким-то необъяснимым причинам, учитывая отсутствие у них творческого начала) жизненно необходимо ощущать себя поэтами. Стоит обратить внимание на тот невероятный факт, что со временем находятся благодарные почитатели их публикаций, а сами они даже обретают порой сочувствие иных творческих обществ и союзов. Скверные четверостишия, как правило, содержат в себе острую необходимость подчеркнуть наиболее распространенные человеческие эмоции (чаще прочих - любовь), однако качество изложения - в силу врождённой бесталанности авторов - вызывает лишь преждевременное старение кожи лба у читателя с хотя бы минимальным художественным вкусом. Бывает, конечно, и наоборот: автор складывает весьма приглядные строфы, которые внешним своим видом могут ввести (и, что характерно - вводят) в заблуждение среднестатистического потребителя бородатых рифм, с той лишь оговоркой, что окромя формы, присущей сему виду искусства - не в силах они ничем удивить, а тем паче - обогатить нас (стоит ли говорить об их скорее отрицательном вкладе в культурное наследие Республики?)... Сим сложным для их восприятия языком мы попытались разъяснить вам следующее: не всё, что кажется стихами - является поэзией, равно как не каждый человек, имеющий типичную геометрию тела - обладает внутренним миром.
   Петюня был мальчиком впечатлительным, но умным. С одной стороны, ему нестерпимо захотелось крикнуть на весь окружающий мир: "Alarm! Danger! Всмотритесь, люди - это же не человек в привычном понимании этого слова! Спасайтесь!" А другая, практическая часть - одёргивала: "Молчи, дурак! Не дестабилизируй и без того напряженную обстановку в магазине! Тебя примут за припадочного и отвезут в сумасшедший дом, а тогда - забудь про подарки к Новому Году и мечты о карьере в нефтяной отрасли!"
   Надо отдать должное Петюниной смекалке. Сообщать человечеству о затесавшемся в очередь за какао-бобами гражданине без содержания он, разумеется, не стал, зато дал себе Дневную Пионерскую Клятву* выяснить место обитания сего субъекта, вид деятельности его и главное - цели внедрения в социалистическую цивилизацию! Мальчик пожаловался мужественно стоящей в параллельной очереди маме (не по своей же прихоти, право, он отправился в магазин!) на брюшные колики, вызванные переполненным кишечником, и, таким коварным способом синтезировав себе алиби - получил доступ к слежке за Усатым. А Усатый тем временем поступил особенно подозрительно. Отстояв уже немалое время в почти не движимой очереди в Отдел Орехов, он вдруг молча (даже не предупредив стоящую за ним бабульку в том смысле, что заебался уже в ожидании акта совершения покупки, что выходит из очереди он - по собственной воле, натурально осознавая неблагоприятные для себя последствия от потери занимаемого до сего момента места в ней) маятниковым движением качнулся влево и направился к выходу неотоваренным, что, согласитесь, нехарактерно для находящегося в общественном месте советского человека.
   "Он меня раскусил!" - затрепетал Петюня. - "Видать, я выдал себя пристальным наружным осмотром! А говорить это может о том лишь, что я заставил его нервничать, иными словами - косвенно признаёт свою вину перед гуманистической ветвью человечества! За ним, за ним!.." Обеими руками держась за живот, дабы не вызывать сомнений в предложенной маме легенде, Петюня бросился за Одногубым.
   Здесь мы должны на секунду задуматься: генетика ли Петюни унаследовала хромосомы знаменитого прадеда - героя Гражданской войны, или же сама Вселенная вмешалась в судьбу его, будучи вынужденной в трудной ситуации довериться (за неимением кого-то более представительного) обычному шестикласснику с не самой завидной успеваемостью по социальной алгебре и внеклассному счёту?.. Предположив, что активизировались его героические гены, последующие события предстанут пред нами лишь документальной кинолентой, а все предпринимаемые Петюней решения и поступки будут укладываться в логику принятия решений и поступков тех особенных людей, коие рождены для подвигов. Иное дело со Вселенной! Здесь, во-первых, имеет место факт использования т.н. Высшими Силами детского труда (а с какой благодати, спрашивается?). А во-вторых, нам тогда становится не совсем понятно: был ли у мальчика выбор, или же означенные силы подтолкнули его к немаловероятной трагедии, даже не удосужившись получить хоть бы намёк на согласие ребёнка приступить к оперативной работе столь вопиющего масштаба?
   Как бы там ни было, Петюня, сделав успокаивающий материнские инстинкты рывок к туалету (и предварительно сообщив стоящему позади него в очереди лысому дяденьке, что место своё он закрепляет на основании Положения 17/4), выскочил из магазина.
   Усатый, как выяснилось, и не думал никуда скрываться, но напротив - ждал своего преследователя прямо у велосипедной парковки, улыбаясь своей единственной губой в направление мальчика. "Что-то здесь не совсем правильно", - подумал Петюня, но тотчас понял: улыбка! В ней не наблюдалось ни радости, ни угрозы, ни самого бытового сарказма - в ней также отсутствовало содержание. Просто-напросто те мускульные и неврологические механизмы, которые изменяют размер и вид нижней губы - вытянули последнюю в то, что должно восприниматься (и, как правило - воспринимается) среднестатистическим собеседником за улыбку!
   Ретироваться Петюне было совестно да и поздно. Сожалея о провале своей конспиративной слежки, а следовательно - и невыполнении ДПК, Петюня набрал в легкие максимальное количество пропитанного Равенством воздуха и, приняв решение жёстко следовать Правилу Сдерживания Потенциального Агрессора, выпалил:
   - Что смотришь, нежить, просчитал я тебя! Убирайся прочь отседова! Какао-бобов захотел, да? А я не позволю! Мы их и сами стрескаем за милую душу! Где это видано, чтобы в северных регионах Нового Века какие-то пустотелы лишали трудящихся столь полезных для гемоглобина и прочей потенции продуктов? Кончилось ваше время! Передай своим, пусть обращаются в соответствующие правозащитные органы, ежели вдруг им захочется приобресть в советском магазине кулек орехов или даже какао-бобов!
   Усатый вздохнул, и ничего не означал его вздох.
   Петюня вернулся в магазин, мысленно составляя рапорт на имя командира ячейки. В фабуле рапорта просматривалось искреннее сожаление о повторной коррекции ДПК и уверенность, что применяемое лишь в крайних случаях Правило Сдерживания было обосновано.
   - Получилось? - поинтересовалась мама.
   - Будем надеяться, - рассеянно ответил Петюня.
   Мама задумчиво посмотрела на сына, и, наполненная внутреннем содержанием, воздержалась от дальнейших расспросов.
   Едва заметно двигалась очередь...
  
   __________________________________
   *Выписка из Статьи 43, п.12/б Свода Пионерских Клятв:
   "В отличие от Утренней (УПК) и Вечерней (ВПК), Дневная Пионерская Клятва (ДПК) может быть скорректирована самим пионером - без согласования с Ячеичным Комитетом, но лишь в том случае, если её выполнение даст удовлетворительные для Республики результаты, а сама она - не противоречит Клятвообразующей Пионерской Клятве (КПК). "
  
  
   КОТЛЕТКИ
  
   Евгений Тарасович Мун мечтал стать выдающимся футболистом. Он, пожалуй, более тысячи раз заставлял себя посмотреть по спортивному каналу трансляцию одного из матчей Лиги Европы или хотя бы Чемпионата Финляндии, но, снедаемый завистью к славе некоторых игроков - всякий раз лишь зло плевался в, заметим, ни в чём не повинный экран жидкокристаллического телевизора и переключал последний на какое-нибудь юмористическое ток-шоу. Но даже закадровый смех ни разу не смог успокоить трепет его расстроенной нервной системы...
   У Евгения Тарасовича имелась, как ни странно, жена: Татьяна Андреевна. Она также носила фамилию Мун; и, несмотря на то, что футбол её практически не интересовал - котлетки получались у неё очень симметричные, пусть слегка и сыроватые. Порой Евгения Тарасовича жутко раздражала эта законченная гармония формы котлеток в сочетании с загадочной улыбкой их создательницы - Татьяны Андреевны. Виделся ему пренебрежительный упрёк со стороны жены, направленный, в первую очередь, в осквернение грёз о футбольной его карьере, а во-вторых - изрядно устал он от непрожаренного фарша.
   - Знаешь, Таня, - сказал он однажды вечером своей жене Татьяне Андреевне, - некоторое количество времени назад, стоя в ЗАГСе с дурацким цветком в лацкане пиджака и под неестественной прической на темени, я соглашался со всем, что произносила наделённая семьеобразующими полномочиями тётка. Но ведь никто мне тогда даже не намекнул, что котлетки твои станут мне поперёк горла столь скоро!
   - Ты пойми, - продолжал Евгений Тарасович, - я создан для выхода к чужим воротам один на один с голкипером; склонен я обладать отменным дриблингом и игрой головой в чужой штрафной площади! Мои пальцы чувствительны к соприкосновению с Кубком Мира! Стойко перенося неминуемые травмы, я вынужден быть обожаемым заполненными трибунами самых вместительных стадионов!
   А потом Евгений Тарасович жадно ел поданные Татьяной Андреевной котлетки и забывался неспокойным сном...
   Татьяна же Андреевна, напротив - садилась перед телевизором, предварительно протерев экран влажной тряпочкой в тщетной попытке избавить его поверхность от плевков мужа, и смотрела один тайм любого попавшегося матча. Мы уже отмечали, что футбол не шибко интересовал Татьяну Андреевну, но половину встречи атлетически сложенных соперников смотрела она не без дерзкого удовольствия! В эти сорок пять минут внутри её наполненного котлетками туловища зарождались сладостные фантазии о том, как однажды муж прославит их коротенькую фамилию на всё околофутбольное человечество, и, к слову, фамилия ихняя отменно смотрелась бы на спортивной экипировке в латинском своём написании: Moon...
   У четы Мун был друг. Он отзывался на имя Алёша, хотя при рождении был назван Михаилом. Так Алёша этот всячески поддерживал идею синтеза футбольной команды на базе соседей по лестничной площадке. Будучи доверенным лицом Мунов, он подговаривал некоторых жильцов однажды выйти на тренировку, которая призвана будет послужить отправной точкой на нелёгком пути к мировой славе. Пока никто из соседей не соглашался на предлагаемую авантюру, но Алёша не терял надежд и не давал скиснуть Евгению Тарасовичу. Дабы у читателя не сложилось превратное толкование взаимоотношений комбинации Муны/Алёша, уточним сразу: спал Алёша с Татьяной Андреевной не чаще одного недолгого раза в неделю, то есть мы не можем упрекнуть его в чересчур вопиющей моральной безответственности по-отношению к своему другу!
   А ещё Алёша очень любил приготовляемые Татьяной Андреевной котлетки! Герои нашего правдивого повествования не сознавали сущность движущих их волю и поступки первопричин, но мы-то с вами просто обязаны поделиться психологическими тонкостями человеческих взаимоотношений в рассматриваемой комбинации. Итак, Евгений Тарасович, как уже неоднократно подчёркивалось, любил футбол. Татьяна Андреевна любила своего мужа и созидать котлетки. Алёша же любил кушать котлетки Татьяна Андреевны, поэтому и приходилось ему по мере сил устраивать футбольную карьеру Евгения Тарасовича и раз в неделю - спать с Татьяной Андреевной.
   У, так сказать, опытного читателя уже должны были появиться догадки, отвечающие на зреющий в чреве опубликованного выше материала вопрос: с чего бы автору так скрупулёзно понадобилось объяснять положение в делах и моральном облике своих персонажей, - и догадки эти, будте покойны - верны! Без разоблачения всех подноготных тайн мы не сможем в полной мере разобраться со своими чувствами, когда узнаем весьма печальную развязку сего поучительного текста.
   Однажды Евгению Тарасовичу открылась правда. Мы не будем вдаваться в подробности неприятного разговора, коий пробудил в Евгении Тарасовиче дремавшее доселе зрение, скажем только, что расстроился он - необычайно. Ибо веровал в дружбу он превыше семейного очага. Узнав, что Алёша потакает прекрасным футбольным мечтаниям лишь в сочетании со своею страстью к производимым Татьяной Андреевной котлеткам, Евгений Тарасович захандрил и несколько позже умер.
   Расстроенная потерей мужа Татьяна Андреевна запаниковала и скорёхонько засеменила на кухню - выпекать котлетки. Никому неизвестно: был ли злой умысел в нарушении выработки из фарша готового изделия или же сие произошло по недогляду, но Алёша, тотчас прибежавший отметить кончину Евгения Тарасовича, погиб мучительной смертью посредством пищевого отравления. Оставшаяся с двумя трупами Татьяна Андреевна окончательно потеряла всю имеющуюся связь с внешним миром и засела перед жидкокристаллическим телевизором - смотреть футбол по платному круглосуточному каналу.
   Невыясненным для остроумного читателя останется с этого мгновения и до скончания века лишь один вопрос: зачем автор написал сие бесперспективное произведение?..
  
   2016
  
  
   ГОСТЕВОЙ ЭТИКЕТ
  
   Зиночка Аристархова, впервые в своей восемнадцатилетней жизни оказавшись в исторической части Петербурга, имела неосторожность познакомиться с компанией подвыпивших выпускников какого-то бесперспективного института. Они так задорно пели под гитару ими же и сочинённые песни, что девушка мгновенно пожалела о своём решении не получать высшее образование в пользу карьеры манекенщицы.
   Зиночке так захотелось понравиться ребятам, что она даже выпила с ними водочки и разучила припев одной их песни, однако молодые магистры продолжали увлеченно петь, очевидно не замечая её молодости и красоты...
   "Что-то я неправильно делаю, - рассуждала про себя Зиночка, созерцая инновационную подсветку Марсова Поля. - Надо бы заговорить с ними о чём-то умном! Считается, что не чурающиеся вредных привычек люди с только что полученным высшим образованием - натурально клюют на интеллектуально развитых девушек." Но, вместо зачинания качественной беседы, она, грациозно прикурив тонкую сигарету от Вечного Огня, лишь рассказала историю о том, как однажды снялась в рекламе подгузников. Ей казалось, ребят повеселит тот факт, что в рекламном ролике использовалась лишь её ладонь, а меж тем остальные части персонажа молодой мамочки исполняли другие актрисы.
   После окончания этой, на её взгляд, увлекательной истории ребята надолго замолчали. Мы никогда не узнаем подробностей их коллективных умозаключений, но можем сделать определённые выводы относительно общего эмоционального фона, неожиданно узнав от автора, что по итогам неозвученного голосования выбросили Зиночку в канал Грибоедова даже без каких-то сомнений они...
   Выловили же Зиночку спустя пятнадцать минут из грязноватой воды не спасатели, а катающиеся на катере молодожены: Гера и Марина. Они пили шампанское и, скажем так, целовались в каюте. К пользе существования Зиночки, молодые вышли покурить на палубу акурат в момент прохождения судном её барахтающегося туловища. Марина даже слегка намочила своё свадебное платье, а Гера - носки.
   После обязательных в подобных случаях причитаний, оханий и выражений благодарности, молодожены уточнили у Зиночки характер и предпосылки случившейся с нею беды. Слушали они её не перебивая - за это автор ручается! Когда же сопровождаемый всхлипами рассказ был окончен, Марина с Герой надолго задумались, чем насторожили приобретшую кое-какой жизненный опыт Зиночку... Нет, не угадал, любезный читатель, не выбросили они девушку обратно в канал Грибоедова, но связали более не пригодными для свадебных торжеств Мариниными чулками и сдали патрулю речной полиции.
   "Что-то я неправильно делаю, - продолжала рассуждать Зиночка, сидя в отделении. - Надо иначе себя вести с этими петербуржцами, дабы вновь не попасть впросак!" И, отвечая на вопросы протоколирующего инцидент лейтенанта, она умолчала о съёмках в рекламном ролике; остальные же подробности - извлекла из памяти с математической точностью!
   Лейтенант какое-то время молчал. Боролись в нём за право окончательного решения два контрастных чувства: первое зиждилось на долге перед присягой и вытекающем из него карьерном ростом, а второе напоминало о долге перед человечеством в изначальном своём, так сказать, природном виде... Это внутреннее противоречие сводило с ума младшего офицера речной полиции...
   А что бы сделали на его месте вы, милые читатели? - задайтесь подобным вопросом в часы вечернего досуга! Автор не сомневается, что, коли уж к вам в руки (или что там у вас?) попала сия драматическая рукопись - в вашей безоговорочной поддержке последующего поступка лейтенанта. Он, кивнув какому-то одному ему ведомому выводу, разрядил всю обойму своего табельного пистолета в подтянутый живот Зиночки, даже не оставив одного патрона для себя - вот какой героический выбор был сделан им!
   Несмотря на мощнейшее давление на следствие со стороны либеральных СМИ и воротил фэшн-индустрии, приговором суда было инициировано присвоение нашему лейтенанту внеочередного звания, а также награждение Орденом Памяти.
   Уважаемые гости Петербурга, если вам когда-либо взбредёт в голову прикурить от Вечного Огня - наберитесь мудрости хотя бы никому из ленинградцев о том не рассказывать, дабы не постигла вас участь несчастной Зиночки Аристарховой!
  
   2016
  
  
   КОНЬЯК И ПОВИДЛО
  
   Илларион Варсинкин вернулся из магазина без ожидаемых сосисок, но принёс оттуда повидло и коньяк, чем вызвал вполне объяснимое недоумение у своих домочадцев.
   - Это что? - спросила его супруга, хотя прекрасно знала она названия выложенных из пакета покупок, то есть вопрос её был реторичен и не сулил позитивных последствий.
   - Коньяк и повидло, - ответствовал Илларион, констатируя очевидное.
   - Хочу сосисок! Почему их нет в числе принесённого? В чём дело?! - интонационно копируя в последнем вопросе мать, захныкал их общий сын Егорка.
   Илларион не имел желания ввязываться в дискуссию с семьёй. Он отвернулся и с отвращением погладил кота-сфинкса по кличке Мордор, в морщинах которого, к слову, читался озвученный Егоркой вопрос о местонахождении сосисок.
   - Повидло будете? - зачем-то предложил он всем присутствующим Варсинкиным один из наименее ценных для ожидаемого ужина продуктов.
   - Ты ещё коньяк ребёнку предложи, придурок! - ощетинилась жена.
   - Мать, следи за языком, - скривившись от произнесённого, упрекнул её Илларион, и, что-то внутри себя взвесив, обратился к Егору:
   - Налить полчашечки, сынка?..
  
   Здесь мы вынуждены вернуться на пару часов в прошлое, чтобы объяснить пытливому читателю создавшуюся в доме Варсинкиных напряжённость, иначе повествование наше будет напоминать скверный анекдот, не включающий в себя присущих высокой литературе правил построения художественного произведения...
  
   Аня Варсинкина, неожиданно почувствовав в своей жизни нехватку творческого роста и отсутствие самореализации, решила создать новый рецепт приготовления макарон, дабы через социальные сети прославить свою фамилию, через что заработать денег на отпуск в Крыму. Кулинарная инновация включала в себя добавление в кастрюлю с ещё непроваренными макаронными изделиями нескольких сосисок, что должно было, по её разумению, придать плотность ощущений при пережёвывании и обогатить вкусовой букет. Она даже сочинила название своему блюду: "Макароны со вкусом сосисок". А поскольку на создание сего бренда Аня потратила половину дня - времени на готовку ужина с последующей публикацией своего уникального рецепта оставалось совсем немного. Но по закону подлости - в холодильнике не оказалось сосисок! Аня, чуть ни плача от столь вопиющей несправедливости, стала будить своего мужа Иллариона, недавно вернувшегося с ночной смены. Уж она и причитала, и оттягивала веки его от поверхности глаз, пихала какие-то бигуди в колышущиеся ноздри - этот подлец не просыпался! Наконец, отчаявшись, Аня решилась на крайнюю, можно сказать, противоречащую всем канонам своего естества меру - поцеловала она мужа в губу!
   Ошпаренный брезгливым прикосновением ротовой плоти жены, Илларион вскочил с кровати и неожиданно остро ощутил пустоту сложившейся жизни и желудка...
   - Очнулся? Сыну ужинать пора, жена вдохновение с минуты на минуту потеряет, а он развалился! Коли жрать хочешь - иди в магазин и купи там шесть сосисок. Запомнишь или записать тебе? Шесть сосисок, повтори!
   - Шесть. Сосисок, - фраппированный произошедшей небывальщиной, произнёс Илларион и, одевшись в приличное, отправился выполнять поручение.
  
   В отделе колбасной продукции Илларион столкнулся со своим бывшим одноклассником Колюней. Тот упрямо убеждал продавщицу нарезать на специально для таких случаев приобретённом администрацией магазина аппарате пару сарделек, объясняя свою просьбу креативным подходом к принятию пищи.
   - Здорово, Колюня, - обратился Илларион к Колюне.
   - Привет, Илларион, - дружелюбно поздоровался Колюня, - скажи хоть ты этой женщине, что я не от скуки прошу её пошинковать мне сардели, но в связи с натуральной необходимостью.
   - Мы в кожуре не режем, - устало отозвалась продавщица.
   - Так почисти! Знаешь, как банан! - подсказал ей Колюня.
   - Мы не очищаем товар от кожуры - инструкцией строго воспрещено, - гнула свою линию та.
   - А может быть, Колюня, ты сам снимешь с сарделек кишечную оболочку, которую вы почему-то называете кожурой, после чего, уверен, эта милая в своей полноте женщина не откажет исполнить свой служебный долг перед столь целеустремлённым покупателем? - озвучил пришедшую мысль Илларион, дабы конфликт завершился как можно скорее, и получил он наконец доступ к покупке сосисок ("Шесть сосисок, повтори!").
   От услышанного Колюня вдруг позеленел, а Галина Петровна (так звали строго придерживающуюся всех пунктов Устава Магазина продавщицу) приняла окончательное решение стать лесбиянкой.
   - Это что же делается-то, а?! - завизжала Галина Петровна. - На помощь, товарищи!..
   ...Спустя некоторое время Илларион брёл к другому продуктовому магазину, мучительно восстанавливая недавние события... Он хотел бы всё забыть, проснуться, но ведь мы-то с вами знаем, что жизнь беспощадна к воспитанным, интеллигентным людям.
   "Кишечная оболочка у тебя в жопе!" - указывая пальцами на Иллариона галдели покупатели...
   "Советы давать санитарам будешь - в больничной палате!" - орал над ухом Колюня...
   "Наваляйте ему по огузку!" - рекомендовала обретшая иную ориентацию продавщица Галина Петровна...
  
   Чтобы не повторить допущенной ошибки, Илларион твёрдо решил ни с кем в новом магазине не разговаривать, а, притворившись немым - лишь показать пальцем на желаемый продукт. К несчастью для него, магазин оказался непохожим на предыдущий: товары в нём не были распределены заботливыми мерчендайзерами по тематическим отделам: на полках за продавцом по имени Армата (названным так в честь новейшего российского танка) соседствовали соевые шоколадки, домашние тапочки, фильтрованное пиво, нефильтрованное пиво, мурманские ананасы, сувенирные презервативы, овальные папиросы, рыба в вакуумной упаковке, бублики с маком и без оного, одноразовые открывашки, велосипедные насосы, коллекционное издание Булгакова...
   Илларион, проявив фантастическую наблюдательность, определил местоположение сосисок и радостно указал на них продавцу дрожащим от волнения пальцем. Армата флегматично поставил на прилавок перед покупателем - банку яблочного повидла.
   "Нет, - захотелось крикнуть Иллариону, - вы ошиблись! Я очень люблю повидло, но сейчас я здесь, в этом храме полезных для быта и поддержания физиологического тонуса продуктов - стою томимый иными задачами! Кабы вы были чуть внимательнее, то прочертили бы незримую пунктирную линию от ногтя к полке! И стало бы вам очевидно, что цель моя заключена в находящейся справа от повидла упаковке с шестью ("Шесть сосисок, повтори!") сосисками!" Но, испугавшись последствий - только кивнул и попытался со второй попытки приобресть нужное.
   Армата хитро подмигнул Иллариону и с привычной ловкостью достал приунывшую слева от сосисочной упаковки бутылку недорогого коньяку. Варсинкин вздохнул... Денег на третью попытку не имелось в наличии, вследствие чего он был вынужден подчиниться тому жестокому испытанию, которое навязала ему Судьба...
  
   - Налить полчашечки, сынка? - предложил Илларион Егорке, наверное зная, что этой фразой он совершает умышленное самоубийство.
   Не успев переварить затолканные с разных концов его пищеварительной системы жилистыми Аниными руками стеклянные ёмкости с коньяком и повидлом соответственно, Илларион перешёл из состояния земной жизни в высшую форму существования, чем доказал получившим советское образование атеистам главенство Духа над Материей. Или наоборот - опроверг всю эту хиромантию...
  
   Завершая повествование, заметим, дорогой читатель, что будничные истории достойны попадания в мировые бестселлеры не менее всякой патетической ерунды. Нам осталось только удовлетворить твоё любопытство относительно происходящего в освобождённом от присутствия Иллариона магазине.
   Сдружившись с Галиной Петровной, Колюня добился от той если не любви (мы помним, что сие стало категорически невозможно по причине её неожиданно изменившихся сексуальных предпочтений), то во всяком случае - взаимоуважения. Стараясь не думать на кишечную тематику, она очистила две сардельки от кожуры и пошинковала-таки их на тонкие колечки. Ибо ничто так не объединяет уличённых в невежестве людей, как коллективное линчевание аллегорического Иллариона Варсинкина.
  
   2016
  
  
   ПОСЛЕЗАВТРА
  
   Заслуженный гардеробщик России Семеон Игнатьевич Остроухов проявлял свои лучшие гражданские качества, подавая милостыню стоящим в переходах петербургского метрополитена бабушкам. Посредством сих деяний Семеон Игнатьевич обретал душевный покой, основой коего служила уверенность в своей исключительности и, подспудно, гарантию благоприятного приговора Высшего Суда, буде таковой имеется.
   Случится послезавтра с Семеоном неприятное. В кармане брюк его не обнаружится мелочи для подаяния - пальцы нащупают единственную бумажную купюру, номинал которой будет настолько округл, что ежели он отдаст её незнакомке в рваном пальто, Семеон Игнатьевич сам останется без денег на оставшуюся до аванса неделю.
   - Что делать? - вслух задаст вопрос служитель театрального гардероба подсвечивающим переход плафонам. - И так ли верны утверждения недавно обретших веру коммунистов о загробной жизни, чтобы я безрассудно отдал последнее? Тем паче по телевизору постоянно рассказывают о существовании тайной гильдии профессиональных нищих, чьи сотрудники на самом-то деле живут богаче иных незнамо откуда взявшихся бизнесменов (читай: легализованных спекулянтов)! С другой же стороны, должен ли я задумываться о столь незначительном (в контексте своей исключительности по-сравнению с прочими недавними ленинградцами)?
   Рассуждая вслух в приведённой выше манере, Семеон Игнатьевич не заметит, как два бойца одной подростковой группировки с колоритным названием "Атас!" подойдут со стороны заднего кармана брюк его, да именно в тот самый момент, когда пальцы Семеона Игнатьевича нерешительно будут поглаживать упомянутую купюру, помогая принятию какого-либо решения.
   - Вытащи трогаемое, дядя, - убедительно предложит один из подростков, а второй с нажимом приставит к ребру гардеробщика перочинный ножичек.
   - Забирайте, ребята, - уверенно заблеет Семеон Игнатьевич, - только не портите моё здоровье, богом прошу.
   Когда подростки удалятся, наш гардеробщик пожалеет, что так не вовремя засомневался, иными словами, дал возможность своей мещанской жадности воздействовать на благие намерения. Вследствие сделанного вывода гардеробщик наш нисколечко не расстроится, но напротив - получит бесценный опыт: чтобы не было никаких сомнений - не планируй никому ничего отдавать даром, дабы не травмировать совесть и не подвергать здоровье своё риску. Живи для себя, как положено социальной единице в прекрасном капиталистической мире!
  
   2017
  
  
   ДОГОВОРИЛИСЬ
  
   Светочка Богорукова с поздней юности старалась казаться случайным встречным (например, пассажирам метро) порочной секретаршей при директоре какого-нибудь банка или нефтедобывающей кампании, потому что однажды в будущем намеревалась таковою и стать... Она часто смотрела эротические сериалы про похождения подобных секретарш, дабы раскрыть секрет их успеха у мужской части населения Республики. Помимо некоторых технических моментов, она выяснила, что порочным секретаршам надлежит обладать двумя характерными атрибутами: высокими каблуками и строгими очками, причём последние не должны покидать поверхности тела даже при всей прочей обнажённости его обладательницы. Разумеется, стройности фигуры, ног и линий лица - также имели немаловажное значение для создания задуманного образа, но здесь Светочка ничего не могла поделать, поскольку от природы все означенные выше части организма были, скажем так, не предполагающими законченность внешнего вида, присущего кинематографическим персонажам...
   Светочка собрала целую коллекцию очков, однако носила их с огромными для себя проблемами. У неё было прекрасное зрение, и никто, ни одна сука из числа подруг не подсказала, что в оправы можно вставить стёкла без эффекта увеличения окружающего мира! С обувью было ещё сложнее: Светочка падала чуть ни ежеминутно, цепляясь каблуками за собственные лодыжки, поскольку выпуклые стёкла в утончённых оправах изменяли представления о расстоянии до земли и пространстве в целом.
  
   Сеня Доминоров ежедневно перемещался из дома в институт посредством метро, пользуясь студенческим проездным билетом. В отличии от Светочки, он-то как раз планировал получить высшее образование, которое стало бы отправной точкой для задуманной карьеры, которая, в свою очередь, должна была привести его к должности генерального директора банка или главы какой-то межконтинентальной корпорации.
   "Мои ровесники мечтают стать рок-звёздами, - рассуждал Сеня, - а зачем? Ведь ясно как день: для привлечения потенциальных сексуальных партнёрш, ибо кто-то давно подметил, что молодые девушки в большинстве своём расположены отдавать свою честь прыгающим по сцене небритым волосатикам с увлажнёнными подмышками! Но я поступлю иначе. Стану богатым руководителем и заведу себе красивую секретаршу. Тогда они все узнают - кто тут наиболее привлекателен! Куплю себе весь ленинградский метрополитен и буду кататься в двуспальном вагоне со своей секретаршей куда захочу!"
   Мы не должны упрекать Сеню за столь чудовищные (если не сказать: разрушительные для психики) фантазии. Просто он был пьян, а в состоянии искривлённого сознания мечты у половозрелых подростков замыкаются на своей несостоятельности. Впрочем, алкоголь здесь играет роль усилителя лишь, но никак не синтезатора основанных на нехватке секса грёз...
  
   Чего же вы ждёте от автора, дорогие читатели, по прочтении сего увлекательного пролога? Не кокетничайте, - автор видит насквозь (несмотря на столь несовременный для капиталистического мира эпистолярный способ донесения истины) ваши кулинарные предпочтения, преступные наклонности и ряд подобных характеристик, столь присущих современному обывателю... Очевидно, что по законам наиболее кассового литературного жанра он, автор, должен, на ваш взгляд, силою своего литературного таланта познакомить девушку, видящую в себе сквозь толстые очки порочную секретаршу, с юношей, в будущем мнящим себя боссом с безграничными по-отношению к ней полномочиями. Диковинное, неожиданное предположение, но коли таков уровень ваших литературных предпочтений, давайте попробуем!..
  
   - Позвольте запечатлеть с вами памятное селфи, - предложил Сеня Светочке, подойдя к ней в вагоне метро. Он не был обучен правилам флирта, и потому решил обойтись без предварительных улыбок, то есть даже не попытался зарекомендовать себя с лучшей стороны.
   - Зачем это? - довольно грубо отреагировала Света: проявившийся из мути мира молодой человек явно не был представителем того сословия, которое активизировало бы её либидо в проекции последствий случайных знакомств.
   - Это долго объяснять. Однажды я стану здесь единоличным хозяином и смогу фотографироваться с любой женщиной. А пока хотел бы ощутить: как сие деяние будет выглядеть изнутри, от первого лица, так сказать, чтобы быть уверенным в правильности выбранной стези и, как следствие, разработанного бизнес-плана.
   - Но ты пьян, чувак! - опешив от наглости пролетариата, воскликнула девушка.
   - Да, выпил с утра самой дешёвой бормотухи, поскольку покупать элитные напитки мне степендия не позволяет, - не смутился Сеня. - Таким манером я готовлюсь к будущей роскошной жизни!
   - Как же я смогу с тобою сфотографироваться, ежели у меня нет окончательной уверенности в том, что ты не струхнёшь в последний момент? - попыталась поставить собеседника в тупик Светочка.
   Сеня уловил абсурдность происходящего и решил действовать вопреки победе плоти над эротической фантазией. Он озвучил такое:
   - А зачем же ты туфли на столь высоких каблуках надела, дура?
   - Изволь выслушать имеющиеся предпосылки. В моих планах прочно утвердилась идейка стать порочной секретаршей при ещё не шибко старом боссе, - мстительно отчеканила Светочка, отважно выпучив глаза, и без того увеличенные толстыми линзами. - Не тебя ли в будущем мне придётся ублажать в кабинете с панорамными стёклами, щенок?
   - Может быть и меня, если я сам так захочу, - парировал Сеня. - А то может статься, ты на коленях будешь умолять предоставить желанную работу, а я непременно манкирую!
  
   Свидетелем этого разговора оказался капитан контрразведки Александр Баранов (позывной "Лошадь Пржевальского"). Он, согласно штатной легенде, притворяясь возвращающимся из автомастерской электрогазосварщиком, сканировал сквозь присущий метрополитену гул все разговоры в вагоне и даже анализировал отправляемые пассажирами смс-ки (только не спрашивайте как, - автор не владеет этой секретной техникой). И Александру очень не понравились планы молодого человека по захвату петербургской подземки. Руководствуясь служебным предписанием, он движением рёбер перезарядил свой табельный пистолет-пулемёт и нижним мизинцем отстучал срочное донесение в Штаб Округа.
   Уже через полторы минуты в кабину машиниста проник соответствующий агент и, перехватив управление электропоездом, свернул в один из тайных тоннелей, о наличии коих рядовым гражданам не предполагается знать. Особенность этих тоннелей состоит в том, что все станции на протяжении пути полностью дублировали настоящие, так сказать официальные станции, и, чтобы не вызывать подозрений, были они в меру заполнены самыми разномастными людьми: от кормящих матерей и подвыпивших студентов до придурошных бабок, отсутствие которых категорически исключается Теорией Здравого Смысла. Система дубль-тоннелей и наличие заполняющих её статистов была сконструирована пытливыми инженерами НИИ ГБ из антитеррористических соображений: дабы ни один шпион из супостатного полушария не смог почувствовать что-то неладное в процессе реализации своих негуманных намерений в отношении Республики, и не успел бы, к примеру, взорвать себя и окружающих вмонтированной в правую почку бомбой.
   Ни Сеня, ни Светочка, надо полагать, увлечённые своим несуразным разговором, не обратили внимания на вошедших в вагон мамашу с кибернетическим аналогом младенца на руках и неприятную старушонку с бакенбардами, которые (не бакенбарды, само-собой, а замаскированные агенты) расположились за спинами наших молодых собеседников. А беседа последних тем временем продолжалась.
  
   - Вот бы, - озвучивая неожиданную мысль, заявил Сеня, - наши с тобой мечты реализовались! Мозгом-то я понимаю, что сие маловероятно, но душа и гормоны не позволяют избавить от них внутренний мир...
   Светочка сняла свои очки, довольно дружелюбно оглядела с ног до головы Сеню и уже без апломба ответила:
   - Та же хуйня.
   Кибернетический аналог младенца что-то пробурчал своей носительнице, после чего загримированные агенты поставили многозарядные суперганы на предохранители и незаметно выпрыгнули куда-то в тоннель. Это капитан Александр Баранов (позывной "Лошадь Пржевальского", - чёртов генерал со своими старческими шутками!) дал отбой ликвидации потенциальной угрозы обществу в лице наших сексуально озабоченных героев. Иную судьбу он уготовил для них...
  
   Прошли годы... Сеня и Света - муж и жена. Но чета их странная. Ночуют они в разных квартирах, где спят с посторонними людьми, являющими собой сородителей их необщих детей. Интимная близость между Сеней и Светой осуществляется лишь на рабочем месте, где он - председатель совета директоров одного из крупнейших кислородоперерабатывающих заводов Республики, а она - его секретарша. В числе прочего Сене принадлежит контрольный пакет акций ленинградского метрополитена, вследствие чего в его распоряжении личный сверхскоростной поезд с двуспальной кроватью в кабине. Их куратор - генерал-сержант Александр Григорьевич Баранов (позывной отсутствует, т.к. Александр Григорьевич теперь - почётный член комсостава НИИ ГБ, с некоторых пор он сам наделён полномочиями назначать позывные своим подчинённым).
   Заметим, что дав согласие на вербовку и последующую жизнь "под прикрытием", они перепрыгнули всё самое неприятное в достижении поставленных перед собой задач и реализации юношеских мечтаний: им не пришлось идти по головам мстительных коллег, лизать задницы (как в переносном, так и прямом смыслах) мелким начальникам, доносить, оправдываться, юлить, словом, растрачивать свои жизни на ненужное... Как по мановению волшебной палочки они получили мгновенный доступ к желаемому, с одной лишь оговоркой: в случае глобальной войны с супостатным полушарием Сеня, следуя сценарию "А", имеет приказ взорвать вмонтированной в правую почку бомбой вверенный ему завод; на Свету же возложили ответственность за исполнение сценария "Б", имеющего ту же цель, но подразумевающего извлечение ею бомбы из Сени, если вероятность достижения положительного результата силами мужа будет оценена с коэффициентом, не превышающим 0,78.
   Давай попытаемся задаться вопросом, мой проницательный читатель: счастливы ли Сеня и Света, учитывая нависшую над Республикой угрозу войны? Ответ здесь может быть только один: конечно, счастливы! Потому что умереть рано или поздно надлежит любому человеку, а обеспечить двуспальную кровать своему животному началу в кабине личного электропоезда - единственная мечта каждого молодого человека нашего совершенного капиталистического будущего.
  
   2017
  
  
   ФАКТОР ТАКСЫ
  
   Единовременно и окончательно разочаровавшись в социальной значимости молитв, в полной их театрализованной несостоятельности, Алёша пал духом. Воспитание, полученное в национал-религиозной семье, сформировало Алёшин мозг таким образом, что принимать ежедневные решения, равно как и классифицировать уже совершённые поступки свои он не научился, ибо во всём полагался на советы свыше. Теперь-то он понимал: никаких советов свыше вовсе не было, - это его травмированная родителями психика принуждала разум воспринимать самого себя через общение с Небом посредством труднопроизносимых молитв и заученных цитат из единственной имевшейся в доме книги. Но, вопреки бытующим в кругах зависимых от столь модного нынче психоанализа представлениям, осознание отсутствия потустороннего собеседника ничем не помогло Алёше наладить контакт с самим собой в той части его личности, которая должна была пробудиться под весом внезапно свалившейся на него ответственности. Говоря простым языком: принять присущую всем белковым самостоятельность...
   Если, дорогие читатели, внимательно прочитав изложенное выше, вам удалось не заблудиться в не самом удачном для массовых продаж книги (с последующим её внесением в школьную программу) построении предложений, то вы не могли не вычленить суть нашего посыла о здоровом развитии детей в плане интеллектуального их воспитания. Впрочем, рассказ наш не об этом. С помощью столь претенциозного пролога мы лишь познакомили вас с характерной чертой главного героя, без чего дальнейшее изложение сего увлекательного повествования выглядело бы если не преступлением, то явным надругательством над вашими высокопроизводительными мозгами.
   Итак, разуверившись в существовании Высшего Разума, и не обладая навыками управления своим, Алёша приуныл... Многим покажется маловероятным, что снискал он потенциал для принятия хоть какого-то самостоятельного решения, но факт, как говорится, налицо: Алёша придумал найти себе женщину, которая восполнила бы описанную интеллектуальную недостачу. Пожелаем ему всякого благоприятствования, поучительно посоветовав избавить комплект квартирной утвари от скопившихся икон и коллекции мощей. Последние пусть и были частями канонизированных церковью святых, но по сути оставались пазлами мёртвой плоти... А лики икон, один хер, выражали отсутствие эмоций, да и никаких дельных подсказок дать не смогли бы они, тем более, что сам Алёша с некоторых пор отводил взгляд от их 2D-архитектоники в силу своего стыда перед миллионами бывших единоверцев, философию которых он вроде как предал...
   Вам, Ваши Высокопроизводительства, верно, любопытно было бы узнать: как получилось, что сформированный с самого младенчества религиозный психотип вдруг нашёл в себе соответствующие для разворота на сто восемьдесят градусов мощности? Как раз об этом мы и хотели бы сегодня поведать.
  
   Погожим осенним вечерком, в пятницу, Алёша возвращался с воскресной службы. Дорога к дому пролегала через симпатичный скверик, по тропинкам которого вокруг импровизированной детской площадки, сменяя друг друга, гуляли с колясками молодые женщины, а женщины постарше - с собаками. Алёша, как ему казалось (по наущению Высшего Собеседника, разумеется), любил детей и всецело доверял меньшим друзьям человечества. Однако реальный мир сложнее, чем нам с вами хотелось бы! И, конечно, гораздо сложнее Алёшиного неразвитого его, мира, восприятия... В течении нескольких секунд в тот вечер случился ряд вытекающих друг из друга неспрогнозированных Вселенной событий.
   Добрейшего вида ребёнок, увлечённо разжёвывающий соску-пустышку, вдруг протянул ручонку из своей зелёной коляски к какающей здесь же, на детской площадке, таксе и ущипнул это асимметричное коротколапое животное где-то под брюхом. Собака, взвизгнув от боли и обиды на незавершённость дефикационного процесса, рванула в сторону приближающегося к эпицентру происшествия Алёше с очевидной для любого смертного целью: выместить накопившуюся злобу на наиболее уязвимом представителе главенствующего в живой природе вида! Она даже отрастила дополнительные зубы за время своего галопа в направление выбранной цели. Алёша же смотрел на осенние деревья и очень любил жизнь, поэтому никак не ожидал он произошедшего: собачка впилась всеми клыками в левую ягодицу его обтянутой джинсовой материей жопы.
   Алёша убил таксу. Убил жестоко, некрасиво: воззвал он к Небу сформулированной по всем правилам просьбой, мол, умертви, отче, эту недостойную тварь во благо имя твое. Небо смолчало... А жопа активно кровоточила, потому что такса вцепилась в неё мёртвой хваткой, которой бы позавидовал даже новичок-водитель, до белизны костяшек на руках удерживающий руль в горизонтальном положении. Алёше ничего не оставалось: плюхнулся он задницей в глубокую лужу и дождался рефлекторного разжатия челюстей собаки-агрессора. Ваши Высокопроизводительства спросят: "Но почему же такса не всплыла на поверхность, выпустив задницу атакуемого, дабы продолжить нарушающий старинные взаимоотношения человека и собаки акт?" Всё просто: Алёша придавил её ко дну, наполненный чувством мести за полученное ягодичное увечье вкупе с нанесением оскорбления его тончайших чувств верующего, и удерживал сие положение вплоть до полной остановки злобного маленького сердчишка...
   Теперь вам должна стать очевидной предпосылка нашего героя к потере веры. Объяснений игнорирования Небом прихожанина с незапятнанной репутацией было лишь два: либо боженька отвернулся от Алёши, не откликнувшись на воззвание в трудную минуту, либо - не обладал Он ни силой, ни средствами обратной связи, ни, соответственно, неделимым разумом. Допустить первый Алёша даже не попытался, потому что тому не было объективных причин. Вывод напрашивался сам собою... Никакого бога не существует, а мир бессистемен и подл.
  
   Здесь можно было бы и окончить наш познавательный очерк, если бы у автора хватило наглости пренебречь эпилогом.
   Не такса повинна в том, что у Алёши пошатнулась вера, не шкодливый поступок ребёнка, не даже идиотия Алёшиных родителей, выраженная в преступном воспитании отпрыска, вследствие коего вырастили они какое-то тупорылое ничтожество, - о, нет! Сжёгшие свои партийные билеты в начале 90-х годов XX века руководящие некогда великим государством товарищи, будь у них мозги, должны были бы предвидеть - к чему ведёт поощрение спроса на религию у населения вверенной им страны. Поклонники теорий заговоров возразят нам, дескать, именно этого власть и хотела, на что мы невоспитанно расхохочемся им в обобщённое лицо! Добивались недавние товарищи только одного: поскорее набить свои карманы нефтедолларами, а думать о вашем будущем им было, знаете ли, недосуг, - много чести.
  
   2017
  
  
   КЛЮЧЕВОЙ ВОПРОС
  
   Кот Филимон, начитавшись фундаментальных работ современных аналитиков марксизма, счёл более невозможным оставаться непричастным к созиданию своей судьбы, и нынче же утром большинством голосов (числом один, при заданном кворуме) принял декрет о формировании сопротивления хозяйскому авторитаризму. Декрет этот состоял из трёх поддекретов, включающих в себя: право на ненормированное принятие пищи, право на внережимное принятие пищи и, наконец, право на выбор принимаемой пищи. Но поскольку коты не обучены грамоте, а голосовые их связки, неразвитость соответствующих долей головного мозга и амимическое строение морды, сформированное в результате многотысячелетних процессов, не располагали к использованию русской речи, Филимон постановил осуществить революцию при полном молчании, дальновидно предположив, что сия немногословность будет расценена его классовыми врагами за нежелание вступать с ними в переговоры, что обозначит она, скажем так, непоколебимую решимость и хладнокровие.
   Но домашний кот - не лиса из русских народных сказок, не обладает он соответствующей задуманному гибкостью... Это патрикеевны умеют адаптироваться под любые бытовые условия (хуё-моё, мол, какие пёрышки, какой носок). Кот - понятие плоское, пусть и кажется он внешне объёмным. Вот и наш Филимон, совершенно не подготовив плана Б (или хотя бы путей к отступлению) - бросился на захват общественного холодильника. Как он планировал его открыть? Какими силами собирался удерживать оборону? Эти вопросы стали бы фатальными для дальнейшей его жизни, кабы по пути на кухню не повстречался новоявленному революционеру соседский таракан Борис, ошибшийся по пьяни адресом. Дело в том, что на лестничной площадке нынче ночью подростки распивали портвейн и, своевременно необученные старшими товарищами этикету принятия алкоголя, забыли выбросить после себя недопитую бутылку оного, оставив на дне всё своё зло. Борис именовался смотрящим по подъезду, посему узнавал он о подобных трофеях раньше прочих лицензированных домашних питомцев и подобных себе нелегалов.
   - Привет, Филимон, - поприветствовал Филимона Борис, шевеля правым усиком в направление ост, а левым - ковыряясь в зубах (или что там у насекомых во рту растёт), - куда путь держишь со столь ярким блеском в глазах и нестатичными полосами на лапах?
   - Здравствуйте, - воспитанно ответило домашнее животное (общались они, понятно, на природном языке, здесь приводится лишь литературная, но дословная(!) адаптация, - прим. авт). - Я направляюсь в сторону холодильника с целью его окончательной блокады с последующим проникновением внутрь. Социальная революция, слыхали про такое понятие?
   - Слыхал, как не слыхать... А что, плохо кормят?
   - Да как вам сказать... Кормят, пожалуй, достаточно. Просто каждый индивидуум рождается с правом на самоопределение. Ведь я, к примеру, волен тосковать по своим прооперированным яйцам, дисфункция коих лишила меня возможности мечтать о чём-то кроме еды, - как вы считаете? Вот пусть и мои хозяева почувствуют, каково это - жить без самоутверждающей основы!
   Борис икнул, при этом случайно откусив себе левый ус, но не расстроился, а с аппетитом зачавкал им.
   - Стало быть, двойная польза: и жрать хочешь вдоволь, и людишек наказать? Так и быть, брат, помогу я тебе, потому что без меня тебе это дело не провернуть, - схарчевав означенную часть себя, произнёс таракан, стараясь не смотреть в сторону неполноценного причинного места своего молодого собеседника.
   - Извольте сформулировать ваши соображения, - от греха прикрыв полосатыми лапками свои усищи, поинтересовался Филимон.
   - В двести пятнадцатой квартире, что на седьмом этаже, живёт новозеландский попугай Кукуй...
  
   В двести пятнадцатой квартире действительно жил попугай Кукуй, незаконно привезённый из Новой Зеландии в контейнере с хоббитами. Попугай был старый и умел говорить на шести языках, включая эльфийский. Порой он оказывал кое-какие филологические услуги таракану Борису за соответствующий респект, посему не шибко удивился и настоящей просьбе своего товарища. Идея Бориса заключалась в телефонном звонке в одно набирающее популярность ведомство по защите психологического здоровья домашних животных, осуществить который и был ангажирован Кукуй. А поскольку в современном мире практически все звонки, поступающие в более-менее серьёзные инстанции, записываются для последующего анализа менеджерами по маркетингу, мы имеем возможность опубликовать стенограмму состоявшегося разговора между попугаем Кукуем и безымянным оператором N74.
   - Добр-р-рый день, судар-р-рыня.
   - Допустим, что не самый дурной, но назвать его добрым - было бы очевидным преувеличением.
   - Я хочу заявить о недопустимом обр-р-ращении с домашним животным.
   - Типа донести хочешь? Валяй, я для того тут и сижу. Объект?
   - Кот. Зовут Филимоном. Кастр-р-рат.
   - Кто хозяева?
   - Да никто. Обычная семья. Завели себе питомца и сломали ему психику поср-р-редством стандар-р-ртной опер-р-рации.
   - Квартира у них в собственности? Денюжки имеются? Я, собственно, вот к чему спрашиваю: мне необходимо уже на этой стадии оформления заказа иметь представление, чем наша организация сможет поживиться при благоприятном исходе судебного разбирательства.
   - Всё у них есть, ибо - мещане, как, к слову сказать, подавляющая часть совр-р-ременного населения нашей стр-р-раны.
   - Во что оцениваешь свои услуги, милейший? В соответствии с правилами по оплате внештатного информирования, могу предложить десять процентов, но можем обсудить.
   - Мне ничего не нужно! Деньги - зло.
   - Что ж, уговаривать не буду. Скорее всего у тебя свой интерес имеется. Но для упрощения процедуры расследования и пущей шумихи в прессе, кота следует хорошенько отпиздить перед нашим приездом.
   - Думаю, это не пр-р-роблема.
   - Адрес?..
  
   Прошло несколько времени. Кот Филимон живёт теперь в маленькой клетке в приюте для бездомных животных. Его хозяев лишили котозаводческих прав (как, впрочем, и квартиры, автомобиля, и некоторых семейных ценностей). Сидящий по-соседству кролик Петюня, хохоча над Филимоном, объяснил ему, что читать труды основоположника социальной теории следовало в первоисточнике, а не пользоваться современными интерпретациями, и тогда он, Филимон, понял бы, что революция только в том случае будет осуществлена с пользой для её зачинателя, если помыслы его чисты, и цель оной не столько в наказании вчерашних угнетателей, сколько во всеобщей гармонии, основанной на справедливости. А Филимон просто-напросто зажрался. И если на то пошло, не должен был он прибегать к помощи третьих лиц, потому что задействовав их, он вместо революционного процесса запустил процедуру государственного переворота. А третьи лица, как известно, не любят оставлять свидетелей, да ещё и наделять их плодами победы.
   - Ты радуйся, что всего лишь сослали: могли и вовсе умертвить! Вспомни судьбу своих сподвижников: попугай лишился своей новозеландской головы, а контуры таракана, думаю, и сейчас можно разглядеть на подошве представителя возглавившей переворот организации, - подбадривал Петюня незадачливого революционера.
   А Филимон вспоминал свой декрет с тремя поддекретами и соображал такое: "Ну лишили меня в своё время возможности быть интересным кошкам, и что? Можно подумать, при наличии должной потенции, жизнь моя была бы сильно краше! Я ведь кот, а не лиса. Моих предков вывели искусственным образом - служить мягкими игрушками при обеспечивающих их необходимой едой и уютом хозяевах..."
  
   Авторы ни в коем случае не призывают отказываться революционно настроенных читателей от задуманных свершений! Мы всего и хотели намекнуть с помощью этого поучительного текста, что недостаточно одного лишь желания изменить свою жизнь, но не мешало бы для спервоначалу задаться ключевым вопросом: а не дерьмо ли я, ничего полезного для общества не сделавшее, живущее исключительно во благо насыщения своих низменных аппетитов, - то есть достоин ли я чего-то лучшего? И тогда до вас наконец-то дойдёт главное. Или нет...
  
   2017
  
  
   ДОМИНО
  
   Жители одного из построенных на некогда совхозных полях кварталов ежевечерне могли наблюдать несвойственную для настоящего времени картину. Несколько нестарых ещё мужчин установили на Первомай деревянный столик в центре ограниченного многоквартирными домам двора и с тех пор каждым вечером играли в рудиментарную для прогрессивного поколения игру домино. Возможно, пади их выбор на какую-нибудь другую выбывшую из исторического процесса игру, например, преферанс, - порицание со стороны соседского социума не явилось бы причиной столь несвойственной для него готовности давать свидетельские показания представителям областной власти, неофициальное ознакомление с которыми и послужило толчком к данному литературному их описанию.
   Здесь надо бы объяснить среднестатистическому читателю следующее: ни один ленинградец, остающийся в здравом уме, и в это же время добровольно, то есть не находясь под давлением прямого шантажа или иного экономического принуждения, - никогда не покинет очертаний любимого города в пользу деревенской жизни, даже если жизнь эта и заключена в просторной квартире на девятнадцатом этаже. Разумеется, во все времена находились романтики, коим опостылела городская суета, а душа потянулась к природе, но их-то мы никак не можем сравнивать с жителями рассматриваемых сквозь лупу писательского таланта загородных новостроек, поскольку ни какой природой в этих клонированных n-этажках и не пахнет.
   Основатели же игр в домино, с коих мы начали наш правдоподобный рассказ, ухватились таким образом за последнюю связующую с внутренней своей ленинградскостью нить. Наивно привиделось им, что возрождение стука чёрных костяшек по деревянному столику под потягиванием креплёного вина овеществит временной портал в их полное надежд ленинградское детство...
   Мужчины эти, надо сказать, зарабатывали на пропитание семей и оплату ипотечного оброка, как и всё прочее население государства - на каких-то бессмысленных работах: то ли менеджеры по продажам они были, то ли сотрудники отделов маркетинга, - однако во время игры в домино рассказывали друг другу они вырванные из контекста своего воображения истории, содержание которых было рассчитано на уже упомянутое овеществление временного портала.
   - Я и говорю Санычу: "Саныч, ты в своём цеху командуй, а если пришёл с просьбой, так и веди себя по-людски!" Ему, понимаешь, фанеры не завезли! А как я его фанерой обеспечу, ежели третий день из треста поставок нет? Звоню в плановый, матерю почём зря, а мне же за это и спасиба!..
   - Мой Павка тоже... "Не буду", - говорит. "Как же, - это я ему объясняю, - ты, эцсамое, девку за титьку хватать будешь, коли уже теперь ссышь? Может тя в воскресную школу отдать? Гой еси на небеси?.." Так и не стал...
   - Сеня, Сеня... Да я сорок лет Сеня, а толку-то? Нет, на флоте - то дело другое! Там бы они у меня энергичнее харчевались...
   - А вот не надо, не надо!.. Распутин императрицу пользовал? А что она немкой в девичестве была - не побрезговал. То-то и оно! И никакого тебе "на деревню дедушке"! Потому что цилиндр - он ещё не нимб, а и нимб не будёновка!..
   - Всё так, да не эдак... Из землицы выползли, в неё и воротимся...
  
   Случилось так, что молодому таксисту Мите поступил вызов на адрес, соответствующий эпицентру описываемого ералаша. Трижды заблудившись, Митя всё-таки соединил указанную диспетчером точку на цифровой карте с её ландшафтным прототипом, и, поставив своё иноземное средство заработка на ручной тормоз, вышел покурить вовне, чтобы (как мы узнаем из дальнейшего повествования) уже никогда в него не вернуться.
   До ушей Мити донёсся характерный стук костяшек. Заинтересованный, подошёл он к игровому столу и стал следить за неведомой игрой, силясь понять её мудрёные правила.
   - Какие-то вопросы, товарищ? - неприязненно обратилось к нему сообщество игроков.
   - Я просто посмотреть, - виновато объяснился Митя.
   - Видали? Просто посмотреть! Порнуху дома посмотришь по каналу для подростков, а здесь не место для праздных зевак, а большая игра, - сказал дядя слева, и обратился к своим товарищам: - Типичный гомосек.
   - Вы меня не так поняли, - мгновенно оценив шансы на физическое выживание в том случае, ежели простое неудовольствие его присутствием около игрового стола перерастёт в агрессию, отреагировал Митя. - Я таксист. Меня вызвала сюда ваша соседка. Цель её - попасть на вокзал, но она почему-то не выходит, хотя я приехал в строго назначенное время. Но знаете, я теперь не смогу вернуться к исполнению своих рабочих обязанностей, не разгадав стратегии выигрыша в вашей удивительной игре! Боюсь, даже не реализую сегодня ночью супружеский долг, хоть и живу я в одиночестве.
   - Выпей вина, - предложил всё тот же дядя слева голосом, не предвещающим ничего хорошего тому мерзавцу, который посмеет выказать неуважение отказом от предложенного.
   Митя выпил. Целый стакан.
   Неподготовленная к такому количеству яда пищеварительная система мгновенно отреагировала реверсивной рвотой, однако, испугавшись вызвать у хозяев неудовольствие сим рефлекторным поступком, Митя заблокировал в ротовой полости, а потом таки проглотил всё то, что следовало бы тотчас выплюнуть. Осуществил он этот процесс столь виртуозно, что ни один из покуривающих нефильтрованные папиросы игроков не догадался о совершённом подвиге.
   - Какой неожиданный вкус, - произнёс Митя, отдышавшись, и своим замечанием подразумевая как первичный напиток, так и его производную.
   - Ещё?
   - Благодарствуйте, но мне ещё на вокзал ехать.
   - А кого везёшь-то, браток?
   - Нам не сообщают паспортные данные клиентов. Знаю лишь, что зовут вашу соседку Ксенией, что живёт Ксения по этому адресу, что изменяет она своему мужу Валентину, как правило, с проводником поезда Петербург-Подмосковье во время его, поезда, стоянки. Известно мне и то ещё, что мотивом супружеского предательства послужило увлечение её мужем какой-то диковинной игрой. Ой! - Митя вдруг понял, что под диковинной, скорее всего, подразумевалась игра домино, коей он столь заинтересовался, а, стало быть, мужем упомянутой Ксении вполне мог оказаться один из присутствующих здесь мужчин.
   - Ах ты сука! - сквозь зубы прорычал дядя слева, именовать которого с этой минуты мы станем Валентином. - Гомосеком прикидываешься, вино жрёшь, а сам бабу мою умыкнул?!
   - Нет, не я! - натурально обосрался Митя. - Вас, верно, ввело в заблуждение то обстоятельство, что я так много знаю про вторую, тщательно скрываемую жизнь вашей супруги? Однако уверяю вас, ничего личного я не имею: эти знания - лишь вопрос безопасности сотрудников нашего таксопарка, которой занимается соответствующая служба! И вместе с поступлением заказа на специально разработанные хитрыми китаёзами электронные устройства, мы получаем краткие сведения о потенциальном клиенте! Эта мера защиты буржуазных интересов нашего работодателя, поскольку не любит он отмены заказов, и принуждает нас шантажировать отступников имеющимся компроматом. Сейчас я нисколько не нарушил внутренние предписания, сболтнув лишнего, поскольку жена ваша опаздывает на десять минут - временной гандикап, дающий право на публикацию первого абзаца полученных данных.
   Валентин, по мере Митиного монолога, менялся в лице, и в итоге как-то весь сник и протрезвел.
   - А что, есть ещё что-то?
   - По инструкции, через следующие десять минут я с готовностью расскажу вам дальнейшее.
  
   С момента появления Мити у игрового стола и до последнего его обещания, остальной коллектив нестарых ещё мужчин реагировал на наблюдаемое нестатично. Порой им хотелось подшутить над Валентином, а в другую минуту уже - прогнать чужака прочь, оберегая гармонию привычного пространства...
   Раздался звук открываемой двери, и на всеобщее обозрение явила себя обсуждаемая только что Ксения, неверная жена потерявшего жизненный ориентир Валентина.
   - Играете, мальчики? - вместо приветствия крикнула она в сторону компании.
   Общество промолчало...
   Ксения пожала плечами и ощупала взглядом дворовую территорию в поисках заказанного такси.
   - Ну, мне пора, - сказал Митя. - Приятного вам вечера.
   Мужчины молча наблюдали за тем, как этот странный таксист подошёл к Валентиновой жене, наклонился к её украшенному изумрудной серьгой уху и, судя по жестикуляции, стал что-то нетерпеливо объяснять. Он дважды указывал в направление Валентина, стучал пальцем по циферблату наручных часов и даже по-детски изобразил поезд, синхронно совершая руками круговые движения в области поясницы и поступательно двигая тазом.
   Надо отдать должное самообладанию Ксении. Она довольно стоически выдержала сообщении о раскрытии супружеской измены, после чего зло усмехнулась и направилась в сторону такси. Митя не заглушил автомобиль, поэтому Ксении не пришлось пользоваться полученными из подсмотренных в голливудских фильмах первоначальными знаниями по угону транспортных средств. Она включила фары и покинула территорию бывшего совхоза.
   Опытному читателю не нужно объяснять, что усидеть за игровым столом обществу любителей ежевечернего домино более не представлялось возможным. Сама суть мужского загородного естества, сдобренного некачественным алкоголем, требовала отмщения. И если Валентин планировал выместить свою ненависть на принесшем злую весть гонце (как это было принято у королей древности), то его товарищи разозлились на саму ситуацию, помешавшую овеществить нынешним вечером временной портал в их полное надежд ленинградское детство, за что ответить предстояло опять-таки Мите...
   Нельзя сказать, что забили Митю до смерти, но и успокаивать читателей безуголовной развязкой последовательности описанных событий мы не станем. Это ли самое важное в нашей истории? Надлежит усвоить вам одно принципиальное соображение: домино в современных условиях - не самая полезная для семейных ценностей игра.
  
   2018
  
  
   СЛЕДУЮЩИЙ
  
   - Следующий! - донёсся из-за приоткрытой двери голос, во всех слышимых человеческим ухом гармониках которого читалась явная неприязнь к приглашаемому в кабинет, кем бы он ни оказался.
   Виктор окинул взглядом пространство коридора и, не найдя толстой тётки, за которой три часа назад занимал очередь, с ужасом сообразил, что самым преступным образом проспал... Сидящие рядом посетители, судя по выражениям лиц, давно ждали его пробуждения, и теперь с наслаждением впитывали свалившееся на Виктора ощущение катастрофы, благо, читалось оно самым ярким образом.
   - Товарищи, - хватаясь за последнюю надежду, обратился Виктор к лучшим качествам присутствующих, - я понимаю, что моя просьба вам не понравится. Однако хочу заметить, что не усни я в ожидании, вы всё равно сейчас здесь сидели бы, то есть будет абсолютно справедливым пропустить в кабинет меня! Ведь я пришёл раньше вас...
   - Слыхали, логика! - нетерпеливо затарахтел один морщинистый дедок. - А то что ты спал, иными словами, телом находился вроде бы и тут, но сам парил в созидаемых разумом мирах - это ведь никак не может быть засчитано за время, проведённое в очереди, то бишь выкинутое из жизни. Нет, родной, занимай сызнова и на этот раз терпи как все.
   - Но вы же сами, - воскликнул Виктор, - только что отметили, что моё тело находилось здесь! Замечу, что у меня в кармане наличествует паспорт, выданный не разуму, но как раз телу, когда достигло оно возраста, соответствующего получению этого принципиальнейшего для существования в цивилизованном обществе документа.
   - Ошибаешься, товарищ, - с удовольствием поддержал деда какой-то русскоговорящий негр. - Телу выдаётся только свидетельство о смерти. Паспортом же предполагается награждать потенциально разумное существо, каковым набор костей, внутренних органов и прочей требухи, но без мыслительной активности - считаться не может. Ну вот представь, изобретут наконец способ пересадки мозга для парализованных людей. Старое тело будет изъято у личности как более непригодное, зато новое, оставшееся от гражданина с умершим головным мозгом - подключат к, допустим, мозгу твоему. Ответь-ка нам, чей паспорт достанется этой компиляции: твой или бывшего обладателя тела? И ещё: следует ли выдать твоему прежнему телу в этом случае свидетельство о смерти и место на кладбище, или будет оно безымянно утилизировано?
   - Я понимаю, к чему вы клоните, - вздохнул Виктор. - Я и сам об этот неоднократно задумывался... И даже ставил перед собой неразрешимую задачу: если я приду, например, к жене в своём новом теле, а она ляжет со мною в постель, будет ли этот акт признан изменой мне? Поскольку принято считать, что супружеская измена имеет отличительную черту от, предположим, лёгкого флирта, в именно телесном контакте. В рассматриваемом же нами случае, человечество должно переквалифицировать этот сугубо порицаемый вид предательства с максимальной ответственности - на вполне допустимую. Согласитесь, что если подобные операции по пересадке мозга станут вполне обычным для наших широт явлением, то любая блядь сможет заявить в суде (особенно при разделе имущества), что никакой супружеской измены не было, а всё произошедшее - лишь досадное недоразумение, коее есть следствие её уверенности в пересаженных мозгах своего любимого мужа в чужое тело.
   - Следующий! - с некоторым даже удивлением повторил голос из кабинета.
   - Давай так, - предложил морщинистый дедок, - ты сейчас пойдёшь в кабинет, решишь там все свои вопросы, но после этого вернёшься в конец очереди и выкинешь из жизни всё то время, что самым беспардонным образом проспал.
   - Справедливо, - согласился негр. - Но у меня ещё одно, дополнительное условие. Я, пока ты вторично сидишь в очереди, сбегаю к твоей жене и, представившись тобою (по той легенде о замене тела при сохранении головного мозга, которую ты столь красочно нам тут обозначил), проведу время ожидания с пользой. Ведь следуя твоей логике, она будет уверена, что спит с тобой, а значит упрекнуть тебе её будет не в чем.
   - Нет, со мной она не спит, - печально прошептал Виктор и согласился.
  
   2018
  
  
   ОТМЕТИЛСЯ
  
   Иннокентий Митюшин дождался подсчёта неприветливой кассиршей общей стоимости совершённых им покупок, и выложил несколько купюр неодинакового номинала и монеток различных диаметров на приклеенное для соответствующих целей пластмассовое блюдце. Кассирша с удивлением для себя поблагодарила покупателя в том смысле, что исчезла необходимость извлечения из кассового аппарата сдачи, чем сэкономила она время на обслуживание, иными словами, повысила производительность труда целого предприятия.
   Довольный своей расторопностью и гражданским самосознанием, Иннокентий в прекрасном расположении духа покинул магазин и направился в сторону сквера, созерцая пейзаж которого, он с самого утра запланировал выпить портвейна под бутерброд с плавленным сыром.
   Было как раз утро. Дети торопились в школы, помахивая тяжёлыми портфелями, получать знания, а их задумчивые родители разъезжались на службы - зарабатывать деньги.
   Иннокентий Митюшин все приготовленные Министерством Образования знания давно получил и даже успел заработать с их помощью достаточное количество средств, для того чтобы в день своего сорокалетия исполнить заветную мечту: прогуляв работу, посетить уютный скверик в центре Ленинграда с указанной выше целью. Дело в том, что магазин, в котором он только что отоварился, был чуть ли ни единственным в городе, начинающий свою работу в 8 часов утра, о чём знали пока только его, магазина, сотрудники. Этот график был введён совсем недавно, когда на внеочередном собрании директор взял на себя соцобязательство выполнить план по продаже спиртосодержащей продукции досрочно, чем нисколько не порадовал вверенный ему коллектив.
   Иннокентий неспешно прогулялся под тронутыми первыми осенними красками деревьями и, выбрав чистую скамеечку, стал готовиться к необычному своему завтраку. И вот когда газета была аккуратно расстелена, бутылка откупорена, спичечный коробок с солью приоткрыт и варёное яичко разрезано перочинным ножиком ровно пополам, а три дольки плавленного сырка уже легли на свежую булку, - появились они.
   - Ваши документы, - обратились к Иннокентию дружинники, предвкушая приключение.
   - Я, товарищи, знаете ли, не в империалистическом государстве живу, чтобы повсюду таскать с собою паспорт с целью предъявления оного по первому требованию коррумпированных полицейских! - возмутился Иннокентий. - Я ленинградец, и хочу отметить свой сороковой день рождения так, как запланировал много лет назад. Характеристика по месту работы у меня, будьте покойны, самая жизнеутверждающая: не привлекался и замечен не был. Посему идите на хуй, товарищи.
   Дружинники, числом двое, хотели было возмутиться, напомнив гражданину без документов статью из кодекса административных правонарушений, недвусмысленно сообщающую о том, что распивать алкоголь в общественных местах не положено, однако разумность его доводов была настолько непоколебима, что они поздравили Иннокентия с круглой датой и, уточнив адрес магазина, в котором отпускают в столь раннее время, - удалились в сторону последнего.
   Спустя час Иннокентий освободил от своего присутствия осенний сквер в пользу посещения мест своего детства, для чего спустился в метро и проехал несколько станций в южном направлении. В своём родном дворе он встретил первого в жизни друга своего - Олега. Олег стоял на том самом месте, где они и распрощались более тридцати лет назад, то есть складывалось впечатление, что никуда он отсюда и не уходил, и что Иннокентий Митюшин, переехав с родителями (тоже Митюшиными) в район новостроек, как-будто остановил время. Однако, присмотревшись, Иннокентий отбросил эту фантастическую мысль: Олег очевидно перестал быть семилетним мальчиком, потому что стал почти лыс, отрастил внушительных размеров брюхо, и глаза его были пьяные.
   - А я тебя тут поджидаю, - протягивая руку для рукопожатия, сказал Олег. - У тебя сегодня День Рождения, значит, с меня причитается подарок, а с тебя - гостинцы. Только я подарка тебе не приготовил, ты, смею надеяться, не в обиде?
   - Брось, старик, какие подарки в наши годы? А за гостинцем придётся сгонять. Вот тебе семь рублей, распоряжайся. А я пока тут покурю.
   Олег торопливо ушёл, с тем, чтобы уже не вернуться. Иннокентий знал заранее это, и его гостинец в виде семи рублей являл собой некое жертвоприношение, даже скажем так, то была плата за столь долгое его здесь отсутствие.
   Он курил, пытаясь вызвать где-то внутри себя волну ностальгических воспоминаний, но это ему не удалось по причине начавшегося расщепления организмом поступившего в сквере портвейна.
   "Надо добавить," - сообразил Иннокентий и достал из кармана брюк оставшийся незамеченным Олегом целёхонький шкалик "Столичной". Выпив залпом означенную ёмкость, Иннокентий не почувствовал прилива ностальгии, зато очень захотел домой. Он вдруг вспомнил, что через час по второму каналу будут показывать пятую, заключительную серию "Гостьи из Будущего", в финале коей всегда звучит песня "Прекрасное Далёко", под которую он неизменно плакал, наполненный желанием если не вернуться в своё детство, то хотя бы посетить однажды родной двор.
   Рассудив, что для наиболее целостного празднования сорокалетия ему необходимы в большей мере чувства, чем формальное пребывание на своей малой родине, Иннокентий, не оглядываясь, поспешил домой.
  
   2018
  
  
   НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА
  
   Саня Петькин мечтал заполучить работу на телевидении. Имея в наличии диплом бакалавра по специальности "футбольный комментатор", ему опротивело двенадцатый год кряду озвучивать мужские роли в некачественных порнофильмах. К его несчастью, конкуренция в профессиональной среде была столь высока, что его, Санины, таланты теряли свою значимость при отсутствии полезных для карьерного роста связей. Да и труд его на этом поприще оплачивался (по понятным причинам) куда скромнее труда специалистов по озвучке женских персонажей.
   Саня рассылал свои резюме на электронные адреса всех ведущих спортивных телеканалов, но получал лишь пренебрежительные отказы: продюсеры, будто сговорившись, намекали на возможную потерю рейтинга своих медийных средств производства при условии принятия на работу человека с не самой нравственной историей. Их не убеждали доводы о лишь ораторском (не путать с оральным!) участии в кинокартинах для взрослых претендента на время от времени появляющиеся вакантные места в рассматриваемой отрасли...
   Разочаровавшись в буржуазной модели общества, находясь внутри которой прирождённому (и получившему к тому же соответствующее образование) комментатору приходится заискивать перед давешними бандитами, в начале 90-х годов отжавшими бизнес у своих менее морально и физически подготовленных соискателей счастья с приходом долгожданной свободы от тоталитарного рабства, - Саня решился на создание собственного некоммерческого интернет-телевидения. "Буду транслировать на своём канале, - кумекал Саня, - иностранные матчи второстепенных футбольных лиг, и в своём неповторимом стиле комментировать происходящее."
   Заплатив всеми имеющимися сбережениями за создание красивого сайта и арендовав домен первого уровня, Саня приступил к осуществлению своей мечты. Для презентации канала он выбрал противостояние двух европейских клубов Кубка Наследия Римских Фермеров, и, воодушевившись содержимым бутылки, на этикетке которой значился с юности заученный ГОСТ, - приступил к эфиру. Однако уже на стадии представления команд началось незапланированное. Вместо обзора игроков и зачитывания послужного списка тренерского штаба, Санин голосовой аппарат произвёл акустические колебания, передающие такое:
   - Нам поступила заявка на диагностику сантехнического оборудования по вашему адресу, фройлен.
   Ужас ещё не успел сковать волю нашего дипломированного футбольного комментатора, а мозг его уже сгенерировал (и даже воспроизвёл при помощи всё того же голосового аппарата) следующую фразу в виде реакции на утвердительный ответ незримой хозяйки:
   - Тогда я приступлю немедленно. Где у вас можно переодеться?
   А надо сказать, что арбитр на транслируемом футбольном поле как раз в эти секунды дал свисток к началу матча. Происходило странное: исходя из динамики спортивной встречи, Саня произносил сценарные клише из скопившихся в его памяти (и порицаемых православными девушками недавнего происхождения) кинокартин.
   Хочется отдельно подчеркнуть, перед авторским коллективом не стоит задача рассмешить неожиданно заинтересовавшегося читателя примерами произнесённых Саней реплик, отнюдь! Логика нашего повествования скорее трагическая, чем научно-популярная, пусть отдельным представителям армии поклонников сего неповторимого слога это и покажется невероятным на данной стадии внимательного изучения предложенного текста воспалёнными от отсылки на один из тысячи просмотренных за время жизненного процесса порнофильмов глазами...
   После фиаско на почве популяризации индивидуального телевидения, то есть лишившись юношеской мечты, Саня вернулся к привычной работе. Описанный опыт, при этом, не был напрасен, - напротив: теперь, озвучивая уже женские роли, наш дипломированный специалист остепенился; он стал похож на своих безинициативных сограждан с потухшими глазами, но составляющих эталонный характер нации: тот типаж, который преподносится подрастающему поколению в современной художественной литературе как пример освободившегося от юношеских иллюзий настоящего мужчины.
  
   2018
  
  
   СИНЯЯ ГЛИНА
  
   Известный в прежние времена добытчик синей глины Станислав Баревич остался без средств к существованию. С некоторых пор круг потребителей упомянутого материала, используемого исключительно для создания одной непопулярной настольной игры, - практически исчез. Клиентская база, в силу своей немногочисленности, и раньше не могла побудить Станислава на расширение технического оснащения для добычи данного полезного ископаемого в промышленных масштабах, но теперь гражданин Баревич остался один на один с целым контейнером оного, в совершеннейшем, так сказать, падении коммерческого духа.
   - Как же мне быть? - спрашивал Станислав соседей по лестничной площадке. - Я ведь ничему не обучен! Всю жизнь добывал синее сырьё и вполне легально продавал его, честно заполняя ежегодные налоговые декларации... А ноне бездушные компьютерные игры вытеснили с рынка игры настольные, в силу чего человечеству скоро не только глина, но и мозг перестанет быть необходим...
   - Не кручинься, Стасик, - успокаивала его сердобольная бабушка Оксана. - Скоро Западный Мир окончательно сбрендит на почве империалистических ценностей и развяжет межконтинентальную войну, последствия коей лишат работы не только глинодобытчиков, но и более полезных для общества граждан. Считай, что тебе повезло стать первопроходцем, так сказать, примерить на себя образ человека будущего!
   Но даже такие лестные речи не придавали Баревичу оптимистического заряда для продолжения его жизнедеятельности. Он почти решился досрочно покинуть этот несправедливый мир, но, по-счастью, попалась Станиславу на глаза одна рекламная статейка в бесплатно раздаваемой у метро газете, автор которой сообщал, что им, непризнанным Академией Наук изобретателем, в загородной лаборатории разработан-де некий невиданный доселе способ перегонки ключевой водицы в чистейший спирт, однако без катализатора, которым, как уверял автор статьи, могла являться только редчайшая синяя глина, - данный процесс категорически невозможен. Статья по своему слогу скорее напоминала воззвание, дескать, куплю глину во имя прогресса за любую назначенную обладателем сырья денежку умеренного номинала.
   Привыкший мыслить рационально, Станислав Баревич связался с редакцией газеты, дабы удостовериться, что данная статья есть не подлая выдумка шутников из рекламного отдела, но вполне заслуживающая внимания научная информация. После чего (а подлинность изложенных фактов не вызывала сомнений у выпускающего редактора), он позвонил по предложенному телефонному номеру.
   - Глина нужна?
   - А почему вы не здороваетесь, начиная разговор с незнакомым человеком? - как бы отплюнулся женский голос в трубке, и, не дожидаясь оправдательного ответа, сообщил куда-то вправо: "Вася, это, наверное, тебя."
   - Я слушаю вас.
   - Глина нужна? - повторил свой вопрос Станислав.
   - Сколько? - взволнованно уточнил Вася, который, надо понимать, и являлся тем самым самодеятельным изобретателем. - Должен вам доложить: денег у меня ограниченное количество, но, несмотря на возможные трудности, связанные с неизбежным недоеданием, я готов купить весь имеющийся у вас материал. И нет, не стоит заблуждаться в чистоте моих помыслов: не по причине желания синтезировать как можно больше спирта, продажей коего, замечу, я компенсировал бы растраченные семейные сбережения. Отнюдь! Покупка всей имеющейся массы обсуждаемого полезного ископаемого обеспечит мне уверенность в том, что никто не станет со мной конкурировать на предмет первородства изобретения!
   - Тогда давай так, - озвучил пришедшую только что мысль Станислав, - тебе достаются все сливки от твоего открытия, ну там, государственная премия, престиж в учёной среде и т.д., а весь полученный продукт ты станешь отдавать мне в безраздельное оным пользование!
   - Договорились! - закричал в трубку изобретатель и, обговорив некоторые технические моменты, связанные с передачей глины и графиком выдачи спирта, поспешил доложить жене о состоявшейся договорённости.
   - Дебил, - нелестно прокомментировала она не самые выдающиеся деловые качества мужа. - Крупные алкогольные корпорации всё равно не станут запускать новые линии производства, ознакомившись с твоим открытием. У них нехватки спроса не наблюдается! А ты, вместо того, чтобы обеспечить семью созданием элитных напитков ручной работы - опять погнался за научной славой.
   - Но, пупсик, я не могу променять свой талант и полученное образование на доходы! Я хочу помочь людям...
   - Пить дешёвый спирт?
   - ...потреблять инновационный продукт, - слегка раздражённый непонятливостью жены, пробормотал Вася и ушёл на кухню кушать салат из лука.
   А довольный собою Станислав Баревич мчится в эти минуты на свой импровизированный склад - разбавлять оставшуюся синюю глину дешёвым пластилином с целью увеличения итоговой массы, потому что, в отличии от изобретателя, он с детства имел деловую хватку и привык совершать сделки с максимальной для себя выгодой. Эх, кабы он знал, что с превышением примесей отметки 0,3% в изначальном сырье - процесс синтеза спирта в рамках созданного Васей изобретения становится невозможным... Но наше повествование здесь обрывается, потому что авторы уже выполнили поставленную перед собой задачу, вложив в текст задуманную фабулу.
  
   2018
  
  
   СИГНАЛ
  
   Карл Филиппович Пропорционаленко имел неосторожность публично раскритиковать поступок одного малоизвестного, но амбициозного режиссёра, давеча объявившего в прямом эфире ведущего оппозиционного радиоканала о своём нежелании платить подоходный налог в государственную казну. Карла Филипповича возмутила даже не гражданская позиция представителя современной творческой интеллигенции (имеющего, к слову, признаки педерастии в привычке лыбиться), но явный подтекст этого безобразного заявления, ибо читался в нём очевидный призыв поклонников либерального мироустройства последовать его примеру.
   - Воспользовавшись своим сомнительным авторитетом, - сказал Карл Филиппович коллегам по работе, - этот деятель искусства, того и гляди, вынудит слабое духом население перестать оплачивать содержание Комитета Национальных Инициатив и развивать технологии, которые позволили бы со временем переселить часть китайцев в Соединённые Штаты Америки с целью расширения границ нашей Родины в сторону Новой Зеландии.
   Коллеги внимательно слушали Карла Филипповича и в большинстве своём соглашались с его точкой зрения. Однако была среди них девушка - внештатная сотрудница американского дипломатического отдела, занимающегося шпионажем. Она написала жалобу в филиал Центра Защиты Европейских Ценностей, в коей усомнилась в необходимости существования Карла Филипповича на поверхности планеты в статусе полноценного её гражданина. Управляющий означенного филиала лично рассмотрел приведённые доводы, и, согласившись с ними, дал приказ службе безопасности связаться с К. П. Пропорционаленко на предмет приглашения оного на допрос.
   Карл Филиппович, будучи человеком честным и неподозрительным, явился в назначенный час без опоздания. Управляющий встретил гостя сдержанно: руку пожал, но тотчас вымыл свою ладонь на глазах у Карла Филипповича, чем недвусмысленно дал понять, что этикет этикетом, но ежели вляпался в говно, то исключительно благодаря свойственному для подобных бесед протоколу...
   - Присаживайтесь, дружище. Я ведь могу к вам обращаться подобным образом?
   - Это зависимо от целого ряда факторов, непоследним из которых является предмет нашего собеседования, - ответил Карл Филиппович, но сел в предложенное кресло.
   - А вам не сообщили в повестке? - удивился хозяин кабинета. - Прошу принять мои извинения за это досадное недоразумение! Сотрудник, допустивший столь непростительную оплошность, будет жестоко наказан, а вместе с ним и вся семья его надолго запомнит строгую справедливость нашей организации.
   - Что вы виляете? Я требую обозначения причин моего здесь нахождения!
   - Мы получили сигнал! И лично меня печалит тот факт, любезный Карл Филиппович, что нам придётся избавить вас от остатков тягот жизнедеятельности. Я не исключаю, что вас ожидало бы много радостей впереди, но, согласитесь, вероятность заполучения с течением жизни негативных переживаний гораздо выше. С нашей помощью, дружище, вы никогда не познаете тяжёлых болезней, горечи утрат и будущих неминуемых проигрышей нашей сборной по футболу во всех мыслимых турнирах. И я смею надеяться на хоть небольшую с вашей стороны благодарность.
   - Бить будете? - осведомился приунывший Карл Филиппович.
   - Ну что вы! - всплеснул руками представитель американской демократии, столь почитаемой на нашей с вами общей планете. - Мы не фашисты! То есть, фашисты, но не каратели. Точнее, каратели, но не изверги. Словом, мы предлагаем вам, дружище, лишить свою кровеносную, нервную и пищеварительную системы какой бы то ни было активности. В смысле приостановления работы означенных систем самостоятельным вашим окончанием земного пути. Вот вам автоматический пистолет с одной пулей. Вы сейчас пройдёте в соседнее помещение, в котором довольно удобно покидать несовершенство победившего конкурентных ему капиталистического общества.
   - Хорошо падежи изучал в разведшколе, мразь? - сквозь зубы процедил Карл Филиппович и...
   ...и ничего не произошло.
   Не бросился он на супостата, не перегрыз удерживающую вражеский череп шею, не выбрался он на свободу, как нам с вами хотелось бы... Карл Филиппович счёл необходимым умереть молчаливым героем, дабы спустя сто лет быть увековеченным в учебниках отечественной истории. Мы должны заметить, дорогой читатель, что и более героические люди (не чета вам) через столетие были преданы светско-буржуазной анафеме своими потомками посредством государственного воздействия: от Феликса Дзержинского до автора этих правдивых строчек... Стало быть, дураком был наш Карл Филиппович! Во всяком случае, ставя себя на его место, большинство из вас выбрало бы иной вариант развития своей судьбы, коий мы не опубликовали, дабы публично не приравнивать вас к самым нелицеприятным примерам, имеющим место в настоящей истории развития человечества.
  
   2018
  
  
   ВАУЧЕР
  
   Антоша Губинин, несмотря на то, что родился он в малообеспеченной семье, чувствовал себя вполне богатым человеком.
   "Почему? - спросите вы. - Неужели он получил такое неглубокое образование, чтобы столь явственно ошибаться на предмет своего объективного места в современном обществе?"
   Да, молодой читатель, остатки прогрессивного человечества понимают, что вынужден ты воспринимать начало нашего рассказа именно таким вопросом, иными словами, тебя научили кумекать данными категориями, когда беседа касается нищебродов и быдла. Автор рекомендует тебе поскорее завести свой повышающий эго автомобиль и съебать на хуй с этой случайно открывшейся перед тобою страницы в направление личного обогащения, эффективности и карьерного роста. Оставшейся же аудитории мы скрупулёзно объясним, что предпосылки у Антоши были вполне даже овеществлённые. Дело в том, что в отличии от своих более нетерпеливых сограждан, Антошины родители променяли не все доставшиеся при разделе предыдущими поколениями построенной страны ваучеры на туалетную бумагу, но сохранили один, Антошин, вплоть до его, Антошиного, вступления в возраст, соответствующий пробуждению в нём, в Антоше, гражданского самосознания.
   Таким образом, ведя более чем скромную жизнь, семья Губининых имела надежду на будущее, связывая оное с последним на всю страну документом сомнительного назначения.
   Антоша знал про ваучер с самого детства, поскольку мама с папой любили подталкивать сына своим воспитанием к их личному пониманию термина "социальный лифт", и посему - всю свою молодость он не выплясывал на дискотеках модные танцы с целью привлечения противоположного пола к приличествующему возрасту совокуплению, но занимался математическими, экономическими и даже метафизическими науками, которые в своё время помогли бы ему наиболее толково распорядиться доставшимся черепком расхераченной реформаторами страны...
   К Антошиному тридцатилетию, после тяжёлой аналитической работы, выбраковывания ложных предпосылок, пересмотра жизненных приоритетов и т.п. - вариантов осталось лишь два.
   Первым в списке значился такой: дозвониться руководителю созданному на останках некогда великого государства двуглавого новообразования, и предложить ему некий расклад, при котором он, Антоша, занял бы кресло премьер-министра по причине легальной на то возможности (ваучер предполагал заполучить его владельцу некую часть страны, а упомянутыми выше реформаторами в переходный - от красного к сортирному - период не регламентировалось, - какую именно)! Невидимой руке рынка надлежало распределить общественные блага в пользу частного ими пользования, но теперь мы не можем не отметить, что либо сия рука оказалась излишне загребущей, либо кто-то кого-то, мягко говоря, обманул... Впрочем, эту мысль (про звонок в Кремль) Антоша со временем отбросил, т.к. предполагал он ещё маленько пожить, и, желательно, на свободе...
   Второй же вариант подкупал своей нестандартностью; возможно, именно по этой причине Антоша, дождавшись своего уже сорокалетия, его в итоге и выбрал.
   "Интрига!" - воскликните вы, не имея ни малейшей догадки об Антошином выборе, потому что привыкли вы пропускать через своё существо любую получаемую информацию, подразумевая, что кто-кто, но вы-то не ошиблись бы направлением на месте древнерусского богатыря, зависшего у камня с противоречивыми указателями направлений на каноническом распутье! Признайтесь себе честно: ведь уже и про жирный кусок в газодобывающей компании успели подумать, кабы оказались вы в шкуре героя нашего правдоподобного произведения, и про банковский сектор... Но главное: ваш мозг начал свою привычную работу, итогом коей непременно является обогащение или, в виде вариации, - неплохой задел на будущее, но связанный всё с тем же финансовым приростом! Вам ведь, согласитесь, в голову не пришло отдать свой гипотетический ваучер в пользу районного пансиона для распрощавшихся с разумом старушек. А Антоша, изучив в числе прочих наук, историю человечества - сложил из столь тщательно оберегаемой его родителями ценной бумаги маленький самолётик и запустил сию нехитрую конструкцию, известную любому ребёнку, с Литейного моста в Неву.
   Не все, мои алчные читатели, готовы променять самого себя на того человека, который непременно выдавит из тела собственное начало в пользу стереотипного "успешного" (читай: обладающего большим количеством денюжек) гражданина страны, созданной как раз для поддержки таких вот людей, каковым, на ваш взгляд, должен был бы стать наш Антоша, и непременно, при наличии этой антинародной бумажки, стали бы вы...
   А теперь мы приведём один диалог, который если не подтвердит, то уж точно опровергнет здравый смысл наших с вами рассуждений.
   - Доброе утро. Позовите, пожалуйста, к телефону Андрея Петровича Губинина.
   - Я вас слушаю.
   - Ваш сын, Антон Андреевич Губинин, является обладателем последнего на всю страну ваучера. У меня достоверная информация?
   - Да, но почему я должен рассказывать про наши семейные секреты обезличенному голосу из телефонного аппарата?
   - Зря вы так... Почему сразу - обезличенному? Я вполне даже личность: с паспортом и целым набором кулинарных предпочтений...
   - Простите, я не хотел вас обидеть. Впрочем, оскорбившись, вы ушли от ответа на мой вопрос...
   - Хочешь сразу к делу? Изволь. Сынуле твоему предложение передай: пусть завтречка принесёт свой ваучер по такому адресу: проспект...
   - Стоп-стоп! Никуда мой сын не пойдёт, и ничего он отдавать не будет!
   - Как так - не будет? У меня в служебном предписании чётко прописано: либо мы получаем ваучер, наличие которого у рядового гражданина может дестабилизационно сказаться на распределении денежных масс внутри государства среди достойнейших членов общества, либо вступает в силу физическое устранение лица, несущего в себе угрозу национального масштаба.
   - Но наша семья не нарушала закон!
   - Не ссы. Принесёт ваучер - получит десять кило туалетной бумаги, как ты любишь.
   - Знаете, я не хотел говорить, но Антоша выбросил свой ваучер в Неву...
   - Плохо...
   - Для кого?
   - Для него, и, надо думать, для тебя... Проверить-то мы этого не сможем. Придётся действовать по сценарию второго "либо"...
   "Что же хотел объяснить нам Автор своим рассказом про ваучер и Антошу Губинина?" - недоумённо пожимая плечами спрашиваете вы своих пьяненьких любовниц в дорогом "от кутюр" белье. И они вам непременно отвечают: "Мудак!"
  
   2018
  
  
   ХВОРЬ
  
   Сергей Артишокович Подосиновиков, средних лет чиновник, в чьи обязанности вменялась выдача канцелярских принадлежностей чиновникам более высокого по-отношению к нему ранга, однажды захворал диковинной болезнью. Симптоматика была настолько нехарактерная для придерживающихся канонов современной медицины эскулапов, к которым обращался за помощью Сергей Артишокович, что диагностировать хоть бы что-то близкое к описанным в научных энциклопедиях заболеваниям, - не представлялось возможным. А симптомов было лишь два: это незнамо откуда взявшаяся идиосинкразия к своей профессии, выражающаяся в нежелании ходить на работу, и не наблюдавшееся ранее пристрастие Сергея Артишоковича к спиртному.
   Благодаря болезни Сергея Артишоковича, то есть в силу его отсутствия на работе, коллеги по конторе узнали одновременно как о существовании чиновника с грибной фамилией, так и о приключившейся с ним беде. У секретарши Людочки, к примеру, закончились чернила для печатей, а у Арнольда Егоровича, начальника отдела внутренней агитации, - скрепки, что повлекло перебои в выполнении квартального плана. Вы спросите: почему бы, дескать, сотрудникам описываемой конторы было не обратиться напрямую на склад или к завхозу? Конечно, сидя в уюте приватизированной вашими родителями квартиры - легко рассуждать о допускаемых незнакомыми людьми ошибках! Автор это прекрасно понимает. Однако не совсем очевидно другое: вы-то сами осознаёте, что радостно заполучив себе в собственность часть государственной недвижимости, вы как бы согласились с тем, что затеявшие данные преобразования граждане, подкупив ваше мещанское начало - поимели чуть большее: скажем, ключевые отрасли экономики, бескрайние колхозные поля, Кремль?..
   Коллегам Сергея Артишоковича и в голову не могло прийти заниматься не своими должностными обязанностями, потому что чернила и скрепки получали они через заявку по разработанному в надзорной инстанции маршруту - через заполнение просьб на имя ди?ректора о выдаче недостающих для качественного рабочего процесса канцелярских принадлежностей... И пока в конторе творилась неразбериха, приведшая в дальнейшем к спаду производительности труда и строгому выговору секретарше Людочке за нетрадиционную близость на рабочем месте с практиканткой из профильного училища, Сергей Артишокович ходил по врачам и экстрасенсам, разумно беспокоясь, что промедления в диагностике и лечении могут угрожать хроническими осложнениями его болезни.
   По совету одной газетной статьи пришёл наш Сергей Артишокович в какую-то новомодную клинику, название которой он не смог прочесть, поскольку вовсе не понимал по-нерусски, но поддался рекламному лозунгу о методике лечения, напечатанному кириллицей. Звучал он так: "Подобное лечим подобным!" - очевидно отсылая к фразе одного колоритного персонажа общеизвестного произведения.
   - Если, - рассуждал Сергей Артишокович, - я не хожу на работу и пью спиртное, значит, мне будет предложено продолжать пить спиртное и не ходить на работу, что в итоге приведёт, судя по всему, к полному отказу от алкоголя и желанию вернуться в контору, дабы честно трудиться, не меняя при этом любимой специальности. Бездействие же приведёт к тому, что через какое-то непродолжительное время я уже перестану мечтать о последнем в пользу боязни потерять первое, но покуда разум мне принадлежит - изыщу средства на лечение.
   В регистратуре клиники с нерусским названием его радушно встретила девушка в медицинской униформе. И Сергея Артишоковича осенило вдруг, что костюмы врачей от спецодежды поваров отличаются лишь наличием красных крестов. Иными словами, повар, который всего несколько минут назад готовил шаверму в лаваше - может, нарушив правила санитарной безопасности, выдать себя за хирурга и провести какую-нибудь операцию, поскольку с разделкой мяса он знаком не понаслышке! Мысль была жуткая, и он отогнал её. А напрасно...
   Не особо вникая, заполнил Сергей Артишокович какие-то бланки, после чего был сопровождён в кабинет к упитанному, обладающему улыбчивым лицом доктору. Голос оного был приятен и негромок, а на щеке поблескивала прилипшая чешуйка хвостовой части атлантической сельди слабой соли.
   - Милости просим, любезный... э-э... Сергей Артишокович, - сказало улыбчивое лицо доктора. - Вы правильно сделали, что обратились за помощью в нашу клинику. Мы помогаем людям, а не занимаемся заполнением истории болезни и прочей ерундой. Помните? Подобное - подобным!
   "Я был прав! - восхитился своей смекалке Сергей Артишокович. - Сейчас выпить предложит. У него, наверное, только медицинский спирт в наличии имеется. Эх, хотел же коньяку по дороге взять... Ну да ладно, в конце-то концов я им деньги плачу!"
   - Простите, а когда мы приступим к лечению? - сглотнув, поинтересовался у улыбчивого лица Сергей Артишокович. Лицо подмигнуло и произнесло в телефонную трубку несколько незнакомых слов - как догадался Сергей Артишокович, на том же языке, на котором следовало читать название клиники, а потом обратилось в сторону пациента по-русски:
   - Пройдёмте в операционную.
   - Куда? - зачем-то переспросил Сергей Артишокович, хотя прекрасно расслышал он сказанное. Этот вопрос был задан от неожиданности, и мы всего минуту назад вам разъяснили - какие методы лечения рисовала фантазия нашего героя относительно своего ближайшего будущего.
   - Назвался груздем - полезай в короб, - процитировало старинную русскую пословицу улыбчивое лицо. И, следуя по пустым коридорам клиники в операционную, Сергей Артишокович пытался убедить себя, что процитированное являлось именно пословицей, но никак не поговоркой...
   В операционной, потирая жилистые ручищи, стоял широкоплечий хирург. Сергей Артишокович очень нервничал, поэтому в голову ему пришла идея произнести какую-нибудь шутку, дабы снизить ощущаемое им напряжение:
   - Не вы ли мне давеча шаверму приготовляли в ларьке у метро?
   - Я, - лаконично ответил хирург, и так спокойно он произнёс это, что Сергею Артишоковичу стало отчётливо ясно: хирург не пошутил, он действительно совмещал деятельность врача и работу повара.
   - Ложитесь, - то ли предложил, то ли приказал хирург и указал шеф-ножом на операционный стол.
   - Могу ли я поинтересоваться, какого рода операция сейчас будет произведена, и почему со мной не пообщался анестезиолог? И кстати, где он? - выразил свою осведомлённость в медицинских делах Сергей Артишокович.
   Хирург с удивлением посмотрел на него, и объяснил, что в литературном переводе с языка одного из вымерших племён Азии название клиники означает отсечение головы пациента, пришедшего в неё со своей хворью. Посему специального медицинского образования для сотрудников вовсе не требуется.
   - А ежели вы сомневаетесь относительно моего умения оперировать ножом, - закончил хирург, - то вот извольте ознакомиться. Заверенная нотариусом рекомендация от хозяина ларька. Я прошёл специальные курсы по разделке мяса.
   - Но зачем же в рекламной статье написано про лечение подобным подобного? - несколько приуныв, полюбопытствовал Сергей Артишокович, на что хирург ответствовал:
   - Да просто так. Любителей Булгакова завлекать. Вы ведь сюда пришли, признайтесь, благодаря именно этой строчке.
   - Да ну вас на хер, - воскликнул Сергей Артишокович и выпрыгнул в окно, благо операционная находилась на первом этаже. Мы смеем предположить, что не был готов Сергей Артишокович к завершению жизни на том лишь основании, что она, жизнь, выкинула столь злую шутку в виде необычной его хвори...
   После описанного события, и заклеив пластырем многочисленные порезы на поверхности мягких частей своего чиновничьего тела от некстати расположившихся у здания клиники кустов шиповника, Сергей Артишокович перестал пробовать излечиться, но расставил некоторые приоритеты. Ощутив себя заготовкой потенциальной шавермы, Сергей Артишокович выяснил, что пристрастие к спиртному и тунеядство не есть симптомы болезни, но характеристики свободомыслия и нескончаемый источник удовольствий.
   "Но наладились ли дела в покинутой Сергеем Артишоковичем конторе?" - проявляя солидарность к осиротевшим на одного чиновника служащим, взволнованно спросите вы у автора. Не переживайте, уважаемые читатели, обязанности Сергея Артишоковича теперь выполняет секретарша Людочка, ведь, благодаря им, она смогла доказать своим родителям и бывшим одноклассникам, что мозг её способен на чуть более ответственные мероприятия, чем озвучивание фамилий посетителей секретуемого ею ди?ректора, когда подходит их очередь на аудиенцию в приёмные часы.
  
   2018
  
  
   РЕПКА
  
   Призывает однажды Дормидонт Алексеич Куроедов, известный на всю губернию своими небывалыми урожаями помещик, крестьянина одной из принадлежащих ему деревенек, деда Акакия.
   - Акашка, - говорит Дормидонт Алексеич, - а посади-ка ты мне репку. Да такую репку, чтобы своими геометрическими параметрами превосходила вдвое твою землянку она.
   - Не серчай, барин, - отвечает Акакий, - но ты прямо скажи: шутишь аль нет? Мы люди серые, в нюансах психологии не кумекаем...
   - А я что, когда-то с тобою шутил? - удивлённо, и как-то нехорошо приподнимая бровь, спрашивает Дормидонт Алексеич. - Нешта забыл прошлогоднюю науку?! Ну, ступай, ступай, - смягчился барин, видя, что Акакий прошлогоднюю науку очень помнит и натурально ценит. - Чтоб чрез месяц вырастил!
   Поклонился дед Акакий помещику и пошёл к своей бабке:
   - Беда, Петровна, - жалуется, то есть, - Дормидонт Алексеич наказал репку посадить. Да не простую репку - громадную!..
   - Стыдись, старый!.. "Беда-а!".. Тьфу. Мы с тобою - кто? Вши поганые. А Дормидонт свет Алексеич - он голова!.. Ему виднее. Ведь задуманное им - надобно царю-батюшке, а коли венценосцу сие необходимо, стало быть, сам Христос того желает. Завтра поставим свечку да помолимся Чудотворцу, попросим о задуманном урожае.
   Сказано - сделано. И ровёхонько через месяц, убедительными молитвами (и всякой прочей незначительной крестьянской ерундой, осуществляемой без перерывов на обед и ночного отдохновения), - выросла репка большая-пребольшая. Вдвое больше (как и было приказано) Акакиевой землянки, иными словами - с барскую карету.
   Пошёл дед Акакий рвать небывалый овощ, дабы предоставить его хозяину в лучшем виде: отмытом от землицы и навоза. Ухватил за вершки - тяжёлые и длинные что ветви генеалогического древа Дормидонта Алексеича; тянет-потянет, а вытянуть, значит, не может.
   - Что за ёптвоюмать! - восклицает Акакий и кличет свою бабку на подмогу:
   - Петровна! Петровна! Дормидонт Алексеич с минуты на минуту прибудут, а мне не совладать с репой! Бежи сюда немедля!
   Бабка ухватилась за тощие дедовы бёдра, и стали они вместе тянуть. Тянут-потянут - не отделяется репа от земли!
   - Надо Глашку звать, - отдышавшись, озвучивает дед Акакий.
   Глаша, внучка деда Акакия и Авдотьи Петровны - девка статная, полная. О прошлом годе работала она на монастырских полях, где зарекомендовала себя незаменимой по части переноски наполненных картофельными клубнями мешков работницей.
   Тянут они, стало быть, уже втроём, потянут - не поддаётся коварная репка! А времени-то остаётся - чуть! Что делать? Осерчает барин, разгневается!.. Либо стариков со свету сживёт, либо Глашку снасильничает, но вероятнее - учудит и то и другое.
   Все трое запаниковали вплоть до помешательства: оторвали от собачьей конуры цепь да подвязали её к Глашкиной ноге, дабы Жучка - старая брехастая сука - получив хворостиной по жопе, создала дополнительное усилие для вытягивания неподатливого корнеплода.
   Тянут-потянут, но ничегошеньки у них не выходит в смысле получения положительного результата.
   - Слышь-ка, - говорит дед Акакий бабке, - надо бы чуть боле мотивировать Жучку на предмет её тягловой помощи. Тащи кошку, да подвесь её за хвост вона к той берёзе. Пусть она своим визгом активизирует пёсьи инстинкты.
   Итак, картина для стороннего наблюдателя выглядела следующим образом: торчит из земли гротескных размеров репа, вытянуть которую пытается последовательность из нескольких неграмотных людей при принудительном содействии пары домашних животных.
   И вот, спустя какое-то время и надорвав некоторые внутренние органы, - вытянули они репку!
   - Слава богу, - произнёс дед Акакий и прослезился. Теперь всё у него и у его семьи сегодня будет хорошо, потому что Дормидонт Алексеич - человек великодушный, не станет он, скорее всего, наказывать за подношение взращенной Акакием репы без хлеба-соли; смекнёт, что не в силу неуважения свершится встреча дорогого гостя без означенных продуктов питания, - но за отсутствием оных...
  
   Авторы советской сказки с одноимённым названием утверждали, что пришедшая на помощь мышка оказалась последним звеном, приведшим к извлечению овоща, тем самым как бы давая понять юным читателям, что только коллективная работа - по мере сил каждого - приведёт к победе коммунизма. Однако теперь мы видим совсем другое: крестьяне совершили невозможное, вытянув гигантскую репку из почвы, потому, что знали и чтили своё место они! И не надо никакой классовой теории, чтобы понять: заслужить расположение хозяина - есть наивысшее удовольствие для чтящего традиции экономических взаимоотношений русского человека.
  
   2018
  
  
   ВЕРТОЛЁТ
  
   Благодаря выписываемому родителями юношескому журналу технической направленности, а также популярному в прежние времена детскому металлическому конструктору, продаваемому за копейки в любом магазине игрушек, Владимир Христофорович Тукк с раннего возраста полюбил в свободное от уроков (а позже - от семейных обязанностей и трудовой деятельности) время что-нибудь мастерить своими руками при непосредственном участии природной смекалки и полученных из упоминавшихся в начале этого непростого для восприятия неподготовленным читателем предложения журналов, - знаний.
   Мы не сможем привести полный перечень созданного Владимиром Христофоровичем, поскольку не имел он привычки документировать свою творческую деятельность, однако, опросив его родственников и соседей, имеем примеры её, деятельности, разнообразия. Это были и выкованные из автомобильных рессор подстаканники, и самодельные сверхтонкие презервативы, сотканные из собранных в сосновых лесах Ленинградской области паутин, и настоянные на высоковольтных проводах напитки с непредсказуемым для их гипотетического дегустатора эффектом... Но настоящим повествованием мы хотели бы рассказать о самом неожиданном из всех сотворённых Владимиром Христофоровичем изделии.
   В доставшейся ему по наследству от благодарных потомков квартире, расположенной на периферии Города-Трёх-Революций, Владимир Христофорович спроектировал и воспроизвёл одноместный вертолёт, двигатель которого имел небывалый для технологий рассматриваемой эпохи КПД, коий соответствовал задумке изобретателя относительно осуществления полуминутного полёта на малой высоте вдоль своего дома с целью признания общественностью его пусть и самодеятельных, но незаурядных качеств.
   Работа над уникальным вертолётом заняла у Владимира Христофоровича без малого три года, но увенчалась успехом! Пробный запуск оправдал ожидания: он оторвался от поверхности пола на двадцать сантиметров и провисел в воздухе расчётное время. Протестировать же пилотируемый аппарат в горизонтальном направлении не представлялось возможным, поскольку не позволяла протяжённость превращённой в авиалабораторию комнаты, но, несмотря на это - победа трудолюбия и разума над неживой материей была налицо!
   Владимир Христофорович поздравил себя рюмочкой того самого, настоянного на высоковольтных проводах напитка, вслух назначил вылет на завтрашний полдень и улёгся спать около завершённого шедевра, обняв обеими руками его холодный фюзеляж. И уже находясь в предвкушении скорого триумфа, наш авиаконструктор задался вопросом: а лётные ли нынче стоят погоды? - для чего оторвал он глаза от своего детища в направление окна. Прозрение, снизошедшее в этот момент на Владимира Христофоровича, было настолько несовместимым с вероятной возможностью остаться в своём уме, что наш изобретатель даже улыбнулся, сочтя его тем самым непредсказуемым эффектом, случившимся благодаря произошедшей несколько времени назад дегустации напитка собственного приготовления...
   Окно!.. Окно, Тесла его побери! Периметр рамы очевидно не превосходил габаритов вертолёта, а если выражаться хотя бы чуточку более точно - ручной работы летательный аппарат нихуя туда не пролезал, что было вполне заметно даже невооружённым глазом.
   - Не пролезет! - заорал на весь дом Владимир Христофорович, осознав последствия этого только что открывшегося обстоятельства.
   - Не пролезет! - звонко вторили ему расставленные на стеллажах рессорные подстаканники.
   - Не пролезет, - будто посмеиваясь, шуршали сотканные из лесных паутин гондоны...
  
   Мои молодые изобретательные друзья, когда вы впервые столкнётесь с настоящей жизненной проблемой, попытайтесь найти в себе силы вспомнить наше печальное художественное произведение. Содержание его поможет вам избежать некоторых действий, совершаемых практически всеми известными автору творческими людьми при осознании отсутствия будущего для плодов их деятельности, ведь, считая себя умнее других, пренебрегают правилами техники безопасности они, но являются заложниками бессистемного подхода к созиданию спроектированных ими же инноваций...
   Владимир Христофорович, не дожидаясь расщепления его единственной печенью элементов попавшего в организм напитка, бросился исправлять допущенную им ещё на стадии проектировки высокотехнологичного транспорта ошибку! При помощи нехитрых инструментов, главная роль среди которых отводилась кувалде, попытался увеличить он оконный проём в железобетонной плите, являющейся границей того сегмента пространства Вселенной, которое мы вместе с вами привыкли называть квартирой, - от пространства прочего мира. Результатом этого бессмысленного акта стал вполне обоснованный вызов интеллигентами из соседних по этажу квартир - патрулирующих район милиционеров. Было заведено административное дело, разрешившееся, помимо предусмотренного для подобных случаев штрафа, - полным запретом на порчу здания.
   - Но как же мне высвободить из тесного помещения моё уникальное изделие? - жалобно спросил у судьи Владимир Христофорович, когда тот кончил зачитывать изобилующий номерами статей и параграфов административного кодекса приговор.
   - Слышь, мужик, - через голову снимая форменную рясу, сказал судья голосом закончившего рабочий день человека, - ты б валил отседа, коли не жаждешь нонешней же ночью поиграть с заключёнными в ихние романтические игры. Поддержки тут найти не удавалось и более малахольным чудакам, а ты, я верю, ещё способен встать на путь исправления... Ну всё, адье, мне ещё за коньячишком успеть надобно, - подмигнул он оступившемуся гражданину, и был таков.
   Владимир Христофорович вернулся домой подавленным и одиноким... Он тихонечко разобрал своё изобретение на детальки, а потом в течение недели выносил их на помойку небольшими пакетами, потому что для единовременной утилизации такого количества мусора надлежало заказывать специализированный грузовик.
   Освободив квартиру от останков вертолёта, Владимир Христофорович распродал подстаканники, использовал не по прямому назначению презервативы и, наконец, допил настоянный на высоковольтных проводах напиток, после чего устроился работать вахтёром в интернат для одарённых детей, в который его не приняли много лет назад. Мама часто рассказывала, что на отвергнутом заявлении о зачислении сына в штат воспитанников столь уважаемого учебного заведения директор поставил такую визу: "Отказать. Не просчитывает на шаг вперёд". И теперь, заступая на дежурство, Владимир Христофорович всякий раз вспоминает эту грустную страницу из семейной истории, силясь найти ответ на мучающий с детства вопрос: что же имел ввиду директор?..
  
   2018

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"