Темежников Евгений Александрович: другие произведения.

Хроника монголов. От Борте-Чино до Добун-Баяна

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предисловие, устанавливающее обстоятельства жизни предков Чингиз-хана и возникновение их державы


От Борте-Чино до Добун-Баяна

   Источники   Продолжение
  
   0x01 graphic
  
  
   РАД. Предисловие, устанавливающее обстоятельства жизни предков Чингиз-хана и возникновение их державы, иначе говоря, откуда и когда она произошла [1.2, т.2, к.2, с.7-9].
   Следует знать, что все тюркские племена [аквам] и монгольские разряды [аснаф], [сведения] о которых были обстоятельно изложены [в предшествующей части], никогда не имели единого могущественного и сильного государя, который был бы правителем над всеми племенами, а у каждого племени был [свой] государь и эмир. Большую часть времени они воевали и сражались друг с другом, противостоя друг другу, ссорились и грабили друг друга, подобно арабам, живущим в этом владении [т.е. в Иране]. У каждого племени в отдельности имеется один определенный эмир, не подчиняющийся никому из других. Так как население Хитая обитало бок-о-бок с этим [тюркско-монгольским] народом, с его областями и [вообще] с местами его кочевок, то некоторые из племен, кочевавших в пределах Хитая, постоянно убивали множество [людей], принадлежавших к некоторым из этих племен, а те [в свою очередь] грабили и разоряли хитайскую область. [Поэтому] государи Хитая по причине того, что постоянно опасались этих монгольских кочевников, проявили большую предусмотрительность и умение сдерживать их, построив между государством Хитая и теми племенами стену, наподобие стены Александра, которую монголы называют Уткух, а по-тюркски Букуркэ. Один ее конец примыкает к реке Кара-мурэн (Хуанхэ), которая есть крайне большая река и переправа через которую невозможна; другой [ее] конец прилегает к морю у границы области Джурджэ (Печелинскому зал). Государи Хитая считали племя онгут своим войском и своими искренно преданными [им] рабами, [поэтому] они поручили им ворота стены Уткух, и это племя постоянно их охраняло. В эпоху Чингиз-хана [некто], по имени Алакуш-тегин, бывший предводителем [онгутов], стакнулся с Чингиз-ханом и сдал ему укрепленный проход [дарбанд] в стене, как это было частично изложено в разделе о [племени] онгут, в дальнейшем же [все это] подробно будет изложено в своем месте. Об этих же [вышеупомянутых] племенах, о каждом в отдельности существует много летописей и рассказов, но они не дошли до этой страны и обстоятельства жизни их вождей в подробностях достоверно не известны. Каждое племя знает из повествований о себе лишь кое-что, потому что у них не было такой летописи, из которой они могли бы почерпнуть надежные сведения о прошлых веках и минувших эпохах и должным образом достичь до истинной сути того [прошлого], как и до их позднейшего времени, когда всевышняя истина соизволила обнаружить державу и государство предков Чингиз-хана и выделить и отличить ветвь [древа] Добун-Баяна и Алан-Гоа, к которым восходит род Чингиз-хана и его родичей, из всех монгольских [родовых] ветвей.
   [И] хотя нет определенной даты, [но] приблизительно и примерно около 400 лет будет [сему роду], потому что из содержания разделов их летописи, которая существовала в сокровищнице [ханской], и из сказаний умудренных опытом старцев известно следующее: они были [властителями] в первое время халифата рода Аббаса (750-1258 гг.) и эпохи царствования Саманидов (819-999 гг.) вплоть до [нашего] времени. Племен, происшедших от этого [владетельного] рода за упомянутый промежуток времени, было столько, что перечислить их в отдельности невозможно и упоминание о них не вмещается в недра записей. [Что же касается] изложения их родословной [насаб] и родовых ветвей [шу'аб], то хотя они подробно не известны, но то, что уразумелось и припоминалось, будет [полностью] изложено в удостоверение [нашего] притязания и стремления [открыть] в этом отношении истину. Теперь мы приступим к рассказам, летописям и упоминанию о роде [и] родовых отраслях Чингиз-хана и его родичей, начиная от Добун-Баяна и Алан-Гоа...
  
   ССМ. I. Родословная Темучжина [1.3, ї 1-3].
   ї 1. Предком Чингис-хана был Борте-Чино, родившийся по изволению Вышнего Неба. Супругой его была Гоа-Марал. Явились они, переплыв Тенгис (внутреннее море). Кочевали у истоков Онон-реки, на Бурхан-хал-дуне, а потомком их был Бата-Чиган.
   ї 2. Сын Бата-Чигана - Тамача. Сын Тамачи - Хоричар-Мерган. Сын Хоричар-Мергана - Аучжам-Бороул. Сын Аучжам-Бороула - Сали-Хачау. Сын Сали-Хачау - Еке-Нидун. Сын Еке-Нидуна - Сим-Сочи. Сим-Сочиев сын - Харчу.
   ї 3. Сын Харчу - Борчжигидай-Мерган - был женат на Монголчжин-гоа. Сын Борчжигидай-Мергана - Тороголчжин-Баян - был женат на Борохчин-гоа, имел отрока-слугу, по имени Боролдай-Суялби, да двух скаковых меринов - Дайир и Боро. У Тороголчжина было двое сыновей: Дува-Сохор и Добун-Мерган.
  
   АЛТАН ТОБЧИ. II. Родословная Чингис-хана [1.4, с.53].
   После того как Будда погрузился в нирвану и прошло более чем 3250 лет, в северной монгольской земле вот как родился августейший Чингис-хан: произошедший от первого тибетского Худзугун Сандалиту-хагана Далай Субин Алтан Сандалиту-хаган имел трех сыновей: старшего -- Борочу, второго -- Шибагучи, младшего -- Бортз Чино-а. Так как они между собой жили не в ладах, то Бортэ Чино-а переправился через Тэнгис-далай по направлению к северу и прибыл в землю Дзад. Незамужнюю девушку по имени Гоа Марал взял в жены и поселился в земле Дзад; так произошел род "монгол".
   Бортэ Чино-а и Гоа Марал, прибывшие согласно предопределению Высшего неба, переправившись через Тэнгис-далай, поселились около Бурган-Галдуна. От этих двоих родился Бата Чаган. Сын Бата Чагана назывался Тамачин. Сыном Тамачина был Хоричир Мэргэн. Сыном Хоричир Мэргэна был Огуджам Бохурул. Сыном Огуджам Бохурула был Сали Халчаху. Сын Сали Халчаху назывался Йэхэ Ни-дун. Сын Йэхэ Нидуна назывался Сэм Сочи. Сын Сэм Сочи назывался Харачус.
   Сын Харачуса поселился на южной стороне Бурган-Галдуна в истоках [речки] Бутаган-Бохурчин; [там] родившийся Борджигидай Мэргэн жил с женой Монголджин-гоа. Родившийся от Монголджин-гоа Торголджин Байан имел от жены Борогчин-гоа юного [сына] Боролдай Хубилая и имел двух аргамаков-коней -- Дайра и Боро. От Борогчин-гоа родились [еще] двое [сыновей]: Дува Сохор и Добу Мэргэ.
  
   АБУЛГАЗИ. ч.2, гл.15. О Могуллских ханах от самого исхода из Иргана-Кона, до Чингис-хана [1.6, с.188-191].
   Каян и Нагос жили в земле называемой Иргана-Кон; а их потомки умножившись, разделились на многие разных имен линии. Был между прочими , некоторой человек от потомства Каянова именем Курласс; и как его фамилия была весьма многолюдна то согласились из нее выбрать одного дабы ему быть Могуллским Ханом. А когда тот Хан умрет; то паки выбирать в cиe достоинство из той же фамилии. В то время как они вышли из Аргана-Кон, был у них Хан от потомства Курлассов именем Бертечене; а по смерти, сын его Кав-Идилл получил наследство, которому во владении последовал также его сын Бичин-Каян, и сей имел себе в наследника сына своего Кипчи-Мергена. По смерти Кипчи-Мергеновой сын его Менкоачин-борел получил правление; а по его смерти сын Букбен бендун был ему наследником , которой имел по себе сына своего Симсаучи в наследники. Симсаучи оставил Могуллский престол сыну своему именем Каимачу, после которого был сын его Термишаш наследником, а сей сына же своего оставил именем Менгли-Ходжа. Менглиходжа когда умер; то сын его Юлдус-Хан получил государствование над Могуллами, и имел двух сынов, которые оба прежде его умерли. Но один из них оставил по смерти своей сына именем Деюн-баян; а другой дочь именем Аланку. Юлдус-Хан женил их одного на другой, когда они в надлежащие пришли лета, и учинил при сем случае пребогатой пир. Несколько спустя времени Юлдус-Хан умер, прежде нежели внук его Деюн-баян достиг в определенные лета законами, чтоб ему можно было самому государствовать; для того что ему было только 30 лет.

ДОБУН-БАЯН

   РАД. О Добун-Баяне и его супруге Алан-Гоа [1.2, т.2, к.2, с.9-11].
   О подробностях начала их жизни правдивые тюркские сказители историй рассказывают, что все племена монголов происходят из рода тех двух лиц, которые [некогда] ушли в Эргунэ-кун (Аргунь). Среди тех, кто оттуда вышел, был один почтенный эмир по имени Буртэ-чинэ, глава и вождь некоторых племен, из рода которого был Добун-Баян, супруг Алан-Гоа, и происходит несколько других племен. Он имел много жен [хатун] и детей. От старшей жены по имени Коай-марал он имел сына, который был самым преуспевающим из его сыновей и достиг [потом] царской степени, его звали Батачи-каан. У него был сын по имени Тамач, который стал потом его заместителем. Этот Тамач имел пять сыновей; старший из них, по имени Коричар-мэргэн, стал его заместителем. Передают, будто бы те другие четыре сына пожелали уйти из своего становища [махам] и местности в другие области. Между был рукав реки. Они собрали множество хвороста и из него связали [нечто] вроде плота, который здесь [в Иране] называют "калак", сели на него и, переправившись через реку, вступили в другие области. Говорят, что племя дурбан происходит из их рода, потому что [слово] "дурбан" значит - четыре, и оно является [указанием] на связь и отношение [племени дурбан] к тем четырем [сыновьям] Тамач-хана. [Некто], по имени Тулун-Сакал, [происходивший] из рода младшего из них, однажды убил изюбря. Один человек из племени баяут, по имени Баялик, привел своего сына и продал [его] ему за некоторое количество мяса изюбря. Так как тот [Тулун] был родственником мужа Алан-Гоа, то он подарил этого мальчика Алан-Гоа. Большинство племен баяут, которые являются рабами уруга Чингиз-хана, принадлежат к потомкам этого мальчика.
   У Коричар-мэргэна был сын, ставший [потом] его заместителем, по имени Куджам-Борагул. Он имел сына, [в свою очередь] севшего на его место, имя его Екэ-Нидун. У него был сын, по имени Сим-саучи, ставший [потом] заместителем отца. У Сим-саучи был сын, по имени Кали-Карчу, который [впоследствии] стал заместителем отца; от него появился на свет Добун-Баян. Юртом их были [долины рек]: Онона, Кэлурэна и Тоглы (Толы), эти три реки берут начало в горах Бурка[н-кал]ду[н].
   Вышеупомянутый Добун-Баян имел весьма целомудренную жену, по имени Алан-Гоа, из племени куралас. От нее он имел двух сыновей, имя одного из них Бэлгунут[ай], а другого - Бугунут[ай]. Из их рода происходят два монгольских племени. Некоторые их относят к племени нирун, потому что матерью их была Алан-Гоа, некоторые же - к племени дарлекин, по той причине, что племя нирун полагают безусловно происходящим от тех трех сыновей, которые появились на свет от Алан-Гоа после кончины [ее] мужа, и в этом отношении [хотя] имеется много разногласий, но пользуется известностью и сравнительно ближе [к истине] этот второй вариант. В этом государстве [т.е. в Иране] из ветви этих двух упомянутых сыновей нет [никого], кроме одного человека, которого показывают в одной из войсковых тысяч [хазарэ]. Говорят, в Монголии их также немного.
   Добун-Баян - муж Алан-Гоа - скончался в молодости.
  
   ССМ. I. Родословная Темучжина (прод) [1.3, ї 4-16].
   ї 4. У Дува-Сохора был один-единственный глаз, посреди лба, которым он мог видеть на целых три кочевки.
   ї 5. Однажды Дува-Сохор, вместе со своим младшим братом Добун-Мерганом, взобрался на Бурхан-халдун. Наблюдая с высоты Бурхан-халдуна, Дува-Сохор усмотрел, что вниз по течению речки Тенгелик подкочёвывает какая-то группа людей.
   ї 6. И говорит: "Хороша молодица в кибитке крытой повозки среди этих подкочёвывающих людей!" И он послал своего младшего брата Добун-Мергана разузнать, намереваясь сосватать ее Добун-Мергану, если окажется, что она незамужняя.
   ї 7. Добун-Мерган побывал у тех людей, и в самом деле там оказалась молодица, по имени Алан-гоа, красивая, очень знатного рода и еще даже ни за кого не просватанная.
   ї 8. А по поводу той племенной группы выяснилось так: Баргучжин-гоа дочь Бархудай-Мергана, владетеля Кол-баргучжин-догумского, была выдана замуж за Хорилартай-Мергана, нойона Хори-Туматского. Названная же Алан-гоа и была дочерью, которая родилась у Хорилартай-Мергана от Баргучжин-гоа в Хори-Туматской земле, в местности Арих-усун.
   ї 9. По той причине, что на родине, в Хори-Туматской земле шли взаимные пререкания и ссоры из-за пользования звероловными угодьями, Хорилартай-Мерган решил выделиться в отдельный род-обок, под названием Хорилар. Прослышав о знаменитых Бурхан-халдунских звероловлях и прекрасных землях, он теперь и пододвигался, оказывается, кочевьями своими к Шинчи-баян-урянхаю, на котором были поставлены божества, владетели Бурхан-халдуна. Здесь-то Добун-Мерган и просил руки Алан-гоа, дочери Хори-Туматского Хорилартай-Мергана, родившейся в Арих-усуне, и таким-то образом Добун-Мерган женился.
   ї 10. Войдя в дом к Добун-Мергану, Алан-гоа родила двух сыновей. То были Бугунотай и Бельгунотай.
   ї 11. У старшего же брата, Дува-Сохора, было четыре сына. Тем временем старший его брат Дува-Сохор скончался. После кончины Дува-Сохора, четверо его сыновей, не признавая даже за родственника своего дядю Добун-Мергана и всячески понося его, отделились, покинули, его и откочевали. Образовалось особое поколение Дорбен. Отсюда-то и пошло четвероплемение Дорбен-ирген.
   ї 12. Однажды, затем, Добун-Мерган взошел поохотиться на возвышенность Тогоцах-ундур. В лесу ему повстречался какой-то Урянхаец, который, зарезав трехлетку-оленя; готовил жаркое из его ребер, из верхних коротких рёбер.
   ї 13. Добун-Мерган и говорит: "Дружище, дай на жаркое!" "Дам и тебе!" - отвечал тот и, оставив себе шкуру и лёгочную часть животного, остальное мясо трехлетки-оленя отдал Добун-Мергану.
   ї 14. Завьючив оленину Добун-Мерган уехал. По дороге встречается ему какой-то бедняк, который ведет за собою, своего сынишку.
   ї 15. На вопрос Добун-Мергана, кто он такой, тот отвечал: "Я - Маалих, Баяудаец ("богатей"), а живу, как нищий. Удели мне из этой дичины, а я отдам тебе вот этого своего паренька".
   ї 16. Тогда Добун-Мерган отделил и отдал ему половину оленьего стегна, а того мальчика увёл к себе домой; он-то и стал у него домашним работником.
  
   АЛТАН ТОБЧИ. II. Родословная Чингис-хана (прод) [1.4, с.53-55].
   Так как Дува Сохор имел единственный глаз посредине лба, то он мог видеть на расстоянии трех кочевок.
   Однажды братья отправились  на охоту. Когда посмотрели с Бурган-Галдуна сверху, то старший брат Дува Сохор увидал, что приближается небольшая группа людей из-за лесного хребта по течению речки Тунгилэк, и сказал: "Среди тех людей, что приближаются, кочуя по течению речки Тунгилэк, отсюда видно прекрасную собою девушку, сидящую на передке крытой повозки. Если она не отдана [какому-либо] человеку, то для тебя, младшего моего брата, мы ее и попросим". Сказав так, он отправил Добу Мэргэна посмотреть ее.
   Когда он подскакал к тем людям, то [увидел], что действительно там находилась девушка по имени Алун-гоа, весьма славящаяся своей красотой и добротой, еще не отданная за муж. То была Алун-гоа, рожденная от Баргуджин-гоа и Хорилдай Мэргэна, владыки того народа баргуджин-тумэтов.
   Хорилдай Мэргэн в своей земле тумэтов наложил запрет  [на охоту] на соболя, белку и лесных зверей. Так как [тумэты] препятствовали друг другу и между ними происходили ссоры, то и стал род [называться] хорилар. Сказав: "На Бурган-Галдупе много диких зверей",-- он прикочевал к Шингшинг Байану и Бурхану Урйанхаю на Бурган-Галдуне. Вот тогда-то и взял Добу Мэргэн в жены Алун-гоа, дочь хори-тумэтекого Хорилдай Мэргэпа, рожденную в Ариг-Усуне. Алун-гоа, прибыв к Добу Мэргэну, родила двух сыновей по имени Бэлхунутэй и Бэхунутэйр.
   У Дува Сохора было четверо сыновей. После того как все это случилось и Дува Сохора не стало, четверо его сыновей перестали считать своего дядю Добу Мэргэна членом рода, презирали его и откочевали. Они образовали род дорбэн. Они стали предками дорбэнов.
   После того Добу Мэргэн отправился однажды поохотиться на Тобучаг-Ундур; в лесу [он встретил] одного человека, который убил трехлетнего оленя и сидел, поджаривая его внутренности и ребра.
   Добу Мэргэн подошел и сказал: "Друг! [Дай] жареного!" И когда он спросил: "Ты чей человек?",--тот сказал: "Я человек урйанхайский",-- и, взяв себе легкие, голову с сердцем и кожу, все остальное мясо отдал Добу Мэргэну.
   Когда Добу Мэргэн, взяв мясо, возвращался домой, по дороге [к нему] приблизился один бедный человек, ведший своего маленького сына.
   Когда Добу Мэргэн сказал: "Ты чей человек?",-- тот человек ответил: "Я человек Магалиг Байагудая; не могу идти я так [больше]. Отдам тебе этого своего сына, а ты не дашь ли мне [часть] того мяса?" Когда он так сказал, то Добу Мэргэн, отрезав одно из бедер трехлетнего оленя, отдал ему, и тот мальчик стал [у него] в юрте слугой. Вскоре после того как это было, Добу Мэргэна не стало.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"