Терехов Борис Владимирович: другие произведения.

Жорка, ты готов?

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.86*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На конкурс нуар-рассказов "Ночной дождь"


Жорка, ты готов?

  
   Утром Георгия разбудил стук в окно. Он с трудом разомкнул веки, потянулся на постели и увидел за оконным стеклом улыбающегося Сашку, своего школьного товарища. Было прекрасное майское утро, залитое яркими солнечными лучами. Весело щебетали птицы, в прозрачном воздухе гонялся друг за другом тополиный пух, пахло цветущей сиренью.
   - Жорка, ты готов? - требовательно спросил Сашка.
   - А? - не понял Георгий.
   - Ну и здоров же ты дрыхнуть, голубчик. Царствие небесное проспишь.
   - Что?
   - Что-что! Надо отвечать, как пионер, всегда готов! В школу опаздываем!
   - Погоди, я сейчас, - ответил Георгий, удивленный тем, что утром его не разбудили родители.
   - Давай скорее, у нас сегодня контрольная по математике. Забыл?
   - Нет, - соврал Георгий - эта контрольная совсем выпала у него головы. - Подготовился?
   - Какое там! - хмыкнул Сашка. - Даже шпор нет!
   - Может, прогуляем?
   - Ага. Это после того, как на прошлой неделе родителей вызывали в школу из-за моих прогулов? Остряк! Нет, я не самоубийца!
   За стеной громко заплакал грудной ребенок. Заплакал так, что у Георгия зазвенело в ушах. Наверное, ребенка что-то сильно беспокоило.
   "Почему за ним не следят родители? Сегодня, бедненький, проплакал почти всю ночь", - с раздражением подумал Георгий и снова посмотрел в окно. Никакого Сашки, разумеется, за ним не было - он увидел лишь пасмурное октябрьское утро, с низкими тучными облаками, обещавшими разразиться нескончаемым дождем. Его школьный товарищ утонул, когда ему только-только исполнилось пятнадцать лет, в грязном мутном московском пруду. Родители Сашки собирались отправить его на месяц в Крым и купили ему по знакомству красивые импортные плавки. Этими плавками он решил похвастаться перед одноклассницами и полез в тот злосчастный пруд - нырнул и не вынырнул. Если бы Георгий пошел купаться вместе с ним, то, возможно, спас бы своего товарища. Но под брюками у него были обычные сатиновые трусы, в которых не перед кем не покрасуешься - тем более перед знакомыми языкастыми девчонками. Засмеяли бы, как нечего делать!
   Но как бы там ни было, все эти годы он испытывал перед Сашкой чувство вины.
   "Вот приснится же под утро", - встряхнув головой, пробормотал Георгий, сунул ноги в шлепки и побрел умываться в ванную. После развода с женой он один занимал просторную двухкомнатную квартиру, правда, на первом этаже. Единственная дочь перебралась с мужем жить в Америку. Звонила примерно раз в месяц и говорила, что у нее там все расчудесно. Возможно, но ему туда совершенно не хотелось. Впрочем, справедливости ради, за океан его никто и не звал.
   Георгий выпил чашку зеленого чая с рогаликом и проглотил таблетку успокоительного. Потом оделся, прыснул на себя одеколоном и отправился на работу. Она находилась всего в двух автобусных остановках от его дома, и он преодолевал путь до нее неспешным шагом минут за двадцать. Вот и сегодня, несмотря на отвратительную погоду, решил пойти пешком. Просто ему хотелось развеяться от утреннего сна - слишком уж тот был реальным и оставил неприятный осадок. Хотя сон объяснялся тем, что Георгий на днях вспоминал о своем школьном товарище. Но сейчас он постарался сосредоточиться на работе: итак, надо было просмотреть два договора, обзвонить клиентов и съездить после обеда в префектуру - обсудить один проект.
   На улице большинство прохожих шло с таким выражением лица, словно это была их последняя дорога, ведущая на эшафот. Таджики-дворники, размахивая метлами, безуспешно боролись с опавшими листьями - они, казалось, валились с самого неба. На проезжей части гудели застрявшие в длинной пробке автомобили - их водители были готовы выйти из них и сойтись друг с другом в рукопашной. На газоне с пожухшей травой дрались две вороны из-за куриной косточки.
   Георгий уже почти дошел до здания, в котором на первом этаже располагалось его рекламное агентство, когда сзади ему на плечо мягко легла чья-то рука. Он оглянулся - перед ним стояла высокая симпатичная девушка в коротком желтом плащике и кокетливой шляпке.
   - Жора, подержи мой макинтош, - с белозубой улыбкой произнесла она.
   - Лидка, не может быть! Какими судьбами?! - воскликнул Георгий. В институте у них был настоящий роман, и он даже подумывал на ней жениться, но что-то не срослось, не сложилось. После института они расстались и на долгие годы потеряли всякую связь, но воспоминания у него о ней остались самые хорошие.
   - Я переехала сюда жить. Вон в тот дом.
   - Ха. А у нас там контора.
   - Какое совпадение. Значит, будем часто встречаться. Ну, как ты?
   - Да нормально, по большому счету, - сказал Георгий и запнулся. - Погоди-ка...
   - Что с тобой? Ты весь побледнел.
   - Но ты, кажется, того... умерла. Мне говорили наши институтские друзья.
   - Ерунда! Надо же сочинить такое! Жора, не верь никаким слухам!
   - Как же так...
   - С удовольствием бы с тобой поболтала, но, извини, мне сейчас некогда. Я до безобразия занята. У меня на сегодня назначено очень много встреч. Пока! - улыбнулась Лидка, чмокнула его в висок и заторопилась к только что подъехавшему маршрутному такси.
   - Шикарно выглядишь! - крикнул он ей вслед.
   - Спасибочки, милый!
   - Оставила бы номер телефона!
   - Не успеваю! Бог свидетель! Но мы с тобой еще обязательно увидимся! - обернулась она и послала ему воздушный поцелуй.
   Георгий проводил ее долгим взглядом. Вот это да - Лидка! Как же такое может быть?! Нет, она точно умерла - погибла в автодорожной катастрофе лет двадцать назад. Правда, его тогда не было в Москве, но ему подробно рассказал об этом институтский приятель, побывавший на ее похоронах и поминках. Рассказал даже какие и от кого были венки. Подобными вещами не шутят.
   Получается, что минуту назад он разговаривал с покойницей, от которой, наверное, за столько лет в могиле остались только кости да истлевшая одежда. Бред какой-то. Этого не могло быть, потому что не могло быть. Ему сделалось по-настоящему дурно: стало не хватать воздуха, на лбу выступил холодный пот. Заныло сердце и опустилось куда-то вниз, в живот. Огляделся по сторонам: все было по-прежнему - город жил обычной жизнью. Но от этого его самочувствие не улучшилось. Даже напротив - все, как всегда, а с ним творится, черт знает что!
   По мобильному телефону он позвонил своей директорше и сказал, что не сможет сегодня выйти на работу. Конечно, она обрушила на него шквал упреков, но он сумел настоять на своем. Ничего, обойдется денек без заместителя.
   Вернувшись домой, Георгий не нашел ничего лучшего, как принять снотворное и лечь в постель. Перед тем, как заснуть, он подумал, что чем дольше живешь, тем больше покойников тебя окружает.
  

***

  
   И снова Георгия разбудил стук в окно. Стук был подкреплен Сашкиным голосом:
   - Жорка! Жорка!
   - Что? - спросонья отозвался он.
   - Как, что! Хватит дрыхнуть, голубчик!
   - Я не дрыхну, я отдыхаю. В чем дело?
   - Ну, ты даешь! Мы же собирались пойти в кино!
   - Точно, - подтвердил Витька, длинный худощавый парень, стоявший рядом с Сашкой.
   - Не помню...
   В соседней квартире громко заплакал ребенок, и Георгий окончательно проснулся. За окном, разумеется, никого не было. На город опускалась серая безысходность сумерек. Но надо же, опять приснился Сашка, да еще с Витькой из соседнего двора, погибшим в армии на срочной службе. Кажется, на восточной границе. Они с ним были в одной команде, только вот Георгия родителям в самый последний момент удалось пристроить в институт.
   Нет, напрасно он спал днем - голова прямо таки раскалывалась. Вздыхая, пошаркал на кухню и выпил таблетку аспирина. Поколебался и добавил к аспирину таблетку но-шпы.
   Раздался телефонный звонок. Георгий снял трубку - звонила его бывшая жена Вера. Последние два года их совместной жизни были для обоих просто невыносимы, превратившись в нескончаемый скандал, и они решили расстаться. Но удивительное дело, стоило им развестись, разделить имущество и разъехаться по разным квартирам, как тут же их отношения улучшились. Они созванивались чуть ли не каждый день: делились новостями, жаловались на свои недуги, обсуждали жизнь дочери заграницей. Он часто забегал к ней перекусить, она приходила к нему помочь по хозяйству, благо они жили на одной улице в соседних домах. Словом, как и раньше, они оставались друг для друга самыми близкими людьми. Но съезжаться и вступать в повторный брак им тоже не хотелось - их вполне устраивало сложившееся положение вещей.
   - Жора, это ты? - настороженно спросила Вера.
   - Я-я. Кто же еще может быть?
   - Ну да, конечно. Жора, немедленно приходи ко мне.
   - Что случилось?
   - По телефону не объяснишь! Умоляю, немедленно приходи! - попросила она голосом, готовым сорваться на крик.
   Георгий повесил трубку и подумал, что же могло так напугать Веру? Никогда она не была склона к истерике. Значит, действительно произошло что-то серьезное и ей срочно нужна его помощь. Он наспех оделся и едва ли не выбежал из подъезда.
   Как Георгий не был взволнован, но обратил внимание, что на его тихой уютной улочке было непривычно много людей, почти как на праздничной демонстрации поры его юности. Странно, тем более что ни погода, ни час не располагали к уличным шествиям. Но выяснить причину этого он не имел времени.
   Вера в домашнем халате ждала бывшего мужа на лестничной площадке третьего этажа. Она не скрывала нетерпения, нервно расхаживая около дверей своей квартиры. На ней буквально не было лица.
   - В чем дело, Верунь? - спросил он и неловко поцеловал ее в щеку.
   - У меня дядя Сема, - дрожащим голосом ответила она.
   - Что с того?
   - Ты разве не понял, что у меня в квартире младший брат моей мамы.
   - Не может быть, - прошептал Георгий и вспомнил, как три года назад зимой, в лютый мороз, дядю Сему хоронили на Хованском кладбище. Он долго и тяжело болел, а перед смертью ему ампутировали обе ноги. В гробу, считай, лежала его половина. Страшно и неприятно... Между тем дядя Сема был всего на несколько лет старше него.
   - Не может быть, - повторил Георгий.
   - Вот и я о том же. Думала, что сошла с ума и хотела вызывать "скорую помощь". Но решила прежде поговорить с тобой.
   - Правильно поступила, - кивнул Георгий, сглатывая комок в горле. - Что он сейчас делает?
   - Представь, Жора, сидит на кухне и ужинает. Ну, все-все как обычно.
   - Ладно, пойдем, посмотрим, - сказал он, стараясь взять себя в руки.
   - Я боюсь.
   - Я тоже. Хотя у меня сегодня уже была одна более чем странная встреча.
   - Расскажи, - дернула она его за рукав.
   - Потом. Слушай, Верунь, а он спрашивал о тех деньгах, которые мы занимали у него и не успели вернуть? Некрасиво получилось.
   - Само собой, что некрасиво. Нет, дядя Сема ни о чем не спрашивал, - шепотом ответила она, открывая входную дверь.
   Как и говорила Вера, дядя Сема сидел за столом на кухне и с аппетитом расправлялся с кушаньями на нескольких тарелках перед ним. Выглядел он так же, как и при жизни - большой, неуклюжий, с взъерошенными седоватыми волосами. На нем даже был его любимый свитер телесного цвета, грубой вязки.
   - Жора, здорово! - приветствовал он Георгия раскатистым басом. - Проголодался вот немного. Бывает.
   - Подкрепитесь, конечно.
   - А тебя где, собственно, черти носят?!
   - Да как-то так, - неопределенно ответил Георгий и бросил быстрый взгляд под стол на ноги родственника бывшей жены. Его ноги были там, где им и положено было быть.
   - Ясно, все работаешь! Все деньгу зашибаешь. Ну, присаживайся, - пододвинул дядя Сема к нему стул. - Давай рассказывай, как у вас. Верочка, дай мужикам выпить. Столько не виделись.
   Вера безропотно выполнила просьбу дяди, выставив на стол литровую бутылку водки и две хрустальные рюмки.
   - А пиво? Ты же знаешь, что я люблю запивать водку пивом.
   - Сию минутку...
   Георгий сидел за столом с дядей Семой и, понимая всю абсурдность ситуации, рассказывал тому про их семейное житье-бытье. Покойный внимательно слушал, часто кивая, но о себе не промолвил ни слова, словно с ним ничего не случилось, и он по-прежнему находился в самом добром здравии.
   Вера тоже старалась держаться, как всегда, и не проявлять своих чувств, только совсем не прикасалась ни к еде, ни к выпивке. Как-то раз она вышла с кухни, а, когда вернулась, негромко сообщила Георгию:
   - Представляешь, отключили Интернет.
   - Да, творится что-то странное.
   - Ерунда, наверное, неполадки на линии, - заметил дядя Сема и осушил очередную рюмку.
   - А как новости по телевизору? Смотрела, Верунь?
   - Смотрела - все как обычно.
   Георгий никогда не увлекался спиртным, позволяя себе лишь рюмку-другую в компании по праздникам, но сейчас почти не отставал от дяди Семы. Пил и пил, но почти не пьянел. И все ж под конец вечера хмель ударил ему в голову.
   - Что ж, пора и честь знать. Засиделся я у тебя, дорогая, - сказал дядя Сема, взглянув на часы. Часы показывали полночь. - Жора, пойдем, я провожу тебя до дома. Верочке надо отдохнуть.
   - Э-э... - попытался возразить Георгий.
   - Я знаю, что вы развелись и теперь влачите свои дни по отдельности, - покачал он головой.
   - Понимаешь, дядя Сема... - начала Вера.
   - Да понимаю, в жизни всякое бывает.
   - А сам ты сейчас куда? - спросила Вера.
   - За меня не беспокойся, дорогая, - есть местечко под луной. Пойдем, Жора, - сказал дядя Сема, беря его под руку...
   Он сдержал обещание и довел Георгия до самого порога его квартиры. Дома тот тут же рухнул на постель и забылся мертвецким сном. Последней его мыслью было, что сегодняшнюю ночь ему не пережить - так скверно он себя чувствовал...
  

***

  
   Георгия разбудил привычный стук. Он зевнул, поднялся с постели и подошел к окну, за которым в свете весеннего утра стоял его школьный товарищ Сашка.
   - Поздновато ты сегодня. Смотри, уж десять часов.
   - Я дал тебе выспаться, - расплылось в улыбке круглое веснушчатое Сашкино лицо.
   - Спасибо. Весьма мило с твоей стороны.
   - Пустое, не стоит благодарности. Ну, как, догадался, что происходит?
   - По-моему, да.
   - Вот и отлично. Ты всегда был смекалистым пацаном.
   - Скажешь тоже. Тормоз я по жизни, - усмехнулся Георгий. - Значится, воскрес?
   - Нет, не воскрес, а ожил. Почувствуй разницу.
   - И давно?
   - Да совсем недавно.
   - Как же тогда: вострубил первый ангел, вострубил второй ангел, вострубил третий ангел... - вспомнил Георгий "Откровение апостола Иоанна Богослова".
   - Не бойся, ничего этого не будет - все пройдет тихо и гладко. Без шума и пыли.
   - Саш, я увижу своих родителей?
   - Даже не сомневайся. Увидишь вообще всех своих родственников - далеких и давних, о существовании которых и не подозревал. Только они пока вроде бы еще не встали.
   - Стало быть, будет Суд?
   - Куда ж без него. Каждому воздастся по заслугам его. Но ты не бойся, все мы не без греха.
   - Саш, прости, я мог бы тогда тебя спасти.
   - Мог бы, а мог бы и утонуть вместе со мной. Не бери в голову, - махнул рукой Сашка.
   За стеной, у соседей, громко с надрывом заплакал ребенок. Георгий невольно обернулся на звук.
   - Жора, у твоих соседей в младенчестве умер ребенок. Ты не в курсе - они недавно переехали в этот дом. Теперь вот он наверстывает с плачем, упущенным за эти годы, - пожал плечами Сашка. - Слушай, скоро в городе будет настоящее столпотворение - не протолкнешься. Сущий кошмар. Что я предлагаю: все наши ребята собираются на нашем месте в Подмосковье - ты его знаешь. Там сейчас хорошо и не столько народа, как здесь. Половим рыбку, погуляем по лесу, попоем под гитару, попьем пивка. Время у нас еще есть.
   - Сейчас весна или осень?
   - Натурально осень, но для нас будет весна. Ну, Жорка, ты готов?
   Георгий кивнул - он был готов, быстро натянул джинсы и рубашку, окинул долгим прощальным взглядом свою комнату с предметами, расставленными в педантичном порядке, и поспешил на улицу, к Сашке.
Оценка: 7.86*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список