Тедеев Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

02 Айкиидо и оружие - Стили Айкидо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Тедеев Д. Ю.

АЙКИДО и ОРУЖИЕ

  
   Часть 2. СТИЛИ АЙКИДО

Краткий обзор техники, идей и методик обучения некоторых известных мастеров

   В мире немало талантливых мастеров, владеющих великолепной и очень эффективной техникой, интенсивно обучающих других своей технике и создавших для этого собственные направления, стили Айкидо.
   В этом кратком обзоре стилей различных мастеров упомянуты только тех из них, кого искренне уважаю. Подходы этих мастеров к технике Айкидо и к обучению этой технике иногда диаметрально противоположны друг другу, но при этом все они интересны каждый по-своему. Со взглядами этих мастеров можно соглашаться и не соглашаться, но просто отрицать опыт любого из этих мудрых людей (только потому, что у кого-то из великих другой опыт), по-моему, не очень умно, особенно если отрицающий плохо знаком с этим опытом.
   К сожалению, интерес к "чужому" опыту часто не поощряется "патриотами" самых разных стилей. Такие "патриоты" объясняют свою позицию, используя высокие слова о необходимости соблюдать "чистоту стиля", "верность" выбранному направлению, не "предавать" его создателя и личного учителя, говорят о том, что невозможно освоить всё, надо сконцентрировать свои усилия на чём-то одном, только тогда, дескать, можно добиться результата. На мой взгляд, они просто лицемерят. Человек, действительно стремящийся к процветанию своего стиля, заинтересован в том, чтобы технический уровень приверженцев стиля был как можно выше, а не катастрофически падал, что неизбежно происходит без постоянного притока новых знаний.
   Безоговорочно отвергающие опыт "чужих" стилей, как правило, очень плохо понимают и свой собственный стиль, его мудрость и глубину. Они могут цитировать своих учителей, но повторяют умные слова как попугаи, не вникая и не пытаясь вникнуть в их смысл. А техника их - просто слепое подражание, бессмысленное повторение движений, смысл которых не только им не понятен, но даже и неинтересен. И такое попугайско-обезьянье копирование способно дискредитировать (что, к сожалению, и происходит) любой самый хороший стиль Айкидо, да и Айкидо в целом.
   Но, к счастью, в Айкидо много также и людей любознательных, которых интересуют тонкости и секреты "чужих" стилей (а значит, и секреты собственного), разные подходы к решению одних и тех же вопросов. Эти люди не спешат с ходу отвергать "чужое" только потому, что оно "чужое" и не спешат также безоговорочно принимать "своё" только потому, что оно - "своё".
   Далеко не всё в стилях мастеров, включённых в обзор, мне нравится, многое мне непонятно, многое явно не подходит. Но это вовсе не означает, что это плохо. Существует множество людей не глупее меня, которым всё это понятно, подходит и нравится. Но я всё же, стремясь быть искренним с читателем, решил (хоть и не без колебаний) не умалчивать о том, что не нравится мне в том или ином стиле. Возможно (и даже весьма вероятно), что моё неприятие некоторых особенностей стилей вызвано просто недостатком информации, недопониманием заложенной в них мудрости. Очень надеюсь, что мои критические высказывания не будут восприняты как попытка очернить мастеров, которых, повторюсь, глубоко уважаю, чей вклад в Айкидо сделал это удивительное искусство ещё более неповторимым и разнообразным.
  
  
  
  
  
   "Реальное Айкидо " Любомира Врачаревича.
  
   Любомира Врачаревича многие уважают за его стремление (продекларированное даже в названии стиля) поставить на первое место прикладную эффективность техники, стремление быть предельно откровенным со своими учениками. Эта откровенность иногда выражается в беспощадной публичной критике некоторых "общепринятых" вариантов выполнения техники Айкидо, которые Врачаревич считает неэффективными. Разумеется, за это Врачаревича очень сильно не любят многие чиновники от Айкидо и обвиняют его во множестве грехов: от "нарушений этики" до "примитивности " и "неправильности" его техники. Врачаревичу, мне кажется, безразличны эти обвинения, да и сами обвинители, он начисто лишен холуйского стремления угодить кому бы то ни было. Для него гораздо важнее чувство ответственности перед поверившими ему, он учит их только тому, что он сам, а не кто-то другой, считает нужным и полезным для них. Поэтому он полностью выбросил из своего стиля все, что, по его мнению, не нужно или не эффективно, даже если такая "селекция" в корне противоречит традициям.
   Так, я не слышал, чтобы в школе Врачаревича изучали технику в положении "сидя на коленях" - сувари ваза, традиционную для Айкидо, или технику работы с традиционным оружием Айкидо - деревянным мечом (бокен) и палкой (джо), хотя сам Врачаревич владеет этими техниками. К этому отсутствию в стиле традиционных техник можно относиться по-разному: с одной стороны это позволяет больше времени уделять чисто прикладным техникам, но с другой стороны это ограничивает возможности стиля. В Айкидо меч - это не только "устаревшее" орудие убийства, но и мощнейшее средство закалки характера, овладения искусством ясного восприятия и непосредственного "дзеновского" реагирования, эффективный инструмент обучения технике Айкидо, в т. ч. и "безоружной". Отсутствие работы с мечом в системе обучения означает обеднение стиля, резкое ограничение перспектив совершенствования техники (в т. ч. и совершенствования её эффективности).
   Врачаревич - человек, категоричный в своих суждениях, энергичный, решительный и уверенный в себе. Но для этой уверенности есть веские основания. Этот югославский сенсей имеет богатый опыт не только в Айкидо, но и в джиу-джитсу, и ему, по слухам, приходилось не раз подвергать свое мастерство самой жестокой проверке перед лицом самой что ни на есть реальной опасности. Созданный им стиль является, фактически, синтезом Айкидо и джиу-джитсу: жесточайшие "замки" и "рычаги" из арсенала джиу-джитсу сочетаются с мощнейшей динамикой Айкидо.
   Направление Врачаревича отличается солидной физической подготовкой, разминка перед тренировкой обычно проводится очень интенсивно, да и в процессе отработки техники люди, что называется, "пашут". Врачаревич очень требователен и к себе, и к ученикам, не терпит проявлений лени, расхлябанности, слабости. Все, что делается, делается почти на пределе возможностей. Сама техника отличается безудержной силой, амплитудой и размашистостью движений, стремительностью вращений и... жестокостью.
   Жестокостью, на мой взгляд, часто явно излишней. И это, честно говоря, больше всего не нравится мне в этом стиле. Вовсе не отношусь к моралистам, считающим, что причинение боли другим - всегда и однозначно плохо. Но тут случай совершенно особый. Во всяком случае, я бы не хотел так обращаться со своими учениками или чтобы кто-нибудь так обращался (на тренировке!) со мной. Принцип "бей своих, чтобы чужие боялись" - не для меня.
   Когда я впервые увидел, как Врачаревич демонстрирует технику, мне показалось, что он просто сломал своему уке руку - так тот кричал. Но поразило меня даже не это, а то, что Врачаревич, не обращая ни малейшего внимания на эти вопли, продолжал крутить и ломать свою "жертву". Зрелище, когда здоровенный мужик беспомощно дёргается и отчаянно кричит (чуть ли не визжит), явно не для слабонервных. Участники же семинара восприняли эту душераздирающую сцену совершенно спокойно, они привыкли к такому вполне, оказывается, обычному для Врачаревича способу демонстрации техники... Но вот экзекуция, кажется, закончилась. Уке, который получил, как мне показалось, как минимум разрыв связок, как ни в чём ни бывало встал и по команде Врачаревича вновь атаковал его. И вновь истязание повторилось...
   Не понимаю необходимости такого подхода. Человека раз за разом ставят в абсолютно беспомощное положение и делают с ним такое, что ломают не только его волю к сопротивлению, но и другие человеческие качества, человек забывает себя, остаётся только дикая, нерассуждающая боль от предельного, на грани тяжёлой травмы, залома и почти животный ужас оттого, что эта зыбкая грань вот-вот может быть перейдена. Я не знаю, сломал ли кого-нибудь Врачаревич на тренировке, вполне вероятно, что нет, это умелый и опытный мастер, отлично чувствующий грань, за которой будет тяжёлая травма. Но со стороны впечатление такое, что он буквально переполнен решимостью сломать свою жертву, если она будет молить о пощаде недостаточно отчаянно...
   Наверное, Врачаревич и его последователи считают понятия "жестокость" и "беспощадность" синонимами понятия "реальность" техники. Я (при всём уважении к личности и взглядам Врачаревича) очень, мягко говоря, сомневаюсь в идентичности этих понятий. И дело не только в том, что в мире немало мастеров, чьё Айкидо ничуть не менее реалистично, чем Айкидо Врачаревича, но которые причиняют боль своим уке очень редко и вовсе не такую запредельную. Правда, у этих мастеров и техника более совершенна и отточена, они могут себе это позволить. Может быть, на более низком техническом уровне эффективная защита действительно невозможна без крайней жестокости? Нет, не думаю. Действительно, бывают ситуации, когда защититься можно, только причинив противнику жестокую боль. Но в стиле Врачаревича боль причиняют в основном тогда, когда нападающий уже попал в беспомощное положение. И боевой необходимости в таком истязании нет, нападающий и так уже не опасен. Об истинной же эффективности техники можно судить как раз по тем действиям, которые происходят до того, как нападающий окажется обезврежен, и приводят ли на самом деле эти действия к обезвреживанию нападающего. А вот здесь в стиле Врачаревича (не у самого, может быть, Врачаревича, а именно в его стиле, т. е. у его учеников) существуют, на мой взгляд, проблемы не меньшие, чем в большинстве других стилей.
   Когда-то я услышал от одного из айкидоков (опытного, техничного и умного, хотя и изрядного циника) высказывание о приверженцах "Реального Айкидо", он обозвал их "террористами-самоубийцами". Я думаю, он всё-таки не прав в столь однозначной уничижительной оценке стиля, в котором есть немало хорошего (прежде всего, действительно, многие техники очень реальны). Однозначные безапелляционные суждения (как положительные, так и отрицательные) о чём-либо вообще редко бывают объективными, мир далеко не чёрно-белый, как это кажется некоторым, в нём много полутонов. "Террористы-самоубийцы" - это просто хлёсткая фраза, сказанная, я уверен, не вполне искренно. Но всё же если с освобождением от захватов в стиле всё более-менее благополучно и надёжно (как и во многих других стилях), то вот с защитой от ударов дело обстоит гораздо сложнее.
   Особые сомнения у меня вызывает манера учеников Врачаревича защищаться от атаки ножом. Я искренне не желаю никому из них, чтобы им пришлось проверить реальность своей техники от ножа в действительно реальной ситуации... Их техника от ножа рассчитана, на мой взгляд, разве что на очень пьяного нападающего, очертя голову кинувшегося в атаку и, хотя видно, что противник давно сместился с линии атаки, вложившего все силы в совершенно бессмысленный удар в пустоту. Именно так происходит атака ножом в стиле Врачаревича, и такая атака очень условна. Соответственно и о реальности техники защиты, хоть и очень хорошо срабатывающей в таких (очень условных) ситуациях, говорить, несмотря на название стиля, можно, по-моему, только очень осторожно, с уточнениями, в каких ситуациях эта техника действительно реальна (абсолютно реальной техники, срабатывающей всегда со стопроцентной гарантией, вообще не существует). У учеников Врачаревича "уходы" с линии атаки ножом действительно в какой то мере напоминают самоубийство: они не подкреплены обычно ни надёжным блоком, ни отвлекающим ударом (а зачем? партнёр на тренировке и так дисциплинированно бьёт туда, куда нужно тори, - т. е. в пустоту). А потом (уже после "самоубийства"!) начинается "терроризирование" противника: руку с ножом заключают в живодёрский захват и устраивают экзекуцию. То, что умение крутить руки может и не пригодиться, если уке окажется не столь предсказуемым и достанет таки ударом ножом (тем более что это не так уж сложно, никаких серьёзных препятствий ему в этом никто даже не пытается создать), занимающимся, похоже, даже не приходит в голову. Наоборот, они выглядят очень довольными собой и своей "реальной" техникой, от которой человек буквально корчится от боли. Вот эта самонадеянность, по-моему, - едва ли не самое опасное, особенно когда оснований для неё явно недостаточно.
   [Иллюзии о "надёжности" и "реальности" своей техники, в том числе и против ножа - это болезнь многих айкидоков, а далеко не только учеников Врачаревича. Иногда такие иллюзии приводят к печальным результатам. Я лично знал двоих айкидоков, погибших от ножа. Один из них был известным инструктором Айкидо. Может быть, если бы он не так надеялся на себя и свою технику (весьма, кстати, неплохую), то не пошёл бы безоружным на нож (возможности избежать явно неравного боя, говорят, были) и остался бы жив...
   Японцы технику защиты от ножа (и, тем более, от меча) называют "техникой последнего шанса". Вооружённый ножом имеет перед безоружным огромное преимущество. Чтобы уравнять шансы, безоружный должен иметь такое же огромное преимущество в мастерстве, в быстроте мышления, решительности, хладнокровии, в умении реально оценивать ситуацию и мгновенно реагировать на её изменения. Но и в этом случае гарантии выжить никакой нет. Если же преимущество в мастерстве не очень значительное, шансов у безоружного практически не остаётся, разве что, может быть, один из тысячи. Но если положение безвыходное и безнадёжного боя не избежать, человек, по мнению японцев, должен вложить всего себя без остатка, всю волю, мужество, решимость и технические навыки, чтобы на 100 процентов использовать этот последний призрачный шанс. Причём сделать это в состоянии полнейшей спокойной отрешённости (нет причин для волнения, ты фактически уже умер, терять нечего).
   Японцы очень ценят умение входить в это возвышенное, просветлённое состояние, в котором человек воспринимает мир пронзительно ясно и способен вложить все свои духовные и физические силы в решающий момент для достижения цели, не заботясь о том, что достичь цели всё равно скорее всего ему не удастся. И ценность отработки техники против оружия японцы видят прежде всего в выработке и совершенствовании этого умения вводить себя в подобное состояние "между жизнью и смертью". У нас же (не только в СНГ, но и вообще на Западе) технику защиты от ножа часто преподносят с поразительным легкомыслием и невежеством: "А сейчас, ребята, я вам покажу приёмчик, и вы теперь легко сможете обезоружить любого бандита. Смотрите, когда он бьёт вас ножом, вы отступаете влево, он промахивается (имеется в виду, что нападающий - законченный придурок, что ему и в голову не придёт изменить направление удара или тут же ударить ещё раз), вы хватаете его кисть..." И т. д. И многие этому бреду (иного более мягкого определения трудно подобрать) верят! Причём, как ни странно, верят и люди, далеко не глупые. И иногда думают, что они действительно способны защититься от ножа. Подвергнуть же эту свою "способность" элементарной проверке: попросить товарища не просто тупо бить деревянным ножом в пустоту, а честно действовать так, как если бы он действительно хотел убить (тогда иллюзии о реальности техники мгновенно бы улетучились), обычно никто не решается: не принято это как-то, не поощряются подобные проверки "сенсеем", да и разочаровываться в своих способностях, хоть и мнимых, неприятно. Как сказал классик, "тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман"]
   Всё вышесказанное по поводу техники от ножа можно отнести не только (и не столько) к стилю Врачаревича, это больная тема для очень многих школ Айкидо и не только Айкидо. В "Реальном Айкидо" дела как раз обстоят не хуже, чем в большинстве других стилей. Врачаревич действительно очень реальный мастер, и созданный им стиль действительно выгодно отличается от многих других стилей довольно высокой прикладной эффективностью. Но и в "Реальном Айкидо" есть, на мой взгляд, некоторые проблемы, в том числе и с реальностью, не упомянуть о которых было бы с моей стороны нечестно по отношению к читателю. Впрочем, возможно, что я ошибаюсь (был бы очень рад ошибиться), и на самом деле в "Реальном Айкидо" (и в других школах Айкидо) всё обстоит предельно благополучно.
  
  
  
  
  

"Ёсинкан" Годзо Сиоды

  
   Очень распространенный и популярный стиль. Его приверженцы гордятся тем, что именно этот стиль изучается в полиции и армии многих стран как "наиболее эффективный" (само собой, при этом подразумевается, что все остальные стили "менее эффективны"). Вопросам эффективности техники действительно уделено в стиле много внимания.
   Раньше этот стиль категорически мне не нравился, но чем больше я узнаю про него, тем он мне становится ближе и понятнее, тем больше нахожу в нём интересного и мудрого.
   В Петербурге этим стилем занимается А. М. Макашев, очень интересный, многосторонний инструктор, один из первых ещё в СССР специалистов в области не только Айкидо, но и ушу, каратэ, дзюдо. От Альфата Махмудовича я узнал кое-что о секретах и тонкостях техники Ёсинкан, о том, что не видно на первый (да и на второй) взгляд, и моё отношение к стилю очень сильно изменилось в лучшую сторону. Осталось и то, что мне в стиле не нравится, но возможно, что это тоже от недопонимания.
   Стиль строгий, жесткий (но вовсе не такой жестокий, как стиль Врачаревича), с очень тщательно, до мелочей продуманной системой базового массового обучения, что характерно далеко не для всех стилей. По легенде, когда Годзо Сиоду пригласили проводить тренировки в армии, перед ним встала нелегкая задача в кратчайшие сроки разработать систему быстрого и эффективного обучения боевому искусству, поставить "на поток" подготовку большого количества людей. И мастер блестяще с этой задачей справился...
   Тренировки в стиле часто чем-то напоминают армейские занятия строевой подготовкой: под четкие, ритмичные команды занимающиеся синхронно выполняют короткое, строго определенное движение и замирают в строго определенной позе до следующей команды. Это позволяет эффективно заниматься даже на небольшой площадке большому количеству людей. Для занимающихся Ёсинканом характерны собранность, подтянутость, хорошая осанка, четкость и решительность движений, сила и устойчивость стоек. Что очень выгодно отличает стиль от расхлябанности, бесформенности, неуклюжести, неуверенности (а значит, и слабости) движений и позиций, очень распространенных, к сожалению, в современном Айкидо самых разных стилей.
   Система "строевой подготовки", этот источник силы стиля, является, по-моему, также и причиной его слабости. Занимающиеся приобретают не только полезные навыки четко совершать энергичные движения, но и явно вредную привычку "дробить" движение, прерывать его статическими положениями, двигаться, как бы спотыкаясь, что, конечно, эффективности техники явно не способствует. Впрочем, это только на начальном этапе обучения. Мастера высокого уровня вполне способны к слитному, непрерывному движению.
   В Ёсинкане почему-то довольно редко культивируют выработку умения использовать движения противника, "присоединяться" к ним, силовой подход в обучении явно доминирует. Это тем более странно, что в Ёсинкане разработана четкая и глубоко продуманная система "присоединений", грамотного использования особенностей положения противника и направлений его усилий.
   Для некоторых приверженцев стиля характерно очень высокое самомнение, презрительное отношение к другим направлениям. Не только "мой стиль - самый-самый ", но и логически из этого вытекающее: "я и сам крут без меры, т. к. занимаюсь самым лучшим стилем у самых лучших сенсеев. Приходите к нам, и тогда станете почти такими же продвинутыми, как я..."
   Впрочем, склонность к самовосхвалению - это, наверное, проблема не стиля, а отдельных занимающихся. Я встречал людей из Ёсинкана, не страдающих манией величия, хотя и уважающих свой стиль. Уважать, бесспорно, есть за что. Это добротный стиль с хорошо проработанной методикой обучения. Он больше подходит людям, ценящим упорядоченность, дисциплину, логику, строгость. Людям же, склонным к импровизации, свободе, творчеству, стиль может не очень понравиться. Очень многое зависит и от конкретного инструктора.
   Традиционное оружие Айкидо (бокен, джо) в тренировках стиля используется, но времени для этого (особенно на начальном этапе) отводится немного.
  
  
  
  
  

Стиль Минару Канетсуки

  
   Стиль сформировался под явным влиянием Ёсинкана, (которым Минару Канетсука занимался раньше) - тоже четкие, строгие формы, устойчивые позиции, техника часто напоминает ёсинкановскую по принципам и структуре движений. Но есть и коренные отличия: отсутствуют ёсинкановские прямолинейность, прерывистость и силовой подход, движения в стиле "округлые" и "текучие", культивируется внимательное, восприимчивое отношение к уке, обратная связь с ним. Техника выполняется спокойно, с максимальной мышечной релаксацией, но при этом отличается лаконичностью, рациональностью, мощью. Парадоксальное и органичное сочетание податливости и силы, строгости форм и восприимчивости, спокойствия и решительности характерно для техники Канетсуки. Сам сенсей - человек невысокий и поэтому, считают некоторые, у него такая техника, которая подходит только ему, дескать, маленьким людям недостаток роста, веса и физической силы приходится компенсировать отточенностью и утонченностью техники. Я думаю, причина не только в этом. Во-первых, стилем Канетсуки с успехом занимаются люди самого разного веса (например, глава российского отделения Рюшинкан, Николай Егоров, человек очень внушительных размеров). Во-вторых, такая манера самому Канетсуке была присуща далеко не всегда. Это человек с трудной и интересной судьбой, которая повлияла на формирование его стиля.
   Приведу выдержки из статьи о Канетсуке:
   "Пять лет он [Канетсука] преподавал Айкидо телохранителям короля Непала. В 1969г., покинув Непал, прожил некоторое время в Калькутте, где преподавал Айкидо в полицейской академии. По его словам, эта работа придала его технике большую твердость и жесткость.
   Конечной точкой его путешествия стала Англия.... В 1979г. Чиба-сенсей уехал из Англии, и Канэцука-сенсей был назначен техническим Директором Федерации Айкидо Великобритании, кем и является до сих пор.
   В 1986г. врачи нашли у него рак горла. Болезнь развивалась так быстро, что вскоре М. Канэцука не мог передвигаться без посторонней помощи. Все знавшие его недоумевали, насколько изменился столь крепкий и атлетически сильный человек. От огромной мускулатуры не осталось и следа. Врачи не оставляли никаких надежд, самое большее, что ему оставалось жить, это полгода. Но, несмотря на полное физическое истощение, сила духа не покидала его. Канэцука верил в то, что может вылечиться, и сам, втайне от врачей назначил себе гомеопатическую диету, продолжая заниматься Айкидо даже на больничной койке.
   Как только Канэцука-сенсей смог ходить, он вернулся в свое додзе в Оксфорде. Как отмечал он впоследствии, болезнь помогла ему развить в себе другую ''часть знания'': если раньше его техника отличалась резкостью и жесткостью, то теперь она стала основываться на гибкости тела и плавности движений...
   Сейчас Канэцука-сенсей постоянно преподает в Оксфорде, проводит много семинаров, в том числе летний лагерь в Честере.
   "Kiev Dojo", декабрь 1998г.
  
   Проблемы в стиле характерны и для многих других направлений. И одна из проблем такая: высокое мастерство и несомненная эффективность техники создателя стиля вовсе не обязательно присутствуют у его последователей, особенно у учеников начального этапа. "Высшая математика", утонченность техники Канетсуки обычно совершенно непонятны новичкам, а механическое копирование без понимания сути не всегда дает желаемые результаты...
   Сам Канетсука наверняка хорошо это понимает и поэтому уделяет большое внимание обучению базовой техники, созданию прочного технического фундамента, на котором в дальнейшем можно будет строить технику более высокого порядка. Насколько хорошо это ему удаётся, существуют разные мнения, но большинство учеников Канетсуки очень ценят своего сенсея именно как учителя, умелого методиста, которому удаётся, проводя своих подопечных через систему специфических упражнений и упрощённых техник, постепенно подводить их к пониманию тонкостей настоящего Айкидо. Вот высказывание Николая Егорова о своём наставнике: "Минору Канетсука является учителем, который дал мне, во-первых, начальный толчок, и, во-вторых, сейчас постоянно курирует, проверяет, правит мою технику - и базовую и более продвинутую. Но если бы я не повстречался за эти годы с самыми разными маститыми учителями, наверно, технически я был бы на более низком уровне. Эти встречи послужили импульсом к развитию - на той базе, которую заложил Канетсука. И я именно Канетсука считаю одним из лучших, а, может быть, и просто лучшим методистом по преподаванию айкидо в мире. Многие мои знакомые, начавшие заниматься примерно в мое время, потренировавшись у одного учителя, перешли ко второму, потом - к третьему, находя себе какие-то наиболее благоприятные условия для совершенствования, я же остаюсь с Канетсука. Считаю, что мне очень повезло... До сих пор, несмотря на то, что я видел практически всех самых известных в мире мастеров, я остаюсь учеником Канетсука и останусь им".
   Работе с традиционным оружием (бокеном и джо) в стиле уделяется не очень много внимания. На начальном этапе обучения с оружием не работают вообще.
  
  
  
  
  

Стиль Нобуеши Тамуры.

  
   "Тамура? Так это Айкикай!" - могут сказать некоторые. И, если сами они к Айкикаю не принадлежат, могут сказать даже с некоторой ноткой пренебрежения. А зря. Я имею в виду, что не стоит пренебрежительно относиться не только к Тамуре - невероятно талантливому мастеру с очень реальной техникой, но и к Айкикаю. Айкикай - это вовсе не стиль, как ошибочно считают некоторые "знатоки", это организация, общество, и в это общество входит большинство самых ярких, талантливых и очень непохожих друг на друга мастеров, создавших такие же отличающиеся между собой стили. Разумеется, и в Айкикае существует много проблем: популяризация и коммерциализация искусства часто, к сожалению, приводит к ухудшению качества, снижению общего уровня, в Айкикае действительно много активных дилетантов, но это беда не только Айкикая и даже не только Айкидо в целом, - это проблема большинства популярных боевых искусств.
   Нобуеши Тамура был одним из ближайших личных учеников О-Сенсея и одним из самых авторитетных мастеров Айкидо в мире [Нобуеши Тамура умер в 2010 г.]. Даже в почтенном возрасте мастер находился в отличной форме и постоянно доказывал реальность и высокую эффективность своей техники. Тамуре, наверное, никогда не приходило в голову назвать свой стиль, к примеру, "реальным", в этом не было никакой необходимости: никто из знавших этого сенсея и так не сомневался в реальности его техники. И при этом Тамура совсем не жестокий мастер, реальной его технику делало высокое мастерство, а не жестокость. Проводя тренировки, Тамура после демонстрации техники обычно не стоял на месте, наблюдая за занимающимися, а переходил от пары к паре, предлагая занимающимся одному за другим попробовать выполнить технику на нем. Как правило, не смотря на все старания и усилия, никому никогда не удавалось выполнить прием на Тамуре, хотя этот не очень сильный с виду мастер не особенно даже и сопротивлялся. Затем Тамура начинал выполнять эту технику сам, и выполнял ее всегда, причем выполнял поразительно легко, совершенно не напрягаясь, даже если его напарник обладал очень большим весом и силой, Тамура как бы даже не замечал его попыток сопротивляться.
   Такая манера проводить тренировки мне, честно говоря, не очень нравится, Тамура как бы все время подчеркивал: "Да, ребята, вам нужно еще очень много тренироваться. По сравнению со мной вы - ничто". Хотя, конечно, не мне судить сенсея, чье мастерство действительно вызывало восхищение. Кроме того, этот метод - выполнять технику лично на занимающихся, является мощным средством обучения утонченной "внутренней" технике, тонкости и секреты которой часто совершенно не видны со стороны, что-то почувствовать и понять можно иногда только через личный контакт с мастером. Но этот метод обучения через личные ощущения, передача мастерства из рук в руки, несомненно, эффективный при малом количестве учеников, резко теряет эффективность при массовом обучении. Учитывая огромное количество учеников Тамуры, индивидуального внимания мастер мог уделить большинству из них очень немного.
   Мастерство Тамуры очень своеобразно, технический почерк ярко индивидуален и являлся, как это обычно и бывает, отражением именно его характера и именно его, очень личного понимания, что такое Айкидо. Движения очень точные, своевременные, решительные и лаконичные. "Маленькими" движениями достигался удивительно большой эффект. Но то, что Тамура практически не применял длинные, амплитудные движения (и, соответственно, не учил им), создает очень большие трудности (может быть даже, в какой-то мере, непреодолимые) для его последователей: научиться коротким эффективным движениям очень непросто, многие специалисты считают (и я с ними согласен), что для этого необходимо долго и тщательно изучать "большие", амплитудные движения, более понятные начинающим, а затем постепенно "уплотнять" технику, делая ее все более компактной.
   Еще одна огромная проблема для последователей Тамуры - это то, что Тамура мало внимания обращал на форму движений и положений тела (и, соответственно, почти не учил форме). Мастеру такого уровня форма действительно не нужна, его Айкидо - это высокое искусство импровизации, мгновенного интуитивного приспособления к непрерывно меняющейся ситуации, свободное творчество. Такое искусство не терпит шаблонов и заранее определенных форм. Но ученики Тамуры вовсе не обладают таким мастерством! Да и откуда ему взяться? Это мастерство - результат многолетнего интенсивного обучения у О-Сенсея и незаурядных личных способностей самого Тамуры, оно неповторимо в принципе, его невозможно "скопировать". А что же тогда делать? По-моему, изучая и стараясь понять недостижимое мастерство сенсея, надо выращивать собственное мастерство. А для этого формы необходимы. Чтобы стать музыкантом-виртуозом, нужно много попотеть над гаммами, прежде чем забираться в дебри высшей математики, неплохо бы разобраться для начала с таблицей умножения.
   Создание формы необходимо, чтобы наполнить ее содержанием, т. е. мастерством, и лишь когда это мастерство созреет и выкристаллизуется, можно отказаться от соблюдения строгих форм. А когда нет ни содержания (настоящего мастерства), ни формы (которая могла бы помочь воспитать такое мастерство), зрелище обычно предстает печальное: смазанные позиции, бесформенные движения, неуклюжая, тяжеловесная техника, которую иначе, как неудачной пародией на технику Айкидо не назовешь, и называть которую "техникой Тамуры" просто неприлично.
   И эта проблема не только у учеников Тамуры: многие талантливые мастера, обладающие уникальной техникой, не создали при этом эффективную систему массового обучения этой технике. Наибольшего успеха среди учеников таких мастеров достигают, как правило, те из них, у кого есть опыт серьезных занятий другим стилем (или другим боевым искусством, например, карате), где уделяется большое внимание фундаментальной начальной подготовке. А, имея прочный фундамент, можно уже строить здание любой конфигурации, зная алфавит, можно начать читать тексты разных авторов и пробовать писать свой текст.
   Что касается Тамуры, то его техника - это результат длительной работы, и Тамура блестяще демонстрировал этот результат, но принимать его демонстрации за рецепты, как получить такой результат, было бы, по-моему, ошибкой, не имея элементарной базы пытаться подражать технике Тамуры - очень наивно. Даже если в результате такого подражания удается сделать что-то похожее (внешне, да и то весьма отдаленно) на технику Тамуры. С таким же успехом, к примеру, и обезьяна тоже может подражать (внешне довольно похоже) работе программиста, энергично "барабаня" по клавиатуре компьютера...
   Среди ближайших учеников Тамуры есть очень хорошие специалисты, сумевшие "прочитать" и понять некоторые тонкости мастерства своего учителя. Но при этом у каждого из них свой технический почерк, иногда очень сильно отличающийся от почерка самого Тамуры, они сумели вырастить свое мастерство, причем не за счет попыток слепо копировать технику Тамуры, а в результате стремления понять внутренний смысл этой техники и упорных поисков способа выразить этот смысл в собственных движениях.
   Тамура прекрасно владел традиционным оружием, особенно впечатляет его искусство обращения с мечом: такие, присущие технике Тамуры качества, как непреклонная "взрывная" решимость, поразительно точное "чувство момента", лаконичность, рационализм, грозная эффективность и т. д. становились еще заметнее, когда в руках у Тамуры находился меч. Самурайский меч, по-моему, очень хорошо отражает характер Тамуры и его технику: лишенный всякой вычурности и претензий на создание дешевого внешнего эффекта, меч, тем не менее, является поразительно совершенным оружием, удивительная простота его формы - это не признак примитивности, наоборот, это - итог длительной упорной и вдохновенной работы, в результате которой удалось убрать все лишнее и ненужное, сконцентрировать силу и мудрость, опыт веков в остро отточенном лезвии, которое приобрело почти мистическую способность легко рассекать любые преграды.
   Школа Тамуры предусматривает изучение техники работы с оружием. Иногда (почему-то не очень часто) с помощью оружия объясняются секреты тайдзюцу (техники без оружия).
  
  
  
  
  

Стиль Ясунари Китауры

  
   Китаура - великолепный, очень запоминающийся мастер, один из лучших учеников О-Сенсея, воспитавший и сам немало ярких мастеров (в С-Петербурге стиль Китауры представляет очень известный специалист В. Т. Тагиров). Очень выгодно, на мой взгляд, отличает Китауру от многих других талантливых мастеров то, что он не только владеет блестящей своеобразной техникой, но и очень доходчиво и вдохновенно умеет объяснять ее секреты и тонкости, и, не смотря на сложность техники, ученики мастера, по моим наблюдениям, удивительно хорошо ее усваивают, почерк Китауры очень узнаваем и в их, хотя и менее совершенных, движениях.
   Сама техника отличается динамичностью, стремительностью, очень амплитудными движениями (как в защите, так и в атаке), особенным, неповторимым изяществом. Оружие, особенно меч, несомненно, сыграло большую роль в формировании такой манеры. Все движения выполняются как бы "со всего размаха": мощно, но без напряжения, это фактически взмахи мечом (даже если меча нет в руках) и элегантные перемещения фехтовальщика. Мне очень нравится этот сенсей, его манера выполнять технику и обучать ей, добиваясь хороших результатов. Учеников Китауры отличает энергичность, решительность, умение уверенно выполнять мощные, стремительные и при этом точные движения, умение использовать движения и усилия партнеров ("вписываться" в них). Не смотря на то, что при обучении почти не используется отработка статичных положений, ученикам Китауры совершенно не свойственны бесформенность и мешковатость. Может быть, здесь играет роль пример самого Китауры - неизменно стройного, подтянутого и полного энергии.
   При всех многочисленных (иногда принципиальных) отличиях стиль Китауры имеет, по-моему, большое внутреннее сходство со стилем Нишио. В частности, в том, что оба эти сенсея, демонстрируя технику, не просто показывают свою "крутизну", а делают все от них зависящее, чтобы ученики могли как можно больше воспринять, пытаются действительно научить, раскрывают свои секреты, а не скрывают их, это очень щедрые мастера. Кроме того - глубокое внутреннее и внешнее сходство движений без оружия и с оружием, сочетание (которого мало кому из мастеров удавалось добиться при создании стилей) строгости базовых форм и природной естественности движений.
   Китаура часто использует меч (бокен) для объяснения тонкостей техники без оружия, ее энергетики и динамики. Образ меча действительно очень хорошо вписывается в технику Китауры: как меч в своем стремительном движении легко рассекает тяжелые монолитные предметы, "не замечая их", проникая сквозь них как сквозь фантом, так и стремительное движение Китауры, направленное навстречу мощной атаке, тоже поразительно легко "рассекает" ее, и при этом не происходит жесткого столкновения, Китаура двигается почти "сквозь" нападающего, "не замечая" его веса и силы, и тело уке действительно как будто теряет в этот момент вес, силу и другие признаки материальности. Но большая энергия атаки на самом деле не исчезает мгновенно, "рассеченная" движением Китауры, атака теряет концентрацию и прямолинейную направленность, "разваливается" и "рассеивается" в пространстве, тело нападающего продолжает двигаться, но прямолинейное движение превращается обычно в круговое или спиралевидное, причем различные части тела, двигавшиеся до этого согласованно, теперь "разлетаются" по разным и самым неожиданным траекториям...
   В одном из изданий книги "Золотой ключик" есть замечательная красочная картинка, на которой изображен финал погони Карабаса, когда тот бежал за Буратино вокруг сосны, не заметив, что его борода, приклеившаяся концом к стволу дерева, плотно наматывается на него. И хоть борода была очень длинная, вот она намоталась до конца, и Барабас со всего разбега припечатался физиономией к липкому стволу! Но столкновение было не "лобовое", не жесткое, оно произошло по касательной, и хоть голова Карабаса оказалась надежно остановленной, его тело продолжало в этот момент стремительно двигаться вокруг дерева, причем центробежная сила почти взметнула это весьма массивное тело в воздух, практически лишив его веса! Если Вы попробуете представить себе эту живописную картинку, и если у Вас хватит воображения дополнить ее еще одной фантастической деталью: сосна в этот момент тоже делает неожиданный рывок, еще больше ускоряя движение Карабаса, "взмахивая" его телом вокруг себя, то Вы получите некоторое представление о том, что происходит с ассистентами Китауры, когда тот защищается от их мощных и стремительных атак...
   Китаура очень серьезное внимание при обучении уделяет энергетике движений, созданию у учеников ярких образов, помогающих почувствовать и понять эту энергетику, силу и гармонию динамического взаимодействия тел тори и уке. Один из таких образов - это меч. Другой образ, очень часто используемый Китаурой, - это хара, в буквальном переводе - "живот", но в объяснениях Китауры это понятие гораздо шире, это источник силы и динамики. Из уст Китауры звучат выражения типа: "Хватайте харой!" (животом!!), "Бросайте харой!", "Расширяйте хару сквозь нападающего!" и т. д. И действительно, хара Китауры - это очень мощный энергетический центр, Китаура действительно движениями хары подхватывает, усиливает и перенаправляет движения атакующего, и тот стремительно летит вокруг хары, ввинчиваюсь ногами в воздух.
   Еще технику Китауры можно, по-моему проиллюстрировать образом кнута: если движения тела (хары) Китауры сравнить с движениями рукояти кнута, заставляющими взвиваться в воздух и описывать немыслимые петли конец хлыста (тело уке). Или образ пращи, в котором тело уке можно сравнить с камнем, мощно раскручиваемым и отшвыриваемым телом (харой) Китауры.
   Несомненно, Китаура - замечательный мастер, и его стиль необычайно интересен. Но есть и некоторые моменты, которые мне не очень нравятся в стиле Китауры (возможно, из-за моего недопонимания). Они связаны в основном с тем, что требования, предъявляемые в стиле к атаке, делают ее довольно условной. А защита, приспособленная к условным атакам, тоже условна и может оказаться малоэффективной против атак, выполняемых несколько иначе. В стиле требуется выполнять атаку (в том числе и захват) мощно, стремительно, решительно и обязательно "до конца", тоже как бы "с размаха" или даже почти "с разбега ". Не допускается остановка или изменение направления атакующего движения (даже если этого требует ситуация), запрещается отпускать взятый захват (даже если дальнейшее удержание его уже явно бессмысленно) и т. д. Соответственно и защита от таких атак - это скорее упражнения, упражнения, несомненно, полезные, помогающие научиться взаимодействовать с мощным и неконтролируемым атакующим потоком. Но для работы против реальной атаки такая техника требует значительной корректировки, которой я в стиле не обнаружил. Наоборот, Китаура неоднократно подчеркивал, что на тренировках не следует заботиться о результате, к которому приводит техническое действие. Что ж, на тренировке действительно иногда можно и не заботиться, но если так поступать и в жизни, то результат для защищающегося может оказаться плачевным.
   Разумеется, Айкидо не сводится только к прикладной технике защиты, это искусство Вселенской Гармонии. Но неуделение внимания прикладному аспекту при изучении боевого искусства - это для меня, честно говоря, совершенно непонятно. Вовсе не хочу сказать, что Китаура не способен защитить себя от реального нападения. Наоборот, я восхищаюсь этим мастером и считаю его технику великолепно приспособленной для отражения разнообразных атак, для противодействия нападающим, действующим в любой манере. Но Китаура почему-то не очень раскрывает универсальность и практическую мощь своей техники, на его тренировках технику отрабатывают только от однотипных и очень условных, предельно утрированных атак.
  
  
  
  
  

Стиль Кристиана Тесьера.

  
   Кристиан Тесьер [или, в другой транскрипции, Тисье] - знаменитый французский мастер, обучавшийся у легендарного сенсея Ямагучи и других выдающихся мастеров. Хорошо известен в России и на Украине по видеокассетам, хотя в СНГ, кажется, не был [Это утверждение, попавшее в "бумажное" издание книги, на самом деле ошибка. При написании книги я не знал, что мастер регулярно проводит семинары в Москве - примечание 2011г]. Но даже одни только кассеты произвели на очень многих (в том числе и на меня) сильнейшее впечатление. Знаю нескольких айкидоков, которые занимаются "по Тесьеру" (не без успеха), хотя ни самого Тесьера, ни его ближайших учеников не видели. А в той или иной степени копировать технику Тесьера пытались почти все айкидоки, которые видели его видеозаписи, настолько притягательно его мастерство. Это тем удивительнее, что Тесьер - не японец и не был учеником О-Сенсея. Но по популярности он превосходит многих учеников О-Сенсея, а среди айкидоков-неяпонцев по известности с ним может сравниться разве что киноактер Стивен Сигал.
   Описать словами технику Тесьера очень трудно, ее надо видеть. Широчайшая амплитуда движений в сочетании с огромной мощью и скоростью (но при этом нет прямолинейности, грубости), какое-то особое, "французское" изящество, но это не изящество слабости или хрупкости, Тесьер очень крепок физически, это изящество отточенной, сильной и изысканной техники. Предельная динамика и сила, великолепное чувство "момента", дистанции, ритма, непрерывность и текучесть мощнейших спиралевидных движений... Прибавьте к этому великолепно подготовленных ассистентов, которые при самых жесточайших (хотя и очень красивых) бросках умудряются не только выживать, но и делают это уверенно и тоже очень красиво, совершенно не расшибаясь, и Вы получите некоторое представление (весьма, впрочем, слабое) о зрелище, которое представляет собой Айкидо мсье Тесьера.
   Критиковать технику Тесьера сложно, хочется просто ею восхищаться. Но даже и эта блестящая техника может "подойти" далеко не всем, мало кто способен выполнить "тесьеровскую" технику хотя бы наполовину так же здорово и эффективно, как сам маэстро.
   Тесьер, без сомнения, - очень реальный мастер, кроме великолепного владения собственным телом, отточенного чувства времени, особой динамической интуиции он часто просто подавляет атакующих своей стремительностью и неудержимой мощью, равных по этим качествам Тесьеру найти трудно. Но техника Айкидо (как и любого другого боевого искусства, если это действительно искусство), не должна быть рассчитана на более слабого и медлительного противника, При отработке техники Айкидо многие мастера рекомендуют опережать уке (нападающего), но при этом не двигаться быстрее, чем он (иначе справиться с более быстрым нападающим не удастся), нейтрализовывать его силу, но никогда не применять усилия большие, чем у него (иначе с более сильным уке тоже не справиться). Тесьер же постоянно двигается и быстрее, и мощнее своего уке. Но если его технику попытается выполнить человек, не имеющий преимущества перед противником в силе и скорости, в этой технике может обнаружиться множество "дырок", слабых моментов, резко снижающих ее эффективность.
   И еще один момент. Тесьер отлично владеет оружием, работает с ним, в том числе практикует иайдо, но влияние оружия на его технику без оружия почему-то не очень заметно (по крайней мере, для меня). А я, честно говоря, очень настороженно отношусь к технике Айкидо, в формировании которой оружие не играет определяющей роли. Все больше убеждаюсь в справедливости известного утверждения о том, что именно в оружии, в перенесении принципов работы с оружием в технику без оружия таятся главные секреты настоящего Айкидо.

"Ивама рю" Морихиро Сайто

  
   Очень своеобразный и интересный стиль с прекрасно разработанной системой начального обучения с широким использованием оружия. Для стиля характерен метод обучения, доказавший свою весьма высокую эффективность в различных боевых искусствах, - это многократное повторение с максимальной концентрацией сравнительно простого базового движения, выполняемого как с оружием (субури), так и без него. Такое повторение позволяет повысить качество этого движения, выработать строгие, рациональные формы, мощь и устойчивость. В стиле также изучаются и широко используются в тренировках различные ката с оружием, разработанные Морихиро Сайто. Выполнение ката (это тоже доказано опытом многих боевых искусств) также очень полезно для формирования уверенности, рациональности и культуры движений, чувства боевого ритма, умения мгновенной концентрации силы в нужный момент времени и мгновенного последующего расслабления. Поэтому неудивительно, что представители Ивама рю по некоторым качествам (устойчивости, мощи и концентрированности движений) выгодно отличаются (особенно на начальном этапе обучения) от представителей стилей Айкидо, в которых ката и субури не применяются.
   Сайто по праву считался одним из лучших специалистов по оружию. Кроме великолепной техники, отлично развитого чувства дистанции и времени Сайто отличало удивительное умение двигаться очень неторопливо (со стороны его движения могли даже показаться иногда чуть медлительными), но при этом всегда успевать защищаться, какой бы быстрой ни была атака, причем успевать очень надежно, с огромным запасом. При необходимости Сайто способен был двигаться очень быстро, но никогда его скорость не была предельной, он всегда имел возможность ускориться еще больше. Эти качества неизменно были присущи Сайто при выполнении им любой техники, в любой ситуации: тай дзюцу (без оружия), безоружный против вооруженного бокеном или джо, кен тай кен (меч против меча или бокен против бокена), кен тай джо (меч против палки). Демонстрации техник с оружием, проводимые Сайто, всегда отличались зрелищностью, особое восхищение у многих вызывало выполнение техник кен тай джо, заканчивающихся часто мощным амплитудным броском (при котором Сайто не прилагал видимых усилий, далеко отбрасывая тяжелого уке как если бы тот был невесомым) и имитацией "добивания" уке концентрированным ударом палкой, сопровождаемым грозным "ки-ай". Высокое мастерство владения оружием, глубокая связь техник с оружием и без него, широкое использование оружия как мощнейшего и эффективнейшего инструмента обучения отличало сенсея Сайто.
   В созданном Сайто стиле оружие служит прежде всего для овладения базовыми навыками, необходимыми для эффективного выполнения техники без оружия (как и в стиле сенсея Нишио), и работа с оружием в очень большой мере имитирует движения (броски, выведения из равновесия, болевые захваты) без оружия (в стиле Нишио акценты расставлены наоборот: скорее техника без оружия основана на имитации движений мечом или палкой). Широко известны яркие примеры, с помощью которых Сайто демонстрировал схожесть разработанных им "фехтовальных" ката и техник без оружия коте гаеши и шихо наге (других подобных примеров в стиле Сайто я, к сожалению, не знаю, и ученики Сайто, у которых я был на семинарах, тоже не смогли привести других примеров). Некоторые ученики Сайто, указывая на присущую стилю органичную связь техник с оружием и без него, утверждают даже, что в этом состоит уникальность стиля, его коренное отличие от всех остальных стилей. Тут они, конечно, ошибаются: связь оружия с техниками без оружия присутствует в стилях многих мастеров, причем такие мастера, как Саотомэ и Нишио (особенно Нишио) демонстрируют эту связь гораздо чаще и подробнее, чем это делал Сайто. Это вовсе не упрек Сайто, а просто уточнение. Сайто - выдающийся мастер, и он вовсе не нуждается в преувеличении своих заслуг, которые и без этого огромны. И созданная им методика обучения, в которой оружие играет главенствующую роль, - одна из таких заслуг и несомненное достоинство (но вовсе не уникальность) стиля.
   К недостаткам стиля (проявленным в основном тоже на начальном этапе обучения) я бы отнес привычку выполнять технику в статичной манере, злоупотреблять силовым подходом, частое неумение (а иногда и отсутствие особого стремления научиться) использовать движения уке ("атакующего партнера"), сам же уке, выполняя строгие требования, предъявляемые в стиле к атаке, вынужден действовать часто очень неестественно, не давая, соответственно, и своему партнёру возможности научиться естественной и рациональной технике, эффективно срабатывающей на практике. Об этом уже упоминалось в главе "Тактика Айкидо".
   Всё это тем более печально, что в Ивама рю очень много хорошего, техника (истинная техника стиля) предельно естественна и рациональна, проблемы существуют в основном из-за неправильного толкования последователями Сайто идей своего учителя, стремления втиснуть живое искусство в систему мёртвых догм. В Ивама рю декларируется строгое соблюдение традиций (этот стиль ещё носит название "традиционное Айкидо"), утверждается даже (как, впрочем, и в некоторых совершенно других стилях), что этот стиль наиболее близок к Айкидо, которому учил О-Сенсей, часто говорится о необходимости сохранить технику и методику стиля "в неизменности".
   Я не против стремления к сохранению традиций и силы стиля. Сам Сайто тоже искренне стремился сохранить Айкидо О-Сенсея. Но интересно проанализировать, что он для этого делал. Мастерство Сайто выше всяких похвал. Но идея "сохранить Айкидо О-Сенсея" не сводилась для Сайто к культу собственного мастерства, он стремился, прежде всего, сохранить Айкидо для следующих поколений. Поэтому он разработал методику обучения начинающих (которой не было у О-Сенсея, у О-Сенсея в основном учились мастера, уже имеющие большой опыт). Сайто учил с помощью формальных упражнений: субури, ката, многократных повторений отдельных техник, т. к. считал, что это понятнее и полезнее для его учеников, хотя О-Сенсей никогда так не обучал, Айкидо О-Сенсея было непрерывной импровизацией, творчеством на запредельно высоком уровне. Но Сайто, понимая, что тело, не приученное к дисциплине, не привыкшее к строгости форм и четкости движений, не может стать послушным инструментом в свободном творчестве, широко использовал в обучении строгие формы, категорически отвергнутые О-Сенсеем. Т. е. Сайто (как и многие другие ученики О-Сенсея) стремился не к формальному внешнему копированию техники и методов обучения, Айкидо не было для него набором неменяющихся (т. е. мертвых) догм, он стремился сохранить Айкидо как живое искусство. В интересах Айкидо он не просто копировал его традиции, а творчески осмысливал их, изменял и даже создавал новые, и именно в этом состоит заслуга Сайто. Но вот теперь некоторые "верные последователи" Сайто склонны именно слепо его копировать, отвергая фактически саму суть подхода своего учителя к изучению и преподаванию Айкидо.
   Сайто был выдающимся мастером, легкость и изящество, с какими этот внешне грузный человек двигался, далеко при этом отшвыривая здоровенных уке, очень впечатляет. Но Сайто отлично понимал, что ему все же далеко до О-Сенсея, поэтому он создал свое направление Айкидо, которое хоть и отличалось очень сильно от Айкидо его учителя (иначе и быть не могло), но зато идеально подходило для самого Сайто и было более понятно его ученикам.
   Ученикам Сайто тоже далеко до своего учителя (не все из них, правда, в полной мере это осознают). То, что ученики (даже лучшие) не могут до конца воспринять мастерство своего учителя, из-за чего уровень мастерства катастрофически падает с каждым новым поколением инструкторов, эта проблема характерна для многих стилей (и боевых искусств), и решить ее, хотя бы частично, можно, наверное, только с помощью творческого (а не догматического) подхода к опыту своего учителя, попыткой на основании тщательного и уважительного изучения этого творческого наследия формировать свое мастерство. Именно так и поступало большинство личных учеников О-Сенсея (в т. ч. и Сайто), понимая, что, попытавшись стать его копией, они смогли бы стать лишь пародийной, карикатурной копией. Именно творческое, личное осмысление драгоценных знаний, полученных от О-Сенсея, помогло стать этим ученикам выдающимися мастерами, при этом совершенно не похожими друг на друга, с присущей каждому из них яркой, прекрасно узнаваемой, индивидуальной технической манерой. Сам О-Сенсей поощрял такой подход, он говорил: "У каждого - свое Айкидо". Сайто не был исключением среди этой плеяды блестящих мастеров, только слепой не увидит, что технический почерк Сайто (не говоря уже о методике преподавания) так же сильно отличается от манеры О-Сенсея, как и почерк любого другого из его учеников.
   Любой мастер Айкидо интересен прежде всего своим личным подходом, пониманием Айкидо и тем, как это его понимание выражается в особенностях его техники и методиках обучения. А не тем, насколько его стиль "близок" к стилю О-Сенсея. Какой бы близкой копией не попытался кто-нибудь стать, это была бы только ухудшенная (а значит, и неинтересная) копия.
   Поэтому мне не очень нравится горделивость, с которой звучат утверждения последователей Сайто, что Ивама рю "одинаково во всём мире", и торжественность обещаний делать всё для того, чтобы сохранить искусство "неизменным". Это стремление, которое, возможно, вызвано попыткой выразить уважение к сенсею, означает на деле глубокое неуважение е искусству Ивама рю и к самому Сайто.
   Что значит "неизменным"? Вы что, утверждаете, что сможете преподавать точно так, как это делал Сайто? Что ничем не отличаетесь от Сайто? А, всё-таки не утверждаете! Тогда о какой "неизменности" может идти речь? Живое искусство не может оставаться неизменным! Оно неизбежно меняется: или развивается, если попадает к талантливым и творческим людям, или умирает, если его пытаются законсервировать в "неизменном" виде.
   Я рискну предположить, что Ивама рю не умрёт (как не умерло со смертью О-Сенсея созданное им Айкидо), но разделится на различные течения, возглавляемые различными мастерами (как это случилось и с Айкидо в целом), и различия между этими течениями будут всё более усиливаться. Разумеется, это бесконечное дробление единого когда-то искусства не очень хорошо выглядит, особенно если учесть, что это дробление часто сопровождается плохо скрываемой неприязнью, а иногда даже враждебностью к другим стилям. "Патриотам" отдельных стилей (я имею в виду не только Ивама рю) неплохо бы помнить об общем корне всех стилей Айкидо и возвращаться время от времени к первоисточнику (не переставая при этом уважать своих личных учителей) и к опыту представителей других стилей (чтобы взглянуть на единое искусство под другим углом зрения и лучше понять его). Но это не поощряется (мягко говоря) многими чиновниками от Айкидо.
   Коммерциализация Айкидо, превращение благородного искусства в "товар", конкурентная борьба за "рынки сбыта" и "сферы влияния" - всё это приводит к тому, что на тех, кто интересуется "чужим" опытом, обычно как минимум косо смотрят, а пытающихся использовать в своей практике опыт других стилей поборники "чистоты" и "неизменности" стиля могут зачислить чуть ли не в "предатели". Т. е. согласно их логике, и сам О-Сенсей, создавший Айкидо путём творческого обобщения и переосмысления опыта разных боевых искусств, тоже был "предателем". Зато они сами, раздирающие Айкидо на части, вносящие в Искусство Гармонии и Любви догматизм, зависть и вражду, вроде как и не предатели, а наоборот, блюстители верности и других высоких моральных устоев.
   Все приведённые выше довольно резкие и "неполиткорректные" высказывания вовсе не относятся напрямую именно к стилю Ивама рю. Людей, которые "из уважения" к своему учителю, готовы насмерть удушить в почтительных объятиях дело, которому он посвятил жизнь, догматиков, легко доводящих до абсурда любую идею, в "верности" которой клянутся, или, ещё хуже, лицемеров, которые, прикрываясь красивыми высокими словами, преследуют на самом деле только шкурные интересы, таких людей хватает в любом деле. Лично мне нравится Ивама рю, у меня были хорошие отношения с одним из клубов этого стиля (клуб "Автово" в С-Петербурге). В этом клубе поддерживалось глубокое уважение к традициям стиля, но при этом опыт других стилей также уважали и многое делалось для знакомства с этим "чужим" опытом, в клуб приглашались для проведения семинаров специалисты различных направлений, была создана и постоянно пополнялась обширная общедоступная клубная библиотека, в которой собирались книги не только по Айкидо (самых разных авторов), но и по другим боевым искусствам, по философии, истории, методике преподавания. И я надеюсь, что таких открытых и творческих людей в Ивама рю - большинство. Мне нравится этот красивый стиль, и мне искренне хочется, чтобы он развивался и процветал, опираясь на умные традиции, а не задыхался и умирал под тяжестью догм.
  
  
  
  
  

Стиль Мицуги Саотомэ

  
   Стиль Мицуги Саотомэ стал хорошо известен на Украине благодаря тому, что одна из его учениц Лидия Волянская в начале 90-х приехала в Киев и кроме журналистики и издательской работы занялась также преподаванием Айкидо. Высокое мастерство Волянской вызвало огромный интерес и к ее учителю Мицуги Саотомэ, стиль которого она представляет. Благодаря Волянской Айкидо на Украине получило мощный толчок в развитии. В Киеве у Лидии Волянской учились Андрей Самотохин, президент Федерации Айкидо Украины Алексей Кудрявцев и многие другие известные инструкторы, не только из Украины, Лидия проводила также семинары в разных городах (в т.ч. и в Луганске). Благодаря видеозаписям появилась возможность увидеть и учителя Лидии, при содействии Волянской на Украине стали проводить регулярные семинары Френк Грега, Питер Триммер, Ральф Сингер, Кевин Чоэйт и другие ближайшие ученики Саотомэ. В 1996г. Санкт-Петербургское издательство "Папирус" выпустило прекрасно переведенную на русский язык талантливую книгу Саотомэ "Принципы Айкидо", затем была переведена и издана (в Киеве) другая книга Саотомэ - "Айкидо и гармония в природе". Так с творчеством этого уникального мастера и его взглядами познакомились многие айкидоки Украины, России и других стран бывшего СССР, некоторым из них удалось побывать в США и стажироваться у него в клубе.
   Саотомэ был одним из учи деши (личных учеников) О-Сенсея 15 лет: с 1954г. и до самой смерти Основателя Айкидо в 1969г. Саотомэ был старшим инструктором во Всемирной штаб-квартире Айкидо в Токио, но в 1975г. оставил этот высокий пост и уехал преподавать Айкидо в США. Свое решение он объяснял так: "Я медитировал, обращаясь к духу О-Сенсея три дня и три ночи и почувствовал, что он хочет, чтобы я уехал. О-Сенсей говорил мне об этом перед своей кончиной. Мир смотрит на Соединенные Штаты. Эта страна - великий эксперимент, котел, в котором смешались и живут люди самых разных культур и национальностей, где весь мир собрался в одну нацию. Цель Айкидо и мечта О-Сенсея - чтобы все люди во всем мире жили одной семьей, в гармонии друг с другом и окружающей природой. У Соединенных Штатов есть возможность показать великий пример".
   Высочайшее техническое мастерство Саотомэ необычайно разнообразно и многогранно, он способен действовать совершенно по-разному: и стремительно, как вспышка молнии, и обманчиво медлительно, с текучей неторопливостью равнинного речного потока (при этом всегда успевая даже за очень быстрой атакой). В его движениях может таиться и угроза неотвратимого смертельного удара, и чуть ли не родительская забота, стремление уберечь атакующего от возможных печальных последствий его собственной агрессивности. Для Саотомэ Айкидо - это живое, лишенное любых шаблонов искусство Гармонии, в котором свободно и творчески выражаются мудрые законы природы и личность самого айкидока. Вот как сам мастер описывает свое понимание Айкидо: "Айкидо имеет только один принцип - универсальная действительность жизни. По своей природе все человеческие существа стремятся к основному секрету Айкидо. Цель Айкидо - улучшить жизнь людей, помочь расцвести их душам, сделать их сильнее и, улучшив людей, улучшить мир. Айкидо существует в этом принципе и с этой целью, а не в способе движений или деталях технических приемов, с помощью которых обучают Айкидо. Если присутствуют принцип и цель Айкидо, любой прием может быть Айкидо. Если они отсутствуют - это не Айкидо".
   Саотомэ выполняет технику вдохновенно и непредсказуемо, и именно такому искусству он учит своих последователей. Как и О-Сенсей, он практически не учит форме (даже в разработанных Саотомэ ката с оружием нет требования жестко придерживаться формы), форма служит для него лишь иллюстрацией принципа, "средством объяснить великие истины". Часто бывает, что у мастеров, которые, занимаясь высоким искусством, игнорируют при этом форму, возникают большие проблемы с эффективностью обучения, с передачей своего искусства другим. Но Саотомэ удалось воспитать много мастеров высочайшего уровня, владеющих отточенной и эффективной техникой. Может быть, тут дело в незаурядном таланте (в т. ч. преподавательском), в ярком личном примере, в искренней заботе о прогрессе своих учеников.
   Айкидо Саотомэ очень человечно. Несмотря на убийственную мощь и эффективность техники, основа этой эффективности - гуманизм и чувствительность к другим людям. И эти качества (гуманизм и эффективность) в стиле Саотомэ не только не противоречат, но наоборот, усиливают и дополняют друг друга, их органичное сочетание открывает безграничные перспективы для роста мастерства. Вот как это описывает сам сенсей Саотомэ:
   "Вы должны работать, чтобы укрепить свой характер и поднять ваше сознание на более высокий уровень. Изучение Айкидо не может быть эгоистичным. Вы должны развивать вашу чувствительность к другим людям и вашу заботу о них в постоянном общении как во время практики Айкидо, так и в повседневной жизни. Именно такое понимание должно сопровождать ваше техническое развитие. Если вы игнорируете влияние ваших действий на ум и тело вашего партнера, вы никогда не достигните истинной цели практики и ваша техника никогда не станет эффективной. Вот почему так важно, чтобы вы никогда не тренировались таким образом, чтобы причинить боль или травму своему партнеру.
   Чувствительность к нуждам других предполагает развитие не только пяти чувств, которые нам известны, но также шестого и седьмого. Шестое чувство мы можем назвать интуицией. Это способность увидеть под маской ваше собственное лицо и поймать неуловимые сигналы, которые находятся вне действия физических чувств. Шестое чувство позволяет нам видеть цель, видеть действие, начинающееся в теле еще до того, как оно будет сделано. Оно позволяет нам читать чувства других.
   Седьмое чувство описать и развить гораздо сложнее. "Божественное вдохновение" - таков может быть перевод с японского языка, но этот термин может и ввести в заблуждение. То, что я подразумеваю, говоря о седьмом чувстве, это возможность увидеть, как любое действие отражается на неразрывных путях, которые пронизывают всю природу. Например, расширение и сжатие - это естественные функции, контролирующие наше дыхание, и они также являются принципами, которые управляют созданием и разрушением галактик. В Айкидо расширение и сжатие тела составляют большую часть движения, которое создает успешную технику. Седьмое чувство - это мудрость, позволяющая нам сохранять понимание законов природы, управляющих всем сущим.
   Седьмое чувство - это чувство, позволяющее вам стереть границы между вами и вашим партнером, чтобы понять, что причинение боли другому есть причинение боли себе, чтобы чувствовать чужую боль как свою и чувствовать мир как единое целое, а не скопление различных противоборствующих частей. Задумайтесь над тем, как вы слушаете музыку. Ведь вы не слушаете ее ноту за нотой. Вы слушаете целое произведение и понимаете его красоту. Седьмое чувство - это возможность слушать всю музыку Вселенной, в которой вы жилете, слышать, как ваши ноты складываются в песню, которая является частью Вселенной. Занятия Айкидо должны стремиться к вашему объединению, и тела и духа, с путем природы".
   Саотомэ великолепно владеет мечом и другими видами оружия и активно включает изучение техники работы с оружием в тренировки, и это также является мощнейшим средством обучения Айкидо, очень действенным методом объяснения тонкостей и секретов эффективной техники, как с оружием, так и без него. Глубочайшая связь, поразительное сходство (как внешнее, так и внутреннее) техник с оружием и без оружия - это один из главных признаков удивительного мастерства сенсея Саотомэ и его методики обучения (в этом я вижу очень большое сходство с подходом к изучению техники Айкидо сенсея Нишио).
   Саотомэ (так же как Сайто и Нишио) разработал множество упражнений с бокеном и джо (субури) и своеобразные короткие парные ката с оружием (кумитачи, кумиджо и другие), выполняя которые, занимающиеся как бы разыгрывают различные варианты возникновения и развития боя, вначале очень медленно, затем со все более возрастающей силой и скоростью. При такой работе воспитываются и оттачиваются такие незаменимые для реального боя (и эффективной техники боя) качества, как чувство времени и расстояния, решительность, точность, концентрация воли и внимания (при мышечной релаксации), ясность восприятия ситуации, чувствительность и аккуратность, без этих качеств просто невозможно добиться умения стремительно и мощно выполнять такие ката и избегать при этом травм. Все элементы Саотомовских кумитачи (в отличие, например, от кумитачи Сайто) выполняются максимально реалистично, и риск получения травмы при увеличении скорости неуклонно растет. Тем не менее, такой риск оправдан, т. к., отрабатывая технику в обстановке, предельно приближенной к реальной, проще сформировать естественные боевые рефлексы, научиться наиболее эффективным действиям защиты, глубже осознать свою уязвимость (и уязвимость партнера), избавиться от надуманных, вредных стереотипов в поведении и мышлении.
   Сам Саотомэ пишет об этом так: "Чтобы избежать травм при работе с оружием, вы должны научиться концентрации, готовности, точности и решительности. Все эти качества необходимы как для роста мастерства в ваших занятиях Айкидо, так и для развития ваших человеческих качеств. Ваше чувство времени, равновесия, интуиции и справедливости станут более уверенными при работе с оружием. Вы не сможете тренироваться с той же неряшливостью и невнимательностью, которые вы иногда допускаете в технике без оружия. Вы также начнете больше уважать своих партнеров. Если вы относитесь к ним неуважительно или без должного внимания, то они могут нанести вам травму, даже если это будет сделано непреднамеренно".
   Кумитачи Саотомэ и другие его парные ката с оружием кроме реалистичности выполнения имеют и другие отличия от аналогичных ката других стилей. Одно из этих отличий - большая свобода выражения собственной индивидуальности, свобода выбора каждым наиболее подходящих именно для него форм различных элементов ката. Когда ученики Саотомэ выполняют разработанные им ката, формы их движений отличаются от движений самого Саотомэ, иногда такие отличия очень существенны. Саотомэ этому никак не препятствует и даже, по-моему, в какой-то мере поощряет: суть движения и его цель для Саотомэ гораздо важнее формы, в которую это движение облекается (во многих стилях инструкторы часто больше озабочены как раз формальным соблюдением внешних признаков техники, ее механическим копированием, даже если при этом смысл, заложенный в эту технику, искажается или даже полностью теряется).
   Саотомэ - один из очень немногих мастеров, кому удалось, "балансируя на острие меча", совместить казалось бы несовместимое: свободу творчества и сохранение традиций, высокий уровень техники и доступность ее для изучения другими, эффективность техники и ее гуманизм, большой риск ката с оружием и редкость травм при их выполнении, логику и парадоксальность, утонченность и кажущуюся простоту.
   Кроме техники с мечом и джо Саотомэ знаменит также своим искусством работы с ножом (и против ножа). В ситуации защиты от нападения с ножом качества, развитие которых культивируется в стиле Саотомэ (чувствительность к непрерывно меняющейся обстановке, естественность и непредсказуемость движений и т. д.) приобретают особое значение. Саотомэ не требует (в отличие от очень многих инструкторов), чтобы нападающий действовал "условно" (в переводе на нормальный язык - заведомо бессмысленно), наоборот, действия тори (защищающегося) и уке (нападающего), максимально естественны и реалистичны. Саотомэ учит защите не только от простых атак (прямой удар, удар сверху и т.д.), но и от различных "связок", серий ударов, чередующихся обманными движениями (такие связки поставили бы в тупик очень многих "продвинутых специалистов" по защите от ножа). Поражает не только техническое мастерство Саотомэ, уверенность и надежность его работы, но и мастерство, с которым он обучает этой сложнейшей технике.
  
  
  
  
  

Стиль Сьодзи Нишио

   [Эта статья и сама книга были написаны, когда Сенсей Нишио был жив. Сейчас для Интернет-публикации я собрался было внести в текст поправки, связанные с его смертью, но почему-то не смог себя заставить. Не получается говорить о Нишио и его творчестве в прошедшем времени. Творчество мастера не умерло. Поэтому я решил оставить написанное почти 10 лет назад без изменений]
   Сенсей Нишио, один из самых талантливых учеников О-Сенсея, мастер и учитель, очень популярный на Западе, но до недавнего времени в России и на Украине он был мало известен. Я впервые услышал о Нишио примерно в 1996 г. от своего учителя и куратора моего клуба Алексея Кудрявцева, сказавшего: "Нишио - это сенсей, у которого я хотел бы учиться." Алексей - очень компетентный специалист в Айкидо и совершенно при этом не склонный к неумеренным восторгам и восхвалению кого бы то ни было, и эта короткая фраза о Нишио означала предельно высокую оценку технического мастерства и педагогического таланта этого мастера. Заинтригованный, я посмотрел видеозапись с семинаром Нишио и ...
   Просто сказать, что мне понравилось, означало бы выразиться очень бледно и слабо. Я сразу почувствовал, что Айкидо Нишио - это именно то, к чему я подсознательно стремился, то, что искал в различных стилях. Меня поразило, как широко известные и часто декларируемые принципы Айкидо сенсею Нишио действительно удаётся реализовывать в очень рациональной и строгой технике, причем делать это энергично, легко и с большим видимым удовольствием. Видно было, что заниматься Айкидо и учить Айкидо других - это любимейшее дело мастера, и он достиг в этом деле удивительных результатов.
   Техническая манера, почерк Нишио очень сильно отличались от всего, что я видел до этого, но при этом я находил в искусстве этого сенсея различные качества, которые мне очень нравились в других мастерах, но совместить которые мне казалось нереальным. Творчество Нишио переворачивает представления о возможном, легко разрушает самые стойкие стереотипы. В Айкидо Нишио гармонично совмещены огонь: движения легки, стремительны и совершенно неожиданны, как языки бушующего пламени, и вода, которая, всегда оставаясь текучей и расслабленной, легко приспосабливается к любой ситуации, принимает форму любого сосуда; строгая, предельно четкая форма и мощь движений напоминает металл, а изящная гибкость и размашистость говорят о дереве... Совмещаются сила и податливость, огромная скорость и полное отсутствие спешки, четкость и непредсказуемость, гуманизм и эффективность, дисциплина и творческая свобода, высочайший уровень техники и доступность ее для изучения. В общем, я понял, что тоже очень хочу, чтобы Нишио был моим сенсеем (в дальнейшем мне действительно удалось учиться у Нишио и его ближайших учеников).
   Нишио имеет богатейший опыт не только в Айкидо, но и в других боевых искусствах (в дзюдо - 4-й дан, каратэ - 7-й дан, иайдо - 8-й дан и др.), и это, что называется, чувствуется в каждом его движении, четком, отточенном до совершенства, несущим в себе грозную боевую красоту. В Айкидо Нишио легко узнаются элементы дзюдо: довольно часто применяются зацепы, подножки, типично дзюдоистские "подвороты" и выведения из равновесия, прослеживаются и элементы каратэ, заметна постоянная готовность вместо щадящей техники Айкидо нанести решающий удар, но особенно большое влияние на его технику оказало иайдо, древнее искусство меча, искусство мгновенной и максимальной концентрации духовных и физических сил в решающий момент. Причем элементы дзюдо, каратэ, иайдо и других боевых искусств в практике Нишио не противоречат друг другу и технике Айкидо, но наоборот, усиливают и дополняют друг друга, приобретают новый смысл, новые качества. И в практике Нишио они являются не просто суммой отдельных элементов, а образуют единое боевое искусство. На мой взгляд, таким и должно быть настоящее Айкидо - не изолированным от "грубой" реальности экзотическим ритуалом, а именно боевым искусством, круто замешанным на бесценном опыте других боевых искусств.
   Нишио уникален не только своим богатейшим и разнообразным боевым опытом и высочайшим индивидуальным мастерством, уникальна также созданная им система обучения, очень продуманная, стройная и удивительно логичная. Одной из центральных идей этой системы является обучение через оружие, тщательно разработанные очень красивые и реалистичные ката с оружием, движения в которых интерпретируются как различные техники Айкидо без оружия (и наоборот, техника без оружия рассматривается как имитация работы с оружием). Вообще-то эта идея, изучать одно и то же движение, проявленное в разных ситуациях: в условиях боя с различным оружием и без него, сама по себе не нова и используется в разной степени в стилях Годзо Сиоды, Морихиро Сайто, Мицуги Саотомэ и других мастеров, но такая глубокая проработка и полная систематизация методики обучения, основанной на этой идее, тщательнейшая привязка к оружию практически всех базовых техник без оружия существуют, наверное, только в школе Нишио.
   Для лучшего понимания и улучшения качества выполнения базовых техник своего стиля Нишио предлагает интереснейшие варианты выполнения этих же техник в разных ситуациях с применением оружия: меч (бокен) против безоружного, палка (джо) против безоружного, кен тай кен (меч против меча), кен той джо (меч против палки), а также ката Айкидо тохо иай (выполняемые в одиночку ката с выхватыванием меча из ножен). Поражает не только большое количество таких разработок и их строгая систематизация, но и то, что эти техники действительно соответствуют друг другу, внутреннее и внешнее сходство техник с оружием и без оружия действительно существует, техника Нишио действительно обладает совершенно уникальной универсальностью, а значит, и эффективностью, и доступностью при этом для изучения. Описанию системы Нишио как наиболее удачной, на мой взгляд, системы обучения с помощью оружия, посвящена основная часть этой книги.
   У читателя может возникнуть вопрос, а всё ли так уж хорошо в стиле Нишио, может быть этот стиль ничем не лучше других, а автор так его расхваливает только потому, что сам его практикует, по принципу "каждый кулик своё болото хвалит". Скажу совершенно откровенно: при всём уважении к другим современным мастерам Айкидо (Саотомэ, Сайто, Китауре, Тамуре и другим), Айкидо сенсея Нишио мне нравится больше, чем Айкидо других мастеров. Нравятся сила, мудрость, упорядоченность техники и методики обучения. Даже если мне непонятен смысл некоторых элементов (Айкидо Нишио, как и любое высокое искусство, невозможно понять "до конца"), я всё равно интуитивно чувствую, что этот смысл там есть, и стремлюсь (иногда небезуспешно) "докопаться" до него, получая от самого процесса "докапывания", от попыток постигнуть мудрость техники очень большое удовольствие. Кстати говоря, несмотря на сложность техники школы Нишио, особого сверхталанта для её понимания и изучения не требуется, нужны лишь интерес и терпение, Нишио - очень щедрый мастер, вся методика обучения направлена на то, чтобы раскрыть секреты Айкидо, как можно доступнее объяснить технические и тактические нюансы, что конкретно требуется для того, чтобы техника была эффективной. Сенсей Нишио совершенно не похож на мастеров, "у которых всё получается, но повторить никто не может", огромная заслуга мастера прежде всего именно в том, что разработанную им технику можно "повторить", он передаёт ученикам максимум того, чего достиг сам, только, как говорится, не ленись брать...
   Все детали и тонкости эффективной техники Нишио даёт в предельно ярко выраженной форме, даже механическое повторение таких форм, нередко приводящее во многих других стилях к довольно печальным последствиям (например, к потере смысла и эффективности), в стиле Нишио помогает понять смысл и возможности техники (когда это понимание будет достигнуто, от этих строгих форм можно, в принципе, и отказаться, но этого почти никто не делает, настолько эти очень рациональные и естественные формы становятся удобными). Но Нишио не "привязывает" своих учеников к формам, чёткие и строгие формы позиций и движений - для него лишь средство (а не цель) обучения, наиболее рациональные и доступные для понимания учениками способы следования универсальным принципам Айкидо. И Нишио очень подробно и доходчиво объясняет смысл и возможности каждой формы, добиваясь от учеников ясного понимания того, что они делают, а вовсе не механического копирования.
   Сенсей Нишио допускает большую свободу творчества для своих учеников, он утверждает, что любой айкидок может практиковать ту технику, которую считает наиболее правильной. Мне нравится такой подход, но, по-моему, иногда этим разрешением на личное творчество явно злоупотребляют, особенно ученики невысокого уровня: не очень утруждая себя тем, чтобы поглубже вникнуть в идеи учителя и понять тонкости его техники, начинают её "улучшать" (причём называют эти "шедевры" своего "творчества" техникой Нишио). Поразительно, но в некоторых клубах Айкидо, в которых декларируется изучение техники Нишио, эта самая техника часто оказывается трансформированной почти до неузнаваемости, некоторые идеи Нишио заменяются на практически противоположные. С руководителем одного из таких клубов я так и не смог найти общий язык. Впрочем, возможно, я ошибаюсь, и его подход на самом деле более правилен, чем мой. В любом случае я уверен, что разрешение на искренность, на свободу изменять технику и приспосабливать её для себя и своих учеников более продуктивно и жизнеспособно, чем непререкаемый догматизм, требование копировать все формы, даже те, смысл которых совершенно непонятен. Но всё равно неплохо было бы (хотя бы для соблюдения элементарных этических правил) отделять зёрна от плевел, свои доморощенные интерпретации от первоисточника, от техник своего учителя.
   Для меня стиль Нишио - лучший из всех известных мне стилей. Но я не утверждаю, что этот стиль - лучший и наиболее подходящий для любого. Более того, есть люди, которым этот стиль явно не подходит или просто не нравится, которые причисляют к недостаткам стиля как раз те качества, которые ученики Нишио считают наиболее ценными. Например, несомненное присутствие в технике элементов других боевых искусств, обилие деталей, отказ от многих "общепринятых" шаблонов, высокие требования к чёткости выполнения и т. д. Даже тот факт, что не только сам Нишио, но и многие его ученики имеют очень высокий технический уровень, как это ни покажется невероятным, тоже отпугнул некоторых от изучения стиля!
   Когда в мае 1999г. Нишио проводил семинар в Киеве, ему помогали его ученики: финн Вихвилайнен, японцы Куроки, Фукуе, Йошида. У самого младшего из них, Куроки, в то время был всего лишь 2-й дан, по японским меркам - почти ничего, означающий часто всего лишь умение более-менее уверенно выполнять простую базовую технику. Но базовую технику Нишио при всём желании простой не назовёшь! А Куроки выполнял её не просто уверенно и стабильно, его работа поражала лёгкостью, изяществом и мощью, чёткостью и раскованностью, иначе говоря, мастерством... Но этот факт совсем не воодушевил некоторых участников того семинара, которые многие уже сами имели чёрный пояс, 1-й и даже 2-й дан и при этом откладывать аттестацию на следующий дан вовсе не собирались. И им сразу стало понятно, что чтобы хотя бы даже приблизиться к уровню Куроки, не говоря уже об уровне более опытных учеников Нишио, нужен огромный труд, тщательное и кропотливое формирование своего мастерства. Но далеко не все айкидоки (включая, к сожалению, и инструкторов) стремятся в первую очередь к мастерству, очень многих больше интересуют "даны", т. е. не само мастерство, а документы, утверждающие, что оно есть. А на примере Куроки было видно, что в школе Нишио "даны" за красивые глаза не дают. И многих это оттолкнуло от изучения стиля: а зачем? Работы - непочатый край, а перспективы быстро перескочить на следующий дан - нулевые. Тогда как во многих других стилях существуют довольно несложные способы регулярного получения всё новых данов. Правда, за это надо платить, причём не только деньгами, но и позором - личным (ведь многим совершенно ясно, чего твоё "мастерство" стоит на самом деле) и позором для самого стиля, да и для Айкидо в целом. Но "стыд - не дым", тем более что подобные любители данов обычно стыдливостью не страдают. Их не волнует, что уровень и престиж Айкидо падает, для них Айкидо - это товар, продавая который, можно неплохо зарабатывать (не только деньги, но и авторитет среди дилетантов и чиновников).
   Вовсе не утверждаю, что только стиль Нишио заслуживает уважения, а все, кому стиль Нишио не подошёл, сплошь карьеристы и лентяи. И вовсе никого не агитирую изучать его: стиль Нишио, как и Айкидо в целом, совершенно не нуждаются в агитации и "сами выбирают, кому нравиться". Моя задача - поделиться с интересующимся Айкидо читателем личными впечатлениями и информацией о ещё малоизвестном, но очень интересном мастере и его школе. Серьёзное изучение Айкидо по методике Нишио означает большой труд. Но тот, кто, заинтересовавшись, решится на этот труд, получит огромное удовольствие и пользу.
   Следующая часть книги почти полностью посвящена конкретному описанию техники и методики её изучения, которые разработаны сенсеем Нишио.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   21
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"