Тетерин Виктор: другие произведения.

Новые времена

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса о новом времени - времени прагматиков и "силовиков". Моя четырнадцатая пьеса (июль-октябрь 2010 г.).


   Виктор Тетерин.
  
   Новые времена.
  
   Пьеса в трех действиях.
  
  
   Действующие лица:
  
   Николай Петрович Максимов - чиновник, 50 лет.
   Мария Ивановна Максимова - его жена, домохозяйка, 50 лет.
   Иван Максимов - их сын, студент, 20 лет.
   Александр Максимов - брат Ивана, менеджер в крупной компании, 27 лет.
   Анастасия - жена Александра, юрист, 25 лет.
   Леонид Петрович Максимов - брат Николая Петровича Максимова, военный пенсионер, 52 года.
   Вера Николаевна Максимова - жена Леонида Петровича Максимова, начальник отдела культуры городской администрации, 45 лет.
   Михаил Борисович Девятов - друг Николая Петровича Максимова, бизнесмен средней руки, 53 года.
   Ольга - подруга Ивана Максимова, студентка, около 20 лет.
   Света - домработница в доме Максимовых, около 30 лет.
   Владимир - "майор ФСБ", около 30 лет.
   Андрей, Михаил - офицеры ФСБ, среднего возраста.
  
  
   Действие пьесы происходит в Подмосковье, в загородном доме Максимовых.
  
  
   Действие первое.
  
  
  
   Сцена представляет собой сад перед загородным домом Максимовых (двухэтажный коттедж), сбоку сцены веранда дома. Часть сцены занавешена, за ней скрыт первый этаж дома (гостиная), в тех местах действия, где это необходимо, занавес убирается и зритель видит гостиную (обставленную дорого, но со вкусом). Какое-то время после начала спектакля сцена пуста. Постепенно становятся слышны голоса М.И. Максимовой и Л.П. Максимова.
  
   Мария. Нет, в этом году он не приедет. У него какие-то дела. Представляешь? Даже на юбилей собственного отца не приедет!
   Леонид. Да уж. Это, конечно, нехорошо с его стороны.
   Мария. Ну какие у него могут быть дела? Лень, ну скажи мне - какие дела?
  
   Мария и Леонид выходят на сцену.
  
   Леонид. Ну... не знаю. Пересдачи какие-нибудь в университете.
   Мария. Он все сдал вовремя, всю сессию. Он просто не хочет ехать сюда. Ему тут неинтересно.
   Леонид. Да, вполне возможно. Он все-таки молод, так что... Ты должна понять его, Маш, у него свои интересы.
   Мария. Я все понимаю. Ну, хотя бы на пару недель он мог бы приехать. Ну, хотя бы на юбилей Коли... Вообще, Ваня сильно изменился за последнее время.
   Леонид (не слушает ее, прерывает). А тут у вас будет балкон? (Показывает на стену дома.)
   Мария. Да, мы с Колей решили, что нам нужно сделать такой небольшой балкончик, чтобы можно было выйти на него... как-нибудь.
   Леонид. Ну и хорошо. Мне нравится. А что? Ничего, хорошо даже.
   Мария. Спасибо, мне тоже очень нравится. Такой балкончик, чтобы пить, сидя на нем по вечерам, кофе, смотреть на звезды.
   Леонид. Замечательно. Я это себе представил сейчас и это... просто замечательно!
  
   Пауза.
  
   Мария (оглядываясь). Какой дым вокруг!
   Леонид. Это пожары. Лесные пожары. Очень жаркое лето в этом году, вот все и горит.
   Мария. Да, пожары. (Задумчиво.) Так и жизнь вся сгорает.
   Леонид. Ну, Маш, зачем ты так... Ты еще молода, у тебя все впереди. (Мария машет рукой.) Ну зачем ты так... Нет, я серьезно - какие наши годы.
   Мария. Спасибо, Лень. Просто я так что-то устала в последнее время. И дети вот еще, заботы, сам понимаешь.
   Леонид (берет ее за руку.) Не бери это в голову. Вообще - плюнь на все, забудь, все это -суета сует. Сейчас такое время, что принимать все близко к сердцу нельзя. Так что - не бери в голову. Нервы же не железные, а в наши годы - тем более. Здоровье - вот, что самое важное. Когда здоровье есть - больше ничего не надо. У меня вот что-то бок стал болеть в последнее время, спать спокойно не дает. К врачу надо бы сходить, да страшно что-то. В армии ничего не боялся, а теперь всего бояться стал. (Смеется, потом серьезно.) А тебе просто нужно отдохнуть, нервы успокоить и все нормально будет.
   Мария. Спасибо, Лень.
  
   Пауза. Мария отнимает руку, поправляет волосы.
  
   Мария. Кстати, как там Вера?
   Леонид. Обещала вечером приехать, у них какое-то совещание.
   Мария. Хорошо. А то как-то скучно без нее.
   Леонид. Ну, у вас тут скучать некогда. Ты найдешь, чем себя занять. Вот балкон этот опять же.
   Мария (машет рукой). Это такая ерунда, Лень. Просто нужно что-то делать и все.
   Леонид. Это точно.
  
   Появляется Света, на ней фартук горничной.
  
   Мария. Свет, мне никто не звонил?
   Света. Нет, Мария Ивановна. (Уходит.)
   Мария (Леониду). Должны позвонить дизайнеры, но вот видишь... (Разводит руками.)
   Леонид. Вижу. Не бери в голову, позвонят. (Берет Марию под руку.) А когда будет Коля, кстати?
   Мария. Обещал быть к вечеру.
   Леонид. Это хорошо. Мне с ним надо обсудить одно дело.
   Максимова. Какое?
   Леонид. Это пока секрет.
   Мария. Ну? Лень, не томи, какой секрет? Опять какие-нибудь дурацкие проекты? Какой-нибудь самогонный аппарат новой конструкции?
   Леонид. Ну почему сразу самогонный аппарат?! Как будто больше я ничего не могу придумать. Есть и другие проекты. Это же инновации, это же все очень серьезно! Модернизация, понимаешь? А ты - самогонный аппарат сразу!
   Мария. Да я уж знаю твои инновации. Ну, ну, не обижайся. Ладно, пошли лучше я тебе покажу одну розу у нас в гостиной, на днях расцвела, такая красотища.
   Леонид. Пошли, посмотрим. Цветы - это хорошо, цветы - это я люблю.
  
   Уходят. Через некоторое время на сцене появляется Света. Она медленно идет, на ходу что-то поправляя у себя в прическе. Навстречу ей быстрым шагом выходит Александр, весь спектакль у него на ухе закреплен наушник от телефона с "блютус" гарнитурой.
  
   Александр (что-то говорит вслух по "блютусу", замечает Свету, почти столкнувшись с ней). Ой, прости.
   Света (замирает от неожиданности). Саша? Как ты меня напугал!
   Александр. Прости, прости. Извини, некогда. (Уходит в сторону дома.)
  
   Света смотрит ему вслед, задумчиво что-то поправляя в прическе. Из дома слышен голос Марии, она зовет Свету, Света идет в дом. Какое-то время на сцене пусто, потом из глубины сада появляется Девятов, он идет к дому, насвистывая на ходу мелодию популярной песни. Навстречу ему попадается Александр, он уже идет назад, снова что-то говоря по телефону.
  
   Девятов (широко расставлял руки). Здорово! (Обнимает Александра.) Хватит базарить, сколько можно.
   Александр (в наушник). Ладно, я потом перезвоню. (Девятову.) Я б с радостью, да дела.
   Девятов. Знаю я твои дела. Бабам все звонишь. (Смеется.)
   Александр. Дядь Миш, какие бабы! На работе аврал, не до баб тут. Да и вообще - у меня жена есть для этих дел. (Хочет уйти. Девятов его задерживает.)
   Девятов. Ты куда убегаешь?
   Александр. Да мне еще Настю надо забрать с работы. Я ж приезжал только насчет юбилея узнать, какие планы у родителей.
   Девятов. Узнал?
   Александр (машет рукой). Да они сами еще ничего не знают. (В наушник.) Да, Насть, я уже еду. (Девятову.) Дядь Миш, извини. (Уходит быстрым шагом.)
   Девятов (смотрит ему вслед.) Да ничего. (Со стороны дома появляется Света.) Светик, привет!
   Света. Здравствуйте, Михаил Борисович.
   Девятов (морщится). Светик, я ж просил, ну зачем так официально. (Пытается шутливо обнять Свету, та ускользает от него.) Ну-ну-ну, я ж по-дружески. Мария Ивановна дома?
   Света. Да, у себя.
   Девятов. Это хорошо. А еще кто-нибудь есть?
   Света. Леонид Петрович.
   Девятов. И его уже черт принес. (Света уходит, вдогонку ей). Пока, Светик!
  
   Некоторое время после ухода Светы смотрит ей вслед, потом идет в сторону дома, практически одновременно ему навстречу выходит Мария.
  
   Девятов. Маша! (Обнимает ее.) Как я скучал!
   Мария (беспокойно оглядывается). Я вышла найти Свету, она мне опять нужна, и опять куда-то подевалась.
   Девятов. Только что ушла в ту сторону. (Показывает.) Не волнуйся, здесь больше никого нет. Где Леня, кстати?
   Мария. Как обычно, спит после обеда. Мы сейчас с ним погуляли, и он лег.
   Девятов. Ну и замечательно. Значит, нам точно никто не помешает.
  
   Девятов пытается обнять Марию, та вырывается.
  
   Мария. Ты совсем с ума сошел! Уже вечер, скоро приедет Коля, еще не хватало, чтобы он...
   Девятов. Сейчас только пять часов, он появится, в лучшем случае, через три часа. (Пауза, пытается, обнять Максимову, та вырывается, но уже слабее.) Маша, я не могу без тебя, понимаешь!
   Мария. Не сходи с ума, Миш. У тебя есть сын, у меня двое детей.
   Девятов. Ну и что! Ты же знаешь, что Максим живет отдельно от меня, у него своя жизнь уже. Да и твои тоже уже взрослые.
   Мария. Нам же по пятьдесят уже!
   Девятов. Это так мало! Маша, никогда не поздно все начать, понимаешь!
   Мария. А как же Коля?
   Девятов. Коле уже давно все по херу! Ты же сама мне это говорила.
   Мария. Что-то не помню такого.
   Девятов. Маш, ну хватит уже болтать, надоело. (Целует ее.)
   Мария. Какой ты...
  
   Мария и Девятов целуются. На сцене появляется Иван с Ольгой.
  
   Иван (смущенно кашляет). Мама, мы...
  
   Мария быстро отходит от Девятова, она в замешательстве.
  
   Мария. Ваня, ты?... А мы думали, что ты... (Оглядывается на Девятова.) Мы тут с Мишей отдыхали.
   Иван (сделав вид, что ничего не видел). Да ничего, не волнуйся.
   Девятов. Да, почему ты не сказал, что приедешь? Ты же, вроде, не собирался этим летом.
   Иван. Да, не собирался. Но все-таки решил приехать. На юбилей отца.
   Максимова (пришла в себя, с радостью). Ну и замечательно! А это кто с тобой? Твоя девушка?
   Иван. Пока просто подруга. Знакомьтесь - Ольга. (Ольге.) Это моя мама, а это...
   Девятов. Девятов Михаил... Борисович.
   Иван. Друг родителей.
   Девятов. Да, старинный друг, так сказать.
   Иван. Вот. Мам, я пригласил Олю, она погостит у нас немного, хорошо?
   Мария. Конечно, конечно, пусть живет, сколько хочет. Как твои дела, у тебя все хорошо?
   Иван. Все хорошо, мам. Ладно, мы пойдем, я покажу Оле наш дом.
   Мария (хочет что-то сказать). Аааа. (Иван и Ольга уходят.) Да, конечно. (Девятову.) Вот так он всегда. Только появляется - и сразу уходит.
   Девятов (раздражен, что ему помешали). Ну что ж, люди разные бывают.
   Мария. Я пойду - посмотрю, как они там.
   Девятов. Маш, я люблю тебя, не забудь.
   Мария. Ну, хватит уже, не сейчас. (Уходит, оборачивается у дома.) Прости, Миш, я разнервничалась, как-то неудобно получилось. Ты сегодня у нас ужинаешь?
   Девятов. Нет, спасибо, я уезжаю скоро.
   Мария. Да? А что так - остался бы. (Девятов мотает головой.) Ну ладно, я пошла. Ты тоже заходи, а то тут духота такая, а в доме прохладно.
   Девятов. Да, Маш, сейчас. Хочу еще погулять немного. (Оглядывается по сторонам, уходит в сторону сада.)
  
   Через какое-то время по сцене проходит Света, навстречу ей из дома выходит Иван с Олей.
  
   Иван. Привет, Свет.
   Света. Здрасте. А вы вроде не собирались к нам...
   Иван. Так получилось. Собрался и приехал. Иди, там тебя мама ищет.
  
   Света заходит в дом.
  
   Ольга. А это кто была - ваша домработница?
   Иван. Да.
   Ольга. Не знала, что у твоих родителей есть своя служанка.
   Иван. Есть. Но она нам практически как член семьи.
   Ольга. Да? И какой именно член семьи?
   Иван (задумывается). Не знаю. Просто родственник.
   Ольга. Бедный.
   Иван. Ладно, не подкалывай. Я сам все понимаю. Лучше посмотри еще раз на мой дом. Вот здесь и живут мои родители.
   Ольга. Хороший дом.
   Иван. В нем я провел детство. Большую часть, по крайней мере.
   Ольга. Ну и как - счастливое было детство?
   Иван (задумчиво). Да... Казалось, что оно никогда не закончится. Но вот закончилось.
   Ольга. И что теперь?
   Иван. Теперь все по-другому.
   Ольга. Взрослая жизнь, проблемы и все такое?
   Иван. Да. И это тоже. Пошли, я покажу тебе наш сад.
  
   Идут по саду.
  
   Иван. Вот тут я часто сидел в детстве по вечерам, прямо на траве, и смотрел на небо. Там высоко надо головой были звезды, очень много звезд. Так много, что никогда не сосчитать. Я смотрел на них и думал, что около каждой из них могут быть планеты, на которых вполне возможна разумная жизнь, и там сейчас тоже кто-нибудь сидит и смотрит на планету Земля, на меня, сидящего в этом ночном саду.
   Ольга. Какая чушь!
   Иван. А у тебя что - не было такого? (Ольга пожимает плечами, мотает головой.) Забыла, наверное.
   Ольга. Просто у меня было другое детство.
   Иван. Какое?
   Ольга. Обычное. В стране была разруха, и у моих родителей не было ни дачи, ни сада.
   Иван. Но ведь на звезды можно смотреть и с балкона квартиры.
   Ольга. В городе их плохо видно.
   Иван. Можно выехать за город.
   Ольга. У нас не было машины.
   Иван. Ладно, я понял. Сейчас-то у вас есть машина, "Форд", кажется?
   Ольга. Сейчас есть.
  
   Пауза.
  
   Иван. Еще мне хотелось достать Луну. Когда я вырос, я прочитал в какой-то пьесе про одного человека, который тоже хотел достать Луну. Что-то из древней Греции.
   Ольга. Это у Камю, пьеса называется "Калигула".
   Иван. Да, кажется так.
   Ольга. А зачем тебе нужна была эта луна?
   Иван (после паузы). Мне хотелось, чтобы в моем мире не было ничего недосягаемого.
   Ольга (фыркает). Ну, учитывая твоих родителей, у тебя практически все так и было.
   Иван. Тебе так кажется. Ладно, хватит уже обо мне. (Пауза.) Оль, ты любишь меня?
   Ольга. Ты как-то сразу переходишь с одного на другое.
   Иван. Ну так любишь?
   Ольга. А зачем тебе это знать?
   Иван. Глупый вопрос. Я же тебя люблю.
   Ольга. С чего ты взял?
   Иван. Еще один глупый вопрос. Я просто это чувствую.
   Ольга (обиженно). Меня не за что любить, я же глупая.
   Иван. Не обижайся. (Хочет поцеловать Ольгу, та отклоняется, но потом сама целует его.) Значит, любишь?
   Ольга. Ничего это не значит. (Отходит в сторону, оглядывается.) У вас тут очень красиво.
   Иван. И очень скучно. Ничего не происходит.
   Ольга. Может быть это и хорошо.
   Иван. Не знаю. По крайней мере, не для меня, это точно.
   Ольга. Ты снова про свою политику?
   Иван. Куда же без нее.
   Ольга. Вот, кстати, мне всегда было интересно - как ты, мальчик из такой хорошей семьи, и вдруг стал заниматься политикой, ходить на митинги, чего-то там кричать. Как это произошло? Зачем тебе это вообще?
   Иван (оглядывается). Я вырос здесь, в этом доме. Здесь было хорошо. Очень долго, все время, пока я здесь был. Но, оказалось, что за его забором есть другой мир, и в нем все далеко не идеально, не так, как должно быть на самом деле.
   Ольга. Ну и что? Разве ты можешь его изменить, этот мир за забором?
   Иван. Раньше думал, что могу. Теперь уже не уверен. Но я, по крайней мере, попытался.
   Ольга. Поверь мне, Вань, это все бесполезно. (Подходит к Ивану, обнимает его.) Бесполезно и бессмысленно. Это все идеализм. И ты никогда не достигнешь идеала. Он бесплотен и нереален. (Целует Ивана.) А вот я реальна и вполне осязаема.
   Иван. Да, это так. Хотя для меня ты сама как идеал.
  
   Иван целует Олю. Из дома слышен голос Максимовой, она зовет Ивана с Олей пить чай.
  
   Иван (недовольно). Вот так всегда, на самом интересном месте.
   Ольга. Ну, что ты, не злись. У нас ведь вся жизнь впереди. А раз зовут - значит, надо идти.
   Иван. Да, конечно. Да и вам с мамой надо познакомиться поближе.
   Ольга. Честно говоря, я ужасно трушу. Я ведь тут никого не знаю, не знаю как себя вести.
   Иван. Ерунда, не бери в голову. У нас все по-домашнему, без церемоний.
   Ольга. А что ты говорил родителям обо мне?
   Иван. Пока ничего.
   Ольга. Как вообще - ничего?!
   Иван. Ну, практически. Я ведь с ними мало общаюсь в последнее время.
   Ольга. Ужас.
   Голос Максимовой (из дома). Чай стынет!
   Иван. Ладно пошли.
  
   Иван тянет Ольгу за руку, они идут в дом. Проходит некоторое время, на сцене постепенно темнеет. В дом заходит Девятов, через какое-то время из дома выходят Мария с Девятовым и, прогуливаясь, медленно идут по саду.
  
   Мария. Они устали, Ваня лег отдохнуть. И Оля там где-то с ним сидит.
   Девятов. Как она тебе?
   Мария. Ты знаешь - она мне понравилась, как ни странно.
   Девятов. А что в этом странного?
   Мария. Не знаю. Почему-то мне казалось, что мне не понравится девушка, которую выберет Ваня.
   Девятов. Ну, это ты зря. Он уже взрослый и сам может выбирать. Это его жизнь.
   Мария. Да все так, конечно. Тем более, что она мне все равно понравилась. В ней есть что-то такое, знаешь.... какое-то чувство жизни, что ли. Какая-то жизненная сила, твердость.
   Девятов. Это хорошо.
   Мария. Да, я тоже так думаю. Ваня по натуре такой, что ему требуется, чтобы рядом с ним был человек, такой человек... ну, который бы поддерживал его. Его ведь легко сбить с пути, куда-то увлечь.
   Девятов. Ты так думаешь? Мне казалось, что Ваня у вас - человек с идеей, что у него есть свои убеждения, которые почти не меняются.
   Мария. Нет, что ты. Он не такой, уж я-то его знаю. Помню, в детстве, он все хотел одно время быть врачом, лечить людей, а потом вдруг решил стать космонавтом, чтобы исследовать космос, открывать планеты... потом еще много раз хотел кем-то быть, и каждый раз кем-то иным.
   Девятов. Ну, это почти у всех так бывает, в детстве. Главное, кем человек все-таки стал.
   Мария. Да, верно. Саша вот у нас в этом плане молодец - работает, женился, а вот Ваня... Я за него волнуюсь. Все-таки хорошо, что у него сейчас появилась девушка.
   Девятов. С этим не поспоришь.
   Мария. Только вот не рано ли?
   Девятов. Ну, Маш, ты словно в девятнадцатом веке живешь. Сейчас такая молодежь, что и в пятнадцать лет для кого-то уже поздно.
   Мария. Ну это, конечно, это так, но Ваня все-таки не такой.
   Девятов. Рано или поздно, он женится, у него будут дети, это нормально, это обычное течение жизни, Маш. Так и должно быть.
   Мария. Я знаю. Согласна - так и должно быть.
  
   Пауза. Мария и Девятов некоторое время идут по дорожке, молча.
  
   Мария. Сейчас столько всяких писателей, заходишь в книжный, и просто глаза разбегаются, в глазах просто рябит от всех этих обложек. Даже не знаешь, что и выбрать!
   Девятов. Выбирай первую попавшуюся. Разницы все равно никакой.
   Мария. Как это?
   Девятов. Ну, я утрирую, конечно. Но, по сути, так и есть.
   Мария. Остается читать классику.
   Девятов. Да. Остается читать классику.
  
   Пауза. Девятов останавливается, берет Марию за руку.
  
   Девятов. Маш, мы должны с тобой серьезно поговорить.
   Мария. Не сейчас, Миш, только не сейчас, прошу тебя.
   Девятов. Но почему не сейчас?
   Мария. Приехал Ваня, сегодня такая горячка, завтра юбилей Коли... Ну скажи - о чем нам серьезно говорить?!
   Девятов. Ты же знаешь - о чем. Мы же любим друг друга, и мы должны быть вместе. Это просто.
   Мария. Ну что же тут простого? Это же невозможно.
   Девятов. Если ты захочешь - все будет возможно! Маш, я люблю тебя. (Пытается поцеловать Марию, та уклоняется.) Ну что ты, что ты, в самом деле, не бойся.
   Мария (вырывается из объятий Девятова, отбегает от него). Хватит! Хватит, Миш, это невозможно, и этого не будет. Все, точка!
   Девятов. Но почему? Ты же сама этого хочешь!
   Мария. Потому что я люблю Колю!
   Девятов. Вранье! Ты его не любишь, уж мне-то не ври!
   Мария (поправляет волосы, спокойно). Я его люблю. И хватит об этом. (Оглядывается.) Стемнело уже, пора возвращаться домой.
   Девятов (со злостью). Дура! Какая же ты дура все-таки!
   Мария. Я пошла, ты идешь со мной?
   Девятов. Нет, я еще погуляю. (Быстро уходит в глубину сада.)
  
   Мария задумчиво смотрит ему вслед, потом медленно идет в дом. Проходит некоторое время, на сцене еще больше темнеет. Появляются Николай Петрович Максимов, с ним рядом Вера Николаевна Максимовна, они идут по направлению к веранде.
  
   Максимов (продолжая разговор). Снова разнарядки прислали. Кого, сколько. Как в советские времена прямо.
   Вера. Нам тоже прислали. Надо отчитываться за работу с населением.
   Максимов. Ну вы-то я понимаю, вам сам бог велел, у вас же отдел культуры, а мне зачем?
   Вера. Коль, но это сейчас у всех так. Такая политика идет.
   Максимов (останавливается). Чушь это, а не политика! (Успокаивается.) Да я все понимаю, Вер, конечно. Надоело просто. Работать не дают нормально из-за всех этих бумажек.
   Вера (берет его за руку). Ты не должен так переживать, Коль, у тебя же слабое сердце, нельзя все принимать так близко.
   Максимов (гладит ее по руке). Спасибо, спасибо, родная, только ты меня можешь успокоить.
   Вера. И потом, у тебя же завтра день рождения, юбилей. Подумай лучше об этом и выкинь все эти мысли из головы, все, работа закончилась, теперь выходные. Вот, давай сядем на скамейку, посидим немного, отдохнем. (Садятся на скамью.)
   Максимов (задумчиво). Да, завтра мне будет 50 лет, подумать только. Полвека. Какой ужас!
   Вера. В этом нет ничего ужасного, Коля, что ты! Это возраст зрелости, возраст, когда мужчина наконец-то становится по-настоящему мужественным, солидным, и самое главное - мудрым.
   Максимов. Да, да. Вер, конечно. Это так. Только что толку? (Смотрит на дом.) Вроде все сделал, построил дом, вырастил сына.
   Вера. Даже двух сыновей.
   Максимов. Да, двух. И дерево тоже посадил не одно. (Оглядывается.) Вот в этом саду тоже кое-что посадил. Но что толку? Счастья не было, и нет.
   Вера. Ты счастлив, просто сам этого не замечаешь.
   Максимов. Возможно. Может быть, ты и права. Только что это за счастье, когда ты его не замечаешь? В чем оно?
   Вера. В том, чтобы жить, радуясь каждому дню.
   Максимов (невольно ухмыляется). Вер, это уж чересчур. Так уж и в романах сейчас не пишут. (Пауза.) Кстати, давно хотел тебя спросить - а ты сама счастлива?
   Вера. Я?... Я...Конечно, счастлива.
   Максимов. Это хорошо. (Жмет ей руку.) Слушай, а то, что у вас с Леней не было... нет детей, это... тебе, как сказать, не мешает быть счастливой?
   Вера. Ну, конечно, я бы хотела детей, но раз уж... Я давно привыкла. Нет, не мешает. (Встает.) Надо идти, уже поздно, все, наверное, заждались.
   Максимов. Да ты иди, а я еще посижу немного один, хорошо?
   Вера. Ты в порядке? Может посидеть с тобой?
   Максимов. Нет, нет, Вер, не волнуйся, иди, я просто хочу побыть один.
   Вера. Хорошо. Отдыхай и ни о чем плохом не думай.
   Максимов. Обязательно. Спасибо тебе.
  
   Вера уходит, Максимов остается сидеть на скамейке. Через некоторое время из дома выходит Света, она идет по дорожке к скамье, на которой сидит Максимов.
  
   Максимов (заметив ее). Как ты вовремя, Светунчик! (Оглядывается, сажает ее на колени.) Ну, как ты без меня? Хорошо себя вела?
   Света (несмело). Да.
   Максимов. Ты скучала по мне?
   Света. Ага.
   Максимов. И я по тебе скучал, Светунчик. (Гладит ее по волосам.) Я так устал сегодня на работе, столько нервов потратил. (Шепчет ей на ухо.) Но я все равно хочу тебя сегодня, еще больше, чем обычно. А ты как - хочешь, чтобы сегодня я пришел к тебе? А, Светунчик? У меня завтра юбилей, ты сделаешь мне сегодня ночью подарок, а?
   Света. Да, конечно, я тоже хочу, но... Там приехал ваш сын, с ним еще его девушка.
   Максимов. Кто приехал - Саша?
   Света. Нет, Иван.
   Максимов. Интересно. А я уж и не надеялся. Хорошо, мне надо бы с ним поговорить. (Целует Свету.) Ничего, Светунчик, мы еще успеем с тобой заняться этим, да?
   Света. Ага.
  
   Максимов встает, Света помогает ему.
  
   Максимов. Спасибо, спасибо тебе, моя хорошая. Пошли в дом, мне нужно поговорить с Ваней. Больше никто не приехал?
   Света. Только Леонид Петрович. Был Михаил Борисович, но он уже ушел, кажется.
   Максимов. Ага, понятно. Ну, завтра, значит, будет. Пошли, пошли, Светунчик, луч света в моей жизни, а то уже поздно, я сегодня так устал.
  
   Идут к дому и уже, подходя к нему, практически сталкиваются с вышедшими им навстречу Иваном и Ольгой.
  
   Максимов. А вот и он!
   Иван (несмело). Здравствуй, пап.
   Максимов (Свете). Сюрприз! (Ивану.) Ты же вроде не собирался приезжать?
   Иван. Я передумал.
   Максимов. А кто это с тобой? Твоя подруга?
   Иван. Да, знакомьтесь, это Ольга, это мой отец - Николай Петрович.
   Ольга. Очень приятно.
   Максимов. И мне, и мне. (Ивану.) Вот не ожидал, что ты приедешь. Ты надолго?
   Иван. Не знаю. Нет, наверное.
   Максимов. Понятно. В общем, как обычно. Что-то в последнее время ты нас не балуешь своим вниманием.
   Иван. Времени нет.
   Максимов. Ясно. Вы куда сейчас шли?
   Иван. Так, погулять хотели по саду.
   Максимов. Успеете. Пошли, мне надо с тобой с глазу на глаз поговорить. (Ольге.) Мы не надолго, никуда он не денется, верну в целости и сохранности. (Свете.) Иди, скажи Маше, чтобы на стол накрывала.
  
   Максимов с сыном идут по дорожке вглубь сада, Света заходит в дом. Ольга некоторое время стоит на месте, потом идет к скамейке, садится на нее.
  
   Максимов (подойдя к беседке в глубине сада, останавливается, достает сигарету, закуривает). Как твои дела, сын?
   Иван. Все нормально, пап.
   Максимов (затягивается сигаретой, медленно выпускает дым, после паузы). Ничего не хочешь мне сказать?
   Иван. В смысле?
   Максимов. Ну там, о своих планах на жизнь, например. Как там у тебя в институте, кстати?
   Иван. Нормально, сессию сдал.
   Максимов. Без хвостов?
   Иван. Без.
   Максимов. Молодец. (Пауза.) Ладно, хватит уже предисловий. Слушай, сын, до меня дошли какие-то слухи. Такие, знаешь, странные.
   Иван. Какие еще слухи?
   Максимов. Ну, такие, что ты стал политикой заниматься, на митинги какие-то ходить. Это правда?
   Иван (после паузы). Правда.
   Максимов. Так... Так! И зачем тебе это? Ты вообще, что в ней понимаешь, в политике?
   Иван (глухо). Все понимаю.
   Максимов. Чего все? Чего все ты понимаешь? Ни фига ты не понимаешь, а туда же. Зачем тебе это, ты не ответил? А?
   Иван (глухо). Чтобы делать мир лучше.
   Максимов. Чего? Че ты бормочешь?
   Иван (громче). Чтобы делать мир лучше.
   Максимов. Оба на! Делать мир лучше! Это из-за того, что ты на митинг сходишь, он станет лучше?! Так что ли?
   Иван. Да.
   Максимов. Ну, знаешь... Что-то я не верю во все это. У нас уже пытались так в семнадцатом году. И что - стал мир лучше?
   Иван. Раньше ты считал, что стал.
   Максимов (затягивается, пауза). Это было раньше. (Пауза.) Так, ну ладно, я думаю это у тебя все по молодости. Потом пройдет, в этом я не сомневаюсь.
   Иван. Не пройдет.
   Максимов (машет рукой). Это ты сейчас так думаешь. (Пауза.) Слушай, ты же понимаешь, чей ты сын. И что я не должен из-за тебя краснеть перед людьми.
   Иван. Перед какими людьми?
   Максимов. Сам знаешь какими! (Оглядывается, тише.) Ты же прекрасно все понимаешь. Если Сергей Валентинович узнает, что у меня сын - какой-то революционер, борется с властью, то мне будет очень херово. Ты ведь понимаешь?
   Иван. Понимаю.
   Максимов. Ну и?
   Иван. Родителей не выбирают. А я из-за того, что у меня отец заместитель мэра, я не собираюсь мириться с тем, что происходит в моей стране.
   Максимов. Тьфу ты, блин! Ни хера ты не понимаешь! Ну скажи - что конкретно тебя не устраивает? Что?
   Иван. Все! Я не могу видеть всего этого, я не могу слышать все это. Понимаешь? Все, что вокруг меня происходит. Всюду только ложь, одно вранье, показуха. Это все не то, все не так, как должно быть.
   Максимов. А как должно быть, как?!
   Иван. Все должно быть по-честному.
   Максимов (фыркает). Идеализм... Так никогда не было и не будет.
   Иван. Нет, будет! (Пауза.) Ладно, пап, разговор у нас, кажется, не получается. Я пойду, а то меня Ольга ждет.
   Максимов (оглядывается на Ольгу). Иди. Ладно, я не буду тебя сейчас ни в чем переубеждать. Только учти - если ты попадешь в какую-нибудь хрень со своей политикой, я тебя вытаскивать не буду. Сам будешь барахтаться.
   Иван. Конечно.
  
   Иван с отцом возвращаются к Ольге, отец молча проходит мимо нее в дом.
  
   Ольга (Ивану). Что случилось? Вы поссорились?
   Иван. Да. Немного.
   Ольга. Из-за меня?
   Иван (обнимает ее). Ну конечно, нет.
   Ольга. А из-за чего тогда?
   Иван. Так, пустяки. Не обращай внимания, Оль. И вообще - хватит об этом, все это не важно. Давай лучше посидим немного молча.
  
   Иван с Ольгой садятся на скамью, некоторое время молча смотрят перед собой. Иван берет Ольгу за руку.
  
   Ольга. О чем ты сейчас думаешь?
   Иван (с улыбкой). Так и знал, что ты об этом спросишь. О тебе, конечно.
   Ольга. А я думаю о том, как ты тут жил. Как в заколдованном замке.
   Иван. Почему в заколдованном?
   Ольга. Не знаю. Просто так подумала.
   Иван. Ясно. (Пауза.) Смотри, какая сегодня на небе луна. Наверное, сегодня полнолуние.
   Ольга. Полнолуние было вчера. Теперь уже убывающая луна, жизненная энергия убывает, так что лучше не ссориться и не выяснять отношения. Особенно с близкими людьми.
   Иван. Так получилось. (Пауза.) А что говорит по этому поводу твоя каббала?
   Ольга. По поводу луны?
   Иван. Нет, ссор с близкими людьми.
   Ольга. Ссориться в любом случае вредно для кармы. А каббала - это наука, зря ты ее всерьез не принимаешь.
   Иван. Я бы принял, только вот не могу понять, как можно все, весь мир описать какими-то цифирками, знаками. Разве он умещается в эти цифирки?
   Ольга. Умещается. Я же тебе сто раз объясняла, что это не цифирки, а тайные числа. Каббала - это универсальная наука, охватывающая все мироздание. И если ты не веришь в нее, а тем более - не знаешь ничего, то это еще не повод тут свои предрассудки выплескивать на окружающих.
   Иван (примирительно). Ну, не обижайся, прости меня, прости. Ты же знаешь, что я полный профан во всей этой астрологии. Ну, прости. (Обнимает Ольгу).
  
   Из глубины сада появляется Девятов, он тихо проходит в дом сзади Ивана с Ольгой, стараясь не привлекать к себе внимания.
  
   Ольга (прижимается к Ивану). Знаю, поэтому и не обижаюсь. А луна действительно огромная.
   Иван. Давай просидим так до рассвета.
   Ольга. Давай. Только обещай мне, что будешь все время обнимать меня вот так, как сейчас.
   Иван. Обещаю.
   Ольга. И не болтать про свою политику. Вообще не говорить про нее.
   Иван. Обещаю.
   Ольга. И еще, что будешь меня иногда целовать.
   Иван. Обещаю. (Целует ее.) Вот так?
   Ольга (тихо). Да. (Пауза.) Я так тебя люблю.
   Иван. А я тебя.
   Ольга. Ну почему мы не можем все время быть вместе?! Чтобы вот так сидеть, смотреть на луну и обниматься.
   Иван. Все так и будет. Только немного позже.
   Ольга. Обещаешь?
   Иван. Обещаю.
   Ольга. Спасибо. (Ольга целует Ивана, пауза). Я слышу, как стучит твое сердце. Так странно. Слушай, почему я никогда раньше не слышала, как стучит твое сердце?
   Иван. Не знаю. Наверное, слышала, но не обращала внимания.
   Ольга. Нет, я бы запомнила это. Так странно - впервые слышу, как стучит твое сердце. Оно словно куда-то торопится, стучит так часто, вот-вот собьется. Ты волнуешься? Почему?
   Иван (улыбается). А ты как думаешь?
   Ольга (тоже улыбается). Догадываюсь. (Где-то вдалеке слышен раскат грома). Где-то далеко идет гроза.
   Иван. Это хорошо. Надеюсь, и до нас дойдет. А то такая духота, дышать нечем.
   Ольга. Я забыла спросить - а где мы будем спать сегодня?
   Иван. На веранде. Мама уже постелила.
   Ольга. У вас все уже спят?
  
   Иван оглядывается на дом.
  
   Иван. Света нет, значит спят. Родители рано ложатся.
   Ольга (улыбается). Так чего же мы ждем? (Иван хочет встать, но Ольга останавливает его.) Вань, отнеси меня на руках, пожалуйста. Я так хочу, чтобы ты меня отнес прямо на кровать.
   Иван. Конечно.
  
   Иван берет Ольгу на руки, она обнимает его за шею. Иван медленно и торжественно несет Ольгу на веранду дома.
  
  
   Действие второе.
  
   Сцена 1.
  
   Раннее утро. Перед домом сидят в дачных креслах Девятов и Максимов.
  
   Девятов. Все-таки у вас тут хорошо. Правильно как-то.
   Максимов. Да. Места у нас душевные.
   Девятов. Всю жизнь бы так просидел.
   Максимов (поеживается). Да... Прохладно только немного. Ночью где-то рядом гроза была.
   Девятов. Да? А я ничего не слышал. (Пауза.) А мне не холодно, нормально.
   Максимов. Привыкнул просто.
  
   Пауза.
  
   Девятов. Ну и как ты себя ощущаешь в свой юбилей? Чувствуются пятьдесят лет?
   Максимов (после паузы). Ты знаешь - нет. Что-то особой тяжести не ощущаю. Пока, по крайней мере.
   Девятов. Это хорошо. А я вот как-то устал в последние годы.
   Максимов. Ну, у всех по-разному. Я тоже, конечно, не молодой уже. Это ведь все так. Физически себя нормально ощущаешь, а вот морально...
   Девятов. Это да, есть такое. Иногда вот думаешь - зачем это все? Зачем была твоя жизнь?
   Максимов. Вечные вопросы мучают, да?
   Девятов. Ну, иногда, я же говорю. А тебя нет?
   Максимов. Меня? Да нет. Все довольно ясно уже.
   Девятов. Что ясно?
   Максимов. Я знаю, что ничего не знаю. (Смеется.) А если серьезно, то... Знаешь, вспоминаю сейчас свою жизнь и понимаю, что все было так, как и должно было быть. По крайней мере, в том, что от меня зависело.
   Девятов. И ты ничего бы не хотел изменить?
   Максимов. Ну почему ничего? Хотя, по большому счету, наверное, нет. Мне кажется, что моя жизнь была не такой уж и плохой. Счастья особого в ней не было, но и несчастий тоже. Вообще, мне кажется, что бы ты не менял в своей жизни, все останется таким же, как и до этого. Так, в деталях, если только что-нибудь изменится. Президентом-то все равно не станешь. (Пауза.) Хотя кое-что я бы все-таки хотел изменить.
   Девятов. Например?
   Максимов. Например, трахнуть Нинку с которой мы в универе в одной группе учились. (Оба смеются.) До сих пор жалею, что так и не сделал этого, хотя возможность-то была.
   Девятов. Ну, еще не поздно, поди, все исправить.
   Максимов. Да не, сколько лет прошло. Мне уже полтинник, да и она не молодела. Это все так - мысли вслух, хотелки. (Смотрит по сторонам.) Хорошо здесь. Скоро солнце встанет, новый день начнется. Такой же, как и все остальные. И это хорошо.
   Девятов. Ну, все-таки не такой же, не каждый же день у тебя юбилей.
   Максимов (машет рукой). Не напоминай мне про возраст. Это просто даты, и все. (Пауза.) Я тут пришел к одному выводу. И знаешь что?
   Девятов. Что?
   Максимов. Все в этой жизни банально. И то, что я сейчас сказал - это тоже, банально, конечно. Ну, я и не претендую на оригинальность. Жизнь идет, года проходят, а по большому счету ничего не меняется. Ну, появляются всякие технические штуковины, это да, но люди - люди не меняются. Они все такие же, какими и были всегда. Со всеми своими проблемами, желаниями, страстями. Такие же. (Пауза.) Говорят, что с годами приходит мудрость, но это неправильно. Это не мудрость, это просто усталость. От того, что ничего не меняется.
   Девятов. Совсем ничего не меняется?
   Максимов. Совсем ничего. Я смотрю на нынешнюю молодежь и вспоминаю, что я сам был таким же. Когда-то был таким же, да. Верил во всю идеологию, которую нам навязывали.
   Девятов. Тогда все верили.
   Максимов. Помню, как в молодости выступал на комсомольских собраниях. Ну, приходилось, конечно, общественная нагрузка, так сказать, но с другой стороны - мне самому, самому это все было интересно.
   Девятов. На самом деле?
   Максимов. Конечно. Только в конце "совка" уже стал прозревать понемногу. Когда уже вовсю была эта гласность, демократия, и прочий беспредел. Помню, я на каком-то собрании выступал, и вдруг кто-то крикнул с задних рядов: "Хватит уже туфту гнать! Самому не надоело еще?!". Я, помню, так обалдел поначалу, что дар речи даже потерял. Потом как-то домямлил свою речь, и боком, боком так ушел куда-то за кулису. (Задумчиво.) За кулису, помню, ушел, у нас же ведь в актовом зале собрание было.
   Девятов. А потом?
   Максимов. Потом начал искать варианты дальнейшей жизни. Я как-то вдруг резко понял, что что-то в стране изменилось. Надо было что-то делать, как-то встраиваться в новую жизнь, потому что старая кончалась на глазах, это было очевидно. Идеология больше не работала, социализм не работал. И, знаешь, это была тяжелая ломка, для меня, по крайней мере. Вот из такого комсомольца идейного превратиться вдруг в капиталиста, в идеологического врага практически. Но, я как-то сразу понял, что другого варианта у меня нет, и придется эволюционировать, чтобы не пропасть. Я же тогда уже женат на Машке был, Сашке 6 лет было, Ванька на подходе, надо было кормить семью. Так что пришлось перестроиться. Начинал понемногу, как и все, кооператив организовали, жратву импортную привозили, шмотки. Ну и понемногу так раскручивались. Помогали, конечно, и старые связи, по комсомольской линии. (Пауза.) А в 1990-е уже все ясно стало. Сначала бизнес развивали, с бандитами связи налаживали. Время, конечно, было атас. Люди иногда за один день миллионерами становились. А некоторые так же быстро наоборот. Приходилось и в разборках участвовать. Иногда, конечно, страшно бывало. Но, проносило как-то.
   Девятов. Все хорошо, что хорошо кончается.
   Максимов. Ну да. Так, за несколько лет нормально раскрутились. Мы с тобой же тогда и познакомились как раз. Году в девяносто втором что ли?
   Девятов. Да, где-то так.
   Максимов. Коллеги по бизнесу, блин. (Оба смеются.) Помнишь, ты мне еще свой гениальный план по разведению страусов рассказывал? (Снова смеются.)
   Девятов (просмеявшись). А что - хороший был план.
   Максимов. Ну так - давай, воплощай, в чем дело? Теперь у тебя деньги есть, возможности тоже.
   Девятов. Теперь уже не охота.
   Максимов. А зря? я бы посмотрел, что у тебя получилось бы. У тебя бы, думаю, получилось. А то вон Леня мне тоже все время какие-то гениальные идеи подбрасывает, только вот на поверку херня полная какая-то выходит. (Пауза.) А потом все сложнее стало. Непонятнее. Точнее, сначала было непонятно, а потом все стало как раз очень понятно. Как Путин пришел, все стало потихоньку меняться. В сторону, ясно в какую. Надо было идти во власть, чтобы бизнес делать. Вот поэтому я тогда как раз в мэрию и пошел. В партию вступил, с серьезными людьми договорился. Дальше - ясно, дело техники. Ну и денег, конечно. (Смеется.)
   Девятов. Ну и как тебе на государственной службе? Давно, кстати, хотел спросить об этом.
   Максимов. Ну, в общем и целом неплохо. Хотя я, конечно, успел привыкнуть к свободе, теперь вот отвыкать пришлось. Но это все неважно. Главное, что теперь я - серьезный человек, от меня многое зависит, и пока я в мэрии у меня и у моей семьи все будет хорошо. И у тебя, кстати, тоже. Все будет нормально. Это главное, на самом деле.
   Девятов. А потом? Ты ж не все время будешь в своей мэрии, у вас же там предельные сроки есть. На пенсию пойдешь, и что тогда? Как будем бизнес-то делать без твоих полномочий?
   Максимов. Все будет нормально. Теперь уже правила есть, и они надолго. И связи мои тоже никуда не денутся, на нужных постах останутся работать нужные люди. Так что у меня все будет более-менее, спокойная, счастливая старость в окружении внуков. (Пауза.) Понимаешь, Миш, сейчас новые времена настали. Настоящий такой кондовый капитализм. С российской спецификой, конечно. И в нем все должно быть так вот жестко, по-деловому. Потому что политика такая, прагматизм во всем. Теперь людей уже просто так сажать не будут, теперь все по правилам. Главное, чтобы и ты жил по правилам, с людьми дружил, тогда все в порядке будет.
   Девятов. Ну, будем надеяться.
   Максимов. Все идет так, как и должно идти. Система устоялась, порядок наконец-то навели, теперь можно хоть что-то планировать. Людям наконец-то нормально пожить дали! В кои-то веки. А кто его сделал - это общество? Мы и сделали, такие как мы. Простые русские мужики, которые наконец-то смогли договориться обо всем. Я тут даже подумал как-то - ведь это мы сейчас основа общества. А что - не так, разве?
   Девятов. Ну в общем, да.
   Максимов. В этом-то и дело. Мы - столпы общества, как раньше говорили. Система функционирует, а мы - ее главные элементы. На своем, конечно, уровне. От нас - управленцев, бизнесменов, зависит - как все будет работать, как все будут жить. И это правильно, так ведь и должно быть в нормальной стране. Есть люди, которые обладают ресурсами - административными, финансовыми, не важно. И именно они должны создавать правила, по которым будет жить общество. Раз они создают все, они этим всем и должны управлять, так ведь?
   Девятов. Ну да.
   Максимов. У них есть все, необходимое для этого - знания, опыт, деньги. Все это должно работать, должно применяться. И поэтому мы не должны, не имеем права, попусту терять время, разбрасываться, заниматься всякой ерундой. Время ведь так быстро идет. (Задумчиво.) Вот и мне уже пятьдесят лет. А что я сделал? Ну, что-то, допустим, сделал. А ведь сколько еще нужно сделать! Мало времени у нас, Миш, мало времени остается, а сколько всего еще надо перелопатить!
   Девятов. Успеем, Коль, успеем. Главное, не надорваться от этого всего. Нам еще самим пожить надо, для себя.
   Максимов. Это да, это ты прав. Пожить еще надо. (Пауза.) Как там у тебя с церковью - все восстанавливаешь?
   Девятов. Восстанавливаю. Месяца через три уже основные работы закончим.
   Максимов. Молодец. Это дело такое - полезное. Да и для души тоже.
   Девятов. Я-то именно, что для души. Мне это самому надо. Смотреть больно было на эти развалины, когда мимо проезжал.
   Максимов. Молодец, молодец. (Пауза, смотрит на горизонт.) Вот и солнце восходит.
   Девятов (тоже смотрит на восход). Да, красиво. Красное какое.
   Максимов. Это от пожаров. Леса горят в округе, месяц уже дождей не было. Гроза вот прошла, да толку-то от нее.
   Девятов. А когда дожди обещают, не слышал?
   Максимов. Нет. Будут когда-нибудь. (Пауза.) Меня, Миш, в последнее время радуют самые простые вещи - восход солнца, хорошая погода, облака на небе. Старею что ли. Сентиментальным становлюсь.
   Девятов. Все мы стареем.
   Максимов. Никак не могу привыкнуть к тому, что когда-нибудь умру. Раньше как-то не думал об этом, а теперь вот думаю. Часто, каждый день.
   Девятов. Такова жизнь. Все когда-нибудь умрут.
   Максимов. Я знаю. Но разве это может успокоить? (Пауза.) Успокоить, хоть немного, может другое.
   Девятов. Что?
   Максимов. Мысль, что ты прожил жизнь не зря. Банально, конечно, но я же говорю - все в нашей жизни банально.
  
   Пауза. Девятов и Максимов смотрят на восход. Из дома выходит Мария, она тихо подходит к мужу, кладет ему руки на плечи.
  
   Мария. С днем рождения, Коля! С юбилеем!
   Максимов. Спасибо, Маш, спасибо.
   Мария. Как ты себя чувствуешь?
   Максимов. Ничего, можно сказать хорошо. Мы с Мишей смотрим на восход солнца.
   Мария. Можно я с вами посмотрю?
   Максимов. Конечно. Все еще спят?
   Мария. Кажется, да.
   Максимов. Это хорошо.
  
   Пауза. Все смотрят на восход.
  
   Девятов (украдкой смотрит на Марию). Всю жизнь бы так и просидел.
   Максимов. Да, я бы тоже. (Марии.) Я вчера поговорил с Ваней. Ну, насчет всей его политики.
   Мария (осторожно). И что?
   Максимов. И ничего. Слушать меня не хочет, знай себе талдычит - хочу изменить мир, хочу изменить мир. Дурак!
   Девятов. Но желание-то похвально.
   Максимов (Девятову). А ты вообще не влезай. Нечего ему потакать. Расшибет себе лоб, и меня заодно еще подставит. Пожалеет, да поздно будет.
   Мария. Так что же нам с ним делать?
   Максимов (задумался). Я с ним сегодня еще поговорю. Как тебе, кстати, эта его Ольга?
   Мария. Ну, не знаю, кажется, она ничего, скромная. Хорошая девушка.
   Максимов. Кто ее родители - не знаешь?
   Мария. Откуда. Не станешь же спрашивать.
   Максимов. А что такого? Ладно, я сам спрошу. Может она хоть на него повлияет, если уж он родителей не слушает.
   Мария. Дай Бог.
   Максимов. Ладно, посмотрим.
  
   Пауза. Все смотрят на восход.
  
   Девятов. Все. Взошло наше солнце.
   Максимов (вздыхает). Теперь весь день впереди.
   Мария. Поздравлять все будут.
   Максимов. Да уж. Тяжело придется.
   Мария. Ну, Коль, зачем ты так.
   Девятов. А во сколько начало торжественной части?
   Максимов. Часов в пять, думаю, начнем.
   Девятов. Тогда я, пожалуй, пойду. Надо еще успеть сегодня кое-какие дела сделать.
   Максимов. Выходной же, Миш, какие дела?
   Девятов. Великие, Коль, нас ждут великие дела. (Смеется.)
   Максимов. Ну, если только великие. Тогда иди. Только смотри не опаздывай.
  
   Девятов уходит. Некоторое время Николай и Мария сидят молча.
  
   Максимов. Никогда не думал, что доживу до пятидесяти лет. Что вот так буду сидеть и понимать, что мне сегодня исполнилось пятьдесят лет. (Пауза.) И, понимаешь, что-то я особого ничего не ощущаю. Казалось почему-то, что будет так торжественно все, какое-то ощущение вот торжества. И ничего. Пустота. Странно.
   Мария. Ты пока просто еще не осознал этого.
   Максимов. Что мне пятьдесят лет? Осознал, вполне себе осознал. Только что толку.
   Мария. Но ты должен думать о том, что прожил целую жизнь. Ты вырастил детей, сделал карьеру, тебя уважают твои коллеги, у тебя много друзей. И, главное, здоровье пока еще есть!
   Максимов. Да, здоровье - это, конечно, хорошо. Да нет, я ни на что не жалуюсь, все хорошо. Просто сегодня я подумал - а зачем я прожил всю эту мою прекрасную жизнь? Ради чего? Нет, что-то сделал, конечно. И продолжаю делать. Но вот глобально... И ответ как-то сложно найти. Придумываешь себе, придумываешь какие-то оправдания. Но все это как-то...
   Мария. Знаешь что? Лучше вообще об этом не думать. Пусть все идет так, как идет. Разве ты хочешь что-то менять?
   Максимов. Да нет, пожалуй, ничего. Это все так - лирика. (Пауза.) Сегодня просто такой день. Вот я и расчувствовался. (Смотрит на часы.) Пора уже начинать готовиться к юбилею. (Потягивается.) Не люблю я все эти даты, отмечания. Поздравления, торжественные речи, тосты... С чем тебя поздравляют? С тем, что ты стал на десяток лет старше. Смешно. (Встает.) Я пойду кофе приготовлю.
   Мария (тоже встает). Сиди, я сама. Сегодня у тебя праздник.
   Максимов. Нет, я сам, ты так все равно не сможешь.
   Мария. Ну тогда я себе приготовлю.
   Максимов. Вот это, пожалуйста.
  
   Обнимает Марию за талию, оба уходят.
  
  
   Сцена 2.
  
   Вечер. В гостиной Максимовых накрыт стол, понемногу собираются гости. У стола стоят Леонид и Вера. Света хлопочет, накрывая стол, все время что-то приносит и уносит.
  
   Леонид (оглядывает стол). Ну как - по-моему, неплохо?
   Вера. Да, красиво.
   Леонид. Я уже проголодался, честно говоря.
  
   Входит Иван.
  
   Иван (оглядываясь по сторонам). Вы Ольгу не видели?
   Леонид. Нет, не проходила.
   Вера. Посмотри в саду, наверное, она пошла погулять.
  
   Иван уходит.
  
   Леонид. А они вместе хорошо смотрятся.
   Вера. Какая-то она странная.
   Леонид. Почему?
   Вера. Мне так показалось. Что-то в ней не совсем нормальное.
   Леонид. Ну, где ты видела нормальных женщин. (Смеется.) Где же Коля?
   Вера. Наверное все еще купаются с Машей.
   Леонид (смотрит на часы). Да, сегодня жарко, искупаться, конечно, хорошо. Но уже пора, скоро все придут. (Пауза.) Пойду, потороплю их.
  
   Леонид уходит. Через некоторое время появляется Девятов.
  
   Девятов. Здравствуй, Вер. (Целует Веру, оглядывается.) Я, наверное, слишком рано?
   Вера. Нет, нет, как раз вовремя. Сейчас все начнут собираться. (Пауза.) Как там у вас идет восстановление церкви?
   Девятов. Помаленьку, помаленьку. Сегодня цемент привезли, скоро уже купол устанавливать будем.
   Вера. А когда конец строительства?
   Девятов. Как Бог укажет. Но, я думаю, уже скоро.
   Вера (прочувствованно). Миш, все-таки, какой ты молодец! Я когда думаю об этом, что вот ты восстанавливаешь церковь на свои деньги, столько уже потратил, я просто... Ну не знаю, просто в восхищении каком-то! Ты просто какой-то меценат, наш Савва Морозов! Другой бы эти деньги на тачки, еще на что-то потратил, а ты - нет, ты на церковь!
   Девятов (машет рукой). Ну ты сравнила, конечно, Вер, с Саввой Морозовым, куда мне до таких людей. Впрочем, он старообрядцем был, так что насчет церквей не знаю, как у него с этим было. А вообще, все это ерунда - деньги, тачки, главное (показывает пальцем вверх) - то, что там будет.
  
   Входят Александр с Анастасией. Света, несущая какое-то блюдо, заметив Александра, чуть заметно спотыкается, но потом, взяв себя в руки, снова начинает хлопотать около обеденного стола.
  
   Александр (оглядывается). Здравствуйте. А где все?
   Вера. Купаются, скоро придут.
   Александр. Ясно. (Девятову.) Дядь Миш, как - готовы к отмечанию? (Смеется.) Печень заранее болит?
   Александр. Ну, я уж столько не пью, здоровье не то. (Анастасии.) Насть, как на работе у вас - все нормально?
   Александр. Да, все, вроде, неплохо. Работы полно, каждый день суды, повестки, надоело уже.
   Девятов. Ну, это потому что ты не отдыхаешь. (Александру.) Саш, ты что - не видишь, что у тебя жена уже заработалась, в отпуск ей пора?
   Александр. Через месяц отпуск - на Мальдивы полетим.
   Девятов. Ясно. Был там разок - ничего так, понравилось.
   Александр. Ну, еще бы. Все ж не средняя полоса России. Так что, думаю, и нам тоже понравится.
   Анастасия. Подруга там была - просто чуть ли не кипятком потом писала от счастья.
   Вера. А мне вот нравится как раз наша полоса, свой климат, родной.
   Девятов (обнимает ее). Нам, Вер, уже ничего не надо, мы свое отъездили, а они пускай -путешествуют, раз возможность есть. (Александру.) Ты, кстати, в курсе, что Ваня приехал?
   Александр. Приехал?! Когда?
   Девятов. Да вот вчера уже. С ним еще подруга его какая-то прибыла, Ольгой зовут.
   Александр. А где он сейчас?
   Вера. В сад недавно ушел, там где-то Ольга гуляет.
   Александр. Надо бы увидеться, давно с ним в реале не общался. В скайпе только и встречаемся. (Анастасии.) Пошли пока в сад.
  
   Александр с Анастасией уходят.
  
   Вера. Ну вот - снова одни с тобой остались. Суета сегодня какая-то весь день, все куда-то бегут.
   Девятов. Ну а что ты хочешь - день такой, дата все-таки.
   Вера. Да... Я как-то волнуюсь. Юбилей, все эти речи.
   Девятов. По большому счету, жизнь человека вся состоит из одних речей. Не волнуйся, все же свои, все по-родственному.
   Вера. Да и Коля как-то не выглядит радостным.
   Девятов. Я его понимаю, чему тут радоваться. (Вздыхает.) Новые года не радуют.
   Вера. Я вот тоже стала в последнее время как-то ощущать все это. Ну, свой возраст.
   Девятов. Странно. Ты так молодо выглядишь.
   Вера (улыбается). Ну, только пришел - сразу начал врать.
   Девятов. Я не вру, это чистая правда.
   Вера. Спасибо за комплимент. Ты всегда был таким... галантным.
   Девятов. Стараюсь и сейчас быть таким.
  
   Входят Максимов, Мария, Леонид.
  
   Максимов. Все! Хватит мне говорить о моем возрасте. Я еще молод, я спокойно могу переплыть Волгу туда и обратно.
   Мария. Но не обязательно это делать именно сегодня.
   Леонид. Да, ты нам еще нужен. Как мы без тебя будем отмечать твой юбилей?
   Максимов. Нормально отметите. Был бы повод, а все остальное неважно. (Заметил Девятова.) Правильно, Миш?
   Девятов. Конечно, нет.
   Мария (подходит к Девятову, обнимает его). Здравствуй, Миш.
   Девятов (изменившимся голосом). Здравствуй, Маш.
  
   Пауза, Максимов с интересом смотрит на них.
  
   Максимов (хлопает в ладоши). Ну так что - когда начинается праздник?
   Мария. Сейчас, сейчас. Переоденемся и сразу начнем.
   Максимов. Правильно. Опоздавших не ждем! Пошли переодеваться.
  
   Максимов и Мария уходят.
  
   Леонид (Вере). Окунулся сейчас в речку - так замечательно, Вер, прям, как заново родился. Прохлада такая, вода чистая, просто загляденье.
   Вера. Да я бы тоже с удовольствием. Только вот времени уже нет, и так сколько вас ждали.
   Леонид (потирает руки). Времени нет, это точно, я уж и так их торопил, как мог. Проголодался, честно скажу, скорей бы уж сели отмечать. (Девятову.) А ты как насчет пожрать?
   Девятов. Это можно. Да и выпить тоже. (Смеются.) Как там у вас в армии это называлось?
   Леонид. Накатить по грамулечке, вот как. Ну, конечно, не по одной.
   Вера. Ну, тебе бы только нажраться.
   Леонид. Зачем ты так, Вер? Я уж давно столько не пью, как раньше, мне главное - посидеть, поговорить чтобы можно было. А иначе - зачем это все? Главное ведь - общение!
   Девятов. Да, Вер, не питие определяет наше сознание, а все-таки наоборот.
   Леонид. Точно! Золотые слова, Миш. Так что я думаю, уже можно. (Подходит к столу, наливает в две рюмки водку, подает одну Девятову.) Ну, за юбиляра!
   Девятов. За Колю грех не выпить. (Чокаются, выпивают.)
  
   Входят Александр, Анастасия, Иван, Ольга.
  
   Александр (Ивану). Так какие у тебя сейчас планы?
   Иван. Никаких.
   Александр. То есть. Не понял - вообще никаких? Ну, работать-то ты собираешься после университета?
   Иван. Посмотрим.
   Александр. А какие еще варианты?
   Иван. Революция.
   Александр. В смысле?
   Иван. В прямом. Буду делать революцию.
   Александр (смеется). Один что ли?
   Иван. Да нет, почему. Нас таких много.
   Александр. Что-то не замечал. (Серьезно.) Надеюсь, это шутка?
   Иван. Да нет. Я вообще редко шучу.
   Ольга (Александру). Это правда.
   Александр. Вань, какая революция, ты о чем? Работать надо, а не мечтать о всякой херне.
   Иван. А зачем работать? Для чего?
   Александр. Чтобы обеспечивать себя, свою семью, свою страну, в конце концов! Для чего вообще люди работают?!
   Иван. Мне это тоже в последнее время интересно. Вообще, в нашей стране все эти слова приобретают новый смысл. Здесь мало кто может, работая, обеспечить свою семью. По крайней мере, чтобы этого хватило на нормальную жизнь.
   Анастасия. Во всяком случае, революция - это не вариант.
   Иван. Я других вариантов не вижу.
   Анастасия. Это у тебя юношеский идеализм, это пройдет.
   Иван. Посмотрим. Так сказать проще всего.
   Александр. Ты просто не хочешь работать.
   Иван. Не хочу. Это банально, да и не имеет смысла в сегодняшней ситуации.
   Александр. Думаешь это слишком просто - работать?
   Иван. Ходить на работу легко. Не ходить на работу - вот, что сложно.
   Александр. Легко?! А ты думаешь это легко - вставать каждый день и ехать на работу? Каждую неделю, каждый месяц, год за годом? В любую погоду - мороз, дождь, слякоть, по фигу, в любую! И никакого выбора у тебя нет, потому что у тебя есть семья, тебе надо ее содержать, ты должен приносить деньги в семью!
   Иван. Ну, прям уж семеро по лавкам у тебя. Ты ведь и не особо надрываешься на своей работе. Знай, названивай себе по телефонам, толкай свои стройматериалы.
   Александр. Это неважно! Все должны работать! Каждый по-своему, у всех разная работа. Но все должны работать, приносить пользу стране, людям, все!
   Иван. А какую пользу приносишь ты, ты, конкретный менеджер по продажам, какая от тебя польза?!
   Александр. А от тебя какая? Ты вообще не работаешь, и даже не собираешься!
   Иван. По крайней мере, менеджером по продажам точно!
  
   Входит Максимов (одет в строгий костюм) с Марией.
  
   Максимов (весело). Что за шум, а драки нет?
   Девятов (внимательно слушавший разговор Ивана и Александра). Братья выясняли свои мировоззренческие позиции. (Выходит.)
   Максимов. Ну и что выяснили?
   Иван (мрачно). Выяснили.
   Максимов. С тобой я еще отдельно поговорю потом. (Всем.) Ладно, пока прекратим выяснять отношения, а то мы так никогда не начнем нашу торжественную часть. (Марии.) Как там - готово у нас?
   Мария (Свете.) Света, как там - все готово?
   Света. Да, Мария Ивановна.
   Максимов. Тогда будем садиться. Кого у нас не хватает? (Оглядывается). Так, Мишка куда-то подевался. Ладно, сядем без него пока.
  
   Все присутствующие усаживаются за стол. Во главе стола садится Максимов с Марией, рядом с ним с одной стороны стола садится Иван с Ольгой, напротив него Александр с Анастасией, дальше по обеим сторонам стола все остальные. Сбоку стола стоит Света, она собирается прислуживать за обедом.
  
   Максимов (поднимает рюмку). Ну что - поднимем бокалы. (Свете.) Свет, давай тоже, наливай себе, не стесняйся. (Света наливает себе немного.)
  
   Входит Девятов, в руках у него коробка.
  
   Девятов. Так! Уже уселись, значит? Без меня!
   Максимов (смеется). В большой семье, сам знаешь как! (Встает, подвигает стул Девятову.) Конечно, Миш, мы без тебя не начинали. Садись, только тебя и ждали.
   Девятов. Подожди, сесть я всегда успею. (Смеется.) Пока я трезвый, нужно подарить тебе подарок. (Торжественно.) Николай Петрович, позвольте поздравить вас с юбилеем! Я знаю, что это праздник, как говорится, со слезами на глазах, но сейчас не об этом. Позвольте торжественно вручить вам этот мой скромный презент. От всей души, и с самыми наилучшими пожеланиями. Ну, я не хочу сейчас растекаться мыслью по древу.
   Леонид. Не надо.
   Девятов (смеется). Да, правильно, вот и глас народа уже нас торопит. Закуска стынет, а водка греется, так что скажу коротко - Коля, ты наше все. Ну, после Пушкина, конечно. И в связи с этим позволь вручить тебе этот подарок.
   Максимов. А что это такое-то? Что в коробке?
   Девятов. А ты открой, тогда и узнаешь.
   Максимов. Хорошо, сейчас посмотрим. (Берет коробку, развязывает ленты, открывает крышку.) Ну, упаковал, блин, хрен откроешь.
   Девятов (смеется). А ты как думал. Через тернии - к звездам.
  
   Максимов наконец извлекает из коробки небольшой телескоп.
  
   Максимов. Оба на! Ничего себе!
   Девятов (торжественно оглядывает всех). Ну как?
   Мария (подходит к Максимову, рассматривает телескоп). Ничего себе - настоящий телескоп!
   Девятов. Я вот думал, Коль, когда подарок искал - что тебе подарить? Вроде все есть у тебя. А потом вспомнил, как мы с тобой восходы встречаем, иногда бывает, да. Ты, Коль, наше все, и талант астронома у тебя тоже явно присутствует. Так что телескоп тебе просто необходим. Будешь теперь рассматривать звезды, изучать планеты. Изучать божий мир, так сказать.
   Максимов. Ага, бессонными ночами. Выйду на пенсию и буду наблюдать за движением небесных тел.
   Девятов. Ну, надо же себя чем-то занимать. Помнишь, как у Чехова - и мы увидим небо в алмазах.
   Максимов. Увидим, теперь точно увидим.
   Мария (целует Девятова в щеку.). Спасибо, Миш, это отличный подарок.
   Максимов (жмет руку Девятову). Да, Миш, спасибо, я не ожидал.
   Девятов. Да чего там. Просто хотел какой-то сюрприз.
   Леонид (подходит к ним). Ну-ка, дайте посмотреть. (Осматривает телескоп.) Вещь. У нас в армии тоже приборы ночного видения были, но там, конечно, приближение не такое.
   Максимов. Ладно, давайте уже отмечать что ли.
   Девятов. А остальные как - все уже подарки свои подарили?
   Максимов. Все всё подарили, давай садись уже.
  
   Девятов садится, остальные тоже рассаживаются.
  
   Максимов. Ну что - наконец-то можем приступить к торжественной части?
   Леонид. Можем, можем.
   Максимов. Хорошо. (Встает с рюмкой в руке.) Обычно сначала все высказывают свои поздравления с юбилеем, желают многие года, ну и... сами все знаете. Но на этот свой юбилей я не хотел устраивать такие многословные заседания, они и без этого уже надоели. Сегодня здесь, в моем доме, собрались только свои, родные мне люди. И я хотел бы, так сказать, немного сломать традицию и выступить в начале торжества первым для того, чтобы поблагодарить вас всех - тех, кто здесь сегодня собрался, чтобы отметить вместе со мной этот грустный, в общем-то, праздник. (Шум протеста.) Ну ладно, грустный для меня, только для меня, праздник. Дело не в этом. Я хотел сказать, что вот вы все, те люди, которые мне дороги, те, кто сопровождает меня по жизни, вы все сегодня собрались за этим праздничным столом, собрались для того, чтобы поздравить меня. Я очень рад этому обстоятельству. Я вот сегодня думал - зачем вся эта моя жизнь, что в ней было такого, что придало бы ей смысл. На самом деле, вы - это и есть моя жизнь, и без вас она была бы пуста. Вы и есть этот самый смысл моей жизни, получается. Я не представляю ее без вас, не могу представить. (Обращается к Марии.) Спасибо тебе, Маш, что когда-то, уже почти тридцать лет назад, поверила мне и вышла за меня замуж, а потом шла со мной по жизни, все эти годы, разделяла все горести и радости. Спасибо за то, что подарила таких прекрасных сыновей. (Показывает на Ивана с Александром.) Если и есть в моей жизни смысл, то он в тебе и в них. (Ко всем.) Ну а вам, друзья мои, спасибо за то, что вы были со мной, помогали советом, поддержкой, ну и вообще - своим существованием. За вас всех! (Поднимает рюмку, все присутствующие чокаются с ним и друг с другом, выпивают.)
   Девятов. Хорошо сказал, Миш, замечательно.
   Мария. Да, спасибо тебе за добрые слова.
   Леонид. Эх, прям заплачу сейчас! (Все смеются.) А что - я и в самом деле проникся.
   Вера. Ну хватит, Лень, хватит.
   Леонид. Все, слово жены - закон, умолкаю.
  
   Пауза, некоторое время все молча едят. Максимов снова поднимается со своего места.
  
   Максимов. Так, вы что сюда жрать что ли пришли?
   Леонид (смеется). Конечно, а ты как думал.
   Максимов. Все ясно с вами. Ладно, успеете еще пожрать. Теперь, когда все уже немного насытились, я бы хотел устроить вам небольшую экскурсию.
   Девятов. По своему дому что ли? Что мы там не видели-то, Коль?
   Максимов. Не по дома, а по саду. Давайте, давайте, вставайте, еще насидитесь. (Все с шумом начинают вставать.) Так, все за мной, и не отставать!
  
   Максимов выходит из дома, за ним небольшой толпой идут все гости. Максимов идет в глубину сада, останавливается около небольшого деревца. Гости подходят и постепенно окружают его, переговариваясь между собой.
  
   Максимов (оглядывается). Все что ли пришли? Так, тихо все, прошу тишины! (Все утихают.) Зачем я вас сюда привел, по-вашему?
   Леонид. Воздухом подышать.
   Максимов. Это само собой. Но не только! Посмотрите на это деревце. Это вишня! Я сам ее посадил пять лет назад! Сначала сам выбрал на рынке, потом сам выкопал яму под нее, посадил, прикопал, полил. Ну, в общем, все сам, лично сам сделал, вот этими руками. И вот в этом году она в первый раз зацвела. Представляете? Эта вишня, посаженная мною, в этом году принесет, я надеюсь на это, даст свой первый урожай. Это же, это же... Это просто прекрасно. Это великолепно, это кажется каким-то чудом!
   Леонид. Ну что тут чудесного? Вишни в нашем климате хорошо приживаются.
   Максимов. Да нет, Лень, ты не понял! Главное ведь, что это я сам посадил ее, и она выросла, и вот теперь расцвела, и... Я пять лет ее поливал, удобрял, ну там все, что полагается, чтобы она...
   Девятов. Прямо как у Чехова вишневый сад.
   Максимов. Вот именно, Миш, именно вишневый сад! Как у Чехова. Там все вырубили, а я тут у себя посадил, и она теперь выросла и цветет. Удивительно. (Оглядывается.) Вот мой дом, я его построил, посадил тут дерево. (Смотрит на Александра с Иваном.) Вырастил двух сыновей. И сегодня мой юбилей, пятьдесят лет, но я не жалею о возрасте. Нет, не жалею, я прожил так, как хотел, и сделал то, что хотел. Ведь это же так и надо, так и должно быть. А, Маш, как ты думаешь?
   Мария (обнимает его). Да, Коль, конечно. Так и должно быть.
   Максимов. Я жил не зря, я что-то сделал. И это так... когда об этом думаешь, то уже не жалко всех этих лет, что прошли, что большая часть жизни уже прошла.
   Вера. Ну зачем так говорить, вся жизнь еще впереди.
   Максимов (машет рукой). Что большая часть жизни прошла... Но это все неважно, все так и должно быть. Так, как и должно быть.
  
   Максимов замолкает в раздумьях. Все молчат.
  
   Иван (после паузы). Все это хорошо, пап. Но зачем ты все это делал?
   Максимов (очнувшись от своих мыслей). А? Что? Что сделал?
   Иван. Ну, построил дом, вишню посадил.
   Максимов. Как зачем? Для того, чтобы мне, ну и вам, конечно с Сашкой, было лучше, чтобы можно было жить, любоваться всем этим.
   Иван. А люди? Людям от этого лучше?
   Максимов. Каким еще людям? При чем тут люди? Я не понимаю.
   Иван. Ну, люди, просто люди, окружающие. Которые живут вокруг, по соседству.
   Максимов. Ну, пусть себе живут, при чем тут они, я не понимаю. Я же это все для нас, для семьи делал, при чем тут другие люди, чужие. Они пускай сами что-нибудь делают, свои вишни сажают. Я же не могу за них что-то сделать, это их жизнь, их личная.
   Иван. А я вот хочу, чтобы и другим была польза от того, что я делаю.
   Максимов. А что ты делаешь? Что ты создал-то? Опять про свою политику что ли? Что ты сделал-то, конкретно?! По митингам ходить, горло драть, особого ума не надо. Только и знаешь, что говорить можешь. (Насмешливо.) За общее счастье бороться. Знаем - проходили! Строили коммунизм семьдесят лет, а остались с голым задом. (Машет рукой.) Ладно, не будем сейчас спорить, не охота на собственный юбилей еще настроение всем портить. Надоела вся эта говорильня. Я лучше с тобой завтра поговорю. Серьезно. (Всем.) Пошлите в дом что ли.
  
   Максимов идет, держа Марию под руку, в дом, за ним тянутся гости. Около вишни остаются Александр, Анастасия, Иван, Ольга.
  
   Александр (закуривает). Ну что - не мог хотя бы сегодня помолчать? Вечно тебе надо влезть куда-то.
   Иван. Я не думал, что... я не хотел все испортить.
   Александр. Не хотел, а испортил.
   Анастасия. Вань, неужели ты реально во все это веришь? В революцию, в то, что у нас в стране что-то изменится?
   Иван. Реально верю.
   Александр. Нет, тут надо по-другому спросить - а имеет ли смысл эта твоя революция? По-моему, если она случится, будет только хуже. Сейчас, конечно, все не идеально, но революция - это не вариант. Мы уже жили при социализме, и что? По-моему, только при капитализме человек заинтересован в том, чтобы нормально работать, ему есть к чему стремиться.
   Иван. А я и не говорю, что я за то, чтобы все отнять и поделить. Я за то, чтобы все было по справедливости, просто чтобы законы соблюдались.
   Александр. А я что - против что ли? Просто революция тут не поможет, надо постепенно все, эволюционным путем менять, не на митинги ходить, а на выборы.
   Иван (машет рукой). Если бы все было так просто.
   Ольга (до этого внимательно слушавшая разговор). Вань, а может твой брат все-таки прав? Мне тоже кажется, что революция - это как-то уже слишком. Да и будет ли она? А жизнь проходит. Ты уже сколько на эти митинги ходишь, а толку? Ничего же не меняется. Ничего!
   Иван (сжимает кулаки). В нашей стране все всегда происходит медленно.
   Анастасия. Вань, тебе пора вернуться в реальность, я так считаю. Вот я юрист, я знаю, что у нас есть, реально есть, хорошие законы. Да, они часто нарушаются, часто не соблюдаются, но я вижу, на самом деле вижу, что ситуация меняется, есть какое-то движение вперед, в лучшую сторону, и за последние годы очень многое в нашей стране серьезно изменилось. Экономика развивается, пусть медленно, с кризисами, но это везде так, это нормально! Тут ничего не поделаешь, таковы законы экономики. Все постепенно наладится, жизнь станет лучше, но только не сразу, постепенно! Ты же сам сейчас сказал, что в нашей стране все происходит медленно, вот и сейчас также медленно, но все действительно меняется к лучшему.
   Иван. Да, меняется. Вы все говорите правильно, я с вами полностью согласен. Только одно замечание. (Ольге.) Слушай, Оль, ты помнишь, как мы познакомились?
   Ольга. Да, конечно. Я шла по улице с фотоаппаратом, а ты о чем-то говорил с друзьями.
   Иван. Да, помню, еще была такая замечательная погода. А с друзьями мы говорили о том, как бы нам добраться до места митинга, и не быть при этом схваченными по дороге ментами. Схваченными и отхераченными. Но тебя ведь не испугали наши разговоры, ты же сама к нам подошла?
   Ольга. Да, мне стало интересно.
   Иван. И потом, когда мы уже познакомились ближе, ты же все равно не ушла от меня, почему?
   Ольга. Мне нравился ты сам. И нравишься сейчас.
   Иван. А мне нравилась ты. Ты оказалась не такой, как все. Вот как ты вчера сказала про Свету, что это наш бедный родственник. Я сам всегда думал также, но не хотел говорить вслух. Ты честная, вот что главное. (Оглядывается.) Вот наш дом, его построил отец. Он гордится этим, он посадил тут свою вишню, это его собственность, его жизнь! Но откуда она взялась? Он что - честно все это заработал? (Александру.) Саш, скажи - наш отец все это честно заработал?
   Александр (снова закуривает). Конечно, он же занимался бизнесом.
   Иван. Ты прекрасно знаешь, что все это в основном появилось, когда он уже был в мэрии. Именно сейчас, в последние годы.
   Александр. Ну и что? Что ты хочешь этим сказать?
   Иван. Ничего, Саш, ничего. (Анастасии.) Да, Насть, законы у нас хорошие. И люди тоже. Только вот почему-то я никак не могу к этому привыкнуть. (Ольге.) Пошли в дом, нас, наверное, уже заждались.
  
   Иван с Ольгой уходят в дом.
  
   Анастасия (Александру). Интересный молодой человек твой брат.
   Александр. Дурак он. Хотя, думаю, что поумнеет со временем.
   Анастасия. Ну что - тоже пойдем?
   Александр. Ты иди, я сейчас, докурю пока.
  
   Анастасия уходит в дом. Александр стоит, задумавшись, время от времени затягиваясь сигаретой. Из дома выходит Света, она идет по дороге, останавливается около Александра.
  
   Света (тихо). Саша. (Александр не замечает ее. Света говорит громче, дотрагивается до его плеча.) Саша!
   Александр (вздрагивает). А, что?! (Замечает Свету.) А это ты. Я тут что-то задумался, не слышал, как ты подошла.
   Света. Саш, ты... ты не думаешь больше обо мне.
   Александр (недовольно). Ну, Свет, зачем ты это снова. Мы же уже обо всем говорили. Ты же видишь - я женился, у меня семья. Ну зачем ты снова.
  
   Александр хочет уйти, Света останавливает его.
  
   Света. Саш, я не могу без тебя, я все время думаю о тебе. Ну, вспомни, как нам было хорошо раньше, а? Неужели ты уже все забыл? А? Может быть, мы снова все... ну я же не говорю, чтобы ты разводился, я просто хочу быть с тобой, видеться, ну хоть иногда. А, Саш?
   Александр. Нет, это невозможно. Все закончилось, Свет, все это в прошлом. Я уже все забыл, и ты тоже должна все забыть.
   Света. Но я не могу, не могу ничего забыть! Не могу - понимаешь? Закрываю глаза - и все перед глазами, как будто это только вчера было. Что мне с этим делать? Мне больно, понимаешь? Я не хочу никого, я хочу быть только с тобой.
   Александр. Это твои проблемы. У меня теперь семья, у меня новая жизнь, и все это давно в прошлом. (Хочет уйти, но Света его не пускает.) Пусти! Меня ждут, там моя жена! Пусти, кому говорю!
  
   Александр вырывается, уходит быстрыми шагами в дом. Света смотрит ему вслед, опустив руки, потом медленно идет за ним в сторону дома. Александр входит в гостиную, садится на свое место, присутствующие в это время продолжают слушать начатый до этого тост Леонида. Через какое-то время после Александра в гостиную тихо, стараясь не привлекать внимания, заходит Света.
  
   Леонид. И вот, что я хотел сказать, то есть, в целом, так сказать, подводя итог всего вышесказанного. Дорогой наш Коля, мы с Верой поздравляем тебя с твоим юбилеем, с твоей круглой датой. Это ведь не просто какие-то цифры в паспорте, в анкете или еще где-то - это намного важнее, это веха, рубеж, подойдя к которому ты можешь, ты имеешь полное право сказать себе - да, я не зря прожил свою жизнь.
   Мария. Ну, еще не всю прожил.
   Леонид. Конечно, Маш, конечно же, не всю. Я, наверно, неправильно выразился, я хотел сказать, что вот ты, Коль, ты состоялся, ты много добился к этому своему юбилею, этой круглой дате, добился, надеюсь, всего, чего хотел, и я, думаю, тебе теперь надо пожелать только одного - здоровья, крепкого здоровья, чтобы прожить еще как много дольше, на радость нам всем, а остальное, как говорится, мы купим. (Смеется.)
  
   Все присутствующие чокаются, выпиваются. Звонок в дверь, Света идет открывать, через некоторое время она возвращается, подходит к Максимову, что-то тихо говорит ему на ухо.
  
   Максимов (Свете). Кто? Так и сказал? Ладно, я сейчас. (Всем.) Там пришел какой-то мой знакомый, пойду - посмотрю.
   Мария. Только не задерживайся.
   Максимов. Я быстро.
  
   Максимов выходит на веранду дома, там его ждет Владимир. Он одет в простой черный костюм, вид его ничем не примечателен.
  
   Максимов (жмет ему руку). Здравствуйте! Мне сказали, что вы какой-то мой знакомый, но я вас что-то не узнаю.
   Владимир. Да, я сейчас все объясню.
   Максимов. Извините, я тороплюсь, мы сегодня отмечаем мой юбилей, меня там ждут гости, так что, если можно, то объясните все поскорее.
   Владимир. Конечно, конечно. Я сразу к делу. Меня зовут Владимир, я майор ФСБ. (Достает удостоверение, показывает его Максимову.) Я назвался вашим знакомым, чтобы не создавать лишнего шума, ну вы понимаете...
   Максимов. Да, конечно. Чем обязан вашему визиту?
   Владимир. Не хотелось портить вам настроение в день вашего юбилея, но, к сожалению, работа у нас такая, что приходится... В общем, дело в том, что я должен арестовать вашего сына.
   Максимов (бледнеет). Александра? За что?
   Владимир. Нет, не Александра, к нему у нас претензий нет. Я должен арестовать Ивана.
   Максимов. А его-то за что?
   Владимир. А вы не подозреваете?
   Максимов. Ну.... Нет.
   Владимир. Странно. Хорошо, я объясню. Дело в том, что ваш сын состоит в запрещенной политической партии, занимается экстремистской деятельностью. Это само по себе уже образует состав преступления. Ну и, кроме этого, у него еще много других проступков, связанных с его активным участием в разного рода незаконных политических акциях.
   Максимов. Подождите, Владимир, подождите. И вы хотите его за это арестовать? Прямо сейчас? Здесь, у меня в доме?
   Владимир. Да, я должен его арестовать прямо сейчас у вас в доме. Кстати, он здесь?
   Максимов. Ну, вообще, он здесь почти не бывает.
   Владимир. Так он здесь или нет?
   Максимов. Ну, сегодня у меня юбилей, и по такому случаю он приехал, и он, да, он здесь.
   Владимир. Прекрасно. Поздравляю вас с юбилеем, но, к сожалению, мне придется, наверное, немного испортить вам праздничное настроение. Поскольку ваш сын здесь, я должен немедленно его арестовать. Иначе он может скрыться, и мы потерям много времени на его розыск.
   Максимов. Подождите, подождите! Дайте мне прийти в себя. Пять минут, только пять минут! (Владимир мнется.) Садитесь, пожалуйста. (Указывает на кресло, стоящее на веранде, сам тоже садится в кресло напротив, вытирает пот.) Это все как-то не укладывается у меня в голове. ФСБ, экстремизм, какие-то преступления. И почему именно сегодня? (Смотрит на Владимира, тот пожимает плечами.) И что - ничего нельзя сделать?
   Владимир. Ничего. (Встает.) Мне нужно выполнять свой долг.
   Максимов. Подождите, подождите! (Удерживает Владимира.) Вы вообще знаете - куда вы пришли? Кто я такой - вы знаете?
   Владимир. Конечно. Вы - Максимов Николай Петрович, работаете заместителем мэра по архитектуре и строительству. Неплохая должность, кстати сказать.
   Максимов. Ну вот - сами говорите, неплохая. И вы собираетесь арестовать сына у такого... непростого человека, как я. Может быть, вы еще передумаете? Ну что там, какие могут быть преступления у моего сына. Какие-то митинги, пикеты, но не более того. Ведь не террорист же он, не убийца какой-нибудь. Может просто какой-нибудь штраф там, внушение, я сам с ним собирался серьезно поговорить сегодня. А? Зачем сразу арест? Это ведь шумиха, скандал, слухи всякие, в нашем городе это никому не нужно. А? Это ведь только на руку всяким провокаторам, оппозиции, это они будут раздувать все это на ровном месте, зачем вам все это?
   Владимир. Николай Петрович, я понимаю ваши чувства, но ничего поделать не могу - служба. Мы должны бороться с экстремизмом невзирая на лица, на чины, звания. Иначе так мы его никогда не победим. Вы же понимаете меня?
   Максимов (теряя самообладание). Да я понимаю, но что делать-то? (Хватает Владимира за руки.) Неужели ничего нельзя сделать? Ну, давайте вы скажете, что не смогли арестовать моего сына, что, когда вы сюда приехали, его уже тут не было. А? Ну какая вам разница? А я вас отблагодарю, все, что в моих силах. Сколько вам надо? Десять тысяч, двадцать? Евро, конечно. А? Все, что у меня сейчас есть тут, в доме, все отдам. Вам же ничего за это не будет, никто не сможет проверить - был он тут при вас или уже не был. А? Устраивает вас это? Ну? Володь, ну что тебе, денег что ли не надо? Это же не преступление, в конце концов.
   Владимир (сопротивляется, но не так активно, как до этого). Ну, знаете, вы все-таки. Я, между прочим, присягу давал. Нет, не могу вам ничем помочь.
   Максимов. Да, почему, почему?! Что в этом такого? Я же не на преступление вас толкаю, я вас только помочь прошу, не ломать судьбу парню. Я его так далеко законопачу, что вы о нем в России вообще больше не услышите, я вам обещаю. Какая вам разница - где он будет находиться, главное, чтобы политикой больше не занимался, правильно? Так что результат будет один и тот же. А я вам денег еще дам за это. А? Ну соглашайся, Володь, деньги же на дороге не валяются. Я не забуду, я всегда буду помнить твою помощь, понимаешь? Ну не ломай судьбу моему сыну, зачем тебе грех на душу брать? А?
   Владимир (пауза, внимательно смотрит на Максимова). Да, вас действительно жалко. Если только как исключение. Ради такого уважаемого человека, как вы.
   Максимов. Исключение, только как исключение.
   Владимир. Если только исключение. Ну ладно, попробую вам помочь.
   Максимов (обрадовано). Ну вот и хорошо, вот и замечательно. (Начинает суетиться.) Сейчас я вам вынесу, все, что есть у меня в сейфе - все вынесу. Подождите здесь, ну совсем немного, ну, минут десять только.
  
   Максимов хочет уйти в дом, но Владимир останавливает его за руку
  
   Владимир. Подождите, подождите. Я не договорил. Чтобы помочь вам, мне ведь надо будет все-таки как-то подтвердить вашу версию о том, что я не смог арестовать вашего сына. Тут надо все сделать так, чтобы потом все сходилось и не вызывало бы никаких подозрений. (Пауза.) Давайте так, я пока посижу у вас некоторое время где-нибудь, не знаю, ну, в спальной, а вы в это время выведите вашего сына, и отправите его туда, куда вам надо. Когда его уже не будет, появлюсь я, чтобы арестовать вашего сына, но так как его уже не будет, то мне придется удалиться ни с чем. Таким образом, я смогу потом сказать, что просто не успел застать вашего сына у вас дома, в результате чего его арест не был произведен. Свидетели, присутствующие на вашем юбилее, смогут подтвердить эту мою версию. Конечно, все это не совсем хорошо, выговор мне по любому влепят, но, по крайней мере, я смогу хоть как-то правдоподобно все объяснить своему руководителю.
   Максимов (после секундного колебания). Конечно, конечно, так будет лучше. Ну, так я пошел за деньгами?
   Владимир. Хорошо. Надеюсь, ненадолго?
   Максимов. Нет, конечно нет. Буквально пять минут.
   Владимир (смотрит на часы). Идите. Я подожду вас здесь.
  
   Максимов уходит, Владимир садится в кресло, закуривает. На веранду заглядывает Света.
  
   Света. А где Николай Петрович? Там его все ждут.
   Владимир. Николай Петрович здесь, он вышел к себе в кабинет, сейчас вернется, и придет к вам.
   Света. Хорошо. (Уходит.)
  
   Владимир курит, с наслаждением выпуская дым. Через пару минут на веранду выходит Максимов, в его руке дипломат.
  
   Максимов. Я уже вернулся. Вот здесь (похлопывает по дипломату) тридцать пять тысяч евро. Все, что сейчас у меня есть. Здесь. Больше нет, честно.
   Владимир (открывает дипломат, осматривает пачки, перекладывает их в карман пиджака). Хорошо. (Отдает дипломат Максимову.) Возьмите. Ну, тогда делаем, как договорились - куда мне идти ждать?
   Максимов (некоторое время подумав). Давайте в спальню. Она на втором этаже, там вас никто не увидит. Идите за мной.
   Владимир. Только смотрите, Николай Петрович, не затягивайте. Даю вам полчаса.
   Максимов. Конечно, конечно, мы успеем. Пойдемте, сюда.
  
   Максимов и Владимир уходят в дом. Через некоторое время Максимов выходит в гостиную. Его встречает общий гул собравшихся.
  
   Девятов. Коль, ну ты где пропал? Почему так долго?
   Максимов. Прошу извинить меня, ко мне пришел один мой хороший товарищ... по работе и мы с ним... у нас был интересный разговор. (Смотрит на Ивана.) Ну, давайте уже продолжать.
   Девятов. Да, давайте, давайте. Зря что ли собрались все. Пусть сыновья что-нибудь скажут, такое поздравительное, а?
   Максимов. Да, конечно. (Смотрит на часы.)
   Александр (оглядывается, встает с рюмкой в руке). Ну, начну я, так сказать, по старшинству. Пап, я бы хотел сказать, в первую очередь, что без тебя бы... ну без тебя бы просто ничего не было. (Внезапно.) Да, я не могу сейчас говорить, перезвоню. (Всем.) Извините. (Снимает с уха наушник-"блютус".) Все, отключаю свою связь с миром, а то не дадут нормально посидеть. (Максимову.) Видишь, пап, на какие жертвы я ради тебя иду. (Все смеются.) Ладно, извините за то, что отвлекся, я продолжаю. Пап, ты знаешь, что мы, что вот, ну я не знаю, как Иван, а я тебе благодарен за все, что ты для нас делал. То есть, что вот родил нас, ну, конечно, с помощью мамы (смеется), поставил нас на ноги, дал нам все, что... ну, то, что нам требовалось, и вот теперь мы можем как-то... по мере сил, конечно, стараться отдавать тебе ту... любовь, которую... то, что ты нам дал, в общем. За тебя, пап!
  
   Александр поднимает рюмку, все чокаются. Выпив, присутствующие выжидательно смотрят на Ивана, тот оглядывается, потом встает.
  
   Иван. Ну, теперь моя очередь поздравлять, так, кажется. Пап, что тебе пожелать? Я вот тут сидел-сидел, всех слушал, все говорят, в общем-то, такие правильные, хорошие слова, что добавлять что-то еще сложно. Но я хотел сказать, что... Я вот тебя расстраиваю, пап, в последнее время своим... своей деятельностью, скажем так. Вот вчера мы с тобой говорили на эту тему, но как-то нехорошо поговорили, да и сегодня тоже, и я не хотел бы тебя расстраивать сейчас снова, все-таки твой день рождения, юбилей. Я надеюсь, что поводов для расстройства больше не будет. (Максимов ерзает, оглядывается). Я вот, что хотел сказать. Пойми, пап, что я уже такой, какой есть, что меня не исправить, потому что... потому что не исправить. Надеюсь, ты поймешь потом, когда-нибудь, что я был прав, что мы должны быть другими, мы должны изменить свою жизнь. Но сейчас я хотел бы тебе пожелать, чтобы ты... чтобы ты понял меня.
  
   Иван поднимает рюмку, присутствующие молчат, смотрят на Максимова, потом, после паузы, Максимов поднимает свою рюмку.
  
   Максимов. Спасибо, сын.
  
   Все чокаются, снова начинается общий разговор. Максимов смотрит на часы, выходит из-за стола, подходит к Ивану.
  
   Максимов (тихо). Мне нужно поговорить с тобой. Это срочно.
   Иван (удивленно). Что случилось?
   Максимов. Ничего, ничего, просто надо поговорить... не здесь, надо выйти.
   Иван. Хорошо.
  
   Максимов и Иван выходят на веранду. Максимов некоторое время молча смотрит на Ивана.
  
   Иван. Что-то случилось?
   Максимов. Да. Понимаешь... Тебе надо срочно уехать отсюда. Прямо сейчас надо уехать.
   Иван. Почему? Что случилось?!
   Максимов. Понимаешь... Ну, как бы тебе это сказать...Ну надо тебе уехать, надо, понимаешь!
   Иван. Да ничего я не понимаю? Почему? Зачем? Что случилось-то? Это что - из-за того, что я сказал, что ли?
   Максимов. Да нет! Ну я не могу сказать, не могу! Но тебе надо уехать! И уехать далеко, за пределы страны. Я все сделаю, ты сейчас уедешь в Москву, к Дмитрию Сергеевичу, я ему позвоню - предупрежу, потом улетишь в Германию, там у меня есть хороший приятель, поживешь у него, он поможет.
   Иван. Да зачем, зачем мне уезжать? Не понимаю. Что за бред?! Мне нужно быть здесь, у меня тут все - политика, Ольга, все! Никуда я не поеду. Зачем?!
   Максимов. Блядь, я не могу тебе сказать причины! Но ты должен уехать! (Пауза.) Ну, понимаешь, тут, в общем... ситуация такая, что ты должен уехать. Ну это из-за твоей чертовой политики все, понимаешь?!
   Иван. А что случилось? Почему уехать, почему за границу? Почему срочно-то?!
   Максимов. Блядь, потому что, тебя сейчас приехали арестовать! Понял теперь? (Переводит дыхание, тяжело дышит.) Я едва уговорил их подождать, ну, заплатил им, чтобы они дали мне время увезти тебя. Понимаешь? Ты должен уехать, должен, прямо сейчас! (Смотрит на часы.) Так, времени совсем мало осталось. Давай. (Сует Ивану пачку денег.) Вот, тебе хватит на первое время. Иди, лови машину на шоссе, и срочно, слышишь - срочно, вали в Москву. Там звони Дмитрию Сергеевичу, вот по этому телефону (дает Ивану бумажку), он тебя встретит, и организует все остальное. Все, давай! Назад не возвращайся, гостям я все объясню.
   Иван (опешив, молчит, потом приходит в себя). Подожди, подожди, я ничего не понимаю. Арестовать? Меня? За что?
   Максимов. За все! Я ж тебе сто раз говорил, что ты доиграешься со своей чертовой политикой! Сто раз, блядь! Ты думаешь, у нас в стране за такие вещи по головке гладят?! Короче, фсбшник, который приехал за тобой, дал мне полчаса на все про все, и времени почти не осталось. Давай, делай, как я говорю, и, надеюсь, все будет нормально.
   Иван. Да, подожди ты! Какой фсбшник? Ничего не понимаю. Ну, допустим, я уеду, а дальше? Что я буду делать там, за границей? Я должен быть здесь, я должен бороться.
   Максимов. Да ничего ты не должен! Пойми это! (Берет Ивана за плечи, трясет его.) Ничего ты не должен! Никому! Вся эта ваша гребаная политика - все это фуфло, дерьмо это все. Вас разводят, как лохов, а потом сажают, чтобы другим неповадно было. Вот и вся ваша политика! (Остынув.) Поживешь в Германии с полгода, потом видно будет. Может про тебя к тому времени уже забудут тут все, приедешь назад, все нормально будет. Посмотрим, в общем. (Смотрит на наручные часы.) Ладно, хватит базарить, времени нет. Давай, иди.
   Иван (встает). Хорошо, я сейчас уеду. Только одна вещь?
   Максимов. Какая?
   Иван. Мне надо проститься с Ольгой. Я ей должен все объяснить, чтобы она... ну, все поняла.
   Максимов. Да нет времени, понимаешь, некогда прощаться! (Смотрит на наручные часы.) Ладно, давай, только по-быстрому.
  
   Иван заглядывает в гостиную, зовет Ольгу.
  
   Ольга (выходит к Ивану). В чем дело?
   Иван. Да так. Пошли, выйдем в сад.
  
   Иван с Ольгой выходят в сад, становятся у скамьи, на которой сидели вчера вечером.
  
   Иван. Оль, понимаешь... Ну, в общем, обстоятельства таковы, что... так получилось, что мне нужно срочно валить отсюда.
   Ольга. В смысле? Куда валить?
   Иван. Пока сам точно не знаю. Сейчас мы пойдем на шоссе, там поймаем машину, и... мне надо в Москву. А ты... если хочешь, можешь ехать со мной.
   Ольга. В Москву? Зачем? Да что случилось-то?
   Иван. Ну... в общем, если коротко, то меня должны арестовать, и мне надо срочно залечь на дно. Понимаешь? Наверное, мне даже придется на некоторое время свалить за границу. Ну, это пока не ясно.
   Ольга. Арестовать? За что?
   Иван. Да за что у нас могут арестовать? За все! За то, чем я занимаюсь, разве не понятно! Оль, времени нет все объяснять! Ну как - ты едешь или нет?
   Ольга (заводится). Я давно уже тебе говорила! Вся эта политика, это все ни к чему не приведет. Будет только хуже, и вот - сам видишь, я же была права!
   Иван. Оль, да не об этом сейчас речь. Мне надо валить, но это лишь на время. Я же не могу сам им сдаться, понимаешь? Если есть возможность, я должен быть на свободе, чтобы что-то делать, от меня на свободе будет больше пользы!
   Ольга. Ну... тогда вали.
   Иван. Хорошо, поехали.
  
   Иван хочет идти и делает несколько шагов, но Ольга остается стоять на месте.
  
   Иван (оборачивается). Оль, ты что стоишь? Времени нет, пошли.
   Ольга. Ты знаешь, Вань. Ты иди, а я как-нибудь сама доберусь.
   Иван. То есть? Я не понял - как это сама?
   Ольга. Вот так - сама.
   Иван. Оль, в чем дело? (Возвращается, берет Ольгу за руку.) Оль, что случилось?
   Ольга. Знаешь, Вань, я сейчас вдруг поняла, что, наверное, не смогу быть... женой декабриста.
   Иван. Не понял. Какой женой декабриста? При чем тут декабристы?! Оль, не дури, поехали!
   Ольга (высвобождает руку). Вань, я уже давно думала об этом... Я не разбираюсь в политике, но мне кажется, что, ну, конечно, все несовершенно у нас в стране, но вот революция - это не та штука, которая нам сейчас нужна.
   Иван. Так, так, так, интересно.
   Ольга. Я поняла, что не могу быть с тобой, быть тебе такой... боевой подругой. Я не хочу скрываться где-то за границей, дрожать как осиновый лист, в ожидании ареста, при этом совершенно не разделяя с тобой все эти твои революционные идеалы. Нет, это не для меня. Так что езжай один, Вань, а я остаюсь.
   Иван. Ты остаешься? Ты бросаешь меня? Подожди, это что - значит, мы больше никогда не увидимся? А как же наша любовь, как все это, куда все это девать?
   Ольга. Никуда не девать. Просто ничего не будет.
   Иван. И ты говоришь это так просто! Как будто ничего не случилось! И еще в такой момент, когда... когда мне так сложно.
   Ольга. А когда, когда еще мне это говорить?! Я сама боялась этого, я так хотела, чтобы этот момент вообще не наступил! (Пауза.) Но этот момент должен был когда-то наступить.
   Иван (после паузы). Ясно. Ну ладно, хорошо. Что ж, ты сама так решила. (Хочет уйти, останавливается, смотрит в сторону.) И что мне теперь делать? Как мне без тебя жить?
   Ольга. Живи, как жил. Тебе есть - зачем жить, у тебя есть цель. Так что ты все выдержишь. А потом встретишь кого-нибудь еще... другую. И у вас все будет хорошо. Как было у нас.
   Иван. Конечно. Все так и будет. (Усмехается.) Мда, день сегодня какой-то. (Возвращается, обнимает Ольгу.) Ладно, больше не о чем говорить. Прощай. (Целует Ольгу, быстро уходит.)
   Ольга. Прощай. (Смотрит ему вслед.)
  
   Ольга возвращается в гостиную, там продолжается празднество.
  
   Максимов. Он ушел? (Ольга кивает.) Хорошо. (Смотрит на часы.)
   Девятов. А что он так срочно-то уехал? Посидел бы до конца, все-таки юбилей.
   Максимов. Дела.
   Девятов. Ну, все-таки такой день. Ну ладно, хорошо хоть поздравил.
   Мария. Да, мы и не думали, что он появится.
   Девятов. Хорошо, когда вся семья вместе собирается. Это, как-то...
  
   В гостиную входит Владимир.
  
   Максимов (поднимается со стула). Здравствуйте.
   Владимир. Здравствуйте. (Показывает удостоверение Максимову, обращается ко всем.) Меня зовут Владимир, я работаю в Федеральной службе безопасности. Прошу всех оставаться на своих местах, я вас отвлеку совсем ненадолго.
   Александр (вскакивает, подходит к нему). А в чем, собственно, дело, что случилось?
   Владимир. Пока ничего не случилось. Я здесь по долгу службы, все нормально, успокойтесь.
   Девятов (тоже встает, подходит к Владимиру). Подождите, а в чем дело-то?
   Владимир. Дело в том, что... Здесь присутствует Иван Максимов?
   Девятов. Ваня? (Оглядывается.) Да он, вроде вот только что...
   Максимов. Он недавно уехал. А зачем он вам?
   Владимир. Уехал. То есть он сейчас был здесь, и только что уехал?
   Максимов. Ну да. А в чем дело?
   Владимир. Уже ни в чем. (Общий гул непонимания.) Объясняю: у меня ордер на арест Ивана за участие в экстремистской деятельности. Но раз его здесь нет...
   Девятов. Нет, его уже давно нет, он уехал!
   Максимов. Да, он уехал вот как раз...
   Александр. В экстремистской деятельности? Ничего не понимаю.
  
   Мария бледнеет, ей становится плохо, к ней подбегает Девятов.
  
   Девятов. Маша, что с тобой? Тебе плохо? Это какая-то ошибка, мы сейчас разберемся.
   Максимов (Владимиру). Да, это какая-то ошибка, тут что-то... (Тоже подходит к Марии, около нее уже хлопочут Света с Верой.)
   Владимир. Никакой ошибки. Что ж, не хотел вам помешать... Какой-то праздник?
   Максимов. Да, у меня сегодня юбилей.
   Владимир. Поздравляю, сердечно поздравляю. (Смотрит на часы.) Так, когда вы говорите, он уехал?
   Максимов. Ну... Где-то час назад.
   Девятов. Да, пару часов назад.
   Александр. Я не понимаю все-таки, при чем тут ФСБ.
   Анастасия. А у вас есть ордер на арест?
   Владимир. Конечно, есть. Вам показать?
   Девятов (кивает Анастасии на Марию). Не надо показывать, мы вам верим. Но Вани тут действительно нет, он уже давно уехал.
   Леонид. Да-да, уже часа три как.
   Владимир. Ну ладно, я уже понял, что его тут нет. (Оглядывает всех.) Что ж, желаю вам всего... самого приятного. К сожалению, приходится выполнять свою работу и в такие дни.
  
   Владимир хочет уйти, но тут взрывается Ольга. До этого она все время диалога сидит бледная, молча сжав губы.
  
   Ольга. А в чем дело?! В чем он виноват?! Что он такого натворил?! (Вскакивает.) А? Что он наделал, ответьте мне, пожалуйста! (Подбегает к Владимиру.) На каком основании вы.... вы... сотрудник органов... На каком основании вы врываетесь в частный дом, хотите арестовать тут невинного человека.... Да, невинного! На каком основании, а?! Только потому, что он не хотел жить так же, как все остальные, не хотел молчать и подчиняться вашей власти?! А?! Только поэтому?! Ну же, отвечайте мне, человек из ФСБ! На каком основании?
  
   К Ольге подбегает Девятов, пытается ее успокоить, Максимов стоит в прострации, остальные присутствующие находятся в некотором смятении.
  
   Владимир (спокойно смотрит на Ольгу). Позвольте узнать, а вы ему кто? С какой стати я должен перед вами отчитываться, а? (Достает какую-то бумажку, разворачивает ее, трясет ею перед лицом Ольги.) Вот он - ордер на арест Ивана Максимова, которого вы так яростно защищаете! (Убирает бумажку в карман.) У нас есть все основания для его ареста, подчеркиваю это, все основания! Он участвовал в несанкционированных акциях, совершал действия, направленные на подрыв конституционного строя России! Понимаете, что это такое? (Пауза, тишина.) И ваши истерики ему не помогут! (Ольга словно обессилев, смотрит куда-то в сторону, Девятов что-то тихо говорит ей. Владимир оглядывает всех, присутствующие отводят глаза.) Еще вопросы у кого есть? (Общее молчание.) Хорошо! Извините за то, что пришлось повысить тон. Мне нужно идти работать. До свидания!
  
   Ему никто не отвечает, Владимир уходит. Какое-то время после его ухода царит молчание. Максимов оглядывает всех. В общей тишине Ольга встает и быстро уходит в сад.
  
   Максимов. Ну что ж... Наверное, настроение у всех уже... (Свете.) Свет, давай убирай все. Праздник закончился.
   Девятов. Подожди, Коль, подожди. Ничего же не случилось. Это какая-то ошибка, я уверен.
   Вера. Да, это ошибка, Ваня же не может... он же не экстремист, не террорист какой-нибудь.
   Леонид. Да, Коль, не бери в голову, потом разберемся с этим. Сегодня юбилей, надо отмечать.
   Максимов (устало). Ну да. Конечно, разберемся. Нет, настроение уже не то. Спасибо вам всем за то, что пришли, что... что были сегодня со мной. (Подходит к Марии, кладет ей руки на плечи.) Ну как ты, Маш?
   Мария. Спасибо, Коль, уже лучше.
   Максимов. Пошли, тебе надо выйти на воздух.
  
   Максимов вместе с Марией выходят в сад, все гости постепенно выходят вслед за ними.
   Александр подходит к отцу.
  
   Александр. Пап, а где Ваня-то? Надо же как-то помочь ему, его же арестуют!
   Максимов (кладет ему руку на плечо). Саш, все нормально, я все уже устроил.
   Александр. То есть?
   Максимов. То есть все нормально, он уже в надежном месте.
   Александр. Да? (Растерян.) Ладно, хорошо, я пойду - посмотрю, как там Ольга.
  
   Максимов кивает, Александр уходит в глубь сада. Девятов подходит к Максимову.
  
   Девятов. Коль, нужна какая-то помощь?
   Максимов. Уже нет. Все нормально, Миш. Подробности я завтра расскажу, сейчас устал очень. (Всем.) Не волнуйтесь, все нормально, я обещаю, что разберусь в этой ситуации, и, уверен, все вопросы к Ивану будут сняты. Простите, что вот такой юбилей у меня получился, как говорится, я не виноват.
   Леонид. Коль, да ты что, конечно, при чем тут ты-то! Это тебе спасибо, что собрал нас и вообще.
   Максимов (смотрит на часы). Ну, уже поздно, так что...
   Девятов. Конечно, конечно, поздно, мы пойдем. Коль, не бери в голову ничего, отдыхай, а завтра я к тебе с утра заеду. (Жмет Максимову руку, обнимает Марию, уходит.)
   Леонид (вместе с Верой подходит к Максимову). Коль, ну мы это... тоже пойдем, пожалуй.
   Максимов (жмет ему руку). Да, Лень, спасибо, что пришли с Верой, поздравили.
   Вера. Ну что ты, как же иначе. (Целует Марию.) Маш, все будет хорошо, я уверена.
   Мария. Спасибо, Вер.
  
   Леонид с Верой уходят. Из дома выходит Анастасия.
  
   Анастасия. А где Саша?
   Максимов (показывает кивком головы). Он пошел в сад за Ольгой.
  
   Анастасия уходит в сад. Максимов устало садится на крыльцо дома.
  
   Мария. Как ты, Коль?
   Максимов. Все нормально, Маш, все хорошо. Я все уладил. Сядь со мной.
  
   Мария садится рядом с Максимовым.
  
   Мария. У меня это все в голове не укладывается. Этот человек, ФСБ, хотели арестовать Ваню. В голове не укладывается.
   Максимов (обнимает ее). Руки у них коротки, чтобы моего сына арестовывать. Это все ошибка какая-то, Маш, я завтра во всем этом разберусь. Давай пока посидим тут тихо, день рождения все-таки.
   Мария. Юбилей.
   Максимов. Да, тем более. Посидим просто, чтобы никто больше не мешал.
  
   Пауза. Максимов и Мария сидят тихо, прижавшись друг к другу.
  
   Мария. Что же теперь будет, Коль? Вдруг они его все-таки арестуют?
   Максимов. Не арестуют. Я уже все уладил, скоро он уже за границей будет. А потом я со всем этим разберусь, думаю, это все какая-то ошибка, я разберусь.
  
   Пауза.
  
   Максимов. Спасибо тебе, что ты... что была со мной все эти годы.
   Мария. Не за что. Я же тебя любила.
   Максимов. Вот за это и спасибо.
  
   Пауза. Слышны голоса Александра и Ольги, они идут по саду к дому.
  
   Ольга. Это я виновата, я, понимаешь?! Я во всем виновата!
   Александр. Да в чем же, в чем ты виновата?
   Ольга. Во всем виновата, в том, что с ним это случилось!
  
   Ольга, Александр и Анастасия подходят к крыльцу дома.
  
   Ольга (останавливается около Максимова, обращается к нему). Знаете, кто во всем виноват - это я, я, я! Я его не остановила, не заставила перестать заниматься всей этой политикой, всей этой фигней! Я должна была это сделать, но не сделала! И теперь он... где-то там, в бегах, а я... я тут, я не поехала с ним, хотя должна была, я... я не знаю, что мне делать. (Начинает плакать.)
  
   Максимов встает, обнимает Ольгу, гладит ее по волосам.
  
   Максимов. Поплачь, поплачь, девочка моя, тебе это сейчас необходимо. Поплачь, легче будет. Ты ни в чем не виновата, ни в чем, это я во всем виноват. Я должен был... должен был уберечь его, а мне было все равно. Я не думал, что так получится, хотя я должен был это предвидеть. Должен был, но не хотел об этом думать. Это я виноват, а не ты. А ты, ты - ты у нас молодец, такая молодец, я просто... не знаю, я восхищен тобой, как ты не испугалась вот этого, из ФСБ, как ты его. Молодец, Оль, что не испугалась. (Поднимает ее лицо в своих ладонях к своему лицу.) Ну как ты - успокоилась, тебе лучше? (Ольга судорожно всхлипывает, кивает.) Вот и хорошо, вот и замечательно. (Марии.) Где Света? Скажи ей, чтобы постелила Ольге на втором этаже, в спальне для гостей.
   Ольга. Нет, нет, я не могу у вас остаться. Нет, я поеду.
   Максимов. Ну куда, куда ты сейчас поедешь? Ночь уже на дворе.
   Ольга. Я не знаю, мне надо... Я не могу здесь оставаться, не могу, понимаете? Мне надо домой, я, может, еще увижу его. Мне надо ехать назад, в Москву, понимаете?
   Александр. Пап, мы сейчас с Настей едем в Москву, мы отвезем ее.
   Максимов. Ты же выпил, куда ты поедешь?
   Анастасия. Я не пила, я поведу.
   Максимов. Хорошо, едьте. Только смотрите - отвезите ее до ее дома, ладно?
   Александр. Конечно. Все будет хорошо, я гарантирую.
   Максимов. Тогда едьте прямо сейчас, уже поздно. (Целует Ольгу в лоб.) А теперь не плачь, все уже позади.
   Ольга. Спасибо. Мне уже лучше. Я больше не плачу.
   Александр (Ольге). Поехали. (Максимову). Пап, я позвоню, как мы доедем.
  
   Александр, Анастасия и Ольга уходят, Александр при этом поддерживает Ольгу. Максимов возвращается к Марии.
  
   Максимов. Нам тоже спать пора. Как ты считаешь?
   Мария. Да, кажется пора. (Подает Максимову руку, он помогает ей подняться.) Все-таки Ольга - хорошая девушка, Ване бы она подошла.
   Максимов. Хорошая, может даже слишком. (Вдыхает полной грудью воздух.) Только ночью жить и можно, хотя бы не так душно.
   Мария. А я сейчас зарницу видела вон там слева. Гроза опять идет. Может и до нас дойдет.
   Максимов. Может и дойдет. Ладно, пошли спать, устал я сегодня очень. Денек был, конечно...
  
   Максимов кладет Марии руку на плечо, вместе они заходят в дом.
  
  
   Действие 3.
  
   Утро следующего дня. Максимов сидит в кресле около веранды, пьет кофе. Рядом с ним сидят Мария и Девятов, они тоже пьют кофе.
  
   Максимов (щурясь на солнце). В общем, взял он деньги и проводил я его в спальню. Там он и просидел до тех пор, пока я Ваню не отправил от греха подальше. Ну а дальнейшее вы сами видели. (Ухмыляется.) Вот такая у нас доблестная служба безопасности. Нет, что ни говори, а деньги везде любят.
   Мария. Да, никогда не могла подумать, что... Что вот так все просто делается. Заплатил - и все, свободен. Просто в голове не укладывается.
   Девятов. Только так все и делается. А иначе вовсе житья бы не было. У нас, Маш, строгость законов компенсируется необязательностью их выполнения. Давно сказано уже, но все еще актуально. (Максимову.) Коль, а ты уверен, что этим дело и закончится? Ваня же теперь в розыске, его же в любой момент могут взять и арестовать.
   Максимов. Насчет этого я уже все устроил, он у моего хорошего друга, который поможет ему покинуть на время пределы нашей родины. Ну, а потом, когда пыль уляжется, посмотрим, что в моих силах, надеюсь, что вообще удастся весь этот вопрос решить.
   Мария (осторожно). Но ведь, Ваня, он же... Он же все равно будет заниматься этим... этой... политикой. Все равно ведь, рано или поздно, что-нибудь снова случится, и его снова...
   Максимов (со злостью). Не будет он ею заниматься! Я надеюсь, он там за бугром подумает серьезно обо всем, и сообразит, наконец, что не надо лезть в эти дела в нашей стране. А если не сообразит, то... посмотрим, в общем, что будет.
   Девятов. Ну да, это правильно, нужно подождать. У них это все по молодости обычно, потом проходит. Я в молодости тоже такой революционер был, ужас! А сейчас ничего - женился, работаю, нормальный человек стал. И Иван такой же будет.
   Мария. Дай-то Бог.
   Девятов. Будет, будет.
  
   Пауза.
  
   Девятов (задумчиво). Мы живем, под собою не чуя страны.
   Максимов. Что-то знакомое, где-то я это уже слышал. Не могу вспомнить, блин.
   Девятов. Это Мандельштам.
   Максимов. Да, наверное. Красиво. Но не про меня - я-то чую, еще как чую. Не последний человек в нашем городе, все-таки. Это все так - перегибы на местах, я потом разберусь в ситуации поконкретней, и все нормально будет.
   Девятов. Дай Бог, дай Бог.
  
   Пауза.
  
   Максимов. Блин, но все-таки как это все не вовремя! Выборы скоро, а тут такое. Просто подстава какая-то.
   Девятов. Думаешь, заказал кто-нибудь?
   Максимов. Даже и не знаю. Все может быть.
   Мария. А кто тебя заказать мог, Коль? Вроде жили тихо, никому не мешали.
   Максимов. Вот и я не пойму никак. (Машет рукой.) Сейчас такое время, что и просто так могут, для плана. Борьба с коррупцией, типа.
   Девятов. А при чем тут коррупция-то?
   Максимов. Да это я так. К слову пришлось, как пример.
   Девятов. А. Ну да.
   Мария. Получается, что мы еще легко отделались.
   Максимов. Не знаю, не знаю. По крайней мере, главное, чтобы все это сейчас не выплыло где-нибудь. Перед выборами не хотелось бы.
   Девятов. А где это может выплыть? И от кого? Ты ж деньги человеку заплатил, ему теперь смысла нет все это сливать.
   Максимов. Да это ясно, что ему невыгодно. Просто надо все варианты просчитывать. (Пауза.) Да нет, думаю, все нормально будет.
   Мария. Конечно, все нормально будет, Коль.
   Девятов. Да, все нормально будет. Не бери в голову, главное.
  
   Пауза. Все смотрят на восход солнца.
  
   Максимов. Какой все-таки прекрасный восход сегодня.
   Мария. Да.
   Максимов. И еще один день начался.
   Девятов. Так и должно быть.
   Максимов. Наверное. Кстати, вчера ночью наблюдал звезды в твой телескоп. Не спалось после всех этих волнений, вот и решил опробовать прибор.
   Девятов. Ну и как?
   Максимов. А ничего так, знаешь, кое-что видно. Я, правда, не совсем еще разобрался, но интересно - все выглядит по-другому, когда просто на небо смотришь - одно, а тут - как-то совсем иначе. Звезды больше кажутся, какие-то туманности видно, планеты. Интересно!
   Девятов. Вот и наблюдай. Выйдешь на пенсию - станешь астрономом. (Все смеются.) А что - хоть что-то полезное, для науки, для вечности, как говорится.
   Максимов. Да ладно, какой из меня астроном. Это я так. (Задумчиво.) Только вот луна... Наверное, вчера было полнолуние. И луна выглядела в телескоп такой огромной, что мне казалось, как будто я могу достать ее рукой. Мне это что-то напомнило. Что-то из детства.
   Девятов. Ты в детстве любил смотреть на луну?
   Максимов. Кажется - да, я уже точно не помню. (Встряхивает головой.) Память уже совсем испортилась, ничего не помню.
   Девятов. Да, есть такое дело. Годы-то идут, как говорится, все проходит, все забывается.
  
   К сидящим в креслах подходят Андрей и Михаил. Оба в штатском, в руках у Михаила дипломат. Они появились как-то незаметно, и также незамеченными подошли прямо к столику с кофе, возле которого сидят Максимовы и Девятов.
  
   Андрей. Здравствуйте.
   Максимов (вздрагивает, оборачивается на пришедших). Здр... здравствуйте. Вы кто? (Максимов вертит головой, оглядываясь по сторонам, Марии.) А где Света?
   Андрей. Не волнуйтесь, мы не бандиты. (Кивает Михаилу, тот показывает присутствующим "корочку", Андрей показывает свою.) Мы из ФСБ.
   Максимов (растерян). Аааа.
   Девятов (тоже растерян, но приходит в себя раньше). А что вам собственно надо?
   Андрей (Максимову). Вы - Максимов Николай Петрович?
   Максимов. Ну, в общем-то, да.
   Андрей. Нам надо поговорить с вами (косится на Марию с Девятовым) наедине.
   Девятов. Подождите, я не пойму, в чем дело-то? (Хочет вскочить, но его останавливает жестом Михаил.)
   Михаил. Скоро вы все поймете. Сейчас нам надо поговорить с Николаем Петровичем наедине. Мы не надолго.
  
   Девятов растерянно смотрит на Максимова, тот кивает ему.
  
   Максимов (Девятову). Все нормально, Миш. (Показывает ему на Марию, которая находится в какой-то прострации.) Успокой ее пока, пожалуйста.
   Андрей (Максимову). Так мы можем с вами немного пообщаться?
   Максимов. Конечно. Давайте пройдем в дом, чтобы нам никто не мешал.
  
   Максимов с Андреем и Михаилом уходят в дом, Девятов подходит к Марии, обнимает ее плечи.
  
   Девятов. Ну, успокойся, Маш, успокойся, все будет хорошо. Коля сейчас разберется со всеми вопросами, и эти... эти люди уйдут. Вани уже нет здесь, они его не найдут. Успокойся, Маш, все хорошо, я с тобой. (Оглядывается по сторонам.) Где же эта дура, черт возьми! (Кричит.) Света! Срочно принеси валерьянки!
  
   Параллельно с этим освещается гостиная, где появляются Максимов с гостями, они рассаживаются по креслам.
  
   Максимов (кивает на бар). Что-нибудь выпьете?
   Андрей (усаживаясь). Нет, спасибо.
   Максимов. Так чем я могу вам помочь?
   Андрей. Не волнуйтесь, мы вас долго не задержим. (Пауза, Михаил и Андрей оглядывают гостиную, Максимов кашляет. Андрей несколько секунд смотрит на него в упор, Максимов отводит глаза. Андрей кивает на телескоп, стоящий около кресла, где сидит Максимов.) Астрономией увлекаетесь?
   Максимов. Ну, не то, чтобы увлекаюсь. Друг на юбилей подарил.
   Андрей. Астрономия - это хорошо. Звезды, черные дыры, астероиды. Это хорошо. (Пауза. Максимов ерзает в кресле.) Ну, перейдем к цели нашей встречи. Видите ли, Николай Петрович, в чем дело... Вас вчера никто не посещал?
   Максимов (после паузы). Ясно. Вы тоже по поводу моего сына?
   Андрей. Не совсем. Ну так был у вас вчера кто-нибудь в гостях? Я имею в виду посторонний, не гость вашего юбилея. Кстати, поздравляю вас с ним, с юбилеем.
   Максимов. Спасибо. (Пауза.) Да, был один ваш коллега по имени Владимир.
   Андрей. И сколько вы ему заплатили?
   Максимов (вздрагивает). Вы уже все знаете?
   Андрей. Практически. Но дело не в этом.
   Михаил. Владимир сказал вам, что ваш сын является экстремистом, и он должен его арестовать, так?
   Максимов. Ну, в общем-то, да.
  
   Андрей с Михаилом переглядываются.
  
   Андрей (Михаилу). Ясно, действовал по обычной схеме.
   Максимов. Подождите, подождите, что ясно? Какая схема? Я ничего не понимаю, вы сейчас про что?
   Михаил. Вы не волнуйтесь, Николай Петрович, сейчас вы все поймете.
   Андрей. Дело в том, что этот Владимир - мошенник. Это аферист. Он купил на каком-то развале базу данных нашей организации, в которой указаны все члены экстремистских организаций по всей России. Потом он изготовил себе на принтере "корочку" майора ФСБ и теперь раскатывает по всей России, шантажируя родителей тех, кто числится в наших списках. Ну, естественно, он выбирает таких родителей, которые могут что-то ему заплатить.
   Максимов. Типа меня, да?
   Андрей. Совершенно верно, таких, как вы. Впрочем, в последнее время он уже перестал работать по списку и часто просто приходит к состоятельным людям, говорит им всю эту лабуду про то, что их сын или дочь состоит в какой-нибудь запрещенной партии, а потом выманивает у них деньги за то, чтобы они его больше не видели.
   Максимов. И что - все ему дают?
   Андрей (вздыхает). К сожалению, один вид удостоверения сотрудника нашей организации обычно уже приводит людей в ступор, и они готовы верить всему на свете. (Пауза.) Кстати, вам не показалось подозрительным, что вашего сына приехал арестовывать не кто-нибудь, а майор ФСБ? И то, что он был один, без какого-либо силового сопровождения? Он же собирался арестовать вашего сына у вас в доме, вы ему могли помешать.
   Максимов (мнется). Ну... Не знаю, я как-то не подумал об этом. Понимаете, в такой момент... когда слышишь такое... В общем... И вообще - он же потом зашел к нам в гостиную, его видели все мои гости, он показал какой-то ордер, говорил в приказном тоне, ни от кого не скрывался. То есть действовал как самый настоящий сотрудник ФСБ!
   Андрей. Понимаем. Ну, во-первых, ему нужно было создать видимость того, что он действительно реальный сотрудник нашей организации, делать все как можно правдоподобней. А во-вторых, у таких людей, как он, обычно несколько извращенная психика, им помимо выманивания денег требуется показывать свою власть, упиваться ею, на какое-то время чувствовать свое превосходство над людьми. Это больной человек, и, к тому же, опасный. (Пауза.) Но ничего, мы его обязательно найдем. Это лишь вопрос времени. Вы же понимаете, что мы не можем позволить, чтобы кто-то позорил наши спецслужбы. Впрочем, это не единственная причина, по которой мы у вас в гостях.
   Максимов (взволнованно). Подождите, но ведь это же преступление! Я же заплатил ему...это...
   Андрей. Сколько?
   Максимов. Тридцать пять тысяч. Евро.
   Михаил (качает головой). Деньги на ветер.
   Андрей (Михаилу). Ну почему. (Максимову.) Мы постараемся найти этого злодея. Мы сейчас активно занимаемся этим, и, я думаю, скоро мы его арестуем.
   Максимов. Да, но деньги? Кто мне вернет мои деньги?!
   Андрей. Этого я вам сказать не могу. Если у этого мошенника будут какие-то средства, то, конечно, суд обяжет его возместить вам ущерб.
   Максимов. Если! А если нет?
  
   Михаил разводит руками.
  
   Андрей. Николай Петрович, давайте пока немного сменим тему. Вы так волнуетесь из-за этого мошенника, что можно подумать, как будто он отнял у вас последнее, что было.
   Максимов. Да, но...
   Андрей. Подождите. Пока послушайте нас. (Кивает Михаилу.)
   Михаил. Нам известно о вас все, Николай Петрович. По крайней мере - все, что нам нужно знать. Вот здесь (дает Максимову толстую папку с бумагами, которая только что извлек из дипломата) информация по всем вашим вкладам в заграничных банках, по всем долям во всех организациях, где вы и ваши родственники являются совладельцами. Берите, берите, не бойтесь, можете все просмотреть.
   Максимов (растерянно). Ааа... Я что-то...
   Михаил. Открывайте, не бойтесь. (Максимов осторожно открывает папку, начинает медленно просматривать ее.) Вот так... У вас и связанных с вами лиц очень много разного рода бизнесов, они все прекрасно работают уже много лет, пользуются всевозможными льготами, получают заказы от города, принося вам хорошую прибыль, но при этом официально вы лишь простой чиновник городской администрации с зарплатой в двадцать тысяч рублей. Все это, как вы понимаете, абсолютно незаконно. Не говоря уже о том, какими путями вы приобрели все эти бизнесы.
   Максимов. Аааа...
   Михаил. Такая информация у нас тоже есть. Смотрите дальше папку.
   Андрей (достает флэшку). А здесь записи, где вы сняты в, скажем так, не совсем приличном виде. В сауне "Жемчужина", например. В компании двух проституток. Так что, как сами понимаете, мы можем разрушить не только вашу общественную, но и личную жизнь.
   Максимов (медленно оседает в кресле). Я не... это не правда. Этого не может быть. (Максимову трудно дышать, он хватает губами воздух.) Что... Что вы хотите?
   Андрей. А вот это уже деловой разговор. Вы как - нормально себя чувствуете?
   Максимов (немного собирается). Более-менее.
   Андрей. Мы хотим, чтобы вы подарили нам все свои незаконные бизнесы. Уступите нам все свои доли в предприятиях, перечислите все незаконно нажитые доходы на наш счет, ну и... будете нормально работать, будете жить дальше. Под нашим неусыпным вниманием, конечно.
   Михаил. Вот здесь (достает из дипломата) уже готовы все нужные договора, все бумаги. Все формальности с нотариусом мы сами уладим.
   Максимов. Подождите, подождите. Вы хотите, чтобы я вот тут прямо сейчас вам все подписал? И все, что у меня есть, станет вашим?
   Андрей. Зачем все? У вас останется ваша машина, что там у вас есть официально по декларации - Москвич, кажется? Останется ваша квартира в городе. Вам же надо где-то жить, быть прописанными. (Оглядывается.) Дом придется переписать на нас, конечно. Договора для ваших родственников, на которых записано все остальное ваше имущество, мы оставим у вас, заедем за ними, скажем так... через недельку. Надеюсь, вам хватит этого времени на все формальности.
   Михаил. И не пытайтесь спешно все продать за это время - не получится.
   Андрей. Да, а если мы все-таки узнаем об этом вашем желании, нам придется действовать официальным путем, а это, поверьте мне, для вас будет намного хуже. Уголовное дело, тюремный срок и конфискация имущества вам будут обеспечены. (Пауза.) Впрочем, я думаю, вы умный человек и понимаете, что с нами лучше не спорить.
   Максимов (после паузы). Я понимаю.
   Андрей. Ну вот и прекрасно. (Кивает Михаилу, тот дает Максимову договора. Андрей сует Максимову ручку.) Подписывайте.
   Максимов. Сейчас. (Начинает читать договора.)
   Михаил. Вам нет смысла их читать, вы все равно ничего не сможете в них изменить.
   Максимов. Да, но ведь там могут быть какие-нибудь... ошибки.
   Андрей (смотрит на часы). Подписывайте, Максимов, подписывайте.
   Максимов (растерянно смотрит на Андрея). Аааа... ну да. Я понимаю. (Начинает подписывать договора, Андрей внимательно глядит на него, Михаил скучающе смотрит по сторонам.) Вот, все. Я все подписал.
   Андрей. Замечательно.
  
   Андрей собирает бумаги, часть их отдает Михаилу, тот также забирает папку с компроматом, складывает все это обратно в дипломат. Оба гостя встают, Максимов хочет встать вслед за ними, но его не слушаются ноги.
  
   Андрей. Я рад, что вы все так быстро поняли. (Кивает на оставшиеся на столе бумаги.) За этими бумагами мы заедем, как договаривались, через неделю.
   Михаил. А насчет этого злодея, который вчера обманул вас, не волнуйтесь - скоро мы его уже найдем, в этом вы не сомневайтесь.
   Андрей. Да, это для нас вопрос чести. (Нагибается, хлопает Максимова по плечу.) Придите в себя, наконец-то, ничего же не случилось, вы на свободе, жизнь продолжается. А нам надо идти - долг, как говорится, зовет. До свидания. Надеюсь, что мы с вами еще долго будем плодотворно сотрудничать.
  
   Андрей с Михаилом по очереди пожимают руку Максимову и выходят из гостиной. Максимов остается сидеть в кресле, так он сидит, не двигаясь, какое-то время. Наконец он пытается неловко встать, держась за сердце, но у него это не получается, он снова падает в кресло. При этом он случайно задевает телескоп, тот падает, слышен звон разбитого стекла. Максимов смотрит на осколки невидящим взглядом, но постепенно в его взоре появляется осмысленность. Через некоторое время Максимов начинает похохатывать, сначала почти незаметно, потом все громче и громче. Его душит истерический смех, он не может остановиться. На шум в гостиную забегают Мария с Девятовым.
  
   Мария (бросается к Максимову). Коля, что с тобой? Что они хотели от тебя?
   Девятов. Коль, все нормально? Что случилось-то? Что смешного?
  
   Максимов не может остановиться, он смеется все сильнее.
  
   Мария (испуганно). Коля, что с тобой? Что тебя насмешило? Коля!
   Максимов (выдавливает из себя сквозь смех). Столпы общества! Управленцы! Как же это...
   Девятов. Да что случилось-то, Коль?
   Максимов. А случилось то, что я теперь стал нищим. (Марии.) Да, Маш, у нас теперь ничего нет, кроме нашей старой квартиры в городе. Ах, да, еще "Москвич" у нас остался. И все! Больше ничего! (Перестает смеяться, вскакивает.) Теперь я больше ничего не имею, стал гол, как сокол! У меня ничего не осталось, абсолютно ничего! Можешь себе это представить, Миш?! У тебя, кстати, тоже, считай, мало, что осталось. Мы же с тобой партнеры, как-никак!
   Девятов. Подожди, подожди, о чем это ты? Что тебе сказали эти фсбшники?
   Максимов (не обращает на него внимания). Ничего нет, ничего нет. (Поднимает взор к потолку.) За что? Ну за что мне все это? Блин, ну что я такого натворил-то?! Господи за что мне это все?!
   Мария (обнимает Максимова). Успокойся, Коля, успокойся. Все нормально, ты ничего не натворил, ты переутомился, тебе что-то показалось.
   Максимов (вырывается, отбегает в сторону). Маша, ты знаешь, кто это был? Эти люди - это настоящие сотрудники ФСБ. Настоящие, а тот, вчерашний, был ненастоящий! Только я об этом не знал, и отдал ему кучу бабок. Но сейчас это уже неважно, потому что теперь у нас вообще ничего не осталось. Ничего, ноль, нолик без палочки!
   Девятов (подходит к Максимову, встряхивает его за плечи). Как ничего не осталось? Коль, приди в себя, объясни нам - что все-таки случилось. (Смотрит на стол, видит на нем бумаги.) Они что - заставили тебя что-то подписать?
   Максимов (устало). Да, Миша, да. Я подписал все бумаги. У них есть сведения обо всем нашем бизнесе, да и вообще - обо всем. И я подписал, Миш. Теперь это все их. А мы - просто управляющие их имуществом. (Пауза.) Отпусти меня, пожалуйста.
  
   Девятов ошарашен, он отпускает Максимова, тот медленно оседает на пол. Рядом в кресле сидит Мария, она тихо рыдает. Девятов молча опускается на пол рядом с Максимовым.
  
   Девятов. И что нам теперь делать?
   Максимов (после паузы). Работать, Миш, работать, что же еще.
   Девятов. И все? Может быть, можно еще что-то сделать, как-то изменить ситуацию?
   Максимов. Навряд ли. Новые времена, Миш, что тут можно изменить.
  
   Пауза. Максимов с Девятовым молча смотрят в пустоту перед собой, Мария продолжает тихо плакать.
  
   Максимов (Марии). Не плачь, Маш, проживем как-нибудь. И хуже в жизни бывало. Не плачь, проживем. Вся жизнь еще впереди. Дети помогут, если что. Они у нас хорошие, в беде не бросят. Так что проживем. Все хорошо будет, Маш. Все хорошо будет. Нам двоим много не надо, привыкнем. А остальное - пусть забирают, раз такое дело. Ничего тут не поделаешь. Просто времена теперь такие. Новые времена.
  

Занавес.

  
   2010 г.
  
  
  
  
  
   Новые времена. No Виктор Тетерин, 2010 г. teter@mail.ru
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"