Тедеев Вадим Русланович: другие произведения.

Шанс того что вы это прочтете равен 1 к 790 000 000

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

.
.
По статистике шанс того что вы это прочтете равен 1 к 790 000 000.
  Как все начиналось.
  Все началось с банальной нехватки денег. Мне хватало зарплаты ровно на то что бы я мог заплатить налоги и купить себе банку пива, согласитесь на это нельзя прожить нормально. Каждый раз я ждал зарплаты и каждый раз ее хватало ровным счетом ни на что. Месяц за месяцем, я ждал зарплату, что бы потом ждать следующую - замкнутый круг в котором нет выхода, кроме как найти еще один источник дохода. Я решил найти себе еще одну работу и решил что мне подходит работа офисного клерка. Но я ошибался. Меня не взяли на работу из-за того что мой отец был убийцей и его убили. Зато меня взяли на работу преподавателя статистики несколько лет назад и то что было в моем прошлом, и прошлом моей семьи - им было неинтересно, странно, как и вся система обучения. А ведь и у вас мог быть такой же преподаватель как и я, задумайтесь кто читал вам лекции. В день когда меня осенила одна прекрасная мысль, был воскресным и было это одним теплым вечером. В тот день я ужинал в кафе. Я заказал себе кока-колу и два хот дога, доедая свой ужин я увидел того самого человека, который и вдохновил меня. Этот человек положил мне на стол маленькую фигурку ангелочка, самую милую и прелестную какую я мог видеть за всю свою жизнь, он была крохотной, белой и с милым лицом. Этот человек ни сказал ни слова, просто положил мне на краюшек стола эту фигурку ангелочка и ушел. Сначала я думал что он гей и пытается так привлечь мое внимание, но рядом с фигуркой была маленькая записка. В ней было сказано: "Я ГЛУХОНИМОЙ, извините что отнимаю у вас ваше время, но мне нужны деньги и я буду вам благодарен если вы купите у меня этого ангелочка всего за 25 долларов". Я был поражен, это было самое трогательное прошение денег, которое я видел за всю свою жизнь, да еще и так изящно, что вряд ли ему можно было отказать. Отказать ему было трудно по двум причинам: первая и самая главная то - что он был глухонемой, и это он написал в записке рядом с фигуркой ангела. Второе то что - как правило в кафешки вроде этой приходят влюбленные парочки, и парни водят сюда своих девиц что бы накормить и весело провести время. Парень всегда хочет произвести на девушку хорошее впечатление и сделает ради этого все что угодно, лишь бы девушке понравилось. Девушки по своей натуре жалостливые создания и очень впечатлительные, им всегда нужна была романтика и прочая дрянь. И как тут ранимому женскому сердечку устоять перед такой милой фигуркой ангела и таким милым глухонемым парнем, который написал все на записке. Вот и все, дело сделано, жалостливое сердечко девушки так и просит что бы парень купил этого ангелочка всего за 25 долларов, и помог этому бедному и несчастному парню. Идеальная схема заработка. Тогда я тоже дал этому парню 25 долларов, тогда я еще не знал что это все уловка. К слову этот парень продал в тот вечер около 12 этих маленьких милых ангелочков, если каждый из них стоит 25 долларов, то за этот вечер он получил не меньше 300 долларов. Нехило, учитывая что себестоимость одной такой фигурки около 25 центов. Сверхприбыльное дело. Доев свой ужин я вышел из кафешки и увидел того самого глухонемого парня. Он шел к своим друзьям в какой то маленький фургончик. Когда сзади девушка окликнула его по имени, то он повернулся! Это был шок для меня, но самое удивительное было то - что он ей ответил и вообще он был полностью здоров. Он был не прост здоров, он был здоровее всех здоровых, как и в физическом плане, так и в моральном, его идея была замечательной. Я благодарен этому незнакомцу, именно он в тот самый вечер и вдохновил меня на ВСЕ ЭТО. Тогда я и загорелся этой мыслью, это была сверхприбыльная работа, да и работой ее было трудно назвать, так прошелся по кафешке при этом не утруждая себя болтовней, так как ты глухонемой, и собрал деньги с посетителей. 300 долларов это была половина моей зарплаты преподавателем, которую он получал просто так, всего за один вечер, а если быть точнее всего за 10 минут. Идеально. Именно тогда я решил стать тем - кем являюсь сейчас, именно тот вечер был судьбоносным, и именно тот парень был моим вдохновителем, моей музой.
  Следующий день моей никчемной жизни был - понедельник. Это наверное по хуже похмелья, этот сранный понедельник. Сам по себе день ничего, но вся беда его в том что самый пик рабочих проблем выпадает именно на него - на понедельник. И после блаженных выходных ты резко и без предупреждений попадаешь в самую гущу проблем связанных с работой. Этот понедельник не был исключением, несколько лекций подряд и куча бумажной работы - ужас, одним словом. Но после этого вечера я был все еще полон сил, силы мне придавала моя идея которой я горел как факел. Эта идея казалась мне простой и гениальной, все что мне требовалось - так это выключить на несколько минут совесть и чувство стыда. Эти элементы человеческой души, мне были бы ни к чему при выполнении этого своекорыстного плана. На часах было 19-00. Я зашел в магазин игрушек и увидел точно таких же ангелочков, как и те которые продавал тот "глухонемой" парень. Они стоили по 25 центов, ну и хитрец же он. Я закупил несколько десятков таких же игрушечных ангелочков. Еще я купил несколько десятков листков бумаги, они были маленькие и розовые. Все это мне обошлось в 5 долларов и 41 цент. Размер листков был как раз для того что бы на них уместился текст разметом в несколько строк. На часах было 20-00, все голубки и все парочки мило ужинали в кафе. Это было то самое кафе где я и встретил того самого "глухонемого" парня. Зайдя внутрь, я увидел много наивной молодежи - именно она и была целью моего плана. Я зашел в сортир что бы написать на листках бумаги свой текст. Он выглядел примерно так же как и текст у того "глухонемого" парня:" Я глухонемой, извините что отнимаю у вас ваше время, но мне очень нужны деньги, если вам не жалко то купите у меня эту фигурку АНГЕЛА всего за 25 долларов, заранее СПАСИБО." Я вышел из сортира и оглядел своих потенциальных жертв. Решил я начать с самого конца зала. Я достал одну фигурку ангела и одну листовку бумаги. Я положил их на стол парочке что сидела держась за руки, намеренно положил ближе к девушке и текстом в ее сторону. По моим расчетам она и должна была проникнуться моей проблемной, и это должно было ее ужасно растрогать, до самой глубины души. И после этого, все просто - жалостливая девушка просит своего парня купить эту фигурку, ссылаясь на то что мне эти деньги ужасно необходимы. Девушки идеальные манипуляторы, особенно если это касается парней, а если манипулировать девушкой, то манипуляция ее парнем происходит автоматически. Я положил этот комплект, состоящий из фигурки ангелочка и розового листка бумаги и отошел от них что бы положить такой же комплект другим парочкам на подобии этих. Я прошелся по всему ряду, 15 столиков. Я обошел всех. На всех столах красовались мои ангелочки которые должны были принести мне прибыль. Если человек соглашался на мои условия - которые были написаны на розовых листках бумаги, то он забирал фигурку ангелочка и клал на столик 25 долларов, если же нет, то фигурка ангелочка оставалась на месте. Я простоял пять минут в углу кафешки, что бы те люди приготовили деньги, и отправился собирать урожай. Я подошел к тому самому первому столику, с которого и начал. На его краю лежали 25 долларов, я взял их и кивнул этой паре в знак благодарности. Я прошелся по столам и собрал деньги, из 15 столиков деньги лежали на 12. Это был потрясающий опыт. Я заработал кучу денег и кучу жалостливых и понимающих взглядов, в основном от девушек. Выходя из этой кафешки я оставил посетителей без денег, но с чувством выполненного долга - подлец. Это был мой самый первый опыт в жульничестве и обмане, я его запомнил навсегда.
  Дядя Ирвин.
  Вторник. Аудитория номер 24 и 30 студентов. На переднем ряду сидит Джон Дорин - ужасный зануда и батан каких свет не видывал. Он меня спрашивает:
  - можете повторить последнее предложение, я его не услышал.
  - конечно Джон, да ради бога.
  И я начал повторять все предложение целиком, из той ужасной лекции что читал. Ужасная лекция, не нужная ни мне, ни студентам, единственная кому она нужна так это Джону Дорину - зануде и батану. Неинтересная лекция, малосодержательная, кишащая формальной чепухой и бесполезными сведениями и такими же бесполезными терминами, которые придумали дебилы для дебилов - именно так я могу описать все те лекции которые мне приходиться вести. А ведь это не я их придумал, а система образования. Дорин доволен тем - что записал весь текст что я продиктовал им, он даже улыбнулся мне когда закончил. Рабочий день подходил к концу. Я знал что собираюсь сделать вечером. Я знал кем буду сегодня. Часто когда я ходил домой пешком я натыкался на бездомных и бродяг. Бродяги отличаются от обычных попрошаек тем - что бродяги как правило грязные потные, и воняют алкоголем, а попрошайки это опрятные люди просящие денег под каким то поводом. Я закончил работу и вышел из университета. Я думал пойти в то кафе куда ходил вчера, но вдруг позвонил телефон.
  - алло.
  - здравствуй малыш, как поживаешь, это дядя Ирвин.
  Дядя Ирвин на самом деле мне не дядя, мало того он мне никак не доводится, дядя Ирвин это бизнесмен чьи руки по локоть в крови.
  - о, дядя Ирвин, привет, я в порядке, как сами, как здоровье?
  Мне было наплевать на его здоровье, он всегда звонил если ему что-то было нужно, он никогда не звонил просто так. Я люблю дядю Ирвина, но если он звонит тебе ни с того ни с сего значит жди от него беды, меня его звонок сразу насторожил.
  - я в полном порядке малыш, я звоню не просто так, нам надо встретиться, приезжай ко мне в офис, там нас ждет разговор, который по телефону нельзя обсуждать.
  Я поймал такси и приехал к нему в офис. Дядя Ирвин был крупным бизнесменом, он торговал работой, в самом прямом смысле. Если бы вы хотели устроиться на работу судьей или же к слову занять должность крупного чиновника, то вам к дяде Ирвину. Этот мой дядя, продает все места что у него просят, от самых перспективных до самых простых, вроде водителя автобуса. Главным критерием для получения желанной должности или работы, были - деньги, целая куча денег, чем выше ваша желаемая должность, тем выше цена для ее получения. В основном его доход делали те богачи - которые хотели устроить своих сыновей на приличную должность, а дядя Ирвин им в этом помогал и за свои услуги брал баснословные деньги. В этом городе все знали куда обращаться если хочешь найти работу, конечно это было против законов, и конечно бизнес дяди Ирвина лежал через сотни трупов.
  Я зашел к нему в кабинет, он сидел в своем кожаном кресле и глядел в окно. Я уже зашел, но он меня не заметил, я постучал в дверь с внутренней стороны. Он прокрутился на своем стуле, и его туловище было направленно в мою сторону. Его лицо было невозмутимое, но когда он увидел меня, он засиял от радости.
  - малыш!
  Он встал со стула и обнял меня так сильно, что мне было тяжело дышать, я тоже обнял его.
  - ты стал еще более похож на своего отца чем прежде, такой же нрав, точно такой же.
  Дядя Ирвин любил меня, ведь он знал меня с самого детства, он работал вместе с моим отцом, точнее мой отец работал на него. Когда дядя Ирвин был молодым, он только начинал свой бизнес и был еще не опытен и глуп. Глупость и неопытность с лихвой компенсировала его жестокость и бесчестность. Империя по торговле местами тогда только набирала оборот, и мой отец был кем-то вроде частного убийцы для дяди Ирвина. Мой отец убил многих, тех кто стал на пути Ирвина. Когда моему отцу было 56 лет его убили. Я не знаю кто это был, но знаю то что дядя Ирвин был безмерно расстроен этим, они вместе с моим отцом через многое прошли, и знали друг друга очень давно. Я же был всего лишь маленьким сыном наемного убийцы. Дядя Ирвин знал меня с самого детства и всегда хорошо относился. Сейчас он сжимает меня своими руками от чего мне тяжко дышать.
  - слушай, ты ведь сын своего отца и в тебе есть его кровь и его гены, ты никогда не задумывался сменить свою работу, и найти приличную, ведь работа преподавателем это не для тебя.
  Мои отец и дядя Ирвин всегда хотели сделать из меня их помощника, но вся эта картина крови и насилие которое я увидел в детстве, были мне отвратительны и мне было не по себе, от той мысли что я когда-то стану их партнером или напарником, поэтому, уже с самого детства я решил стать кем угодно, лишь бы не принимать участия в их грязных и коварных делишках. В итоге я стал преподавателем статистики в университете, скучная заурядная работа, но все же лучше той - что мне была приготовлена моим отцом и дядей Ирвиным. Дядя Ирвин никогда не звонит просто так, а если и звонит то - что то явно от вас хочет, сейчас он спрашивает меня о моей работе, тонко намекая на моего отца, и если уж читать между строк, то он предлагает мне заняться отчим делом.
  - нет, дядя Ирвин, сколько раз еще мне повторять, нет, нет. Мне не интересно все - что связанно с убийствами и тем чем вы занимаетесь. У меня есть тихая и спокойная работа, я ею дорожу.
  Дядя Ирвин был жестоким человеком, но ко мне он относился хорошо, он не был добр ко мне, он был просто более мягок со мной, нежели с другими. Сейчас его губы сжались вместе, он начал качать головой из стороны в сторону и сказал:
  - твой отец был лучшим в своем деле, а ты хочешь всю жизнь проработать дурацким преподавателем, в тебе больше от твоего отца чем тебе кажется, и чем раньше ты это поймешь тем лучше.
  Его брови нахмурились, он явно чего-то ждал от меня. Дядя Ирвин схватил меня за плечо, поднес губы к моему уху и сказал:
  - есть парень чье место необходимо освободить, но по хорошему он категорически отказывается, его имя фамилию и место где он живет - мы тебе пришлем в письме.
  Он все это говорил мне в ухо, я уже хотел было крикнуть НЕТ, ОСТАВЬ МЕНЯ ВПОКОЕ, но дядя Ирвин отлично знал меня и мои повадки, и прежде чем я успел это сделать, он сказал:
  - не отвечай сразу, подумай и реши, а конверт мы тебе все равно вышлем, если он тебе не понадобиться и ты откажешься, то просто выкини его в мусор. Ну все мне пора, пока малыш.
  И с этими словами он вышел из своего кабинета, я вышел после него и отправился в сторону выхода. На часах было 21-46 я знал что мне нужно сделать. Я направился в сторону кафе.
  Бедность не порок.
  Идя пешком я проходил мимо церкви, там я наткнулся на девушку которая просила милостыню, мне она показалась вовсе не бедной, напротив, на ней были прекрасные туфли и она была аккуратно одета. Она сидела на коленях и держала руки ладошками вверх. Я положил в них несколько монет которые завалялись у меня в кармане, и отошел. После этого я начал наблюдать за ней, ей дали милостыню не менее 20 человек за последние десять минут. А когда рядом никого не стало, она достала сумочку и все свои деньги кинула в нее, две здоровенные горсти с деньгами она кинула в сумочку, мелочь, вперемешку с бумажными купюрами. По звону было понятно что в сумке у нее раз в пять больше того - что она только что закинула туда. Мне показалось это интересным средством заработка. Почему бы и не попробовать, если уж я делал подобное в кафе, то почему бы не попробовать и здесь. Я сел не далеко от этой девушки что просила милостыню и поднял руки в попрошайнической форме. Просидя так полминуты, ко мне подошла эта женщина и сказала:
  - ты что псих, ты что не знаешь что за место надо платить?
  Тембр голоса и манера поведения были как у настоящей стервы, она явно не была бедна.
  - кому платить? Я собираю милостыню.
  - мне идиот, ты что не знаешь правила, если хочешь подзаработать тут, плати за место!
  Я был поражен этим фактом, и интонация ее голоса была такой - будто я был обязан знать про это.
  - а сколько стоит место?
  - 40 долларов за половину дня, еще 20 если ты здесь на целый день.
  Я дал ей 40 баксов, это были последние деньги которые остались у меня, и то они были выручены с той самой аферы в кафе. Я дал ей их, и она отвалила. Тогда я еще не знал насколько выгодную сделку я совершил, отдав 40 баксов, я заработал 200! 200 долларов за один час. Я был еще более поражен этим, несмотря на то что сидели мы с ней недалеко друг от друга, денег давали и ей и мне, просидев еще 30 минут я унес с собой 240 долларов. Вы не задумывались почему именно возле церквей собирается больше всего попрошаек, большинство тех кто выходил из церкви выходили переполненные благоговейным чувством любви к ближнему своему, и попавшиеся им на встречу люди искавшие милостыню, тут же ее находили. Те кто приходили в церковь и просили здоровья, благополучия или карьерного роста, думали что при их добродушном отношении к беднягам попрошайкам, бог их вознаградит, и именно эти люди были основным источником дохода попрошаек. В тот вечер я унес 240 баксов, и оставил людям надежду на то, что их благие дела когда-нибудь вознаградятся.
  Белый конверт
  Было поздно когда я возвращался домой, заходя внутрь на пороге моего дома лежал белый конверт. Я вспомнил те слова дяди Ирвина - про конверт, и зайдя домой открыл его. Там стояло имя Томас Дифенс, и его домашний адрес. В конверте не было ничего лишнего и никаких слов вроде: пришей, покончи или замочи. Было только имя и адрес. Я разогрел еду в микроволновое, и съел, я ложился спать и отрубился сразу как моя голова коснулась подушки - ужасно устал от сего дня. Утром следующего дня я был полон сил и был в предвкушении легкого заработка. Машины я не имел и поэтому шел на работу пешком. Идя мимо одного магазина, я увидел часы, оны были великолепны и изящны. Я захотел их настолько сильно, что решил зайти в этот магазин. Рядом с ними были еще одни часы, сделанные вручную каким то швейцаром, мне ужасно захотелось купить эти часы. По правде говоря я всегда мечтал о роскоши, но никогда у меня ее не было, я был беден и единственное что я мог себе позволить из предметов роскоши - так это дорогие носки, стоимость которых была больше 5 долларов. Я вышел с этого магазина разочарованный тем - что не могу их себе позволить, и отправился на работу. Я читаю лекцию, и Джон Дорин спрашивает меня:
  - а можно я останусь у вас после пар на дополнительные занятия?
  Этот козел был настолько неприятен мне, что каждый раз когда он меня о чем то спрашивал мне хотелось послать его в задницу, и это было нормальным и вполне адекватным поведение на вопрос такого занудного парня как Джон Дорин. Но я себя сдерживал, я не хотел лишиться этой работы.
  - увы, Джон, сегодня не могу, давай в следующий раз.
  Я увидел его опечаленное лицо - этот парень чертов псих. Прочитав несколько дурацких лекций я уже собирался пойти домой, как вдруг уже выходя из аудитории увидел такого же, как и я преподавателя, он был чуть моложе меня и менее опытен. Я увидел на нем такие же часы, как и те что я видел в магазине. Меня это ужасно разозлило, он не проработал здесь и года, а у него уже часы лучше чем у меня - вернее у меня их совсем нет. Я решил купить часы во что бы то ни стало мне. Первая мысль которая пришла мне в голову была - пойти в кафе и продать ангелочков проверенный вариант, так делал тот самый "глухонемой" и так делал я, беспроигрышный вариант. Прождав до полудня я пошел в кафе, на этот раз я был более уверенным чем в прошлый раз. Я разложил мелкие фигурки ангелочков на целый ряд -15 столиков,. Когда я собирал деньги, я увидел свою студентку. Ее звали Кристин Колин, я испугался того что она выдаст мой обман, но вместо этого она грустно кивнула мне и подвинула деньги которые уже лежали на столе, ближе ко мне. Это было странно видеть, наверное она подумала что я болен или что с деньгами у меня совсем туго, раз я зарабатываю притворяясь глухонемым. Если не считать Кристин, все прошло так же как и в прошлый раз - из 15 столиков деньги оставили 12. Я подсчитал что для того что бы мне купить те часы которые мне понравились, мне бы потребовалось бы 20 таких походов в кафе. Это было реальным, но уж жутко не хотелось ходить туда 20 раз и прикидываться глухонемым из-за одних часов. Именно тогда я и начал задумываться о предложении дяди Ирвина, и задумался всерьез об этом.
  Студенты.
  В тот день я читал одну из тех скучных заурядных лекций про статистику, эта статистика была с экономическим уклоном, она была интересна разве что только - Джону Дорину. На этот раз этот проклятый батан не спросил меня даже ни оного ненужного вопроса, странно, может они у него закончились. Когда я закончил лекцию Кристин встала. Это была та самая девица которая дала мне 25 баксов к кафе, она меня узнала в тот день, но я думал что она промолчит и ничего не скажет по этому поводу, я серьезно ошибался. Она встала, и смотря мне прямо в глаза сказала:
  - я знаю что у вас проблемы, я знаю что ваша зарплата ничтожна мала, но это не повод попрошайничать и прикидываться больным, мы поможем вам, я рассказала всем о вашей проблеме.
  Вот дура! Это была первая мысль которая пришла мне в голову, эта Кристин черт ее дери, рассказала всем о том что я попрошайничал, и прикидывался глухонемым к кафе! Но самое удивительное было то, что после речи Кристин поднялся сам Джон Дорин, это батан сказал:
  - мы любим вас, и поможем вам, мы будто единая семья, член которой попал в беду и наш долг ему помочь выкарабкаться из беды.
  Это батан рассчитывал на то что его речь произведет на меня впечатление, или же в лучшем ее исполнении я даже прослежусь, но единственное что она у меня вызвала - так это отвращение и чувство злобы. Теперь все они знают то - чем я занимаюсь, а все из-за этой проклятой Кристин, и кто только ее за язык тянул. Мне было неприятно видеть взгляды студентов, в которых я видел печать, жалость и сострадание, это было ужасно. Одно дело видеть такие взгляды у незнакомцев, но у людей которые тебя уже давно знают - совсем другое. Я попытался исправить все это и сказал им:
  - послушайте, я не нуждаюсь в деньгах, это был всего лишь дополнительный источник заработка, не более того. И вообще вас не касается, то чем я занимаюсь после занятий.
  Это не охладило их пыл и желание помочь, Кристин сказала:
  - не стоит оправдываться и выдумывать небылицы, мы все прекрасно понимаем и мы вам все равно поможем.
  Мне стало наплевать на то, что они думают, и я сказал им:
  - хорошо, помогайте, не знаю чем вы мне поможете, но буду признателен.
  Я сказал это и вышел из аудитории номер 24. Чувства которые я испытывал были погаными.
  Ночь с Ирэн.
  Ирэн была моей соседкой. Этой ночью я занимался с ней любовью, она была довольно страшной, если не сказать грубее, но все же лучше чем ничего. Я пристроился к ней сзади, и через пару минут дело подошло к концу, я начал кончать. Средняя скорость полета спермы составляет около 45 км/ч, с этой же скорость бежит собака, или же летает ворона, я знаю это, потому что работаю преподавателем статистики, но об этом никогда студентам не рассказывал - в их программу обучения входят только те знания, которые никогда им не пригодятся в жизни, и только те знания которые могут быть интересны только полному придурку, иди же Джону Дорину. Струя горячей спермы вылетела с моей уретры со скорость 45км/ч и попала на спину Ирэн, я рухнул на кровать и только хотел заснуть как она начала мне что то говорить. Это ужасно, ужасно когда после секса тебе ни хочется ничего, а кто то с тобой пытается говорить. Ирэн говорила:
  - знаешь что меня вытурили с работы, знаешь за что?
  Не поднимая головы с подушки, я спрашиваю ее почему, и почти засыпаю при этом.
  - эти сволочи сказали что у них слишком много работников, якобы людей работающих на них уже слишком много и сеть этих мошенников продававших косметику арифлейм уже разрослась на столько, что им некому продавать эту косметику.
  Я почти храпел, но слышал все что она мне говорила, я попытался промямлить "ага, я тебя понимаю" но получилась какая то словесная каша. Ирэн продолжала:
  - Эти козлы морочат голову всем, не только тем кому они ее продают, но и их продавцам, они им платят 1 треть от выручки, это слишком мало, а ведь все деньги достаются только нескольким - тем кто на самой верхушке этой треклятой пирамиды.
  Я резко открыл глаза и подскочил с кровати.
  - повтори, что ты сказала!
  - что именно?
  - то про пирамиду, разъясни подробнее, чем они там занимаются?
  Я был взбудоражен, и кажется что ко мне в голову пришла отличная идея. Ирэн повторила те слова про их систему продаж, и то что все барыши достаются только самой верхушке пирамиды. Тогда я и придумал как мои студенты могут мне помочь. Я решил сделать как эти торговцы той самой дешевой косметикой арифлейм. Попросить нескольких студентов что бы они помогли мне. Я лег тогда с этой мыслью и еще долго не мог уснуть, лежа ночью я глядел в потолок и под храп Ирэн размышлял про свой план, который у меня созрел.
  Кристин и Джон.
  Следующий день обучения, я все думал как сказать им об этом, ведь они могут меня неправильно понять. Я все же решился и оставил Кристин Колин и Джона Дорина после занятий. Я посадил их возле себя, а сам сел на край стола и начал:
  - помните, вы пытались мне помочь, так вот мне сейчас требуется одна услуга, но сразу предупреждаю, она странновата и требует не малых усилий.
  Я хотел преподнести им свою идею так, что бы они приняли ее не в штыки, а немного поразмыслив и поняв что она не такая уж и плохая.
  - мой план предельно прост и понятен, если вы хотите получать деньги и еще при этом помочь мне, то выслушайте его внимательно.
  Лицо Дорина стало беспокойным, его рот открылся и было видно, как он стал волноваться, он был взбудоражен тем что слышит.
  - каждый из вас получит разные указания и у каждого из вас будет своя работа, но у этой работы есть общее - вы будете делать вид что бедны, или что вы ужасно больны и вам требуются деньги.
  Уголки рта Дорина были полны слюны, он не глотал ее и она высохла и превратилась в белую массу, застывшую на краях его губ, ужасное зрелище.
  - ты Джон сядешь возле церкви и будешь просить денег под предлогом что болен раком и говорить что деньги тебе требуются на операцию. Ты Кристин пойдешь в то самое кафе, в котором ты меня и увидела, и будешь там притворяться больной или глухонемой, продавая фигурки ангелочков будешь зарабатывать деньги.
  Что бы они поняли что это важно, я решил солгать им и сказать:
  - ведь я это делаю не ради денег, я серьезно болен и мне нужно деньги на операцию, работая преподавателем таких денег не соберешь. Я не расскажу чем болен, так как не хочу что бы вы жалели меня.
  Я подал им это так, что они прониклись моей проблемой, Дорин наконец закрыл рот и слизнул ту белую массу что была у него на уголках рта, проглотив ее он сказал:
  - я помогу вам!
  Кристин откинулась на спинку стула и сказала:
  - но, а как же насчет совести, нам придется обманывать людей!
  Она говорила это возмущенно.
  - вам не придется обманывать, всю ответственность я беру на себя, а вам лишь придется мне услужить, и вы за это получите деньги в виде 25 процентов от того что получите.
  Итог был таковым что я убедил их, Дорин был готов на все, ради моей идеи, но вот с Кристин пришлось повозиться, было не просто внушить им то, что это нормально, но я сумел.
  Из воспоминаний.
  Был обычный день, и я вел обычную лекцию, она ничем не отличалась от остальных. Я рассказывал о том, как полезно было бы прочитать книгу про экономическую статистику, в который были бы миллион ненужных теорий и цифр, которые были бы бесполезными на протяжении всей жизни. Я рассказывал это как вдруг на столе у Дорина увидел газету, на первой ее стороне была статья, заголовок который был такой: УЖАСНОЕ УБИЙСТВО С РАСЧЛЕЛЕНЕНИЕМ! Под этим заголовком была небольшая статья об убийстве.
  Я вспомнил тогда своего отца и свой дом. Жили мы в фермерском дому, я и отец. Это были прекрасные места, я гулял по зеленой траве, у нас была своя скотина, и я помню этот прекрасный фермерский запах. Я помню его из самого детства. Одним днем я гулял возле дома и копался в земле палкой, я услышал что пришел дядя Ирвин, и еще один человек. Они зашли в сарай, в сарае было много сена и садовых инструментов. Я копался в земле и услышал какой то рев, рев был похож на тот рев когда режут свинью, глухой и невнятный. Я подошел ближе, дверь была большой и двустворной, она была открытой. Тогда я узнал чем занимается мой отец и дядя Ирвин. На пне был труп человека, его заколол отец, у отца в руке был топор, весь в крови и ошметках мяса. Пень был весь красный, на нем лежал уже мертвый человек, отец продолжал бить его топором, он разрубил его на много маленьких кусочков. После этого он скормил их свиньям и от трупа ничего не осталось. Помню, раз в месяц отец закалывал на том же самом пне и свиней, мы ели их, а они ели людей. Но мясо у них было вкусным. Потом мне еще не раз приходилось видеть похожие картины, я не был слабонервным, и мен не было жалко тех людей, которых убивал отец, я просто наблюдал за этим и все. После каждого такого раза отец кормил свиней, а свиньи в свою очередь нас. Я давно не думал об этом, но статья в газете пробудила эти воспоминания во мне, я стоял и смотрел на газету, просто стоял и смотрел. Я простоял так наверное минуту или две, студенты при всем этом не сказали ни слова, и тоже смотрели то на меня, то друг на друга.
  Первая работа.
  После лекций я оставил у себя Кристин и Дорина. Я дал им трухлявую одежду, слегка намазал их лица грязью, что бы придать им более подобающий вид попрошаек. Я отправил Дорина к церкви, и дал ему подробные указания, я также дал ему 40 долларов, так как место там стоит именно столько. Кристин же я дал много листовок с текстом, и собственно самих ангелочков. Этих милых ангелочков у Кристин было штук 20. Первый отправился Дорин. За ним Кристин. Они шли в разных направлениях, Дорин должен был идти в царьков и купить там место, а Кристин пойти в кафе и притвориться глухонемой. Им все было предельно ясно и понятно, я дал им подробные указания. Я же в это время, решил проследить за тем как они выполнят мои поручения. Я сказал им что мне пора идти, и у меня важные дела, но сам отправился вслед за Дорином. Мне хотелось убедиться, что он не струхнет и сделает все как подобает, знаю я этого маленького засранца, ему лишь бы поспрашивать дополнительные вопросы на лекции, а вот на деле я его еще не видел. Он шел к церкви пешком, я шел за ним следом, но держался на расстоянии что бы он меня не засек. Его походка напоминала походку человека которого жутко мучает зуд в заднице, и он всеми силами пытается почесать булкой о булку что бы унять зуд. Я следил за ним и когда он дошел до церкви он просто сел - этот балван забыл что я сказал купить место, он просто сел на свой зад и поднял руки вверх в попрошайническй манере. Я знал что его ожидает, я знал что сейчас будет. В ту же минуту к нему подбежала та самая женщина, которая и продавала места возле церкви и начала на него орать. Дорин растерялся и начал что-то несвязно бормотать, его лицо было испуганным. Мне надо было что то сделать, иначе он просто свалил бы от туда с криками, я подошел к ним и дойдя сказал что - этот парень мой напарник, и что он новичок в этом деле, я и сам был новичком, но что то уже стал понимать в этом. Я сказал что он забыл дать деньги так как у него проблемы с головой. Дорин же увидев меня обрадовался, и даже перестал нервничать. Мы дали ей 40 баксов и она отвалила. Я подсел к Дорину на асфальт и обнял его одной рукой, о.т него воняло потом вперемешку с дезодорантом, жуткая смесь. Я сказал ему:
  - Джон, ты ведь хочешь стать умным человеком, ведь так да?
  Он естественно ответил что хочет, я на это и рассчитывал, я продолжал:
  - ну так вот, если ты хочешь стать умным человеком то ты многое должен повидать в жизни, а как повидать радости благ и богатств, не повидав горести и бедности, тебе придется пройти через это если ты хочешь стать сильным.
  Я умел убеждать студентов, но Джон Дорин верил каждому моему слову безоговорочно, что делало из него незаменимого работника. Я убрал руку с его плеч и сказал:
  - сейчас мне надо идти, а ты заработай для мен денег, ведь мы одна семья, ведь так, 25 процентов от выручки можешь оставить себе.
  Я ушел. Я пришел домой и взял конверт от дяди Ирвина. В нем было имя Томас Дифенс и его адрес. В тот вечер я решил отправиться к нему.
  Томас Дифенс.
  Все это время я сидел дома и разглядывал журнал, в нем были тысяча наименований всеразличных часов, от тех которые делают в ручную, до тех которые штампуют на заводах. Я разглядывал их и каждую модель представлял у себя на руке, я думал какая из них мне больше подойдет. В эту ночь я должен был убить Томаса Дифенса, его имя было написано в белом конверте, что прислал мне дядя Ирвин. Я уже знал как его убью, и подготовил для этого шприц в транквилизатором, его я украл в зоопарке несколько лет назад. Когда настала ночь, я вышел из дому, было довольно холодно и сыро, мне было не по себе от той мысли что я начну убивать ради денег. Всю дорогу от своего дома, до дома Томаса Дифенса я рассуждал сам с собой:
  - что в этом такого, ну умрет этот Томас на несколько лет раньше его предназначенного срока, ну и что, ведь если посмотреть на это с другой стороны то Томаса убью не я а его заказчик, то есть дядя Ирвин, я лишь исполнитель.
  Я пытался оправдать себя и у меня это получалось, меня не сильно мучили угрызения совести, но все же было неприятно то, что я хотел сделать. Когда я дошел до дома Томаса было уже около двух часов ночи. Томас снимал квартиру, я проник в нее по лестнице с заднего двора. Это было просто. Томас сладко спал у себя на кровати. Я подошел ближе и пригляделся ему прямо в лицо, оно было таким же невинным как у младенца. Не знаю, что он такого натворил, что его захотели убить, но выглядел он таким же безобидным как котенок. Я знал что я с ним должен сделать. Пока он спал я достал шприц с транквилизатором и отодвинул одеяло в районе его задницы. Томас спал на боку. Я прицелился острым концом иглы ему в зад и начал считать до трех. Вообще я сам боюсь уколов
  - рас.
  Но дело стоило того, да и ведь укол с транквилизатором я делаю не себе, чего боюсь?
  - два.
  Почему я боюсь сделать укол в чужой зад. Пока я рассуждал сам с собой, Томас проснулся и увидев мою морду над собой он заорал. Я не растерялся и тоже крикнул
  - ТРИ.
  Я вонзил ему шприц в зад и надавил на него. Транквилизатор подействовал незамедлительно, Томас перестал кричать и вырубился. Его тело лежало на кровати, транквилизатор был мощным и его предназначением было нейтрализовать буйных животных, что уж там говорить о человеке который весил около 70 килограмм, да и был только спросони - Томас был в глубочайшей отключке. Он бы мог пролежать так часов 10 не меньше, доза была рассчитана на буйного гиппопотама. Его тело всецело принадлежало мне. Я знал что буду с ним делать. Я оттащил его в ванную и достал из его шкафчика бритву. Я взял Томаса и поставил его перед зеркалом, я облокотил его на себя, и придерживал одной рукой что бы он не упал, другой рукой я намазал его лицо пеной для бритья. По статистике шанс того что вы получите глубокий порез бритвой равен 1 к 15 500. Я взял бритву и начал брить ему лицо. Я смотрел в зеркало напротив и видел в отражении - лицо Томаса в пене для бритья, и себя - обхватившего Томаса и державшего бритву в руке. Пока я брил лицо Томаса, я думал о том что куплю на деньги заработанные за Томаса. Я побрил ему одну шику, и перешел на подбородок. Золотые часы выполненные в ручную старым швейцаром, или же платиновые выполненные на заводе, но ничуть не хуже. Я побрил ему подбородок, и перешел на другую шику. Я думал - что лучше для простого учителя статистики, золотые часы или платиновые. Обе шики были побриты, я принялся брить ему щетину возле горла. Я думал как я буду смотреться лучше - с золотом или с платиной. Я смотрел в зеркало и представлял часы на своей руке. Бритвой я провел горизонтальную линию по горлу Томаса, она оставила темно багровый след на пене для бритья. Кровь потекла по пене, и на фоне белого казалась еще темнее чем обычно. По статистике шанс того что вы получите глубокий порез при бритье равен 1 к 15 500, а шанс того что вы при бритье получите смертельную рану равен 1 к 5 000². Томас умер безболезненно, да и побритый. Кровь все сочилась из под пены для бритья и окрашивала эту белую массу темно багровыми тонами. Я перестал держать Томаса, и он с грохотом упал вниз, я отпустил бритву и она тоже упала. Все так, как и должно быть это - несчастный случай. Я не нарушил статистики, я знал ее, в этом году несчастных случаев с летальным исходим, связанных с бритвой было не так много, так что этот случай с Томасом только поправил статистику на сей год. Перед выходом я еще раз осмотрел квартиру и убедился, что следов моего пребывания тут не обнаружат. Я вылез, так же как и зашел к нему - через лестницу заднего двора. На часах было 04:24, было очень темно и холодно. Я решил не идти домой, а дождаться утра на лавочке близь университета. Я сел на лавочку, взглянул на ночное небо и заплакал. Я был абсолютно один, в абсолютной темноте, и с абсолютно истощенной душой. Мне не хотелось жить. Такого поганого настроения у меня не было никогда. Возможно, эти мучения и угрызения совести были своего рода посвящением в убийцы, и отец лжи порока и зла - сатана, принял меня в свои холодные объятия. Так я просидел до самого утра, размышляя об этом.
  Кем вы считаетесь, если люди работая - отдают львиную долю вам?
  На утро я был уже в кабинете номер 24. У меня были синяки под глазами от того что я плакал всю ночь, да и было это в холод собачий. Кристин и Дорин увидев синяки у меня под глазами подумали что я моя болезнь усилилась. Тем утром они подошли ко мне с маленьким конвертом, я заглянул внутрь и увидел там кучу денег, они были сложены пополам и завязаны резинкой. На вид там было не менее 500 долларов. Я спросил у них:
  - а что насчет себя, себе то вы деньги оставили?
  Дорин поправил очки на носу и ответил:
  - да, как мы и договаривались 25 процентов, я в жизни столько денег не получал, это здорово.
  Дорин по видимому был рад, так же как и я, когда получил кучу денег почти просто так, да и думал он, что это он делает во благо мне, что делало эти деньги еще привлекательнее. Кристин же была не так довольна этим, ее мучили думы о том - что она якобы обманывает людей. Я увидел в ней эти настроения и принялся избавляться от них.
  - Кристин, почему ты недовольна, если бы не ты в том кафе сделала такое, то обязательно сделал бы кто-нибудь другой, и сделал бы он это в коварных целях, а ты делаешь это во благо обществу и во благо мне. Общество иногда так и жаждет испытать чувство благородства и покровительства над кем то, а кто как ни мы можем им это чувство подарить, давая деньги тебе, они думают что помогают нам и чувствуют себя лучше, считай что ты продаешь людям положительные эмоции, и при всем ты продаешь их по очень низкой цене.
  Дорин услышав эти слова, вдохновился ими и поправил свои очки еще раз, но уже с чувством гордости за свою работу, и в лице Кристин я увидел проблески понимания, ее угрюмая гримаса начала исчезать и на месте ее появлялась новая. Всю лекцию что я вел, Дорин хвастался тем что заработал кучу денег, но его благородство побудило его отдать их мне - то есть его преподавателю. Этот балван рассказывал эту историю на право и на лево - в самом буквальном смысле, его голова сначала была повернута на лево, потом на право и все это время он голосил не переставая. Каждый в этой аудитории узнал про то, что Дорин самый благородный из всех ныне живущих, и то, что я сильно болен. Я не был болен, я придумал это что бы Кристин Колин и Джон Дорин могли зарабатывать деньги без зазрения и угрызения совести. Ведь что может быть благороднее чем помочь ближнему своему. В этой аудитории все думали что я ужасно болен и что если я не найду денег то в ближайшее время помру. Это было мне на руку, они слушали каждое мое слово так внимательно, думая что мне осталось совсем немного. Они думали что я умираю, медленно но верно отправляюсь на тот свет, с каждой лекцией шанс того что я умру становиться все больше и больше, мне нравилось это. Они делали и слушали меня так, как никогда раньше, мысль того что я в ближайшем будущем останусь лишь воспоминанием для них, делала их послушными и покорными. Но я не умирал, я и не собирался умирать. Я пришел домой у удивительно приятном для меня настроении. Странные колебания в настроении, еще вчера я был ужасно подавлен и мне не хотелось жить, а теперь я полон сил и живее всех живых. Наверное, это бы звучало парадоксально из уст человека, который бы сказал что смертельно болен, но при этом что он живее всех живых. Мне позвонил Ирвин.
  - да.
  - привет сынок, я безмерно рад тому - что ты сделал, ну рассказывай как оно, первое твое дельце?
  - погано, я хотел покончить с собой после того как убил Томаса.
  - тише, тише, сынок это не телефонный разговор, приезжай-ка ты лучше ко мне, там все и обсудим.
  - это было ужасно дядя Ирвин, я как будто бы лишился души, я даже плакал.
  - ну, ну, это у всех бывает, помню себя в первый раз, в тот день я напился как свинья, но мне это не помогло, стало только лишь хуже. Не печалься так сильно, это естественно - то что с тобой сейчас твориться, кстати проверь почту там тебя ждет награда за твою работу. Приезжай ко мне как только сможешь.
  Дядя Ирвин был полон радости за меня, ему казалось что мое жизненное предназначение убивать и пойти по стопам отца, но я этого не хотел, но еще больше я не хотел быть бедным и зависимым, эта дилеммы была заведомо проигрышной и любое решение было бы неверным.
  Запах денег.
  Я проверил не пришло ли мне письмо. Дядя Ирвин сказал мне проверить почту, почты у меня не было поэтому письма валялись прямо на пороге дома. Я вышел на крыльцо и увидел под поликом конец конверта, я достал его из под полика и заглянул внутрь. Внутри этого конверта были деньги, они были новенькими прямо из банка. Деньги были завязаны банковской бумагой, на которой было написано 2000 долларов. Дядя Ирвин прислал их мне как плату за убийство Томаса Дифенса. Это были огромные деньги для меня, я знал что буду с ними делать. В тот же день я пролистал журнал который продавал часы всеразличных марок и моделей. Я выбрал себе платиновые часы фирмы audemars piguet за 2500 долларов. Я заказал их. Вскоре мне их прислали. Эти часы были изящны и утонченны, они сидели на моей кисти так, будто были сделаны именно под мою кисть. Весь следующий день я смотрел на часы, я смотрел на них не потому что мне было интересно сколько времени, или я опаздывал, а потому что я ими любовался и выпендривался сам перед собой. Эти часы были лучшими что я видел. На учебе в тот же день ко мне подошли несколько моих студентов. Они были веселы. Они сказали мне:
  - Джон и Кристин рассказали нам про то что они зарабатывают деньги, и немалые, они рассказали нам как они это делают, мы тоже хотим попробовать себя в этом деле, и мы знаем про 25 процентов которые полагаются нам.
  Этих студентов было 5. Все парни и все желали принять участие в той афере что я придумал. Я сказал им:
  -не так давно моя болезнь начала прогрессировала, я бы не позвал вас на эту работу, если бы не состояние моего здоровья, вы знаете что вам придется делать?
  Я взглянул на свои часы.
  - да, мы знаем что нам придется делать, нам уже рассказали про этот - ваш метод. И знаем места.
  Эти студенты были одними из тех, кто желал получить кучу денег на ровном месте, не имея знаний и опыта, такое бывает редко, но им это удастся. Я решил прикрепить их к Дорину, а Дорина сделать главным в их компании. Они должны были оккупировать несколько церквей и просить милостыню там. Дорин же как более опытный их всей их шайки был их предводителем, предводитель их него так себе, но все же лучше чем ничего. Я снова взглянул на часы. Они потрясающи. Сегодняшний день я должен был провести с Ирэн. Мы с ней договорились поужинать в ресторане, я не мог бы позволить себе пойти в ресторан еще неделю назад, а сейчас знаю приемы, которые помогают мне добывать большие деньги на пустом месте. После работы я отправился домой и переоделся. Заранее я купил куклу ребенка в полный его рост. Я одел старые вещи которые воняли и прохудились и отправился в самую лучшею гостинице этого города. В этой гостинице собирались все бизнесмены приехавшие в этот город по делам, и все те кому было некуда потратить деньги. Это было идеальное место для моего умысла. Устроившись поудобнее в тени, я поставил куклу младенца и написал на картонке: "ПОМОГИТЕ ОДИНОКОМУ ОТЦУ ПРОКОРИМТЬ ДОЧЬ" это должно было вызывать немереную жалось по отношению ко мне. Вспомните как часто вы видели мужчину с ребенком который бы просил денег? НИКОГДА. Так что это не было чем то заурядным, но на всех этих людей которые проживали здесь действовало безупречно. В первые же 10 минут мне дали 50 долларов. Я хотел получить деньги что бы пойти с Ирэн в кафе. Ирэн не была красавицей, но она была милой, наверное если бы она была красивой то от ее милости не осталось бы и следа. Так что отсутствие ее красоты с лихвой компенсирует ее милая душа. Да и к тому же, знал я ее уже миллион лет. Итог всей этой затеи был таков - просидев здесь два часа с куклой младенца, я заработал 450 долларов. Это огромные деньги для меня. Каждый их тек то давал мне деньги, думал что он делает великое добро, даже если из под лохмотьев у меня сверкают платиновые часы, а в голове лишь корысть, но им казалось что они делают добро, на самом же деле они лишь поощряли мое своекорыстное эго, которое росло с каждым поданным мне долларом. Я посмотрел на свои часы, встал, выкинул куклу в мусор, отряхнулся и ушел со своим заработком.
  Ужин с Ирэн.
  Мы сидели за столиком в хорошем ресторане, на Ирэн были красные туфли и темное платье. Я никогда не водил ее в рестораны, ей здесь нравилось. Она заказала себе разной еды, название которой я не смог прочитать без запинки в меню. Это была трудно выговариваемая еда, дорогая но все же вкусная. Она сожрала целого омара, когда она его ела она раздробила ему весь панцирь и при этом все кости или клешни, не уверен точно, я никогда не умел есть омаров, но думаю ломать все что в нем было не обязательно. Ирэн нравилось здесь, тихая музыка и приглушенное освещение создавали очень уютную и приятную атмосферу. Я заказал себе мяса и жаренную картошку, это была единственная еда название которой я смог произнести правильно в этом ресторане. Я резал мясо и при этом невольно смотрел на свои часы, я думал о том какие они прекрасные. Если бы я не убил Томаса Дифенса, то у меня бы их не было, иногда когда я на них смотрю я вспоминаю его, мне кажется что частичка души Тома навсегда осталась в этих часах и при каждом тике этих часов мне слышаться его отголоски и стон. В общей сложности мы с Ирэн сожрали еды на 450 долларов, это было достаточно много, но ныне я мог себе позволить такую роскошь. Я расплатился с официантом, оставил ему на чаевые и мы пошли домой. По дороге я купил бутылку хорошего вина, что бы распить его уже дома вместе с Ирэн. На часах было 22:45, темно, но ветер был приятный, прохладный и освежал лицо всякий раз как дул. Проходя мимо моста я чуть не стравил свой ужин на асфальт, причиной тому был мой студент который сидел на асфальте и просил милостыню. Рядом с ним лежала картонка на которой было написано : "ЭТОТ ДЕНЬ ПРЕКРАСЕН, ЖАЛЬ ЧТО Я НЕ МОГУ ЕГО УВИДЕТЬ" Этот чертов псих притворялся слепым и просидел тут весь день. Он увидел меня, да слепой увидел меня, и он улыбнулся мне. Я встал посреди моста и смотрел на него с широко раскрытыми глазами, в моих глазах читался весь ужас и шок который я тогда испытал. Я просто застыл на месте и смотрел на него. Очнулся я от этого шока только тогда, когда Ирэн взяла мою руку и немного сжала ее. Ее рука была холодной, она сказала мне:
  - как жалко этого бедняжку, давай дадим ему денег.
  Когда Ирэн это сказала она просто таяла на глазах, вся ее женская натура требовала того, что бы я дал ему денег. В глазах Ирэн было столько благоговейной жалости и печали, что аж мне захотелось пустить слезинку по поводу этого слепого парня, который на самом деле был абсолютно здоровым, и при этом он еще и был мои студентом. Я достал из кармана бумажник, открыл его и дал тому слепому парню пять долларов. В глазах Ирен я увидел гордость за меня и мой поступок, она будто бы говорила мне глазами - ты самый благородный парень. Мы ушли от туда, мне было довольно странно видеть своего студента в это время в этом месте и в этом образе - образе слепого попрошайки. Мы выпили вино вместе с Ирэн и отправились в кровать, я нежно обнял ее, и мы занялись любовь. Я был не идеальным любовником, сейчас вы поймете насколько, когда мы занялись любовью, я кончил через две минуты после ее начала. Я думаю все дело в том что я переволновался за этот день, да и алкоголь на мои половые функции влияет неблагоприятно. Итог был неутешительным, Ирэн уснула сжимая от злости зубы, я же уснул как младенец почти сразу после того как эякулировал. По статистике преждевременной эякуляцией страдает 35 процентов мужчин на всей планете, они кончают преждевременно при каждом половом акте и по статистике у всех мужчин как минимум один раз в жизни случается преждевременная эякуляция. Я знаю это.
  Время собирать жатву.
  Утром следующего дня я проснулся от того что Ирэн храпела как паровоз, ее храп был столь сильным что перепонки в моих ушах вибрировали каждый раз когда она всхрапывала. Я не мог продолжать спать с ней при таких условиях, мой сон чуткий как у младенца и я не потерплю постороннего шума, который бы меня отвлекал от этого потрясающего занятия. Я встал, умылся и отправился в офис дяди Ирвина. На входе секретарша дяди Ирвина меня узнала, и сказала что мистер Ирвин ждет меня в своем кабинете, она всегда так говорила когда видела меня. Я дошел до его офиса и только хотел открыть дверь, как вдруг она сама распахнулась, и из нее вырвался дядя Ирвин. Он был невероятно бодр, поначалу я думал что он принял какие то лекарства или под старость лет сошел сума, но он был рад тому - что я продолжил ремесло отца. Он буквально выпорхнул из своего кабинета и оставался в таком состоянии все последующее время, что мы с ним говорили. Он обнял меня и похлопал по спине со словами:
  - ты все-таки сумел, малыш!
  Левой рукой дядя Ирвин пригласил меня в его кабинет, а правой рукой он похлопывал меня по спине все время что я заходил туда, он был невероятно бодр.
  - ну что сынок, как тебе? Томас был жутким типом, ты не думай что он был таким же жалким и невиновным как могло бы показаться по его слащавой мордашке, он был поддонком каких свет не видал. Ты сделал великое дел когда побрил его.
  Дядя Ирвин посмотрел на потолок и повторил:
  - побрил его.
  Это его дико рассмешило, он начал смеяться как ненормальный и при этом иногда повторял:
  - побрил его до смерти.
  Я решил похвастаться перед ним и демонстративно начал смотреть на свои часы. Дядя Ирвин обратил на них внимание, его взгляд поменялся и он сказал:
  - ты же уже взрослый, хватит носить на руках всякую дрянь, купи себе нормальные часы.
  Я думал что он шутит, но его взгляд дал мне все понять, дядя Ирвин тогда разбил мне кусочек сердца, именно тот кусочек моего сердца который любил эти прекрасные часы. Странно, что у самого дяди Ирвина часов не было вообще, я пытался утешить себя тем, думая что мой дядя просто не разбирается в часах. Жуткое ощущение когда то, что ты любил и считал идеалом красоты, так легко рушат и стаптывают с грязью, когда дядя Ирвин смотрел на мои часы его выражение лица становилось таким, будто он смотрит на кучку говна, которую кто то оставил у него на ковре собственного дома. Когда же его взгляд поднимался с часов на мое лицо, то он снова становился тем безудержным и веселым стариком - каким он выпорхнул из своего кабинета две минуты назад. Он так радовался за меня, и что я убил Томаса, что морщины на его лбу и глазах от улыбки стали похожи на глубокие шрамы, будто кто то прорезал ему на лбу ножом длинную дорожку и когда она зажила, след все равно остался. Я должен был зайти в университет и прочитать одну лекцию своим студентам. Через пол часа восхвалений и дифирамб в мою честь я попрощался с дядей Ирвиным и отправился в университет. Там меня ждал сюрприз. Помните того самого парня которого я встретил на мосту когда шел с Ирен, так вот он сидел на парте и в руках у него были деньги. Целая куча денег предназначенных мне, все эти деньги были деньгами церковных прихожан и тех кто жаждал помочь беднякам, меня это не останавливало, я взял деньги у этого парня и сказал ему:
  - а что себе? Что заработал ты?
  Его лицо было довольным и насыщенным позитива, он сказал мне что получил за один день кучу денег и что не собирается работать а тем более учиться, он сказал что нашел свое жизненное предназначение, прикидываться бедняком или глухонемым или слепым. Странно что человек может считать своим жизненным предназначение попрошайничать и строить из себя больного, но это было прибыльным занятием. Джон Дорин, Кристин Колин и еще пятеро студентов - все они были попрошайками, все они приносили мне 75 процентов тех денег которые они заработали, я знал что никто из них не берет больше 25 процентов потому я сказал им что деньги мне нужны на лечение тяжелой болезни, чувство жалости и чувство долга предо мной было столь велико что они готовы были отдать мне все деньги которые отжулили у доверчивых людей. Вскоре молва о легком заработке распространилась по всему университету, друзья рассказали друзьям, а те друзья рассказали другим, и вскоре ко мне за работой потянулись все новые и новые студенты. Ко мне подходили девушки, парни, со спокойным выражение лица, злые, улыбающиеся, одним словом -все. Аудитория номер 25 стала для этих студентов чем-то вроде трудоустраиваемого офиса, где им давали работу на определенных условиях, а я стал для них работодателем.
  Расцвет империи жулья и корысти.
  Каждая моя лекция стала собранием и обсуждение нашей работы, ко мне на 'лекции' стали приходить студенты со всех курсов и факультетов, мест на всех не хватало и многим приходилось стоять а то и даже сидеть на полу, что уж там говорить о партах - все парты были в студентах, все парты были у задницах сидячих студентов, но больше всех не везло тем кто сидел на стульях этих парт, ведь в опасной близости с их мордами были задницы. Аудитория номер 25 стала неофициальным офисом, студенты стали неофициальными работниками и сотрудниками этого офиса, я стал их работодателем и начальником в одном лице. Каждая последующая лекция стала обсуждением идей и планов по нашему бизнесу. Ко мне приходили новички, которых я обучал и которые сразу же после первой их прибыли хотели еще и еще. Вы наверное задумываетесь а как насчет остальных учителей и прочих, все они уже давным-давно заметили эту ненормальную активность студентов и то что моя аудитория была переполнена, я объяснял это тем что мои лекции очень интересные и что студенты сами ходят на них с огромным удовольствием. На пороге прямо возле двери стоял студент, я его туда специально поставил что бы если кто то решиться заглянуть в наш офис - аудиторию номер 25 то мы все сразу же принимали самый безобидный вид и я начинал читать им лекции. Лекции были скучны и заурядны настолько, что все кто решался заглянуть внутрь уходили через 5 минут, а тот факт что половина студентов сидели на партах или на полу делало пребывание здесь тяжким и невыносимым для обычного обывателя, который не мог простоять в таком аду и пяти минут. Когда же двери снова закрывались и посторонние люди уходили, мы снова начинали обсуждать дела. Мне следовало создать ряд правил и указаний на тот случай если кому о вздумается проболтаться другим преподавателям или родителям, поэтому первое правило было таким:
  - 1 ни в коем случае не обсуждать то - чем мы занимаемся тут вне аудитории.
  Это правило было основным, тех кто его не выполнял мы удаляли из нашего круга и не давали ему заниматься прошение денег одному, те кто увидели бы его возле церкви, в кафе или на мосту стазу бы его от туда выгоняли. Второе правило должно было предотвратить кражу денег - моих денег, поэтому это правило я сделал рассчитывая на человеческую жалость и добродетель:
  - 2 все деньги полученные вами идут на благое дело - на спасение жизни, поэтому ваша доля от выручки составляет 25 процентов, остальное же идет наш общий котелок.
  - 3 мы все одна команда, любой кто нарушит ее безопасность будет удален без права вернуться.
  Общий котелок это была лишь формальность, все деньги шли мне, я был котелком, но формально это был настоящий котел в который студенты клали полученные деньги. Со временем выстроилась целая иерархическая система, студенты разбились на группы, и вожаков этих групп назначал лично я. Было несколько групп. Группа по сбору денег в церквях - они оккупировали церкви со всех сторон и просили милостыню у всех прихожан. Группа по сбору денег в кафе и ресторанах, они терроризировали своими визитами всех неравнодушных и получали с них деньги. Группа уличных попрошаек, самая распространенная группа среди всех, они были везде, их было много, очень. Эта группа была самой обширной но и самой прибыльной, они стояли на всех улицах которые считались центральными. Кристин Колин была лидером группы по захвату кафе и ресторанов, в ее группе было около 25 человек, они подчинялись ей, а она в свою очередь подчинялась мне. Джон Дорин с виду заумный но и в тоже время глуповатый молодой человек был лидером группы по захвату церквей, вкус денег изменил Джона Дорина, он стал более жестким и целеустремленным. Все эти студенты подчинялись Кристин и Джону, а Кристин и Джон с свою очередь подчинялись мне. У группы по терроризированию прочих улиц не было лидера, все поручения отдавал им я в аудитории номер 25 - нашего негласного офиса и головного центра. Это был самый разгар империи, время которое сотворило из шайки жулья целую армию попрошаек, которые напрочь забыли о совести и морали при виде денег и легкой наживы.
  Вы не разбогатеете если у вас нет начального капитала.
  Помещение аудитории было слишком тесным для нас всех, каждый сантиметр этой аудитории был занял людьми, людские запахи смешались воедино и превратилась в ужасный смрад, этот поганый коктейль из адского смрада состоял из запаха пота, запаха самих людей и их дыхания. Каждый раз заходя в эту аудиторию мне начинало жутко не хватать кислорода, каждый из этих людей жадно поглощал его, отчего у меня начинала кружиться голова, да и нет только у меня. Надо было искать другое место, помещение как минимум в 4 раза больше этого. Это стоило денег. Денег у меня было достаточно на то что бы снять хорошее помещение, но нам еще нужны были - силиконовые куклы с подвижными глазами, рванные вещи которые могли бы сохранять тепло и не пропускать влагу внутрь и маленький фургон, который бы мог развозить людей по церквям, кафе и ресторанам. На это денег бы мне просто не хватило. Я знал что должен сделать, дядя Ирвин был единственным моим знакомым который бы мог занять мне много денег. Я бы ни за что не стал обращаться к нему за помощью, но обстоятельства вынуждают пойти на этот шаг. Утром следующего дня я задумался о том что костюм, в котором я ходу ужасный, я не замечал этого раньше но он и вправду был поганым и безвкусным, к тому же он не подходил к моим часам. Я захотел купить себе смокинг. На все это нужны были деньги, я одел старый костюм и отправился к дяде Ирвину. Всю дорогу я чувствовал что этот костюм ужасен, безвкусен и буквально липнет к моему телу. Я не замечал этого раньше, сейчас же мне кажется невыносимыми муками быть внутри этого костюма, паранаедальная мысль того что мой костюм поганен не покидала меня и только лишь усиливалась. Я накрутил сам себя. Каждый взгляд прохожего делал мне больно, мне казалось что именно сегодня он стал таким плохим. Я вошел в здание где работал дядя Ирвин и секретарша увидев меня помахала мне рукой, она сказала что - мистер Ирвин в своем кабинете. Я направился туда, постучал в дверь и услышал голос:
  - ЗАЙДИТЕ.
  Я зашел и увидел дядю Ирвина читавшего какой то журнал. Он увидел меня и подошел что бы обнять. Он всегда радовался мне, и моему визиту он был рад. Он спросил меня:
  - ты по делу или просто навестить старика?
  - я пришел по делу, мне нужны деньги на одно дело, я хочу стать бизнесменом.
  От слова "бизнесмен" дядя Ирвин чуть ли не заржал, он схватил меня за плечо и сказал:
  - я дам тебе кучу денег если ты станешь для меня выполнять те услуги которые в свое время выполнял твой отец - персональным убийцей.
  Я знал чего он хочет, но мне было неприятно думать об этом. Я сказал ему что мне нужны 5 тысяч долларов. Он сказал:
  - ХОРОШО.
  Это было единственным что он сказал, он даже не спросил зачем и когда, просто ХОРОШО и все. Это было странно, он посмотрел на часы которые висели у него на стене и вышел из своего кабинета, я отправился домой. Вечер этого дня я должен был провести с Ирэн, я пригласил ее в ресторан. Мы заказали себе несколько блюд и заказали вино, я ел и думал о том, какой смокинг мне больше подойдет к этим часам. Заглатывая кусок не пережеванного мяса, я думал - черный пиджак с зауженной талией с четырьмя пуговицами или темно синий классический пиджак с тремя пуговицами. Я заливал в рот вино и думал все о том же. Ирэн ела как очень голодный и не приученный манерам мужик. Она брала вилку и сжимала ее в кулак, вонзала вилку в кусок мяса с такой силой что стискивала при этом губы, и вместо того что бы резать его на маленькие кусочки она брала весь кусок нанизанный на вилку в рот и пыталась зобами откусить. Она была не леди, но мне она нравилась. Я посмотрел на свои часы - прекраснее. Ирэн взяла бокал с вином и выпила пол бокала разом, при всем при этом у нее во рту был не пережеванный кусок мяса, она выпила вино сквозь этот кусок мяса, и продолжила его живать. Благо освещение было маленьким и никто кроме меня не мог видеть как ест моя куколка Ирэн. Мы доели и допили все, когда мы выходили желудок Ирэн устроил небольшую отрыжку, но никто не заметил, а я сделал вид что ничего не слышал. Мы отправились домой. По дороге я и Ирэн шли в обнимку, я держал ее за талию и приглаживал по ней, я чувствовал волокна ее платья и тепло ее тела которое просачивалось сквозь платье. Мы шли по ночным улицам и молчали, это был прекрасный вечер. Я стал думать о том что дядя Ирвин мне сказал, а именно о его "ХОРОШО", что оно означало, я просил 5 тысяч и в ответ услышал лишь одно слово. Он даже не поинтересовался у меня на что мне эти деньги. Мы с Ирэн проходили мостовую, там на асфальте сидел парень которого я хорошо знал. Он держал в руках картонку с надписью "ЭТОТ ДЕНЬ ЧУДЕСНЫЙ, ЖАЛЬ ЧТО Я НЕ МОГУ ЕГО УВИДЕТЬ", этот парень был мои студентом, каждый кто читал то что написано на его картонке проникался жалостью и давал ему денег. На асфальте рядом с ним была маленькая коробочка, она была вся в деньгах и когда деньги доходили до самого края он брал эту коробочку и высыпал все деньги в сумку на которой он сидел. Мы проходили рядом с ним, я не был удивлен тому что увидел его. Ирэн же мне сказала:
  - помнишь этого беднягу, он снова тут, наверное ему не хватает денег и он вынужден сидеть тут и просить милостыню.
  Я думал про то какие девушку сентиментальные, часто можно бывает спутать людскую сентиментальность с глупостью, и так же часто глупость с синтементальностью служат причиной расточения денег. Ирэн снова благоговейно загрустила и подсознательно почувствовала долг помочь этому "бедняге". Она взяла меня за руку и сказала:
  - давай дадим ему денег, ему очень нужны, ты же видишь.
  Да, я видел как никто другой как ему нужны деньги, и знал на что. Я вытащил купюру из своего кармана и подошел к нему. На его лице я заметил нарастающую улыбку, я бросил купюру ему в коробку и увидел себя в отражении его очков, его улыбка нарастала а в очках я видел себя - мне показалось я изменился, я смотрел в его очки и думал о том что со мной произошло, я не был похож на себя. Я настолько задумался что смог очнуться от этого транса лишь тогда когда этот "слепой" сказал мне шепотом:
  - эй, все по плану, я уже кучу денег заработал.
  Я оторвал свой взгляд от его темных очков и направился к Ирэн, она улыбалась при виде моего якобы благородства, она с улыбкой обхватила мою руку и мы отправились дальше. Идя дальше по улице я видел еще таких же попрошаек, у всех у них была своя "трагическая" история, все они были моими студентами, но по виду этого нельзя было сказать. Их возраст было попросту невозможно установить, многие из моих студентов накладывали на себя грим, и для более трагического вида придавали свое лицо шрамам или просто грязи. Шрамы было очень просто сделать - силиконовая полоска под цвет вашей кожи и немного грязи - вот рецепт самого заурядного из бродяг. Мы проходили по улицам и везде я видел их, на каждой улице по которой мы бы не прошли были один или несколько из них, я знал большинство из них. Каждый их этих "бедняг" зарабатывал больше всех тех кто давал им деньги, иногда можно было увидеть дорогущие туфли сделанные из кожи из под лохмотьев этих людей, или дорогой телефон который можно бывает увидеть когда кто то хочет посмотреть время или совершить звонок. Я видел их по ночному городу, на каждой из центральных улиц и меня это не удивляло, это был один из самых эффективных способов заработать. Дойдя до дому я увидел белый конверт под порогом дома. Я сразу вспомнил дядю Ирвина и то что он сказал мне, его слово "ХОРОШО"означало то что он подготовил мне работу, а 5000 тысяч дает мне за нее. Я подобрал конверт и мы с Ирэн зашли домой. Открыв конверт я нашел там 5000 тысяч долларов и имя Адом Тернер.
  Хорошая речь вдохновляет.
  Утром следующего я уже ждал фургон с товаром, я заказал два десятка младенцев. Вы бы не смогли их отличить от настоящих младенцев по внешнему виду, у них были движущиеся глаза, и губы, они были выполнены из силикона. Я дождался машины и заплатил за них, эти младенцы были даже на ощупь как настоящие, только холодные, они были силиконовые так что не могли разбиться или треснуть, и вместо того что бы заносить их домой я их кидал. Они летали и залетали через дверь внутрь дома, они бились о стены и отскакивали на пол, они бились и пол и отскакивали черт пойми куда. Ирэн еще спала и ей не представилась возможность понаблюдать за тем как летают младенцы. Я закинул последнего их этих младенцев в дом, и он ударившись о стену отскочил прямо на кухню, это был самый прыгучий их всех младенцев. Ирэн как раз проснулась к тому времени как я все закончил, она зашла на кухню и ногой наткнулась на младенца, она была сонная и сразу не сообразила, ее глаза из сонных еле открытых стали размером с шары для бильярда, она отскочила от него и прижала руки ко рту. Когда же младенец начал моргать и шевельнул губами, Ирэн закричала, и выбежала с воплями из кухни. Она выбежала в ту комнату где была куча таких же детей. Это была гора сооруженная из детей, они шевелили глазами и двигали губами, Ирэн увидела это и упала без сознания на пол, к счастью она упала на двух младенцев и приземление было мягким. Я оставил ее так лежать а сам пошел в наше новое логово. Это была огромная постройка, большинство из деталей этой постройки были выполнен из древесины, деревянные опоры, деревянные стены, и деревянный пол. Прежний владелец этого здания умер и здание стало собственностью города, я договорился и теперь снимаю его. На часах было 10 часов дня, мы все сидели в этой постройке и ждали остальных, крыша у этого здания была громадной, потолок был расположен около 7 метров над нашими головами, из-за чего создавалось ощущение свободного пространства. Люди все приходили и приходили, огромное количество людей, их стало еще больше чем в прошлый раз. Я напомнил им 3 наших правила и мы преступили к обсуждению наших дел. Представители групп сидели на первых местах, за ними же сидели сами участники этих групп. Группа промышлявшая в кафе и ресторанах с предводителем по имени Кристин и группа промышлявшая в церквях предводителем которой был Джон Дорин. Это были две основные группы, и 3 группа свободных попрошаек, они могли быть там где захотят, и попрошайничать там где из это нравиться - их было больше всего. Напомнив им второе правило (все деньги полученные вами идут на благое дело - на спасение жизни) я не увидел в них той благодетели которую видел в первые дни существования нашей группы. Я решил что это может плохо сказаться на моей прибыли и что без идеи о благородном спасении они начнут воровать из того что получают. Я привлек их внимание и начал говорить:
  - каждый из вас здесь и то чем он занимается ему известно - дарит людям надежду. Любой человек испытывает чувства, человек это синтементальное животное которое жаждет свершить благое дело и сделает для этого все что угодно. И каждый раз когда вы сидите возле церкви прихожане которой дают вам денег, они начинаю чувствовать себя лучше и им кажется что они совершили благое дело. Каждый из них думает что совершив добро нам они искупают тем самым свои грехи и становятся чище, каждый из вас делает добро и дарит людям надежду, если вы получаете деньги за то что делаете добро - это не работа, это оплачиваемое хобби. Я работаю преподавателем статистики и зарплаты мне еле хватает на то что бы платить за счета, я показал вам как можно заработать деньги и принести людям добро и подарить надежду, не так давно я узнал что сильно болен, мне нужны деньги для лечения.
  Конечно же я не болен, и деньги мне нужны для самых материальных и своекорыстных целей, я всегда в душе был перфекционистом и мысль о том что я буде беден меня угнетала. Я видел их лица когда говорил им об этом и видел как они прониклись состраданием и жалостью ко мне. Джон Дорин слушал и кивал каждому моему слову. Я продолжал:
  - мне не нужны от вас деньги, я бы не стал брать у вас денег если бы не был болен, и не стал бы просить вас обо всем этом если бы нужда.
  Конечно же я бы стал, я видел их лица и мне стало противно от того что я видел. Я специально старался не смотреть на лицо Джона что бы мне не стало еще хуже, но иногда мой взгляд натыкался на его и мне становилось еще противнее. Я сказал им:
  - нам нужно работать вдвое больше, те кто работали днем могут работать и ночью, мы должны проделать этот неимоверный труд ради моего спасения. Если вы согласны поднимите руки.
  Они прокричали "ДАААААА"и подняли руки, я видел эти руки и их лица переполненные благородной жалость и идеей спасения, мне стало еще противнее, в каждом лице и каждом взгляде я чувствовал что то противное и мерзкое. Я видел их руки которые они подняли и мне они казались самыми грязными и ужасными из всех рук на земле. Я прямо чувствовал эту вонь и мерзость которая была в них. По статистике 96 процентов всех парней мастурбируют, и по статистике они мастурбируют 6 раз в неделю. То есть шанс того что они занимались рукоблудством прошлым днем - огромный. Я смотрел на их руки и представлял каждого из них сидячего в туалете с журналом с порно и бегающими глазами по картинкам из этого журнал. Не знаю что на меня нашло, может предчувствие скорого убийства Адама Тернера. Я буквально видел маленькие ороговевшие слои с гениталий на их руках, которые они успешно отодрали во время мастурбации. Я закончил свою речь и позвал Кристин и Дорина ко мне, я сказал им что бы они забрали и раздали этих младенцев. Это должно было повысить жалость многих людей и повысить мои доходы. Они отдали мне вырученные деньги с их групп и отдали мне, деньги были в кожаной сумке, денег там было около 10 тысяч долларов. Я хотел купить на них смокинг, а то что останется сберечь на покупку нового дома. Но прежде я должен был убить Адама Тернера.
  Адам Тернер.
  Я был дома с сидел возле Ирэн, когда Кристин и Джон забирали младенцев. Они складывали их в маленький фургон который я купил недавно. Этот фургон развозил попрошаек по городу, а потом забирал их. Кристин и Дорин складывали их аккуратно будто эти куклы живые. Несколько рядов из младенцев с двигающимися глазами и губами в кузове фургона. Они уехали, и мы с Ирэн остались вдвоем. На часах было 21:45 когда я подарил ей золотую цепочку. Сначала я хотел купить себе смокинг, но передумал и решил сделать Ирэн сюрприз. Я сказал ей что бы она закрыла глаза и одел ей на шею цепочку. В этой цепочке были маленькие бриллианты, а на другой стороне было выгравировано ее имя, она была дорогой но мне хотелось купить ее для Ирэн. Ирэн не была красавицей но в ней была какая то изюминка, необычное очарование и привлекательность которое я ни встречал ни в одной женщине. Она жила со мной по соседству и всегда мне нравилась. Она была в восторге от моего подарка. Наверное, она думала что это бижутерия и что цепь из меди а вместо бриллиантов стекла или в лучшем случае хрусталь, она даже сказала мне:
  - думаешь я поверю что оно настоящее.
  Но эта цепочка была самой настоящей. Ирэн думала что она фальшивая, но все равно радовалась моему подарку, я не стал говорить ей что оно настоящее. Я подарил ей ее и ушел. Меня ждал Адам Тренер. Адам Тернер жил в частном доме. Его дом был двухэтажным. Его спальная комната находилась на втором этаже. Я проник в дом перебравшись через забор, а уже внутрь дома через заднюю дверь - она была открытой в ту ночь. Его дом был красивым, я не торопился подниматься в его спальную комнату, так как хотел насладиться всеми красотами его дома, глянцевый мраморный пол с подогревом, который излучал тепло во всех смыслах этого слова. Его телевизор был такой тонкий, что если бы его поставили боком - вы бы его попросту не заметили и огромный, ростом с меня. Его дом был просто идеален, я бы хотел такой. Я всегда мечтал о таком доме, но увы, я жил в самом простом доме человека с низкой зарплатой. Поднимаясь по деревянным лестницам на второй этаж, я чувствовал запах алкоголя. Когда я поднялся, я увидел там стол, на столе были штук пятьдесят бутылок с алкоголем и большинство из них были лишь на половину полны. Еще на столе я увидел бонг и травку для него, это Адам Тернер любил повеселиться. Я проник в его спальную комнату и увидел там огромную тушу. Адам Тернер был самым жирным из всех жирных которых мне приходилось видеть. Он весил наверное килограмм 170 не меньше, его кровать прогнулась под его тяжестью и была выгнута по дуге. Адом не мог меня услышать потому что храпел как свин. Я бы хотел купить новый смокинг. На днях я пролистывал каталог и наткнулся там на красивый смокинг - я его желаю. В этом году в отличии от старого несчастных случаев из-за непотушенной сигареты было меньше на 5 процентов. Я решил что не стоит игнорировать этот факт и покончить с Адамом именно так. Я взял сигарету и раскурил ее. Сам я не курю, но сигареты купил заранее. В фильмах сигарета может запросто сжечь кровать и весь дом, но так не бывает и это лишь выдумки. Серьезно, попробуйте зажженную сигарету положить на кровать и подождите, лишь в 1 из 10 случаев случиться пожар и кровать сгорит к чертям. Что бы Адам сгорел наверняка, я решил подлить ему на кровать немного алкоголя. Я взял пару бутылок текилы и рома. Я глотнул рома, сморщился и вылил остальное содержимое на кровать. Этот Адам даже не проснулся, как храпел, так и продолжал. Я полил текилой его одеяло. Сигарета в моих губах дымилась и дым жог мне глаза - они начали слезиться. Я никогда раньше не курил и из-за этого дым очень раздражал мои глаза, слезы так и лились. Я бросил сигарету в кровать Адама и отошел в самый конец комнаты что бы не попасть под жар. Одеяло вспыхнуло сразу, но Адам еще спал и не заметил что его кровать начала полыхать. Кровать начинала гореть все сильнее и сильнее, пух и искусственный шелк из которых эта кровать состояла вспыхнули в мгновение и заполыхали с невероятный силой. Адам проснулся. Я думал о том, что мой смокинг смотрелся бы неплохо с моими часами ручной работы. Адам посмотрел на кровать и начал орать, наверное он бы не успел выбраться из кровать самостоятельно, без посторонней помощи он бы просто не встал бы с нее. Слезы с моих глаз текли так, как будто я рыдал, но я не плакал, все дело в дыме который раздражал мои глаза. Мои слезы текли, и я думал о том, что неплохо было бы подобрать галстук к смокингу. Адам орал как свинья, огромная свинья. Его жир начал плавиться и брызжать во все стороны. Я думал о том какой цвет лучше мог подойти под цвет моего смокинга. Жир вместе с запекшейся кровью Адама начал вытекать и издавать громкое шипение, он шипел как нервный кот. Его жир брызжал во все стороны, он забрызгал занавески и стены, белые стены были обезображены, меня это раздосадовало, ведь такого красивого дома я давно не видел. Адам уже перестал кричать. По статистике шанс того что вы заснете с сигаретой в зубах равен 1 к 13 500, а шанс того что вы заснете с сигаретой в зубах и случиться пожар при котором вы сгорите равен 1 к 35 135. Остатки от Адама выглядели весьма погано. Весь потолок стал черным из-за дыма который источал полыхавший жир Адама. Мои слезы все еще текли. Адам превратился в плавленую массу жженного жира. Некоторые его части все еще горели, но огонь стал утихать. Адам Тернер погиб сгорев заживо, надеюсь он мучился не так сильно как это выглядело со стороны. Экспертиза должна была выявить то что Адам был в алкогольном опьянении и все факты бы указывали на то что он уснул с непотушенной сигаретой.
  Не мечите бисер перед свиньями.
  Первый раз под подозрение я попал когда один из моих студентов рассказал родителям о том чем мы занимаемся, там самым он нарушил первое правило и был удален без права вернуться, но все же он рассказал и его родители узнали все чем мы занимались тут. Его родители сообщили полиции и те начали внимательно следить за мной и моими действиями. Я давал указания о том - что делать дальше Кристин и Дорину, я звонил им по телефону и все объяснял. Сам же я перестал ходить в университет и перестал преподавать, я был богат и деньги все текли и текли ко мне в руки. За последнее время мы создали еще несколько групп. Денег было много и хватало на то что я купил себе новый дом, но за мной следили копы и рассказать им откуда у бывшего преподавателя статистики столько денег, было бы невозможно. Зато я купил себе смокинг, он был шикарен и был сшит прямо под меня. Он был сшит вручную, у него было четыре пуговицы, и он слегка облегал мою талию, за счет чего казался еще более красивым. Я носил его везде и дома и когда выходил прогулять с Ирэн. Ирэн бывала у меня все чаще и чаще, она буквально поселилась у меня дома. Мне нравилось жить с ней. Я жил так - как и всегда мечтал. Я был свободен от всего. Я давал указания по телефону Кристин и Джону, например когда наступала пора религиозных праздников я звонил Джону и говорил:
  - Джон, близятся праздники, и прихожан будет больше в несколько раз, тебе нужно привлечь больше людей из других групп.
  Так и проходили мои дни, я жил не зная забот и получал деньги которые мне привозили Кристин с Джоном в фургоне каждый день. Если же наступали семейные праздники или праздники связанные с любовью то я звонил Кристин и говорил ей что:
  - нам требуется больше людей для сборов денег в ресторанах и фаре, привлеки еще людей из других групп.
  Я учитывал все праздники и события которые могли принести прибыль мне и моим студентам. Каждый праздник или общественное настроение были потенциальным источником дохода, и мне требовалось лишь вовремя сориентироваться и сделать одни звонок. К концу года я накопил уже такой запас денег что мне бы хватило на то что бы я мог купить двухэтажный дом, и поменять там всю мебель, на мебель в декадентском стиле, выполненную в лучших тонах и из лучшего материала. Я всегда мечтал о такой мебели. Это был лучший период моей жизни я был по настоящему счастлив. Время от времени я навешал дядю Ирвина, ведь из близких у меня был только он. Он часто спрашивал у меня от куда я беру деньги, я не говорил ему ничего. Я не хочу что бы он знал чем я занимаюсь. Все группы действовали так же как и если бы я был с ними рядом, они собирались в том здание что я снял и обсуждали все вместе дела. Они говорили о моих указаниях и о том, как лучше клянчить деньги, обменивались опытом. По настоящему большую ошибку я совершил когда один из копов нашел у меня два конверта с именами убитых -Томас Дифен и Адам Тернер. Эти подонки показали мне ордер на обыск и осмотрели весь дом. Я не успел спрятать деньги, а уж про конверты с именами и вовсе забыл. Итог был не утешающим, все деньги были помешены под их хранение в полицейский участок, до установления того что я их не крал. Я же попал под подозрение копов, и связь в 2 несчастных случаях была невероятно очевидной. Это было началом моего конца. В полицейском участке меня допрашивал до ужаса тупой коп. Он считал что слово "Анализ" происходит от сочетания слов "анал" и "лизать". Еще он думал что если спросить меня - причастил ли я к смертям Томаса и Адама, то я обязательно скажу правду. Он был невероятно тупым. Я сидел в полицейском участке в смокинге и своих любимых часах. Я чувствовал как пахнет кофеем изо рта этого копа. В общем место было поистине ужасающим. Конечно же после того как сняли мои отпечатки пальцев и нашли точно такие же в домах убитых то установилась очевидная связь между этими несчастными случаями. Я не сдал дядю Ирвина,и о нем копы ничего не узнали, ведь в белых конвертах не было ничего кроме имени и местонахождения жертвы. Позже копы приписали мне два убийства одно из которых было совершено с особой жестокостью - а именно убийство Адама Тернера. Они посчитали что сжечь Адама было жестоким делом, я же не чувствовал ни капли злости когда поджарил его. Еще мне приписали несколько статей с мошенничеством и финансовым надувательством. Все мои подпольные "бедняки" перестали существовать, копы прикрыли все. К счастью никого из моих студентов не арестовали, а лишь пригрозили штрафом. Судья признал меня жестоким убийцей и опасным для общества, мне вынесли вердикт - смертная казнь через электрический стул. Электрический стул считается гуманным средством умерщвления, но его используют все реже и реже, в моем же случае судья был тверд. В понедельник утром меня подготовили к казни, мне побрили голову, на меня надели подгузник и повязку на глаза. Голову мне побрили что бы электричество лучше контактировало с кожей, а подгузник надели что бы при моем опорожнении мои экскременты не попали на пол. На этой процессии были несколько мои студентов и Ирэн. Кристин и Джон тоже были, Джон Дорин плакал больше все остальных, толи он был сентиментальнее их всех, толи по-настоящему напуган. Часто бывает что при напряжении 2000 вольт головы казненных просто взрываются и ошметки разлетаются по всему помещению, поэтому головы стали тщательно обматывать марлевой тканью. Меня посадили на стул, прикрепили два электрода к моему телу, один к голове, другой к ногам, завязали мне руки и приготовились. Часто приговоренным дается последняя просьба, у меня она была такой - я сказал что бы мне разрешили надеть свой любимый смокинг и часы. Я не мог видеть, но слышал как рыдала Ирэн, ее дикий плачь мог сравниться только с плачем Дорина, этот сентиментальный поддонок плакал так громко что мне стало страшно. Коп за мной начал обратный отсчет.
  - ТРИ!
  При слове три Ирэн издала пронзительный вопль и прокричала мое имя.
  - ДВА!
  Я вспомнил как все начиналось и в голову сразу пришла картина того самого парня которого я встретил в кафе "глухонемой"парень вдохновитель мой.
  - ОДИН!
  Рычаг был опушен, в первую секунду я почувствовал дичайший жар по всему телу, и истошную боль в груди. После чего я опорожнился и начал дымиться, тот кто придумал надевать подгузники на людей подвергшихся смертной казни через электрический стул - гений. Если бы не этот подгузник несколько литров моих раскаленных и дымящихся экскрементов вырвались бы на свободу. Я перестал слышать как кричит Ирэн и все остальные, мои барабанные перепонки уже давно были сожжены и плавились. Теперь я понимал каково было Адаму Тернеру которого я подпалил заживо. Странное стечение обстоятельств, или карма, кто знает. Я перестал шевелиться и издавать какие либо звуки. Моя обгоревшая кожа прилипла к подлокотникам и креслу, после процессии кому то ее придется отскребать, незавидную ему. Я покинул этот мир.
  Шанс того что вы родитесь составляет 1 к 400 000 000 000 000 000 - это число сперматозоидов в семенной массе при ее извержении из уретры, вы 1 из них. Согласитесь что, что бы сделать такое нужно быть чертовски везучим. Шанс того что вы родитесь, и умрете через смертельную казнь на электрическом стуле равняется 1 к 960 000 000 000 000², это почти невероятно, много более вероятнее выиграть в лотерею главный приз двести раз подряд.
  Какой тот свет?
  Сейчас же я нахожусь в одном тихом городишке, у меня есть свой дом выполненный в дэкодентских тонах и с такой же мебелью, прямо сейчас я наблюдаю за тем как целуется одна парочка, мне кажется это ужасно мерзким. Целуя кого то в рот, вы целуете конец ануса, а засовывая член в чей то зад, вы засовываете член в начало рта. Что бы вам было проще, представьте змею начало которой - рот, а конец - анус. Рот и анус это две крайности одного и того же, рот на верху, анус в низу, рот принимает, анус отторгает - абсолютный баланс, абсолютные противоположности одной системы. Анус и рот это начало и конец одного и того же - пищеварительной системы, занимаясь оральным или анальным сексом вы трахаете пищеварительную систему человека - в самом прямом смысле. Будьте бдительны при каждом поцелуе, ведь целуете вы конец чьего-то ануса. И что касается мифа о том, что отрыжка это заблудившийся в пространстве пищеварения пердеж - это не миф реалия, отрыжка это своего рода пердеж. Я наблюдал за этой парочкой - что целовалась, и мне становилось противно. Ах да, дядя Ирвин был властной личностью в том городе в котором я жил, и у него были тесные связи с полицией, ведь именно он и дал работу начальнику этой полиции, он своими усилиями смог договориться о том что бы меня не казнили. У человека который сидит в электрическом стуле не бывает видно ни лица - часто оно бывает обмотано, ни цвета волос - он лысый, одним словом ничего. Идеальное средство для того что бы избавиться от прежней жизни, и все считали что ты мертв. Единственное условие которое мне поставил дядя Ирвин - что я избавлюсь от этого ужасного смокинга и этих ужасных часов. Я сделал это как он и просил. На том парне, что сидел на электрическом стуле вместо меня были мои часы и мой смокинг, мне было жалко их и того парня. Я покинул прежний мир, мир лжи и обмана, теперь я начал все с чистого листа и в самом ближайшем бедующем собираюсь разыскать Ирэн, она единственное что мне нравилось в том мире в котором я жил, я разыщу ее и мы заживем новой жизнью.
.
.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"