Темежников Евгений Александрович: другие произведения.

Хроника монголов. 1263 г. Продолжение междоусобной войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Продолжение междоусобной войны

   1263 г. от Р.Х.
   6771 г. от С.М, 661-662 (с 3.11) г.х., год Свиньи
  
   Источники   Продолжение
  
  
   0x01 graphic
  
   ЕКЕ МОНГОЛ УЛУС
  
   РАД. О враждебных отношениях Алгу к Ариг-Буке, о причинах этого; о битве, данной им войску Ариг-Буки, о поражении Алгу и о том, как [впоследствии] он снова обрел силу, о бедственном положении Ариг-Буки и о том, как разбежался его сброд [1.2, т.2, с.163-164].
   Когда Алгу, сын Байдара сына Чагатая, которого Ариг-Бука назначил главою улуса Чагатая и которого отправил [туда], прибыл в Туркестан, у него собралось около ста пятидесяти тысяч всадников.
   Ургана-хатун, которая правила улусом Чагатая, [сама] отправилась в столицу Ариг-Буки, а Алгу, Никпей-Огула с пятью тысячами всадников, из эмиров - Учачара, из битикчиев - Сулейман-бека, сына Хабаш-амида, из яргучиев - Абишку послала в Самарканд, Бухару и области Мавераннахра, дабы они охраняли рубежи того края и выполняли приказания Алгу. Когда они прибыли в те пределы, то убили всех нукеров Берке и зависимых от него людей, вплоть до потомка шейха-ал-ислама, Бурхан-ад-дина, сына знаменитого шейха Сейф-ад-дина Бухарзи, которого они также зверски умертвили. Они забрали все имущество тех людей, движимое и недвижимое; некоторые редкостные вещи отослали Никпей-Огулу, а Учачар отправился в Хорезм.
   Во время этих событий прибыли гонцы Ариг-Буки во главе с битикчием Буритаем и Шади, сыном Юшумута, и привезли ярлык с приказом выставить скот, лошадей и оружие; за короткий срок они собрали много добра. Алгу, позарившись на это имущество, задерживал под разными предлогами, пока ему однажды не донесли о том, что они говорят: "Это имущество мы собрали по ярлыку Ариг-Буки, какое дело до этого Алгу?".
   Он рассердился и в гневе приказал их схватить и забрал то имущество. Его эмиры сказали: "Раз ты совершил такой поступок, то Ариг-Бука как сторонник [для тебя] потерян, в особенности после того, как Эргэнэ-хатун отправилась [к нему] с жалобой; нам не выдержать его упреков и гнева. Так как мы против него восстали, самое лучшее, [что мы можем сделать], - будем служить каану". С этими словами [все] согласились; гонцов тех убили, а [собранное] имущество поделили между войском.
   Когда Ариг-Бука услышал о том, он крайне разгневался, убил гонца Алгу и сказал: "Население Каракорума окажет нам содействие".
   Имамы, бахши и христиане доложили [жалобу]: "Как нам оказать [содействие], когда повинность тяжка?".
   Он сказал: "Какое войско разбили эти три разряда [людей] и какая от их [помощи] польза? Пусть они остаются здесь и помогают нам [только] молитвой, а если прибудет каан, то пусть поспешат к нему!" - и отправился воевать с Алгу.
   Вскоре после его ухода к Каракоруму подошел каан с большим войском и обложил город. [Из города] вышло по нескольку человек от каждой религиозной общины; они доложили [каану] об образе действий Ариг-Буки. Он обласкал их и в соответствии с указами Чингиз-хана и Менгу-каана сделал тарханами на прежних основаниях. Он намеревался идти по путям Ариг-Буки, [но] прибыли гонцы и доложили, что в Хитае, ввиду отсутствия каана, обнаружились промахи и расстройство в [делах]. По этой причине он вернулся в столицу Хитая.
   А Кара-Бука, который был в авангарде Ариг-Буки, сразился с Алгу у города [Пулац], в местности, которую называют Суткул. Алгу оказался победителем, а Кара-Бука был убит. Алгу прославился и в душе возгордился тем, что я вот, мол, разбил передовой отряд и убил Кара-Буку. Возвратившись к реке Или, он беспечно остановился в своих становищах и распустил чарик. Асутай с войском был тыловым отрядом Ариг-Буки. Пройдя холмы, называемые в этой области Тимур-кахалка, он разграбил и забрал Или-мурэн и Алмалык и захватил улус Алгу.
  
  
   УЛУС ХУЛАГУ
  
   РАД. О происшествии разногласий между Хулагу-ханом и Беркеем, прибытии Нокая с передовым отрядом Беркея на войну с этой стороной и поражении его в местности Дербент (прод) [1.2, т.3, с.58-60].
   Первого числа месяца раби'-ал-авваль упомянутого года на берегу реки Терека они от зари до конца дня бились жестоким боем. Так как мало-помалу к врагу прибывала помощь, наша рать обратилась вспять. Река Терек замерзла, и стали переправляться через нее. Вдруг [лед] проломился и множество войска утонуло. Абага-хан невредимый прибыл и расположился в Шаберане. Беркей с ратью, прейдя Дербент, вернулся назад, а Хулагу-хан 11 числа месяца джумада-ал-ахыр достиг окрестностей Тебриза. После этой беды [Хулагу-хан], расстроенный и с удрученным сердцем, занялся возмещением и исправлением потерь и приказал, чтобы во всех владениях приготовили оружие. Войска в другой раз были снаряжены добром и оружием. На другой год пустили молву, что Нокай решился выйти за Дербент. Хулагу-хан послал туда лазутчиком через горы Легзистана шейха Шерифа Тебризи. Он добрался до кочевья Нокая. [Там] его поймали и отвели к Нокаю. Он расспросил его обстоятельно и, между прочим, спросил: "Что ты знаешь о Хулагу-хане. Он все еще из гнева и ярости убивает наших вельмож, сановников, подвижников, благочестивых людей и купцов, или нет?".
   [Шейх] ответил: "Государь раньше гневался на противление братьев и сжег сухое и сырое, а ныне
   Благодаря его правосудию огонь не сжигает шелка,
   А козуля доит молоко у львицы;
   От справедливости его люди обрели покой,
   Все тираны растоптаны и жалобно стонут.
   Недавно из Хитая прибыли гонцы [с вестью], что Кубилай-каан воссел на престол, а Арик-Бокэ покорился его приказу, Алгу же скончался, а Хулагу-хану вышел ярлык, что он-де государь от реки Амуйе до дальних пределов Сирии и Мисра и 30.000 монгольских удальцов ему отправили на помощь".
   Нокай от этих речей испугался и растерялся. Щеки его пожелтели, он замолк и больше не сказал ни слова. Шейх Шериф явился к его высочеству Хулагу-хану и доложил обстоятельства. [Хулагу-хан] шейха обласкал и украсил лик земли справедливостью и правосудием. Аминь.
  
  
   УЛУС ДЖУЧИ
  
   АБД АЗ-ЗАХИР. О присяге имаму Элъхаким-биамрилляху Абульаббасу Ахмеду, повелителю правоверных [3.3]
   Когда настал четверг 2 мухаррема 661 г. (16.XI.1262), султан созвал общее собрание, на которое (собрались) весь народ, отряд Татар прибывших, и послы султана, отправлявшиеся к царю Берке; присутствовал и имам Эльхаким... Кончилась эта священная присяга и он (султан) стал беседовать с ним (халифом) об отправке послов к царю Берке. Он (халиф) одобрил это и собрание разошлось. В пятницу, второй за тем день, (опять) собрался народ; присутствовали и послы (назначенные) к царю Берке. Халиф произнес проповедь и молился с народом...
   Во вторую ночь он (султан) пригласил послов царя Берке (к себе) в крепость; владыка наш, халиф, занялся облачением их, поручив исполнение (этой) обязанности атабеку; принесены были им такие одежды, какие приличествуют подобным им лицам. В пятницу, 28-го шаабана (7.VII.1263), владыка наш, халиф, также произнес проповедь, в присутствии послов царя Берке, прочел молитву за султана и за царя Берке, молился с народом и совещался с султаном и с послами о делах ислама.
  
   АБД АЗ-ЗАХИР. О походе султана к Туру... [3.3]
   Он (султан Египетский) написал царю Ширазскому, царю. Лурскому и Хафаджитам, прося их о присылке войск против Хулавуна и извещая их о том, что из Рума, сухим путем и морем, дошли до него известия о поражениях, которые Берке наносил ему (Хулавуну) раз за разом.
  
   АБД АЗ-ЗАХИР. О прибытии послов царя Берке [3.3]
   Когда султан, возвращаясь из Элькерека, находился близь Газзы, то к нему прибыл гонец от эмира Иззеддина Эльхилли, намесгника султанского в Египетских областях, с извещением, что из Александры получены письма о прибытии послов царя Берке, а именно: эмира Джелаледдина, сына Элькади, да шейха Нуреддина Али, и вместе с ними свиты. Сообщалось (также) о прибытии послов царя Ласкариса и о приезде начальника Генуэзского, да послов султана Иззеддина, властителя Румского.
   Султан написал, чтобы всем им был оказан почет, а по прибытии в крепость свою собрал их вокруг себя, в присутствии эмиров и народа, прочитал письмо, которое было при эмире Джелаледдине, и письмо, находившееся в руках шейха Нуреддина. Содержали они оба привет и благодарение, требование помощи против Хулавуна, извещение о том, как он (Берке) действует против ясы Чингизхановой и закона народа своего, о том, что все совершаемое им (Берке) душегубство вызвано только враждой к нему, что "я и четыре брата мои принялись воевать против него со всех сторон, чтобы восстановить опять маяк правоверия, и возвратить обителям правды (мусульманским странам) прежнее состояние, т. е. благополучие, прославление Аллаха, призыв к молитве, чтение Корана и молитву, и чтобы отомстить за имамов и народ".
   (Далее) он домогался отправки отряда войск к Евфрату, чтобы загородить путь Хулавуну, ходатайствовал за султана Иззеддина, властителя Румского, и просил о содействии ему. Этим кончалось оно (письмо). Было принесено послам бесчисленное множество подарков и решено приготовить для царя Берке подарки разного рода. Для них (послов) устроено было угощение в Эльлуке. Каждую субботу и каждый вторник, дни игры в мяч, их постоянно наделяли разными подарками и материями. Раб нижайший (автор) написал ему ответ на 70-ти листах багдадских половинного формата, заключавши в себе стихи из книги Аллаховой (т. е. Корана), предания о пророке Божьем -- да будут над ним благословение Аллаха и мир --, относящиеся до возбуждения к священной войне, предания и стихи (Корана), в которых говорится о Египте, о войне с неверными, о подражании пророку -- над ним благословение Аллаха и мир -- по части священной войны. Упоминались в нем (в ответе) подробно места поклонения и места паломничества во всех странах, в которых молятся за него (султана). Письмо это содержало поощрения, угрозы, ласки, подстрекательства, прославление могущества его (султана), выражение расположения к нему (Берке), описание численности полчищ Египетской земли и их состояния, что они необыкновенно многочисленны и все согласны помогать ему в деле поддержания ислама. Я прочел письмо султану в присутствии всех эмиров, и он сделал к нему прибавление; также и атабек, диктовавшей его.
   Когда письмо это было окончено, то изготовили высочайшие подарки, как то: священное писание, написанное, как говорят, Османом, сыном Аффана, -- да ниспошлет ему Аллах свое благоволение -- в обложке из красного, шитого золотом, атласа, и в футляре из кожи, подбитой шелком; налой для него из слоновой кости и черного дерева, выложенный частями серебра, с серебряным замком; большое количество превосходных венецианских материй; разные цветные молитвенные подушки и ковры; несколько цветных левантских одежд; подушки из кожи и ковры с навесами; великое множество подставок для подсвечников; Калджурские мечи с серебряной насечкой; булавы с железным основанием, позолоченные и др.; франкские шлемы с серебряными закраинами; лакированные латы; фонари с венецианскими обложками (стеклами?); машинки для светильников лакированный с футлярами; серебряные фонари с венецианскими обложками; шестов в виде копий для серебряных фонарей изрядное количество; множество двойных светильников на плакированных подставках; плакированная удила с головками, обтянутыми шнурком и украшенными серебром; серебряный позолоченные пластинки; пахвы разукрашенный и войлоки; седла харезмские и к ним подушки; Булгарские мешочки (?), обшитые галунами и блестками серебра; Дамасские луки с кольцом и шелковыми тетивами; луки для метания (небольших) ядер с своими тетивами; сумки из шкур пестрых обезьян; шандалы с серебряной инкрустацией; Канайские копья с железными арабскими наконечниками; стрелы удивительной отделки в кожаных футлярах; котлы из змеевика; большие канделябры с золотыми разводами и серебряными позолоченными цепочками; слуги; прислужницы-поварихи; попугаи удивительные; [дикие ослы]; несколько быстроногих коней; изрядное количество арабских плащей; редкие Нубийские верблюды; вьючные животные быстроты недостижимой; дрессированные обезьяны; довольно (много) верблюжьих седел; уздечки с цепочками; шерстяные попоны для вьючного скота; хатайские накидки для обезьян; жираф, у которого вся попона шерстяная красная, узорчатая.
   Всего этого он отправил большое количество; кроме того -- разные редкие вещи и диковинные подарки да драгоценности, каким подобных не найти в казне великого царя. Вместе с ними он послал слуг и таких людей, которые присматривали за означенными животными. Все это он вверил послам султана и устроил дело с большим усердием, все это для блага ислама. Послами к царю Берке он снарядил эмира Фариседдина Акуша Эльмасуди и шерифа Имадеддина Эльхашими, вместе с которыми (отправил) эти подарки. Владыка наш, халиф -- да будет над ним мир Божий -- облачил послов в одежду рыцарства. Оба они были приглашены на проповедь его, равно как на молитву, и на совещание с ним относительно возбуждения к соблюдению обязанности вести священную войну. Он поручил им повторить царю Берке добрые советы, (которые преподает) царю Берке, и свою беседу с ними, да как он (халиф) благодарен султану за его усердие и постоянную заботливость о поддержании законности и устранении злоупотреблений, о возведении маяка веры, о войне против многобожников, о соблюдении целомудрия, оказании подданным правосудия и справедливости, да о том, что он (султан) собрал войска и полчища, которым нет ни начала, ни конца. Для них (послов) была изготовлена большая галера, в которой помещены были разные животные, посылавшиеся в подарок и прочие драгоценные вещи. На ней было отправлено (также) большое количество стрельцов, метателей нефти, да людей вооруженных самострелами.
   Он (султан) послал с ними провизию на год и приказал, чтобы с ними (послами) было совершено паломничество к святым местам. Султан написал, чтобы за него (Берке) молились в Мекке -- да возвеличит ее Аллах --, в городе пророка (т. е. Медине)--да будут над ним лучшая из молитв и мир -- и в Иерусалиме, и чтобы в ектеньи поминали его (Берке) после него (султана). Он послал в Мекку -- да возвеличит ее Аллах -- написанное мною предписание относительно совершения за него (Берке) священного обхода (вокруг мекского храма). Они (послы) отправились 17-го рамазана 661-го г.х (25.VII.1263), лично убедившись в поразившем ум их величии султана.
   В рамазане 662 г.х. (27.VI-26.VII.1263) дошло до султана, что Ласкарис задержал послов его, отправившихся к царю Берке, в сообществе послов царя Берке. Он (султан) потребовал списки клятв и вынул из них клятвенное обещание царя Кирмихаила Ласкариса, (написанное) по-румски (гречески), пригласил патриархов и епископов и повел с ними беседу о том (как поступить с теми), кто поклялся в том-то и том-то, а потом нарушил клятву. Они сказали: ему полагается то-то и то-то -- все такие вещи, которые отторгают его от веры -- и он будет отлучен от церкви.
   Тогда он (султан) взял с них подписи по этому делу, они же не знали, чего хотят от них. Потом он подал им список клятвы Ласкариса и сказал: вот он нарушил договор, задержав моих послов и склонился на сторону Хулаку. За тем он потребовал греческого философа, разобравшего (древний) фельс, потребовал епископа и священника, отправил их к Ласкарису, да вместе с ними эти подписи, и написал Ласкарису письмо в резких выражениях, говоря: если причина задержки моих послов дурные отношения твои к царю Берке и бесчинства, совершаемые войсками его в твоих владениях, то я улажу дела между тобою и им. Султан написал (также) письмо к царю Берке по этому поводу, отослал его к эмиру Фариседдину Акушу Эльмасуди, отправившемуся с подарками к царю Берке, и приказал ему уладить мир. Отправились упомянутые лица с этим и тот час же все были отпущены, как мы расскажем ниже, если угодно будет Аллаху.
  
   РУКН ЭД-ДИН БЕЙБАРС [3.4]
   В 661 г.х. прибыли (в Египет) послы Берке, царя Татарского, а именно эмир Джелаледдин, сын Элькади, и шейх Нуреддин Али, с известием, что он принял ислам. При них было письмо от него (Берке), которое содержало поименование тех, кто из татарских домов принял ислам и вышел из толпы неверных, с подробным перечислением их по племенам и родам, (с указанием) отдельных лиц и ратей, младших и старших. Вступили, говорил он (в письме), в религию ислама наши старшие братья и наши младшие братья, с своими детьми, сыновья Будакура с своими чадами и домочадцами, Пулад-Кукаджасу Яншунука и находящееся на землях их Кудагу, Караджар, Танушбуга, Ширамун, Бузбаку, Менгкадар с своими ратями и слугами, Беккадак-Байнал, Тукузогул, Кутлугтимур, Аджи с своими детьми, Дурбай и десятитысячный отряд, который двинулся для набега на Хорасан, да все те, которые отправились вместе с Байджу, как напр. Байнал-Ноион и Айкаку.
   Все они приняли ислам, без исключения, ввели у себя уставы и правила (ислама), плату зеката, обязанности участвовать в газавате и джихаде, по пути Аллахову, и произнесли (слова): хвала Аллаху, который наставил нас на этот (путь) и мы никак не попали бы (на этот путь), если бы нас не направил Аллах, и мы произнесли: "уверовал Посланник (Аллахов) в ниспосланное ему Господом его и т. д. (см. Коран II, 285)". И да узнает султан, что я сразился с Хулаку, который от плоти и крови моей, для вознесения превыше всего слова Аллахова, из усердия к исповеданию ислама, ибо он (Хулаку) мятежник, а мятежник не верует в Аллаха и посланца его; я отправил, в сообществе послов султана, моих гонцов и послов, как то: Арбугу, Уртимура и Унамаса, да послал вместе с ними Ибншихабеддина Гази, присутствовавшего при побоище, чтобы он рассказал султану те чудеса сражения, которые он видел своими глазами; затем, чтобы изложить султану, что он (султан) споспешествует благодати и счастью, поставив в царстве правоверных имама из дома Аббасова, т. е. Эльхаким-биамриллаха. Я благодарил за его попечение и восхвалял Аллаха всевышнего за это, в особенности, когда до меня дошло известие о походе его (султана) с мусульманскими войсками в Багдад и освобождении этой области из рук неверных. Помечено было это послание 1-м числом реджеба 661 года (11.5.1263), из местности Итиль, и было это послание длинное, содержавшее в себе подробное и обстоятельное изложение; это же (только) краткое извлечение из него. Вместе с ними (послами Берке) вернулись послы султана: эмир Сейфеддин Кушарбек Эттюрки, (бывший) гардеробмейстер Харезмшаха, и правовед Медждеддин Эррудзравери.
   Султан обласкал послов Берке и послов Ласкариса, прибывших вместе с ними, и изготовил для Берке в подарок всяческие прекрасный вещи, как то: писание священное, писанное, как говорят, (халифом) Османом, сыном Аффана, разноцветные подушки и ковры для (совершения) молитвы; венецианские материи и левантские платья; ковры из кож с навесами и из шкур; мечи Калджурские с насечками; позолоченные булавы; франкские шлемы и позолоченные латы; крытые фонари; шандалы; механизмы (органы?) с футлярами, светильники двойные, с плакированными подставками; седла харезмские; коврики для совершения намаза; уздечки -- все это с инкрустациею из золота и серебра; луки с кольцами, луки для метания ядер и луки для метания нефти; копья камышовые и дротики; стрелы в ящиках; котлы из змеевика; позолоченные лампады на серебряных позолоченных цепочках; черных служителей и прислужниц-поварих; быстроногих арабских коней и нубийских верблюдиц; ходких вьючных животных; обезьян, попугаев и разные другие предметы. Он облачил послов в одежду рыцарства и в месяце рамазане того же года (= 9 июля -- 7 авг. 1263 г.) отпустить их восвояси.
  
   РУКН ЭД-ДИН БЕЙБАРС. Прибытие искавших убежища Татар из войска Хулаку [3.4]
   6-го дзульхиддже 661 г.х. (11.10.1263) прибыл (в Египет) большой отряд Татар, искавших убежища и пожелавших принять ислам. То была толпа более чем в 1000 душ, в числе их старшины: Керемун, Амтагия, Нукия, Джабрак, Каян, Насагыя, Табшур, Набату, Санджи, Джуджулан, Уджкурка, Уркук, Кирай, Сулагыя, Менкадым и Сураган. Это были сторонники Берке, отправившего их на помощь к Хулаку; они находились при нем (Хулаку) некоторое время; когда же между ним и между Берке произошло столкновение и усилилась вражда, то Берке написал им, чтобы они покинули Хулаку и прибыли к нему (Берке), а если не могут направиться к нему, то присоединились бы к войскам Египетских владений. Прибыв (в Египет), они приняли ислам и подверглись обрезанию. Упомянутые старшины их выдвинулись вперед и были сделаны эмирами. Им были назначены наделы и хоры музыкантские, розданы деньги, одежды и подарки, да отведено помещение в Эльлуке. По этому поводу кади Мухьиэддин, сын Абдеззахыра, сказал (следующие стихи): "О владыка мира, который даровал народам мир, который правосудием освободил нас от зла, губившего нас, ты, к которому Татары идут один за другим добычей как бараны; они боялись, что мечи твои будут гнаться за ними, как мщение, и пришли все ко двору твоему, чтобы укрыться в нем как в хареме. Они нашли в нем защиту от (всех) тех бед и невзгод, которых они боялись; они поставили тебя щитом (своим) и прах твоих коней предметом поклонения; они протянули для примирения руку, столь долго окрашивавшуюся кровью. Ты отвел им по части наделов то, что полагается тем, чьи сердца склоняются к исламу. Да не перестанет никогда само время служить тебе, о царь царей!"
  
   АН-НУВАЙРИ. О царе Берке, сыне Батухана, сына Душихана, сына Чингизхана (прод). [3.5]
   Берке в 661 г.х. (15.11.1262-3.11.1263) вошел в сношение с султаном Эльмелик-Эззахыром Рукнеддином Бейбарсом Эссалихи, царем стран Египетских и владений Сирийских, известив его о том, что Аллах облагодетельствовал его исламом. Султан ответил ему, поздравив его с этою благодатью и отправил к нему великолепные подарки, в числе которых (находились): священное писание -- как говорят (один) из Османовых списков --, ковры для молитвы, одежды Левантские, несколько ковров с навесами и шкур, мечи Калджурские с насечками, булавы позолоченные, шлемы, латы, фонари, шандалы, светильники двойные (?), подставки с принадлежностями плакированные, седла Харезмские и уздечки, все это с золотыми и серебряными насечками, луки с кольцом и луки для метания ядер, самострелы, копья, стрелы в сундучках, котлы из змеевика, канделябры позолоченные, слуги черные и прислужницы-поварихи, быстроногие арабские кони, нубийские верблюды, проворные ослы, обезьяны, попугаи и др. В месяце рамазане упомянутого года (9.7-7.8.1263) султан Эльмелик-Эззахыр отпустил послов его (Берке) обратно и написал ему (письмо), возбуждая его против Хулаку и подстрекая его к войне с ним.
  
   АН-НУВАЙРИ. О царе Берке, сыне Батухана, сына Душихана, сына Чингизхана (прод). [3.5]
   В 663 г.х. (24.10.1264-12.10.1265) была война между войсками Берке и войсками Абаги, сына Хулаку, вследствие того, что когда Хулаку умер в этом году и после него вступил (на престол) сын его Абага, то он (последний) снарядил войско для войны с Берке. Узнав об этом, он (Берке также) снарядил войско и поставить над ним Ису Ногая, сына Татара, сына Могола, который и двинулся в авангарде. Потом он послал вслед за ним другого начальника, по имени Сунтая, с 50.000 всадников. Ногай успел уйти вперед с теми, которые были при нем, и предстал пред войско Абаги; Сунтай же шел по пятам его. Когда войска Абаги увидели Сунтая, приближавшегося с огромною ратью, то они скучились и собрались бежать. Сунтай, вообразив, что они окружили Ногая и бывших с ним (людей), обратился в бегство, без всякого боя. Ногай же погнался за войсками Абаги, напал на них, разогнал их, убил из них множество и вернулся к Берке. Усилилось (с тех пор) значение его у него (Берке) и возвысилось положение его. Он (Берке) поставил его над несколькими тьмами, вина же Сунтая в глазах Берке была велика.
  
   АН-НУВАЙРИ. О прибытии Татарского отряда ко двору султана (Египетского) [3.5]
   В 661 г.х.... Потом прибыло (к султану) письмо от эмира Эльхадджа Алаэддина Аксонкора Эннасыри о том, что разведчики нашли (в Сирии) большой отряд Татар, ищущих убежища и отправляющихся ко двору султана, что это подданные царя Берке, и что они были вспомогательным войском у Хулаку, но что царь Берке, когда между ним и Хулаку возникла вражда, написал им прибыть к нему, а если они не в состоянии сделать это, то пристать к войску стран Египетских, что, по их словам, вражда между обоими царями, Хулаку и Берке, усилилась, что сын Хулаку убит в сражении, и что их более 200 всадников. Султан написал Сирийским наместникам чествовать их (Татар этих), снабдить их на пути провизией и выдать им и женам их одежду. Четырем предводителям их был оказан (особый) почет. Они прибыли (в Каир) в четверг, 24 дзульхидджа 660 г. (9..11.1262).
   Султан выехал им на встречу в субботу 26 того же месяца (11.11.1262), распорядившись отведением им домов и помещений поблизости от Эльлука. Они разместились там и им были принесены (почетные) халаты, подарены лошади и розданы деньги. Они играли в мяч с султаном, который старшим из них поручил начальство над 100 всадников и менее того, а остальных поместил в числе своих бахриев и мамлюков. Им были отведены уделы, из которых извлекалось содержание им. Они сделались мусульманами и обращение их в ислам было прекрасно. Дошло до (других) Татар, какие блага снискали себе эти (пришельцы) и какие им оказаны милости; стали приходить отряд за отрядом и с каждым из них, проходивших (в Египет), султан поступал так, как он поступил с прибывшими прежде них ("Каждый отряд он (султан) распределил между вдвое большим числом султанских мамлюков").
  
   АН-НУВАЙРИ. О прибытии Татар, искавших убежища [3.5]
   7-го дзулькаада 661 г.х. (12.9.1263) пришли письма из Эльбиры и Халеба, что к высочайшему двору (Египетскому) отправляется отряд Татар, ищущих убежища, числом более 1300 всадников из Монголов и Бахадуров (удальцов?). Султан приказал оказать им почет и снабдить их провизией. Они прибыли в четверг 26 дзульхидджа (31.10.1263) и султан выехал к ним на встречу. Увидев султана, они спешились и поцеловали землю. Султаном уже сделано было распоряжение об отводе им помещений; они были размещены в Эльлуке, поселились там и были обласканы. Потом пришли письма о прибытии другого большого отряда их; он (султан) позаботился (также) о них и выехал к ним на встречу. За тем прибыл еще один отряд, и он обошелся с ним так же, как с теми. В числе старших эмиров их, прибывших ко двору в эти три раза, находились Керемунага, тот самый, который завоевал все тюркские земли, Амнагыага, Нукайага, Джабракага, Каянага, Табшур, Насагыя, Набату, Санджи, Дуджулан, Уджкурка, Аркадак (Уркукъ?), Сулагыя и Менкадым. Они присоединились к пришедшим ранее их, т. е. к Сурагану и прибывшим вместе с ним. Потом султан предложил им принять ислам, и они сделались мусульманами.
  
   АЛЬ-МУФАДДАЛ [3.7]
   Шейх Шихабеддин Абушаме говорит в своей летописи в этом (т. е. 660-м) году, 27-го дзулькаада (13.10.1262) прибыло в Дамаск из войска Татарского 200 конных и пеших, с женами и детьми, бежавших к мусульманами. Они рассказали, что войско Хулавуна разбито сыном дяди его, Берке, что полчища Хулавуна бежали и разбрелись в разные стороны, а эта толпа (в 200 человек) направилась в земли мусульманские. Мусульмане обрадовались этому и устранилось от них все, на счет чего они сомневались и чего они опасались. Эти пришельцы сообщили (следующее): великий царь Татарский, по имени Менгукан, умер и на место его вступил меньший брат его Арикбуга; старший же брат его, по имени Кубилайхан, отсутствовавший (в то время), обиделся и с войском своим двинулся на брата; Берке оказал помощь Арикбуге и они (сообща) поразили войско Кубилая. Когда это дошло до Хулавуна, то он огорчился этим и не признал султанства Арикбуги, собрал войско и выступил против Берке.
   Берке (в свой черед) двинулся против него и расположился на земле Грузинской. Хулавун же остановился на степи Сельмасской. Потом произошла между ними битва в окрестностях Ширвана. С обеих сторон было убито много людей. Поражение выпало на долю Хулавуна и меч работал в войске его 12 дней. Хулавун бежал в крепость Телу, которая находится среди озера Адзербейджанского, вошел в нее, отрезал доступ к ней и оставался в ней в роде заключенного. Говорит летописец (автор), передавая то, что сообщает Иззеддин Ибншеддад в биографии Эльмелик-Эззахыра под этим годом и о причине раздора, возникшего между Татарами.
   "Рассказал мне", говорит он, "Алаэддин Ибнабдаллах Эльбагдади, один из сподвижников эмира Сейфеддина Балабана Эрруми Эддевадара, следующее: забрали меня Татары в плен из Багдада, когда Татары овладели им. Находился я с ними в постоянных сношениях и следил за делами их. Когда был 660-й год, то от Берке прибыли два посла, из которых один назывался Балагия, а другой Татарша, с посланием, содержавшим обычное и между прочим требование, чтобы дому Батыеву была уплачена причитающаяся ему, согласно принятому обычаю, часть из того, что собрано с завоеванных земель. Обычай же этот заключался в том, что все, добытое в землях, которыми они (Татары) овладевали и над которыми они властвовали от реки Джейхуна на Запад, собиралось и делилось на 5 частей; (из них) две части (отдавались) Великому кану, две части войску, а одна часть дому Батыеву. Когда Бату умер и на престол вступил Берке, то Хулавун удержал долю его. Тогда Берке послал к Хулавуну послов своих и отправил с ними волшебников, (которые должны были) погубить волшебников Хулавуна. У Хулавуна был волшебник, по имени Якша. Они (послы) наделили его подарками, которые прислал ему Берке, и просили его содействовать им в достижении их цели. Он сошелся с ними. Хулавун приставши, к этим посланникам людей для прислуживания им и, в том числе, приставил волшебницу из Хатая, по имени Камша, для извещения его о действиях их (посланников). Узнав в чем дело, она уведомила его (Хулавуна) об этом. Он велел схватить их и засадить в крепость Телу, а потом, через 15 дней после взятия их, умертвил их, убив также волхва своего, который прозывался Якшей. Когда до Берке дошло (известие) об убиении послов и волшебников его, то в нем пробудилась вражда к Хулавуну, и он отправил послов своих к Эльмелик-Эззахыру, чтобы побудить его к совокупному действию против дома Хулавуна".
   Об этом сказано будет в своем месте, если угодно будет Аллаху всевышнему.
  
   АЛЬ-МУФАДДАЛ [3.7]
   В этом (661-м) году, 11-го реджеба (21.5.1263), прибыли морем в Александрию два посла от Берке: один по имени Джелаледдин, сын кадия Дауката, другой Иззеддин Эттуркмани. Содержание послания было (следующее): знай, что я друг правоверия, а что этот супостат, т. е. Хулавун, неверный; он уже злодейски избил мусульман и овладел их землями. Я рассудил, чтобы ты двинулся на него с твоей стороны, а я пойду на него с своей стороны. Мы нападем на него сразу и выгоним его из края. Я отдаю тебе (все) мусульманские земли, находящиеся в руках его.
   Поблагодарил его султан за это и отправил к нему великолепный подарок да посла, сейида почтенного, Имадеддина Абдеррахима Эльхашеми Эльаббаси и (вместе с ним) эмира Фариседдина Акуша Эльмасуди Эльасади, в сообществе послов Берке. В числе подарков находились звери, чуждые этому краю, как то: слон, жираф, обезьяны, дикие полосатые ослы (зебры?), верблюды и ослы Египетские; огромная кипа одежд и золотых украшений, шандалы серебряные, циновки Абаданские, (разная) утварь, Китайская посуда, одежды Александрийские, множество изделий фабрики золотого шитья, сладостей и белого сахару. Послание (султана) содержало заявление готовности (на предложение), да просьбу жить в мире и оказать помощь против Хулавуна.
   Прибыв в Константинополь, они (послы) не застали там владетеля его, василевса Кирмихаила, потому что он находился (в это время) на войне, (происходившей) между ним и франками. Когда до него дошло известие о прибытии их, то он потребовал их к себе. Они ехали к нему в течение 20 дней, по сплошной населенной местности и застали его в крепости Кесая (?).
   Он выехал к ним на встречу, оказал им почет и обещал им содействие в отправлении в земли (Кипчацкие). Застали они у него послов от Хулавуна и он (Михаил, медля отправкою послов Египетского султана) оправдывал перед ними замедление в отправлении их опасением, чтобы Хулавун не узнал об этом. За тем он приказал им возвратиться в Константинополь и оставаться там до тех пор, пока он вернется и отправить их. Не переставал он делать им проволочки до того, что они провели у него год и 3 месяца. Когда пребывание их (там) затянулось, то они послали сказать ему: "если тебе нельзя оказать содействие в отправке нашей, то отпусти нас обратно в Египет".
   Позволил он вернуться одному лишь шерифу, и опять стал оправдываться тем, что боится Хулавуна. Шериф вернулся, а Эльфарис промедлил (в Константинополе) два года, так что большая часть бывших с ним животных погибла. Потом войско Берке двинулось на Константинополь и произвело опустошения в окрестностях его. Находившийся в нем василевс бежал и отправил Эльфариса Эльмасуди предводителю войска Берке сказать ему, что (эта) страна в союзе с султаном Эльмелик-Эззахыром и в мире с ним, и что кан в мире с тем, с кем у него (султана) мир, и в союзе с тем, с кем он в союзе. Тот (предводитель) потребовал собственноручной записи на это. Он (Эльфарис) написал ему собственноручное удостоверение в этом (равно как) и в том, что он остается (в Константинополе) по доброй воле своей и что ему не препятствуют отправиться к Берке. Тогда войско Берке ушло от Константинополя, взяв с собою султана Иззеддина, который содержался в плену в одной из крепостей Константинопольских и которого они (воины Берке) извлекли из нее.
   Потом василевс отправил Эльфариса к Берке и послал с ним с своей стороны посла и грамоту, содержание которой (заключалось) в том, что он обязывается от себя в числе ежегодной подати вносить 300 атласных одежд с тем, чтобы он (Берке) был ему подпорою и не вторгался в его земли. За тем Эльфарис отправился к Берке. Когда он прибыл к нему, тот упрекнул его за проволочку, но он сказал: "владыка Константинопольский удерживал меня".
   Тогда он (Берке) показал ему собственноручную запись, написанную им предводителю войска его, и сказал: "я не наказываю тебя из уважения к Эльмелик-Эззахыру".
   Потом султан Иззеддин написал султану Эльмелик-Эззахыру, уведомляя его обо всем этом и о том, какое нерадение выказал Эльфарис. Неджмеддин Абдеззахыр говорить, что перед свиданием своим с царем Берке, послы Эльмеликъ-Эззахыра на пути своем пробыли у царя Ласкариса в городе Аине, потом ехали до Константинополя в течение 20 дней, оттуда (отправились) в Истамбул, а оттуда в Дакситу, т. е. на берег Судакский. Там встретил их правитель того края, по имени Таюк, у которого были лошади юлак, т. е. почтовые. Имя этой земли Крым; обитают ее множество Кипчаков, Русских и Аллан. От берега до этого места один день езды. Потом они ехали степью другой день и нашли другого начальника, по имени Тукбуга. Он начальствовал над десятком тысяч (воинов) и был правителем всего этого края. За тем они ехали от него 20 дней по равнине, заселенной шатрами, овцами и стадами, до реки Итиля. Это пресноводная река, шириною в Нил Египетский; по ней (плавают) суда русские и тут местопребывание царя Берке. На этот берег привозят съестные припасы из всех тех земель.
   Когда они приблизились (к орде), то их встретил визирь Шерефеддин Эльказвини, который разговаривал по-арабски и по-тюркски; он поместил их в прекрасном помещении и принес им угощение (состоявшее) из мяса, рыбы, молока и пр. Рано утром царь Берке, находившийся в близком (от них) помещении, пригласил послов к себе. Их уже уведомили, что им следует делать при входе к нему, т. е. войти с левой стороны и, когда от них будет взята грамота, перейти на правую сторону, присесть на оба колена, никому не входить к нему в шатер с мечом, с ножом или с оружием, не прикасаться ногами к порогу шатра; когда кто снимет с себя свое оружие, то слагать его на правую сторону, вынуть лук из сайдака, опустить тетиву, не оставлять в колчане стрел, не есть снега и не мыть платья в орде, а если (уже) случится мыть его, то делать это тайком. Потом (говорится), что они застали царя Берке в большом шатре, вмещавшем в себе 500 всадников, покрытом белым войлоком, внутри обитом шелковыми материями и китайками (?) и украшенном жемчужинами и драгоценными камнями. Он (хан) сидел на престоле, свесив обе ноги на скамейку, на которой (лежала) подушка, так как хан страдал ломотою (в ногах). Сбоку у него сидела старшая жена его, по имени Тагтагайхатунь; кроме нее у него еще две жены: Джиджекхатунь и Кехархатунь. Сына у него нет. Назначенный ему в наследники сын брата его называется Эмир Оглу (?), т. е. Эмир Малый; (настоящее же) имя его Темир (читай Менгутемир), сын Тогвана (читай: Тогана), сына Тушукана (вероятно Тукукана), сына Батукана. Царь Берке и Тушукан братья от (одного) отца и (одной) матери. В это время царю Берке было от роду 56 лет.
   Описание его: жидкая борода; большое лицо желтого цвета; волоса зачесаны за оба уха; в (одном) ухе золотое кольцо с ценным (осьмиугольным?) камнем; на нем (Берке) шелковый кафтан; на голове его колпак и золотой пояс с дорогими камнями на зеленой Булгарской коже; на обеих ногах башмаки из красной шагреневой кожи. Он не был опоясан мечем, но на кушаке его черные рога витые, усыпанные золотом. При нем в шатре его (сидело) 50 эмиров на скамейках. Когда они (послы) вошли к нему и представили послание, то это чрезвычайно удивило его. Он взял грамоту и приказал визирю прочесть ее. Потом он велел им перейти с левой стороны [на правую И.-Ф.] и уставить их по бокам шатра, позади находившихся при нем эмиров, приказал подать им кумысу и после того вареного меду, а потом предложил им мясо и рыбу, и они поели. За тем он приказал поместить их у жены своей, Джиджекхатуни. Когда они утром встали, то хатунь угостила их в своем шатре. В конце дня они отправились в отведенные им помещения. Султан Берке стал их требовать к себе в разные часы дня и расспрашивать их про слона и жирафа, спросил (также) про Нил, да про дождь в Египте, и сказал: "Я слышал, что через Нил протянута кость человеческая, по которой люди переправляются (через реку)".
   Они ответили: "Этого мы не видели и у нас нет этого".
   Пробыли они у него 26 дней. Он одарил их кое-чем по части золота, которым торгуют в землях Ласкариса; потом упомянутая жена его (султана) пожаловала им халаты. Он вручил им ответные грамоты и отправил их в путь; вместе с ними (поехали) послы (его): Арбука (?), Аритур (?) и Аримаш (?). Был у царя Берке человек факир из жителей Фаюмских, по имени Шейх Ахмед Эльмысри, который пользовался у него большим почетом. У каждого из эмиров (находящихся) при нем (Берке), есть муэдзин и имам, да у каждой хатуни (также) есть муэдзин и имам. Для детей же у них есть училища, в которых они читают Коран. Послы были в отсутствии до 665 г.х. (2.10.1266-21.9.1267), о чем будет сказано ниже, если это угодно Аллаху всевышнему.
  
   АЗ-ЗАХАБИ [3.8].
   В реджебе 661 г.х. (11.5-10.6.1263) прибыли (в Египет) послы Берке, царя Татарского, с известием, что он полюбил ислам, и с жалобою на сына дяди своего, Хулаку. Эльмелик-Эззахыр послал ему (Берке) подарок и одобрил его план... Между Хулаку и Берке произошла страшная стычка и Хулаку потерпел поражение; из сторонников его было убито множество; другие потонули; сам он спасся.
  
   ИБН КАССИР [3.11]
   В 661 г.х. прибыли к (Эльмелик-) Эззахыру послы Беркекана, чтобы сказать ему (от имени Берке): ты уже узнал о моей любви к религии мусульманской и узнал, что сделал Хулаку с мусульманами. Двинься ты с (одной) стороны, а я пойду на него с (другой) стороны, так что дотла уничтожим его или выгоним его из земли его. И что бы ни случилось, я отдам тебе все страны, которые находятся в руках его. (Эльмелик-) Эззахыр одобрил это намерение, поблагодарить его, одарил послов его халатами и оказал им почет.
   В том же (661) году встретились Беркекан и Хулаку; с каждым из них были рати великие. Они сразились, и Хулаку потерпел ужасное поражение. Многие из его сторонников были убиты, а большая часть остальных утонула. Он бежал с небольшим отрядом своих людей, хвала и слава Аллаху! Взглянув на множество убитых, Берке заплакал и сказал: грустно мне, что Монголы убивают друг друга, но что придумать против того, кто изменил ясе Чингизхана. Потом Берке сделал набег на землю Константинопольскую, но владетель ее умилостивил его. Эззахыр послал Берке большие подарки и обильные приношения.
  
   ИБН ВАСИЛЬ [3.14]
   В 662 г.х. произошла вражда между Татарами Хулавуном и Берке. Хулавун выступил из страны Восточной и направился в земли Берке. Оба войска встретились и между ними было убито народу, количество которого известно только Аллаху всевышнему.
   О причине (этой) вражды Татар. Автор (этой) летописи (Ибнвасыль) говорит: когда Татары впервые появились с Востока, то Чингизхан предписал им, чтобы с каждой области, которая будет завоевана, треть доходов доставалась дому Берке, треть дому Чингизхана, а треть ему (Чингизу) и войску его. Когда Чингизхан умер, то никто из Татар не отступился от решения его и от того, что им было предписано, но когда власть перешла к Хулавуну и он завоевал Восток, Эльаджем и Эльирак и захватил имущество, то он никому из Татар не дал ничего, а оставил все имущество себе, не послав ничего ни дому Берке, ни дому Чингизханову, называющемуся (ныне) домом Бату, который был у них царь великий и могущественный. Это было неприятно дому Берке. Он послал к Эльмелик-Эззахыру, властителю Египта, (послов) сказать ему (следующее): "Мы с востока, а ты с запада, (сообща) захватим в плен войско Хулавуна, и из них не оставим ни единого человека".
   Эльмелик-Эззахыр одобрил это и дело между обоими царями уладилось на том, что нами сказано было. Когда Хулавун узнал про (это) соглашение царей против него, то он снарядил войско и направился в земли Берке. В этом (662-м) году до Эльмелик-Эззахыра дошло известие, что к Хулавуну приходили послы Берке, что он (Хулавун) отсек всем им головы, выступил с войсками к Алатагу, прибыл к реке Куре и дошел до Темиркану. Берке, узнав о прибытии Хулавуна в земли его, решил страну предоставить ему на волю, чтобы никто перед ним не являлся и никто с ним не вступал в бой. За тем они покинули страну на 15 дней (пути).
   Автор летописи говорит: река Сейхун (Кура) большая река, равняющаяся Нилу или превосходящая его шириною. Каждый год падает на нее снег, покрывающий ее более чем на 7 сажень до того, что становится похожим на горы или несколько ниже. Он остается так 9 месяцев и по нему ездят путешественники и купцы, а цари воюют один с другим. Таким образом в этом крае бывает 9 месяцев зимы и 3 месяца лета. Когда Хулавун переправился через Джейхун (Куру), то он нашел страну покинутою и войско Берке бежавшим. Войско Хулавуна вторглось в страну, произвело опустошение, награбило (разное имущество), как то: коров и овец, и тому подобное. Ведь Татары не знают ни домашнего скарба, ни роскоши, и образ жизни их как жизнь собак, вследствие голода, бедности, дурной одежды, недостатка возделанных местностей и плодов; им знакомы только бобровые меха и шубы да тому подобный гнусные вещи.
   Когда Берке услышал, что войско Хулавуна уже вторглось в страну, он сделал воззвание к войску своему, чтобы садился на коня всякий, кому 10 лет (и более) от роду. Село народу столько, что не видно было ни начала, ни конца. Что же касается Хулавуна, то он спозаранку был уверен, что овладел страною Берке. Увидев вдруг, что воздух зноен и горяч, он сказал находившимся при нем: что это за знойный воздух? Вышли, (опять) вошли к, нему и сказали ему: знойность этого воздуха происходит от дыхания коней.
   В войске Хулавуна находился старец, по имени Самгар. Он (Хулавун) потребовал его к себе. Он (Самгар) был поражен параличом и одна половина тела его не действовала более. Он не появлялся в войске иначе, как разбивая того, кто воевал с ним, и одерживая верх над врагом. К числу его уделов принадлежал Тавриз с окрестными землями. Причиною его побед было то, что когда он сталкивался с неприятелем, то слезал с коня своего и говорил своим воинам: ну вот я сижу здесь; кто хочет, пусть бьется за меня, а кто хочет, пусть покинет меня! Когда Хулавун потребовал его, то он явился к ему. Сказал он (Хулавун) ему: во сколько (человек) ценишь ты это войско? Самгар взял кнут свой в руки, ударил по нему от начала до конца его и сказал Хулавуну: "это перед моим кнутом 600.000 (человек), но прибывает отсюда, да прибывает оттуда, и я не знаю численности этого войска".
   Тогда Хулавун постановил, что всякий, кто переправится через реку Сейхун (Куру) раньше Кана, умрет. За тем Хулавун обратился в бегство с теми Монголами, которые находились при нем из отборного его войска. Когда он перешел через реку и переправился (через нее), то позади его войско было разбито. Татары столпились в бегстве и снег под ними провалился. Это было снежное пространство на протяжении 3 дней. Из Татар не спасся ни один, который мог бы передать весть (о случившемся). Все, которые убежали вперед, утонули, а те, которые отстали, были убиты. Что касается утонувших, то число их неизвестно; те же, которые отстали, все были убиты.
   Когда прибыл Берке и увидел место побоища, то он приказал собрать убитых (в одно место). Собрали их и составили из них 3 бугра (или) больших холма. Дожди и ветры успели уже вылощить их и кости убитых уже побелели. Путешественники видели их на расстоянии 2-х дней (пути). Это сражение называется событием Темиркануским. Хулавун бежал с небольшим отрядом. Автор летописи говорит: когда Берке прибыл на место битвы и увидел ужасное избиение, то он сказал: "да посрамит Аллах Хулавуна этого, погубившего Монголов мечами Монголов. Если бы мы действовали сообща, то мы покорили бы всю землю".
  
   КАЗВИНИ. О делах царей тюркских и монгольских [3.17]
   После этого Беркай-хан отправил войско для войны с Ираном, Хулагу-хан выслал против них огромную армию с эмиром Ширамуном, Абатаем и Саматаром, и сам с несметным войском отправился вслед (за ними). Они сразились, войско Беркая было разбито и, обратившись в бегство, ушло к Дербенду. Хулагу, вслед за ним, прошел через Дербенд. Снова сразились в Дешт-и-Кипчаке, и войско Беркая (опять) обратили в бегство. Эмир Илькай вслед за ними перешел реку Терек и совершил бесчинства в зимовье Беркая. Беркай сам выступил против них и много их перебил. Иранцы, разбитые, бежали к Дербенду. Река Терек была скована льдом. Конница разом бросилась на него, лед сломался, и часть утонула в реке, а другие спаслись и пришли к Хулагу. Хулагу отправился в (свою) столицу и послал лазутчика напугать их (неприятелей) тем, что каан согласен с Хулагу и послал ему помощь. (Тогда) они прекратили войну.
  
   НОВГОРОДСКАЯ 1-я ЛЕТОПИСЬ [7.1 т.3, с.58]
   В лето 6771. Приде князь Олександр из Татар. Велми не здравя, в осенин, и приде на Городец. И пострижеся в 14 месца ноября... преставился...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"