Лейли: другие произведения.

День Солнца. Глава 2. Станция

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Станция транспозитации Земля-Земля, Восточная Сибирь, август 2547 года
  
  
   1
  
   "Я его люблю и я самая несчастная на свете. За что мне такое наказание? Почему это должно было случиться со мной?"
   Айна смотрела через стекло на Отая. Время процедуры подходило к концу, он уже проснулся и щурился на яркие лампы потолка. Ежедневно в течение пяти часов он лежал в боксе, где хитроумные приборы восстанавливали его тело, наращивали кости и ткани, возвращая здоровье и силу. Айне нравилось встречать его после процедур и везти на смотровую площадку, где открывался чудесный вид, шумели сосны, сияло солнце. Они были друзьями, и она всячески старалась облегчить его боль.
   Да, она его любит, но он не должен об этом догадываться, думала Айна, поглядывая на хронометр, отсчитывающий последние минуты. Особенно теперь, когда Неоло так страшно умерла. Теперь ее любовь будет предательством. Она, серая мышь, никогда не сможет заменить ему красивую, веселую и смелую Неоло. Никогда.
   Процедура закончилась. Айна быстро подправила прическу и стерла с лица печаль. Дверь с шипением открылась, приборы втянулись в стены, а койка приподнялась в изголовье и превратилась в кресло. Медсестра вышла из своей кабинки, но Айна сделала ей знак, что сама вывезет больного.
   Отай молчал. Он теперь почти всегда молчал. Это был совсем другой человек, ничуть не похожий на прежнего общительного хохмача, любившего посиделки и розыгрыши. И перемены в характере друга пугали Айну гораздо больше его физических увечий.
   Она вывела коляску на широкую площадку, поближе к ажурным перилам и сама присела рядом. Внизу колыхалось зеленое море, ветер шелестел в синтетических кронах могучих сосен, за лесом в голубой дымке плыли очертания гор. Как зеркало, сверкала под солнцем излучина реки. Айна не знала, как выглядит настоящий лес, но ей казалось, что истинный облик планеты должен был быть именно таким. Красота, гармония, тишина и чистота. Спокойствие в природе, в душе и в мыслях.
   - Рибан хочет, чтобы ты был сегодня на совете, - сказала Айна.
   - Зачем? - Он смотрел вдаль.
   - Он хочет, чтобы ты вернулся.
   - Зачем я ему?
   - Ты - специалист и ты нужен Станции.
   Отай неопределенно повел плечами.
   - Я больше не нужен Станции. Все презирают меня. И ты тоже меня презираешь, просто жалеешь.
   Айне стало не по себе. Чем она заслужила эти слова?
   - Тебя никто не презирает и не жалеет, Отай, - жестко сказала она. - Никто, ни один человек на Станции не осуждает и не жалеет тебя. Это работа, очень опасная работа, и никто не знает, в какую историю попадет сам. Мы все рады, что ты выжил. Можешь мне не верить, но это правда. Никто не винит тебя в смерти Неоло. Все наши, и Рибан в том числе, уверены, что тебя подставили. Это очень темная история, и Рибан хочет в ней разобраться, пока Проект не закрыли. Рассказа Челона недостаточно. А ты вторую неделю только молчишь и строишь из себя мученика. Я знаю, что ты любил Неоло, я понимаю, каково тебе сейчас. Но именно ради этой любви ты должен был бы взять себя в руки. А ты... ты предаешь ее память своими соплями. Слабак!
   Отай опустил голову и заслонил глаза ладонью. Айна пожалела о своих словах, но не подала виду. Пусть обижается, может быть, это заставит его очнуться.
   - Где Челон? - произнес он совсем другим голосом.
   - В столице. Отчитывается.
   - Когда вернется?
   - Когда сделает свое черное дело.
   - Между прочим, он спас мне жизнь, - напомнил Отай.
   - Извини.
   - Ладно... Когда совет?
   - В 20.00.
   - Придешь за мной?
   Айна улыбнулась, похлопала его по руке и встала.
   - Ты куда? - спросил он.
   - Готовится новый заброс. Сегодня - языковый гипноз.
   - Куда на этот раз?
   - В двадцатый.
   - Кто в группе?
   - Такин, Элаол, Эсмит и я.
   Он вскинул голову. Глаза были полны ужаса
   - Я не хочу, чтобы ты в этом участвовала. Ты можешь дать отвод?
   - Со мной ничего не случится. - Айна наклонилась к нему и чмокнула в лоб. - Не беспокойся. В двадцатом веке не было инквизиции.
   Отая передернуло. Он произнес тихо и страшно:
   - Но они все равно будут ждать тебя...
  
  
   2
  
   Он остался на площадке один. Айна включила ограждение и унесла пульт с собой. "Наверное, она тоже боится, что я вздумаю покончить жизнь самоубийством, - подумал Отай. - Интересно, почему? Неужели я похож на психопата?"
   Да, размышлял он, слушая сосны, он в отчаянии, но это ничего не значит. Он не собирается бросаться вниз. Наоборот, он собирается поскорее встать на ноги и спасти Неоло, или же, если не удастся первое, отомстить за нее.
   Он снова вспомнил устремленный к небу взгляд Неоло и стену огня, оградившую от него ее неподвижную фигуру. Он отказался от чистки памяти, потому что не хотел ничего забывать. Пусть эта боль останется с ним, он заслужил ее. Она напоминает ему о том, что он всё еще жив, потому что все остальные ощущения умерли, сгорели вместе с ведьмой. Он ничего не чувствовал, кроме презрения к себе и жажды мести. Ему было наплевать и на Проект, и на послание, но он очень хотел встретить ИХ и спросить, почему они не спасли ее, ту, которая так верила в них. Что им стоило сделать это, ведь они могущественны, они знают тайны вселенной и владеют силой. Так почему же они этого не сделали? Почему? Почему?! Почему?!!
   Он сжал подлокотники кресла так яростно, что побелели костяшки пальцев. Горло тут же сдавил спазм, в мозгу ухнул тяжелый молот, и, словно по сигналу, закрутило суставы, тело вспыхнуло, заныло, задрожало. Такое случалось с ним уже не в первый раз. Стоило ему впасть в ярость, как его начинало ломать. Приступы были ужасны и всегда заканчивались кислородной камерой.
   Он автоматически нащупал на подлокотнике кнопку вызова, положил на нее ладонь, но не нажал. Нет, он должен справиться сам. Сам. Он не позволит сделать себя инвалидом, никогда не сядет на таблетки и обойдется без чистки памяти. Он сильный, он справится.
   - Нет! - приказал он себе. - На этот раз ты или сдохнешь, или вылезешь сам... сам... сам...
   Руки сползли с подлокотников и безвольно повисли над полом.
   Через некоторое время он пришел в сознание. Солнце стояло на западе. Голова раскалывалась, он чувствовал себя так, как чувствует больной после долгой тяжелой болезни, когда только началось выздоровление. Он глубоко вздохнул, пошевелился и открыл глаза. Верхушки сосен, освещенные красноватым вечерним солнцем, колыхались и шептались. Внизу уже сгущались сумерки.
   "Хочу жить", - подумал Отай. Очень стыдно было желать продолжения существования после того, как ушла Неоло, но он действительно ощутил жажду жизни.
   - Черт возьми, как же я хочу жить, - сказал он вслух и наклонился, чтобы подправить обернутые в биоповязку ноги.
   Он замер. Он увидел, что на его коленях лежит тень, падающая откуда-то справа. Тень тянулась по полу вдоль всего балкона и завершалась массивными плечами и длинной головой.
   Отая прошиб озноб. Кто бы это мог быть? - подумал он, боясь повернуть голову. На Станции не было людей такого роста и с такой формой головы, будто на нее надет цилиндрический шлем радиационной защиты. Человек молча стоял рядом, не пытался с ним заговорить или предпринять какие-то действия. И человек ли это?..
   Чужой!
   Охваченный страхом, Отай оттолкнулся от перил, вкатил коляску в коридор и чуть не сбил с ног Айну.
   - Что? - вскрикнула она.
   - Там кто-то есть, - прохрипел он, продолжая жать задний ход.
   - Кто?!
   - Не знаю! Он там... большой... широкий... голова...
   Айна обогнула коляску, выскочила на смотровую площадку и сразу вернулась.
   - Там никого нет, - сообщила она. - Ты, наверное, спал.
   - Я не спал! Не спал!
   Айна присела перед ним и взяла его за руки.
   - Что ты видел?
   - Ты мне веришь? - спросил он. Она кивнула. - Тогда слушай. Это был человек огромного роста с широкими плечами и цилиндрической головой. Он стоял справа от меня и заслонял солнце. Я видел только его тень, я побоялся повернуться к нему. Не знаю, куда он подевался, но он там был!
   - Я тебе верю. Что ты сам об этом думаешь?
   - Думаю, что это враги. Они уже здесь.
   - Почему ты решил, что это враги? Ты чувствовал что-то негативное?
   - Негативное?.. - Отай задумался. Он не помнил своих ощущений. Только ужас. - Нет, не помню. Я так испугался, что... Нет, не могу сказать точно.
   - Ладно, - сказала Айна, поднимаясь, - расскажем Рибану.
   - Нет. Пока никому не рассказывай. Я не хочу, чтобы ко мне подсоединили провода и полезли в мою голову. Я должен сам сначала разобраться.
   - Да, - согласилась Айна и обняла его. Может быть, немного нежнее, чем следовало, но она ничего не могла с собой поделать.
  
  
   3
  
   - Ну что, начнем? - Рибан кашлянул в кулак и перекинулся взглядом с координатором правительственной комиссии Ибадимом. - Сегодня нас немного. Двое сотрудников в отпусках. Челон - в столице. Зато к нам присоединился Отай, чему, я думаю, все мы рады. Так вот, этот наш совет может стать последним. Все зависит от того, как поставит вопрос в столице Челон. Он звонил мне и сказал, что постарается успеть до полуночи. Не знаю, какие он везет новости. Может быть, нам придется попрощаться. Мда... К сожалению, я ничего не могу изменить. После того, что случилось, я просто не имею права требовать и стучать кулаком. Мы потеряли человека. Мы потеряли Неоло, потому что не были готовы. Мы недооценили противника, не отнеслись к нему серьезно. Мы не приняли во внимание тот факт, что этот противник на протяжении тысячелетий успешно ставил нам палки в колеса. Это свидетельствует о его силе и, что еще важнее, о глубине его проникновения в общество людей.
   - Может быть, они тоже люди? - сказала Айна.
   - Мы не знаем, кто они - люди, гуманоиды, чудовища, осьминоги, призраки. Мы этого не знаем. Но история Отая показывает, что все в их руках. Они контролируют общество, нашу историю, нашу политику, нашу...
   - Душу, - подсказал Такин и вызывающе уставился на шефа. После похода в Миссию парень был возбужден. Глаза его горели, руки то сплетались на груди, то хватались за подлокотники, то барабанили по крышке стола. Рибан надеялся, что разговор с представителями, наоборот, успокоит молодого сотрудника и внесет порядок в его ум, но все вышло иначе.
   - И наше пищеварение, - хохотнул Элаол, сверстник Такина.
   Рибан сделал вид, что не расслышал слов молодых сотрудников.
   - Так вот, я не знаю, чем закончится сегодняшний день, - сказал он. - Одно я знаю точно - мы не можем больше так рисковать.
   - А что вы предлагаете, шеф? - проговорил с усмешкой Отай. - Брать с собой лазерные пушки? Я согласен.
   - Я не предлагаю брать с собой пушки. Я предлагаю пересмотреть нашу стратегию и тактику. Возможно, тактика посменного поиска неверна. Мы ставим под удар своих людей, не имеющих не то что оружия, но даже реальной поддержки или пути к отступлению. Передатчиком распоряжается исключительно контролер, что тоже неверно. Если нам дадут шанс продолжить работу, мы пересмотрим все это.
   - Так-так, - сказал Лендид, второй контролер, вечно недовольный молодой человек. - Так-так, кажется, полномочия комиссии собираются сократить. Бунт на корабле?
   - Нынешнее распределение полномочий неэффективно, - терпеливо пояснил Рибан, не глядя на контролера. - Но сейчас нет смысла спорить по этому поводу. Пусть вернется Челон. А пока не будем терять времени и послушаем рассказ Отая. Ты готов?
   Отай кивнул. Слова Айны, обвинившей его в слабости, и случай на смотровой площадке заставили его выйти из вязкого полузабытья и вернули в реальность. Он снова почувствовал себя сотрудником Станции, окруженным людьми, которые что-то для него значат и которым может грозить опасность.
   Отай начал рассказ и не заметил, как увлекся. Несмотря на тяжесть воспоминаний, на душе становилось легко и спокойно, будто он исповедовался, а не отчитывался о проделанной работе. Права была Айна - давно надо было поговорить с кем-нибудь, облегчить сердце, освободиться от боли. Спасибо ей. Наверняка, это она подговорила шефа призвать его на совет.
   - Последнее, что я помню - это слетающая с петель дверь и какие-то люди, один из которых показался мне знакомым, - закончил он рассказ. - И все.
   - Ну что? - Рибан развел руками. - По-моему, все ясно. Они знают обо всех наших планах и будут беспощадны. Спасение Отая просто чудо.
   - Шеф, я думаю, чудо не при чем, - сказал разведчик первого класса Эсмит, очень серьезный и деловитый. - Тут что-то другое. И что это за монах такой таинственный? Мне кажется, этот персонаж стоит серьезного анализа. Обратите внимание, поначалу он смотрел на Отая враждебно и вел себя подозрительно, а во время погони совершенно изменил свое поведение, даже предложил помощь.
   - Да нет тут ничего невероятного, - проговорил Отай, покашливая. - Я просто сразу не понравился ему, но он, видимо, был неплохим человеком, поэтому решил помочь, когда за мной гнались псы из Святой службы. Все знают, что такое инквизиция.
   - Нет, постойте, Эсмит прав, - сказала Айна. - Здесь что-то есть. А если это был не просто монах Антонио, а кто-то, кто работает на наших друзей? Не исключено, что у них тоже есть свои шпионы и агенты, просто их противники сильнее или же пользуются большей поддержкой среди людей. Ведь можно такое предположить.
   - Предположить можно все, что угодно, - проворчал Рибан. - Ладно, оставим пока брата Антонио в покое. Самое главное для нас сейчас - это вопрос безопасности.
   - Вот-вот, - ехидно заметил Лендид.
   - Безопасности, - скрипнув зубами, повторил Рибан. - Подготовка наших людей отличная во всех отношениях. Я уверен, что Отай не давал никаких показаний против Неоло и ничего н подписывал. Не представляю, как под протоколом появилась его реальная подпись и реквизиты Станции. Не знаю. Это загадка. Но его подставили - это ясно. Кстати, в архивных материалах нет никаких материалов по этому делу, тем более показаний с подписью разведчика второго класса Отая Марама или монаха Пьетро Туффо, Мда...
   - Значит, мы сможем вернуться и спасти Неоло? - прямо и с вызовом спросил Такин.
   - Нет, сынок, - сказал Рибан, - вернуться дважды в одну точку пространства невозможно. Ты знаешь Устав и Меморандум.
   Такин вскочил на ноги и взмахнул руками
   - Да знаю я все уставы и меморандумы! Я также знаю, что практически мы имеем все возможности для того, чтобы вернуться и забрать ее с собой. Или же окружить лес десантом и принять послание, если даже придется вступить в бой. Пусть потом дикари болтают, что хотят, сочиняют свои легенды. Одной легендой больше или меньше. Ерунда! Зато...
   Дверь поднялась и в комнату широко шагнул Челон. Он был серьезен и строг. При его появлении хотелось встать, вытянуть руки по швам и щелкнуть каблуками.
   Челон проследовал на свое место возле Ибадима, сел и положил ладони на стол. Все смотрели на него, а он молчал.
   - Ну что, господин контролер, нам собирать чемоданы? - не выдержал Такин.
   - Нет, молодой человек, - сказал Челон безо всякого выражения и повернул голову к Рибану, - вы можете работать. Но... - Он поднял руку, предотвращая излишние восторги. - Но первый же прокол будет означать автоматическое закрытие Проекта. Никаких отчетов и аргументов. Финансирование и энергопитание автоматически прекращаются.
   - Что ж, благодарим, - усмехнулся Рибан. - Неужели история с нашей сотрудницей не произвела впечатления на власти?
   - Произвела, - сказал Челон. - Но я привел некоторые аргументы в пользу Проекта. В частности, я сам убедился, что послание действительно было. А мое собственное убеждение очень многое меняет, господин директор Станции..
   - Хм. - Рибан не знал, стоит ли проявлять свою радость открыто. Он был счастлив, ведь Проекту совершенно нежданно сохранили жизнь. Очень хотелось, как мальчишке, запрыгать на одной ножке и захлопать в ладоши, или сделать еще что-нибудь ужасное. Однако он сохранил серьезность и сказал: - Тогда вернемся к предыдущему вопросу. Итак, я предлагаю изменить формат экспедиций и тактику разведки.
   - Каким образом? - язвительно поинтересовался Лендид.
   - Я предлагаю сузить временные рамки поиска. Мы будем отправлять разведчиков по более конкретным адресам. То есть, основываясь на архивных данных и исторических материалах, мы будем определять более точно время возможного контакта. Дежурить в течение года неэффективно. Кроме того, я считаю необходимым расширить время связи с передатчиком. Вспомните, еще час-два - и Челон с Отаем могли не успеть вернуться. Нужен запас времени после выполнения задания. Многое надо изменить. Многое.
   - Что вы предлагаете конкретно? - спросил Челон.
   - Может быть, сразу заглянем к пророкам? - громко вмешался Такин. - Вот у кого вся информация. А мы тут ерундой занимаемся. Тратим время попусту. Они ведь все контактерами были. Только представьте, как это здорово - побывать в Вифлееме или Мекке, или посидеть под деревом с самим Буддой!
   - Или, представь, вдруг выяснится, что Господь на самом деле женщина, а не старик с бородой! - весело поддержал Элаол. - Или...
   - Хватит! - резко оборвал веселье Рибан. - Чтобы я ничего подобного больше не слышал. Я не собираюсь ссориться с Миссией. Они и так называют наш Проект дьявольским и как могут наступают нам на пятки. Ты хочешь совсем испортить наши дела? Мальчишка... - процедил он сквозь зубы и хлопнул ладонью по столу. - Прекратили болтовню! Значит так, у нас имеются данные о контакте в 1908 году. Я проанализировал этот период и считаю наиболее вероятной датой контакта 30 июня. Это дата падения на Землю неопознанного небесного тела, названного Тунгусским метеоритом. Это не был метеорит. Однако что это было, неясно до сих пор. Предлагаю отправить ударную группу на место падения таинственного тела.
   - У вас имеются конкретные данные? - осведомился Челон.
   Рибан отключил свет, и стена-экран зеленовато засветилась. "Историческая справка". Далее следовал текст: "30 июня 1908 г. в 07:17 местного времени в бассейне реки Подкаменная Тунгусска произошло явление, известное под названием "Тунгусский метеорит". На огромной территории Восточной Сибири люди увидели пролет огненного тела, который завершился взрывом, равноценным сорокамегатонным водородным бомбам. Ударная волна вызвала сильные разрушения, следы которых не исчезли до сих пор. На площади 500 квадратных километров был полностью повален вековой лес. Ударная волна также породила землетрясение, которое..."
   Справка была длинной. Цифры, графики, карты местности перемежались свидетельскими показаниями и выкладками ученых. Наконец экран погас и зажегся свет.
   - Ну и что? - возмутился Лендид, оглядываясь в поисках поддержки. - Что тут указывает на контакт? Мало ли что может свалиться с неба!
   - Да, с неба может свалиться все, что угодно, в том числе и звездолет. Этот случай очень таинственен. Во-первых, не было найдено никаких фрагментов метеорита, а, во-вторых, существует резкое расхождение между показаниями лиц, наблюдавших за явлением издалека, и расчетами траектории падающего тела, сделанными по состоянию поваленных деревьев.
   - Ну и что? Что?
   - А то, что тело перед падением совершило маневр. Вы можете представить себе метеорит, совершающий маневр? К тому же есть свидетельства о некоем "мужике до неба". Не думаю, что это лишь фантазия испуганных местных жителей. Тут есть, над чем подумать.
   Лендид пожал плечами. Весь его вид говорил: да делайте, что хотите, все равно останетесь в дураках.
   - Хорошо, допустим, - сказал Челон, - хотя эти факты тоже не указывают на признаки контакта, Но, как я понял, корабль погиб. Какой же смысл в нашем присутствии? Наблюдать за катастрофой из первых рядов? Не слишком ли дорого обойдутся эти зрительские места?
   - Я думаю, что корабль был сбит, - произнес Рибан и сделал паузу. - Он не просто потерпел крушение, а был сбит. Я видел звездолеты, терпящие крушение. Свидетели отмечают, что небо раскололось и в расколе полыхал огонь. Тут речь идет о взрыве в воздухе и превращении звездолета в вещество. Разрушения на земле произвела энергия, та нематериальная субстанция, в которую превратился корабль. Именно поэтому не было найдено никаких фрагментов упавшего тела, ни метеорита, ни корабля, ни чего-либо другого. Предполагаю, что на подступах к Земле завязалось сражение, и наши враги одержали победу. В те времена не было орбитальных станций слежения и радаров дальнего космоса. Люди увидели самый конец этой драмы.
   - У меня вопрос. - Лендид закинул ногу на ногу и коротко усмехнулся. - Пусть там упал корабль, пусть, на здоровье. Но почему вы думаете, что контакт тоже должен был состояться именно в этом месте? Подбитый, по вашей версии, корабль мог пролететь тысячи километров, прежде чем шлепнулся в тайгу.
   - Я уверен, что он не пролетал тысячи километров, - терпеливо сказал Рибан. - Об этом говорят расчеты и свидетельства очевидцев. Еще вопросы есть, специалист Лендид?
   - Ладно, можно допустить и это, - сказал Челон, - но я не понимаю, что конкретно можно сделать в данной ситуации. Переместить в 1908 год истребитель и сразиться с врагом? В конце концов, это мог быть какой-то другой корабль, не имеющий отношения к посланию.
   - Я думаю, что это тот самый корабль. А что касается истребителя, то мы, конечно, не можем предотвратить катастрофу. Она уже случилась. Событие слишком значительно, чтобы что-то менять. Но мы можем выйти на контакт раньше 30 июня. Как показали предыдущие забросы, почтальоны начинали разговаривать с пришельцами задолго до самого контакта.
   Ибадим, до сих пор молча слушавший разговор, отбросил с лица длинные пряди и поднял руку.
   - Мне все это кажется полным бредом, - проговорил он. - Простите, Рибан, при всем моем к вам уважении, вы несете какую-то чушь. Как можно вообще подобное обсуждать? То, что случилось в Неаполе - это их предупреждение нам, очень серьезное предупреждение. Мы должны сделать правильные выводы и заняться чем-нибудь другим. Есть множество других важных проблем, которые может решить транспозитация во времени. - Собравшиеся хмуро слушали его неторопливую речь. - Я не думаю, что человечеству требуются какие-то коренные трансформации. Наша раса вполне жизнеспособна. Мы умеем выходить из кризисов и решать свои проблемы самостоятельно. Мы растем. Вспомните, сколько катастроф и войн случилось только за последние двести лет. А мы все еще существуем, восстанавливаем планету и живем дальше. Не знаю, чего еще вы ждете от послания со звезд. Какого-то вселенского откровения?
   - Насколько мне известно, - сказала Айна, - в послании содержатся данные о происхождении человечества и его роли во вселенной.
   - Откуда у вас такие сведения, девушка? - с иронией поинтересовался координатор. Айна опустила глаза, заметив, что Рибан нахмурился. - Тайна происхождения человеческой цивилизации давно мутит разум фантазерам. Прочтите Библию, дорогая моя, или какую-нибудь другую подобную книжку, и все узнаете. Поговорите с представителями Миссии, в конце концов. Но я и без Миссии могу объяснить вам ситуацию. Некие могущественные силы сражаются за контроль над людьми, одни побеждают, другие проигрывают. В контексте религии это - Бог и дьявол, или как вам еще будет угодно. Люди обычно не вмешиваются в подобные сражения, но ваш Проект, кажется, решил это сделать. Просто смешно. Если даже послание существует, дело человечества маленькое - сидеть и ждать, чем окончится война. Взрыв на Подкаменной Тунгуске имел планетарные масштабы. Это свидетельствует о мощи сражающихся сил. Что мы можем противопоставить такой силе? Ваш энтузиазм? Молчите. Вот-вот. Честно говоря, на месте правительства Системной федерации я прикрыл бы вашу контору еще в прошлом году. Мне подумать страшно, в какую игру мы ввязываемся. Может быть, не стоит продолжать? Пусть все остается как есть. Прошли сотни, тысячи лет, какой сейчас смысл во всем этом? Все уже случилось, мы можем изменить будущее, но не прошлое. Все это опасные и бессмысленные игры. В конце концов, Господу было угодно, чтобы все было именно так. Люди не получили послание, потому что не должны были его получить.
   - Есть и другая вероятность, - решительно вставила Айна.
   - Какая же, черт возьми? - Ибадим поджал губы.
   - То, что послание не было получено, отнюдь не означает, что оно не должно было быть получено. Может быть, как раз наоборот, люди должны были что-то сделать, принять какие-то меры, чтобы помочь своим друзьям. Может быть, получи люди послание, тех войн и катастроф, о которых вы говорите, удалось бы избежать.
   - Не знаю, не знаю, - проворчал координатор. - Вы все так решительно настроены, что я чувствую себя каким-то варваром, когда спорю с вами. Вы... вы просто безумцы. Ваши операции совершенно непродуманны и основаны на голых предположениях и безумных фантазиях, которыми, как я вижу, заразился и мой сотрудник. Работайте.
   Ибадим сделал знак, что закончил речь, и откинулся на спинку кресла, сложив руки на груди
   - Кто еще хочет взять слово? - осведомился Рибан. - Никто? В таком случае, должен поделиться с вами еще одной идеей. Я думаю, нам не стоит больше рассчитывать на удачу и искать почтальонов. Нам нужен свой контактер, который отправится вместе с группой и будет работать.
   Удивлены были не только контролеры, но и сотрудники Станции. Разведчики переглянулись. Что там еще задумал шеф?
   - Шеф, вы, кажется, все давно решили, - сказал Отай. - Не сомневаюсь, что ваш контактер ожидает в коридоре.
   Рибан удовлетворенно ухмыльнулся и нажал кнопку вызова.
   - Это - Гуар-Ну, - представил он вошедшего - невысокого черноволосого человека. - Он будет сопровождать вас.
   - Ого, откуда он взялся такой? - хихикнул Элаол.
   - Гуар-Ну - контактер, - сказал Рибан. - Он участвовал в знаменитом контакте с цивилизацией циклопов в системе Голубого Квадрата. Теперь он согласился помочь и нам.
   Такин присвистнул.
   - Работать с вами - большая честь для меня, - вежливо произнес контактер, слегка поклонившись.
   - Добро пожаловать в нашу команду, - сказала Айна и тоже поклонилась.
   - Вы действительно участвовали в контакте с циклопами? - поинтересовался Ибадим. Контактер ответил вежливым поклоном. - Что ж, все мы были восхищены результатами переговоров. Насколько мне известно, ваши дипломатические способности помогли предотвратить межзвездную войну.
   - Я сделал все, что мог, - скромно ответил Гуар-Ну.
   - Итак, - нетерпеливо вмешался Рибан, - пора перейти к практическим вопросам. Я предлагаю группу в следующем составе: Такин, Элаол, Айна, Гуар-Ну и кто-то из контролеров.
   - Я буду сам, - сказал Ибадим и многозначительно качнул головой в сторону Челона. - Боюсь, что скоро я смогу доверять только самому себе.
   - Как пожелаете. Операторами остаются Эсмит, Отай и я. Кроме того, я собираюсь отозвать из отпуска Кентана и Лики. Если нет других предложений, то совет можно считать оконченным.
  
  
   4
  
   Через час Рибан вызвал к себе Айну, Такина и Элаола, посадил перед собой на диван, внимательно посмотрел на каждого и сказал:
   - Я не мог говорить об этом на совете... Вы возьмете с собой оружие.
   Разведчики заерзали. Рибан видел, как вспыхнули глаза у мальчишек. Айна же помрачнела.
   - Все так серьезно, шеф? - спросила она.
   - Думаю, все очень серьезно.
   - А Ибадим?
   - Я постараюсь его убедить.
   - В кого же мы будем стрелять?
   - В них. В тех, кто нам мешает.
   - А если они люди?
   - Если эти люди будут угрожать вашей жизни, то это не будет иметь значения.
   - Шеф, это не по правилам, - заметил Элаол.
   Рибан раздраженно отмахнулся.
   - Правила...
  
  
   5
  
   Гуар-Ну слышал и видел многое. Очень трудно было жить, постоянно ощущая трепещущую материю, спотыкаясь и падая в трещины пространства. Да, очень нелегко было удержаться на ногах и сохранять спокойствие духа. А без спокойствия духа ему было нельзя. Когда Гуар-Ну ловил волны космоса, он не имел права вносить в их структуру собственные эмоции и переживания. Он был всего лишь контактером, посредником между разумами, по каким-то причинам неспособными понять друг друга. Он был только проводом, по которому перетекали мысли и надежды. Так учил его старый Целондрок. Много лет назад старец удалился от мира и поселился высоко в горах, однако Гуар-Ну не забывал об учителе и навещал его почти каждый год, совершая трудное восхождение по затянутым льдами скалам и преодолевая страшные пропасти и крутые перевалы.
   В этом году он еще не был у Целондрока. Сначала нужно было восстановить силы после Голубого Квадрата, а потом появился Рибан со своей просьбой. Пока директор Станции со странным названием взволнованно объяснял цель своего прихода, Гуар-Ну изучал его, и, едва тот смолк, сказал "да". Он не мог отказать человеку со столь чистыми помыслами и так болеющему за свою идею. Горы подождут. Учитель поймет его, ведь он сам всегда говорит, что умеющий слышать должен помогать каждому, кто обратится за помощью.
   Гуар-Ну чувствовал себя на Станции немного неуютно. Эти люди смотрели на него, как на диковинное растение, чудо природы, пришельца из дальнего космоса. История с циклопами сослужила ему плохую службу. В нем перестали видеть человека. Целондрок предупреждал, что такое однажды случится, но Гуар-Ну все равно оказался не готов. Он знал, что таких, как он, больше нет, что он феномен, но слава не льстила ему. Гуар-Ну хотел быть человеком...
   Он стоял, опершись о перила, и смотрел на колышущиеся верхушки деревьев. Здесь было так тихо, будто Станция находилась не на Земле с ее разбухшими городами и перегруженными наземными и воздушными дорогами, а на какой-то другой планете. Гуар-Ну слышал, что когда-то все было по-другому, однако даже глубокие старцы не помнили тех времен. Наверное, это было очень-очень давно. Целондрок говорил, что машины скоро победят людей. Учитель умел видеть будущее и без транспозитации.
   Воздух был чист. Гуар-Ну глубоко дышал, наслаждаясь свежестью. Он был очень спокоен, хотя знал, что находится здесь не один. Кто-то второй наблюдал за ним снизу, из чащи. Гуара-Ну чувствовал существо, разделяющее с ним эту тишину. "Кто ты?" - спросил он. Ответа не последовало.
   Интересно, они знают, что за ними следят? - думал он, рассеяно слушая инструкции Рибана. Его не интересовали принципы работы передатчика и положения Устава. Завтрашняя переброска в прошлое не очень его волновала. Транспозитация во времени не могла будоражить воображение человека, неоднократно бывавшего на границе миров. Все просто, когда знаешь, что нет ничего невозможного. Вчера, сегодня, завтра... Бесконечность не имеет прошлого или будущего.
   Все-таки надо их предупредить, решил Гуар-Ну и спросил:
   - Вы знаете, что за Станцией следят?
   Рибан осекся и захлопал глазами.
   - За Станцией кто-то следит, - сказал Гуар-Ну.
   - Откуда вы знаете? - Рибан проглотил ком. - Хотя... дурацкий вопрос. Кто следит?
   - Я не знаю. Они не пошли на контакт. Единственное, что могу пока сказать точно - это не люди.
   - Черт... - Директор упал в кресло.
   - Поздравляю, - мрачно произнес Ибадим. - Может быть, стоит все отменить и не рисковать?
   - Таких советов я давать не могу, - сказал контактер.
   - Шеф, - подала голос Айна, - я обещала Отаю не рассказывать, но считаю, что теперь это нужно сделать. Он тоже видел кого-то на смотровой площадке, вернее тень. Вслед за ним вышла я, но там уже никого не было. Он говорит, что это - человек огромного роста с цилиндрической головой. Он очень испугался и не решился взглянуть на него.
   - Как думаете, господин контролер, это ангелы или бесы? - язвительно поинтересовался Такин. - Вы так хорошо говорили в тот день на совете о войне между Богом и дьяволом. Просветите нас.
   Ибадим не ответил, только сердито двинул головой, отбросив с лица длинные пряди. При этом он случайно встретился глазами с Айной и сразу отвел взгляд. Ему показалось, что эта девушка тоже смеется над ним. Или ненавидит. Или сочувствует. Трудно было разобрать.
   - Тогда продолжим, - сказал Рибан, откашлявшись. - Учитывая реальную опасность, тем более становится актуальным мое предложение об обеспечении разведчиков легкими средствами самообороны.
   - То есть оружием, - уточнил Ибадим и резко поднялся. Тут он снова встретился взглядом с Айной, поджал губы и одернул форменную куртку. - Да делайте вы что хотите!
  
  
   6
  
   Айна вошла к координатору без сигнала. Дверь была открыта, и ей как-то не пришло в голову хотя бы постучать.
   Ей показалось, что Ибадим был неприятно удивлен ее приходом. Он не изменил позы, не сказал ничего обидного, но ей почему-то захотелось немедленно исчезнуть.
   - Что-то случилось? - спросил он, накручивая на палец прядь волос.
   Айна была полна решимости, входя в эту комнату. Теперь же она стояла перед развалившимся в кресле мужчиной как школьница и пыталась вспомнить, зачем сюда пришла.
   - Я потом... - пролепетала она и попятилась к двери.
   - Слушайте, почему все вы так меня ненавидите? - вдруг спросил он.- Я просто делаю свою работу. Моя работа заключается в том, чтобы не допустить глупостей. А то, чем вы тут занимаетесь, - это не просто глупость, это преступление... Да сядьте вы, в конце концов, девушка!
   Айна робко опустилась на краешек кресла.
   - Что вы хотели? - поинтересовался координатор.
   - Я... - Она сделала глубокий вдох и на выдохе выпалила: - Я хотела попросить вас...
   - Меня? - Ибадим выпустил измученную прядь. - О чем?
   - Я хотела просить, чтобы вы добились у правительства разрешения на дополнительный запуск. Нужно вернуться и спасти Неоло... ну, ту девушку, которую сожгли. Несправедливо, что она так умерла. Мы имеем возможность ее выручить, нужна только дополнительная энергия. Я знаю, что вы имеете влияние наверху и ваше слово...
   - Достаточно. - Координатор поднял руку. - Я все понял.
   - И?
   - Если эта геройская прогулка обойдется без жертв, я попробую что-нибудь сделать.
   Айна немного растерялась. Она не ожидала, что разговор с координатором будет таким коротким. Она вообще не надеялась на его согласие. По идее, он должен был выставить ее за дверь за подобную просьбу. Как его понимать?
   - Правда? - недоверчиво спросила она.
   - Правда.
   - Спасибо, - сказала Айна.
   Ибадим слегка кивнул и отвернулся.
  
  
   7
  
   Сегодня Отай пришел на смотровую площадку своими ногами. Он думал, что за три с половиной недели разучился ходить, но ноги держали его крепко.
   Едва он встал с медицинского кресла, как за ним началась тайная слежка. Куда бы он не шел, кто-нибудь обязательно оказывался рядом. Вот и сейчас Элаол увязался за ним. Парень безостановочно болтал, смеялся, рассказывал какую-то чепуху, лишь бы находиться возле него. Отай не злился, он все понимал. Друзья боятся, что он покончит с собой. Глупость, конечно, но он сам виноват. Он сам дал им повод так думать. Дурак.
   - Слушай, у тебя через пять часов запуск. Тебе не пора на инструктаж? - спросил он.
   Элаол засмеялся:
   - Пора. Сейчас придет Эсмит, и я пойду.
   - Ясно - смена караула. Это Рибан приказал меня охранять?
   - Неа. - Элаол был доволен, что не придется продолжать клоунаду. - Мы сами так решили. Мы все любим тебя, Отай. Мы здесь как одна семья, поэтому ты не думай, что то, что с тобой произошло, волнует только тебя и что ты больше здесь не нужен. Наоборот, нам тебя очень не хватает. Более того... - Он посерьезнел. - Послушай, а ты не хотел бы присоединиться к группе?
   - Что? - почти вскрикнул Отай и вцепился другу в плечо. - Что ты сказал?
   - Шеф хотел предложить тебе с самого начала, но побоялся, что ты откажешься. Ты был весь такой наэлектризованный... Ну так вот, он говорит, если кто-то из нас согласится остаться, он может включить тебя в группу, конечно, если ты сам готов. Языковую программу все проходили одинаково, а остальному тебя учить не надо.
   - И кто же согласился остаться? - Отай надеялся, что остается Айна. Нечего ей делать в этой мясорубке.
   - Я, - сказал Элаол. - Я пойду в следующий раз. У старика какие-то планы насчет то ли ацтеков, то ли майя... А сейчас я хочу дождаться Лики. Мало ли что может случиться там. - Он облокотился на перила и стал смотреть вниз. - Я бы хотел еще раз ее увидеть и хотя бы попрощаться. Ты же знаешь, что мы с Лики решили пожениться зимой. Надеюсь, ты меня понимаешь...
  
  
   8
  
   Отай мчался к Рибану, не замечая никого вокруг.
   Он ворвался в кабинет и остановился на пороге, тяжело дыша.
   У Рибана шло совещание с контролерами. Четыре пары глаз уставились на него с недоумением и недовольством.
   - Шеф, я согласен!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"