Тарасава Юстасия: другие произведения.

Приключения Сырного Мальчика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Юстасия Тарасава
  Автор идеи Вовка Тарасов
  
   ПРИКЛЮЧЕНИЯ СЫРНОГО МАЛЬЧИКА
  
   История первая
   ВОЛШЕБНЫЙ СЫР
  
   Посвящается алтайским сыроварам
   с любовью и благодарностью за их вкусный труд
  
  
  
   Глава 1
  
   Жил в одном городе Сырный Мальчик. На самом деле его звали Вовка. И был он мальчик как мальчик, а вовсе не из сыра. Просто он сыр очень любил. Это уж кому что больше нравится. Разные бывают люди на свете. Картофельные, хлебные, яичные, молочные, мясные, рыбные, творожные. Но больше всего, конечно, шоколадных, конфетных, тортовых и мороженовых. Вот Вовка - сырный человек, а его друг Лёша самый, что ни на есть, картофельный. Правда, раньше он картофель терпеть не мог, ну да это отдельная история про Лёшку и картошку.
   А Вовка сыр всегда любил. Всегда-всегда, сколько себя помнил. Когда Вовка стал большим мальчиком, которому можно самому на улицу ходить, он почти каждый день спускался в магазин на первом этаже своего дома, покупал всё, что Мама просила, и обязательно немного сыра. И все-все сорта сыра знал. То есть, конечно, не все на свете, а те, что в магазинах видел. И никогда их не путал. Только посмотрит на сыр и сразу понимает, что это 'пошехонский' или 'радонежский', 'алтайский' или 'ламбер', 'ярославский' или 'эдам', 'костромской' или 'голландский', 'горный' или 'российский', 'швейцарский', 'брынза', 'камамбер' или ещё какой-нибудь.
   Вот и прозвали его продавцы Сырным Мальчиком. 'Опять, - говорят, - Сырный Мальчик пришёл. Наверное, у него семья большая, вот он и покупает сыр каждый день'. Они не знали, что семья у Сырного Вовки маленькая, всего два человека: он и Мама. Конечно, у него и Бабушка с Дедушкой были, и Тётя с Дядей, но жили все они далеко. И в гости приезжали редко. А Вовка жил с Мамой. И сыр весь он сам съедал. И совсем не потому, что жадный. Просто его Мама сыр не любила. И почти никогда его не ела. Иногда Мама пробовала немного сыра, но обычно Вовка сам всё съедал. Он сыра много мог съесть, полкило мог съесть, и даже больше. И умел готовить из сыра разные вкусности: посыпать сыром картошку, макароны, мясо, рыбу, яйца, - словом, всё, что на сковороде разогревается. А ещё бутерброды - холодные и горячие, салаты с сыром, сырные палочки, сырные шарики, сырные клёцки, рулеты с сыром, жареные в сухарях квадратики сыра, сырную начинку для блинчиков, фаршированные сыром помидоры или сладкий перец, или листья салата, или яйца. Вовка даже несколько раз пёк сырный пирог. Поэтому неудивительно, что и дома его тоже называли Сырным Мальчиком. А Мама всегда говорила: 'Не понимаю я, как ты столько сыра ешь. И не надоел он тебе?' Но сыр Вовке не надоедал никогда. И Мама вздыхала: 'Ну ладно, ешь, ешь. Сыр полезный. Да не всухомятку, а салатик сырный сделай с яблоком, морковкой и грецкими орехами'.
   Вовкина Мама работала врачом в детской поликлинике и очень не любила, когда дети мало полезного ели и пили. Или ещё хуже - много вредного: пересолённого, жирного, копчёного. И Мама-врач всегда ругала других мам, когда они детям много сладкого давали. Вообще Вовкина Мама на работе была очень серьёзная и строгая. А дома она много смеялась, и Вовке очень нравилось, что у него Мама такая весёлая. Не всегда, правда. У других ребят мамы ругаются, ворчат, наказывают, а у Вовки Мама только смеётся, а если сердится, то молча, но так, что уж лучше бы отругала. Иногда Мама не хохотала, а только вздыхала от усталости. У Вовкиной Мамы на участке детей много, и, когда они болеют, ей приходится к ним домой ходить, каждого навестить и лечение ему назначить. А потом Мама домой придёт, сядет и молчит. Только скажет, что сил нет говорить и что ноги гудят. Вовка, когда маленький был, всё прислушивался, как ноги гудят, и даже гудок искал. А потом вырос и понял, что это только так говорится, если ноги устали сильно. Когда у Мамы ноги гудят, их надо в тазик с водой поставить. И Маме легче станет, она снова будет веселиться. И удивляться: 'И как это ты столько сыра лопаешь? Неужели не надоело? И живот не болит?' Врачам ведь всегда кажется, что всё должно болеть. Особенно живот, когда много вкусного съешь.
  
   Глава 2
  
   Однажды Вовка пошёл в магазин купить сыра. А ещё сушек и печенья для Дедушки с Бабушкой. Они в гости приехать обещали. Дедушка с Бабушкой очень любят чай пить. Сядут вместе с Мамой на кухне, да так и просидят весь вечер. Чаёвничают и чаёвничают, пока совсем не устанут. Бабушка очень любит печенье в чай макать. А Дедушка всегда сушки грызёт, потому что у него зубы железные и грызть ими очень удобно.
   Вот и пошёл Вовка купить себе сыру, а гостям печенья и сушек. Он ещё подумал было купить что-нибудь вкусненькое и для Тёти с Дядей, но не стал. С Тётей и Дядей никогда не знаешь наверняка, приедут они или нет. Иногда пообещают и не приедут. А могут и без предупреждения приехать. И никто на них не обижается. Все понимают, что у Тёти с Дядей работа такая, где ничего заранее не известно. Предпринимательство называется. Зато уж если приедут, полные сумки подарков привезут. Вовка подумал-подумал и решил лучше Маме шоколадку купить. Потому что Тётя с Дядей могут и не приехать, а Мама-то домой точно придёт. А шоколад Мама очень любит. И часто его ест, потому и весёлая такая. И даже когда шоколадка кончится, Мама фантик понюхает, глаза закроет и улыбается.
   Вовка всё это обдумал и взял шоколад, печенье и сушки. Это у него быстро получилось. А вот перед витриной с сырами Вовка долго простоял, и никак не мог выбрать. Сортов много, и все такие разные - и жёлтые, и белые, и с дырочками, и без. Твёрдые, мягкие, рассольные, копчёные, плавленые. И в круглой упаковке, и в прямоугольной, и пластиками нарезанные. 'Дорожные', 'охотничьи', 'чайные', 'закусочные'. И все так вкусно пахнут! Вовка потянул носом воздух и зажмурился. И головой тряхнул.
  А когда глаза открыл, то увидел рядом с собой старушку, да такую необыкновенную, что он даже забыл, какой сыр хотел купить. На старушке этой была старинная одежда, какую только в кино можно увидеть или в музее. И шляпа у неё была тоже несовременная - с широченными полями. Вовка, конечно, встречал женщин в шляпах, украшенных цветами и бантами. Но чтобы на шляпе были маленькие фигурки коров, телят, ягнят, овечек, козочек, и все с крошечными колокольчиками на шеях?! Вовка рот раскрыл от удивления.
   Старушка водила рукой в перчатке-митенке по полкам с сырами. Видно, ей так легче было названия читать. Вовке стало жалко эту бабушку - старенькая уже, да и стёкла очков вон какие толстые. Где же ей прочитать напечатанные мелким шрифтом названия! 'Бабушка, давайте я вам помогу!' - предложил Вовка, и, как только он это произнёс, никакой старушки не стало. Будто не было её вовсе. 'Ну и дела!' - изумился Вовка. Но на этом чудеса не закончились. Прямо перед Вовкой на прилавке лежал новый сорт сыра, про который он раньше и не слышал даже. На ярко-жёлтой упаковке красными буквами было написано - 'сыр Волшебный, вес 200 граммов' - и улыбающаяся мышиная мордочка нарисована. Вовке показалось, что мышка ему подмигнула, но этого, разумеется, быть не могло. Где это видано, чтобы нарисованные мыши подмигивали? И вдруг Вовке так сильно захотелось попробовать, что это за сыр такой 'Волшебный', что мальчик, не раздумывая, взял его и пошёл к кассе. Но денег за этот сыр кассир, как ни странно, не взяла.
  
   Глава 3
  
   Дома Вовка первым делом вымыл руки (как-никак большой уже, о микробах знает) и пошёл в кухню. Включил чайник, расставил чашки и блюдца - себе, Маме, Дедушке и Бабушке. Высыпал печенье и сушки в вазочку, сахарницу достал. А сыр нарезал тонкими ломтиками и разложил на тарелке. Вовка не удержался, положил-таки кусочек сыра в рот. 'Надо же, как пахнет необычно! - восхитился мальчик. - Не сыром, а летом у бабушки в деревне пахнет. Цветами, яблоками, арбузами, немного влажным грибным лесом, звонкими брызгами на речке, парным молоком перед сном. И в то же время Рождеством пахнет, новогодней ёлкой и развешанными на ней мандаринами и конфетами в блестящих обёртках, запечённым в духовке гусем, весёлыми колядовщиками, морозным воздухом, обжигающим лицо, когда съезжаешь с ледяной горки. Ну и ну! И как же это удаётся такие сыры делать? В жизни ничего подобного не ел. Вот бы посмотреть хоть одним глазком, как этот удивительный сыр готовят!'
  И вдруг привычная кухонная обстановка куда-то исчезла, и Вовка увидел вокруг себя огромный зелёный луг. Мальчик оторопел. Только что был дома, чай заваривал, и вдруг, на тебе, - луг. Да какой! Трава яркая, сочная, густая, а в ней пестреют цветы - синие, жёлтые, розовые, сиреневые, белые, красные, крупные и мелкие. Посреди нарядного цветочного ковра виднелась тропинка. И ни одного человечка нет. Даже спросить не у кого, куда это он попал. И, главное, каким образом? Чудеса, да и только. Может, это ему снится? Вовка ущипнул себя за руку, кожа побелела, потом покраснела - хорош сон, теперь синяк будет. Мальчик ещё раз огляделся по сторонам и решительно зашагал по тропинке.
  Таких удивительных тропинок Вовка ещё не встречал. Тропинка была словно живая и очень весёлая. Казалось, она играет с мальчиком, легонько подталкивая его вперёд. Но этого, конечно, быть не могло, просто потому что так не бывает, и всё! И всё же Вовка подумал, что, наверное, именно про такие тропинки говорят 'привела'. Она и в самом деле вела его куда-то. Вовка не знал, что это за место, но оно ему очень нравилось. По обе стороны от тропки появились деревья, которые росли всё гуще и гуще, пока не превратились в лес. И в странный же лес, скажу я вам. На ветках деревьев сидели маленькие жёлтые, оранжевые, розовые, красные, зелёные и синие птички. И даже одна фиолетовая. И все они пели о чём-то хорошем и добром, и от этих птичьих песен Вовка почувствовал радость и силу. Тёплый ласковый ветерок овевал мальчика ароматами фруктов и мёда. Среди густой травы распустились яркие цветы, над которыми летали пестрокрылые бабочки. В этом лесу росли красивые деревья, и почти все они цвели, а на тех, что не цвели, висели сочные спелые плоды. Вишни, сливы, яблоки, груши, апельсины, абрикосы, шелковица, и ещё много-много разных вкусностей. Это невозможно! Любой ребёнок знает, что такие разные деревья растут в разных местах, и урожай с них собирают в разное время. Науке неизвестен случай, чтобы все фруктовые деревья дали урожай в одно и то же время в одном и том же месте. Но Вовка видел это сам и даже мог потрогать деревья рукой. Когда он восклицал: 'Не может быть!' - апельсин или другой фрукт вдруг срывался с ветки и падал прямо в Вовкину ладошку. Да, это был чудесный лес! Деревья в нём словно понимали человеческую речь и с радостью угощали мальчика своими плодами. Вовка пока не был голоден, к тому же он хорошо помнил, что в незнакомых садах не все фрукты безобидны. Нет, пробовать эти фрукты Вовке решительно не хотелось. Но не обижать же эти добрые деревья отказом. Вовка подумал немного и рассовал фрукты по карманам. Деревья словно заметили Вовкин поступок и стали протягивать ему ещё и ещё фрукты. 'Так у меня и карманов не хватит', - забеспокоился мальчик. И вдруг лес кончился.
  
   Глава 4
  
   Лес кончился так внезапно, что Вовка даже не успел удивиться, увидев зелёный луг с яркими пятнышками цветов, домик из жёлтого камня неподалёку, деревянный колодец-журавль и мышку, набиравшую воду из колодца. Мышка была точь-в-точь такая, как на упаковке сыра. Ну, та, что подмигивала. А старинные колодцы Вовка видел в деревне. И даже сам пробовал набирать воду. Надо прикрепить ведро к цепи или верёвке и сбросить вниз, а потом крутить ручку колодца до тех пор, пока ведро с водой не поднимется вверх. Работа не простая, не сложная. Приноровившись, любой может сделать. Но чтобы мышка?! Маленькая серая мышка с тонким хвостиком?! Пусть даже эта мышка одета в нарядный, расшитый золотыми нитями алый сарафанчик. Всё равно это фокус какой-то! Тут мышка повернулась к Вовке и не очень вежливо сказала:
  - Не стыдись, а нагнись да поклонись. С поклону голова не отвалится.
  Вовка так растерялся, что и поздороваться забыл. Виданное ли дело - мышь говорящая. Да и кланяться его никогда не учили. Руку пожать или сказать 'Привет!' ещё б куда ни шло. А кто ж его знает, как кланяться-то надо! Вовка вспомнил, как видел это не то в кино, не то на картинке в книге, и отвесил мышке земной поклон. Он не знал, как вести себя с разговаривающими зверьками, поэтому на всякий случай решил быть как можно вежливее.
  - Здравствуйте! Извините, пожалуйста, я никогда ещё не видел, чтобы животные говорить умели. Это и вправду вы говорите или шутит кто-то?
  Мышь заметно подобрела и уже незлобливо проворчала:
  - Век живи - век учись. Дело пытаешь аль от дела лытаешь? Ты с какой сказки-то будешь, милай?
  - Я не из сказки, я из микрорайона. Не пойму только, как я сюда попал и каким автобусом теперь домой добираться.
  - Ишь ты! - всплеснула лапками мышка. - Милости прошу к нашему шалашу. Пойдём в избу калачей покушать, да рассказ послушать. Посидим рядком да поговорим ладком.
  Мышка засеменила по дорожке к дому, однако же не забывая держать своими маленькими лапками ведёрко с водой. И Вовке оставалось только удивляться, как это ей удаётся. Тяжело поди.
  - Давайте, я вам помогу ведро донести, - предложил мальчик.
  Мышка отдала ему ведёрце с водой и поблагодарила:
  - За помощь спасибо. Добрый человек в добре проживёт век.
  С этими словами они подошли к домику из жёлтых в оранжевую крапинку камней, который вблизи оказался не таким уж и маленьким. Вовке домик понравился сразу, с первого взгляда. Всё в нём было такое милое и уютное, что казалось давно знакомым. И синее крылечко под навесом, и цветочные горшки на подоконниках, и расшитые узорами занавесочки, и глиняные колокольчики над дверью.
   Вовка вошёл вслед за мышкой в дом, разулся, чтобы не замарать вязаные дорожки и прошёл в кухню. Несмотря на тёплый весенний день за окном, большая русская печь в кухне была растоплена. На кухне витал аромат свежего сыра, того самого 'Волшебного', который Вовка попробовал у себя дома перед тем как очутился на лугу. Возле печки стоял громадный рыжий котище в цветастом переднике и поварском колпаке, и помешивал что-то в чугунке деревянной весёлкой.
  Не обращая на Вовку никакого внимания, котяра стал выговаривать мышке:
  - Говор-рил я тебе, пр-рек-рра-ти постор-ронних водить. Пр-ришёл незван, уйдёт негнан. И так хлопот полон р-рот. Др-ружба др-ружбой, а служба службой. Ты почто не на р-работе? - обратился он вдруг к Вовке.
  - Я ещё не работаю, - смутился Вовка. - Я в школе учусь.
  - Видала? - котище повернулся к мышке. - Кому стр-расти-напасти, кому смехи-потехи. Живёт, не тужит, никому не служит. Не р-работает он! Это я и сам вижу. А кто ж тебя, др-руг сер-рдешный, отпустил в р-рабочее вр-ремя без дела по сказкам бр-родить и др-ругим вр-редить? Опять сестр-рица Алёнушка за бр-ратцем Иванушкой не пр-рисмотр-рела? Нет, для Иванушки ты великоват, для Пр-ринца маловат, для Гр-рязнули из Мойдодыр-ра слишком чист. Кр-ристофер-р Р-Робин и Малыш с Кар-рлсоном далёконько живут, им до нас, чай, дня два добир-раться. Аль ты Хвёдор-р из Пр-ростоквашино? Ты, гостенёк, коли в гор-рницу вошёл, р-раскажи, откель пр-ришёл. - Кот насупил брови и сурово уставился на Вовку.
  - Я вообще-то из дома. Купил продукты, пришёл домой, накрыл на стол и оказался на лугу, - попытался объяснить Вовка, понимая, что его слова звучат не совсем убедительно. Вернее, совсем не убедительно.
  - Бедненький! - пожалела Вовку мышка.
  - Так-таки накр-рыл и оказался? - хмыкнул котище.
  - Ну да. Сначала сыра кусочек съел, а потом оказался, - вздохнул Вовка, понимая, что это самое неправдоподобное объяснение на свете, и если бы это произошло не с ним, то он сам ни за что не поверил бы таким рассказам.
  - Сыр-р?! Какой сыр-р? Сказывай-р-расказывай, что за сыр-р, сколько дыр-р, откель взялся, куды девался.
  - Вкусный очень сыр. Похож на тот, что у вас на печке в чугунке. Пахнет так же. Никогда такого не видел, а сегодня, когда в магазине старушке названия прочитать хотел...
  - Стар-рушке? Стар-рушке! - перебил Вовку котяра и неожиданно кинулся обниматься. - Мой маленький, р-разудаленький, мой хор-рошенький, мой пр-ригоженький! Нашлась, нашлась наша бабушка Сыр-ровар-рушка! Где же она?
  - А я не знаю, - растерялся Вовка. - Она исчезла! Там сразу же в магазине и пропала.
  - Пр-ропала, пр-ропала, как не бывало, - пригорюнился кот.
  - Ты, Сырник, сначала гостя дорогого накорми, напои, а то гость стоит как вкопанный и глазами хлопает. Не будь в людях приметлив, будь дома приветлив. У тебя вон на огне ни то ни сё кипело и то пригорело, - рассердилась мышка. - В ногах правды нет, - она подвела Вовку к столу и усадила его на широкую деревянную лавку. - Ты садись, покушай да наш рассказ послушай.
  Вовка послушно сел за стол и приготовился слушать. К тому же он сильно проголодался. Вот только никак не мог решить, мыть руки или нет. С одной стороны, дома он их всегда моет. А с другой стороны - разве бывают сказочные микробы? А в том, что он попал в сказочную страну, Вовка уже не сомневался.
  
   Глава 5
  
  - Меня звать-величать мышка Сыроежка, это - кот Сырник, а хозяйку нашу зовут бабушка Сыроварушка. Да ты сначала кашку скушай, а потом сказку слушай. Кашу маслом не испортишь. Масло коровье кушай на здоровье. Мельница сильна водой, а человек едой. Что пожуешь, то и поживёшь, - приговаривала мышка, выставляя на стол деревянные и глиняные тарелочки, горшочки, кувшинчики, жбаны и кринки. Сырник вынимал ухватом из устья печки один чугунок за другим.
  - А вы почему не едите? - спросил Вовка, которому было неловко жевать одному, в то время как Сыроежка и Сырник ничего не ели.
  - Повар-р и духом сыт бывает, - промурлыкал Сырник. - С тех пор-р как бабушка Сыр-ровар-рушка пр-ропала, я потер-рял и покой, и сон, и аппетит. Р-раньше он всегда пр-риходил во вр-ремя еды, а тепер-рь - ел не ел, за столом посидел и то хор-рошо. - Сырник вздохнул.
  - Ты его не слушай, ты кашку с маслом кушай. Жуй каравай, молочком запивай. Попал на пир - покушай сыр. Сыр маслу родной брат, ты попробуй, будешь рад, - угощала Сыроежка.
  - Спасибо, я сыр очень люблю. У вас сыр самый вкусный! - похвалил Вовка.
  - Не тем богат, что есть, а тем богат, чем р-рад поделиться. Р-работа наша такова, вставай до зар-ри, да на всех сыр-р вар-ри. Ты вот басню пр-ро Вор-рону и Лисицу слыхал? - спросил Сырник.
  - Конечно, - улыбнулся Вовка, - её все ребятишки знают.
  - То-то и оно, что все знают, да никто не ведает. Ты её читал? Помнишь, как Лисица сыр-р выманила и убежала с ним? А в др-ругой р-раз читаешь - у Вор-роны снова сыр-р. Откель он взялся, если Лисица его в пр-рошлый р-раз утащила?
  - Но это же сказка, - растерялся Вовка. - Её сколько ни читай, всегда одинаково.
  - Так-то оно так, а на деле эдак, - мягко сказала Сыроежка. - Мы с бабушкой Сыроварушкой и Сырником особый сыр варим, сказочный. Для Вороны и Лисицы. Для Кота Чеширского аль Жадных Медвежат, коли в наш лес забредут. Для всех сказок, в которых бывает сыр, молочко, маслице, сметанка. Без сметанки не замесить тесто на Колобок. Без молочка блины не завести, а что старик со старухой делить будут? Да ты сам припомни, сколько сказок без нашей подмоги пропадут.
  - Кор-ровки у нас особые, волшебные, и овечки, и козочки. И пасутся они на сказочном лугу, ведь молоко у кор-ровы на языке. Эх, хор-рошо мы жили с бабушкой Сыр-ровар-рушкой! Не житьё было, а масленица. Как сыр-р в масле, хоть в нём катайся, хоть купайся. Бывало, сказочные наши наедятся как бык и не знают, как быть. А тапер-рича... Не всё коту Сыр-рный четвер-рг, - Сырник смахнул лапой слезу.
  - Мы с бабушкой Сыроварушкой шерсть пряли, опосля из неё носочки вязали, варежки, шапки, шарфы и шали. Замотался потуже и не страшно в стужу, - сказала Сыроежка. - Овца руно растит не для себя. У нас в зимних сказках, знаешь, какие морозы лютые? Ежели б Падчерица за подснежниками без тёплой одёжки ходила, то страшно подумать, что бы с ней сталось. А с той, что Морозко повстречала, и подавно - её-то под деревцом сиднем сидеть оставили. И Дед, что зимой Лисицу подобрал и на свой воз к рыбе положил... Да какую ни возьми холодную сказку, всех бабушка Сыроварушка укутала потеплее.
  - Наша бабушка Сыр-ровар-рушка за что возьмётся, всё удаётся. Сыр-р не кашу вар-рить - талант нужен. А тапер-рича стар-рушка пр-ропала как не бывало, наш талан съел бар-ран, да и бар-рану ни в чём нет талану. Куды один бар-ран, туды и всё стадо.
  - Какой талан? Как съел баран? Куда стадо? - Вовка изумлённо таращил глаза.
  - Ты, Сырник, ближе к делу, а не про козу белу, - укоризненно сказала Сыроежка. - Я растолкую, а ты, Вова, кушай и слушай. Сколько голов, столько умов, может, в три головы чаво и скумекаем.
  И Вовка стал слушать.
  
   Глава 6
  
  - Жили мы счастливо, трудились не лениво. Бабушка Сыроварушка сыр варила, а мы во всём ей помощниками были. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Чтобы во всех сказках были молочко, творожок, сметанка, сырок, масличко, да одёжки тёплые, да валеночки овечьи, приходилось нам хорошенечко поработать. Взойдёт солнышко, да к нашим окошечкам, а мы уже хлопочем. Это скота не держать, хлопот не видать. А животину водить - не разиня рот ходить. С большим стадом, хоть и волшебным, без дела не останешься, не засидишься. Коровок, овечек, козочек накормить, напоить надо. Тут уж либо корму жалеть, либо без молока остаться. Лето - припасиха, зима - прибериха. Зимой разговор иной. На зиму сено запасаем, нам его со всех сказочек косари косят, возницы возят. Как прошла весна красна по лугам да полям, веснянки спела, землю согрела, так веди стадо куда надо. А надобно, знамо дело, на выпас. Летом животинка должна гулять, играть и под жарким солнышком греться. Наши овечки умные-разумные, утром уходят, сами пасутся, вечор наступит, сами домой несутся и сами же по стойлам разбредутся.
  А давеча беда приключилась - коровка домой не воротилась, видно, далеко зашла да заблудилась. Лиха беда начало, а потом вторая, и третья пропали. Впервинку мы думали, волка аль медведя в лесу повстречали. Согласного стада и волк не берёт, то ли дело не в волке, то ли в стаде разброд. Али вздумал кто думу худую - увёл корову чужую. Но уж взял корову, возьми и подойник, за коровкой ухаживать надо, разбойник. Извелись мы, не знали, что думать-гадать, а коровы и овцы давай пропадать. Ой, как жалко их было! Шуба-то овечья, да душа человечья, до того они добрые и ласковые были, но уразуметь не могли, куда их товарки запропастились. Бабушка Сыроварушка шибко огорчалась и всё понять не могла, как пропажи случались. Якобы волк прибегал и утаскивал, да ведь у нас в сказках все волки при деле. Безобразничать некому, а животинка исчезает. То ли пришлый волчок захожий нашу сказку порастревожил. Стадо всё меньше становится, молочка меньше доится, коли будет так продолжаться, голодными можно остаться. И все сказки порушатся, а как же детушки тогда их читать будут?
   Бабушка Сыроварушка нас оставила на хозяйстве и ушла выведывать, кто эти бесчинства утворяет. Злодеев искала и сама пропала. А без неё у нас и яства не такие вкусные, и одёжки не такие тёплые. Не управляемся мы. У неё особый талант был, волшебный, а мы с Сырником, хоть и стараемся, да не всё получается. Уж мы её ждали-ждали, все жданики съели. А дождались тебя. Часом, она тебя не на выручку нам прислала?
  - Эта вор-рона нам не обор-рона, - возмутился Сырник. - На какую подмогу годится чужанин, мальчонка из человеческого мир-ра? Не гляди на меня комом, гляди р-россыпью. Ты пар-ренёк хор-роший, но пр-равил наших сказочных не р-разумеешь, жить по ним не умеешь. За чем пойдёшь, то и найдёшь. Пр-ропадёшь. Зр-ряшная затея.
  - Да что ты заладил: пропадёшь, пропадёшь. А и то бывает, что овца волка поймает, да согнёт его в бараний рог, в три дуги, три погибели. Может, оно и к лучшему, что Вова не из сказочного мира, залётная птица как раз пригодится. Ему всё в диковинку, всё впервой. Авось начнёт разглядывать всё затейливое да причудливое, и отыщет наши пропажи, - заступилась Сыроежка.
  - Я не знаю, зачем я тут оказался. Если могу вам помочь, то я постараюсь. А как мне домой попасть? - спросил Вовка, зевая. После сытного обеда его разморило и потянуло в сон.
  - Точно! - хлопнула себя по лбу лапкой Сыроежка.
  - Вер-рно! - завопил Сырник.
  - Домой попасть! - закричали они в два голоса.
  Ошарашенный Вовка смотрел, как кот и мышь подхватили друг друга под лапки и пустились в пляс. Когда Сырник присел на лавку отдышаться, мышка объяснила:
  - Спокон веков так повелось, что люди к нам не захаживают, разве что с нашего ведома. Живём с вами впритирку, бок о бок, да бежим от вас вприпрыжку. Давным-давно наши земли огорожены да отвожены, человеками не исхожены. Но уж коли изловчится забрести добрый молодец али красна девица, то беспременно для того, чтобы подвиг какой совершить. Вона как бабушка Сыроварушка надумала тебе волшебного сыра дать. Послужи на меня, а я на тебя! Ты нас спасёшь и домой попадёшь!
  За окном уже зарделся закат, наступал вечер необыкновенного дня. Сыроежка спохватилась:
  - Солнце низенько, вечер близенько, солнце встанет, утро настанет. Утро вечера мудренее. Опосля дальней дороги и сытного обеда по нашим сказочным законам полагается отдохнуть. Сначала спать, потом воевать.
  - Могу поспор-рить, ты никогда не спал на полатях, - промурлыкал Сырник.
  - Нет. А что это? - спросил Вовка.
  - Ай да нар-род, всё наобор-рот, живёте в гор-роде и не знаете, что такое вкусно есть и сладко спать, - проворчал кот и повёл Вовку к печи. - Пойдём, тебе Сыр-роежка пер-ринку постлала и ночник пр-ринесла.
  - А разве у вас есть электричество? - опешил Вовка. Он не заметил никаких проводов, розеток или приборов.
  - Еле тр-ри чаво?
  - Электричество. Нажмёшь на выключатель, свет загорается, нажмёшь ещё раз - потухнет. И электроприборы всякие: телевизор, плита, холодильник, магнитофон...
  - Ишь, пр-рибор-ры-пер-ребор-ры удумали. У нас впотьмах и гнилушка светит, - усмехнулся кот и воткнул гриб в стену. Действительно, от гнилушки исходил слабый свет, как от светильника-ночника.
  'Интересно, как она на стене держится и не падает? Чем же она прикреплена? - подумал Вовка. - Бедная мама, она, наверное, волнуется. Как бы мне отсюда позвон...'
  На этом его мысль оборвалась, и он крепко заснул.
  
   Глава 7
  
   А в это время на кухне, где ещё совсем недавно Вовка заваривал чай, происходило вот что. Мама пришла с работы и увидела аккуратно накрытый стол, печенье в вазочке, плитку шоколада в фольге. Ломтики сыра на тарелке ещё не заветрели, чайник был тёплый, и мама поняла, что Вовка ушёл из дому только что. Странно, однако, что записку не оставил. Такой у них уговор всегда был: если уходишь из дома даже ненадолго, обязательно напиши записку, куда пошёл и когда вернёшься. Например, 'Ушёл к Лёшке играть, вернусь в шесть' или 'Пошёл в парикмахерскую на углу'. А сегодня записки не было. Может быть, Вовка выбежал мусор вынести. Или нет, скорее всего, пошёл к Лёше. Но ведь Лёша уехал... Тогда, наверное, к Павлику. Точно, он побежал к Павлику, раз Павлуша сам прийти не может. Павлик очень хороший, добрый и умный мальчик, Вовкин лучший друг. Но приехать к Вовке он не мог, потому что у Павлика ножки не ходят и он ездит в кресле-коляске. А её очень трудно выруливать по коридору от лифта. Поэтому Вовка навещает Павлушу, а не наоборот. Подумав так, Вовкина Мама вздохнула с облегчением. У Павлика замечательная мама, и за мальчишек можно не беспокоиться.
  Вовкина Мама выпила чаю, попробовала шоколад. И поняла, что хотя она себя и убедила, что сын пошёл в гости к Павлику, беспокойство никуда не делось. Ей по-прежнему было тревожно, что Вовка не оставил записки. Это так не похоже на её заботливого сына.
  Раздался звонок в дверь. Но это оказались Дедушка с Бабушкой, а не мальчик.
  - А вот и мы! - торжественно объявили они, и внесли в квартиру какой-то большой свёрток, перевязанный блестящими разноцветными лентами. - Принесли нашему Сырному Мальчику подарок, о котором он и не мечтал.
  - Вова, беги скорей сюда, у нас для тебя сюрприз! - закричал Дедушка таким счастливым голосом, будто подарок был для него самого, а не для внука.
  - А у него для вас тоже сюрприз - его дома нет, - сказала Вовкина Мама.
  - Разве он ещё не вернулся из школы? - спросила Бабушка. - Занятия давно закончились.
  - Вроде бы вернулся и даже в магазин сходил, накрыл на стол и заварил чай. А потом куда-то делся. Наверное, к Павлуше выбежал.
  - Ну, тогда другое дело. Сейчас я за ними схожу, и Павлика к нам прикачу. Давно я с ним в шахматы не играл, - обрадовался Дедушка. Он очень любил играть в шахматы, домино и лото. А Павлик играл в шахматы лучше всех.
  Когда дверь за Дедушкой закрылась, Бабушка заговорщицким шёпотом сообщила Маме:
  - У нас для Вовочки такой подарок! Книга знаменитого сыровара, в ней написано про 839 сортов сыра. Представляешь, как Вова будет рад!
  - Я представляю, сколько она стоит. Зачем вы так балуете ребёнка, это же целое состояние, - строго сказала Вовкина Мама. Ей было жалко Дедушку с Бабушкой. Они небогаты, а, значит, копили деньги на эту покупку, отказывая себе в чём-то.
  - Да что ты, мы так рады, что у Вовочки теперь есть эта книга. Он будет счастлив, а это для нас с Дедушкой лучший подарок, - ласково сказала Бабушка и обняла Маму.
   В дверь снова позвонили, и они обе бросились открывать. На пороге стояла коляска с Павликом, за неё держались Дедушка и тётя Лена, мама Павлика. Вовкина Мама оглядела лестничную площадку. Вовки нигде не было.
  - Ты только не волнуйся, - сказал Дедушка, и Вовкина Мама с Бабушкой побелели как мел. - Сегодня Вова к Павлику не приходил. Обещал зайти после школы, но так и не зашёл.
  - Ой! - хором воскликнули Мама и Бабушка, и дружно упали в обморок.
  - Кажется, шахматы отменяются, - пробормотал Дедушка.
  
   Глава 8
  
   К счастью, тётя Лена прекрасно умела оказывать первую помощь. До того как Павлик заболел, она работала медицинской сестрой в той же поликлинике, что и Вовкина Мама. Поэтому тётя Лена не растерялась и быстро привела Вовкину Маму и Бабушку в чувство. Когда они пришли в себя, тётя Лена посоветовала им выпить сладкого чаю. Да и остальным нелишне было успокоиться. Все отправились в кухню и разместились вокруг стола.
  - Давайте попробуем разобраться, как могло получиться, что мальчик исчез в неизвестном направлении, - предложил Дедушка. Как бывший военный, Дедушка во всём любил точность и порядок.
  - Давай лучше подумаем, где его теперь искать, - вздохнула Бабушка. Как жена бывшего военного, она знала, что эти разбирательства могут затянуться надолго.
  - Павлуша, вы же вроде договаривались сегодня модельку доделывать. Вова говорил, что вы уже почти закончили, и очень хотел помочь тебе сегодня. По крайней мере, я так поняла, - сказала Вовкина Мама.
  - Да так и есть. Мы уже полностью её смонтировали, осталось только покрасить. Но мы собирались её сначала опробовать. Понимаете, если в ней есть какие-то неполадки, то лучше их устранить, а потом уже красить. И даже если испытание пройдёт без происшествий, всё равно... - Павлик смутился, ему было неловко говорить о предстоящих соревнованиях. Он думал о них каждый день и даже надеялся выиграть, но одно дело думать и совсем другое - произнести вслух. Мол, я намерен стать чемпионом в шахматах и в авиамодельном спорте. Он помялся немного и, поняв, что взрослые сами не догадаются, объяснил. - Во время испытаний самолётик всё равно немного поцарапается, а мы хотим, чтобы на соревнованиях он сверкал как новенький.
  - Значит, сегодня Вова должен был прийти к тебе испытывать самолётик, так? - переспросил Дедушка.
  - Да, но он собирался сначала пойти в магазин. Он вас ждал очень, хотел к чаю что-нибудь вкусненькое купить, - сказал Павлик.
  - Он пошёл в магазин, и с ним что-то случилось по дороге, - всхлипнула Бабушка.
  - Ой, мама, да что ты такое говоришь! Ничего с ним не случилось, он умный мальчик, и знает, что с посторонними людьми никуда ходить нельзя, даже если очень зовут. Ты посмотри на стол: он всё купил, принёс, он даже чай заварил. Я только не понимаю, куда он потом делся, - грустно закончила Вовкина Мама.
  - Куда-куда, вот я и говорю: в дверь позвонили, он открыл - и всё. А там, может, преступники были. Знаем мы таких, прикидываются добренькими или несчастненькими, а сами - цап его, и бежать! - снова заголосила Бабушка.
  - Мама, ну как ты можешь так думать! Ты же знаешь Вову, он никогда в жизни посторонним не откроет. Он через дверь всё расспросит, сделает, о чём просят - скорую вызовет или аварийку, но дверь он не откроет даже соседям. Только нам, своей семье. Он, конечно, маленький мальчик, но ведь не дурачок, - возмутилась Вовкина Мама.
  - И где сейчас этот умник, хотел бы я знать, - проворчал Дедушка.
  В дверь опять позвонили и все побежали в прихожую. В кухне остались только Павлик, которому неудобно было разворачивать коляску, и Вовкина Мама.
  - Это не он, - прошептала она. Есть у мам такая способность - узнавать своих детей, даже не глядя.
  - Привет! - раздался из прихожей радостный женский голос. - А где же наш любимый Сырный Мальчик?
  - Вот именно, - пробасил кто-то следом. - Где он?
  
   Глава 9
  
   Когда все слова были сказаны и все успокоительные капли выпиты, компания вновь расселась вокруг кухонного стола.
  - Я вот что думаю, - кухню заполнили громовые раскаты Дядиного баса. - Надо звонить в милицию.
  - Думаешь, они будут искать? - с надеждой спросила Вовкина Мама. - Ведь ещё и день не закончился, а обычно поиски начинают только через три дня после исчезновения.
  - Обычно мальчики посреди бела дня не пропадают, - возразил Дядя. - И потом, это взрослых не сразу ищут, а детей немедленно, как только сделаешь заявление. Конечно, милиция будет его искать. И, конечно, найдёт. Так что давайте звонить прямо сейчас. - И он тут же набрал 02.
  И в самом деле, заявление о пропаже ребёнка приняли сразу, и пообещали немедленно прислать участкового милиционера за Вовкиными фотографиями, чтобы точнее передать приметы исчезнувшего ребёнка всем милиционерам города. Так всегда делают, чтобы быстрее найти человека - раздают копии его фотографий всем милицейским постам. И в какую сторону не пошёл бы человек, он всё равно хоть на один из постов да попадёт, а там его узнают по приметам.
  После этого сообщения все немного успокоились и стали ждать милиционера.
  - Угощайтесь, пожалуйста, - предложила Вовкина Мама. - Бабушка, вот твоё любимое печенье. Дедушка, грызи сушки, это Вова специально к твоему приезду купил. Лена, Павлуша, будьте как дома, давайте я вам горяченького чаю подолью, и угощайтесь, пожалуйста. Ну а вы что же ничего не едите? - обратилась она к Тёте с Дядей.
  - Спасибо, - рассеянно поблагодарил Дядя и положил в рот ломтик сыра. Вкус у сыра был странноватый, но Дядя не обратил на это никакого внимания. 'Вот если бы у нас с Тётей были дети, - думал Дядя, - они бы росли вместе, и Вовке не было бы так скучно и одиноко с нами, взрослыми. И мы бы не переживали сейчас, не зная, что с ребёнком и где он. Всё оттого, что он один. А мы все заняты, нам всегда некогда... Да, будь у нас ребёнок, всё было бы иначе'. Но вслух Дядя говорить ничего не стал, потому что не знал, как отнесётся к его словам Тётя.
  А Тётя молча жевала сыр и вспоминала своё детство. Лето, брызги воды в ярких лучах солнца, запах новогодней ёлки и мандаринов, скрипучий искрящийся снег под полозьями санок, ожидание подарков на день рождения. 'Да уж, есть о чём призадуматься, - вздохнула Тётя. - В детстве всё казалось таинственным и волшебным, а когда выросли, куда это делось? Никуда не делось, - сама себе ответила Тётя, - просто мы слишком заняты срочными делами и некогда всерьёз подумать о важном. Так дальше жить нельзя, - решила Тётя. - Вот даже с любимым племянником общий язык потеряла, он нас всё ждал в гости, скучал, а теперь исчез. Неужели наша работа важнее? Ах, как хочется вернуть волшебство своего детства!'. Но почему-то Тётя тоже ничего вслух не произнесла.
  А сидевший рядом с ней Павлик ни о чём таком важном не думал, он просто хотел, чтобы Вовка быстрее вернулся. Сегодня они ничего испытывать не станут, а уж завтра проверят самолётик. А потом покрасят его, и на соревнованиях Павлик займёт первое место. И мама будет им гордиться, а он будет просто счастлив, и Вовка тоже. Павлик жевал бутерброд с сыром и мечтал.
  Тётя Лена, мама Павлика, бутербродов с сыром не любила и о соревнованиях не думала. Она любила строить пирамидки - печенье намазать вареньем, сверху положить кусочек сыра и всё это запить чаем. А думала она всегда, каждый день, об одном и том же. Она размышляла, есть ли ещё какое-то средство, которое она не испробовала, чтобы поставить Павлушу на ноги. Тётя Лена хотела, чтобы её сын был здоровым, мог ходить, бегать, прыгать, играть в хоккей, запускать воздушного змея, танцевать, и это было её самой заветной мечтой. Тётя Лена ни капельки не испугалась, что Вовка пропал. Она была уверена, что с ним ничего плохого не случилось, просто он где-то задержался и не предупредил. 'Если б Павлуша мог ходить и так же ушёл без записки, а я бы волновалась и ждала его. Как было бы хорошо, когда он потом вернулся бы и рассказывал, как у него прошёл день вдали от меня. И мы бы ужинали, пили чай и были счастливы!' - думала тётя Лена.
  Ни за что бы Вовкина Мама сейчас не поверила, что можно радоваться тому, что твой сын ушёл неизвестно куда. Вовкина Мама, как и все мамы на свете, ждущие своих детей, думала сначала 'вот придёт он домой, я ему задам', а потом 'ребёнок мой дорогой, лишь бы с тобой всё было хорошо', а ещё потом она уже не знала, что и думать. 'Вот был бы у Вовки отец, - вздохнула Мама, - всё было бы по-другому'. Она знала бы, что с Вовкой всё в порядке, потому что папа ему всегда поможет, подскажет и защитит, и научит разным мужским делам. Вовкина Мама так задумалась, что вообще не замечала, что она ест и пьёт. Она думала, как было бы хорошо, если бы у них была счастливая дружная семья, из которой не пропадают дети.
  А Дедушка, вдоволь нагрызшись сушек, заметил, что все берут сыр и задумчиво его жуют. Дедушка не особо любил сыр, но тоже решил попробовать. Он съел кусочек, но сыр было не так весело грызть, как сушки. 'Эх, нет в доме животных, некому даже кусок под стол бросить. Была бы собачка или кошка, кинул им сыр под стол, никто бы и не заметил. А так сиди, жуй, даже когда не нравится. Нет, без собаки дом не дом'.
  Неожиданно раздавшаяся трель дверного звонка заставила всех вздрогнуть.
  
   Глава 10
  
   Вовка проснулся оттого, что солнечный лучик весело перебегал от его лица к подушке, щекотал ресницы, гладил щёки. 'Ой, какое солнце яркое', - подумал мальчик, потягиваясь.
  - Гор-разд ты спать-почивать, - насмешливо промурлыкал Сырник.
  - А что, я поздно проснулся? - растерялся Вовка. Он никогда не был засоней. Дома он вставал чуть свет, и каждое утро делал зарядку.
  -Да уж не р-раненько, день настал давненько. Ну да вр-ремечко вспять не ходит. Ты, добр-рый молодец, не р-разлёживайся, а умывайся, одевайся и в путь-дор-роженьку собир-райся. Да покушай хор-рошенько, тебе, может статься, на битву идти доведётся.
  - Думаете, драться придётся? А с кем? - спросил Вовка, садясь за стол.
  - Дак, кабы знать, кто тот лиходей, что столько бед натвор-рил-навор-ротил и куды всех запр-ропастил... Кабы знал, кабы ведал, одер-ржал бы победу. Токмо коли бабушка Сыр-ровар-рушка тебя пр-рислала, то вернуть её окр-ромя тебя никому не под силу. Знать, бравый ты малый, и хоть укр-радено мудр-рёно, да будет найдёно.
  - Мне надо сначала маме позвонить, чтобы она не волновалась. Она ведь не знает, куда я пропал, переживает, плачет, наверное. Где тут у вас ближайший телефон?
  - Чавой-то телехвон? Колокол, что ль, в котор-рый звонить? - удивился Сырник.
  - Да нет же, никакой не колокол. Ну что у вас, телефонов нет? А как вы тогда связываетесь с теми, кто далеко живёт? Письма пишете или телеграммы отправляете? Может, у вас компьютер есть, я тогда маме электронку напишу.
  - Доброе утро, - поздоровалась Сыроежка, входя в дом. - Я по хозяйству управилась, всем сказкам раздала, да и вам молочка парного принесла, вот покушайте. А о чём это вы балясничали?
  - Да вот толкуем, я ему пр-ро фому, а он мне пр-ро ер-рёму. Ты вот что, говор-ри, да не заговар-ривайся. А то понёс тар-рабар-рщину какую-то. Еле-чавой ты там писать надумал?
  - Электронное письмо, - поправил его Вовка. И, хотя уже догадался, что позвонить маме вряд ли удастся, прочитал Сырнику и Сыроежке лекцию о современной технике.
  - Ишь ты, невидаль какая! А у нас всё по стар-ринке: ковр-ры-самолёты, скатер-рти-самобр-ранки, сапоги-скор-роходы и пр-рочее стар-рьё, - позавидовал Сырник. - Мы с теми, кто далеко живёт, ср-роду не связываемся. Да на что они нам, эти, за синими гор-рами, за далёкими лесами, одно слово - р-разбойники. А уж коли нужда какая, тогда письмо пишем, да Сор-року кличем. Сор-рока-белобока отнесёт далёко. Одна беда: пока письмо несёт, на всю окр-ругу вести р-растр-рясёт. Сплетница, натур-ра такая.
  - Ну, давайте хоть Сороку пошлём, ведь мама там волнуется. Ну, Сырник, миленький, пожалуйста!
  - Без детей горе, а с детьми вдвое, - огорчилась Сыроежка. - Да токмо нельзя сказочный и человеческий миры смешивать, тогда путаница начнётся. А наша Сорока такая бестолковая, непременно какую-нибудь неразбериху учинит. Всё у неё невсклад, невпопад, и не угадаешь наперёд, какая блажь ей на ум взбредёт. Опосля ещё, чаво доброго, ты из-за этой болтушки-вострушки воротиться в свой мир не сможешь.
  - Нет, - испугался Вовка, - тогда не надо её посылать. А по-другому никак нельзя?
  - Да как же по-другому? Это у вас, у людей, всё по-нынешнему, а у нас в сказках всё по старинке. Мы же старые сказки, уж как нас придумали давным-давно, так и живём. Издавна, как свет стоит, так повелось. От того, что есть, не бежим, но и в будущее не заглядываем. Всему свой черёд, час придёт и пору приведёт. Может и у нас в сказочном мире есть новые страны, где телехвоны да компутеры, да токмо мы туда не ходоки. Мы своим делом заняты, нам за ради любопытства путешествовать недосуг. Вот для пользы дела можно и постранствовать. Кабы ты меня с собою взял, я б с дорогой душой отправилась.
  - Эва, чаво надумала, - возмутился Сырник, - а домовничать кто будет? Я один не упр-равлюсь.
  - А я уж всё по хозяйству переделала, осталось токмо масло сбить да сыр сварить. Это твоя работа, тут я тебе не помощница.
  - Правда, Сырник, - обрадовался Вовка, - пусть Сыроежка со мной пойдёт. Она тут всё знает, подсказывать мне будет.
  - Ну, ежели так, пущай идёт. Токмо шибко уж она махонькая, какой с неё толк, ни др-раться, ни подсобить чаво. Да и умор-рится скор-ро - лапки-то у неё длиной с напёр-рсточек, такими далеко не уйдёшь.
  - Лапки у меня, может, и невелики, зато ума достанет мальчонку одного в чужом краю не отпускать. Где ж это видано со злодеями в одиночку воевать?! Сажай меня, Вова, в карман, да бери с собой.
  - Вот здорово! - Вовка посадил Сыроежку на плечо, чтобы ей было удобнее смотреть по сторонам. - Вдвоём веселее.
  Сырник поворчал немного, скрывая своё волнение, и дал им в дорогу скатёрочку-самобранку, которая, едва попав в лапки Сыроежки, начала уменьшаться до тех пор, пока не стала размером с кедровый орешек. Тогда Сыроежка сунула её в кармашек своего сарафана, и они отправились в путь.
  
   Глава 11
  
   Первым делом Сыроежка повела Вовку в хлев. Мальчик ожидал увидеть неопрятный сарайчик, а вместо этого увидел большущую избу.
  - Вона каковы хоромы у наших бурёнушек, - Сыроежка светилась от гордости. - Там овечки живут, тут козочки, а по тую сторону амбар. А ну, расступись! - прикрикнула она на молоденьких ярочек, игравших возле хлева. - Бабушка Сыроварушка уходила, строго-настрого наказывала молодняк на скотном дворе держать, в тёмный лес да в чисто поле не пущать. А несмышлёныши в яслях, пойди, погляди.
  Сыроежка проворно взобралась на столб, крутнула задвижку и толкнула дверь, приглашая мальчика войти. В хлеву оказалось светло и опрятно, пахло душистым сеном и парным молоком. В самом дальнем закутке, отгороженном заборчиком с калиточкой, бодались, прыгали, беззаботно играли и спали вповалку малыши. Некоторые ягнята, козлята и телята сосали молочко из рожков, причмокивали тряпичными пустышками, и Вовка понял, что их мамы пропали. По обеим сторонам широкого прохода были стойла взрослых животных и многие из них выглядели заброшенными. Несмотря на чистоту и порядок, Вовке стало не по себе. Слишком тихо, слишком чисто, слишком одиноко для жилого дома. В каждом стойле висел портрет, по которому можно было догадаться, кто тут живёт - коровка, бычок, овечка или барашек. Мальчику показалось, что животные на некоторых портретах смотрели на него с мольбой, они словно просили: найди нас, верни нас. Вовка обернулся, поглядел на ясли и решительно зашагал к выходу. Малышам нужны мамы, и он постарается их найти.
  Обогнув хлев, мальчик бодро зашагал по тропинке, убегавшей в другую сторону от дома из жёлтых камней и от того леса, через который он шёл в прошлый раз. Тропинка тоже была очень весёлая и игривая, но со временем она загрустила. Вовка заметил, что тропинка больше не подпрыгивает под его ногами, не увлекает его за собой, не радуется и не играет в прятки.
  - Как ты думаешь, - спросил он у Сыроежки, которая сидела у него на плече, - мы не могли нечаянно обидеть тропинку? Что-то она совсем присмирела. Может, она устала?
  - Утомилась, говоришь? Скорее испужалась. Таперича, Вова, гляди в оба, - ответила Сыроежка.
  - А что глядеть-то? Что будет? - Вовка был не робкого десятка, никогда не пугался раньше времени. Его так мама учила - прямо страху в глаза смотри, страх и зажмурится. Мальчик не боялся, а просто хотел знать, что его ждёт и к чему быть готовым.
  - Хуже как боишься: лиха не минуешь, а токмо надрожишься, - прошептала ему Сыроежка. - Иди, не гляди, чаво ждёт впереди. Удалому всё нипочем, а сробеешь - пропадёшь.
  - Да что будет-то, ты толком скажи! - Вовка начал сердиться.
  - Сказала б словечко, да Волк недалечко.
  - А откуда ты знаешь? - удивился Вовка.
  - Птички петь перестали, а белки играть в горелки, мамаши-зайчихи детишек своих расхватали и по домам потащили. Даже ежи, и те свернулись клубочком и покатились рядочком.
  - А почему именно Волк? Может, это лиса или медведь, или вообще леший?
  - Эх, молодо-зелено, погулять велено. Пропал бы ты без меня, как есть пропал. Кто ж в лесу лешего боится? Леший - зверятам лучший друг и защитник. Лиса хитра, но просто так, за здорово живёшь, пакостить она не станет. Медведь давно уж ягоды обирает али ульи разоряет, он же ягодник и сладкоежка. А вот Волк - зубами щёлк в самый раз подходит. Силы у него много, а ума мало. И друзей совсем нет.
  - А друзья причём?
  - А притом, что когда у кого-то нету друзей, ему ведь тоже хочется, чтобы его полюбили и уважили. Вот он и начинает безобразничать, чтобы заставить всех себя любить.
  - Разве можно любить заставить? - усомнился Вовка.
  - Любить силой не заставишь, а бояться начнут, - сказала Сыроежка. Она поняла, что Вовке за тихой беседой легче справиться со страхом, и шёпотом поддерживала разговор. В дремучем лесу искать разбойника, похитившего животных и бабушку Сыроварушку, тут любому храбрецу боязно станет. Да ведь смел-то не тот, кто не страшится, а тот, кто своего страха не боится. - Уж Волк и куражится, и бесчинствует - поглядите, я каков, всё, что угодно могу натворить. Да разве ж за это любят?
  - Нет, конечно, - согласился Вовка, - за это только боятся. Любят просто так. Или за то, что добрый, умный, другим помогает. За то, что хороший.
  - Это ты верно сказал, - Сыроежка кивнула. - Токмо Волк-то себя тоже хорошим считает.
  - Да ты что?! - вспылил Вовка. - Какой же он хороший, если всех обижает? Хороший - это тот, кто хорошие поступки совершает. А он что доброго сделал?
  - Верно, да скверно. Ведь кажный сам себя хорошим считает, тут уж ничего не попишешь. Кажный считает, что он прав, а другие виноваты. Вот потому-то люди плохо друг друга понимают. И даже у нас в сказках сплошь да рядом такое случается.
  - Неужели это нельзя исправить?
  - Разумеется, можно. Запросто.
  - Правда? А как это сделать, ты мне расскажешь?
  - Никакой тайны неведомой в том нет. Чтобы понять друг друга и полюбить, нужно всего-навсего представить, как бы ты думал и чувствовал, если бы ты был другим.
  - И всё? - не поверил Вовка.
  - Чудно, правда? - улыбнулась Сыроежка. - Всего и делов-то, что поставить себя на место другого, и ты его поймёшь.
  - Надо будет попробовать. Как ты думаешь, у меня получится?
  - У тебя? - Сыроежкины бровки поползли вверх. - Конечно, получится! Ведь ты добрый, разумный и смелый. У тебя получится всё, что захочешь, ежели твоё желание будет доброе.
  - Сыроежечка, я не хочу тебя пугать, но сейчас у меня только одно желание - понять, что происходит с тропинкой. Сначала она бежала и резвилась, потом еле плелась и вот совсем остановилась.
  - Как так застопорилась? Вон же она змеится далеко-далеко.
  - В том-то и дело, - объяснял Вовка, - что она убегает вдаль, но больше не ведёт за собой. Наоборот, ноги запинаются и останавливаются. А почему?
  - А потому! - прорычал в ответ Волк, выпрыгивая из кустов.
  
   Глава 12
  
   - Про Волка речь, а он навстречь. Серого помянули, а серый здесь. Вызвала Волка из колка, накликала на свою голову. Ох-хо-хо, чем так плутать, лучше воротиться, - не давая Вовке опомниться, заверещала Сыроежка. А потом как закричит: - Поглядел, да был таков, поминай, как звали. Ножки, ножки! Унесите кузовок!
  С этими словами она шмыгнула с плеча Вовке за шиворот. Никак не ожидавший этого мальчик хотел вынуть юркую мышку из-под рубахи, но ноги как-то сами понесли его по тропинке обратно. То ли потому, что он боялся щекотки, а Сыроежка очень щекотно сидела под одеждой, то ли потому, что выполнял её приказ удирать, Вовка бежал очень быстро. Так быстро, что не успевал разглядеть деревья, мелькавшие рядом с тропинкой, и иногда раскидистые ветви задевали его по лицу, шее и бокам. Сыроежка сидела у него под рубашкой и будто бы рулила - шустро перебегала на правую сторону, когда нужно было поворачивать вправо, на левую - когда влево. Скоро Вовка перестал замечать дорогу, пот катился со лба, застилая глаза, мальчик натыкался на кусты, увёртывался от колючих веток и улепётывал дальше. Он полностью доверился Сыроежке - куда она перебежит, в ту сторону и поворачивал. Запнувшись о толстый корень старой берёзы, Вовка упал, и Сыроежка тотчас завизжала: 'Задумали бежать, так нечего лежать. Слышь, волчище бежит, под ним земля дрожит'. Действительно, позади слышались топот и громкое дыхание Волка.
   'А Волк, похоже, запыхался', - подумал мальчик, и эта мысль придала ему сил. Вовка поднялся и снова побежал. Тропинка осталась далеко позади, теперь Вовка пробирался сквозь чащобу, и чем дальше, тем гуще росли деревья и кусты, и всё труднее было сквозь них продираться. Вовке даже показалось, что впереди такая густая чаща, что им её не преодолеть, придётся остановиться - и всё, они попали в тупик. Впереди, слева и справа колючие заросли, сзади - Волк. Выхода нет. Однако не успел Вовка додумать эту мрачную мысль, как под ногами его хрустнули ветки, что-то скрипнуло, треснуло, и он провалился в яму. Вернее, это во время падения ему показалось, что в яму, а на самом деле - в нору. Они приземлились прямёхонько в большую кучу жухлых прошлогодних листьев. От запаха прелой листвы щекотало в носу, и Вовке ужасно хотелось чихнуть. Пришлось зажать нос и рот ладошками.
  - Молодец, Вова! - еле слышно прошептала Сыроежка. - Сиди тихо как мышка, покуда Волк мимо не пробежит. Нас с тобой ему не сыскать - ищи ветра в поле.
  - А если найдёт? - одними губами спросил Вовка. Он слышал, как наверху трещали ветки под волчьими лапами. Волк перескочил нору, в которой сидели Вовка с Сыроежкой, не заметив их. Он побежал дальше, в самые дебри.
  - Плоха та мышь, которая один лаз знает. В кажной норе есть отнорочек, коли надо будет, через него выползем. Токмо чую я, что Волк сам себя поймает, и прятаться нам не придётся. Ловит Волк, да ловят и Волка. Всё до поры до времени с лап сходит. До поры - у норы, а в пору - в нору. Пока мы здесь сидим, Волк сам к своей ловушке подбегает.
  - Неужели в вашем лесу есть капканы или волчьи ямы? - с ужасом спросил Вовка.
  - Что ты! Отродясь не бывало. У нас кажный сам себя ловит. Злой яму выроет, да сам же в неё попадет. Прожорливый лопнет, жадина всё потеряет. А охотник превратится в дичь. Погоди, увидим ишо, чья возьмёт.
  И, словно в подтверждение Сыроежкиных слов, где-то далеко впереди раздался громкий волчий вой.
  - Как ни хитри, а правды не перехитришь, - сказала Сыроежка. - Правда прямо идёт, да с нею не разминёшься, не обойти её, не объехать. А без правды не житьё, а вытьё. Пойдём, Вова, поквитаемся с серым разбойником. Отольются Волку овечьи слёзки.
  Сыроежка быстро взбежала вверх по земляной стене, а Вовка выбирался, цепляясь за торчавшие со всех сторон корни. Пролезать сквозь густые заросли вслед за Волком было намного легче - трава была примята, ветки кустов сломаны, в чаще образовался похожий на туннель проход. Сыроежка снова сидела у Вовки на плече, подсказывая мальчику, как лучше пройти, чтобы не раздавить гнёзда, не потревожить муравейники и не провалиться в норы. Волчий вой становился ближе и жалостнее. Он раздавался уже совсем рядом и был похож на плач нашкодившего ребёнка, которому очень себя жалко за то, что его наказали. Когда Вовка увидел Волка, мальчик понял, о чём говорила Сыроежка. Волк сам себя поймал в ловушку. Не заметив, как и куда они исчезли, Волк бежал вперёд, думая, что преследует свою добычу. Заросли становились всё гуще, и Волк уже еле протискивался между кустами, царапавшими его, цеплявшимися за шкуру, хватавшими его своими ветками. Волк был жаден и не хотел отказаться от погони. Он протискивался в чащобу до тех пор, пока не застрял. Молодые берёзки и дубки цепко обхватили Волка своими тонкими, но прочными стволами. Если бы Волк сразу остановился и отпрыгнул назад, он мог бы спастись. Но Волк пожадничал, идя напролом, пролез в самую гущу юных деревцев и застрял намертво. Увидев его в живом древесном капкане, Вовка сначала даже обрадовался, что Волк не может причинить им вреда. А потом мальчик задумался, как без инструментов достать Волка из ловушки. А Сыроежка очень развеселилась.
  
   Глава 13
  
   Сыроежка так обрадовалась, что не могла удержаться от смеха. Она упёрла лапки в бока и заливисто смеялась.
  - Поделом тебе! Поневоле завоешь по-волчьи. Веселье волку - как гоняют по колку. Присмирел, что волк под рогатиной.
  Отсмеявшись, мышка стала серьёзной и строго сказала Волку:
  - Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел. Овце с волком плохо жить, стань овцой, а волки готовы: телята пропали, овец покрали. Ты откуда взялся такой? Из какой сказки явился и всё стадо наше перетаскал?
  - Эки чудны толки, что съели овцу волки! Вали на серого, серый всё свезёт. Вали Волку на холку, - уныло проворчал Волк. - Такова наша доля, на то, знать, мы родились.
  - Ты бедненьким разнесчастненьким не прикидывайся! - возмутилась Сыроежка. - Кто веру имеет, что Волк овцу лелеет? Разбойник серый, говори, почто нас обкрадывать повадился?
  - Дак жизнь такая, - разнылся Волк. - Каков ни есть, а хочешь есть. Хоть песни пой, хоть волком вой. Да что вам объяснять, сытый голодного не разумеет. Это мы с тобой цветом токмо одинаковы, мышка, а жизнь у нас разная. У тебя кажный день молока реки разливанные и масла целые горы. Есть припас, да не про нас. Есть у тебя молоко, да доставать далеко. Ты его хочешь с кашей ешь, хочешь - масло пахтаешь. А у меня хлеба ни куска - везде тоска, а хлеба край - и под елью рай. Гонит голод и волка из колка. Приходится мне, сиротинушке горькому, сызмальства добывать себе пропитание. С волками жить - по-волчьи выть. Проголодаешься, так еды достать догадаешься. Не прав волк, что корову съел, не права и корова, что в лес зашла. Упрямая овца - волку корысть, сама от стада отошла.
  - Ты на чужой каравай рот не разевай, а пораньше вставай, да свой затевай. - Сыроежка явно решила устроить Волку хорошую взбучку. Когда ещё доведётся безнаказанно Волку разнос учинить. - Видит собака молоко, да рыло коротко.
  - А что! - оживился Волк, - встарь, бывало, собака с волком живала. Мы ж с ней родственники. Кабы мне хозяев приветливых, я б добро им сторожил. Возьмите меня к себе, я буду службу караульную нести. Сытый волк смирнее собаки. И волки будут сыты, и овцы целы.
  - Может, правда, взять его домой? - спросил Вовка. - Будет дом охранять.
  - Не верь речам, верь своим очам. Слушать его можно, а верить нельзя. Врёт, что блины печёт: токмо шипит, - ответила Сыроежка, и повернулась к Волку. - Ты ври больше - наперёд пригодится. Не волчий зуб, так лисий хвост, не силой, так хитростью решил спастись, - презрительно фыркнула она. - Недаром говорят: поджал хвост, как волк на псарне. Уживёшься ты мирно с собакой, как же! Когда волк будет овцой, медведь стадоводником, свинья огородником!
  - Не любо - не слушай, а врать не мешай, - огрызнулся Волк. - И что я в поле за обсевок? Что на меня все напраслину возводят?
  - Причитай, не причитай, нет тебе доверия. Отвечай, куда нашу бабушку Сыроварушку подевал? Неужто съел? А не скажешь - оставим тебя тут доживать свой век, не обессудь. Пошли, Вова, - и Сыроежка сделала вид, будто собирается в обратный путь.
  - Стойте! Не бросайте меня здесь одного! Я всё расскажу! - взмолился Волк.
  Сыроежка повернулась к нему и Волк начал быстро-быстро её уговаривать:
  - Яхонтовые мои, алмазные, пощадите, не бросайте старичка в лесной глуши на погибель, комарам и мошкам на съедение! Я всё сделаю, что прикажете, и всё скажу, что ведаю. Токмо я ничего не знаю, - упавшим голосом закончил Волк.
  - Эк куда тебя занесло! Даже гнус болотный, ростом с точку, а злостью с бочку, и тот со своей шатией якшается, братией общается, - прищурила глазки Сыроежка. - Али смухлевать решил? Коли нам не поможешь, век тебе тут куковать, сам себя обманешь.
  - Помогу, помогу! Чем смогу... Я пошутить думал. Я ж не знал, что вы такие сурьёзные. Думал, посмеёмся вместе.
  - Хороши шуточки, оставайся туточки, - сказала Сыроежка и взобралась Вовке на плечо.
  - Сыроежечка, милая, - зашептал Вовка, - мне его жалко. Неужели так и оставим его здесь? Его ж никто спасать не будет, он столько всем пакостей понаделал. Давай его освободим, а? Ну, пожалуйста!
  - Ишь ты, добросердечный какой. А ему того и надо. Ты его спасёшь, а он тебя - хвать, и поминай, как звали. Цап-царап и слопал. Мне его тоже жалко, но виду не подаю, а то он никогда не исправится. На него строжиться не надо, пущай сам поймёт. Ну, шутник-балагур, - повернулась Сыроежка к Волку, - счастливо оставаться. Прощевай!
  - Не-е-ет! - взвыл Волк. - Всё расскажу, всю правду!
  - Тогда мы тебя с превеликим интересом выслушаем, - согласилась Сыроежка.
  - Вот и хорошо, - обрадовался Вовка, - вы нам всё расскажете, а мы вас потом спасём.
  - Нет, сначала спасите, - начал торговаться Волк.
  - На колу мочало, начинай сначала? - нахмурилась мышка. - Тогда сам себе рассказывай докучливые сказочки, а нам недосуг.
  - Ладно, как скажете, - присмирел Волк. И начал рассказывать.
  
   Глава 14
  
  - Эх, пропадай, кривда, выходи, правда, наружу! Я волком давненько работаю, правила знаю. Трёх Поросят погонять и напугать хорошенько, шесть Козлят съесть, одного в подпечке оставить, Колобка упустить, рыбу в полынье хвостом ловить, потом Лисицу на себе возить. Случалось даже Красную Шапочку с бабушкой глотать, когда товарища подменял. В какой сказке доведётся работать, я всегда перечитываю внимательно, чтобы не упустить чаво, а потом выполняю всё в точности, как заведено. А в последнее время сам себе дивлюсь. Сроду никаких коров и овец не обижал, а таперича по всему выходит, что я это. Оно может и так, да токмо чудно очень.
  - Что значит 'выходит'? - нахмурилась Сыроежка. - Ты что, сам не знаешь, что делаешь?
  - То-то и оно, что не знаю. Стар я уже. Временами запамятовать стал, то ли завтрикал сегодня, то ли нет. Сходил на работу или токмо собираюсь. Вот так иногда стою и затылок чешу: куда ж я шёл, из дому или домой? Беспамятность одолела. А ишо похуже забвения, ежели видения чудятся, и завсегда такие диковинные. Не поверите, давеча схоронился в кустах в засаде, вдруг глядь, а по тропинке идёт волк.
  -Эка невидаль! - фыркнула Сыроежка. - Волк волка сбил с толку. А то не знаешь, что это счастливая примета, коли волк дорогу перебежал.
  - Дак не бежал он! Он шёл на задних лапах, через плечо мешок перекинут, а изо рта дым валит ровно у Змея Горыныча. Уж я-то всех волков знаю в наших краях, а такого отродясь не припомню. Может, оборотень чужеземный из стран заморских пожаловал, у нас-то в сказках этакие не водятся, - оправдывался Волк.
  - Оборотень, говорите? - спросил Вовка. - Это интересно. А где, говорите, это случилось?
  - Да тут за речкой, недалечко, - Волк мотнул головой в сторону реки, и вид у него при этом был испуганный.
  - Показать сможете? - Вовка не на шутку заинтересовался рассказом Волка, а Сыроежка глядела на старого разбойника с недоверием.
  - Вова, ты ему не верь, брешет он, как есть, брешет. Зубы нам заговаривает, чтобы из полона древесного выпутали.
  - Нет, Сыроежечка, на этот раз Волк правду говорит. Есть у меня одна мысль, но проверить надо, так ли это на самом деле. Вот освободим Волка, сходим на то место, где он этого оборотня видел, а потом я тебе расскажу.
  - Тебе видней, - пожала плечами Сыроежка. - Но, сдаётся мне, обманывает нас Волк. Как бы на свободе мы ему вкусными не показались, а то он нас съест и косточек не оставит.
  - Нужны вы мне, - обиженно проворчал Волк, - овчинка выделки не стоит. У меня на примете есть кушанья и покрупнее.
  - Не выгодно ему нас обманывать, - рассмеялся Вовка. - Мы ж его не только из чащобы вытащим, но и от незаслуженного позора избавим.
  - Да ну? - ахнул Волк.
  - Ну да, - продолжил Вовка. - Вы вот и сами не знаете точно, ваших лап это дело или нет, а я знаю - не ваших. И докажу это. Про другие ваши поступки точно не скажу, а вот в краже овец и коров вас обвинили несправедливо.
  - А я что говорю? - заорал Волк. - Обвиняют облыжно, возводят напраслину на невиновного, а я всё терплю аки агнец. - Волку стало так жалко себя, что он даже всхлипнул.
  - Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала, - попрекнула Сыроежка. - Ладно, признался, так и поквитался. Сумел ошибиться, сумей и поправиться. За твои прошлые выходки мы в расчёте, а наперёд я тебе так скажу: коли мы супостата с твоей помощью изловим да бабушку Сыроварушку освободим, я тебя молочком кажно утро поить буду.
  - Отвяжись, худая жизнь, привяжись хорошая! Будет и на моей улице праздник! - обрадовался Волк.
  - Но сначала нам надо вас освободить, - напомнил Вовка.
  - Надо-то надо, - согласилась Сыроежка, - да токмо как?
  
   Глава 15
  
   Все замолчали и стали думать, как Волка из ловушки вызволить. Вернуться назад и попросить у Сырника топор? Ходить долго. И потом, край-то сказочный, тут не то что деревья, каждый камушек живой. Рубить рука не поднимется. Попросить сыроежкиных лесных родственников перегрызть деревца? Опять же нельзя. Думали-думали, и Волк совсем загрустил. Видно, представил, что придётся ему в этом капкане всю жизнь оставаться.
  - Да уж, загнала тебя алчность в силки, насилу жив остался, - вздохнула Сыроежка.
  - Сыроежечка, как ты говорила: 'Пожалуйста не кланяется, а спасибо спины не гнёт'? - спросил вдруг Вовка.
  - Так оно и есть, - согласилась Сыроежка. - А почто ты спрашиваешь?
  - Да ведь лес-то у вас сказочный!
  - Каким же ишо ему быть.
  - И всё в лесу сказочное, так? - переспросил Вовка.
  - Знамо дело, сказочное, - согласилась Сыроежка, начиная догадываться, что именно придумал Вовка.
  - Значит, эти деревья живые и всё понимают. И если мы их хорошенько попросим, они Волка выпустят.
  - Выпустят они, держи карман шире, - проворчал Волк. - Ты бы дельное чаво предложил. А то ерунду городишь. Тебя послушать, так из-за одной просьбы меня восвояси отпустят.
  - Вот именно! - подтвердил Вовка. - Мы попросим, и они отпустят.
  - Не бывает такого, - твердил своё Волк.
  - Ишо как бывает! - воскликнула Сыроежка, - просто ты в хорошее не веришь. Вера и гору с места сдвинет. Мир не без добрых людей. И не без добрых деревьев.
  Сыроежка отошла на шаг назад, поклонилась и начала говорить, высоко задрав мордочку:
  - Лес-батюшка, земля-матушка, деревья-детушки! В гостях воля хозяйская, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Да токмо в гостях хорошо, а дома лучше. Отпустите вы Волка неразумного! По глупости своей он в дебри залез. Оно понятно, добычка невеличка, да бережь большая, без волчьего разбоя в лесу тишь да гладь, благодать. И маленькие Заиньки прыгают без опаски, и могучий Лось нападения не ждёт, а уж про семерых Козлят и их маму и говорить нечего. Все звери и птицы рады, что Волк в ловушку попал. Токмо мир что огород: в нём всё растёт, вот и Волк таким не сам по себе, а среди нас вырос.
  На этих словах Волк заплакал:
  - Никто меня не любит, никому я, горемычный, не нужон! У-у-у!
  - Да погоди выть-то, - рассердилась Сыроежка. - За что им тебя любить, за бесчинства твои? Ты уму-разуму наберись, да перед лесом повинись.
  - Легко сказать: извинись. А я от роду ни у кого прощения не просил, не улещивал. И пощады никому не давал.
  - Оно и видно, - усмехнулась Сыроежка, - до чего тебя это довело.
  - Ладно, попробую. Прости меня, лес-батюшка, за то, что я деревья твои заламывал, цветочки затаптывал, зверюшек да пташек лесных обижал. Я больше так не буду, зарок даю, - Волк виновато прижал уши.
  Верхушки деревьев закачались, лес зашумел, зашелестел листочками на разные голоса. Молоденькие деревца, плотно охватившие Волка, наклонились в разные стороны. Вовка с Сыроежкой тут же ухватили пленника и вытащили его из ловушки. Волк стоял ни жив ни мертв, шевельнуться боялся. Потом понял, что он на свободе, подпрыгнул на всех четырех лапах, выбежал на ближайшую полянку и принялся описывать круги. Набегавшись, запыхавшийся Волк подошёл к своим спасителям, и признался:
  - А я уж думал, пропаду в неволе.
  - Беды мучат, да уму учат, - сказала Сыроежка. - Наперёд добрее будешь.
  - Я буду самым добрым волком на свете! - поклялся Волк.
  - А теперь пойдёмте к тому месту, где вы встретили оборотня, - попросил Вовка. - Надо поторапливаться.
  - Да вы садитесь мне на закорки, я вас с Сыроежечкой ненаглядной мигом домчу, глазом моргнуть не успеете, - предложил Волк.
  - Что вы! - испугался Вовка, - Я уже большой, а вы немолоды.
  - Шутишь?! Я Ивана-царевича на себе возил, да ишо с молодильными яблочками, с жар-птицей, а потом и с Еленой Прекрасной.
  Вовка посадил Сыроежку на волчью спину, сел сам и крепко вцепился руками в загривок. И Волк поскакал, да так быстро, что нельзя было разглядеть деревья, они все слились в большое зелёное пятно. 'Ух ты! - восхитился Вовка. - Здорово! Вот это транспорт!'
  
   Глава 16
  
   Возле небольшой речки Волк остановился. Вовка помог Сыроежке спуститься.
  - Во-он там я его заприметил, - показал Волк.
  - Пойдёмте все вместе туда, где вы в кустах сидели, - попросил Вовка.
  Они спрятались в зарослях и огляделись. Тропинка прекрасно просматривалась, а их самих надёжно спрятали кусты. Похоже, Волк говорил правду - дорожка как на ладони, и если по ней шёл странный зверь, то Волк вполне мог его разглядеть, оставаясь незамеченным.
  - А теперь давайте пройдём по тропинке в ту сторону, куда он скрылся, - скомандовал Вовка. - Ты, Сыроежка, беги вдоль дороги и заглядывай под кусты и лопухи, может, найдёшь что-нибудь интересное.
  - Здесь интересу полным-полно, - сказала Сыроежка. -Ягодки, грибочки, травки целебные.
  - Нет, они нам сейчас не нужны. Ты высматривай что-нибудь необычное, и сразу нас зови.
  - Вов, а, может, не надо? - спросил Волк, потупив глаза. - Может, ну его, страшилище это?
  - Вы что, боитесь? - угадал Вовка. - Я тоже немного побаиваюсь. Но нас же много, а он один. И потом, это же сказочная страна, неужели вы не знаете, что в сказках добро всегда побеждает?
  - Знать-то я знаю, но ежели б ты его сам видал: идёт на задних лапах, а изо рта пламя, ровно у Змея Горыныча. Кому хошь боязно станет.
  - Вы же в прошлый раз говорили, что изо рта у него дым валил, - насмешливо переспросил Вовка.
  - Да какая разница, - отмахнулся Волк. - Нет дыма без огня.
  - А это как сказать, - загадочно ответил мальчик и они пошли по тропинке.
  Чем дальше они уходили от того места, где Волк увидел страшилище, тем мрачнее становился Волк и веселее Вовка. Некоторое время они шли в полной тишине, а потом раздался писк Сыроежки:
  - Сюда, сюда, я что-то нашла.
  Вовка и Волк наперегонки побежали на её зов. Сыроежка сидела под рябиновым кустом и показывала лапкой на маленький предмет, напоминавший по форме коротенькую жёлтую палочку из ваты.
  - Не знаю, - смутилась она, - может, я зря вас позвала, да ты ведь сам сказал искать необычное, а такое в наших краях не водится. И потом, оно так погано пахнет, - шёпотом добавила она.
  - Какое там пахнет, - возмутился Волк. - Смердит! Человечьим духом воняет.
  - Вот именно! Человечьим! - подтвердил Вовка. - Когда вы сказали, что Волк шёл на задних лапах, я заподозрил, что он из цирка сбежал. А как про дым изо рта услышал, сразу догадался, что он сигарету курил.
  - Что значит сигарету? - спросила Сыроежка.
  - Сигарета - это бумажная трубочка, в которую насыпан табак, а с одного конца фильтр, вот ты его как раз и нашла. Сигарету поджигают, она тлеет, а человек вдыхает всякие ядовитые вещества и потом выпускает из себя дым.
  - У нас в сказках ежели кто и курит, так токмо трубку, - озадаченно сказал Волк.
  - Вот я и говорю, что это был человек. Я сразу так подумал, но надо было сначала проверить. Теперь мы это знаем точно. И на плече он нёс странную ношу, похоже, что мешок взвалил. Что было в мешке, вот что я хотел бы знать.
  - Или кто? - прошептала Сыроежка.
  - Так это что же получается? - возмутился Волк. - Выходит, я испугался какого-то человечишку? И он даже не злой волшебник, не огнедышащий зверь и не оборотень? Ну, я ему задам.
  - Оборотень, ишо какой оборотень, - сказала Сыроежка, - ведь как-то же он волком обернулся.
  - Сыроежка, милая, - засмеялся Вовка, - вот мы с него шкуру снимем, и посмотрим, что это за оборотень.
  - Как это шкуру снимем?! - ахнула Сыроежка.
  - Запросто, - улыбнулся Вовка, - пуговицы расстегнём и стащим.
  - Нечего делить шкуру не пойманного волка! - прорычал Волк. - Я опозорился, я с ним разберусь, это моё честное имя он запятнал.
  - Ох уж и честное, - поджала губы Сыроежка.
  - Не ссорьтесь, - попросил Вовка. - Нам сейчас главное - найти этого поддельного волка.
  И они пошли по тропинке, разглядывая окрестности. Где-то здесь неподалёку скрывался загадочный оборотень, а может быть, даже похититель бабушки Сыроварушки и её сказочных животных.
  
   Глава 17
  В дверь Вовкиной квартиры настойчиво звонили. Сначала все замерли, а потом наперебой бросились открывать, надеясь, что вернулся Вовка. Но на пороге стоял вовсе не мальчик, а взрослый мужчина в милицейской форме.
  - Здравствуйте. Участковый милиционер капитан Сырков. Кто тут у вас пропал? - сурово спросил он.
  - Проходите, пожалуйста. У нас ребёнок исчез.
  Все вернулись в кухню, расселись вокруг стола и поставили стул для капитана Сыркова. Милиционер внимательно всех выслушал, записал в блокнот, когда и куда ходил Вова, и попросил фотографию мальчика. Вовкина Мама ушла в комнату за фотоальбомом, а Бабушка предложила участковому выпить чаю:
  - Вы ведь устали, проголодались, наверное. Вечер уже, а вы всё работаете. Попробуйте, это очень вкусный чай. Давайте, я вам бутербродик сделаю.
  Дедушка всю жизнь прослужил в армии, и Бабушка хорошо знала, каким голодным бывает военный человек после тяжёлого рабочего дня. К тому же, нужно как следует подумать, где искать ребёнка, а думать на пустой желудок очень трудно. И, в конце концов, это просто невежливо сидеть за столом и не угостить человека, тем более, пришедшего на помощь. Бабушка налила милиционеру Сыркову крепкого сладкого чая и подвинула к нему все вазочки и блюдечки с угощением. Капитан попытался было отказаться, но Бабушка уговорила его хорошенько подкрепиться на пользу дела. Тут вернулась Мама с альбомом в руках, и все стали рассматривать фотографии, выискивая подходящую для розыска. Вовкиной Маме было так плохо, что она даже не могла плакать. Так плохо бывает только мамам потерявшихся детей. Все старались отвлечь её разговорами, но получалось ещё хуже, потому что говорили о том, что видели в альбоме. А на фотографиях был Вовка. С Мамой, Бабушкой и Дедушкой. С Тётей и Дядей в парке. С Павликом, оба в клее и стружках, мастерят кораблик. На всех фотографиях был Вовка. А дома его не было. И никто не знал, где его искать. Вовкина Мама молча смотрела фотоальбом, а участковый Сырков молча ел сыр и смотрел на Вовкину Маму. 'Надо же, - недоумевал капитан, - такая красивая женщина, добрая, умная и с сильным характером. Ей страшно, но она не плачет. И семья у них прекрасная. И мальчишка хороший, не хулиган, иначе я бы знал. Только вот куда он подевался? Эх, хотел бы я, чтобы у меня была такая же замечательная семья, чтобы по вечерам меня ждал дома сорванец, с которым мы что-нибудь склеим, сколотим, а потом поставим сушиться и пойдём всей семьей прогуляться перед сном. Или в лото сыграем. Или будем просто пить чай с пирогом'. Милиционер до того замечтался, что не с первого раза услышал, как к нему обращаются. Подходящая для розыска фотография нашлась, и её нужно было размножить и передать всем милицейским постам.
  - Разрешите идти? - почему-то по-военному обратился участковый к Вовкиной Маме.
  - До свидания, - ответила она.
   Все стали прощаться с милиционером и просить его позвонить, как только появятся какие-нибудь новости.
  - С вашего разрешения, я ещё зайду попозже? - смущенно спросил Сырков.
  И все хором ответили, что будут с нетерпением его ждать.
  
  Глава 18
  Тропинка уводила всё дальше от светлого солнечного берега реки, лес становился тёмным и мрачным. Белки-попрыгуньи перестали скакать по мохнатым еловым лапам, птицы почти не пели, лишь изредка какая-нибудь встревоженная птица-мать подзывала свой выводок: 'Все домой, все за мной!'. Волк трусовато поджал хвост, Сыроежка взобралась Вовке на плечо и внимательно глядела по сторонам.
  - К гиблому месту подходим, - хрипло проурчал Волк. Видно было, что он готов бежать отсюда, но ему стыдно признаться в трусости.
  - Почему гиблому? - заинтересовался Вовка.
  - Так ведь старая избушка Бабы Яги близенько, вот и ушли отсюдова все подобру-поздорову. Кому охота ни за что пропадать.
  - Ты его не слушай, Вова, - успокоила Сыроежка. - Избушка эта нежилая, Баба Яга уже почитай третий год в новой избе живёт, сюда не наведывается. Остались здесь токмо мухоморы да поганки, паутиной всё заплело, пылью заросло.
  - Всё одно, место скверное, никогда добрым не было, и вперёд тому не бывать, - гнул свою линию Волк.
  - Вы оба правы, - примирительно сказал Вовка. - Баба Яга переехала, это хорошо. А волком ряженый наверняка здесь поселился, больше ему некуда было идти в этом направлении, раз тут никто не живёт.
  - Что ты! - отмахнулись Сыроежка и Волк в один голос. - Разве кто осмелится жить в дремучем лесу, где дрёма бродит, дремоту наводит? Да ещё в избушке-развалюшке самой Яги! А ну как Яга по старой памяти залетит, родные края навестит, и увидит, что в её заповедных местах чужаки шастают?
  - Но осмелился же кто-то у бабушки Сыроварушки коров и овец воровать. А потом и саму старушку куда-то дел. Такому злодею здесь самое место, - заключил Вовка.
  Волк поскрёб лапой затылок:
  - Может, оно и так. Тогда надобно быть осторожнее, видно он и впрямь лихой человек.
  - Вот что, - Вовка остановился и предложил разделиться на два отряда. - Мы пойдём открыто, а ты, Волк, наша тайная сила. Будешь красться тихонько, и, если с нами что случится, теперь ты нас из беды выручишь. Сыроежечка, как только опасность почуешь, сразу прячься мне за пазуху или в карман. Ты маленькая, везде проберёшься, в любую щёлочку проскочишь. Если понадобится, на помощь позовёшь.
  - Не нравится мне это. Я матёрый волчище, а ты хоть и удалец, всё одно малец. Я в атаку пойду, а ты на пенёчке посиди, отдохни.
  - Ох, верно говорят, сила без ума - дырявая сума, что найдёшь, то и потеряешь! - покачала головой Сыроежка. - И что ты, серый, делать станешь? Коли не этот мальчонка, мы б с тобой ни в жизнь не догадались, что это человек в волчью шкуру обрядился. И не знали бы, где его искать. Злодей-то может и не такой сильный как ты, зато умный. Обдурит он тебя, обхитрит. Припомни, сколько раз Лиса тебя обманывала. Пусть уж Вова идёт, он хитрость вмиг раскусит. А ты знай защищай, на подмогу поспевай.
  - Ну, как знаете, - согласился Волк. Он и сам понимал, что сообразительности ему не достаёт. - Так и сделаем.
  Они разделились. Вовка с Сыроежкой на плече отважно зашагал по тропинке прямо к заброшенной избушке Бабы Яги. А Волк нырнул в кусты и стал бесшумно красться вдоль дороги.
  Лес становился темнее и темнее. Воздух стал пахнуть сыростью и гнилью.
  - Баба Яга мусор никогда не прибирала, так и жила посреди помойки, - прошептала Сыроежка.
  - Понятно, - кивнул Вовка. - Надо бы убрать здесь. Вы бы субботник какой устроили, что ли.
  - А что это такое?
  - Это уборка возле дома, где живёшь, или возле школы, где учишься, или в парке, где гуляешь, или в лесу, где зимой на лыжах кататься будешь. Все люди договариваются и приходят в условленное время, кто с лопатой, кто с метлой, кто с тележкой для мусора. Одни приносят лейки и семена цветов, другие - скамейки и качели новые вкапывают. Все вместе убирают дружно и быстро. А главное, всем от этого становится радостно, потому что приходят только те, кто хочет свой двор или лес сделать чистым и красивым.
  - Ой, как ты дивно сказываешь! А здесь так грязно, - запечалилась Сыроежка.
  Тут разговор прервался, потому что они увидели ветхую покосившуюся избёнку. Из трубы на кособокой, трухлявой крыше шёл дым. Вокруг избушки валялись разбросанные вещи, и среди поржавелых дырявых чугунов Вовка заметил несколько колокольчиков.
  - Гляди, - прошептала Сыроежка, - это наших коровушек колокольцы. А куда ж он бурёнушек дел?
  - Это мы сейчас узнаем, - решительно ответил Вовка и направился к избушке. Он уже поднял было руку, чтобы постучать, но вовремя подумал, что к врагам лучше заходить без стука, чтобы подготовиться не успели. Вовка толкнул старую низенькую дверь, нагнулся, и вошёл внутрь.
  
  Глава 19
  Первое, что заметили Вовка и Сыроежка, войдя в плохо освещённую тесную и затхлую избушку, был волк. Вернее, это была волчья шкура. Она висела на вешалке возле входа, а на крючке для головных уборов красовалась отличная маска волчьей морды. Изготовленная так аккуратно, что от настоящей ни в жизнь не отличить.
  А возле печки, спиной к двери стоял человек. Щуплый замухрыжка с нестрижеными и нечёсаными грязными волосами, спутавшимися в космы. Одежда его тоже была неопрятной. Он что-то увлечённо подсчитывал, бормоча вслух цифры, и записывал в растрёпанную тетрадку. Всё в этом захудалом доме было захламлено, все углы завалены ветошью и рухлядью, повсюду грязь. На полу лежали две отощавшие овечки. То ли они спали, то ли так обессилели от голода, что уже не могли поднять голов. Вовка внимательно осмотрел комнату, должны же быть где-то остальные пропавшие животные. Но больше в избе никого не было.
   Сыроежка, забыв про уговор спрятаться, не удержалась, и гневно заявила:
  - На волка слава, а овец таскает Савва. Одна была у Волка песенка, и ту переняли.
  От неожиданности незнакомец подскочил на месте, а Сыроежка расхохоталась.
  - Оглядывается, что Волк на свой хвост. Что, молодец на овец, а на молодца и сам овца? - И тихонько добавила, обращаясь к Вовке: - Не робей, воробей, дерись с вороной.
  Похититель овец обернулся, и, увидев, что напротив него стоит всего лишь мальчик с мышкой на плече, облегчённо выдохнул:
  - Ох, и громко ты кричишь, чуть не испугался! А тебя разве, не учили, - обратился он к Вовке, - что нельзя одному без взрослых по лесу гулять?
  Видно было, что Злодей совсем успокоился, и не принимал всерьёз своих противников.
  Вовка разглядывал его и не мог понять, как удалось этому вполне обычному, хотя и неряшливому, человеку, попасть в сказочную страну? И зачем ему понадобились сказочные овцы, козы и коровы? И куда он их спрятал? И где бабушка Сыроварушка? Вопросов было много, а ответов - ни одного. Вовка спросил:
  - А как вы сюда попали? Неужели вас тоже старушка прислала?
  - Меня! Старушка?! - Похититель-грязнуля растерялся, а потом начал так громко хохотать, что в ушах зазвенело. - Меня прислали? Да я сам, чтоб ты знал, до этого додумался. Я - великий учёный! Я всё рассчитал во времени и пространстве. Никто до меня не сумел попасть в сказочный мир, а я смог! И не только попасть, но и со старухой этой противной местами поменялся. Теперь она вместо меня среди людей живёт, а я здесь.
  - Неужто я больше никогда не увижу бабушку Сыроварушку? - ахнула Сыроежка.
  - Почему не увидишь? Увидишь. Когда я закончу здесь все свои дела, мы поменяемся с ней обратно. Но до этого ещё далеко.
  - А какие у вас здесь дела? - спросил Вовка. В окошке показалась серая морда, но мальчик помотал головой, показывая Волку, что они обойдутся без его помощи.
  - Великие! - похвастался горе-учёный. - Первым делом составлю список всех сказочных существ. Потом найду на них покупателей в мире людей. Тех, что не купят, оставлю здесь, буду сюда экскурсии водить.
  - Но как же ваши экскурсии сюда попадут? - возразил Вовка. - Это невозможно!
  - Нет ничего невозможного. Наука не стоит на месте. Я смог попасть сам, смогу и других провести.
  - Но это же небывалое злодейство! - возмутилась Сыроежка. - Сказочный мир разрушится, коли в него будут ходить все, кому не лень. Понятно, где мёд, там и мухи, да всякому жулику известно, что неправдой нажитое впрок не пойдёт. Чаво немножко - не мечи в окошко, тут бережливость лучше богатства. Чем считать барыши, подумал бы, какое горе сотворить решил. Детушки малые останутся без сказок. Взрослые не смогут воротиться в детство. А в вашем, человечьем мире сказочный народ может по незнанию натворить много бед. Змей Горыныч спалит чаво по неосторожности, аль Яга навредит.
  - А мне какое дело? Всегда найдётся кто-нибудь, который что-то натворит. И что, мне из-за этого почти заработанных денег лишаться? Я всё придумал, всё рассчитал, уже и прибыль знаю, как потратить. А теперь всё бросить и назад ни с чем уйти?
  Злодей рассердился, достал сигарету и закурил. Облачко едкого дыма поплыло по комнате. Сыроежка чихнула, потом её серая шкурка стала бледно-зелёной, глазки закатились, и она упала без чувств.
  - Чего это с ней? - спросил Злодей и равнодушно добавил, - мне больных зверей не надо, лишние хлопоты.
  'Надо же, какой бессердечный! - подумал Вовка. - Сказок он в детстве не читал, что ли? Ладно, попробуем зайти с другой стороны'. И Вовка сунул руку в карман. Фрукты, которыми его вчера угостили радушные деревья, по-прежнему были в карманах. Вовка достал первое, что подвернулось под руку - спелую сочную грушу и поднёс её ко рту. Потом, сделав вид, что задабривает Злодея, опустил руку и заискивающе обратился к нему.
  - Вы такой великий учёный! Сделали важнейшее научное открытие! Наверное, ваши расчеты отнимают много времени, вам и поесть-то толком некогда?
  - Это точно. Давай-ка грушу сюда.
  - Угощайтесь, пожалуйста, - Вовка протянул грушу Злодею, а сам достал из кармана наливное красное яблочко и сделал вид, что собирается его есть.
  - Яблоко тоже гони! - как Вовка и предполагал, Злодей оказался жадиной. Он отобрал у мальчика яблоко и начал с хрустом откусывать то яблоко, то грушу попеременно.
  Вовка как зачарованный смотрел на него, но ничего не происходило. И только когда фрукты были съедены, а огрызки брошены на пол, раздался тихий щелчок. В одно мгновение у Злодея вытянулся и стал похожим на поросячий нос, а на голове появились рога.
  
  Глава 20
  Странное дело, но звериная внешность сделала горе-учёного приятнее, чем он был раньше. Теперь на Вовку смотрел недоумевающий лось-поросёнок с человеческим туловищем. Во взгляде злодея появилась растерянность, а потом ужас.
  - Эт-то что так-кое? - ощупав свой новый нос, Злодей даже заикаться стал от страха.
  - Не знаю, - ответил Вовка. - Вы же специалист по сказкам, вам видней. Придумайте какую-нибудь формулу, чтобы у вас рога отвалились и нос стал прежним.
  - Ты что, издеваешься? - возмутился рогатый Злодей.
  - Нет, я с вами договариваюсь. Вы расскажете нам всё, что сделали и что знаете о бабушке Сыроварушке. А я скажу вам, как стать прежним.
  Несчастный Злодей, ни минуты не раздумывая, принялся говорить.
  - Я столько лет придумывал, как проникнуть в сказочный мир и наконец всё рассчитал.
  - А зачем вам понадобилось сюда проникать? - перебил его Вовка.
  - Как ты не понимаешь, здесь же всё есть. Всё, что угодно. Вот я и подумал, что попаду сюда и наберу всего, чего захочется. Чтобы у меня тоже всё было. А ненужное - продам.
  - Но это ведь воровство!
  - Да что тебе, жалко, что ли. От них не убудет. У них здесь всё само собой делается. Надо будет - ещё сделают.
  - Здесь всё не само собой, а по особым сказочным законам делается. А если вам так много надо, то почему же вы сами не работали?
  - Это я-то не работал?! Да я по ночам спать не мог, всё думал, как бы сюда попасть. И вот видишь, придумал, - с гордостью сказал Злодей.
  - Вы попали в сказочную страну, а что было дальше?
  - Стал присматриваться, список составлять, кого в первую очередь купят. Решил попробовать сначала обычных животных перевезти - коров, овец, коз. Присмотрел подходящее стадо и начал понемногу припасать. Думал, что к деревенским стадам лучше не соваться, там народу много, ещё бока намнут. А тут смотрю: старушка - божий одуванчик, и с ней только кот и мышь. Кто ж знал, что старуха эта не простая окажется. Я уж и овец себе набрал, и коров, собрался первую партию переправлять в наш мир, и нате вам, бабуля явилась. Да такая бойкая оказалась, что сама вместо меня с моими коровами отправилась.
  - Не с вашими, а со своими собственными, это же её стадо. А как она с ними отправилась?
  - Да говорю же тебе: только я собрался в наш мир перескочить, животных в кучу собрал, как, откуда ни возьмись, старуха ваша вынырнула, меня оттолкнула, а сама прыг, и среди людей оказалась.
  - А вы не пытались за ней следом пойти?
  - Пробовал, не получается. Видно, она моё место заняла. Поменялись мы с ней местами, она там, а я здесь застрял. Ничего, - озлобился неряха, - домой захочет, обратно поменяемся.
  - А вот и нет, - раздался тоненький голосок.
  - Сыроежечка, милая, ты в себя пришла, - обрадовался Вовка.
  - У меня от эдакой отравы в глазах потемнело, худо стало. А таперича мне полегчало.
  В окно просунул голову Волк и жалобно спросил:
  - Вова, ну можно ужо зайти? А то мне здесь плохо слышно, боюсь самое интересное пропустить.
  Злодей как Волка увидел, так на пол и сполз. И тихонечко-тихонечко начал пятиться к стене. Зайдя в избу, Волк с интересом осмотрел волчий костюм, висевший на вешалке.
  - Смотри-кось, это ж мой старый парадный костюм, а я его обыскался. А это что за штуковина? - он опасливо потрогал замок-молнию.
  - Я его перешил немного, - залебезил Злодей, с испугу чуть не потеряв голос. - Гм-гм, так сказать, усовершенствовал. Это замочек, подёргайте, очень удобно.
  - Ага, - кивнул Волк. - А голову где взял? Тоже позаимствовал?
  - Что вы, что вы, - заюлил злодей. - Это от маскарадного костюма. Похоже, правда? Очень натурально получилось.
  - Да уж, натуральнее и не придумать, - прорычал Волк, разом вспомнивший, как он испугался, увидев, оказывается, человека в своём же старом костюме. - А овечек почто так мало?
  - Видите ли, - продолжал оправдываться Злодей, - это уже вторая партия, я её только начал собирать. А первая с вашей старушкой ускакала. Такая, знаете ли, шустрая бабуля оказалась.
  - Ты нашу бабулю не трожь! - клацнул зубами Волк. - А ну-ка, быстро давай её сюда.
  - Не извольте беспокоиться, доставлю в лучшем виде. Мы с вашей бабушкой, так сказать, местами поменялись. Вот разменяемся обратно, я к себе домой, бабуля к себе, и получите вашу старушку в целости и сохранности.
  - А вот это ты, милок, зря надумал, - ехидно пискнула Сыроежка. - Тебе здесь век вековать. Не видать тебе родного дома как своих ушей.
  Теперь пришел Вовкин черёд испугаться. Ему очень хотелось домой! Похитителя животных нашёл, про бабушку Сыроварушку узнал, и пора бы вернуться к Маме. Вовка так надеялся вместе с горе-учёным перенестись в свой мир. А выходит, они останутся здесь навсегда?
  
  Глава 21
  Сыроежка была довольна. Она всегда радовалась, когда добро побеждает, а зло получает по заслугам. И хотя в сказках это происходит каждый день, Сыроежке не надоедало любоваться справедливым возмездием. Обычно она наблюдала со стороны, а сегодня, надо же, сама участвует в такой заковыристой истории. Как все маленькие мышки, Сыроежка наслаждалась чувством своей значимости. Она, Сыроежка, тонкохвостая мышка, скажет Злодею главные слова. Сыроежка даже раздулась от важности.
  - Ну же, Сыроежечка, не томи, - попросил Вовка. - Почему он останется здесь?
  - Да, почему? - вторил Волк.
  Злодей ничего не сказал, он только сгорбился, обнял рогатую голову, и его пятачок стал подёргиваться, будто он собирался заплакать.
  - Неужто вы не поняли? Бабушка Сыроварушка прислала Вову, чтобы разменяться С НИМ. Он попадёт домой, а она возвратится сюда.
  - А я? - прошептал Злодей чуть слышно.
  - А ты будешь здесь жить, покуда не исправишься. Разве ж можно тебя к людям выпускат? Ты же злой, завистливый, жадный, вороватый, и мысли у тебя чёрные. С твоим учёным умом надо быть добрым и совершать открытия на благо людям. Тогда и тебе хорошо будет. Ты что же думал, можешь прийти в наш сказочный мир, напакостить и остаться безнаказанным? Напрасно надеялся, так не бывает. Сам испёк пирожок, сам его и кушай.
  - Да я только хотел деньжат заработать.
  - На всякое хотенье есть терпенье. Ты не хотел своим трудом заработать, хотел чужое заграбастать. На сказки позарился, думал, из-за тебя всем людям суждено без сказок остаться? Правду говорят, паршивая овца всё стадо портит.
  - Я исправлюсь, - пообещал Злодей. - Честное слово, я буду хорошим!
  - Честное злодейское? - усмехнулась Сыроежка. - Поживём, увидим. Конь о четырёх ногах, да и то спотыкается.
  - Сыроежечка, - Вовка опустил глаза и замялся. - Так ты думаешь, я попаду домой? У вас здесь очень хорошо, но понимаешь, Мама, наверное, волнуется, и Павлик меня ждёт самолётик проверять. Обидно было бы... - Вовка замолчал.
  Сыроежка понимающе посмотрела и улыбнулась.
  - Конечно, воротишься. Ты Злодея нашёл, а бабушку Сыроварушку вернёшь, коли сам домой попадёшь. Сбылось одно, сбудется и другое.
  - А может, и я с ним? - попросился Злодей.
  - Не срывай яблока пока зелено, - строго ответила Сыроежка. - Созреет, само упадёт.
  - Я вот никак в толк не возьму, - подал голос Волк. - Куда бабушка Сыроварушка своих коровок, козочек и овечек подевала? Не бродит же она по улицам с целым стадом.
  - Куда? - Вовка задумался, потом рассмеялся.- Вы не поверите - всё дело в шляпе! Она их уменьшила и на шляпку посадила, больше некуда.
  - Во дает! - присвистнул Волк.
  Сыроежка не стала скромничать:
  - Наша бабушка Сыроварушка всё может, всем поможет, - и, помолчав немного, добавила. - Да и ты не прост. Прокатил бы нас, что ли, серый?
  - А что? - оживился Волк. - Это дело. Садитесь на зашеек. В тесноте, да не в обиде. Прокачу с ветерком.
  - В каком смысле прокатите? - не понял раскаявшийся Злодей.
  - В обычном, всем привычном. Токмо рыло своё и рога сними, засмеют ведь.
  - Ой! - спохватился Вовка и достал из карманов фрукты. - Возьмите, пожалуйста.
  - Ни за что! - горе-ученый шарахнулся в сторону.
  - Да ешь, ешь, полегчает, - посоветовала Сыроежка.
  - Вы так думаете? - усомнился Злодей, ещё раз ощупал рога, вздохнул, и взял апельсин. Вовке даже жалко его стало. А до чего ж у неряхи руки тряслись, когда он апельсинную кожуру счищал!
  - Попробую, - сказал горе-учёный и съел несколько долек апельсина.
   Ничего не произошло, и он доел все. И тут случилось непредвиденное - в добавок к его и без того странной внешности появились длинные серые ослиные уши. Сначала он не понял, что с ним происходит, потрогал нос, голову и закричал дурным голосом: - Вы это нарочно, да? Вы специально это сделали.
  - Да нет же, это случайность. Простите, пожалуйста, я не тот фрукт вам дал. Вот, возьмите, - и Вовка выгреб из карманов все оставшиеся фрукты.
  Несчастный злодей глядел на них с подозрением, потом тяжко вздохнул и взял.
  - Хуже не будет, - сказал он, и стал есть все фрукты подряд. Когда он всё съел, его нос и голова стали прежними, и он долго и радостно их ощупывал.
  Наконец все уселись на Волка, и тот крякнул от удовольствия, так ему было приятно снова везти седоков.
  - А вам не тяжело? - поинтересовался Злодей, держа на руках обеих овечек.
  - Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Э-ге-гей! Понеслись, родимые!
  
  Глава 22
  До чего же здорово было нестись по лесам и полям на волчьей спине! Намного приятнее, чем в первый раз. Теперь задание было выполнено и, хотя Вовка немного тревожился, удастся ли ему попасть домой, на душе у него было гораздо светлей и веселей. Как смешно было смотреть на оторопевшего горе-учёного, молча раскрывавшего рот, но так и не нашедшего подходящих слов. Вот эту красоту, эту дружбу, эту радость он хотел кому-то продать? Теперь Злодей и сам застыдился своей слепоты. Как же так, столько лет прожил, сказки с детства читал, а самого главного и не заметил! А Вовка, глядя на Сыроежку с её горящими от восторга глазками, подумал, что, пожалуй, теперь она будет часто кататься на Волке. И каким бы ни было прекрасным и удивительным это приключение, Вовка больше всего радовался тому, что оно подходит к концу. Он увидел Сырника, стоявшего на крыльце, и понял, что, может быть, скоро расстанется с ним. Вовке стало немного грустно, но всё же сильнее всего на свете он хотел домой.
  Волк приземлился перед самым домиком из жёлто-оранжевых камней.
  - Вижу, с пустыми р-руками пожаловали, не сыскали бабушку мою, Сыр-ровар-рушку мою, - печально сказал Сырник.
  - Скоро, скоро она вернётся, - обрадовала его Сыроежка. - А Вова вернётся к себе домой.
  - Так чаво ж мы стоим? Пр-роходите, гости дор-рогие, надо нашего благодетеля попотчевать. Без соли, без хлеба плохая беседа. А мы свар-рим с Вовочкой сыр-рную головочку. Пойдём и ты, др-ружочек, покушай пир-рожочек, - и Сырник повёл всех в дом. Волк, бережно державший в своих крепких лапах исхудавших овечек, ошалел от гостеприимства. Впервые в жизни его пригласили в гости.
  В кухне опять была раскалена печь, и на ней томился чугунок.
  - А скажи, др-руг мой Вова, хочешь со мною сыр-р вар-рить?
  - А можно? - удивился Вовка. - Он же особенный, волшебный.
  - Он особый, и ты особый, - промурлыкал Сырник.
   Сыроежка убежала в сарай проведать оставшихся коров и овечек и рассказать им хорошие новости. Волк и Злодей сели поодаль, всё же Волк не любил огня, а Злодей как-то догадался, что в таком грязном виде Сырник не разрешит ему по кухне разгуливать. И потом, разговор-то шёл о каком-то волшебном сыре, такой готовить - большая честь, и её ещё заслужить надо.
  Вовка не спускал с Сырника глаз, и всё равно не мог понять, откуда у того в лапах берутся всякие баночки и горшочки. Будто прямо из воздуха по мановению рыжей лапы появлялась посуда с приправами.
  - Так, так, так, - бормотал Сырник, читая надписи на баночках. - Гр-рибной лес, две щепотки. Ар-ромат спелого ар-рбуза, одну щепотку. Капля пар-рного молочка на ночь. Жар-ркий полдень на р-речке, одна чайная ложка. Ожидание р-рождественского чуда - тр-реть стакана. Ледяная гор-рка, колядки, наливные яблочки на ветке - р-равные части. Новогодняя ёлка и полевые цветы - по вкусу.
   Вовка зачарованно смотрел на чугунок, в котором кипело и булькало всё то, что никак не могло кипеть и булькать ни в какой другой кухне в мире.
  - Ух ты! - прошептал мальчик. - Я вижу, как делается самое настоящее чудо.
  - Тоже мне, чудо нашёл, - фыркнул Сырник. - Куда чуднее, что один обыкновенный мальчик спас цельную сказочную стр-рану.
  Вовка попытался возразить, что он ничего особенного не сделал. Но и Сырник, и нянчивший овечек Волк, и вернувшаяся Сыроежка, и даже Злодей так горячо доказывали, что он настоящий герой, что мальчик перестал спорить. В конце концов, он и вправду помог прекратить грабёж стада, спасти Волка и очень надеялся вернуть бабушку Сыроварушку.
  Сыроежка вынула из кармана скатерть-самобранку, взмахнула ею, постелила на стол и устроила настоящий пир. Угостились все на славу, даже вечно голодный Волк так объелся, что от непривычной сытости задремал за столом.
  За окошками начало смеркаться. Всего один день в волшебной стране прошёл, а сколько приключений! Вовка понимал, что всё вот-вот закончится, но слова Сыроежки оказались неожиданными.
  - Всё хорошо, что хорошо кончается, - сказала она, вздохнув. - Всякий кулик своё болото хвалит. В гостях хорошо, а дома лучше. Дома и стены помогают, дома и солома едома. Ты добрый, Вова, а доброму человеку - что день, то и праздник. Ты живи, как живёшь, а счастье придёт, и на печи найдёт.
  - Сыроежечка, у нас нет печки, у нас батареи, - поправил её Вовка.
  - Это не важно, - ответила Сыроежка. - Важно, что твоя доброта и тебе добром обернётся.
  - Долгие пр-роводы - лишние слёзы, - хмуро сказал Сырник и отвернулся, утирая лапой слезу.
  - Будешь во времени, - просипел Волк, - и меня помяни.
  А раскаявшийся Злодей ничего не сказал, только завистливо вздохнул, понимая, что для него тот мир, в который Вовка сейчас вернётся, будет закрыт до тех пор, пока он полностью не исправится. И, что самое важное, он уже начал понимать, что это для него же лучше, потому что жить злодеем совсем не весело.
  Сыроежка сидела на коленях у Сырника и поочерёдно вытирала его цветастым фартуком слёзы - то его, то свои, то волчьи. А Волк впервые в жизни плакал оттого, что расстаётся с другом, потому что никогда раньше друзей у него не было. Но его немного утешала мысль, что с ним останется четверо новых друзей. А потом все обняли Вовку и простились с ним. Сыроежка шепнула: 'Ступай'. И он пошёл домой. Вовка вышел из домика с синим крылечком и глиняными колокольчиками над дверью, последний раз посмотрел на оранжевые крапинки камней, на цветочные горшки на окнах, и вышитые узорами занавесочки. И пошёл, не оглядываясь, мимо колодца-журавля по тропинке, которая бежала через диковинный лес и цветочный луг, похожий на нарядный ковёр. Где-то там, вдали его ждала Мама, и Вовка очень по ней соскучился. Он попрощался с деревьями и поблагодарил их за волшебные фрукты, которые пришлись так кстати. Попрощался с цветами, яркими птичками и бабочками, каких не увидишь больше нигде. Когда он дошёл до места, где оказался после того, как попробовал удивительный сыр, Вовка не знал, что делать дальше. Он остановился и стал ждать. И через некоторое время почувствовал, что его подняло и понесло куда-то так быстро, что ничего нельзя было разглядеть. И всё же ему показалось, что мимо него в обратную сторону так же стремительно пронеслась старушка в диковинной одежде, какую можно встретить разве что в музее, и в невообразимой шляпе с игрушечными коровками, овечками и козами на полях. Вовка моргнул, и старушка пропала, как не бывало. Полёт закончился, и наступила темнота.
  
  Глава 23
  Капитан Сырков действовал решительно. Первым делом он разослал фотографию мальчика по всем милицейским постам города с просьбой внимательно проверять всех маленьких пешеходов и пассажиров. Затем он вернулся в Вовкин двор и начал обходить соседей, квартиру за квартирой. Расспрашивал, кто и когда видел мальчика, чем Вовка в это время занимался, какой у него был вид, грустный или весёлый, и был ли с ним кто-то ещё. И вот какая странная вырисовывалась картина: все видели, как Вовка зашёл в подъезд, возвращаясь из магазина. И никто не видел, чтобы мальчик после этого выходил из подъезда. Капитан знал, что мамочки, гулявшие с детьми в песочнице, могут ошибаться, они больше на своего ребёнка смотрят, чем на всех других вместе взятых. Могут ошибаться собаководы, выгуливавшие своих питомцев. Автомобилисты могут быть невнимательны. Но баба Клава с третьего этажа ошибиться не может. Баба Клава целыми днями сидит у окна и наблюдает за всем, что происходит во дворе. И если уж баба Клава ничего не заметила, то какой напрашивается вывод? Либо ребёнок исчез очень хитроумным способом, либо вовсе не исчезал. В магазине мальчик был, домой пришёл, к чаю накрыл, а потом пропал. А что, если он и не пропадал? Капитан Сырков был опытным милиционером, и чутьё всегда подсказывало ему, где искать разгадку. Но сегодня оба они - и капитан, и его чутьё - зашли в тупик. На двор опустилась ночь, а капитан так и не разобрался в происшествии, потому что, собственно, никакого происшествия никто и не заметил. Ничего не произошло, а ребёнок исчез. Капитан поднял голову и увидел свет в окне Вовкиной квартиры. Капитан Сырков вздохнул и зашагал к Вовкиному подъезду.
  Его визиту обрадовались. Все по-прежнему сидели за столом в кухне, но не чаёвничали, а просто не хотели уходить отсюда, из-под мягкого уютного света красного абажура с бахромой. И капитан их очень хорошо понимал. В кухне переживать всегда легче, чем в зале или, скажем, в детской. Сначала все подумали, что милиционер принёс какие-то новости, и стали наперебой расспрашивать его, но потом сникли. Глядя на их понурые плечи и печальные глаза, капитан решил поделиться своими соображениями. Его выслушали с интересом, но когда капитан предложил обыскать квартиру, все были заметно разочарованы. И всё же пошли проверять. В детской было на удивление чисто, никаких разбросанных игрушек, и от этого комната казалась ещё более одинокой. В Маминой спальне Вовки тоже не было. Проверили кладовку, все шкафы и лоджию. Никого. Капитан чувствовал себя довольно глупо. Ему до последней минуты казалось, что ребёнок может быть в доме. Мало ли, решил поиграть в прятки, заигрался и уснул в шкафу.
  Разочарованные и ещё больше встревоженные, все вернулись в кухню. Бабушка предложила выпить чаю и принялась хлопотать, заново накрывая на стол. Оставшийся один на тарелке ломтик сыра подавать было неудобно. Думая о пропавшем внуке, Бабушка сама не заметила, как положила кусочек в рот и машинально прожевала. Она думала о том, как было бы хорошо, если бы Вовка и вправду оказался сейчас дома. Потом Бабушка заставила всех выпить чаю и что-нибудь съесть. Труднее всего было уговорить Вовкину Маму, но не поддаться бабушкиным уговорам невозможно. И вот, когда они все молча сосредоточенно жевали, в детской что-то звякнуло. Вообще-то звякнуть могло что угодно, игрушка могла упасть, но все были так взвинчены, что выскочили из-за стола и побежали в детскую.
  На кровати лежал Вовка, он крепко спал. Все столпились в дверях и смотрели на мальчика. Милиционер Сырков не выдержал и перекрестился, потому что уж на что он человек бывалый, но таких чудес в жизни не видывал. Недавно они были в этой комнате, здесь царил идеальный порядок. И никаких детей здесь не было. А теперь, посмотрите внимательно, мальчишка крепко спит, на руке фиолетовым пятном разливается синяк, а рядом с ним валяются игрушки: рыжий плюшевый кот, маленькая заводная мышка и потрёпанный резиновый волк. Капитан вздохнул с облегчением - завтра в рапорте он напишет, что ребёнок просто заигрался, заснул и был не замечен взрослыми. Потому что если написать правду, что в этом доме дети то исчезают, то появляются, придут исследователи изучать это загадочное обстоятельство. Понаедут телевизионщики с камерами и газетчики с фотоаппаратами, станут брать интервью. Любопытные зеваки начнут приходить и толпиться в подъезде и во дворе. И тогда (тут капитан Сырков посмотрел на Вовкину Маму), тогда прощай спокойный вечер с лото и пирогом. А этого он допустить не мог.
  
  Глава 24
  - Паш, как ты думаешь, может, мне всё это приснилось?
  Павлик не ответил. Он стоял, привалившись к кухонному подоконнику, и смотрел в окно.
  - Слушай, там щенок плачет, давай ему поесть вынесем.
  Вовка достал из холодильника молоко и котлету. Павлик шёл впереди, опираясь на костыли.
  - Не знаю, может, и приснилось. Ты что загадывал - посмотреть, как сыр делают? Посмотрел? Посмотрел. Я хотел соревнования по авиамоделированию выиграть. И выиграл. Мама хотела, чтобы я ходить мог. Эх, не могла она, что ли, загадать, чтобы я в российскую сборную по футболу попал! - Павлик мечтательно улыбнулся. - А ты знаешь, я может, и попаду в неё! Эй, лохматый, ты чей такой? Здоровский, Вовка, правда?
  - Ещё бы! Жёлтенький, пушистый. Это настоящий сторожевой пёс, сразу видно. Просто он пока маленький. Интересно, что скажет Мама, если я его домой приведу?
  - А что Мама, она только рада будет. Жаль, что я только учусь ходить, а то я бы его себе забрал. Но у тебя ему тоже хорошо будет. Твой Отец научит нас дрессировать щенка, и мы сделаем из него милицейскую собаку.
  - Нет, лучше ездовую. С тех пор, как у Тёти с Дядей появились двойняшки, нам как раз не хватает ездовой собаки, чтобы таскать санки.
  - Какие санки, они же ещё совсем маленькие, даже сидеть не умеют.
  - Пёс тоже ещё маленький, пока окрепнет, и они подрастут. И потом, нам нужна собака-нянька. Пашка, я его себе возьму, ладно? Ой, от него молочком пахнет. Пошли домой, Сырок.
  Вот так и закончилась эта история. Капитан Сырков стал майором. По вечерам они с Вовкой часто гоняют в футбол, и Павлик играет с ними, пока что на костылях. Тётя Лена глядит на него в окно и плачет от радости. Вовкина Мама тоже смотрит в окно, и думает, что пора ставить пирог в духовку. А ещё она стала подумывать, что неплохо будет, если у Вовки появится братик или сестричка. Эта мысль пришла к ней, когда она возилась с Тётиными и Дядиными Близнецами. Тётя души не чает в своей дочке и наряжает её как принцессу. Дядя читает сыну спортивные новости. И хотя малышам всего три месяца, Тётя уверена, что её дочь модница, а Дядя считает, что его сын спортсмен. А какими будут Близнецы на самом деле - поживём, увидим. Дедушка и Бабушка совершенно счастливы. Они утверждают, что это лучшие годы их жизни. И я им верю.
  Продавцы в магазине на все расспросы о 'Волшебном' сыре говорят, что такого у них никогда не было. И только руками разводят. Вовка иногда и сам сомневается, что всё это с ним приключилось, и спрашивает у Павлика:
  - Паш, как ты думаешь, может, мне всё это приснилось?
  - Может, тебе и приснилось, - отвечает Павлик. - А нам сбылось.
  
  
  
  
  
  Барнаул, 2005
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"