Тарасенко Вадим Витальевич: другие произведения.

Один из многих

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ представлялся на конкурс "Мертвые цивилизации". Газетная версия этого рассказа была напечатана в газете "2000" № 25 за 2006г. г. Киев

Один из многих
Если Бог за вас, кто против вас?
(Апостол Павел. Послание к римлянам, 8.31

Немного о том, как появился этот рассказ. У меня возникла мысль написать фантастический роман, где ключевым понятием было понятие любимчика Бога - человек, которому Всевышний, можно сказать, во второй раз подарил жизнь. Первый раз при рождении, второй - при обстоятельствах, казалось бы несовместимых с таким понятием, как "выжить". И я стал придумывать такие обстоятельства и такого "крутого" любимчика. Придумал. А потом решил поискать реальных любимчиков. А где искать? Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что наиболее вероятно их найти в период войн - этих генераторов смертельно опасных обстоятельств. А какой самый мощный такой генератор - ясное дело, Вторая мировая война. И вот три рукотворных богатыря: Рамблер, Яндекс и Гугль ринулись топтать интернетовское поле. Первым добычу принес Рамблер.
Борис Иванович Ковзан. Летчик-истребитель, воевавший с первых дней войны, единственный в мире совершивший четыре воздушных тарана, выживший. Уже каждое, в отдельности сказанное, оставляло мало шансов на жизнь его обладателю. А уж весь джентльменский набор...
А ознакомившись с обстоятельствами его четвертого тарана я понял - вот он, истинный любимец Бога. Жизнь в очередной раз продемонстрировала - она намного интереснее и увлекательнее любой выдуманной истории.

* * *


13 августа 1942 года. Четверг. Полевой аэродром в районе города Старые Руссы, Новгородской области. 7ч. 30м. Время московское.
Белая сигнальная ракета размашистой дугой очертила сегодняшний круг обязанностей для людей, бегущих к своим "ястребкам". Обязанностей стандартных и за два года войны ставших привычными. Взлететь, найти, уничтожить врага, не дать ему своими фугасками отутюжить наш передний край, вернуться на аэродром. Впрочем, последнее было не обязательно. Обязательным было не дать и уничтожить.
С ходу прыжок на крыло, оттуда в кабину. Фонарь кабины - Щелк. Ремни - Клац. Тормозные колодки убраны.
- От винта! Привычная тряска грунтовки и вот уже тысяча двухсотсильный движок легко бросает самолет в небо.
- Пчела, я Улей. Курс сто тридцать, высота шесть.
- Понял. Курс сто тридцать. Высота шесть.
Разведывательный полет.
Через двадцать минут вспышки выстрелов, неровные ниточки траншей обозначили линию фронта. Дальше враг. Еще через пятнадцать минут в голубом небе появились черные оспины. Через несколько минут оспины превратились в тринадцать вражеских самолетов.
Тринадцатое число, тринадцать вражеских самолетов - "обнадеживающее" обстоятельство перед началом боя.
- Улей, я Пчела. Вижу семь Ю-88, и шесть Ме-109. Атакую!
Словно выполняя короткую команду "Фас!", краснозвездная машина бросилась в скопище летящих крестов. Небо расцветилось трассами очередей. Не обращая внимания на "мессеры" прикрытия Борис ринулся к "юнкерсам". Подвернувшийся "Мессер" "ястребок" распорол очередью и тот, напоследок, перечеркнув голубое небо жирной черной полосой, устремился в свое последнее пике. Путь был открыт. Волк прыгнул в овчарню...
Но и сторожевые псы не дремали. Откуда-то справа-сверху хлестнул раскаленный свинец. По голове словно ударили палкой. Горячая липкая кровь залила правую половину лица.
Всевышний, создавая человека, крепко, надежно сколотил свое творение. Мозг мгновенно "отрубил" все нервные окончания, давая человеку несколько секунд форы перед болевым шоком.
Хрясь, отлетел фонарь кабины, еще движение и отстегнуты ремни... на большее сил не хватило. Ни подняться с сидения, ни перевалиться через борт, ни свалиться в спасительные шесть километров высоты. Языки пламени, щедро подпитываемые с бензобака, сжирали хрупкое тельце "ястребка".
Уже теряя контроль над телом, мозг, "заточенный" на это, уловил привычный силуэт - Ю-88, основной самолет Люфтваффе, три тонны бомб. И отдал, казалось, последнюю в своей жизни команду. Слабеющие руки и тело, совместными усилиями, довернули таки штурвал самолета на последний, четвертый таран.
- Пробита голова. Вытекают мозги. Иду на таран, - услышала земля.
Шестьсот кэмэ в час "своих" и четыреста камэ "чужих" в сумме гарантировано выписывали билет в то небо, где не убивают и не умирают...
Но у Всевышнего своя математика - высшая. Сила инерции и сила взрыва выбросили потерявшего сознания летчика из огненного клубка двух самолетов.
Сколько надо время, чтобы пролететь шесть километров? Правильно, около тридцати пяти секунд. Ну еще с десяток секунд щедрой рукой отсыплет сопротивление воздуха. Итого сорок пять секунд. Сорок пять секунд жизни. На сороковой секунде советский летчик пришел в себя. Кольцо парашюта, как ключ от потаенной двери в коморке папы Карло. Только за дверью не кукольный театр, настоящий. "Вся жизнь театр, и все мы в нем актеры...". Борис Ковзан за кулисы уходить не собирался. Вытянувшаяся из рюкзака лента парашюта как последняя соломинка. На предпоследней секунде хлопок раскрывшегося парашюта.
Новгородская область - это лесистая область. Леса с проплешинами полянок. Приземление куда-либо из вышеперечисленных элементов ландшафта после такого "затяжного" прыжка... и безжизненное тело покрыл саван из белоснежного шелка парашюта.
Всевышний дешевой театральностью не страдает. Он окунул нашего героя в болото. В чавкающую, вонючую трясину... мягкую трясину... на временно оккупированной территории, выражаясь языком Совинформбюро.
Восемьдесят процентов чудо уже было сотворено. Оставалось чуть-чуть.
В качестве "чуть-чуть" Господь избрал жителей небольшой деревушки, видевших падающие самолеты и на мгновение расцветший в небе цветок парашюта. Они вытянули, находящегося в беспамятстве летчика, и в копне сена, под носом у немцев переправили партизанам.
Дальше уже было сравнительно просто. Самолет с Большой Земли, десять месяцев госпиталей и выписка в медицинской карточке: "Годен без ограничений". Последнее, впрочем, тоже было не просто. Правый глаз летчику выбила пуля, там, еще в самолете. Немного вверх-вниз, влево-вправо... и это тоже чудо.
Войну Борис Иванович закончил, как и положено, в сорок пятом, вогнав в шар земной двадцать восемь вражеских самолета. За плечами четыре тарана, бег по минному полю (и это тоже было!). На груди Звезда Героя Советского Союза, два ордена Ленина. Потом было воспитание двух сыновей, Военно-воздушная академия и самолеты, самолеты, самолеты... Умер Борис Иванович Ковзан 31 августа 1985 года в Минске. >


* * *


Когда я занимался поисками реального любимца Бога от одного моего хорошего знакомого пришла информация, что в Минске живет его друг Виктор Леденев, хорошо знавший Бориса Ивановича Ковзана. И вот письмо из Минска: "...Много приключений было с ним и в наше время, он человек был очень живой, даже шебутной, у него остался характер довоенного хулигана, он и умер таким. Я провожал его в последний путь..."
Натыкаясь на такие истории про летчиков, падавших с нераскрытым парашютом и не разбившихся, про моряков, тонувших на кораблях и подлодках и не утонувших, танкистах, горевших в своих танках и не сгоревших, пехотинцах, расстреливаемых в упор и не убитых, и понимаешь, нет, чувствуешь - при всем плохом, что и у нас было тогда, БОГ В ТОЙ СТРАШНОЙ ВОЙНЕ БЫЛ НА НАШЕЙ СТОРОНЕ!


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"