Темежников Евгений Александрович: другие произведения.

The Military Balance 2011

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

THE MILITARY BALANCE 2011

ВОЕННЫЙ БАЛАНС 2011



   Предыдущий: The Military Balance 2010
   Следующий: The Military Balance 2012

ОГЛАВЛЕНИЕ


Editor's Introduction / Введение редактора
Preface / Предисловие
Chapter 1.
The war in Afghanistan / Война в Афганистане
Unmanned aerial vehicles / Беспилотные летательные аппараты
Cyberspace / Киберпространство
Chapter 2. Comparative defence statistics
Chapter 3. North America / Северная Америка.
Canada, USA
Chapter 4. Europe / Европа.
Albania, Armenia, Austria, Azerbaijan, Belarus, Belgium, Bosnia-Herzegovina, Bulgaria, Croatia, Cyprus, Czech, Denmark, Estonia, Finland, France, Georgia, Germany, Greece, Hungary, Iceland, Ireland, Italia, Latvia, Lithuania, Luxembourg, Macedonia, Malta, Moldova, Montenegro, Netherlands, Norway, Poland, Portugal, Romania, Serbia, Slovakia, Slovenia, Spain, Sweden, Switzerland, Turkey, Ukraine, United Kingdom
Chapter 5. Russia / Россия
Russia
Chapter 6. Asia / Азия
Afghanistan, Australia, Bangladesh, Brunei, Cambodia, China, Fiji, India, Indonesia, Japan, Kazakhstan, Korea North, Korea South, Kyrgyzstan, Laos, Malaysia, Mongolia, Myanmar, Nepal, New Zealand, Pakistan, Papua New Guinea, Philippines, Singapore, Sri Lanka; Taiwan, Thailand, Tajikistan, Timor-Leste, Turkmenistan, UzbekistanVietnam
Chapter 7. Middle East and North Africa / Ближний Восток и Северная Африка
Algeria, Bahrain, Egypt, Iran, Iraq, Israel, Jordan, Kuwait, Lebanon, Libia, Mauritania, Morocco, Oman, Palestinian, Qatar, Saudi Arabia, Syria, Tunisia, UAE, Yemen
Chapter 8. Latin America and the Caribbean / Латинская Америка и Карибское море
Antigua & Barbuda, Argentina, Bahams, Barbados, Belize, Bolivia, Brazil, Chile, Colombia, Costa Rica, Cuba, Dominican, Ecuador, El Salvador, Guatemala, Guyana, Haiti, Honduras, Jamaica, Mexico, Nicaragua, Panama, Paraguay, Peru, Suriname, Trinidad & Tobago, Uruguay, Venezuela
Chapter 9. Sub-Saharan Africa / Африка к югу от Сахары
Angola, Benin, Bostwana, Burkina Faso, Burundi, Cameroon, Cape Verde, Central African, Chad, Congo, Cote d'Ivoire, DR Congo, Djibouti, Equatorial Guinea, Eritrea, Ethiopia, Gabon, Gambia, Ghana, Guinea, Guinea-Bissau, Kenia, Lesoto, Liberia, Madagascar, Malawi, Mali, Mauritius, Mozambique, Namibia, Niger, Nigeria, Rwanda, Senegal, Seychelles, Sierra Leone, Somalia, South Africa, Sudan, Tanzania, Togo, Uganda, Zambia, Zimbabwe
Chapter 10. Country comparisons - commitments, force levels and economics
Part II. Explanatore Notes
Reference


    []

    []


   Editor's Foreword
    []

    []
   Введение редактора
   Военный баланс 2011 года - это комплексная и независимая оценка военного потенциала и оборонной экономики 170 территорий. Это также справочное издание, посвященное событиям в глобальной военной сфере и сфере безопасности.
   Операции в Афганистане по-прежнему имеют центральное значение для военно-политических учреждений стран-членов НАТО и других стран, предоставляющих войска, а также для государств региона. Как отмечается в эссе (стр. 9-19), для НАТО и афганского правительства эта кампания является гонкой наперегонки с часами, чтобы улучшить безопасность; расширить возможности афганских национальных сил безопасности (АНБ); развить потенциал афганского государства; уменьшить коррупцию; и убедить "примиряющихся" талибов сложить оружие. Все это должно быть сделано вовремя, чтобы выполнить поставленную НАТО и президентом Афганистана Хамидом Карзаем задачу о том, чтобы АНБ взяли на себя ответственность за операции по обеспечению безопасности во всех провинциях к концу 2014 года.
   Конфликт в Афганистане имеет и другие последствия для стран, предоставляющих войска, особенно для тех, кто пострадал от глобального экономического кризиса. Характер проводимых там военных операций с уделением особого внимания борьбе с повстанцами заставляет многих военных пересмотреть будущие структуры сил и стратегии снабжения. Некоторые страны могут считать, что финансовые и людские издержки участия в конфликте - по крайней мере в боевых операциях - перевешивают выгоды, которые можно извлечь из такого участия, что приводит к стремлению сократить численность войск. Это особенно относится к тем случаям, когда в рамках усилий по сокращению бюджетного дефицита после финансового кризиса 2008-09 годов ужесточаются требования к кошелькам, хотя не все страны сокращают расходы.
   Планирование обороны по-прежнему является вопросом сбалансированности риска с политическими приоритетами, а также имеющимся и прогнозируемым финансированием. Вполне естественно, что эти суждения основываются, по крайней мере внешне, на оценках вероятной стратегической ситуации на десятилетия вперед. Это вполне понятно, но это означает, что нации должны сохранять достаточную военную гибкость и массу для корректировки сил, если международная обстановка будет развиваться таким образом, который планировщики не предвидели или поставили в "маловероятное" положение. Некоторые военные пытаются предвидеть такие возможности, развивая модульные сухопутные формирования и увеличивая приобретение многоцелевых воздушных и морских платформ. Некоторые государства также предпочитают проводить совместные мероприятия по планированию и закупкам с союзниками в стремлении добиться экономии за счет масштаба. Но это касается не всех стран, особенно тех, чьи стратегические приоритеты сосредоточены на более традиционных государственных угрозах.
   Работа специалистов по планированию сил осложняется целым рядом потенциальных задач, которые они сейчас считают необходимым рассмотреть, включая обычные межгосударственные конфликты, борьбу с асимметричными угрозами, борьбу с повстанцами, кибервойну, гуманитарные операции и обучение партнеров. Эта все более сложная обстановка была отмечена в критике, высказанной в американском Четырехгодичном обзоре обороны (QDR), как во время его публикации в феврале 2010 года, так и впоследствии независимой группой QDR (также уполномоченной Конгрессом). Группа заявила, что QDR не обеспечивает "такого рода документ долгосрочного планирования, который предусматривал Конгресс, когда он ввел требование QDR". Группа рекомендовала радикально пересмотреть систему обороны времен Холодной войны, которая была разработана для решения проблем Советского Союза. Хотя выводы группы могут частично отражать изменение стратегических приоритетов США по мере того, как Китай продолжает превращаться в потенциального стратегического конкурента, диапазон и сложность проблем безопасности и военных задач, с которыми сталкивается администрация, возможно, усложнили представление четкого набора сообщений в QDR.
   Круг потенциальных новых задач, стоящих перед военными планировщиками, огромен. Для некоторых государств, сталкивающихся с финансовыми сокращениями, но имеющих реальную или предполагаемую глобальную роль, повышение потенциала стран-партнеров по улучшению распределения бремени может быть одним из способов обеспечения постоянного влияния: таков был один из выводов британского стратегического обзора обороны и безопасности (SDSR) в 2010 году. Оказание помощи гражданской власти внутри страны или в других странах в реагировании на чрезвычайные гуманитарные ситуации - это задача, для решения которой некоторые сегменты вооруженных сил подходят с точки зрения их оснащения и подготовки. Но являются ли эти задачи, для которых военные, столкнувшиеся с сокращением бюджета, должны сохранить фокус планирования или конкретные возможности?
   Военный аспект киберпространства много обсуждался в течение последнего года (см. эссе, стр. 27-32). В ответ на растущую обеспокоенность по поводу уязвимости национальных систем информационно-коммуникационных технологий многие военные разрабатывают возможности для оценки, противодействия и, предположительно, преследования операций в киберпространстве. Но это опять же серая зона: границы между гражданским и военным киберпространством неясны, как и роль, которую должны играть военные в этой сфере. В развивающейся области с потенциальными последствиями для национальной безопасности, возможно, нет ничего удивительного в том, что военные будут стремиться изучить потенциальную роль.
   В своей новой стратегической концепции, согласованной в ноябре 2010 года, НАТО признала киберпространство областью, которую Североатлантический союз должен решать. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен предположил, что НАТО может развивать свой собственный потенциал киберзащиты, "включая развертываемый потенциал для поддержки союзников в условиях кибератаки". Настаивая на этом пункте в октябре 2010 года, Расмуссен отказался исключить кибератаки в качестве вопроса статьи V (где вооруженное нападение на одного или нескольких членов организации в Европе или Северной Америке "считается нападением против них всех"). Вместо этого, утверждал он, каждая ситуация должна оцениваться союзниками на индивидуальной основе. Но упоминание таких вопросов, наряду с необходимостью сбалансировать расходящиеся точки зрения государств - членов НАТО, открыло стратегическую концепцию для критики, которая - как и QDR - была несфокусированной и расплывчатой.
   По мере того как военные решают постоянно расширяющийся круг потенциальных задач, возможно, следует ожидать, что они столкнутся с критикой за то, что они утратили сосредоточенность на ранее ключевых ролях. Если вооруженные силы не уверены в диапазоне возможных непредвиденных обстоятельств, с которыми они столкнутся в будущем, то же самое можно сказать и о директивных органах, которые их контролируют. Сохраняется тенденция направлять силы, даже если они уменьшаются в размерах, на выполнение все более широкого круга задач. Но вполне вероятно, что для некоторых стран нынешние сокращения сил и финансовые соображения в конечном итоге потребуют принятия трудных решений относительно уровней амбиций и стратегических приоритетов. Таким образом, проводимые в настоящее время во многих странах разрозненные дебаты по вопросам обороны, возможно, отражающие современную стратегическую сложность, лишь отдаляют необходимость принятия таких решений. Многих военных просят делать больше с меньшими деньгами и с менее целенаправленным стратегическим руководством.
   Изменения в военном балансе
   Сложность глобальных оборонных дебатов на протяжении многих лет отражалась в содержании военного баланса. Начиная с первого издания в 1959 году, 11-страничного памфлета под названием "Советский Союз и державы НАТО: военный баланс", в книге все чаще перечисляются военные запасы по всему миру. Он также продемонстрировал растущее понимание военных событий за пределами Европы и Северной Америки как значимых сами по себе, а не только в связи с западными оборонными дебатами. Способ представления данных также изменился, и это издание предвещает период дальнейших изменений как в том, как МИСИ представляет свои оборонные данные, так и в диапазоне представленных данных.
   Недавно созданная программа оборонного и военного анализа в МИСИ внесла несколько изменений в военный баланс этого года. Одним из ключевых преимуществ этой книги всегда была способность, которую она дает своим пользователям, генерировать сравнения между военными возможностями и оборонной экономикой разных стран. Это остается одной из центральных задач в представлении Институтом данных, содержащихся в книге. Военный баланс уже давно содержит справочный сегмент в конце книги, где содержится представление сравнительной информации о военных развертываниях и живой силе, а также об экономике обороны, например.
   К этому мы теперь добавили новый сегмент в начале книги. Эти табличные и графические характеристики направлены на то, чтобы осветить ключевые оборонные вопросы, которые актуальны в свете текущих оборонных вопросов, а также особенно актуальные тематические вопросы, развитие кадастров или сопоставление между странами и развитие оборонной экономики, которые, возможно, не были проанализированы, представлены или экстраполированы в аналогичных форматах в других странах. Очерки этого года содержат детальный анализ войны в Афганистане, развития беспилотных летательных аппаратов и военного использования киберпространства. Что касается охвата региональных данных, то в настоящее время раздел о Европе объединяет Европу НАТО и страны, не входящие в НАТО, в то время как Азия объединяет предыдущие разделы о Южной и Центральной Азии, Восточной Азии и Австралии, чтобы лучше отразить военные и экономические связи между этими континентами.
   Тем временем произошло изменение в понимании факторов, составляющих военный потенциал. Военный баланс традиционно сосредоточен на ключевых боевых возможностях и запасах техники. Однако количественные показатели имеют ограниченную полезность в качестве показателей военного потенциала, и поэтому мы включаем более качественные суждения. Военный баланс исторически применял оговорки к запасам оборудования, таким как "пригодность к эксплуатации под сомнением", "боеспособность" и "в запасе". В этом году мы приняли и добавили новое определение для оборудования, признанного устаревшим, а именно оборудование, базовая конструкция которого составляет 40 или более лет и которое не было существенно модернизировано (факторы, которые могут ограничить его полезность в конфликте). До сих пор это определение применялось только к управляемому оружию, но в будущем предполагается распространить его применение, где это уместно, на все военные отрасли.
   Издание 2011 года также делает некоторые изменения оборудования в воздушных и военно-морских запасах. В воздушных флотах БПЛА теперь разбиваются по весу, а транспортные флоты - по роли, что позволяет читателю легче определить конкретные возможности, доступные странам, использующим такое оборудование. Для военно-морских сил была разработана система классификации, основанная на полном водоизмещении, а не на роли. Это позволит упростить и сделать более полезными международные сравнения военно-морских сил в зависимости от тоннажа судов. (Более подробную информацию можно найти в пояснительных примечаниях, начинающихся на стр. 483.) Что касается Военного баланса 2012 года, то МИСИ будет заниматься тщательной переоценкой представления информации о сухопутных войсках.
   Что касается структуры будущих изданий военного баланса, то планируется разработать и расширить эти качественные суждения, а также графические и табличные характеристики и включить в них дополнительные инновационные средства оценки и отображения оборонных данных. Мы, конечно, сохраним основные оценки запасов, которые оказались столь ценными для военных аналитиков и политиков с тех пор, как появился первый военный баланс. Действительно, есть аргументы в пользу расширения диапазона представленной кадастровой информации. Традиционно учитываемые категории техники по-прежнему имеют решающее значение для оценки обороноспособности, однако в настоящее время рассматривается вопрос о добавлении других категорий информации, таких как отдельные материально-технические средства. Насколько эффективны армии, например, если они не могут эффективно развертывать и поддерживать свой личный состав или технику, или вводить войска, преодолевая силы оппозиции, труднодоступную местность и проблемы материально-технического обеспечения?
   Однако добавление дополнительного содержания может означать, что место существующей информации должно быть поставлено под сомнение. Отзывы читателей всегда приветствовались. Пожалуйста, направляйте такие сообщения в редакцию по адресу: dmap@iiss.org-да.

   Preface
    []
   Предисловие
   Военный баланс обновляется каждый год, чтобы обеспечить точную оценку вооруженных сил и оборонной экономики 170 стран. Каждое издание вносит свой вклад в обеспечение уникальной компиляции данных и информации, позволяя читателю увидеть долгосрочные тенденции через изучение предыдущих изданий, начиная с 1959 года. Данные в настоящем издании приводятся в соответствии с оценками МИСИ по состоянию на ноябрь 2010 года. Включение территории, страны или государства в военный баланс не означает юридического признания или поддержки какого-либо правительства.
   Общее расположение и содержание
   Предисловие редактора содержит общее замечание по вопросам обороны и краткое содержание книги.
   Военный баланс включает в себя региональные тенденции, военный потенциал и оборонно-экономические данные по странам, сгруппированным по регионам. Кроме того, в первой части книги есть три очерка о войне в Афганистане, беспилотных летательных аппаратах и военных аспектах кибербезопасности. Еще один очерк о модернизации китайской оборонной промышленности содержится в главе "Азия". На всем протяжении читатели будут карты, показывающие отдельные развертывания в Афганистане; программы членства в НАТО, сотрудничества и партнерства; новые российские военные округа; китайские военные районы и крупные формирования; как Национальная оборонная стратегия Бразилии влияет на ее армию и флот, а также на пиратство у берегов Сомали.
   Существуют также таблицы, отражающие аспекты оборонной деятельности, включая основные сравнительные анализы, отдельные крупные учения, многонациональные развертывания за пределами ООН и ООН, международные расходы на оборону и международную торговлю оружием.
   Диаграмма конфликтов, включенная свободно в военный баланс, обновляется, чтобы показать данные о недавних и текущих вооруженных конфликтах до 1 ноября 2010 года.
   Использование военного баланса
   Для того чтобы правильно интерпретировать данные, содержащиеся в записях стран, необходимо ознакомиться с пояснительными Примечаниями, начинающимися на странице 483.
   Большое количество данных в военном балансе было сжато в переносной объем благодаря широкому использованию сокращений. Поэтому важным инструментом является алфавитный указатель сокращений для разделов данных, который начинается на странице 491.
   Присвоение и признание авторства
   Международный институт стратегических исследований не имеет никаких обязательств перед каким-либо правительством, группой правительств или какой-либо политической или иной организацией. Его оценки являются его собственными, основанными на материалах, доступных ему из самых разнообразных источников. К сотрудничеству со стороны правительств всех перечисленных стран были обращены просьбы и во многих случаях оно было получено. Однако некоторые данные в военном балансе являются оценочными.
   Мы заботимся о том, чтобы эти данные были как можно более точными и свободными от предвзятости. Институт имеет значительный долг перед рядом своих собственных членов, консультантов и всех тех, кто помогает собирать и проверять материалы. Генеральный директор, главный исполнительный директор и сотрудники Института берут на себя всю полноту ответственности за данные и суждения, содержащиеся в этой книге. Отзывы и пожелания о данных и текстовой материал, содержащийся в книге, а также о стиле и представления данных, приветствуются и должны быть переданы в редакцию военного баланса в: МИСИ, 13-15 Арундел-Стрит, Лондон WC2R предшествующей модели 3DX, Великобритания, электронная почта: dmap@iiss.org. Авторские права на всю информацию военного баланса принадлежит строго к МИСИ. Заявка на воспроизведение ограниченного объема данных может быть подана в издательство: Taylor & Francis, 4 Park Square, Milton Park, Abingdon, Oxon, OX14 4RN. Электронная почта: permissionrequest@tandf.co.uk-да. Несанкционированное использование данных военного баланса будет подлежать судебному разбирательству.



   Chapter 1. The war in Afghanistan
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 1. Война в Афганистане
   Афганские, американские и натовские силы, проводящие операции в Афганистане, продолжают сталкиваться со сложным, гибким, устойчивым и изобретательным набором противников. Международные силы содействия безопасности (ISAF) и афганские войска используются в рамках всеобъемлющей стратегии борьбы с повстанцами (COIN), в рамках которой подкрепляющие войска, главным образом из США, используются для борьбы с контролем талибов над ключевыми населенными пунктами, особенно на юге Афганистана. Это привело к усилению безопасности, особенно в южных провинциях Кандагар и Гильменд, однако прогресс по-прежнему остается медленным.
   Для НАТО и афганского правительства эта кампания - гонка наперегонки с часами: улучшить безопасность, увеличить афганские силы, развить потенциал афганского государства, уменьшить коррупцию и убедить "примиряющихся" талибов сложить оружие, и все это вовремя, чтобы выполнить задачу афганского президента Хамида Карзая о том, что афганские национальные силы безопасности (АНСБ) должны возглавить проведение операций по обеспечению безопасности во всех провинциях к концу 2014 года. Этот график известен афганцам всех вероисповеданий: талибы, со своей стороны, намерены сорвать эти цели, эксплуатируя веру многих афганцев в то, что до ухода НАТО будет достигнуто недостаточно прочное улучшение в области безопасности и управления.
   Этот конфликт представляет собой испытание для Североатлантического Союза, которое, хотя и не было экзистенциальным, безусловно, занимало центральное место в дебатах, предшествовавших Лиссабонскому саммиту в ноябре 2010 года, где НАТО объявила о своей долгожданной стратегической концепции. Хотя точный исход этой дискуссии обсуждается в другом месте этого тома (стр. 74), в "декларации глав государств и правительств стран, вносящих свой вклад в создание международных сил содействия безопасности в Афганистане под эгидой ООН и под руководством НАТО" от 20 ноября говорится, что "на основе достигнутого нами прогресса ISAF и правительство Афганистана вступают в новую фазу наших совместных усилий". В декларации были отмечены новые сроки перехода к ответственности за безопасность Афганистана, а также разработка более долгосрочного подхода, который "демонстрирует, что приверженность Североатлантического Союза Афганистану будет продолжаться и после завершения нынешней миссии ISAF и будет соответствовать более широким международным усилиям под руководством ООН".
   Стратегия НАТО
   Большинство американских и иностранных сил в Афганистане входят в состав ISAF. НАТО описывает свою роль в Афганистане как оказание помощи афганскому правительству и что "ISAF в партнерстве с афганским правительством и международным сообществом проводят всеобъемлющие, ориентированные на население операции по борьбе с повстанцами и поддерживают развитие законного управления, афганских национальных сил безопасности и социально-экономических институтов в целях нейтрализации врага, защиты народа, обеспечения возможности установления приемлемого управления и обеспечения безопасной и стабильной обстановки".
   ISAF, возглавляемые США с начала 2007 года, в настоящее время состоят примерно из 131.000 военнослужащих из 20 стран НАТО и 28 стран, не входящих в НАТО. Девяносто тысяч военнослужащих - из США (еще 16 тысяч задействованы в национальных операциях США, но под командованием COMISAF), 9500 - из Великобритании, и это значительные (более 1000 военнослужащих) контингенты из Польши, Румынии, Испании, Германии, Франции, Италии, Канады и Турции. Помимо Турции, единственными мусульманскими странами, представленными в ISAF, являются Малайзия и ОАЭ, которые все имеют небольшие контингенты.
   Вскоре после своего избрания президент США Барак Обама объявил о комплексной военно-гражданской стратегии США для Афганистана и Пакистана. Затем, в июне 2009 года, он объявил о развертывании дополнительных 17.000 американских военнослужащих, а в декабре одобрил стратегию ISAF по борьбе с повстанцами, разработанную тогдашним командующим ISAF американским генералом Стэнли Маккристалом. Это сопровождалось объявлением об усилении еще 30.000 американских войск, причем Обама заявил, что через 18 месяцев (то есть в середине 2011 года) "наши войска начнут возвращаться домой". Комментарий Обамы определил повестку дня. Во многих странах НАТО по-прежнему существуют серьезные общественные и политические сомнения в отношении этой миссии, и Нидерланды и Канада уже взяли на себя обязательство вывести свои войска из боевых действий. Обе стороны сохранят контингенты, участвующие в подготовке АНСО, и Канада существенно увеличила численность войск, выделяемых на эту роль. На Лиссабонском саммите НАТО заявила о своей поддержке более широкой цели Карзая на 2014 год, а также о своем намерении начать передачу ведущей ответственности за безопасность в некоторых провинциях и округах афганским силам в начале 2011 года. И министр обороны США Роберт Гейтс, и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон ясно дали понять, что они видят, как американские и британские войска переходят от боевых действий к обучению, наставничеству и поддержке к 2015 году. Вполне вероятно, что большинство стран, предоставляющих войска, последуют примеру США.
   С ноября 2008 года генерал Дэвид Петреус - первый в качестве командующего Центральным командованием США (CENTCOM), а затем в преемник генерала Маккристала в качестве командующего ISAF - стремился создать более подходящую стратегическую основу для кампании, которую он описал как получение "правильных вводных данных". Применяя уроки, извлеченные в Ираке, это привело к созданию более совершенного военно-гражданского механизма для координации операций с афганским правительством на всех уровнях - от Кабула до провинций и округов. Она также включала в себя создание дополнительного регионального командного штаба дивизионного уровня (см. карту). В настоящее время на базе штаб-квартиры Корпуса морской пехоты США региональное командование Юго-Запад охватывает провинции Гильменд и Нимруз и включает в себя 20.000 американских морских пехотинцев, 10.000 британских военнослужащих и более мелкие контингенты из Дании и Эстонии: силы НАТО в этом районе увеличились в десять раз с 2006 года.
   Другие основные направления оперативной деятельности НАТО заключаются в том, чтобы очистить основные контролируемые талибами населенные районы от повстанцев, а также проводить целенаправленные рейды с целью захвата или убийства лидеров талибов, развивать АНБ, поддерживать афганские усилия по реинтеграции "примиряемого" Талибана и поддерживать развитие афганского управления. В то время как иностранные правительства продолжают оказывать существенную помощь, а также гражданские эксперты в области развития, эти доноры не скрывают своего нетерпения в связи с коррупцией и неэффективностью, проявленными афганским правительством, не в последнюю очередь в связи с многочисленными нарушениями при голосовании на недавних выборах.
   Расширение ANSF
   Краеугольным камнем стратегии НАТО является развитие потенциала афганских национальных сил безопасности, подготовка их к передаче ответственности за безопасность к концу 2014 года. Увеличение числа развернутых ISAF и американских войск позволило расширить поддержку в подготовке и развитии потенциала АНСО.
   Самые большие усилия были направлены на укрепление потенциала Афганской Национальной армии (АНА). В ноябре 2009 года была создана учебная миссия НАТО в Афганистане (НТМ-А), и число инструкторов ISAF было значительно увеличено. Этой миссией командует американский генерал, который также руководит американскими войсками, обучающими АНА. Эта последняя группа достигла численности в 134.000 человек в августе 2010 года, что на два месяца опережает график, и, по оценкам, к октябрю 2011 года она, вероятно, достигнет своей целевой численности в 171.600 человек. Эффективность Ана, а также численное превосходство возросли. Например, на третьем этапе операции "Моштарак" вокруг Кандагара осенью 2010 года штаб корпуса АНА взял на себя ведущую роль в существенной операции "очистить, удержать, построить", в то время как более сильные подразделения и формирования АНА доказали свою способность взять на себя ведущую роль в операциях против талибов. Тем не менее, общая производительность всех сил остается переменной.
   Армия является подлинно Национальным институтом, и ее состав отражает этническое смешение Афганистана в целом. Но это означает, что большинство афганских солдат на юге - включая пуштунов - не являются выходцами из этого региона. Инициатива по предоставлению южным пуштунам возможности служить на юге направлена на решение этой проблемы, в то время как наблюдается рост числа новых инициатив, направленных на поддержание численности Вооруженных сил. Например, из-за того, что некоторые афганские солдаты уезжали без отпуска навестить свои семьи, ISAF создали "чартерную воздушную службу" для оказания помощи солдатам, желающим отправиться в отпуск, а затем вернуться в свои подразделения.
   К 2009 году стало ясно, что афганская национальная полиция (АНП) является почти такой же частью проблемы безопасности, как и ее решение, причем уровень коррупции и хищнические вымогательства на контрольно-пропускных пунктах вызывают особую озабоченность как у афганского народа, так и у ISAF. Отчасти это отражало тот факт, что до 2009 года новобранцы полиции не проходили никакой формальной подготовки. Национальные усилия по подготовке кадров в настоящее время поддерживаются НТМ-А и местными инициативами НАТО, такими как руководимый Великобританией учебный центр полиции Гильменда. Между тем афганская полиция гражданского порядка (АНК) - военизированная сила - часто оценивается как относительно надежная и эффективная. Например, он сопровождал рейды спецназа ISAF, поддерживая связь с мирными жителями в качестве "афганского лица". НАТО прилагает значительные усилия по наставничеству и развитию ANCOP, особенно с учетом того, что темпы его истощения были высокими.
   Вскоре после своего прибытия в 2009 году генерал Маккристал уделил повышенное внимание наращиванию потенциала АНСО. Это было продолжено генералом Петреусом. Как подразделения АНА, так и подразделения АНП поддерживаются интегрированными группами наставничества и связи НАТО. Так называемые оперативные группы наставничества и связи (OMLT), не только помогают командирам АНА в оперативном планировании, но и помогают АНА получить поддержку НАТО, включая артиллерию, вертолеты и воздушные удары. OMLT преуспели в этой роли с 2006 года, будучи, как правило, развернуты на всех уровнях командования АНА от корпуса до роты. Кроме того, значительно возросло число аналогичных групп, работающих с афганской полицией. Было задействовано более 300 "POMLT", причем 90% из них были предоставлены специально подготовленными для этой роли батальонами военной полиции США, использующими те же методы, что применялись в Ираке с 2008 года. Численность АНП составляет 109.000 человек по состоянию на январь 2011 года, и НАТО уверена, что ее целевой показатель в 134.000 человек может быть достигнут к концу 2011 года.
   Аналогичные усилия предпринимаются в настоящее время с афганской пограничной полицией, полицией по борьбе с наркотиками и афганскими Военно-Воздушными Силами. Новые возможности ВВС были продемонстрированы, когда они развернули четыре вертолета для оказания помощи Пакистану в его усилиях по оказанию помощи в усилиях по ликвидации последствий наводнений. Несмотря на незначительную огласку, значительные усилия Великобритании и США были также приложены к Афганской службе безопасности - Национальному директорату безопасности (НСБ), помогая НСБ вносить свой вклад в усилия разведки по борьбе с талибами. В то же время предпринимаются усилия по развитию кадровых разведывательных возможностей АНА и АНП в южном Афганистане, где Корпус морской пехоты США (USMC) нанял частную военную компанию для полевых наставников афганского разведывательного персонала.
   Но, несмотря на несомненные результаты, полученные в результате крупных усилий США и ISAF по созданию и поддержанию АНСБ, в афганских силах все еще имеются некоторые серьезные признаки слабости. Не только имели место случаи, когда отдельные солдаты и полицейские обращали свое оружие против своих наставников в ISAF, но и ясно, что сохраняется значительная коррупция на низком уровне. Высокий уровень неграмотности - и трудности в выявлении и подготовке достаточного числа командиров и руководителей - могут стать тормозом для достижения необходимого качества в АНСО. И, несмотря на зафрахтованную инициативу по воздушным перевозкам, отсутствие институционализированной системы ротации афганских солдат и подразделений в зоне боевых действий и за ее пределами означает, что многие военнослужащие, воюющие на юге, устают от боевых действий.
   Военная кампания и безопасность
   ISAF стремились осуществить всеобъемлющую монетарную стратегию, направленную на защиту афганского народа от талибов, в сочетании с восстановлением, развитием и усилением влияния афганского правительства. Два отмеченных выше резких скачка в США привели к тому, что численность ISAF достигла 130.000 человек, и в течение 2010 года ISAF стремились воспользоваться этим совокупным увеличением для достижения значительного улучшения положения в области безопасности.
   Южный Афганистан - это самое сердце пуштунов, и с 2006 года здесь происходит большая часть деятельности талибов. С начала 2010 года этот регион был в центре основных усилий ISAF, и там было задействовано большинство дополнительных американских подкреплений. В 2006 году на юге страны действовали две бригады НАТО, сейчас их насчитывается 13. Соответственно возросло число вертолетов, разведывательных средств и средств наблюдения, а также сил специального назначения. Два региональных штаба командования, базирующиеся на штабе дивизии США и штабе экспедиционных сил морской пехоты США, теперь командуют деятельностью ISAF в южном Афганистане, а увеличение сил НАТО потребовало формирования регионального штаба Юго-Западного командования для командования американскими, британскими, грузинскими, датскими и эстонскими войсками в провинциях Гильменд и Нимруз.
   В период с 2002 по 2009 год ISAF и американским силам часто удавалось очистить контролируемые ими районы от талибов. Но низкая численность западных сил означала, что многие из этих районов впоследствии были оставлены талибам, что имело тяжелые последствия для всех оставшихся афганских правительственных чиновников и гражданских лиц, сотрудничавших с международными силами. К 2009 году этот подход был признан контрпродуктивным, и ISAF стремились расчистить только те области, которые они могли бы удержать. Таким образом, недавнее подкрепление и увеличение численности АНСБ предоставили нам стратегическую возможность.
   С февраля 2010 года основными усилиями ISAF стала операция "Моштарак" на юге Афганистана. Используя большую часть усиливающихся сил США, а также значительное усиление со стороны АНБ (численность войск АНА в Гильменде возросла с одной бригады до трех), она стремилась расширить контроль безопасности и афганского правительства над большинством населенных районов в провинциях Гильменд и Кандагар. Эта операция была одобрена президентом Карзаем и ISAF, и АНСО использовали продуманную программу объявлений в средствах массовой информации и консультаций с афганскими официальными лицами и местными старейшинами, чтобы заранее сообщить о своих намерениях.
   И Маккристал, и Петреус стремились уменьшить сопутствующий ущерб и потери среди гражданского населения, в частности путем введения более жестких ограничений на применение тяжелого вооружения, артиллерии и воздушных ударов. Это применение испытанного принципа монетизации, первоначально названного "мужественной сдержанностью", позволило сократить число жертв среди гражданского населения, хотя и подвергло повышенному риску присутствие войск ISAF на местах. По сравнению с аналогичным периодом 2009 года данные за второй квартал 2010 года свидетельствуют о том, что число жертв среди гражданского населения, причиненных ISAF и АНБ, сократилось с более чем 60 человек в квартал до 40 человек в квартал в период, когда масштабы операций ISAF значительно расширились. За тот же период число жертв среди гражданского населения, вызванных движением "Талибан", увеличилось с более чем 220 человек в квартал до 323 человек в квартал. Но американские военнослужащие выразили обеспокоенность тем, что эта "мужественная сдержанность" увеличивает риск для них. В ответ на это Петреус переформулировал правила, тихо опустив этот термин и заменив его "дисциплинированным применением силы", и приступил к осуществлению программы разъяснений и просвещения в рамках ISAF.
   Данные, полученные в ходе исторических кампаний по борьбе с повстанцами, не только демонстрируют ценность расширенной и децентрализованной разведывательной сети, но и свидетельствуют о том, что для ее полного развития требуется время. То же самое относится и к операциям человеческой разведки. Как разведка, так и операции на всех уровнях начинают извлекать пользу из значительного улучшения понимания ISAF этого конфликта. Это стало результатом более глубокого знакомства с окружающей средой, а также улучшения профессиональной подготовки. Например, и США, и Великобритания могут сосредоточиться на подготовке своих сил для Афганистана при гораздо меньшем конкурирующем давлении со стороны иракской кампании. И есть большая "непрерывность кампании", когда командиры, штаб и войска теперь возвращаются в Афганистан во второй, третий или четвертый тур.
   Многие критические замечания, высказанные публично по поводу деятельности американской разведки в Афганистане в этот период американским генерал-майором Майклом Флинном, начальником разведки ИСАФ, были адресованы именно ему. Кроме того, ISAF начинают видеть преимущества терпеливого развития своих собственных разведывательных ресурсов, а также афганских разведывательных ресурсов и значительного усиления афганского театра военных действий за счет разведывательных средств Великобритании и США, передислоцированных из Ирака. Как было продемонстрировано во время всплеска напряженности в Ираке, где ISAF и афганские силы присутствуют в достаточном количестве, с течением времени, чтобы обеспечить устойчивое улучшение ситуации в области безопасности, местное население с большей вероятностью будет предоставлять разведданные. Примером может служить город Кандагар, где осенью 2010 года примерно 80% всех самодельных взрывных устройств талибов (СВУ) были переданы ISAF или АНБ местными жителями.
   Войска, развертываемые в составе ISAF, все более хорошо обучаются, и соответствующие уроки, извлеченные из иракских и других военных кампаний, применяются на тактическом уровне. Главным источником потерь НАТО стало применение талибами большого количества сравнительно простого минно-взрывного оружия, которое активно применялось против коалиционных сил в Ираке. Силы НАТО направили значительные тактические усилия и технические ресурсы на противодействие этой угрозе, включая развертывание танков и тяжелых бронированных инженерных машин с использованием минных плугов, катков и взрывных шлангов для прорыва минных полей. Великобритания направила туда оперативную группу по борьбе с самодельными взрывными устройствами размером с батальон, оснащенную разнообразным специальным оборудованием, бронетехникой и микро-беспилотными летательными аппаратами. Но поскольку плотность минно-взрывных, установленных талибами на юге Афганистана, часто приближается к плотности обычного минного поля высокой плотности, существуют физические ограничения на степень защиты, которая может быть достигнута, особенно если войска будут продолжать усилия по взаимодействию с местным населением путем патрулирования. ISAF утверждают, что эти оборонительные меры должны дополняться нападениями на сети движения "Талибан".
   Нападение на руководство и сети движения Талибан
   Усилия ISAF и афганского правительства по сокращению поставок аммиачной селитры и хлористого калия, ключевых компонентов самодельных взрывчатых веществ движения "Талибан", увенчались лишь частичным успехом, однако имеются свидетельства того, что согласованные усилия ISAF по нападению на командование и логистические сети движения "Талибан" подорвали потенциал движения "Талибан" на юге и востоке Афганистана.
   Эти операции в основном проводились силами специального назначения, используя те же подходы, что и в Ираке, включая использование многочисленных источников для получения точной разведывательной картины, а затем нанесение ударов по ключевым боевикам движения "Талибан" самолетами, беспилотными летательными аппаратами или ударными вертолетами с последующей быстрой эксплуатацией захваченного персонала и материалов для сбора дополнительной разведывательной информации. Афганские спецназовцы, ударные вертолеты и применение высокоточных бомб и ракет также сыграли свою роль. Использование дополнительных американских и других специальных сил ISAF в сочетании с улучшением разведывательных данных привело к утроению числа рейдов, проведенных в 2010 году, причем ISAF утверждают, что в ходе таких рейдов в течение года было убито более 1200 талибов, включая более 300 человек, признанных лидерами талибов.
   Между тем, увеличение числа нападений спецназа частично компенсирует сокращение активности пакистанской армии в борьбе с талибами через границу. Пакистанские войска все еще восстанавливаются после кампаний в Свате и Южном Вазиристане в 2009-10 годах, в ходе которых они понесли значительные потери. Сообщается, что они испытывают трудности с поддержанием безопасности в Южном Вазиристане, и их значительный вклад в операции по ликвидации последствий наводнений в 2010 году также сократил масштабы операций против талибов. Между тем постоянно звучат утверждения о том, что Пакистанская межведомственная разведка не только не желает бороться с афганскими талибами и другими экстремистами, базирующимися в Северном Вазиристане, но и оказывает активную поддержку сети Хаккани (см. вставку, стр. 11).
   Развитие, управление и политика
   Восстановлению и развитию Афганистана препятствует ущерб, нанесенный инфраструктуре и человеческому капиталу в результате трех десятилетий конфликта. С 2001 года на национальном уровне был достигнут значительный прогресс, включая значительное улучшение положения в области образования и грамотности, а также создание рудиментарной системы здравоохранения. Были также успехи и в современной связи: например, развивающаяся сеть мобильной связи имеет миллионы абонентов.
   Развитие было наиболее успешным и наиболее заметным в основных населенных центрах, особенно в Кабуле и его окрестностях. Афганские силы контролируют безопасность в столице во всех районах, кроме одного. Герат-Сити и Мазари-Шариф также процветают: учитывая их относительную безопасность, экономика в этих районах значительно улучшилась, а ВВП по всей стране с 2001 года вырос более чем втрое - с 4 до более чем 13 миллиардов долларов. Но в тех районах, которые контролируются или оспариваются талибами, местные фермеры и предприниматели не извлекли выгоды из этого экономического возрождения, поскольку и они, и производители опиума облагаются налогами Талибана. Это означает, что для реализации местных выгод от выселения талибов операции ISAF по очистке этих районов от повстанцев должны сопровождаться улучшением управления, восстановлением и развитием, хотя в некоторых районах эффективность этих усилий ограничивается весьма изменчивыми стандартами губернаторов провинций и округов.
   В течение 2010 года страны, предоставляющие ISAF, увеличили число гражданских лиц, развернутых в Афганистане, с тем чтобы увеличить международные усилия по развитию и восстановлению, причем число гражданских лиц США, например, увеличилось втрое и превысило 1100 человек. Не менее важно и то, что НАТО стремится лучше координировать военные операции ISAF с многочисленными афганскими и международными гражданскими правительственными и неправительственными организациями. Это получило дополнительный импульс в январе 2010 года, когда посол Великобритании Марк Седвилл был назначен новым старшим гражданским представителем ISAF. Седвилл отвечает за координацию осуществления "гражданского эффекта" ISAF, включая политические, управленческие и экономические инициативы, а также за улучшение взаимодействия с соседними государствами. ISAF считают, что это привело к улучшению координации и более глубокому взаимодействию с афганским Национальным Советом Безопасности.
   Международные усилия по совершенствованию афганского управления продолжаются, при этом значительное гражданское восстановление и развитие осуществляется на местном уровне провинциальными группами по восстановлению. Это дополняется большим разнообразием аналогичных усилий на национальном уровне. Хотя Карзай иногда открыто высказывал критические замечания в адрес операций ISAF, неясно, являются ли они рассчитанными попытками дистанцироваться от непопулярных действий ISAF, включая жертвы среди гражданского населения, или реакцией на сильное давление, которому он подвергается. В средствах массовой информации также появились сообщения о том, что аттюд Карзая был вызван лекарствами. Эти комментарии мало повлияли на политическое доверие стран ISAF к Карзаю, уже подорванное широко распространенными в средствах массовой информации историями о сомнительных деловых связях более широкой семьи Карзаев, неспособности противостоять организациям организованной преступности и наркотрафику и их сетям защиты, а также отсутствием реформ в национальных правительственных учреждениях. Продолжающаяся неспособность решить эти проблемы может подорвать хрупкое доверие правительств, предоставляющих войска. Ключевое значение для афганского правительства имеют так называемые "ночные рейды" - операции по аресту, проводимые спецназом ISAF, которые многие афганцы начинают рассматривать как неприемлемое посягательство на их суверенитет.
   Эти трения между ISAF и Карзаем могут скрывать скрытую политическую нестабильность внутри администрации Карзая. Но это также указывает на то, что восприятие широко распространенной коррупции и преступных покровительственных сетей, многие из которых связаны с существующим политическим урегулированием в Афганистане и отражают его, может представлять потенциально смертельную угрозу жизнеспособности афганского государства. На местном уровне широко распространенные настроения злоупотребления властью и несправедливости подпитывают мятеж. Общенациональный опрос ISAF, проведенный в сентябре 2010 года, показал, что более 80% афганцев считают, что коррупция влияет на их повседневную жизнь. Все эти факторы могут также, увеличивая разрыв между афганскими властями и населением, подорвать или подорвать местный политический прогресс, необходимый для реализации преимуществ успешных операций по обеспечению безопасности.
   Примером этого на тактическом уровне является провинция Гильменд, где губернатор Гулаб Мангал, по мнению многих офицеров ISAF и американских комментаторов, зарекомендовал себя как один из наиболее эффективных губернаторов провинций. Он не только завоевал и поддержал доверие британских и американских сил, но и его личное лидерство стало главным фактором значительного прогресса, достигнутого в Гильменде с середины 2009 года. Но президент Карзай продемонстрировал большую личную поддержку Шер Мохаммеду Ахундзаде, сенатору от Северного Гильменда и одному из предшественников Мангала, предположительно имевшему предыдущие связи с наркоторговлей, который выступает в качестве конкурирующего силового брокера с личной сетью в Северном Гильменде, конкурирующей с законным местным управлением. И даже в относительно безопасных районах Гильменда афганские системы управления и правосудия не в состоянии разрешить многочисленные споры, которые существуют по поводу землевладения. Подобные споры на низком уровне носят эндемичный характер, но талибы, как представляется, гораздо эффективнее разрешают такие споры, что еще больше подрывает афганское управление.
   ISAF отреагировали на это недавним созданием многонациональной межведомственной целевой группы (Объединенная совместная межведомственная целевая группа-Шафафиат ["прозрачность"]) для лучшего понимания коррупции в Афганистане и планирования и координации будущих усилий США и ISAF по борьбе с коррупцией. Пока неясно, какие инициативы будут вытекать из этой работы. ISAF уже пришли к мнению, что сдача контрактов НАТО и другими международными организациями не только способствовала коррупции, но и помогла финансировать военных баронов, наркобаронов и частных боевиков. Это потребовало более строгой и формальной оценки воздействия контрактов на кампанию. Недавно ISAF приостановили работу одного из крупных американских подрядчиков из-за обвинений в неуплате афганским субподрядчикам.
   Примирение и реинтеграция
   Как афганское правительство, так и ISAF неоднократно заявляли о своей готовности разрешить боевикам движения "Талибан", которые сложат оружие, реинтегрироваться в афганское общество. В июне 2010 года Национальная консультативная мирная Джирга предоставила Карзаю мандат на достижение мира и прекращение конфликта. Действительно, в настоящее время существует программа Мира и реинтеграции Афганистана, осуществляемая под руководством высокого Совета по вопросам мира на национальном уровне. Это было повторено в нескольких провинциях и округах, но не по всей стране. Афганистан берет на себя ведущую роль в усилиях по восстановлению, а НАТО оказывает ему финансовую и техническую поддержку.
   Для достижения прочного примирения на всей территории страны необходимы не только эффективные переговоры и механизмы, обеспечивающие согласованное осуществление этой политики, но и способ эффективного использования любого Талибана, считающегося "примиренным". Это требует наличия надежных возможностей для переобучения и последующего обеспечения занятости, что само по себе будет зависеть от местной безопасности и экономической ситуации. На поддержку афганской программы Мира и реинтеграции была выделена крупная сумма международных денег, но она по-прежнему остается в основном неизрасходованной.
   С начала 2010 года в рамках инициатив по примирению были предприняты значительные усилия. Карзай санкционировал переговоры с талибами Кветта Шура и Сетью Хаккани, хотя многие аналитики считают, что связи последней группы с Аль-Каидой делают их наименее поддающимися компромиссу. Есть и другие сообщения о том, что группировка Гульбуддина Хекматияра "Хизб-и-Ислами" - одна из наименее способных группировок талибов - движется к примирению с правительством Карзая. К ноябрю 2010 года некоторые представители СМИ из числа деятелей Кветт-Шуры признали, что их бойцы "очень устали", и в общей сложности 250 боевиков движения "Талибан", по-видимому, прекратили огонь и примирились. В начале 2011 года поступали также сообщения о том, что сельские жители в районах Гильменда Сангин и Марджа отвергают движение "Талибан". Но крупная смена сторон значительной повстанческой группировкой, аналогичная той, что произошла во время пробуждения Анбара в западном Ираке в 2006 году, ускользнула от ISAF и афганского правительства. Практические трудности были проиллюстрированы сообщениями СМИ в ноябре 2010 года о том, что предприимчивый афганец обманул британскую разведку и афганское правительство, заставив их поверить, что он является старшим командиром талибов.
   Одной из взаимосвязанных инициатив были операции по обеспечению стабильности в деревнях, направленные на создание и поддержание антиталибанских сил самообороны в деревнях, которые решили оказать сопротивление талибам в районах с ограниченным присутствием ISAF и АНСО. Эта инициатива опирается на американские и афганские спецподразделения, живущие в этих общинах. Она использовала успешные восстания против талибов в некоторых деревнях и сочеталась с восстановлением и развитием. По состоянию на январь 2011 года было развернуто восемь афганских групп, и в течение года их число планировалось увеличить в девять раз. Эта программа увенчалась некоторым успехом, но ей оказалось трудно противостоять запугиванию талибов.
   ISAF полагают, что эта программа в будущем станет частью инициативы Афганской местной полиции. Это набранная в общине и основанная на общине сила, которая подчиняется представителю Шуры и начальнику районной полиции. Некоторые контингенты уже сформированы на юге Афганистана. До сих пор они были подняты американскими спецназовцами, работающими в районах, где они являются единственным присутствием НАТО. Эта программа направлена на то, чтобы избежать возникновения ситуации, когда такие развивающиеся полицейские силы могут превратиться в ополчение местного военачальника или наркобарона. На эту инициативу возлагаются значительные надежды, но пока еще слишком рано прогнозировать ее общий успех, и пока неясно, каким образом эти отряды со временем будут интегрированы в единую Национальную полицию.
   Переход к безопасности
   На Кабульской Международной конференции, состоявшейся в июле 2010 года, чтобы "обсудить и одобрить руководимый афганским правительством план улучшения развития, управления и стабильности", афганское правительство и НАТО одобрили Intequal - план перехода, который позволит афганцам постепенно взять на себя полную ответственность за безопасность, управление и развитие. Было решено, что переходный процесс будет осуществляться на основе условий на местах, а не на основе установленных сроков. ISAF и международные гражданские силы, включая провинциальные группы по восстановлению, будут постепенно менять свою роль, переходя от поддержки к наставничеству, затем к созданию благоприятных условий и, наконец, к поддержке, по мере развития потенциала АНСО и афганского правительства.
   Был согласован объединенный афгано-натовский процесс оценки для обеспечения равенства, однако опыт Ирака свидетельствует о том, что ISAF и афганскому правительству, возможно, придется противостоять политическому давлению со стороны правительств стран, предоставляющих войска, стремящихся как можно скорее заявить об успехе, с тем чтобы вывести свои войска. ISAF ожидают, что кабульская провинция станет первой страной, которая перейдет к полному афганскому контролю за безопасностью, и надеются, что это послужит образцом для всей остальной страны. Поскольку силы ISAF сокращаются в некоторых районах, часть этих "дивидендов переходного периода", как ожидается, будет передислоцирована в другие районы. Это возможная область разногласий между командирами ISAF (которые будут стремиться использовать высвобожденные таким образом силы для расширения безопасных районов) и правительствами стран, предоставляющих войска (которые, вероятно, также будут стремиться вернуть войска домой).
   Оценка
   Только после середины 2009 года афганская кампания начала получать ресурсы и политический капитал, необходимые для борьбы с талибами путем осуществления всеобъемлющей монетной стратегии, что в настоящее время признается многими офицерами и должностными лицами ISAF из стран, предоставляющих войска. Действительно, только к концу 2010 года численность войск ISAF стала достаточной для борьбы с контролируемыми талибами районами на юге страны. Численность американских войск достигла своего пика, и даже если объявленная Обамой дата сокращения американских вооруженных сил сорвется, эти цифры начнут сокращаться. План ISAF заключается в том, что растущий АНСО восполнит образовавшийся пробел.
   Ход сложной и нелинейной военной кампании зачастую трудно оценить в ходе самого конфликта. Как и многие другие виды борьбы с повстанцами, Афганистан представляет собой многогранное соревнование между повстанцами и правительствами. Усилия Афганистана и ISAF по обеспечению безопасности большинства афганского населения должны в достаточной степени ослабить потенциал и влияние талибов, чтобы позволить силам АНБ достичь такого уровня, при котором правительственные силы смогут взять на себя ведущую роль в обеспечении безопасности к концу 2014 года. Этому способствовало бы сокращение потенциала движения "Талибан" в Пакистане силами безопасности этой страны. Но военные усилия по укреплению безопасности сами по себе будут недостаточны для нейтрализации мятежа. Не менее важными являются инициативы Афганистана и ISAF по созданию надежных механизмов местного развития, реконструкции и управления, которые обеспечили бы афганскому народу на местном уровне лучшее "предложение", чем то, которое было сделано талибами.
   В 2010 году было убито в общей сложности 711 военнослужащих НАТО, что является самым высоким ежегодным показателем с 2001 года. Это отражает возросшую численность войск и усилия ISAF по борьбе с территорией, контролируемой талибами. Нидерланды вывели свои боевые части. Канада вскоре сделает то же самое, хотя обе страны будут предоставлять персонал для учебной миссии НАТО. В целом, эту войну становится все труднее объяснить скептически настроенной публике в странах НАТО. Пока еще не ясно, будет ли достигнут достаточный прогресс к июню 2011 года для какой-либо существенной передачи округов или провинций от НАТО к АНБ. По данным США, НАТО и СМИ, многие афганцы считают, что как только ISAF сократит свою численность после 2014 года, победа талибов неизбежна. Это позволяет талибам играть в выжидательную игру.
   Однако для того, чтобы одержать победу, талибы должны сохранить достаточный лидерский потенциал, выжив в Пакистане и Афганистане. Они также должны сохранять достаточный военно-политический потенциал для продолжения усилий по убийствам и запугиванию в районах, контролируемых ISAF и афганскими силами, и причинять потери среди военнослужащих ISAF, достаточные для того, чтобы повлиять на государства-члены в плане вывода контингентов. Талибан должен сделать свое "предложение" безопасности и Исламского правосудия не только афганскому народу, но и своим собственным командирам и войскам внутри Афганистана, достаточно сильным, чтобы нейтрализовать возглавляемые афганцами усилия по их подрыву, как путем привлечения местной полиции, так и путем примирения талибов. И чем меньше будет улучшаться афганское управление, особенно на местном уровне, тем легче будет талибам одержать верх.
   Стратегия НАТО и ISAF зависит от переходного процесса и примирения. И то, и другое может оказаться под угрозой не только из-за регенеративного потенциала талибов, но и из-за слабости афганского правительства. Для закрепления политических завоеваний на волне повышения уровня безопасности руководители афганского правительства, особенно президент Карзай, должны видеть, что в их интересах провести политическую реформу, с тем чтобы коррупция и преступность больше не представляли угрозы легитимности и жизнеспособности афганского государства. Это становится еще более трудным из-за нынешнего баланса сил внутри государства, который может отражать краткосрочные усилия по максимизации добычи власти. Различные группы, многие из которых организованы вокруг влиятельных лиц и военачальников, по-видимому, движимы главным образом желанием укрепить свои позиции в преддверии создания Афганистана после ISAF. Это еще больше осложняет попытки выработать политическое урегулирование, способное обеспечить долгосрочную безопасность и стабильность.


   Unmanned aerial vehicles: emerging lessons and technologies
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Беспилотные летательные аппараты: новые уроки и технологии
   Роль беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в продолжении боевых действий в Афганистане все чаще становится предметом общественных дебатов, причем вооруженные БПЛА становятся почти неотъемлемой частью многих военных операций со стороны Соединенных Штатов. Но первый испытательный пуск с американского беспилотника MQ-1 Predator состоялся всего десять лет назад. Эти самолеты первоначально разрабатывались с целью перевозки полезной нагрузки, предназначенной для повышения ситуационной осведомленности и повышения своевременности и постоянства средств разведки, наблюдения и разведки (ISR), имеющихся в распоряжении командиров. Но они все чаще рассматриваются как часть набора платформ, способных доставлять оружие в район операций.
   Однако если полезность и эффективность беспилотных летательных аппаратов, используемых в Афганистане, является общепризнанной, то их применение вызвало целый ряд вопросов - оперативных, процедурных, силовых, технических, правовых и этических, - которые требуют повышенного внимания. Указывая на сравнительную незрелость сектора, даже лексика, связанная с этими системами, остается неопределенной. Сейчас в некоторых военных кругах предпочтительной лексикой является дистанционно пилотируемая воздушная система, а не беспилотный летательный аппарат. Это отражает озабоченность по поводу того, что широкая общественность может недооценивать - или уже недооценивает - степень участия военного персонала в беспилотной деятельности, особенно в тех обстоятельствах, когда речь идет о применении смертоносной силы. На самом деле беспилотные операции, как это ни удивительно, все еще в значительной степени "пилотируются", учитывая количество пилотов, сотрудников связи и обслуживающего персонала, необходимых для каждой миссии.
   Уроки Афганистана и Ирака
   В то время как прежний энтузиазм в отношении БПЛА был, возможно, эпизодическим, операции в Ираке и Афганистане послужили внедрению технологии БПЛА - от ручной системы запуска, используемой пехотным подразделением, до тактических и средне- и долговременных систем - в качестве постоянного элемента воздушного и наземного боевого потенциала. Развернутый в качестве платформы ISR, БПЛА более чем доказал свою ценность в операциях по борьбе с повстанцами, например обеспечивая постоянное наблюдение для создания картины повседневной жизни на региональной или даже индивидуальной основе, и стал полезным инструментом в противодействии использованию самодельных взрывных устройств (СВУ). Вклад в эту область может быть прямым, например, при выполнении полетов с целью обнаружения изменений на маршрутах следования конвоев или в пресечении потока материалов, необходимых для производства СВУ. Кроме того, способность некоторых беспилотных авиационных систем управляемого оружия, такого, как у AGM-114 Hellfire, или для GBU-12 Paveway II с лазерным наведением бомбы и двойной режим GBU-49 усиленной Paveway II с GPS и лазерным наведением бомбы, означает, что Вооруженные силы все чаще рассматривает эти беспилотные системы как неотъемлемой частью будущей структуры Вооруженных сил.
   Помимо США, многие другие страны НАТО, участвующие в Афганистане, наращивают свой опыт и устремления в области беспилотных летательных аппаратов. Соединенное Королевство эксплуатирует беспилотники Predator и MQ-9 Reaper вместе с ВВС США с пилотами, совместно расположенными на базе ВВС Крич в Неваде. Королевские Военно-воздушные силы (RAF) уже заказали около десяти самолетов Reaper, но по меньшей мере два из них были уничтожены. По состоянию на конец третьего квартала 2010 года RAF зарегистрировали 13.000 летных часов MQ-9 с момента его ввода в эксплуатацию в октябре 2007 года. Лондон также арендует беспилотные летательные аппараты, используя Hermes 450, воздушный корабль, который будет находиться в центре британской системы Watchkeeper, когда он поступит на вооружение. Лизинговый подход был также принят Австралией, Канадой и Германией, все из которых используют беспилотник израильского производства Heron для операций в Афганистане.
   К концу 2011 года способность ВВС США запускать боевые воздушные патрули Predator и Reaper (CAP) вырастет в десять раз. После того как в 2004 году было введено пять CAP, целевой показатель на конец 2011 финансового года составляет 50, а к концу 2013 финансового года - 65. В настоящее время одна CAP - на базе четырех Predatorr или Reapers - требует 168 человек личного состава, включая десять пилотов. В настоящее время для достижения цели 50 CAP требуется 500 пилотов, а еще 70 из них должны будут осуществлять транзит самолета в район операций и обратно.
   Чтобы снизить спрос на численность летного состава, а также стоимость операций, ВВС США намерены использовать технологии управления несколькими самолетами к 2012 году, что позволит одному пилоту управлять несколькими БПЛА, тем самым вдвое сократив число необходимых пилотов. Помимо этого, он также рассматривает вопрос о повышении уровня автономности на 50% CAP, что еще больше снизит спрос на пилотов. Между тем, роль и численность летного состава в операциях БПЛА находится под пристальным вниманием. Сухопутные войска до сих пор в основном использовали небольшие беспилотники, и ими может управлять персонал, не прошедший подготовку в качестве пилотов. Что касается беспилотных летательных аппаратов среднего размера, то в США и Великобритании уже проводятся испытания, в ходе которых рассматривается вопрос об использовании для их полетов не только пилотов, но и персонала. Вопрос о служебном владении беспилотными летательными аппаратами остается предметом споров, особенно между армией и военно-воздушными силами.
   Полезность БПЛА в Афганистане также служит для того, чтобы подчеркнуть необходимость все более тесной интеграции данных МСУ в общую систему сбора, анализа и распространения, обеспечивая надлежащую и своевременную эксплуатацию.
   Хотя война на земле в Афганистане является сложной задачей, воздушная сфера остается относительно благоприятной; с точки зрения классической воздушной доктрины коалиционные силы имеют доминирующее положение, позволяя относительно беспрепятственно использовать воздушное пространство. Стрелковое оружие и реактивные гранаты вызывают озабоченность на низком уровне, особенно в случае вертолетных операций, и периодически используются переносные зенитно-ракетные комплексы. В целом, потери от истощения составляют лишь часть потерь, понесенных советскими войсками в 1980-е годы, хотя небоевые потери для беспилотных летательных аппаратов намного выше, чем для пилотируемых самолетов. Относительно благоприятная воздушная среда в нынешних районах эксплуатации действительно поднимает вопрос о том, насколько хорошо многие БПЛА нынешнего поколения будут работать в условиях более высокой угрозы и как нынешние концепции эксплуатации должны быть пересмотрены, чтобы справиться с передовыми системами противовоздушной обороны. Зенитная артиллерия, такая как российская 2С6 "Тунгуска" (SA-19) и "Панцирь С-1" (SA-22), представляла бы серьезную угрозу для операций маловысотных БПЛА.
   Еще одна проблема связана с безопасностью связи. Такие инциденты, как перехват нисходящего канала передачи данных БПЛА в Ираке в конце 2008 года, подчеркивают уязвимость незашифрованных потоков данных. Независимо от стоимости шифрования, эксплуатирующие страны все больше заинтересованы в повышении безопасности космической связи и двухсторонних каналов прямой видимости данных, особенно для более чувствительных платформ, работающих в условиях высокой угрозы.
   Predator и Reaper
   Хотя Афганистан может быть в Центре оперативного внимания Вашингтона и его союзников, они также стремятся определить будущие потребности.
   ВВС США ищут преемника для Reaper в виде MQ-X, в то время как Франция, Германия, Италия и Великобритания рассматривают возможность приобретения аналогичных систем. MQ-X задуман как семейство БПЛА среднего класса, способных нести модульные полезные нагрузки, предназначенные для решения более широкого круга задач миссии, чем те, которые выполняются MQ-9 Reaper. Учитывая вероятный размер потребности - свыше 250 воздушных платформ - она привлекает значительное внимание отрасли. Boeing, Raytheon, Lockheed Martin и Northrop Grumman - все они создали условные конструкции для программы MQ-X. General Atomics, тем временем, предложила своего Avenger (Predator С) в качестве кандидата.
   Британский проект Scavenger в целом удовлетворяет аналогичному требованию к MQ-X. Какая бы платформа - или, возможно, платформы - ни появилась для удовлетворения требования Scavenger, она также, вероятно, заменит Reaper в британском инвентаре.
   Scavenger является ключевым элементом концепции Combat ISTAR (разведка, наблюдение, обнаружение целей и разведка) ВВС Великобритании. Эта программа была разработана на основе обзора стратегической обороны и безопасности Великобритании (SDSR), опубликованного в октябре 2010 года, и получила более высокий статус. Как и многие западные военные, проблемы, стоящие перед британскими военными, с которыми стремилась справиться SDSR, были результатом финансового кризиса, начавшегося в 2008 году. Столкнувшись со значительным бюджетным давлением, Королевские ВВС развернули два пилотируемых самолета ISR-Nimrod MRA4 для морского патрулирования и Sentinel R1 для радиолокационного наземного наблюдения. Последний будет выведен после окончания действия обязательств ВВС в Афганистане. Однако потребности миссий остаются неизменными, и есть надежды на то, что эти элементы будут перенесены в сферу беспилотных систем. В США также наблюдаются признаки возобновления интереса к использованию долговременных платформ в качестве части системы противоракетной обороны. Первоначально они рассматривались в 1990-х годах.
   Беспилотные боевые платформы
   Тем временем оборонные предприятия и оборонная промышленность продолжают разрабатывать концепции беспилотных боевых летательных аппаратов (БПЛА). Афганистан предоставил Вашингтону условия, в которых можно было бы испытать Lockheed Martin RQ-170 Sentinel. Малозаметная конструкция летающего крыла является результатом засекреченной программы НИОКР, но точный характер развертывания в Кандагаре на момент написания этой статьи оставался неопределенным.
   Форма корпуса смешанного крыла принимается для малозаметных беспилотных платформ высокого класса для решения проблем выживания в спорном - или не разрешительном - воздушном пространстве. Американские демонстрационные проекты UCAV и европейские усилия, такие как многонациональный Neuron, британский Taranis и российский Скат, были вызваны желанием оптимизировать живучесть за счет минимизации радиолокационных и инфракрасных сигнатур, которые также управляют встроенным двигателем и внутренней конфигурацией оружейного отсека, видимой на крыльях.
   Технологические проблемы
   Однако такие конструкции сопряжены со значительными трудностями, не в последнюю очередь с точки зрения стабильности и связанных с ней систем управления, необходимых для ее поддержания. Помимо сохранения контроля над смешанной конфигурацией крыла и корпуса, интеграция двигательной установки также предъявляет особые требования. В настоящее время предпочтение отдается верхним воздухозаборникам - скрытым от наземных радаров - в сочетании с фигурными воздуховодами, чтобы защитить торцевую поверхность двигателя от прямого воздействия радиочастотной энергии, а также методам снижения инфракрасной сигнатуры для струйного шлейфа.
   Наряду с американскими требованиями к среднему БПЛА MQ-X ВВС США также преследуют MQ-L - более крупную воздушную машину - для выполнения различных вспомогательных и боевых задач. К ним относятся дозаправка в воздухе, ISR и global strike. Также предусматривается разработка "специальной беспилотной воздушной системы", которая будет включать в себя малозаметную - или даже крайне малозаметную - платформу. Научно-исследовательские работы в этой области почти наверняка останутся строго засекреченными.
   Демонстрационная программа беспилотных боевых воздушных систем ВМС США (UCAS-D) должна была быть запущена примерно в конце 2010 года - с задержкой в шесть месяцев. Проект UCAS-D использует летательный аппарат Northrop Grumman X-47B и направлен на изучение необходимости эксплуатации малозаметной беспилотной системы с авианосца. Кульминацией этого проекта станут испытания авианосцев в 2013 финансовом году, результаты которых будут включены в программу военно-морского флота по разработке беспилотной авианосной системы наблюдения и нанесения ударов в воздухе. Нынешняя цель военно-морского флота состоит в том, чтобы иметь возможность выставить экспериментальные силы из четырех-шести воздушных кораблей примерно в 2018 году или раньше, если позволят темпы развития.
   Учитывая требования технологии, проскальзывание программы далеко не является чем-то необычным. Наряду с UCAS-D, британский Taranis и Европейский Neuron также видели, что графики испытаний были изменены по мере возникновения проблем развития. Демонстратор Taranis должен был начать летные испытания в 2010 году - теперь это произойдет только в 2011 году. Одной из областей, решение которой заняло больше времени, чем первоначально предполагалось, была интеграция двигательной установки, включая малозаметную конфигурацию заборника и воздуховода.
   Макет российского "Ската" был показан ограниченной аудитории в 2007 году. Нынешний статус программы остается неясным, хотя российские ВВС по-прежнему заинтересованы в технологии UCAV. Компания "Сухой" также продемонстрировала концепции для сравнительно больших беспилотных летательных аппаратов ISR, хотя опять же статус каких-либо работ в этой области остается неясным.
   Китай и Индия также находятся на разных стадиях разработки национальных требований, причем последняя рассматривает свой проект автономного беспилотного исследовательского самолета (AURA) в качестве технологической базы. Эти два государства также проявляют интерес к средне- и высотным платформам ISR с длительной выносливостью (MALE/HALE). У Китая есть проекты развития BZK-005 и BZK-009, в то время как Индия работает над MALE беспилотником Rustom-H. В октябре 2010 года Военно-морские силы Индии также направили запрос на получение информации о 25-часовой системе HALE.
   Ранее в 2010 году Южная Корея выпустила запрос предложений на малозаметных беспилотный ударный летательный аппарат - демонстратор. Австралия и Япония также имеют заинтересованность в платформах многоцелевой HALE. Однако интерес Австралии к Northrop Grumman Global Hawk не распространялся на ранний вариант американской программы наблюдения за морскими пространствами в широком районе.
   Израиль, один из первых последователей технологии беспилотных летательных аппаратов, продолжает разрабатывать системы почти для всех классов платформ. В 2010 году израильские ВВС официально ввели на вооружение самолет Heron TP, известный как Eitan на внутреннем рынке и производимый компанией Israel Aircraft Industries (IAI). "Heron ТП" имеет максимальный взлетный вес около пяти тонн, обладает длительностью полета 24 часа и имеет радиус полета 1000 километров. Он может нести различные датчики, включая электрооптические, радиолокационные и электронные разведывательные полезные нагрузки. Учитывая его постоянный интерес к технологии беспилотных летательных аппаратов, Израиль, вероятно, также изучает требования к малозаметным беспилотным платформам, хотя официально эта программа не была признана. Израильские производители оружия, однако, проявили интерес к разработке классов стрелкового оружия, пригодных для БПЛА. Израильские системы БПЛА использовались несколькими странами, участвующими в Афганистане, а в середине октября 2010 года МАИ договорился с российской компанией "Оборонпром" о продаже "элементов сборки и обслуживания БПЛА".
   Доступ в воздушное пространство
   За пределами нынешних зон конфликтов военные операции БПЛА обычно ограничиваются "ограниченным" воздушным пространством в США и Европе из-за проблем с гражданской сертификацией. Это имеет последствия для подготовки военных беспилотных летательных аппаратов, а также для небоевых оперативных функций, которые могут потребовать полета беспилотных систем над национальной территорией (это применимо как внутри государств, в силу их собственного законодательства о гражданской авиации, так и на международном уровне), хотя отказы и исключения экспериментальной категории могут применяться для случайной эксплуатации беспилотного летательного аппарата в невоенном воздушном пространстве.
   В США Федеральное авиационное управление (FAA) работает над тем, как интегрировать беспилотники в национальную воздушно-космическую систему. Управление программы беспилотных летательных аппаратов FAA было создано для рассмотрения этого вопроса, в то время как Вашингтон попросил радиотехническую комиссию по аэронавтике (RTCA) изучить два ключевых вопроса - как будут решаться вопросы связи, командования и управления и как беспилотные летательные аппараты будут соответствовать требованию "чувства и избегания" в отношении других воздушных судов. Работы по РТС должны быть завершены к 2015 году.
   Аналогичные усилия предпринимаются и в Европе. Британская программа оценки и оценки автономных систем, связанных с технологией бортовых систем (ASTRAEA), в настоящее время находится на втором этапе после годичного перерыва, вызванного неспособностью обеспечить государственное финансирование. "Чувство и избегание" рассматриваются в рамках одного из двух основных направлений работы ASTRAEA - разделения и контроля гарантий. "Чувство и избегание" является ключевым вопросом для военных, а также гражданских регуляторов воздушного пространства: распространение беспилотных летательных аппаратов, работающих на разных уровнях полета, привело к существенному увеличению риска столкновения, особенно над авиабазами с напряженным графиком работы, и были случаи почти промахов между беспилотными летательными аппаратами и другими военными, а также невоенными воздушными перевозками.
   Правила применения силы
   Это касается не только аэрокосмической сферы, где использование беспилотных летательных аппаратов вызывает вопросы регулирования. Все более широкое использование БПЛА - особенно в боевой роли - и переход к БПЛА требует рассмотрения в свете законов вооруженного конфликта. В марте 2010 года в своем программном выступлении перед Американским обществом международного права юрисконсульт Госдепартамента Гарольд Кох заявил, что "в соответствии с законами войны не существует запрета на использование технологически продвинутых систем в вооруженном конфликте ... до тех пор, пока они используются в соответствии с применимыми законами войны".
   Этот район стал объектом пристального внимания отчасти в результате применения беспилотных летательных аппаратов для нанесения ударов по "Аль-Каиде" и связанным с ней группировкам за пределами зон конфликтов Ирака и Афганистана. В среднесрочной и долгосрочной перспективе также необходимо будет рассмотреть правовые последствия появления БПЛА. Но хотя эти правовые и этические проблемы будут иметь отношение к использованию БПЛА в будущем - особенно в действиях за пределами зон конфликтов, - тем не менее быстрый рост сектора в целом будет продолжаться. По оценкам исследовательских организаций, таких как Teal Group и Aerospace and Defence News, стоимость мирового рынка беспилотных летательных аппаратов в ближайшее десятилетие вырастет до 70-80 миллиардов долларов. По словам Тила, на долю Пентагона будет приходиться 58% расходов на закупку беспилотных летательных аппаратов, в то время как его расходы на исследования, разработки, испытания и оценку составят три четверти общемировых расходов. Развернутые сухопутными, военно-морскими и воздушными силами беспилотные летательные аппараты рассматриваются как неотъемлемая часть будущих силовых структур и как ключевые средства достижения эффекта за счет их использования в качестве средств МСУ или в качестве оружейных платформ. Одной из важнейших областей, которая остается открытой для обсуждения, является вопрос о том, в какой степени - особенно в области воздушного боя - беспилотные системы используются в качестве дополнения к флотам самолетов с экипажами или в качестве их замены.

   Cyberspace: assessing the military dimension
    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Киберпространство: оценка военного измерения
   В последние годы много комментариев и анализа было посвящено вопросам, связанным с потенциальным или фактическим военным использованием киберпространства, особенно после атак, предположительно исходящих из России, на эстонские компьютерные системы в 2007 году и на сайты грузинского правительства в 2008 году, а также широко разрекламированного червя Stuxnet 2010 года, который, как сообщается, атаковал (среди прочих мест) компьютерные системы управления центрифугами на иранском заводе по обогащению изотопов урана в Натанзе.
   Киберпространство может использоваться для решения целого ряда задач, включая сбор конфиденциальной информации, проникновение и использование сетевых систем потенциальных или фактических противников, а также оказание (или содействие в оказании) воздействия, которое может иметь последствия для Вооруженных сил, либо с точки зрения воздействия на них, либо с точки зрения задач, которые они могут быть призваны выполнить в ответ. Важно, чтобы Военный баланс начал включать в себя оценки военных компонентов кибердержавы, но проблема заключается в определении того, что следует оценивать.
   Многие государства создают организации, которым поручено отслеживать, оценивать, противодействовать и преследовать определенные задачи в киберпространстве. Административная и оперативная ответственность может варьироваться от министерств обороны до других правительственных ведомств, включая министерства внутренних дел и разведывательные службы, а также частные организации могут заключать контракты. Ни в коем случае не все группы, действующие в этой области, спонсируются государствами или связаны с ними, но инцидент, который технически сложен и явно подкреплен значительными финансовыми и организационными ресурсами, может вызвать подозрения в причастности государства. Многие лица, совершающие кибератаки, по-видимому, являются гражданскими лицами, мотивы которых варьируются от преступных до националистических; однако правительства могут принуждать или иным образом мотивировать таких неофициальных субъектов.
   Вовлечение враждебных гражданских субъектов означает, что может быть трудно привлечь государства к ответственности за кибер-инциденты. Эта трудность атрибуции также возникает из-за того, что компьютеры в очевидной точке происхождения атаки могли быть захвачены или использованы третьей стороной. Таким образом, государству может быть трудно определить источник кибератаки и принять решение о соответствующем ответе.
   Таким образом, организации, созданные государствами для работы в киберпространстве, преследуют несколько целей. Они могут быть обвинены в общем сборе информации и преследовании оборонительных и наступательных операций в киберпространстве, иногда против якобы дружественных государств, а также противников (если, например, существует потребность в информации для конфиденциальных оборонных или коммерческих данных). Поскольку военные силы все больше объединяются в сеть, они также становятся все более уязвимыми для кибератак. Более того, чем больше страна зависит от сетевых систем, тем чаще потенциальный или фактический противник может прибегать к кибер-действиям, чтобы обойти или использовать асимметрию в традиционных военных потенциалах. Эта зависимость от сетей выходит за рамки сферы обороны, создавая более широкие потенциальные уязвимости: коммунальные услуги, банковские и финансовые услуги, а также коммерческие цепочки поставок - все они тесно связаны и могут быть атакованы. Кроме того, как отметил Иэн Лоббан, директор британской штаб-квартиры правительственных коммуникаций, 12 октября 2010 года в IISS, "получение кибер-прав позволяет Великобритании продолжать экономическое процветание". Экономика знаний должна защищать свою интеллектуальную собственность и "поддерживать целостность своих финансовых и коммерческих услуг". Комментарии Лоббана в контексте Великобритании справедливы и для других развитых экономик: комплексное решение киберугроз может дать компаниям уверенность в том, что они могут базироваться в определенном месте, зная, что они могут использовать современную IT-инфраструктуру и снижать риски. (См. хтт://ВСП.МИСИ.орг/последние-keyaddresses/Иэн-Лоббан-адрес.)
   Создание организаций, которым поручено отслеживать, оценивать, противодействовать и преследовать определенные задачи в киберпространстве, также может быть результатом национальных усилий по улучшению организации внутреннего киберпространственного потенциала и ответственности. Многие правительства только сейчас - примерно через 15 лет после начала широкого общественного использования Интернета - предпринимают шаги по "обратному проектированию" той или иной формы согласованности в этом отношении. В некоторых государствах это осуществляется наряду с мерами по улучшению информационной безопасности, чтобы уменьшить за счет улучшения защиты шансы на успех любой атаки. Организационные изменения могут иметь важное значение для развития международного сотрудничества, включающего такие элементы, как механизмы отчетности, процедуры и экспертные знания, которые могут быть задействованы в случае нападения.
   Многообразие организаций и их различные формы подчинения поднимают важные вопросы: когда кибер-инцидент является военным или гражданским, кто это решает, и является ли эта сфера заботой правоохранительных, разведывательных или военных организаций? Инциденты, в которых вооруженные силы становятся мишенью, интуитивно кажутся военной ответственностью, но будет ли оправдано военное контрнаступление, на кого оно будет направлено и какой уровень или тип реагирования будет соразмерным? Если в киберпространстве существуют военные ответные меры, направленные против целей в киберпространстве, оцениваемых как "военные", то возможно ли (учитывая взаимосвязанный характер киберпространства), чтобы любые ответные меры избегали сопутствующего ущерба, и будет ли ответ, который не может быть точно нацелен, законным в национальном и международном праве? Существует еще одна сложность и риск того, что государства могут воспринимать нападение, направленное через киберпространство с очень серьезными намеренными или непреднамеренными последствиями, как заслуживающее кинетического ответа, особенно если государства придерживаются различных интерпретаций того, что жизненно важно для национальной безопасности. В своей будущей книге "Власть в киберпространстве в теории и практике" Аделфи рассматривает подобные вопросы, а также некоторые более широкие концептуальные вопросы, касающиеся киберпространства.
   Несмотря на эти неопределенности, Военный Баланс намерен начать оценку национальных и многонациональных кибернетических потенциалов, как гражданских, так и военных, даже если их трудно детализировать в традиционно количественном отношении, как мы рассматривали военные запасы. Полезной отправной точкой является детализация организационных изменений как способ определения ресурсов, которые страны мобилизуют в ответ на киберугрозы. Такие группы, как национальные компьютерные группы реагирования на чрезвычайные ситуации (CERT), будут исключены в тех случаях, когда они не могут быть оценены как подотчетные оборонным организациям, хотя, конечно, такие группы могут включать оборонные организации в число своих ключевых группировок. Следующая предварительная оценка обязательно носит выборочный характер; отсутствие стран или организаций не обязательно означает, что они не обладают соответствующим потенциалом.
   НАТО
   В январе 2008 года НАТО утвердила политику киберзащиты, которая была одобрена главами государств в апреле следующего года на саммите в Бухаресте. Организации НАТО, занимающиеся вопросами кибербезопасности, включают базирующийся в Брюсселе орган управления киберзащитой НАТО, который отвечает за координацию киберзащиты в масштабах всего Альянса. Его правление состоит из политического, военного, оперативного и технического персонала в государствах НАТО, отвечающих за киберзащиту. В 2008 году в Таллинне, Эстония, был создан Совместный центр передового опыта в области киберзащиты. Этот центр, один из ряда центров передового опыта НАТО, "проводит исследования и обучение по вопросам кибервойны" и другим задачам, включая улучшение взаимодействия в области киберзащиты "в рамках сети НАТО, обеспечивающей возможность создания потенциала".
   НАТО поддерживает такие группы обеспечения информационной безопасности, как технический Центр обеспечения информационной безопасности НАТО (НИАТЦ), которые могут помочь улучшить защиту систем и передовой опыт в государствах-членах. Потенциал реагирования на компьютерные инциденты НАТО - технический центр, поддерживаемый NIATC, обеспечивает оперативной группы [компьютерная группа реагирования на инциденты безопасности] поддержку НАТО сообщества СНГ. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил в октябре 2010 года, что НАТО необходимо защищать себя "по всему спектру", а это означает "взять на себя киберзащиту". Он сказал, что " мы ... должны иметь возможность поддерживать союзников, которые подвергнутся нападению, с возможностью развертывания. Но... НАТО также должно помогать союзникам обмениваться опытом и устанавливать общие подходы к киберзащите.'
   Австралия
   Центр операций по кибербезопасности (CSOC), созданный в январе 2010 года, является подразделением Управления оборонных сигналов (DSD), обслуживающим правительственные учреждения. Аналитики привлекаются из DSD, оборонной разведывательной организации и Австралийских сил обороны, а также из оборонной научно-технической организации, австралийской разведывательной организации безопасности и Австралийской федеральной полиции. CSOC поручено обеспечивать понимание киберугроз австралийским интересам, а также координировать оперативные меры реагирования на кибер-события национального значения в рамках правительства и критической инфраструктуры. (Что касается частного сектора, то CSOC дополняется инициативой CERT Australia, осуществляемой под эгидой Генеральной прокуратуры.) Австралия опубликовала Стратегию кибербезопасности в 2009 году, в то время как этот вопрос широко освещался в оборонной Белой книге 2009 года.
   Канада
   Канада опубликовала свою стратегию кибербезопасности в октябре 2010 года. Это детализировало несколько органов, работающих над кибербезопасностью для защиты канадской инфраструктуры. В Белой книге говорилось, что канадское учреждение по обеспечению безопасности коммуникаций будет укреплять свой " потенциал по обнаружению и обнаружению угроз, предоставлению услуг внешней разведки и кибербезопасности, а также реагированию на киберугрозы и атаки против правительственных сетей и систем [ИТ]". Канадская разведывательная служба безопасности и Королевская канадская конная полиция будут расследовать инциденты в соответствии со своими соответствующими мандатами, а Министерство иностранных дел разработает "внешнюю политику в области кибербезопасности, которая будет способствовать укреплению согласованности действий правительства за рубежом в области кибербезопасности". Тем временем "Министерство национальной обороны и канадские вооруженные силы укрепят свой потенциал по защите своих собственных сетей, будут работать с другими правительственными ведомствами над выявлением угроз и возможных ответных мер, а также продолжат обмениваться информацией о лучших кибернетических практиках с союзными военными". Тем временем сетевой оперативный центр канадских Вооруженных сил является "национальным оперативным подразделением киберзащиты", которому постоянно поручаются задачи по поддержке операций канадских Вооруженных сил под командованием канадского экспедиционного корпуса и Канадского командования.
   Китай
   В июле 2010 года генерал Чен Бинде, начальник Главного управления Генерального штаба НОАК, представил новую "базу информационных гарантий". Перед базой стоит задача борьбы с киберугрозами и обеспечения информационной безопасности и информационной инфраструктуры Китая. Некоторые источники НОАК утверждают, что база не является наступательным кибернетическим потенциалом, а скорее предназначена для повышения устойчивости. Не исключено, что новая база перейдет под командование четвертого отдела НОАК, отвечающего за радиоэлектронную борьбу. Судя по всему, это подразделение армейского уровня, и присутствовавшие на церемонии высокопоставленные офицеры с некоторым доверием отнеслись к этому суждению: присутствовали четыре заместителя начальника штаба и два помощника начальника штаба.
   НОАК в течение последнего десятилетия уделяла большое внимание информационной войне, как с точки зрения средств радиоэлектронной борьбы на поле боя (РЭБ), так и с точки зрения более широких возможностей кибервойны. Основной доктриной является документ "интегрированная сетевая радиоэлектронная война", который руководит компьютерно-сетевыми операциями НОАК и призывает к сочетанию средств сетевой войны и РЭБ в начале конфликта, чтобы парализовать (или, по крайней мере, ослабить) возможности C4ISR противника (командование, управление, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и разведка). Кибернетические активы Китая находятся под командованием двух главных управлений Главного управления Генерального штаба. Атаки компьютерных сетей и РЭБ теоретически должны были бы относиться к четвертому отделу (электронное противодействие), а защита компьютерных сетей и сбор разведывательной информации-к третьему отделу (сигнальная разведка). Третий Отдел поддерживается различными "милицейскими подразделениями", состоящими как из военных кибервойн, так и из гражданских хакеров.
   Франция
   Французское агентство сетевой и информационной безопасности (Agence Nationale de la Sécurité des Systèmes d'information) было создано в 2009 году для осуществления слежки за чувствительными французскими правительственными сетями и реагирования на кибератаки. Он также консультирует правительственные ведомства и операторов коммерческих сетей по вопросам наилучшей практики, а также предоставляет информацию об угрозах информационной безопасности и о том, как их избежать. Эта организация подчиняется премьер-министру и подчиняется канцелярии генерального секретаря по вопросам национальной безопасности и обороны. В "Белой книге обороны Франции" 2008 года значительное внимание уделялось киберугрозам, призывая к новым программам в области наступательных и оборонительных возможностей кибервойны. В Белой книге отмечалось, что часть наступательного потенциала "будет находиться в ведении Объединенного штаба, а другая часть... разрабатываться в рамках специализированных служб".
   Германия
   В 2009 году Германия создала Департамент информационных и компьютерных сетевых операций под руководством тогдашнего начальника стратегического разведывательного командования бундесвера, который уже контролировал "разведывательные силы и учреждения в области радиосвязи и мобильной связи, радиоэлектронной борьбы и спутниковой разведки". В докладах говорилось, что мандат группы мог бы включать тестирование средств киберпроникновения и эксплуатации, в то время как правительство Германии изучает правовые нормы, которые дали бы подразделению больше полномочий, чем оно имеет в настоящее время; они ограничены гражданскими нормами. Соответствующим гражданским ведомством является Федеральное управление информационной безопасности в Бонне.
   Индия
   Нью-Дели разработал план антикризисного управления по противодействию кибератакам и кибертерроризму "для осуществления всеми министерствами / департаментами центрального правительства". Национальные агентства включают в себя компьютерную группу и группу реагирования на чрезвычайные ситуации (CERT-In), которая уполномочила назначенных лиц проводить тесты на проникновение в инфраструктуру. Между тем агентство по обеспечению и исследованию оборонной информации, которому поручено заниматься вопросами кибербезопасности вооруженных сил и Министерства обороны, имеет тесные связи с CERT-In и Национальной организацией учебных исследований. Все службы имеют свою собственную политику кибербезопасности, и соответствующие штаб-квартиры поддерживают политику информационной безопасности, а связанные с ней сетевые аудиты становятся все более рутинными. Они часто проводятся Национальным центром информатики, а также самими службами; в то же время службы поддерживают свои собственные группы по сертификации. Индийская армия в 2005 году подняла армейское учреждение кибербезопасности и в апреле 2010 года создала лабораторию кибербезопасности в Военном колледже телекоммуникационной инженерии в Mhow (под корпусом сигналов). Важность этого вопроса для индийского истеблишмента безопасности была подчеркнута министром обороны А. К. Энтони в выступлении перед Национальным Оборонным колледжем в октябре 2010 года: "следующее поколение угроз, несомненно, возникнет из кибербезопасности. Мы должны сделать наши киберсистемы максимально безопасными и непористыми".
   Италия
   В рамках Штаба обороны была создана группа по защите сертификатов, цель которой заключается в оказании институциональной поддержки пользователям Министерства обороны в области защиты компьютерных сетей. Это подразделение уделяет большое внимание выявлению уязвимостей в операционных системах и приложениях. Группы в рамках Центра оборонных инноваций и отдела информационной безопасности Штаба обороны, а также отдела технических расследований карабинеров также занимаются вопросами кибербезопасности. После состоявшейся в октябре 2010 года встречи между итальянским национальным агентством по новым технологиям, энергетике и устойчивому экономическому развитию и итальянской ассоциацией экспертов в области критической инфраструктуры была вынесена рекомендация создать лабораторию для тестирования и анализа сценариев, связанных с кибератаками.
   Япония
   Национальный центр информационной безопасности был создан в 2005 году. Она подчиняется секретариату Кабинета Министров и несет двойную ответственность за национальную безопасность и системы реагирования на чрезвычайные ситуации, включая физическую безопасность и кибербезопасность. Координационная группа правительственных операций по обеспечению безопасности (ГСБ), которая полностью приступила к работе в 2008 году, осуществляет круглосуточный мониторинг информационных систем правительственных учреждений. Согласно правительственному документу "Secure Japan 2009", все правительственные учреждения должны оказывать содействие GSOC в повышении ее способности анализировать кибератаки. Министерство обороны должно было участвовать в расследовании последних технологических тенденций в области кибератак. Для того чтобы проанализировать атаки на информационные системы МО, а также возможности реагирования, правительственные учреждения должны были "изучить основы технологии мониторинга и анализа незаконного доступа, технологии анализа кибератак и технологии активной обороны". Кроме того, в документе "Информационная безопасность 2010" говорится, что "в конце 2010 финансового года в Объединенном штабе Министерства обороны будет размещен сотрудник по киберпланированию и координации (предварительное название) для повышения ... готовности к кибератакам".
   Северная Корея
   С 1970-х годов северокорейские военные (Корейская Народная армия, КНА) имели скромный потенциал РЭБ. В результате стратегических обзоров, проведенных после операции "Буря в пустыне", КНА создала потенциал информационной войны (ИВ) в рамках концепции "радиоэлектронной разведывательной войны" (ЭИУ). КНА описывает это как новый вид боевых действий, суть которого заключается в разрушении или разрушении компьютерных сетей противника, тем самым парализуя военную систему командования и управления противника. Хотя это, по-видимому, аналогично IW, понимание КНА, как полагают, включает элементы разведки, криптоанализа, сбора разведывательных данных, радиоэлектронной борьбы и дезинформационных операций, а также использование интернета для создания помех в социальной и экономической среде противника. В дополнение к этим разработкам в области РЭБ КНА расширила свои возможности в области РЭБ за счет внедрения более современного оборудования ELINT, глушителей и радаров. В противовес южнокорейским и американским возможностям РЭБ КНА, как сообщается, выставила на поле боя систему командования и управления огнем на основе оптики.
   Южная Корея
   Южная Корея создала командный центр кибервойны в начале 2010 года, насчитывающий более 200 человек, после масштабной распределенной атаки типа "отказ в обслуживании" в 2009 году. Новый центр отвечает на то внимание, которое уделяется кибербезопасности и информационной безопасности Национальной разведывательной службой и командованием оборонной безопасности. В 2009 году Южная Корея опубликовала Белую книгу по Интернету, в которой было отмечено создание Корейского агентства по Интернету и безопасности, объединяющего бывшее Корейское агентство по интернет-безопасности, Корейское агентство по международному сотрудничеству в области информационных технологий и Корейское агентство по информационной безопасности, которое работает над продвижением использования интернета, повышением и мониторингом сетевой безопасности, а также развитием международного сотрудничества в вопросах кибербезопасности.
   Россия
   У России пока нет "Киберкомандования" как такового, но она развила потенциал в этой области и включила киберпространство в существующие Доктрины информационной войны. Россия также участвовала в течение последнего десятилетия в дискуссиях с США в рамках усилий по включению киберпространства в повестку дня контроля над вооружениями с особым акцентом на "информационную целостность" или контроль за содержанием Интернета, чему США сопротивлялись. Российские организованные преступные группы, такие как российская деловая сеть (РБН), BadB и другие SpamIt.com составляют значительную долю всей организованной преступности, основанной на интернете, и до недавнего времени могли действовать с минимальным вмешательством государства, как и националистические группы, такие как "Наши". Существуют убедительные косвенные доказательства того, что такие группы, в частности РБН и "Наши", были вовлечены в кибератаки против правительств Эстонии и Грузии в 2007 и 2008 годах соответственно; в последнем случае кибератаки на сайты грузинского правительства были тесно скоординированы с развертыванием российских вооруженных сил.
   До 2003 года за деятельность в киберпространстве отвечало российское агентство радиотехнической разведки (ФАПСИ). В 2003 году это ведомство было упразднено, а его обязанности разделены между Министерством обороны и Федеральной Службой Безопасности (ФСБ), причем последняя несет ответственность за расследование киберпреступлений. Институт проблем информационной безопасности МГУ им.М. В. Ломоносова проводит исследования по техническим вопросам, включая криптографию, и включает в число своих клиентов Генштаб и ФСБ.
   Сингапур
   Министерство обороны Сингапура уже давно определило потенциальный ущерб, который может быть нанесен кибератаками, и эта озабоченность, возможно, стала еще более острой после принятия им доктрины интегрированного управления и управления знаниями, призванной помочь переходу Вооруженных сил Сингапура к силам "третьего поколения". Тем временем 1 октября 2009 года Сингапур учредил Сингапурское Управление информационной безопасности в области технологий в качестве подразделения Департамента внутренней безопасности Министерства внутренних дел. Его основные обязанности будут заключаться в борьбе с кибертерроризмом и кибершпионажем, а также в развитии оперативной ИТ-безопасности.
   Соединенные Штаты
   Министерство обороны США (МО) вложило значительные средства в организации, занимающиеся киберпространством, и, как сообщается, оно работает над переоснащением проекта киберстратегии. Между тем, в октябре 2010 года Министерство обороны объявило о стратегии работы с Министерством внутренней безопасности по вопросам кибербезопасности, отражающей трудности в определении границ в киберпространстве и в стремлении содействовать активной многоуровневой обороне. Минобороны также объявило, что Агентство перспективных оборонных проектов работает над созданием "киберпространства", где передовые системы и концепции могут быть протестированы перед развертыванием на местах.
   Каждое подразделение Вооруженных сил США развивает потенциал в этой области. Киберкомандование армии США (ARCYBER) уполномочено "планировать, координировать, интегрировать, синхронизировать, направлять и проводить сетевые операции и защиту всех армейских сетей". Между тем, "по указанию ARCYBER будет проводить операции в киберпространстве в поддержку операций полного спектра, чтобы обеспечить свободу действий США и союзников в киберпространстве и отказать в этом противникам". 24-я воздушная армия, полностью действующая в октябре 2010 года, имеет среди своих задач обеспечение "боевых командиров обученными и готовыми кибернетическими силами для планирования и проведения операций в киберпространстве"; военно-воздушные силы в октябре 2010 года выпустили доктрину под названием "операции в киберпространстве" и теперь включают кибербезопасность в программу базовой подготовки новобранцев. Военно-морской флот, тем временем, создал Киберкомандование флота (10-й флот США) "для обеспечения интегрированных кибернетических, информационных операций крипто логики и космических возможностей; и для обеспечения глобальной кибернетической сети общего кибер оперативного требования".
   Этими сервисными группами командует Киберкомандование США (само подчиняющееся Стратегическому командованию США), которое достигло первоначального оперативного потенциала в мае 2010 года. Помимо централизации командования операциями в киберпространстве и повышения устойчивости, USCYBERCOM будет "руководить операциями и обороной конкретных информационных сетей Министерства обороны и готовиться к проведению полномасштабных военных операций в киберпространстве, чтобы обеспечить действия во всех областях, обеспечить свободу действий США / союзников в киберпространстве и отказать в этом нашим противникам".
   Великобритания
   Управление кибербезопасности и информационной безопасности (OCSIA) оказывает поддержку министру безопасности Великобритании и Совету национальной безопасности в "определении приоритетов в отношении обеспечения безопасности киберпространства". OCSIA обеспечивает "стратегическое руководство и координацию действий, связанных с повышением кибербезопасности и информационной безопасности", а также сотрудничает с центром операций по кибербезопасности (CSOC) и правительственными министерствами и ведомствами для реализации программ кибербезопасности. Первоначально называвшееся просто "Управление кибербезопасности" (созданное в 2009 году в соответствии с Национальной стратегией кибербезопасности), добавление в 2010 году "информационного обеспечения" служит для того, чтобы подчеркнуть важность, придаваемую Лондоном защите информации - и тем самым снижению уязвимости - в киберпространстве. Тем временем CSOC находится в штаб-квартире правительственной связи и также был создан в 2009 году. CSOC занимается мониторингом киберпространства, координацией реагирования на инциденты, исследованием атак на британские сети и учениями по кибербезопасности. В обзоре стратегической обороны и безопасности Великобритании за октябрь 2010 года говорилось, что страна "создаст преобразующую национальную программу для защиты себя в киберпространстве". Эта "национальная программа кибербезопасности" будет поддержана 650 млн. фунтов стерлингов - с управлением программой OSCIA - и приведет к новой Стратегии кибербезопасности в 2011 году. Кроме того, будет создана группа оборонных киберопераций Великобритании, которая предоставит экспертов "для поддержки наших собственных и союзнических киберопераций по обеспечению безопасности наших жизненно важных сетей и для руководства развитием новых кибернетических возможностей".


   Chapter 2. Comparative defence statistics
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []




   Charter 3. NORTH AMERICA
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 3.СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА
   СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ
   В 2010 году администрация президента Барака Обамы наложила свой отпечаток на политику национальной безопасности США. Публикация Стратегии национальной безопасности и четырехлетнего обзора оборонной политики показали как заметные сдвиги в сторону от политики администрации президента Джорджа Буша-младшего, так и преемственность. Продолжающаяся служба доктора Роберта Гейтса на посту министра обороны - впервые в истории США, когда министр обороны оставался на своем посту после смены президентов, - обеспечила стабильность в переходный период между двумя администрациями, а также твердую и уважаемую руку у руля Министерства обороны (МО). Гейтс занимал пост министра обороны с декабря 2006 года и во время своего пребывания на этом посту наблюдал за значительным сокращением американских сил в Ираке и изменением их статуса от комбатантов до советников иракских сил безопасности. Сокращения в Ираке соответствовали соглашению о статусе сил (SOFA), заключенному администрацией Буша, и предвыборному обещанию Обамы прекратить войну в Ираке (см. стр. 293). Одновременно Гейтс поддержал изменение стратегии Обамы в Афганистане и значительное наращивание там войск (см. стр. 9).
   На состоявшейся в сентябре 2010 года в Багдаде церемонии смены командования между генералом Раймондом т. Одьерно и генералом Ллойдом Дж.Остином вице-президент США Джо Байден заявил, что Соединенные Штаты завершили свою боевую миссию в Ираке и что "иракские войска берут на себя главную ответственность за безопасность своей страны". Война в Ираке к тому времени стоила очень дорого: 4.427 американских военнослужащих были убиты и около 34.268 ранены. В августе 2010 года - в том же месяце, когда Гейтс объявил о своем намерении покинуть свой пост в 2011 году - численность американских войск, которая на пике своего развития достигла 176.000 человек, упала до 49.775. Американское командование в Ираке ожидает, что численность войск будет по-прежнему сокращаться по крайней мере до сотен человек по мере приближения окончательного срока вывода - 31 декабря 2011 года. Ограниченная по времени цель новой иракской учебной и Консультативной миссии состоит в том, чтобы обучать и наставлять иракские силы безопасности в надежде, что они смогут достичь того, что правительство США назвало "минимальными основными стандартами потенциала", необходимыми для замены всех американских сил к концу 2011 года (см. стр. 294). Между тем, в марте 2010 года безрезультатные национальные выборы создали неопределенность, поскольку премьер-министр Нури аль-Малики и его главный соперник Айяд Аллави маневрировали, чтобы получить достаточную поддержку для формирования правительства, хотя к ноябрю 2010 года, казалось, было достигнуто соглашение. Усилия по формированию правительства, особенно со стороны Ирана, осложняли эти усилия.
   Афганистан стал главным военным усилием администрации Обамы, как и обещал президент, когда он баллотировался на этот пост. В сентябре 2009 года генерал Стэнли Маккристал, в то время командующий международными силами содействия безопасности (ISAF), представил новую стратегию для Афганистана, состоящую из трех вариантов, каждый из которых предусматривал существенное увеличение численности войск. Первый состоял в том, чтобы направить 10-11.000 американских солдат для обучения местных сил безопасности; второй - в том, чтобы начать развертывание 40.000 человек для проведения ориентированной на население борьбы с повстанцами (COIN); и третье - это развертывание 85.000 военнослужащих для проведения мощной противоповстанческой кампании. Маккристал рекомендовал второй курс, отметив, что такое развертывание будет состоять из четырех боевых бригад с активаторами. Основная альтернатива COIN стратегии Маккристала исходила от вице-президента Байдена, который рекомендовал "Антитеррор плюс", полагаясь в значительной степени на силы специальных операций и точные удары, чтобы убить или захватить террористов и таким образом удержать Аль-Каиду и связанные с ней группировки за пределами Афганистана, а не на значительные силы и ресурсы, связанные с COIN и национальным строительством. Обама выбрал COIN подход, но с ограничениями. В своем выступлении 1 декабря 2009 года он заявил что "решил, что в наших жизненно важных национальных интересах направить в Афганистан дополнительные 30.000 американских военнослужащих. Через 18 месяцев наши войска начнут возвращаться домой. Это те ресурсы, которые нам необходимы для того, чтобы перехватить инициативу, одновременно наращивая афганский потенциал, который может обеспечить ответственный вывод наших сил из Афганистана". В документе, который просочился к автору Бобу Вудворду и цитируется в его книге "Войны Обамы", администрация признала, что "этот подход не является полностью обеспеченным ресурсами противодействием повстанцам или национальным строительством, но более узким подходом, более тесно связанным с основной целью разрушения, демонтажа и в конечном итоге разгрома Аль-Каиды и предотвращения возвращения Аль-Каиды в безопасное убежище в Афганистане или Пакистане".
   Новая стратегия и военно-политическая динамика США подверглись критике в июне 2010 года, когда журнал Rolling Stone опубликовал интервью с генералом Маккристалом, в котором содержались крайне нелестные замечания об администрации, сделанные главным образом сотрудниками Маккристала. После этого интервью Маккристал был вызван обратно в Вашингтон и освобожден от должности командующего ISAF; впоследствии он уволился из армии США. Президент Обама обратился к генералу Дэвиду А. Петреусу, тогдашнему командующему Центральным командованием США (USCENTCOM) - и боссу Маккристала - чтобы заменить его. Петреус был, пожалуй, самым очевидным кандидатом на место Маккристала, учитывая его предыдущий опыт работы в Ираке. На своем новом посту Петреус, по-видимому, в значительной степени принял стратегию, проводимую Маккристалом, в то время как дата сокращения в июле 2011 года (которую многие аналитики оценивали как зависящую от условий на местах) была квалифицирована общим обязательством НАТО по переходу к афганскому контролю безопасности к концу 2014 года, сформулированным на Лиссабонском саммите (см. стр. 74). В опубликованном в декабре обзоре афгано-пакистанской безопасности была четко сформулирована общая цель этой миссии: "она не сводится к уничтожению всех угроз безопасности Афганистана, поскольку в конечном счете именно афганцы должны обеспечить безопасность своей страны. И это не национальное строительство, потому что именно афганцы должны строить свою нацию. Скорее, мы сосредоточены на разрушении, демонтаже и разгроме Аль-Каиды в Афганистане и Пакистане, а также на предотвращении ее способности угрожать Америке и нашим союзникам в будущем. Переход к афганскому контролю безопасности, между тем, "начнется в 2011 году и завершится в 2014 году". Однако неясно, как Соединенные Штаты будут примирять необходимость укрепления афганских институтов, с тем чтобы они были готовы взять на себя ведущую роль в области безопасности, верховенства права и других областях с явным отказом Вашингтона от государственного строительства. Усилия по совершенствованию государственного потенциала и функционирования правительства в Афганистане сдерживаются фрагментарностью международных усилий и разрушительными последствиями систематизированной административной коррупции.
   Оборонная политика и стратегия
   В 2010 году администрация опубликовала ряд программных документов, в которых излагалась ее философия национальной безопасности: четырехгодичный обзор обороны; Стратегия национальной безопасности; Обзор ядерной политики; Обзор противоракетной обороны; Обзор космической политики. Как в индивидуальном, так и в коллективном плане эти документы отражают философский сдвиг в сторону более взвешенного взгляда на применение военной силы по сравнению с тем, которого придерживалась администрация Буша. Администрация Обамы указала, что рассматривает применение военной силы как крайнее средство, а не как средство, с помощью которого правительство может предпринять упреждающие действия. В отличие от Стратегии национальной безопасности 2006 года, в которой отмечалось, что "при необходимости, в соответствии с давними принципами самообороны, мы не исключаем применения силы до того, как произойдет нападение", ее преемник в 2010 году в сегменте, озаглавленном "применение силы", утверждал, что "хотя применение силы иногда необходимо, мы будем исчерпывать другие варианты перед войной всякий раз, когда сможем, и тщательно взвешивать издержки и риски действий против издержек и рисков бездействия". (Далее в документе говорится, что "Соединенные Штаты должны оставить за собой право действовать в одностороннем порядке, если это необходимо для защиты нашей нации и наших интересов, но мы также будем стремиться придерживаться стандартов, регулирующих применение силы".) Новые политические позиции, изложенные в этом и других документах, были в целом хорошо восприняты, хотя критики утверждали, что им не хватает долгосрочной направленности, а в некоторых случаях и четкого набора "посланий"; возможно, что диапазон и сложность задач в области безопасности и военных задач, стоящих перед администрацией, исключают это.
   Четырехгодичный обзор обороны (QDR), опубликованный в феврале 2010 года, был, по словам госсекретаря Гейтса, "действительно военным QDR. Впервые он ставит текущие конфликты на первое место в наших бюджетах, политике и программных приоритетах". Две главные цели QDR заключались, по сути, в том, чтобы "еще больше уравновесить возможности американских вооруженных сил, чтобы одержать победу в сегодняшних войнах, одновременно наращивая потенциал, необходимый для борьбы с будущими угрозами"; а во-вторых, реформировать институты и процессы департамента для удовлетворения неотложных потребностей военных бойцов и наладить процесс приобретения оружия таким образом, чтобы вооруженные силы получали "оружие, которое можно использовать, доступно и действительно необходимо". Это последнее утверждение является более чем стремлением; оно отражает послужной список Гейтса по оспариванию, реструктуризации и даже отмене программ приобретения (см. The Military Balance 2010, стр. 15-16).
   QDR определяет четыре главных приоритета для американского истеблишмента обороны и безопасности: одержать победу в сегодняшних войнах; предотвратить и сдержать конфликт; подготовиться к поражению противников и преуспеть в широком спектре непредвиденных обстоятельств; а также сохранить и укрепить все добровольческие силы. Опять же, самый большой акцент был сделан на ближайшей перспективе, возможно, лучше всего это видно из заявления о том, что продолжающиеся операции в Ираке, Афганистане и других местах по разгрому Аль-Каиды и ее союзников "существенно определят размер и форму основных элементов Вооруженных сил США на долгие годы". Включение "всех добровольческих сил" в качестве приоритета отражает понимание того, что девять лет непрерывных боевых действий привели к тяжелым потерям среди военнослужащих США и их семей (см. Военный баланс 2009 года, стр. 17; и Военный баланс 2010 года, стр. 15).
   С точки зрения удовлетворения оборонных потребностей, выходящих за рамки нынешних непредвиденных обстоятельств, QDR является более расплывчатым, хотя он кратко отмечает возросшую концентрацию и инвестиции в защиту США и поддержку гражданских властей, новую концепцию воздушного и морского боя, дальний удар, космические и киберпространственные возможности и противодействие анти-доступным возможностям. Документ также подразумевает, что Минобороны будет в большей степени полагаться на союзников, партнеров и более широкое правительство США для удовлетворения будущих потребностей. Очевидно, что надвигающееся сокращение расходов на оборону со стороны ключевых союзников по НАТО (лишь немногие из которых достигают нынешней цели расходования 2% ВВП на оборону) и сопутствующее этому снижение военного потенциала и возможностей скажутся на том, насколько Соединенные Штаты могут полагаться на союзников и партнеров в качестве хеджирования от будущих вызовов. Чтобы удовлетворить требования своей стратегии в рамках оборонной программы на 2011-15 финансовый год (FYDP), Министерство обороны определило следующие требования к структуре сил, с важной оговоркой, что требования текущих операций на различных частях сил являются ключевым фактором в этой структуре и что "соответствующий размер и сочетание сил" будут пересматриваться по мере развития спроса.
   Военные разделы Стратегии национальной безопасности (СНБ) от мая 2010 года повторяли тон QDR, хотя и в общих чертах. Ключевые сегменты более широкого раздела "безопасность" в документе подчеркивают необходимость укрепления безопасности и устойчивости внутри страны; подрыва, демонтажа и разгрома Аль-Каиды и ее пособников - насильственных экстремистов в Афганистане, Пакистане и во всем мире; обращения вспять распространения ядерного и биологического оружия и обеспечения безопасности ядерных материалов; содействия миру и процветанию на Большом Ближнем Востоке; инвестирования в потенциал сильных и способных партнеров; и обеспечения безопасности киберпространства. Важно отметить, что СНБ, оставляя за собой право Соединенных Штатов использовать военную силу в одностороннем порядке для защиты себя и своих интересов, заявила, что она сделает это только после того, как все другие варианты будут исчерпаны, и что она будет "искать широкую международную поддержку, работая с такими институтами, как НАТО и Совет Безопасности ООН".
   После КДР независимая комиссия по КДР, учрежденная Конгрессом под председательством бывшего министра обороны Уильяма Перри и бывшего советника по национальной безопасности Стивена Хэдли, проанализировала документ Министерства обороны, чтобы оценить его предположения, стратегию, выводы и риски, а также представить возможные альтернативные структуры сил, а также вытекающие из этого последствия для ресурсов. Ключевым выводом в их августовском докладе 2010 года было то, что, хотя QDR был ценен для "реагирования на угрозы, с которыми Америка сейчас сталкивается, и победы в войнах, в которых Америка сейчас участвует", он не обеспечивал "вид документа долгосрочного планирования, который Конгресс предусматривал, когда он ввел требование QDR". Члены группы сами определили пять долгосрочных "самых серьезных потенциальных угроз" интересам США, а именно: радикальный исламистский экстремизм и угроза терроризма; рост новых глобальных держав в Азии; продолжающаяся борьба за власть в Персидском заливе и на Большом Ближнем Востоке; ускоряющаяся глобальная конкуренция за ресурсы; и постоянные проблемы со стороны несостоятельных и обанкротившихся государств. По мнению группы экспертов, США не были готовы к этим вызовам. Он рекомендовал радикально пересмотреть оборонные рамки 1940-х годов, предназначенные для решения проблем Советского Союза; реформировать процесс стратегического планирования Национальной безопасности; и увеличить военный потенциал США и возможности "мягкой силы". Группа также предупредила, что "старение запасов и оборудования, используемых службами, сокращение численности военно-морского флота, увеличение выплат персоналу, увеличение накладных расходов и расходов на закупки, а также растущая нагрузка на силы означают, что в области персонала, комплектования и структуры сил грядет крушение".
   В апреле 2010 года Минобороны опубликовало Обзор ядерной позиции (NPR). Выражая долгосрочную цель администрации по созданию мира, свободного от ядерного оружия, в документе также реалистично признается, что в обозримом будущем этого может и не произойти. Тем не менее он отметил "решимость президента предпринять конкретные шаги для достижения этой цели, в том числе путем сокращения числа ядерных вооружений и их роли в Стратегии национальной безопасности США". В нем также содержалось обещание президента, что "до тех пор, пока существует ядерное оружие, Соединенные Штаты будут поддерживать безопасный, надежный и эффективный Арсенал, как для сдерживания потенциальных противников, так и для заверения союзников США и других партнеров по безопасности в том, что они могут рассчитывать на обязательства Америки в области безопасности".
   Администрация также предприняла конкретные шаги для начала сокращения американского и российского ядерного оружия. 5 декабря 2009 года истек срок действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений I (СНВ-I), подписанного 31 июля 1991 года и действующего с 5 декабря 1994 года. После многомесячных переговоров Обама и президент России Дмитрий Медведев 8 апреля 2010 года подписали новый договор, известный как новый СНВ. Новый договор устанавливает лимит в 1550 единиц на подотчетные стратегические боеголовки с отдельными суб-лимитами на пусковые установки. Новый договор был одобрен сенатским комитетом по международным отношениям с двухпартийным голосованием 14-4 и был одобрен Сенатом 22 декабря голосованием 71-26, что на шесть голосов больше, чем две трети, необходимые для ратификации. Тринадцать сенаторов-республиканцев проголосовали "за", хотя несколько ключевых сенаторов-республиканцев выступили против договора, считая, что он ставит под угрозу США, не предпринимая достаточных шагов по модернизации американского ядерного арсенала.
   В докладе по обзору противоракетной обороны за февраль 2010 года, признавая растущую угрозу Соединенным Штатам и их развернутым силам, была предпринята попытка представить несколько иной подход к противоракетной обороне, чем подход администрации Буша. Важно отметить, что в нем содержится призыв к тому, чтобы новые возможности были тщательно проверены до их развертывания и чтобы они были финансово устойчивыми, а также призыв к партнерству с другими странами. В докладе О национальной космической политике за июнь 2010 года также содержался призыв к международному сотрудничеству в космосе. Тем не менее, он выразил приверженность Вашингтона использованию космоса в оборонных целях, призвав инвестировать в космические ситуационно-информационные возможности и технологии ракет-носителей, а также в разработку "возможностей, планов и вариантов сдерживания, защиты и, при необходимости, поражения усилий по вмешательству или нападению на космические системы США или союзников".
   В области будущей военной готовности и потенциала главный вопрос, стоящий перед американскими военными службами, поскольку они получают некоторую передышку с сокращением численности в Ираке, касается того, к каким непредвиденным обстоятельствам им следует готовиться. Традиционно США сокращали свои силы (особенно сухопутные) по завершении крупной военной интервенции. Так было после Второй мировой войны, Корейской войны, Вьетнама и холодной войны. То, что кажется несколько иным после вывода войск из Ирака, - это предположение, что Соединенные Штаты все еще стоят перед "эпохой постоянного конфликта". Таким образом, военный потенциал США должен оставаться достаточным для того, чтобы противостоять угрозам, исходящим от страны, которая больше не изолирована от остального мира, когда она возвращает свои войска домой. Урок 9/11 состоит в том, что родина уязвима для нападения, и что США должны быть готовы противостоять угрозам своей безопасности на шельфе. Правительство США должно определить, какие возможности и структура сил будут необходимы в будущем, как только завершатся крупные операции сухопутных сил в Ираке и Афганистане.
   Армия США пошла в некотором роде навстречу ответу на вопрос о готовности с публикацией брошюры 525-3-0 "обучение и доктрина Командования Сухопутных войск США" (TRADOC), основной концепцией которой является оперативная адаптивность - работа в условиях неопределенности и сложности в эпоху постоянных конфликтов. В этом документе содержится призыв к армейским силам, которые "способны развивать ситуацию в тесном контакте с противником и гражданским населением". Это серьезный сдвиг в сторону от ранних концепций, которые опирались на изысканную ситуационную осведомленность, обеспечиваемую информационными технологиями. Короче говоря, армия отступает от обещаний революции в военном деле (RMA) и возвращается к взгляду Клаузевица, который признает важность неопределенности и трений в войне - и человеческого элемента. (Это не означает, что "трансформационные" военные технологии, обсуждаемые в контексте РМА, теперь рассматриваются как обязательно второстепенные; скорее, как отмечается в военном балансе 2010 года (стр. 5), такие технологии рассматриваются в качестве ключевого компонента, а не основы для применения военной силы.) Армия продолжает адаптировать свои учебные и образовательные программы в соответствии с требованиями войны в Афганистане и ее основополагающей концепцией и связанными с ней документами, делая упор на знание культуры и истории стран, в которых она действует; она также добавила переговоры в качестве ключевого навыка руководства. Армия все больше сосредоточивается на том, как наилучшим образом обеспечить, чтобы военные операции способствовали достижению политических целей, а также на способах работы в составе многонациональных и гражданско-военных групп в конфликтах, связанных с дублирующими друг друга проблемами, такими как слабость государства, организованная преступность, мятеж, наркотрафик и преступность.
   Основной проблемой, стоящей перед корпусом морской пехоты США, является жизнеспособность его традиционной миссии десантного нападения. Генерал Джеймс Т. Конвей, бывший комендант корпуса морской пехоты, писал в "видении и стратегии Корпуса морской пехоты 2025 года", что корпус должен сосредоточиться на том, как он может выполнить свою "уникальную роль" и расширить свое "наследие в качестве главной экспедиционной боевой силы в мире" после того, что Конвей назвал "устойчивыми операциями на берегу". Центральным элементом этого видения была программа экспедиционных боевых машин (EFV). Однако эта программа была отменена министром обороны Гейтсом 6 января 2011 года в рамках пакета расходов и реформ. В настоящее время потребность в возможностях должна быть удовлетворена с помощью более доступного транспортного средства. Гейтс сказал, что решение EFV "не ставило под сомнение десантно-штурмовую миссию морской пехоты", но дебаты о роли корпуса продолжаются, и это, вероятно, сформирует будущий корпус морской пехоты США, возможно, как структурно, так и доктринально.
   Тем временем ВМС США рассматривают вывод войск из Ирака и, в конечном счете, Афганистана как возможное повышение их значимости для национальной безопасности США. Эти взгляды были высказаны адмиралом Гэри Раухидом, начальником Военно-морских операций, на конференции по терроризму и стратегии, организованной Чикагским университетом в октябре 2010 года. Адмирал совершенно недвусмысленно высказался о своем видении будущего и о главенствующей роли американского флота в этом будущем: "Вполне вероятно, что это будет эпоха, когда мы можем ожидать появления двух широких тенденций развития. Этот вопрос суверенитета, будь то там, где мы действуем, или там, откуда мы действуем, будет ограничивать или прямо исключать участие обширных сухопутных сил в будущем, делая морские варианты сдерживания на море и проецирование силы с моря еще более важными. И что это будет сопровождаться соответствующим пробуждением к военно-морскому измерению американской мощи и влияния, способному обеспечить механизмы глобального процветания в условиях мира и противодействовать анти-доступу или отказу в зоне во время конфликта".
   Взгляды адмирала Раффида не так уж далеки от того, что исторически произошло после длительных заморских сражений США: сухопутные войска возвращаются домой, а Военно-Морской Флот и военно-воздушные силы берут на себя ведущую роль в сдерживании и морском присутствии.
   Военно-воздушные силы США, в отличие от Военно-Морского Флота, до сих пор публично не сформулировали свою позицию, но их принятие таких концепций, как воздушно-морской бой, предполагает, что они тоже готовятся к будущему, выходящему за рамки войн в Ираке и Афганистане. Его партнерство с Военно-Морским Флотом, хотя оно все еще находится в зачаточном состоянии, может быть одним из наиболее примечательных событий прошедшего года и вполне может сигнализировать о появлении нового набора совместных отношений между военными службами. По словам начальника ВВС США генерала Нортона Шварца, выступившего в Национальном пресс-клубе США в октябре 2010 года, концепция воздушно-морского сражения будет сосредоточена на трех областях совместного сотрудничества: институциональной, "с выделенными организационными конструкциями, которые нормализуют сотрудничество ВМС и ВВС"; концептуальной, "с институциональным соглашением о том, как системы ВМС и ВВС будут интегрироваться и работать вместе"; и материальной, "с интероперабельностью между текущими системами и интегрированными стратегиями приобретения будущих совместных возможностей".
   Все военные службы принимали активное участие в разработке целого ряда кибернетических возможностей. Создание нового Киберкомандования США, которое будет подчинено Стратегическому командованию США, поможет придать целенаправленность и согласованность усилиям отдельных служб. Особое внимание будет уделено наступательным и оборонительным возможностям. Острые концепции, такие как кибер-сдерживание, далеки от зрелости (см. стр. 26).
   Оборонный бюджет под давлением
   Несмотря на шквал новых политических документов за последний год, нет никаких сомнений в том, что расходы США на оборону находятся под большим давлением. Расходы США на оборону почти удвоились за последнее десятилетие (в постоянных долларах), но, как и вся американская экономика в целом, большая часть роста была направлена на потребление (в поддержку продолжающихся войн), а не на инвестиции. Министр обороны Гейтс инициировал ряд инициатив по экономии средств в 2010 году в надежде высвободить средства для крайне необходимой модернизации и инвестиций. Его цель состояла в том, чтобы выявить около 100 миллиардов долларов экономии в течение следующих пяти лет, нацеливаясь на некоторые из неизбежных раздуваний, включая рост генеральских званий, которые вошли в систему. Он также нацелился на то, что многие считали неэффективной организацией, призывая к ликвидации Объединенного командования Вооруженных сил (JFCOM), одного из десяти боевых командований. JFCOM подвергался критике за то, что у него было много несвязанных элементов, и его устранение уменьшило бы потребность в одной должности четырехзвездочного генерала, одной трехзвездочного и нескольких двух- и однозвездочных. По иронии судьбы, поиск Гейтсом эффективности исключал конкретное рассмотрение продолжающихся войн, где, возможно, можно было бы найти наибольшую экономию.
   Гейтс также перешел к решению проблемы быстро растущих расходов на персонал, которые потребляют все большую часть оборонного бюджета. Только расходы на здравоохранение превысят 50 миллиардов долларов США в 2011 финансовом году, что приближается к 10% от базового бюджета Министерства обороны. Объявив о результатах усилий по экономии средств 6 января 2011 года, Гейтс определил предложения от Военно-Воздушных Сил, армии и флота, которые включали сокращение персонала и кадровые изменения. Он также сообщил, что в бюджет на 2012 финансовый год будут включены предложения по реформе военного здравоохранения. Несмотря на впечатляющие предыдущие успехи Гейтса в сворачивании или сокращении программ, считающихся затянувшимся наследием холодной войны, - возможно, в первую очередь его досрочное прекращение программы истребителей ВВС F-22, - ранняя отдача от его последних усилий по сокращению расходов может быть более неоднозначной. Конгресс, по-видимому, гораздо менее охотно поддержал Гейтса в вопросе прекращения программы самолетов C-17 для переброски между театрами военных действий и второго двигателя для совместного ударного истребителя F-35. (США, как правило, поддерживают двухмоторную программу для своих истребителей, чтобы обеспечить конкуренцию между производителями двигателей и обеспечить альтернативный источник энергии, если один двигатель столкнется с проблемами.) Он по-прежнему неохотно поддерживает сокращение оборонных расходов, связанных с гражданскими рабочими местами, особенно в то время, когда безработица составляет почти 10%. Хотя пока еще не ясно, как будет действовать новый Конгресс, угрозы президентского вето может оказаться недостаточно, чтобы обеспечить Гейтсу победу.
   Независимо от того, преуспеет ли Гейтс в своих последних усилиях по экономии, он должен знать, что расходы на оборону США вскоре окажутся под реальным долгосрочным давлением. С учетом сокращения обязательств по воинским контингентам в Ираке до уровня чуть менее 50.000 человек и, вероятно, еще большего сокращения, а также с учетом предстоящего давления на сокращение обязательств в Афганистане ожидается, что администрация сократит, а не просто ограничит расходы на оборону. Недавние отчеты двух отдельных комиссий США по сокращению дефицита четко указывают на оборону как на цель для сокращения расходов. Грядущие сокращения могут оказаться не такими глубокими, как предыдущие послевоенные сокращения; сокращение расходов после войн в Корее и Вьетнаме и окончания Холодной войны составило 30-40% от общего объема расходов. Некоторая экономия будет получена естественным путем за счет ликвидации обычных дополнительных ассигнований, которые покрывали повседневные расходы на ведение войн. Это составляет примерно 20% от общего объема расходов на оборону за последнее десятилетие, или более 1 трлн. долларов США. Но это само по себе не даст той экономии, к которой, вероятно, будут стремиться Белый дом и Конгресс. Нынешние усилия по экономии 100 миллиардов долларов США в течение пяти лет, несомненно, покажутся скудными, поскольку государственные расходы находятся под растущим давлением, независимо от того, какая политическая партия находится у власти. Давление будет усиливаться по мере роста процентных ставок, что значительно увеличит бремя государственного долга. При нынешнем уровне долга каждый процентный пункт добавит более $140 млрд. в год к счету правительства США по обслуживанию долга.
   Четыре службы, нуждающиеся в инвестициях
   Это давление на расходы происходит в неудачное для американских военных время. Несмотря на беспрецедентный уровень расходов, каждая из этих служб нуждается в модернизации и инвестициях. Военно-Морской Флот и Военно-воздушные силы, которые должны были извлечь выгоду из значительных инвестиций в последнее десятилетие, вместо этого оказывали поддержку наземным операциям в Ираке и Афганистане. Обе службы управляют стареющими флотами (кораблями и самолетами), и обеим пришлось скорректировать свои ожидания относительно средств, имеющихся для инвестирования. По мере старения судов и самолетов стоимость их обслуживания растет, что, в свою очередь, оказывает еще большее давление на инвестиционные счета. Судостроение и авиастроение находятся на исторически низком уровне. Военно-воздушные силы и военно-морской флот вместе с Корпусом морской пехоты более десяти лет ждали появления F-35. Мало кто из инсайдеров сейчас верит, что эти три службы когда-либо получат те цифры, которые в настоящее время прогнозируются. Между тем, решение Гейтса поставить F-35B на испытательный срок, продолжающиеся проблемы с разработкой этого варианта, а также решение Великобритании выйти из программы F-35B и закупить один вариант, F-35C, вместо этого, оставляет передовую часть программы короткого взлета и вертикальной посадки (ASTOVL) в реальной опасности. Надводные корабли, подводные лодки, дальние бомбардировщики, самолеты-заправщики, средства космической связи и наблюдения - все это находится в очереди на будущие инвестиции, не говоря уже о таких активах, как беспилотные летательные аппараты, которые так важны для нынешних войн. Военно-Воздушные Силы готовы приступить к осуществлению своей программы дозаправки самолетов, известной как KC-X, к началу следующего года. Они также хотели бы начать работу над бомбардировщиком следующего поколения, хотя финансирование этого проекта остается под вопросом.
   Хотя Военно-Морской Флот добился разумного прогресса в осуществлении своей программы тактической авиации, он стремился обеспечить внутреннюю и внешнюю поддержку судостроению. В ближайшей перспективе военно-морское судостроение непропорционально тяготеет к малым участникам боевых действий, хотя его долгосрочный план состоит в том, чтобы иметь смешанный большой и малый флот. Аналитики исследовательской службы Конгресса и бюджетного управления Конгресса отмечают, что финансирование Военно-морского судостроения, вероятно, недостаточно для поддержания боеспособности 313 кораблей в долгосрочной перспективе. Армия и морская пехота извлекли пользу из значительных инвестиций в ходе войн в Ираке и Афганистане, но не обязательно из тех инвестиций, которые они считают необходимыми для подготовки к предстоящему десятилетию. Хотя большая часть современной наземной техники является относительно новой, она не является современной в том смысле, на который надеялись руководители армии и морской пехоты. Такие программы, как будущая боевая система (FCS) и экспедиционная боевая машина, должны были стать опорой будущих наземных операций, однако программа армейских транспортных средств FCS была прекращена, а программа наземных боевых машин (GCV) еще не полностью отвергнута (она явно менее амбициозна, чем FCS). Корпус морской пехоты потерпел неудачу в своей борьбе за программу экспедиционных боевых машин (EFV); многие в Пентагоне сомневались в жизнеспособности этой концепции (медленно движущиеся корабли-береговые машины) перед лицом высокоточного оружия противника. Отмена EFV и растущее сомнение в отношении F-35B могли привести к тому, что Корпус морской пехоты потерял два из трех столпов, которые он бросил вызов своим будущим силам, а третьим был конвертоплан V-22. Действительно, теперь все более вероятно, что армия и морская пехота должны будут довольствоваться усилиями по модернизации, которые имели место в ходе войн, такими как интеграция в силовые структуры различных типов защищенных транспортных средств и большего числа беспилотных систем, чтобы назвать только два.
   Учитывая реальное давление на сокращение расходов на оборону, быстро растущие расходы на персонал и давно назревшую потребность в инвестициях в новую технику, Минобороны почти наверняка не сможет одновременно модернизировать и поддерживать нынешний уровень численности персонала. Начальники армейских и морских корпусов уже выразили свое беспокойство в связи с любыми сокращениями численности личного состава, мотивированными целью обеспечения большей нормализации ротации войск, а начальники Военно-Морских и Военно-Воздушных сил указали, что их численность уже сокращена и что дополнительные сокращения не приветствуются, конечно, пока сухопутные войска не вернутся к чему-то более похожему на довоенные силы. Но по мере ослабления обязательств в Ираке и Афганистане давление на численность войск будет неизбежно. Если расходы на персонал не удастся взять под контроль, некоторые аналитики утверждают, что сухопутные войска США увидят уровень войск, который более близко приближается к годам Клинтона, а не к годам Буша или раннего Обамы. За исключением чрезвычайного положения в стране, это снабжение войск будет диктовать размер обязательств за рубежом, включая консультативные и контртеррористические миссии.
   Основные миссии, нуждающиеся в пересмотре
   Все это, несомненно, приведет к дискуссиям и, возможно, разногласиям между четырьмя службами по поводу основных миссий. В настоящее время ведутся дебаты о том, в какой степени армии и морской пехоте будет предложено, когда они вернутся в более нормальное положение, уделять больше внимания подготовке и консультированию иностранных сил, чем непосредственным боевым ролям. Президент Обама, казалось, подтвердил это, когда, выступая в ООН, заявил, что "от Южной Азии до Африканского Рога мы движемся к более целенаправленному подходу - такому, который укрепляет наших партнеров и ликвидирует террористические сети без развертывания крупных американских армий". Гейтс также последовательно настаивал на этой теме, и его преемники, вероятно, сделают то же самое. Акцент на борьбу с повстанцами, который в настоящее время доминирует в подготовке и развертывании сухопутных войск и который потребовал большого количества американских войск в Ираке и Афганистане, может измениться на меньшее развертывание в большем количестве районов мира с акцентом на подготовку, консультирование и оказание помощи иностранным партнерам. Кроме того, поскольку политические лидеры ищут план В или даже план С в Афганистане, результат может привести к еще большей зависимости от воздушных сил и сил специальных операций.
   В то же время сухопутным войскам США предстоит пересмотреть свою роль в будущих крупномасштабных боевых миссиях. Опыт, накопленный в Ираке и Афганистане, привел к более глубокому пониманию проблем, связанных с проведением военных операций за рубежом, и еще более усложнил предположения в области оборонного планирования и решения о закупках. Тем не менее, сухопутные войска США должны поддерживать экспедиционные возможности и структуры, достаточные для сдерживания потенциальных противников от угрозы союзникам и партнерам по безопасности, как это было в операциях "Щит пустыни" и "Буря в пустыне". Операции как в Афганистане, так и в Ираке высветили ограниченность работы с силами коренных народов (наряду с возможностями). Понятно, что сухопутные войска по-прежнему будут играть важную роль в обороне территории ключевых партнеров. Они могут даже быть призваны обеспечить безопасность или уничтожить ядерное оружие, если такие государства, как Северная Корея, потерпят крах, или поддержать специальные силы в восстановлении ядерного оружия, если оно попадет в руки террористов. Поскольку многие из нетрадиционных сил, с которыми столкнулась армия США в последние годы, обладали возможностями, ранее видимыми только в полевых силах национальных государств, армия выдвинула убедительный аргумент, что она должна сохранить свой более традиционный общевойсковой потенциал. В то время как армия будет по-прежнему строиться вокруг формирований бригадных боевых групп (ББТ), ее новая доктринальная литература свидетельствует о продолжающемся движении в направлении оперативной и институциональной адаптации (перед лицом адаптируемых противников) и совместных силовых операций во все более широком диапазоне непредвиденных обстоятельств. Сложная будущая оперативная среда признается армией в ее оперативной концепции на август 2010 года: "чтобы добиться успеха в будущей оперативной среде, армейские силы должны быть способны проводить операции полного спектра, быстро переходить между типами операций и проводить операции децентрализованно [sic] в соответствии с концепцией командования миссиями". Сухопутные войска также будут играть более важную роль в защите территории США и поддержке гражданских властей в случае катастрофического нападения на американскую родину.
   Военно-Морской Флот и военно-воздушные силы видят свое будущее связанным с Азией. В то время как политические лидеры надеются, что экономический и политический подъем новых держав, таких как Китай и Индия, будет плавным, логично подготовиться к возможности возникновения трений и напряженности. Китайские наблюдатели указывают на растущий военный потенциал страны, а руководители военно-морских и Военно-Воздушных сил США, работая совместно с американским пацифистским командованием, спокойно работают над тем, чтобы сохранить американскую мощь и влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Новые концепции, такие как воздушно-морской бой, привели Военно-Морской Флот и военно-воздушные силы к более тесному сотрудничеству, и недавние споры в Южно-Китайском море, а также большая настойчивость Китая в отношении доступа к прибрежным водам и прилегающим морям, добавили еще большую актуальность этому типу сотрудничества. Однако неясно, смогут ли эти две службы работать достаточно быстро для разработки концепций и создания необходимых возможностей на местах, чтобы остановить сдвиги в пользу Китая в ряде важных областей. Опасения по поводу живучести авианосцев и авиабаз, в частности, начали вызывать сомнения в долгосрочной жизнеспособности обязательств США перед ключевыми партнерами в Азии. Кроме того, некоторые союзники США обеспокоены региональным восприятием ущерба, наносимого американскому военному престижу в результате операций в Афганистане. В то же время, если неопределенность в отношении намерений и действий Китая будет сохраняться наряду с быстрым ростом его военного потенциала, то практически неизбежно будут ужесточаться политические и, в частности, военные связи между США и их азиатско-тихоокеанскими союзниками и партнерами. Для Соединенных Штатов способность проецировать достоверную военную мощь на расстоянии будет решающим элементом в этом уравнении. Такой потенциал будет необходим для решения других проблем, таких как возможное появление ядерного потенциала Ирана. Неизбежная сортировка миссий среди американских военных служб не обойдется без напряженности. Дебаты о бюджетах будут лишь маскировать реальные дебаты о том, как США будут организовывать свои военные возможности для удовлетворения потребностей предстоящего десятилетия.
   КАНАДА
   16 ноября 2010 года было объявлено, что Канада выведет свои боевые силы из Афганистана в 2011 году. Учитывая, что это объявление было ожидаемым (см. The Military Balance 2010, p. 21), его главным итогом стало определение характера и направленности остающегося присутствия Канады. После 2011 года канадские войска будут продолжать дислоцироваться в Афганистане до марта 2014 года, хотя и в небоевой роли в рамках учебной миссии НАТО-Афганистан. Было объявлено, что канадский контингент будет состоять из до 950 военных инструкторов и вспомогательного персонала, а также до 45 полицейских советников. Элемент этой роли, связанный с оказанием помощи в области безопасности, будет дополняться повесткой дня в области иностранных дел и развития, включая программы развития здравоохранения и образования, дипломатические инициативы по содействию диалогу и сотрудничеству между региональными государствами и гуманитарную помощь. До 2011 года Канада будет оставаться ведущей страной в составе группы по восстановлению провинции Кандагар, где на юге страны, а также в Кабуле будет развернуто около 3000 военнослужащих. На момент написания настоящего доклада шесть групп оперативного наставника и связи и четыре группы оперативного наставника и связи полиции выполняли свою нынешнюю роль наставника. Когда канадцы сократят свою боеспособность (которая на конец 2010 года включала батальон LAV-3 и вертолетный и стационарный контингент), штаб американской бригады захватит город Кандагар. Однако выводы, которые можно сделать, просто прочитав цифры, могут ввести в заблуждение: хотя канадская боевая группа уйдет, 950 человек, которые затем будут развернуты, фактически будут представлять собой увеличение конкретного потенциала подготовки по сравнению с теми, кто в настоящее время находится на юге.
   Несмотря на новую роль, предусмотренную в настоящее время для вклада Канады в Афганистан, и запланированное замедление роста оборонного бюджета, намеченное в оборонном бюджете на 2010 год, Оттава не продемонстрировала никаких признаков того, что она планирует кардинально изменить приоритеты, намеченные в первой оборонной стратегии Канады на 2008 год. Действительно, в 2010 году был еще один поток объявленных инвестиций в инфраструктуру в Гринвуде, Баготвилле, Колд-лейке и Комоксе, а также в других местах. Канадские инвестиции в крайний север продолжались и в 2010 году, когда была проведена последняя операция "Нанук" (см. The Military Balance 2010, p. 21), что привело к первому развертыванию командования морского компонента вместе с 1000 человек личного состава в Арктике, а также к первому развертыванию C-17 в заливе Резолют.
   В сентябре Баготвилл и Колд-Лейк были объявлены предпочтительными местами базирования для будущих канадских самолетов F-35 Lightning. В июле Оттава объявила, что намерена приобрести 65 истребителей F-35 и связанные с ними вооружения и материалы стоимостью около CDN$9 млн. (9 млн. долларов США), а поставки, как ожидается, начнутся в 2016 году. Двадцать четыре из этих самолетов будут базироваться в Баготвилле, 24 - в Колд-Лейке и 17 - использоваться для обучения в еще не определившемся месте. Тем временем в июне 2010 года был поставлен первый в Канаде транспортный самолет С-130J. (Канада до сих пор эксплуатировала модели " Е " и "Н".) Усовершенствования канадского флота Hercules, такие как сокращение летного состава из-за стеклянной кабины пилота, а также большая дальность полета и экономия топлива, обусловленные увеличением высоты полета и улучшением силовых установок, привели к более коротким требованиям к посадке и взлету и, по данным канадского Министерства национальной обороны, к сокращению времени набора высоты на 50% по сравнению со старыми моделями. Контракт 2007 года был оценен в 1,4 млрд. долларов США, а поставки остального флота продолжатся с 2010 года.
   Канада также восстановила 1-й канадский дивизион в октябре 2010 года. Это делается для того, чтобы дать Канаде возможность осуществлять функции командования и управления объединенными силами "во время внутренних и сложных миссий". У отдела есть три задачи высокой готовности: гуманитарные операции; небоевые эвакуационные операции; и операции полного спектра. Штаб включает в себя средства радиоэлектронной борьбы, инженерной, противовоздушной обороны и противодействия самодельным взрывным устройствам.
   Июньское объявление о национальной стратегии судостроительных закупок высветило озабоченность Оттавы по поводу предполагаемой эрозии судостроительного потенциала Канады, которая, по мнению Министерства национальной обороны, может "серьезно затруднить способность Канады строить сложные суда экономически эффективно, что приведет к задержкам в обновлении федерального флота". На конкурсной основе будут отобраны две верфи, одна из которых будет строить боевые суда, такие как планируемый канадский надводный боевой корабль (для замены возможностей, которые в настоящее время наблюдаются на классах "Iroques" и "Halifax") и арктические/морские патрульные суда, а другая - небоевые суда, такие как Объединенный вспомогательный корабль. Последний вариант, который был отменен в 2008 году, по-прежнему оставался желанием правительства, особенно в свете первой стратегии Канады, и в июле был начат процесс, который приведет к производству проекта судна к 2012 году. В октябре началась программа переоснащения и модернизации Halifax, которая инициирует программу модернизации 12 кораблей класса Halifax, в соответствии с которой они будут оснащены новой системой командования и управления, новой радиолокационной станцией, новой системой радиоэлектронной борьбы и улучшенными средствами связи и ракетами. Тем временем Канада вывела свой контингент из Боснии и Герцеговины в марте 2010 года, положив конец 19-летней серии развертываний, последняя из которых, операция "Бронза", началась в 2004 году. Канада сохраняет военное присутствие на Балканах в рамках операции "Кобальт", которая является ее вкладом в миссию НАТО по поддержке сил безопасности Косово.

   CANADA
    []

    []

    []
   THE UNTIED STATES
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []





   Charter 4. EUROPE
   0x01 graphic

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 3. ЕВРОПА
   НАТО
   Новая стратегическая концепция НАТО была принята на Лиссабонском саммите 19-20 ноября 2010 года. Этот документ обеспечивает общее политическое руководство Североатлантическим союзом и выражает цель и основные функции организации в контексте международной обстановки в области безопасности. Таким образом, она обеспечивает общее руководство развитием НАТО. НАТО расширилась до 28 государств-членов и взяла на себя новые оперативные задачи за пределами своих границ, в том числе, конечно, в Афганистане. Однако вызовы безопасности стали более размытыми, транснациональными и сложными с тех пор, как в 1999 году была написана последняя стратегическая концепция, в то время как Североатлантический союз и международная обстановка значительно изменились. Эти факторы обусловили необходимость пересмотра.
   Дорога в Лиссабон
   Государства-члены разработали трехэтапный процесс решения этой задачи. Для оказания помощи на этапах "размышлений" и "консультаций" НАТО назначила группу экспертов в составе 12 членов (ГЭ), которая начала свою работу в сентябре 2009 года под председательством бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт. Группа представила доклад в мае 2010 года, и хотя этот документ не был столь дальновидным, как надеялись некоторые комментаторы, он содержал важные сообщения. Даже название, - "Надежная Охрана; Динамичное Взаимодействие", отражало необходимость сбалансировать различные представления о целях НАТО в отношении внутренней обороны и экспедиционных обязательств. Эта группа свидетельствовала о центральной проблеме: "хотя НАТО сейчас занята больше, чем когда-либо, ее ценность для многих менее очевидна, чем в прошлом". Уверенность должна была быть достигнута с помощью довольно предсказуемых средств планирования на случай непредвиденных обстоятельств, учений и готовности. Что касается операций за пределами территории НАТО, то в докладе подчеркивается, что НАТО остается региональной организацией, но нуждается в руководящих указаниях относительно того, когда и где действовать в более широком контексте. Важное послание касалось роли партнерских отношений с другими странами и организациями, поскольку НАТО вряд ли будет действовать в одиночку в будущем. С этим были связаны усилия по повышению способности НАТО вносить свой вклад во всеобъемлющий подход, который мог бы привести к тому, что Североатлантический Союз обеспечит военный компонент для более широкого решения или будет действовать для объединения различных инструментов. Кроме того, ГЭ указала на необходимость в полной мере использовать потенциальные преимущества статьи IV, которая позволяет проводить политические консультации по проблемам безопасности между государствами-членами. Более тщательное использование этого положения могло бы позволить членам НАТО подготовить почву для действий до того, как проблема станет полномасштабным кризисом или угрозой.
   В то время как обсуждения ГЭ были направлены на то, чтобы быть свободными от чрезмерного влияния, правительства стран НАТО действительно поставляли политические документы, и группа пользовалась поддержкой нескольких кругов советников как внутри, так и за пределами НАТО. В ходе этапа размышлений, завершившегося в феврале 2010 года, НАТО собрала группы заинтересованных сторон, включая внешних экспертов, на семинарах, призванных стимулировать обсуждение конкретных аспектов стратегической концепции. В ходе последующего этапа консультаций члены ГЭ посетили столицы стран-членов НАТО и других стран. В мае 2010 года группа представила генеральному секретарю НАТО Андерсу Фогу Расмуссену программный документ с изложением рекомендаций по содержанию концептуального документа. Основываясь на этом вкладе и реакции союзников на него, генеральный секретарь написал свой собственный документ, представленный правительствам стран-членов в конце сентября 2010 года, чтобы обсудить их мнения и запросить руководящие указания.
   Таким образом, разработка и согласование новой стратегической концепции по-настоящему начались лишь в конце лета 2010 года. Это длительное наращивание было объявлено как упражнение в обеспечении транспарентности, но также явно продиктовано необходимостью согласовать расходящиеся взгляды в целостную картину с более высокими уровнями консенсуса, чем это было видно. Это контрастировало с последним этапом процесса, который жестко контролировался генеральным секретарем. Дав правительствам государств-членов всего две недели на то, чтобы переварить его проект, прежде чем он будет обсуждаться на министерской встрече НАТО в октябре, Расмуссен рисковал столкнуться с сопротивлением со стороны членов Альянса в последнюю минуту.
   Когда в начале октября он публично изложил свои соображения по поводу новой концепции, стало ясно, что он представляет собой документ, который попытается сбалансировать многие расходящиеся точки зрения. Хотя это необходимо для интеграции частично противоречивых взглядов правительств стран НАТО, это откроет стратегическую концепцию для критики за то, что она является несфокусированной и расплывчатой. Как пояснил генеральный секретарь, НАТО необходимо подтвердить свою основную задачу коллективной обороны; подчеркнуть необходимость создания мощного военного потенциала, что потребует постоянных инвестиций в развертываемые, гибкие и устойчивые силы; и вновь подчеркивают важность политических консультаций в рамках Североатлантического союза. Однако в своем выступлении перед немецким Фондом Маршалла в Брюсселе он пояснил, что "существует меньше военных угроз территории [НАТО], но больше вызовов нашей безопасности со всех сторон, включая киберпространство". По последнему пункту Расмуссен предположил, что НАТО необходимо будет развивать свой потенциал киберзащиты , включая развертываемый потенциал для поддержки союзников в случае кибератаки. Многие союзники считают, что киберугрозы не подпадают под обязательства Североатлантического союза по коллективной обороне, закрепленные в статье V, поскольку трудно понять, насколько полезными будут военные возможности НАТО в таком случае, особенно учитывая, что виновник такой атаки может быть не так легко идентифицирован. Однако в ходе пресс-конференции в октябре Расмуссен отказался в принципе исключить кибератаки из числа вопросов статьи V, утверждая, что каждая ситуация должна оцениваться союзниками на индивидуальной основе.
   Противоракетная оборона является еще одной сложной областью, учитывая ее предполагаемую связь с ядерным сдерживанием. Это, в свою очередь, должно было рассматриваться в контексте стремления президента США Барака Обамы к ядерному разоружению, воплощенному в концепции "глобального нуля". Генеральный секретарь утверждал, что противоракетная оборона НАТО, которая ранее ограничивалась развернутыми войсками, является не заменой ядерного сдерживания, а скорее дополнительным потенциалом. Расмуссен утверждал в статье от 12 октября в "Нью-Йорк Таймс", что "мы должны защитить наше население и наши территории от угрозы распространения ракет. НАТО может это сделать, причем по доступной цене". Настаивая на том, что НАТО сможет разместить системы с проверенными техническими возможностями, он предположил, что дополнительные расходы на расширение существующих планов НАТО по ракетам для охвата населения и территории союзников составят около 200 миллионов евро в течение десяти лет. Хотя это не включает затраты на датчики и перехватчики, Расмуссен изобразил противоракетную оборону как хорошую отдачу от инвестиций, обеспечивающую новый потенциал, подчеркивающую принципы солидарности и разделения бремени внутри Альянса и предлагающую возможность для практического сотрудничества с Россией.
   Но вопрос о ядерном сдерживании поставил Германию и Францию, в частности, в тупик. Германия утверждала, что стратегическая концепция должна снять акцент с ядерного сдерживания и подтвердить идею глобального нуля, в то время как Франция решительно выступает за утверждение ядерного сдерживания в качестве основного принципа. В то время как некоторые комментаторы в Германии высказывали предположение, что потенциал противоракетной обороны НАТО, включающий население и территорию, должен привести к снижению роли ядерного сдерживания, другие союзники, включая США, не придерживались этой точки зрения. Германское правительство изначально скептически относилось к противоракетной обороне, но поддержало эту идею после того, как США предложили использовать свою национальную систему (все еще находящуюся в стадии разработки) в качестве основы потенциала НАТО, а не проводить двусторонние соглашения с отдельными союзниками, и после того, как был достигнут консенсус по изучению сотрудничества с Россией.
   Что касается вопроса о партнерстве, то Расмуссен призвал НАТО стать центром обсуждения вопросов безопасности по вопросам, представляющим взаимный интерес, и указал, что НАТО необходимо будет определить способы, с помощью которых государства, не являющиеся членами НАТО и участвующие в операциях, смогут формировать операции, в которых они участвуют. Он подчеркнул, что НАТО в своих усилиях по практической реализации всеобъемлющего подхода (в широком смысле-попытка задействовать широкий спектр гражданских и военных инструментов в кризисных ситуациях) должна подчеркнуть, что она не обязательно будет играть ведущую роль в таких усилиях: Североатлантический союз не обладает потенциалом играть ведущую роль в гражданском восстановлении и развитии. Таким образом, НАТО и ее партнерам необходимо будет реализовать комплексный подход таким образом, чтобы подчеркнуть синергию, возникающую в результате совместной работы многих действующих лиц, не создавая впечатления, что существует глубинная и постоянная иерархия, которая, например, ставит военный инструмент выше других.
   Аналитики полагали, что НАТО также, вероятно, будет продолжать совершенствовать свои командные структуры, не в последнюю очередь под влиянием значительных ограничений на расходы на оборону, которые продолжают испытывать многие союзные правительства. Было предложено сократить число штаб-квартир с 11 до семи, а число должностей-примерно с 12 500 до менее чем 9.000. НАТО ранее предприняла шаги по обузданию своей расширяющейся сети рабочих групп и комитетов, хотя эти меры имели ограниченный успех; в некоторых случаях, например, когда группы сливались, они продолжали встречаться в отдельных воплощениях. Таким образом, хотя структуры были ликвидированы на бумаге, подлинная рационализация еще не произошла.
   Возобновление интереса к объединению и совместному использованию потенциала
   В течение 2010 года оборонные ведомства по всей Европе пытались примириться с последствиями бюджетных ограничений, вызванных финансово-экономическим кризисом 2009 года. В октябре Расмуссен обратился к правительствам стран альянса с просьбой скоординировать их подход к сокращению оборонных расходов и серьезно подумать о объединении потенциалов и усилении специализации ролей, что позволит одной стране отказаться от определенных возможностей, зная, что их предоставит другая. Расмуссен настаивал на том, что " есть момент, когда вы больше не режете жир; ты режешь мышцы, а потом и кости ... порезы могут зайти слишком далеко. Мы должны избегать резать так глубоко, что в будущем мы не сможем защитить безопасность, на которой зиждется наше экономическое процветание.'
   Между тем, на неофициальной встрече министров обороны ЕС 23-24 сентября верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности баронесса Кэтрин Эштон заявила, что правительства стран-членов ЕС должны больше сотрудничать, чтобы обеспечить обороноспособность и сосредоточить свои расходы на наших согласованных приоритетах. Нам нужно изучить способы объединения и обмена информацией. Наши существующие ресурсы должны лучше удовлетворять наши потребности."Тема более тесного сотрудничества, включая способы, с помощью которых государства-члены могли бы обмениваться и объединять потенциал и, возможно, даже участвовать в распределении ролей и задач (см. The Military Balance 2010, стр. 107-8), была поднята министрами обороны. Министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг предложил государствам-членам оценить три ключевых вопроса. Какие возможности должны были бы оставаться за рамками механизмов объединения и совместного использования по соображениям национальной безопасности? Для каких областей потенциала государства-члены могли бы предусмотреть механизмы объединения усилий? И, наконец, где правительства стран-членов будут готовы рассмотреть вопрос о распределении задач и ролей с другими партнерами ЕС?
   Этот многоуровневый подход признает, что будут существовать возможности, которые, скорее всего, останутся чисто национальными, поскольку правительства считают их необходимыми для обеспечения суверенитета и автономии. Кроме того, он учитывает тот факт, что объединение может быть проще, поскольку соответствующие правительства сохранят автономию в принятии решений, тогда как специализация ролей и задач повлечет за собой более сильную политическую приверженность и, вероятно, потребует взаимно обязательных гарантий, которые правительства - например, из - за парламентского контроля над решением о развертывании сил за рубежом - могут не захотеть или не смогут предоставить. Например, если правительство будет полагаться на партнера ЕС в отношении определенного потенциала, то необходимо будет создать механизм для обеспечения того, чтобы этот потенциал действительно имелся в наличии, когда это необходимо. Разграничение суверенных потенциалов, потенциалов, которые могут быть объединены, и потенциалов, где может быть уместна специализация ролей и задач, должно облегчить переход от выражения политических намерений к конкретным мерам и осуществлению.
   Европейское оборонное агентство (ЕОА) добавлено к дискуссии по обмену потенциал, предполагая, что борьбе с самодельными взрывными устройствами (СВУ), организация, обучение и медицинскими были возможности подходит для объединения. Было также высказано предположение о том, что Европейское командование воздушного транспорта может служить образцом для многонациональных европейских вертолетных сил. Программа вертолетной подготовки Эда (ПВТ) после ее экспериментального этапа в 2009 году подготовила к октябрю 2010 года около 360 летных экипажей с помощью живых учений и теоретических модулей. Его учения "Азор-2010" в Испании, в которых участвовало более 40 вертолетов и около 700 участников, были объявлены крупнейшими живыми вертолетными учениями со времен окончания Холодной войны. В рамках Эда Франция возглавляет проект C-IED с целью разработки и размещения лаборатории для проведения судебно-медицинского анализа после взрыва самодельного взрывного устройства. Еще одним примером многонациональных проектов, уже реализуемых в рамках Эда, является инициатива Швеции, направленная на разработку технологии "чувствуй и избегай" для беспилотных летательных аппаратов, с тем чтобы обеспечить их интеграцию в гражданское воздушное пространство. (см. беспилотные летательные аппараты, стр. 20).
   С помощью так называемых совместных инвестиционных программ (JIP) EDA пытается нарушить освященный веками принцип juste retour, означающий, что промышленные рабочие нагрузки распределяются между национальными оборонными отраслями в соответствии с размером продукта, покупаемого правительствами-заказчиками. В прошлом эта проблема преследовала многие многонациональные программы развития. В JIP общий пул денег присуждается на конкурсной основе многонациональному консорциуму, а результаты работы по развитию доступны всем вкладчикам. Следовательно, инвестиции со стороны меньшего государства-члена все еще могут приносить существенную отдачу. Джип в области силовой защиты уже дал результаты в области обнаружения снайперов и бронежилетов. В области будущих воздушных систем и боеприпасов Эда пытается быть более дальновидным, определяя те промышленные возможности, которые необходимо будет сохранить и развивать для поддержания оперативного суверенитета. Например, EDA подписала контракт с консорциумом, возглавляемым Saab, чтобы помочь определить требования к возможностям в 2035 году, чтобы гарантировать, что Европа поставит себя в положение, позволяющее производить ключевое оборудование в будущем.
   По словам заместителя главного исполнительного директора по стратегии Карло Маграсси, Эда будет продолжать оказывать давление на государства-члены в целях гармонизации оборонных потребностей, совместных инвестиций в НИОКР, поощрения эффективных совместных программ вооружений и усиления рыночной конкуренции в сфере оборонных закупок. Все эти вопросы имеют существенное значение в периоды сокращения оборонных бюджетов, поскольку они могут привести к экономии средств на повышение эффективности и экономии за счет масштаба. Тем не менее маграсси предупредил в своем выступлении 5 октября в Брюсселе, что "государства-члены ЕС могут вернуться к своему традиционному поведению по поиску чисто национальных решений, возможно, руководствуясь защитой национальных промышленных интересов". Тогда такая ситуация привела бы к меньшей интероперабельности и, возможно, еще большему дублированию, но в целом на европейском уровне-к меньшему потенциалу.
   Сокращение расходов на оборону
   Хотя явные протекционистские тенденции не проявились в 2010 году, желание многих европейских государств быстро сократить расходы на оборону, чтобы помочь контролировать раздувающийся бюджетный дефицит, могло бы привести к аналогичному результату. Большинство правительств принимают решения, не имея практически никакой информации о ситуации в других европейских странах и их решениях. Одним из немногих исключений стала франко-германская координационная группа, призванная обеспечить, чтобы национальные решения не подрывали двусторонние проекты между двумя странами. Однако в целом возможности для сотрудничества, как правило, упускаются, несмотря на отмеченное ниже развитие сотрудничества между Великобританией и Францией. Риск заключается в том, что без координации правительства окажутся в положении, когда они будут искать партнеров для заполнения пробелов в потенциале, создаваемых национальными сокращениями, без какого-либо предвидения того, как должен выглядеть общий баланс и распределение потенциалов по всей Европе. Весьма маловероятно, что такой несогласованный подход приведет к взаимодополняемости.
   Договор о сотрудничестве в области обороны и безопасности между Великобританией и Францией, подписанный в ходе встречи на высшем уровне между премьер-министром Великобритании и президентом Франции 2 ноября, был явно нацелен на создание экономик на основе более тесной координации. Поскольку обе страны столкнулись с финансовым давлением на оборонные бюджеты, сотрудничество в некоторых ключевых областях ожидалось по обе стороны Ла-Манша и соответствовало обязательствам, взятым в ходе проведенного Великобританией в октябре 2010 года стратегического обзора обороны и безопасности. В рамках договора обе страны должны "создать объединенные совместные экспедиционные силы, пригодные для широкого спектра сценариев, вплоть до операций высокой интенсивности". В морской среде обе страны будут стремиться к тому, чтобы к началу 2020-х годов иметь возможность развернуть британско-французскую объединенную авианосную ударную группу, включающую активы, принадлежащие обеим странам. Другие ключевые вопросы касались расширения "двустороннего сотрудничества в области приобретения оборудования и технологий, например в области беспилотных летательных аппаратов, сложного вооружения, подводных технологий, спутниковой связи и научно-технических исследований", а также "согласования, где это возможно, наших логистических механизмов, включая предоставление запасных частей и поддержку новому транспортному самолету А400М". Отдельно была подписана сделка, охватывающая инфраструктуру поддержки компьютерного моделирования для ядерного оружия двух государств. Однако соглашение между этими двумя странами не обязательно предвещает множество аналогичных соглашений между европейскими государствами или между ними.
   Великобритания и Франция, как это ни парадоксально, были наиболее вероятными союзниками в этом отношении. Достижение аналогичных соглашений между более широкими группами государств, особенно соглашений, касающихся потенциального применения силы совместными силами, требует высокой степени политического и военного консенсуса, а также некоторого сходства в стратегическом видении, и даже в этом случае они будут подлежать обширным юридическим комментариям, советам и предостережениям. То, что такая конвергенция существует более широко в Европе, вызывает сомнения, и, как отмечалось выше, возможности для сотрудничества, как правило, упускаются впустую. Меры, уже принятые или обсуждаемые во многих европейских странах, направлены на общее сокращение действующих сил, сокращение или задержку закупок, снижение уровня амбиций в отношении участия в международных миссиях по урегулированию кризисов и экономию эффективности, достигаемую с помощью различных организационных стратегий. До сих пор во всей Европе не существует единой модели, поскольку глубина и масштабы бюджетного кризиса различаются в разных странах и, кроме того, фильтруются через конкретные национальные линзы, такие как восприятие угроз, оперативное бремя и уже осуществляемые процессы реформирования обороны.
   Многие правительства в прошлом сталкивались с трудностями в плане увеличения расходов на персонал, предполагая, что в первую очередь это будет касаться программ закупок и исследований и разработок. Министр обороны Испании Константино Мендес Мартинес заявил после объявления о сокращении оборонного бюджета Испании, что вооруженным силам будет трудно инвестировать в новые системы при сохранении существующих силовых структур. "Промышленность должна осознавать, что цикл модернизации закончился, и пройдет еще много времени, прежде чем снова будут рассматриваться инвестиции подобного масштаба", - сказал он. Однако крупные европейские многонациональные проекты, уже осуществляемые с участием Испании, такие как A400M и вертолеты NH90 и Tiger, по-видимому, были освобождены от этого. В Австрии, уже входящей в число европейских государств, которые меньше всего тратят на оборону по отношению к ВВП, министр обороны Норберт Дарабос заявил, что сокращение расходов является "разумным в экономически трудные времена" и что "некоторые приобретения придется отложить". Начальник австрийского Генерального штаба Эдмунд Энтахер ответил, что это создаст структурную проблему для Вооруженных сил, поскольку имеющиеся ресурсы не позволят им одновременно участвовать в территориальной обороне и международных миссиях по урегулированию кризисов.
   В Италии Министерство финансов потребовало повсеместного сокращения расходов на 10% для всех министерств. Хотя на момент написания доклада Министерство обороны еще не объявило о подробных планах, сообщения прессы предполагали, что ряд решений о закупках на общую сумму около 5 миллиардов евро будет отложен, что число Еврофайтеров может быть сокращено и что будущее таких проектов закупок, как фрегаты "ФРЕММ" и совместные ударные истребители, остается неясным.
   Многие страны увидят, что их возможности будут затронуты. Литва, которая в 2009 году сократила расходы на оборону на 9%, объявила мораторий на закупки. Эстония также отложила принятие решений о закупках, в том числе по таким основным товарам, как грузовики и боеприпасы. Словения и Словакия сократят расходы на оборону не менее чем на 10%. Польша, которая сократила свой бюджет на 2009 год на 9%, объявила, что ее взносы на операции в Ливане, Сирии и Чаде/Центральноафриканской республике должны будут прекратиться из-за финансовых ограничений. Она также вышла из проекта НАТО по наземному наблюдению и предположила, что попытается пересмотреть контракты с промышленностью в попытке снизить издержки. Нидерланды были втянуты в дискуссию о большом количестве возможных сценариев сокращения оборонных расходов, некоторые из которых поставили бы под угрозу их будущую способность участвовать в сложных миссиях, таких как возглавляемые НАТО ISAF в Афганистане. Франция, хотя и явно пострадавшая от финансово-экономического кризиса, пыталась сохранить научные исследования и разработки. Хотя в июле было принято решение о сокращении оборонных расходов на 3,5 млрд. евро в течение трех лет, Париж попытается добиться этого главным образом за счет экономии эффективности и отсрочки принятия решений о закупках и модернизации потенциала в таких областях, как дозаправка топливом "воздух-воздух" и спутниковая разведка.
   Одной из немногих стран, способных противостоять этой тенденции, была Норвегия, которая объявила о повышении оборонного бюджета на 4% в 2010 году и сосредоточении внимания на новой технике. Другая картина все еще наблюдается в Швеции, где оборонный бюджет остается в значительной степени незатронутым экономическим кризисом, но продолжает сокращаться в рамках ранее согласованных оборонных реформ.
   Обзор стратегической обороны и безопасности Великобритании
   Обзор стратегической обороны и безопасности Великобритании (SDSR) предвещал краткосрочные сокращения во всех трех службах, как подробно описано в ряде стратегических комментариев IISS в 2010 году. Расходы на оборону сокращаются в реальном выражении на 7,5-8%, причем это касается как численности персонала, так и программ закупок. Правительство решило сохранить долгосрочные программы, включая новые авианосцы Королевского флота класса "Queen Elizabeth" и атомные подводные лодки класса "Astute", а также закупку значительного числа совместных ударных истребителей F-35 у Соединенных Штатов. Он также огородил кольцо ядерного сдерживания, хотя и отложил до 2016 года решение о модернизации его новыми подводными платформами. Один из двух будущих авианосцев будет переведен в повышенную боевую готовность (фактически законсервирован) после его завершения, в то время как Лондон также перешел с F-35B (ASTOVL) на F-35C (carrier) вариант американского совместного ударного истребителя, и количество приобретенных будет сокращено. Этот выбор привел к сокращению объема средств, выделяемых на другие элементы военного потенциала.
   Армия потеряет 40% своих основных боевых танков, а тяжелая артиллерия сократится на 35%. Численность личного состава армии к 2015 году сократится примерно на 7000 человек до 95.000, а число развертываемых бригад сократится на одну - до пяти. СДСР, вероятно, формализует некоторые из временных адаптаций, сделанных для Афганистана, таких как передислокация некоторых сотрудников Королевской артиллерии из их нынешней роли наземной противовоздушной обороны, укомплектованной ракетой "Starstreak", в подразделения, занимающиеся полевыми беспилотными летательными аппаратами. Между тем, огромный спрос на информацию о поле боя может привести к расширению ротных бригадных сигнальных эскадрилий в полноразмерные полки. Армия, вероятно, примет в свой основной потенциал многие, но не обязательно все виды техники, приобретенной ею специально для Афганистана в соответствии с процедурами срочных оперативных потребностей. Это может включать в себя управляемую реактивную систему залпового огня и патрульную машину "Jackal".
   В то время как армия будет стремиться сохранить свои два существующих дивизионных штаба, а также свое руководство союзным корпусом быстрого реагирования НАТО, она, вероятно, будет находиться под давлением сокращения или ликвидации своих 20.000 баз в Германии. Эти войска, возможно, будут размещены на базах Королевских ВВС, освобожденных в результате ожидаемого сокращения численности самолетов, хотя и не ясно, будут ли они достаточными. Правительство будет хотеть избежать расходов на предоставление нового жилья в Великобритании.
   Много споров было сосредоточено на будущем 27-тысячных резервных сил - территориальной армии. Резервисты широко использовались в Ираке и Афганистане - как обычные солдаты, так и те, кто обладает специальными навыками, такими как медики. Хотя у правительства возникнет соблазн сократить резервы, контраргументом будет то, что если регулярная армия столкнется с большим сокращением через несколько лет, то будет важно сохранить численность резервов. До сих пор существовали признаки того, что территориальную армию можно было бы перестроить из сформированных боевых подразделений и вместо этого стремиться обеспечить отдельных лиц особыми навыками, а также гражданских специалистов.
   Существующий флагманский легкий авианосец Военно-морского флота, HMS Ark Royal, был немедленно выведен из эксплуатации, а десантные возможности будут сокращены с выводом из эксплуатации десантного корабля и консервацией более крупной посадочной платформы дока. Еще один легкий авианосец будет размещен в резерве, а один останется в эксплуатации в качестве вертолетной платформы. Кроме того, в начале 2011 года будут выведены из эксплуатации четыре фрегата типа 22, что позволит сократить общее число эскортных кораблей (эсминцев и фрегатов) до 19.
   Было принято решение вывести "Harrier" из эксплуатации, а программа Морской противолодочной авиации Nimrod MRA4 была отменена. Было объявлено, что VC-10 и три варианта Tristar будут сняты с 2013 года, с тем чтобы в конечном итоге выставить на рынок А-330 MRTT. Кроме того, самолет наблюдения Sentinel будет выведен, как только он "больше не будет необходим для поддержки операций в Афганистане"; окончательная дата вывода войск будет в определенной степени зависеть от того, как долго будет считаться необходимым поддерживать те силы, которые Великобритания поддерживает в Афганистане, даже после 2015 года (дата, к которой Лондон желает вывести большую часть британского контингента). Парк ударных самолетов Tornado GR4 будет сокращен с восьми до пяти эскадрилий. Беспилотные летательные аппараты, требования к которым частично изучаются в рамках программы "Scavenger", как ожидается, будут играть значительную роль в будущих ВВС. Появление англо-французской программы позволило бы создать новые разведывательные платформы, способные работать на больших расстояниях над сушей и морем. В долгосрочной перспективе беспилотный летательный аппарат боевого типа может быть принят на вооружение к 2030 или 2035 году. Но эти беспилотные системы остаются только на ранних стадиях развития.
   SDSR призван начать формировать вооруженные силы Великобритании на ближайшее десятилетие - так называемые будущие силы 2020 года. Это призвано обеспечить в среднесрочной перспективе максимально широкий спектр возможностей, если в ближайшей перспективе будут иметь место элементы несогласованности в отношении некоторых сокращений потенциала. Но за пределами Афганистана SDSR дает обоснование для сокращения возможностей Британии по проведению экспедиционных операций. "Мы будем более избирательно использовать Вооруженные силы, - говорится в нем, - решительно развертывая их ... но только там, где на карту поставлены ключевые национальные интересы Великобритании; там, где у нас есть четкая стратегическая цель; где вероятные политические, экономические и людские издержки пропорциональны вероятным выгодам; где у нас есть жизнеспособная стратегия выхода; и где она оправдана в соответствии с международным правом". Этот обзор предусматривает уделение в будущем большего внимания предотвращению перерастания проблем безопасности в конфликт и предусматривает создание сил интервенции численностью до 30.000 человек, что лишь на две трети превышает численность британских сил, развернутых в Ираке в 2003 году. Возникающее в результате этого сокращение военного потенциала приведет к снижению способности страны проецировать военную мощь и оказывать влияние на международном уровне. Правительство обещало провести далеко идущую, даже радикальную переоценку проблем безопасности и путей их наилучшего решения, и действительно, в нем появились некоторые важные новые элементы, включая значительный акцент на роли разведывательных служб в защите национальной безопасности. Был сделан акцент на опасности, создаваемые киберугрозами, и на решение этой проблемы было выделено 650 миллионов фунтов стерлингов. SDSR также защищал расходы Великобритании на зарубежную помощь, в то же время направляя больше средств на предотвращение конфликтов и стабилизацию. Однако SDSR по существу представлял собой операцию по сокращению бюджета, которая выродилась в межведомственное соперничество, поскольку каждая из трех военных ветвей лоббировала премьер-министра и казначейство в поддержку того, что они называли жизненно важными возможностями.
   Германия реформирует свои оборонные структуры
   Для Германии бюджетное давление стало началом самой драматичной и радикальной военной реформы с тех пор, как вооруженные силы Восточной Германии были интегрированы в Бундесвер после воссоединения в 1990 году. Правительство поручило комиссии провести обзор организационных структур и процессов в Бундесвере для определения путей повышения эффективности. Когда министр обороны ЗУ Гуттенберг заявил, что "отчасти у нас все еще есть структуры, которые дышат духом 20, 25, 30 лет назад", цель состояла в том, чтобы получить больше от персонала, структур и ресурсов без радикального сокращения. Комиссия возглавлялась Франком Юргеном визе, главой Федерального агентства по труду (Bundesagentur für Arbeit), которое оказывает услуги безработным и провело существенную реформу. Единственным военным представителем в комиссии шести был генерал Карл-Хайнц Латер, бывший начальник штаба Верховного штаба союзных держав Европы (SHAPE). Комиссия должна была упорядочить административные процессы и пересмотреть процессы закупок, с тем чтобы избежать задержек и перерасхода средств. Созданная в апреле 2010 года, она сообщила об этом в конце октября, но была частично захвачена событиями.
   Весной 2010 года Минфин призвал сократить расходы на оборону. После этого в июне Кабинет министров принял решение о том, что в период с 2011 по 2014 год должно быть сокращено около 8,3 млрд. евро (11,0 млрд. долларов США), причем почти половина из них должна была поступить за счет расходов на персонал. Министерству обороны было поручено показать последствия сокращения 40.000 активных сил для немецкой оборонной политики, операций, закупок, положения сил, призыва на военную службу и способности Германии выполнять свои союзнические обязательства. Этот доклад был опубликован в сентябре 2010 года главнокомандующим Вооруженными силами генералом Фолькером Викером.
   Поскольку министерство провело внутренний анализ дефицита, Вик предположил, что планирование на период 2011-13 годов было проблематичным, поскольку текущие финансовые ресурсы не были увязаны ни с задачами Бундесвера, ни с оборудованием и силовыми структурами, которые потребуются для выполнения того, что от него требовалось. Он предположил, что нехватка ресурсов означает, что Бундесверу придется смириться, по крайней мере, с временными пробелами в потенциале, например, путем поэтапного отказа от систем раньше, чем планировалось, и отсрочки замены. (В 2010 году ВМС Германии вывели из эксплуатации шесть из десяти своих подводных лодок-на пять лет раньше, чем планировалось, чтобы сократить расходы.) Между тем, 25 июня целевая группа Министерства по обзору проектов закупок сообщила о возможных сокращениях на общую сумму около 9,4 млрд. евро (12,44 млрд. долл.). Министр обороны ЗУ Гуттенберг объяснил, что "само собой разумеется, что будет остановлена та или иная программа вооружений", и что базы ниже определенного количества личного состава придется сократить - это хорошо. Предполагалось, что будут затронуты такие проекты, как транспортный самолет А400М, где заказы могут быть сокращены с 60 до 53; ударный вертолет Tiger, где заказы могут быть сокращены вдвое до 40; противоракетная оборона MEADS, которая может привести к сокращению системных заказов с 12 до 8; и беспилотный летательный аппарат Talarion, который все еще находится на ранней стадии разработки и может быть полностью отменен. Правительство согласилось предоставить на экспорт 37 немецких траншей 3B Eurofighter Typhoons.
   Но главная цель доклада Викера состояла в том, чтобы проанализировать, помогут ли различные силовые структуры сделать Бундесвер более эффективным, более гибким и более развертываемым подразделением. Отчасти проблема заключалась в том, что реорганизация вооруженных сил в категории сил с различным уровнем боеспособности, являющаяся основой "Белой книги по обороне" 2006 года, не привела к предусмотренному увеличению потенциала в области прогнозирования сил. К началу 2010 года Бундесвер, по-видимому, по-прежнему ограничивался поддержанием максимального развертывания 7000 военнослужащих за рубежом (10.000 на короткий период без ротации). Согласно сообщениям, в ходе внутренних обсуждений армия утверждала, что при нынешнем уровне ресурсов уровень амбиций 2006 года не является устойчивым в том, что касается масштабов операций и параллелизма операций. Разделение вооруженных сил на категории, первоначально предполагавшее возможность модернизации сил по приемлемым ценам, превратилось в препятствие, поскольку армия не располагала достаточными возможностями для того, чтобы распределить их по различным категориям сил на требуемом уровне. Например, военно-воздушным силам все еще приходилось иметь дело с ограниченными транспортными возможностями, вызванными задержкой реализации крупных программ, таких как A400M и вертолет NH90. Германия часто была вынуждена полагаться на коммерческие решения или союзников для своих транспортных нужд. На этом фоне Вик утверждал, что кризисное реагирование и стабилизация являются частью континуума, а не отдельными фазами, и поэтому невозможно поддерживать отдельные категории сил. Уровень амбиций Бундесвера после новой реформы, по мнению Викера, должен заключаться в устойчивом развертывании 10.000 военнослужащих в рамках нескольких одновременных операций.
   Основное предположение доклада, которое было публично поддержано ЗУ Гуттенбергом еще до его публикации, состояло в том, что цели экономии могут быть достигнуты только при сокращении численности персонала, как военного, так и гражданского. Чтобы изучить различные сценарии, Вик представил пять вариантов и (опять же очень тесно увязанных с предпочтениями цу Гуттенберга) рекомендовал позу, которая будет включать 156.000 профессиональных солдат, дополненных 7500 добровольными призывниками, в общей сложности 163.500. Это число рассматривалось в Министерстве обороны как абсолютный минимум, необходимый Германии для выполнения своих национальных и союзнических обязательств, и было подсчитано, что переход от общего числа 251.000 человек (включая около 50.000 призывников) в сентябре 2010 года займет примерно шесть лет.
   Коалиционное соглашение между Христианско-демократическим союзом / Христианско-социальным союзом (ХДС/ ХСС) и Свободной демократической партией (СвДП) в 2009 году подтвердило, что правительство "по-прежнему твердо привержено принципу всеобщей воинской повинности", а также объявило, что его продолжительность будет сокращена до шести месяцев с января 2011 года. Возможно, что сохранение призыва на военную службу, но сокращение его продолжительности сделало его еще более трудным оправданием. Шесть месяцев - слишком короткий срок, чтобы призывники могли заниматься чем-то иным, кроме базовой подготовки; тем не менее, около 50.000 призывников будут продолжать использовать значительные ресурсы в плане инфраструктуры и подготовки, обеспечиваемой профессиональными солдатами. ЗУ Гуттенберг утверждал, что бюджетный кризис требует структурной реформы Вооруженных сил и что в этом контексте продолжение призыва на военную службу должно обсуждаться заново. Затем он использовал свой политический мандат, чтобы наметить будущие позиции сил, чтобы предложить структуры, которые не включают призыв на военную службу, и дал понять, что он выступает за такой подход.
   Сочетание радикальных сокращений личного состава действующей армии с призраком отказа от того, что многие политики считали опорой германских вооруженных сил, вызвало короткую, но горячую дискуссию, из которой идеи ЗУ Гуттенберга вышли в основном нетронутыми. Хотя его планам реформ еще предстояло преодолеть ряд внутриполитических препятствий, включая партийные конференции, заседание коалиционного комитета и обсуждения в кабинете министров (все это должно было быть достигнуто к началу 2011 года), к октябрю 2010 года, похоже, был достигнут компромисс, в результате которого общая численность Вооруженных сил упадет примерно до 180.000 человек, а число добровольных призывников составит примерно 15.000 человек. Были подготовлены решения о призыве последней партии призывников в январе 2011 года, а затем о прекращении, хотя формально и не отказе от призыва, призыва с июля 2011 года. Фактически это будет означать окончание призыва на военную службу в Германии в обозримом будущем.

   ALBANIA
    []
   ARMENIA
    []
   AUSTRIA
    []
   AZERBAIJAN
    []

    []
   BELARUS
    []
   BELGIUM
    []

    []
   BOSNIA-HERZEGOVINA
    []
   BULGARIA
    []

    []
   CROATIA
    []

    []
   CYPRUS
    []
   CZECH REPUBLIC
    []

    []
   DENMARK
    []
   ESTONIA
    []
   FINLAND
    []

    []
   FRANCE
    []

    []

    []

    []

    []
   GEORGIA
    []

    []
   GERMANY
    []

    []

    []
   GREECE
    []

    []
   HUNGARY
    []

    []
   ICELAND, IRELAND
    []
   ITALY
    []

    []

    []

    []
   LATVIA,
    []
   LITHUANIA
    []

    []
   LUXEMBOURG, MACEDONIA
    []
   MALTA
    []
   MOLDOVA,
    []
   MONTENEGRO
    []
   NETHERLANDS
    []

    []
   NORWAY
    []

    []
   POLAND
    []

    []
   PORTUGAL
    []

    []
   RUMANIA
    []

    []
   SERBIA
    []

    []
   SLOVAKIA
    []
   SLOVENIA
    []
   b>SPAIN
    []

    []

    []

    []
   SWEDEN
    []

    []
   SWITZERLAND
    []
   TURKEY
    []

    []

    []
   UKRAINE
    []

    []

    []
   UNITED KINGDOM
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []




   Charter 5. RUSSIA
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 4. РОССИЯ
   Структурные изменения продолжаются
   Российские военные продолжают амбициозную программу реформ, начатую в сентябре 2008 года. Мотивы, лежащие в основе плана фундаментальных изменений министра обороны Анатолия Сердюкова, и чаяния, которые возлагает на него российское Министерство обороны (МО), были подробно изложены в Военном Балансе 2010 года (стр. 211-16). Однако пока результаты этого процесса неоднозначны. Хотя к 1 декабря 2009 года был официально завершен основной этап преобразования армии в бригадную структуру, а именно роспуск существующей организационной структуры армии/корпуса/ дивизии, точный состав новых бригад все еще находится в стадии разработки. Действительно, российские сухопутные войска, по-видимому, приступили к процессу модернизации, который в настоящее время проходит испытания и корректировку.
   Хотя это может, на первый взгляд, показаться признаком проблем в осуществлении изменений, этот адаптивный процесс может, как это ни парадоксально, быть тем самым средством, с помощью которого российские военные приходят к усовершенствованным структурам. В настоящее время структуры тестируются в условиях физических упражнений и, если они оказываются недостаточными, изменяются или отбрасываются. Ясно лишь, что с принятием бригадной структуры и окончанием кадровых подразделений закончилась дореволюционная и советская система Вооруженных сил, основанная на широкомасштабной мобилизации, с упором теперь на переход к силам, способным удерживаться (по крайней мере теоретически) в состоянии повышенной готовности.
   В целом процесс реформ оказывается гибким и развивается с впечатляющей скоростью. Однако в некоторых областях она не прошла гладко. Наступление после длительного периода относительной стагнации, осуществление и приспособление к фундаментальным изменениям в характере российской армии привело к тому, что некоторые высокопоставленные российские военнослужащие - в том числе те, кто поддерживает реформу, - выражают дезориентацию и недоумение по поводу темпов изменений и постоянного потока инструкций по корректировке ее курса. В течение 2011 года следует ожидать дальнейших существенных изменений.
   Реформирование Центрального штаба
   Министр обороны Сердюков в течение 2010 года уделял большое внимание реформированию Центрального штаба и связанного с ним персонала. Это проистекало из стремления повысить эффективность за счет функционального разделения обязанностей между МО и Генеральным штабом Вооруженных Сил. МО в настоящее время считается гражданским учреждением, перед которым стоит задача реализации общего стратегического направления и обеспечения управленческой компетентности. Генеральный штаб призван сосредоточиться на планировании, командовании и управлении, военной подготовке и, конечно же, обеспечении военного эффекта под общим руководством МО и Высшего государственного командования. Это изменение в структуре принятия решений Министерства призвано, по крайней мере частично, обеспечить гражданский контроль за финансовыми вопросами - особенно в отношении закупок вооружений и связанной с ними военной техники - там, где традиционно наблюдается высокий уровень коррупции. Ранее должность первого заместителя министра обороны занимал генерал, отвечавший за подготовку военнослужащих и их военную службу; теперь эту должность занимает государственный служащий (ныне генерал в отставке), основной задачей которого является выполнение государственного оборонного заказа и реализация государственной программы вооружения (см. раздел "Перевооружение", стр. 179).
   Заостряя внимание на органах, отвечающих за вооруженные силы России, Сердюков также сконцентрировал умы, продолжая кадровые перестановки среди высокопоставленных военных. С момента его вступления в должность в 2007 году сменились почти все заместители министра обороны, главнокомандующие вооруженными силами и родами войск, командующие военными округами и флотами, а также начальник Главного разведывательного управления Генштаба России семь из девяти заместителей министра теперь являются гражданскими лицами, причем один из них ранее работал с Сердюковым в Федеральной налоговой службе. Лица, которые остаются на этом посту или были назначены при Сердюкове, разделяют его взгляды и взгляды начальника Генерального штаба генерала армии Николая Макарова на необходимость военной реформы; они готовы оказать содействие в далеко идущем сейчас процессе модернизации.
   Другие структурные изменения в 2010 году включали формирование нового командования материально-технического обеспечения Вооруженных сил (материально-техническое обеспечение Вооруженных сил, МТО). Этот орган объединяет службы материально-технического обеспечения Вооруженных сил и предназначен для контроля за операциями и задачами технического обслуживания. В то время как разработка подобных совместных команд по материально-техническому обеспечению была введена в действие и опробована иностранными военными, и это повлияло на российское мышление, еще предстоит увидеть, насколько эффективным будет это командование.
   Реформирование военной администрации
   Генеральный штаб Сухопутных войск, Военно-воздушных сил и Военно-морского флота до сих пор оставался неизменным в новой структуре вооруженных сил, хотя число управленческих звеньев в штабе продолжает сокращаться. Аналогичные сокращения проводятся также в служебных командованиях, штабах военных округов и флотов, а также в генеральных и центральных управлениях Министерства обороны. Точное число пострадавших остается неясным, хотя поступили сообщения о том, что персонал, работающий в центральных директоратах и штаб-квартирах, в конечном счете будет сокращен примерно с 10.500 до 3000 человек. Кроме того, планировалось, что в течение 2010 года число штабных офицеров вплоть до звания генерала в различных служебных командованиях сократится с 300 до 100 человек; на момент написания настоящего доклада эта более низкая цифра еще не была достигнута.
   В связи с сокращением штатов были сокращены функции штаба службы, а некоторые задачи были переданы другим командным структурам. Согласно одному источнику, в настоящее время штаб-квартира имеет только четыре задачи, все из которых являются специфическими для соответствующей службы: организационное развитие, обучение, образование и ремонт оборудования.
   В целом, по словам начальника Генерального штаба (НГШ) Макарова, уже сокращено 700 из 1200 должностей генералов. Некоторые аналитики подвергли критике эти сокращения в высших эшелонах власти, заявив, что это может повлиять на командование и контроль. В то же время расходы на пенсионное обеспечение и переселение, связанные с продолжающимся выходом на пенсию большого числа старших офицеров, окажут существенное финансовое воздействие.
   Новые командные структуры
   6 июля 2010 года президент Дмитрий Медведев издал указ "О стратегических военно-территориальных образованиях Российской Федерации", предусматривающий создание четырех совместных стратегических командований. В июле МО также приступило к созданию четырех военных округов (вместо прежних шести), что было официально оформлено 20 сентября, когда Медведев подписал указ "о военно-административном делении Российской Федерации". Эти шаги являются частью попытки упорядочить командование и управление в российских вооруженных силах; Макаров заявил, что ввод в действие этих формирований позволит сократить число эшелонов командования с 11 до трех. Однако, согласно проекту дальнейшего "положения о военном округе Вооруженных Сил Российской Федерации", военный округ останется главным организационным подразделением в мирное время, а совместная стратегическая командная функция будет действовать только "в особые периоды", то есть во время военных учений или в военное время. Таким образом, активизация деятельности Объединенного стратегического командования послужит важным показателем предстоящей крупной деятельности российских вооруженных сил.
   Эти совместные стратегические командования, географически базирующиеся на новых военных округах, будут также возглавляться командующими военными округами, которые будут совмещать обе командные функции. Все воинские части, дислоцированные на территории объединенного стратегического командования, включая военно-морской флот, Военно-воздушные силы и подразделения ПВО, за исключением ракетных войск стратегического назначения и космических сил, находятся под непосредственным контролем этого командующего. Это лицо также имеет оперативное командование над подразделениями МВД и МЧС, пограничниками и другими воинскими формированиями. Воздушно-десантные войска, между тем, остаются отдельным родом войск, а дальняя авиация (ранее 37-я воздушная армия) и военно-транспортная авиация (ранее 61-я воздушная армия) продолжают подчиняться главнокомандующему ВВС России.
   Четыре новых совместных стратегических командования:
   * Объединенное стратегическое командование "Запад" со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге, объединяющее подразделения, расположенные в старом московском и Ленинградском военных округах, а также Балтийский и Северный флоты и силы в Калининградской области;
   * Объединенное стратегическое командование Юг со штабом в Ростове-на-Дону, которое базируется на подразделениях Северо-Кавказского военного округа совместно с Черноморским флотом, Каспийской флотилией, 102-й военной базой в Гюмри (Армения) и российскими военными базами в Абхазии и Южной Осетии;
   * Объединенный стратегический командный центр со штабом в Екатеринбурге, объединяющий Волго-Уральский военный округ с западной частью Сибирского военного округа, а также военную базу ? 4 на окраине Душанбе (Таджикистан) и военно-воздушную базу в Канте (Кыргызстан);
   * Объединенное стратегическое командование "Восток" со штабом в Хабаровске, которое объединяет восточную часть Сибирского военного округа с Дальневосточным военным округом, а также включает Тихоокеанский флот и силы в Камчатском специальном территориальном районе.
   Генерал Макаров отметил, что эти организационные изменения позволили упорядочить командование и управление Вооруженными силами, ликвидировав дублирование. Однако до сих пор не было дано точного определения роли четырех командующих в контексте операций (как командующего объединенным стратегическим командованием) и управления (как командующего военным округом). Москва заявила, что планирует минимизировать административную ответственность каждого округа, передав больше таких полномочий центральным управлениям МО. Между тем, более широкие полномочия по оперативным вопросам следует делегировать военному округу/объединенному Стратегическому командованию. Но если командующий военным округом и объединенным стратегическим командованием по-прежнему является одним и тем же лицом, которое по-прежнему несет ответственность за принятие как административных, так и оперативных решений, то это ставит под сомнение некоторые цели упорядочения командования и управления путем разделения административных функций. Эффективность реорганизации еще предстоит проверить в условиях эксплуатации.
   Другие события включают формирование трех новых общевойсковых армий (в Чите, Ставрополе и Санкт-Петербурге), которые должны быть интегрированы в новую трехуровневую систему командования и управления (Объединенное стратегическое командование/армия/ бригада) вместо предыдущих четырех уровней (военный округ/армия/дивизия/полк).
   Бригадная система в действии
   К концу 2009 года давно сложившиеся способы организации сухопутных войск России по дивизиям и полкам были официально прекращены. Принятие Россией бригадной структуры привело к расформированию 23 дивизионных соединений, за исключением 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии, дислоцированной на спорных с Японией Южных Курилах. Согласно официальным директивам, эти новые подразделения российской армии укомплектованы на 95%, имеют полные запасы военной техники и считаются подразделениями постоянной готовности.
   Всего было сформировано 40 общевойсковых бригад постоянной готовности, в том числе четыре танковые бригады, 35 мотострелковых бригад и одна бригада материально-технического обеспечения. Сорок пять других бригад относятся к другим родам службы, включая ракетную, артиллерийскую, реактивную систему залпового огня (РСЗО), инженерную, сигнальную и радиоэлектронную борьбу. Танковая бригада состоит из трех танковых батальонов (по 31 танку в каждом батальоне) и одного мотострелкового батальона. Мотострелковая бригада состоит из трех мотострелковых батальонов и одного танкового батальона с 41 танком. Она дополняется вспомогательным батальоном РСЗО, а также двумя полковыми артиллерийскими батальонами, вспомогательным зенитно-ракетным батальоном и зенитно-артиллерийским батальоном. В действительности эти новые бригады в целом соответствуют структурам бывших полков российских и Советских Вооруженных сил, хотя и усилены артиллерийскими, зенитными и тыловыми подразделениями. (Артиллерийская бригада состоит из трех батарей, одна из которых является противотанковой батареей.) Основными резервными подразделениями были назначены базы хранения и технического обслуживания вооружения и военной техники (базы хранения военной техники), в настоящее время их планируется создать около 60.
   Испытания и настройка
   По неофициальным оценкам МО, до 60% этих новых бригад не готовы к бою. Основными причинами этого являются отсутствие современной военной техники и отсутствие современных систем связи и боевого обеспечения, а также неспособность командиров осуществлять эффективное командование и управление с использованием современных систем C4I (командование, управление, связь, компьютеры и разведка). Стремясь решить последнюю проблему, президент Медведев распорядился, чтобы к 2012 году армия перевела свои системы связи из аналоговых в цифровые. Хотя технически это может быть достигнуто за счет отечественной оборонной промышленности, неясно, имеется ли достаточное финансирование.
   Кроме того, готовность подрывается продолжающейся реорганизацией подразделений и личного состава, включая последствия сокращения срока призыва с двух лет до одного года. Например, во время учений "Восток-2010" некоторые подразделения были на 80% укомплектованы призывниками, прослужившими менее двух месяцев.
   Новые бригады прошли испытания в серии крупных учений, самым крупным из которых был "Восток". После проведения обзора после учений МО пересмотрело разрабатываемые бригадные структуры, и с тех пор Генеральный штаб выдвинул проекты трех типов общевойсковых бригад: тяжелых (сформированных в основном из танковых подразделений); средних/многоцелевых (оснащенных бронетранспортерами); и легких воздушно-штурмовых и горных бригад (оснащенных колесными бронетранспортерами). Концепция тяжелой бригады проходит испытания в 21-й отдельной мотострелковой бригаде, расположенной в Оренбургской области; концепция средней бригады 23-й отдельной мотострелковой бригады, расположенной в Самарской области, и концепция легкой бригады 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады в Волгоградской области.
   Воздушно-десантные войска остаются организованными в соответствии с дивизионной структурой. В боевом порядке действуют две воздушно-десантные дивизии (98-я и 106-я), две штурмовые дивизии (7-я и 76-я), две самостоятельные штурмовые бригады, два самостоятельных Воздушно-десантных полка, учебный центр и вспомогательные подразделения. Было принято предложение командования ВДВ усилить воздушно-десантные войска, увеличив численность Воздушно-десантных полков с двух до трех и создав в каждой воздушно-десантной дивизии зенитно-ракетный полк. Существуют также планы по присоединению вертолетного полка (полный комплект будет состоять из 60 вертолетов) к воздушно-десантной бригаде путем массовой закупки вертолетов. Хотя это может способствовать тактической мобильности, мобильность в целом является серьезной проблемой для Воздушно-десантных войск. С сегодняшними средствами ВВС России могут перевозить на дальние расстояния только один воздушно-десантный полк (плюс технику). И хотя военная авиация является еще одним приоритетом для проекта военной реформы, воздушный флот сокращается.
   ВВС и ракетные войска стратегического назначения
   Российские ВВС также пересматривают свою структуру базирования с целью сокращения общего числа аэродромов, в частности путем совместного размещения подразделений на гораздо меньшем количестве "Объединенных авиабаз", которые будут поддерживать ряд спутниковых аэродромов. Военно-воздушные силы заменили свою структуру авиаполков на структуру военно-воздушных баз с авиагруппами, эквивалентными прежним полкам. Воронеж, Челябинск и Домна станут местами размещения ранних "укрупненных" баз. Авиабазы состоят из штаба, от одной до семи эскадрилий, батальона аэродромного обслуживания и подразделения связи. По состоянию на конец 2009 года эти авиабазы были разделены на три категории: первая эквивалентна бывшим авиадивизиям, вторая - бывшему авиационному полку, а третья категория - самостоятельной эскадрилье.
   К концу 2009 года было сформировано пятьдесят две авиабазы, заменившие 72 авиационных полка, 14 бывших авиабаз, 12 независимых авиаэскадрилий и неопределенное число подразделений ВВС и ПВО. (Общее число частей ВВС, между тем, сократилось с 340 до 180.) Но планируются и дальнейшие сокращения. Сокращается и количество используемых аэродромов, которых в настоящее время насчитывается 245, каждый из которых обходится в среднем в один миллиард рублей (33,05 миллиона долларов США) в год. Предполагается, что в будущем каждая авиабаза будет контролировать два или три аэродрома, а это означает, что более половины из тех, что используются в настоящее время, будут закрыты.
   Еще одним предложением по реформе является создание авиационного оперативного соединения, которое будет состоять из бомбардировочной, ближней поддержки, разведывательной и истребительной авиации. Использование новейших технологий истребителей пятого поколения, конечно же, будет способствовать эффективному созданию такого потенциала, и российский претендент на многоцелевой истребитель пятого поколения получил в целом положительные отзывы после своего первого полета в январе 2010 года. Ключевым проектом является истребитель-невидимка "Сухой Т-50" (см. вставку). Первоначальная программа летных испытаний должна завершиться в 2013 году, а ввод в эксплуатацию намечен на 2015-16 годы. Однако испытания до сих пор ограничивались новым воздушным планером, в то время как двигательная установка следующего поколения и некоторые элементы бортового оборудования еще не были выбраны. Даже когда они будут решены, разработка и производство самолета будет сложной задачей. Нехватка технических специалистов и заводов с серийной техникой производства будет препятствовать выпуску танка Т-50.
   Структура ракетных войск стратегического назначения (РВСН) осталась неизменной. Три ракетные армии, состоящие из 11 дивизий, составляют ядро РВСН. Однако планируется, что одна из армий (31-я) будет расформирована к 2016 году, а количество дивизий сократится до девяти. Вместо количественного обеспечения РВСН сосредоточивается на повышении качества своих ракетных систем. В связи с выводом из эксплуатации старых многоступенчатых ракет Р-36М2 и УР-100 УТТХ легкие однозарядные ракеты "Тополь-М" и РС-24 "Ярс", оснащенные РГЧИН (MIRV), составят 80% запасов РВСН. Далее сообщается, что ведутся опытно-конструкторские работы по новой тяжелой межконтинентальной баллистической ракете с РГЧИН, которую в декабре 2009 года подтвердил тогдашний главнокомандующий РВСН генерал Андрей Швайченко, пообещавший ввести ракету в строй к 2016 году. Сообщается, что эта новая ракета будет работать на жидком топливе, что указывает на то, что она предназначена для шахтного базирования; двигательная установка на жидком топливе позволит получить больший забрасываемый вес по сравнению с твердотопливными ракетами.
   Военная доктрина
   Президент Медведев утвердил новую военную доктрину Российской Федерации в феврале 2010 года, заменив собой утвержденную Владимиром Путиным версию 2000 года. Новая доктрина содержит тщательно продуманное отношение к НАТО. Североатлантический союз не упоминается как угроза, но конкретные действия НАТО отмечаются как военные опасности, которые при определенных обстоятельствах могут привести к непосредственной угрозе - в частности, развитие военной инфраструктуры ближе к границам России и применение силы в глобальном масштабе "в нарушение международного права". Другими проблемными областями для России являются милитаризация космического пространства, развертывание современных обычных высокоточных управляемых вооружений и развертывание систем противоракетной обороны. (Однако на Лиссабонском саммите НАТО в ноябре 2010 года Россия и НАТО договорились о совместной оценке баллистической ракетной угрозы, решили возобновить сотрудничество в области противоракетной обороны на театре военных действий и начали, по словам НАТО, "совместный анализ будущих рамок для более широкого сотрудничества в области противоракетной обороны".)
   Беларусь, которая не фигурировала в прежней доктрине, упоминается как главный союзник, а военно-политическое сотрудничество с Минском объявляется главным приоритетом. Среди других упомянутых союзников - остальные государства - члены Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) - Армения, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Действительно, положение Договора о коллективной безопасности о взаимной обороне полностью воспроизводится в новой доктрине. Это усиливает обязательства, прописанные в других частях доктрины, для России действовать военным путем в поддержку своих союзников или своих граждан за рубежом. Положения об использовании российских войск за рубежом отражают изменения в российском законодательстве и упрощенный порядок получения разрешения президента на проведение операций за пределами России.
   Ожидалось, что эта доктрина будет содержать значительное новое Положение о превентивном или упреждающем ядерном первом ударе. На самом деле раздел о ядерном оружии вместо этого тонко повышает порог его применения: Россия теперь может нанести ядерный удар только в ответ на оружие массового уничтожения или иным образом "когда само существование государства находится под угрозой". Точная формулировка ядерного порога России содержится в секретном приложении к доктрине.
   Набор и комплектование
   Министерство обороны остановило и даже обратило вспять любой рост численности контрактного персонала. По сравнению с неофициальной цифрой в 150.000 контрактников в конце 2010 года эта цифра, как ожидается, сократится до 80.000 к 2015 году. Это отражает сохраняющиеся трудности в управлении и удержании профессиональных военнослужащих, а также осознание их истинных финансовых затрат и, отчасти, неспособность начать давно обещанную профессиональную подготовку сержантов в каком-либо значимом качестве. Новая профессиональная подготовка контрактников, рассчитанная на срок до двух с половиной лет, оказалась трудноосуществимой, в то время как концепции трудоустройства контрактников и процедуры отбора на учебные курсы все еще находятся в стадии разработки. Между тем, большинство сержантов по-прежнему будут годичными призывниками, отобранными для прохождения короткого "сержантского курса", которые впоследствии, как ожидается, будут поддерживать порядок среди тех же призывников, с которыми они были завербованы. В то время как корпус профессиональных сержантов остается стремлением, есть мало свидетельств того, что Россия полностью осознала глубину организационных и социальных изменений, которые это подразумевает.
   Таким образом, основная масса военнослужащих по-прежнему будет состоять из призывников. Это сулит дальнейшие трудности в будущем, тем более что демографическая ситуация в России приводит к продолжающемуся резкому падению числа 18-летних призывников. В октябре 2010 года в России была проведена национальная перепись населения, которая, как многие надеются, после десятилетий упадка продемонстрирует незначительный рост общей численности населения, что отражает улучшение системы здравоохранения и недавнюю социальную политику, направленную на поощрение молодых семей к рождению детей. Но это имеет ограниченное утешение для тех, кто планирует военную силу в краткосрочной перспективе. Призывные раунды 2011 года будут проводиться среди юношей 1993 года рождения, в период демографического коллапса (1987-99 гг.), когда число живых рождений мужчин в России сократилось более чем на 50%. Таким образом, резерв имеющихся трудовых ресурсов будет продолжать резко сокращаться и в 2020-е годы, что затруднит стремление улучшить среднее состояние здоровья и поведение призывников с помощью более жестких критериев отбора.
   Тем временем продолжается сокращение числа офицеров среднего звена, которое планируется сократить к 2015 году до 150.000 человек. Хотя в некоторых случаях эти вакантные должности ликвидируются, программа сокращения штатов по-прежнему затрагивает десятки тысяч сотрудников.
   Военная служба и образование
   Ключевая часть планов министра обороны Сердюкова по улучшению имиджа Вооруженных сил вращается вокруг изменения условий службы для призывников. Однако административные потрясения и массовое перемещение подразделений, штабов и персонала в другие районы страны сами по себе оказали влияние на качество жизни военнослужащих.
   Одно из предложений заключается в том, чтобы вся физическая, боевая и оружейная подготовка была сведена к пятидневной рабочей неделе, а выходные дни рассматривались как дни, когда призывники могут носить гражданскую одежду и покидать базу - значительное нововведение в российском контексте. Сердюков также стремится передать основные базовые административные задачи, такие как организация питания и уборка, коммерческим организациям. В настоящее время внешние подрядчики оказывают услуги общественного питания 200 подразделениям, обслуживающим более 180.000 человек, на сумму 6,5 млрд. рублей (214,87 млн. долларов) в год. Помимо общепита, эти компании отвечают за поддержку прачечных и банных помещений, некоторые военно-транспортные мероприятия, предоставление топливных услуг (в том числе для самолетов) и материально-техническое обеспечение военно-морского флота.
   МО положительно оценивает эти разработки и надеется в будущем расширить их применение. В ходе учений "Восток-2010" впервые были испытаны услуги гражданских подрядчиков в полевых условиях в имитационных боевых условиях.
   Есть также предложения по улучшению качества жизни военнослужащих путем реформирования системы оплаты труда и пособий, сложность которой обеспечивает широкие возможности для злоупотреблений. На момент написания этой статьи было неясно, в какой форме будет проводиться этот капитальный ремонт, но было предложено продолжать значительное повышение заработной платы. Между тем схема, введенная Сердюковым в 2009 году для финансового вознаграждения офицеров, отвечающих определенным критериям, продолжает вызывать коррозию и раскол.
   В 2010 году прием курсантов-офицеров в военные вузы был приостановлен на два года. В каком-то смысле это радикальный шаг для решения проблемы избыточного предложения выпускников младших офицеров, это также попытка "перезагрузить" военное образование, создав пространство для пересмотра учебных планов и реорганизации всей системы. Резко сократится количество учебных заведений: к 2013 году будет сокращено и реорганизовано всего около 70 военных вузов, большинство из которых - "военно-научные центры", ориентированные на отдельные виды вооружения.
   Перевооружение
   Усилия по рационализации системы, с помощью которой российские вооруженные силы приобретают вооружение и технику, по-видимому, продвигаются вперед. В июле 2010 года был назначен заместитель министра обороны по материально-техническому обеспечению (материально-техническое обеспечение Вооруженных сил, МТО), возглавляющий единое новое ведомство, созданное для решения того, что НГШ Макаров назвал проблемами и сбоями координации в закупках, возникшими в результате того, что один заместитель министра материально-технического обеспечения и один - по вооружениям был назначен заместителем министра обороны по материально-техническому обеспечению. Этот шаг положил конец недолговечной Рособоронпоставке - Федеральному агентству по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств, которое было создано бывшим министром обороны Сергеем Ивановым в 2007 году и предназначалось для финансирования и заказа необходимой вооруженным силам техники.
   По-прежнему выдвигались амбициозные планы расходования средств. Первый заместитель министра обороны Владимир Поповкин в середине 2010 года объявил, что финансирование госпрограммы вооружений на 2011-2020 годы будет увеличено на 50%. Помимо стратегических ядерных сил, средства будут потрачены на высокоточное вооружение, автоматизированные системы управления и широкий спектр транспортных самолетов, обеспечивающих быстрое передвижение подразделений по территории России.
   Заявленная цель - отход от давней практики модернизации старых моделей, а также давно назревшее сокращение количества типов на складе - предполагает высвобождение дополнительных средств на закупку совершенно нового оборудования. Но переходящая государственная программа вооружений и ее двоюродный брат - государственный оборонный заказ - редко имели успешные результаты; программа вооружений даже не является обязательной, в отличие от государственного оборонного заказа, который включает в себя финансовые обязательства. Государственная программа вооружений на 1996-2005 годы провалилась через год: к 2000 году темпы ввода "современных" вооружений и техники снизились до 20%. Следующая программа - государственная программа вооружений на 2001-10 годы-была ориентирована на стратегические ядерные силы и также оказалась несостоятельной. Эта последняя государственная программа вооружений на 2011-20 годы, принятая в 2006 году, является четвертой с момента распада Советского Союза.
   Приоритеты развития Вооруженных сил были установлены для того, чтобы:
   * поддержание стратегических сил сдерживания;;
   * закупка высокоточного оружия с информацией о целеуказании с помощью средств космического базирования;;
   * обеспечить Вооруженные силы системами C4I (все подразделения и службы командования C4I должны быть интегрированы в течение двух-трех лет);
   * восстановить запасы военных воздушных перевозок; и
   * рекапитализация Военно-морских сил. Это долгосрочная программа, требующая значительной финансовой поддержки. Предполагается, что Черноморский флот, например, к 2020 году должен приобрести десять новых надводных кораблей (фрегаты проекта 22350) и пять дизельных подводных лодок (класс "Лада", проект 677).
   Согласно официальным заявлениям, в рамках этой программы планируется закупить 1500 новых самолетов и вертолетов (включая истребители-невидимки Т-50, см. вставку С. 176) и 200 зенитных комплексов. Есть надежда, что будет возобновлено производство стратегических авиалайнеров Ан-124, а также желательны закупки самолетов Ил-112, Ил-476, Ил-76М и Ан-70. Планируется, что российские ВВС получат около 400 новых и модернизированных боевых и штурмовых транспортных вертолетов, в том числе Ми-28, Ка-52 и Ми-8. Заключены долгосрочные контракты на поставку 60 самолетов Су-34 и Су-35С. Поставки начались недавно, хотя прогресс идет медленно, и только несколько самолетов и вертолетов были поставлены. Дальнейшие планы включают закупку зенитно-ракетных комплексов С-400 на для пяти батальонов, хотя пока поставлено только два батальона. Между тем, считается, что на вооружение ВВС поступили десять комбинированных зенитно-ракетных комплексов малой и средней дальности "Панцирь-С".
   Государственная программа вооружений на 2011-2020 годы предусматривает выделение МО 19 трлн. рублей (628,09 млрд. долларов), а также 3,5 трлн. рублей (115,7 млрд. долларов) на оснащение других силовых структур. Программа предусматривает ежегодное обновление до 9-11% военной техники и систем вооружения, что позволит к 2020 году обеспечить 70-процентный рост "современных" вооружений и военной техники, за которые выступает Сердюков.
   Однако объем средств, выделяемых на закупку вооружений, неизменно меньше объема, запланированного в государственной программе вооружений. На эту ситуацию особенно влияют прогнозные дефляторы, включаемые Министерством экономического развития и торговли в каждый финансовый год; как правило, эти дефляторы не подтверждаются точным реальным уровнем инфляции.
   Гособоронзаказ на 2010 год составил, по словам премьер-министра Путина, 1,15 трлн. рублей ($38,01 млрд.), а на новую военную технику было потрачено 375 млрд. рублей ($12,39 млрд.). В проекте федерального бюджета на 2011 год и его планировании на 2012-13 годы прогнозируется неуклонное увеличение расходов на национальную оборону с 1,52 трлн. руб. в 2011 году до 1.66 трлн. руб. в 2012 году и 2,1 трлн. руб. в 2013 году.
   До 2005 года информация о средствах, выделяемых в оборонном бюджете на закупку, техническое обслуживание и ремонт, а также на разработку новой военной техники, была включена в отдельное приложение к федеральному бюджету. Но в последующие годы в публикациях данных оборонного бюджета произошел перерыв, во время которого они стали источником обоснованных спекуляций среди военных чиновников и офицеров. Комитет Государственной Думы по обороне уже обнародовал цифры за 2010-13 годы. Такое развитие событий может свидетельствовать о большей открытости в финансировании обороны; с другой стороны, достоверность приведенных цифр неясна, и предмет остается чем-то вроде серой зоны.
   Расходы на закупку, техническое обслуживание и ремонт вооружений (за вычетом НИОКР) составляют 380 млрд. рублей (12,56 млрд. долларов США) в 2010 году, 460 млрд. рублей в 2011 году, 596 млрд. рублей в 2012 году и 980 млрд. рублей в 2013 году. Доля средств, выделяемых на НИОКР, должна снизиться с 22% в 2010 году до 16% в 2013 году, и это уже привело к тому, что МО отменило несколько программ закупок, которые не дали эффективных результатов. Между тем общий объем расходов на вооружение планируется составить 487 млрд. рублей (16,09 млрд. долларов США) в 2010 году, 574 млрд. рублей - в 2011 году, 726 млрд. рублей - в 2012 году и 165 млрд. рублей - в 2013 году.
   Несмотря на эти планы, возможности российской оборонной промышленности по удовлетворению растущего государственного оборонного заказа были поставлены под сомнение, особенно в свете финансового кризиса. Производственные мощности стареют, как и рабочая сила оборонно-промышленного комплекса, и оборонные предприятия сегодня конкурируют за кадры на открытом рынке труда. Более того, высокотехнологичные производственные линии были разработаны лишь в очень немногих случаях. Действительно, некоторые аналитики говорят, что военно-промышленный комплекс выжил только благодаря работе по техническому обслуживанию и модернизации советской техники.
   Одной из ключевых проблем является проблема серийного производства высокотехнологичной оборонной техники. Хотя конструкторские бюро часто способны создавать современные платформы, превращение дизайна в производственную модель может оказаться проблематичным. Правительство пытается создать культуру инноваций путем принятия решения о создании Организации по финансированию передовых и венчурных разработок; есть надежда, что это будет аналогично американскому агентству перспективных оборонных исследовательских проектов.
   Между тем, неспособность отечественной оборонной промышленности выполнить планы военной техники привела к тому, что МО стало закупать иностранную технику, в том числе израильские беспилотные летательные аппараты. Переговоры с Францией о покупке и/или лицензионном производстве вертолетоносцев класса "Мистраль" завершились 24 декабря соглашением между французским и российским правительствами о том, что два корабля будут построены во Франции, а еще два - в России. На момент составления настоящего документа эта сделка не представляла никакой ценности, а вопрос о передаче технологии (относящейся к системам на борту судов) также оставался неясным. В начале 2011 года завод "КАМАЗ" в Татарстане должен был начать выпуск итальянского Iveco LMV M65. Должно быть произведено не менее 500 экземпляров.
   Оценка российских военных расходов
   Оценка реальных масштабов российских военных расходов сопряжена с большими трудностями, не в последнюю очередь из-за последних изменений в представлении бюджетных данных. Если принять за чистую монету официальные ассигнования на национальную оборону на 2009 год - 1,211 млрд. рублей (38,3 млрд. долларов США) - соответствовали 3,1% ВВП, однако, как указано в таблице 13, эта цифра не включает средства, выделяемые на другие военные расходы, такие как пенсии и военизированные формирования, не говоря уже о растущем уровне субсидий, предоставляемых оборонно-промышленному сектору, по которым данные отсутствуют. С учетом этих дополнительных бюджетных ассигнований общие расходы на оборону в 2009 году составили около 1,809 млрд. рублей, или 4,63% ВВП этого года.
   Исходя из преобладающего рыночного обменного курса на 2009 год, заявленные оборонные расходы России составили 38,3 млрд. долларов США, или 57,2 млрд. долларов США с учетом дополнительных расходов. Однако при оценке макроэкономических данных по странам с переходной экономикой рыночный обменный курс обычно не отражает фактическую покупательную способность национальной валюты. Поэтому экономисты используют альтернативную методологию для осуществления конверсии валют, известную как паритет покупательной способности (ППС). Например, в 2009 году ВВП России составил $1,236 млрд. при пересчете по рыночным обменным курсам; однако Международный валютный фонд также подсчитал, что в пересчете на ППС ВВП России в 2009 году был эквивалентен 2,116 млрд. долларов США. Если эта грубая методология будет применена к военным расходам, то общие расходы на оборону в 2009 году подскочат до эквивалента 97,9 млрд. долл.США.
   Примечание: хотя ставки ППС могут быть полезным инструментом для сравнения макроэкономических данных, таких как ВВП, стран, находящихся на разных стадиях развития, поскольку не существует конкретных ставок ППС, применимых к военному сектору, к их использованию в этом контексте следует относиться с осторожностью. Кроме того, нет четкого руководства относительно того, какие элементы военных расходов должны рассчитываться с использованием имеющихся ставок ППС.

   RUSSIA
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []




   Charter 6. ASIA
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 7. АЗИЯ
   СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
   Китай
   Хотя глобальный финансовый кризис наиболее остро ощущался за пределами Восточной Азии, рост оборонного бюджета в Китае замедлился после того, как Пекин забеспокоился о быстром увеличении государственных расходов в 2009 году и начал сдерживать свои расходы. Однако рост оборонного бюджета Китая на 7,5% в 2010 году все еще был больше, чем у большинства других стран. В сочетании с его более мускулистой региональной дипломатией увеличенный оборонный бюджет Китая продолжает вызывать озабоченность по поводу последствий модернизации его обороны. Все чаще эти опасения распространяются за пределы Восточной Азии, поскольку Китай начал в предварительном порядке изучать операции в более отдаленных районах.
   Морская экстраверсия
   2010 год начался с обсуждения дополнительных региональных амбиций Военно-Морского флота Народно-освободительной армии (НОАК), последовавшего за интервью с контр-адмиралом в декабре 2009 года (retd.) Инь Чжоу опубликована на веб-сайте Министерства национальной обороны (МНО). Отставной морской офицер предположил, что этот НОАК могла бы создать первую постоянную заморскую базу Китая в неопределенном месте на Ближнем Востоке. Впоследствии МНО дистанцировалась от этих комментариев, заявив 1 января, что "у Китая нет планов создания заокеанской военно-морской базы". Затем он удалил интервью Инь со своего веб-сайта. Тем не менее, комментарий Инь и последующие дебаты среди китайских военных офицеров и аналитиков по поводу расширяющегося зарубежного развертывания Китая высветили продолжающееся развитие возможностей Пекина по расширению силы. Через два года после того, как НОАК развернула два эсминца и корабль снабжения для борьбы с пиратством в Аденском заливе, она сохраняет флотилию в этом регионе (см. вставку "план развертывания в Аденском заливе", стр. 196). В июле 2010 года она впервые отправила за океан свой относительно новый док-станцию с посадочной платформой типа 071 "Куньлунь-Шань".
   Эти миссии позволили НОАК практиковать деятельность за пределами района действия и, в частности, заниматься такими материально-техническими задачами, как пополнение запасов в океане (RAS), что является ключевым компонентом способности любого военно-морского флота поддерживать силы вдали от дома. Военно-морской флот постепенно расширил свои возможности в этой области, перейдя от стационарных береговых объектов к пополнению запасов с берега на корабль, к ближневодным пополнениям малых судов и, наконец, к океанским с большими кораблями, такими как эсминцы. Способность доставлять топливо, боеприпасы и предметы снабжения в открытом море является сложной задачей для любого военно-морского флота, учитывая трудности поддержания постоянного параллельного курса двух крупных судов на расстоянии, возможно, 50 метров в открытом море. Хотя невозможно оценить, были ли все пополнения полностью успешными, особенно в связи с тем, что некоторые из них были связаны с пополнением торгового флота Китая вертолетами, тот факт, что флотилии продолжали проводить пополнение, указывает на некоторый успех и полезную подготовку. Этот последний вопрос серьезно рассматривается в НОАК, как предложил командующий флотилией материально-технического обеспечения в исследовании 2007 года в РАН, когда он заявил: "Одна минута на сцене занимает десять лет практики сцены.'
   Между тем, существует много иностранных и неофициальных отечественных предположений относительно вероятного использования бывшего советского авианосца "Варяг". Покинув свой специально созданный сухой док в Даляне, северо-восточный Китай, в марте 2010 года - примерно через 12 лет после его покупки - корпус, как сообщается, прошел паровые испытания для проверки своих турбин и труб. Кроме того, в конце 2009 и 2010 годов появились спутниковые и ручные фотографические снимки возможных учебных районов для самолетов-носителей (вариант Су-33, вероятно, будет назван J-15). Они включали макет палубы, трапа и мостика "Варяга" в Ухане, Центральный Китай, и новую взлетно-посадочную полосу в летной школе военно-морских сил в Синчэне, в 20 километрах к югу от Хулудао, в юго-западной провинции Ляонин. Учитывая возраст "Варяга" и продолжающееся отсутствие как движителя, так и руля направления, его наиболее вероятное использование - в качестве учебного судна и для реверс-инжиниринга в поддержку местной программы авианосцев, но установка систем ближнего боя в конце 2010 года оставляет открытой возможность более оперативной роли. Хотя Пекин не обнародовал график строительства авианосцев, в ежегодном докладе Пентагона о военной мощи Китая (в этом году под названием "военные события и события в области безопасности с участием Китайской Народной Республики - 2010") было высказано предположение, что к 2020 году несколько судов будут введены в эксплуатацию.
   Региональная направленность
   Миссия в Аденском заливе и вероятное использование "Варяга" в качестве испытательного стенда для проектирования и эксплуатации авианосцев (а также возможное переконстрирование) являются индикаторами растущей готовности и способности Китая развивать потенциал "голубой воды"; оба они предполагают долгосрочное желание чаще демонстрировать мощь за пределы прибрежного и непосредственного региона Китая. Однако сегодня они не являются главным направлением НОАК. В целом Китай остается региональной державой с региональными проблемами, что было продемонстрировано в 2010 году серией учений, строительными проектами и закупками оборудования. В частности, нерешенный вопрос суверенитета Тайваня и морские споры в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях доминируют в решениях по планированию и закупкам плана.
   Два общевойсковых учения в 2010 году отразили стремление НОАК оказать свое влияние в региональных морях и улучшить их оперативную совместимость. В начале апреля в ходе первых совместных учений по этому 16 военных кораблей всех трех флотов (Северного, Восточного и Южного) прошли в 140 км от японского острова Окинава через канал Баши и направились в Малаккский пролив. Корабли провели боевые стрельбы и противолодочные учения вдоль китайского побережья, в ходе которых флотилии и авиационные полки с многочисленных баз НОАК имитировали атаки на учебный флот. Одновременно с развертыванием подводных, надводных и воздушных сил эти учения предполагали, что НОАК направлена на повышение способности их сил действовать совместно. Однако операции НОАК по совместному обслуживанию еще предстоит испытать в оперативном плане.
   В июле по меньшей мере дюжина военных кораблей из всех трех флотов участвовала в учениях в Южно-Китайском море. С самолетами поддержки JH-7/7А, они включали большинство современных надводных кораблей и подводных лодок: типа 051C Лучжоу; тип 052B Луюань I и типа 052С Луюань II; Типа 054А Jiangkai II и фрегатов; все четыре современных эсминцев и подводных лодок класса Kilo на Восточно-Китайском море флот. Были проведены многочисленные боевые и ракетные испытания. Эти учения получили широкое освещение в национальных средствах массовой информации, и в них приняли участие многие высокопоставленные сотрудники НОАК, в том числе генерал Чэнь Бинде, член Центральной военной комиссии и начальник Главного управления Генерального штаба, который призвал НОАК "уделять пристальное внимание [региональным] ситуациям и быть готовым к военным действиям". На фоне напряженности в отношениях с другими претендентами на острова и морское пространство в Южно-Китайском море эти дальние общевойсковые учения явились четким сдерживающим сигналом. Они продемонстрировали готовность и способность Китая исполльзовать военно-морскую мощь гибким и всеобъемлющим образом. Они также показали, что в настоящее время НОАК оценивает свои возможности в свете более широких вопросов, чем просто потенциальное военное решение тайваньского вопроса.
   В 2010 году силы морской пехоты НОАК провели модернизацию своего оборудования. Оценки показывают, что 1-я бригада морской пехоты получила новейшие боевые машины-амфибии типа 05, в то время как 2-я бригада морской пехоты (164-я бригада) была переоснащена машинами типа 063А, переданными 1-й Морской пехотой. В начале ноября 1-я бригада морской пехоты провела крупное десантно-штурмовое учение "Морской дракон 2010" в Южно-Китайском море. Это включало в себя общевойсковые подразделения из различных родов войск и давало возможность силам морской пехоты продемонстрировать свои возможности 40 иностранным военным наблюдателям.
   Асимметричные возможности
   НОАК отдает себе отчет в том, что она еще не является доминирующей военно-морской державой в западной части Тихого океана, которую все еще удерживает Седьмой флот Соединенных Штатов. По этой причине НОАК продолжала развиваться и демонстрировать возможности отказа в море и ограничения доступа к нему. В июле 2010 года флоты НОАК провели серию учений в ответ на американо-южнокорейские военно-морские учения в Желтом море. Хотя Пекин понимал, что эти двусторонние учения были ответом на предполагаемое потопление Северной Кореей южнокорейского корвета "Чхонан" в марте, он все же возражал против присутствия авианосца George Washington так близко к китайскому побережью. Первые учения были проведены быстроходными ракетно-штурмовыми кораблями типа 022 Houbei 16-й быстроходной ударной флотилии Восточного морского флота. Тип 022, каждый из которых несет восемь противокорабельных ракет большой дальности YJ-83, является важным элементом прибрежной обороноспособности Китая.
   Развитие потенциала противодействия доступу и отказу в доступе к районам является наиболее эффективным с точки зрения затрат способом, с помощью которого Китай считает, что он может сдерживать участие США в региональных непредвиденных ситуациях. Противокорабельные ракеты имеют решающее значение, особенно в Тайваньском проливе, поскольку они потенциально позволяют китайским силам топить или калечить крупные суда с минимальными затратами. Противокорабельные крылатые ракеты НОАК теперь включают в себя как российские, так и национальные системы разработки. Наряду с ракетой "Радуга-3М80" (SS-N-22 Sunburn) с прямоточным реактивным двигателем, которая вооружает российский эсминец класса "Современный", и ракетой "Новатор-3М54" (SS-N-27B Sizzler), установленной на российских подводных лодках класса "Kilo", Военно-морской флот в настоящее время выставляет китайскую противокорабельную крылатую ракету YJ-62 на своих эсминцах типа 052C (Luyang II) в дополнение к менее дальнобойному семейству вооружений YJ-8. Еще один противокорабельный потенциал, который разрабатывает Китай, - это противокорабельная баллистическая ракета наземного базирования. Командующий американским Тихоокеанским командованием заявил в августе 2010 года, что он прошел повторные испытания. Вероятно, модифицированная баллистическая ракета средней дальности DF-21 (CSS-5), если бы она была развернута, была бы единственным типом такого типа, находящимся на вооружении где-либо. Вероятными целями будут авианосцы или крупные военно-морские оперативные группы, хотя используемые в настоящее время системы наведения могут оказаться недостаточными для обеспечения прямого удара по любому конкретному судну.
   Наконец, подводные лодки по-прежнему представляют собой важный аспект продолжающейся стратегии Китая по отказу от моря. В октябре 2010 года было сообщено о возможном гибриде, полученном из классов Yuan и Kilo (типы 041 и 039), что свидетельствует о продолжающемся развитии своих подводных лодок. Роль, предусмотренная для таких подводных лодок, вероятно, будет заключаться в прибрежных операциях, в блокадах или нападениях на более крупные надводные корабли и подводные лодки.
   Мобильные Силы
   НОАК также предпринимает усилия по расширению диапазона операций ВВС; возможности стратегических воздушных перевозок и дозаправки в воздухе по-прежнему ограничены. В октябре 2010 года Военно-воздушные силы Народно-освободительной армии (НОАК) совершили свое самое дальнее развертывание на сегодняшний день, когда четыре истребителя J-11 вылетели в Конью, Турция, чтобы принять участие в двусторонних учениях Anatolian Eagle 2010. Это были первые военные учения между Китаем и одним из членов НАТО, что заставило США выразить опасения по поводу потенциальной передачи технологий и знаний из Турции в Китай, особенно учитывая значительные силы F-16Анкары. В этом случае военный представитель США заявил, что Турция заверила США в том, что она будет "предельно осторожна", чтобы избежать любых таких передач, и "насколько нам известно, американские истребители F-16 не участвовали в учениях". Иран разрешил китайским истребителям и их вспомогательным самолетам Ил-76 право на пролет и заправку в Тебризе. Кроме того, в ходе мирной миссии Шанхайской организации сотрудничества в сентябре 2010 года ВВС США направили в Казахстан четыре бомбардировщика H-6, сопровождаемые двумя истребителями J-10 и самолетом системы предупреждения и управления (АВАКС) KJ-2000. Кроме того, в 2010 году ВВС США и военно-морские силы Народно-освободительной армии сократили вдвое число объявленных учений над Южно-Китайским морем - примерно с дюжины до шести. Вместо этого подразделения береговой авиации провели учения по интеграции с тремя флотами НОАК.
   В 2010 году наземные силы НОАК были сосредоточены на внутренних вопросах, таких как охрана границ, оказание помощи в случае стихийных бедствий и подготовка кадров для операций по обеспечению внутренней безопасности. Важнейшее значение для развития Вооруженных сил имеет расширение возможностей Сухопутных войск по перемещению внутри страны путем использования военной и гражданской транспортной инфраструктуры. Во время таких учений, как Октябрьское дежурство 2010 года, легкие механизированные подразделения перемещались на все большие расстояния по железной и автомобильной дорогам, подвергаясь при этом имитируемым атакам и электронным помехам. Это рассматривается НОАК как лучший способ проверить устойчивость своих наземных подразделений в "современной войне в условиях информатизации", что является основной целью, упомянутой в оборонных белых документах 2004, 2006 и 2008 годов. Между тем использование военно-гражданского транспорта также позволяет НОАК быстрее развертывать некоторые из своих ключевых формирований, что повышает ее способность защищать границы и укреплять контроль в отдаленных регионах. Эти события заслуживают особого внимания, учитывая трудности в использовании стационарных воздушных перевозок в Пограничном районе Гималаев и недостаточный рост возможностей воздушных перевозок. Соглашение 2005 года о закупке 34 транспортных самолетов Ил-76 у России по-прежнему остается неудовлетворенным из-за переговоров о стоимости контракта.
   Гражданские транспортные сети были интегрированы в логистическую инфраструктуру НОАК и могут обеспечить перевозку войск практически без предварительного уведомления. Это резко повысило мобильность наземных формирований НОАК внутри Китая и особенно важно в Южном Тибете, где Цинхай-Тибетская железная дорога может быстро перемещать подразделения из военного района Чэнду в Лхасу или на спорную китайско-индийскую границу. Эти подразделения будут использоваться для усиления относительно немногочисленных формирований, базирующихся в Тибете. Подразделения НОАК в южных военных округах также усилили свои десантные возможности с помощью крупных гражданских судов, таких как паромы ро-ро, что было бы полезно в любом Тайваньском сценарии.
   Меньшие, более подвижные силы
   Для повышения возможностей быстрого реагирования большинство легких механизированных подразделений было перевооружено на колесные боевые машины пехоты. Вспомогательные боевые подразделения также получили новое вооружение, в том числе самоходную 100-мм штурмовую пушку PTL-02 и ЗСУ типа 95, которые в настоящее время находятся на вооружении противотанковых и зенитных батальонов соответственно. Хотя интеграция нового оборудования не всегда оказывалась простой, НОАК все более тесно сотрудничала с промышленностью при вводе новых систем в эксплуатацию. Переход к более мелким и мобильным силам продолжает длительные доктринальные и организационные сдвиги в армии. В конце 1990 - х годов НОАК начала расформировывать десятки тяжелых дивизий и создавать небольшие бригады, создавая ядро более мобильных механизированных и моторизованных формирований. Этот процесс был остановлен в 2003 году из-за отсутствия офицеров, имеющих опыт командования такими формированиями. Однако НОАК с тех пор экспериментировала с "батальонами специального назначения", обычно пехотным батальоном механизированной или моторизованной бригады, специально подготовленным для выполнения специальных задач быстрого реагирования и быстрого развертывания. Эта тенденция к созданию батальонов специального назначения усилилась после публикации в 2006 году нового руководства по военной подготовке и оценке, в результате чего были сформированы "сводные батальоны", т. е. батальонные боевые группы, сформированные из подразделений размером с роту, представляющих до десятка различных родов Вооруженных сил.
   По мнению НОАК, такая реорганизация внутри армии значительно повышает оперативную гибкость, хотя сохраняющаяся непрозрачность Китая в военной сфере затрудняет любую объективную оценку успехов НОАК в адаптации к новой доктрине. Важность концепции батальон-боевая группа подчеркивается использованием элитных подразделений в новых сводных батальонах. Поскольку они могут адаптироваться легче, чем другие, менее подготовленные подразделения НОАК, такие подразделения, как элитная 58-я механизированная бригада (военный район Цзинань) и 1-я бронетанковая дивизия (военный район Нанкин), входят в число тех, кто активно тренируется в новых батальонных боевых группах.
   Новая оперативная концепция НОАК была опробована в ходе сентябрьской Мирной миссии 2010 года в Казахстане, в которой приняла участие батальонная боевая группа, сформированная из легких механизированных подразделений Пекинского военного округа. Бронетанковые, механизированные и авиационные части поддерживались целым рядом артиллерийских, штурмовых орудий, средств радиоэлектронной борьбы и материально-технического обеспечения. НОАК, по-видимому, была более удовлетворена этим устройством, чем ранее испытанными формированиями бригадного уровня, и инициировала широкую подготовку сводных батальонов. Считается, что идея состоит не в том, чтобы сделать эти объединенные батальоны постоянными, а просто позволить подразделениям внутри НОАК формировать специальные боевые группы по мере необходимости, что позволит создать более "модульную" армию. Вновь подготовленные командиры батальонов, которые выйдут из этого процесса, должны также означать, что процесс сокращения большинства оставшихся 38 дивизий до бригад может быть в будущем возобновлен.
   Потребность в более мелких оперативных формированиях обусловлена изменением обстановки в плане безопасности, в которой действует НОАК. Точно так же, как бригадные эксперименты были ответом на окончание советской угрозы, батальонная боевая группа в значительной степени является ответом на беспокойство по поводу внутренних и других низкоинтенсивных угроз. Более мелкие и быстро реагирующие подразделения могут лучше реагировать на внутреннюю нестабильность, а также бороться с кампаниями по борьбе с повстанцами. Переход к более легким и мобильным силам может постепенно ослабить доктринальное предпочтение НОАК тяжелой броне. В настоящее время все дивизии НОАК сохраняют бронетанковый полк, даже легкие подразделения быстрого реагирования, такие как 149-я армия 13-й группы в военном районе Чэнду. Тем не менее региональные различия в использовании бронетехники позволяют военным начальникам признать, что танки не всегда подходят для любых непредвиденных ситуаций, поскольку легкие войска используются в районах с развитой сетью дорог и гусеничными подразделениями на труднопроходимой местности. Например, Объединенные батальоны в военном районе Цзинань обычно включают легкие механизированные подразделения из 58-й бригады с несколькими танками в качестве поддержки, в то время как в военном районе Нанкин - напротив Тайваня - есть много танков и гусеничных боевых машин пехоты.
   Модернизация оборонной промышленности Китая
   Китай нацелен на то, чтобы войти в число ведущих мировых оборонно-промышленных держав. Она обладает многими жизненно важными составляющими успеха: достаточным финансированием, сильной политической поддержкой и избирательным доступом к иностранным технологиям. У него также есть ненасытный клиент в виде Народно-освободительной армии (НОАК). Остается открытым вопрос о том, обладает ли этот бывший бастион автаркического централизованного планирования организационным потенциалом, управленческим опытом, культурой принятия рисков и исследовательским талантом для осуществления устойчивых и передовых инноваций. Однако с конца 1990-х годов предпринимаются согласованные усилия по созданию рыночного и основанного на научных исследованиях режима, который обеспечивал бы дисциплину и конкуренцию, необходимые для развития этих важнейших, но забытых возможностей. Это привело к заметному повышению эффективности, прибыльности и развитию более боеспособного оружия. Поскольку китайские лидеры призывают оборонную промышленность догнать Запад в течение следующего десятилетия, темпы и интенсивность модернизации могут ускориться.
   Вновь обретенный динамизм в оборонной промышленности Китая резко контрастирует с его борьбой за выживание всего лишь десять лет назад. После начала экономических реформ Китая в конце 1970-х годов, когда расходы на оборону были резко сокращены в пользу экономического развития, страна пережила длительный спад. Эта ситуация усугублялась нежеланием консервативных лидеров оборонно-промышленного комплекса сокращать огромные потери, неэффективность и повсеместное устаревание.
   Неспособность оборонной промышленности удовлетворить потребности НОАК в модернизации стала серьезной проблемой безопасности с начала 1990-х годов, когда обострилась напряженность в отношениях между Пекином и Тайванем. НОАК пришлось искать за рубежом, в первую очередь в России, чтобы удовлетворить срочные оперативные потребности, что вызвало значительный испуг среди китайских руководителей. Это в конечном итоге привело к далеко идущим реформам в конце 1990-х годов, направленным на преодоление критических недостатков оборонно-промышленного комплекса. Организационные реформы в конце 1990-х годов позволили НОАК получить первенство в руководстве оборонными НИОКР. Раньше развитие вооружений в подавляющем большинстве определялось оборонно-промышленными интересами, а требования НОАК были второстепенными.
   Главное Управление вооружений (ГУВ), являющееся главным командным органом Генерального штаба НОАК, отвечает за обеспечение удовлетворения потребностей военных конечных пользователей. Созданное в 1998 году, ГУВ быстро зарекомендовало себя как мощный игрок в управлении конкурирующими интересами военных и оборонной промышленности. Один из способов, которым ГУВ смогло утвердить свой авторитет, заключался в том, чтобы искать возможности за рубежом для приобретения потенциала, который наилучшим образом отвечал бы требованиям НОАК.
   Также важна роль ГУВ в координации военной стратегии и доктринального планирования с развитием вооружений и технологий. Оно тесно сотрудничает с Государственным управлением науки, техники и промышленности для национальной обороны (SASTIND), главным государственным регулятором оборонной промышленности.
   Роль корпораций
   Однако рост десяти крупнейших оборонных корпораций Китая приводит к маргинализации оперативной роли SASTIND, которая является остатком системы централизованного планирования. В течение последнего десятилетия эти государственные конгломераты - каждая из контролирующих дочерних компаний насчитывала от нескольких десятков до более чем 100 - стремились трансформироваться из раздутой, убыточной, квазигосударственной бюрократии в рыночные предприятия. Они были сокращены, им было позволено сбросить тяжелое долговое бремя и получить доступ к новым источникам капитала.
   С увеличением оборонных и гражданских заказов за последнее десятилетие эти компании стали высокорентабельными; по оценкам, прибыль оборонной промышленности в 2008 году составила около 45 миллиардов юаней (6,75 миллиарда долларов США), что является самым высоким показателем за всю историю. Авиационный, космический и ракетный секторы, оборонно-электронный и военно-морской секторы больше всего выиграли от роста оборонных закупок, в то время как артиллерийская промышленность выиграла от продажи гражданской продукции, такой как автомобили. В настоящее время эти корпорации осуществляют амбициозную стратегию экспансии с целью стать значительными игроками в мировом оружейном и стратегическом технологическом секторах.
   Ключом к этой стратегии является расширение этих предприятий, чтобы конкурировать с гораздо более крупными западными конкурентами. Слияния и поглощения в последние несколько лет наиболее заметным было слияние в 2008 году двух доминирующих компаний авиационной промышленности в корпорацию авиационной промышленности Китая, которая в настоящее время фактически является монополией. Еще одной важной консолидацией стало поглощение в 2009 году китайской корпорации спутниковой связи China Aerospace Science and Technology Corporation, еще одной ведущей аэрокосмической группой.
   Эти слияния помогут поддержать согласованное стремление оборонной промышленности к экспорту вооружений. Китайские фирмы становятся все более активными на международном рынке вооружений, регулярно посещая оборонные выставки и пользуясь преимуществами глобальной оборонной дипломатии НОАК. Китай добился значительных успехов в продаже конкурентоспособного военного оборудования Пакистану, Египту, Нигерии и другим азиатским и африканским государствам. Между тем некоторые оборонные фирмы также развивают свои отношения по продаже оружия за рубежом, заключая сделки по добыче сырья, такого как драгоценные металлы и нефть, в Африке и Центральной Азии.
   Эти объединенные корпорации являются жизненно важными элементами в стремлении оборонной промышленности стать ведущим инноватором в области оборонных технологий. Во-первых, они теперь владеют и управляют растущим сегментом Национального научно-исследовательского аппарата. Во-вторых, их растущая финансовая мощь позволяет им вкладывать значительные средства в инновации. В-третьих, их сотрудничество с иностранными компаниями и участие на внешних рынках делает их важными проводниками внешних знаний и технологий. В-четвертых, в основных интересах этих фирм поддерживать институциональные механизмы, которые будут защищать их инновации, в частности путем усиления защиты интеллектуальной собственности. Был достигнут скромный прогресс в создании правовых и патентных систем для защиты местных фирм. Однако власти не смогли защитить интеллектуальную собственность иностранных компаний и поддержали несанкционированное копирование и реверс-инжиниринг в случаях, связанных с критическими иностранными стратегическими технологиями, как это было обнаружено российскими оборонными фирмами.
   Оборонные конгломераты также извлекают выгоду из шагов по открытию оборонного сектора для иностранных инвестиций через рынки капитала. Одна из ключевых задач заключается в расширении источников финансирования, имеющихся в распоряжении оборонных предприятий, что позволит уменьшить их сильную зависимость от государства. Китайские официальные лица заявили, что ограниченный доступ к инвестиционным фондам является одним из основных факторов, сдерживающих рост оборонно-промышленного комплекса и технологическую модернизацию. Власти стремятся привлечь отечественные государственные, частные и даже иностранные фирмы для приобретения пакетов акций оборонных предприятий, а также разрешить им котироваться на фондовых рынках. В настоящее время на фондовых биржах Шэньчжэня, Шанхая и Гонконга зарегистрировано более 60 фирм, связанных с обороной.
   Сосредоточьтесь на исследованиях и разработках
   На протяжении большей части своей 60-летней истории оборонный Научно-исследовательский аппарат подвергался далеко идущей перестройке и расширению с целью преодоления серьезных организационных, управленческих и оперативных проблем, которые подрывали его способность вести высококачественную работу. Развитие надежной системы оборонных НИОКР является одним из главных приоритетов среднесрочного и долгосрочного плана развития оборонной науки и техники на 2006-2020 годы, в котором подчеркивается несколько ключевых целей:
   * Передача прав собственности и финансирования ключевых частей контролируемого государством оборонного Научно-исследовательского аппарата десяти ведущим оборонным конгломератам страны. Основные цели этой реформы включают в себя: снижение зависимости научно-исследовательского аппарата от государственного финансирования; увеличение инвестиций, которые фирмы направляют на НИОКР, особенно в прикладные и коммерческие разработки; а также ускорение эксплуатации и коммерциализации собственной продукции НИОКР.
   * Создание разветвленной оборонно-лабораторной системы, способной проложить путь к долгосрочным технологическим прорывам. Было создано около 90 научно-исследовательских лабораторий, принадлежащих оборонной промышленности и НОАК. Однако отсутствие опытных и высокорейтинговых научных кадров означает, что эти лаборатории все еще не в состоянии проводить высококачественные НИОКР.
   * Разрушение барьеров, которые отделяли оборонную научно-исследовательскую систему от остальной Национальной научно-исследовательской базы, и установление тесных связей с университетами и гражданскими научно-исследовательскими институтами. За последние несколько лет был достигнут значительный прогресс, и многие ведущие научно-исследовательские учреждения, такие как Университет Цинхуа, создали спонсируемые исследовательские центры вместе с оборонным сектором. Большие суммы были также вложены в модернизацию исследовательских стандартов научно-технических университетов, находящихся непосредственно под контролем НОАК и оборонно-промышленного комплекса.
   С начала XXI века была предпринята крупная инициатива, направленная на установление тесных связей между гражданской и оборонной экономикой, с тем чтобы оборонная промышленность могла получить доступ к более развитым гражданским секторам. Это привело к появлению скромных функциональных и географических очагов гражданско-военной активности. Электроника, информационные технологии, высокие технологии и автомобилестроение были в авангарде, особенно благодаря усилиям корпорации China Electronics Technology Group, входящей в десятку крупнейших оборонных конгломератов, а также негосударственных фирм, таких как Huawei Technologies и Zhongxing Telecommunications Equipment. Такие города, как Мяньян в провинции Сычуань, были отнесены к военно-гражданским научно-техническим зонам из-за концентрации в них отраслей промышленности со значительным потенциалом в таких областях, как оптические технологии, композитные материалы, космические и авиационные технологии. Но гражданско-военная интеграция в целом едва ли проникла в китайскую экономику: по оценкам, менее 1% гражданских высокотехнологичных предприятий страны участвуют в оборонной деятельности.
   Отношения с Россией
   Китайская оборонная промышленность была полу-парией в мировой оборонной промышленности с конца 1980-х годов, когда западные страны ввели санкции после инцидента на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Это эмбарго, по-видимому, будет продолжаться и в обозримом будущем, поскольку в последнее время стратегические проблемы, особенно в Соединенных Штатах, связаны с растущей военной мощью Китая.
   Однако Пекин сумел обойти это эмбарго, установив тесные отношения с Россией, которая с начала 1990-х годов была главным источником военной техники, оборудования и знаний, и это был плодотворный брак по расчету для обеих стран. В 1992-2009 годах Китай приобрел у России вооружения и оборонные технологии на сумму свыше 30 миллиардов долларов США, и это сыграло жизненно важную роль в повышении качества модернизации как НОАК, так и оборонной промышленности. Эти продажи также помогли выжить российской оборонной промышленности.
   Хотя самодостаточность является часто выраженной целью в целях модернизации оборонных технологий и оборонно-промышленного комплекса Китая, это долгосрочное стратегическое стремление. Оперативный фокус в течение следующих двух десятилетий заключается в реализации двухплановой стратегии развития-приобретении и поглощении иностранных технологий, которые одновременно дополняют и поддерживают отечественные оружейные НИОКР. с 1990-х годов оборонная промышленность использовала несколько подходов к разработке российских и других зарубежных продуктов и процессов, начиная от готовых закупок и заканчивая лицензированным производством. Последнее позволяло передавать технологии и производственные процессы, которые по меньшей мере на поколение опережали существующие китайские технологии.
   Подход, который открывает наибольшие возможности для передачи технологий и развития отечественного промышленного потенциала, - это совместное проектирование и разработка. Россия была готова осуществлять некоторые совместные проекты с Китаем, чтобы сохранить тесные оборонно-технологические связи с ценным заказчиком. Однако Москва также обеспокоена тем, что слишком интенсивное совместное развитие позволит китайской оборонной промышленности ускорить свою работу и быстро догнать уровень российских оборонных технологий.
   Опасения России по поводу намерений Китая подтвердились, когда выяснилось, что китайская оборонная промышленность изначально производила российские системы вооружения путем несанкционированного обратного инжиниринга и замены российских компонентов китайскими деталями. Такие платформы, как истребитель Су-27 и передовые оборонно-электронные системы, как РЛС и системы передачи данных для эсминца "Современный II 956Е", а также радиолокационные системы "Фрегат М2ЕМ 3D" и "Минерал-МЕ", были успешно скопированы Китаем.
   Китайская оборонная промышленность, по-видимому, сделала реверс-инжиниринг центральным принципом своего подхода к развитию в ближайшей перспективе, что привело к падению продаж российских вооружений Китаю после 2007 года. Помимо незаконного реверс-инжиниринга, китайские военные, оборонно-промышленные и гражданские разведывательные службы настойчиво добивались доступа к секретным иностранным технологиям и знаниям с помощью тайных средств.
   Основные источники слабости
   Несмотря на прогресс в обновлении китайской оборонной промышленности, сохраняются серьезные структурные недостатки, которые могут помешать достижению цели сокращения технологического разрыва с Западом. Одной из важнейших проблем является повсеместное дублирование и балканизация промышленных и исследовательских объектов. В оборонной промышленности насчитывается около 1400 крупных и средних предприятий, на которых занято более 1,6 миллиона рабочих; они разбросаны по всей стране, особенно в глубинке, и часто имеют устаревшие производственные и научно-исследовательские характеристики. Интенсивное соперничество, местный протекционизм и огромные географические расстояния означают, что между этими объектами существует незначительное сотрудничество или координация, что препятствует экономии за счет масштаба и препятствует консолидации.
   Слабые звенья в важнейших технологических подсекторах сдерживают более широкий прогресс. Одной из самых больших проблем остается авиадвигателестроение, которое борется за разработку и производство современных высокоэффективных силовых установок, необходимых для оснащения военных самолетов нового поколения. Это вынудило оборонную промышленность и военно-воздушные силы Народно-освободительной армии зависеть от импортных российских двигателей для китайских истребителей J-10 и J-11.
   Среднесрочные и долгосрочные планы развития
   Китайская оборонная промышленность совместно с НОАК разработала крупные планы по руководству развитием вооружений, технологий и промышленности на ближайшие пять-десять лет. Они включают в себя 12-ю пятилетнюю оборонную научно-техническую программу, разработанную SASTIND и охватывающую 2011-15 годы. В нем содержатся подробные программные и закупочные руководящие принципы для проектов, которые находятся на продвинутой стадии разработки и, как ожидается, вскоре будут готовы к эксплуатации. Эти планы также включают в себя отмеченный ранее ОДП на 2006-20 годы, который сосредоточен на руководстве основными и прикладными НИОКР, связанными с обороной. Наряду с этим существует еще один среднесрочный и долгосрочный план развития науки и техники на тот же период, который также включает военные проекты. Главная цель этих двух национальных планов состоит в том, чтобы в течение ближайших десяти-пятнадцати лет достичь технологического уровня ведущих мировых военных держав.
   Три из 16 приоритетных технологических разработок MLDP являются неназванными секретными военными проектами. Ряд других проектов, реализуемых под руководством оборонно-промышленного комплекса, потенциально могут иметь двойное применение. Они включают в себя ядерный реактор нового поколения и 150-местный гражданский авиалайнер, который является попыткой Китая сломать дуополию, которой пользуются США и Европа в коммерческой авиации.
   Одним из главных приоритетов развития 12-й пятилетней программы является создание истребителя нового поколения. Хотя китайские авиаконструкторы утверждают, что они способны создать платформу, столь же технологически сложную, как американские истребители пятого поколения F-22 и F-35 (стелсом, супер-круиз и с активным электронно-сканирующим радаром), более вероятно, что китайский истребитель будет ближе к самолетам 4,5-го поколения, таким как французский Rafale, шведский Gripen или Eurofighter Typhoon.
   Это суждение связано с тем, что китайская оборонная промышленность до сих пор не обладает знаниями и опытом, необходимыми для разработки композитных материалов, необходимых в технологии стелс, в то время как ей еще предстоит начать серийное производство собственных высокоэффективных турбовентиляторных двигателей, таких как WS-10. Без обширной иностранной помощи опыт китайской оборонной промышленности показывает, что у нее мало шансов совершить необходимые технологические прорывы для производства истребителя пятого поколения в течение следующего десятилетия. Более надежной и плодотворной стратегией на ближайшую и среднесрочную перспективу является постепенная модернизация J-10, которая, как представляется, уже происходит.
   Китайская оборонная промышленность уверенно продвигается вперед, чтобы в ближайшие два десятилетия стать ведущим мировым игроком. Эта траектория будет продолжаться до тех пор, пока Национальное руководство будет привержено созданию оборонной промышленности мирового уровня, финансирование будет оставаться обильным, а спрос конечных потребителей - высоким. Скорее всего, это произойдет даже тогда, когда новое поколение лидеров придет к власти в 2012-13 годах; мнение о том, что наличие собственного инновационного потенциала мирового уровня имеет решающее значение для долгосрочной национальной безопасности и экономической конкурентоспособности Китая, широко распространено среди политического и военного руководства Китая. Нынешний подход Китая, как представляется, предполагает избирательное нацеливание критических областей на ускоренное развитие, в то время как остальная часть оборонной промышленности развивается медленнее. Но по мере того, как страна становится все более процветающей и технологически способной, а ее интересы в области безопасности становятся все более глобальными и сложными, эта целенаправленная стратегия может быть расширена.
   Тайвань
   Повышение потенциала Народно-освободительной армии (НОАК) вызывает озабоченность Тайваня, особенно в связи с тем, что он больше не может позволить себе конкурировать с быстрой военной модернизацией Китая. Сдерживаемый обострением китайско-американских отношений, Тайвань изо всех сил пытается добиться от Вашингтона желаемого для него силового потенциала. Заявки на восемь дизель-электрических подводных лодок, датируемых 2001 годом, и на 66 истребителей F-16C/D, датируемых 2006 годом, не были выполнены, несмотря на сделку в размере 6,4 миллиарда долларов США, одобренную администрацией Обамы в январе 2010 года. Тайваньские силы из 88 F-5 должны быть сняты в 2014 году, оставив его полагаться на 146 истребителей F-16A/B и 57 истребителей Mirage, а также на свои 128 истребителей-штурмовиков Ching Kuo и учебно-боевых Tzu Ching. В феврале 2010 года разведывательная оценка Министерства обороны США утверждала, что фактическое число эксплуатируемых самолетов было намного меньше, учитывая возраст F-5 и отсутствие запасных частей для Mirage.
   Соглашение от января 2010 года, которое было частью пакета 2001 года, согласованного тогдашним президентом Джорджем Бушем, было сосредоточено на оборонительных и асимметричных системах, включая 60 вертолетов Sikorsky UH-60M Black Hawk, второй этап программы Po Sheng C4ISR/Link 16, два тральщика класса Osprey, системы ПВО Patriot Advanced Capability (PAC-3) и противокорабельные ракеты Harpoon. Никаких средств на покупку дизель-электрических подводных лодок не выделялось. В октябре правящий Гоминьдан заявил, что может попытаться отложить поставку батарей PAC-3 (с 2014 по 2017 год) и Black Hawks (с 2016 по 2019 год) из-за бюджетных ограничений. Остальные системы ждут доставки. (Тайваньский запрос на F-16, сделанный в 2006 году, до сих пор не получил положительного ответа от США.)
   Политические и бюджетные трудности, с которыми сталкивается Тайвань при покупке импортных крупных систем вооружений, означают, что военные вместо этого начали переходить к более мелким, более гибким, высокотехнологичным силам, стремясь сорвать любое потенциальное китайское вторжение. Тайваньские вооруженные силы проходят тот же процесс реформ, что и китайские, развивая асимметричные возможности для сдерживания гораздо более крупного конкурента.
   Наиболее наглядным примером таких возможностей является быстроходный патрульный ракетный корабль "Кван Хуа-6", первая эскадрилья которого была введена в строй в мае 2010 года. К 2012 году будут введены в строй три эскадрильи из десяти лодок, каждая из которых будет вооружена четырьмя противокорабельными ракетами "Сюн Фэн-2Э". Заменяя стареющие катера класса Hai Ou, Kwang Hua 6 предназначен для нанесения ударов в прибрежных водах, чтобы нарушить судоходство аналогично быстроходным патрульным судам Китая типа 22.
   Администрация Ма ин Чжоу планирует к 2014 году преобразовать вооруженные силы в полностью добровольческие вооруженные силы. Для того чтобы высвободить финансирование для этого изменения, численность личного состава сократится примерно с 290.000 до 215.000 человек, что закрепит переход к более мелким высокотехнологичным силам. Согласно оценке Министерства национальной обороны за март 2010 года, все добровольческие силы численностью 215.000 человек увеличат расходы на персонал примерно на TWD$4,2 млрд. (133,33 млн. долл.), что составляет небольшую долю от общего бюджета 2010 года в размере TWD$292,9 млрд. (9,29 млрд. долл.).
   Поскольку оборонный бюджет Китая, вероятно, будет увеличиваться соразмерно экономическому росту, такие бюджетные трудности еще больше затруднят Тайбэю конкуренцию с военным развитием Пекина. Потенциальные политические трудности в закупке передовых американских систем вооружения из-за деликатности китайско-американских отношений, особенно в связи с запросом F-16, еще больше осложнят ситуацию.
   Северная Корея
   По численности личного состава объединенная корейская народная армия (КНА), включающая армию, Военно-морской флот, Военно-воздушные силы, артиллерийское бюро и силы специальных операций, занимает четвертое место в мире, уступая силам Китая, Соединенных Штатов и Индии. Примерно 5% предполагаемого населения в 24 миллиона человек служат в качестве активного персонала. И эти силы оснащены значительным арсеналом военной техники, в том числе значительными силами баллистических ракет, включающими баллистические ракеты малой дальности "Scud Б/С" и средней дальности "No-dong". Пхеньян также занимается разработкой ракет большой дальности, включая космические ракеты-носители и межконтинентальные баллистические ракеты. КНА располагает возможным запасом в 2 500-5.000 тонн химического оружия, активной программой исследований в области биологической войны и достаточным количеством плутония для производства четырех-восьми боеголовок. Северная Корея является распространителем баллистических ракет, технологий, связанных с ядерным оружием, и, возможно, химического оружия. Она продолжает проводить провокационные военные и разведывательные операции против Южной Кореи.
   По оценкам, 70% сухопутных сил КНА и 50% военно-воздушных и военно-морских сил дислоцируются в пределах 100 км от демилитаризованной зоны (ДМЗ), которая с 1953 года является буферной зоной между Северной и Южной Кореей. Эти передовые силы защищены сетью из более чем 4000 подземных сооружений и укрепленных артиллерийских объектов. (В стране насчитывается более 11.000 подземных сооружений). Такое передовое развертывание и укрепленные позиции дают КНА возможность начать вторжение в Южную Корею с минимальной подготовкой или глубоко защищать ДМЗ и западное побережье.
   Но какими бы впечатляющими ни были эти характеристики и возможности, они опровергают тот факт, что общие обычные возможности КНА снизились за последние 20 лет из-за экономического коллапса страны после падения Советского Союза. Но КНА остается мощной военной угрозой для Южной Кореи и Японии из-за ее постоянных изменений доктрины; склонности к риску; и акцента на асимметричных возможностях, включая информационную войну, баллистические ракеты, артиллерию дальнего действия, Силы специальных операций, миниатюрные подводные лодки и ядерное и химическое оружие.
   В ответ на операцию "Буря в пустыне" в Ираке в 1991 году КНА начала всестороннее изучение современных боевых операций США и коалиции, чтобы понять, какие уроки можно извлечь для ее сил и операций на Корейском полуострове. Эта, казалось бы, ограниченная цель быстро расширилась после операций союзных сил в Косово в 1999 году, Несокрушимой свободы в Афганистане в 2001 году и Иракской свободы в 2003 году. Изучение этих операций привело к серии стратегических обзоров, в которых недвусмысленно подчеркивалась важность асимметричной силы в противодействии потенциалу США и Южной Кореи во время любой будущей войны на Корейском полуострове. Были инициированы изменения в доктрине, которые акцентировали внимание на небольших, более мобильных оперативных организациях сухопутных войск, дальнобойной и ракетной артиллерии, баллистических ракетах, потенциале резервных сил, "радиоэлектронной разведке" и Силах специальных операций. Это привело к самой масштабной структурной реорганизации КНА с 1960-х годов.
   Изменения в структуре сил включали: реорганизацию двух механизированных корпусов, одного танкового корпуса и одного артиллерийского корпуса в дивизии для обеспечения большей оперативной гибкости; приобретение и развертывание новых танков, таких как модели "Чонма" (возможно, производные от Т-62) и "Покпун" (возможно, производные от Т-62/Т-72), а также самоходных артиллерийских систем дальнего действия, таких как 240-мм реактивные системы залпового огня и 170-мм самоходные орудия; продолжение производства и развертывания баллистических ракет; а также реструктуризацию и модернизацию резервных сил и структуры командования тыла.
   Однако, вероятно, двумя наиболее значительными изменениями стали рост возможностей ведения радиоэлектронной разведки, а также Сил специальных операций КНА. Еще до этих организационных изменений КНА развернула одну из крупнейших в мире Сил специальных операций. Изменения, произошедшие за последнее десятилетие, привели к тому, что существующие дивизионные батальоны легкой пехоты были преобразованы в полки, а семь пехотных дивизий реорганизованы в дивизии легкой пехоты специальных операций. Городское, альпинистское и ночное обучение было расширено для всех подразделений специальных операций. Однако, поскольку эти силы состоят из различных подразделений, предположительно с различной степенью подготовки и качеством оснащения, остается неясным, сколько из этих сил можно считать "особыми", как этот термин понимается другими военными.
   Идея "радиоэлектронной разведывательной войны" была задумана в стратегических обзорах после операции "Буря в пустыне". КНА описала его как новый вид боевых действий, суть которого заключалась в разрушении или уничтожении компьютерных сетей противника - тем самым парализуя командование и управление. Хотя на первый взгляд это может показаться аналогом информационной войны, понимание КНА, по-видимому, включает элементы разведки, криптоанализа (т. е. взлома кодов), сбора разведывательных данных, радиоэлектронной борьбы и дезинформационных операций. Во время любого будущего конфликта КНА, вероятно, будет использовать возможности информационной войны как для защиты структуры C4ISR Северной Кореи, так и для нападения на структуры Южной Кореи, США и Японии. Тем временем КНА расширила свои возможности в области радиоэлектронной борьбы за счет внедрения модернизированного оборудования ELINT (электронная разведка), глушителей (таких как средства связи и GPS) и радаров. Кроме того, считается, что для противодействия южнокорейским и американским средствам радиоэлектронной борьбы была применена усиленная система управления огнем на основе оптического прицела.
   Военная угроза, исходящая от Северной Кореи, усугубляется ее склонностью к рискованным провокациям. Напряженность на Корейском полуострове усилилась в 2010 году в результате Торпедирования Северной Кореей 26 марта южнокорейского корвета "Чхонан", в результате чего погибли 46 моряков (см. раздел "Южная Корея"), а также в результате обстрела южнокорейского острова Енпен 23 ноября. Последнее привело к гибели четырех южнокорейцев (двух морских пехотинцев и двух гражданских лиц), когда несколько снарядов попали в военный объект. Другие были ранены.
   Этот инцидент выявил еще одну потенциальную слабость обычного военного потенциала Северной Кореи. Южнокорейские военные сообщили, что из 170 снарядов, выпущенных с севера, около 80 (то есть менее половины) упали на остров. Северокорейская армия имеет около 13.000 артиллерийских орудий (не считая минометов), и логично было бы предположить, что артиллерийские батареи будут иметь подробные координаты многих южнокорейских и американских установок. Поэтому, если так много снарядов не попали в цель, суждения о северокорейском потенциале (часто основанные только на цифрах) должны быть более тонкими.
   Директор Национальной разведки США выразил сомнения по поводу возможностей Северной Кореи в своей ежегодной оценке угрозы 2010 года, когда он говорил о "растущем отвлечении военных на поддержку инфраструктуры, негибком руководстве, коррупции, низком моральном духе, устаревшем оружии, слабой логистической системе и проблемах с командованием и контролем". Но хотя обычные возможности Пхеньяна могут быть ниже, чем предполагают исходные данные, нельзя забывать о его растущем асимметричном потенциале. К ним относятся его ракетные войска и ядерная программа, которая в ноябре 2010 года была драматически продемонстрирована, включив в себя современный завод по обогащению урана с 2000, по-видимому, с центрифугами второго поколения. На неустойчивость ситуации влияют и усугубляют ее три политических фактора: национальная политика, известная как Сонгун, или "Первый военный"; выдающееся положение Национальной комиссии обороны; и продолжающийся переход власти от Ким Чен Ира к его 27-летнему сыну Ким Чен Ыну, иногда называемому "блестящим товарищем" или "генералом Утренней Звезды". Созданная Ким Чен Иром в 1995 году, политика "сначала военные" ставит КНА и ее руководство в центр власти и распределения ресурсов в Северной Корее.
   Вершиной власти в Северной Корее является Национальная комиссия обороны (NDC), состоящая из 12 членов, председателем которой является Ким Чен Ир. При минимальном вмешательстве со стороны инфраструктуры среднего уровня члены комиссии контролируют политические, экономические, военные и разведывательные ресурсы и возможности Северной Кореи. Начальная фаза перехода от Ким Чен Ира к Ким Чен Ыну, по-видимому, была задана дебютом сына в сентябре 2010 года в качестве новоиспеченного четырехзвездного генерала и заместителя председателя Центральной военной комиссии правящей Рабочей партии Кореи (ВКП). Однако вопрос о престолонаследии оказывал влияние на маневры элиты КНДР в течение последних десяти лет и будет продолжать доминировать на внутриполитической арене в течение многих лет.
   Наиболее значительные организационные изменения в 2009-10 годах произошли в сфере разведки и внутренней безопасности. Среди этих изменений разведывательное бюро северокорейских военных было реорганизовано в Главное разведывательное бюро (РГБ) путем поглощения Оперативного бюро ВКП и управления ? 35. Южнокорейская разведка утверждает, что РГБ была ответственна за потопление "Чхонана" в июле 2010 года (некоторые аналитики говорят, что это была карликовая подводная лодка класса Yeono)
   Южная Корея
   Обмен артиллерийским огнем между Вооруженными силами Северной и Южной Кореи 23 ноября 2010 года выявил проблемы в точном наведении некоторых артиллерийских запасов Северной Кореи (см. предыдущий раздел). Но - как и потопление южнокорейского военно-морского корабля "Чхонан" в марте - это также вызвало вопросы о реакции Сеула. После потопления "Чхонана" запланированная передача оперативного контроля военного времени от США южнокорейским силам была отложена на три года. После ноябрьского обстрела министр обороны Ким Дэ Чжун был вынужден уйти в отставку, и правила ведения боевых действий в Южной Корее были изменены.
   Вопросы о военной направленности Республики Корея (РК) впервые были подняты после 26 марта, когда корвет типа "Чхонан" был потоплен в районе острова Бэкнен, недалеко от Северной пограничной линии (спорной морской границы с Северной Кореей). Сорок шесть из 104 членов экипажа погибли, когда взрыв расколол судно пополам. Причина взрыва поначалу оставалась неясной. Но после того, как судно было поднято и изучено международной комиссией, отчет, опубликованный 20 мая, обвинил ударную волну и пузырь высокого давления, вызванные северокорейской торпедой CHT-02D. В докладе комиссии говорилось, что торпеда взорвалась в трех метрах от корпуса, фактически сломав заднюю часть корабля. Пхеньян продолжает отрицать свою причастность к этому нападению.
   Это потопление высветило возможные слабые места в потенциале южнокорейской противолодочной обороны (ПЛО). В своем недавнем стремлении океанского военно-морского флота, способных действовать в открытом море, в РК было сосредоточено на ввод в эксплуатацию крупных капитальных кораблей, включая вертолетный док Dokdo-класса в 2007 году, шесть эсминцев KDX-II (Chungmugong Yi Sunshin) от 2003-08 и два крейсера KDX-III (Sejong the Great) в 2007 и 2010 годах (три были заказаны в общей сложности). За последнее десятилетие не было введено в эксплуатацию ни одного нового надводного судна, ориентированного на ПЛО, будь то корвет или фрегат. Фактически с июня 2009 года были выведены из эксплуатации три корвета класса "Donghae" с противолодочными средствами.
   Хотя три из возможных девяти подводных лодок KSS-2 (немецкие Тип 214) были введены в эксплуатацию в прошлом десятилетии, а новый класс фрегатов будет введен в эксплуатацию с 2011 года, в последние годы акцент был сделан на более крупных кораблях с противовоздушной обороной или десантной ролью. По словам Ким Хи Санга, бывшего главы Национальной комиссии по чрезвычайному планированию, "из-за плана военно-морского флота голубой воды акцент сместился с северокорейского флота".
   Однако инцидент в Чхонане вновь привлек внимание к угрозе с севера в целом, а также к угрозе со стороны подводных лодок и средств защиты на море в частности. 24 мая Военно-морской флот признал, что он приступил к серийному производству ракеты-торпеды "Hong Sangeo" класса "корабль-подводная лодка" для использования на платформах KDX-II и KDX-III; 70 двухступенчатых противолодочных ракет были заказаны в 2009 году. Через два дня Кабинет министров одобрил выделение 35,2 млрд. вон (30,2 млн. долларов США) на закупку оборудования связи, гидролокатора, систем звукового наблюдения и 3D-радара. Ожидается, что оборонный бюджет на 2011 год будет в значительной степени ориентирован на меры по противодействию северокорейским асимметричным угрозам, а также на артиллерию и подводные лодки. Общее совершенствование структуры сил будет направлено на выполнение существующего плана оборонной реформы 2020 года.
   Оборонный бюджет на 2010 год в размере 29,6 трлн. вон (25,45 млрд. долларов США) увеличился на 3,6% по сравнению с предыдущим годом, в то время как бюджетные ассигнования на программу совершенствования вооруженных сил на 2010 год в размере 9,1 трлн. вон (7,82 млрд. долларов США) увеличились на 5,7%. В рамках этой программы ожидаются основные инвестиции в РЛС раннего предупреждения о баллистических ракетах, эсминцы Aegis, самолеты F-15K и SAM-X, реактивные системы залпового огня нового поколения (РСЗО) и боевую машину пехоты К-21. Сообщалось, что правительство добивается увеличения бюджета на 2011 год в размере 31,2 трлн. вон (27,51 млрд. долларов США), что будет на 6% больше показателя 2010 года.
   Упражнения сразу же после потопления "Чхонана" были сосредоточены на улучшении возможностей ПЛО. С 4 по 9 августа в Желтом море (также известном как Западное море) прошли крупнейшие в истории южнокорейские учения по ПЛО, в которых приняли участие около 4500 человек личного состава, 29 кораблей и 50 боевых самолетов. 24-28 июля в Японском море (Восточное море) прошли американо-южнокорейские учения "Invincible Spirit", опять же с акцентом на противолодочные и боевые действия против муляжа северокорейской подводной лодки. Дальнейшие американо-южнокорейские учения по ПЛО проходили с 27 сентября по 1 октября, на этот раз в Западном море, хотя и далеко к югу от Северной пограничной линии.
   Ежегодные совместные учения "Hoguk" между США и Южной Кореей должны были начаться 23 ноября, первоначально в них участвовали около 70.000 южнокорейских военнослужащих, а также 31-я экспедиционная группа морской пехоты США и 7-я воздушная армия. Однако американские морские пехотинцы вышли из учений за неделю до этого, заявив о конфликте в расписании. Пхеньян возражал против этих учений, которые он расценивает как подготовку к нападению на свою территорию.
   Во второй половине дня 23 ноября, в то время как южнокорейские огневые учения шли полным ходом, Северная Корея произвела 170 выстрелов в сторону острова Енпен. Восемьдесят из них нашли свою цель, убив четырех южнокорейцев (двух морских пехотинцев и двух гражданских лиц) и ранив 18 человек. В ответ шесть 155-мм самоходных орудий K-9 выпустили по Енпенгу 80 снарядов. Кроме того, были уничтожены шесть самолетов F-15. На момент подготовки настоящего доклада Министерство национальной обороны отказалось подтвердить, сколько снарядов было выпущено по территории Северной Кореи.
   К тому времени Ким Дэ Чжун уже был вынужден уйти с поста министра обороны на фоне критики его действий в связи с инцидентом и критики существующих правил ведения боевых действий, которые требовали одобрения администрации президента, прежде чем самолеты могли начать контратаки. После того как Ким Кван Чжин был назначен новым министром обороны, были объявлены значительные изменения в правилах ведения боевых действий. В будущем, по словам министра обороны, Юг будет развертывать различное оружие и использовать разные уровни реагирования в зависимости от целей, которым угрожает Северная Корея. "Правила ведения боевых действий, которые мы имеем сейчас, могут быть довольно пассивными, поскольку они направлены на предотвращение эскалации, поэтому было решено разработать новый набор правил, основанный на новой парадигме противодействия провокациям Севера", - сказал пресс-секретарь президента Ли Мен Бака.
   Наряду с пересмотром правил ведения боевых действий Сеул укрепил свою оборону на пяти островах в Западном море вблизи спорной морской границы, включая Енпен и Бэкнен. Планы с 2006 года по сокращению численности морской пехоты на пяти островах Западного моря были отменены, и для уже находившихся там 4000 военнослужащих было заказано подкрепление. Огневая мощь также была настроена на увеличение, с дальнейшим развертыванием K-9 в Енпенге, 105-мм гаубицы на острове будут заменены новыми К-9 и еще большим количеством оружия. США и Южная Корея также объявили об очередных военно-морских учениях в Западном море с 28 ноября по 1 декабря, в которых участвовала авианосная ударная группа USS George Washington; это прошло без инцидентов.
   Перед тем как покинуть министерство обороны в ноябре, Ким Дэ Чжун встретился с министром обороны США Робертом Гейтсом на 42-м консультативном совещании по вопросам безопасности, чтобы обсудить детали будущего оборонного сотрудничества. Эта встреча, состоявшаяся 8 октября, была основана на дискуссиях между президентом США Бараком Обамой и президентом Ли Мен Баком на саммите G20 в Торонто в июне, в ходе которых передача оперативного контроля военного времени от США южнокорейским силам была отложена до декабря 2015 года.
   Хотя оперативный контроль в мирное время был передан южнокорейским силам в 1994 году, передача оперативного контроля в военное время (ОПКОН) в 2012 году не планировалась. Но генерал Уолтер Шарп, командующий американскими войсками в Корее, сказал в начале июля: "если бы переход ОПКОН произошел в 2012 году, силам РК пришлось бы полагаться на некоторые возможности США по наведению мостов. "Корректируя перенос на 2015 год - в плане под названием Strategic Alliance 2015 - Южная Корея будет иметь " время для размещения многих критических органических систем в [своем] плане оборонной реформы, чтобы возглавить войну", - заявил Шарп. США также заявили, что этот план "охватывает широкий спектр других инициатив, включая разработку новых военных планов, пересмотр военных организационных структур и определение сроков перемещения американских войск к югу от Сеула".
   Заключительное коммюнике Октябрьского консультативного совещания по безопасности "вновь подтвердило неизменную приверженность США обеспечению и укреплению расширенного сдерживания для РК, используя весь спектр военных возможностей, включая американский ядерный зонт, обычный удар и возможности противоракетной обороны". Кроме того, госсекретарь Гейтс и министр Ким договорились институционализировать Комитет по политике расширенного сдерживания в качестве механизма сотрудничества для повышения эффективности расширенного сдерживания.
   Тем временем американские войска в Корее продолжали менять организационную структуру и передислоцировать часть американских войск к югу от демилитаризованной зоны (как отмечалось в предыдущих выпусках "Военного баланса"). Командование Сухопутных войск США в Корее стало командованием Сухопутных войск США (double-hattd with Combined Forces Command), в то время как 8-я армия должна была перейти от командования армейского компонента обслуживания к оперативному штабу боевых действий в качестве полевой армии.
   Япония
   Ожидалось, что оборонная политика Японии изменится после того, как Демократическая партия Японии (ДПЯ) победила Либерально - демократическую партию (ЛДП) на выборах в сентябре 2009 года, что положило конец 50-летнему почти непрерывному правлению ЛДП. Однако уже через год после прихода к власти новой администрации оборонная политика ДПЯ мало чем отличается от политики ее предшественника, и действительно, первый премьер-министр ДПЯ Юкио Хатояма был вынужден уйти в отставку в июне 2010 года из-за своей неспособности изменить статус-кво на острове Окинава. Несчастные случаи, преступность, шумовое загрязнение и воздействие на окружающую среду сделали тяжелое военное присутствие США на острове все более непопулярным среди местных жителей, а особенно спорной стала авиабаза Корпуса морской пехоты США (USMC) Футенма в центре города Гинован. После ранее безрезультатных сделок Токио и Вашингтон подписали в 2006 году соглашение, согласно которому база должна была переместиться на менее населенный Мыс Хеноко на Окинаве, а еще 8000 морских пехотинцев на Окинаве будут переведены на Гуам, расположенный к востоку от Филиппин.
   Однако ДПЯ и Хатояма возражали против этого соглашения на том основании, что оно скорее укрепит, чем облегчит американское базовое бремя на главном острове Окинава. В конце 2009 года и начале 2010 года возглавляемое ДПЯ правительство предлагало альтернативные объекты в Японии и за ее пределами - от небольших островов Иэ и Симодзи в цепи Окинава до острова Токуносима в префектуре Кагосима и Гуама. США отказались выполнять планы ДПЯ, не в последнюю очередь потому, что не было никакой реальной альтернативы Хеноко, и любое задержание на Футенме поставило бы под угрозу другие морские перемещения с Окинавы на Гуам. Неспособность ДПЯ добиться прогресса в этом вопросе и сопутствующий ей внутриполитический спор в конечном итоге привели Хатояму к выводу, что Япония должна придерживаться существующего соглашения - и что он должен уйти в отставку.
   Когда тогдашний министр финансов Наото Кан сменил Хатояму на посту лидера ДПЯ и премьер-министра в июне, он подтвердил, что Япония будет по существу следовать существующим планам переселения. Но этот вопрос еще далеко не решен. Внутриполитическое мнение на Окинаве обернулось против существующего соглашения, и Япония и США продолжают обсуждать детали переселения.
   Сосредоточенность ДПЯ на отношениях с Североатлантическим союзом и Футенма означала, что у него было мало энергии для пересмотра более широкой оборонной политики. Кроме того, внешняя обстановка в области безопасности Японии практически не дает передышки. Япония рассматривала потопление южнокорейского военно-морского корабля "Чхонан" как подтверждение сохраняющейся угрозы со стороны Северной Кореи. Он также все больше беспокоился по поводу морской деятельности Китая, включая прохождение китайских военно-морских судов вблизи южных территориальных вод Японии в апреле. Напряженность между Японией и Китаем продолжалась в течение всего 2010 года из-за спорных газовых месторождений и островов в Восточно-Китайском море. Они переросли в открытую конфронтацию с сентября, после того как японская береговая охрана задержала (а затем и освободила) капитана китайского траулера, чья рыболовецкая лодка попыталась столкнуться с японскими патрульными кораблями вблизи островов Сенкаку/Дяоюйдао. В ответ Китай сократил дипломатические контакты и экспорт редкоземельных минералов в Японию. Япония быстро добилась от США гарантий того, что двусторонний договор о безопасности двух стран распространяется на спорные острова, что лишь еще больше усугубило раздражение Китая в отношении Японии, привлекая к спору третью сторону. После этого отношения между Японией и Китаем несколько улучшились, но в конце 2010 года они оставались напряженными.
   ДПЯ действительно начала свой собственный обзор обороны в конце 2009 года, несмотря на обзор ЛДП ранее в том же году, и она отложила пересмотр Министерством обороны руководящих принципов Национальной программы обороны (НДПГ), запланированный на конец 2009 года. Однако в сентябре 2010 года, когда Оффи премьер-министра опубликовало свой консультативный оборонный доклад - документ, призванный информировать МО о пересмотре НДПГ, - он был поразительно похож на предыдущие доклады, подготовленные в рамках ЛДП.
   Консультативная группа премьер-министра рекомендовала Японии попытаться отказаться от своей основной концепции Сил обороны, унаследованной от холодной войны, когда вооруженные силы были созданы главным образом для отражения агрессии против самой Японии. Вместо этого, по его словам, Япония должна продолжить работу предыдущих НДПГ по преобразованию японских Сил самообороны в более гибкие вооруженные силы, способные мобилизоваться, в случае необходимости, за пределами самой Японии для "динамического сдерживания". Группа вновь обратилась к предыдущим обзорам по вопросам обороны, рекомендовав Японии - для целей противоракетной обороны и для оказания помощи в защите своего союзника США - рассмотреть вопрос о нарушении ее запрета на осуществление коллективной самообороны. Она также рекомендовала пересмотреть запрет Токио на экспорт оружейной технологии, с тем чтобы помочь национальной оборонной промышленности Японии сформировать международные партнерские отношения.
   Эта последняя мера была одобрена самой ДПЯ в конце ноября 2010 года, хотя пересмотр запрета не был прописан в НДПГ. В проекте консультативного доклада даже рассматривался вопрос о смягчении одного из неядерных принципов Японии-запрещения введения ядерного оружия на ее территорию - в целях содействия ядерной стратегии США. Однако в окончательном варианте этого не было.
   Между тем, программа оборонных закупок нового правительства ДПЯ продемонстрировала значительную преемственность с предыдущими правительствами ЛДП, хотя бюджетная ситуация постепенно становилась все более суровой. Оборонный бюджет был урезан на 0,4% в 2010 году, до 4,68 трлн. йен (52,8 млрд. долларов США), и некоторые аналитики считают, что ДПЯ может рассчитывать на более крупные сокращения в 2011 году. В 2009 году правительство ДПЯ дало согласие на приобретение Морскими Силами самообороны (МСДФ) нового 20-тонного легкого вертолетоносца DDH-22. Это судно, на треть больше своих предшественников класса "Hyuga", является самым большим судном, когда-либо построенным для МСДФ.
   ДПЯ также сохраняла приверженность японским программам противоракетной обороны Aegis и Patriot Advanced Capability-3. В своем бюджетном запросе на 2011 год МО стремилось закупить первую из своих новых подводных лодок водоизмещением 2900 тонн, морской патрульный самолет Р-1, беспилотные летательные аппараты (БПЛА), транспортный самолет С-2 и новый вертолет UH-X. Она также хотела вложить средства в исследования в области технологии стелс-эсминца и истребителя. Отражая озабоченность по поводу растущей напористости Китая в районах территориальных споров, МО изыскивает средства для расследования размещения подразделений Сухопутных Сил самообороны на более отдаленных южных островах Японии. Действительно, МО, как сообщается, рассматривало идею создания в Японии собственной версии Корпуса морской пехоты для усиленных десантных операций.
   Эти опасения были также отражены в НДПГ, выпущенной в середине декабря. Обсуждая обстановку в области безопасности вокруг Японии, Токио отметил "дестабилизирующий эффект" ядерной и ракетной программ Северной Кореи, китайскую военную модернизацию и "недостаточную прозрачность", а также "все более активную" военную деятельность России. В ответ Япония обязалась создать "динамичные Силы обороны", призванные повысить доверие к потенциалу сдерживания Японии. Устаревшее оборудование, такое как танки и артиллерия, будет сокращено, а количество подводных лодок и эсминцев, как и эскадрилий раннего предупреждения, эсминцев "Aegis" и ЗРК - возможно, "Patriot" - увеличится. Военные силы на юго-западных островах Японии должны были подкрепляться повышением численности личного состава и повышением боеспособности.
   Однако с точки зрения закупок главной дилеммой Японии остается замена F-X ее истребителей-бомбардировщиков F-4, которые должны выйти в 2014-15 годах. В настоящее время предпочтительным долгосрочным вариантом Японии, по-видимому, является F-35. Но - хотя правительство может, наконец, принять решение в пересмотренном NDPG или вскоре после этого в 2011 году - Токио все еще кажется неопределенным относительно вариантов модернизации F-X до текущих типов запасов и расширенных производственных линий, которые рассматривались как альтернатива или дополнение к временной покупке истребителей. Boeing F/A-18E/F и Eurofighter Typhoon - это два кандидата, которые отвечают требованиям F-X или, что более вероятно, промежуточному требованию F-X до того, как F-35 станет доступным, если будут соблюдены нынешние временные рамки. Краткосрочное приобретение нового типа истребителей, главным образом для обеспечения превосходства в воздухе, также обеспечит крайне необходимую работу по поддержанию отечественной базы производства боевых самолетов.
   ЮЖНАЯ АЗИЯ
   Индия
   Хотя Индия по-прежнему воспринимает подъем Китая как по существу мирный, мнение, высказанное министром иностранных дел Пранабом Мукерджи в ноябре 2008 года, что он, тем не менее, является ключевым "вызовом и приоритетом" в области безопасности для Индии, начинает набирать обороты. В то время как в 2010 году Нью-Дели обратил свое внимание на противодействие растущему присутствию и влиянию Китая в Южной Азии, его сильно критикуемая практика оборонных закупок также вышла на первый план, когда проблемный проект покупки и переоборудования бывшего советского авианосца для индийского флота оказался еще более глубоким. К августу 2010 года окончательная стоимость "Vikramaditya" более чем удвоилась и составила около 2,9 млрд. долларов США, а срок поставки был отодвинут как минимум на четыре года. Однако армия действительно сделала большой заказ на местный танк "Arjun", и баллистическая ракета "Agni-III" была подтверждена готовой к вводу в состав армейских ракетных полков.
   После того как маоистские повстанцы-наксалиты совершили самое смертоносное нападение в своей 43-летней истории в штате Чхаттсгарх в апреле 2010 года, в средствах массовой информации появились призывы привлечь армию или военно-воздушные силы к борьбе с повстанцами. Нью-Дели сопротивлялся этому, но все же развернул дополнительную военизированную полицию и испытал беспилотные летательные аппараты, которые, как сообщается, включали в себя некоторые прототипы, разработанные местными жителями, в ходе операций по наблюдению.
   В течение года Штаб-квартира Объединенного штаба обороны выпустила четыре секретные совместные доктрины по следующим направлениям: радиоэлектронная борьба; морские воздушные операции; управление восприятием и психологические операции; воздушные и наземные операции. В пятой рассекреченной совместной доктрине о субконвенциональных операциях подчеркивалось, что использование вооруженных сил не является естественным выбором для противодействия внутренним угрозам. В апреле 2010 года министр обороны А. К. Антоний подтвердил свое одобрение "сплоченности" внутри армии, поскольку штаб-квартира IDS приближалась к завершению своего первого долгосрочного 15-летнего комплексного перспективного плана. Это делается для того, чтобы определить приоритетные направления приобретения и использования общих электронных операционных систем для этих трех служб. МО также координирует усилия по противодействию угрозам кибербезопасности после того, как в апреле 2010 года министр обороны призвал разработать план антикризисных действий в этой сфере.
   Восприятие Китая
   Индийские силовики обеспокоены тем, что они считают недавней самоуверенностью Китая в давнем пограничном споре двух стран, а также изменением политики в отношении спора Индии с Пакистаном по поводу Кашмира, и они отреагировали соответствующим образом. Они также с подозрением относятся к усилению военного присутствия Китая в Тибете и его участию в инфраструктурных проектах в Южной Азии, которые могут иметь двойное военно-гражданское применение. Индия рассматривает их как попытку сдержать и окружить ее стратегически, в то время как Китай впервые получает постоянный доступ к Индийскому океану через построенный Китаем порт Гвадар на пакистанском побережье Белуджистана. Это привело к тому, что в сентябре 2010 года премьер - министр Индии Манмохан Сингх с несвойственной ему прямотой отметил, что Индия должна быть готова иметь дело с "новой напористостью среди китайцев" и с желанием Китая "закрепиться в Южной Азии", хотя впоследствии и Нью-Дели, и Пекин попытались преуменьшить значение этих замечаний.
   Индия обеспокоена тем, что новые китайские дороги, железнодорожные линии и аэропорты вблизи 4000 - километровой фактической границы двух стран - или Линии фактического контроля (лак) - обеспечат вооруженным силам Китая более широкий доступ в этот регион. Индия и Китай рассматривают лак очень по-разному. В то время как Нью-Дели считает ее границей, отделяющей Индийский Аруначал-Прадеш от китайского Тибета, Китай утверждает, что большая часть Аруначал-Прадеша является китайской территорией, как продолжение Южного Тибета. В западном секторе лак Индия претендует на Аксай-Чин как на часть своего Ладакского региона,который Китай оспаривает. В результате этого обе стороны регулярно совершают пограничные вторжения через лак, хотя они редко бывают серьезными. Прежде чем в сентябре 2010 года начались работы по расширению самой высокой в мире железнодорожной линии от тибетской столицы Лхасы на запад до второго по величине города Шигазе, расположенного недалеко от непальской границы, Китай уже объявил о другом расширении железной дороги на восток до Ньингчи, менее чем в 50 км от озера лак в штате Аруначал-Прадеш. Пятый аэропорт Тибета, расположенный в Сигацзе, начал свою работу в ноябре 2010 года.
   Китай также установил торговые связи с Пакистаном, Мьянмой и Шри-Ланкой и предложил Непалу военную подготовку для личного состава национальной армии. Индия отреагировала на эту воспринимаемую китайскую напористость и растущее влияние в Южной Азии сочетанием риторических, дипломатических, инфраструктурных и оборонных инициатив. Военные вожди Индии начали публично высказывать свои опасения по поводу растущего военного мастерства Китая. В августе 2009 года главнокомандующий Военно-морскими силами заявил, что Индия не имеет ни военного потенциала, ни намерения "сопоставлять китайскую силу с силой", и высказался за использование осведомленности о морском пространстве и сетецентрических операций "наряду с надежным сдерживающим фактором" в ответ на военный подъем Китая. В декабре 2009 года газета "Таймс оф Индия" сообщила, что армия пересматривает свою доктрину для ведения войны на два фронта как с Пакистаном, так и с Китаем, цитируя тогдашнего главнокомандующего армией генерала Дипака Капура о форме новой доктрины. В октябре 2010 года преемник Капура, генерал В. К. Сингх назвал Пакистан и Китай "двумя раздражителями" для национальной безопасности Индии.
   В августе 2009 года министр обороны Энтони объявил, что в 2009-10 годах на строительство дорог вблизи границы с Китаем было выделено почти 200 миллионов долларов США, что вдвое превышает прошлогоднюю сумму. Верховный суд Индии дал разрешение в апреле 2010 года на строительство двух стратегических дорог в индийском штате Сикким вблизи границ с Тибетом и Бутаном; они должны быть завершены в 2012 году.
   Индия почти завершила сбор двух новых горных дивизий численностью 36.000 человек каждая (объявлено в 2008 году). Два новых батальона разведчиков из Аруначал-Прадеша и Сиккима, состоящие из 5000 местных солдат, также привлекаются, и в этом районе планируется создать новый горный ударный корпус и третью артиллерийскую дивизию. Тем временем ВВС Индии приступили к развертыванию двух эскадрилий самолетов Су-30МКИ на авиабазе Тезпур, расположенной недалеко от границы с Китаем. Он также модернизирует шесть взлетно-посадочных полос в штате Аруначал-Прадеш, как это уже началось в районе Ладакха Джамму и Кашмира, граничащем с управляемым Пакистаном Кашмиром. Наряду с приобретением самолетов системы АВАКС наземная противовоздушная оборона вблизи лак, как сообщается, была усилена 19 маловысотными переносными радарами средней мощности.
   Индийский флот также планирует усилить свой Восточный флот, в частности, разместив авианосец в Бенгальском заливе. В то же время Индия активизировала свое Военно-Морское взаимодействие с США, а также с государствами Юго-Восточной и Восточной Азии. Растущему военно-морскому присутствию Китая в Индийском океане противостоят двусторонние военно-морские учения Индии с Сингапуром и Вьетнамом в Южно-Китайском море, а также трехсторонние учения с США и Японией на Окинаве. Новая морская доктрина индийского флота в августе 2009 года четко разграничила его основные и второстепенные сферы морских интересов. Эти второстепенные области морских интересов впервые включали в себя "Южно-Китайское море, другие районы западной части Тихого океана и дружественные прибрежные страны, расположенные здесь", а также "другие области национальных интересов, основанные на соображениях диаспоры и зарубежных инвестиций". В то время как индийский военно-морской флот сейчас регулярно проводит учения и тренировки с военно-морскими силами западной и Юго-Восточной Азии, китайский военно-морской флот укрепляет свои отношения с пакистанским военно-морским флотом.
   Расходы на оборону и оборонную промышленность
   Во время глобального экономического спада экономический рост Индии снизился до 6,7% в 2008-09 годах по сравнению с 9% в предыдущем году, но он начал ускоряться до 7,2% в 2009-10 годах и примерно 8,4% в 2010-11 годах. Бюджетная смета в феврале 2010 года предполагала, что бюджетный показатель 2010 года составит 1,76 трлн. индийских рупий (38,4 млрд. долларов США), рост на 5,5% и эквивалентный 2,5% ВВП. Ожидалось, что капитальные затраты увеличатся до 600 млрд. индийских рупий (13,2 млрд. долларов США). Однако почти 450 млн. долл.США из выделенных на 2009-10 годы ассигнований все еще не были израсходованы, несмотря на продолжающиеся потребности трех вооруженных сил в закупках для рекапитализации запасов и повышения боеспособности. Как отмечается в Военном балансе за 2010 год (стр. 349): "недорасход и недобросовестность в закупках, которые преследовали Министерство обороны (МО) в течение целого поколения, остаются хроническими, и в период с 2002 по 2008 год сочетание бюрократических проволочек, неэффективности и коррупции в процессе закупок привело к тому, что МО вернуло в казну около 225 млрд. индийских рупий (5,5 млрд. долларов США) средств на закупку. '
   В то время как девятилетний 26-процентный лимит прямых иностранных инвестиций (ПИИ), возможно, сократил число совместных оборонных предприятий, в сентябре 2010 года Hindustan Aeronautics Limited и российская Объединенная авиастроительная корпорация/Рособоронэкспорт объявили о создании совместного предприятия стоимостью 600 млн. долларов США для производства многоцелевых транспортных самолетов (см. Следующий раздел "сервисные разработки"). Ранее, в феврале, компания Defense Land Systems India, совместное предприятие BAE Systems и Mahindra & Mahindra, представила свой первый продукт - Mine Protected Vehicle India (MPVI). В попытке содействовать проведению Индией оборонно-промышленных реформ руководители групп содействия обороне и торговле из США, Великобритании, Франции, Германии и Канады 25 августа направили министру обороны письмо со ссылкой на действующие в Индии правила закупок и инвестиций. Это включало в себя рекомендацию увеличить объем ПИИ в оборонном секторе путем одобрения более ранней рекомендации Министерства торговли и промышленности Индии увеличить предельный объем ПИИ до 74%, даже если для этого будет достаточно мажоритарного капитала. Аналитики утверждают, что Индии необходимо увеличить предельный объем ПИИ до более чем 50%, если она хочет обеспечить технологический и производственный рост своих неэффективных внутренних оборонных отраслей государственного сектора. В то же время относительно новые частные оборонно-промышленные компании Индии столкнулись с проблемами прорезывания зубов; Larsen & Toubro предупредила, что ее запланированный проект по производству кораблей в Каттпалли, штат Тамилнад, может быть потрачен впустую, поскольку правительство не выдало ей ни одного крупного заказа. В 2011 году ожидается новая политика в области оборонных закупок.
   Развитие услуг
   На Военно-морской флот было выделено чуть менее 15% от общего объема оборонных расходов, запланированных на 2010-11 годы, что составило 214,67 млрд. индийских рупий (4,73 млрд. долларов США). Это, по сути, бюджет равный по сравнению с 2009-10 годами. Почти половина средств идет на программы приобретения и модернизации, в том числе надводных кораблей, подводных лодок и авиации. В то время как поставка палубного истребителя МиГ-29К началась в 2010 году, военно-морской флот теперь не будет вводить в эксплуатацию авианосец "Vikramaditya" до конца 2012 года, поскольку сага о переоборудовании экс-российского Адмирала Горшкова продолжается. Эта программа, предусматривающая переделку киевского авианосца "Горшков" в полноценный авианосец и переименование его в "Vikramaditya", оказалась более затяжной и дорогостоящей, чем предполагалось вначале. "Горшков" был способен эксплуатировать только самолеты с короткими взлетами и вертикальными посадками, что требовало значительной перестройки конструкции для обеспечения возможности эксплуатации истребителей МиГ-29К. Хотя военно-морской флот отложил вывод из эксплуатации своего единственного в настоящее время авианосца INS Viraat (бывший HMS Hermes) до 2012 года, эти задержки означают, что существует вероятность того, что Индия может иметь разрыв в своих авианосных возможностях. В соответствии с пересмотренным проектным соглашением в марте 2010 года Индия согласилась выплатить за переоборудование 2,9 миллиарда долларов США.
   Кроме того, в августе 2010 года в докладе Индийского контролера и генерального ревизора были отмечены недостатки в закупках и производстве, а также задержки, которые в совокупности подрывали возможности военно-морской авиации Индии. Согласно отчету, "наличие самолетов составляло всего лишь 26% от общей численности активов из-за большого числа самолетов, проходящих ремонт/капитальный ремонт, и медленного прогресса в программе приобретения". В докладе правительству рекомендовалось ускорить завершение и утверждение 15-летнего долгосрочного перспективного плана военно-морского флота на 2012-27 годы, с тем чтобы можно было четко определить направления приобретения и ввода в самолетов, а также управления активами и движением средств. В конце 2010 года эта рекомендация еще не была выполнена.
   За "Vikramaditya" в 2015 году должен последовать "Vikrant" (бывший корабль ПВО, или проект ADS). Корабль водоизмещением 37.500 тонн станет первым в Индии авианосцем местного производства. Проект ADS ведется уже два десятилетия, и в конечном итоге мы планируем разместить два или три авианосца этого класса. "Vikrant" будет оснащен истребителями МиГ-29К и военно-морским вариантом сильно задержанного индийского легкого истребителя Tejas; прототип носителя Tejas был представлен в июле 2010 года. В результате дальнейших проблем с закупками подводная служба столкнулась с сокращением своих запасов. Первая из шести французских подводных лодок Scorpene, заказанных в 2005 году, поступит на вооружение самое раннее в 2014-15 годах. Медленные темпы приобретения обусловлены первоначальными задержками в принятии решений о закупках, проблемами с освоением технологии и отсутствием соответствующей инфраструктуры. В результате этого оперативный подводный флот Индии сократится, а число дизель-электрических лодок сократится с 16 до восьми или девяти к 2012 году. В попытке решить эту проблему 7 сентября 2010 года был выдан информационный запрос (RFI) на вторую партию из шести российских подводных лодок проекта 75I. При предполагаемой стоимости в $10,72 млрд. это будет одна из крупнейших оружейных сделок Индии. Между тем аренда российской атомной подводной лодки "Akula-II" была отложена до марта 2011 года, а дальнейшие испытания потребовались после того, как одно из судов попало в смертельную аварию во время испытаний с российским экипажем в ноябре 2008 года. Тем временем ожидается, что первая в Индии атомная подводная лодка местного производства "Arihant" пройдет два-три года ходовых испытаний перед вводом в эксплуатацию; судно было спущено на воду в июле 2009 года.
   Безопасность прибрежных районов по-прежнему является приоритетом для индийского военно-морского флота и береговой охраны после терактов в Мумбаи в ноябре 2008 года. Программа обеспечения прибрежной безопасности (CSS) направлена на оказание инфраструктурной помощи девяти государствам, с тем чтобы повысить их способность патрулировать прибрежную зону. Второй этап CSS должен был начаться в апреле 2011 года с целью совершенствования лодок, полицейских участков, причалов, транспортных средств и оборудования, а также подготовки персонала. Кроме того, все больше внимания уделяется сбору и координации разведывательных данных; близится к завершению строительство новой цепочки из 46 береговых радиолокационных станций. Тем временем военно-морской флот провел двусторонние учения с сингапурским, оманским, британским, французским и американским флотами, чтобы улучшить взаимодействие. В 2010 году он провел ежегодное Военно-Морское собрание Milan в Порт-Блэре на Андаманских и Никобарских островах. Были представлены одиннадцать стран Южной и Юго-Восточной Азии, а также Австралия и Новая Зеландия, где были проведены учения и лекции, посвященные гуманитарной помощи и ликвидации последствий стихийных бедствий. Военно-морской флот продолжал поочередно направлять в Аденский залив фрегат или эсминец с управляемыми ракетами в поддержку санкционированной ООН миссии по борьбе с пиратством.
   Бюджет военно-воздушных сил увеличился на пятую часть до 404,62 млрд. индийских рупий (8,95 млрд. долларов США), причем 60% этой суммы было выделено на капитальные расходы. В октябре 2010 года правительство заявило о своем желании закупить у России до 250 боевых самолетов для удовлетворения своих потребностей в истребителях пятого поколения, причем прототип Сухого Т-50 в настоящее время разрабатывается для российских ВВС в качестве вероятной цели для последующей программы закупок. Нью-Дели также намерен приобрести 45 многоцелевых транспортных самолетов, разрабатываемых совместно с Россией в рамках совместного предприятия стоимостью $600 млн., о котором обе страны объявили в сентябре. ВВС также рассчитывали закупить у России дополнительные 42 боевых самолета Су-30МКИ для поставки в 2014-18 годах. Последний из трех самолетов системы АВАКС Ил-76, построенных Россией и оснащенных Израилем, был поставлен в ноябре 2010 года, что значительно повысило возможности ПВО Индии. Оперативное разрешение на ввод в состав ВВС легких боевых самолетов Tejas ожидается в начале 2011 года.
   Во время визита премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона в Индию в июле 2010 года был подписан последующий контракт (стоимостью 780 миллионов долларов США) на 57 усовершенствованных учебных Hawk с BAE Systems; 17 из них предназначены для Военно-морского флота. Позже, в ноябре, президент США Барак Обама публично признал "предварительное соглашение" о продаже десяти транспортных самолетов C-17 Globemaster III одновременно с тем, как главнокомандующий ВВС Индии указал на возможное приобретение еще шести самолетов. Однако с США продолжаются затяжные переговоры по трем ключевым соглашениям о передаче технологий и обмене оборудованием. Эти соглашения (Соглашение о логистической поддержке, меморандум о взаимопонимании в области взаимодействия и безопасности связи и базовое соглашение об обмене и сотрудничестве в области геопространственного сотрудничества) влияют на технические условия, при которых Индия и США могут эксплуатировать и торговать высокотехнологичным оборудованием и услугами обмена друг с другом.
   В ноябре двигатель Kaveri индийской разработки (первоначально разработанный для обеих версий Tejas) совершил свой первый полет в России. Хотя "Kaveri" был заменен американской силовой установкой для "Tejas", он все еще мог использоваться на будущих средних многоцелевых боевых самолетах Индии (MMRCA). Учитывая задержку с "Tejas" и в условиях старения и истощения парка МиГ, ВВС выступили с предложением о приобретении 126 средних боевых самолетов. На фоне значительных спекуляций в СМИ Министерство обороны 27 июля заявило, что "коммерческие предложения по закупке самолета, стоимость которого оценивается в $10-12 млрд., не были открыты". Сообщалось, что были завершены оценки всех шести претендентов - истребителей Lockheed Martin F-16IN, Boeing F/A-18E/F, Dassault Rafale, Eurofighter Typhoon, Saab Gripen и российского МиГ-35, причем эти самолеты эксплуатировались в разнообразных топографических и климатических условиях. Между тем, планируемая для Су-30МКИ воздушная версия крылатой ракеты "БраМос" должна быть готова к развертыванию в 2012 году; ракета уже находится на вооружении армии и флота.
   Армия получила в общей сложности 740 млрд. индийских рупий (16,38 млрд. долларов США), или половину оборонного бюджета на 2010-11 годы, что всего на 5% больше, чем в предыдущем году. Несмотря на критику местных танков Arjun и продолжающееся развертывание танков T-90, в августе армия разместила последующий заказ на 124 Arjun MkIIs стоимостью 17 млрд. индийских рупий (390 млн. долларов США). Это удвоило общий заказ для Arjun и произошло после того, как танк - по данным армии - превзошел Т-90 в испытаниях в пустыне. Это было воспринято как важная веха, несмотря на то, что проект велся уже более 30 лет, и, несмотря на опасения по поводу цены и веса танка, а также его ночных возможностей. 23 июля МО переиздало RFI для 1580 155-мм буксируемых орудий. После приобретения Bofors в конце 1980-х годов не было никаких значительных приобретений артиллерии, и это событие фактически отменило тендер, приостановленный с 2009 года, когда семь иностранных фирм были занесены в черный список после обвинений в коррупции. В марте местный многоцелевой легкий боевой вертолет совершил свой первый полет; летные испытания продолжаются в преддверии его запланированного ввода в эксплуатацию в 2012 году. Между тем армия продолжает непропорционально страдать от недоукомплектованности офицерскими кадрами. При наличии 11.500 из 46.614 вакантных должностей эта нехватка затрагивает ключевые оперативные задачи, включая укомплектование должностей бригадных и дивизионных офицеров.
   Индия продолжала осуществлять свою программу разработки и развертывания ракет. В 2010 году баллистическая ракета Agni-III дальностью 3000 км была подтверждена как готовая к вводу в состав армейских ракетных полков, хотя было проведено всего три успешных летных испытания. Первые летные испытания Agni-V дальностью 5000 км ожидаются в 2011 году. Военно-морской флот подтвердил планы развертывания совместной индо-российской сверхзвуковой крылатой ракеты "Брамос" на надводных кораблях, возможно, включая "Rajput" и "Ranvir"; сообщалось, что армия приступила к развертыванию второго варианта блока с двумя дополнительными ракетными полками. Помимо трех успешных испытаний ракет "Agni" в период с января по май 2010 года, в марте были испытаны одна ракета "Prithvi-II" и одна ракета "Danush". Но проблемы в этих ракетных программах остаются: испытание Prithvi -II провалилось в сентябре 2010 года, после неудачного перехвата ракеты в марте.
   Пакистан
   Беспрецедентное наводнение в долине Инда в августе 2010 года усилило давление на попытки Исламабадского правительства сохранить внутреннюю безопасность и стабильность. Текущие оценки вероятного финансового ущерба варьируются от 25 до 40 миллиардов долларов США, в то время как пострадавшее население (по оценкам, 20 миллионов человек) столкнулось с ухудшением санитарных условий, проблемами со здоровьем и нехваткой продовольствия. Беспорядки, вызванные наводнением, дали возможность связанным с боевиками группировкам увеличить свою поддержку, в то время как терроризм остается ключевой угрозой безопасности, особенно в условиях растущего иностранного участия в операциях по оказанию помощи и оказанию чрезвычайной помощи. Примерно 60.000 пакистанских военнослужащих и 45 вертолетов были развернуты для оказания помощи в проведении операций по оказанию чрезвычайной помощи в пострадавших от наводнения районах при международной поддержке, включая американские вертолеты и самолеты С-130. Операции по оказанию помощи в случае стихийных бедствий увеличили нагрузку на пакистанские вооруженные силы и привели к тому, что некоторые военнослужащие были переведены с существующих постов, даже несмотря на то, что военные изо всех сил пытались сохранить свое развертывание примерно 160.000 военнослужащих против боевиков вдоль афганской границы. Было сообщено, что восприятие гражданских лиц армией укрепилось в свете ее усилий по оказанию помощи в связи с наводнениями. Правительство США пересмотрело закон Керри-Лугара (см. The Military Balance 2010, p. 337) с тем, чтобы она могла обеспечить "надлежащее удовлетворение потребностей пакистанского народа после стихийного бедствия, вызванного наводнением".
   Пакистан продолжал размещать значительное число своих военнослужащих и сотрудников Службы безопасности в Хайбер-Пахтунхве (бывшая Северо-Западная пограничная Провинция) и в районах племен, находящихся под Федеральным управлением (фата). XI корпус, который несет оперативную ответственность за этот район, состоит из двух пехотных дивизий - 7-й и 9-й, которые были усилены элементами двух дополнительных дивизий, сформированных из I и II корпусов на ротационной основе. С учетом других местных военных и военизированных формирований общая численность правительства составляет примерно 160.000 человек. Пакистанская армия в настоящее время имеет присутствие в шести из семи племенных учреждений, за исключением Северного Вазиристана, где большинство повстанцев сейчас заперты. (Северный Вазиристан был объектом 104 из 118 ударов беспилотников, нанесенных ЦРУ в 2010 году.)
   В начале июня 2010 года оборонный бюджет Пакистана увеличился почти на 30% и составил 442 173 млн. пакистанских крон (5,2 млрд. долларов США). Поскольку страна страдает от двузначной инфляции, этот рост в реальном выражении не так значителен, как может показаться на первый взгляд. Однако, как отмечается в военном балансе за 2010 год (стр. 354), официальный оборонный бюджет Пакистана не включает все военные расходы; в нем отсутствуют такие статьи, как военные пенсии, пособия вышедшим на пенсию и служащим, военная помощь государств Персидского залива, космические и ядерные программы, а также доходы, получаемые от различных деловых интересов вооруженных сил. Кроме того, благодаря своим особым отношениям с Китаем Пакистан может закупать оружие китайского производства по выгодным ценам. Оборонные соглашения между Пакистаном и Китаем позволили перевести средства на военную подготовку. 25 мая Исламабад объявил, что получит от Китая 60 млн. юаней (8,8 млн. долларов США) для неопределенных учебных целей и что обе страны договорились провести совместные военные учения.
   Между тем, США в настоящее время предлагают Пакистану $300 млн. ежегодно в рамках своих соглашений о внешнем военном финансировании, через которые Пакистан может закупать оборудование у американских компаний. Она также продолжает получать поддержку в области безопасности через пакистанский фонд для борьбы с повстанцами (ФКБП). В 11 финансовом году эта помощь составит не менее 1,7 млрд. долл. Направленный на укрепление потенциала пакистанских сил безопасности в борьбе с афганскими и пакистанскими боевиками, связанными с движением "Талибан", фонд сосредоточивает свое внимание на воздушной мобильности, командовании и управлении, ночных операциях и боевом материально-техническом обеспечении.
   Модернизация пакистанских ВВС продолжается, причем закупки осуществляются как из США, так и из Китая. На авиасалоне в Фарнборо в 2010 году впервые был продемонстрирован совместно разработанный Чэнду-пакистанский Авиационный комплекс (ПАК) FC-1/JF-17 боевых самолетов. Сообщается, что ВВС Пакистана стремятся приобрести до 250 таких самолетов в ближайшие пять-десять лет. Египет, как полагают, ведет переговоры с Пакистаном о совместном производстве JF-17, в то время как Пакистан, как сообщается, достиг сделки с Китаем на сумму $1,4 млрд. о покупке 36 более совершенных истребителей Chengdu J-10. Тем временем в июне прибыли три истребителя Lockheed Martin F-16C/D Block 52+; Пакистан запросил их в 2008 году в рамках программы американских иностранных военных продаж (FMS). Они являются первыми из общего заказа 12 F-16C и 6 F-16D, которые должны были быть поставлены до конца 2010 года.
   Также в рамках FMS компания Lockheed Martin поставила пакистанским ВМС первые два из семи модернизированных самолетов морской разведки P-3C Orion, а Пакистан призвал США одобрить передачу передовых технологий, связанных с беспилотными летательными аппаратами, и поставить Пакистану 12 теневых беспилотных летательных аппаратов RQ-7. Между тем, ожидалось, что ВВС получат как свой второй радар Erieye, оснащенный Saab 2000, так и свой первый самолет Shaanxi ZDK-03 AWACS до конца 2010 года.
   31 августа пакистанские ВМС приняли на вооружение бывший фрегат ВМС США McInerney класса "Oliver Hazard Perry". Корабль должен быть переоборудован в США, а затем переименован в PNS Alamgir и доставлен в Пакистан в начале 2011 года. В феврале 2010 года вступил в строй второй из четырех фрегатов класса "Sword" (F-22P), заказанных Китаем в 2005 году. Кроме того, в июне вице-премьер КНР Чжан Дэцзян встретился с гражданскими и военными лидерами Пакистана, чтобы обсудить возможность покупки Пакистаном по меньшей мере трех китайских подводных лодок, потенциально являющихся альтернативой немецким типам 214 или французским Scorpenes.
   В 2010 году Пакистан провел несколько демонстраций наступательного потенциала с участием своих воздушных, сухопутных и морских сил. Кроме того, в мае она успешно испытала баллистические ракеты малой дальности Hatf-III и средней дальности Hatf-IV.
   Шри Ланка
   Оборонный бюджет Шри-Ланки продолжает расти, несмотря на то, что 26-летняя гражданская война против "Тигров освобождения Тамил-Илама" (ТОТИ, или "Тамильских Тигров") завершилась в мае 2009 года военной победой правительства. Представляя свой прогноз бюджетных ассигнований парламенту в середине октября 2010 года, премьер-министр ДМ Джаяратне заявил, что расходы на вооруженные силы и полицию в 2011 календарном году составят около 217 млрд. рупий - примерно пятую часть национального бюджета. Это на 2% больше объема ассигнований на оборону в размере 212 рупий за 2010 год (несколько выше объявленного ранее показателя).
   Как сообщалось, представитель правительства заявил, что такое увеличение расходов было необходимо, поскольку правительство все еще платило за военную технику, купленную на последнем этапе войны против ТОТИ. Хотя детальная разбивка оборонного бюджета не была представлена, широко распространено мнение, что еще одним крупным расходом средств является выплата заработной платы 160.000 военнослужащих Вооруженных сил. Очевидно, что в краткосрочной перспективе нет никакой перспективы для демобилизации. Действительно, в 2009 году правительство объявило о своем желании набрать еще 50.000 военнослужащих для усиления безопасности в северных районах Шри-Ланки, некогда контролировавшихся повстанцами, где оно будет строить новые военные посты. В Килиноччи и Муллайтиву уже созданы два постоянных штаба безопасности.
   Опасаясь возможного возобновления терроризма, правительство неоднократно продлевало действующее в Шри-Ланке чрезвычайное положение. В мае он ослабил некоторые из действующих ограничений, включая ограничения на проведение собраний и публикаций, а также полномочия военных по оцеплению и обыску помещений. Однако закон О предотвращении терроризма и многие другие ограничения остаются в силе.
   Генерал Сарат Фонсека, бывший главнокомандующий армией, возглавивший военное поражение ТОТИ, решил в конце 2009 года баллотироваться на пост президента. Он занял второе место в опросах общественного мнения и, как сообщалось, поссорился с президентом Раджапаксой. Фонсека был арестован в феврале 2010 года, а в августе военный трибунал признал его виновным в участии в политической деятельности в военной форме и лишении воинского звания.
   Под руководством международных правозащитных групп неоднократно звучали призывы к проведению независимого расследования третьими сторонами утверждений о военных преступлениях, совершенных на заключительном этапе войны против ТОТИ. Эти призывы были отвергнуты правительством президента Раджапаксы, которое вместо этого в августе 2010 года создало свою собственную комиссию по извлечению уроков и примирению. В июне 2010 года Генеральный секретарь ООН учредил группу экспертов для "консультирования его по вопросу об ответственности за любые предполагаемые нарушения международных норм в области прав человека и гуманитарного права на заключительных этапах конфликта в Шри-Ланке".
   Армия продолжала вести поиск и расчищать районы от остатков конфликта с ТОТИ, включая значительное количество мин. В августе США выделили армии Шри-Ланки LKR56m (500.000 долларов США) для "закупки большего количества тяжелых транспортных средств", включая шесть машин скорой помощи и девять бронетранспортеров, чтобы помочь процессу разминирования.
   Обратившись как к России, так и к Китаю за дополнительной экономической и военной помощью, правительство в феврале подписало соглашение с Россией, предоставив ей кредит на сумму до 300 млн. долларов США для приобретения военной техники и технологий российского производства, хотя на сегодняшний день никакого оборудования не приобретено. Кроме того, сообщалось, что ВВС разместили заказ на шесть транспортных самолетов MA60 от китайской национальной корпорации по импорту и экспорту авиационных технологий (CATIC). Шри-Ланка должна была получить два из них к концу 2010 года, а остальные - в 2011 году.
   Военно-морской флот Шри-Ланки заявил, что он ожидает, что окончание конфликта "радикально" изменит морскую среду. Тем не менее, в конце своего первого года пребывания на посту командующего флотом вице-адмирал Тисара Самарасингхе заявил, что не видит "никаких оснований для сокращения флота", поскольку сохраняются проблемы с широко распространенной незаконной эксплуатацией морских ресурсов и проникновением индийских рыбаков в воды Шри-Ланки. Последний он назвал "главным источником двусторонней напряженности". Первая очередь нового морского торгового порта в Хамбантоте, построенного при содействии Китая, была торжественно открыта 15 августа.
   ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ И АВСТРАЛИЯ
   Правительства стран Юго-Восточной Азии продолжают предпринимать усилия по укреплению своего военного потенциала на фоне стратегической неопределенности, особенно с учетом меняющейся роли крупных держав в регионе; особую тревогу вызывает растущая военная мощь Китая и настойчивость Пекина в связи с его территориальными претензиями в Южно-Китайском море. Повышенное восприятие угрозы было наиболее ясно во Вьетнаме, который, как и Китай, претендует на всю группу островов Спратли; Ханой также претендует на Парасельские острова, которые Китай захватил у южновьетнамского режима в 1974 году. Вьетнам стал жертвой китайской агрессии в 1979 году, когда Народно-освободительная армия вторглась в Северный Вьетнам, вызвав кратковременную пограничную войну. Быстрорастущая экономика Вьетнама - в 2010 году ожидается рост на 6,5% - позволила правительству увеличить расходы на оборону и профинансировать значительные оборонные закупки, что особенно благотворно скажется на военно-морском флоте и военно-воздушных силах страны. Самое главное, что во время визита в Москву в декабре 2009 года президент Нгуен Тан Дунг подписал крупную оружейную сделку, в рамках которой Россия поставит Вьетнаму шесть подводных лодок класса "Kilo" проекта 636 вместе с соответствующим вооружением и оборудованием. Москва также окажет содействие в строительстве базы подводных лодок и поставит восемь боевых самолетов Су-30МК2В. Российские источники оценивают общую стоимость соглашения в $2,1 млрд. В феврале 2010 года Вьетнам согласовал контракт с Россией еще на 12 истребителей Су-30МК2В. Когда они будут поставлены в 2011-12 годах, они будут работать вместе с 11 аналогичными (хотя и более старыми) Су-27, что позволит частично заменить большие, но стареющие силы Вьетнама советских истребителей МиГ-21.
   Между тем два фрегата класса "Гепард-3.9" водоизмещением 2000 тонн, заказанные в 2006 году, были спущены на воду на Адмиралтейских верфях в Санкт-Петербурге в декабре 2009 года и марте 2010 года. Решимость Вьетнама наращивать свои морские возможности также очевидна в его заказе в мае 2010 года на шесть канадских самолетов-амфибий DHC-6 Twin Ottr, три из которых являются вариантом морского патрулирования Guardian 400. Примечательно, что это был первый крупный заказ Ханоя на оборонную технику из западных источников. Усилия Вьетнама по развитию своих вооруженных сил (в частности, хорошо оснащенной подводной флотилии), по-видимому, направлены на то, чтобы в конечном итоге помочь сдержать Китай от применения силы для утверждения своих претензий на Южно-Китайское море, и они вызвали реакцию Пекина; на встречах с западными собеседниками в начале 2010 года китайские ученые и исследователи часто предупреждали, что "некоторые государства Юго-Восточной Азии "развивают" дестабилизирующий " военный потенциал.
   В Таиланде вооруженные силы сталкиваются с совершенно иными проблемами. Не видно никакого решения по поводу продолжающегося насилия в четырех самых южных провинциях страны, в результате которого с 2004 года погибло более 4400 человек. Конфликт типа вендетты между элементами тайских сил безопасности и местными бандами, по-видимому, стал важным элементом в плохой внутренней обстановке безопасности наряду с организованным мятежом Барисанской революционной Национальной коалиции и других малайских мусульманских националистических группировок. В конце 2010 года в этом регионе все еще находилось около 30.000 военнослужащих, включая 10.000 военнослужащих военизированных пограничных сил армии (Тхаханфран, или "охотники-солдаты"). Ранее, в 2009 году, Командование операций внутренней безопасности армии получило специальный бюджет в размере 1,8 миллиарда долларов США для оплаты операций по обеспечению безопасности и развитию на юге страны до 2012 года. Этот бюджет помогает оплачивать замену армейских штурмовых винтовок М-16 израильским Tavor, который считается более подходящим для использования войсками, развернутыми в местной версии американской многоцелевой колесной машины высокой мобильности (HMMWV или Humvee).
   Тем временем затянувшийся национальный политический кризис Таиланда перерос в городское насилие в первой половине года. Правительство премьер-министра Абхисита Вейджадживы по-прежнему широко противостояло "краснорубашечным" сторонникам Объединенного фронта За демократию против диктатуры (УДД), который находится в союзе с изгнанным бывшим премьером Таксином Чинаватом. Однако из-за того, что многие сотрудники полиции сочувствовали УДД и Таксину (сам бывший старший полицейский), армии пришлось возглавить усилия по сдерживанию антиправительственных протестов. В феврале 2010 года правительство развернуло 5000 военнослужащих, чтобы помешать протестующим УДД войти в Бангкок. Девяносто два человека впоследствии были убиты в Бангкоке в ходе самых ожесточенных столкновений между армией и протестующими с 1992 года. Большинство из них были мирными жителями, хотя некоторые солдаты тоже погибли. 10 апреля на мосту фан Фах в Бангкоке погибли 24 человека (в том числе пять солдат). Армия позже признала, что войска стреляли боевыми патронами непосредственно по протестующим, которые использовали камни, бензиновые бомбы и, как утверждала армия, огнестрельное оружие и гранаты. Армия не смогла взять этот участок и отступила в беспорядке, оставив после себя значительное количество оружия и другой техники, включая штурмовые винтовки, тяжелые пулеметы и БТР.
   13 мая войска и полиция готовились окружить главный лагерь краснорубашечников в центре Бангкока и его несколько тысяч протестующих, но встретили сильное сопротивление. Снайпер - предположительно из сил безопасности, хотя это и не было доказано - смертельно ранил неофициального начальника Службы безопасности "красных рубашек" генерал-майора Хаттью Савасдипола. Савасдипол был откровенным офицером специальных операций и сторонником Таксина, который завербовал многих хорошо подготовленных бывших членов Тхаханфрана в качестве ядра ополчения УДД, после того как он был отстранен от армии в январе 2010 года. Центральный Бангкок фактически превратился в зону военных действий. После нескольких дней перестрелок и возможной смерти Хаттьи через четыре дня после того, как он был застрелен, 19 мая войска (в основном привлеченные из подразделений 2-й и 3-й армейских округов, а также из Командования специальных операций) начали длительную атаку на лагерь протестующих с использованием БТР. Лидеры УДД сдались, чтобы избежать дальнейших жертв.
   Хотя жесткое ядро краснорубашечников продолжало оказывать сопротивление, а в провинциальных центрах на севере и северо-востоке страны происходили беспорядки, к 22 мая бурные протесты утихли. Наблюдатели в Бангкоке дали неоднозначную оценку действиям армии в ответ на то, что было равносильно городскому мятежу. В то время как некоторые указывали на слабость армейской тактики, другие подчеркивали сдержанность войск по сравнению с предыдущими попытками подавить крупные антиправительственные протесты в 1976 и 1992 годах. Тем не менее, поскольку раскол между двумя основными политическими лагерями Таиланда стал еще глубже, чем когда-либо, перспектива продолжения внутреннего конфликта и, возможно, еще большего насилия представляла собой серьезную проблему для армии Таиланда. В то время как большинство Офицерского корпуса считалось роялистским и консервативным по своей политической ориентации, значительная часть рядовых войск была набрана из бедных районов на севере и северо-востоке, в самом сердце поддержки Таксина и движения красных рубашек. В ноябре 2010 года опасения нелояльности и потенциальной подрывной деятельности среди военнослужащих привели к тому, что главнокомандующий Сухопутными войсками генерал Прают Чаноха приказал оперативной группе в составе оперативного командования внутренней безопасности усилить наблюдение за использованием солдатами телефонов и интернета, контролировать утечку армейских секретов и "следить за действиями lèse-majesté" (преступления против монархии).
   Несмотря на эти серьезные внутренние проблемы для военных, правительство Таиланда расширило свое использование вооруженных сил в качестве инструмента внешней политики. Важно отметить, что два крупных международных развертывания начались в конце 2010 года. Первый предусматривал отправку фрегата HTMS Pattni при поддержке пополняющего судна HTMS Similan для участия в борьбе с пиратством в Аденском заливе в составе Объединенной оперативной группы-151. Помимо прочих достижений, в начале ноября тайская оперативная группа спасла экипаж тайского траулера, потопленного пиратами. В середине ноября был намечен первый элемент целевой группы 980-вклад тайской армии в миссию ООН-Африканского союза в Дарфуре (ЮНАМИД). Эти войска будут развернуты в Южном Дарфуре, причем основная роль будет заключаться в строительстве военных объектов для ЮНАМИД в городах Мухджар и ум-Духум, а также в охране конвоев миротворцев. В то же время огромное политическое влияние тайского военного командования на правительство Абхисита означало, что оно может продолжать рассчитывать на значительные финансовые ассигнования, из которых оно продолжает финансировать крупные закупки вооружений. Между 2006 годом (когда военный переворот сверг популистское правительство Таксина Чинавата) и 2009 годом оборонный бюджет удвоился с 2,4 млрд. долларов США до 4,8 млрд. долларов США. Хотя экономический спад привел к сокращению бюджета на $574 млн. в 2010 году, оборонный бюджет на 2011 год составил THB170 млрд., примерно $5,6 млрд. Наиболее значимой закупкой, которая будет финансироваться в рамках этого последнего бюджета, является дополнительная партия из шести боевых самолетов Gripen, которая последует за первыми шестью самолетами и самолетом Saab 340 airborne early-warning and control (AEWAC), которые должны быть поставлены к началу 2011 года.
   Правительство Таиланда и военное командование по-прежнему обеспокоены потенциальной эскалацией напряженности на границах с Мьянмой и Камбоджей, которая может перерасти в вооруженный конфликт. В феврале 2001 года преднамеренное вторжение правительственных сил Мьянмы на территорию Таиланда в погоне за каренскими повстанцами привело к "битве на пограничном посту 9631", самой серьезной вспышке боевых действий между двумя членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Озабоченность потенциальной нестабильностью в Мьянме после выборов в ноябре 2010 года привела к тому, что тайские вооруженные силы усилили пограничное патрулирование для предотвращения вторжений повстанческих групп этнических меньшинств и армии Мьянмы, в то время как 3-й флот ВМС Таиланда предпринял усилия по усилению морской безопасности в Андаманском море. В день голосования, 7 ноября, боевые действия между войсками 19-го оперативного командования армии Мьянмы и 5-й бригадой Демократической Карен - буддийской армии, сосредоточенной в городе Мявади, привели к тому, что почти 20.000 гражданских лиц нашли временное убежище в тайском пограничном городе Маэ-СОТ, который сам был поражен шальной реактивной гранатой. В течение нескольких дней бои у перевала трех пагод привели к возобновлению, хотя и меньшему, передвижения перемещенных лиц.
   Поскольку военный режим сохранил свою власть в ходе ноябрьских выборов (объявленным победителем стала его доверенная сторона - Объединенная партия солидарности и развития), а лидеры хунты, на которых повлиял пример военного поражения ТОТИ Вооруженными силами Шри-Ланки, были убеждены, что вскоре начнется крупное военное наступление с целью раз и навсегда покончить с их вооруженным сопротивлением. В течение последнего года военные закупки Мьянмы свидетельствовали о продолжающемся стремлении улучшить как обычные боевые действия, так и возможности ее вооруженных сил по борьбе с повстанцами. В ноябре 2009 года из Китая были заказаны дополнительные 50 легких учебно-тренировочных самолетов К-8, в высшей степени пригодных для малоинтенсивных боевых действий, а поставки начались в середине 2010 года. Пакет вооружений, согласованный с Россией в декабре 2009 года, предусматривал поставку 20 истребителей МиГ-29СМТ (поставка запланирована на вторую половину 2010 года), 50 ударных вертолетов Ми-35 (для оснащения четырех эскадрилий) и транспортных вертолетов Ми-2. Ранее, в сентябре 2009 года, Вооруженные силы создали директорат по ракетам для осуществления контроля за растущим запасом баллистических ракет средней дальности (таких как "Scud" типа "Hwansong-6", поставляемый Северной Кореей) и реактивных систем залпового огня, таких как 240-мм система М1191, также поставляемая Пхеньяном. Среди аналитиков продолжаются споры по поводу того, имеет ли ядерно-энергетическая программа Мьянмы, поддерживаемая Северной Кореей, оружейное направление.
   Таиланд также по-прежнему обеспокоен сохраняющейся напряженностью на своей восточной границе с Камбоджей, где продолжается спор по поводу 26 квадратных километров территории вокруг храма Преа Вихеар. В сентябре 2010 года Министерство иностранных дел Камбоджи объявило о предстоящей поставке 50 основных боевых танков Т-55 и 44 БТР-60ПБ от неопределенного Восточноевропейского поставщика, имея в виду "укрепление нашего военного потенциала для защиты территориальной целостности и предотвращения любого ... вторжения из другой страны". В июле Китай передал Камбодже 257 военных грузовиков в качестве замены аналогичного количества армейских машин, которые Соединенные Штаты отказались поставлять после того, как Пномпень депортировал 20 уйгурских просителей убежища по просьбе Пекина.
   Развертывание австралийских вооруженных сил за рубежом отражает ее первостепенную озабоченность вопросами безопасности, связанными с управлением Североатлантическим союзом и стабильностью хрупких государств в его ближайшем окружении. Канберра имеет войска, дислоцированные на Ближнем Востоке (особенно в Ираке), в Афганистане и ближе к дому в Восточном Тиморе и Соломоновых островах.
   Наиболее важным событием в области военного потенциала Австралии стала поставка первого из 12 ударного самолета F/A-18F Super Hornet, а остальные должны быть поставлены в 2011 году. Super Hornet предназначены для преодоления разрыва между выводом F-111 из эксплуатации в начале декабря 2010 года и введением совместного ударного истребителя F-35 с 2018 года. Тем временем ВВС приняли на вооружение все четыре самолета Boeing 737 Wedgetail AEWAC, которые, как ожидается, будут полностью введены в эксплуатацию к концу 2011 года, а в октябре 2010 года - первый многоцелевой самолет-заправщик KC-30A - модифицированный A330.
   Тем временем Белая книга по вопросам обороны 2009 года продолжала вызывать споры. Критики в австралийских средствах массовой информации выразили сомнения в том, что предложенная в Белой книге силовая структура была адекватно оценена по стоимости или вообще поддается аффирмации. Была также высказана озабоченность по поводу того, что будущие правительства могут сократить оборонный бюджет, особенно после глобального финансового кризиса, который, хотя и не привел Австралию к рецессии, заставил правительство более осознанно относиться к государственным расходам. Австралийский институт стратегической политики отметил, что расходы на оборону в размере A$8,8 миллиарда (8 миллиардов долларов США) были отложены в бюджете на 2009-10 годы; эта сумма, по-видимому, не появилась вновь в бюджете на 2010-11 годы. Но расходы на оборону должны увеличиться с A$25,6 млрд. ($19,7 млрд.) в 2009-10 годах до A$26,9 млрд. ($24,5 млрд.) в 2010-11 годах, и A$1,1 млрд. дополнительного финансирования было выделено на улучшение потенциала защиты личного состава в Афганистане в 2010-11 годах - включая "приобретение противоракетного, артиллерийского и минометного оружия и средств предупреждения". Создание сил, о которых говорится в Белой книге, также в значительной степени зависит от программы стратегических реформ Министерства обороны. Это нацелено на экономию эффективности в размере A$20 млрд. - в частности, за счет сокращения численности гражданской рабочей силы и целенаправленного сокращения расходов на техническое обслуживание, логистику и администрирование - и будет иметь важное значение для удовлетворения расходов, намеченных на следующее десятилетие.
   В ноябре 2010 года Новая Зеландия выпустила свою первую Белую книгу по обороне с 1997 года. В "Белой книге" определены основные функции новозеландских Сил обороны (НЗСО) по защите внутренней территории и граждан, проведению и руководству миссиями в южной части Тихого океана и содействию международным операциям по обеспечению безопасности. С этой третьей целью в документе подчеркивалось увеличение возможностей Новой Зеландии в области экспедиционного силового потенциала и подчеркивалась важность отношений безопасности с США. Основные инициативы по наращиванию потенциала включают в себя: внедрение морских патрульных самолетов малой дальности; модернизация самообороны двух фрегатов ANZAC; замена или модернизация военно-морских вертолетов "Seasprite"; обновление парка армейских транспортных средств; приобретение современной системы армейского командования и управления; замена корабля поддержки прибрежной войны; и замена танкера флота ВМС. Он также предвещает замену транспортных самолетов C-130 Hercules и патрульных P-3 Orion, а также фрегатов ANZAC, более подробная информация о которых будет опубликована в Стратегическом обзоре в 2015 году. Правительство Новой Зеландии предлагает финансировать эти проекты в основном за счет "перераспределения существующих ресурсов и приоритизации программы создания потенциала" в рамках НЗФЗ. Через два дня после опубликования "Белой книги по обороне" Веллингтонская декларация, подписанная министром иностранных дел Мюрреем Маккалли и госсекретарем США Хиллари Клинтон, установила новое "стратегическое партнерство" между Новой Зеландией и США, которое приведет к расширению оборонного сотрудничества и более регулярному диалогу на высоком уровне по вопросам безопасности. Декларация обещает " новый акцент на практическом сотрудничестве в Тихоокеанском регионе; а также расширение политического и предметного диалога, включая регулярные встречи министров иностранных дел и военно-политические дискуссии".

   AFGHANISTAN
    []
   AUSTRALIA
    []

    []

    []
   BANGLADESH
    []

    []
   BRUNEI
    []
   CAMBODIA
    []
   CHINA
    []

    []

    []

    []

    []

    []
   FIJI
    []
   INDIA
    []

    []

    []

    []

    []
   INDONESIA
    []

    []

    []
   JAPAN
    []

    []

    []
   KAZAKHSTAN
    []
   KOREA: DEMOCRATIC PEOPLE'S REPUBLIC (NORTH)
    []

    []
   KOREA: REPUBLIC OF KOREA (SOUTH)
    []

    []

    []
   KYRGYZSTAN,
    []
   LAOS
    []
   MALAYSIA
    []

    []

    []
   MONGOLIA
    []
   MYANMAR
    []
   NEPAL
    []
   NEW ZEALAND
    []
   PAKISTAN
    []

    []

    []
   PAPUA NEW GUINEA
    []
   PHILIPPINES
    []
   SINGAPORE
    []

    []

    []
   SRI LANKA
    []
   TAIWAN (REPUBLIC OF CHINA)
    []

    []

    []
   TAJIKISTAN, THAILAND
    []

    []

    []
   TIMOR LESTE
    []
   TURKMENISTAN
    []
   UZBEKISTAN
    []
   VIETNAM
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []






   Charter 7. The Middle East and North Africa
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []


   Глава 7. БЛИЖНИЙ ВОСТОК И СЕВЕРНАЯ АФРИКА
   ИРАК
   31 августа 2010 года Вооруженные силы Соединенных Штатов прекратили боевые операции в Ираке, оставив основную ответственность за наведение порядка на всей территории страны своим местным силам безопасности. Американские военные уже были выведены из городов Ирака в июне 2009 года в соответствии с Соглашением о статусе сил (SOFA), заключенным между Иракским и американским правительствами в последние дни правления администрации Джорджа Буша-младшего. SOFA также установила крайний срок для вывода всех американских войск из страны к 31 декабря 2011 года. Промежуточный срок окончания боевых операций - август 2010 года - был установлен президентом Бараком Обамой для того, чтобы привести скорость сокращения численности войск в соответствие с обещаниями, которые он дал во время своей предвыборной кампании.
   Это шаговое изменение в отношениях США с Ираком ознаменовалось крупными политическими и кадровыми изменениями. Американский посол в Багдаде Кристофер Хилл был заменен Джеймсом Джеффи; в отличие от своего предшественника, Джеффи имеет значительный опыт работы с иракской политикой. Что касается военной стороны, то генерала Раймонда Одьерно, еще одного ветерана американской кампании в Ираке, давно служившего в армии, сменил на посту главы оставшейся американской военной миссии генерал Ллойд Остин.
   В августе 2010 года крайний срок превратил американскую роль в стране из боевой в учебную миссию. Три отдельных военных командования - многонациональные силы Ирака, многонациональный корпус Ирака и переходное командование многонациональной безопасности Ирака - были объединены в одну организацию - иракскую учебную и консультативную миссию (МТАМ). Численность американских войск, которая на пике своего развития насчитывала 176.000 человек, была сокращена до 49.775. Рабочая логика американских командиров на местах предполагает, что их численность сократится до "десятков или даже сотен" по мере приближения окончательного срока сдачи SOFA. Ограниченная по времени цель ITAM состоит в том, чтобы обучать и наставлять иракские силы безопасности в надежде, что они смогут достичь того, что американское правительство назвало "минимальными основными стандартами потенциала", необходимыми для замены всех американских сил к 31 декабря 2011 года.
   Это быстрое сокращение численности и роли американских войск, а также повышение ответственности коренных народов за обеспечение порядка не были повсеместно восприняты в Ираке. Престарелый иракский политик Аднан Пачачи, занимавший пост министра иностранных дел Ирака до того, как партия Баас захватила власть в 1968 году, утверждал, что американские политики "обманывают себя", если думают, что иракские силы безопасности готовы защищать страну. Тарик Азиз, бывший вице-премьер при Саддаме Хусейне, был еще более откровенен, заявив из своей тюремной камеры, что вывод войск Обамы означает "оставление Ирака волкам".
   Еще большую озабоченность вызвали комментарии начальника штаба Ирака генерала Бабакира Зибари, сославшегося на собственное стратегическое планирование Министерства обороны, который утверждал, что если бы с ним посоветовались относительно графика вывода войск (чего он не делал), то он сказал бы своим политическим хозяевам: "армия США должна оставаться до тех пор, пока иракская армия не будет полностью готова к 2020 году". Комментарии Зибари были сформированы его амбициозными планами по изменению стратегической позиции Вооруженных сил Ирака по мере ухода американских войск. После того как в мае 2003 года американцы приняли решение расформировать старую иракскую армию, были быстро восстановлены новые местные вооруженные силы, главная задача которых заключалась в борьбе с повстанцами. Поскольку численность американских войск вместе с их военным потенциалом в стране сокращается, иракское правительство приступило к далеко идущим изменениям в роли иракской армии. Федеральная полиция, военизированные силы, находящиеся в ведении Министерства внутренних дел, была назначена для того, чтобы взять на себя главную роль в борьбе с повстанцами, предоставив армии уйти из иракских городов и взять на себя более традиционную военную роль. График, необходимый для этой трансформации, рассчитан до 2020 года. Аналогичные сроки предусмотрены и до того, как нарождающиеся иракские ВВС смогут защищать воздушное пространство Ирака.
   Однако в период с августа 2010 года по 2020 год главная роль сил безопасности Ирака будет заключаться в наведении порядка в самой стране, а не в защите ее границ. Войска, необходимые для выполнения этой функции, разделены между Министерством обороны, насчитывающим 250.000 человек, и Министерством внутренних дел, насчитывающим 410.000 человек. Министерство обороны несет управленческую ответственность за военно-воздушные силы и военно-морской флот, а также за армию. Его центральная роль в восстановлении всех трех этих служб отражена в его бюджете, который вырос в среднем на 28% в год с 2005 по 2009 год. Однако в 2009 году из-за более широкого сокращения государственного финансирования его бюджет был заморожен на уровне 4,1 миллиарда долларов США. Бюджет МО на 2010 год вновь вырос на 20% и составил 4,9 млрд. долларов США.
   Новая иракская армия состоит из 14 дивизий и вспомогательных сил. О его поспешном восстановлении свидетельствует тот факт, что к концу 2009 года ему удалось набрать лишь 82% от намеченного числа офицеров и 55% унтер-офицеров. Это может частично объяснить, почему МО с 2008 года переизбирает бывших офицеров и солдат из армии, расформированной после смены режима. К марту 2010 года в ходе этого процесса было перевооружено 20.400 солдат, причем значительная часть из них вновь поступила на службу из старого Офицерского корпуса. По нынешним оценкам, до 60% нового офицерского корпуса служило в старой армии.
   Министерство обороны США с оптимизмом смотрит на то, что, за исключением материально-технического обеспечения и поддержки, иракская армия сможет достичь минимального уровня необходимого потенциала, необходимого ей для выполнения своих обязанностей, как только в декабре 2011 года завершится военная подготовка США. Однако ряд независимых аналитиков указали на широкий круг проблем, которые продолжают подрывать иракскую армию. Первый, признанный американской учебной миссией, связан с недостатками в управлении. МО в Багдаде имеет заслуженную репутацию бюрократа и неэффективной бюрократии, которая не реагирует на запросы с мест. Это привело к плохому управлению бюджетом министерства, а также к недостаткам в логистике и стратегическом планировании. Однако помимо этих бюрократических проблем существуют и более широкие идеологические проблемы. Между старшими офицерами, прошедшими подготовку при Баасистском режиме, и более молодыми коллегами, получившими повышение в новой армии, образовалась пропасть. Негибкий подход к руководству со стороны высокопоставленных военных деятелей и их нежелание делегировать полномочия по-прежнему сдерживают новаторство и самостоятельное принятие решений в дальнейшем по цепочке командования. Кроме того, сохраняется проблема лояльности к государству, поскольку влияние сектантских и этнических политических партий все еще ощущается на всех уровнях армии. МО добилось устойчивого прогресса в борьбе с этим путем, например, многократно перемещая местные силы, чтобы разорвать их связи с политическими партиями, но это очень большая работа, и лояльность армии все еще остается под вопросом.
   В связи с планами переложить главную роль иракской армии на пограничную оборону Министерство внутренних дел все больше отвечает не только за правопорядок, но и за борьбу с военизированными формированиями повстанцев. Потенциальные риски, связанные с этой стратегией, весьма очевидны в недавней истории Ирака. В период с 2005 по 2006 год Министерство внутренних дел стало одной из главных группировок, которая втянула Ирак в гражданскую войну. Утверждалось, что специальные полицейские коммандос Министерства (позднее переименованные в федеральную полицию) действовали как сектантский отряд смерти, часто прибегая к внесудебным казням и пыткам. Пик жалоб пришелся на ноябрь 2005 года, когда американские силы провели обыск в следственном изоляторе Министерства внутренних дел и обнаружили 170 заключенных (166 из которых были суннитами), содержавшихся в ужасающих условиях и имевших следы неоднократных пыток. После этого был выявлен ряд секретных мест содержания под стражей и широкое применение пыток, что привело к проведению расследования под руководством отставного американского генерала Джеймса Джонса; результаты этого расследования были опубликованы в сентябре 2007 года. Рекомендация Джонса о роспуске Федеральной полиции не была принята ни иракским правительством, ни американскими военными. Вместо этого Федеральная полиция была очищена от наиболее вопиющих сектантских актеров, и 60.000 офицеров были уволены. Кроме того, силы были значительно расширены и перестроены.
   Федеральная полиция в настоящее время считается одной из самых эффективных боевых сил в Ираке. Она насчитывает 46.580 членов, а к 2012 году планирует расшириться до 86.000. В настоящее время Федеральная полиция состоит из четырех дивизий, состоящих из 17 бригад, и планирует добавить еще две. В соответствии с планами расширения в федеральную полицию будут интегрированы пять провинциальных подразделений реагирования на чрезвычайные ситуации, что позволит силам иметь в каждой из провинций Ирака бригадную группу. Но, несмотря на обширные чистки, реструктуризацию и постоянную экспансию, эта сила все еще страдает от коррупции и сектантства. Коварные последствия взяточничества на контрольно-пропускных пунктах Федеральной полиции подчеркивались способностью "Аль-Каиды" в Месопотамии неоднократно доставлять бомбы на грузовиках в центр Багдада в течение 2009 и 2010 годов. Передвижению этих крайне разрушительных грузов, должно быть, способствовал подкуп сотрудников Федеральной полиции, которые обслуживали контрольно-пропускные пункты, окружавшие центральный правительственный округ. Помимо этого, мошенничество с заработной платой, коррупция при заключении контрактов и принятие взяток для освобождения задержанных остаются обычным явлением. Есть также свидетельства того, что федеральная полиция не в состоянии устранить влияние сектантской политики из своих рядов. В конце 2009 года ряд докладов показал, что 1500 новобранцев в состав сил были выдвинуты политическими партиями Ирака, что свидетельствует о политическом вмешательстве не только в процесс найма и продвижения по службе, но и в процесс формирования политики.
   За последние два года негативное и разрушительное влияние иракских политиков на его службы безопасности достигло своего пика в разведывательных службах страны и контртеррористических спецподразделениях. Иракские национальные силы по борьбе с терроризмом насчитывают более 6000 человек в своих рядах, организованных в две бригады, и считаются одними из самых хорошо подготовленных сил на Ближнем Востоке. Она имеет свои собственные центры содержания под стражей и сбора разведывательной информации, а также камеры наблюдения в каждой мухафазе. В апреле 2007 года, когда управленческая ответственность за него была передана от американских спецназовцев, создавших его, иракскому правительству, премьер-министр Нури аль-Малики создал министерский орган - Бюро по борьбе с терроризмом, чтобы контролировать его. Это фактически вывело силы из-под контроля парламента, Министерства внутренних дел или Министерства обороны. С тех пор эти силы стали известны как "Федаин аль-Малики", ссылаясь на свою репутацию инструмента премьер-министра для тайных действий против его соперников, а также ироническое сравнение с ополчением Саддама.
   Разведывательные службы Ирака были также политизированы. Попытка Малики установить над ними личный контроль непосредственно способствовала их неспособности самостоятельно собирать и анализировать разведданные без непосредственной поддержки со стороны США. Борьба за доминирование в разведывательных службах стала очевидной в конфликте между Мохаммедом Аль-Шахвани, который был главой Национальной разведывательной службы (НИС), и Шерваном Аль-Ваэли, который был назначен Малики в 2006 году на пост государственного министра по делам национальной безопасности. НИС была создана Центральным разведывательным управлением США, и Шахвани поддерживал длительные и тесные рабочие отношения с Вашингтоном. Ваэли, напротив, хотя и считается близким к премьер-министру, как утверждается, также имеет связи с Тегераном. Ситуация обострилась в августе 2009 года после серии крупных взрывов в центре Багдада. Шахвани утверждал в иракской прессе, что есть явные доказательства, связывающие эти нападения с Ираном. В результате последовавших за этим инцидентом беспорядков Шахвани был вынужден уйти в отставку. Но опасения, что НИС потеряет еще больше сотрудников после его ухода, еще не оправдались.
   Проблемы политизации в армии выходят далеко за рамки федеральной полиции и спецслужб. С 2006 года Малики использовал целый ряд тактических приемов, чтобы обеспечить свою личную власть над вооруженными силами Ирака. Во-первых, он использовал канцелярию Главнокомандующего для контроля за общей политикой в области безопасности, тем самым подрывая независимую систему командования в министерствах внутренних дел и обороны (см. военный баланс 2008 года, стр. 228). Затем Малики оттеснил технократических старших командиров в сторону, назначив близких ему людей на влиятельные посты в обоих министерствах. Эти назначения были названы "временными", чтобы избежать парламентского надзора. Наконец, Малики создал девять совместных оперативных команд. Они объединяют под единым командованием руководство всеми службами безопасности, действующими в отдельных нестабильных провинциях. Эти офицеры назначаются и управляются из центрального офиса в Багдаде, который контролирует Малики. Используя совместные оперативные командования, Малики обошел своих министров безопасности и их старших командиров, обеспечив контроль над оперативным уровнем вооруженных сил Ирака. В целом, контроль Малики над силами безопасности своей страны сделал военный переворот в Ираке крайне маловероятным, но это произошло за счет слаженности цепочки командования, продвижения политических закадычных друзей над талантливыми командирами и разрыва в военном духе корпуса.
   Оружейные программы
   Помимо разрушительных последствий политики, способность вооруженных сил Ирака навести порядок в стране после 2011 года будет зависеть от обширных и постоянных инвестиций в системы вооружений и оборудование. Развитие вооруженных сил в Ираке уже сдерживается бюджетными проблемами. Нефть является единственным крупным источником доходов Ирака, поэтому мировые цены напрямую влияют на способность правительства наращивать свои вооруженные силы. С 2007 по 2010 год иракское правительство инвестировало в Министерства обороны и внутренних дел 43,51 млрд. долл. Однако глобальное падение цен на нефть привело в 2009 году к бюджетному кризису и сокращению государственных расходов на 25%. Результатом этого стало замораживание набора как в армию, так и в полицию, а также задержки с закупкой танков и артиллерии. Хотя сейчас ситуация несколько смягчилась, проблемы, возникшие в 2009 году, подчеркивают зависимость Ирака, и особенно его военных, от высоких цен на нефть.
   Несмотря на бюджетные проблемы, Ирак продолжает инвестировать средства в новую военную технику. Первый из 140 танков M1 Abrams, закупленных в Америке, прибыл в августе 2010 года. Кроме того, Ирак заказал у США 18 истребителей F-16IQ и уже принял поставку 3 учебно-тренировочных самолетов T-6A Texan. Пакет F-16, согласно уведомлению, выданному Агентством по сотрудничеству в области обороны и безопасности США, также включал в себя множество электронных систем и боеприпасов, включая ракеты Sidewinder, Sparrow и Maverick, а также бомбы с лазерным наведением GBU-10, GBU-12 и GBU-24. В 2010 году объем иностранных военных продаж Ирака увеличился с $1 млрд. до $1,5 млрд., а общая стоимость его текущего портфеля заказов составила $13 млрд.
   Способность Багдада контролировать страну в период между августом 2010 года (окончание боевых операций США) и полным выводом американских войск в декабре 2011 года почти наверняка достаточно сильна, чтобы остановить сползание назад в гражданскую войну, которая доминировала в стране в 2005-2006 годах. Однако не технический потенциал вооруженных сил Ирака будет гарантировать стабильность страны после 2012 года. Это будет зависеть от политического урегулирования, достигнутого после национальных выборов в марте 2010 года. Многие месяцы, которые потребовались для достижения компромисса, необходимого для формирования работающего правительства, свидетельствуют о глубокой нестабильности, оживляющей иракскую политику. Стабильность Ирака после смены режима не может быть гарантирована, несмотря на несомненный прогресс, достигнутый его вооруженными силами с 2007 года.
   ИРАН
   Обстановка в области безопасности Ирана резко изменилась за последнее десятилетие с нейтрализацией США двух самых больших внешних угроз - баасистского режима Саддама Хусейна в Ираке и движения "Талибан" в Афганистане. Однако, хотя традиционные угрозы безопасности Тегерана больше не существуют, присутствие американских вооруженных сил в Ираке, Афганистане и в водах Персидского залива представляет собой новые вызовы. Столкнувшись с возможностью упреждающего удара по своим ядерным объектам, иранский режим имеет все основания пересмотреть свои стратегии национальной безопасности, пересмотреть свою военную доктрину и перестроить свои силы и планы приобретения оружия, чтобы противостоять потенциальной угрозе, исходящей от США и их региональных союзников.
   В обычных военных запасах Ирана преобладают устаревшие системы вооружения, приобретенные до иранской революции 1978-79 годов. Ее вооруженные силы практически не имеют современной бронетехники, артиллерии, авиации или крупных боевых кораблей, и санкции ООН, скорее всего, будут препятствовать закупке высокотехнологичного оружия в обозримом будущем. Зарождающиеся местные оружейные отрасли успешно развивают и создают некоторые нишевые виды вооружений, такие как беспилотные летательные аппараты, баллистические ракеты и малые военно-морские суда, но эти системы не обеспечивают Ирану возможности для проведения крупномасштабных обычных наступательных операций. Следовательно, вооруженные силы не организованы и не обучены проецировать силу против своих соседей или через залив.
   Хотя обычные вооруженные силы Ирана имеют ограниченные возможности, вооруженные силы сохраняют мощный потенциал для ведения нерегулярной войны. Таким образом, стратегическая философия режима подчеркивает и ставит под угрозу использование асимметричных операций для запугивания своих соседей и сдерживания потенциальных агрессоров. А в случае неудачи сдерживания иранский Корпус Стражей Исламской революции (КСИР) структурирован и оснащен для ведения войн на истощение с использованием асимметричных военных действий, направленных на унижение воли противника и увеличение стоимости и рисков агрессии. Основанная вслед за революцией, КСИР поддерживает отдельные вооруженные силы от регулярных иранских вооруженных сил (Artesh) и часто получает львиную долю современной оборонной техники и ассигнований в Иране, что отчасти объясняется ее общим участием в асимметричных операциях, но также и глубиной ее связей в иранском политическом истеблишменте и сфере безопасности, а также ее существенным участием в иранском деловом секторе. Иран доказал свою способность угрожать, запугивать и проводить значительные военные операции низкого уровня или террористические нападения непосредственно или через суррогаты, такие как "Хезболла", ХАМАС или воинствующие группировки в Ираке. Этот потенциал может быть применен на местном или глобальном уровне, против региональных соперников или крупных держав.
   Иранские силы "Кудс" оказались ключевым средством, с помощью которого можно проецировать военную силу за рубеж. Как отмечается в стратегическом комментарии МИСИ "Иранское влияние в Ираке"(т. 13, ? 10), Силы Кудс - военизированное подразделение КСИР с миссией экспорта идеалов революции, непосредственно подчиняющееся Верховному Лидеру, - установили отношения с шиитскими и курдскими группами сопротивления в Ираке незадолго до вторжения 2003 года. IRCG создала корпус Бадра в качестве инструмента иранской внешней политики в Ираке и с тех пор поддерживает очень тесные связи внутри него; КСИР также организовал подготовку ливанской "Хезболлы" (которая сама была создана силами Кудс в 1982 году) для подготовки Иракского Джаиш аль-Махди (джам), шиитской военизированной группировки. После того, как силы JAM понесли тяжелые потери в своем восстании весной 2004 года, поддержка КСИР для JAM усилилась. В 2004 году КСИР начал снабжать джем смертоносными взрывоопасными снарядами. К 2005 году "Хезболла" готовила членов джем в Иране. Силы "Кудс" вместе с "Хезболлой" стали для Ирана мощным средством оказания своего влияния и разжигания насилия в Ираке.
   Растущее число баллистических ракет Ирана и его потенциал в области разработки ядерного оружия играют решающую роль в стратегии сдерживания и запугивания режима. Обширные запасы ракет малой дальности "Шахаб-1" и "Шахаб-2", а также разрабатываемых ракет средней дальности "Гадр-1" и "Саджил-2" повышают способность режима угрожать целям далеко за пределами своих границ. Эти ракетные комплексы эксплуатируются ВВС КСИР. Хотя они имеют ограниченную военную полезность из-за их низкой точности, они могут быть использованы для поражения городских целей, сеять террор и потенциально ослаблять политическую решимость противника. Хотя на сегодняшний день нет убедительных доказательств того, что Иран принял решение о производстве ядерного оружия, он стремится к тому, чтобы сделать это, и двусмысленность, создаваемая программой обогащения урана этой страны, еще больше укрепляет способность режима сдерживать и запугивать.
   Доктрина
   Иранская военная доктрина носит в первую очередь оборонительный характер, основанный на сдерживании потенциальных агрессоров, включая технологически превосходящие силы США. И хотя доктрина продолжает развиваться, ее основные принципы были установлены в 2005 году генералом Мохаммадом Джафари, тогдашним директором Центра стратегии КСИР, а ныне командующим КСИР. Известная как "мозаичная защита", эта доктрина подчеркивает гибкость и использование многоуровневой защиты. Она избегает прямой конфронтации с превосходящими силами, когда это возможно. Вместо этого он стремится извлечь выгоду из преимуществ Ирана в живой силе, стратегической глубине, сложной местности и готовности режима принять больший риск и бремя длительной битвы.
   Реализация мозаичной доктрины привела к перестройке структуры командования и управления сухопутными войсками КСИР в сеть из 31 отдельного командного элемента, по одному для каждой из 30 провинций Ирана и по одному для самого Тегерана. Такая передача ответственности и полномочий обеспечивает местным командирам большую независимость и гибкость в реагировании на местные события и противодействии угрозам. Например, против вторгшихся сил она могла бы воспользоваться стратегической глубиной страны и пересеченной пограничной местностью, чтобы организовать атаки повстанцев, воспрепятствовать тыловым операциям оппозиции и вести войны на истощение. Однако эта эволюционирующая доктрина не преуспела в преодолении давнего институционального и бюрократического соперничества. Например, общий военный потенциал Ирана значительно ухудшается из-за плохой координации между КСИР и Артешем.
   Бюджеты и приобретения
   Расходы Ирана на оборону ничтожно малы по сравнению с расходами его соседей. Годовой оборонный бюджет оценивается в 10 миллиардов долларов США, но это не учитывает деньги, выделяемые на оборонно-производственную инфраструктуру Ирана. Она также не включает в себя расходы на поддержку доверенных лиц, негосударственных групп и иностранной военной помощи или инвестиции Ирана в его ядерные и ракетные программы развития. Таким образом, общий бюджет, как полагают, превысит 13-14 миллиардов долларов США. Иран по-прежнему испытывает трудности с приобретением передовых вооружений и военных технологий у Запада. Санкции ООН серьезно ограничили возможности Тегерана импортировать необходимое оборудование у альтернативных поставщиков, хотя иранские закупочные сети продолжают свои попытки обойти эти санкции.
   Армия
   Несмотря на заявления об успехах в производстве крупных систем вооружений на родине, Иран не в состоянии производить тяжелое вооружение в значительных количествах. На сегодняшний день Тегеран изготовил и развернул около 100 основных боевых танков "Зульфиар" и небольшое количество легких танков "Таусан", около 140 бронетранспортеров "Бораг" и небольшое количество самоходных артиллерийских орудий. Иран произвел большое количество буксируемой артиллерии и артиллерийских ракет малой и большой дальности, включая ракеты "Фаджр", "Зельзал" и "Фатех110", чтобы усилить свою огневую мощь. При содействии Китая Иран создал заводы по производству противотанкового оружия малой дальности, переносных ракет класса "земля-воздух" и противокорабельного оружия. В последнее время появились различные беспилотные летательные аппараты, некоторые из которых предназначены для перевозки обычных бомб, в том числе "Каррар". Однако в целом эта армия не очень хорошо оснащена, хотя и имеет достаточные размеры и возможности для защиты иранской территории. Ни КСИР, ни Артеш не являются достаточно хорошо организованными, оснащенными или обученными для ведения постоянных боевых действий за пределами границ Ирана. Военные учения КСИР, в ходе которых имитируются засады против бронетанковых колонн наступающих сил, являются еще одним свидетельством преимущественно оборонительного характера иранских сил.
   Флот
   Военно-морское отделение КСИР осуществляет надзор за операциями в Персидском заливе. Однако его возможности серьезно ограничены нехваткой боеспособных надводных кораблей. В настоящее время иранский военно-морской флот эксплуатирует только семь корветов, все они были получены до революции и поэтому устарели и плохо оснащены. Иран, как полагают, строит внутри страны корвет класса Mowaj, чтобы исправить этот недостаток в долгосрочной перспективе, но на сегодняшний день новый корабль является прототипом и еще не достиг эксплуатационного статуса.
   КСИР имеет в своем распоряжении более 100 кораблей, в том числе 25 катеров PEYKAAP II класса, вооруженных противокорабельными ракетами "Косар", и около 15 торпедных катеров Peykaap I класса, а также десятки небольших быстроходных катеров берегового патрулирования. Эти маленькие, неуловимые катера трудно обнаружить с помощью радара и могут легко перехитрить крупные надводные боевые корабли, развернутые США. Таким образом, они могут избежать прямой конфронтации с превосходящими американскими силами. Они могут быть использованы для рассеивания умных мин, запуска торпед дальнего действия, стрельбы ракетами малой дальности и применения тактики Роя для угрозы, преследования и срыва военно-морских операций США в Персидском заливе. КСИР и военно-морской флот регулярно проводят военные учения, в которых используются малые суда (отечественного производства Seraj-1 и Zulfiar) и крылатые корабли Bavar для имитации засадных атак на судоходство, морские объекты и ключевую береговую инфраструктуру.
   Несмотря на санкции, Иран приобрел широкий спектр современного оружия для поддержки асимметричных военно-морских операций, включая магнитные, акустические и чувствительные к давлению мины, корабельные ракеты производства Китая и Ирана, а также четыре - семь миниатюрных подводных лодок северокорейского и иранского производства (Ghadir) Yono и Nahang класса. Считается, что Иран производит еще четыре подводные лодки. Три подводные лодки класса "Kilo", тем временем, являются потенциально мощным противником, способным наносить удары с использованием торпед и мин. КСИР поддерживает надводные боевые корабли, вооруженные противокорабельными крылатыми ракетами HY-2, C-801 и C-802, а также целым рядом противокорабельных крылатых ракет отечественного производства. Помимо защиты береговой линии, это противокорабельное оружие может быть использовано для нарушения потока нефти из Персидского залива путем угрозы или нападения на торговые суда, проходящие через Ормузский пролив. Военно-морской флот КСИР и регулярные военно-морские силы Ирана (численностью около 18.000 человек) представляют самую серьезную угрозу для ВМС США и их союзников в Персидском заливе.
   Противовоздушная оборона и военно-воздушные силы
   Иранские войска ПВО и ВВС призваны защищать свое воздушное пространство, сдерживать агрессию и защищать критически важную инфраструктуру и стратегические объекты на всей территории страны. Иранские пилоты относительно хорошо подготовлены и способны, но они эксплуатируют стареющий и ухудшающийся парк самолетов, большинство из которых были приобретены до революции или были захвачены, когда иракские пилоты прибыли в Иран во время операции "Буря в пустыне" в 1991 году. Из более чем 300 боевых самолетов, состоящих из американских F-4, F-5 и F-14, французских Mirages, китайских F-7 и советских Су-24, Су-25 и МиГ-29, только около половины эксплуатируются в любой данный момент, главным образом из-за недостаточного технического обслуживания и отсутствия запасных частей. Хотя эти самолеты плохо поддерживаются и устарели, Иран попытался компенсировать эти недостатки, получив современные российские ракеты класса "воздух-воздух". Его инженеры также работали над созданием более эффективной противовоздушной обороны, преобразовав производимые США ракеты "земля-воздух" в ракеты класса "воздух-воздух" для использования в качестве дальнобойных ракет класса "воздух-воздух".
   Режим пытался модернизировать свои военно-воздушные силы путем закупки российских и китайских истребителей, но эти усилия были сорваны санкциями ООН. В качестве альтернативы Иран произвел свои собственные самолеты-легкие истребители "Саегех" и "Азарахш", некоторые из которых, возможно, были развернуты в ВВС. Но их численность и точные возможности остаются неопределенными, и эти военные самолеты будут представлять незначительную угрозу для передовых систем, эксплуатируемых США и их союзниками в Персидском заливе. Иран также производит беспилотные летательные аппараты для поддержки операций ВВС, для разведывательных операций и в последнее время для наземных атак.
   СИРИЯ, ЛИВАН И ХЕЗБОЛЛА
   Сирия продолжает стремиться к модернизации своих вооруженных сил, сосредоточив усилия на наращивании потенциала противовоздушной обороны. Это, пожалуй, неудивительно: в результате авианалета 2007 года, который уничтожил объект, предположительно связанный с ядерной деятельностью, и который, как широко утверждалось, был осуществлен израильскими войсками, комплексная противовоздушная оборона Сирии оказалась неэффективной. В середине 2009 года утверждалось, что Сирия получила от Ирана сложную радиолокационную систему, способную обеспечить раннее предупреждение о самолетах израильских ВВС.
   В сентябре 2010 года Москва подтвердила, что, несмотря на возражения США и Израиля, будет продолжать заключать с Дамаском в 2007 году оружейную сделку на сумму 300 миллионов долларов. Эта сделка предусматривала бы поставку в Сирию по меньшей мере 2 систем береговой обороны "Бастион", каждая из которых включала бы до 36 противокорабельных крылатых ракет "Яхонт". Как отмечал МИСИ на момент заключения сделки, "поставка системы" Бастион " в Сирию будет означать значительное улучшение возможностей по сравнению с устаревшими системами Р-5 и Р-15, которые Россия также ранее предоставила. "Бастион" использует прямоточную реактивную ракету 3М-55, которая имеет стартовый вес около 3 тонн и скорость примерно в два раза выше скорости звука на малой высоте, представляя собой сложную цель для корабельных систем ПВО. Это будет особенно беспокоить Израиль.'
   В апреле 2010 года Сирия якобы передала "Хезболле" баллистические ракеты "Scud-D". Считается, что "Scud" имеют дальность действия более 435 миль, что позволяет держать Иерусалим, Тель-Авив и израильские ядерные установки в пределах досягаемости вооруженных сил "Хезболлы". Сирия опровергла это сообщение, а "Хезболла" отреагировала неоднозначно. Сирия, как утверждается, уже поставила "Хезболле" ракеты М-600, сирийский вариант иранского Fateh-110. Имея дальность действия до 300 км, твердотопливное топливо и боеголовку весом 500 кг, М-600 станет мощным дополнением к Арсеналу "Хезболлы".
   Утверждения о том, что "Хезболла" продолжала свои усилия по перевооружению и подготовке кадров в нарушение резолюций ООН в течение 2010 года, были широко распространены. В соответствии с резолюцией 1701, которая положила конец войне 2006 года, только военнослужащие Временных сил ООН в Ливане (ВСООНЛ) и ливанских вооруженных сил (ЛВС) имеют право действовать в районе к югу от реки Литани. Однако взрыв двух складов оружия без опознавательных знаков в деревнях Хирбат-Салим (14 июля 2010 года) и Шехабия (3 сентября 2010 года), расположенных к югу от реки Литани, убедительно свидетельствует о том, что "Хезболла" хранила там оружие. Инсценированное столкновение также произошло между миротворцами ВСООНЛ и сельскими жителями в дружественном "Хезболле" районе на юге Ливана. Чтобы не допустить досмотра предполагаемого тайника с оружием, бронетранспортер ООН и легкий бронетранспортер были заблокированы гражданскими лицами, которые забросали машину камнями, в результате чего один миротворец ООН был ранен.
   Сотрудничество в области передачи оружия также, по-видимому, расширилось между "Хезболлой" и ее иранскими и сирийскими союзниками. По сообщениям СМИ, три подразделения материально-технического обеспечения "Хезболлы", базирующиеся в Сирии и Ливане, осуществляли контроль за безопасной доставкой оружия, спонсируемого Ираном, шиитской группировке боевиков. Утверждалось, что в результате операций этих подразделений "Хезболла" располагала более чем 40.000 ракетами и снарядами. В докладе Совету Безопасности ООН от 1 ноября 2010 года отмечалось, что "в соответствии со своим мандатом ВСООНЛ не могут обыскивать частные дома и имущество, если нет достоверных доказательств нарушения резолюции 1701 (2006), включая непосредственную угрозу враждебной деятельности, исходящую из этого конкретного места. До настоящего времени ВСООНЛ не были представлены и не были найдены доказательства несанкционированной передачи оружия в район их операций. Однако, хотя ООН также заявила, что нет никаких свидетельств возобновления работы старых складов оружия или новых объектов, в ноябрьском докладе далее говорилось, что "нападения со взрывными устройствами против ВСООНЛ и обнаружение оружия, боеприпасов и связанных с ними материальных средств продемонстрировали наличие оружия и враждебных вооруженных элементов, готовых применить его в районе к югу от реки Литани".
   Ключевой вопрос для "Хезболлы" - группы, которая теперь, как представляется, имеет как партизанскую, так и "обычную" военную организацию, - заключается в том, как обучать и поддерживать эти системы вооружений. Учитывая почти постоянное воздушное наблюдение Израиля над южным Ливаном (полеты БПЛА, а также полеты истребителей-регулярное явление), наряду с скрытыми и электронными методами наблюдения, следует предположить, что любая открытая подготовка с использованием современного оружия будет обнаружена. В результате этого утверждалось, что учебные мероприятия для некоторых сотрудников "Хезболлы" проводятся за пределами Ливана.
   Пожалуй, самый серьезный инцидент 2010 года произошел 3 августа. Спор по поводу обрезки дерева на израильской стороне "Голубой линии", но недалеко от ливанской деревни Адайсе, перерос в междоусобицу между Лаф и израильскими силами обороны (ИДФ). Несмотря на просьбы персонала ВСООНЛ, снайпер из ЛАФ застрелил израильского полковника насмерть. Впоследствии были убиты два ливанских солдата и один ливанский журналист. Хотя инцидент имел потенциал для дальнейшей эскалации, быстрое дипломатическое вмешательство США и Франции сдерживало риски, в то время как Израиль проявлял сдержанность после первых обменов мнениями. Военная помощь США Ливану, уже подвергавшаяся критике в Конгрессменских кругах из-за опасений, что поставляемое США вооружение может попасть в руки "Хезболлы", в результате оказалась под угрозой срыва. (В последние годы США поставляли в ЛАФ системы, в том числе бронетранспортеры М-113.) Высокопоставленные американские законодатели отложили запланированную помощь в размере 100 миллионов долларов США, хотя позже она была отменена после сильного давления со стороны администрации Обамы. Действительно, несмотря на критику ливанцев по поводу качества поставляемой техники, США остаются главным источником военной помощи Ливану.
   ИЗРАИЛЬ
   Учитывая, что война 2006 года в Южном Ливане выявила его уязвимость перед ракетами и реактивными снарядами, Израиль, как сообщается, находится на завершающей стадии разработки своей мобильной системы ПВО "Iron Dome", предназначенной для перехвата 155-мм артиллерийских снарядов и ракет с дальностью действия 5-70 км. Система состоит из трех центральных компонентов: радиолокационной системы обнаружения и слежения, системы управления боем и управления вооружением и ракетной огневой установки, оснащенной ракетой-перехватчиком "Tamir". Силы обороны Израиля создали новый батальон в составе дивизии обороны ВВС Израиля для управления системой "Iron Dome".
   В мае 2010 года Конгресс США одобрил финансирование в размере 205 млн. долларов США для стимулирования производства и развертывания "Iron Dome", стоимость которого оценивается в 200-215 млн. долларов США. В июле 2010 года система успешно прошла первоначальные испытания в пустыне Негев путем перехвата реактивных залпов залпового огня, имитирующих ракеты "Кассам" и "Катюша", которые обычно запускаются в Израиль. Проект "Iron Dome" подвергся критике со стороны некоторых израильских военных аналитиков за неэффективность затрат, учитывая, что каждая оборонная ракета "Iron Dome" стоит примерно 100.000 долларов США, а производство ракет "Кассам" - до нескольких сотен долларов. Критики также ставили под сомнение неспособность системы перехватывать ракеты с дальностью полета менее 4,5 км, а также те, которые взрываются менее чем за 15 секунд - расчетное время, необходимое ракете "Tamir" для обнаружения и перехвата цели.
   Запланированная израильская закупка самолетов F-35 Lightning II продолжилась заключительным соглашением, подписанным в Вашингтоне на 20 самолетов. С учетом финансирования, предоставленного американским фондом внешнего военного финансирования, общая стоимость сделки оценивается в 2,75 миллиарда долларов США. Каждый самолет, включая двигатели, стоит 96 миллионов долларов США; сделка также включает в себя обучение, моделирование, запасные части и строительство объектов технического обслуживания. По данным ЦАХАЛа, поставка должна занять два года с 2015 года, хотя это зависит от прогресса программы в США. По словам гендиректора Минобороны, подписавшего сделку в октябре, у Израиля есть возможность заказать еще несколько самолетов. ЦАХАЛ, тем временем, наблюдал дополнительное развитие потенциала с сообщенной модернизацией до самолета IAI-1124 Seascan с улучшенными пакетами наблюдения и связи, что обошлось, по сообщениям, в 22 млн. шекелей (5,85 млн. долл.США).
   ДРУГИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
   Страны региона Персидского залива по-прежнему озабочены иранской программой развития баллистических ракет. Как отмечается в Военном балансе за 2010 год, эта озабоченность побудила предпринять шаги по развитию противоракетной обороны. В то время как потенциал противовоздушной обороны региональных государств уже давно задокументирован в военном балансе, следует отметить повышение потенциала в последние годы. Объединенные Арабские Эмираты, которые запросили ракеты Patriot, увидели, что развертывание этих систем приближается, и компания Raytheon объявила, что с модернизацией радара Patriot до конфигурации PAC-3 у нее "теперь есть необходимые вспомогательные системы для начала проверки конструкции и валидационных испытаний" для программы ОАЭ. Однако министр обороны США Роберт Гейтс на пресс-конференции в марте 2010 года в Абу-Даби заявил, что США развернули в ОАЭ две батареи Patriot. Между тем, исполнительный директор Агентства противоракетной обороны США Дэвид Альтвегг заявил в феврале 2010 года, что США "готовят дело FMS [Foreign Military Sales] для трех батарей THAAD [Terminal High Altitude Area Defense] для Объединенных Арабских Эмиратов". ОАЭ запросили продажу THAAD в 2008 году.
   Как отмечалось в предыдущих изданиях этой книги, США стремились поощрять совместные оборонные мероприятия в регионе. На состоявшемся в 2009 году диалоге МИСИ Манама в Бахрейне тогдашний командующий ЦЕНТКОМ генерал Дэвид Петреус заявил, что такое сотрудничество приняло множество форм: "воздушная и баллистическая противоракетная оборона, совместное раннее предупреждение, борьба с терроризмом, свобода судоходства на море и борьба с пиратством, противодействие распространению, обмен общей оперативной картиной и целые подходы правительств к противодействию экстремизму". Далее он отметил, что "многосторонний подход", а также инициативы в многостороннем и коалиционном контексте имеют ключевое значение. Более того, он сказал, что именно в этом процессе ЦЕНТКОМ стремится интегрировать двустороннюю деятельность для достижения многосторонних результатов. "Мы видим это, в частности, в некоторых ключевых областях - особенно в совместном раннем предупреждении, противовоздушной и противоракетной обороне, а также в достижении общей оперативной картины".
   В 2010 году Саудовская Аравия продолжила работу по существенной модернизации своих запасов. В октябре агентство по сотрудничеству в области обороны и безопасности США направило в Конгресс США уведомление о крупной сделке на сумму $29,43 млрд. (если все опционы будут реализованы). Если бы эта сделка была продолжена, Королевские ВВС Саудовской Аравии могли бы получить 84 самолета F-15SA, значительное количество вспомогательного оборудования и боеприпасов (включая двухрежимные лазерные/GPS-боеприпасы, бомбы с лазерным наведением и боеприпасы для совместной прямой атаки, ракеты Harpoon и HARM), а также модернизацию существующего парка F-15S до конфигурации F-15SA. В тот же день было сделано еще одно уведомление о просьбе Национальной гвардии Саудовской Аравии предоставить 26 вертолетов Block III Apache, 72 вертолета UH-60M Blackhawk и 36 вертолетов AH-6i little Bird, 20 радаров управления огнем Longbow и 2592 ракеты AGM-114R Hellfie, а также другое оборудование. Хотя саудовские вооруженные силы, несомненно, будут стремиться заменить боеприпасы, израсходованные в ходе военных действий против повстанцев-хуситов, которые перешли в Саудовскую Аравию из Йемена в конце 2009 года, вышеупомянутая техника будет представлять собой существенное повышение потенциала, как только она будет интегрирована в Вооруженные силы. Тем временем на заводе EADS продолжается работа над многоцелевым транспортным самолетом-заправщиком A330, заказанным Саудовской Аравией и ОАЭ; Этот тип получил свой военный сертификат в конце 2009 года, прежде чем был доставлен своему стартовому заказчику - Королевским ВВС Австралии.

   ALGERIA
    []
   BAHRAIN
    []

    []
   EGYPT
    []

    []

    []
   IRAN
    []

    []

    []
   IRAQ
    []
   ISRAEL
    []

    []
   JORDAN
    []

    []
   KUWAIT
    []
   LEBANON
    []

    []
   LIBYA
    []

    []
   MAURITANIA <
    []
   MOROCCO
    []

    []
   OMAN
    []
   PALESTINIAN<
    []
   QATAR
    []
   SAUDI ARABIA
    []

    []
   SYRIA
    []

    []
   TUNISIA
    []
   UNITED ARAB EMIRATES (UAE)
    []

    []
   REPUBLIC OF YEMEN
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []



   Charter 8. Caribbean and Latin America
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []


   Глава 8. КАРИБСКИЙ БАССЕЙН И ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА
   Напряженность в Андах - ранее самой серьезной угрозе стабильности - несколько снизилась в 2010 году, и во всем регионе были достигнуты дальнейшие успехи в многостороннем сотрудничестве. Однако, как отмечается в документе "Военный баланс 2010" (стр. 53), хотя латиноамериканский интерес к многостороннему управлению региональной безопасностью, возможно, и возродился, между амбициями и реальностью остается значительный разрыв. Улучшение отношений в Андском регионе оказалось хрупким и потенциально недолговечным. Общие успехи были также обусловлены продолжением других споров между правительствами как внутри региона, так и между региональными и внерегиональными правительствами, а также некоторыми заметно регрессивными шагами в гражданско-военных отношениях и ухудшением уровня безопасности человека во многих областях. И, несмотря на некоторые улучшения в области транспарентности, военные преобразования и модернизация со стороны различных правительств продолжали вызывать недоверие.
   Дипломатический кризис между Колумбией и соседними Венесуэлой и Эквадором, спровоцированный в марте 2008 года колумбийским рейдом на партизанский лагерь в Эквадоре и обострившийся в 2009 году подписанием американо-колумбийского соглашения об обороне, был частично урегулирован в течение 2010 года. Это улучшение имело мало общего с многосторонним посредничеством. Другие страны региона не смогли выйти за рамки предложений об оказании помощи, чтобы заставить каждую из сторон серьезно рассмотреть жалобу другой стороны. Даже Бразилия не смогла навязать решение: как признался в частном порядке американским дипломатам министр обороны Нельсон Жобим, признание Бразилией присутствия в Венесуэле партизан из революционной армии Колумбии (РВСК) "разрушило бы ее способность к посредничеству". Вместо этого смена правительства в Колумбии имела решающее значение. Несмотря на свою репутацию ястребиного бывшего министра обороны, ответственного за нападение в марте 2008 года, президент Хуан Мануэль Сантос, вступивший в должность в августе, сделал своим приоритетом восстановление связей с Венесуэлой и Эквадором. Эти шаги включали передачу данных, захваченных во время нападения в марте 2008 года. Через несколько дней после того, как уходящая администрация Альваро Урибе представила Организации Американских Государств (ОАГ) доказательства того, что Венесуэла укрывала РВСК, Сантос предложил оливковую ветвь президенту Венесуэлы Уго Чавесу и начал отступать от американо-Колумбийского оборонного соглашения. Хотя на момент написания настоящего доклада дипломатические отношения не были полностью нормализованы ни с Эквадором, ни с Венесуэлой, были достигнуты конкретные экономические успехи и успехи в области безопасности. Эквадор сотрудничал во враждебных действиях против лагерей РВСК в приграничном регионе; торговля между Колумбией и Венесуэлой была восстановлена; и венесуэльский частный сектор начал выплачивать колумбийским экспортерам приблизительно 800 миллионов долларов долга, возникшего после разрыва Чавесом дипломатических отношений в 2009 году.
   Многосторонние события в области безопасности
   Параллельно с этими событиями сохраняется острый интерес к разработке и переоснащению многосторонних механизмов безопасности. Наиболее важным из них был Южноамериканский Совет обороны (САДК) Союза южноамериканских наций (УНАСУР), учредительный устав которого к концу 2010 года был ратифицирован достаточным количеством стран, чтобы придать организации правовой статус. В ответ на дипломатическую напряженность в Андах южноамериканские правительства в течение 2009 года выработали ряд общих целей, предусматривающих автоматический обмен информацией о военном потенциале; принятие единой методологии расчета расходов на оборону; предварительное подробное уведомление обо всех соглашениях о внутренней или внешней обороне или безопасности, а также о военных развертываниях или учениях на границах или вблизи них; сотрудничество в борьбе с транснациональными угрозами; и гарантии fim уважения суверенитета и конституционного порядка государств - членов.
   Затем на встречах в январе и мае 2010 года был разработан подробный план действий на 2010-2011 годы, направленный на достижение этих целей с дополнительным акцентом на совместные учения и участие в гуманитарных и миротворческих операциях. В течение года был выработан общий формат, который будет использоваться всеми государствами-членами для классификации и уведомления других государств о своих оборонных потенциалах и расходах. Кроме того, землетрясения на Гаити и в Чили в начале года подвергли испытанию их обещания о предоставлении многосторонней гуманитарной помощи. На Гаити латиноамериканские военные и полицейские силы уже давно составляли доминирующий контингент в составе миссии ООН по стабилизации в Гаити (МООНСГ), которая сама была уничтожена землетрясением. Страны-члены УНАСУР не только предприняли шаги по обеспечению восстановления миссии ООН, но и оказали существенную дополнительную медицинскую и материально-техническую помощь, а также пожертвовали 100 млн. долл. США.в связи с тем, что эквадорский лидер Рафаэль Корреа стал президентом УНАСУР, восстановление МООНСГ было расценено как свидетельство новой эры сотрудничества Юг-Юг. После землетрясения в Чили гуманитарную помощь оказывали Аргентина, Боливия, Бразилия, Перу, Уругвай и Венесуэла. Бразилия и Аргентина использовали С-130 для доставки помощи пострадавшим общинам. В обоих случаях Венесуэла и другие страны также оказывали помощь под эгидой Альянса боливарианцев пара Лос Пуэблос де Нуэстра Америка (Боливарианский альянс за народы нашей Америки (Альба)), причем Куба, в частности, направила значительные медицинские миссии.
   Наконец, еще одной важной частью плана действий САДК является разработка общей повестки дня для девятой конференции министров обороны, состоявшейся в Санта-Крусе, Боливия, в ноябре 2010 года. В нем приняли участие все государства полушария, за исключением Гондураса и Кубы. Министры встретились для обсуждения вопроса о разработке более широкой военной транспарентности и общей методологии измерения расходов на оборону, а также региональных потенциалов реагирования на стихийные бедствия. Хотя ни по одному из этих вопросов не было принято никаких конкретных дальнейших обязательств, в заключительных декларациях САДК было признано центральным форумом для работы в этом направлении.
   Поскольку в состав УНАСУР входят только южноамериканские государства, в Центральной Америке и Карибском бассейне не было достигнуто никакого сопоставимого импульса к достижению регионального консенсуса по вопросам обороны. Целый ряд факторов, не в последнюю очередь продолжающееся присутствие РВСК на территории Венесуэлы и глубокие идеологические разногласия, предполагали, что сближение между Колумбией и Венесуэлой окажется неустойчивым. И хотя некоторые двусторонние конфликты демонстрировали признаки улучшения, другие продолжали обострять региональные отношения. Например, в октябре 2010 года вторжение небольшой группы никарагуанских солдат на территорию Коста-Рики на спорном участке границы привело к дипломатической ссоре, которую ОАГ не смогла разрешить. Аргентина отреагировала на первые признаки залежей нефти в британских водах вокруг Фолклендских островов повышением уровня своего дипломатического протеста и более жестким регулированием судоходства на острова. Кроме того, в 2010 году произошли некоторые изменения в плане демократического управления и военно-гражданских отношений. В Эквадоре вооруженные силы в конце концов вмешались в полицейское восстание из-за реформы заработной платы. Во время противостояния, в котором президент находился в заложниках в течение нескольких часов, вооруженные силы, по-видимому, изворачивались, предлагая Корреа прислушаться к жалобам полиции. В Парагвае ходили слухи о возможных попытках государственного переворота. В Венесуэле президент Чавес отверг международную критику в адрес главы оперативного стратегического командования генерал-майора Генри Рангеля Сильвы, радикала, связанного с колумбийскими партизанами ФАРК, который публично заявил, что Вооруженные силы не поддержат ни одно оппозиционное правительство, избранное в 2012 году. Позже Чавес повысил его до должности главнокомандующего. А затянувшиеся переговоры после переворота в Гондурасе в июне 2009 года не позволили достичь какого-либо решения, которое могло бы быть принято на международном уровне, несмотря на продолжающееся исключение нового режима из ОАГ.
   В этом контексте экономические ограничения сыграли важную роль в содействии улучшению отношений между государствами, поощряя как сдержанность в военных расходах, так и прагматичное участие в погоне за торговыми и другими экономическими выгодами. Многие страны региона, вступившие в рецессию 2008-09 годов со сравнительно менее токсичным долгом и более сильным внутренним спросом, чем их коллеги в развитых странах, вышли из нее в относительно сильном положении, ожидая, что цены на сырьевые товары останутся высокими в среднесрочной перспективе; а при скромном росте ВВП в 2010 году он составит в среднем 2,9% (3,3% без учета Гаити). Однако экономические перспективы остаются неоднозначными. Хотя полушарие не обязательно должно бояться "двойного падения" рецессии, ожидается, что рост замедлится в 2011 году. Многие страны региона, особенно в Центральной Америке и Карибском бассейне, в значительной степени подвержены ожидаемому падению спроса как в США, так и в Китае; во многих случаях денежно-кредитную политику, возможно, придется ужесточить, чтобы избежать перегрева, что уже начали делать некоторые правительства; и то, что Бразилия назвала продолжающейся "валютной войной" между США и Китаем (а также связанным с этим притоком капитала в Латинскую Америку), делает повышение курса валюты проблематичным для экспортной конкурентоспособности региона. Кроме того, Венесуэла до сих пор бросала вызов региональной тенденции, оставаясь в состоянии рецессии: ожидается, что ее ВВП еще больше упадет в 2010 году. В целом эта ситуация находит свое отражение в сдержанности, с которой правительства выделяют бюджетные ассигнования на оборону в 2010 году. В то время как в годовом исчислении рост оборонного бюджета вернулся к 15,5% (после более медленных темпов роста в 2009 году - 8,7%), страны в целом стремились лишь идти в ногу с ВВП и общими бюджетами. Оборонные бюджеты как по отношению к ВВП, так и по отношению к общим бюджетам фактически оставались в целом неизменными, несмотря на заметный рост в пяти странах: Кубе, Эквадоре, Гондурасе, Никарагуа и Парагвае. Доля средств, выделяемых на оборону крупными игроками, оставалась неизменной или даже несколько снизилась.
   Кроме того, одной из общих черт на юге и востоке региона в течение года была продолжающаяся модернизация министерств обороны и соответствующего законодательства для улучшения стратегического планирования - шаги, направленные на исправление искажений поставторитарных гражданских и военных поселений. Аналогичным образом, все страны продолжали подчеркивать свою оборонительную позицию и заинтересованность в многостороннем сотрудничестве в области безопасности и миротворчестве. Однако долгосрочные планы существенно различались. Чили, обладающая значительной финансовой свободой, не планирует никаких крупных закупок или расширения своей деятельности; Аргентина, напротив, намерена увеличить расходы на оборону в ближайшие годы и имеет срочные потребности в закупках и модернизации, но мало перспектив для адекватного финансирования; а Бразилия, которая имеет планы существенной военной реорганизации и расширения в ближайшие годы, особенно в военно-морском измерении, возможно, имеет финансирование для их осуществления.
   Бразилия
   Национальная оборонная стратегия Бразилии была опубликована в декабре 2008 года в качестве руководства для 20-летней трансформации бразильского военного потенциала и оборонной политики. НСД стремится укрепить позиции Бразилии как динамичной средней державы и доминирующей силы в Южной Америке. В нем говорится о передислокации и переоснащении вооруженных сил современной техникой в целях обеспечения адекватного потенциала "мониторинга, мобильности и присутствия", создания "стратегического резерва" в центре страны и распространения его из Южного промышленного центра Бразилии.
   Однако NDS также претендует на будущий статус Бразилии как великой державы в многополярном мире, определяет космический, кибернетический и ядерный секторы как стратегически важные и стремится установить начало силового проектирования за пределами Бразилии. Хотя стратегия явно отвергает идею о том, что потенциал должен быть развит в ответ на угрозы, как ее акцент на защите нефтяных месторождений Бразилии на северо-западе Амазонии и Атлантике, так и акцент на необходимости для Вооруженных сил развивать "эластичность" - способность быстро расширяться в случае необходимости - основаны на возможных ресурсных атаках со стороны внерегиональных держав. Обязательная военная служба также сохраняется - как средство обеспечения такой "эластичности", так и в качестве ключевого фактора социальной сплоченности и национального строительства. И эта стратегия также соответствует конституционным и правовым рамкам, которые подчеркивают оборонительный мандат вооруженных сил, но, тем не менее допускают их участие во внутренней правоохранительной деятельности, когда гражданские власти считают, что полиция не может обеспечить соблюдение закона и порядка в одиночку. (Политическая устойчивость этого различия была подвергнута испытанию в ноябре 2010 года, когда 800 военнослужащих и 1800 полицейских были развернуты в рамках совместной операции по борьбе с организованной преступностью в комплексе Рио-де-Жанейро-ду-Алеман-фавела. Опираясь на опыт Бразилии в Гаити, правительство впоследствии попытается описать это как внутреннее "миротворчество".)
   В течение 2010 года внешняя политика Бразилии, казалось, выражала те же амбиции, что и НСД, более четко, чем когда-либо, когда правительство стремилось выступить посредником в споре Ирана с Западом по поводу обогащения урана и возглавляло оппозицию в G20 к конкурентной девальвации валюты. Бразильская экономика также была динамичной, сильно восстановившись после рецессии 2008-09 годов с прогнозом роста ВВП на уровне 6,5% в 2010 году.
   Правительство стремилось добиться ощутимого прогресса в осуществлении НСД. В августе 2010 года был принят "новый закон Об обороне", предусматривающий комплекс мер, необходимых НКО для совершенствования единого стратегического командования, гражданского контроля над обороной, а также стратегического обоснования и прозрачности закупок. Кроме того, поскольку Бразилия является одной из движущих сил формирующегося консенсуса УНАСУР в отношении необходимости регулярных "белых книг", закон также обязывает правительство выпускать "Белую книгу" по вопросам обороны каждые четыре года, начиная с 2012 года. Оборонный бюджет также был увеличен с R55,3 млрд. (5,25 млрд. долларов США) до R61,3 млрд. (3,04 млрд. долларов США), а доля выделяемых средств на инвестиции была установлена на уровне 14,9% (9,3 млрд. долларов США), причем R6 млрд. из них, в свою очередь, предназначались специально для планов закупок, санкционированных НСД.
   Все роды вооруженных сил продолжали осуществлять свои конкретные планы закупок и реструктуризации в течение всего года. Были определены две ключевые задачи армии: закупка новой техники стоимостью примерно R51,7 млрд. (29,23 млрд. долларов США) за этот период и массовое перемещение/реорганизация. Во-первых, план закупок был сосредоточен на замене танков М-60 и М-41 и преобразовании мобильности армии в закупку крупного бронетранспортера (БТР). В декабре 2008 года Бразилия подписала соглашение с Германией, по которому последняя заключила контракт с компанией Krauss-Maffi Wegmann на реконструкцию 269 танков Leopard 1A5, включая их варианты. Первая поставка поступила в декабре 2009 года, а поставки продолжились в 2010 году. Во-вторых, армия обязалась как модернизировать, так и более чем удвоить свой арсенал БТР. В декабре 2007 года Бразилия заключила контракт с дочерней компанией Fiat Iveco на разработку колесного БТР следующего поколения и разместила первоначальный заказ на 16 автомобилей. Результатом, разработанным при тесном участии Министерства обороны, является VBTP-MR Guaraní. В целях постепенного отказа от большей части существующих запасов устаревших M-113 и ЕЕ-11 Urutus в декабре 2009 года правительство подписало новый контракт на сумму 6 млрд. реалов (3,04 долл.США) с компанией Iveco (фактически заменивший сделку 2007 года) на производство до 2044 автомобилей с поставкой начиная с 2012 года и заканчивая 2030 годом. По состоянию на декабрь 2010 года Iveco еще не построила завод для производства, но предполагала, что первые прототипы будут испытаны в 2011 году. Помимо этого, армия также обязалась закупить целый ряд новой и передовой техники, включая системы противовоздушной обороны и беспилотные вооруженные машины (БПЛА).
   Что касается переселения и реорганизации, то армия приступила к осуществлению двух основных программ: "защищенная Амазонка" и "Национальная гвардия". Первая из них позволит значительно увеличить присутствие амазонского военного командования (СМА) вдоль всей протяженности бразильской Амазонской границы за счет модернизации его специальных пограничных взводов (ПЭФ), более чем удвоив их численность с 21 до 49 человек, увеличив численность личного состава примерно с 25.000 до 48.000 человек и пересмотрев оперативные и материально-технические возможности СМА в целом. В рамках этого процесса будут созданы три бригады легкой пехоты, которые будут действовать на Амазонке. По состоянию на конец 2010 года число ОПФ еще не значительно возросло, но уже началась работа по преобразованию существующих отрядов в новые ОПФ. Кроме того, возможности бразильской армейской авиации на Амазонке будут расширены за счет формирования нового авиационного командования.
   "Национальная гвардия" тем временем реорганизует остальные шесть военных командований. В эту программу до 2014 года планируется внести ряд изменений. Воздушно-десантная пехотная бригада будет переброшена из Рио-де-Жанейро в Аниаполис, а вместо нее в Рио будет создана легкая пехотная бригада; и начнутся работы по преобразованию нескольких существующих легких и моторизованных пехотных бригад в механизированные пехотные бригады, как только появится VBTP-MR Guaranís. Программа также предусматривает создание еще трех бригад легкой пехоты и одной бригады зенитной артиллерии. Ожидаемый результат всех вышеперечисленных изменений в долгосрочной перспективе состоит в том, что армия будет иметь в общей сложности 35 бригад (вместо нынешних 27) и примерно 242 500 военнослужащих. Хотя эти планы расширения все еще существуют, в краткосрочной перспективе армия, как сообщается, сосредоточивается на повышении оснащенности, мобильности и подготовке существующих сил.
   Военно-воздушные силы начали осуществлять изменения аналогичного масштаба и за те же 20-летние сроки. Тесно сотрудничая с армией и военно-морским флотом, она будет стремиться гарантировать господство в воздухе и усиленное сдерживание, в частности в бассейне Амазонки и вдоль Атлантического побережья Бразилии. Она сосредоточивает свои закупочные усилия на модернизации атакующего и транспортного потенциала. Однако программа замены истребителей (FX2) является главным приоритетом. Он предполагает закупку 36 истребителей нового поколения к 2013 году и 120 - к 2025 году, чтобы избежать любого разрыва в боеспособности истребителей. Конкуренция идет между F-3 Rafale от Dassault, Gripen NG от Saab и Boeing F/A-18 Super Hornet. Правительства США, Швеции и Франции были тесно вовлечены в лоббирование этого контракта. Военно-воздушные силы, как сообщается, предпочитали "Grippen" Saab, хотя президент Луис Инасио Лула да Силва, как сообщается, склонялся к "Rafale". Лула задерживалась на протяжении всего конца 2009 и 2010 годов, не придя к окончательному решению, стремясь максимизировать выгоды для Бразилии с точки зрения передачи технологий. Что касается транспорта, то военно-воздушные силы, как ожидается, будут играть важную вспомогательную роль в повышении мобильности армии, особенно в регионе Амазонки. В этом отношении важное значение имеет KC-390 компании Embraer - танкер/транспортный самолет, предназначенный для международной конкуренции в качестве замены устаревших C-130. ВВС Бразилии намерены приобрести 28 самолетов, причем первый из них поступит в 2015 году. Военно-воздушные силы и Embraer подписали письмо о намерениях по этой сделке на международном авиасалоне в Фарнборо в 2010 году. Он также заключил контракт с Airbus Military на модернизацию восьми P-3A Orion, приобретенных у ВМС США (с возможностью еще одного варианта). "Orion" оснащаются комплектами наблюдения, предназначенными для обнаружения подводных лодок, в соответствии с акцентом НСБ на защиту Атлантического побережья Бразилии и морских ресурсов.
   В общей сложности в период с 2008 по 2031 год ВВС планируют потратить 58,5 млрд. реалов (33 млрд. долларов США) на закупку новых самолетов, 7,9 млрд. реалов (4,5 млрд. долларов США) - на модернизацию существующих самолетов, 2,4 млрд. реалов (1,3 млрд. долларов США) - на новые системы вооружения, а также увеличить численность личного состава с 70.000 до более чем 100.000 человек. Кроме того, в стратегически важных местах вдоль бразильской границы с Амазонкой будут созданы три новые авиабазы, и значительная часть ресурсов будет направлена на защиту от транснациональных угроз в Амазонке, в том числе за счет разработки неопределенного числа беспилотных летательных аппаратов.
   Ожидается, что численность военно-морского персонала почти удвоится и составит примерно 115.000 человек. Общие затраты на закупку и модернизацию в период с 2010 по 2030 год, как ожидается, превысят 116 млрд. реалов (65,5 млрд. долларов США). Некоторые ресурсы будут направлены на укрепление потенциала бурых вод в речных системах Амазонки и Парагвай - Парана. В этой связи военно-морской флот планирует разместить еще три речных батальона в Табатинге, Белеме и Ладарио (в дополнение к существующему батальону в Манаусе) для прикрытия нижнего и верхнего течения бразильской Амазонки и бассейна Парагвай-Парана соответственно. Кроме того, по всей системе притоков бассейна Амазонки будет создана сеть из 34 небольших баз.
   В соответствии с приоритетным направлением НСБ по эффективной защите атлантических нефтяных месторождений Бразилии в пределах 350 морских миль перед военно-морским флотом была поставлена задача создания эффективного сдерживающего потенциала вдоль Атлантического побережья Бразилии и, в частности, вокруг устья Амазонки и береговой линии между Сантосом и Виторией, прилегающей к нефтяным запасам. Ожидается, что его морские возможности будут развиваться от "морского отрицания" к контролю и в конечном итоге к силовому проектированию. Открытие в 2010 году еще 3,7-15 миллиардов баррелей нефти на месторождении "пресальт" Либра (что соответствует открытию страной эквивалентного количества нефти на месторождении тупи в 2007 году) усилило осознание важности этой цели. Чувствительность бразильского правительства в этом отношении была наглядно продемонстрирована в сентябре 2010 года, когда министр обороны Жобим предвосхитил предстоящий саммит НАТО, публично выразив свое несогласие с любыми интересами НАТО в Южной Атлантике.
   Цель "морского отрицания" заключается прежде всего в создании значительного флота обычных и атомных подводных лодок. В долгосрочной перспективе планируется создать флот из 15 обычных подводных лодок к 2037 году и шести атомных подводных лодок к 2047 году. В настоящее время идет модернизация вооружения и систем связи существующих в Бразилии четырех подводных лодок класса "Tupi" и одной подводной лодки класса "Tikuna", поставка которых, как ожидается, будет завершена в 2017 году; четыре дизель-электрические подводные лодки по проекту Scorpène строятся совместно французской DCNS и бразильской Odebrecht в результате соглашения об оборонном сотрудничестве между Францией и Бразилией в 2008 году с поставкой в период с 2017 по 2021 год; и Бразилия приступила к разработке своей первой ядерной подводной лодки. Что касается последнего, то Франция согласилась совместно участвовать в его строительстве, но, несмотря на щедрые положения о передаче технологии, Бразилия несет ответственность за обучение тому, как исключительно управлять урановым топливным циклом, а также за строительство собственных центрифуг для обогащения и реакторов на воде под давлением (ПВР) для подводных лодок - все это может привести к непредвиденным задержкам. Строительство первой атомной подводной лодки планируется осуществить в период с 2015 по 2023 год. В поддержку всего вышесказанного в настоящее время в порту Итагуи, расположенном в 80 км от Рио-де-Жанейро, строится новая верфь и база подводных лодок.
   Возможности БТР морских пехотинцев улучшаются с приобретением у Mowag GmbH 18 Piranha IIICs, которые должны были быть использованы в миротворческих операциях ООН с конца 2010 года. Морская авиация также проходит капитальный ремонт. Embraer должна поставить модернизированные AF-1 и AF-1A Skyhawk в период с 2012 по 2014 год, Eurocopter EC-725 Cougars и четыре вертолета Sikorsky S-70b до 2012 года.
   Кроме того, NDS утверждает, что оборонная политика Бразилии в мирное время должна быть подчинена ее общим экономическим и внешнеполитическим приоритетам и что Бразилия должна развивать автономную оборонно-промышленную базу посредством передачи технологий и ряда стратегических партнерств. Усилия Министерства обороны под руководством Нельсона Жобима по стимулированию оборонной промышленности Бразилии в 2010 году ускорились.
   В 2010 году Бразилия также подписала ряд оборонных соглашений с другими правительствами, которые включали мощный оборонно-промышленный компонент, предоставляющий преференциальный режим бразильским оборонным и аэрокосмическим компаниям. В течение года бразильское правительство инициировало или расширило официальные соглашения о сотрудничестве в области обороны с Уругваем, Венесуэлой, Колумбией и Доминиканской Республикой, а также с рядом правительств в Африке. Она также подписала соглашения с Испанией, Соединенным Королевством, Польшей, Чешской Республикой и Израилем и углубила свою существующую ассоциацию с Китаем. В апреле Бразилия также подписала соглашение о сотрудничестве в области обороны (DCA) с США, способствующее сотрудничеству в области исследований, логистики, закупок и оборонно-промышленных вопросов, образования и интеллектуального обмена по миротворческим и другим вопросам, совместной подготовке и учениям, а также военно-морским визитам. Хотя практическое значение последней договоренности не следует преувеличивать, ее политическое значение очевидно как показатель готовности Вашингтона вступить в контакт с Бразилией на своих собственных условиях и готовности Бразилии продолжать углублять военные связи с США. Бразилия также стремилась поддержать свои претензии на международный статус в течение года путем расширения своего участия в операциях по поддержанию мира. Во-первых, после землетрясения на Гаити и принятия резолюции ООН о расширении МООНСГ было принято решение ввести в состав миссии второй пехотный батальон, почти удвоив его численность до 2188 человек. Во-вторых, бразильское правительство предприняло первые шаги для того, чтобы взять на себя обязательство участвовать в работе ВСООНЛ в Южном Ливане после принятия Италией решения о выводе войск. Это будет его второе крупное развертывание после МООНСГ с привлечением военно-морских сил численностью 894 человека (в соответствии с требованием НСБ о создании ВМС эффективных экспедиционных сил для поддержания мира), а также 300 солдат для оказания помощи в разминировании и обезвреживании неразорвавшихся боеприпасов. Однако на момент написания настоящего доклада это развертывание ожидало одобрения бразильского Сената. Эти шаги были весьма существенными в свете все еще неудовлетворенного стремления Бразилии обеспечить себе постоянное место в Совете Безопасности ООН. Участие Бразилии в многосторонних военных учениях за пределами региона было почти уникальным среди латиноамериканских государств. Она направила один фрегат класса "Нитерой" для участия как в военно-морских учениях НАТО Joint Warrior, проходивших у берегов Шотландии в апреле, так и в IBSAMAR 2010, еще одном совместном учении с Индией и Южной Африкой, проходившем в Индийском океане к востоку от Дурбана, призванном дополнить невоенное сотрудничество между тремя странами в качестве членов Форума диалога IBSA. Кроме того, Бразилия также участвовала в ряде многосторонних учений в Латинской Америке, включая учения ВВС CRUZEX, в которых участвовали не только Аргентина, Чили и Уругвай, но также Франция и США (оба с самолетами, конкурирующими за контракт с бразильскими истребителями).
   Бразильская оборонная политика вряд ли существенно изменится в среднесрочной перспективе. Перед выборами 2010 года, чтобы сменить Лулу, его возможная преемница Дилма Руссефф, вступившая в должность в январе 2011 года, написала открытое письмо в качестве кандидата в Вооруженные силы, обещая "продолжить хорошо начатую работу" и явно ссылаясь на условия НСД. Министр обороны Нельсон Жобим также продолжал занимать свой пост в новом правительстве. Однако серьезные финансовые обязательства, налагаемые закупками, связанными с НСБ, означают, что целевые показатели могут быть упущены. Это особенно важно с учетом того, что эта закупка еще не вступила в свою самую дорогостоящую фазу. Инвестиции в модернизацию военно-воздушных сил должны удвоиться в 2011 году, увеличившись с общей суммы в 2010 году в размере R1,179 млрд. (666 млрд. долларов США) до R2,250 млрд. (1,271 млрд. долларов США). Военно-морские инвестиции также будут очень резко расти после 2015 года.
   ЧИЛИ
   В январе 2010 года правительство Сантьяго выпустило новую Белую книгу по вопросам обороны. Этот документ был направлен на то, чтобы спроецировать оборонительную стратегическую позицию, делая упор на сдерживание, законную оборону и миротворчество / реагирование на стихийные бедствия. Хотя в нем не содержалось подробных графиков закупок для этих трех сил, в других отношениях этот документ представлял собой полезную модель для региона, который недавно признал ценность таких учений для укрепления доверия с соседями. В "Белой книге" также содержался отчет о капитальном ремонте Министерства обороны, с которым совпала ее публикация. В последние месяцы своего пребывания на этом посту уходящее правительство Консертасьон президента Мишель Бачелет представило и добилось одобрения закона, который, в частности, наделил министра обороны всеми полномочиями в отношении всей оборонной политики и операций и упразднил консультативные органы, действовавшие параллельно. Он создал Объединенный Генеральный штаб - новый орган, возглавляемый трехзвездочным генералом, отвечающим за единое стратегическое планирование, совместную подготовку кадров и разработку доктрин; и реорганизовал три субсекретариата, отвечающие за вооруженные силы, в два новых эквивалента с функциональными обязанностями всех сил. Эти меры были направлены на повышение эффективности, укрепление гражданского контроля и создание структуры, позволяющей надлежащим образом учитывать стратегические потребности в долгосрочном потенциале, закупках и развитии.
   Однако в этих изменениях отсутствовала какая-либо реформа "закона О меди" - механизма, требующего передачи Вооруженным силам 10% доходов чилийской государственной национальной медной корпорации (CODELCO). Как отмечалось в предыдущих выпусках "военного баланса", эти дополнительные доходы существенно увеличили расходы на оборону. С 2004 года им все чаще разрешалось накапливаться под гражданским контролем на счетах Министерства обороны. Действительно, в 2009 году в Вооруженные силы для закупок поступило менее 25%, а к началу 2010 года накопленная экономия достигла примерно $3,5 млрд. Но этот закон по-прежнему рассматривается как утечка средств на перспективы постоянных инвестиций и роста CODELCO, дополнительный источник напряженности в отношениях с Перу и (из-за переменных цен на медь) нежелательный элемент неопределенности в военных закупках и планировании.
   Администрация Бачелет внесла законопроект об отмене этого закона в конце 2009 года, но он не был одобрен до смены правительства в марте 2010 года. С тех пор новое правоцентристское правительство Себастьяна Пиньеры ясно дало понять, что оно также будет стремиться отменить этот закон. По состоянию на декабрь 2010 года правительство планировало представить Конгрессу законопроект, который заменит его многолетним (возможно, четырехгодичным) бюджетом закупок, включая резервный фонд (по просьбе вооруженных сил и Комиссии по обороне Палаты депутатов). Она взяла на себя это обязательство в соответствии со своим в целом осторожным отношением к военным расходам, указывая, что она будет стремиться лишь к поддержанию расходов на оборону на уровне примерно 3,08% ВВП в настоящее время. Однако при определении этой цифры он, по-видимому, учитывал средства, собранные с помощью закона О меди, которые фактически были переданы Вооруженным Силам для закупок в последние годы. Действительно, правительство Пиньеры решило направить около 1,2 миллиарда долларов из оставшихся накопленных средств на восстановление после землетрясения. Хотя военно-морские силы Чили избежали последующего цунами, быстро развернувшись на шельфе - только подводная лодка U-209 Simpson была слегка повреждена, - инфраструктура военно-морского арсенала и верфей (ASMAR) в Талькауано была серьезно повреждена. Таким образом, около половины вышеуказанных средств на реконструкцию было выделено на ремонт Асмара.
   Правительство Пиньеры также начало искать "стратегических партнеров" в международном частном секторе, готовых сотрудничать как с ASMAR, так и с Национальной аэронавтической компанией. Однако в отличие от Бразилии, где государство сохраняло бы контроль над большинством, такие партнеры инвестировали бы в эти предприятия сами, а не в конкретные проекты; Чили не считает, что такое партнерство обязательно зависит от стратегической ассоциации между правительствами. На самом деле в 2010 году внерегиональная оборонная дипломатия Чили была несопоставима по энергетике и масштабам с бразильской, хотя министр обороны Хайме Равине действительно встречался со своими итальянскими, французскими и испанскими коллегами для обсуждения вопросов оборонно-промышленного и миротворческого сотрудничества.
   Администрация Пиньеры уделяет первостепенное внимание улучшению сотрудничества в области безопасности с несколькими правительствами по всему идеологическому спектру. Это особенно верно в отношении Перу, где двусторонние связи в начале года находились в особенно плохом состоянии после решения Лимы в 2008 году передать Чили в Международный суд по поводу спорной морской границы двух стран, последовавших скандалов со шпионажем и перуанских подозрений в чилийских закупках. Новое Чилийское правительство, идеологически более близкое к президенту Алану Гарсии, чем его предшественник, быстро стремилось достичь нового понимания, предложив Перу совместно ратифицировать Конвенцию по кассетным боеприпасам, сделав шаги к совместному принятию единой методологии измерения расходов на оборону и прежде всего положительно откликнувшись на просьбу Перу о том, чтобы Чили уступила свой вариант по одному или двум вертолетам Ми-17 из России. Поскольку Перу остро нуждалось в них для проведения операций по борьбе с наркотиками в Апуримаке и долине реки Эне (VRAE), но без какой-либо перспективы перескочить через очередь на производство, Пиньера лично решил передать Чили право на пять самолетов, на три больше, чем было запрошено. Слева чилийские Военно-воздушные силы (ВВС) подписали соглашение со своим эквадорским коллегой об углублении институциональных контактов, а Сантьяго и Кито подписали пятилетнее соглашение об оборонно-промышленном сотрудничестве. Кроме того, чилийское и уругвайское Министерства обороны договорились улучшить сотрудничество в области поддержания мира и институционализировать ежегодные совещания. Наконец, в конце 2009 года отношения между Чили и Аргентиной были укреплены подписанием Договора о Майпу-стратегической ассоциации, предусматривающей институционализированное сотрудничество в широком спектре областей, включая оборону. Исходя из этого в 2010 году новое Чилийское правительство договорилось с Аргентиной о создании комиссии для изучения возможности совместного производства одного учебно-тренировочного самолета взамен аргентинского Mentor и чилийского Pillán; разрешить прямое сотрудничество между ASMAR и аргентинскими верфями Tandanor shipyards, чтобы помочь первой с ее собственным графиком производства, который сильно пострадал от землетрясения; и просить ООН признать и интегрировать с 2012 года двусторонние миротворческие силы Южного Креста, задуманные и разработанные в течение последних пяти лет.
   Как отмечалось в предыдущих выпусках "Военного баланса", Чили в настоящее время приближается к завершению многолетнего цикла закупок, направленного на полную модернизацию ее потенциала. В целом крупных заказов в 2010 году было немного, но военно-воздушные силы и военно-морской флот продолжали в течение всего года получать существующие заказы, сделанные в рамках этого цикла. Военно-воздушные силы приняли поставку некоторых из 12 вертолетов Bell 412EP для использования в ликвидации последствий стихийных бедствий, в то время как поставки 12 EMB-314 Super Tucano, заказанных у Embraer для их обучения и легкой атаки/борьбы с повстанцами, продолжались в течение 2010 года, и первый из трех танкеров/ транспортных самолетов KC-135E из США был получен в феврале 2010 года. Первоначальный план военно-морского флота состоял в том, чтобы полностью перестроить свои стационарные морские транспортные/патрульные возможности путем постепенного отказа от существующих P-3 Orions и закупки восьми C-295 Persuaders был оставлен в пользу модернизации P-3 и закупки только трех C-295. заказанный у EADS в 2007 году, первый из них был поставлен в апреле 2010 года. Точно так же продолжалось строительство компанией ASMAR двух судов Fassmer -проекта, причем первые два из партии из четырех уже были введены в эксплуатацию; кроме того, военно-морской флот получил в свое распоряжение 42-тысячный танкер АО-52 "Almirante Mont", купленный у США.
   В дополнение к этим поставкам были предприняты шаги по повышению силы, гибкости и мобильности Корпуса морской пехоты. Военно-морской флот выразил заинтересованность в приобретении нового многоцелевого судна в 2011-12 годах для замены LST-93 Valdivia и его использования в основном для морской дислокации на чилийском побережье. Разработка спутника EADS Astrium для программы Чили "спутниковая система наблюдения Земли" (SSOT) продолжалась, хотя и с задержками. После того как прошла первоначальная дата запуска в феврале 2010 года, в конце 2010 года Чилийское правительство ожидало, что запуск будет осуществлен в первой половине 2011 года. Эта система будет иметь широкий спектр применений, но в первую очередь планируется улучшить сетевые возможности Вооруженных сил: в течение года чилийский флот продвинулся в переговорах с INDRA о покупке спутниковых систем связи для своих подводных лодок Scorpène, которые будут связаны с SSOT.
   АРГЕНТИНА
   Правительство Аргентины не уступает своим бразильским и чилийским коллегам в своем явном стремлении к транспарентности, начав в июне 2010 года подготовку первой за последние десять лет новой Белой книги. Предполагалось, что это будет инклюзивный процесс, который включал в себя серию семинаров, в которых были широко представлены гражданские сотрудники Министерства обороны и внешние эксперты по вопросам обороны и заинтересованные стороны. Несмотря на некоторые, возможно, чрезмерно оптимистичные прогнозы о том, что документ может быть готов к концу 2010 года, по состоянию на декабрь этот процесс еще не был завершен. Однако, в отличие от Бразилии и Чили, Аргентина по-прежнему медлила с модернизацией своих вооруженных сил и занималась лишь минимальным техническим обслуживанием и закупками в течение года.
   В июне 2010 года Министерство обороны объявило, что Армейский запас танков TAM будет капитально отремонтирован. Во-вторых, два транспортных вертолета Ми-17 были заказаны у "Рособоронэкспорта" в рамках ряда новых сделок с Россией. Ранее в марте было объявлено о планируемой закупке пяти учебных вертолетов Bell 206 для совместного обучения всех вооруженных сил и модернизации/ремонте существующих запасов вертолетов Huey II и Super Puma. Министерство обороны возобновило переговоры с Saab о покупке двух самолетов раннего предупреждения; было объявлено о начале программы модернизации двигателей, имеющихся на вооружении ВВС в Пукарасе и Пампасе, и производитель FAdeA приступил к разработке учебно-тренировочного самолета для пилотов из пампы.
   Хотя Аргентина подписала декларацию о намерениях в отношении будущей закупки шести самолетов KC-390 у Embraer, ни одна из вышеуказанных мер не касалась того факта, что основная часть аргентинского запаса стационарных и винтокрылых самолетов стареет без какой - либо замены в поле зрения. В частности, надвигается дефицит возможностей истребителей и бомбардировщиков. Существующий запас Миражей 1970-х годов постройки ВВС должен выйти на пенсию в 2012 году, и хотя Франция обещала продать Аргентине ряд Миражей 2000-х годов, когда она в свое время заменит их, этого еще не произошло. Свидетельством отчаяния Аргентины в этом отношении стала ее безуспешная просьба в апреле 2010 года арендовать у иорданского правительства самолеты Mirage F-1EJ на пять-шесть лет, чтобы восполнить этот пробел. В этом контексте испанское предложение в 2008 году продать Аргентине 12-16 Mirage F1M может быть пересмотрено, но преклонный возраст этих самолетов означает, что такой шаг не решит существенной проблемы. Эти трудности могут лишь усугубляться высокими темпами перехода пилотов аргентинских ВВС в частный сектор, что сопровождается повышением заработной платы.
   Фактически единственной крупной закупкой в течение года был военно-морской флот. Строительство по меньшей мере четырех морских патрульных кораблей FASSMER OPV 80 для Военно-морского флота было окончательно объявлено о начале строительства в августе 2010 года.
   Хотя Аргентина недавно вновь заявила о своей приверженности восстановлению суверенитета над Фолклендскими островами ненасильственными и законными средствами, она значительно повысила уровень своего дипломатического протеста в 2010 году в ответ на разведку нефти в Великобритании, и в более общем плане правительство намерено заявить аргентинские претензии на часть территории Южной Атлантики и Антарктики. Такие закупки, которые происходят, прямо направлены на решение проблем Антарктического потенциала, как в случае с Ми-17, или морского контроля, как в случае с ОПВ.
   Бюджетные ограничения по-прежнему играют центральную роль в ограничении военного потенциала Аргентины. Эти ограничения отчасти являются результатом экономических трудностей. Хотя Аргентина начала восстанавливаться после рецессии в 2010 году, чему способствовали экспорт автомобилей в Бразилию и высокие цены на мягкие сырьевые товары, это восстановление было поддержано экспансионистской денежно-кредитной политикой в условиях высокой инфляции, и государственные финансы страны по-прежнему оставались хрупкими. Эти ограничения также являются наследием жесткого гражданского контроля за военными расходами после перехода страны к демократии. Хотя в 2010 году Министерство обороны получило 4,7% бюджета, что является относительно нормальной долей для региона, вооруженные силы постоянно были вынуждены отдавать приоритет зарплате, пенсиям и оперативным расходам перед крупными закупками, которые, хотя и были столь же необходимы в долгосрочной перспективе, неоднократно откладывались. Таким образом, реальные прямые инвестиции в 2010 году составили лишь 2,8% расходов на оборону. Надежды Аргентины извлечь выгоду из развития своей собственной когда-то значительной отечественной оборонной промышленности также неопределенны. Вместо того чтобы последовать примеру Бразилии - стимулировать частное предпринимательство с существенным финансированием при сохранении стратегического контроля над конкретными проектами - правительство вместо этого сделало выбор в пользу национализации, как, например, в случае с FAdeA в 2006 году (ранее находившейся в концессии у Lockheed Martin) и верфями Tandanor в 2007 году.
   Однако есть некоторые признаки того, что перспективы оборонных расходов и закупок, в частности, могут измениться. Оборонный бюджет в 2011 году планируется увеличить по сравнению с предыдущим годом. В то время как высокая инфляция означает, что это может не привести к росту в реальном выражении, правительство объявило, что планирует увеличить оборонный бюджет с 0,9% до 1,5% ВВП в ближайшие годы. Это позволит в значительной степени обратить вспять упадок последних десятилетий. Этот шаг, скорее всего, встретит межпартийную поддержку независимо от исхода президентских выборов, которые должны состояться в конце 2011 года.
   Кроме того, после признания необходимости всестороннего пересмотра оборонной политики начиная с 2005 года и предыдущих инициатив - в частности, плана аргентинской армии до 2025 года, разработанного в 2006 году, - в 2009 году Министерство обороны опубликовало дорожную карту модернизации всех аспектов оборонной политики, включая закупки, организацию и стратегическое планирование. Законодательные изменения в период 2006-09 годов также потребовали от Объединенного штаба согласования доктрины и процедур между тремя силами; регулярно собирать у них подробную информацию о существующих возможностях и ежегодно представлять ее в Министерство обороны;а также применять системный подход к закупкам и планированию. по состоянию на декабрь 2010 года в открытом доступе имелось мало информации о практическом осуществлении этих изменений - например, регулярная обновленная информация о потенциале, представляемая Объединенным штабом, - но вполне вероятно, что предстоящая Белая книга будет использована для начала любой крупной реорганизации, расширения или закупок, которые могут быть сочтены необходимыми. Создание в конце года нового министерства безопасности, которое возглавит уходящий министр обороны Нильда Гарре, и назначение на ее место главы оборонной промышленности Артуро Пуричелли также предполагали, что грядут дальнейшие значительные изменения.
   Далее к северу дипломатическая напряженность между Колумбией и ее соседями не привела к возникновению гонки вооружений, главным образом из-за финансовых ограничений на военные расходы. Однако долгосрочные военные тенденции по-прежнему предполагают наличие значительного потенциала для региональной нестабильности.
   ВЕНЕСУЭЛА
   Правительство в Каракасе несколько затруднялось в своих усилиях по укреплению военного потенциала и, в частности, по укреплению своих морских и воздушных оборонительных возможностей из-за сложной экономической ситуации. В то время как другие страны региона сильно оправились от рецессии, экономика Венесуэлы сократилась на 2,9% в 2010 году, а добыча нефти в качестве основного источника экспортных доходов Венесуэлы продолжает снижаться после многих лет недостаточных инвестиций и инфляции, превышающей 25%. По состоянию на декабрь 2010 года Венесуэла не проявляла никаких признаков того, что может извлечь выгоду из нового повышения цен на нефть. В этом контексте сокращение военных расходов усугублялось инфляцией, которая сводила на нет попытки правительства поддерживать ставки на местах по отношению к доллару. Таким образом, в долларовом выражении оборонный бюджет сократился с 4,18 млрд. долларов США (Bs8,97 млрд.) в 2009 году до всего лишь 3,3 млрд. долларов США (Bs8,6 млрд.) в 2010 году. Планы закупок стали менее определенными, и роль Венесуэлы как поставщика оборонного сотрудничества в Альбе была снижена, и только передача Эквадору шести вышедших из эксплуатации истребителей Mirage 50 имела какое-либо значение в этом отношении.
   Однако в течение 2010 года военный потенциал Венесуэлы продолжал расширяться благодаря продолжающимся поставкам по существующим контрактам с Испанией и Китаем и дальнейшим закупкам у России, что стало возможным благодаря расширению щедрой кредитной линии. В течение 2010 года береговая охрана Венесуэлы получила от испанского подрядчика Navantia два из четырех береговых патрульных судов (BVLs) - Guaicamacuto и Yavire, а также одно из четырех океанских патрульных судов (POVZEEs). Правительство четко заявило о своих намерениях закупать в будущем новые самолеты и военно-морские суда у Китая и испанских fims, но эти планы не были воплощены в новые контракты в течение года и могут быть ограничены бюджетными ограничениями.
   В течение 2010 года венесуэльское оборонное сотрудничество с Россией оставалось существенным. Визит Чавеса в Москву в сентябре 2009 года привел к обсуждению возможной закупки 92 танков Т-72 и ракет класса "земля-воздух" БМ-30 "Смерч". Это будет финансироваться за счет кредита Москвы в размере 2,2 млрд. долларов США (Bs5,67 млрд.). В течение 2010 года также велись переговоры о возможной закупке у России неустановленного количества зенитных комплексов С-300, зенитных пушек ЗУ-23-2, противокорабельных ракет береговой обороны (тип неизвестен) и, возможно, еще 35 танков. В конце года Чавес сообщил, что его дорогостоящая российская закупочная программа будет финансироваться за счет дополнительных кредитов, возможно, на общую сумму до 4 млрд. долларов США (Bs10,32 млрд.). Финансовое и политическое давление внутри страны ограничило способность Чавеса погасить эти значительные долги, что, возможно, повлияло на его способность обеспечить будущие сделки. Но неизменная приверженность Чавеса укреплению потенциала государства в области "асимметричной войны" и полной политизации вооруженных сил в пользу его правительства, несмотря на высокопрофессиональное сотрудничество Венесуэлы с Москвой, вероятно, имеет самое большое влияние на региональную безопасность. Развитие массового гражданского ополчения и отечественного производства автоматов Калашникова (появившихся в течение года в результате предыдущих соглашений о передаче технологий с Россией), обширные закупки ПЗРК "Игла-С" и дальнейшая эрозия нейтралитета вооруженных сил при открытом пренебрежении региональными нормами - все это якобы направлено на обеспечение эффективной защиты суверенитета Венесуэлы в случае внерегионального вмешательства США. Однако с учетом исключительно отдаленной перспективы такого вмешательства они также делают демократические политические перемены в Венесуэле менее вероятными и, возможно, помогут создать условия, при которых Венесуэла в будущем может стать источником незаконного стрелкового оружия и легких вооружений.
   КОЛУМБИЯ
   Правительство Боготы до сих пор не разработало всеобъемлющей оборонной стратегии, продолжая вместо этого полагаться на внешний оборонный компонент своей "политики обороны и демократической безопасности" 2003 года (PDSD) и "консолидирующего" обновления этой политики 2007 года (PCSD). Дипломатические потрясения последнего десятилетия между Колумбией, Венесуэлой и Эквадором, особенно после марта 2008 года, привели к все большему признанию необходимости разработки такой стратегии. Однако в политическом плане изменения в этом отношении были замедлены явной популярностью PDSD/PCSD как предполагаемого краеугольного камня успеха правительства в обеспечении безопасности. Кроме того, продолжающиеся внутренние конфликты и Незаконное производство и оборот наркотиков привели к тому, что непосредственными приоритетами национальной безопасности остаются борьба с повстанцами и борьба с наркотиками. Из-за важности, которую она придавала отношениям Колумбии с США, предыдущее правительство во главе с Альваро Урибе было склонно искать на севере адекватные гарантии против потенциально воинственной Венесуэлы (это действительно было закулисным фокусом базового соглашения США и Колумбии 2009 года).
   Тем не менее, как в последние годы правления Правительства Урибе, так и в настоящее время при Президенте Хуане Мануэле Сантосе Колумбия стремится сопоставить свои негосударственные возможности с адекватным сдерживанием. Интерес Сантоса к восстановлению баланса региональных отношений Колумбии - в противовес постепенному снижению уровня американской военной и полицейской помощи стране-будет дополнять это изменение. С учетом того, что структура и оборудование вооруженных сил адаптированы к противостоянию негосударственным угрозам, расширение оборонного комплекса замедлилось по мере приближения к своим финансовым пределам, а это означает, что обычные оборонные возможности просто не могут быть увеличены. Ни военная победа над ФАРК, ни мирное соглашение не кажутся неизбежными, несмотря на некоторые важные успехи в борьбе как с ФАРК, так и с организованными преступными сетями в течение 2010 года, в частности убийство военного начальника ФАРК моно Джоджоя в сентябре. (Некоторые руководители вооруженных сил считают, что численность ФАРК составляет всего 7000 человек. Таким образом, министерство обороны и президент Сантос проявляют интерес к возможностям и организационным изменениям, которые могли бы позволить более гибко использовать имеющиеся ресурсы, например, к спорному ребрендингу армейских контрпартизанских батальонов в батальоны сухопутной войны. В ноябре 2009 года Колумбия приобрела 39 БТР М-117 у американской компании fim Textron. Аналогичным образом, в течение 2010 года правительство начало рассматривать в качестве приоритетной задачи укрепление воздушных средств, способных реагировать на внешние угрозы. Поставки самолетов Kfir продолжались в течение 2010 года, и в этом году ВВС также получили танкер/транспортный Boeing KC-767, переоборудованный израильским IAI. В качестве более прямого ответа на дипломатическую напряженность в отношениях с Венесуэлой Колумбия в декабре 2009 года создала семь новых армейских авиационных батальонов и решила разместить два из них вблизи границы с Венесуэлой в Ла-Гуахире и Арауке, планируя расширить существующий аванпост до крупной военной базы. Однако в целом как уходящее правительство Урибе, так и новая администрация Сантоса воздержались от осуществления какой-либо крупной программы реактивных закупок.
   МЕКСИКА
   В течение 2010 года армия продолжала свои операции против наркобанд страны. Хотя насилие было распространено на северные штаты, особенно в северных городах, таких как Сьюдад-Хуарес и Тихуана, в 2010 году оно распространилось и на другие штаты. Хотя правительство добилось некоторых заметных успехов, таких как смерть или поимка нескольких лидеров наркокартелей, это не привело к заметному снижению числа насильственных инцидентов. Действительно, правительственные цифры перечисляют 15.273 убийства в течение года, что делает 2010 год самым жестоким с тех пор, как президент Фелипе Кальдерон начал свое наступление. Картели продолжают кампании, направленные на запугивание местного населения, а также сил безопасности, совершая все более ужасные убийства. Хотя Кальдерон ранее признавал, что развертывание армии было несовершенным решением, не было никакой жизнеспособной альтернативы, в то время как местные полицейские силы остаются слабыми. На фоне опасений, что насилие, а также увеличение количества нелегальных наркотиков и увеличение числа нелегальных иммигрантов могут переместиться к северу от границы, США объявили в июле 2010 года, что до 1200 военнослужащих Национальной гвардии будут развернуты вдоль юго-западной границы с Мексикой в поддержку пограничного патруля США и иммиграционного и таможенного контроля США.

   ANTIGUA and BARBADOS , ARGENTINA
    []

    []

    []
   BAHAMAS, BARBADOS,
    []
   BELIZE, BOLIVIA
    []

    []
   BRAZIL
    []

    []
   CHILE
    []

    []

    []
   COLOMBIA
    []

    []
   COSTA RICA
    []
   CUBA
    []
   DOMINICAN REPUBLIC
    []
   ECUADOR
    []

    []
   EL SALVADOR
    []
   GUATEMALA
    []
   GUYANA
    []
   HAITI, HONDURAS
    []
   JAMAICA,
    []
   MEXICO
    []

    []

    []
   NICARAGUA, PANAMA,
    []
   PARAGUAY
    []

    []
   PERU
    []

    []
   SURINAME
    []
   TRINIDAD & TOBAGO, URUGUAY
    []

    []
   VENEZUELA
    []

    []

    []

    []

    []

    []




   Charter 9. Sub-Saharan Africa
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

   Глава 9. АФРИКА К ЮГУ ОТ САХАРЫ
   АФРИКАНСКАЯ АРХИТЕКТУРА МИРА И БЕЗОПАСНОСТИ
   В 2010 году многие оборонные и внешнеполитические учреждения были озабочены мерами по укреплению потенциала африканских вооруженных сил для проведения миротворческих операций и других континентальных чрезвычайных ситуаций. В частности, правительства в Африке и за ее пределами внимательно следили за прогрессом в создании африканской архитектуры мира и безопасности (АПСА) и африканских резервных сил, хотя и высказывали некоторую озабоченность по поводу результатов заключительного цикла учений. Несмотря на усилия Африканского союза по укреплению своего дипломатического и военного потенциала, африканские страны по-прежнему не располагают возможностями для решения многих серьезных проблем, стоящих перед Континентом. Самой большой проблемой для АПСА является не несогласие с необходимостью вмешательства в сложные чрезвычайные ситуации, а скорее вопрос о том, как оборудовать, финансировать и поддерживать такие вмешательства.
   В отношении африканских резервных сил (АSF)
   Как отмечается в военном балансе 2010 года (стр. 284), ASF является предписанным инструментом Африканского Союза (АС) для окончательного удовлетворения военных потребностей континента, в котором планируется создать пять бригад численностью примерно 6500 солдат. Эти бригады, как правило, базируются на региональных экономических сообществах Африки, таких как сообщество по вопросам развития стран Юга Африки (САДК), но поскольку членство в этих экономических организациях не всегда определяется географическим положением и поскольку их члены не ограничиваются одним членством, АС создал "региональные механизмы предотвращения, регулирования и разрешения конфликтов". "Политическая основа для создания ASF" предусматривает шесть сценариев, разработанных в качестве руководящих принципов планирования на случай чрезвычайных ситуаций для пяти региональных бригад:
   * Сценарий первый: предоставление АС / региональным военным консультациям политической миссии, развертывание в течение 30 дней с момента получения мандата;
   * Сценарий второй: миссия АС / регионального наблюдателя, развернутая совместно с миссией ООН, в течение 30 дней после истечения мандата;
   * Сценарий третий: автономная миссия АС / регионального наблюдателя в течение 30 дней с момента получения мандата;
   * Сценарий четвертый: АС / региональные миротворческие силы для миссий превентивного развертывания и миссий, санкционированных в соответствии с главой VI Устава Организации Объединенных Наций, в течение 30 дней после истечения мандата;
   * Сценарий пятый: миротворческие силы АС для комплексной много аспектной миротворческой миссии, включая низкоуровневые спойлеры (особенность многих нынешних конфликтов), в течение 30 дней после истечения мандата для военных - 90 дней для других элементов;
   * Сценарий шестой: вмешательство АС в течение 14 дней после истечения мандата, например в ситуациях геноцида, когда отсутствуют оперативные международные действия.
   Согласно дорожной карте АС АПСА 2005 года, резервные силы должны быть готовы к реализации всех сценариев конфликта и миссий, особенно шестого сценария. План осуществления предусматривал два поэтапных целевых показателя; первый из них, по оценкам, был завершен к 30 июня 2006 года. Это включало - для АС - элементы планирования, которые позволили бы управлять политическими миссиями и миссией наблюдателей АС. Регионы, тем временем, должны были поддерживать элементы планирования, штабы бригад и региональные резервные механизмы. Осуществление этого плана порой было проблематичным, поскольку региональные силы осуществлялись выборочно по соображениям практической целесообразности; тем не менее эти элементы планирования в той или иной форме существовали во всех бригадах. К 30 июня 2010 года должны были быть завершены задачи второго этапа по развитию способности управлять сложными миссиями, а также составлению реестра гражданских экспертов и способности регионов развертывать штаб-квартиру миссии на случай непредвиденных обстоятельств, предусмотренных главой VI Устава ООН.
   Чтобы оценить готовность бригад в соответствии с этой дорожной картой, АС подготовил крупное испытательное учение "Амани Африка" на октябрь 2010 года в рамках континентального цикла подготовки, призванного ускорить и подтвердить состояние оперативной готовности ASF. В рамках подготовки к операции "Амани Африка" региональным бригадам было предложено спланировать и провести аналогичные учения в течение 2009 и 2010 годов.
   Состоявшиеся в сентябре 2009 года в Южной Африке учения Южной Африканской резервной бригады (САДКБРИГ) "Гольфихо" были признаны успешными. Этому полевому учению с участием 7000 военнослужащих из 12 стран предшествовали учения по составлению карт в Анголе в январе 2009 года и командно-штабные учения в Мозамбике в апреле 2009 года. Стремясь доказать свою собственную оперативную компетентность, САДК решило не прибегать к внешней поддержке для планирования и осуществления деятельности "Гольфихо"; вместо этого она осуществлялась на местном уровне, начиная со стадии разработки сценария и далее. После этих учений САДКБРИГ объявила, что она может развернуться в любом месте Африки или даже за ее пределами, хотя группа добавила важное предостережение о том, что это зависит от наличия стратегической подъемной силы и устойчивой материально-технической поддержки; два фактора, которые остаются существенными препятствиями для всех операций резервных бригад.
   Восточноафриканская резервная бригада (EASBRIG) провела свой FTX в Джибути с 16 по 29 ноября 2009 года. Персонал из Бурунди, Джибути, Кении, Коморских Островов, Руанды, Судана, Сейшельских островов, Сомали, Уганды и Эфиопии участвовал в учебных сценариях, которые включали вооруженные группы, занимающие незаконные контрольно-пропускные пункты, угоны транспортных средств и блокпосты на дорогах. Цель состояла в том, чтобы научиться работать сообща, чтобы обеспечить стабильность и мир в нестабильных ситуациях и преодолеть материально-технические препятствия. В этих сценариях также участвовали полицейские и гражданские специалисты. В отличие от учений SADCBRIG, учения EASBRIG в значительной степени опирались на международную поддержку со стороны стран партнерства EASBRIG: Франции, Дании, Германии, Финляндии, Японии, Норвегии, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов. Успех учений в немалой степени был обусловлен этой международной поддержкой. Но, как отмечается в стратегическом комментарии МИС по этому вопросу "региональные силы АС все еще находятся в резерве", т. е. 16 декабря 2010 года), создание восточноафриканских резервных сил (ЕАСС) было затруднено из-за недостаточного финансирования и региональной напряженности, которая привела к ограничению вклада войск, полиции и гражданского населения. Было трудно координировать создание штаба бригады, материально-техническое обеспечение и планирование. Кроме того, EASF опирается на слабую правовую базу. Хотя государства-члены ежегодно возобновляют свои обязательства по предоставлению войск, никаких обязательных договоренностей о развертывании не существует. Связь между АС и другими органами весьма слаба.
   Перед экономическим сообществом западноафриканских государств (ЭКОВАС) стояла первоначальная цель создать к 2010 году целевую группу численностью 6500 человек, хотя в 2009 году было подтверждено наличие чуть более 2700 таких групп. Эти силы состоят из двух пехотных батальонов (западный, возглавляемый Сенегалом; и восточное направление, возглавляемое Нигерией) и сводный батальон материально-технического обеспечения, представляющий собой целевую группу, предназначенную для быстрой мобилизации и развертывания, хотя на состоявшемся в июне 2010 года в Брюсселе диалоге министров ЕС и ЭКОВАС ЭКОВАС указало, что следующий шаг к выполнению дорожной карты АС будет заключаться в дальнейшем совершенствовании потенциала быстрого развертывания целевой группы. Предполагается, что эта целевая группа может быть дополнена основными резервными силами, готовыми к развертыванию в более отдаленные сроки. Штаб-квартира была создана в Абудже, Нигерия. В настоящее время действуют военные и полицейские компоненты, а подготовка кадров осуществляется в центрах в Нигерии, Гане и Мали. Во Фритауне, Сьерра-Леоне (при поддержке США), планируется создать склад материально-технического снабжения, который позволит укрепить региональный потенциал для проведения операций по поддержанию мира, а второй склад в Мали, по данным ЭКОВАС, будет ориентирован на реагирование на гуманитарные кризисы. Резервные силы ЭКОВАС при поддержке Африканского командования Соединенных Штатов Америки (АФРИКОМ) провели учения "сплоченность Бенина-2010" в Бенине с 12 по 18 апреля 2010 года с целью оценки оперативной и материально-технической готовности Восточного батальона (западный батальон и батальон материально-технического обеспечения были оценены и утверждены соответственно в 2007 и 2009 годах). Почти 1700 военнослужащих из Бенина, Нигерии, Сьерра-Леоне и того приняли участие в полевых учениях, которые ЭКОВАС сочло успешными.
   Тем временем военнослужащие, полицейские и гражданский персонал стран Экономического Сообщества центральноафриканских государств (ЭСЦАГ) провели учения "Кванза-2010" с 22 мая по 10 июня 2010 года в Кабо-Ледо, Ангола. Это учение было призвано проверить готовность центральноафриканских многонациональных сил (ФОМАК) к ASF, с тем чтобы войска и соответствующие гражданские компоненты из их государств-членов могли использоваться в миротворческих миссиях и гуманитарных акциях в Центральной Африке и за ее пределами, если того потребуют АС и ООН. Участники учений "Кванза" прибыли из Анголы, Бурунди, Чада, Центральноафриканской Республики, Камеруна, Демократической Республики Конго, Экваториальной Гвинеи, Габона и Сан-Томе и Принсипи. Основное внимание в ходе этого мероприятия уделялось обеспечению безопасности в сценариях, основанных на опыте африканских стран, в которых безопасность населения и здравоохранение являются главными приоритетами. По данным американских наблюдателей, участвующие войска принимали участие в десантировании и парашютном десантировании с камерунского самолета С-130, а также в создании двух полевых госпиталей для оказания медицинской помощи местному населению. ЭСЦАГ создал элемент планирования, но решил не создавать постоянного штаба бригады; кроме того, ему еще предстоит создать потенциал быстрого развертывания.
   Согласно вышеупомянутому стратегическому замечанию МИСИ, североафриканский региональный потенциал (нарк) был создан для заполнения регионального вакуума. Союз арабского Магриба, который стал бездействовать после своего создания в 1989 году, оказалось трудно оживить из-за напряженности в отношениях между государствами-членами. Таким образом, возникла необходимость в создании регионального механизма, позволяющего североафриканским странам вносить свой вклад в борьбу с ASF. Ливия играла координирующую роль в создании нарк, и на совещании в Триполи в 2008 году было решено разместить там исполнительный Секретариат. Хотя первоначально все сотрудники были ливийцами, ожидается, что в 2010 году к ним присоединятся сотрудники из других государств-членов. Нарк отстает от графика в создании своих резервных сил. В Каире будет создан штаб бригады, а также склады материально-технического обеспечения в Алжире и Каире. Конституционные и правовые нормы в некоторых государствах-членах, таких как Тунис, задержали ратификацию меморандума о взаимопонимании, согласованного в 2008 году, в то время как нерешенный спор о статусе Западной Сахары еще больше осложняет ситуацию.
   Амани Африка
   Учение "Амани Африка" было открыто 13 октября выступлением председателя Комиссии АС Жана Пинга. Пин напомнил своим слушателям-посланникам, послам, военным сановникам, комиссарам и другим - об идеалах, лежащих в основе создания ASF. "С переходом от Организации Африканского Единства к Африканскому Союзу, - сказал он, - африканские лидеры выразили как свое желание, так и приверженность играть большую роль в обеспечении мира и безопасности на Африканском континенте и брать на себя большую ответственность за них". Пинг сказал, что уроки эпохи холодной войны и ее последствий послужили напоминанием о том, что, хотя партнерство с международным сообществом имеет важное значение, на международное сообщество не всегда можно положиться в борьбе с угрозами миру и безопасности на Африканском континенте. - Действительно, - продолжал он, - Сомали и Руанда были для всех нас болезненными уроками. В этом контексте становится все более очевидным, что АС должен будет взять на себя большую ответственность за обеспечение мира и безопасности на континенте".
   С этой целью Африканская архитектура мира и безопасности (АПСА), принятая Ассамблеей АС в июле 2002 года, состоит из континентальной системы раннего предупреждения, группы мудрецов, африканских резервных сил (ASF) и африканского фонда мира. Позднее в качестве дополнительного компонента были включены рамки постконфликтного восстановления и развития. Эти инструменты дали АС возможность анализировать конфликты и управлять ими посредством диалога или вмешательства, а также оказывать помощь обществам в восстановлении устойчивого и прочного мира.
   Международная поддержка имеет жизненно важное значение для оказания помощи АС в более быстром достижении его целей. На Лиссабонском саммите в декабре 2007 года Европейский союз (ЕС) вступил в стратегическое партнерство с АС, признав важность инициатив АС в области мира и безопасности, а также важность для Европы содействия миру и безопасности в Африке с учетом их географической близости. Это партнерство было сосредоточено на сотрудничестве в области мира и безопасности, политических отношений, экономического партнерства и социального развития. В рамках партнерства ЕС оказал важную поддержку как АПСА, так и разработке и введению в действие ASF, что считается критически важным для эффективного функционирования АПСА. Без ASF решения Комиссии АС по вопросам мира и безопасности, касающиеся мира, безопасности и стабильности в Африке, не могли бы эффективно осуществляться. Для разработки и апробации концепции ВС АС и ЕС решили стать партнерами в рамках цикла учений "Амани Африка".
   Для содействия этому процессу ЕС разработал новую серию мероприятий по наращиванию потенциала в рамках инициативы по укреплению Африканского миротворческого потенциала (РЕКАМП). ЕВРОРЕКАМП, как его теперь называют, поддерживает оперативную сертификацию ASF на континентальном уровне. Франция, первоначальная сторонница циклов РЕКАМПИРОВАНИЯ, остается рамочным государством, как это определено ЕС. По словам специального советника Европейского Совета по вопросам мира и безопасности генерала Пьера-Мишеля Жуана, выступившего 20 октября 2010 года, партнерство ЕС-Африка в области мира и безопасности направлено на обеспечение "адекватной, последовательной и устойчивой поддержки создания и функционирования африканской архитектуры мира и безопасности и усилий под руководством африканских стран на всех этапах цикла конфликтов"... она также направлена на содействие долгосрочному наращиванию потенциала, включая военное и гражданское урегулирование кризисов и согласованную и скоординированную поддержку африканских резервных сил'. Поддержка ЕС АПСА была оказана благодаря созданию в 2004 году африканского фонда мира (АФФ) - механизма финансирования, который к ноябрю 2010 года направил на оказание помощи около 740 млн. евро (973,6 млн. долл.США). Сфера охвата этого механизма была расширена в 2007 году, чтобы "охватить предотвращение конфликтов и постконфликтную стабилизацию", и, по мнению ЕС, в плане наращивания потенциала АПФ оказывает содействие в укреплении Департамента мира и безопасности АС, "укреплении потенциала предотвращения конфликтов, а также укреплении потенциала планирования и управления Комиссии АС, региональных экономических сообществ и африканских резервных сил".
   Amani Africa - это не однократное учение, а скорее цикл учений, проводимых с 2008 года. Основные цели заключались в проверке и оценке возможностей и процедур участия ASF в многоаспектных операциях по поддержанию мира; практическом создании штаба миссии для развертывания ASF, включая подготовку комплексного плана миссии; и повышении осведомленности о возможностях, процедурах и потребностях ASF среди старшего руководства Комиссии АС и среди государств-членов. Основные виды деятельности в рамках цикла упражнений включали в себя:
   * Семинар для лиц, принимающих стратегические решения, в марте 2009 года. Это документально подтвержденные кадровые процедуры и процесс принятия решений, которые впоследствии были разработаны в виде проекта памятной записки для информирования о последующих мероприятиях основного цикла и выступают в качестве документа планирования развертывания ASF.
   * Проведение в июне 2009 года учений по принятию решений уровня I, или учений по составлению карт. Это было первое крупное практическое мероприятие цикла "Амани Африка", включающее серию исследований, дискуссий и учений, практикующих все аспекты развертывания комплексной миссии АС.
   * Политико-стратегический семинар/стратегическая конференция в ноябре 2009 года. Это проверило кадровые процедуры Комиссии АС для планирования и санкционирования миссии АС и связанные с ней кадровые процедуры. Эта конференция подготовила мандат миссии и проект плана миссии для миссии АС в Каране, государстве на вымышленном острове Кисива, расположенном на восточном побережье Африки. Именно такой сценарий был использован для финального учения "Амани Африка".
   * Этот цикл завершился проведением 13-29 октября 2010 года в Аддис-Абебе учений по принятию решений уровня II или командно-штабных учений (КП). Континентальная СРХ явилась кульминацией усилий по оценке всей ASF и была направлена на оценку потенциала и процедур ее участия в многоаспектной операции по поддержанию мира. (Это соответствует четвертому сценарию, предусмотренному в политических рамках создания ASF и военно-штабного комитета АС) руководство учениями состояло из небольшого руководящего персонала, ответственного за достижение целей учений. Как это часто бывает с такими учениями, группа контроля учений контролировала темп учений (его "боевой ритм"), "вводя" инциденты в общий поток учений, чтобы проверить реакцию стратегического штаба и штаба миссии.
   В работе КПХ приняли участие более 200 человек (120 военных и полицейских и 75 гражданских лиц) из восточноафриканской резервной бригады, западноафриканской бригады (резервные силы ЭКОВАС), североафриканской бригады, Южноафриканской бригады и Центральноафриканской бригады, а также персонал партнеров ЕС. Начальники штабов (CoS) элементов планирования региональных резервных сил и некоторые другие высокопоставленные лица были приглашены в качестве наблюдателей для наблюдения за этапом "разминки" с 20 по 23 октября. Хотя учения завершились 29 октября Днем президентов, когда различные высокопоставленные лица присутствовали на заключительном этапе учений, некоторые участники учений перешли на четвертую неделю с этапом составления докладов.
   Эти оценочные доклады и доклады о первом впечатлении должны были быть проведены в первую неделю ноября, сразу же после проведения КПХ, а окончательный доклад, включающий документ "извлеченные уроки", должен был обсуждаться на конференции в марте 2011 года.
   Оценки успешности Амани Африка
   Общая цель цикла "Амани Африка" заключалась в проверке и оценке возможностей и процедур использования ASF в рамках многоаспектных операций по поддержанию мира (ПСО). Совместное развертывание участников из разных стран в ходе учений и специализаций (полицейских, военных или гражданских), а также проверка процедур участия Совета Мира и безопасности АС (PSC), Департамента мира и безопасности и старшего руководства комиссии были оценены как адекватные. Однако это учение не проверило способность департамента операций АС по поддержанию мира (ПСР) организовывать и управлять ПСО, поскольку большинство соответствующих должностей в рамках цикла учений занимали сотрудники, не являющиеся сотрудниками ПСР, кроме того, было установлено, что многие сотрудники не знакомы с утвержденной руководящей документацией по ASF, что привело к использованию национальных процедур и стандартов.
   Еще одна цель, по словам Жана Пинга, состояла в том, чтобы "практиковать создание штаба миссии для развертывания ASF, включая разработку комплексного плана миссии". Некоторые аналитики сообщили, что языковые различия вызвали проблемы в создании функционирующего штаба миссии. И это несмотря на использование английского языка в качестве языка миссии. Проблемы со связью возникали также в связи с общей корреспонденцией миссии, а также в связи с отсутствием соответствующей инфраструктуры связи и - когда это имело место - незнанием такого оборудования. Что касается еще одной цели цикла - "повысить осведомленность о возможностях, процедурах и требованиях ASF среди высшего руководства Комиссии АС и среди государств-членов", то картина вновь была неоднозначной. Участие региональных начальников штабов и других лиц в качестве наблюдателей в дни VIP (были также дни прессы) помогло информировать широкую общественность и другие заинтересованные стороны о сложностях проведения миссий ПСО, в то время как непосредственное участие старших сотрудников АС свидетельствует о том, что АС инвестирует определенный политический капитал в эту область. Однако АС и его Департамент операций по поддержанию мира могли бы также инвестировать средства в более всеобъемлющую концепцию ASF "маркетинговый план", чтобы сохранить динамику, созданную компанией "Амани Африка". Относительно небольшое число послов африканских стран, присутствовавших на учениях, свидетельствует о том, что можно было бы сделать больше для поощрения "сопричастности" к концепции ASF.
   Но цикл упражнений привел к созданию совокупности знаний, которые теперь требуют развития, например, в отношении доктрины, политики и процедур АС. Необходимо подготовить больший пул преданных своему делу сотрудников, а также расширить подготовку по вопросам планирования миссий (на оперативном и стратегическом уровнях). Подготовка кадров и развитие, связанные с операциями в поддержку мира, должны проводиться в соответствии со стандартами АС/ООН. Выступая в конце учений, Жан Пинг заявил, что необходимо дальнейшее развитие потенциала африканских ПСО, особенно в том, что касается персонала и оборудования. Однако в будущем партнерство с ЕС и другими организациями (такими как американский АФРИКОМ) будет иметь все большее значение для решения стоящих перед африканскими государствами задач по расширению их контингента миротворцев, а также повышению их эффективности. Это может быть достигнуто за счет улучшения профессиональной подготовки, улучшения оснащения и рационализации процедур, хотя по-прежнему сохраняются существенные проблемы с приобретением и интеграцией ресурсов, необходимых для обеспечения быстрого развертывания и поддержания таких органов персонала.
   Основные преимущества процесса развития ASF включают в себя появление общих программных документов, ежегодную континентальную учебную программу и усовершенствованные стандарты подготовки, однако эти резервные силы, как правило, остаются на первоначальном оперативном уровне из-за институциональных и материально-технических факторов. Тем временем развитие национальных потенциалов быстрого развертывания (средств, с помощью которых страны должны пополнять свои контингенты по ASF) продвигается вперед, хотя и не в едином темпе. Некоторые национальные события, такие как создание угандийских сил быстрого развертывания, уже продвинулись вперед, в то время как в настоящее время идет процесс национальной подготовки (в дополнение к региональной подготовке, обеспечиваемой созданными учебными центрами по поддержанию мира). Например, трехлетний военный командно-штабной колледж Ботсваны должен в 2012 году переехать на новые специально построенные объекты к северу от Габароне, где, как сообщается, он начнет принимать студентов из других африканских стран.
   Был также достигнут прогресс в более глубоком понимании роли полиции в миротворческой деятельности, хотя формирование полицейского компонента на региональном уровне является более сложной задачей. Однако сохраняются проблемы, связанные с операционализацией гражданского компонента из-за отсутствия понимания потенциальных ролей, функций, структур и состава такой группировки. По - прежнему сохраняется мнение, что миротворческие миссии должны оставаться прерогативой военного и/или другого правительственного персонала, а гражданский компонент должен обеспечивать руководство и разработку политики, а также координировать и облегчать - в соответствии с национальными нормами - работу других субъектов, действующих в таких областях, как гуманитарная помощь, права человека, разоружение, демобилизация и реинтеграция (РДР), реформа сектора безопасности и защита уязвимых групп, таких как женщины и дети. (Это, возможно, противоречит концепции гражданского потенциала, которая сейчас наблюдается в некоторых европейских государствах, где развертываемые гражданские контингенты находятся в стадии разработки и рассматриваются как неотъемлемая часть гражданско-военного реагирования на существующие и развивающиеся кризисные ситуации.) Дальнейшие задачи могли бы включать в себя ключевые вспомогательные функции, финансы, юриспруденцию, заключение контрактов, закупки, поведение и дисциплину в АС и региональных организациях, включая штаб-квартиру ASF на местах.
   Между тем, стратегические и политические условия существенно изменились с тех пор, как началось обсуждение концепции ASF: первоначальное видение состояло в том, что резервные бригады могут развертываться самостоятельно. Эта концепция была сосредоточена на военном инструменте с четким представлением о том, что миротворчество по существу является военной деятельностью с участием других действующих лиц для поддержки вооруженных сил. Но дискуссия о природе миротворчества меняется, и важность комплексных миссий, объединяющих военные, гражданские и неправительственные усилия, больше не ставится под сомнение. Некоторые аналитики даже утверждали, что первоначальные шесть сценариев, изложенных в политических рамках для создания ASF, нуждаются в пересмотре. Считается, что это позволит устранить изменения в угрозах африканской безопасности; это также может позволить более широко учитывать многомерные аспекты, такие как политические факторы, в управлении конфликтами. Но такой обзор оказал бы непосредственное влияние на возможности, необходимые для борьбы с ASF. Например, морские угрозы первоначально не рассматривались как имеющие большое значение, хотя теперь они стали ключевыми вопросами.
   При разработке будущей работы над дорожной картой ASF на этапе ее разработки - дорожной картой III (Дорожная карта I устанавливала основные программные документы для ASF, в то время как дорожная карта II работала над утверждением концепции Amani Africa и ASF) - директивным органам, возможно, теперь придется рассмотреть еще один комплекс вопросов: оперативная реализация национального потенциала быстрого развертывания; разработка координационного механизма для полицейских контингентов; предоставление Комиссии АС возможности управлять гражданскими компонентами; координация миссии ASF и подготовка руководящих кадров.
   Когда концепция ASF была впервые согласована в 2003 году, была выражена надежда на то, что эти силы смогут приступить к работе к 2010 году. Несмотря на усилия, предпринятые в рамках процесса борьбы с африканской чумой свиней и в рамках цикла "Амани Африка", это не было достигнуто; еще более сомнительно, что континентальные силы могли бы успешно вмешаться в действия по сценарию "шесть" без существенной международной помощи. Многие африканские вооруженные силы не располагают средствами обеспечения сил, которые позволили бы им развертывать, вмешиваться и поддерживать свои силы, и, хотя был достигнут определенный прогресс в создании потенциала быстрого развертывания, необходимого для укомплектования бригад ASF, поддержание этого потенциала на уровне готовности, позволяющем быстро реагировать, остается сложной задачей; финансирование такого потенциала остается еще одной проблемой. Но есть определенный прогресс, и международная поддержка имеет важное значение для дальнейшего развития.
   Международная помощь
   Уроки, извлеченные из развертывания АС в Дарфуре и Сомали, оказались весьма полезными. Развертывание и обеспечение жизнедеятельности оказались проблематичными, но в случае миссии в Сомали наполнение сил оказалось столь же проблематичным. При первоначальном развертывании миссии АМИСОМ не хватало полного кадрового состава,и это продолжалось. Организация Объединенных Наций оказывает существенную поддержку миссии через свое отделение Организации Объединенных Наций по поддержке АМИСОМ (ЮНСОА). Это обеспечивает, согласно отчету ООН за октябрь 2010 года, " доставку пайков, топлива, общих запасов и медикаментов; проектирование и строительство ключевых объектов; здравоохранение и санитария; услуги по медицинской эвакуации и лечению и медицинское оборудование для медицинских учреждений АМИСОМ; коммуникационные и информационные технологии; службы информационной поддержки; авиационные службы для эвакуации и ротации войск; транспортные средства и другое оборудование; а также наращивание потенциала. ЮНСОА также оказывает учебную поддержку странам АС, особенно тем, которые развертываются в составе миссии АМИСОМ, причем некоторые сотрудники были включены в состав персонала АМИСОМ по планированию и операциям в Найроби до развертывания, а в Найроби и Могадишо ЮНСОА занимается подготовкой персонала материально-технического обеспечения. Тем временем ООН проводит аналогичную учебную и вспомогательную деятельность в рамках своих других миссий в Африке, в то время как ЕС - как это обсуждалось выше в контексте поддержки, которую он оказывает развивающейся концепции ASF - предлагает существенную помощь другим странам. Как и ООН, ЕС оказывает значительную финансовую и консультативную поддержку, а также организует свои собственные миссии. Начиная с операции "Артемида" в 2003 году и ТЧАД/РСС СЕС в 2008-09 годах, Европа развивала свой вклад в обеспечение персонала и оборудования в стремлении более непосредственно поддерживать мир и безопасность в Африке. Самой последней миссией, которая будет создана, является учебная миссия для Сомали (EUTM Somalia), базирующаяся в Уганде, где сомалийские силы начали подготовку в мае.
   Но важную поддержку оказывают и Соединенные Штаты. Тревожное появление американского Африканского командования (AFRICOM) было прослежено в предыдущих изданиях The Military Balance. Командование по - прежнему не имеет Африканского дома и имеет штаб - квартиру в Штутгарте, Германия (хотя лагерь Лемонье, Джибути-Родина Объединенной Объединенной оперативной группы "Горн Африки" - остается ключевой Континентальной базой). Однако американские силы активно задействованы по всему континенту, как в деятельности, направленной на борьбу с терроризмом, так и в поддержке более широкой повестки дня AFRICOM; приоритеты этого командования сформулированы в межведомственных терминах, в которых основное внимание уделяется предотвращению войны, а не военным действиям, долгосрочному наращиванию потенциала и ответственности африканских стран с акцентом на создание стабильности на континенте.
   Одним из главных инструментов AFRICOM остается станция Африканского партнерства ВМС США (APS), которая в настоящее время включает в себя деятельность со странами Восточной Африки и западной части Индийского океана (первоначально деятельность была сосредоточена в Западной Африке и Гвинейском заливе). Согласно заявлению командующего АФРИКОМ генерала Уильяма Уорда, сделанному в 2010 году, "APS создает потенциал морской безопасности в наших африканских партнерах, используя морские учебные платформы для обеспечения предсказуемого регионального присутствия с минимальным воздействием на берег". Но в этом участвуют и другие военно-морские силы: в последние годы в нем также участвовали британский HMS Ocean и голландское судно Johan de Wit. Этапы планирования развертывания APS 2011 года были начаты в сентябре 2010 года, а заключительные конференции по планированию APS 2011 East и West проходили в штаб-квартире Шестого флота США в Неаполе. Западная конференция APS пройдет в Либревиле, Габон, а Восточная конференция APS-в Дар-эс-Саламе, Танзания. По словам контр-адмирала Джерарда Хьюбера, заместителя начальника штаба Военно - Морских Сил США в Европе и Африке по стратегии, ресурсам и планам: "в частности, в APS 2011 мы ищем больше текущих операций, больше учений, а не аудиторных тренировок. Африканские партнеры на своих кораблях и лодках, со своими экипажами и группами, патрулирующими их воды."Другие крупные инициативы США включают проводимые раз в два года учения по борьбе с природными пожарами, призванные решить сложные гуманитарные чрезвычайные ситуации , следующие из которых должны состояться в конце 2011 года, а также такие инициативы, как саммит африканских сухопутных сил, на котором в мае 2010 года 44 африканских начальника штабов собрались в Вашингтоне для обсуждения темы "адаптация сухопутных сил к вызовам XXI века".- Но борьба с терроризмом остается еще одним направлением нашей и наших партнеров деятельности в Африке.
   СОМАЛИ
   В последних выпусках "Военного баланса" анализировалась деятельность исламистских группировок в Сомали, а также действия АС и других международных субъектов (включая США) по борьбе с этими группировками. Как подробно говорится в стратегическом комментарии МИСИ от сентября 2010 года, нападения в 2010 году сомалийской группировки "Харакат Аш-Шабааб Аль-Моджахед" (Аш-Шабааб) продемонстрировали ее способность наносить удары за пределами своей обычной территории и породили опасения, что она может превратиться в транснациональную террористическую группу. Но эти нападения также указывают на то, что основное внимание этой группы сосредоточено на свержении поддерживаемого Западом переходного федерального правительства Сомали (ПФП). 11 июля 2010 года "Аш-Шабааб" взорвала ресторан и регбийный клуб в Кампале, Уганда, убив 76 человек во время просмотра финала чемпионата мира по футболу. Присутствие угандийских войск в АМИСОМ было якобы оправданием этого нападения. Затем, в конце августа, "Аш-Шабааб" предприняла десятидневное наступление на Могадишо, в результате которого погибло более 100 человек, в том числе 31-в результате одного теракта смертника. 10 сентября террористы-смертники напали на аэропорт Могадишо, убив по меньшей мере 14 человек, в том числе двух солдат АС. После взрывов в Кампале и августовского наступления "Аш-Шабааб" в Могадишо угандийское правительство заявило, что оно готово направить в Сомали дополнительные 10.000 военнослужащих, если США будут финансировать это развертывание. Вашингтон, который уже выделил 185 млн. долл.США на поддержку АМИСОМ, немедленно согласился финансировать развертывание еще 1000 угандийских миротворцев и призвал другие страны предоставить дополнительную рабочую силу, оборудование и финансовую поддержку. ЕС также объявил, что выделит 47 млн. евро (61,8 млн. долл.США) на поддержку АМИСОМ, в результате чего его совокупный взнос составит 142 млн. евро (186,8 млн. долл. США) - примерно наравне с обязательствами США. Однако отсутствие взаимного доверия между ПФП и АМИСОМ ограничивает масштабы предпринимаемых на базе АМИСОМ усилий по расширению прав и возможностей ПФП. Кроме того, резкое увеличение присутствия иностранных войск в Сомали несет в себе свои собственные риски, поскольку это дает джихадистам дополнительный предлог для насилия.
   Вашингтон пересмотрел свою политику в отношении Сомали в свете этих инцидентов, и, как представляется, существует некоторая вероятность того, что АФРИКОМ будет непосредственно обучать силы ПФП. Однако такое развитие событий будет представлять собой значительный сдвиг в политике США, которая до сих пор ограничивалась подготовкой перед развертыванием угандийских и бурундийских военнослужащих АМИСОМ в странах их происхождения и офицеров в Международном учебном центре поддержки мира в Кении. Вашингтон также снабжал военнослужащих АМИСОМ, оказывал финансовую помощь и политическую поддержку ПФП и периодически проводил контртеррористические операции в Сомали с согласия ПФП.
   Целенаправленные убийства видных деятелей "Аш-Шабааб" со стороны США включали в себя авиаудар АС-130 в мае 2008 года, в результате которого погиб тогдашний лидер группировки Аден Хаши Айро, и убийство в сентябре 2009 года ее военного командира Салеха Али Салеха Набхана группой морских котиков США, прибывшей на вертолете. Эти операции нанесли кратковременные удары по джихадизму в регионе. В более долгосрочной перспективе, однако, они имеют тенденцию усиливать анти-американской и анти-ПФП atttudes среди сомалийцев, а также террористических импульсы, из-за жертв среди гражданского населения в результате некоторых операций (например, в июне 2007 года в результате обстрела эсминца ВМС США подозреваемых в террористических тренировочных лагерей и марте 2008 года в США воздушного удара, нацелившись Набхан, на сомалийского города Доблей). На данный момент США и их основные партнеры, вероятно, активизируют сбор разведданных и прямое нацеливание боевиков "Аш-Шабааб" с помощью точных авиаударов и специальных операций, стремясь свести к минимуму любой сопутствующий ущерб, который мог бы настроить сомалийское население против США и ПФП. Цель таких нападений состояла бы в том, чтобы сделать Сомали более опасным местом для самой "Аш-Шабааб" и менее агрессивным убежищем для джихадистов из более отдаленных районов.
   Пиратство в Сомали
   Несмотря на присутствие трех многонациональных военно-морских оперативных групп и средств из более чем 15 стран, развернутых специально для противодействия угрозе коммерческому судоходству, пиратство все еще достигло рекордных уровней в 2010 году. По данным Международной морской организации, по состоянию на 4 ноября 438 моряков и 20 судов находились в плену у пиратов побережья Сомали. По данным Международного морского бюро, сомалийские пираты были ответственны за 35 успешных захватов судов за первые девять месяцев этого года. Для сравнения, за тот же период 2009 года в мире произошло 34 угона самолетов.
   Причины продолжающегося роста пиратства хорошо известны. Экономическая выгода пиратства для обнищавших прибрежных обществ с его быстрым вознаграждением и низкими затратами на установку очевидна. Только за два выкупа в ноябре 2010 года было предположительно выплачено около 12,3 миллиона долларов США за южнокорейский танкер и сингапурское контейнеровозное судно с фрегатами. Бывший корабль "Самхо Дрим" был рекордным выкупом, выплаченным пиратам, причем первоначальный спрос на 20 миллионов долларов США был снижен путем переговоров до 9,5 миллиона долларов.
   В то же время потенциальные недостатки пиратства недостаточно высоки, чтобы сдерживать активность. В то время как некоторые пираты были убиты в ходе специальных операций по освобождению захваченных судов, большинство подозреваемых просто уничтожили свое оружие и оборудование и, возможно, материнский корабль, а затем отпустили на своем ялике, чтобы вернуться к берегам Сомали. Были предприняты усилия для обеспечения большего числа обвинительных приговоров в отношении пиратов. В настоящее время более 700 подозреваемых пиратов задержаны в 12 странах, и некоторые региональные страны уже провели судебное преследование. Кения лидировала с 50 обвинительными приговорами, Сейшельские острова провели 31 судебное преследование и обеспечили 22 обвинительных приговора, по состоянию на ноябрь 2010 года. Этот низкий показатель отчасти связан с проблемой доказательства предполагаемых намерений пиратов, которые могут быть неясны до тех пор, пока они не поднимутся на борт судна в момент захвата. Однако наличие трапов и реактивных гранат на борту ялика, которые явно не нужны для целей рыболовства, помогло выявить и впоследствии задержать подозреваемых пиратов, хотя они могут представлять собой убедительные доказательства, необходимые для вынесения обвинительного приговора.
   Перед лицом этих вызовов сами военно-морские силы мало что могут сделать, кроме как устранить пиратские симптомы проблем, проистекающих из неуправляемых наземных пространств. В качестве наглядной демонстрации того, что их задача является трудной для выполнения, EUNAVFOR, силы Европейского Союза, которым поручено бороться с пиратством, расширили свой район операций в сентябре 2010 года еще дальше на восток в Индийский океан, признав "эффект воздушного шара" патрулей и операций по борьбе с пиратством, в результате чего деятельность пиратов перемещается в другие районы Индийского океана, но не уменьшается.
   По сути дела, миссии по борьбе с пиратством вряд ли преуспеют в ликвидации пиратства до тех пор, пока в самой Сомали не будет установлено более эффективное управление. С этой целью в январе 2010 года ЕС создал учебную миссию в размере 5 млн. евро (6,6 млн. долл. США) для укрепления потенциала Сомали. Примерно 1000 сомалийцев должны были пройти подготовку к концу 2010 года, а еще 1000-в первой половине 2011 года. НАТО попыталось наладить более тесные рабочие отношения с зарождающейся береговой охраной Пунтленда, например, предоставив топливо и отправив офицеров на борт HMS Cornwall и USS Donald Cook на короткие периоды времени. Миссия Африканского союза в Сомали (АМИСОМ) хочет обучить еще 6000 сотрудников сил безопасности, но проблемы, связанные с попытками создания такого потенциала, стали очевидными, когда сотни сомалийцев, прошедших подготовку в рамках поддерживаемых США программ в Джибути и Уганде, дезертировали в 2010 году из-за нехватки средств.
   Помимо борьбы с самим пиратством, по-видимому, существовали и побочные эффекты для борьбы с пиратством в Аденском заливе, главным образом за счет усиления взаимодействия между различными военно-морскими силами. Многонациональное развертывание не только позволило сотрудничать морским силам различных стран, но и страны, осуществляющие самостоятельное развертывание (Россия, Китай, Индия, Малайзия и Япония), также в большей или меньшей степени координировали свои действия с миссиями в регионе. Базирующийся в Бахрейне форум по общей осведомленности и Деконфликции (Shade), созданный в декабре 2008 года для координации деятельности коалиций и стран, участвующих в региональных усилиях по борьбе с пиратством, способствовал ежемесячным дискуссиям между его 26 государствами-членами. Три многонациональные миссии и тактические системы связи были также открыты для всех военно-морских сил, находящихся в Аденском заливе. Хотя последствия этих усилий для распространения пиратства могут быть ограниченными, они свидетельствуют о стремлении тех, кто участвует в многонациональных операциях, задействовать эти страны, развертывающие свои силы самостоятельно, не только в тактических целях, но и для открытия линий связи между военными, развернутыми в регионе.
   СУДАН
   По мере того как год подходил к концу, внимание как на континенте, так и за рубежом вновь сосредоточилось на ситуации в Судане, особенно в свете референдума в Южном Судане о независимости от Севера, который состоялся в начале января 2011 года. Последние выпуски "военного баланса" высветили споры, которые привели к нестабильности на юге страны. Всеобъемлющее мирное соглашение, подписанное в январе 2005 года, отличалось своей хрупкостью, а напряженность росла в преддверии референдума 2011 года; в то время как на севере страны в Дарфуре продолжался конфликт на низком уровне.
   По данным ООН, ситуация в области безопасности в Дарфуре остается "хрупкой и непредсказуемой". Миссия ООН-АС в Дарфуре, ЮНАМИД, столкнулась с серией нападений как со стороны вооруженных формирований, так и со стороны преступных элементов, и прогресс в достижении контрольных показателей ЮНАМИД остается неоднозначным. Прогресс в достижении первого критерия-достижения политического урегулирования конфликта путем присоединения к мирному соглашению по Дарфуру-был ограничен слабой поддержкой этого соглашения, а также неспособностью сторон обсудить последующие соглашения, говорится в заявлении ООН. Прогресс ЮНАМИД по второму из четырех контрольных показателей, способствующих "восстановлению стабильной и безопасной обстановки на всей территории Дарфура", также является проблематичным. Вооруженные инциденты, которые затронули миссию, а также общие ограничения на передвижение, вызванные нестабильностью, ограничили прогресс. ЮНАМИД по-прежнему сталкивается с проблемой, которая затрагивает миссию с момента ее создания: заполнение должностей в миссиях. По состоянию на сентябрь 2010 года она действовала на уровне 77% от утвержденной гражданской численности в 5516 человек, в то время как военный контингент - на уровне 17 199 человек - составлял 87% от утвержденной численности в 19 555 человек.
   Но самым острым вопросом в Судане остается референдум о самоопределении Южного Судана, кульминация процесса, начатого Всеобъемлющим мирным соглашением 2005 года (ВМС). На момент написания настоящего доклада результаты референдума были неясны, как и последствия для безопасности голосования "за". Но, учитывая проблемы, с которыми столкнулся Юг в последние годы, в случае положительного голосования, несомненно, потребуется провести сложные переговоры по таким вопросам, как демаркация границы, гражданство и нефтяные доходы. Следует помнить, что в июле 2009 года, после решения Постоянной палаты Третейского суда в Гааге, север получил нефтяные месторождения бамбук и Хеглиг, железнодорожный город Мейрам и полосу пастбищных угодий, в то время как югу было разрешено сохранить высокоэффективное нефтяное месторождение Диффа и большую площадь пастбищ, чем предпочитал север. Столкновения в спорном и богатом нефтью районе Абъея в последние годы привели к значительному перемещению перемещенных лиц, а также к большому числу погибших. Абъей и обещание значительных нефтяных доходов в регионе осложняют текущие переговоры и повышают ставки в отношении долговечности окончательного урегулирования. Объединенные интегрированные подразделения, состоящие из правительственных сил и сил Народно-освободительной армии Сомали/движения (Ноас/м) - единственных санкционированных сил безопасности в Абъее - в августе 2010 года насчитывали 32 900 человек, что составляет около 83% от их санкционированной численности в 39 639 человек, по данным ООН. Неопределенность в отношении статуса этих групп после референдума будет предметом обсуждения рабочей группы по вопросам безопасности, учрежденной сторонами ВМС.
   Дальнейшие осложнения возникают из-за все еще не определившейся границы между двумя регионами, и некоторые аналитики утверждают, что "мягкая" граница, допускающая некоторую свободу передвижения, может снизить напряженность. Но военные споры продолжаются, и не только между Хартумом и южным штабом в Джубе. Споры внутри Ноас привели к вооруженным инцидентам и гибели людей в 2010 году, в то время как армия сопротивления Бога (ЛРА), как сообщалось, также атаковала ряд деревень вдоль южной границы с ДРК и Угандой. Миссия ООН в Судане (МООНВС) развернула дополнительный персонал по вопросам безопасности, материально-технического обеспечения и технического обеспечения для оказания помощи комиссиям по проведению референдума, и в апреле 2010 года Совет Безопасности ООН еще раз продлил мандат МООНВС до 30 апреля 2011 года, причем при необходимости возможны дальнейшие продления. Однако решение Нью-Дели вывести индийское авиационное подразделение, содержащее шесть вертолетов Ми-17, к 31 октября означает, что тактическая мобильность МООНВС будет подорвана. Впоследствии сообщалось, что Организация Объединенных Наций пытается заключить коммерческий контракт в том случае, если это решение будет выполнено.
   Если юг проголосует за отделение, то эти вопросы окажутся сложными для Вооруженных сил и сил безопасности нового государства, базирующихся на силах Ноас/М. Хотя они сохранили ответственность за безопасность на юге с момента подписания ВМС, южные лидеры стремятся модернизировать свои силы. Международная поддержка имеет важное значение для обеспечения этого и повышения уровня подготовки Вооруженных Сил Юга, с тем чтобы эти силы отошли от своего прежнего воплощения в качестве партизанских сил. Проблемы будут заключаться в повышении мобильности сил, а также в таких вопросах, как профессиональная подготовка и военное образование. Здесь будет важна международная поддержка. АФРИКОМ, например, развернутого персонала в 2009 году, чтобы помочь жителям Южного Судана создание академии сержантского состава. Согласно AFRICOM, "обучение в академии будет включать профессиональные военные концепции, такие как гуманитарное право, правила сухопутной войны и Гражданский контроль над военными", и выпускники академии будут формировать кадры НКО, которые, как мы надеемся, со временем станут основой корпуса НКО.
   ВЕЛИКИЕ ОЗЕРА
   В мае 2010 года Совет Безопасности ООН проголосовал за продление мандата своей миссии в Демократической Республике Конго. Однако миссия Организации Объединенных Наций в ДРК (МООНДРК), которая была крупнейшей миротворческой силой в мире, не пережила этот процесс полностью неповрежденной. ООН переименовала его в миссию ООН по стабилизации в ДРК (МООНСДРК). Две тысячи военнослужащих должны были уйти, но это не решило главной проблемы президента ДРК Жозефа Кабилы, который, как сообщалось, был очень заинтересован в выводе всех сил. Кабила заявил, что силы ДРК могут продолжить деятельность, ранее осуществлявшуюся МООНДРК. У МООНСДРК был новый мандат, которому не подчинился Совет безопасности: защита гражданских лиц, включая поддержку усилий правительства ДРК "обеспечить защиту гражданских лиц от нарушений международного гуманитарного права и нарушений прав человека, включая все формы сексуального и гендерного насилия", а также "поддержать усилия правительства Демократической Республики Конго по завершению продолжающихся военных операций против ДСОР, Армии сопротивления Бога (ЛРА) и других вооруженных групп". В мандате также были определены обязанности по стабилизации и укреплению мира, включая оказание помощи правительству в укреплении его военного потенциала, поддержку реформы полиции и борьбу с незаконной эксплуатацией природных ресурсов. Первоначально утвержденная численность МООНСДРК составляла 22 016 человек, однако по состоянию на 31 октября 2010 года миссия насчитывала в общей сложности 19 008 военнослужащих в форме. Что касается военной реформы, то в докладе ООН отмечается, что многие из этих планов зашли в тупик, а три законопроекта о реформе армии еще не были приняты парламентом. Некоторое восстановление инфраструктуры продолжается, однако отсутствие правовых рамок препятствует разработке национальной доктрины подготовки кадров.
   Сохраняется значительная нестабильность и вспышки боевых действий, особенно на востоке страны. В рамках своего стремления содействовать наращиванию потенциала Вооруженных Сил ДРК (ВСДРК) МООНСКО (а ранее МООНДРК) оказывает ВСДРК поддержку в проведении ряда военных операций в провинциях Северная и Южная Киву (Кима 1 и Кима 2, а затем Амани Лео), направленных на противодействие деятельности демократических сил освобождения Руанды и других вооруженных группировок в этом районе. Согласно сообщению ООН, представленному в октябре "военное давление продолжало способствовать дезертирству ДСОР и добровольному участию в процессе разоружения, демобилизации, репатриации, расселения и реинтеграции МООНСДРК". С начала военных операций в январе 2009 года в Руанду было репатриировано 5238 членов ДСОР, в том числе 2266 бывших комбатантов и 2972 иждивенца. Но в то время как некоторые подразделения ВСДРК были подготовлены МООНСДРК для проведения операций "удержания" в районах Северного Киву, откуда были перемещены вооруженные группы, ООН сообщила, что силы ВСДРК "продолжали сталкиваться с трудностями в удержании позиций, и несколько районов в районах Масиси, Рутшуру, Валикале, Шабунда и Мвенга были вновь оккупированы ДСОР". Еще более усложняя картину, ООН, отмечая сообщения о нападениях на гражданских лиц со стороны ДСОР, а также со стороны ДСОР и других группировок, утверждала, что "нарушения прав человека также совершались элементами сил безопасности Демократической Республики Конго".
   Но ВСДРК должны решать проблемы безопасности в других регионах, помимо Дсор в провинциях Киву. В июне ВСДРК начали военные операции против союзных Демократических Сил/Национальной Армии освобождения Уганды. Эта угандийская группировка, базирующаяся в Северном Киву, стала объектом второй операции в сентябре. Сообщалось, что только в результате проведения операции "кулак" было перемещено около 100.000 гражданских лиц. Тем временем армия сопротивления Бога (ЛРА) продолжает занимать силы безопасности на северо-востоке страны, где ВСДРК провели операцию "Рудия II", в то время как угандийские военные проводят отдельные операции против ЛРА, иногда распространяясь на Центральноафриканскую Республику (ЦАР) и Южный Судан. Одним из позитивных событий стало проведение 2 июня под эгидой ООН совещания для обсуждения угрозы, которую представляет собой ЛРА. Сюда входили представители миссий ООН в этом районе, а также АС, и совещание завершилось подписанием соглашений об улучшении обмена информацией о ЛРА, а также об улучшении межмиссионской координации. За этим последовало в июле совещание начальников обороны ДРК, Уганды и ЦАР , а также командующего силами МООНСДРК, которые согласились создать совместный разведывательный и оперативный центр для координации операций против ЛРА.
   Военные действия Уганды против ЛРА носили широкомасштабный характер, хотя их эффективность трудно оценить, учитывая тенденцию ЛРА пересекать границы в попытках уклониться от преследователей, а также партизанскую тактику, которой придерживается эта группировка. Упорство атак ЛРА и неспособность - до сих пор - убить или захватить ключевых лидеров указывают на то, что группа обладает значительной устойчивостью. Но в течение этого года США увеличили свою помощь Уганде в области безопасности. Это включает в себя материально-техническую и разведывательную поддержку. 17 - я воздушная армия, воздушный элемент AFRICOM, наряду с личным составом из армии США в Африке обучила персонал ВВС Уганды технике погрузки грузов и десантирования с целью повышения своей способности осуществлять поддержку воздушных перевозок с использованием самолетов, включая L - 130 Hercules ВВС США. "Закон о разоружении Армии сопротивления Бога и восстановлении Северной Уганды 2009 года" также привел к мобилизации дополнительных дипломатических и военных ресурсов США, а также финансовых ресурсов на сумму до 10 млн. долл. США в попытке " усилить защиту гражданских лиц; задерживать или выводить с поля боя Джозефа Кони и старших командиров; содействовать дезертирству, разоружению, демобилизации и реинтеграции оставшихся бойцов ЛРА; а также расширять гуманитарный доступ и оказывать постоянную помощь пострадавшим общинам". Однако трудности, связанные с определением местности и целей, вкупе с устойчивостью ЛРА и ее мобильностью, указывают на то, что попытки борьбы с деятельностью этой группы потребуют согласованной и долгосрочной целенаправленности.
   Спорный результат президентских выборов 28 ноября в Кот-д'Ивуаре привел к новой нестабильности в стране. Кот-д'Ивуар принимал у себя международные миротворческие силы - а также французские вооруженные силы - после насилия в 2002 году, которое фактически оставило страну разделенной между Севером, который фактически контролируется новыми силами, и Югом, контролируемым президентом Лораном Гбагбо. В то время как претендент на пост президента Алессан Ауттра получил много голосов на севере, Конституционный совет, как сообщалось, аннулировал голоса с севера; Таким образом, победителем был объявлен Гбагбо. Ауттра отказался принять это, объявив себя победителем. Он был признан таковым ООН, ЕС и АС, но был вынужден укрыться в гостинице в Абиджане, окруженный силами, лояльными Гбагбо. Хотя на момент написания настоящего доклада опасность еще большего насилия сохранялась, международные действия-с участием видных западноафриканских государств-оказали существенное экономическое и политическое давление на Гбагбо, хотя на момент написания настоящего доклада это не заставило его согласиться с международными призывами (в том числе совместной миссией ЭКОВАС-АС) отойти в сторону; в январе сообщалось, что он отклонил предложение Ауттра сформировать правительство единства. Заявление, сделанное по итогам состоявшегося 24 декабря совещания глав государств ЭКОВАС с требованием "немедленной и мирной передачи власти г-ном Лораном Гбагбо г-ну Алассану Уаттре в соответствии с выраженными пожеланиями ивуарийского народа", продолжалось следующими двумя положениями:
   10. В том случае, если г-н Гбагбо не прислушается к этому неизменному требованию ЭКОВАС, у сообщества не останется иного выбора, кроме как принять другие меры, включая применение законной силы, для достижения целей ивуарийского народа.
   11. На фоне сложной ситуации в области безопасности главы государств и правительств настоящим поручают председателю комиссии ЭКОВАС безотлагательно созвать заседание Комитета начальников штабов обороны для планирования будущих действий, включая обеспечение безопасности вдоль границы между кот-д'Ивуаром и Либерией, в том случае, если их призыв не будет услышан.
   К середине января Вероятность такого вмешательства стала уменьшаться. Однако, если будет принято решение о принудительном вводе войск в Кот-д'Ивуар - возможно, это будет противозаконно, - то региональные вооруженные силы могут столкнуться с трудностями в развертывании и поддержании сил интервенции; Гана же, несмотря на заявление о своей поддержке интервенции ЭКОВАС, отказалась участвовать, заявив, что ее силы перегружены. Прямые последствия кризиса ощущались и в соседних странах: 11 января 2011 года ООН сообщила, что более 25.000 ивуарийцев ищут убежища в Либерии, причем 600 из них прибывают ежедневно.
   ЮЖНАЯ АФРИКА
   Южноафриканские национальные силы обороны (SANDF) остаются одними из самых боеспособных на континенте, но военные сталкиваются с рядом серьезных проблем в своем стремлении сохранить высокий уровень боевой эффективности. Действительно, некоторые из основных вопросов были освещены в ежегодном докладе Министерства обороны за 2009-10 годы и в заявлениях министра обороны примерно во время голосования по бюджету в мае 2010 года.
   Министр обороны Линдиве Сисулу предложил реформировать трудовое законодательство для военных, которое в настоящее время имеет аналогичные профсоюзные права в других секторах. Это предложение вытекает, в частности, из инцидентов 26 августа 2009 года, в ходе которых вспыхнули беспорядки, когда члены профсоюза SANDF прошли маршем по зданиям профсоюзов в Претории в рамках серии протестов по поводу оплаты труда и условий труда. В своем обращении к парламенту во время обсуждения бюджета Сисулу заявила, что эта ситуация отчасти является наследием 1994 года, когда власть в Южной Африке перешла из рук в руки после первых всеобщих выборов. "В нашем стремлении обуздать влияние военных, - сказала она, - мы разработали правила, направленные на снижение мощи Сил обороны. Поступая таким образом, мы, возможно, скомпрометировали его силу и возможности". Однако профсоюзы (южноафриканский Союз национальной обороны (Санду) и южноафриканский Союз сил безопасности) неудивительно сопротивляются попыткам распада Союза. Судьба персонала, принимавшего участие в споре в Претории, также оказалась особым камнем преткновения. SANDF поместила этих лиц (более 1000 человек) в "специальный отпуск" и, как сообщалось, выпустила уведомления о том, что, если они не смогут объяснить свое местонахождение и действия 26 августа 2009 года, они будут уволены (без проведения официальных дисциплинарных слушаний). Но в ноябре и декабре 2010 года судебный иск Санду остановил такие шаги на том основании, что, как сообщалось, уведомления об увольнении были выданы без предоставления персоналу права быть заслушанным. В конце 2010 года было сообщено, что Сисулу является Фим в своей позиции о том, что Вооруженные силы должны быть распущены: Министерство обороны на момент написания этой статьи намеревалось подать апелляцию на решение суда, а Сисулу, как сообщалось, заявила, что она будет, если потребуется, добиваться изменения Конституции.
   Во время голосования по оборонному бюджету Сисулу поднял вопрос о возможности внесения законопроекта, который "обеспечит необходимую основу для создания Национальной службы". Помня о связи, которую многие могут иметь с национальной военной службой эпохи апартеида, Сисулу стремился подчеркнуть, что это будет не обязательная военная служба, а скорее "неизбежная Национальная служба". Мотивирующие факторы кажутся скорее социальными, чем военными, и большинство дискуссий сосредоточено на правительственной Концепции национальной службы как инструмента, который потенциально может быть полезен для укрепления социальной сплоченности и образования молодежи. Сисулу сказал, что если эта идея окажется популярной, то "потребуется еще два года, чтобы создать потенциал и инфраструктуру, необходимые для тех чисел, с которыми мы сталкиваемся". Несмотря на эти замечания, восстановление национальной службы-даже если бы она не носила явно военного характера - для чего потребовались бы административные и учебные ресурсы оборонного ведомства, вероятно, создало бы серьезную проблему для сил как с точки зрения бюджета, так и с точки зрения направленности, учитывая, что в последнее время особое внимание уделяется повышению профессионализма.
   Министр обороны также предложил дополнительно увеличить зарплату военнослужащих. В своем бюджетном заявлении она заявила, что Министерство обороны потеряло ряд технических специалистов в SAAF (южноафриканские Военно-воздушные силы), Армии, Военно-Морском Флоте и SAMHS (Южноафриканская медицинская служба здравоохранения) "из-за неконкурентоспособного уровня оплаты труда". В частности, в конце 2009 года после вмешательства президента Джейкоба Зумы уже наблюдалось повышение окладов младших чинов, причем повышение окладов составляло от 2% до 65% для всех членов SANDF на определенных уровнях окладов. Комиссия по временной службе рекомендовала перенести повышение окладов (выплаченных в декабре 2009 года) на 1 июля 2009 года задним числом. Однако Сисулу признал, что " тогда у нас не было бюджета (да и сейчас его нет)", и что солдатам будут постепенно возвращать их жалованье. Еще один призыв к дефициту финансовых ресурсов будет сделан в соответствии с требованиями законопроекта О ветеранах вооруженных сил, одобренного Кабинетом министров в ноябре 2010 года, хотя, по словам заместителя министра обороны, этот законопроект все еще находится на стадии разработки.
   В последние годы бюджетные ассигнования колебались, поскольку департамент стремился обеспечить экономию средств в свете общего давления на государственные финансы (см. Военный баланс 2010 года, стр. 290). Меры по экономии средств, как правило, были невысокими: например, ограничение зарубежных визитов и сокращение ассигнований на противовоздушную оборону в частности в большей степени связано с отменой заказа на А400М, чем с любыми административными мерами по экономии средств. В этом случае потребность в новой системе воздушных перевозок сохраняется, поэтому расходы придется нести в будущем. Увеличение в течение следующих нескольких лет во многом обусловлено решением правительства скорректировать заработную плату в сторону повышения (бюджет на 2010 год "выделяет R600 млн. (81 млн. долларов США), R370 млн. (50 млн. долларов США) и R850 млн. (114,8 млн. долларов США) в среднесрочной перспективе на реализацию положений новой системы оплаты труда"), внедрить систему повышения квалификации военнослужащих и перенести акцент с модернизации воздушного транспорта на модернизацию сухопутных войск. Но бюджет остается, по словам самого министра обороны, "прискорбно недостаточным". Сисулу продолжил, сообщив, что Министерство обороны приняло решение о ряде промежуточных мер: "изучить существующий бюджет, чтобы увидеть, где мы можем сделать временную экономию; найти новаторские способы, с помощью которых мы можем генерировать наши собственные доходы; [и] пересмотреть бюджет и перевести часть финансирования в районы критического дефицита. Мы хотели бы в текущем году уделить приоритетное внимание нашим сухопутным войскам, инфраструктура и техника которых находятся в плохом состоянии ремонта.'
   Но силовой потенциал страдает, и ежегодный доклад был ясен в своих комментариях. Южноафриканская армия, хотя и выполнила свои обязательства, была "перегружена, особенно в пехоте, инженерном и вспомогательном потенциале", и при продолжении частичного подхода к приобретению "вновь введенное в строй оборудование доставляется на склады консервации, поскольку для функционирования системы не хватает боеприпасов". Но главной проблемой по-прежнему оставалась потеря и продолжающаяся нехватка критически важных навыков, а также определенных автопарков и инфраструктур. "Из-за затрат и времени [эти проблемы] не будут полностью устранены в ближайшем будущем", - говорится в докладе. Между тем, несмотря на то, что он также испытывал финансовые трудности, Военно-Морской Флот умеренно улучшил свою кадровую численность (нехватка квалифицированных кадров была проблемой для Военно-морского флота, а также для других служб). Но там использование резервов имело "решающее значение для пополнения критических вакансий". Сокращение бюджетных ассигнований до 2009-10 годов было в значительной степени обусловлено завершением программ закупок фрегатов и подводных лодок, а увеличение бюджетных ассигнований до 2012 года обусловлено в первую очередь планируемым приобретением гидрографических судов и планируемым набором персонала с нишевыми навыками, такими как водолазы, техники и инженеры.
   Согласно годовому отчету, Военно-воздушные силы "в значительной степени" все еще могли выполнять свой мандат, но в докладе Комитета портфеля по обороне от 26 октября были сделаны некоторые мрачные выводы. Из-за недостаточного финансирования технических навыков, проблем технического обслуживания и устаревшего оборудования ВВС могут эффективно эксплуатировать систему "Hawk" только с одним действующим экипажем. Кроме того, возможен лишь ограниченный набор пилотов "Gripen". Между тем, несмотря на эти оперативные проблемы и проблемы с финансированием, Военно-Воздушные Силы продолжают пересматривать свои варианты воздушных перевозок после выхода из Европейской программы А400М в конце 2009 года. В настоящее время он эксплуатирует С-130 и меньший C-47 для обеспечения воздушных перевозок - ресурс, которого не хватает на юге континента, и военно-воздушные силы стремятся постепенно отказаться от своих устаревших C-130б примерно к 2013-14 годам. Военно-воздушные силы, по-видимому, используют двухуровневый подход к своим потребностям в воздушных перевозках, стремясь в конечном итоге приобрести два типа самолетов для удовлетворения потребностей внутри и внутри театра военных действий. В течение 2010 года он был проинформирован о C-27J, C-130J и даже C-17 США, хотя последний из них, вероятно, будет далеко за пределами возможностей сил. Альтернативой C-27J является EADS / CASA C-295, в то время как A400M также может быть пересмотрен для удовлетворения "стратегического" потенциала воздушных перевозок, особенно если будет разработан привлекательный пакет затрат. В настоящее время воздушные перевозки осуществляются на специальной основе путем сдачи в аренду при необходимости самолетов Ил-76.
   Проект "Saucepan" и проект "Mesti" изначально предназначались для выполнения требований, предъявляемых к воздушным перевозкам и морским наблюдениям с использованием одного и того же среднего самолета для выполнения обеих функций. Одним из подходов, рассматриваемых для выполнения роли морского наблюдения, был комплекс систем управления полетами на основе поддонов (где системы управления полетами и рабочие станции содержатся в отдельном блоке, например контейнере ИСО, который может быть загружен и "подключен" к воздушному судну). Еще одним вариантом самолета является бразильский проект KC-390. Южная Африка и Бразилия налаживают более тесные оборонные связи, в том числе совместно финансируют программу создания инфракрасных ракет класса "воздух-воздух", создающих изображение A-Darter. Возможное промышленное участие Южной Африки в проекте KC-390 обсуждалось в течение 2010


   ANGOLA
    []
   BENIN, BOTSWANA
    []
   BURKINA-FASO,
    []
   BURUNDI
    []
   CAMEROON
    []
   CAPE VERDE, CENTRAL AFRICAN REPUBLIC,
    []
   CHAD,
    []
   CONGO
    []
   COTE D'IVOIRE
    []
   DEMOCRATIC REPUBLIC of CONGO
    []

    []
   DJIBOUTI
    []
   EQUATORIAL GUINEA , ERITREA
    []
   ETHIOPIA,
    []
   GABON
    []
   GAMBIA
    []
   GHANA
    []
   GUINEA
    []
   GUINEA-BISSAU , KENYA
    []
   LESOTHO
    []
   LIBERIA
    []
   MADAGASCAR, MALAWI
    []
   MALI,
    []
   MAURITIUS, MOZAMBIQUE
    []
   NAMIBIA
    []
   NIGER
    []
   NIGERIA
    []

    []
   RWANDA, SENEGAL
    []
   SEYCHELLES
    []
   SIERRA LEONE, SOMALIA
    []
   SOUTH AFRICA
    []

    []
   SUDAN
    []

    []
   TANZANIA
    []
   TOGO,
    []
   UGANDA
    []
   ZAMBIA
    []
   ZIMBABWE
    []

    []



   Charter 10. Country comparisons - commitments, force levels and economics
    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []


   Part II. Explanatore Notes

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []

    []


   Reference
    []

    []

    []

    []

    []

    []

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"