Тетерина Елена Александровна: другие произведения.

Гостья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она - известная певица, попавшая в затруднительное положение. Он - богатый хищник, моложе ее на пятнадцать лет. Случайно Кирилл перекупает долги Ольги и привозит в свой дом гостью. И никто тогда еще не догадывается, что это начало чего-то большего, чем незначительное знакомство. Разница в возрасте, насмешки окружающих, невозможность иметь общих детей, охотники до ее тела и его жизни - станет ли это препятствием на пути настоящей любви?

  Глава 1.
  -Кирилл Евгеньевич больше не желает ждать. Возвращайте ваш долг или отправляйтесь к дьяволу!
  Высокий, накачанный мужчина склонился над Вадимом, видимо для того, чтобы еще сильнее его напугать. Впрочем, Вадим и так был напуган. Денег у него не было, а отправляться на тот свет не входило в его планы. Он лихорадочно соображал. Что делать? Что есть у него такого ценного, что может заинтересовать этого всемогущего Жданова. Что? У него есть его игрушка. Но … Он не готов с ней расставаться. Она была миленькой. И она приносила ему доход. Как жаль, что он не удосужился копить те деньги, что она приносила. Да, теперь Вадим жалел о том, что просаживал их в казино. Впрочем, он никогда не оставлял надежду, что разбогатеет. Большой выигрыш — вот то, что могло решить его проблемы. Все его проблемы. А что теперь? Отправляться на тот свет или лишиться своего единственного источника дохода?
  Нависающий над ним мужчина больше не ждал, схватил его в охапку и затолкал в свою машину. И вот его уже вталкивают в какое-то неприметное здание. Полумрак, а затем резко вспыхивает свет. Перед ним стоит сам Жданов. Да, именно так, тихо и с придыханием. Вадим даже чуть отшатнулся, хотя мужчина перед ним был молодым человеком не старше тридцати лет, не особо накачанным … И вообще, что такого было в нем, что его все боялись? Ну ладно, не все. Но созданная Ждановым в конце девяностых империя подминала и подминала под себя другие компании. Спокойно и методично он строил свой мир. И заставлял других играть по его правилам.
  Вадим решил быть смелым, может быть даже нахальным. Дерзко взглянул в глаза своего визави и сказал:
  -Что за манеры? Почему ваши люди имеют наглость хватать других людей прямо посреди улицы?
  Кирилл Евгеньевич лишь чуть приподнял брови. Внимательно и несколько брезгливо вгляделся в лицо Вадима и ответил:
  -Мне нужны мои деньги.
  -У меня их нет.
  -Значит, будете их отрабатывать. У меня есть шахты и рудники. Что желаете добывать? Нефть где-нибудь под Норильском или алмазы в Якутии?
  Вадима аж передернуло. А собеседник продолжал:
  -Даже не знаю сколько лет понадобится, но мы ведь никуда не спешим?
  -Я прошу о рассрочке. -Теперь голос его был тихим и просящим. Но Жданов был неумолим.
  -Никаких рассрочек. Я и так ждал достаточно. Вы не умеете копить деньги. А потому поедете на рудник.
  -У меня есть один актив. -Эти слова он прошептал едва слышно. Жданов спокойно ответил:
  -О чем идет речь?
  -О ком … Она заработает для меня эти деньги. Нужно лишь немного подождать. Прошу вас, пожалуйста.
  -А зачем нам посредники? Сколько ваш актив должен вам? Это запротоколировано официально?
  -Да, да, все бумаги у меня имеются.
  -Отлично. Сейчас вы поедете и привезете мне ваши бумаги. Я внимательно на них посмотрю, и мы решим вопрос с вашим активом.
  Вадим довольно улыбнулся и подобострастно закивал. Впрочем, Жданова это уже не волновало, мужчина развернулся и вышел. Кажется, во всей этой ситуации для него не было ничего нового. С всевозрастающим ужасом Вадим вдруг понял, что таких людей, как он, на жизненном пути Жданова была масса. У того уже давно атрофировалось чувство жалости. Человек-автомат. Без эмоций, без слабостей. От размышлений Вадима оторвали:
  -Пойдемте, Кирилл Евгеньевич не любит долго ждать.
  Вадим лишь кивнул, и они отправились в его квартиру. Дома мужчина направился к сейфу и трясущимися руками достал бумаги. Несколько расписок на довольно крупные суммы. Он был богат. Пусть и в такой странной форме. Когда на бумаги посмотрел помощник Жданова, то тут же набрал босса:
  -Кирилл Евгеньевич, мне кажется, что это стоящий актив.
  -Я уже уехал в офис. Пристрой куда-то этого парня, а бумаги привези мне.
  -Слушаюсь.
  Мужчина поворачивается, тянет руку к бумагам, Вадим бледнеет, вцепляется в расписки:
  -Я не отдам бумаги просто так! Это мои деньги! Единственная моя возможность на безбедную жизнь.
  -Мне приказано доставить бумаги.
  -Нет! Не отдам.
  -Хорошо, поедешь со мной.
  Набрал босса:
  -Он не отдает бумаги. Боится за свою никчемную жизнь!
  -Ладно, привези его в офис вместе с бумагами. Как-нибудь понеприметнее.
  Вадим вновь бледнеет, понимая, что приказано этим парням. Один из них говорит:
  -Поехали, босс велел привезти тебя вместе с бумагами.
  Выхода нет, Вадим направляется к машине, едут. Подземный гараж. Лифт, который как-то слишком долго поднимается. Наконец, открывается, его тащат следом, стучат в дверь.
  -Войдите.
  Заходят. Вадим вновь видит Жданова. Тот стоит спиной к вошедшим. Поворачивается. Ему подают бумаги. Мужчина садится за стол, внимательно изучает. Поднимает глаза. Говорит:
  -Я хочу взглянуть на этот актив. А пока мои юристы подготовят бумаги.
  -Бумаги о чем?
  -Вы отдаете мне свой актив, и больше ничего мне не должны.
  -Но она должна мне больше!
  -Разве? Наверняка, часть долга она уже вернула.
  Вадим кивает. Жданов же продолжает:
  -Большую часть долга, правильно?
  -Откуда вы знаете?
  -Догадываюсь. Не вчера родился. Так на чем мы остановились? Сейчас мы поедем взглянуть на этот актив. И, если он в хорошем состоянии, подпишем бумаги и разойдемся в разные стороны. Актив я заберу с собой.
  Вадим кивает. Впрочем, Жданову и не требуется его согласие. Как не требуется дополнительных приказов его людям. Вадима вновь подхватывают под руки и спрашивают:
  -Так куда мы едем? Где она?
  -На одной даче. Мои люди присматривают за ней.
  -Адрес.
  Вадим диктует. Его тащат, машина, но в этот раз он едет в кортеже других машин. Подъезжают. Неприметный одинокий дом в глубине сада. Вадим открывает калитку, а затем и дверь дома. Навстречу идут его люди:
  -Вадим Аркадьевич?
  Вадим распоряжается:
  -Приведите её. Да пусть оденется поприличнее, все-таки я сегодня не один.
  Парни переглядываются, впрочем, свои мнения оставляют при себе. Один направляется вглубь дома, звеня связкой ключей. Ждут. Наконец, она выходит. Длинное черное платье, светлые волосы, прикрывающие часть опущенного лица. Кирилл смотрит, узнавая, изумляясь. Это, действительно, сама Белова. Но как? Почему? Они не были раньше знакомы, но, разумеется, Кирилл не мог не узнать эту известную певицу. Он мог бы даже назвать поименно ее покровителей. Странно, что они позволили ей оказаться в этом сомнительном месте. Кирилл внимательно наблюдает, Вадим же выступает на правах хозяина:
  -Посмотри на меня.
  Она тут же поднимает лицо. Бесстрастно оглядывает Вадима, а заодно и стоящих за ним мужчин. Кирилл понимает, что все происходящее отнюдь не игра. Ольга Александровна здесь вовсе не в гостях. Интересно, что такое позволял себе с ней Вадим, что женщина так себя ведет? Впрочем, Кирилл не собирается размышлять теперь. Все они собрались здесь по делу, спрашивает:
  -Сколько вы должны этому мужчине?
  Ольга даже вздрагивает, слыша этот сильный, властный голос. Повинуясь ему, она отвечает тут же, называет сумму. Да, она помнит её до последней копейки. Вадим пытается возражать:
  -Что такое ты говоришь? Разве столько ты мне должна?
  Женщина вскидывает глаза:
  -У меня есть твои расписки, ты, мелкая, подлая тварь!
  Вадим поднимает руку, замахивается, Ольга опускает глаза, ждет. Но удара не следует, потому что тот же властный голос произносит:
  -Не смей её трогать!
  Вадим поворачивается, с надеждой смотрит на Жданова:
  -Вы забираете её и прощаете мои долги?
  -Как у тебя все просто. Впрочем, ладно, надо иногда и благотворительностью заниматься.
  Оборачивается к своим юристам:
  -Вы подготовили бумаги? Давайте подпишем.
  Вадим обращается к женщине, указывая на Кирилла Евгеньевича:
  -Можешь познакомиться, это твой новый хозяин. Я продал тебя вместе с твоими долгами, дорогуша.
  Ольга молчит, Кирилл ждет каких-то эмоций, может быть протеста, но ничего не следует. Женщина вновь опустила глаза, мужчина не мог понять: она боится? Или безразлична? Что все же происходит? Впрочем, он разберется во всем чуть позже, когда заберет ее с собой. Вадим же подмахивает бумаги, которые ему подают юристы, оглядывается, опускает руки в карманы и говорит:
  -Теперь я свободен?
  -Да.
  Стараясь не показать своего интереса и своей обеспокоенности, Кирилл говорит своим помощникам:
  -Соберите вещи, мы уезжаем.
  Поворачивается и направляется к выходу. Кто-то из его людей подает руку Ольге и говорит:
  -Вы поедете с нами. Здесь, в доме, остались ваши вещи?
  -Да.
  -Тогда сначала заберем их.
  Она собирает вещи, стараясь не думать о том, куда её сейчас повезут. Она мало разглядела нового «хозяина». Интересно, что он от нее потребует? Впрочем, какая разница? Может ли быть кто-то хуже этого Вадима. Хмурится. Признается себе, что люди могут быть еще хуже. Ладно, что думать, скоро она все узнает. Выходят, она забирается в машину, слышит, как её сопровождающий разговаривает по телефону:
  -Кирилл Евгеньевич, мы все собрали. Куда прикажете везти?
  Она не слышит, что отвечает собеседник, но запоминает имя. Кирилл Евгеньевич. Кто он? Она никого не узнала, впрочем, она недолго вглядывалась. Кто может перекупить такой большой долг? Таких людей в стране не так уж много. Она знала, что Вадим несколько лет копил и выкупал её расписки, чтобы предъявить их все разом. А этот неизвестный Кирилл Евгеньевич одним взмахом руки купил её долги. Так, будто это была какая-то мелочь. Что он там говорил про благотворительность? Ему Вадим был должен еще больше?!
  Машина трогается с места, Ольга смотрит в окно. Осенний пейзаж за окном завораживает и немного успокаивает. Смыкает пальцы в замок, ждет. Впрочем, ждать не долго, машина сворачивает на проселочную дорогу, и вот уже вдали виднеется дом. Окруженный кованой оградой, он белеет в глубине сада. Рядом стоят вековые дубы, а чуть поодаль виднеется фруктовый сад. Дом похож на средневековое поместье. Откуда здесь это чудо? Женщина помнила эту часть Подмосковья, недалеко была дача ее подруги, но этот дом она видела здесь впервые. Так они направляются туда? Кованые ворота открываются при приближении машины, они подъезжают к самому крыльцу, ей открывают дверцу:
  -Прошу.
  Мужчина галантен, помогает выйти, а затем подхватывает под локоть и ведет к дому. Она хочет спросить, но почему-то молчит. Впрочем, её сопровождающий сам отвечает на её немой вопрос:
  -В доме нас ждет домоправительница Ирина. Кирилл Евгеньевич уже отдал ей распоряжения относительно вас. Я попрошу вас не покидать пределов дома. Во всяком случае, до тех пор, пока Кирилл Евгеньевич вам не разрешит. Уйти далеко вам все равно не удастся — территория просматривается, а охрана получила вполне недвусмысленные инструкции относительно вас.
  -Спасибо, что предупредили.
  Тот кивает, распахивает дверь. Ставит сумку у порога и говорит ожидающей их Ирине:
  -Вот, Кирилл Евгеньевич велел привезти.
  Ирина тут же улыбнулась, узнавая, приветливо сказала:
  -Добро пожаловать, Ольга Александровна. Прошу вас, заходите.
  Ольга улыбнулась в ответ:
  -Спасибо.
  -Хотите кушать?
  -Кушать? - Переспрашивает изумленная женщина. Ирина же улыбается:
  -Да, вы обедали?
  -Да, спасибо.
  -Тогда пойдемте, я покажу вам вашу комнату.
  Ольга не возражает, ей даже не интересно, что сказали этой девушке о ней. Пусть. Она сделает вид, что все так и задумано. Женщина кивает, Ирина подхватывает сумку, показывает дорогу к лифту:
  -Вот сюда, пожалуйста.
  Поднимаются, проходят в комнату. Довольно просторная, отделанная в бежевых и бардовых тонах комната Ольге нравится с первого взгляда. Ирина открывает еще пару дверей:
  -Вот здесь ванная с туалетом, а здесь гардеробная.
  -Спасибо. Очень красиво.
  -Располагайтесь, наверное, вы хотите отдохнуть с дороги. Вот здесь телефон внутренней связи, если захотите покушать, или что-то понадобится, просто набирайте единицу. Я отвечу.
  -Спасибо.
  Ирина покидает комнату, Ольга еще раз оглядывается, подходит к окну, отодвигает портьеру, выглядывает наружу. Высоко. Замечает несколько деревьев, которые растут недалеко от дома. Вглядывается вдаль — бескрайнее поле, лес вдали. «А тут очень красиво», — отмечает женщина. И тихо. Очень тихо. Возвращается к своей сумке, заносит её в гардеробную, но распаковывать не хочется, может быть попросить, чтобы привезли вещи из дома? А где был её дом? Дача? Ее квартира? Квартира мужа? Сама себе машет рукой, направляется к ванной. Сейчас она примет душ. А потом подумает. И про вещи, и про все остальное.
  Горячие струи обволакивают её тело, смывая все нехорошее, чем был наполнен этот день. Женщина берет гель для душа, вдыхает тонкий аромат, нежный и мягкий, с нотками фруктов и цветов. Прикрывает глаза от удовольствия, расслабляется, неожиданно понимает, что хочет теперь спать. Только спать. Спать, спать и больше ничего.
  Она забирается в кровать, отмечая ее мягкость, удобно располагается на подушках, прикрывает глаза, думает о том, что она теперь в раю. И эта изумительная тишина! Сама не замечает, как засыпает.
  Он приезжает не слишком поздно. Небрежно бросает портфель с бумагами на стол в кабинете, проходит в спальню, принимает душ и переодевается в домашнее. Спускается вниз, застает Ирину хлопочущей на кухне, спрашивает:
  -Как ужин, Ирина?
  -Уже подаем, Кирилл Евгеньевич.
  -Что наша гостья?
  -В своей комнате, вниз не спускалась.
  -Пока накрывают на стол, поднимитесь к ней, пригласите отужинать со мной.
  -Сейчас, Кирилл Евгеньевич.
  А он проходит в столовую. Внимательно смотрит на стоящие приборы и обращается к помощнице:
  -Поставьте еще один прибор. Я буду ужинать в компании.
  Девушка берет приборы, направляется к столу, затем замирает, вопросительно смотрит на хозяина. Кирилл понимает её безмолвный вопрос:
  -Поставьте с правой стороны. Этот стол слишком велик, чтобы мы сидели напротив.
  -Слушаюсь.
  Девушка никак не комментирует тот факт, что прибор для гостьи поставили туда, где было бы место хозяйки дома. Если бы таковая была в доме. Впрочем, девушка не собиралась размышлять о таких вещах. В доме есть хозяин. И, если он желает, чтобы его гостья сидела на месте жены, пусть она там сидит.
  А Ирина уже стучится в комнату Ольги.
  -Войдите.
  -Ольга Александровна, вы не спите? Кирилл Евгеньевич приглашает вас разделить с ним ужин.
  -Ужинать?
  -Да. Вы же спуститесь?
  -Да, конечно, мне нужно только одеться.
  -Мы будем вас ждать. Ужин уже готов.
  Ирина выходит, Ольга находит свое платье, как хорошо, что она повесила его на кресло, и оно не помялось. Натягивает, ищет обувь, наконец, выходит. Что там сказала Ирина? Ужин уже готов. К счастью, коридор был небольшим, находит лифт, нажимает единицу. Она может лишь надеяться, что не потеряется, дом кажется таким огромным, даже немного пугающим. У лифта на первом этаже ее уже ждет Ирина:
  -Прошу вас, Ольга Александровна, я покажу вам, куда идти.
  -Спасибо.
  Заходят в столовую. Ольга оглядывает эту огромную комнату. Наверняка, парадная столовая, комната, где собираются большими компаниями. Он каждый раз ужинает так пафосно? Или для него это не пафос? Теперь комната освещена множеством светильников, но Ольга видит, что днем здесь светло от больших витражных окон. У одного из этих окон, спиной к ней стоит высокий, худощавый, темноволосый мужчина, очевидно, смотрит на что-то за окном. Он оборачивается на звук ее шагов. Ольга видит внимательные зеленые глаза, упрямые губы, которые тут же улыбаются, когда мужчина спрашивает:
  -Добрый вечер, Ольга Александровна. Надеюсь, вы будете не против составить мне компанию за ужином?
  Она улыбается, а Кирилл поражается глубине ее серых глаз, их мягкости. Он видит в них смесь изумления, благодарности и еще чего-то неуловимого, того, что тут же прячется глубоко-глубоко. Страх? Неужели она его боится? Ольга же отвечает:
  -Компанию? С удовольствием.
  -Прошу.
  Он подает руку, подводит к столу, отодвигает стул, помогает сесть. И все, что она может ощущать — это его руку на своей руке. Его дыхание на своем теле, еле уловимое, мужчина уже отодвигается, направляясь к своему месту. А она продолжает ощущать его аромат, который теперь окутывает ее. Аромат, который будит в ней вполне определенные желания. Как бы хотела она теперь его обнять, прижаться к его груди, закрыть глаза и ни о чем не думать. Ольга прогоняет наваждение, нет, нет, он не для нее. Не для нее. Он же огибает стол, усаживается на свое место. Оглядывает гостью: то же самое платье, что было утром. Впрочем, Ольга прибрала волосы, и он может видеть правильные черты ее лица. Нежную кожу, небольшие морщинки. Отвлекается от созерцания, берет салфетку, вносят тарелки с салатами и горячим.
  -Прошу пробовать. Ирина славится своими отбивными. И вот еще салат, надеюсь, наша кухня вам понравится.
  -Спасибо. Очень любезно с вашей стороны.
  Некоторое время кушают в тишине, а затем Кирилл продолжает светский разговор:
  -Я надеюсь, вы отдохнули?
  -Да, спасибо. Тут так тихо.
  -Да, мне нравится этот дом именно своей тишиной и покоем. Не желаете после ужина прогуляться по саду? Сегодня чудесный вечер, настоящее бабье лето.
  -С удовольствием, только найду палантин.
  -Ваши вещи прибыли вместе с вами? Может быть, вы хотите привезти и другие свои вещи?
  -Привезти?
  -Мне сказали, что с вами была небольшая сумка. У вас нет других вещей? В таком случае, вам нужно съездить по магазинам.
  -По магазинам?
  Ольга выглядела настолько обескураженной, что Кирилл удивленно приподнял брови:
  -Вы же не думали, что я запру вас в доме?
  -Не запрете? Но тогда в качестве кого я здесь нахожусь?
  -Вы моя гостья.
  -Гостья?
  Он кивает и слегка улыбается. Ольга никак не комментирует сказанное, как интересно, галантно. Теперь она будет называться гостьей. Интересно, почему он не отпустит ее домой? Для чего держать ее в своем доме? Он собирается как-то хвастаться, что она зависима от него? Собирается демонстрировать свою куклу знакомым? Но не решается спросить, понимая, что скоро так или иначе обо всем узнает.
  Кирилл же мягко улыбается, думая о том, что его гостья не возразила, не потребовала своей свободы. Сломленная? Она была сломана и напугана? Он понимает, что не желает ее отпускать. И не только потому, что она должна ему деньги. У мужчины нет никаких сомнений — она вернет долг вне зависимости от того, где будет жить. Он отдает себе отчет, что хочет ей помочь. Не только тем, что перекупил ее долги, но и этим временем, которое она проведет в его доме, под его защитой. Он понимает, что это не может длиться долго, но за это время он постарается помочь ей обрести уверенность в себе.
  Они заканчивают свой ужин, поднимаются за её палантином и выходят в сад. Кирилл подает локоть, и Ольга берется. Идут. Под ногами шуршат осенние листья. Она вспоминает слова песни, которую так любила её мама:
  Осенние листья шумят и шумят в саду,
  Знакомой тропою я рядом с тобой иду.
  И счастлив лишь тот, в ком сердце поет,
  С кем рядом любимый идет.
  И счастлив лишь тот, в ком сердце поет,
  С кем рядом любимый идет.
  И почему-то начинает её напевать. Кирилл улыбается, слушает, она чувствует, что слушает. Обрывает перед припевом, говорит:
  -Завтра у меня выступление. То самое, которое немного снизит мой долг перед вами.
  -Вам нужно как-то особо приготовиться?
  -Нет. Просто приехать раньше в зал.
  -Все, что вам будет нужно — это сказать Ирине о времени и месте, куда вас нужно подвезти. Мои люди будут в вашем распоряжении.
  -Спасибо.
  Прогуливаются по дорожкам сада. Говорят о погоде, о саде, о доме. Кирилл рассказывает легенду дома. Ольга узнает, что до революции на этом месте было огромное поместье, которое сам же хозяин сжег перед тем, как уехал за границу. Владелец, в отличие от многих эмигрировавших тогда, не верил, что когда-либо вернется. И он оказался прав. Никто уже не получил назад свое имущество. Кирилл много раз проезжал мимо этого места, не зная о том, что здесь было поместье, и каждый раз ему виделся белый дом. Мужчина улыбнулся и продолжил:
  -А потом я купил эту землю и построил дом.
  Ольга улыбнулась:
  -У вас замечательно получилось. Дом чудесный.
  -Спасибо. Мне очень приятно слышать.
  И продолжает рассказывать, как возрождал сад, как вписались в интерьер стоявшие здесь вековые дубы. Улыбается и вдруг становится похожим на мальчишку, который построил свой сказочный замок. Ольга улыбается в ответ, до чего же обаятельный этот мужчина.
  Но все меняется в тот же момент, когда звонит его телефон. Мужчина берет трубку:
  -Алло?
  И тут же куда-то исчезает обаятельный мальчишка. Вновь перед ней властный человек. Человек, к голосу и мнению которого все прислушиваются. Кирилл отдает несколько распоряжений, отключается, а затем говорит:
  -К сожалению, я не смогу больше составлять вам компанию. Возникли некоторые обстоятельства, требующие моего немедленного участия. Если желаете, продолжайте прогулку.
  -Нет, спасибо. Я вернусь в дом.
  Он подает руку, и они возвращаются в дом. Ольга снимает палантин, а Кирилл уже отдает распоряжение Ирине:
  -Проводи, пожалуйста, нашу гостью в её комнату. И еще, Ирина, Ольга Александровна скажет тебе, куда и во сколько её завтра нужно привезти. Созвонись с Андреем, пусть подадут машину, обеспечат охрану.
  -Будет сделано, Кирилл Евгеньевич.
  Расходятся в разные стороны, Ольга поднимается в свою комнату, оглядывает её. Теперь она уже воспринимает её не как тюрьму, а как комнату в прекрасном замке. В замке, где живет принц. Сама себе усмехается. Шепчет:
  -Такая большая, а все еще веришь в сказки. Этот кредитор лишь более интеллигентен. А может быть, просто занят.
  Сегодня первый вечер, который она провела в его доме. Что будет дальше? Ольга встряхивает кудрями. Пусть все идет так, как идет. Надо будет еще позвонить дочери, сказать, что её обстоятельства изменились. Она сделает это завтра. Перед выступлением. Конечно, при других обстоятельствах она ни за что не согласилась бы петь перед этим олигархом. Но ей нужно поскорее вернуть деньги, и потому график её концертов был расписан на многие месяцы вперед. Кому бы она ни была должна денег — обязательства по концертам брала на себя она. Созвонилась со своим директором, уточнила время и место. Таня предпочитала делать вид, что она ничего не знает. Деликатно молчала. И Ольга была ей благодарна. Во всяком случае, сколько раз та замечала кровоподтеки на её лице, но лишь тихо шептала:
  -Под этим углом освещения будет видно, Ольга Александровна.
  И тогда она наносила еще один слой грима. За эти пару месяцев никто так и не заметил перемены в ней. А что работает больше — ну так мало ли какие у кого обстоятельства.
  Направляется в ванную, стягивает трусики, даже не приглядывается, женщина знает, что они влажные. Как удачно, что Кирилл ничего не заметил, а она сумела хотя бы частично справиться с порывами своего тела. Наверное, со временем она привыкнет к нему, привыкнет к его аромату и не будет так откровенно течь. Женщина принимает душ, заворачивается в полотенце, выходит и забирается в кровать. Прикрывает глаза и прислушивается к тишине вокруг. Ощущает, как эта тишина успокаивает и усыпляет.
  Кирилл же еще пару часов работал, затем все же поднялся, огляделся, зачем-то поднялся на её этаж, подошел к дверям. Тишина. И света не видно. Наверное, спит. Не удерживается, открывает дверь, заходит. Радуется, что Ольга не опустила шторы, и он может наблюдать за ней спящей. Да и луна сегодня полная, освещает комнату. Подходит чуть ближе. Вглядывается в лицо своей гостьи. Она расслабленно спит. Кирилл улыбается, оглядывая женщину. Ольга лежит на боку, подложив ладонь под щеку, будто маленькая девочка. И это было тем более удивительно, что он знает о ее возрасте. Пару месяцев назад ей исполнилось 44. Совсем не юный возраст, чтобы выглядеть будто малышка. Малышка? Ему захотелось так ее назвать? Кирилл улыбнулся, понимая, какие удивительные чувства эта женщина будила в его душе. Ее хотелось защищать, оберегать. Но это еще не все, она будила в нем восхищение. Восхищение своей мягкостью, нежностью и стойкостью. Кирилл не сомневался, этот Вадим распускал руки, а возможно и не только руки. Но Ольга сумела сохранить свое достоинство. Не смотря на выпавшие на ее долю неприятности, она не озлобилась. И не только не озлобилась, но и продолжала смотреть на мир широко открытыми глазами. Она принимала его заботу, позволяла чувствовать себя значительным, важным. И при этом она не унижалась … Кирилл встречал много женщин, но мало кто мог вести себя подобным образом. Женщины были либо слишком независимы, либо слишком покорны. И тем интереснее ему была Ольга. Особенная женщина … И он сделает все, чтобы она чувствовала себя комфортно в его доме.
  Ольга переворачивается, покрывало соскальзывает, открывая ее полную грудь, затянутую в шелк сорочки. Кирилл даже замирает на миг от открывшегося вида, облизывает губы, безумно хочется коснуться, провести ладонями по этому великолепию, ласкать языком. Мужчина улыбается, направляясь к выходу. Пока не может понять своих ощущений. Но, кажется, ему нравится эта гостья в его доме. Определенно, она способна скрасить его вечера. Хоть какая-то польза была от этого никчемного Вадима. Передергивает плечами, вспоминая следы на лице Ольги. Пожалуй, надо найти тех молодчиков, да расспросить их поподробнее. Странно, что она позволила так с собой обращаться, кажется, у нее был муж? Интересно, как он позволяет ей жить вне дома? Решает, что завтра отдаст распоряжение собрать полное досье на свою гостью. И с этими приятными мыслями засыпает.
  
  Глава 2.
  Когда она спустилась утром вниз, то застала лишь Ирину. Молодая женщина приветливо улыбнулась:
  -Доброе утро, Ольга Александровна. Будете завтракать?
  -Да, спасибо.
  -Прошу вас в маленькую столовую.
  Ирина споро сервирует стол, Ольга кушает. А затем все же спрашивает:
  -А Кирилл Евгеньевич?
  -Он уехал. А когда вас нужно отвезти?
  Ольга рассказывает, куда и к какому времени. Ирина отвечает:
  -Отлично, я думаю, выезжать надо будет часа за два. Вы же знаете эти пробки.
  -Да, конечно.
  -Кирилл Евгеньевич передал, что рояль, стоящий в гостиной, настроен.
  -Спасибо.
  Ольга поднимается в свою комнату, вытряхивает вещи из сумки, находит свое концертное платье. Одевать это или? Решает, что не будет большого вреда, если сегодня она наденет это платье. Правда, она уже одевала его на несколько последних выступлений, но другого платья здесь нет. И надо будет обязательно съездить на дачу, взять побольше вещей. Не похоже, что этот Кирилл Евгеньевич так быстро отпустит её из своего дома. А ходить в одном и том же она не хотела. Отправляется к Ирине в поисках утюга. Приводит себя в порядок. Обедает. Наконец, одевается, спускается, машина уже ждет. Все тот же предупредительный молодой человек. Учтиво распахивает перед ней дверцу машины. Садится. Едут.
  Очередное выступление в череде ее выступлений. Она так давно поет, что, пожалуй, уже привыкла к этому. Да, немного волнуется, но не более того. Она умеет петь. Ее любят слушатели. Все как всегда. Женщина вздохнула. Интересно, сколько лет она еще сможет петь? И что будет делать потом? Ольга вновь вздыхает, приказывает себе не думать. Надевает дежурную улыбку, ищет глазами своего директора. Таня уже показывает куда идти, шепчет:
  -Все в порядке, Ольга Александровна?
  -Там, откуда я приехала, все хорошо. А здесь?
  -Обычная закрытая вечеринка.
  -Надеюсь, долго не задержимся.
  Таня лишь кивает, распахивая дверь гримерки.
  Кирилл и не думал сегодня заезжать в этот клуб. Накопившаяся за последние дни усталость уже требовала отдыха. Куда лучше было бы поехать сразу домой. Но партнер затащил его сюда. Лениво прохаживается, здоровается со знакомыми. Останавливается поговорить. Краем глаза замечает какое-то оживление. Поворачивается к импровизированной сцене. И видит … видит её. Ольга выходит. Её представляют, и она начинает петь. Стоит и внимательно слушает. Очарованный. Нет. Он никогда не бывал на её концертах. Но будет большим преувеличением сказать, что он никогда не слышал, как она поет. Ольга поет одну песню, затем следующую. Собирается уже на выход, но кто-то из присутствующих требует еще. Она оборачивается куда-то в кулисы, а затем продолжает петь. Наконец, её отпускают. Кирилл также направляется к выходу. Проходит мимо служебных помещений клуба, слышит перепалку. Твердый голос Ольги:
  -Но мы договаривались о других деньгах!
  И льстивый голос этого пройдохи, хозяина вечеринки:
  -Я плачу вам полную цену. Ту, о которой была договоренность.
  Кирилл мгновение размышляет, а затем решает не вмешиваться. Выходит из клуба, садится в машину:
  -Домой.
  Едет, прикрыв от усталости глаза. Вот и дом. Заходит, Ирина уже ждет:
  -Ужин, Кирилл Евгеньевич?
  -Наша гостья?
  -Еще не возвращалась.
  -Я подожду, что-то мне подсказывает, что она скоро подъедет.
  Поднимается в свою спальню, неспешно принимает душ, переодевается в домашнее, спускается вниз как раз в тот момент, когда в дом заходит Ольга.
  -Добрый вечер, Ольга Александровна.
  -Добрый вечер.
  -Как прошло выступление?
  -Неплохо, спасибо. Деньги переведут на счет, я отдам вам сразу, как они придут.
  Кирилл уже спустился ближе, вгляделся в её лицо, заметил, что она плакала. И просто сказал:
  -Я никуда не тороплюсь, вернете, как сможете.
  Ольга неожиданно зло ответила:
  -Вы-то, может быть, и никуда не торопитесь, а я вот тороплюсь!
  -Торопитесь? Куда вы торопитесь? Покинуть мой дом?
  Она поднимает глаза и с вызовом отвечает:
  -Я не вещь! Мной нельзя владеть! Я хочу вернуть вам ваши деньги. Я хочу свою свободу!
  -Мне казалось, что вы гостья в моем доме?
  -Я хочу к себе домой.
  -А где ваш дом? Насколько я знаю, последние месяцы перед вашим переездом к Вадиму вы жили в квартире, которую даже не обустраивали. Вы туда хотите вернуться? Неужели мой дом не более приятное для проживания место?
  Ольга молчит. Кирилл же не ждет ответа:
  -Я собирался поужинать, если желаете, можете составить мне компанию.
  -Спасибо, я не голодна.
  -Ну что ж, жаль … Доброго вечера.
  Чуть кивает головой и направляется в столовую. Ольга видит, что там уже накрывают стол, чувствует аппетитный аромат. Внутренне ругает себя за несдержанность и отказ. Но все-таки поднимается в свою комнату, сегодня она не будет ужинать. Посидит на диете. Подумает.
  Кирилл ужинал в одиночестве. Размышляя. Наконец, набрал Андрея:
  -Еще не спишь? Что там произошло с вверенным тебе объектом?
  Слушает отчет своего сотрудника. А затем говорит:
  -Надо бы передать Никите Сергеевичу, что не хорошо обижать артистов. Она ведь больше не приедет на его вечеринки, а это будет весьма обидно.
  -Передам, Кирилл Евгеньевич.
  -Да, передай. Она говорила о своих дальнейших планах?
  -Нет. Про новые выезды речь не шла.
  -Хорошо. Тогда отдыхай, я хочу, чтобы в ближайшие дни ты занимался только ей. Ты самый толковый мой сотрудник, умеешь действовать по обстоятельствам.
  -Спасибо, Кирилл Евгеньевич.
  -Я хочу, чтобы ты защищал её. Её безопасность и спокойствие мне дороги. В случае необходимости набирай меня без промедления.
  -Слушаюсь, босс.
  -И я желаю слышать ежедневные отчеты, если куда-то будете выезжать.
  -Само собой.
  Прощаются, Кирилл поднимается из-за стола, чуть вертит телефонный аппарат, затем снижает звук и направляется наверх, на ходу отдавая распоряжения Ирине:
  -Завтра приготовьте завтрак к девяти. Поеду в офис позже.
  Ольге не спалось. Уже с семи утра она мерила шагами свою комнату. Как жаль, что её окна выходят не на крыльцо, она не может видеть, уехал ли Кирилл Евгеньевич. Наконец, около девяти решила, что хозяин дома уж точно уехал в офис. Направляется вниз. Ирина отдает распоряжения помощникам, оглядывается:
  -О, доброе утро, Ольга Александровна.
  -Доброе утро.
  -Вы будете завтракать с Кириллом Евгеньевичем?
  -Завтракать? - Женщина растерянно смотрит. - А разве он … Я думала, он уже уехал.
  -Нет. Только будет завтракать. Я сервирую и для вас тогда.
  -Но может быть, он …
  Слышит голос Кирилла:
  -Что может быть я?
  Поворачивается, смущенно улыбается, отвечает:
  -Я подумала, может быть, вы не захотите моего присутствия за завтраком.
  -Какие глупости приходят в вашу очаровательную голову.
  Поворачивается к Ирине:
  -Сервируйте, Ирина. Мне нужно поторопиться.
  -Уже все готово, Кирилл Евгеньевич.
  Кирилл поворачивается к своей гостье, подает руку и говорит:
  -Прошу разделить со мной мою скромную трапезу.
  Она улыбается, кивает. Старательно сдерживает порывы своего тела. Что он делает с ней? Что? Едва его рука коснулась ее руки, как она тут же почувствовала влажность у своего юга. Что происходит? К счастью, Кирилл уже помогает ей сесть, женщина берет приборы, старательно отвлекаясь от влажности и жара, молясь лишь об одном, чтобы он ничего не понял. И кажется, ей это удается.
  Завтракают. Говорят о пустяках, Кирилл интересуется планами женщины на этот день. Ольга сообщает, что хотела бы съездить на дачу, взять некоторые свои вещи.
  -Скажите Ирине, она вызовет Андрея, он вас сопроводит.
  -Спасибо.
  Он не успевает ответить, звонит телефон. Извиняется и берет трубку. И вновь Ольга может наблюдать за его превращением. Кажется, в нем с легкостью уживаются два совершенно разных человека. Внимательный интеллигент и опасный хищник. Кирилл заканчивает разговор, обращается к Ольге:
  -К сожалению, мне пора. Было очень приятно с вами завтракать.
  -Взаимно, спасибо.
  Мужчина уезжает. А Ольга просит Ирину вызвать Андрея, вскоре уже едут на дачу. Поднимается наверх, перебирает свои вещи, собирает пару чемоданов. Вот теперь она готова. Готова к новым встречам… Замирает. Кажется, этот человек очаровывает её? Интересно, чем же … Умный собеседник? Внимательный мужчина? Ольга старается теперь не думать о реакциях своего тела. С этим она обязательно справится, а вот ее внешний вид должен быть приятным для него. Раз уж он вынужден терпеть ее в своем доме … И она постарается выглядеть достойно.
  Андрей помогает загрузить чемоданы в машину, предусмотрительно открывает дверцу, Ольга садится. Андрей спрашивает:
  -Домой?
  Она кивает. Машина мчится обратно. Выходят, Ирина замечает чемоданы:
  -Надо, наверное, погладить и развесить ваши платья, Ольга Александровна? Я пришлю Аню.
  -Спасибо.
  -Во сколько подавать обед?
  -Я не знаю, а Кирилл Евгеньевич?
  -Нет, он не приедет. Только вы.
  -Тогда около двух.
  -Хорошо, буду вас ждать.
  Ольга проводит день в ничегонеделании. Спускается на обед, вновь поднимается в свою комнату. Звонит Тане, которая довольно сообщает, что деньги за выступление перевели в полном объеме. Ольга переспрашивает:
  -Ты уверена? Но вчера мне казалось, что он не заплатит.
  -Да, мне тоже так показалось. Его секретарь шепнула мне, что кто-то очень влиятельный позвонил ему.
  -Позвонил?
  -Да. Не знаю кто, но, кажется, у вас появился покровитель.
  -Этого мне еще не хватало! Еще одного покровителя!
  -Но пока он ничем себя не проявляет — пусть.
  -Много ты понимаешь …
  -Ольга Александровна, я не меньше вас хочу поскорее рассчитаться с этими долгами.
  -Надо бы как-то узнать, кто этот человек.
  -Она не созналась. Я пыталась выпытать. Сказала лишь, что был звонок. Она сама его слышала.
  -Ладно. Будем разбираться с проблемами по мере их поступления.
  -Еще звонил Олег, он вас ищет.
  -Не желаю его видеть. Так ему и передай. Пусть работает, может хоть часть своих долгов отдаст.
  Дальше она не продолжает, лишь думает: «А мне надо подумать о своих обязательствах. Многие из которых появились благодаря ему».
  Прощается с Таней, достает захваченную с дачи книгу, забирается с ногами на диванчик и погружается в чтение. Темнеет, включает свет, слышит стук в дверь:
  -Войдите.
  Заходит Ирина:
  -Кирилл Евгеньевич собирается ужинать, вы будете ужинать с ним?
  -А что он сказал?
  -На ваше усмотрение.
  -Я спущусь. Сейчас?
  -Будем подавать через тридцать минут.
  -Я спущусь.
  Ирина выходит, а Ольга направляется в гардеробную, платье, какое-то необычное платье. Сегодня она хочет выглядеть особенно. Вот это домашнее платье, нежное, мягкое. Достает подходящие к нему туфли, обувается. Спускается вниз. Застает хозяина дома в столовой. Тот вновь внимательно смотрит в окно, оборачивается на её голос:
  -Добрый вечер.
  Кирилл внимательно оглядывает свою визави. И не может не признаться себе, что она ему очень нравится. Нравятся светлые, слегка волнистые волосы. Нравится минимум макияжа. Нравятся ее ласковые глаза и мягкая улыбка. Нравится это домашнее платье, которое подчеркивает ее формы. И вся она теперь домашняя, близкая, родная.
  Родная?
  Мужчина улыбается, отвечает:
  -Добрый вечер. Сегодня вы особенно очаровательны!
  -Спасибо.
  -Будем ужинать?
  Кивает, садятся за стол. Ольга говорит:
  -Мне перевели сегодня деньги, нужны ваши реквизиты, чтобы перекинуть их на ваш счет.
  -Мой человек свяжется с вашим директором.
  -Хорошо.
  Кирилл внимательно оглядывает свою гостью. Отчего же ему теперь грустно? Она действительно хочет покинуть его дом? Ей неприятно его общество? Или…? Переспрашивает:
  -Мне не хотелось бы думать, что вы действительно стремитесь покинуть мой дом.
  Ольга лишь вздыхает:
  -Я просто хочу быть свободной.
  Мужчина мягко продолжает:
  -Вы свободны.
  Ольга отрицательно машет головой:
  -Нет. Я ваша гостья.
  Теперь вздыхает Кирилл:
  -Но это не предполагает вашей несвободы.
  Женщина задорно улыбается, лукаво смотрит и уточняет:
  -Значит, я могу уехать?
  Кирилл улыбается. Какая очаровательная малышка, почему-то думается ему. Хитрая лиса. Но в финансовых вопросах она не обманет. Отдаст каждую копейку, которую должна. Он ознакомился сегодня с подробным досье на неё. Весьма порядочная особа. Жаль, что она была так не осмотрительна и занимала такие суммы денег. Он получил информацию и о том, зачем ей были нужны эти деньги. Она вкладывалась в проекты своего мужа … Интересно, зачем ей это было нужно. Слышит её покашливание, выплывает из раздумий:
  -Да? Извините, я просто задумался.
  -Вы думали обо мне?
  Кирилл не пытается лукавить:
  -Да. Сейчас я думал о вас.
  Ольга тут же напряженно вглядывается в его глаза:
  -Со мной что-то не так?
  -Я подумал о том, почему эти ваши долги не отдает ваш муж. Зачем вы брали на себя эти обязательства?
  -Так сложились обстоятельства.
  Кирилл улыбается. Кивает. И она понимает, что, в общем-то, ему и не нужны её объяснения, уже завтра, если он захочет, на его столе будет лежать подробное досье. Точно такое же, как принесли ему на неё. Ольга была уверена, её собеседник получил исчерпывающую информацию о ней. Либо еще до сделки с Вадимом, либо сразу же после. Он был информирован. И даже больше чем надо. Почему-то дрожит. От страха? Сейчас она его боится? Она должна рассказать, что у нее появился другой покровитель? Нет. Да и что она скажет? Она не знает имени того человека. Да и что тот может? Заплатить по её долгам? Но сколько уже можно? Она устала от этой зависимости. Устала! Поскорее бы все заплатить и забыть об этом периоде своей жизни, как о страшном сне. На этот раз Кирилл выводит её из раздумий:
  -У вас с мужем заключен брачный контракт?
  -Брачный контракт?
  -Да. Вы же по-прежнему его жена. И он может все также делать долги. Ваши общие супружеские долги.
  Глаза Ольги начинают расширяться, она говорит:
  -Я не собираюсь платить по его бумагам. Там, где он расписывался сам — будет платить он.
  -Вообще-то, по семейному кодексу и доходы, и долги супругов делятся пополам.
  -Вы хотите сказать, что ко мне могут прийти и с его долгами?
  -Как вариант. Вообще, конечно, маловероятно, но могут.
  Ольга бледнеет. Кирилл продолжает:
  -Вам нужно просто оформить развод с ним. Если желаете — мои юристы к вашим услугам.
  -Оформить развод?
  Она как-то беспомощно смотрит на мужчину. Кирилл внимательно вглядывается в её глаза:
  -Вы уже несколько лет не живете вместе. Практически не встречаетесь. Что держит вас в этом браке?
  Она поднимает на него глаза. Молчит. Кирилл вновь улыбается:
  -Вас ничего не держит в этом браке. Я дам задание своим юристам, вас разведут.
  Она сглатывает, опускает глаза, тихо говорит:
  -Но вам это зачем?
  -Вы очень приятная гостья. Мне хочется сделать вам что-то приятное в ответ.
  -И лишить меня последней поддержки?
  -Последней поддержки? Разве он оказывал вам её?
  Она мрачнеет. Кивает и говорит:
  -Вы очень опасный человек. Страшный. Кому-то что-то удавалось скрыть от вас, если вы имели в этом деле интерес?
  -Нет. Во всяком случае, я этого не припомню.
  Ольга молчит, между ними вдруг разливается гнетущая тишина. Кирилл первым замечает это, поднимается:
  -Уже довольно поздно, давайте продолжим завтра. Если вам нужно будет куда-то выехать, сообщите Ирине.
  Женщина предпринимает последнюю попытку:
  -Вы не отпустите меня?
  -Нет. Не отпущу. Не скрою, мне очень приятно ваше общество. У меня поднимается настроение, когда я думаю, что дома меня кто-то ждет.
  -В вашем возрасте уже заводят семью, детей …
  Кирилл невозмутимо смотрит. Улыбается. Отвечает:
  -А почему вы решили, что у меня нет семьи и детей?
  Ольга неуверенно смотрит. Затем говорит:
  -Но здесь же?
  -А почему вы думаете, что у меня один дом?
  -Мне казалось, вы приезжаете сюда ночевать. Разве не к себе домой люди приезжают спать?
  Он лукаво улыбается:
  -Прошу вас, не забивайте свою прелестную головку такими пустяками. Все, что вам нужно знать — это, то, что вы моя гостья, и мне приятно ваше общество. Давайте же проведем приятно это время. Я уверен, весьма скоро вы уже расплатитесь по своим счетам.
  -Откуда такая уверенность?
  -Не знаю. Считайте это чутьем. А оно никогда меня не подводило.
  Ольга кивает. Прощаются, она поднимается в свою комнату. Его слова зародили в её душе сомнения. Что вообще она знает про этого человека? Она живет в его доме. Он вежлив и обходителен. Была ли у него семья? Надо как-то это выяснить. Набирает Марину:
  -Привет, подруга. Мне нужно информация. Конфиденциального характера. Сможешь по своим каналам попытаться найти?
  -А ты? Почему ты не задействуешь свои каналы?
  -Не хочу светить свое имя. Так ты мне поможешь?
  -Помогу. Про кого тебе нужна информация?
  -Жданов Кирилл Евгеньевич.
  -Что? Где ты с ним пересеклась?
  -А что такое, Марина?
  -Господи, Ольга, надеюсь, ты не связалась с ним? Про него же ничего неизвестно. Только то, что он молод, богат и влиятелен. И лучше не встречаться с ним на узкой дорожке.
  -Это все? А семья? У него есть семья?
  -Не знаю. Да и никто не знает, Оль.
  -Как никто не знает?
  -Ну, вот так. Он достаточно богат, чтобы скрыть эту информацию.
  -Но неужели он не был замечен с девушками?
  -Публично нет. А что уж происходило в его домах — мне не ведомо.
  -Марина, но такого не может быть. Неужели ни одна из его пассий не похвасталась перед подругами?
  -Кто будет хвастаться, что ты говоришь, Оль. Кому нужны проблемы.
  -Ладно, понятно.
  -Не связывайся с ним, Оля.
  -Ага.
  Прощается, отключает телефон. Небрежно бросает аппарат на кровать. Легко ей говорить: «Не связывайся». Как не связывайся-то? Уже связалась. Впрочем, Марине ничего не известно про то, что она в доме Жданова. А значит … Значит, он действительно может обеспечить себе конфиденциальность. А заодно и своим близким. А также гостям.
  В раздумье Ольга выходит в коридор, подходит к большому окну в конце коридора, видит, как со двора выезжает машина. Большая, черная, приметная. Его машина. Усмехается сама себе. Наивная дурочка. Решила, что такой человек холост. Разумеется, нет. А то, что не носит кольцо. Да это вообще ничего не значит. Кажется, она ни разу вообще не видела украшений на его руках. Если он оберегает свою семью, то малейшие намеки на неё убирает. А жена … А что жена? Привыкла к его ранним отъездам и поздним приездам. Там, наверное, и дети есть. Прикрывает глаза. Смахивает слезы. Интересно, какие они, его дети? Наверное, какие-то особенные … Такие же особенные, как и он сам. Да. Им повезло, что он их отец. И их матери повезло, ведь она по-настоящему замужем. За человеком, который в состоянии решать проблемы, а не создавать их.
  Вздыхает, возвращается в спальню. Принимает душ и ложится в кровать.
  Она не будет теперь думать о своих браках. Не будет думать об отце своей единственной дочери, который не выдержал ее бешенного гастрольного графика, который ревновал ее к поклонникам. И в конце концов просто предложил развод.
  Да, тогда она уже его не любила, но остаться одной с маленьким ребенком на руках ...
  Много лет после этого она работала, совершенно забыв о какой-либо личной жизни. Сцена заменила ей все. Ольга и не думала, что еще раз выйдет замуж, но Олег был настойчив, молодой, подающий надежды бизнесмен. Он рассказывал о своих чудесных проектах, очаровывал своими ухаживаниями и проявлениями любви. Женщина знала, что не любит его в должной мере .. но … так уже хотелось просто быть женой, матерью …
  Она всего лишь хотела стабильности. Друзья смеялись, говорили, что Олег молод, напоминали о десяти годах разницы. Но Ольга хотела обманываться. Хотела. Впрочем, женщина довольно быстро разочаровалась. Почти сразу после свадьбы она забеременела. Была уверена, что муж будет просто счастлив. А Олег вдруг заговорил о деньгах, о том, что его бизнес еще не приносит необходимого дохода, о том, что им еще рано становиться родителями.
  Она выступила поручителем по нескольким его займам, но дела не задались. Мужчина умолял ее повременить с ребенком. Дело дошло и до обвинений в беспечности, в том, что Ольга желает его к себе привязать. Она до сих пор помнила чувство гадливости, которое испытала в тот момент. Теперь она уже не понимала, зачем вышла замуж, почему не предохранялась.
  Но судьба была к ней благосклонна, все эти нервы, да ее уже не юный возраст способствовали выкидышу. Ольга стоически терпела боль, а потом все-таки обратилась в клинику. Врачи лишь развели руками:
  -Что же вы, Ольга Александровна, не обратились раньше? Там были хотя бы шансы сохранить малыша.
  Она что-то отвечала, а внутренне радовалась. Легла на чистку, думая о том, что Всевышний был к ней милостив, этот нежеланный малыш не родится.
  Впрочем, с тех пор прошло уже пять лет. После Олег пытался заговаривать с ней о детях, приводил доводы, рассказывал о процветании бизнеса. Но что-то внутри женщины треснуло. Что-то изменилось. Она старалась даже их отношения свести на нет. Она купила новую квартиру, взамен той, что отдала в свое время дочери, когда съезжала к мужу. Лишь не оформляла развод. Почему? Ольга и сама не могла найти ответ на этот вопрос. Статус замужней? Впрочем, он не помешал Вадиму увезти ее на ту дачу. А когда она обратилась за помощью к Олегу, тот лишь сказал, что у его бизнеса тяжелые времена, что он теперь не может вывести активы, чтобы заплатить ее долги. Это «ее» вновь резануло женщину. Как быстро муж забыл, для чего она брала деньги. Как быстро.
  От мыслей про мужа она перешла к мыслям о Жданове. Она думала о его жене, об их детях. Заставила себя пожелать счастья этой неведомой женщине. Женщине, которая действительно смогла выйти замуж. Ольга шептала себе:
  -Ты должна быть счастлива уже тем, что он выкупил твои долги, тем, что живешь в его доме. Ты должна быть счастлива, что он добр к тебе. Посмотри правде в глаза — он мало к кому добр. Этот человек опасный хищник. И он расположен к тебе. Мечтать о большем просто преступление.
  Женщина горестно вздыхает и прикрывает глаза, засыпая.
  Разумеется, она не видит, что через пару часов Кирилл возвращается, спрашивает Ирину:
  -Ольга Александровна?
  -В своей комнате. Свет выключила, наверное, спит.
  -Хорошо. Пойду тоже спать.
  -Завтра как обычно, Кирилл Евгеньевич?
  -Да. Как обычно. Надо приехать на работу к девяти.
  Поднимается в свою спальню. Отчего-то вновь думает о своей гостье. Усмехается, когда вспоминает её изумленное лицо на его выпад про семью.
  Он не собирался обсуждать свою личную жизнь. Ни с ней, ни с кем-либо другим. Всему свой срок. А пока он будет просто наслаждаться её обществом. Когда еще выпадет такая возможность. Интересно, что она скажет, если в выходной он попросит её спеть для себя? Личный концерт … Для одного зрителя?
  
  Глава 3.
  Уже на следующий день за ужином Кирилл спросил свою гостью:
  -А какие у вас планы на ближайшую субботу?
  -Планы? - Она на минуту задумывается, вспоминая. Отвечает:
  -Нет, никаких планов нет.
  -Мне бы хотелось, чтобы вы кое-что сделали для меня. Разумеется, не бесплатно.
  Она поднимает на него глаза, что он задумал? Что он хочет? Кажется, она не интересовала его в сексуальном плане, он не делал попыток продемонстрировать ее друзьям и знакомым. Так чего он хочет?
  -Что же мне нужно сделать?
  -Спеть.
  Все-таки спеть. Где-то внутри она даже облегченно выдыхает. Ей надо спеть. Ничего нового. Наверняка концерт для его знакомых. Интересно, сколько он за это заплатит. Улыбается, уточняет:
  -Спеть? Вы хотите провести вечеринку?
  -Не совсем. Но можно и так сказать.
  -Что вы имеете в виду?
  -Это будет вечеринка. Вечеринка, где будет только один гость — я.
  Она изумлена. Так ему не нужна компания? Петь только для него? А почему и нет? Раз он хочет. Ей совсем не трудно.
  -А где вы хотите, чтобы я пела?
  -В доме оборудован концертный зал. Я могу вам показать после ужина.
  -А какой длительности концерт вы желаете?
  -На ваше усмотрение. Я заплачу двойную цену против вашего обычного тарифа.
  И он вновь ее удивил. И тем, что собирался заплатить, и тем, что знал ее расценки. Он действительно был очень и очень хорошо информирован.
  -Вы знаете мои тарифы?
  Он улыбается. Кивает. Замечает её беспокойство и говорит:
  -Или вы назовите вашу цену. Я не намерен торговаться. Любой труд должен быть оплачен, тем более ваш.
  Ольга задумывается. Где-то внутри борются два человека — один гордый, который кричит сейчас: «Не надо, не соглашайся, для чего тебе его подачки!». И второй рассудительный, которой говорит: «А почему бы ему и не захотеть послушать твои песни? Разве ты плохо поешь?». Поднимает глаза на собеседника, замечает, что он смотрит на нее, ждет ответа, шепчет:
  -Вы действительно хотите послушать, как я пою?
  -Да. Разумеется. Я слышал ваши песни и раньше, но никогда раньше я не был на вашем концерте. Полагаю, что исполнение вживую отличается.
  -Я согласна. Но я бы хотела порепетировать.
  -Я скажу Ирине, чтобы она проводила вас туда, когда вам будет угодно.
  -Спасибо.
  -Это вам спасибо.
  Поднимает на него глаза, улыбается, переспрашивает:
  -За что же?
  -За то, что скрашиваете мои вечера.
  Он не ждет ее ответа, сегодня ему не хочется говорить о семье, браке, о том, кем и чем должны быть окрашены его вечера. Как бы он не хотел, но ему никогда не стать простым смертным. Никогда уже не жить обычной жизнью. А посему нет никакого резона мечтать о том, чтобы Ольга всегда скрашивала его вечера. Кирилл - взрослый мужчина, и он прекрасно знает: нет ничего вечного. И ее пребывание в его доме скоро закончится. Почему-то из глубины души поднимается чувство досады. Но он не дает ему поглотить себя, поднимается из-за стола, говорит:
  -Вынужден уже попрощаться, дела зовут. И да, ближайшие два дня меня не будет в городе. Так что — до субботы.
  -До субботы.
  Она с сожалением смотрит вслед удаляющейся фигуре. Ей будет его не хватать? Да, наверное. Думает о том, что его деньги за выступление значительно снизят её долг перед ним. Улыбается. Эта мысль определенно ей нравится. Очень скоро она выплатит свои долги и сможет вернуться домой. Уедет из этого дома. И наверное больше никогда не увидит Кирилла Евгеньевича. Да, наверное. Ведь она не встречалась с ним раньше. А значит … Значит она не бывает в тех же местах, что и он.
  Эта мысль почему-то делает её грустной. Поднимается из-за стола, направляется в спальню. И следующие два дня посвящает подготовке праздника, практически все время проводя в концертном зале. Она хочет особенный концерт для него. Самый важный ее зритель. Ольга внутренне улыбается. Нет, она будет стараться не ради денег. И даже не ради того, чтобы его очаровать. Она постарается … Женщина признается себе, что будет стараться оставить о себе самые приятные воспоминания. Пусть он улыбнется, если вдруг вспомнит о ней и о том времени, которое она провела в его доме.
  Оба этих дня он периодически возвращался мыслями к своей гостье. И каждый раз на его лице образовывалась улыбка. Ирина каждый день отчитывалась, он был спокоен, в его доме Ольге были созданы все условия для комфортного проживания. И, кажется, она не стремилась покидать его пределы.
  Возвращается поздно вечером в пятницу. Ирина встречает:
  -Ужинать, Кирилл Евгеньевич?
  -Нет. Ничего не хочу. Устал. Наша гостья?
  -Уже спит.
  -Хорошо. Давай, иди тоже спать.
  Расходятся, выключает телефон, без сил падает на кровать, думая только о том, что завтра выспится. Наконец-то, выспится.
  Встает ближе к обеду, спускается вниз, находит женщин в маленькой столовой:
  -Вы уже обедаете?
  Ольга улыбается, отвечает:
  -Да.
  Обращается к Ирине:
  -А мне мой завтрак, пожалуйста.
  Ирина включает кофе-машину, сервирует стол для завтрака. Кирилл блаженно щурится, улыбается, спрашивает:
  -А сегодня ведь суббота. И как наш уговор? В силе?
  -В силе.
  -Во сколько начало?
  -Как вам будет угодно.
  -В таком случае, может быть в три часа?
  -Давайте.
  К трем часам он спускается в зал. Удобно устраивается перед импровизированной сценой. Гаснет свет. Включаются световые эффекты. И начинается шоу!
  Ольга постаралась во всю, каждая песня Кириллу понравилась. Каждый маленький спектакль, который она играла для него, приводил его в восторг. Вот, наконец, и финальная песня. Она переводит дыхание и говорит. Тихо, завораживающе:
  -Я надеюсь, что вам понравилось. Я хотела этого.
  Идет ей навстречу, забирает из рук микрофон и склоняется к этим рукам, целуя. Потрясенно говорит:
  -Это было бесподобно! Я никогда не видел ничего лучше. Теперь я понимаю ваших беснующихся поклонников. Я понимаю толпы ваших обожателей. Вы, действительно, потрясающая певица!
  Ольга смущается, говорит:
  -Вы преувеличиваете.
  -Нет, нет, нет!
  Слабо улыбается, шепчет:
  -Я рада, что вам понравилось. Мне действительно хотелось этого.
  Он улыбается в ответ, говорит:
  -Вы ведь составите мне сегодня компанию вечером? Мне не хочется вас отпускать.
  -Да, конечно.
  -Ирина уже готовит ужин.
  -Во сколько встречаемся?
  Кирилл смотрит на часы:
  -Через час. Вы успеете передохнуть?
  -Да. Спасибо.
  Расходятся по своим комнатам. Ольга стаскивает концертное платье. Довольно улыбается. Кажется, он был в полном восторге. Правда они так и не обсудили их финансовые дела. Но это можно сделать и позже. Спросит о деньгах за ужином. Не хотелось разрушать то очарование, которое возникло между ними там, в зале.
  Спускается к ужину, Кирилл уже ждет, подает руку, говорит:
  -Прежде чем мы отправимся ужинать, я хочу пригласить вас в мой кабинет. Мы обсудим наши финансовые дела.
  Кивает. Идут. В кабинете он садится за стол, а ей указывает на кресло напротив:
  -Прошу вас, присаживайтесь. Вы назовете мне цену за ваше сегодняшнее великолепное выступление, или это сделаю я?
  -Я лучше напишу.
  -Хорошо.
  Протягивает ей лист бумаги. Ольга пишет сумму. Он вглядывается, хмурится. Пишет свою цифру, протягивает ей бумагу и спокойно говорит:
  -Мне кажется, вы себя недооценили.
  Она смотрит на цифру и глаза её лезут на лоб. Поднимает к нему глаза, отвечает:
  -Нет, это вы меня переоценили. Столько не может стоить выступление.
  -Но кто, как не зритель, должен оценивать выступление артиста?
  -Вы хотите от меня избавиться?
  -Избавиться? Отчего же?
  -Вы написали ровно ту сумму, которую я вам должна.
  -Мне показалось, что вы хотели обрести свободу. Хотели покинуть мой дом.
  -Хотела. Обрести свободу. Не быть зависимой. Но не такой ценой. Я должна вам деньги. И я отдам каждую копейку!
  -Но вы пели для меня. Это что-то да стоит.
  -Я написала вам стоимость. И вы знаете, что это самая высокая такса.
  Кирилл вздыхает. Грустно улыбается. Однако, какая гордая малышка. Она не примет его помощь. Ну что ж …Пусть будет так, как она хочет. Кивает, отвечает:
  -Хорошо. Примем вашу сумму. В таком случае, путем нехитрых расчетов мы получаем такой остаток.
  Он считает и выписывает сумму. Ольга кивает. Эта сумма уже не кажется ей большой. Вполне реальная сумма долга. Она скоро полностью рассчитается. Улыбается своим мыслям. Кирилл же уже говорит:
  -А теперь я приглашаю вас поужинать.
  -С удовольствием.
  Проходят в столовую и отдают дань приготовленным блюдам. Ольга просто наслаждается ужином. Сегодня Ирина превзошла саму себя, настолько блюда были восхитительны. Женщина также с огромным удовольствием оглядывает сидящего рядом мужчину. Теперь, когда ее долг снизился до этих небольших размеров, она может наконец-то расслабиться и насладиться его обществом. Может смотреть на его правильные черты лица, прямой нос, упрямый подбородок. Может заметить небольшую щетину, которая появилась к вечеру, и которая придает этому мужчине некоторую загадочность. Она смотрит на его черные волосы, вдруг понимает, что их выпрямляют, встречается с ним взглядом, поясняет:
  -Обратила внимание на ваши волосы.
  -Что с ними? - Кирилл улыбается, вдруг понимая, что ему приятно ее внимание. Ольга поясняет:
  -Ваши волосы вьются от природы? Вы их выпрямляете?
  -Да, вы очень наблюдательны.
  Она лишь кивает, говорит:
  -Вы очень красивый мужчина.
  -А вы прелестная женщина.
  -Спасибо. - Ольга смущенно опускает глаза, ощущая, как разливается жар у ее юга. Когда она уже привыкнет к этому? Когда ее тело перестанет так остро реагировать на этого мужчину? Ей не хочется знать, что будет, когда он узнает степень ее желания. Полное безумие, учитывая их разницу в возрасте. Она старательно приказывает себе успокоиться. Сосредотачивает свое внимание на блюдах, которые подают. Немного отвлекается. Кирилл замечает перемены в женщине, придвигается чуть ближе, нежно касается ее руки, говорит:
  -Вы, наверное, устали. Давайте я провожу вас в вашу комнату.
  Уже у дверей вновь склоняется с поцелуем к её руке и говорит:
  -Спасибо за прекрасный вечер.
  -Вам спасибо.
  Заходит в комнату, сразу же направляется в ванную, на ходу стягивая одежду. Ольга даже не приглядывается к своему белью, знает, что мокрое, бросает трусики в корзину с грязным бельем и встает под душ. Когда пальчики ее проникают между губок, омывая, она сама себе улыбается. Прикрывает глаза, и перед ее мысленным взором встает Кирилл. Ольга проводит ладонями по телу, представляя, что это его ладони. Возбуждается еще сильнее, а затем помогает себе расслабиться. Она разумная женщина и не претендует на этого мужчину. Но она может мечтать … Почему бы и нет? Может мечтать и доставлять себе немного удовольствия, представляя его.
  Женщина в последний раз обмывается, обматывается полотенцем и выходит в комнату. Подходит к окну, отодвигает портьеру, выглядывает наружу. Солнце садится, окрашивая в багрянец листву деревьев. Ольга же тянется к платью, которое только что стянула, одевается, выуживает чистые трусики, на миг замирает, раздумывая. Интересно, почему Кирилл отправил её в комнату? Может быть, у него будут гости? Или он собирается уезжать? Да, наверное, ему надо возвращаться домой. Тихонько выходит из своей комнаты. Спускается в гостиную, подходит к роялю. Садится, проводит по клавишам. Интересно, она никому не помешает? Сама себе улыбается и говорит:
  -Глупая, этот дом такой огромный, и здесь наверняка хорошая звукоизоляция.
  Играет, как расслабляет музыка, как здорово, что она может музицировать. Прикрывает глаза от удовольствия, продолжает играть и тихонько петь. Не слышит, что больше не одна в комнате. Не видит, что Кирилл внимательно наблюдает за ней. Наконец, она убирает руки от инструмента, открывает глаза, в них слезы … И боль. Видит его, спрашивает:
  -Я помешала?
  Кирилл изумленно смотрит:
  -Помешали? Но чем?
  -Своей музыкой.
  -Нет. Я просто не думал, что вы здесь. Шел мимо. Очень красивые мелодии. И очень красивое исполнение.
  -Спасибо.
  Ему хочется подойти к ней, обнять. Замечает слезы на ее глазах:
  -Вы плачете?
  -Это от эмоций …
  -Музыка навеяла плохие воспоминания?
  -Нет, музыка скорее способ избавиться от негативных воспоминаний.
  -Вас кто-то обидел в мое отсутствие?
  -Обидел? Здесь? - Изумленно переспрашивает она. Улыбается. -Нет. И вы же знаете, что нет.
  -Хорошо. Я хочу, чтобы пребывание в моем доме было комфортным для вас.
  -Я думала, вы уехали.
  -Уехал? Куда?
  -К своей семье. В свой дом. Ведь сегодня суббота.
  Кирилл улыбается, какова плутовка! Интересно, зачем ей нужна информация о его семье?
  -Нет. Сегодняшний день я планировал провести с вами.
  -Со мной? Но вы же проводили меня в мою спальню.
  -Лишь потому, что мне показалось, что вы хотите отдохнуть. После концерта вы выглядели усталой.
  -Да. Обычно присутствует физическая усталость. Но в тоже время возбуждение, адреналин играет. Не сразу могу успокоиться. Тем более после такого хорошего концерта. Я чувствовала от вас огромную энергетику, как от целого зала.
  Кирилл улыбается:
  -Я буду знать об этих ваших особенностях после концерта.
  Она грустно улыбается и говорит:
  -Абсолютно бесполезная информация. Очень скоро, как вы и говорили, я отдам вам остаток средств …
  -Да, я знаю, и покинете мой дом.
  -Я буду скучать по этому времени.
  Набирается смелости и продолжает:
  -И буду помнить из какого ада вы вытащили меня. Что благодаря вам я вспомнила о том, что я — человек.
  -Вы привлекательная женщина, великолепная певица и просто замечательный человек.
  -Не все думают также. Далеко не все, уверяю вас.
  -Но вы же пообещаете мне не попадать больше в такие переделки?
  -Я постараюсь.
  Кирилл смеется, захватывает её руку в плен своих рук, целует, слегка поглаживая, шепчет:
  -Придется мне тогда взять над вами шефство.
  -Даже так?
  -А почему нет? Вы будете против?
  -Я нет.
  Мужчина смеется, продолжает:
  -Ну в таком случае я не вижу никаких причин этого не делать.
  Он думает о том, что Ольга не возразила, а значит в будущем он может следить за ее судьбой. Признается себе, что ему будет приятно это делать. Мысленно вздыхает, ему хотелось бы большего. Кирилл всегда был честен с собой, вот и теперь он не может не признаться себе, что хотел бы каждый вечер видеть Ольгу в своем доме. От одной мысли, что сегодня он будет ужинать с ней, у него поднималось настроение. Ему нравилось с ней разговаривать, ему нравилось смотреть на нее. Она ему нравилась. И если бы он мог, он бы заполучил ее себе.
  Но Кирилл знал, что вместо этого очень скоро он отпустит женщину восвояси. Очень скоро у него не останется даже формальных причин удерживать ее в своем доме.
  Ольга же вновь ощущает дрожь во всем теле. Ощущает безумное желание прильнуть к нему, опустить голову на его грудь, прикрыть глаза и ни о чем не думать. Господи, за что ей это? Этот мужчина не ее и никогда не будет ее. Более того, он женат. У него дети. Какое право она имеет даже мечтать о нем. Но тело, ее предательское тело вовсе не собиралось ее слушать. Она вновь ощущает, как возбуждается, а затем понимает, что течет. Сильнее сжимает бедра в бесплодной попытке остановить эти порывы. Кирилл же опускается губами к ее руке, шепчет:
  -Вы самая прекрасная, самая чудесная.
  И тут же ощущает аромат ее желания. Ощущает сладость, которой ему хотелось бы коснуться. Мужчина мгновенно обуздывает свои желания. Эта женщина не для него. Она слишком хороша, чтобы стать его. Слишком хороша. И он дал себе слово, что позаботится о ней. И он это сделает. Он не воспользуется ее зависимым положением, нет, он не тронет ее. Где-то в глубине бьется мысль о том, что она его желает, но Кирилл беспощадно забивает ее. Для всех будет лучше, если его желания не будут реализованы. Он позаботиться об Ольге. Он защитит ее. И от других, и от себя.
  Еще пара недель, которые она проводит в его доме. Эти ежедневные ужины в рабочие дни, когда он ощущает аромат ее желания. Эти воскресные обеды, после которых она устремляется в душ. Ольга понимает, что так долго продолжаться не может. Ее желания требуют выхода. Ей надо поскорее отдать свой долг и уезжать. Она решительно не может бороться со своими желаниями, когда он так близко. Ей хочется его касаться, ей хочется его ласкать, она мечтает запустить пальцы в его кудри … После каждой встречи она направляется в душ, где помогает себе снять напряжение. Это не может продолжаться бесконечно. Она должна уехать. Лишь вдали от него она сумеет справиться с желаниями своего тела.
  Впрочем, при мыслях о разлуке на ее глазах появлялись слезы. Будь она чуть помоложе … Она бы предложила попробовать. Лишь раз без обязательств и продолжения. Впрочем, Ольга не уверена, что смогла бы этим довольствоваться. «Все к лучшему,»- твердила она себе. «Все к лучшему».
  Он не мог не замечать ее аромат желания. Не мог не замечать. И его тело реагировало вполне определенным образом. Впрочем, его это не удивляло. Она была привлекательна. Он помнил, когда ему пришлось впервые обуздывать свою страсть. Это был их второй совместный ужин. Это платье, подчеркивающее ее пышные формы, да оно было способно свести с ума и святого. И с тех пор каждая их встреча становилась испытанием для него. Он желал ее. И теперь уже не понимал, чего он желает больше: ее ли тела, ее ли присутствия в своем доме или ее мягкого голоса, которым она спрашивала об его делах. Если бы мог … Если бы он только мог … Он заполучил бы эту женщину себе.
  Но время неумолимо идет вперед. Ольга выступает, Таня переводит деньги Кириллу Евгеньевичу. Вот собственно и последний платеж. Сумма долга полностью погашена. Ольга внимательно смотрит на последнюю платежку. Вот и все? Все? Она отдала Кириллу Евгеньевичу весь долг? Больше не осталось никаких причин ей здесь задерживаться. Подходит к большому зеркалу, оглядывает себя в интерьерах спальни, грустно улыбается и сама себе говорит:
  -Пора … Ты и так слишком злоупотребляла его гостеприимством. Он выкупил твои долги и нянчился с тобой будто с маленьким ребенком. Пора. Больше нет никаких причин оставаться в этом доме.
  Решительно спускается вниз, сейчас вечер и она знает, что Кирилл Евгеньевич работает в своем кабинете. Заходит и спрашивает:
  -Уделите мне немного времени?
  Он откладывает ручку, поднимается, подходит ближе, усаживает Ольгу на диван, присаживается рядом, говорит:
  -Вы пришли попрощаться?
  -Попрощаться? Да. Вам пришли мои деньги?
  -Да. Я приготовил ваши расписки. Больше вы ничего мне не должны.
  Встает, подает ей папку, Ольга берет, даже не открывает, он шепчет:
  -Вы не будете проверять?
  -Проверять? Нет. Разве эти недели не доказали, что вы порядочный человек? Я верю вам.
  Он грустно улыбается. Кивает. Вот собственно и все. А чего он хотел? С самого начала Кирилл знал, что момент расставания скоро наступит. Спрашивает:
  -Вы ведь поужинаете со мной на прощание?
  -Да, поужинаю. -Отвечает она поспешно, старательно сдерживая свои эмоции.
  -Будете вызывать своего шофера, или мне позвонить Андрею?
  -Если можно, то я бы хотела поехать с Андреем.
  -Значит, вызову.
  Ужинают. В тишине. Временами гнетущей. Он все порывается что-то сказать, но ничего особого на ум не приходит. Она ищет нейтральные темы для разговора и не находит. Наконец, ужин завершается. Ольга поднимается первой. Говорит:
  -Я пойду за вещами. Не хочется задерживать Андрея больше чем нужно.
  -Хорошо.
  Спускается вниз, одетая для выхода. Выносят чемоданы. Кирилл стоит и внимательно смотрит. Она оборачивается. Смотрит. Шепчет:
  -Спасибо вам. За все.
  -Это вам спасибо. За общество, за ваше присутствие в моей жизни. Я желаю вам счастья. И любви.
  Она сглатывает, слезы на её глазах. Шепчет:
  -Я пойду. До свидания.
  Уже почти подходит к дверям, как он останавливает, заключает в объятия, прижимает к себе, шепчет:
  -Просто будьте осторожны. И будьте счастливы.
  Поднимает к нему лицо. Как близко он. Его манящие губы … Как давно она желает их целовать? Она не знает. Может быть, с самого первого дня. Но она не может. Нет, она не может целовать чужого мужа. Не может!
  Он смотрит в её глаза, кажется, она в смятении. О чем она думает? Что в её голове сейчас? Она облизывает свои губы. Вот чертовка! Знает ведь, как привлекательна. Была не была! Опускает губы к её губам. Целует. Ольга обмякает в его объятиях, отвечает на поцелуй.
  Наконец, разрывают и поцелуй, и объятие. Ольга смотрит на него в последний раз, отворачивается и практически бегом устремляется к выходу. Кирилл стоит недвижим. А затем подходит к окну, смотрит, как выезжает со двора его машина. Вот и все. Она ушла. Уехала. И … кажется, увезла частичку его души. Как она сумела? Он не знал. Не понимал.
  Едва она села в машину, как сразу же разрыдалась. Андрей деликатно подождал, и лишь потом спросил:
  -На дачу?
  -Да.
  Машина уносила её вдаль. Дальше и дальше от того места, где она хотела бы быть. Все дальше и дальше от дома, где она чувствовала себя счастливой. Все дальше и дальше от человека, которого полюбила за это время. Она больше не сдерживается, плачет, размазывая по лицу тушь и тени. Ей все равно. Пусть видят. Она уже столько лет публична. Пусть видят. Пусть все видят, как ей больно.
  Вот и её дача, Андрей заносит чемоданы. Нерешительно топчется на месте, наконец спрашивает:
  -Это все, да? Вы больше не вверенный мне объект?
  Кивает, комок в горле, говорить не может. Да и не хочет. Он кивает. Говорит:
  -В таком случае, до свидания. Всего доброго.
  -Спасибо.
  Андрей разворачивается, садится в машину и отправляется обратно. Половину дороги думает, надо или нет сообщать хозяину подробности. А Кирилл Евгеньевич уже звонит сам:
  -Заедь ко мне, если уже отвез нашу гостью.
  -Уже еду.
  Босс начинает без предисловий:
  -Отвез?
  -Да.
  -Все нормально?
  -Ну более менее.
  -Что не так?
  -Она плакала всю дорогу.
  -Плакала? Почему?
  -Она не рассказала. Мне кажется, она не хотела уезжать из вашего дома.
  -Может быть, она чего-то боится?
  -Не знаю, босс. Мне не показалось этого.
  -Надо бы за ней присмотреть. Так, незаметно, как ты умеешь.
  -Будет сделано.
  Несколько дней Ольга никуда не выходила. Проводила почти все время в постели. Вспоминая. Она вспоминала эти недели, что провела в доме Кирилла. Да, теперь она называла его просто по имени. Вся чопорность их общения отошла на второй план. И вообще она скучала. В таком состоянии её и застал звонок Марины:
  -Подруга, куда ты запропала? Что делаешь?
  -Думаю.
  -О чем?
  -Мне нужен адрес офиса Жданова.
  -Олечка, зачем он тебе понадобился? Я же тебя предупреждала, не связывайся с ним!
  -Марин, мне просто нужен его адрес.
  -Ну ладно, ладно. Подожди, я позвоню одному человеку и наберу тебя.
  -Жду.
  Марина позвонила и продиктовала адрес.
  Ольга улыбнулась. Вот и хорошо. Сейчас она ляжет спать, чтобы завтра быть отдохнувшей. А с утра поедет к нему в офис. Ольга пока еще не знала, что она будет делать там. Но … хотела его увидеть. Просто увидеть. И больше она не будет делать вид, что ей все равно. Что он лишь приятный собеседник. Все. Игры закончены. Больше она ничего ему не должна. Она свободная женщина. И может делать все, что захочет.
  Он нагрузил себя работой по полной, ужинал где придется, даже распорядился, чтобы Ирина ничего не готовила дома. Хотелось забыться и забыть. Кирилл не хотел думать о том, что хочет ее вернуть. Он не может. Не должен. После того, как погибла Альбина … Его Алечка, его первая любовь, девочка, с которой он учился, с которой жил, когда начинал строить свою компанию. Ее смерть показала ему ценности жизни. Не только своей, но и чужой. С тех пор ни одна женщина не задерживалась в его доме, в его постели, в его жизни. И Ольга не должна стать исключением. Ей достаточно будет Вадима. Вполне достаточно. Они больше никогда не увидятся. Максимум, что будет, это доклад Андрея. Но Кирилл надеется, что женщина будет аккуратна, а значит, поводов для вмешательства просто не будет.
  И тем сильнее было его удивление, когда секретарша доложила:
  -Вас хочет видеть Ольга Александровна Белова.
  «Что-то случилось?» - Проносится в его голове. Но Андрей … Чуть кивает, сейчас он все узнает, распоряжается:
  -Проси.
  Поднимается с кресла, устремляется навстречу вошедшей. Склоняется с поцелуем к её руке, говорит:
  -Добрый день, Ольга Александровна, чем обязан вашему визиту?
  Рука её дрожит в его руках. А голос срывается, когда она говорит:
  -Я просто соскучилась.
  Улыбается через силу и продолжает:
  -Я привыкла за последние недели каждый день видеть вас. А теперь лишена такой возможности.
  В его душе ликование. Она скучала! Скучала! Улыбается и переспрашивает:
  -Мне казалось, вы с самого начала стремились покинуть мой дом?
  -Нет. Я хотела вернуть вам деньги.
  -Означают ли ваши слова, что мое общество было вам приятно?
  -А вы сомневаетесь?
  Смеется. Довольный. Отвечает:
  -Ваше общество тоже было мне приятно. Вы предлагаете не прерывать наше знакомство?
  -Да. Именно так.
  -В таком случае, ко мне на «ты», и меня зовут Кирилл.
  Она счастливо улыбается в ответ и говорит:
  -Меня зовут Оля и ко мне на «ты».
  Хохочут. Оба хохочут. Кирилл тянет женщину на диванчик, говорит:
  -Предлагаю выпить за наше знакомство.
  Кивает, довольная. Он отходит к бару, наливает в бокалы вино, подносит, чокаются. Он поднимает бокал и произносит тост:
  -За наше знакомство.
  И она продолжает:
  -И пусть оно перерастет в крепкую дружбу.
  Ему не нравится ее оговорка про дружбу, но он не поправляет. Говорят о пустяках, а затем Ольга собирается домой:
  -Не буду отвлекать тебя от работы.
  -Спасибо за твою деликатность.
  Ольга улыбается, чуть кивает:
  -До встречи.
  -До встречи. - Отвечает он и грустно улыбается. Кирилл знает, никаких встреч больше не будет. Он не допустит, чтобы кто-либо связал ее с ним. Не допустит. Можно было бы надеяться, что их разница в возрасте сослужит им хорошую службу. Но это слабое прикрытие, если люди желают друг друга. А он знает, что Ольга его желает. Он чувствовал аромат ее желания. Если он прикроет глаза, то сможет вспомнить сладость и мягкость ее губ. Сможет вспомнить, как обнимал ее тогда, целуя. Его ладони помнят ее мягкое и податливое тело.
  Как долго они смогут прятать это от других? Как долго его конкуренты не будут знать, что эта женщина самая особенная в его жизни? Как долго? Нет, он не сможет подвергать ее такой опасности. Она должна жить. Должна быть счастлива! Должна.
  И он знает, что не сможет дать ей ни счастья, ни покоя. Едва она свяжется с ним, как окажется в опасности. Такие как он — одинокие волки. Женщина может оказаться в его постели раз или два. Но такого он предложить Ольге не может. Она не девочка на пару раз. Она достойна большего. Куда большего!
  И потому он даже не делает попыток еще раз встретиться с ней. Принятое им решение единственно верное, и у него нет никаких сомнений в этом.
  И он знает, что со временем желание видеть ее, обладать ею притупится. Он сможет без волнения смотреть ее концерты, сможет бывать на вечеринках, где будет она. А пока … пока он будет избегать их встреч. Он знает, Ольга не сделает больше попыток встретиться. Он знает, как она деликатна. Женщина все поймет правильно - он не заинтересован ей. Не заинтересован.
  
  Глава 4.
  После выступления её задержали:
  -Ольга Александровна, нам нужно поговорить.
  -Я занята.
  -Это очень важно. Речь идет о ваших долгах.
  -О каких еще долгах?
  -Вот об этих.
  Мужчина показал расписку. Ольга внимательно вгляделась в бумаги. Внизу стояла подпись Олега. Она вернула бумаги:
  -Меня это не касается. Обращайтесь к тому, кто их подписывал.
  -Что значит, вас это не касается? Он уверял меня, что вы — поручитель по этим займам.
  -Я? А я вам что-то подобное говорила?
  -Нет. Но он же ваш муж. Предполагается, что вы должны быть в курсе его дел.
  -Я ничего не знала про этот долг. И не собираюсь платить. Обращайтесь к Олегу.
  -Кажется, вы не понимаете!
  -Это вы не понимаете! Ничего не желаю знать о чужих деньгах!
  -У вас будут проблемы. Большие проблемы!
  -Сейчас вы пытаетесь меня запугать?!
  -Нет. Просто предупреждаю!
  Мужчина прищурился. А затем невозмутимо продолжил:
  -Я знаю, как вы отрабатывали свой долг Вадиму. Будете также отрабатывать долг и мне.
  Ольга побледнела. Каков нахал! А мужчина продолжил:
  -Даже не пытайтесь скрыться! Мои люди вас найдут. Мне нужны мои деньги!
  -Я ничего не знаю об этих долгах. Я не подписывала эти бумаги. Ничего не буду платить.
  -Это вам только кажется, что вы не будете платить. Будете, как миленькая.
  Она не собиралась ничего отвечать. И не собиралась ничего платить. Развернулась и направилась к выходу. Услышала вслед его слова:
  -Я найду вас через три дня в шесть вечера. И если вы не отдадите мне деньги — я поступлю как Вадим.
  Она ничего не ответила. Да и не собиралась. Забралась в машину, размышляя. Позвонить Кириллу? Рассказать? Но что она скажет? Он предлагал ей развод с Олегом. А что она сказала? Ничего. Не согласилась. Ну и что он скажет теперь? Что он предупреждал? Надо где-то найти эти деньги. Перезанять. Но у кого? Ольга лихорадочно соображала. Может быть, что-то продать? Но что? Вспомнила о своих драгоценностях. Но много ли она выручит за них? Мерзавец Олег! Каков мерзавец. Выставил её поручителем. Набрала его номер и прокричала в трубку:
  -Ты сволочь! Как ты мог меня так подставить?!
  -Оленька, прошу тебя, не сердись. Пожалуйста, займи мне эти деньги. Очень скоро я тебе все отдам!
  -Мне нечего отдавать ему! Какого дьявола ты ссылался на мое имя?
  -Он ничего бы мне не дал. Только твое поручительство выбило эти деньги.
  -У меня нет денег. Ищи, Олег. У тебя есть три дня.
  Отключила телефон, уже понимая, что эту проблему придется решать ей. Эту и многие другие. Надо посмотреть правде в глаза — Олег был не способен найти деньги за столь краткий срок. Мыслями она вновь вернулась к Кириллу, может быть, попросить его занять эти деньги? Усмехнулась. Нет. Она не будет обременять его своими проблемами.
  Кирилл же внимательно слушал Андрея, который докладывал:
  -Я еще не собрал информации об этом человеке. Но он явится к вверенному мне объекту через три дня в шесть вечера.
  -Откуда он может знать, где она будет?
  -Скорее всего, будет следить с утра.
  -Где она будет через три дня вечером?
  -Запланировано выступление. Может быть, и он знает об этом.
  -Ну хорошо. Во сколько начнется её выступление?
  -Это концерт, в БКЗ «Россия». Она выступает третьей, затем в середине и в конце общий выход артистов.
  -Значит, подъедет к началу.
  -Примерно так.
  -Хорошо. Сообщишь мне примерно за час, где она. Я подъеду. А, да, купи-ка мне билет на этот концерт.
  -Будет сделано, босс.
  Андрей мнется, Кирилл вопросительно смотрит, тот говорит:
  -Вы собираетесь лично обозначать ваш интерес в этом деле?
  -Да. А в чем дело?
  -Но Кирилл Евгеньевич, этот тип слишком мелкая сошка, чтобы тратить на него свое время.
  -Он покушается на то, что под моей охраной.
  -Я и мои люди вполне в состоянии это обозначить.
  Кирилл машет рукой:
  -Да все равно придется приезжать самому, а так еще и концерт посмотрю.
  -Босс?
  -Я не хочу с ней рисковать. И не хочу никаких разборок перед концертом.
  -Слушаюсь, босс.
  Андрей выходит, а Кирилл некоторое время размышляет. В словах его сотрудника есть резон. Не очень умно будет показать такую свою заинтересованность. Но с другой стороны … Очевидно, что этот человек не последний, кто может явиться к Ольге с такими претензиями. Следует раз и навсегда обозначить — она под его защитой. Под его личной защитой.
  Она заперлась в гримерке. Может быть, он не посмеет … Услышала стук, подошла, распахнула. Мужчина стоит. Внимательно смотрит, спрашивает:
  -Вы принесли деньги?
  -Нет. Я же сказала, что не собираюсь платить по этим счетам.
  Женщина оглядывается в поисках своей охраны. Он улыбается, говорит:
  -Я отослал их. Вам никто не поможет. Теперь вас будут охранять мои люди. И не пытайтесь сбежать. Я буду хорошо с вами обращаться, пока вы будете собирать эту сумму.
  -Я не собираюсь собирать никакие деньги.
  -Ольга Александровна, кажется, вы не понимаете, с кем говорите. Я здесь не для того, чтобы шутить.
  -Мне не интересно кто вы. Я не собираюсь платить по чужим долгам.
  -Вы будете платить. Потому что …
  Он не договорил, потому что услышал спокойный голос:
  -Она же сказала, что не будет платить. А значит — не будет.
  Визави Ольги в ярости оборачивается, хочет что-то ответить. Но слова замирают прямо на губах. Перед ним стоит Жданов. Сам Жданов? Стоит и улыбается. Довольный. Федор замирает, а затем начинает говорить, уже обращаясь к Кириллу Евгеньевичу:
  -Почему это она не будет платить? И вы, и я — мы оба деловые люди. Вы были бы готовы простить кому-то долг? Не думаю! А я не настолько богат, чтобы заниматься благотворительностью.
  -На этих бумагах стоит подпись Ольги Александровны?
  -Нет. Но там стоит подпись её мужа. А он сказал, что она его поручитель.
  -Она сама это подтверждала?
  -Нет! Но что это меняет? Супруги в равной мере отвечают по долгам друг друга.
  -Она не будет платить по чужим долгам. Обращайтесь к тому, кому так неосмотрительно давали деньги.
  -Я был осмотрителен! Я взял деньги под поручительство.
  -Покажите мне бумаги с подписью Ольги Александровны.
  -Я ничего не собираюсь вам показывать. И вообще, это не ваше дело! Это наши дела с Ольгой Александровной.
  Кирилл чуть прищурил глаза. И за него тут же ответил Андрей:
  -Вы забываетесь. И у вас будут проблемы.
  Кирилл кивнул. Его люди тут же оттеснили визави Ольги в сторону. Андрей выступил вперед:
  -Мы обеспечим вашу безопасность, Ольга Александровна.
  -Спасибо.
  Женщина скрывается в гримерке. Больше нет сил. Сколько еще таких нахальных появится? Видимо, этот Вадим всем растрезвонил то, что делал с ней. Иначе, откуда у этого отребья такая уверенность.
  Кирилл же внимательно посмотрел на мужчину. А затем спокойно сказал:
  -Не рекомендую вам к ней подходить.
  Тот уже чуть не плакал:
  -Но кто мне вернет мои деньги?
  -Ваш заемщик.
  -Он не платежеспособен!
  -Мне жаль. Деньги надо вкладывать осмотрительно!
  -Но она заплатила Вадиму! Чем я хуже?!
  -Наверное, на тех бумагах стояла её подпись?
  Мужчина окончательно сник. Действительно, Вадим упоминал, что на его расписках была подпись Ольги Александровны. Кирилл же уже развернулся и, уходя, сказал:
  -Я надеюсь на ваше благоразумие.
  Затем обратился к Андрею:
  -Действуй, как договорились. А я пойду наслаждаться концертом.
  После концерта Ольга была без сил. К счастью у гримерки и у выхода со сцены стояли люди Кирилла. Она была уверена в этом, потому что рядом всегда находился Андрей. Его спокойная уверенность и придавала ей сил во время концерта. И вот теперь ей надо переодеваться и ехать домой. Кирилл не перезвонил и даже не подошел к ней во время их встречи. Усмехнулась. А ведь он её предупреждал. И даже предлагал все решить. Наверное, он и не захочет больше с ней общаться. Ведь от неё одни проблемы. Сама себе кивает и говорит:
  -Но за эту неделю, что прошла с нашей встречи в его офисе, он ведь и не пытался искать с тобой встречи? Посмотри правде в глаза — он просто слишком галантен. Вежлив и обходителен. Может быть, ему и понравилось твое пение. Но это ведь не значит, что надо продолжать общение. Надо будет позвонить ему. Поблагодарить за вмешательство. Надо быть вежливой.
  Переодевается, захватывает сумку, выходит. У дверей стоит Андрей, улыбается, говорит:
  -Мне приказали вас сопроводить. Надеюсь, вы не будете против?
  -Сопроводить? Но куда?
  -В один дом, в котором вы бывали и раньше.
  -Но зачем?
  -Кое-кто желает с вами поговорить. Без свидетелей и лишнего внимания.
  Кивает. Да и что она может сказать? Андрей не спрашивает её мнения. Он информирует. Она протягивает ему сумку и говорит:
  -Поехали.
  Вновь знакомая машина, знакомая дорога. Кованые ворота. Андрей открывает дверь и подает руку:
  -Прошу.
  Выходит, поднимает голову, всматриваясь в украшения у входа. Интересно, что он скажет? Будет ругаться? Направляется к дому. Она должна быть смелой.
  Кирилл вернулся с концерта раньше, дождался лишь ее выступления в середине и уехал. Теперь же он стоял у окна своего кабинета и смотрел на лужайку перед домом. А в груди разливалось тепло. Она вернулась. Выходит из машины, направляется к дому. Кирилл улыбается, возвращается к столу, теперь он спокоен. Теперь все будет хорошо. Он обозначил свой интерес, а значит, к ней перестанут подкатывать.
  Между тем Андрей уже открывает дверь, пропуская Ольгу вперед, их встречает Ирина:
  -Добрый вечер, Ольга Александровна! Проходите, пожалуйста.
  -Добрый вечер, Ирина!
  -Прошу вас, Кирилл Евгеньевич уже ждет. Я вас провожу.
  Ведет к кабинету. Ноги Ольги почему-то подкашиваются. Она видит в этом дурной знак. Почему кабинет, а не гостиная? В горле неожиданно пересыхает. Она вспоминает, как он просил её быть осмотрительной. А что она делала? Не смогла даже нанять нормальную охрану. Чуть вновь не попала в переделку. Если бы он каким-то образом не узнал о происшествии — сейчас она бы шла не по этому дому. Ирина уже распахивает дверь. Говорит:
  -Кирилл Евгеньевич, ваша гостья.
  А затем уже обращаясь к Ольге:
  -Прошу вас.
  Заходит. Слышит, как Ирина прикрывает дверь. Проходит ближе к столу. Кирилл поднимает глаза. Первым делом замечает, что женщина дрожит. Что такое? Она все еще не отошла от происшествия перед концертом? Здоровается:
  -Добрый вечер, Оля.
  Она сглатывает, все-таки Оля. Он не забыл …
  -Добрый вечер, Кирилл.
  -Присаживайся.
  Оглядывается, наконец, видит, что он указывает на кресло перед своим столом. Садится. Видит, что он скрестил пальцы. Молчит. И она молчит. Наконец, Кирилл говорит:
  -Ты собираешься как-то решать эту проблему?
  Она молчит. Затем шепчет:
  -У меня нет этих денег.
  -Я не про возврат чужого долга. Я про то, долго ли вообще к тебе будут приходить с чужими долгами?
  -А что я могу сделать? Он пользуется моим именем.
  Он поражается ее спокойствию. И ее бездействию. Хочется подойти и встряхнуть женщину, хочется кричать: «Что ты делаешь с собой?» Но вместо этого он спрашивает:
  -Ты не знаешь, что тебе надо сделать?
  -Знаю. - Шепчет. Продолжает: - Мне надо с ним развестись.
  И вновь он не понимает, она не говорит, что разведется, лишь обозначает, что эта процедура решит ее проблемы. Кирилл в очередной раз помогает женщине, спрашивая:
  -Что тебе мешает это сделать?
  Ольга опускает глаза, сжимает ладони в попытке унять дрожь. Наконец, шепчет:
  -Мое обещание его матери.
  -О, как интересно. То есть ты готова терпеть таких «Вадимов» ради какого-то обещания?
  Он внимательно оглядывает сидящую перед ним фигуру, Ольга вздрагивает. Поднимает на него глаза. Вглядывается … Никогда раньше она не видела его жесткости направленной на неё. Всегда для нее открывалась другая сторона его натуры. Добрая и нежная. А теперь он спрашивает … Он напоминает … И в его словах есть резон. Дрожит. Плачет. Кирилл мгновенно поднимается, пересекает разделяющее их пространство, притягивает её в свои объятия, шепчет:
  -Ну что ты, малышка. Не надо плакать.
  Кокон его рук успокаивает, Ольга прижимается к нему крепче и прикрывает глаза. Шмыгает носом и шепчет:
  -Ты можешь устроить наш развод?
  -Да. Я дам задание своим юристам.
  -Спасибо.
  Поднимает к нему глаза, чуть отодвигается, кладет руки на его плечи, шепчет:
  -Спасибо тебе за все. Я не знаю, чтобы я сейчас делала, если бы ты не пришел мне на помощь.
  -Мне кажется, тебе нужно вернуться в мой дом.
  -Вернуться в твой дом? Но в качестве кого?
  -Это имеет какое-то значение?
  Она молчит. Кирилл продолжает:
  -Я не вижу, что ты в безопасности. Кто угодно может подойти к тебе, сказать все что угодно. Расстроить тебя!
  -Но ты же не можешь охранять меня?
  -Почему не могу. Я уже давно дал задание Андрею, чтобы он присматривал за тобой.
  -Поэтому ты знал, что этот человек придет ко мне?
  -Да. Конечно. Ты же не думаешь, что это он мне доложил?
  -Нет. Он слишком испугался, когда увидел тебя.
  Кирилл притягивает женщину в свои объятия, чуть поглаживает спину, думая о том, как убедить ее, а затем спокойно говорит:
  -Оленька, я не могу отпустить тебя из своего дома. Сегодня ты останешься здесь.
  Ольга же расценивает его слова иначе, со страхом спрашивает:
  -Ты думаешь, он сделает попытки забрать меня с дачи?
  Кирилл цепляется за эту идею:
  -Не знаю. Но я не хочу рисковать. Сегодня ты останешься здесь. Ты ужинала?
  -Ужинала? Нет. Я не ем перед концертом.
  -В таком случае, сейчас ты покушаешь и пойдешь наверх отдыхать.
  Женщина мягко улыбается, понимая, что ей приятно его внимание, его защита. И она хочет остаться … Хотя бы на эту ночь. Улыбается, будто маленькая девочка, говорит:
  -У меня есть какой-то выбор?
  Кирилл улыбается. Тут же отвечает:
  -Небольшой. Ты сможешь выбрать блюда, которые будешь кушать за ужином.
  Она кивает, но спросить, будет ли он ужинать с ней, все-таки не решается. Кирилл набирает Ирину и, когда девушка заходит, говорит:
  -Ирина, позаботьтесь о нашей гостье.
  -Слушаюсь, Кирилл Евгеньевич.
  Он склоняется с поцелуем к её руке, прощается:
  -Доброго вечера и ночи, Ольга.
  -Спасибо тебе за все.
  Кивает, садится за стол, показывая, что аудиенция закончена. Ирина распахивает дверь, и Ольга направляется наружу. Ужинает, а затем Ирина провожает её наверх:
  -Ваша комната ждет вас. Кирилл Евгеньевич распорядился докупить туда некоторые мелочи, надеюсь, я смогла вам угодить.
  -Спасибо. - Говорит ошеломленная Ольга. -Он предполагал, что я вернусь сюда?
  -Не знаю, Ольга Александровна. Вы знаете, в этом доме не обсуждают приказы хозяина.
  -Да, я понимаю. Я ведь тоже их не обсуждаю.
  Ирина понимающе кивает головой. Распахивает дверь комнаты:
  -Прошу, Ольга Александровна.
  Ольга заходит, оглядывается, как же хорошо вернуться домой. Домой? Она сейчас так подумала? Теперь она дома? Здесь её дом? Обращается к Ирине:
  -Спасибо. Буду отдыхать.
  -Доброй ночи, Ольга Александровна.
  Когда он наконец-то закончил со своими делами, было уже темно. Посмотрел на часы, покачал головой. Вот и еще один день прошел. Поднялся, направился к выходу. К счастью, завтра суббота, можно будет поспать чуть подольше. Правда вечером его ждала деловая встреча. Но это будет лишь вечером, а утром он будет завтракать с Ольгой. А потом обедать. Милая перспектива.
  Он пока не будет думать о том, что его ждет. Что ждет их. Может быть, ему удастся сохранить ее пребывание в своем доме в тайне, как это удалось сделать в прошлый раз? А почему нет? Она поживет здесь еще пару недель. А что потом? Кирилл решает не торопиться с решениями. Об этом он подумает чуть позже.
  Поднялся на её этаж. Подошел к двери её комнаты. Остановился. Интересно, она спит? Что скажет, если он заглянет к ней? Впрочем, уже так поздно. И вдруг слышит её стоны, а затем крик. Распахивает дверь в тоже мгновение. Оглядывается. Ольга в кровати. В комнате никого нет. Подходит ближе. Спит, глаза закрыты. И мечется по кровати, закрываясь от кого-то невидимого. Плачет во сне и стонет.
  Он опускается рядом, нежно касается её плеча, шепчет:
  -Олечка, проснись. Тебе приснился кошмар.
  Она открывает глаза, вглядывается, садится, Кирилл шумно выдыхает. Она переводит глаза с него на себя, смущенно натягивает на себя покрывало и шепчет:
  -У меня не было с собой сорочки … Я ведь не планировала отправляться в гости.
  Он улыбается, отвечает:
  -Ничего страшного. Это я должен извиниться, ворвался в твою комнату без стука.
  Она улыбается:
  -Это ведь твой дом, ты можешь входить куда захочешь.
  -Нет. Не могу. Эта комната твоя. Я хочу, чтобы ты здесь чувствовала себя в безопасности.
  -Я чувствую себя здесь в безопасности. Спасибо.
  -Что тебе приснилось? Ты плакала.
  -Просто дурной сон.
  -Надеюсь, что больше он тебя не потревожит.
  -Он?
  -Твой сон …
  -И я на это надеюсь.
  Смелеет, касается его щеки нежной лаской, шепчет:
  -Ты совсем вымотан. Столько работаешь.
  Он перехватывает её руку, целует, шепчет:
  -Да, сегодня было много работы. Но ничего, завтра выходной. И у меня будет приятная компания. Почти до вечера.
  -Почему почти до вечера?
  -Вечером мне надо будет идти на деловую встречу.
  -Но ужинать ты будешь дома?
  -Если ты составишь мне компанию …
  -Составлю. И знаешь еще что?
  -Что?
  -Я хочу приготовить этот ужин.
  -Приготовить?
  Она смеется, говорит:
  -Не думаешь же ты, что я не умею готовить?
  -Нет. Я знаю, что ты очень вкусно готовишь.
  -Знаешь? - Приподнимает брови. Продолжает:
  -Ах, да, я все время забываю, что тебе предоставляли досье на меня.
  -Дело не в досье. Ты ведь публичный человек, про это все знают.
  -Ты преувеличиваешь.
  -Все твои поклонники. А значит просто все.
  Она улыбается. Он поднимается, говорит:
  -Я надеюсь, что эта ночь будет доброй для тебя. Пойду и я в постель.
  -Спасибо тебе. До завтра.
  Он выходит, плотно прикрывает дверь, направляется в свою спальню. И когда прикрывает глаза, то вспоминает … Он вспоминает, как соскользнуло покрывало, когда Ольга села. Как обнажилась её грудь. Как потом краска смущения залила её лицо. Как она натянула покрывало. Как объяснялась, нежно улыбаясь. И он подумал о том, что она была вся обнажена. Наверное. Представил, как бы коснулся её нежной плоти … Шумно выдохнул. Он пока не будет думать об этом. Чертовски привлекательная особа. Особенно такая, сонная, в неге …
  Интересно, что такое ей снилось? Почему она плакала? Он мог лишь надеяться, что это был просто кошмар. А не какие-то реальные воспоминания. Он до сих пор с содроганием вспоминал тот отчет, который принес Андрей. Отчет, в котором было описано то, что с ней делали у Вадима. Он удивлялся, как она сумела сохранить рассудок после такого. Вспомнил, какой смелой она была сегодня. Как сопротивлялась этому типу. Её никому не удастся сломить! Никому!
  А он … ну а что он? Он будет помогать ей в этом. Оберегать.
  Ольга удобно устроилась на кровати, приобняла подушку, прикрыла глаза, вспоминая … Вспоминая его реакцию на ее обнаженную грудь. Но эти воспоминания тонули в том чувстве, которое он вызвал в ее теле, когда присел рядом. Ничего не изменилось. Совсем ничего не изменилось. Все также ее тело отзывалось рядом с ним. Все также … Интересно, а какие эмоции она вызвала в нем? Кажется, никаких. Во всяком случае, она не могла ничего припомнить. Он лишь выдохнул. К счастью, она быстро сориентировалась и натянула покрывало. Женщина вдруг подумала о том, о чем никогда не думала … О том, что старше. О том, что тело ее уже несовершенно. А он молодой и богатый. Любая будет готова разделить с ним постель. Да наверняка перед ним выстраивалась очередь из желающих … И каждая была моложе и красивее, чем она.
  Она поднялась и проследовала в ванную, встала напротив большого зеркала, оглядела себя. Провела ладонями по груди, выдохнула. Опустила глаза чуть ниже, заметила выступившую влагу, решительно вытерла ее и прошептала:
  -Забудь о нем. Ты должна совладать с желаниями своего тела.
  Вздохнула, признаваясь себе, что сделать это будет очень трудно. Ей бы как-то уехать из его дома. Но куда? Где она будет в безопасности? Где?
  Здесь, в этом доме, она хотя бы ограждена от неожиданных визитеров … Но что ей делать со своим желанием? Что? Так и не найдя никакого решения, она проваливается в глубокий сон без сновидений. Кирилл же еще некоторое время не спит, а затем вновь возвращается к ее комнате, прислушивается, но уже не заглядывает. Кажется, Оля спит … Пусть спит. Здесь она в безопасности. Надолго ли он не будет пока думать. Будет решать проблемы по мере их появления. Она останется в его доме на неопределенный срок. Он скажет ей об этом чуть позже. И уверен, что Оля не будет возражать.
  Они спустились к завтраку синхронно. Встретившись в малой столовой, оба рассмеялись. Кирилл начал первым:
  -Доброе утро, Ольга. Неужели, и ты тоже долго спала, и мы вместе будем завтракать?
  Женщина задорно улыбается, отвечает:
  -И я долго спала. Как ты и сказал — эта ночь была доброй. Я выспалась и отдохнула. А ты?
  -Я тоже выспался.
  Они вместе завтракают, Ольга старательно справляется с порывами своего тела, ей это практически удается, мысленно женщина поздравляет себя с этим. Но ровно до тех пор, пока Кирилл не наклоняется к ней, чтобы поправить бант на ее платье, его мягкое дыхание холодит ее кожу, мужчина шепчет:
  -Очень красивое платье! Тебе идет.
  Она наклоняет голову вбок, будто маленькая девочка и шепчет:
  -Спасибо.
  -Ты играешь в нарды?
  -В нарды? - Переспрашивает она, явно удивленная его вопросом. А Кирилл поясняет:
  -Я подумал, чем бы нам заняться до обеда, на улице прохладно, а значит, надо найти дела в доме.
  -Давай в нарды. - Тут же соглашается женщина.
  Они играют, а затем Ольга все-таки решается спросить:
  -Как ты думаешь, как долго еще этот мужчина будет преследовать меня?
  -Не знаю, но думаю, что пару недель ты точно можешь пожить здесь.
  -Пару недель?
  Кирилл кивает, а Ольга спрашивает:
  -А что потом?
  -Я оставлю рядом с тобой своих людей. - Все же признается Кирилл. Ольга вздыхает и говорит:
  -Но ты же можешь сделать это и сейчас.
  -Могу. Ты права.
  -Почему же не сделаешь?
  -Мне приятно твое присутствие в моем доме. И мне показалось, что и ты рада здесь погостить?
  -Я очень рада. Ты очень гостеприимный и радушный хозяин.
  -В таком случае, оставайся.
  Ольга кивает. Она не может его обидеть своим отказом. Не может.
  После обеда Кирилл с сожалением говорит:
  -Мне нужно уже ехать на встречу.
  -Я буду ждать твоего возвращения.
  На мгновение замирает, говорит:
  -Ты ведь вернешься к ужину?
  -Обязательно вернусь.
  Еще никогда деловая встреча не тянулась так долго. Но вот наконец-то и она закончилась. Прощаются с партнерами. Он направляется к выходу. Его окликает старый знакомый:
  -Кирилл Евгеньевич, дорогой, можно тебя на пару слов?
  Кивает. Отходят в сторону:
  -Что такое, Алексей Николаевич?
  -Я хочу тебя предупредить.
  -Предупредить?
  -Да. Я слышал, что ты взял покровительство над Ольгой Александровной?
  Кирилл молчит, слегка хмурится, но знакомый лишь слабо улыбается:
  -Прошу, не надо хмуриться. Послушай старого человека. Я давно живу на белом свете. Я дружен с твоим отцом. Я меньше чем кто-либо хочу тебе навредить.
  Кирилл продолжает молчать. Алексей Николаевич продолжает:
  -Будь осторожен. Очень осторожен. Эта дама обладает замечательной способностью влипать в разные переделки.
  -Спасибо за информацию, Алексей Николаевич.
  Они кивают друг другу, прощаются и расходятся. Кирилл направляется к своей машине, на ходу размышляя, наконец, набирает Андрея:
  -Мне нужно узнать, откуда стало известно, что в моем доме гостья. Кто слил эту информацию?
  -Этот вчерашний Федор. Он растрепал это всем.
  Кирилл шумно выдыхает. Чертыхается. Андрей продолжает:
  -Мы обеспечим её безопасность. Не беспокойтесь, босс.
  -Ладно.
  -Вы же знаете, она может покинуть ваш дом, а мы уж позаботимся, чтобы эта информация дошла до всех.
  -И что это поменяет? Ты был прав, когда говорил, что мне не нужно было самому появляться там.
  -Кто знает, как бы развивались события тогда. Не забывайте, он там был не один, с ним были его люди.
  -Вам придется теперь обеспечивать ее охрану.
  -Когда Ольга Александровна покинет ваш дом?
  -Покинет?
  -Шеф? Я правильно понял, что она возвращается в свою квартиру? Мне нужно будет обеспечить круглосуточную охрану ее квартиры.
  -Что-то мне подсказывает, что делать это уже поздно.
  -Шеф?
  -Все в курсе, что она живет в моем доме, правильно?
  -Да, босс.
  -В таком случае, нет смысла в ее отъезде, в моем доме мы сможем обеспечить ей лучшую охрану.
  -Но чем дольше она будет жить в вашем доме, тем меньше шансов, что кто-то поверит, что между вами ничего нет.
  -Какое это имеет значение, - устало говорит Кирилл. А Андрей уже решается:
  -Со вчерашнего дня обсуждают только одно: как давно вы с ней спите. Ваши конкуренты и друзья пытаются просчитать насколько она запала вам в душу. Вы же знаете, все спят и видят, что найдут ваше слабое место. А раньше вы никогда не выказывали столь явного интереса к женщине.
  -И никого не смущает наша разница в возрасте?
  -Мои люди пытались запустить эту мысль в массы, но безуспешно. Вас уже давно считают оригиналом. Никто не может вас просчитать, а потому никто не удивлен, что вас могла привлечь эта женщина.
  -Черт, Андрей, надо было сразу обезвредить этого парня.
  -Да толку-то, босс, тогда надо было работать и с его людьми.
  -Ладно, ничего не поделаешь, но добавил он мне тем для размышления.
  -Чтобы вы не решили, можете не беспокоиться — мы обеспечим безопасность Ольге Александровне.
  -Хорошо, Андрей.
  Кирилл отключается, складывает телефон в карман, садится в машину и всю дорогу думает. Он думает о том, как сообщит Ольге, что она больше никогда не сможет жить вне его дома. Что она больше никогда не сможет никуда выйти без его многочисленной охраны. Она, определенно, вляпалась. И вляпалась по полной.
  Он мог бы корить себя за непредусмотрительность, мог бы корить себя за то, что пошел на поводу у своих желаний и оставил ее в своем доме. Но что толку в этом? Его сожаления делу не помогут. Ему нужно решать новые проблемы …
  
  Глава 5.
  Она замечает, что он напряжен, едва мужчина заходит в дом. Направляется навстречу, улыбается:
  -Добрый вечер! Устал?
  Кирилл не может сдержать ответной улыбки:
  -Да, немного устал. Но теперь я дома и это самое главное.
  -Будешь принимать душ или сразу хочешь ужинать?
  -Сразу ужинать.
  Она утягивает его в столовую, усаживает, накладывает ему горячее, показывает на салаты:
  -Мне захотелось приготовить что-то, что я не пробовала в твоем доме. Но я не знаю твоих вкусов, надеюсь, тебе понравится.
  -Обязательно понравится. Я даже не сомневаюсь в этом.
  Кирилл с удовольствием отдает дань приготовленным Ольгой блюдам.
  -Очень вкусно. Изумительно!
  -Рада, что угодила.
  -Пройдем в гостиную?
  -С удовольствием.
  Встают, он подает руку, ведет к дивану в гостиной. Садятся. Кирилл заключает её ладонь в плен своих рук, слегка гладит, она шепчет:
  -Что случилось?
  Он вглядывается в глаза женщины, его так легко прочитать? Или она такая особая, что замечает малейшие изменения в нем? Отвечает:
  -Тебе придется остаться в моем доме на неопределенный срок.
  Ольга кажется не удивлена, во всяком случае, он не слышит в ее голосе страха.
  -Что случилось? Почему?
  -Я не уверен, что этот Федор успокоился.
  Вот теперь она удивленно восклицает:
  -Но я же не могу жить здесь!
  Кирилл вопросительно смотрит:
  -Почему? Знаешь, ты так говоришь, как будто тебе неприятно мое общество и не нравится этот дом.
  Ольга поднимает на него глаза. Вздыхает. Отвечает:
  -Мне очень приятно твое общество, и я люблю твой дом.
  -Но?
  -Я не могу злоупотреблять твоим гостеприимством. И твоя семья …
  Замолкает, подбирая слова, а он говорит:
  -Да нет у меня никакой семьи. Неужели за эти недели ты этого не поняла?
  -Поняла? Что я должна была понять? Я видела несколько раз, как ты уезжал поздно вечером.
  -Разве ты не видела, как я потом возвращался?
  -Нет … Мне и в голову не пришло, что ты возвращался.
  -Я возвращался. Этот дом — мой единственный дом. Я имею в виду не единственный вообще, а тот дом, где я живу. Есть еще квартира в Москве, но там я появляюсь редко.
  -Значит, у тебя нет семьи.
  -Есть родители, брат и племянник.
  -Хорошо. - Удовлетворенно сказала Ольга. Кирилл же продолжил:
  -Значит, ты останешься в моем доме?
  -Я останусь в твоем доме.
  Он улыбается. Продолжает:
  -Тебя везде будет сопровождать Андрей и мои люди. Пожалуйста, не сбегай от них.
  -Куда я буду сбегать? Это же в моих интересах.
  -Вот и отлично.
  Пару дней женщина проводит дома, а затем отправляется на очередное выступление. Следом всегда идет Андрей. И это придает ей сил и уверенности. Знает, она под защитой. Приглашают на вечеринку, и она не отказывается. Вечером рассказывает об этом Кириллу:
  -Меня пригласили на вечеринку.
  -Когда?
  -Завтра. Обычная тусовка после концерта.
  -Значит, вернешься позже. Хорошо.
  Кивает своим мыслям, он хотел бы ее сопровождать? Пожалуй, да. Или нет? Да. Он хотел бы увидеть, какая она на подобных тусовках, среди знакомых. Они ведь нигде не бывали вдвоем. Впрочем, их отношения и не предполагали каких-то совместных выходов. Отдает подробные распоряжения Андрею. Вновь утыкается в свои бумаги.
  Ольга зашла к Кириллу перед отъездом на вечеринку:
  -Добрый вечер, Кирилл, не думала, что ты дома.
  -Ты едешь на выступление, а потом останешься на вечеринку?
  -Да. -Она не решается спросить, как он к этому относится. Может быть, Кирилл хочет поехать с ней? Вчера он как-то неопределенно сказал: «Хорошо». А она и не предложила ему поехать с ней. Он же может пойти на вечеринку? Тем более, что кажется, все знают теперь, что она живет в его доме. Но опять же они не супруги. Она просто живет в его доме, это совершенно ничего не значит. И конечно же, это не значит, что он должен ездить с ней.
  Ей бы хотелось этого? Ольга замирает на мгновение, а затем мысленно ругает себя. Нет, нет, этот мужчина не для нее. Она не должна забывать о своем возрасте. Не должна забывать о том, что совершенно ему не подходит.
  Кирилл улыбается:
  -Езжай, я дождусь тебя, если, конечно, ты не останешься там до утра.
  -Не стоит специально ждать. Я пока не знаю, когда вернусь.
  -Хорошо. Обещаю тебе, что лягу спать, когда устану.
  Она смеется, и смех ее, будто колокольчик, разносится по дому. Ольга направляется к выходу:
  -Поеду, до встречи.
  -До встречи.
  Она уехала, и он вдруг понял, что хочет, чтобы она поскорее вернулась. И вообще, он не хочет, чтобы она уезжала. Как было бы прекрасно, если бы она все время проводила дома. Улыбается, а затем хохочет в голос, представляя Ольгу в виде домохозяйки. Вот она встречает его вечером с ужином. А рядом крутятся дети …
  Ладно, ладно, с детьми он, пожалуй, загнул. Но все остальное — ведь вполне реально?
  Она вернулась не поздно. Кирилл как раз стоял у окна, женщина вышла из машины и торопливо направилась к дому. Нахохленная, как маленький воробушек. Что случилось? Мужчина вышел в холл:
  -Олечка? Что случилось?
  Ольга натянуто улыбнулась:
  -Ничего не случилось.
  -Вечеринка закончилась?
  -Нет.
  -Но ты вернулась?
  -Не хотела больше там оставаться. Извини, я очень устала, хочу подняться в свою комнату и отдохнуть.
  Кирилл отступает.
  -Конечно. Спокойной ночи.
  Ольга спешно направляется к лифту, а Кирилл возвращается в кабинет, набирает Андрея:
  -Ты не уехал? Зайди ко мне.
  Когда Андрей заходит, Кирилл без предисловий переходит к делу:
  -Что там произошло?
  -Ее назвали вашей подстилкой.
  -Чего?! - Глаза Кирилла лезут на лоб. Андрей невозмутимо говорит:
  -Я уже решил эту проблему. Эта девушка больше никогда не появится в обществе.
  -Кто она?
  -Начинающая певичка. Много их там таких.
  -И она посмела?
  -Так язык-то без костей, Кирилл Евгеньевич.
  -Я думал, что там её друзья …
  -Там был разный контингент.
  -Ясно. Ладно, можешь быть свободен. На завтра она тебя вызвала?
  -Нет. Сказала, что будет отдыхать дома.
  Прощается с Андреем, поднимается на этаж Ольги. Подходит к её дверям. Уже поднимает руку, чтобы постучать, как слышит её сдавленные рыдания. Замирает лишь на мгновение и открывает дверь. Она поднимает заплаканное лицо. Молчит. Не гонит.
  По его лицу Ольга понимает, что Андрей все доложил. И? Что он теперь скажет? Она пытается стереть слезы, в то время, как он пересекает разделяющее их пространство, усаживается рядом и заключает её в объятия. Нежно прижимает к себе и гладит спину. Господи, как сладко в его объятиях. Почему она не может остаться в его объятиях навсегда? Почему? Она утыкается ему в грудь, постепенно затихает, перестает плакать. Теперь душу женщины наполняют другие эмоции, и на первом месте — покой. И еще немного страсти и желания. Кажется, она уже привыкает к этому и не удивляется? Да, кажется все именно так. Наконец, он говорит:
  -Больше ты не поедешь никуда одна. Я буду сопровождать тебя.
  Пытается возражать:
  -Но Кирилл?
  Но мужчина не собирается менять своего решения:
  -Пожалуйста, не спорь.
  Они молчат некоторое время, Кирилл все также прижимает женщину к себе, успокаивающе поглаживая по спине. Наконец, отстраняет от себя, приподнимает ее лицо за подбородок, внимательно вглядывается в глаза. Она видит там всполохи гнева, он спрашивает:
  -Что там произошло?
  Ольга поспешно отвечает:
  -Ничего не произошло.
  -Что же тебя обидело?
  Ольга не может не признаться:
  -Она назвала меня твоей подстилкой.
  Кирилл кривится:
  -Фу, как мерзко.
  Она кивает, а мужчина отвечает, она должна быть уверена, он не собирается пользоваться этой ситуацией. Она совершенно свободна. И Ольга должна это знать.
  -И это никогда не будет правдой! Никогда!
  Она поднимает глаза, смотрит в его решительное лицо, шепчет:
  -Да, никогда.
  Он продолжает:
  -Тебе нужно впредь заранее сообщать мне о своих выходах. Я состыкую свой график с твоим.
  Ольга не собирается соглашаться:
  -Но что тогда будут говорить люди?
  -А разве это имеет какое-то значение?!
  -Но Кирилл?
  -Я не могу позволить, чтобы всякие девочки оскорбляли тебя.
  -Это было и будет …
  -Но не в моем присутствии.
  -Ты очень опасный человек.
  -Да, и мне приятно думать, что я могу о тебе позаботиться.
  Она улыбается, стирает слезы с щек. С сожалением смотрит, как он уже встает, направляется к выходу. Оборачивается и говорит:
  -Не буду тебе мешать, отдыхай.
  Выходит и прикрывает дверь. Не слышит, как она отвечает:
  -Ты мне не мешаешь …
  Кирилл направляется в свою спальню, устало присаживается в кресло, кажется, он заигрался … Он хочет ее присутствия в своей жизни. И в тоже время четко понимает, что это не может быть вечным. Или может быть?
  Ольга же опускается на подушки, прикрывает глаза, признается себе, что чем дольше она тут живет, тем тяжелее ей будет уезжать. А уезжать все равно придется. Придется … Даже если бы он рассматривал ее как возможный вариант для отношений, она не может с этим согласиться. И дело не только в их разнице в возрасте, дело не только в ее возрасте. Есть еще более значительные препятствия, и Ольга знает о них. Знает ровно с тех пор, как у нее был выкидыш. Она наблюдалась у врача, анализы, плановые УЗИ. Доктор лишь огорченно отмечал:
  -Нет овуляции, Ольга Александровна. Понаблюдаем еще пару месяцев.
  И снова то же самое, наконец, доктор порекомендовал обратиться еще и к эндокринологу.
  Вердикт этого врача был еще хуже, врач предположил, что это признаки раннего климакса.
  -Что же вы хотите, дорогая моя? Ваш организм уже готовился стать матерью, а затем такой сбой. В вашем возрасте последствия могут быть просто непредсказуемыми. Принимайте оральные контрацептивы. Есть некоторая вероятность, что они отсрочат возрастные изменения в организме.
  Она знает, что она без пяти минут старуха, так имеет ли она право даже на пару лет задерживать Кирилла рядом? Нет, не имеет … И не будет.
  Через пару дней Кирилл привозит свидетельство о разводе, находит Ольгу в библиотеке:
  -Олечка? Ты тут? Я привез тебе кое-что. Нужна лишь твоя подпись. И дело будет сделано.
  -Что ты привез?
  Он подает ей бумаги, женщина внимательно смотрит, подходит к столу, ищет ручку, расписывается. Возвращает ему бумаги.
  -Все? Это все? Теперь я свободна?
  Он пытается понять ее реакцию, как-то уж очень спокойно Ольга отреагировала на произошедшее. Подтверждает:
  -Да. Теперь ты свободна. Ты рада? Счастлива?
  Ольга подходит ближе, скользит руками по его талии, обнимает и прижимается, шепча:
  -И рада, и счастлива. Спасибо!
  Кирилл заключает её в объятия, поглаживая по спине. Она поднимает к нему глаза и шепчет:
  -Мне нужно быть завтра в одном месте. Это не концерт. Встреча.
  -Там будут известные тебе лица?
  -Да.
  -В таком случае, мне можно тебя не сопровождать? Позвони Андрею, и поезжайте.
  -Да, конечно. Я просто хотела, чтобы ты знал.
  Кирилл все же уточняет, он готов поменять свои планы, если это потребуется.
  -Если ты хочешь, я могу поехать с тобой.
  -Нет. В этом нет никакой необходимости. Тебе там будет скучно, речь будет про новый сборный концерт.
  Он пока не может понять своих ощущений, предчувствий даже. Что-то смутное, непонятное поднимается в его душе. Это не правильно отпускать ее одну туда? Не правильно? И потому на следующий день, уже вечером, завершив свою работу, он звонит Андрею:
  -Вы где?
  Получает информацию, направляется прямо туда. Закрытый клуб. Впрочем, его хозяин — друг Кирилла, его пропускают. Заходит в зал, некоторое время близоруко щурится, наконец, фокусирует взгляд в полумраке. А ему навстречу уже устремляется Андрей:
  -Кирилл Евгеньевич?
  Встречается глазами со своим сотрудником, спрашивает:
  -Все в порядке?
  -Да.
  Впрочем, по залу уже идет оживленный шепоток. Он ожидал этого. Ну что ж, он готов. Готов в очередной раз показать, что эта женщина входит в сферу его интересов. И пусть все это знают. Кирилл направляется к столику Ольги:
  -Добрый вечер.
  Она поворачивается, не сдерживает счастливой улыбки, шепчет:
  -Добрый вечер. Решил приехать?
  -Да. Закончил пораньше и подумал, что могу за тобой заехать.
  Ее знакомые переглядываются, Кирилл улыбается, протягивает ладонь для пожатия и представляется:
  -Кирилл Жданов.
  Представляются в ответ, Ольга предлагает:
  -Ты присядешь?
  -Если я не помешаю вашим разговорам.
  -Конечно же не помешаешь. Да и вообще мы уже заканчиваем.
  -Не надо менять планы из-за меня. Обсуждайте.
  Ольга завершает переговоры, выходят, женщина кутается в свое пальто, какой-то промозглый сегодня ветер. Кирилл видит это, чуть приобнимает, шепчет:
  -Надо одеваться теплее, ведь до машины еще надо добраться.
  Ольга поднимает к нему лицо, улыбка чуть трогает уголки ее губ. Она ничего не отвечает. А он следит за тем, как она садится в его машину, оборачивается к Андрею:
  -Можешь быть свободен, спасибо.
  Забирается следом в машину, тут же берет её ладони в свои и начинает нежно поглаживать, шепчет:
  -Твои руки замерзли! Ты так легко одета!
  Она ощущает, как от его касаний дрожь проходит по всему ее телу, как затуманивается взгляд. Женщина с огромным трудом фокусируется и отвечает:
  -Утром было теплее.
  -Я хочу, чтобы ты одевалась по погоде.
  Она кивает, занятая другими мыслями. Кирилл замечает ее беспокойство:
  -Что-то не так?
  Она кивает.
  -Завтра все будут знать о том, что ты приезжал …
  -Пусть знают. - Говорит он невозмутимо. Она поднимает к нему глаза, шепчет:
  -Твоя репутация пострадает.
  -Отчего же?
  -Я старше … И пусть между нами ничего нет — в это ведь никто не поверит.
  -Никто не поверит? Почему? Разве не бывает дружбы между мужчиной и женщиной?
  Ольга задорно смеется:
  -Кто-то из великих сказал, что дружба между мужчиной и женщиной возможна лишь в двух случаях — если они бывшие или будущие любовники.
  Кирилл смеется в ответ, подносит её ладони к губам, целует, шепчет:
  -Какая, однако, досада! А еще говорят, что нет дружбы между женщинами — с кем же тогда дружить женщине?
  Смеются оба, вместе, в голос. Подъезжают к дому, спешно заходят. Ольга говорит:
  -Рада была, что ты заехал сегодня за мной.
  -И я был рад.
  Переглядываются, он говорит:
  -Спокойной ночи? Пойдем отдыхать?
  -Пойдем отдыхать, до завтра.
  Утром он просматривает прессу. Да, их все-таки сняли. Первые полосы. Новая пассия Ольги Александровны. Смеется. Слышит телефонный звонок, берет:
  -Алло?
  -Ты видел газеты? - Начинает она без предисловия.
  -Да.
  -И что ты собираешься делать?
  -Делать? Ты хочешь, чтобы я что-то сделал?
  -Но это же никуда не годно! Что они себе позволяют? Как они могут писать, что ты моя пассия?
  -Да пусть пишут что хотят.
  -Как что хотят? Кирилл? Ты серьезный человек, у тебя серьезный бизнес.
  -Не думаю, что ты можешь повредить моей репутации или моему бизнесу.
  -Я не хочу …
  -Чего ты не хочешь?
  -Чтобы твое имя склоняли … Не хочу сплетен для тебя.
  -Об этом поздно думать. Это уже данность.
  -Над тобой будут смеяться.
  -Смеяться? Пусть.
  -Тебе все равно?
  -Да. Я хочу, чтобы все знали, ты моя женщина. И ты под моей защитой.
  -Кирилл … - Она практически стонет его имя. Но он неумолим.
  -Ольга, не произошло ничего страшного. Ничего из того, чего бы я ни планировал. Все и каждый в этой стране должны знать, что ты находишься под моей защитой.
  -А кто будет защищать тебя?
  -Я позабочусь и о себе, и о тебе.
  -Все это помешает тебе создать свою семью. Я сегодня же съеду из твоего дома. Я не собираюсь быть препятствием на пути твоего счастья.
  -Ты никуда не поедешь. Во всяком случае, до тех пор, пока я не вернусь, и мы не поговорим.
  -Не слишком ли много ты на себя берешь?!
  -Ольга! Я прошу тебя. Ничего не решай и ничего не делай. Я выезжаю.
  -Кирилл!
  -Я выезжаю.
  Отменяет свои дела, вызывает машину, предусмотрительно звонит Андрею:
  -Никуда ее не выпускайте из дома.
  -Кирилл Евгеньевич?
  -Выполняйте. Я уже выезжаю.
  -Слушаюсь.
  Ольга же покидала свои вещи в чемодан, оделась и направилась к выходу. Прислушалась, Ирину не слышно, вышла на крыльцо. Огляделась. И тут же рядом нарисовался Андрей:
  -Вы куда-то собрались, Ольга Александровна?
  -Да. Хочу поехать на дачу.
  -Я бы попросил вас пока не покидать этот дом.
  -Андрей, послушай, я понимаю, ты на работе. Обременен обязательствами. Но я-то свободна. Я ничего и никому не должна. Я хочу просто поехать домой. К себе домой. Ты не можешь меня удерживать.
  -Ольга Александровна, я вас прошу, мне бы не хотелось применять силу.
  -Применять силу?
  -Меня попросили удерживать вас в доме, пока Кирилл Евгеньевич не вернется.
  -И что ты сделаешь, если я сейчас направлюсь к воротам?
  Андрей мрачнеет, мягко говорит:
  -Лучше бы вам этого и не знать, Ольга Александровна! Прошу вас.
  -Тебе меня не остановить!
  Она оттолкнула его руку и смело направилась к ступеням. Андрей же больше не вступал в перепалки, легко, будто она ничего не весила, подхватил женщину за талию, взгромоздил себе на плечо и занес в дом. Она извивалась, как могла, кричала и колотила его по спине. Но это не возымело никакого действия. Внеся женщину в спальню, Андрей повалил её на кровать. Направился было к дверям, как Ольга уже вскочила и бросилась к окну, резким движением она распахнула створки ... Но сделать опять ничего не успела. Андрей в два шага оказался рядом с ней, захлопнул створку окна и потащил её с собой в гардеробную. Там он усадил женщину в кресло, а затем прошептал:
  -Если не хотите, чтобы я вас связал — сидите смирно.
  -Я не собираюсь сидеть. Я хочу уйти отсюда. И я тебе еще раз говорю — тебе меня не остановить.
  -Это мы еще посмотрим!
  Андрей распахнул один из её шкафов и вытащил пару шарфов. Подойдя ближе к женщине, он прошептал:
  -Мне очень жаль, что приходится делать это с вами. Очень жаль.
  Она замахнулась, но ничего сделать не успела, Андрей перехватил её руку и привязал к ручке кресла. Она ахнула, а он уже завладел другой её рукой. И её он привязал к другой ручке. Ольга попыталась встать, но Андрей был более проворен, третьим шарфом он привязал её за талию к спинке кресла.
  Удовлетворенно оглядев плоды своих рук, он сказал:
  -Вам нужно лишь немного подождать. Скоро Кирилл Евгеньевич приедет.
  -Отпусти меня. Прошу.
  -Я не могу.
  Она сникла. С изумлением Андрей увидел, что вся её сила и задор куда-то улетучились. Сейчас перед ним сидела слабая женщина. Нет. Даже не женщина. Существо. Покорное существо.
  К счастью, примерно через час приехал Кирилл Евгеньевич, зашел, Андрей отрапортовал:
  -Мне пришлось её обездвижить.
  -Что?!
  -Она порывалась убежать. А потом хотела выбраться через окно.
  -Через окно четвертого этажа?
  -Да. Именно поэтому …
  Кирилл качает головой:
  -Где она?
  -В гардеробной.
  Кирилл машет рукой.
  -Ладно, иди, свободен.
  -Остаться у дверей?
  -Да.
  Заходит. Сердце его сжимается, когда он видит Ольгу. Подходит ближе, освобождает её руки, развязывает пояс на талии, подхватывает на руки и несет в спальню. Ольга в оцепенении. Прижимает к себе, гладит, шепчет:
  -Прости меня, малышка. Прости.
  Она фокусирует взгляд на нем. Выходит из своего оцепенения и начинает рыдать. Он еще крепче прижимает её к себе и шепчет:
  -Не надо, глупенькая. Не надо!
  -Я хочу уйти.
  -Этого нельзя сделать.
  -Но почему?
  -Я не смогу тогда обеспечить твою безопасность.
  -Со мной ничего не случится.
  -Случится.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Все знают, что ты моя гостья.
  -Ну так и что?
  -Олечка, тебе могут нанести вред, чтобы воздействовать на меня.
  -Ты шутишь …
  -Нет. Какие уж тут шутки. Я совершенно серьезен. Именно поэтому я не хочу отпускать тебя из моего дома. Именно поэтому рядом с тобой всегда мои люди.
  Ольга ахает, глаза её расширяются, она шепчет:
  -Ты хочешь сказать, что я всегда должна жить в твоем доме?! Но это же просто невозможно! Я не могу так губить твою жизнь! Не могу!
  -Ты будешь жить в моем доме. Всегда. И этим ты никак не повлияешь на мою жизнь.
  -Кирилл … Ты ведь далеко не дурак. И ты прекрасно понимаешь, что мое проживание в этом доме отвадит от тебя женщин. Или ты хочешь сказать, что твоя жена будет мириться с моим присутствием здесь?
  Вглядывается в его глаза, волевой взгляд, отвечает сама себе:
  -Да, пожалуй … Она будет с этим мириться.
  Он кивает. Она продолжает:
  -А я не хочу с этим мириться! Я не хочу быть гостьей! Не хочу!
  Последние слова она произносит раздельно, по слогам. Он улыбается, вновь заключает её в объятия и спокойно говорит:
  -Ты и не будешь моей гостьей.
  -Не буду гостьей? А кем тогда я буду?
  -Ты будешь моей женой.
  -Твоей кем? Женой?
  Переспрашивает она насмешливо. Хохочет. Наконец, останавливается, смахивает выступившие слезы, видит его напряженное лицо. Мгновенно замолкает. Шепчет:
  -Пожалуйста, не сердись. Но то, что ты предлагаешь — это не реально. Все будут смеяться. И прежде всего над тобой.
  -Меня это не волнует.
  Она вытаскивает другой свой козырь:
  -Я не смогу подарить тебе детей. Разве ты не хочешь иметь наследников для своей империи?
  Но Кирилл непреклонен, пусть она никогда не сможет родить ему ребенка, разве это самое важное? Разве это самое важное, когда его душа так жаждет проникнуть в ее душу? Отвечает:
  -У меня есть племянник.
  Ольга светло улыбается, мечтательно прикрывает глаза, представляя:
  -Это не то! Сын или дочь. А может быть, оба сразу?
  Кирилл вглядывается в её глаза. Улыбается, отвечает:
  -Не будем торопить события, хорошо?
  Она сникает. О чем-то размышляет, наконец, говорит:
  -Как я понимаю, мое мнение тебя не интересует.
  -Почему не интересует? Я знаю, что тебе нравится мое общество. Я знаю, что тебе нравится этот дом. Почему ты не можешь жить в этом доме, наслаждаться моим обществом и быть в безопасности?
  Она отрицательно качает головой, он не может предлагать это всерьез. Господи, что он придумал. Она не может тут оставаться. Не может. Тем более, выходить за него замуж. Она итак едва сдерживает свои желания. Свои никому ненужные желания. Шепчет:
  -Но для этого мне не нужно выходить за тебя замуж.
  Кирилл же понимает, что такое чудо он не может отпустить. Не может! Кто еще будет так заботиться о нем? Для какой женщины он станет центром Вселенной? Кто будет отталкивать его лишь из опасения, что ему станет хуже? Кто? Таких больше нет. И он заполучит эту женщину себе. Здесь и теперь он не будет думать о том, что они будут делать дальше. Он не будет думать о их возможных детях. Нет! Сейчас для него самое главное — это убедить ее в том, что она должна стать его женой. Его женой! Решительно говорит:
  -Обязательно нужно. Чтобы никто не смел называть тебя неприятными словами. Чтобы у тебя был официальный статус. Чтобы ты была спокойна. И защищена.
  Женщина же чуть не плачет:
  -Кирилл … Пожалуйста. Не проси у меня этого. Пожалуйста.
  Он знает, что ему нужно сделать, он знает, в его объятиях она становится податливой и покорной. И сейчас, именно сейчас ему нужна эта покорность, он заключает женщину в объятия, гладит спину, сминает ее сопротивление, шепчет:
  -Мы просто поженимся. И все.
  -И все? - Переспрашивает Ольга. Он довольно улыбается, закрепляет результат:
  -Для тебя ничего не изменится. Я даже не буду настаивать на том, чтобы ты носила обручальное кольцо.
  Она вскакивает, вырывается из его объятий, кричит:
  -А может быть, я хочу, чтобы для меня что-то изменилось? Может быть, я хочу носить обручальное кольцо? Почему ты все решаешь за меня?
  Она хочет? На самом деле она хочет быть его женой? Но отказывается лишь из опасений, что над ним будут смеяться?! Она святая? Эта женщина святая?
  -Малышка, я стараюсь тебя обезопасить. Поверь мне, самое лучшее, что мы можем сделать — это пожениться.
  Ольга больше не возражает, покорно отвечает:
  -Хорошо.
  У нее нет сил спорить. Да и как докричаться до него? Как достучаться? Как сказать, что за это время она полюбила его? Как? Она не посмеет … Не решится. Пусть … Раз он хочет брака — будет брак. Она не возражает.
  Он видит, что Ольга совсем без сил, кажется, все произошедшее сегодня просто вымотало ее. Подхватывает ее на руки и несет в ванную:
  -Ты примешь душ и будешь отдыхать. Сегодня был очень трудный день.
  Она лишь кивает, Кирилл оглядывается в поисках ее сорочки, замечает ее на полочке, говорит:
  -Я подожду тебя в спальне, ты ведь справишься сама?
  Она кивает, думая о том, что он не останется в ванной. Хотела бы она этого? Пожалуй, да. И тут женщина понимает, что ей нужно сделать. Надо показать свое тело. Пусть он увидит все. Все ее несовершенства. И подумает о том, кому он предлагает замужество. Пусть подумает. Да! Это замечательная идея. Ольга встает под душ, обмывается, выходит и стоит некоторое время. Недвижимая, ждет.
  Кирилл слышит, как затихает шум воды, ждет, но из ванной не доносится и звука. Подходит ближе, прислушивается. Тишина. Стучит:
  -Оль? Все в порядке?
  -Все хорошо, заходи, я уже одета.
  Распахивает дверь, в то же мгновение замирает. Господи, что она делает? Он даже не разглядывает ее, подходит ближе, окутывает ее большим полотенцем и шепчет:
  -Почему ты не вытираешься? Что за блажь стоять и мерзнуть?
  -Здесь тепло, - почему-то шепчет женщина. Кирилл лишь усмехается, тянется за сорочкой, натягивает ее, а затем выводит женщину в спальню:
  -Ложись, у тебя был очень длинный день. Я хочу, чтобы он поскорее закончился.
  Она покорно укладывается на подушках, но все же задерживает его ладонь. Кирилл вопросительно смотрит:
  -Что, малышка?
  -Малышка? - Переспрашивает она. Он же подносит ее ладонь к губам, целует, а затем начинает поглаживать ее ладонь, он уже заметил, что эта казалось бы легкая ласка особым образом воздействует на Ольгу. Кивает и говорит:
  -Не знаю почему, но ты мне кажешься малышкой.
  Она лишь качает головой. Мужчина вопросительно смотрит, Ольга переспрашивает:
  -Что?
  -Что-то не так. Ты хотела мне что-то сказать. Скажи.
  -Тебе все равно?
  -Все равно?
  Она кивает и решительно продолжает:
  -Тебе все равно, как я выгляжу? Или ты не собираешься выходить со своей женой в свет?
  -Я собираюсь выходить со своей женой. Но, - мужчина задорно улыбается, продолжает:
  -Я предполагаю, что для наших выходов ты будешь одеваться.
  Она хохочет в ответ, шутливо хлопает его по ладони:
  -Несносный! С тобой нельзя говорить серьезно!
  -Лучшие стилисты и дизайнеры одежды будут в твоем распоряжении. - Серьезно продолжает Кирилл, а затем говорит:
  -Мы еще обсудим, какие ограничения твое замужество будет накладывать на тебя.
  -Ограничения? - Переспрашивает Ольга. Кирилл же чуть кивает:
  -Мы обсудим их чуть позже. В основном они будут касаться твоих передвижений, твоей одежды, ну и обязательных наших совместных появлений.
  Она лишь кивает, а затем говорит:
  -Почему ты упорствуешь в своем желании? Ты мог бы взять в жены молоденькую девушку, которая не таскалась бы по гастролям, одевалась бы согласно твоим желаниям …
  Он не дает ей договорить, нежно касается пальцами ее губ и шепчет:
  -Я хочу тебя в жены.
  -Ты мог бы воспитать ее под себя, - продолжает Ольга.
  -Я хочу в жены тебя. - Вновь повторяет Кирилл.
  Она прикрывает глаза, сил нет, она не будет больше спорить. Пусть. Очень скоро он поймет, что это не брак, а фарс. Очень скоро он поймет, что совершил ошибку. И они разведутся.
  Улыбается, думая о том, что какое-то время она все же будет его женой. Так почему бы не провести это время с пользой? Так, чтобы потом было что вспомнить долгими одинокими вечерами? А в том, что они у нее будут, эти долгие и одинокие вечера, Ольга не сомневается.
  Он видит ее улыбку и улыбается в ответ. Наклоняется к ее лбу с поцелуем, шепчет, отходя:
  -Спокойной ночи, моя малышка. Отдыхай. Сладких снов.
  -Спокойной ночи. - Шепчет женщина в ответ.
  
  Глава 6.
  Через пару дней Кирилл привез какие-то бумаги, а после ужина позвал Ольгу в свой кабинет:
  -Пойдем, дорогая, мне не хватает твоей подписи.
  -Моей подписи?
  -Да. На наших заявлениях в ЗАГС.
  Ольга удивлена:
  -Ты привез бумаги сюда?
  Кирилл лишь чуть кивает, приобнимает женщину и говорит:
  -Разумеется, не можем же мы поехать туда.
  Она не переспрашивает, не хочет, так не хочет. Ей все равно. Может он и выходить с ней никуда не будет? Это было бы неплохим решением. Пусть она будет его жена на бумаге, но … Ольга уже запуталась. Кирилл хотел на ней жениться, чтобы все узнали об ее новом статусе, и в то же время не желал поехать в ЗАГС, чтобы написать заявление. Кивает:
  -Хорошо.
  В кабинете она, не задумываясь, подписывает те бумаги, которые он ей дал. Кирилл огорченно качает головой:
  -Интересно, почему ты даже не посмотрела на то, что подписываешь?
  Она смотрит внимательно, даже вглядывается в его зеленые глаза, а затем поясняет:
  -Я доверяю тебе. Не думаю, что ты можешь причинить мне вред.
  -Доверяй, но проверяй, разве нет?
  Ольга качнула головой, а затем спокойно сказала:
  -Ты собираешься быть моим мужем. Если я не буду доверять тебе — кому я буду доверять?
  Вновь встречается с ним глазами, а затем говорит:
  -Может быть, мне стоит доверять новому своему покровителю?
  Кирилл тут же напрягается, о чем речь? Кто и что опять от нее хотел? В его душе поднимается волна гнева! Ему нужно как можно быстрее жениться на ней, чтобы все и каждый знали, что она его!
  -Новому покровителю? О ком ты говоришь?
  -Я не знаю его имени. Но еще тогда, когда я была должна тебе деньги, еще тогда кто-то выбил мой гонорар в полном объеме.
  Кирилл улыбается, облегченно выдыхает, отвечает:
  -Не хочется тебя расстраивать, но никакого нового покровителя нет.
  -Нет? Это был ты?
  -Ну не совсем … Андрей по моей просьбе намекнул, что ты больше не поедешь на его вечеринки.
  -А я-то думала …
  Он понимает, что это почти что ревность, но не может не спросить:
  -Ты хотела бы, чтобы у тебя был еще один покровитель?
  Ольга передергивает плечами.
  -Нет. Я не хочу никаких покровителей.
  -И это правильно. У тебя просто будет муж. Этого вполне достаточно.
  -Да. Вполне достаточно.
  Он не может не заметить, что женщина не особо рада будущей перспективе. Да что же это такое …
  -Ты грустишь?
  -Нет. На какой день назначена наша свадьба?
  -Мы поженимся пятнадцатого ноября. Вечеринку по этому поводу можно будет сделать на следующий день.
  -Но мне нужно будет поехать на концерт шестнадцатого.
  -Ну, в таком случае, сделаем её еще позже. Куда нам торопиться? Но собрать наших близких обязательно нужно будет.
  -Хорошо. Как ты скажешь.
  Кирилл приподнимает ее лицо, встречается глазами и твердо говорит:
  -Я ни к чему не буду тебя принуждать. Мы просто поженимся. Только лишь для того, чтобы защитить тебя.
  Она кивает:
  -Да, конечно. Я понимаю.
  -Олечка? Ну почему ты так не хочешь выходить за меня?
  -Ты молодой, а я старая.
  -Мне не нравится, когда ты так говоришь о себе.
  -Но зато это правда.
  Он лишь на мгновение замирает, знает, что еще долго ему придется переубеждать ее. И начнет он с малого. Он женится. Очень скоро они поженятся. И он должен быть уверен, что никаких чудес не произойдет. Спрашивает:
  -Ты ведь не откажешь мне, когда здесь будет регистратор?
  Значит, и регистратор сюда приедет. Он не хочет светиться. Ну что ж, вполне разумно. Или не разумно? Переспрашивает:
  -А мы не поедем в ЗАГС?
  -Нет. Церемония будет проходить в доме.
  -А разве так можно?
  -Разумеется. Можно все.
  -Хорошо.
  Кирилл удовлетворенно кивает. Все их договоренности в силе. Остались мелочи:
  -Я хочу, чтобы ты купила себе подходящее к этому событию платье. А также хочу услышать твои предпочтения по поводу обручальных колец.
  -Платье? Я могу съездить к своему модельеру.
  -Съезди. Андрей тебя проводит.
  Она не может сдержать страха:
  -Андрей?
  Кирилл тут же уточняет:
  -Ты не хочешь? Тебе не нужно его опасаться. Он самый надежный мой человек. И он порвет любого за тебя.
  Ольга вздыхает. Кирилл же притягивает женщину к себе:
  -Малышка, ну что ты? Он действовал по моему приказу. Я не мог допустить, чтобы ты убежала. Где бы я искал тебя …
  Действовал по его приказу. Интересно, а Андрей будет выполнять любой приказ Кирилла? Любой? Но спрашивать об этом она не хочет. И знать не хочет, какие еще приказы ему отдавались. Не хочет! Пусть эта сторона его жизни останется где-то там. Ей просто нужно быть послушной. И разговаривать с Кириллом, а не с Андреем, который уже получил свой приказ. Больше она не допустит ошибки. Не допустит. Кивает:
  -Хорошо. Как скажешь.
  -Так что на счет колец?
  -Мне все равно. Выбери сам.
  Кирилл поражается ее равнодушию. Впрочем, если она не собирается носить обручальное кольцо, так и действительно, какая разница какое оно.
  -Договорились. И ты ведь помнишь? Я не буду настаивать на том, чтобы ты носила это кольцо.
  Ольга молчит, почему-то внимательно смотри на свои руки, наконец, шепчет:
  -Я буду носить кольцо.
  Он подносит её руку к губам, целует, шепчет:
  -Вот и договорились.
  Следующие пару дней прошли в суете. Она съездила на свое выступление, а затем озадачила своего модельера платьем. Она не сказала для чего ей это белое платье. А тот деликатно промолчал.
  Пятнадцатого ноября она проснулась поздно. Промозглый осенний день за окном. Распахивает шторы, смотрит … Слышит стук в дверь.
  -Войдите.
  -Олечка, ты уже встала?
  -Да. Надо уже одеваться?
  -Сначала надо позавтракать.
  Она нервно сглатывает, ощущая, как тошнота подкатывает к горлу.
  -Мне не хочется кушать. Когда все начнется?
  -Сегодня в три часа.
  -Будем только ты и я?
  -Да. И девушка-регистратор.
  -Хорошо.
  Он замечает, что она дрожит, притягивает в объятия, шепчет:
  -Чего ты боишься?
  В его объятиях так тепло, так покойно. Женщина ощущает, как тут же спадает ее напряжение, прикрывает глаза, прижимаясь к его груди, вдыхает его аромат, шепчет:
  -Не знаю … Боюсь, что делаю сейчас ошибку. Сержусь на себя, что никак не смогла тебя переубедить.
  -Я хочу на тебе жениться.
  -Мне страшно …
  -Тебе нечего бояться. Я позабочусь о тебе. Обязательно позабочусь.
  У нее не остается ни слов, ни возражений. Женщина еще некоторое время молчит, прижимаясь к нему, ощущая, как ладони его слегка поглаживают спину, а затем высвобождается:
  -Мне нужно привести себя в порядок.
  -Да, конечно. Ты пригласила кого-то для макияжа?
  -Нет. А надо было?
  -Не знаю, просто спросил.
  -Думаю, я и сама справлюсь.
  -Хорошо, тогда оставляю тебя.
  Она улыбается:
  -Приходи ближе к делу.
  В три часа он заходит за ней. Она готова. Изумленно восклицает:
  -Какая ты красивая! Самая красивая! И без пяти минут моя жена!
  Она улыбается. Ничего не отвечает. Он подает руку, она берется, а он накрывает её ладонь сверху своей рукой. Спускаются. Ирина уже стоит у дверей в гостиную, протягивает Ольге небольшой букет цветов. Она берет, поворачивается к Кириллу, он ободряюще кивает и ведет. Гостиная украшена цветами, в середине стоит небольшой столик, а перед ним девушка-регистратор. Она не говорит много. Только самое основное.
  -Согласны ли вы, Ольга Александровна, взять в мужья Кирилла Евгеньевича?
  Она поднимает глаза на своего спутника, небольшая заминка, он чуть сжимает ее ладонь, она отвечает:
  -Да.
  Регистратор продолжает:
  -Согласны ли вы, Кирилл Евгеньевич, взять в жены Ольгу Александровну?
  Он не раздумывает ни секунды, отвечает:
  -Да.
  Они расписываются. И Ольга слышит основные слова этой церемонии:
  -Объявляю вас мужем и женой!
  Входит Ирина с бокалами шампанского. Кирилл подает бокал Ольге, слегка чокается с ней и говорит:
  -За нашу долгую, счастливую, совместную жизнь.
  -За нас! - Отвечает она.
  Вот церемония и завершена. Ирина провожает регистраторшу. Кирилл подает руку жене и говорит:
  -Ты выглядишь бледной. Не хочешь немного отдохнуть?
  Она тут же цепляется за это его предложение, да, да, она хочет отдохнуть, хочет выдохнуть.
  -Хочу.
  Провожает её наверх, слегка касается её щеки губами, шепчет:
  -Я немного поработаю, а потом зайду за тобой на ужин.
  -Мы же будем ужинать дома?
  -Да. Мне и после ужина надо будет работать.
  -Хорошо.
  -Отдохни.
  -Да, конечно.
  Ольга стягивает платье, небрежно бросает его на кресло. Вот она и стала его женой? Что изменилось? Тяжесть кольца на ее ладони. Она подносит ладонь ближе к глазам. Кажется, это платина? Этот металл потяжелее. Колечко выглядит изящным, но она ощущает его вес. Так и должно быть? Она должна всегда помнить, что она вышла замуж? Сглатывает. Что будет теперь? Что она должна будет делать? Как ей себя вести? Что значила для него эта церемония? Кажется, ничего, ведь он выделил для нее лишь окно в своем рабочем расписании.
  Кирилл вернулся в кабинет, присел за ноутбук, положил ладони на клавиатуру, солнечный лучик отразился от колечка на его руке. Пригляделся и улыбнулся. Сегодня он женился. Женился! Пусть, Оля не очень-то была рада и не особо хотела. Но она сказала «Да», когда здесь был регистратор. А значит, теперь она навсегда его. И постепенно она свыкнется с этой мыслью. Постепенно … Они не будут никуда торопиться. Да и зачем? Он не собирается давить на нее. Он дал ей свою фамилию и этого более чем достаточно. Все остальное она должна захотеть сама. Только сама.
  Во время ужина Кирилл с удовольствием отмечает, что Ольга не сняла кольцо. Он видел, как несколько раз она опускала глаза на кольцо, а затем улыбалась. Кажется, он не прогадал. Ей понравилось это кольцо. Она будет его носить.
  После ужина женщина снова поднимается в спальню. Удобно устраивается на диванчике, вертит обручальное кольцо на пальце. Приподнимает руку, смотрит. Кладет руку на колени. Сама себе улыбается. Думает, что не будет снимать это кольцо. Пожалуй, оно ей нравится. Она будет его носить.
  Около девяти Кирилл заканчивает свою работу, потягивается, выходит и направляется в комнату жены. Жены. Он как будто перекатывает на языке это слово. Он женат, и у него есть жена. Стучится в ее комнату, тут же слышит:
  -Войдите.
  -Ты еще не спишь?
  Ольга поднимается ему навстречу:
  -Нет. А ты закончил работать?
  Кирилл прижимает женщину к груди, поглаживает ее спину:
  -Да. Устал я что-то. Пойду, пожалуй, и лягу сегодня пораньше.
  Он ощущает, как тело женщины тут же расслабляется, понимает, что все делает правильно. Ольга отвечает:
  -И я хотела лечь пораньше.
  Отстраняет ее от себя, нежно касается ее лба губами и шепчет:
  -Тогда спокойной ночи?
  -Спокойной ночи.
  Он выходит, а Ольга довольно улыбается. Кольцо … Он не снял свое кольцо. Впрочем, он не уезжал сегодня никуда. Может быть, снимет завтра. Стаскивает платье, встает под душ. Размышляет. Выходит, завернутая в полотенце. Достает из комода коробку. Она купила это на днях. Набор нижнего белья … первым делом достает сорочку. Нежный, тонкий шелк. Натягивает. Тянется к трусикам … Мгновение думает, а затем убирает их в сторону. И последнее, что она достает — это халатик. Короткий, едва достающий до колен. Одевает. Ищет свои шлепки. Проводит расческой по волосам, а затем решительно выходит из комнаты. Спускается на пару этажей вниз, подходит к дверям его комнаты. Дверь чуть приоткрыта, она видит, что горит свет. Толкает её, входит. Плотно закрывает. Оборачивается и видит перед собой мужа. Кирилл удивлен. Что-то произошло? Ее что-то напугало? Она решила все изменить? Испытующе смотрит, спрашивает:
  -Олечка? Что случилось? Почему ты пришла?
  Женщина, кажется, не ожидает такого вопроса. Пытается подобрать слова:
  -Ничего не случилось. Я подумала …
  Господи, она подумала, сейчас он услышит, что она хочет развод. Разумеется, о чем еще она могла подумать? Напрасно он так надолго оставил ее одну после церемонии. Ему надо было быть рядом.
  -О чем ты подумала?
  Ольга сглатывает, никогда она еще не предлагала себя мужчине. Как сказать? И надо ли ей это делать? Предполагает ли ее замужество близость с мужем? Или? Шепчет:
  -Сегодня я стала твоей женой …
  Кирилл напряженно уточняет:
  -И?
  Она не отвечает … Тянется руками к поясу своего халата. Развязывает. Мужчина не может поверить своему счастью. Она пришла? Она хочет близости? Оля хочет близости с ним? С ним? Неужели? Может лишь шептать:
  -Олечка?
  У нее больше нет сил говорить. Он либо поймет, либо … Она не будет думать, что будет делать, если он сейчас ее оттолкнет. Или засмеется.
  Она молчит. Он внимательно смотрит на нее, а затем без дальнейших разговоров притягивает к себе и опускает свои губы на её губы. Медленно, нежно он целует её, побуждая приоткрыть свои губы. И когда она чуть приоткрывает их — языки их сплетаются в причудливом танце. Ольга и сама не замечает, как стонет в ответ. Как чуть теснее прижимается к мужу, как руки её сами с собой обнимают его за шею, зарываются в его волосы. Она не желает его отпускать … Не желает.
  Он отрывается от неё, опускает взгляд вниз, скользит глазами по вырезу её сорочки, замечает, как поднимается и опускается полная грудь. Задумывается лишь на мгновение и принимает решение. Подхватывает жену на руки и несет на постель. Садит, опускается перед ней на колени, нежно касается её лодыжек. Мягкими движениями освобождает её от шлепок, проводит руками по ее ногам, вверх по бедрам, поднимает глаза, встречается с ней глазами, шепчет:
  -Ты очень красива. И очень желанна.
  Она кивает, улыбаясь. Опускает руки на его плечи, слегка гладит, тянет … И он выполняет её желание. Вот уже оба на кровати, и он опускается с поцелуями к её телу. Губы, скулы … дорожка из поцелуев по её шее к груди … Она дрожит в его руках. Он сжимает её грудь через шелк сорочки, нащупывает пальцами сосок другой груди, чуть тянет, а затем опускается к нему губами. Тонкая ткань не мешает, а лишь привносит дополнительные ощущения. Она выгибается в его руках, сама не замечает, как приоткрывается, и эта суета её ног тут же привлекает его внимание. Переключается с её груди на живот, задирая сорочку, а затем и вовсе помогая от неё избавиться. Он шепчет:
  -Так будет лучше, душа моя.
  Она не сопротивляется, опускается вновь на подушки, прикрывает глаза. Не хочет … пожалуй, она не хочет видеть его глаз. Не хочет знать, как он отреагирует на её тело. Не хочет видеть его разочарования.
  Но думает она не долго, потому что муж уже прочертил дорожку из поцелуев по её животу к промежности. И когда его пальцы коснулись её там, проникая, раскрывая, она выгнулась навстречу, позволяя проникнуть глубже. Чем он тут же и воспользовался. Его язык и губы были чудесны, и он определенно знал, что делал. Потому что долго она не выдержала и вскоре кончила с протяжным стоном.
  Он внутренне улыбнулся. Его жена была прелестна. Маленькая, чувственная девочка! Его девочка. Ему определенно повезло, что обстоятельства сложились так, что она сейчас лежит в его постели. Но долго размышлять он не собирается, ведь скоро эта мягкая истома покинет Ольгу. Он вновь возвращается с ласками к её телу. Теперь уже его пальцы проникают в её ждущую, зовущую влажность. Лаская стенки её влагалища, он довольно быстро нашел сладкое местечко. Всего несколько касаний и Ольга вновь бурно кончает. Он продолжает водить пальцами, ощущая, как постепенно она затихает. Как успокаивается дрожь её тела. Она приходит в себя, как сладко, как хорошо … Интересно, что он скажет, когда она откроет глаза? Понравилось ли ему её тело … то как она реагировала на его ласки? Или это совсем для него не важно? Ей нужно вернуть ему ласки. Показать на что она способна. Она умеет … Ольга знает, что она умеет заниматься любовью. Она сможет доставить ему удовольствие. Открывает глаза, садится и тянется к его штанам. Кирилл перехватывает её руку, чуть сжимает запястье, вынуждая её поднять глаза. Дрожит. Сейчас она дрожит. Боится … Она боится увидеть его осуждение, его нежелание, не поднимая глаз, шепчет:
  -Тебе понравится …
  -Я хочу, чтобы понравилось тебе.
  Его хриплый шепот завораживает. Она поднимает глаза на мужа и видит его улыбку. Он притягивает её в объятия и продолжает:
  -Ты ничего не должна делать против своей воли. Достаточно того, что ты вышла замуж без желания!
  -Но я хочу …
  Он приподнимает её подбородок, внимательно вглядывается в глаза, а затем без промедления опускается губами к её губам. Ольга шумно выдыхает, тут же обнимает его за плечи и прижимается. Руки Кирилла опускаются на её плечи, вжимая её в свое тело. Их жадные поцелуи перемещаются от их губ ниже и ниже. Кажется, они соревнуются, кто более умелый. Наконец, она может дотронуться до его штанов, тянет, получается неважно. Но Кирилл приходит ей на помощь и стаскивает их вместе с трусами. Она касается его чуть подрагивающего достоинства, толкает на подушки и склоняется губами. Слышит как муж стонет. Чувствует, как подрагивает и напрягается его достоинство. Ласкает, вдыхая его интимный запах. Ощущает, как увлажняется вновь, как томное желание поднимается … И требует выхода. Слышит шепот мужа:
  -Перевернись …
  И его требовательные руки, которые поворачивают её. Теперь и она может касаться его достоинства, и он может опуститься губами и языком к её киске. Их языки … Их пальцы. Умелые губы … Маленькое соревнование — кто кого. И в какой-то момент Ольга понимает, что проигрывает, принимает его глубже и кончает … Нанизанная на его достоинство ртом, с его пальцами и языком на её киске … Ей кажется, что её больше нет, есть лишь огромное желание … похоть … страсть. Кирилл больше не может сдерживаться, её глотка, узкая, жаркая, влажная … Ее умелые губы, сжимающие основание его члена. Выстреливает. Едва понимая, что она делает, глотает, освобождая его достоинство из плена своего рта. Он тянет её на себя, заключает в объятия, нежно поглаживает и шепчет:
  -Это безумие … Что ты делаешь со мной?! Что?
  Она поднимает к нему глаза, вглядывается … Ничего не отвечает, лишь еще сильнее прижимается. Некоторое время они сидят в объятиях друг друга. Слушают свои сердца, которые бьются в унисон. Чувствуют, как между ними разливается сладкая истома. И …
  Слышат звонок телефона. Кирилл тут же напрягается, тянется к аппарату. Видит, кто звонит, высвобождается из её объятий, шепчет:
  -Никуда не уходи.
  Встает, выходит в смежную комнату, плотно прикрывает дверь, начинает говорить.
  Она не слышит разговора, лишь улавливает тон. Тревожный тон его разговора. Обнимает себя за плечи, почему-то дрожит. Вскоре муж возвращается, присаживается рядом, приобнимает и с сожалением говорит:
  -Мне нужно уехать сейчас.
  -Что-то случилось?
  -Есть одно дело. Мне очень жаль, что так получилось.
  -Я понимаю.
  Высвобождается из его объятий, поднимает с пола халатик, пытается его натянуть, почему-то не попадает в рукава. Глаза застилают слезы. Все очарование их близости уже исчезло. Не подкрепленное ничем, оно улетучилось, как сон. Муж, уже было направившийся в свою гардеробную, возвращается, обнимает и говорит:
  -Не надо плакать, маленькая моя. Не надо. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.
  -Хорошо.
  -Пойдем.
  Ведет её к постели, стаскивает покрывало, взбивает подушки, помогает ей устроиться.
  Укрывает. Продолжает:
  -Ты немного поспишь, не успеешь и заметить, как я приеду. Приеду и заключу тебя в свои объятия.
  Она вновь всхлипывает. Но муж уже нежно касается её лба легким поцелуем. Продолжает шептать успокаивающие слова. Наконец, она отвечает:
  -Я буду ждать тебя.
  -Хорошо, малышка. Обещай мне, что не будешь сбегать из моей спальни.
  -Обещаю.
  -Вот и славно.
  Одевается, целует жену на прощание и покидает спальню. Она глубже зарывается в подушку, сильнее укутывается в покрывало. Прикрывает глаза. И может представить, что муж рядом. Ощущает его запах … Здесь, в его постели, она ощущает его … И ей хорошо. Прикрывает глаза. Засыпает. Впервые за несколько месяцев она засыпает спокойно. Спит без сновидений …
  Вернувшийся через пару часов Кирилл так и застает жену спокойно спящей. Умиротворенная, красивая и нежная. Удивительная! Улыбается сам себе, стаскивает костюм, принимает душ и бухается рядом на постель. Притягивает её в свои объятия и прикрывает глаза.
  Он дома … Вот теперь он чувствует, что у него есть дом. Дом — там, где ждет тебя любимая женщина. Сегодня он понимает глубину этих слов. Сегодня он вернулся домой.
  Она просыпается в его объятиях, некоторое время тихонько лежит, размышляя. Слушая, как спокойно и размеренно дышит во сне её муж. Улыбается, вспоминая, как вчера он был нежен с ней. Затем мрачнеет, думая о том, что он уехал. Интересно, куда? Он не захотел сказать. Может быть, это был лишь предлог? Ладно, ладно, никто не мог знать, что она решится прийти в его спальню. Она и сама решила это в последний момент. Интересно, что он скажет, когда проснется? Вчера он ее не отпустил … Но это может быть и обычной галантностью. Она же знает насколько муж внимателен и интеллигентен. Что ей сейчас делать? Продолжать тут лежать, ждать, пока он выспится? Пойти в свою комнату? Разбудить его? Наконец, она принимает решение, тихонько высвобождается из его объятий и встает. Кирилл тут же просыпается, щурит глаза, шепчет:
  -И куда это ты собралась?
  -К себе в комнату.
  -К себе в комнату? Это еще зачем?
  Смущается, он тянет её обратно:
  -Я никуда тебя не отпускаю. И никакой своей комнаты у тебя больше нет!
  -Но, Кирусь … - Шепчет она.
  Но муж совершенно не слушает, руки его уже блуждают по её телу, а губы опускаются к её губам. Она жадно отвечает на его поцелуи, наконец, они отрываются друг от друга, и Кирилл шепчет:
  -Как ты меня назвала?
  Она опускает глаза, отвечает:
  -Кирочка. Тебе не понравилось?
  Он улыбается, шепчет:
  -Очень нежно, еще никто меня так не называл. Ты моя сладкая девочка!
  Сгробастывает её в объятия, сильнее прижимает к себе и продолжает:
  -Я хочу тебя! Прошлая ночь раззадорила мои желания! Ты потрясающая, нежная, чувственная, умелая!
  Она улыбается в ответ, опускается с поцелуем к его губам, целует скулы, шею, стягивает его футболку и опускает ладони на его грудь. Нежные пальцы путешествуют ниже и ниже, наконец, она стягивает его пижамные штаны, касается его достоинства. Тут же опускается к нему губами, лаская, возбуждая. Слышит довольный рык мужа, внутренне улыбается. Но долго ласкать не может, муж завладевает инициативой, перемещает её на подушки и опускает ладонь к её промежности. Она дрожит под его руками, и когда палец его проникает между губок, она раскрывается, предоставляя ему больший доступ. Он вводит пальцы, ощущая, что она уже влажная, ждущая … Подводит член ко входу, касается её губок, проводит, лаская. Шепчет:
  -Ты готова?
  Она с трудом фокусирует на нем взгляд. Какое-то время даже не понимает, что он от нее хочет. Наконец, отвечает:
  -Готова.
  Он же продолжает свою сладострастную пытку. Его головка касается и касается её промежности. И он спрашивает:
  -Ты действительно этого желаешь?
  Она выгибается от страсти, шепчет:
  -Неужели ты не видишь? Я умру сейчас от желания.
  Голос её, хриплый от возбуждения — это последняя капля, он понимает, что дольше сдерживаться не может. Проникает. Быстро и резко. Она лишь на мгновение напрягается, а затем расслабляется, обхватывает его ногами, засасывая глубже и глубже. Он замирает, а затем начинает двигаться. Медленно, нежно, наполняющее. Она стонет уже непрерывно. Хочет только одного — чтобы он проникал. Глубже и глубже … И он исполняет её желание.
  
  Глава 7.
  Медленно, очень медленно выплывает она из оргазма. Ощущает губы мужа на своем лице. Довольно улыбается, шепчет:
  -Как жаль, что мне нужно уже собираться.
  Он сжимает ее в объятиях:
  -Ты не можешь отменить этот концерт?
  Ольга грустно улыбается:
  -Не хотелось бы …
  Кирилл не настаивает. Пусть. Пусть едет. Он не может требовать, чтобы она оставила работу. Об этом речи не было. Наоборот, он обещал ей, что ее жизнь почти не изменится после замужества.
  -Хорошо. Поезжай.
  Поднимаются, Ольга накидывает свой халатик, говорит:
  -Мне нужно одеться.
  -Да, конечно. Встречаемся внизу за завтраком.
  Завтрак, ждущие их машины, которые увозят в разные стороны. Кирилл всю дорогу задумчив. Вспоминает … Сейчас он вспоминает прошлую ночь, тянется к телефону, но позвонить не успевает. Его телефон звонит сам, берет, внимательно слушает, говорит:
  -Ждите, сейчас приеду.
  И весь день в суете. Когда он наконец-то вновь оказывается один, то за окном уже поздняя ночь. Набирает Андрея:
  -Не разбудил?
  -Нет, босс, но собираюсь ложиться.
  -Что Ольга Александровна?
  -В своем номере, кажется, уже легла.
  -Ребят рядом оставил?
  -Да.
  -Какие-то происшествия?
  -Нет, все спокойно.
  -Куда Вы завтра?
  -Ставрополь.
  -Ладно, отзвонись вечером, когда будешь один.
  -Слушаюсь.
  Отключает телефон, задумывается. Набрать Ольгу или нет? Наверное, она уже легла спать. Ладно, позвонит завтра.
  Но рано утром на следующий день ему звонят по работе. Он не успевает даже выпить кофе, направляется по делам. Бесконечные переговоры, а затем вынужден лететь в Норильск — на одном из его заводов авария. Звонок Андрея застает его на совещании.
  -Да, Андрей?
  -Вечерний доклад, Кирилл Евгеньевич.
  -Что-то случилось?
  -Нет. Все штатно.
  -Куда вы завтра?
  -Днепропетровск.
  -Хорошо. Как настроение?
  -Она немного грустная.
  -Точно никто не подходил?
  -Точно. Я за всем слежу.
  -Хорошо.
  С сожалением отключается, понимая, что снова не сможет позвонить. Возвращается к производственным вопросам. Не уходит из управления завода, пока последствия аварии полностью не ликвидированы. Утром остается еще на встречу с семьями пострадавших сотрудников. Наконец, около двух часов дня он направляется в аэропорт. По дороге набирает Андрея:
  -Чем занимаетесь?
  -Собираемся в аэропорт.
  -Как она?
  -Неплохо. Немного грустная.
  -Что завтра?
  -Никаких концертов нет.
  -Я хочу, чтобы вы вернулись домой сегодня. Пришлю за вами самолет.
  -Вы скажете об этом сами?
  -Да. Она рядом с тобой? Передай телефон.
  -Передаю.
  Кирилл слышит, как Андрей говорит, обращаясь к Ольге:
  -Кирилл Евгеньевич хочет с вами поговорить.
  Наконец, он может слышать её голос:
  -Алло.
  -Олечка, привет, моя хорошая. Как твои дела?
  Она отвечает абсолютно без эмоций:
  -Все хорошо, спасибо.
  -Завтра у тебя нет концерта?
  -Нет.
  -Я пришлю за тобой самолет. Хочу, чтобы сегодня ты вернулась домой. Ты не будешь возражать?
  И вновь ее спокойный, даже равнодушный голос:
  -Я не буду возражать.
  Что не так? Всего несколько дней, что она не рядом, и у нее совсем другое настроение. Он желает, чтобы она поскорее оказалась дома. Кирилл завершает разговор:
  -Хорошо. Поговорим дома, договорились?
  -Да, конечно.
  -Передай трубку Андрею.
  Вновь слышит голос своего сотрудника:
  -Кирилл Евгеньевич?
  -Я пришлю за вами самолет. Привези её сегодня домой.
  -Слушаюсь.
  Отключаются, Кирилл прикрывает глаза. Очень хочется спать. И он рад, что направляется сейчас домой. Сегодня он больше не будет работать. Будет отдыхать, а потом ждать Ольгу с концерта.
  Она вернула телефон охраннику и вновь безучастно уставилась в окно. Скоро вновь самолет, чуть сглатывает, её вечный страх перелетов. Старалась, всегда старалась дозировать их. Чтобы не больше одного перелета в день. А сегодня ей придется два раза лететь. Сжимает ладони, прикрывает глаза — она будет смелой. Да, да, она будет очень смелой!
  Андрей внимательно смотрит через зеркало заднего вида. Что с ней? В первый день их поездки Ольга выглядела намного бодрее. А теперь … Ему даже показалось, что каждый час вдали от дома как будто высасывал из неё силы. С каждой минутой она становилась все более и более грустной. В чем дело?
  Аэропорт, перелет, подготовка к концерту и сам концерт. Наконец, она выходит, направляется в гримерку. Андрей терпеливо ждет, когда Ольга появится вновь. Берет её сумку, говорит:
  -А теперь домой.
  -Да, домой.
  Кирилл же выспался, плотно покушал и теперь полулежал перед телевизором, лениво переключая каналы. Услышал звонок телефона:
  -Алло?
  -Кирилл Евгеньевич, мы уже по дороге в аэропорт.
  -Отлично. Ты позвонил пилоту? Я не хочу задержек с вылетом.
  -Позвонил.
  -Отлично. Жду.
  Наконец, он слышит, как к дому подъезжает машина. Направляется к дверям, распахивает, ждет, когда Андрей проводит Ольгу к входу. Улыбается, заключает женщину в объятия:
  -Приехала! Наконец-то приехала!
  Она ничего не говорит, а Кирилл, не выпуская жену из объятий, уже распоряжается:
  -Спасибо, Андрей, можешь ехать домой. Я надеюсь, что пару дней ты не понадобишься.
  -До свидания.
  Выходит, Кирилл шепчет:
  -Ты ведь сможешь побыть дома несколько дней, да?
  -Смогу. Следующий концерт только двадцать четвертого, в Тель-Авиве.
  -Вот и отлично. Значит, мы успеем устроить вечеринку по поводу нашей свадьбы. Да и вообще, проведем немного времени вдвоем.
  -Проведем время вдвоем?
  Он приподнимает её лицо, вглядывается в глаза, спрашивает:
  -Что случилось, малышка? Что с тобой? Ты не хочешь больше моего общества?
  -Не хочу твоего общества? Мне показалось …
  -Что тебе показалось?
  -Просто ты не звонил … Я не знала, что и думать. Но, в конце концов, решила, что ты и не обязан. Наш брак …
  Она не успевает договорить, муж склоняется к её губам с поцелуем. Руки его прижимают её к себе. Наслаждаясь её близостью, он заставляет и её забыть обо всем. Наконец, отрывается и говорит:
  -Ты будешь ужинать?
  -Нет. Я кушала в самолете.
  -В таком случае, сейчас мы пойдем в нашу спальню.
  -В нашу спальню?
  Он больше не разговаривает, тянет за собой. Лифт, его комната. Заходят, Кирилл тут же начинает стаскивать её одежду. Ольга касается его рук, шепчет:
  -Ты хочешь … - Замирает на пару мгновений и продолжает:
  -Чего ты хочешь?
  -Тебя! Сейчас я хочу тебя!
  Она напрягается, не может это скрыть от него. И муж тут же отстраняется, усаживает её на диванчик, устраивается рядом, и, слегка поглаживая её ладони, шепчет:
  -Что случилось?
  -Я не хочу быть просто твоей подстилкой.
  Кирилл отстраняется, так, будто она дала ему пощечину. Некоторое время молчит, а затем спокойно начинает рассказывать:
  -Я не звонил тебе несколько дней. Это мое упущение, я постараюсь в дальнейшем этого не допускать. У меня были проблемы на работе. В первый день я освободился очень поздно, Андрей сказал, что ты уже ушла в номер отдыхать. Я думал, что позвоню на следующий день где-нибудь днем. Но там все так завертелось, что я вновь не смог позвонить. На одном из моих заводов была авария, я ездил туда. Сегодня днем, когда я направлялся в аэропорт, чтобы вылететь оттуда — у меня был первый свободный момент.
  Ольга сглатывает, едва сдерживает слезы, которые уже практически готовы брызнуть из ее глаз. Шепчет:
  -Тебе не нужно оправдываться. Наш брак не совсем обычен … Просто мне нужно привыкнуть.
  Кирилла передергивает. Мужчина чеканит слова:
  -К чему ты собралась привыкать?
  Она молчит. Что она может сказать? Ничего. Она сама согласилась на этот странный брак. Сама пришла в его комнату … Так чему она удивляется теперь? Она показала ему, что вполне себе легкодоступная женщина. Она рядом, почему бы ему и не взять то, что и так принадлежит ему по праву? Поднимает глаза на мужа, хочет что-то сказать, но Кирилл лишь слабо улыбается. Он все понял. И прямо теперь он исправит свою ошибку. Мужчина подает ей руку, ведет … Ведет в её комнату. Распахивает дверь, шепчет:
  -Прости меня. Пожалуйста, прости меня. Я не должен был так себя вести.
  Она молчит, подбирает слова. Не знает, как сказать ему, что она вовсе не против занятий любовью с ним. Что эти одинокие ночи она скучала по нему. Но как это донести до него? Что сказать? Как??
  Муж же церемонно склоняется к её руке, целует, а затем направляется к выходу:
  -Доброй ночи, Ольга. Встретимся завтра за завтраком. Надеюсь, что мы сможем провести весь день вместе. Нам нужно будет обсудить организацию нашей вечеринки.
  Она сглатывает комок, который подступает к её горлу, старательно имитирует непринужденность, отвечает:
  -Спокойной ночи, Кирилл. До завтра.
  Он выходит. Плотно прикрывает дверь. Недолго стоит, как будто прислушивается, а затем направляется в свою спальню. Она также некоторое время недвижима, а затем начинает срывать с себя одежду. Проклятье! Она все испортила! Все испортила! Встает под душ, яростно трет себя мочалкой, шепчет:
  -Так тебе и надо! Ты же у нас гордая! Где не надо гордая! Подстилкой она не захотела быть. Ну так и оставайся теперь одна. Оставайся!
  Наконец, выходит, вытирается, забирается под одеяло. Прикрывает глаза. Плачет. И вместе со слезами выходит все напряжение прошедших дней. Она понимает, что муж не звонил не по своей прихоти. Понимает, что и сама могла бы ему позвонить. Узнать, как у него дела … Постепенно успокаивается и дает себе слово, что завтра же обо всем поговорит с мужем. Если они собираются жить в браке — им нужно научиться разговаривать друг с другом. Она хочет знать, кто она для него. И какого поведения он ждет. Она сумеет подстроиться под его ожидания. И она постарается сделать их брак комфортным. Во всяком случае до тех пор, пока муж не решит, что пора прекращать этот маскарад. И об этом ей тоже надо поговорить с мужем. Она не может быть его женой вечно.
  Кирилл же ни о чем не думает. Принимает душ и забирается в кровать. Завтра они поговорят, все обсудят и все встанет на свои места. Он не будет настаивать на близости, если выяснит, что она не понравилась жене. Он обещал и сдержит свое слово — он не будет ее ни к чему принуждать. Совершенно ни к чему.
  Мужчина просыпается на рассвете, самолично контролирует, как Ирина разделяет тесто на булочки. В нетерпении спрашивает:
  -И когда будет готово?
  -Сейчас уже ставлю в духовку, Кирилл Евгеньевич.
  Посылает помощника за цветами, думает о подарке, но потом решает не торопиться. Он еще успеет усыпать свою женщину подарками и драгоценностями.
  Ольга просыпается от свежего аромата кофе. Приоткрывает глаза. Видит улыбающиеся глаза мужа, который говорит:
  -Доброе утро!
  -Доброе утро!
  -Я подумал, что ты не откажешься от чашечки кофе в постель.
  Женщина улыбается, садится на кровати, подтягивает повыше покрывало, которым укрыта, шепчет:
  -Я снова не одела сорочку. Может быть, ты подашь мне халат?
  Муж подает халат, отворачивается к окну, спрашивает:
  -Открою шторы? Сегодня чудесный день. Немного морозно, но зато ни снега, ни дождя.
  -Да, открывай.
  Натягивает халат, завязывает пояс, удобно устраивается на кровати и спрашивает:
  -Ты принес только кофе?
  -Нет. Не только. Еще свежевыжатый сок, круассаны и булочки.
  -Как аппетитно звучит. А сам ты завтракал?
  -Да, я уже позавтракал. Меня рано разбудили звонком.
  -Ты собираешься уезжать?
  -Нет. Сегодняшний день я освободил для нас.
  Ставит перед ней переносной столик, Ольга с удовольствием отпивает сок, выбирает румяную булочку, надкусывает, улыбается:
  -Ирина испекла их с утра?
  -Да. Я попросил вчера. Хотелось необычный завтрак.
  -Очень вкусно.
  -Может быть, прогуляемся после завтрака?
  -С удовольствием.
  -Тогда я пойду одеваться, буду ждать тебя внизу.
  -Хорошо.
  Завершает свой завтрак, принимает душ и одевается. Спускается вниз, на ходу запахивая пальто. Кирилл подает её руку и ведет по дорожкам сада. Начинает говорить:
  -Я много думал вчера о произошедшем. Мне кажется, что нам надо обсудить наш брак. Все произошло так скоротечно. Мы еще не достаточно хорошо знаем друг друга, отсюда наше недопонимание.
  -Да, я тоже хотела предложить тебе поговорить …
  -Характер моей работы таков, что я освобождаюсь довольно поздно. И происходит это достаточно часто. Я не знал, будет ли мне удобно тебе звонить. И сейчас спрашиваю тебя — до какого часа мне удобно тебе звонить?
  -В любое время. Я отвечу на твой звонок в любое время.
  -Хорошо. Еще один момент. Очень часто я не один, и бывают такие ситуации, когда я не могу отойти от окружающих меня людей. И я не веду личные разговоры в присутствии посторонних. Ты должна знать, что я могу завершить разговор по этой причине.
  -Да, я понимаю. Мне кажется, что мне лучше тебе не звонить.
  -Нет. Неправильный вывод. Ты можешь звонить мне в любое время. По любым вопросам, но я не всегда смогу говорить с тобой свободно. Но я перезвоню тебе при первой же возможности. Надеюсь, ты сможешь понять и принять это обстоятельство.
  -Да, конечно.
  -Отлично.
  Кирилл улыбнулся, а затем чуть крепче сжал ладонь жены, подвел в беседке и сказал:
  -Давай присядем. Я хочу видеть твои глаза, когда буду говорить дальше.
  -Мои глаза?
  Он усаживается рядом, захватывает её ладонь в плен своих рук, гладит, тонкая кожа перчатки не может заглушить всей нежности его касаний. Она вглядывается в его глаза, а он говорит:
  -А теперь я хочу поговорить про подстилку.
  Она торопливо отвечает:
  -Извини. Я не хотела так говорить. И я так не думала.
  -Ты не подстилка. И я хочу, чтобы ты это знала. Я никогда тебя так не воспринимал. И не позволю никому так думать про тебя.
  Едва слышно женщина шепчет:
  -Я же пришла к тебе …
  Он изумленно смотрит. Что за каша в ее голове? Разве есть что-то плохое в том, что она его желает? Что плохого в ее желании? В ее порывах? В ее чувственности? Господи, да он был счастлив найти в ней такую страстную натуру. А она считала это своим недостатком? Откуда в ней это? Кто вбил ей это в голову? Спрашивает:
  -Пришла. И мне казалось, что тебе понравилось?
  Ольга не может ему теперь лгать, до того его глаза выжидающе смотрят на нее:
  -Мне понравилось.
  Он довольно улыбается:
  -И мне понравилось. Так к чему нам лишние сложности? Ты не хочешь больше близости между нами? Я пойду тебе на встречу — её не будет.
  Она молчит. Он также не нарушает тишину, ждет её ответ. Наконец, Ольга говорит:
  -Я не против нашей близости.
  Он тут же притягивает ее в объятия, довольно подводит итог их разговору:
  -Вот и отлично. Ты моя жена. И я твой муж. Супруги занимаются любовью. Мы уже пробовали и нам понравилось. А значит, мы можем не отказывать себе в таких радостях.
  Ольга поднимает к нему лицо, так хочется коснуться его губ, но она сдерживает себя. Кирилл склоняется к ее лбу губами, когда она шепчет:
  -Да.
  Он отрывается от нее и чуть кивает:
  -Хорошо.
  Замечает, что жена немного дрожит, шепчет:
  -Ты замерзла? Пойдем в дом.
  -Пойдем.
  Заходят, он помогает снять пальто, передает его Ирине, спрашивает про обед. Тянет жену в гостиную:
  -Пока ждем обед, давай обсудим список гостей на праздник.
  -А когда ты хочешь провести праздник?
  -Расскажи мне, какие у тебя запланированы концерты.
  -Двадцать четвертого Израиль, а тридцатого — Питер. Потом до середины декабря свободна.
  -Отлично. Числа пятого-шестого декабря все и организуем.
  Она лишь пожимает плечами:
  -Хорошо.
  Кирилл тянет жену себе на колени, прижимает ближе, спрашивает:
  -Олечка? Ты против?
  И она говорит то, о чем не думала раньше:
  -Я не знаю … Твоя семья … Они ведь будут против меня.
  -Не думаю, что это произойдет. Куда больше меня беспокоит реакция твоей дочери.
  -Нина ничего не скажет против. Это же моя жизнь. А я все-таки её мама, а не дочка.
  -Мои родители не будут против нашего брака. И не будут против тебя.
  -Хорошо. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Ведь мы можем не афишировать наш брак. Вообще не афишировать.
  -Мы не будем скрываться от наших родных. Более того, мы не будем скрываться и от других людей. Мы поженились, чтобы все знали, что ты моя. И чтобы остерегались делать тебе что-то неприятное.
  -Мне кажется, что одного присутствия Андрея рядом было бы вполне достаточно.
  -Не думаю.
  -Кирочка! - женщина буквально стонет. Кирилл же захватывает ее ладони в плен своих рук, подносит к губами, целует каждый пальчик, шепчет:
  -Моя девочка, моя малышка! Я хочу, чтобы ты была моей женой. Только моей!
  -Я твоя жена.
  -Вот и славно, моя хорошая. И мы проведем эту вечеринку для наших родных, им пора познакомиться друг с другом.
  -Договорились.
  -Я хочу, чтобы ты купила себе особенное платье для этой вечеринки. Хочу, чтобы написала список людей, которых хочешь увидеть. Я хочу веселый праздник.
  Женщина вновь переспрашивает:
  -Ты уверен, что это вообще надо делать?
  Он лишь кивает:
  -Да, конечно.
  Она опускает глаза, чуть сжимает ладони, кажется, набирается смелости, наконец, решается:
  -Кирилл, я хотела с тобой поговорить, ведь я же не смогу быть твоей женой вечно.
  -Не сможешь? Почему?
  -Ну как ты не понимаешь?! Ты молодой мужчина, перспективный, богатый, красивый. Тебе надо найти подходящую девушку, родить детей. Что могу дать тебе я? Что вообще я тебе дала, кроме проблем и хлопот?!
  -Что дала мне ты? Свою теплоту, свое присутствие рядом, ты сделала этот большой дом — уютным семейным очагом.
  Он мечтательно прикрывает глаза, воспоминая, что же Ольга привнесла в его жизнь. Продолжает:
  -Ты дала мне свою близость. Никогда раньше я не встречал столь чувственной женщины. Столь нежной, трепетной. Я никогда не забуду, как ты реагировала в моих руках … Это дорогого стоит, когда женщина так отвечает на твои ласки.
  Слышит её сдавленный всхлип, тут же открывает глаза, притягивает жену в объятия, шепчет:
  -Что, маленькая моя, что?
  -Ты так говоришь, как будто что-то испытываешь ко мне. Что я не пустое место.
  Глаза Кирилла лезут на лоб. Она так не уверена в себе? Но как же так? Он … Это он уделял ей мало внимания. И он начнет исправляться прямо сейчас:
  -Малышка, ну что такое ты говоришь! Ты и пустое место?! Как может быть такое?
  Она поднимает к нему глаза, а затем вдруг дерзко отвечает:
  -Как будто ты не знаешь, что делал со мной Вадим. Еще скажи, что ты не узнавал это.
  -Узнавал. - Едва слышит она его тихие слова. Тут же сникает, порывается выбраться из его объятий, но он не отпускает, говорит:
  -Я никуда не отпущу тебя. Теперь ты моя. И я отвечаю за твое благополучие. Если ты хочешь, мои люди накажут его.
  -Не хочу. Это ничего не изменит.
  -Да. Я понимаю. Но может быть, тебе будет легче …
  -Не будет.
  Он крепче сжимает её в объятиях, шепчет:
  -Не все мужчины такие скоты. Я никогда не обижу тебя. Всегда буду оберегать!
  Она молчит. А затем спокойно говорит:
  -А может быть, мне не нужен охранник.
  -Не нужен? А кто тебе нужен?
  Она вглядывается в его глаза, чуть улыбается, а затем говорит:
  -Прости, я не хочу грузить тебя своими проблемами. Не надо, не думай. Ты и так очень много делаешь для меня.
  -Чего ты хочешь? Если это будет в моих силах, я дам тебе это.
  -Это не просят. И это не приходит по желанию. Оно или есть, или нет.
  Он понимает, что она хочет сказать. Но … в этом случае он не будет торопиться, им достаточно торопливости. Он не собирается ее пугать своими чувствами и желаниями. Нет. Подносит её руку к губам, целует, шепчет:
  -Ты мне очень дорога.
  На ее лице тут же расцветает улыбка:
  -Мне очень приятно. И ты мне дорог. И знаешь, эти дни, что мы не виделись, я скучала по тебе и твоему обществу.
  -Я могу поехать в Израиль с тобой.
  -Поедешь? Правда? - Ольга не может поверить его словам. А Кирилл лишь подтверждающе кивает:
  -Конечно. Можно поехать на несколько дней, отдохнем там, что скажешь?
  Ольга счастливо улыбается, кивает. И Кирилл улыбается в ответ. И вновь их уединение нарушает звонок телефона, Кирилл тянется к аппарату, Ольга шепчет:
  -Я поднимусь ненадолго к себе в комнату. Давай встретимся чуть позже?
  -Я зайду к тебе, как закончу говорить.
  -Хорошо.
  Берет трубку, отвечает на вопросы помощников, а затем набирает Андрея:
  -Есть дело. Собери мне досье на Вадима.
  -Кирилл Евгеньевич?
  -Я хочу его наказать.
  -Наказать?
  -Скажи своим парням — пусть соберут информацию, потом обсудим, что можно сделать. Да. И еще. Все уже знают, что я женился?
  -Пока нет. Распространить информацию?
  -Можно. Или пусть она сама разойдется.
  -Сама разойдется, Кирилл Евгеньевич, просто не нужно отрицать.
  -Меня же никто не спросит.
  -Если распорядитесь, я спущу инструкцию. Наши люди могут не держать язык за зубами по этому поводу.
  -Распорядись. А что уже были вопросы?
  -Да. Ваше кольцо заметили.
  -Хорошо. А у нее заметили кольцо?
  -Скорее всего, да. Но она не давала пресс-конференций, и потому никакие вопросы не были заданы. А от журналистов я её охранял.
  -Хорошо. Я не намерен выпячивать этот брак. Но все должны знать — эта женщина моя жена.
  -Понял.
  Он прощается и отключает телефон. Вновь произносит:
  -Эта женщина моя жена.
  Ощущает, как приятное тепло разливается в груди от этих слов. Улыбается и направляется в комнату жены.
  Ольга меряет быстрыми шагами свою комнату, вспоминая свой разговор с мужем. Почему-то на первом плане его счастливое лицо, когда тот перечисляет, что привнесла она в его жизнь. Неужели, он счастлив от того, что она рядом?
  Слышит стук в дверь, говорит:
  -Войдите.
  Это муж, спрашивает:
  -Олечка? Что ты делаешь?
  -Пока ничего. А ты что собираешься делать?
  -Не знаю, что ты скажешь на счет партии в нарды?
  -Нарды? Это моя любимая игра. Я согласна!
  -Отлично. Тогда пойдем в гостиную?
  Играют, потом ужинают, прогуливаются по дорожкам сада, слушая, как скрипит снег под ногами. Смотрят, как солнце медленно, медленно склоняется за горизонтом. Ольга поворачивается к мужу и шепчет:
  -Я и не заметила, как в этом году наступила зима.
  -Да. А скоро уже Новый год.
  -Как ты обычно проводишь этот праздник?
  -С родителями.
  Улыбается. Она чуть напрягается, но Кирилл уже шепчет:
  -Мы обсудим это после нашего праздника.
  -Ты думаешь, там что-то изменится?
  -Конечно. Я понимаю, что для тебя это очень важный день. Фактически, это и есть день нашей свадьбы.
  Она поднимает на него глаза, застенчиво улыбается, шепчет:
  -Как ты догадался?
  Он улыбается, а затем спокойно говорит:
  -Ты моя малышка.
  -Мне совсем-совсем ничего нельзя будет скрыть от тебя?
  -Совсем-совсем ничего. Я хочу твоего благополучия. Чтобы ты была счастлива.
  -Я счастлива.
  -Этому я рад. А теперь, пока ты не замерзла, я провожу тебя в твою спальню.
  -В мою спальню?
  -Да, солнышко.
  Он провожает, церемонно целует руку у дверей. Говорит:
  -Спокойной ночи.
  Ждет, пока она закроет за собой дверь и направляется к себе в комнату. Она корит себя за нерешительность. Почему не спросила? Почему не узнала у мужа … Но что она могла у него спросить? Почему он провожает в её комнату? Она стягивает одежду, встает под душ. Что она чувствует сейчас? Уязвленное самолюбие? Нет. Обида? Нет, она не обижена. Забирается в постель. Прикрывает глаза. Заставляет себя перестать думать. Она не будет думать! Она не хочет … И сейчас она будет спать.
  Женщина прикрывает глаза и вскоре проваливается в свой сон. Почему-то она куда-то бежит, опаздывает. Мимо мелькают лица, она приглядывается, узнает своих знакомых. Они пытаются ее остановить, но она спешит дальше. Она торопится к мужчине … К своему мужчине. Наконец, она перед высоким домом, пытается открыть калитку. Но тут же появляется охранник.
  -Вам сюда нельзя!
  -Но как же? Он ждет меня.
  -Нет. Он никого уже не ждет.
  Ольга ныряет под его рукой и бежит к дому, распахивает дверь, но тут появляется какая-то женщина:
  -Вам кого?
  -Кирилла. - Едва выдавливает из себя Ольга.
  -Зачем вам мой сын?
  -Но я … Но он …
  -Идите домой, дорогая.
  -Но Кирилл …
  Впрочем, ни она, ни ее собеседница не успевают сказать больше ничего, потому что на лестнице появляется мужчина, который говорит, обращаясь к матери:
  -Это ко мне, мама.
  А затем протягивает руку к Ольге и продолжает:
  -Пойдем, солнышко мое, я давно тебя жду.
  Ольга оглядывается на женщину, та уже равнодушно отвернулась. А Кирилл тянет ее за собой:
  -Пойдем, я провожу тебя в твою комнату.
  -В мою комнату? - Переспрашивает женщина. Тот утвердительно кивает:
  -Конечно же, уж не думала ли ты, что будешь спать со мной в одной комнате?
  -Но? - Ольга непонимающе смотрит, а мужчина шепчет:
  -Ты же не подстилка! Ты не подстилка!
  Ольга открывает глаза, какой странный сон, поднимается, наливает воды, пьет, открывает створку окна, вдыхает морозный воздух, возвращается в кровать, укутывается в одеяло и вновь засыпает. На этот раз сном без сновидений.
  
  Глава 8.
  Утром она находит рядом с подушкой розу и записку. Кирилл извиняется и пишет, что уехал по делам. Будет поздно вечером.
  Она садится на кровати, натягивает покрывало, чуть сминает бутон ладонью, ощущая нежный аромат розы. Пожалуй, сегодня она не будет вставать. Проведет весь день в постели. Но встать, хоть и не надолго, все же приходится. Ольга вытаскивает сорочку, натягивает, а затем вновь забирается в постель. Просит Ирину принести завтрак. А затем сообщает:
  -Хочу сегодня провести весь день в постели. Позвоню, когда захочу обедать.
  -Хорошо, Ольга Александровна.
  Вечером Ирина сообщает приехавшему Кириллу:
  -Кирилл Евгеньевич, Ольга Александровна не вставала сегодня с постели.
  -Как не вставала?
  Но ответ он уже не слушает, спешно направляется к лестнице, вот её этаж, двери её комнаты, не стучит, открывает. Ольга поднимает глаза:
  -Кирочка?
  Он облегченно выдыхает:
  -Фу … Олечка, как ты меня напугала!
  -Напугала? Но чем?
  -Ирина сказала, что ты целый день не выходила из комнаты!
  -Просто захотелось полентяйничать.
  -Хорошо, хорошо. А ты уже ужинала?
  -Еще нет. Поужинаем тут?
  -Давай.
  На ужин Ольга все-таки выбирается из кровати, удобно устраивается у небольшого столика. Закидывает ногу на ногу. Сквозь полуопущенные ресницы с удовольствием наблюдает, как муж сосредоточенно режет мясо. А все для того, чтобы не смотреть на её ноги. Вообще-то она знает … Знает, что у нее привлекательные ноги. Она тянется чуть вперед, как бы случайно касается грудью его руки, слышит, как он шепчет:
  -Осторожнее, дорогая. Еще парочка таких провокаций … И я за себя не отвечаю!
  Она смотрит на него, делает вид, что ничего не понимает и шепчет:
  -А зачем тебе сдерживаться?
  -Каждый мужчина должен сдерживаться до свадьбы.
  -Но мы же …
  -Тсс, маленькая моя. Я уже говорил тебе, и я не изменю своего мнения. Мы попробуем вновь только после нашего праздника. Когда все наши близкие узнают о том, что ты моя!
  -Но для тебя …
  Шепчет она не уверенно. Но муж лишь притягивает её в объятия, нежно, будто маленькую, гладит по спине, целует в макушку и шепчет:
  -Это важно для тебя. Ты сейчас как туго натянутая струна! Я не хочу ни торопить тебя с нашим праздником, ни что-либо делать до него.
  Она поднимает на него глаза. Приподнимается на цыпочки и нежно касается его губ легким поцелуем. Он улыбается в ответ, вновь прижимает её к себе, шепчет:
  -У тебя есть время еще раз все взвесить и подумать.
  -Подумать?
  -Я хочу, чтобы за пару дней до праздника ты сказала мне — действительно ли ты хочешь оставаться моей женой. И я дам тебе время подумать об этом. Ты будешь достаточное время проводить вне моего общества. Я хочу, чтобы ты приняла это решение.
  Ольга кивает. Да и что она может сказать? Что не хочет принимать никаких решений? Что впервые в жизни она кайфует от того, что кто-то решает за нее? Одергивает себя, вспоминая, как распоряжался ей Вадим. Тогда она думала, что больше никому не позволит командовать собой. И что теперь? Теперь она это позволяет? Впрочем, она вынуждена признаться себе, что Кирилл не очень-то интересуется, позволяет она или нет. Он распоряжается. Легко и непринужденно. Так, будто всегда только это и делал. Ольга не сомневается почему-то, муж очень бы удивился, если бы кто-то вдруг не стал делать, как он сказал.
  Они завершают ужин, говорят о пустяках, их прерывает телефонный звонок. Муж мрачнеет, нажимает отбой, с сожалением прощается:
  -Мне нужно немного поработать. Отдыхай.
  -Ты завтра тоже уедешь на работу?
  -Да. К сожалению, все эти дни до нашего отъезда в Израиль, мне придется очень плотно работать. Но я уверен, ты не будешь скучать. Я буду заходить к тебе вечером. Заодно у тебя будет время подумать …
  Легкой лаской касается её щеки, направляется наружу. Ольга безвольно опускает руки на одеяло и шепчет:
  -Я буду скучать …
  Но он уже не слышит, дверь прикрывается. Она продолжает сидеть в той же позе, что он её оставил. Муж хочет, чтобы она подумала? Зачем? Ей не о чем думать. Если только вспоминать, каким нежным он был во время их первой близости. Вспоминать, как она ласкала его, как он возвращал ей ласки … И он хочет, чтобы она об этом подумала? От этого отказалась? Она не может. Просто не может, вот и все.
  Их брак не будет долгим, а потому зачем ей ограничивать себя? Зачем? Она желает его, он ее желает. Им хорошо вместе. Так почему бы и не провести это время с пользой? Она проведет. И ничего больше не будет предпринимать. Она не будет отталкивать мужа.
  Кирилл же довольно улыбался. Все идет ровно по его плану. Он никуда не торопится. Да и куда ему торопиться? Впереди у них долгая совместная жизнь. Он может воздержаться от близости эти пару недель. Ради их брака. Ради их будущей совместной жизни. Он рад, что это время Ольга проведет вне его общества, и рад, что очень скоро он поедет вместе с ней на гастроли. Это будет следующий шаг к их сближению, ведь в Израиле они будут жить в одном номере.
  Алон был горд. Для него была большая честь встречать в аэропорту саму Ольгу Александровну! Сколько лет он был её поклонником? Он и не знал. Кажется, он был ее поклонником всегда! И вот сегодня он её встречает, он проводит её до лимузина. А завтра вечером сопроводит на концерт.
  Но планам Алона не суждено было сбыться. Ибо Ольга Александровна вышла из самолета не одна. А в сопровождении неприметного мужчины, который лишь слегка поддерживал её за локоть, старательно держась за её спиной. И зорко смотрел по сторонам. Не было никакого сомнения — она центр его интересов. И именно он её телохранитель.
  Алон двинулся на встречу, радушно сказал:
  -Добро пожаловать в Израиль, Ольга Александровна. Разрешите вас проводить до машины.
  Ольга Александровна приняла протянутые цветы, сказала приличествующие случаю слова, а затем все также под руку со своим спутником направилась к ожидавшей их машине. Молодой мужчина подождал, пока она удобно устроится в машине, сам закрыл дверь и направился к другой двери. Алон сел впереди, отдал указание водителю:
  -Поехали.
  Тот удивленно посмотрел на него и сказал:
  -Еще не все сели.
  -Ну этот охранник сядет в машину охраны.
  Водитель удивленно приподнял брови, но промолчал. Тронулся тогда, когда Кирилл удобно устроился на сидении рядом с Ольгой.
  Подъезжают к отелю, встречает сам хозяин. Первым делом здоровается с Ольгой Александровной, а затем с благоволением подает руку её спутнику:
  -Кирилл Евгеньевич, какая честь для нас. Прошу вас заходите.
  Алон вопросительно смотрит на хозяина, но тот слишком занят высокими гостями. Провожает их в номер. У дверей Ольга Александровна поворачивается и говорит:
  -В зал мы подъедем завтра днем, я хочу посмотреть, как поставлен звук.
  -Да, буду ждать.
  Прощаются, и она скрывается за дверьми номера. Алон оборачивается к хозяину отеля и спрашивает:
  -Почему вы приветствовали её охранника?
  -Охранника? Какого охранника?
  -Ну с ней был парень.
  Хозяин гостиницы прижал палец к губам, потянул Алона за собой и тихонько сказал:
  -Ты про этого молодого человека, с которым я разговаривал?
  -Да.
  -Ты что … Как ты можешь называть его так. Это Жданов.
  -Это Жданов?
  -Да. Слышал о нем?
  -Только немного.
  -Вот это он и есть.
  -Ничего себе. А зачем он приехал с ней?
  -Ну это уж мне не ведомо. Мало ли … Но его люди сказали мне, что жить они будут в одном номере. Этот его главный охранник довольно посмеивался и сказал, что его людям так легче их охранять.
  -Наша фирма предоставляет охрану. Неужели Ольга Александровна нам не доверяет?
  -Ольга Александровна может быть и доверяет. А вот его всегда охраняют только его люди.
  -Все понятно. Спасибо, что сказали.
  Кирилл же стянул обувь, пиджак, удобно расположился на диванчике и сказал:
  -Кажется, этот Алон решил, что я твой охранник.
  Ольга повернулась к мужу и прошептала:
  -Странный вывод. Мне кажется, по тебе видно, что ты занимаешься интеллектуальным трудом.
  Кирилл не успел ответить, зазвонил телефон. Переговорил со своим сотрудником, а затем направился к сумке с ноутбуком. Ольга вопросительно посмотрела, и он ответил, улыбаясь:
  -Придется немного интеллектуально поработать.
  -Я хотела отдохнуть. Может быть, удастся поспать.
  -Поспи.
  Она вгляделась в его глаза, а затем все же спросила:
  -Ты ведь не уедешь?
  -Я очень постараюсь.
  Кивает, отправляется в спальню, раздевается и удобно устраивается на кровати. Кирилл работает несколько часов, а затем слышит крик. Спешно направляется в спальню. Заходит, Ольга мечется на кровати. Подходит ближе, садится, нежно касается её плеча:
  -Олечка, проснись!
  Она вновь вскрикивает, сжимается, а затем просыпается. Садится на кровати, сжимая в руках край простыни … Некоторое время оглядывается по сторонам. Наконец, облегченно выдыхает. Замечает мужа, спрашивает:
  -Что-то не так?
  -Тебе приснился кошмар?
  -Да.
  -И как часто тебе снятся кошмары?
  -Кирилл?
  -Что тебе снилось?
  -Это не важно.
  -Не важно … Интересный поворот сюжета. Как часто тебе снятся кошмары?
  Она внимательно смотрит на него, наконец, касается его ладони, но Кирилл лишь притягивает её в свои объятия, шепчет:
  -Ты должна мне ответить …
  -Это ничего не изменит … Просто нам не надо спать в одной комнате.
  -Не надо спать в одной комнате? Тебе так часто снятся кошмары?
  -Да. Регулярно. Я привыкла уже.
  -Привыкла? Что тебе снится?
  -То время, пока ты не появился.
  -Но с этим надо что-то делать!
  -Что тут можно делать? Пройдет со временем само.
  -Мне показалось, в ту ночь, что мы провели вместе, тебя не мучили кошмары?
  -Это так.
  -Значит, все следующие ночи мы будем проводить вместе!
  Она улыбнулась, но все же ответила:
  -Если бы все так было просто, уверена, у меня бы совсем не было проблем.
  -А какие ты видишь проблемы?
  -Мне нужно будет ездить на гастроли. Ты не сможешь меня сопровождать.
  Кирилл с сожалением вздыхает, но все же отвечает:
  -Да, везде ездить с тобой я не смогу …
  -Это, наверное, и не надо. У тебя есть своя работа. Ты ведь не мальчик при мне.
  Он смеется, звонко, совсем по-мальчишески. Ольга улыбается в ответ, меняет тему разговора:
  -А мы не пойдем ужинать?
  -Пойдем …
  Ужинают. Ольга лишь посмеивается, когда видит, как лебезят официанты. Кирилл улыбается краешком губ, спрашивает:
  -Ты будешь завтра давать пресс-конференцию?
  -Нет. Не собиралась.
  -Интервью какому-нибудь местному каналу?
  -Нет. А надо?
  -Не обязательно. Просто я думаю, как скоро твои поклонники заметят твое кольцо?
  -Не знаю. Предлагаешь его снять?
  -Снять? Зачем же?
  -Может быть, ты не хочешь лишних вопросов?
  -Мне показалось, мы поженились для того, чтобы все узнали, что ты мой муж?
  -Совершенно верно. Все мои знакомые должны знать, что ты моя жена. И ты под моей защитой.
  -Но это предполагает, что все мои знакомые об этом узнают. А я до сих пор не уверена, что это было правильное решение.
  -Это было единственно верное решение. И потом … Не скрою, я женился на тебе не только поэтому.
  -Не только поэтому?
  -Да. Мне нравится твое общество. Мне нравится, как ты готовишь. И мне нравишься ты в постели.
  Последние слова Кирилл прошептал наклонившись к уху жены. Ольга рассмеялась … Они привлекли внимание других посетителей. Краем глаза Кирилл заметил, что люди стали переговариваться, и предложил отправиться в номер.
  Уже в номере он сказал:
  -Наш брак больше не тайна. Во всяком случае уже завтра все будут знать, что у тебя новый спутник.
  Она улыбается. Тянет мужа в спальню и шепчет:
  -Ты знаешь, мне все равно. Удивительно, но впервые за многие годы мне все равно кто и что скажет.
  -Я рад. Ты знаешь, я по-настоящему рад этому. Мне бы хотелось подарить тебе покой. Комфорт.
  -Ты даешь мне это … И я очень тебе благодарна.
  На другой день он может видеть, какая она перед концертом. Впервые наблюдает за ней на сцене из кулис. Особая причастность … Особая атмосфера. Он особый приближенный … Довольно улыбается, когда концерт заканчивается, и она выходит. Принимает из её рук цветы, сопровождает в гримерку. Ольга устало присаживается, шепчет:
  -Устала …
  Слышат стук в дверь, Кирилл открывает, стоит какой-то мужчина, мямлит:
  -А Ольга Александровна?
  -Что вы хотели?
  -Попросить автограф.
  Ольга уже подходит, принимает цветы, расписывается. Кирилл прикрывает дверь, недовольно хмурится. Уже хочет набрать Андрея, как Ольга мягко берет его руку:
  -Не надо. Твои ребята и так хорошо работают.
  -Где хорошо-то?
  -Ты просто не знаешь этих поклонников! Однажды один залез ко мне в квартиру через окно.
  -Даже так?!
  Ольга смеется, а затем рассказывает Кириллу эту старую историю. Тот потрясенно качает головой, говорит:
  -Ну просто с ума сойти. Слов нет!
  -Ага. Поедем в отель?
  -Поехали.
  На следующее утро они возвращаются в Москву, уже у трапа Кирилла ждет машина, он прощается с женой:
  -Малышка, сейчас ты поедешь домой, а я приеду к вечеру. Надеюсь, что ты будешь отдыхать.
  -Да, конечно. И буду тебя ждать!
  -Я постараюсь не задерживаться.
  Дома Ольга все-таки набирает дочь и сообщает ей о своем браке, а также о предстоящей вечеринке. Нина не может скрыть изумления:
  -Мамуля! Ты действительно вышла замуж? И насколько он тебя младше?
  Ольга называет их разницу. Почти видит, как Нина качает головой. Слышит, как дочь говорит:
  -Ох, мама, мама … Не успела избавиться от одного молодого мужа, как берешь себе еще одну обузу.
  -Кирилл не обуза. Скорее это я для него обуза.
  -Что вообще вами двигало, когда вы женились? И как вы умудрились это скрыть от общественности?
  -Церемония проходила у него дома.
  -Час от часу не легче. А его родители? У него есть родители?
  -Да.
  -И они тоже будут на этой вечеринке?
  -Да. И еще его брат.
  -Еще и брат … Да, мама … А что он хоть из себя представляет этот твой Кирилл? Чем он занимается? Как его фамилия?
  -Жданов.
  -Жданов? Тот самый Жданов?
  -Да.
  -Я буду на этой вечеринке! И вот что я тебе скажу, я никому не позволю тебя там обидеть!
  -Спасибо, доченька, но не думаю, что меня кто-то будет обижать.
  Нина отвечает:
  -А вот и посмотрим …
  -Я, то есть мы, мы будем тебя ждать.
  -Я обязательно приеду.
  Отключаются, Ольга задумчива, на глаза наворачиваются слезы. Она понимает, что дочка права. Очень во многом права. Что ждет её во время этой вечеринки? Как примут её его родители? Была ли бы она в восторге, если бы её сын привел в качестве жены … Она не успевает додумать, звонит телефон, это Кирилл, отвечает:
  -Алло?
  -Олечка? Как дела? Ты уже дома?
  -Все хорошо. Да, уже дома.
  -Что-то мне не нравится твой голос. Тебе кто-то звонил? Кто тебя расстроил?
  -Я звонила Нине, все-таки сказала ей, что вышла за тебя замуж.
  -Что сказала Нина?
  -Напомнила мне, что твои родители не будут в восторге от такой твоей жены.
  -Нина знакома с моими родителями?
  -Не думаю.
  -В таком случае, откуда ей знать?
  -Она предполагает.
  -А я предполагаю другое. Давай не будем создавать проблемы на пустом месте. Скоро уже наша вечеринка и начнется, и закончится. И ты увидишь, что все пройдет наилучшим образом. Я позвоню тебе еще чуть позже. Обещай мне, что не будешь думать об этом.
  -Обещаю.
  Конечно, она не сдержала слово. Впрочем, следующие несколько дней муж работал дома, и потому Ольга старалась выглядеть веселой, ведь Кирилл несколько раз в день отвлекался от рабочих моментов. Он обязательно обедал с ней, а после обеда они обычно прогуливались по саду. Говорили обо всем на свете. Он рассказывал ей о своем детстве, она делилась своими воспоминаниями. Казалось, что она всегда-всегда знала его. И всегда жила в его доме.
  Как и говорил Кирилл, вечеринка удалась на славу. Его родители, даже если и были не очень довольны выбором сына, но виду не подали. Несколько ее друзей и друзья Кирилла быстро нашли общий язык. А к концу праздника всех вообще охватила атмосфера всеобщего веселья.
  Они уезжали последними … Кирилл проследил, чтобы Ольга удобно устроилась в машине. Обогнул машину и занял свое место. Улыбнулся, садясь, и захлопнул дверь. Ольга прошептала:
  -Нас засняли. Там стояли журналисты.
  -Думаешь, они догадались по какому поводу вечеринка?
  -Не знаю, но они могут спросить?
  -У кого? У моего ресторатора?
  -Это был твой ресторан?
  Кирилл улыбается. Притягивает жену в объятия, шепчет:
  -Теперь ты успокоилась?
  -Успокоилась? Разве это было видно?
  -Да, был такой момент.
  -А ты считаешь, что не стоило и переживать?
  -Но теперь уже все закончилось, не так ли? Теперь ты спокойна?
  -Да. Теперь спокойна.
  Кирилл довольно улыбается, шепчет:
  -А завтра я останусь дома до обеда … И уже предвкушаю, как славно мы проведем с тобой время.
  Она застенчиво улыбается, а мужчина уже захватывает ее ладонь в плен своих рук, нежно гладит, шепчет:
  -Я не обсудил с тобой еще один важный вопрос.
  -Какой же? - Ольга вдруг ощущает, как дрожь пронзает ее тело. Мужчина наклоняется чуть ближе, шепчет на ухо:
  -Мы не решили, какая из двух спален будет нашей.
  Ольга сглатывает, в то время как мужчина нежно скользит губами по ее ушку, а затем обцеловывает шею, спускаясь ниже, к вырезу ее платья. Она обнимает его за шею, прижимает ближе, шепчет:
  -Кирочка, мы ведь в машине.
  Тот отрывается, смеется:
  -Да, да. Так что решим на счет спальни?
  Она лишь пожимает плечами:
  -Мне все равно.
  -Тогда выберем мою спальню. Я, знаешь ли, уже давно в ней сплю и привык.
  -Как скажешь, дорогой.
  Машина подъезжает, он церемонно подает руку:
  -Прошу вас, мадам Жданова!
  Ольга и сама не понимает, но эти его слова поднимают в ее душе волну удовольствия. Она жена. Его жена!
  Кирилл же тянет жену к дому, а у самых дверей подхватывает на руки и переносит через порог. Она обвивает его руками за шею, нежно касается губами его лба, шепчет:
  -Решил соблюсти все ритуалы?
  -Конечно же! Может ты забыла, но я намерен жить с тобой долго и счастливо.
  Ольга на миг замирает, хочет его поправить, но не решается, до того довольным и счастливым выглядит Кирилл. Мужчина опускает ее на пол, помогает стянуть шубку, передает верхнюю одежду Ирине и отпускает девушку.
  -А теперь в нашу спальню. - Говорит он, обращаясь к жене. Она лишь кивает. В комнате Кирилл развязывает галстук, стягивает пиджак.
  -Примем вместе душ?
  -Может, по очереди?
  -Малышка?
  Она не отвечает, больше не спорит, тянется к молнии платья, стягивает, а когда платье бесформенной грудой падает к ее ногам, поднимает глаза к мужу. Видит его потемневшие глаза, тот подходит ближе, притягивает ее в свои объятия и шепчет:
  -Ты очень красивая.
  Она смеется:
  -Мальчик мой, я не юная девочка, я знаю, как я выгляжу.
  Теперь хохочет Кирилл:
  -Я уже и забыл, когда меня последний раз называли мальчиком.
  -Ты моложе. Наша разница …
  Она не договаривает, он перебивает:
  -Мне все равно. Ты моя девочка.
  -Твоя. - Признает она его правоту. А затем продолжает:
  -Может быть, в прошлый раз ты и не заметил, но мое тело хранит на себе отметки. Я делала несколько пластических операций.
  -Я занимался любовью с тобой, а не с твоим телом. - Невозмутимо говорит мужчина и продолжает:
  -Мне важна ты. И в тебе мне все нравится.
  Подходит ближе, тянется к застежке ее бюстгальтера, обнажает ее грудь, обнимает ее ладонями и шепчет:
  -Она восхитительна.
  Ольга тут же ощущает, как напрягаются ее соски, Кирилл же зажимает тугие комочки между пальцев и восхищенно говорит:
  -Малышка! Ты такая чувственная! Это просто восторг видеть, как они напряжены!
  Склоняется губами, облизывает, посасывает, а затем чуть прикусывает ее соски. Ольга едва стоит, так кружится голова, ухватывается за его плечи, дрожит. Муж же тянет ее в ванную:
  -Примем душ, солнышко, а потом я хочу тебя ласкать. Хочу смотреть, как твое божественное тело будет реагировать на мои ласки.
  Она лишь позволяет себя увлечь, они обмываются, Кирилл набирает в ладони гель для душа и скользит по ее телу. Она не понимает своих эмоций, неужели, ему нравится все, чего он касается? И слышит его ответ на свой безмолвный вопрос:
  -Восхитительно! У тебя такая нежная кожа! Такая беленькая!
  Женщина ничего не отвечает и рада, что сверху льется вода, она смывает появившиеся слезы. Она не верит … ни себе, ни своему вдруг нахлынувшему счастью. Но на раздумья времени нет, муж уже тянет ее наружу, бережно вытирает полотенцем, подхватывает на руки и несет в спальню.
  Усадив жену на краю кровати, Кирилл опустился на колени подле, ладони его скользнули по ее ступням, лодыжкам и выше, к ее бедрам. Мужчина прошептал:
  -У тебя очень красивые ноги! Я бы провел всю жизнь подле них!
  Она смеется, наконец-то выходит из своего оцепенения, тянет его в свои объятия, шепчет:
  -Ты самый галантный мужчина из всех, кого я знаю!
  Он усаживается подле, касается ее губ легким поцелуем, скользит по ее шее, ниже, к области ее декольте. Обцеловывает плечи, касается губами ямочки между ключицами, сжимает ладонями ее холмы, слышит ее стон. Ольга сама не понимает, что с ней такое. Обычные ласки, так почему же так остро реагирует ее тело? Почему внутри закручивается в плотную спираль ее желание? Почему? Она дрожит, не в силах совладать с собой. Грудь женщины горит, соски стоят, муж уделяет внимание сначала одной груди, а затем другой. Она беспрерывно стонет, выгибается в его руках, ощущает, как сами с собой раздвигаются ее бедра. Кирилл же не торопится, он видит, как призывно распахиваются ее бедра, видит выступившую влагу желания. Но нет! Он скользит губами по ее животу, огибает промежность и нежно касается внутренней стороны сначала одного ее бедра, а затем другого. Вновь поднимается к ее губам, захватывает, обцеловывает, их языки играют причудливый совместный танец. Кирилл вновь скользит губами по ее шее, опускается к груди. Женщина прижимается к нему ближе, с трудом фокусирует затуманенный взгляд на мужчине, шепчет:
  -Почему ты медлишь?
  Он тут же опускает ладонь на ее промежность, перебирает волосики, шепчет:
  -Я хочу знать, что ты желаешь. Хочу знать, что понимаешь, что желанна для меня.
  Она поддается ему навстречу, ощущает, как пальцы его проникают между губок, шепчет:
  -Я хочу тебя! Хочу!
  И больше ему не надо ответов, он захватывает капюшончик ее клитора, сжимает, ощущает, как женщина плывет, слышит, как с громким протяжным стоном женщина кончает. Кирилл не ждет, когда она придет в себя, располагается над ней, подводит головку члена к ее промежности. Несколько раз проводит, а затем решительно проникает, ощущая ее влажность, ее жар. Он ощущает, как сокращаются ее стеночки, как постепенно женщина затихает в своем оргазме. Он ждет, пока она придет в себя, а затем начинает свои движения. Едва выплывшая из своего оргазма Ольга тут же ощущает, что наполнена, ощущает его пульсирующее достоинство внутри, слышит голос мужа:
  -Ты готова, хорошая моя?
  Может только кивать, и в тот же момент Кирилл начинает свои поступательные движения. Медленные, неторопливые, кажется, он собирается прочувствовать ее каждой клеточкой. Он вынимает практически до самого конца, а затем вновь проталкивает. С каждым разом все увеличивая и увеличивая скорость. Ольга дрожит непрерывно, она даже не пытается удержать свое сознание, до того сладкие его движения. Медленно плывет, а когда Кирилл начинает кончать, плывет следом. Лишь краем сознания женщина ощущает, как наполняет ее его горячее семя, как накрывает он ее своим телом, опускаясь сверху.
  Он приходит в себя первым, освобождает жену от своего присутствия, опускается рядом, оглядывая любимую женщину. Вся она томная, сладкая в своей истоме. Восхитительная, божественная!
  Она открывает глаза и тут же натыкается на глаза мужа. И видит в них восхищение, нежно шепчет:
  -Кирочка?
  -Тебе понравилось, солнышко?
  -Понравилось? - Переспрашивает она. - А тебе понравилось?
  -Как мне могло не понравится? Ты удивительно прелестная.
  Она с сомнением скользит взглядом по своему телу, но муж уже тянет ее к себе, шепчет:
  -Что мне надо сделать, чтобы ты перестала сомневаться в себе?
  -Сделать? - Изумлению женщины нет предела. Кирилл прижимает ее к себе сильнее и сам же отвечает:
  -Да, пожалуй, тут ничего не сделаешь. Лишь время может нам помочь.
  -Время?
  -Да. Постепенно ты привыкнешь к мысли, что нравишься мне вся целиком.
  Она ничего не отвечает, прячем лицо у него на груди, муж продолжает гладить ее спину, а затем тихо спрашивает:
  -Кто вселил в тебя эту неуверенность? Почему ты делала эти пластические операции?
  -Я же не слепая …
  -И все-таки?
  -Он был таким молодым, хотелось соответствовать. - Признается Ольга. Кирилл лишь кивает головой.
  -С тобой все в порядке. Надеюсь, ты запомнишь это?
  -Да, конечно, если ты так считаешь.
  -Это объективная реальность, а не просто мое мнение.
  -Но? Кирочка?
  -Мое сокровище, я не хочу слышать никаких возражений. Мне весьма повезло, я получил себе идеальную жену.
  Она смеется, а затем шепчет:
  -Я запомню твои слова. Кажется, это мне весьма повезло, я замужем за идеальным мужчиной.
  
  Глава 9.
  В декабре они оба были достаточно заняты, Ольга репетировала и участвовала в сборном концерте, а Кирилл много ездил по своим предприятиям. Он вернулся домой лишь тридцатого декабря. Застал жену за завтраком:
  -Олечка?
  -Приехал! - Она не смогла скрыть счастливой улыбки. Он разулыбался в ответ:
  -Я соскучился. Надеюсь, сегодня ты никуда не уедешь?
  -Нет. Я собиралась весь этот день ждать тебя. Ты же говорил, что приедешь после обеда?
  -Я торопился закончить свои дела.
  -Будешь завтракать?
  -Нет, я кушал в самолете. Посижу с тобой.
  -А какие у тебя планы на Новый год?
  -Я думал полететь в Альпы. Что скажешь?
  -Я же не катаюсь на лыжах …
  -В Альпах можно не только кататься на лыжах.
  -А что еще там можно делать?
  -Мы снимем домик в горах, там, где больше никого не будет. Будем сидеть у камина, смотреть, как потрескивает огонь, пить глинтвейн и есть фондю …
  Ольга улыбнулась:
  -Какая хорошая перспектива!
  -Да. И никаких телефонов. Ничего. Только ты и я.
  -Без телефонов?
  -Конечно. Это и будет настоящий отдых.
  -А если что-то случится?
  -Как там говорят: «И пусть весь мир подождет».
  -А когда ты хочешь вылетать?
  -Числа второго января. Что скажешь?
  -Я не против.
  Сам Новый год отмечали дома, а первого января навестили родителей Кирилла и его брата. А также Нину и её семью, которые приехали в Москву на новогодние праздники из Берлина. В доме родителей Кирилла Ольга даже на некоторое время осталась наедине с его мамой. Смущенно улыбнулась, а затем все-таки сказала:
  -Вы можете не беспокоиться. Я не думаю, что наш брак долго продлится. Я не поломаю ему жизнь...
  Его мама улыбнулась и сказала:
  -Мой сын женился на тебе. Я ведь могу говорить «ты»?
  Ольга поспешно кивнула. А женщина продолжила:
  -С сыновьями немного иначе, чем с дочерьми. Правда у меня дочери нет. Но насколько я вижу по своим подругам, девочки больше прислушиваются к мнению родителей. Они могут советоваться с мамой. Мальчики — это совсем другое дело. В какой-то момент ты понимаешь, что сын уже вырос. И дальше ты можешь только принимать или нет его выбор. Он будет принимать свои решения. И ты уже ничего не можешь сделать. Кирилл давно уже вырос. И если он женился на тебе, значит, он знал, что делал.
  Ольга с любопытством переспрашивает:
  -Вы не пытались его переубедить?
  Анна Сергеевна лишь качает головой:
  -Нет. Он взрослый. И сам в состоянии принимать решения.
  Ольга не может не спросить:
  -Но неужели вам не хочется внуков?
  Женщина улыбается, кажется, эти вопросы не вызывают у нее никаких затруднений:
  -У меня есть внук. Никита.
  -Но ведь это не сын Кирилла …
  Женщина поясняет:
  -Да, я знаю. Но и тут я не могу повлиять на его решение. Он выбрал тебя. Я уважаю его выбор.
  -Спасибо вам.
  И в этот момент в кухню входит Кирилл:
  -Мама?
  Мама разулыбалась:
  -Мы немного поговорили с твоей женой.
  Мужчина оглядывает женщин, слегка напряженный:
  -Надеюсь, без конфликтов?
  -Какие между нами могут быть конфликты, сын?
  -Не знаю. Я читал так много историй, когда свекрови и невестки не ладят …
  И все трое рассмеялись. Кирилл же продолжил:
  -Мы поедем дальше с визитами. Хотим еще навестить Нину. А потом надо собрать чемоданы. Поедем в наше шале в Альпы.
  -Вы завтра собираетесь?
  -Да. Вы тоже хотели?
  -Нет. В середине января.
  -Не думаю, что мы сможем поехать больше чем на неделю.
  -Как вернетесь, позвони.
  -Обязательно.
  Заезжают к Нине. Молодая женщина до сих пор несколько насторожена к Кириллу. Ольга же старается разрядить атмосферу. И тут в комнату вбегает Артур, тянет бабушку к себе. Кирилл и Нина остаются наедине. Между ними тут же разливается напряженное молчание. Наконец, Нина не выдерживает:
  -Я вижу, мама довольно счастлива с вами.
  -Ко мне можно на «ты».
  -Хорошо. Мама выглядит довольной.
  -Я стараюсь все сделать для этого.
  -Но зачем тебе это?
  -Мне нравится твоя мама. Нравится её общество. И она нуждается в моей защите и заботе.
  -А ты женишься на всех, кто нуждается в защите и заботе?
  Кирилл смеется, отвечает:
  -Разумеется, нет. Твоя мама особенная.
  Нина в сомнении качает головой. Кирилл же продолжает:
  -Ты можешь не беспокоиться. Я не обижу твою маму и никому не дам её в обиду.
  -Надеюсь …
  Ольга возвращается, замечает их напряженные лица:
  -Дорогие мои, я надеюсь, вы не поссорились?
  Нина улыбается:
  -Нет, мамочка, конечно же мы не поссорились. Да и мне кажется, что с Кириллом поссориться невозможно. Он не вступает в пререкания. Есть только одно верное мнение — его. Как ты с ним живешь?
  -Мы хорошо живем, дружно. - Как-то совсем по-детски, манерно произносит Ольга. Кирилл довольно улыбается, притягивает жену в объятия и говорит:
  -Нам пора домой. Завтра утром у нас самолет. Поедем отдыхать в Альпы. Так что не теряй нас, Нина. В нашем шале будет только радио-связь. Но я ей редко пользуюсь. Пробудем там неделю.
  -Хорошо. Я буду знать.
  -Если что-то случится, ты можешь позвонить моему помощнику Андрею. Он свяжется со мной. - Кирилл протягивает Нине номер телефона.
  -Я думаю, что ничего не случится. Спокойно отдыхайте. Это у вас, наверное, будет свадебное путешествие?
  -Свадебное путешествие? -Переспрашивают оба синхронно. Переглядываются и смущенно улыбаются.
  На следующий день они отправляются на вершину. Сначала самолет, затем машина, а под конец вездеход. Вносят вещи, их сопровождающий прощается и уезжает. И когда вдали стихает звук мотора, Ольга понимает, что вокруг совершеннейшая, первозданная тишина. Кирилл включает отопление. Ольга раскладывает вещи в шкафу. Вместе готовят ужин. Правда от Кирилла не много толку. Он лишь подает ей мясо, а затем овощи. Наконец, овощи вымыты, а мясо томится в духовке. Ольга оборачивается к мужу и говорит:
  -Салат сделаем, когда мясо приготовится. Ты сильно голоден? Можно сделать бутерброды.
  -Я подожду. Мы же можем посидеть у камина?
  -Да, конечно.
  Вместе идут в гостиную. Кирилл кидает на ковер несколько диванных подушек, удобно устраивается и тянет жену к себе на колени. Ольга приобнимает его за шею. Шепчет:
  -Здесь нас и правда никто не потревожит?
  -Никто. Связи здесь нет …
  -Только ты и я?
  Кирилл не отвечает. Губы его склоняются к её губам. Нежная, мягкая ласка, побуждающая её чуть приоткрыть свои губы. Руки его зарываются в её волосы, лаская голову, прижимая … Она зарывается руками в его волосы, нежно проводит, не желая отпускать. Поцелуй длится и длится. А когда они оба отрываются друг от друга, у Ольги кружится голова. Прикрывает глаза, шепчет:
  -Я совершенно без сил.
  -Устала моя девочка. Немного отдохнем, покушаем и отправимся в постель. Ляжем сегодня пораньше.
  Она прижимается к нему ближе, прикрывает глаза. Молчат. Затем Ольга говорит:
  -Тут так тихо … Боже мой! Как давно я не была в такой тишине. В твоем доме … - Она не договаривает, потому что Кирилл замечает:
  -В нашем доме …
  Поднимает к нему глаза, исправляется:
  -В нашем доме тоже очень тихо. Но здесь …
  -Я приезжаю сюда, когда хочу полного покоя. Когда устаю от дел и людей.
  -Да, я понимаю. Я тоже люблю уединение.
  Слышат звук таймера, поднимаются, чтобы отключить духовку, сделать салат и поужинать. Ольга готовит горячий глинтвейн, с которым после ужина они выходят на террасу. Она кутается в свою шубку, внимательно смотрит на белеющие вдали вершины гор, шепчет:
  -Как здесь красиво! Божественно!
  -Самая красивая здесь ты!
  Улыбается. Никак не комментирует. Лишь опускается губами к его губам. Целует, а когда он отрывается от нее, то продолжает шептать:
  -Самая вкусная, пряная, сладкая! Моя!
  Утягивает жену в дом. Ставят бокалы, скидывают верхнюю одежду и муж тянет её в спальню:
  -Пойдем, дорогая, так хочется уже прилечь с дороги!
  -А как же душ?
  -Душ? Непременно! Давай я помогу тебе раздеться!
  Руки его нащупывают молнию её платья, помогают его стянуть, с удовольствием он видит, что жена без белья, помогает ей избавиться от колготок, лосин и трусиков, шепчет:
  -Хочу, чтобы ты не обременяла себя одеждой. Здесь очень тепло …
  -И ты!
  Она тянется руками к его одежде, помогая стянуть, обнажая любимое тело. С удовольствием проводит по нему руками, шепчет:
  -Ты очень красивый!
  Переглядываются и спешно устремляются в душ. Будто подростки каждый из них быстро, быстро ополаскивается и тянется к полотенцу. Наконец, переглядываются и хохочут. Кирилл улыбается жене и говорит:
  -Пойдем в постель, родная моя.
  Кивает. Поудобнее устраивается на подушках, притягивает его к себе и начинает целовать. Руки его блуждают по её телу, прижимая, лаская, возбуждая. И когда пальцы касаются средоточия её страсти, она уже готова. Да что там говорить — она готова была после первого же его прикосновения … Ольга не могла и вспомнить, когда раньше с ней бывало такое … Несомненно, она знала толк в занятиях любовью, но чтобы так? Что было в нем такого? Почему она текла от первого же его прикосновения? Почему?! Поднимает на него затуманенные страстью глаза и шепчет:
  -Почему?
  Он тут же вводит в неё пальцы и шепчет:
  -Что почему?
  -Почему мое тело так реагирует на тебя?
  -Реагирует?
  Палец его проникает глубже, он добавляет ещё один, нежно проводит по её нутру, наконец, нащупывает сладострастную точку, шепчет:
  -Моя маленькая страстная девочка! Ты очень чувственная.
  -А ты очень умелый …
  Кажется, она находит ответ на свой вопрос, в изнеможении прикрывает глаза и шепчет:
  -Хочу тебя!
  И он не заставляет долго ждать. Подводит свое достоинство к её входу, нежно проводит вверх и вниз, вызывая дрожь её тела. Бедра её, кажется, сами движутся навстречу ему, так она жаждет его проникновения. Наконец, он подводит головку ближе, она прогибается, принимая, тянет его на себя и шепчет:
  -Глубже …
  Её возбужденный голос, полный истомы и желания, приводит его в неистовство. Проникает, быстро, резко. Стонет, она беспрерывно стонет. Не прекращая своих движений, он продолжает ласкать её податливое тело. И когда пальцы его сжимают её сосок, Ольга кончает. Сжимая его внутри, отправляя и его за край.
  Приходит в себя, перекатывается в сторону, увлекая за собой жену, крепко прижимает к себе и шепчет:
  -Я не знаю как ты, а я только что побывал в раю!
  Она смущенно улыбается, прячет лицо на его груди и тихо шепчет:
  -Ты имеешь удивительную власть надо мной. Над моим телом … Иногда меня это даже пугает.
  -Пугает?
  Он тут же садится на кровати, тянет её за собой, внимательно вглядывается в её лицо, переспрашивает:
  -Я тебя пугаю?
  -Нет. Не ты. - Тут же поправляется она.
  -Тогда что?
  -Твоя власть надо мной …
  -Тебе плохо от этого?
  -Плохо? - Она переспрашивает. Забавно морщит лоб, думая, отвечает:
  -Нет. Мне не плохо. Просто что ты подумаешь обо мне … Стоит лишь тебе меня коснуться, как я уже изнываю от желания …
  Кирилл улыбается, отвечает:
  -Стоит лишь мне подумать о тебе, как он оживает …
  Переглядываются, он вновь устраивается на подушках, тянет её за собой и резюмирует:
  -Наверное, наши тела созданы друг для друга.
  -Наверное …
  -А теперь будем спать. Дорога была долгая. Я вижу, ты устала.
  -И ты устал.
  Оба прикрывают глаза, проваливаются в сон.
  Эта их поездка и правда была славной. Полная тишина, покой и они. Время в беседах, или прогулках, время в готовке или во сне … Удивительно, но они не уставали друг от друга. Они не пресытились друг другом. И когда за ними приехал вездеход, Ольга вдруг поняла, она будет скучать по этому времени. Будет скучать по этому дому … Оборачивается, на глазах слезы, муж прижимает её к себе и говорит:
  -Мы будем возвращаться сюда.
  Оборачивается, спрашивает:
  -Как ты догадался? Ты читаешь мои мысли?
  -Совсем немного!
  Она продолжает:
  -Мне очень здесь понравилось. И ты был такой расслабленный …
  -Расслабленный?
  -Да. Беззаботный. Боюсь, что таким ты в Москве уже не будешь, эти твои телефонные звонки.
  Кирилл улыбается:
  -Малышка, я буду стараться оставлять свою работу за дверями нашего дома.
  -Ты так много для меня делаешь …
  -Просто потому, что ты моя жена.
  Возвращаются в Москву, Кирилл старается сдержать свое слово. Но работа вносит свои коррективы. Впрочем, и Ольга старается дома не сидеть, а в тот день решает заехать к мужу в офис. Андрей провожает её до приемной. Миловидная секретарша сосредоточенно печатает на компьютере. Ольга незамеченной проходит к дверям, проскальзывает и останавливается как вкопанная. Кирилл в кабинете не один. Нет, она не видит ни его, ни его собеседницу, но может слушать их разговор. Замирает. По голосу узнает маму Кирилла, которая говорит сыну:
  -Ты должен подумать о наследниках, сын. И уверяю тебя, если пока тебе не нужны дети, то лет через десять их отсутствие будет критичным.
  -Мама, я не намерен теперь об этом думать.
  -Я понимаю. Хорошо, не ты, так пусть она об этом подумает.
  -Мама! Надеюсь, ты ничего не говорила Ольге?
  -Нет. Пока не говорила. Современная медицина предлагает много способов обзавестись детьми. Если ты упорствуешь в своем желании жить с этой женщиной, пусть она побеспокоится о ваших наследниках! И ей нужно сделать это как можно скорее, пока она еще не утратила фертильность.
  -Мама!
  -Мама? Что мама? Я приняла твой выбор. Я была любезна с твоей женой. Но я все еще твоя мать! И твое благополучие для меня на первом месте!
  -Я не думал о детях.
  -Я знаю это. Но боюсь, милый мой, что у вас нет десяти лет, чтобы ждать пока ты их захочешь.
  -Мама!
  Ольга не слушает больше. Также неслышно она покидает его кабинет. Радуется, что её не заметили. Покидает приемную, небрежно кидает Андрею:
  -Поехали. Кирилл занят. Увижусь с ним за ужином.
  Дома перебирает свою записную книжку, находит телефон своего гинеколога. Набирает:
  -Саша?
  -Олечка? Что-то случилось?
  -Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня.
  -Для тебя?
  -Или со мной …
  -О чем речь?
  -Мне нужно как-то узнать, могу ли я иметь детей. И как долго я смогу это.
  -Никто не может сказать, когда у женщины наступит климакс, дорогая. Но ты же еще не достаточно старая. В твоем возрасте женщины вполне еще рожают.
  -То есть ты не можешь сказать, как быстро наступит климакс?
  -Нет, во всяком случае, без дополнительных исследований.
  -Ты можешь их провести?
  -Да, конечно. Но для начала тебе нужно прекратить пить контрацептивы. Когда у тебя заканчивается упаковка?
  -Через неделю.
  -Завершай ее, а после того как пройдут твои женские дни, приезжай в клинику, я организую твое обследование.
  -Хорошо, Саша.
  -Позвони мне, когда будешь готова приехать, мы согласуем время.
  -Спасибо, Саш.
  -Пока еще не за что. Приезжай, мы тебя обследуем, а потом поговорим о детях. Возможно, тебе нужно будет пройти стимуляцию. Без результатов обследований и анализов я ничего не могу тебе сказать.
  -Я поняла.
  Женщина кладет трубку, задумчивая, осталось дело за малым — как скрыть от мужа эти ее визиты в клинику. Или как объяснить? Кирилл не заговаривал с ней о детях, а матери вполне четко сказал, что не хочет их. Должна ли она что-то делать? Должна ли предлагать? Женщина на миг замирает … Но решение уже принято. Она пройдет обследования, а там будет видно.
  Самое сложное было договориться с Андреем, чтобы он ничего не докладывал Кириллу:
  -Андрей, я прошу тебя. Это мои женские дела. Пожалуйста, я не хочу, чтобы об этом узнал Кирилл.
  Андрей колебался недолго, наконец, кивнул. Ольга облегченно выдохнула. Несколько дней ездила в клинику, Саша хотел понаблюдать за ней в динамике. Наконец, врач удовлетворенно сказал:
  -Нет никаких сомнений, дорогая, что ты можешь зачать. У тебя есть овуляция. Судя по твоим анализам, в ближайшее время климакс тебе не грозит. Но, разумеется, если ты хочешь детей, не стоит с этим затягивать. Не забывай, что ребенка недостаточно зачать, его надо выносить.
  -Ты думаешь, могут быть проблемы с вынашиванием?
  -Такое бывает с возрастными беременными.
  -Какие у меня есть варианты?
  -Кроме естественных? Можно сделать ЭКО. Но я, откровенно говоря, не вижу в этом смысла. Ты вполне можешь зачать сама.
  Ольга нервно сглатывает, а врач не выдерживает:
  -Оль, мы давно знакомы, что происходит? Что не так?
  -Я вышла замуж.
  -Да, я знаю. Твой муж хочет ребенка, а ты не уверена, что сможешь его родить? Мы поможем. Не переживай. С первого дня задержки звони мне, и я все организую.
  Ольга вздыхает:
  -Если бы все было так.
  -Оль?
  Женщина признается:
  -Он не хочет детей.
  -Но в таком случае, в чем проблема? Продолжай предохраняться, честно говоря, в твоем возрасте не очень-то безопасно беременеть.
  -Он может захотеть потом.
  -Вот ты про что. Да, такое я тоже встречал. Сначала не хотят, а потом не могут.
  Доктор задумчиво вертит в руках ручку, наконец признается:
  -Можно заморозить клетки. Но лучше не торопиться с этим. Эта процедура на самый крайний случай.
  -Почему?
  -Она не безопасна. А у тебя еще есть время. И родить самой, и заморозить. Не торопись.
  -Саш?
  -Оль, я бы понял, если бы у тебя не было детей, но у тебя есть Нина, подрастает Артур. Для чего тебе этот геморрой?
  Женщина лишь неопределенно поводит плечами. Врач же продолжает:
  -Бывает, что мужчины не хотят детей. Нет в этом криминала. Для чего ты будешь мучить свое тело? Наносить урон своему здоровью? А он так и не захочет ребенка.
  Врач подходит ближе, присаживается перед ней на корточки, внимательно вглядывается в ее глаза и продолжает:
  -Оль, мы сто лет с тобой знакомы, наши родители дружили, я не могу это сделать с тобой. Я не хочу наносить урон твоему здоровью.
  -Но женщины же это делают.
  -Делают. Бездетные пары.
  Ольга кивает. Врач удовлетворенно улыбается, но все-таки говорит:
  -Если все-таки надумаешь, приходи, сделаем.
  Она кивает.
  -Домой поеду.
  -Конечно.
  Дома некоторое время размышляет, а затем решает, что еще годик она может подождать. Саша же сказал, что с ней все в порядке. А там кто знает, что будет. Может и разведутся они уже с Кириллом, так что и про детей будет думать другая его жена. Женщина вздыхает. И именно в этот момент звонит ее телефон.
  -Алло?
  -Олечка? Привет! Как дела?
  -Все хорошо, родной.
  Они говорят о домашних делах, а затем Кирилл неожиданно спрашивает:
  -Олечка, ты хорошо себя чувствуешь?
  -Да. А что такое?
  -Почему-то мне кажется, что с твоим здоровьем что-то не так.
  И она решает признаться:
  -Я ездила на обследования, Кирусь.
  Тут же быстро продолжает:
  -Не ругай Андрея, я просила его тебя не беспокоить. Ты не думай, я не собиралась тебе врать. Просто ты уехал такой озабоченный, а я все равно не знала, что у меня. Решила, что расскажу после обследования. Доктор уже мне сказал, что ничего страшного.
  -Ты сейчас в клинике?
  -Нет, дома.
  -Я приеду.
  -Не надо, Кирусь. Занимайся работой. Я уверяю тебя, ничего страшного со мной не происходит.
  -Хорошо. Береги себя.
  Отключаются, Кирилл набирает Андрея, немного отчитывает:
  -Андрей, я прошу тебя сообщать обо всем, что происходит с моей женой. Даже если она улыбается и очень сильно просит тебя промолчать.
  -Кирилл Евгеньевич! Я не собирался молчать …
  -Вот и прекрасно.
  Кирилл задумчиво стучит пальцами по столу, что-то происходит, но что? Зачем Ольга поехала к своему врачу? Она недомогает, но не рассказывает ему? Или?
  На другой день приезжает:
  -Привет, дорогая. Ты прошла полное обследование? Что сказал твой врач?
  -Это была ложная тревога с моей стороны. Доктор сказал, что все в порядке.
  -Вот и отлично. Но, пожалуйста, в следующий раз сразу же рассказывай о своих проблемах со здоровьем.
  -Но, Кирочка, зачем тебе эти проблемы?
  -Что значит, зачем мне эти проблемы?! Кажется, ты моя жена?
  -Я твоя жена. - Шепчет женщина в ответ.
  -Вот и славно.
  Она улыбается, нежно касается его губ ладонью, а затем губами, шепчет:
  -С начала марта у меня большой гастрольный тур. Надеюсь, ты не будешь против?
  -Против? Нет. Против я не буду.
  Впрочем, это было не совсем верно. Он побывал на нескольких её концертах. А, когда она в конце весны наконец-то вернулась на неделю домой, заметил:
  -Мне кажется, что тебе надо снизить интенсивность своих концертов.
  -Снизить?
  -Конечно. Побольше времени проводить со мной …
  -Мне казалось, ты рад, что у тебя остается много времени на себя.
  -Рад? А чему тут радоваться? Я женился и редко вижу жену дома. Какие мне от этого бонусы?
  Ольга решается:
  -Может быть, это твоя возможность найти себе более подходящую спутницу?
  -Возможность? Знаешь, эти возможности у меня были до встречи с тобой. Если бы я захотел, я бы ими воспользовался.
  -Молодая девушка в состоянии подарить тебе дитя.
  -Почему ты вдруг заговорила о детях?
  -Разве ты не хочешь, чтобы у тебя родились дети?
  -Я не думал об этом.
  -Не думал?
  Мужчина пожимает плечами:
  -Не думал.
  Ольга же уже идет на попятную:
  -Я не говорю, что тебе надо иметь от меня детей. Но раз ты упорствуешь в своем желании быть моим мужем, мы должны подготовиться … Через несколько лет ты захочешь ребенка. Своего ребенка. А я не смогу его тебе дать … Я понимаю, что ты можешь тогда развестись со мной, найти себе молодую жену. Но я узнала тебя, ты слишком порядочный. Ты будешь ждать. - Она сглатывает, а затем продолжает:
  -Будешь ждать своего вдовства.
  -Ольга! Ну что такое ты говоришь …
  -Давай посмотрим на реалии, дорогой мой. Таких порядочных днем с огнем не сыщешь. Сколько я не сопротивлялась, ты женился на мне. И не похоже, что собираешься расставаться.
  -Я не собираюсь с тобой расставаться. И не собираюсь ждать своего вдовства, как ты изволила выразиться. Я собираюсь жить с тобой долго и счастливо!
  -Но твои дети?
  -Я не хочу детей. - Вновь повторяет Кирилл.
  Женщина лишь вздыхает. Понимает, он просто не хочет детей. Кирилл не хочет детей от неё. Такой порядочный, добрый и светлый человек, как её муж, разумеется, он захочет детей от любимой женщины. И та, которую он полюбит, та и родит ему детей. Тогда, когда придет срок.
  Она заставляет себя не плакать. И даже улыбнуться, шепнуть:
  -Мне надо в ванную.
  Пускает сильный напор воды, ополаскивает лицо, смывая выступившие слезы … Понимает. Она понимает, что она не та, кто подарит ему детей.
  Она рядом лишь на краткий срок … Ну что ж … Она готова к этому. Она готова уступить место. Было бы глупо думать, что она может остаться с ним навечно. Конечно же, у него все просчитано. А иного и быть не может. Ее муж очень умный человек.
  И решение его верное, и единственно правильное. Еще не хватало, чтобы их связывали дети. Только этого не хватало!
  Кирилл же думает о том, что надо раздобыть ее карту. Как можно подробнее ознакомиться с результатами ее обследований, возможно, показать их каким-то другим специалистам.
  И еще он хочет быть уверен, что жена хочет детей. Действительно хочет детей от него. Пока еще она ни разу не сказала, что хочет его ребенка. Женщина говорила о его детях. Кажется, ей было совершенно все равно, кто будет их матерью. А вот он не собирался иметь случайных детей. Или у них будут общие дети, или у него их не будет.
  Вечером, оставшись один, мужчина звонит Андрею:
  -Андрей, у меня есть к тебе одно поручение.
  -Слушаю, босс.
  -Мне нужна карта Ольги из той клиники, где она проходила обследование.
  -Это будет не просто, босс.
  -Я готов ждать.
  -Хорошо.
  
  Глава 10.
  Больше они не возвращались к этому вопросу. Она ездила на гастроли, а Кирилл в офис. Жизнь их текла спокойно и размеренно. Где-то в глубине души Ольга надеялась, что сможет зачать. Слова врача возродили в ее душе надежду. Но прошел один месяц, а затем другой, но ничего не происходило. Сколько еще имеет смысл ждать? Сколько? Чем дольше она живет с ним, тем тяжелее и тяжелее ей будет расставаться. А им придется расстаться, женщина была в этом уверена. Рано или поздно Кирилл захочет детей. Рано или поздно. Рано или поздно он полюбит другую женщину. Женщину, от которой захочет иметь детей. И тогда он разведется с ней. И что тогда с ней будет? Что? С ней, привыкшей быть рядом с ним. Она не хочет даже думать об этом. Не хочет. Но с каждым днем понимает, что ей надо это заканчивать. Заканчивать, чтобы не сойти с ума, когда он решит ее оставить. И для него будет лучше, если она уйдет. Уйдет теперь, а не через пару лет. Она бы не хотела, чтобы Кирилл испытывал угрызения совести. Самое лучшее, что она может сделать сейчас — это уйти. Уйти и оставить его в покое. Она сможет пропасть. Просто исчезнуть.
  Тот проклятый день Андрей надолго запомнит. Ольга зашла в торговый центр … И пропала. Андрей прождал женщину около того бутика битый час, прежде чем зашел внутрь. Продавщицы сделали вид, что Ольга Александровна к ним не заходила. Андрей и его люди обшарили весь отдел, но нашли лишь запасной выход. Мужчина тут же набрал номер Ольги. Но телефон был выключен. Он съездил на дачу, оставил там своего человека, съездил на квартиру Нины, оставил там человека, съездил в квартиру Ольги, но и там никого не было … А затем все же поехал в офис к боссу. Оттягивай, не оттягивай этот неприятный момент, но он должен доложить.
  -Верочка, доложите, пожалуйста, Кириллу Евгеньевичу.
  -Кирилл Евгеньевич занят.
  -Верочка, это очень важно. Доложите, что я потерял вверенный мне объект.
  -Ну хорошо, Андрей, но если он …
  -Иди, Верочка. Когда он узнает эту новость — последнее, что он захочет это кричать на тебя.
  Девушка кивнула. Постучалась и зашла в кабинет к боссу. Кирилл Евгеньевич поднимает глаза, как раз сейчас он слушает по селектору доклад одного из своих директоров. Вопросительно смотрит на секретаршу, выключает звук, спрашивает:
  -Что случилось, Верочка?
  -Там Андрей. Он просил сказать, что потерял вверенный ему объект.
  -Что?
  Кирилл поднимается. Верочка робко пятится к дверям. Кирилл рявкает:
  -Пусть зайдет.
  Нажимает кнопку селектора и говорит:
  -Господа, наше совещание придется перенести. У меня возникли непредвиденные обстоятельства.
  Отключается, поворачивается:
  -Где ты ее потерял? Что предпринималось для поисков?
  Внимательно слушает отчет. Набирает номер телефона жены. Удостоверяется, что телефон выключен. Набирает номер Нины. Молодая женщина тут же берет трубку.
  -Нина, когда последний раз ты разговаривала с мамой?
  -Минут тридцать назад.
  -Хорошо. Она не сказала, где она?
  -Нет. Сказала только что она ушла из твоего дома.
  -Хорошо.
  Прощается и отключает телефон. Оборачивается к Андрею:
  -Задействуй всех своих ребят. Найди её. Я хочу удостовериться, что с ней все в порядке. Она звонила Нине сегодня. Найдите распечатку её разговоров, выясните новый номер Ольги. Сам не звони. Просто найди, где она живет.
  -Слушаюсь.
  Андрей находит Ольгу в одном из отелей. Женщина сняла номер. Кажется, была там одна. Набирает босса:
  -Она в «Ритце».
  -Хорошо. Я подъеду сейчас.
  Стучит в её номер. Она открывает дверь. Замирает. Шепчет:
  -Кирилл?
  -Я хочу с тобой поговорить. Давай сделаем это не в коридоре.
  -Заходи.
  Проходит. Оглядывается. Никого посторонних не замечает. Присаживается на диван. Она садится в кресло напротив. Он спрашивает:
  -Почему ты сбежала?
  -Почему сбежала? Просто уехала. Мне нужно было подумать.
  -Подумать? О чем?
  -О наших отношениях.
  -И что ты надумала?
  -Я хочу развод.
  -Почему?
  -Я не хочу портить тебе жизнь. У тебя должна быть семья, жена, дети.
  -У меня есть жена.
  -Я не смогу дать тебе детей.
  -Значит, у меня их не будет.
  -Ты не можешь серьезно так считать! Не можешь! Ты обязательно захочешь ребенка. И возненавидишь меня за то, что я не смогу тебе его подарить. А если и нет — значит, разведешься. Так к чему долго ждать? Сразу разведемся и все.
  -В мои планы не входит развод с тобой.
  -А в мои входит!
  Ольга даже вскочила, так хотелось кричать, колотить его по груди … А муж был невозмутим. Подошел ближе, обнял, прошептал:
  -Малышка, моя маленькая девочка. Ты моя. И всегда будет так.
  -Почему ты упорствуешь в своем желании иметь меня рядом?
  -Мне нравится твое общество. Мне комфортно с тобой.
  -А мои желания что-то значат или нет?!
  -Разве тебе плохо рядом со мной?
  -Плохо? Да причем тут это?! Я порчу тебе жизнь!
  -Нет! Ты не права.
  -Ты должен меня отпустить. Должен.
  -Нет. Я не буду этого делать. Сейчас мы вернемся в наш дом.
  -Я не хочу.
  -Ольга … Прошу тебя. Мне бы не хотелось применять силу.
  Она кивает. Отвечает:
  -Хорошо. Я вижу, у меня нет выбора.
  Выходят, уже практически подходят к машине, как Ольга метнулась в сторону, резкий скрипт тормозов другой машины. Как в замедленной съемке Кирилл видит, что жену отбрасывает на капот, как она съезжает, как машина все-таки останавливается. Кричит. Кажется, он кричит. Бежит, подхватывает на руки. Кто-то из его людей вызывает скорую. Едут в Склиф. Он сидит рядом, держит за руку и не сводит глаз с жены. В больнице ее осматривают, делают исследования, переводят в палату. Кажется, ничего не повреждено. Просто ушиб … Ольга в сознании, но глаза не открывает. Молчит. Наконец, они остаются наедине, он шепчет:
  -Олечка … Зачем ты так … Если я так тебе неприятен, я отпущу тебя. Мы оформим развод. И больше никогда не увидимся. Только не надо, я прошу тебя! Не надо бросаться под машины.
  -Я не бросалась. Я не увидела её.
  -Хорошо. Скоро придет врач, видимо тебя отпустят. Андрей проводит тебя в гостиницу.
  Она открывает глаза. Внимательно смотрит, почему он такой грустный? Касается его ладони, шепчет:
  -Кирусь … Ты что?
  -Что я? Все нормально, не беспокойся. Мне жаль, что такое произошло с тобой. Мне не надо было настаивать.
  -Под машину я попала не из-за этого. Я просто её не увидела. Я не собиралась причинять вред себе.
  -Я надеюсь на это. Ну ладно, я пойду.
  Она задерживает его руку в своих ладонях и шепчет:
  -Я слишком тебя люблю.
  -Однако не хочешь жить в нашем доме.
  -Так будет лучше.
  -Лучше для кого? Для тебя?
  -Я не думаю сейчас о себе.
  -А о ком ты думаешь?
  -Я думаю о тебе. О твоем счастье и благополучии.
  -Мое счастье рядом с тобой.
  -Этого не может быть!
  -Не может быть?! Ты хотя бы знаешь, что я испытал, когда Андрей сказал, что ты пропала? Сколько разных мыслей пронеслось в моей голове? Я находил отвлечение только в работе. К счастью он довольно быстро нашел, где ты остановилась. А ведь тебе могли нанести вред. Тебя могли похитить. Да мало ли что могло с тобой произойти!
  -Я совершенно взрослая, самостоятельная женщина! Как-то же я жила все эти годы до тебя. Уверяю тебя, никто так не следил за мной.
  -Оно и видно. Ведешь себя как дикарка. Сбегаешь. Не идешь на контакт.
  -Пожалуйста …
  -Я хочу знать, почему ты хочешь развода. И вариант про детей меня не удовлетворяет. Ты полюбила другого?
  -Полюбила?
  -Да. Почему ты сбежала? Чтобы было больше возможностей с ним встречаться?
  Ольга потрясенно смотрит на мужа. Но ответить не успевает, в палату заходит врач, обращается он к Кириллу:
  -Кирилл Евгеньевич, никаких особых проблем не обнаружено. Вы можете забрать свою супругу домой.
  -Спасибо.
  Поворачивается к жене, говорит:
  -Поедешь сейчас к нам домой. Немного отдохнешь, вечером я приеду, и мы поговорим.
  -Хорошо.
  Уже усаживая ее в машину, он шепчет:
  -Я прошу тебя, не надо сбегать. Я отпущу тебя сегодня после нашего разговора.
  -Хорошо.
  Вечером они сначала ужинают, Кирилл интересуется её самочувствием. Наконец, они проходят в гостиную и остаются наедине. Он начинает первым:
  -Ты хочешь развод, правильно? Хочешь уехать из этого дома. А я хочу знать причины этого.
  -Я уже все сказала тебе днем.
  -Это не причины. Это отговорки.
  -Это то, что я могу сказать тебе. И я не понимаю, почему ты упорствуешь … Ты не любишь меня, ты не хочешь от меня детей. Зачем я тебе в качестве супруги?!
  Глаза Кирилла лезут на лоб. Он настолько потрясенно смотрит, что слова застревают у Ольги в горле. Он говорит:
  -Я тебя не люблю?! Это так теперь называется? Тебе по каким-то причинам понадобилась свобода. И тут же оказывается, что я тебя не люблю? Может быть, это ты меня не любишь? Да и не любила никогда? Вспомни, при каких обстоятельствах мы познакомились. Затем я принудил тебя к браку. Откуда тут взяться любви с твоей стороны. Мне все более чем понятно. А теперь ты встретила того, кого полюбила. Так почему ты не скажешь это честно? Зачем придумывать какие-то отмазки про детей?
  Она молчит. Внимательно вглядывается в его глаза. Обида … И боль … Боль она там видит? Подходит ближе, но муж скрестил руки на груди. Как к нему подступиться? Она не знает. Шепчет:
  -Я никого не полюбила …
  -Нет?
  -Мое сердце занято. Я не могу полюбить кого-то.
  -Занято? Как давно?
  -С прошлой осени. - Шепчет она едва слышно.
  -Хорошо. Я отпущу тебя. Мне не нужно было настаивать на нашем браке. Я постараюсь обеспечить твою безопасность иными способами.
  -Кирилл?
  Он уже направляется к выходу. Она всхлипывает. Он поворачивается.
  -Ты можешь уехать прямо сейчас. Я дам задание юристам. Андрей некоторое время будет приглядывать за тобой.
  -Кирилл!
  -Что?
  -У меня нет никакого другого человека. Я люблю тебя. И именно поэтому я хочу уйти. Ради твоего блага.
  Глаза его лезут на лоб. Он тут же пересекает разделяющее их пространство. Заключает жену в объятия, шепчет:
  -Маленькая глупая девочка! Я никогда, никогда тебя не отпущу! Такие причины совсем не повод. Я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты была рядом.
  Она расслабляется в его руках, обхватывает руками за пояс, кладет голову ему на грудь, шепчет:
  -Ты любишь меня? Меня?
  -Конечно! Разве ты еще не поняла этого?
  -Поняла? Когда я могла это понять? Из какого дерьма ты меня вытащил … Разве к такой женщине могла появиться любовь?
  -Я не знаю, в какой момент у меня появились к тебе чувства. Я осознал их, когда чуть было не потерял тебя. Когда ты сбежала. Но больше и не надейся, я не отпущу тебя.
  -Запрешь в этом доме?
  -Конечно! Если потребуется запру. И даже не пытайся сбегать! Я люблю тебя! Ты только что призналась, что любишь меня! Нам хорошо вместе.
  Женщина лишь кивает. Прикрывает глаза и больше не сопротивляется. Муж улыбается и опускает губы к её губам, целует. Она тут же отвечает, зарываясь руками в его волосы, притягивая его голову … Руки его гладят её спину, опускаясь ниже и задирая её платье. Наконец, он отрывается от нее и шепчет:
  -Пойдем наверх?
  -Пойдем.
  Едва войдя в спальню, они начинают срывать одежды друг друга. Оставшись обнаженными друг напротив друга, подходят ближе, она опускает руки на его грудь, он бережно обнимает её за плечи. Губы их касаются. Каждый прикрывает глаза, стараясь прочувствовать это мгновение. Он целует её губы, скулы, шею. Шепчет:
  -Люблю тебя! Желаю!
  Она лишь стонет в ответ. Вся вытягивается в струнку, когда он касается её груди. Её чувствительные соски моментально реагируют на его умелые пальцы, сжимает, а затем дует … Она дрожит, шепчет:
  -Как хорошо!
  Он опускается ниже и ниже, быстрые, нежные поцелуи, наконец, он касается губами средоточия её страсти. Ольга выгибается в ту же секунду. Он нащупывает языком её горошинку, она поддается вперед, молит:
  -Прошу тебя, внутри, хочу внутри.
  Бедра её раскрываются шире, она беспрерывно дрожит, но муж лишь опускает к её киске свои губы и язык. Когда язык входит внутрь, она кончает, раскрываясь еще сильнее. Он ощущает языком, как внутри неё все сокращается, но долго не ждет, вводит в неё пальцы, начиная медленные движения. Возвращает язык к её клитору, продолжая ласкать и вводить пальцы. Она едва приходит в себя, как вновь погружается в пучину страсти. Беспрерывно шепчет его имя и слова любви. А когда он делает одно резкое и быстрое движение, доставая при этом до точки сладострастия, то кончает. Он вводит пальцами, позволяя ей плыть в волнах оргазма. Она приходит в себя, ощущает, как медленно стихает дрожь её тела. Осознает, что муж продолжает её ласкать. Желает. Сейчас она желает ощущать достоинство мужа. Внутри. Сжимать его … Чувствовать его дрожь, его желание. Шепчет ему об этом. И тут же получает. Муж входит в нее медленно, как будто смакует каждый сантиметр ее нутра. Она притягивает его ближе, шепчет:
  -Это пытка! Просто пытка!
  Наконец, он полностью проникает, теперь она может сжать внутренние мышцы, чтобы прочувствовать его. Опускает руки на его плечи, притягивает его ближе, она желает ощущать вес его тела на себе. Пусть вжимает её в матрас … Она желает чувствовать его не только внутри, но и снаружи. Кирилл начинает двигаться, и она еще сильнее раздвигает ноги. Знает, что завтра каждая ее клеточка будет болеть, но ей все равно! Все равно! Она этого желает! Желает знать, что любит и любима. Желает его чувствовать …
  Но вскоре она уже ни о чем не думала. Все ее мысли сосредоточились вокруг его проникающего, его дарящего ей наслаждение.
  Он ощущает, как она дрожит, как сжимаются её мышцы, посылая его за край. Но он прежде отправляет её туда, а затем отправляется следом. Опускается, впечатывая её в матрас.
  Приходят в себя, он порывается сдвинуться в сторону, но она шепчет:
  -Не уходи …
  -Я никуда не ухожу, просто давай ляжем удобнее …
  Перекатывается, продолжая её обнимать, говорит:
  -Я тебя обожаю! Ты восхитительная!
  Она утыкается ему в грудь, шепчет:
  -Я чувствую себя словно во сне. Интересно, как скоро мой сон закончится?
  -Никогда. Это не закончится никогда.
  Она улыбается, но ничего не успевает сказать, звонит телефон мужа. Кирилл приподнимается, берет трубку. Мрачнеет. Поднимается, шепчет:
  -Не уходи, малышка.
  Она кивает, муж выходит в гардеробную, плотно прикрывает дверь. Она может только слышать его отрывистый голос. Опять … Прикрывает глаза. Она уже знает, что сейчас будет. И действительно, Кирилл выходит, присаживается рядом, шепчет:
  -Мне нужно будет уехать …
  Она поднимает на него глаза. Что-то надо ответить? Муж ждет её реакции? Отвечает:
  -Хорошо.
  -Обещай, что никуда не уйдешь из нашей спальни. Я хочу знать, что найду тебя здесь, когда вернусь.
  -Обещаю. Кирусь?
  -Да, родная?
  -Это очень опасно?
  -Опасно?
  -То, куда ты едешь?
  -Нет. Просто надо съездить. Поспи, не жди меня.
  Неуверенно кивает. Почему-то знает, что заснуть не сможет. Будет ждать … Муж, кажется, читает её мысли, шепчет:
  -Со мной ничего не случится. Тебе надо просто немного поспать, и я приеду.
  -Я посплю, обещаю тебе.
  Кивает, направляется за одеждой, перед выходом целует жену, шепчет:
  -Я постараюсь не задерживаться.
  У машины его ждет Андрей. Говорит:
  -Поедешь со мной.
  -А Ольга Александровна?
  -В доме ей ничего не угрожает.
  Садятся в машину вместе. Кирилл напряжен. Андрей это замечает, наконец, осмеливается сказать:
  -Никто не посмеет причинить ей вред. Теперь, когда все знают, что она ваша жена. Я слышал даже, что несколько человек отказались от идеи пригласить её на закрытые вечеринки.
  -Это хорошо, что отказались.
  -Но она же артистка. Что будет, когда она узнает об этом?
  -Будем решать проблемы по мере их наступления, хорошо?
  -Я нашел этого Вадима. Собрал на него полное досье. Что прикажете с ним сделать?
  -Пока не знаю.
  -Хочу сразу предупредить, он рассказал нескольким людям о том, что ваша жена жила его доме.
  -Это плохо. Кто эти люди?
  -Я составил доклад. Можете ознакомиться.
  Подает папку, Кирилл внимательно читает. Хмурится. Наконец, говорит:
  -Тебе следует найти этого парня. Предупреди его, если еще хоть один человек узнает об этом — он не жилец.
  -Он торговал этой информацией. Эти люди интересовались этим исключительно потому, что речь шла о вашей жене.
  -Я понимаю.
  -Никто из этих людей не будет публично распространять эту информацию …
  -Но мне все равно не нравится, что они это знают. Что могут что-то сказать моей супруге.
  -Вообще-то и её биография не безупречна. Эти певцы, которые крутились вокруг нее, приписываемые и реальные любовники ...
  Кирилл мрачнеет. Андрей продолжает:
  -Кирилл Евгеньевич, вы не хуже меня знаете все подробности её биографии. Разница лишь в том, что теперь это не будут обсуждать.
  -Почему ты так уверен?
  -Вы женаты еще меньше года, а её имя практически не полощут в прессе. А это просто не слыхано, такого никогда раньше не было. Есть только упоминания об официальных мероприятиях.
  -Ты полагаешь?
  -Конечно. Я наводил справки, через своих людей … Ну ваша пресса разумеется придерживает языки. Но и ваши конкуренты получили вполне себе определенные инструкции. Как сказал мне один мой знакомый журналист с НТВ: «Одно дело писать про певицу, а совсем другое дело про жену Жданова».
  -Все настолько запущенно?
  -Конечно. А вы как думали? Вы имеете вполне определенный вес. Никто не захочет вас расстраивать.
  -А как же вопли прессы о нашей разнице в возрасте?
  -Вопли?
  Андрей даже улыбнулся. Продолжил:
  -Кто посмеет что-то сказать? Я слышал только несколько обсуждений между женщинами, о том, чем могла вас она привлечь. Но это было настолько тихо, что я решил не вмешиваться.
  -Хорошо. Проследи, чтобы поменьше об этом говорили.
  -Вы хотите, чтобы об вашем браке забыли?
  -Не то что бы забыли, но мне ни к чему лишние обсуждения.
  -Понял, босс. Будет сделано.
  Андрей размышляет еще некоторое время, а затем говорит:
  -Кирилл Евгеньевич, но вы должны знать, побочным эффектом того, что все станут забывать о вашем браке, будет то, что все будут забывать о вашей супруге. Она готова к этому?
  -Я не думаю, что это возможно. Она все-таки не певичка-однодневка.
  -Но вы ведь знаете, как это бывает — купленная пресса, молчание, и вот уже некогда известный человек забыт.
  -Я думаю, что немного информации будем сливать. Дозировано.
  -Хорошо, понял. А Ольге Александровне об этом вы сами скажете?
  -А надо говорить?
  -Я не знаю. Но кто-то же может проговориться?
  -Кто?
  -Я не знаю. У нее есть директор. Вдруг ей это не понравится.
  -Я ничего не буду говорить. Не думаю, что жена будет против того, что её имя меньше полощут в прессе.
  -Хорошо. И еще, я сумел внять ксерокопии с ее карты.
  -Отлично, Андрей.
  Кирилл берет папку с листами, мельком смотрит, он не врач, но читать умеет. Так значит, она пила контрацептивы. Странно. Зачем? И зачем тогда говорила ему, что не может зачать? А, вот написано, это было лечение. Вглядывается в строки ниже, читает, что в тот месяц она не пила. Интересно, а как сейчас? Пьет или нет? И все-таки, почему она была так уверена, что не может зачать? Мужчина уверен, что Ольга говорила это вполне осознанно, и это не было ее желанием оттолкнуть его. Скорее это была ее боль. Кажется, если бы она могла родить, то ей было бы намного проще. Он откидывается на сидении и говорит:
  -Мне надо найти хорошего врача, который сможет рассказать мне, что там написано.
  -Я подберу нужного человека, босс.
  -Отлично.
  Кирилл больше не думает об этом, его ждет встреча. Очередная разборка. Впервые он боится за свою жизнь. Впервые очень хочет поскорее домой. И все потому, что обещал Ольге вернуться. Обещал Оле беречь себя …
  Ольга же сильнее укутывается в одеяло, прикрывает глаза, думает о том, что вновь не сумела настоять на своем. Она не сумела убедить мужа, что он должен найти себе другую … Женщина вздыхает, говорит себе:
  -Он же знает, что ты не можешь родить …
  Молчит, продолжает:
  -Почему ты не признаешься ему, что можешь родить?
  Вздыхает, ощущает, как глаза наполняются слезами, усаживается на кровати, вытирает выступившие слезы и говорит сама себе:
  -Он не хочет детей! Не хочет!
  Женщина содрогается от рыданий, шепча:
  -Ты не можешь говорить с ним о детях. Побойся Бога! Не забывай о своем возрасте! Ты не можешь обрекать будущих детей на сиротство! Твой муж вполне разумно не хочет детей. Он не хочет их от тебя! Просто смирись!
  Ольга продолжает плакать, понимая, что и так многое имеет … Она замужем за внимательным, добрым, чутким мужчиной. Она любит и любима! Чего еще ей надо? Разве она может даже мечтать о большем? Это было бы кощунством!
  Она поднимается, следует в ванную и тщательно умывается. Муж не должен заметить, что она плакала. Ни в коем случае! Женщина вглядывается в свое отражение в зеркале и слабо улыбается. Кажется, она нашла решение. Саша сказал, что она способна зачать. Однако с тех пор прошло уже много времени, и ничего не произошло. Она просто не будет пить таблетки. Это все, что она может сделать. И она дает себе еще немного времени, полгода. Да. Она ждет полгода, и если у нее ничего не получится, тогда она оставит мужа. Теперь она знает, что ему нужно сказать для этого. И она скажет.
  Женщина вновь беззвучно плачет. И даже содрогается от мыслей о том, что его придется отпустить. Но она должна … Должна будет.
  Ольга улыбается сама себе и шепчет:
  -Но время еще не вышло! Не вышло! Больше я не буду думать об этом. Не буду омрачать оставшиеся дни и месяцы. Я буду наслаждаться каждым днем, каждым мгновением нашей общей жизни. Я постараюсь запомнить каждый миг … И это ощущение всепоглощающего счастья. Я запомню. Я буду счастлива!
  Он возвращается и нисколько не удивляется, что она не спит, хоть и старательно делает вид. Улыбается, шепчет:
  -Олечка, ну почему ты не спишь?
  -Просто не спится.
  -Сейчас разденусь и лягу.
  Уходит в гардеробную, стаскивает пиджак, слышит её сдавленный стон, оборачивается, Ольга стоит и прижимает руки ко рту. Он тут же пересекает разделяющее их пространство, заключает жену в объятия, шепчет:
  -Не надо, маленькая моя. Я же обещал тебе, что буду себя беречь.
  -Но … Это же …
  Она сглатывает, а он продолжает:
  -Да, это бронежилет … А здесь сбруя для оружия …
  Она касается его пистолета, шепчет:
  -Ты умеешь им пользоваться?
  -Да, родная. Обстоятельства моей жизни научили меня этому.
  -И сегодня тебя могли убить?
  -Нет, милая. Нет!
  -Но ты …
  -Олечка, я просто одел это на всякий случай.
  Она кивает. Просто заставляет себя ему поверить. Кирилл нежно касается ее губ и шепчет:
  -Я обещал быть с тобой вечно! И я собираюсь сдержать свое обещание!
  
  Глава 11.
  Осень не принесла ничего нового в их распорядок жизни. Ее концерты, его сидения в офисе и иногда вечерние или ночные отлучки. Ольга старалась не думать о том, куда он ездит и что делает. Наконец, в один из промозглых осенних вечеров муж сказал:
  -Олечка, какие у тебя планы на ближайшую субботу?
  -Никаких особых планов. А что случилось?
  -Мне нужно будет посетить одно мероприятие. Я бы хотел пойти туда с тобой.
  -Со мной?
  -Да. Мероприятие предполагает наличие жены.
  -Хорошо. А что это за мероприятие?
  -Ужин. Возможно, будут какие-то переговоры. Но скорее всего все ограничится беседой перед ужином и после.
  -Там будет много народа?
  -Да. Думаю, это будет обширное мероприятие.
  -Хорошо.
  Она долго подбирала платье, наконец, вызвонила Андрея и поехала к своему модельеру. Выбрала. Что там говорил Кирилл? Вечерний вариант … C декольте или нет? В конце концов, она выбрала платье, чуть приоткрывающее одно плечо. Подобрала белье, колготки, туфли … Украшения? Надо еще какие-то украшения.
  Вот и день икс. Когда она вышла из своей гардеробной, муж довольно улыбнулся:
  -Ты очень красивая, душа моя!
  -Спасибо. - Она почему-то смущенно улыбается. Он подходит ближе, достает из-за спины широкий футляр и говорит:
  -Мне кажется, тут не хватает украшений.
  Она присаживается и открывает футляр. Поднимает на мужа глаза и шепчет:
  -Кирусь, это обалденно!
  -Украшения достойные моей королевы!
  Он поднимает ожерелье и подносит к её шее. Чуть склонившись, он целует её шею, прежде чем застегивает массивное украшение. Она прикрывает глаза и шепчет:
  -Прошу тебя, не распаляй мое желание …
  -Даже так?
  -Конечно! Я хочу приехать на это мероприятие в достойном виде.
  Он смеется. Берет из футляра кольцо и говорит:
  -Вот еще кольцо из этого гарнитура.
  Одевает и чуть сжимает её пальчики. Наконец, подает ей свою руку и говорит:
  -Пойдем, дорогая. Нас ждут.
  Их действительно ждали, Кирилл представил жене несколько своих партнеров. Она перекинулась парой слов с ними и их спутницами. Но вообще она предпочла бы смотреть на своего мужа. Это она и стала делать, наплевав, в конце концов, на всякие приличия.
  И все шло своим чередом, светская беседа текла от одного предмета к другому, наконец, мужчины перешли к сути своей встречи. Их спутницы уже откровенно скучали, наконец, жена хозяина дома прошелестела:
  -Дамы, предлагаю оставить наших мужей. Если желаете, я могу показать вам изумительные розы, которые мы вырастили в нашей оранжерее. У них очень необычный оттенок.
  Все закивали, поднялись, Ольга повернулась к мужу. Кирилл кивнул. Значит, ей тоже надо пойти. Ну что ж. Почему бы и не посмотреть на эти розы. Правда, уходить от мужа не хотелось. Но, наверное, дальнейший разговор не предназначался для женских ушей.
  Некоторое время слушала хозяйку дома и восторгалась прелестными розами, а затем извинилась и отправилась на поиски дамской комнаты. А когда вернулась в оранжерею, то услышала разговор. Судя по всему, говорила хозяйка дома и другая молодая женщина.
  -Интересно, они и правда официально поженились?
  -Да. Муж сказал, что это точно, еще в прошлом году. Кажется, пятнадцатого ноября.
  -Да ладно тебе, Вероника, я не верю в такое.
  -Ты думаешь, мой муж станет врать? Вообще-то, он приложил уйму усилий, чтобы заполучить контракт с ним. Мы готовились целую неделю.
  -Готовились целую неделю?
  -Конечно! Я изучала, что он любит, чтобы угодить с блюдами. Затем изучала их интересы. Впрочем, я зря тратила свое время на нее. Абсолютно серая женщина. Не способна поддержать разговор. Все что она делала — это все время смотрела на своего мужа. Я уж думала, что не сумею её от него оторвать. Но к счастью, она все-таки пошла смотреть на розы.
  -А где она теперь?
  -Сбежала в дамскую комнату. Надеюсь только, что она не решила вернуться к нашим мужьям. Там разговоры не для женских ушей, так мне сказал мой.
  -Слушай, но она же старая! Как он собирается заводить с ней детей?
  -А почему ты думаешь, что он будет заводить детей с ней?
  -Ну а с кем? На стороне? Тогда зачем он на ней женился?
  -А кто его знает. У богатых, знаешь ли, свои причуды.
  -А я бы хотела ему родить.
  -Ты сошла с ума!
  -Может быть … Но представляю какие чудесные дети пошли бы от этого мужчины.
  Молодая женщина даже закатила глаза от удовольствия и продолжила:
  -Мммм, красавчик … И богатый!
  -Забудь о нем.
  -Почему это? Нет, Вероника! Ты не права! Почему я не могу это ему предложить?
  -Предлагай, если хочешь. Но если мой муж больше не разрешит тебя приглашать в наш дом, так и знай, я ничего не смогу сделать!
  -Ой, Вероника, какая ты скучная, отхватила себе своего и типа в крутышку превратилась?
  -Дело не в этом!
  -Очень даже в этом! Ты не хочешь мне счастья!
  -Счастье женщины — это брак. А я что-то не заметила, чтобы он хотел другую жену.
  -Но это же просто смешно! Чем его могла привлечь эта женщина? Ну может быть она хорошо поет или даже пела. Неужели этим?
  -Я не знаю. И честно говоря, даже думать об этом не хочу. Сейчас я хочу только одного — чтобы они заключили этот гребаный контракт.
  -Да заключат. Жданов вроде был в благости.
  -Он всегда, говорят, в благости, когда она рядом.
  -Вероникаааа...
  -Ну что Вероника? Как уж есть!
  -Но она не может ему родить. И я собираюсь ему это предложить!
  Ольга не стала слушать дальше, как можно тише она вышла из оранжереи и направилась на поиски мужа. К счастью, мужчины уже шли ей навстречу. Кирилл улыбнулся:
  -Как тебе розы?
  Она тут же вцепилась в его руку, даже чуть прижалась к его плечу и любезно ответила:
  -Они прелестны!
  -А где другие дамы?
  -Я не знаю, я отходила в дамскую комнату.
  Кирилл улыбается, а хозяин дома уже приглашает в столовую.
  Кирилл покидает этот дом сразу, как только соблюдены приличия. Видит, что Ольга напряжена. Сильно напряжена. Даже за ужином она сидит максимально близко к нему … Ближе уже просто невозможно. Несколько раз касается его руки. Практически не вступает в разговоры, только улыбается.
  Наконец, они уже в машине, он слегка улыбается и шепчет:
  -Что случилось, пока меня не было?
  -Ничего особого. Я только немного побыла с ними, а потом сбежала. Надеюсь, мне не надо было обязательно с ними общаться?
  -Конечно не обязательно. Ты просто гостья. Никаких протоколов.
  -Хорошо. Но розы и правда необычные.
  -Хочешь такие же в нашу оранжерею?
  Ольга улыбается, а Кирилл продолжает:
  -Им будет приятно наше внимание.
  -Тогда можно.
  Он захватывает ее ладонь в свои руки, подносит к губам и целует. Слегка гладит нежные пальчики и шепчет:
  -Что все-таки ты услышала?
  Женщина передергивает плечами, Кирилл вопросительно смотрит. Наконец, после некоторого молчания Ольга говорит:
  -Они обсудили мой возраст, а также то, что ты мог во мне найти.
  Кирилл смеется, опускается губами к ее губам и шепчет:
  -Им никогда не понять. Никогда.
  Мужчина засасывает губу женщины, а затем опускает ладони на ее спину, притягивая ее к себе. Ольга же ни о чем больше не думает. Только о губах мужа, порхающих по ее лицу, шее … Она прерывисто вздыхает, когда он следует с поцелуями по ее обнаженному плечу. Кирилл же не удерживается, скользит ладонями ниже, к ее бедрам, задирает подол платья, несколько раз проводит по бедру, поднимаясь выше, и шепчет:
  -Я уже хочу оказаться дома! В спальне!
  Ольга поднимает на него затуманенный взгляд и шепчет:
  -Я совсем без сил … Что ты со мной делаешь!
  -Всего лишь касаюсь тебя.
  Она зарывается ладонями в его кудри, притягивает ближе, сама опускается губами к его губам, целует, а оторвавшись, шепчет:
  -Я люблю тебя! Как я тебя люблю!
  -Я тебя обожаю!
  А на другой день, будучи в городе, Ольга решает поехать к мужу. Верочка как-то неуверенно пытается её остановить:
  -Подождите, Ольга Александровна, мне нужно доложить …
  Но она идет следом и тут же останавливается, когда видит в кабинете мужа молодую женщину. Верочка докладывает:
  -Кирилл Евгеньевич, там ваша супруга.
  Он оборачивается и видит Ольгу. Но сделать уже ничего нельзя, потому что посетительница громко говорит:
  -Вы подумайте, Кирилл Евгеньевич! Я молода, здорова, у нас могут родиться очень хорошие дети. Я не прошу брака. Я только хочу стать матерью вашим детям.
  Кирилл обращается к Верочке:
  -Верочка, проводите нашу гостью.
  Затем подходит к жене, тянет её в сторону комнаты отдыха при своем кабинете. Говорит:
  -Пойдем, дорогая. Не ожидал, что решишь меня навестить.
  Верочка уводит посетительницу, Кирилл усаживает жену на диванчик, присаживается рядом, спрашивает:
  -Что случилось? Почему ты решила приехать?
  -Не знаю. Вдруг захотелось. И как я вижу, я приехала вполне вовремя.
  -Ты про эту девушку? Она была вчера на вечеринке.
  -Да. Я помню.
  -Олечка, что не так?
  -А ты считаешь, что это нормально?
  -Нормально?
  -Ее предложение?
  -Я не собираюсь заводить с ней детей. И точка.
  -Но тебе нужны наследники.
  -Может быть, я сам буду это решать?
  -Ты все решаешь сам …
  Голос её срывается до шепота.
  Он тут же заключает её в объятия, шепчет:
  -Я хочу детей только от тебя. Но мы оба знаем, что это невозможно. Именно поэтому у меня не будет детей. И мы больше никогда не будем это обсуждать!
  -Но Кирусь …
  -Я прошу тебя, родная, я больше ничего не хочу слышать про детей. Пожалуйста!
  -Но почему ты так упорен?
  -Нет, нет, и еще раз нет! Ты не будешь думать ни о каких детях! Это совершенно исключено.
  Она кивает. Что она может сказать своему мужу? Он только что сказал, что хотел бы детей от неё. А она? Она хочет от него детей? Или она хочет, чтобы дети были у него? Если бы эта молодая женщина родила ему детей, чтобы она сказала?
  Кирилл выводит её из задумчивости:
  -Олечка?
  -А?
  -Ты задумалась. О чем ты задумалась?
  -Ты сказал, что хотел бы детей от меня.
  -Сказал.
  -Это ты просто так сказал или если бы была такая возможность, то у нас были бы дети?
  -Была бы такая возможность?
  Кирилл улыбается, а затем говорит:
  -Почему вообще ты решила, что не можешь иметь детей?
  -Решила? - Неуверенно переспрашивает женщина. А муж кивает:
  -Так почему ты решила, что не можешь иметь детей? Ты проходила обследование, что конкретно врач тебе сказал?
  Она молчит некоторое время, подбирая слова, наконец, говорит:
  -Он сказал, что теоретически я могу зачать.
  -Теоретически?
  -Ага. Но практически это ничего не значит. Прошло уже достаточно времени с тех пор, как я перестала пить контрацептивы.
  -Почему ты обманула меня?
  -Обманула?
  -Ты ничего не сказала мне о том, что не пьешь контрацептивы.
  -Я не знала, как ты отреагируешь. Я не знала, что ты чувствуешь … И … - Голос женщины прерывается, а затем она продолжает:
  -У меня все равно ничего не получается.
  -Олечка …
  Она поднимает глаза, а затем говорит:
  -Я обманула тебя, но в тоже время и не обманула. У меня все равно ничего не получилось. Так что … А теперь можешь кричать и ругаться.
  -Кричать и ругаться?
  -Конечно. Я же не сказала тебе. А ты любишь, чтобы все подчинялись тебе.
  -Я уже начинаю привыкать, что есть кое-кто, кто своевольничает.
  Он мягко улыбается, заключает жену в объятия и шепчет:
  -Ты сумасшедшая! И я тебя обожаю!
  -Значит, ты хотел бы, чтобы у нас родились дети?
  -Никогда ты не должна в этом сомневаться! Но я бы хотел, чтобы ты еще немного подумала. Я не хочу, чтобы у нас рождались дети только потому, что ты считаешь, что так надо.
  -Я так не думаю …
  -Малышка, дети должны рождаться в любви и быть желанными. Мы с тобой любим друг друга. И у нас есть еще время, чтобы понять хотим ли мы детей …
  -Хорошо. Я не буду настаивать. Думай.
  -Я думай?
  -Конечно … Это же ты сомневаешься. Я ни в чем не сомневаюсь.
  -Разве ты ни в чем не сомневаешься? А как же твой уклад жизни? Если у нас будут дети, тебе придется много времени проводить с ними.
  -Придется? Ты так говоришь, как будто это будет пытка.
  -Олечка, солнышко мое, но как же твои гастроли?
  -Гастроли? Ты серьезно считаешь, что я не нагастролировалась еще?
  -Давай не будем решать этот вопрос впопыхах …
  -Хорошо.
  Он тянет её с собой и говорит:
  -Поедем сейчас домой, я только возьму некоторые бумаги и ноутбук. Или у тебя еще дела в Москве?
  -Нет, никаких дел нет.
  -Тогда поехали.
  Она кивает. Напряжена. Вновь напряжена. Никак не может его понять, но кажется, муж и не жаждет заводить детей.
  Ладно, теперь он все знает. Хочет — у них будут дети. Не хочет — ну и не надо. Кирилл тихонько смеется и просто говорит:
  -Ты опять себе напридумывала. И теперь размышляешь о том, как будешь сбегать из дома?
  -Я никуда не собираюсь сбегать.
  -Но ты пришла к неверным выводам!
  -Я пришла к нормальным выводам. Ты не хочешь детей. Или вообще, или от меня.
  -Нет. Это неверные выводы.
  -Хорошо. Я больше не буду поднимать этот вопрос. Я обещала себе, что буду наслаждаться каждым днем с тобой. И я собираюсь это делать.
  -Сейчас ты боишься, что другая, более ушлая, родит мне ребенка. Так вот, уверяю тебя, я не настолько неразборчив в связях, чтобы рожать детей от кого попало. Ты моя жена. И дети у нас будут с тобой.
  Она поднимает к нему глаза, он притягивает её в объятия, нежно гладит по спине и шепчет:
  -Не торопись, родная. Не надо торопиться. Нам обоим надо дорасти до наших детей.
  -Хорошо.
  Они не возвращались к этому вопросу несколько месяцев. А потом у нее начался климакс. То есть это она так решила. Её ежемесячные выделения закончились, но Ольгу это не очень обеспокоило. Значит, пришел срок. Она знала, что не молодеет …
  И ничего не предвещало беды. Вернувшись с того концерта достаточно поздно, Ольга застала мужа уже в спальне.
  -Олечка? Как ты?
  -Немного устала. Что-то я сегодня целый день чувствую какую-то слабость. Сейчас приму душ и прилягу.
  -Хорошо, давай. Ты не будешь ужинать?
  -Нет, кушать не хочу.
  Она зашла в ванную, стянула свою одежду и сдавлено вскрикнула, когда увидела кровь. В тот же момент в комнату вошел Кирилл:
  -Олечка?
  Она не успевает убрать трусики. И не успевает прикрыться, кровь стекает по ее бедрам.
  -Ты поранилась?
  -Нет!
  -Мы едем в больницу!
  Вызывает водителя, помогает жене натянуть одежду, Ольга подкладывает прокладку. Едут. Бледна … Ольга набирает Сашу:
  -Саш, со мной что-то странное происходит. Ты в клинике?
  -Да. Что случилось?
  -У меня кровотечение.
  -Кровотечение?
  -Да. И болит живот.
  -Ежемесячное кровотечение?
  -Нет! Я думала, что уже все их больше не будет.
  -Сколько месяцев их уже нет?
  -Три или четыре. Я не запомнила, если честно. Не стало и не стало. Я не заморачивалась.
  -Эх, Ольга, Ольга, твоя нелюбовь к врачам не доведет тебя до добра … Приезжай.
  -Мы уже едем.
  Саша ждет их в приемном покое, проходят в кабинет, Кирилл следует за женой. Подробно расспрашивает, пальпирует, а затем говорит:
  -Надо делать УЗИ.
  Ольга кивает. Саша водит датчиком по ее животу, и лицо его становится все более и более озабоченным. Она не выдерживает:
  -Саша? Что там?
  -Ты беременна …
  -Я что?
  -Ты беременна, Ольга …
  -Но этого не может быть! Что ты говоришь? Ты помнишь, сколько мне лет?
  -Я помню. Но ты в отличной форме в этом плане … Как там в том анекдоте — один здоровый орган и то позавидовали …
  Ольга слабо улыбается. Саша продолжает:
  -Ты хочешь сохранить эту беременность?
  Она отвечает без промедления:
  -Конечно! Какие у тебя могут быть сомнения?!
  -Тогда тебе придется здесь остаться. Полный покой. Я назначу капельницы. И ты должна себя беречь.
  -Да, конечно.
  Но вид у нее совершенно не радостный. И Саша понимает почему. Касается её руки и говорит:
  -Мы сделаем все, что возможно. Ты должна настраиваться на хорошее.
  -Да, конечно.
  Её отвозят в палату, Кирилл следует за ней. Следит, чтобы аккуратно переложили на кровать, хмурится, когда видит, как вводят катетер. Наконец, лекарство начинает поступать, они остаются вдвоем. Она шепчет:
  -Я не ожидала такого поворота …
  -Мы не предохранялись ведь.
  -Ага. Но прошло столько времени ...
  -Я очень рад.
  Она поднимает на него глаза и видит слезы в его глазах. Касается его руки и шепчет:
  -Ты же говорил, что пока не готов к детям?
  -Но он же уже есть … Саша же слушал, как бьется его сердце. Он там есть …
  -Есть, Кирусь … живой …
  Она не произносит то, о чем думает: «Пока есть». Она знает, она чувствует, что ничего не получится. Характер боли говорит ей об этом … Она проклята! После того выкидыша и чистки она проклята! Не достойна иметь детей. И у нее их не будет.
  На глаза наворачиваются слезы. Но ей удается их скрыть от мужа, потому что ему звонят. Он переговаривает, а затем возвращается к ней. Она шепчет:
  -Это надолго. Ты можешь ехать в офис.
  -Нет. Я никуда не поеду.
  -Кирусь, но это может растянуться ...
  Она не договаривает, вдруг в резкой судороге сгибается и кричит. Кирилл нажимает тревожную кнопку. Вбегают врач и медсестра. Саша стаскивает покрывало, которым Ольга укрыта, видит, как разливается под ней пятно крови. Неодобрительно качает головой и прерывисто говорит:
  -Готовим операционную.
  Ольга ничего не спрашивает. Все понимает. Кирилл порывается было за ней в операционную, но Саша останавливает:
  -Это не долго … Нам нужно только остановить кровотечение.
  Кивает. Стоит безмолвной статуей в коридоре. Именно в этот момент ему звонит мама:
  -Кирилл? Ты где?
  -В клинике.
  -В клинике? Что с тобой? Почему ты в клинике?
  -Не со мной. У Ольги кровотечение.
  -Где вы?
  -В институте планирования семьи.
  -Я правильно слышу? Вы в институте планирования семьи и у твоей жены кровотечение?
  -Да.
  -Мне жаль, сын. Как давно?
  -Что как давно?
  -Какой у нее был срок?
  -Почему был, мама?
  -Ты сказал, что у нее кровотечение. Она в операционной, правильно?
  -Да.
  -Мне жаль, сын. Очень жаль.
  -Ты хочешь сказать?
  -Да, родной …
  Он сглатывает, молчит, как будто собирается с силами, наконец, говорит:
  -Я позвоню тебе позже, мама.
  -Хорошо.
  Отключает телефон. Некоторое время ждет. Наконец, Ольгу вывозят. Бледная, слабо дышит. Он обращается к Саше:
  -Как она?
  -Мы остановили кровотечение. Но нужно еще несколько дней понаблюдать, хочу, чтобы Ольга Александровна осталась в клинике.
  -Да, конечно.
  -Мне очень жаль, что мы не смогли ничем помочь …
  -Наверное, надо было беречь его с самого начала.
  Саша лишь качает головой. Что он может сказать? Что рождение детей — это всегда чудо? Что он видел просто безнадежные случаи бесплодия, которые заканчивались рождением здоровых детей? И видел здоровые пары, которые не могли зачать? Он видел больных матерей, которые давали жизнь здоровым детям. Он столько видел … Что давно уже относился к рождению детей как к чуду. К Божьему дару. Да, они врачи могут немного помочь. Но не более того … Они не всесильны.
  В палате Ольга отворачивается к стене и глухо шепчет:
  -Прошу тебя, уходи. Я хочу побыть одна.
  Он пытается коснуться её плеча, но она сбрасывает его ладонь и вновь глухо шепчет:
  -Прошу тебя, уходи.
  -Хорошо.
  Она слышит его удаляющиеся шаги. Слышит, как открывается и закрывается за ним дверь. Чувствует, как слезы заливают её глаза. Беззвучно плачет … Ей больно. Она думала, что жизнь научила ее мужеству … Но никто и никогда не научит справляться с болью от потери такого желанного ребенка. Никто … И она знает почему. Этого мужчину она по-настоящему любит. От него она по-настоящему хочет детей! И сегодня она потеряла их малыша. Их …
  Глухо стонет, кусает ладонь, чтобы заглушить свои рыдания.
  Ощущает руки мужа на своих плечах. Он поворачивает её к себе, полулежа прижимает к себе, слегка поглаживая её спину, покрывает поцелуями ее лицо и шепчет:
  -Малышка, моя маленькая девочка! У нас еще будут дети! Я обещаю тебе!
  -Нет! Я не могу выносить и никогда не смогу! Я проклята! У меня не будет больше детей!
  -Ты не можешь быть проклята. Маленькая моя, любимая! Я обещаю тебе, у нас будут дети. Я клянусь тебе в этом!
  -Разве ты хочешь их?
  -Да … Сегодня мне многое открылось. Эти несколько часов в клинике изменили мою жизнь на 180 градусов. И я обещаю тебе — у нас будут дети!
  -Его уже не вернуть …
  Она едва сдерживает рыдания, Кирилл же продолжает бережно держать жену в объятиях, даже слегка укачивая. Так они сидят долгое время, пока она не начинает успокаиваться, прикрывает глаза и засыпает. Он перекладывает жену на подушки и удобно устраивается рядом.
  Ольга остается в клинике еще несколько дней, а затем возвращается домой. Запирается в своей комнате и практически не выходит. Кирилл ездит на работу, вечером забирает жену в их спальню. Она задумчива, и он знает, она часто плачет. Наконец, не выдерживает и говорит:
  -Я говорил с Сашей, он может организовать стимуляцию.
  -Ты серьезно сейчас?
  -Разумеется. Если только ты действительно этого хочешь …
  -Хочу! Я очень этого хочу! Но … Я так боюсь … Кирусь, я очень боюсь ...
  -Я люблю тебя! Твое благополучие и здоровье для меня на первом месте. Я был готов отказаться от наших детей, если бы ты действительно не могла их родить. Но ты можешь … Разумеется, только под пристальным наблюдением врачей. Но ты можешь ...
  -Еще недавно ты вообще не хотел детей …
  Он вздыхает. Она не слышит. Совсем его не слышит. Сейчас она думает только о потерянном ребенке. Придумывает себе что-то. Наверное, вновь строит между ними стену. Он знает, она это может. Но он сумеет разрушить все преграды. Он не собирается смотреть на то, как она загоняет себя в угол. Она его сокровище. И её благополучие у него на первом месте. Продолжает обнимать, все крепче и крепче прижимает к себе, продолжает:
  -Малышка, моя малышка … Когда уже ты поймешь, что ты самое главное в моей жизни. Я люблю тебя. Разумеется, я хотел и хочу от тебя детей. Но только если и ты этого хочешь! Дети должны рождаться от любящих людей, которые хотят свое маленькое продолжение.
  -Я люблю тебя! Я хочу, чтобы ты был счастлив! А для счастья обязательно нужны дети.
  -Малышка! - Он практически стонет. Женщина же чуть наклоняет голову и шепчет:
  -Я не смею даже мечтать, что смогу подарить тебе малыша. Не смею даже мечтать.
  -У нас будут дети! Я обещаю это тебе!
  Она поднимает к нему счастливое лицо, он касается губами её губ. Целует, углубляя свой поцелуй глубже и глубже. Подхватывает жену на руки и несет на кровать. Удобно располагает на подушках, шепчет:
  -А сейчас мы будем спать, хорошо?
  -Хорошо.
  -Ты пообещаешь мне, что не будешь плакать.
  -Я постараюсь.
  -Я знаю, что ничего нам не вернет нашего малыша. Но мы остались друг у друга. И даже если у нас не будет детей — наша любовь не исчезнет. И наше счастье будет в наших руках.
  Она поднимает на него глаза, вновь на её глазах слезы, шепчет:
  -Ты обещал мне, что у нас будут дети!
  -И я сдержу свое обещание. А ты обещай мне жить долго-долго! Не оставлять меня никогда!
  -Я обещаю. Я буду с тобой столько, сколько смогу.
  -Долго, очень долго!
  -Обещаю сделать для этого все, что в моих силах.
  Через несколько дней их навещает мама Кирилла. Женщина выглядит довольно обеспокоенной, впрочем, пообщавшись с невесткой, она явственно выдыхает. Ольга даже вопросительно смотрит, а та говорит:
  -Я беспокоилась. Но вижу, что ты вполне оправилась. Это очень хорошо.
  -Спасибо.
  -Кирилл мне сказал, что вы решили завести детей. Не скрою, я рада этому.
  -Я не знаю, получится ли что-то.
  -Но вы сделаете все, что в ваших силах. А остальное только в воле Всевышнего.
  -В воле Всевышнего. - Повторяет Ольга. На этих словах в комнату входит Кирилл:
  -Мамуль?
  -Все в порядке, сын, уж не думаешь ли ты, что я могу обидеть твою жену?
  -Я ничего такого и не сказал.
  -Я лишь сказала, что рада тому, что вы решились на ребенка.
  -Спасибо, мама.
  
  Глава 12.
  Когда закончился ничем ее третий цикл, Ольгу сорвало. Женщина спешно собрала свои вещи и направилась к выходу. Андрей лишь спросил:
  -Вы куда?
  -Уезжаю. И даже не пытайся меня задержать! Я знаю, что ты не получил никаких инструкций.
  Андрей тут же набрал босса, но тот был вне зоны действия сети. Направился следом:
  -Ольга Александровна! Вы не можете уехать. Кирилл Евгеньевич вернется, и тогда можете ехать куда хотите.
  -Я не собираюсь его ждать. Я уезжаю.
  Она забралась в машину и отдала распоряжение своему водителю. Единственное что мог сделать Андрей — это поехать следом. Но разумеется, он не стал заезжать на её дачу. Просто сидел рядом в машине. Потом вызвал одного из своих людей, отдал четкие инструкции. Но не успел отъехать далеко, как ему позвонили:
  -Она поехала, Андрей Данилович. Я еду следом. Но, судя по намарафеченному виду, едет на вечеринку. А вы знаете, что меня не везде пропустят.
  -Хорошо, как подъедет, набери меня. Я подъеду.
  Но и Андрея не пускают на эту вечеринку. Оно и не удивительно, хоть он и лицо Кирилла Евгеньевича, но … Набирает босса вновь, слышит усталый голос:
  -Да, Андрей.
  -Она уехала к себе на дачу. А теперь отправилась на вечеринку к Николаевским
  -К кому она отправилась на вечеринку?
  -К Николаевским.
  Кирилл ругнулся. А затем спокойно сказал:
  -Разумеется, тебя не пустили?
  -Нет. Нужны какие-то особые приглашения.
  -Форма одежды смокинги?
  -Нет. В костюмах мужчины.
  -Ладно. Постереги её там, если не уедет до моего приезда, значит придется идти на эту вечеринку.
  Он подъезжает примерно через сорок минут. Набирает Андрея:
  -Ну что?
  -Не выходила, босс.
  -Ладно, можешь быть свободен. Дальше я сам.
  Выходит, лениво оглядывается и направляется к дому. Его пытаются остановить, но он небрежно достает приглашение. Секьюрити расступаются. Он заходит в дом, здоровается с хозяином. Улыбается, перекидывается парой фраз. А затем отправляется на поиски жены. Неторопливо обходит анфилады комнат. Здоровается со знакомыми. Наконец, он доходит и до зимнего сада. Это последнее не просмотренное им место. Если Ольги нет тут, тогда придется все начинать сначала. Прогуливается по дорожкам сада и вдруг слышит голоса. Две дамочки около куста роз о чем-то беседуют, похихикивая. Оглядываются куда-то в сторону, снова хихикают. Кирилл приостанавливается. Пытается разглядеть, куда они смотрят, невольно слушает их разговор. Одна говорит другой:
  -Так он развелся с ней? Тогда зачем она сюда заявилась? И откуда у нее приглашение?
  -Да ладно тебе, Милена, вообще-то это известная певица. Её любят приглашать на подобные вечеринки.
  -Любят приглашать, но несколько с другого хода.
  -Вовсе нет. Она дружна с хозяином дома. Я думаю, что приглашение она получила на раз-два.
  -Но вид у нее еще тот. Неужели правда, что Жданов с ней развелся?
  -Может быть и развелся. Сколько лет они уже в браке? А у них до сих пор нет детей. А она ведь не молодеет. Еще пара лет, и ни о каких детях речь может уже не идти.
  -Наймут суррогатную мать!
  -Как будто это так просто. Ты думаешь, что подсадить эмбрион другой женщине — это так просто? А сколько может быть при этом неудач?
  -Ну он еще молод. Разведется, женится на другой и заделает кучу детей обычным способом. Вообще не понимаю для чего так напрягаться.
  -Может быть, ему нравится иметь в подстилках известную певицу!
  -Скажешь тоже! Что такого она умеет в постели, что надо было обязательно жениться?
  -Не знаю, дорогая. Ты задаешь такие провокационные вопросы.
  Дамочки оглядываются, смеются, уже не скрываясь, и тут Кирилл видит, над кем они смеются. Ольга поднимается, её визави тут же делают вид, что не замечали её раньше:
  -Ой, Ольга Александровна, вы здесь, а мы …
  Ольга подходит ближе, вглядывается каждой в глаза, да так, что они их опускают и тихо, но жестко говорит:
  -Не стоит лезть не в свои дела.
  Одна из дамочек не выдерживает и ехидно шепчет:
  -То, что вы теперь жена Жданова, не дает вам никаких прав. Мы здесь знаем насколько все это эфемерно. Сегодня вы жена, а завтра — не жена.
  Ольга ничего не отвечает. Улыбается. Дамочки не находят что еще сказать. Ольга направляется к выходу. Кирилл обозначает свое присутствие. Немая сцена. Он улыбается. Направляется следом за женой. Окликает её:
  -Ольга?
  Она поворачивается. Хочет что-то сказать, но он видит, что не может. Слезы уже стоят в ее глазах. Подходит ближе, заключает ее в объятия и шепчет:
  -Я приехал за тобой. Мы уезжаем домой.
  Она лишь кивает, позволяет вывести себя из дома, усадить в машину. Кирилл замечает Андрея, тот не уехал? Нет. Ждал, пока они выйдут. Слегка кивает ему головой. Вот теперь все они могут ехать по домам. Заводит жену в спальню, касается её платья и говорит:
  -Мне кажется, тебе надо это снять, будешь кушать?
  -Я не голодна.
  -Хорошо. Тогда прими душ и ложись.
  -Я не хочу спать. Я хочу уехать.
  -Куда ты хочешь уехать?
  -К себе на дачу.
  -Зачем?
  -Я хочу развод.
  -Я не дам тебе его.
  -Ты жесток ко мне.
  -Да. Но я действительно не могу дать тебе развод. Сейчас ты под защитой нашего брака и моего имени — и то выслушиваешь такие гадости. Что будет, когда мы разведемся?
  -Я как-то жила без тебя …
  -Да, я помню. Что еще тебе говорили сегодня?
  -Мне ничего не говорили.
  -Ты лжешь сейчас. А мне это нужно знать. Там были разные люди, некоторые из них называют себя моими друзьями. Там, в зимнем саду были дамочки — они жены моих партнеров. Я должен знать, как мне теперь себя вести.
  -Ты собираешься нарушать деловые связи из-за таких глупостей?
  -Из-за глупостей? Ты называешь это глупостями?
  -Ну они были правы. Я не могу подарить тебе ребенка. Для чего я тебе? Просто подстилка!
  -Не говори так. Ты прекрасно знаешь, что это не так.
  -Я твоя подстилка. Ты меня купил. Я просто твоя шлюха.
  Он подходит ближе, Ольга как будто в трансе, он понимает, сейчас она повторяет те слова, что слышала сегодня. Пытается её обнять, но женщина вдруг сжимается, поднимает на него глаза и шепчет:
  -Не нравится? Не нравится тебе такое? Но это так! Ты сделал шлюху своей женой.
  Встряхивает её, сжимает в объятиях, шепчет:
  -Ты запомнила, как они выглядели?
  -Они?
  -Те, кто это говорил? Ты запомнила их?
  -Наверное. Не знаю. А зачем тебе это?
  -Пошли со мной.
  Ведет жену в кабинет, достает фото, показывает, она перебирает карточки, наконец, находит, показывает. И мужчина, и женщина. Кирилл хмурится. Наконец, заставляет её рассказать, что она слышала. Ольга не сопротивляется. Говорит:
  -Сначала был мужчина. Он отпустил несколько шуточек. А потом спросил, сколько стоит ночь со мной. Потом в разговор вступила его спутница, она сказала, что я так просто не продаюсь, что ему надо просто выкупить пару моих долгов.
  -Ясно.
  Голос Кирилла напряженный, тихий. Он продолжает:
  -Еще кто-то что-то тебе говорил?
  -Нет. Потом я ушла в этот сад. Ладно, что уж там … Это была не самая удачная идея ехать на эту вечеринку.
  -Мне бы не хотелось, чтобы ты бывала в таких местах без меня.
  -Я не буду больше никуда выходить с тобой. Я хочу развод. И желание мое обдуманное и серьезное.
  -Я уже сказал тебе, что никогда не дам развод.
  -Ты жесток сейчас ко мне.
  -Иди в нашу спальню. Ложись. Мне нужно сделать еще пару дел, и я присоединюсь к тебе.
  -Я хочу к себе на дачу.
  -Олечка, я не отпущу тебя.
  -Тебе доставляет удовольствие быть женатым на шлюхе?!
  Она кричит. Он пытается подойти, обнять. Но Ольга продолжает:
  -Ты же читал, что он со мной делал. И теперь это больше не тайна для твоих друзей и деловых партнеров! Они все знают, что можно выкупить мои долги и запереть меня в своем доме.
  -У тебя нет никаких долгов. И ты живешь в нашем доме. Никто и никогда больше не будет распоряжаться тобой!
  -Только ты. Правильно?
  -Ты моя жена.
  -Я запятнана. И ты пятнаешь себя этим браком. Ты. Себя. Пятнаешь!
  Она произносит последние слова по слогам. Он говорит:
  -Я решу эту проблему. Никто и никогда не скажет тебе такого.
  -Они все знают про это. Знают, как я была вынуждена раздвигать ноги перед Вадимом. Знают, как он бил меня. Он. Меня. Бил.
  -Он заплатит за каждую твою слезу. За каждую!
  -Это ничего не изменит. Ни для меня, ни для тебя.
  -Мы не можем исправить прошлое, но мы можем строить наше будущее … Таким, как мы захотим.
  -У нас нет будущего.
  -Все изменится … Все очень скоро изменится. Я обещаю тебе.
  -Я предлагаю тебе хорошее решение …
  -Нет. Это не решение. Я даже думать не хочу об этом.
  -Кирочка!
  -Нет, родная, нет.
  Звонит телефон, он приобнимает жену, отвечает на звонок:
  -Алло?
  -Кирилл Евгеньевич, звоню, чтобы извиниться за инцидент.
  -Извиниться, Сергей Аркадьевич? Очень мило это слышать. А за что вы извиняетесь?
  -Один наш общий друг был не сдержан с вашей супругой. Видите ли, многие решили, что вы собираетесь разводиться …
  -Даже такие слухи ходят? Как мило. И что теперь, если я собираюсь разводиться, надо травить мою бывшую жену?
  -Так вы действительно разводитесь?
  -Нет, Сергей Аркадьевич, нет, я не развожусь. Но вы так и не ответили на мой вопрос.
  -Некоторые мои гости знают о том, что произошло с вашей супругой. И некоторые особо некультурные люди предпочли об этом ей напомнить.
  -Мне жаль, Сергей Аркадьевич. Я думал, на ваших вечеринках гости чувствуют себя комфортно.
  -Я извиняюсь, Кирилл Евгеньевич за этот инцидент.
  -Хорошо, Сергей Аркадьевич. Доброй ночи.
  Отключаются. Кирилл еще некоторое время смотрит на дисплей телефона, наконец, тянет жену к выходу:
  -Пойдем. Ты немного поспишь, а я еще поработаю.
  -Почему ты не хочешь меня отпустить?
  -Я люблю тебя. Я просто тебя люблю. Может быть, и для тебя это удивительно, как и для них.
  -Я тоже тебя люблю. Именно поэтому …
  -Я не могу отказаться от твоего общества. Я хочу каждый день тебя видеть. Слышать твое дыхание ночью. Иметь возможность при любом удобном случае тебя обнимать, любить!
  Голос его становится тише, он чуть приподнимает за подбородок её лицо, тут же опускает свои губы к ее губам, начинает медленно, чувственно целовать. Она тут же приоткрывает свои губы, отвечая на его поцелуй. Руки его тут же опускаются на её плечи, он гладит, прижимая. Наконец, разрывают свои объятия, он провожает жену в спальню. Шепчет:
  -Никуда не сбегай! А то скоро это уже будет моим кошмаром. Мне нужно немного поработать, я хочу знать, что найду тебя в нашей кровати.
  Она кивает. Да и куда она убежит? Наверняка охрана у ворот получила четкие инструкции. Чтобы уйти, ей надо убедить в этом мужа. Либо сбегать из какого-то другого места. Вздыхает, понимает, что муж все равно её найдет. И она слышала, что говорил этот мерзкий Сергей Аркадьевич, как он обрадовался, когда подумал, что они развелись. Она даже думать не хочет о том, что будет, если все узнают о её разводе.
  Принимает душ и забирается в постель. Прикрывает глаза. Пытается спать. Но заснуть сразу не удается, она думает, вспоминает о том, что было у Вадима. Вспоминает, как тот объявился, как ехидненько сказал:
  -Нет, Ольга Александровна, не может быть и речи, чтобы вы отдавали мне частями и жили не в моем доме. Я должен контролировать каждое ваше передвижение. Вдруг вы меня обманете. Или возвращайте всю сумму разом, или будете жить в моем доме.
  Помнила, как согласилась. Показалось миленьким погостить в доме у своего кредитора. Как прикидывала, как быстро расплатится с долгами. Поехала. Сама ведь поехала в его дом. Заставляет себя отвлечься, наконец, проваливается в сон.
  Кирилл откладывает бумаги, задумчиво барабанит пальцами по столу. Наконец, принимает решение, надо отправить Вадима куда подальше и распространить об этом слух. А потом посмотреть, поостерегутся ли другие шавки говорить о произошедшем. Он собирался защищать честь своей жены. И честь своей семьи! Приняв это важное решение, он направляется в спальню. Ольга мечется на кровати. Стонет. Сжимается. Кричит:
  -Не смей меня трогать! Не смей! Я не твоя собственность! Я только должна тебе деньги! Только деньги!
  Вновь сжимается так, будто её бьют. Затем начинает отталкивать кого-то невидимого. Кирилл пересекает комнату, присаживается на кровать и заключает жену в объятия:
  -Олечка, проснись. Это просто сон. Дурной сон.
  Она открывает заплаканные глаза, пытается высвободиться из его объятий, но муж нежно поглаживает её спину, шепчет:
  -Никто и никогда больше тебя не обидит. Я этого не допущу!
  Она кивает. А он продолжает:
  -Расскажи мне, что тебе снится. Этот сон не в первый раз у тебя?
  -Нет. Не в первый раз.
  Она некоторое время молчит, а затем начинает свой рассказ:
  -Я сама согласилась приехать в его дом. Думала, что это будет неплохое приключение, долги меня не пугали, я знала, что смогу заработать эти деньги. И сначала все шло вполне себе пристойно. Он любезно приглашал меня с ним обедать, его люди сопровождали меня на концерты, все было очень миленько. Пару дней. А потом он заявился пьяный. Сказал, что уже давно меня желает. Что много лет мой поклонник. И что я постоянно его соблазняю. Он больше не может терпеть. Мои ноги … Грудь … Он начал меня лапать. Я сопротивлялась, как могла. Кричала. Но толку не было. Он втолкнул меня в комнату и запер дверь. Сказал мне, что лучше бы я дала ему по-доброму.
  Она сглотнула. И, не поднимая глаз, продолжила:
  -Я не хотела. Он это видел и знал. Но ему было все равно. Все равно … Он разрывал мою одежду, влепил мне пощечину. А потом так вообще привязал меня к кровати. Ему было мало взять мое тело! Он желал, чтобы я отвечала на его ласки. Он ласкал меня … Долго … А потом сердился, когда я не могла кончить. Вытащил свой ремень …
  Она всхлипывает. Муж еще крепче прижимает её к себе. Она же продолжает:
  -Он бил меня до тех пор, пока я не потеряла сознание. Несколько дней я отлеживалась. А потом он пришел вновь. Мне стало плохо от одного его касания к ремню. Я готова была делать все, что он скажет. Я сама вызвалась его ласкать, в надежде, что он забудет обо мне. Что кончит сам и успокоится. Но, кажется, он был чем-то накачан, мне не удалось довести его ртом. Он желал проникать в меня, и делал это так долго, что я думала, что умру. А он все ждал, когда я кончу.
  Она помолчала некоторое время, ощущая, как муж еще сильнее ее обнимает. Как руки его образуют около неё кокон любви. Затем она продолжила.
  -После того, как он кончил, он вновь бил меня. Две долгие недели это продолжалось … Я думала уже, что не доживу … Выставила на продажу свою дачу. Но там надо было обновлять документы, а это требовало времени. Я сходила с ума от постоянного страха. Просила его только не бить по лицу, ведь мне нужно было выступать. Но он не всегда мог сдержаться. Кажется, у него была идея фикс — я должна была кончить. Ведь он супер любовник!
  Она вновь сглатывает, наконец, не выдерживает и начинает плакать. Муж нежно обнимает, шепчет:
  -Я знаю, что мы сделаем. Это должно помочь.
  Она поднимает к нему заплаканные глаза, вопросительно смотрит, и он отвечает на ее безмолвный вопрос:
  -Ты увидишь, как мои люди будут его бить. За каждую твою слезинку он заплатит. За каждую!
  Она открывает глаза шире, смотрит, а муж продолжает:
  -Тебе будет легче, я обещаю тебе это. Он заплатит. За все заплатит. Он будет валяться в твоих ногах, вымаливая прощение. И когда ты сможешь его простить, тогда я его отпущу. И тогда мы оставим это в прошлом. Я буду оберегать тебя. Всегда буду оберегать тебя!
  Она кивает.
  -Но я не хочу его видеть. Не хочу, чтобы он касался меня.
  Она даже вздрагивает от такой перспективы. Муж шепчет:
  -Тогда ты увидишь его через стекло. Ты будешь его видеть, а он нет. Это будет хорошая терапия. Но самая лучшая терапия — это то, что ты будешь знать, что больше такого с тобой никогда не случится. Всегда рядом с тобой будет Андрей и мои люди.
  -Спасибо.
  -Тебе не за что меня благодарить. Я буду сопровождать тебя там, где могут быть люди с длинными языками.
  -Но …
  -Никаких но, родная. Никаких но. Пусть думают что хотят, но никто больше не посмеет напомнить тебе об этом. Я жалею только об одном, что не был тогда с тобой знаком, что не смог тогда тебя защитить!
  -Ты защитил меня … Это ведь ты меня забрал оттуда.
  Кирилл улыбается, а затем говорит:
  -Если ты думаешь, что мной двигали какие-то благородные мотивы, ты ошибаешься. Я просто поменял его долги на твои долги. Ты показалась мне куда более надежным заемщиком.
  -Ты с самого начала относился ко мне уважительно. То есть сначала твои люди были ко мне уважительны.
  -Я не воюю с женщинами и детьми. И тот факт, что ты моя должница, вовсе не предполагал моей жестокости к тебе.
  -Я помню, как ты пригласил меня на ужин. И как на другой день я тебе надерзила …
  -Андрей сказал мне, что тебе зажали деньги. Я знал, что ты расстроена. Пытался как-то показать тебе, что деньги не самое важное.
  -Я хотела тогда только свободы.
  -Да, я понял это. Но ты была такая приятная собеседница. У меня поднималось настроение, когда я думал о том, что ты ждешь меня дома.
  -А потом ты был очень щедр ко мне, когда предложил, чтобы я пела.
  -Но я действительно хотел побывать на твоем концерте. И он был шикарен!
  -Я очень старалась. Для тебя.
  -Никто и никогда не сравнится с тобой в пении!
  Она поднимает к нему глаза, шепчет:
  -Только в пении?
  Он улыбается, продолжает:
  -А также в приготовлении еды.
  -И все??
  -Не только … Еще ты изумительная хозяйка, думаешь, я не заметил, как изменился наш дом с твоим появлением тут?
  -Наш дом изменился?
  -Конечно же! Этому большому дому не хватало хозяйки.
  Она грустнеет, шепчет:
  -Ему не хватает детских голосов.
  -Здесь бывает мой племянник, приезжает Нина с Артуром …
  -Ты же понимаешь о чем я …
  -Я все понимаю, но мы пока не опускаем руки. И у нас все получится. Я верю в это.
  -Я боюсь, что Всевышнему не угодно подарить мне дитя. Ты же знаешь, как я мечтала, чтобы ребенок Олега не родился …
  -Знаю. И знаю, сколько ты в этом раскаивалась.
  -Откуда? - Начинает было она, а затем грустно улыбается и говорит:
  -Все время забываю, что ты читал подробное досье …
  -Не надо, малышка. Не надо. У нас с тобой все получится.
  -А если не получится, обещай мне, что отпустишь меня. Обещай мне!
  Он улыбается, но не кивает, а говорит:
  -Мы поговорим об этом тогда, когда доктор скажет, что шансов больше нет. Хорошо?
  -Кирочка!!!
  Она стонет его имя. А муж улыбается и говорит:
  -Разве я похож на сумасшедшего, который может отказаться от того, что само пришло к нему в руки? Я обожаю тебя! Обожаю! Я попробовал жить с тобой и не хочу от этого отказываться! Никогда!
  Нежно касается её скул легкими поцелуями, опускается к губам, захватывает нижнюю губку, облизывает, целует. Она чуть откидывается в его объятиях, а он продолжает целовать её шею, опускаясь ниже, к вырезу её сорочки. Проводит ладонью по её груди, сжимая, лаская соски. Слышит её стон. Улыбается. Стягивает сорочку, удобно располагает жену на подушках и склоняется к ней с поцелуями. Она уже дрожит, и когда он опускается с ласками к ее животу, уже готова, раскрывается перед ним, шепчет:
  -Хочу тебя! Я тебя хочу!
  И отправляется за край, едва он вводит свои пальцы в её ждущую влажность и касается языком её клитора. Он не дает ей времени прийти в себя, продолжает свои ласки. Она стонет уже беспрерывно, кончает вновь, едва придя в себя, шепчет:
  -Я тоже хочу!
  Развязывает пояс его халата, опускается ладонями к его белью, стягивает, чуть толкает его на подушки, склоняется к его достоинству. Облизывает, сжимает, ощущает, как он дрожит, шепчет:
  -Ты очень красивый! Бесподобно красивый.
  Вновь заглатывает его, сжимая губы, он рычит, высвобождается, проводит ладонью по её промежности и в тот же момент резко проникает. Она стонет, прогибается, принимая его глубже, обхватывает его ногами, проводит ногтями по его спине, оставляя следы, шепчет:
  -Люблю тебя!
  Он входит, быстро, резко, отрывисто, и с каждым своим проникновением шепчет:
  -Ты моя! Только моя!
  Она сотрясается в волнах оргазма, и все что может ответить это:
  -Я твоя.
  Он уже едва сдерживается, ее нутро такое сладкое, она так дрожит и сжимает его внутри … Но и он не выдерживает, когда она выплывает из очередного оргазма и чуть сильнее сжимает свои мышцы, немного поддается вперед, вновь сжимает свои мышцы. Кирилл проникает еще глубже, а затем с протяжным стоном кончает, опускаясь на нее сверху.
  Она отправляется следом, ощущая, как он наполняет её.
  Она приходит в себя первой, ощущая его вес на своем теле. Ольга любит быть так накрытой … Любит ощущать, как муж закрывает её сверху. Лежит, наслаждаясь, слегка поглаживая его спину. А вот и Кирилл приходит в себя, приподнимается на руках, скатывается в сторону, шепчет:
  -Это было бесподобно! Ты изумительно чувственная женщина!
  Она смущенно опускает глаза, а муж уже заключает её в объятия, накрывает покрывалом и шепчет:
  -Хотел бы я провести в твоих объятиях всю свою жизнь!
  Она хмурится, хочет сказать что-то, но муж закрывает её рот своими губами, целует, а затем шепчет:
  -Я ничего не хочу знать о твоем желании покинуть меня. Я тебя не отпущу. Ты моя! И если требуется, я каждую ночь буду напоминать тебе об этом!
  -Кирочка …
  -Нет! И еще раз нет! У тебя нет никаких шансов покинуть этот дом.
  -Твои дети …
  -У нас будут дети. И тогда у меня будет еще больше поводов запереть тебя в этом доме!
  Она смеется. Говорит:
  -Ты очень опасный.
  -Конечно! Неужели ты еще этого не поняла? Моя маленькая птичка … Птичка певчая.
  Они уезжали отдохнуть на пару недель, а по возвращении Кирилл вновь погрузился в свою работу. Мужчина несколько дней подряд задерживался в офисе, а затем ездил на несколько своих удаленных предприятий. И в тот день ничего не предвещало ничего плохого. Женщина как обычно спустилась вниз, хотелось приготовить чего-то необычного на ужин. Повернулась, когда в кухню зашел Андрей.
  -Что, Андрей?
  -Кирилл Евгеньевич... - Голос его неожиданно срывается. Она смотрит, переспрашивает:
  -Что с Кириллом Евгеньевичем?!
  -Кажется, его подстрелили.
  -Что?!
  -Позвонил начальник его охраны. Его везут в частную клинику. Здесь недалеко.
  -А я? Я могу поехать туда?
  -Я не знаю. Сейчас я позвоню Дмитрию Евгеньевичу.
  -Я должна туда поехать!
  -Подождите немного.
  Набирает брата Кирилла:
  -Дмитрий Евгеньевич? А, вы уже знаете... Ольга Александровна хочет поехать в клинику. Можно?
  Внимательно слушает, кивает. Говорит:
  -Понял.
  Ольга ждет, Андрей говорит:
  -Можно поехать. Но вы уверены, что в состоянии ехать?
  -Он мой муж …
  -Я все понимаю. Ну что ж, поехали.
  Она переодевается, берет свое пальто, выходят. Машина мчит в сырой осенний вечер. Ольга не отрываясь смотрит в окно. Старается не думать о том, что увидит в больнице. Никто ничего не сказал о тяжести его ранений. Надеется, что муж сможет оправиться от них. Машина въезжает во двор клиники, Андрей говорит:
  -Подождите, пока я открою вам дверь.
  Выходит, она замечает, что её окружили, ведут. В клинике их также уже ждут, молоденький доктор быстро отчитывается:
  -Пациент на операции, осталось немного, затем будет переведен в палату интенсивной терапии. Вы можете подождать там.
  Андрей кивает, их провожают в палату. Ольга присаживается на диванчик. Смыкает руки в замок, напряженно ждет. Вздрагивает, когда слышит каталку. Двери в палату распахиваются, ввозят пациента, бережно перекладывают на кровать, она подходит ближе. Бледный, какой он бледный. Рука на перевязи. Пластырь на лбу. Она поворачивается, безмолвный вопрос в ее глазах, а доктор уже отвечает:
  -В голову не попали, он прикрылся рукой, но вот в руку пуля вошла глубоко. И еще в бедро. Все вытащили, но была большая кровопотеря. Вливали плазму. Теперь нужно наблюдать.
  -Я хочу остаться с ним.
  -Да, конечно. Вот здесь тревожная кнопка. Я навещу его еще сегодня.
  Оборачивается к Андрею, устало говорит:
  -Охрану собираетесь выставлять?
  -Да, док.
  -Ладно, выставляйте, что с вами делать-то.
  Выходит. Андрей обращается к Ольге:
  -Я в коридоре буду. Никуда не уходите без меня. Здесь, в палате, вы в безопасности.
  -Все так запущенно?
  Андрей усмехается и отвечает:
  -А вы до сих пор этого не поняли? Наш босс не простой мальчик, каким частенько кажется. И пока он без сознания, вы должны быть особенно осторожны. Многое, очень многое в нашем мире делается на личных связях и звонках.
  -Я не собираюсь никуда отсюда уходить.
  -Я рад это слышать. Мне будет намного проще вас охранять. Ладно, я буду снаружи.
  Выходит. Ольга пододвигает кресло ближе к кровати мужа, садится рядом. Как долго тянутся эти часы, пока он не приходит в себя. Несколько раз заходит врач, смотрит на приборы, на больного. Наконец, в третий раз она не выдерживает, спрашивает:
  -Доктор? А как долго он будет так лежать?
  -Сложно сказать, но вообще я ожидаю, что скоро придет в себя.
  Она вновь садится рядом с постелью мужа и буквально не сводит с него глаз. А когда Кирилл начинает шевелиться, даже задерживает дыхание. Ждет. Он открывает глаза, и на ее лице расплывается счастливая улыбка. Шепчет:
  -Привет.
  Муж улыбается в ответ, глухо отвечает:
  -Привет.
  -Не двигайся, я позову врача.
  Нажимает тревожную кнопку. Врач осматривает Кирилла, задает вопросы. Наконец, улыбается, говорит:
  -Ну, Кирилл Евгеньевич, разве можно так пугать своих близких? Посмотрите на свою супругу, на ней просто нет лица!
  -Постараюсь больше не допускать таких ошибок.
  Звонит телефон, который Андрей нашел в вещах Кирилла и принес в палату. Доктор вопросительно смотрит, а Кирилл просит жену:
  -Подай, пожалуйста, телефон.
  -Кирусь?
  -Мне нужно ответить.
  Отвечает:
  -Алло?
  Слушает, а затем спокойно говорит:
  -Приболел тут немного, кашляю. Сегодня не смогу встретиться.
  Ольга даже замирает. Но муж уже прощается с собеседником и поворачивается к ней. Улыбается и шепчет:
  -Олечка, ты чего это? На тебе просто нет лица! Иди сюда, моя хорошая, я обниму тебя.
  Доктор помогает Кириллу сесть на кровати, говорит:
  -Аккуратнее с рукой, Кирилл Евгеньевич.
  Но тот уже не слушает, притягивает жену в объятия, прижимает к себе и шепчет:
  -Я обещал тебе быть с тобой вечно, и я сдержу свое обещание!
  Она молчит, слушает, как бьется его сердце. Оказывается, это такая сладкая музыка … Биение его сердца. Именно в этот момент она понимает, что ничто другое уже не важно. Не важно, что было, что говорят за их спиной, ничего не важно. Важно то, что он живой. Он рядом. Он с ней.
  Плачет, только теперь она плачет, выпуская наружу свое напряжение, свою боль. Жмется к нему еще сильнее, шепчет:
  -Я никуда тебя не отпущу! Никогда!
  Молчит, поднимает к нему заплаканные глаза и шепчет:
  -Если ты умрешь, я последую за тобой.
  -Надеюсь, что нет!
  -И не надейся! Я не собираюсь тут быть без тебя.
  -Ты будешь жить долго и счастливо! Я обещаю тебе это!
  Она улыбается. Ему она верит. А для ее счастья ей нужен он. Только он. Шепчет:
  -Для счастья мне нужен ты.
  Кирилл смеется:
  -А мне ты. Я люблю тебя!
  
  Глава 13.
  Кирилл несколько дней проводит в клинике, а потом его отпускают домой. Ольга отменяет все свои концерты и выступления. Остается дома. Кирилл улыбается, когда понимает, что жена никуда не собирается уезжать. Спрашивает:
  -Сколько дней ты освободила?
  -Две недели. И если потребуется, я освобожу еще.
  -Боюсь, что я и две недели не буду дома сидеть.
  -Не будешь? Это еще почему?
  -Эти раны быстро заживут. Правда мне некоторое время придется ходить с тростью, но говорят, это последний писк.
  -Кирилл! Только не говори мне, что собираешься в ближайшее время ехать в офис!
  -Нет, пока не в офис. Поработаю из дома.
  -Кирилл!
  -Родная, я не смогу иначе. Мои дела требуют моего участия.
  Но когда примерно через неделю ночью зазвонил его телефон, Ольга прошептала:
  -Я сразу тебе говорю — я не отпущу тебя!
  -Олечка …
  Он поднимается, опираясь о трость проходит в гардеробную. Отвечает на звонок. Разговаривает. Ощущает руки жены на своей талии. Она прижимается головой к его спине. Мужчина выслушивает своего собеседника и говорит:
  -Я не приеду. Если он желает что-то обсуждать — пусть присылает своих людей к тебе.
  Ольга слышит, как его собеседник почти стонет:
  -Но Кирилл Евгеньевич!
  -Я все сказал.
  Отключает телефон, поворачивается к жене, обнимает и шепчет:
  -Маленькая моя, пообещай мне больше не ходить за мной, когда я буду разговаривать по телефону.
  -Я не могу тебе это обещать. Я не могу тебя отпускать …
  Он тянет её в спальню, устраиваются на кровати, обнимает и шепчет:
  -Моя хорошая, но это неизбежно произойдет. Мне нужно будет уезжать … Еще немного и я буду чувствовать себя совсем хорошо. Я вернусь к своим делам.
  -Снова будешь рисковать своей жизнью?
  -Нет. Буду стараться не рисковать.
  -Кирочка!!!
  Она практически стонет его имя. Но муж лишь грустно улыбается. Шепчет:
  -Сладкая моя! Тебе нужно привыкнуть к тому, что все мужские дела я буду решать самостоятельно.
  -Я не согласна тебя потерять!
  -Ты меня не потеряешь! Я обещал тебе это.
  -Хорошо …
  -И вот еще о чем я подумал — давай поедем в отпуск?
  -В отпуск? А когда?
  -На Новый год. Поедем во Францию, у нашей семьи там дом, у меня там есть друзья … Поживем как обычные люди, что скажешь?
  -Как обычные люди?
  -Ага.
  -Поехали.
  Кирилл действительно довольно быстро возвращается к своей работе. И хоть Ольга и недовольна, но ничего поделать не может. Муж прав — свои мужские дела он будет решать самостоятельно. Пожалуй, у нее такое впервые. Она будет этому учиться. Будет учиться доверять своему мужу. Будет учиться предоставлять ему его власть и свободу.
  В один из вечеров он говорит:
  -Мои люди нашли Вадима. И я хочу, чтобы ты увидела то, что должна увидеть.
  Она содрогается. Он видит, как она вцепляется в подлокотники кресла. Подходит ближе, опускает руки на ее плечи, чуть сжимает и говорит:
  -Малышка, тебе станет легче, когда ты это увидишь.
  -Это не по христиански …
  Шепчет она едва слышно. Он отвечает:
  -Ты же знаешь, что я атеист. Он должен заплатить. И он заплатит. Будешь ты это видеть или нет.
  -Даже если я не буду смотреть?
  -Конечно. Но я хочу, чтобы ты увидела. Пойдем.
  Он ведет её в подвал, в ту его часть, где она раньше не была. Удивительно как все в этом доме: свернешь налево - увидишь концертный зал. А свернешь направо … Она крепче берется за его руку, чуть дрожит. Кирилл вводит её в комнату, тут диванчик и огромная стеклянная стена. Присаживается. Вглядывается. Узнает Вадима. Чуть сжимается, но муж говорит:
  -Он не может тебя видеть.
  Вздрагивает, когда на тело Вадима опускается плеть. Вспоминает, прямо сейчас она вспоминает, как этот беззащитный сейчас человек бил её. Как он кричал … Как вжималась она в комок, чтобы стать как можно незаметнее. Она не слышит, как Вадим кричит, хоть и видит, что это так. Кирилл поясняет:
  -Я не включил звук. Мне кажется, это лишнее. Не хочу, чтобы ты слышала его крики.
  -Я должна чувствовать удовлетворение?
  -Может быть. Что ты чувствуешь?
  -Ничего. Может быть, только боль.
  -Сейчас мы возвращаем ему твою боль.
  Ольга быстро креститься. Но неожиданно для самой себя она ощущает освобождение. Каждый удар плети по ненавистному телу освобождает что-то внутри нее. Наконец, она поднимается и говорит мужу:
  -Я больше не хочу его видеть. Никогда. И я не хочу, чтобы ты марал о него руки.
  -Хорошо.
  Набирает своего помощника и приказывает:
  -Избавьтесь от него. И не забудьте напомнить, чтобы не попадался мне на глаза.
  Подает руку жене, опирается другой рукой на трость и говорит:
  -А теперь пойдем ужинать.
  Она вглядывается в его профиль, волевой подбородок, слегка сжатые губы. Не хотела бы она попасться на его пути … Не хотела бы она оказаться его врагом. Муж слегка улыбается и шепчет:
  -Ты никогда не будешь моим врагом.
  Потрясенная, она спрашивает:
  -Откуда ты узнал?
  -Ты смотрела на меня со страхом. Мне знаком такой взгляд. Но тебе нет никакого резона меня опасаться. Я слишком тебя люблю, чтобы причинить тебе какой-то вред.
  -И я очень тебя люблю!
  -Я думаю сейчас о том времени, что мы проведем вдвоем. Только ты и я.
  Ольга улыбается и поднимает глаза к мужу, шепчет:
  -А я думаю о том, чем мы будем заниматься после ужина.
  Он лукаво улыбается, а затем просит:
  -А можно тебя попросить сегодня спеть?
  -Спеть?
  -Да. В гостиной стоит рояль, я часто вспоминаю, как ты играла на нем.
  -Ты хочешь музыку?
  -Хочу.
  Улыбается и продолжает:
  -Я самый обычный твой поклонник, а не кровожадный монстр.
  Она удивленно смотрит, а затем тихо говорит:
  -Я не считаю тебя кровожадным.
  Приподнимается на цыпочки, нежно касается его губ. Муж отвечает на поцелуй. Наконец, отрываются и устремляются в столовую.
  После ужина она занимает место за роялем. Муж располагается неподалеку на диванчике, удобно укладывает простреленную ногу, слегка прикрывает глаза и начинает слушать.
  Сначала Ольга играет что-то легкое, нежное. Кажется, это импровизация. И когда она убирает руки от клавиш, муж спрашивает:
  -Ты сама это придумала?
  Она удивленно смотрит, отвечает:
  -Как ты догадался?
  -Ты придумала это только что?
  Она смущается, шепчет:
  -Тебе не понравилось?
  -Очень понравилось. Эта мелодия как будто говорила со мной. Никогда раньше такого не было со мной. Ты мне споешь?
  -Спою.
  Она берет первые аккорды, задумчивая, она начинает петь, это старая ее песня, он помнит её? Поет. Она поет. В какой-то момент поворачивается к нему и, улыбаясь, обращается к нему в словах песни. Заканчивает, а затем говорит:
  -У меня есть еще одна песня. И мне кажется, она про тебя.
  Она начинает петь. Кирилл улыбается с каждой строчкой, а затем подходит ближе, нежно касается её плеч, приподнимает волосы и начинает покрывать поцелуями её шею. Она продолжает петь. Поцелуи его становятся все более настойчивыми. Наконец, он разворачивает жену к себе и начинает целовать её грудь, расстегивая неприметные пуговки ее кофточки. Распахивает полы и нежно касается кружева ее белья, освобождая её грудь, тянет её, шепча:
  -Мне не опуститься перед тобой на колени.
  Она шепчет в ответ:
  -Пойдем на диван.
  Усаживаются, Ольга следит, чтобы Кирилл удобно устроил ногу и только потом устраивается рядом. Он притягивает её к себе, вновь склоняется к её груди, губы его находят сначала один её сосок, а затем другой. Она слегка выгибается, подставляя грудь под его ласки. Рука его продолжает блуждать по её телу, забывшись, он тянет к ней и другую свою руку. Спохватывается из-за боли, чуть морщится. Ольга замечает, шепчет:
  -Позволь мне позаботиться о тебе! Устраивайся удобнее.
  Она тянет вверх его футболку, аккуратно, стараясь не задеть руку. Шепчет:
  -Так будет намного больше возможностей.
  Тут же прижимается к его груди, тянется губами к его губам, а в это время ее грудь нежно трется о его грудь. Кирилл прерывисто вздыхает, а жена уже освобождает его достоинство. Слегка поглаживает его пальчиками, а затем склоняется к нему губами. Чтобы было удобнее, она устраивается у дивана на коленях, коленопреклоненная, она вызывает новый приступ его желания. Он едва сдерживается, но ласки её все более и более интенсивные, он шепчет:
  -Я хочу быть внутри.
  Она поднимает глаза к мужу, а он уже тянет её, рука его опускается к ее промежности, задирает подол коротенького платьица, нащупывает край ее белья, сдвигает, она располагается сверху. Он начинает свое проникновение, дается ему это с трудом. Больное бедро дает о себе знать. Кирилл упирается здоровой ногой в край дивана, слегка прижимает здоровой рукой к себе и начинает свое движение. Ольга быстро подстраивается под его ритм. Синхронные, они то отдалятся друг от друга, то вновь приникают друг к другу. Их сладострастный танец приводит обоих к оргазму. Долгому, с едва сдерживаемыми криками и стонами. Обессиленная Ольга приникает к мужу, а Кирилл уже просто на автомате продолжает гладить ее спину.
  Слышат стук в дверь, Ольга поднимает взъерошенную голову, а Кирилл уже говорит:
  -Момент. Сейчас.
  Она освобождает его от своего присутствия, быстро оправляет свое платье, а Кирилл натягивает штаны. Переглядываются, едва сдерживают смех, Кирилл говорит:
  -Войдите.
  Заходит Ирина и протягивает телефон:
  -Простите, Кирилл Евгеньевич, но вас потеряли. Звонят уже на мой телефон.
  -Ирина, ты не могла бы принести мой телефон, пока я поговорю? Кажется, я оставил его в кабинете.
  -Да, конечно.
  Кирилл берет трубку:
  -Алло?
  Ольга отходит в сторону, отодвигает штору и смотрит во двор. Как мягко падает снег. Как он закрывает темную землю, как будто закрывает все плохое, что было … Чувствует, что муж подошел, шепчет:
  -Мне нужно отъехать …
  Поворачивается, старательно сдерживает слезы, шепчет:
  -Ты вернешься?
  -Я обязательно вернусь.
  -Я подожду тебя здесь.
  -Здесь? Но уже поздно.
  -Я не хочу идти в спальню. Не хочу …
  -Хорошо. Но прошу тебя никуда не уходить из дома.
  -Куда я уйду?
  Она пристально смотрит, а затем спрашивает:
  -Ты до сих пор боишься, что я уйду?
  -Ты сбегала от меня …
  -Этого больше не повторится.
  -Не повторится?
  -Нет. Я больше никуда не буду сбегать. Жизнь так быстротечна. Я хочу наслаждаться каждым нашим общим днем. Каждым!
  Мимолетной лаской он касается ее губ, шепчет:
  -Я скоро вернусь.
  -Я буду ждать.
  Он держит свое слово. Ночная дорога практически пустынна. Вот и место встречи. Задерживается недолго. Небольшой конфликт между его людьми и людьми его оппонента быстро решается их беседой. Они находят точки соприкосновения, решают продолжить переговоры завтра в офисе. Кирилл возвращается в машину, она трогается. Он вертит в руках телефон. Позвонить или нет? Она хотела его дождаться, но вдруг легла спать? Решает все же не звонить. Но, подъезжая к дому, видит свет в гостиной. И почему-то ему становится радостно. Она не спит … ждет. Его ждет! Это особое чувство … Чувство нужное каждому мужчине. Сначала его ждала мама, а теперь — жена.
  Поднимается, прислушиваясь, Ольга играет. Печальная и надрывная мелодия … Входит, задумчивая, она не слышит его шагов, заглушаемых ковром. Он склоняется к её макушке губами, шепчет:
  -Какая печальная мелодия, солнышко!
  Она поднимает на него глаза. Лицо её в тот же момент озаряется счастливой улыбкой. Пальцы сами касаются клавиш … И совершенно другая, веселая и задорная мелодия уже льется в комнате. Он продолжает обнимать ее здоровой рукой, прижимая, лаская. Слушают. Вместе они слушают, как она играет. Вот и последние аккорды. Музыка замирает. Кирилл шепчет:
  -Это было потрясающе! Очень красиво.
  Она поднимается, прижимается к его груди, шепчет:
  -Ты вернулся. А я ждала.
  -Я же обещал.
  -Устал?
  -Немного … И ты устала. Пойдем в спальню.
  -Пойдем.
  После Нового года Ольга говорит:
  -Кирочка, я хотела с тобой посоветоваться.
  -Что такое?
  -Мне предлагают концерты в США.
  -Почему ты сомневаешься?
  -Но Кирочка?
  -Что моя хорошая?
  Мужчина притягивает жену на колени, чуть обнимает, поглаживая спину, спрашивает:
  -Что тебя смущает?
  -Концерты запланированы на весну. А если у нас что-то получится?
  -Я заплачу неустойку.
  -Кирусь?
  -Мы должны жить полноценной жизнью, любовь моя! Ты не можешь отменять концерты. Когда что-то получится, тогда будем решать …
  -Да. Надо. Ты прав. Иногда я завидую твоей нечувствительности. Твоему спокойствию.
  -Я переживаю. Но в то же время я понимаю — у меня уже есть все для счастья. Все!
  -Сейчас ты лукавишь … Я видела твой взгляд, когда Саша сказал, что я беременна.
  -Я буду очень счастлив, когда у нас появятся дети. Но я и сейчас счастлив.
  -Хорошо.
  Он сильнее прижимает ее к себе, чуть приподнимает любимое лицо, касается ее губ, шепчет:
  -Я люблю тебя!
  Она не отвечает, но жадно накрывает его губы своими, целует, зарывается ладонями в его кудри, прижимается сильнее. Не будет она сейчас думать о детях. Не будет. Желать их — гневить Всевышнего. Она и так имеет больше чем достаточно.
  Проходит январь, а затем февраль … И ничего не происходит. Теперь Ольга рада, что согласилась на эти концерты. Во всяком случае, она хоть немного отвлечется. Другая страна, новые эмоции … И муж … Кирилл пообещал, что будет сопровождать ее во время этих гастролей. Женщина в последний раз оглядывает упакованные чемоданы. Оборачивается к мужу, который чуть улыбается. Она улыбается в ответ, а он спрашивает:
  -Ты уверена, что готова взять меня в свой тур по США?
  -Ты передумал? - Лицо ее в тот же момент становится напряженным. Она подходит ближе и продолжает:
  -Ты не хочешь ехать?
  -Я поеду с тобой. Но хочу знать, ты готова постоянно терпеть меня рядом с собой? Праздно шатающегося и хранящего ключи от твоей гримерки?
  -Ключи от моей гримерки?
  -Да. Я буду хранитель ключей. Нужна же и мне какая-то должность в твоем коллективе.
  Она смеется. Кивает. А затем говорит:
  -С трудом представляю тебя праздно шатающимся.
  -Вот и будет шанс все это увидеть.
  В самолете она усаживается в кресло, раскладывает рядом все необходимые ей вещи, чего только Ольга не взяла с собой, даже альбом для рисования. Кирилл достает свой неизменный ноутбук. Открывает отчет, который он должен просмотреть. Объявляют взлет. Ольга вжимается в кресло. Он откладывает ноутбук, касается ее ладони:
  -Малышка?
  Она переводит на него глаза. Кирилл убирает подлокотник, придвигается ближе, заключает жену в объятия, шепчет:
  -Все будет хорошо. С нами ничего не случится.
  Она прикрывает глаза и прижимается к его груди. Сглатывает и шепчет:
  -Как ты догадался?
  -Просто увидел. Но я обещаю тебе, что с нами ничего не случится. С тобой ничего не случится.
  Она поднимает на него глаза, шепчет:
  -С нами. Я хочу, чтобы с тобой было все в порядке.
  -С нами все будет в порядке.
  Чуть качает головой, продолжает:
  -Ты просто героическая девочка! Если бы я знал, что ты так боишься летать, я бы настоял на отмене этих концертов.
  -Я не так часто там бываю. И каждый раз я надеюсь, что в самолете ничего не произойдет.
  -Ты ощущаешь именно физический дискомфорт или это просто предчувствие?
  -Физический дискомфорт. Как будто сдавливает грудь.
  -Тебе надо сходить к врачу.
  -К врачу?
  -Да. Это могут быть какие-то проблемы со здоровьем.
  -Я здорова. Не хочу никаких врачей.
  -Но …
  -Кирусь, не надо искать проблемы там, где их нет. Если бы я была не здорова — я бы ощущала этот дискомфорт не только в самолете.
  Он кивает, не желая спорить. Ольга в сомнении смотрит на него, он улыбается:
  -Что не так, малышка?
  -Как-то ты слишком быстро согласился …
  -Здесь сейчас все равно нет врачей. В Америке мы тоже не будем проходить обследование, поэтому подождем.
  -Подождем?
  -Конечно. Я собираюсь показать тебя врачам. И тебе не убедить меня этого не делать.
  Она поднимает руки в знак того, что сдается, и шепчет:
  -Что же ждет меня, если мной так распоряжаются?
  -Даже не знаю … Я не помню, чтобы кто-то возмущался моими распоряжениями.
  Ольга звонко хохочет. Её отпустило, самолет набрал высоту, она вновь чувствовала себя комфортно. Хохотала она так заразительно, что Кирилл стал смеяться тоже. Наконец, она успокаивается и говорит:
  -Так и представляю твоих подчиненных, которые возмущаются твоим приказам. Андрей, который говорит: «Нет, Кирилл Евгеньевич, я не могу это сделать».
  Кирилл улыбается, а затем говорит:
  -И такое тоже бывает.
  -Бывает? Кто-то тебе смеет возражать?
  -Конечно, душа моя. И мне возражают. И я прислушиваюсь.
  -А я? Ты прислушиваешься ко мне?
  -Разве ты сама не знаешь ответ на этот вопрос?
  Ольга опускает глаза, кивает. Продолжает:
  -Да. Согласна. Ты ко мне прислушиваешься.
  На гастролях Кирилл действительно выступал хранителем ключей от её гримерки. Провожал до выхода на сцену … Несколько раз смотрел её концерт из кулис, поражаясь в очередной раз силе ее таланта. И безумству её поклонников.
  В конце марта возвращаются домой, Ольга сразу по приезду звонит своему врачу:
  -Саша, добрый день!
  -Привет, Оленька, ты вернулась?
  -Да, Саш, и я хочу приехать на прием.
  -Оль?
  -Пока еще ничего не знаю точно, но кажется, что-то получилось. Когда ты сможешь принять меня?
  -Приезжай прямо сейчас. Надо удостовериться, что все получилось, взять анализы, возможно, тебе придется лечь в клинику.
  -Да, конечно. Но не говори, пожалуйста, пока ничего моему мужу.
  -Хочешь сделать сюрприз?
  -Хочу удостовериться, что все в порядке.
  -Хорошо. Приезжай.
  Ольга приезжает в клинику, врач уже ждет. Саша довольно потирает руки:
  -Сколько дней задержки?
  -Примерно неделя.
  -Ты делала тест?
  -Нет.
  -Нет, Оль?
  -Мы были на гастролях, мне предстоял обратный перелет … Я не хотела волновать мужа.
  -Ох, Оль, я знаю, как ты боишься самолетов, ты же могла скинуть! Что за безрассудство?!
  -Но мы не могли там остаться.
  -Да почему же?
  -У моего мужа работа, которая требует его постоянного присутствия в России.
  -Он бы прилетал к тебе.
  -Я так не хочу! - Упрямо отвечает женщина. Саша лишь качает головой.
  -Пойдем. Я посмотрю тебя на УЗИ.
  Женщина кивает, продолжает:
  -Я хорошо себя чувствую, у меня ничего не болит … Откровенно говоря, я не думаю, что это беременность. Обычный гормональный сбой из-за перелета и смены климата.
  -Сейчас посмотрим. Располагайся.
  Саша показывает на кушетку, Ольга задирает кофточку, обнажая живот. Саша водит датчиком, Ольга напряженно вглядывается в его лицо, а когда он начинает улыбаться, тихонько спрашивает:
  -Что, Саш?
  -У вас получилось.
  -Саша?! - У нее даже перехватывает дыхание. Тот кивает:
  -Срок не очень большой, не больше четырех недель.
  Убирает датчик, подает салфетки:
  -Вытирайся, возьмем еще кровь на анализ, пока не придет результат тебе лучше побыть в клинике, я определю тебя в палату.
  -Саша?
  Тот лишь кивает:
  -У меня есть инструкции твоего мужа. Я не могу его ослушаться. Сейчас ты отправишься в палату, мы возьмем кровь, а затем я позвоню твоему мужу.
  -Саша! Пожалуйста, давай сначала узнаем результаты.
  Врач улыбается:
  -Олечка, анализ не покажет ничего особо нового, лишь надо ли тебе оставаться в клинике. А Кирилл просил позвонить сразу, как я узнаю, что ты беременна. Позвони ему сама, если не хочешь, чтобы я сообщал ему эту новость.
  -Я позвоню ему сама.
  -Сразу, как только окажешься в палате. Не затягивай.
  -Саш, что такое тебе сказал Кирилл?
  Доктор лишь разводит руками:
  -Олечка, я не могу тебе ответить, спрашивай у мужа. Позвони ему.
  -Да, конечно.
  Она набирает мужа сразу, как только выходит медсестра, которая брала у нее кровь.
  -Кирусь?
  -Да, родная?
  -Я в клинике у Саши.
  -В клинике? Что случилось?
  -Он делал мне УЗИ, говорит, что я беременна.
  -Беременна? Я сейчас приеду! Никуда не уезжай!
  Кирилл приезжает в клинику, застает у палаты Андрея:
  -Почему не доложил?
  -Мне не доложили о результатах, поместили Ольгу Александровну в палату, а затем я услышал, как она сама вам звонит.
  -Нужно усилить охрану. Займись этим, пока здесь побудут мои ребята. Нужно найти самых надежных ребят, тебя назначаю начальником.
  -Слушаюсь, Кирилл Евгеньевич.
  Кирилл кивает, заходит в палату, Ольга улыбается, когда видит мужа. Тот тут же заключает жену в объятия, шепчет:
  -Как ты себя чувствуешь?
  -Хорошо. Мне даже не верится, что я кого-то жду.
  -Но Саша увидел?
  Ольга лишь кивает. В этот момент в палату заходит доктор:
  -О, все в сборе. Ну что же, очень хорошо. Готов порадовать вас. Судя по анализам, с будущим малышом все в порядке. Я назначу лишь витамины, не буду задерживать в клинике, но разумеется, дома нужен будет покой. Никаких концертов, гастролей, волнений и так далее.
  Кирилл улыбается:
  -Все выполним, доктор. - Оборачивается к жене. -Так ведь, любовь моя?
  Ольга кивает, прячет лицо на груди мужа и прижимается к нему теснее. Саша улыбается:
  -Ну и как обычно, если чуть хуже себя почувствуешь, сразу же приезжай. Звони в любое время дня и ночи. Следующий прием через две недели.
  Кирилл отвечает за жену:
  -Все будет выполнено доктор.
  А затем говорит:
  -Я хочу еще предупредить, что мы собирались пройти полный медицинский осмотр.
  -Что-то беспокоит?
  -Во время перелета Ольга чувствует себя не важно, боюсь, что это из-за сердца.
  -Сердце обязательно нужно проверить, можно сделать это у нас в клинике.
  -Мы хотели поехать в институт сердечно-сосудистой хирургии.
  -Заключение привезите, мы должны быть во всеоружии.
  -Доктор?
  -Вам не о чем беспокоиться. Сейчас самое главное — это беречь себя, выносить малыша. Остальное сделаем мы.
  -Хорошо, доктор.
  Саша выходит, Ольга поднимает глаза к мужу, тот довольно улыбается:
  -Мамочка, ты готова?
  -А ты готов, папочка?
  -Я готов. Готов всю жизнь любить тебя. Готов всегда быть рядом!
  Она счастливо улыбается. И отвечает:
  -Я люблю тебя!
  Их прерывает телефонный звонок. Кирилл берет трубку:
  -Алло?
  Освобождается из объятий жены, выходит в коридор, о чем-то долго и отрывисто говорит. А затем заходит в палату. Ольга уже напряжена, тут же спрашивает:
  -Тебе надо уехать?
  -Нет. Я никуда не поеду. Но я хочу попросить тебя.
  -Да?
  -Никто не должен узнать, что у нас будет ребенок.
  -Я не собиралась об этом рассказывать.
  -Хорошо.
  -Кирилл?
  -Мне нужно будет защитить не только тебя, но и его.
  -Ты не хочешь, чтобы он жил здесь?
  -Здесь? Он будут жить здесь. Я не готов расставаться с ним и с тобой. Усилим меры охраны.
  -Тебе угрожали сейчас?
  -Нет. А впрочем, все как всегда.
  -Что тебе сказали?
  -Я не хочу об этом говорить.
  Ольга в тот же момент вскакивает, кричит, не видя другого способа достучаться до него:
  -Так не может продолжаться! Ты в постоянном напряжении! И ты ничего мне не говоришь!
  -Оленька!
  -Я не хочу, чтобы ты скрывался.
  -Хорошо, я скажу тебе. А ты пообещаешь мне быть максимально осторожной.
  -Говори! А я и так всегда осторожна.
  -Мне намекнули, что знают о моей слабости.
  -О твоей слабости?
  -Мне не удалось представить тебя как свою прихоть … Все поняли насколько я тобой дорожу.
  -Мне уйти?
  -Уйти? Куда? Это ничего не изменит.
  -Мы можем развестись со скандалом. Чтобы все знали, как я тебя бросила.
  -Мы не можем развестись. И наш развод не обезопасит тебя.
  -Ты предлагаешь мне все время ходить с охраной?
  -Разве твоя прошлая жизнь не протекала таким же образом?
  -В основном меня охраняли на концертах. А так я могла делать то, что хочу.
  -Я надеюсь, что мои люди также смогут тебя охранять, когда ты будешь делать, что хочешь.
  -Кирилл … - Она буквально стонет его имя. Он заключает жену в объятия и шепчет:
  -Ты должна быть очень и очень осторожна. Скоро у нас появится ребенок. Ему нужны и мама, и папа.
  -И папа. - Шепчет она эхом. Он продолжает:
  -С нами все будет хорошо. У нас семья. И я смогу защитить свою семью!
  
  Глава 14.
  Кирилл сопровождал жену на следующий прием, Саша первым делом говорит:
  -Надеюсь, что вы будете готовы к тому, что там может оказаться несколько детей?
  Мужчина переспрашивает:
  -Несколько?
  -Да. На прошлом УЗИ мне показалось, что это возможно. Впрочем, возможность многоплодной беременности всегда возрастает, если речь идет про стимуляцию.
  Кирилл сильнее прижимает жену к себе и шепчет:
  -Мы будем ко всему готовы. Несколько, так несколько.
  -Пока ничего не известно точно, это лишь мои предположения.
  Кирилл лишь кивает, а затем спрашивает:
  -Саша, я бы хотел узнать, насколько проблемным для тебя будет приезжать к нам домой?
  -К вам домой?
  -Да. Анализы, УЗИ, насколько все это проблемно делать прямо в доме?
  -Все можно организовать, если вы желаете.
  -Желаю.
  -Хорошо. - Доктор лишь пожимает плечами. Кирилл довольно улыбается, все идет по его плану, Ольга отменила свои концерты, в обществе распустили слух, что женщина заболела. Конечно, поклонники очень переживали, у ее квартиры даже собирались мини-пикеты. Об этом сообщало даже телевидение. Но Ольга не приехала, теперь женщина не покидала пределов дома. Она даже прогуливалась лишь во внутреннем дворике. И только с мужем. Сначала Кирилл еще беспокоился, что таким образом ограничивает жену, несколько раз он пытался это выяснить. Но Ольга лишь недоуменно смотрела на него, улыбалась и говорила:
  -Я на своем месте. Все хорошо и я всем довольна.
  -Но твои поклонники? Твое творчество?
  -Я много лет пела, могу взять и перерыв.
  -Мне кажется, что эти ограничения не на пользу тебе.
  Ольга улыбается, чуть взъерошивает его волосы и шепчет:
  -Я достаточно времени посветила своей профессии. Теперь я счастлива быть здесь, в нашем доме, с тобой.
  -Ты знаешь, как сильно я тебя люблю?
  -А ты? Ты это знаешь?
  Мужчина улыбается, прижимает жену к себе и шепчет:
  -Знаю. И я самый счастливый!
  Для планового УЗИ в их дом привезли аппарат, Саша сам смотрел, едва он пару раз провел датчиком по ее животу, то сразу разулыбался. Ольга тут спросила:
  -Что такое ты там видишь?
  -Лишь подтверждения моих предположений.
  -Предположений?
  -У вас будет двойня.
  -Что?
  -Да, да, именно так. Один из малышей мальчик, второй же прячется за братиком.
  Ольга переводит взгляд на мужа, на лице Кирилла расплывается блаженство, он вглядывается в монитор, а затем говорит:
  -Моя жена, доктор? Какие ограничения это накладывает на нее?
  -На ранних сроках практически никаких. Потом будет чуть тяжелее носить, но я уверен, что Ольга справится.
  -Уверен?
  -Мы будем следить за ее самочувствием. Если потребуется, подошьем шейку. Все будет у вас хорошо.
  Когда доктор уехал, Кирилл присел на кровать рядом с женой:
  -Оленька, - голос его срывался, казалось, он не может подобрать слов. Ольга же нежно коснулась его щеки и прошептала:
  -Я счастлива, что их двое. Счастлива! Я выполню свой долг как жена. Могу лишь надеяться, что Господь позволит мне их выносить.
  Женщина отводит взгляд, смахивает непрошеные слезы и все-таки заканчивает:
  -Я умру, если потеряю их.
  -Ты их не потеряешь! Ты же слышала, что сказал Саша, он уверен в хорошем исходе.
  Ольга может лишь кивать.
  Прошел один месяц, а затем еще один. Саша регулярно приезжал на осмотры, Ольга старалась больше времени проводить в постели, впрочем, одно оставалось неизменным, во сколько бы муж не возвращался, она спускалась встретить его вниз. Вот и сегодня едва Кирилл зашел в дом, сразу же увидел жену. Она была теперь как колобок, живот уже значительно выступал, и первым делом он целует ее, а затем опускает ладони на ее возвышенность. Нежно гладит и шепчет:
  -Как чувствуют себя мои любимые?
  Ольга чуть теснее прижимается к мужу и шепчет:
  -Мы хорошо себя чувствуем. А как прошел твой день?
  -В очередной суете.
  Ольга вглядывается в его глаза:
  -Кирусь?
  -Все хорошо, солнышко мое, все хорошо! Ты уже ужинала?
  -Нет, жду тебя, пойдем?
  -Пойдем.
  Ужинают, направляются наверх. Женщина стягивает платье, а затем поворачивается к мужу, как-то особенно внимательно вглядывается в его глаза, Кирилл не выдерживает, заключает жену в объятия:
  -Малышка?
  -Я подумала …
  -Подумала?
  -Да, я подумала, мы ведь уже очень давно не были близки.
  Кирилл кивает:
  -Да, маленькая, давно, ты же знаешь, что рекомендовал Саша — полный покой.
  Она кивает, а затем решительно говорит:
  -Если бы твоей женой была молодая женщина, то тебе не пришлось бы так себя ограничивать.
  -Я ни в чем не ограничиваю себя. Ты же удовлетворяешь меня. В нашей паре это ты не получаешь свое удовольствие.
  -Удовольствие? Сейчас ты о моем удовольствии?
  -Конечно же. А ты о чем?
  -О том, что ты не занимаешься любовью. - Женщина на миг замирает, а затем тихонько говорит:
  -Я не буду против, если ты кого-то найдешь …
  -Что? - Кирилл изумленно смотрит на жену, а та тихонько продолжает:
  -Ты молодой, темпераментный, сексуальный мужчина. Ты не должен ограничивать себя из-за того, что женился на мне. Из-за моих грехов …
  -Олечка! - Он практически стонет ее имя. Но женщина усаживается на кровати, кладет одну ладонь на свой животик и тихонько шепчет:
  -Я толстая, некрасивая.
  Но договорить не успевает, муж делает шаг ей навстречу, а затем опускается перед ней на колени, утыкается лицом в ее колени и шепчет:
  -Ты самая прекрасная, моя любимая. Самая большая драгоценность в моей жизни. Я обожаю тебя! Я тебя боготворю!
  Она опускает ладони на его кудри, нежно проводит, шепчет:
  -Я тебя обожаю! Ты святой! Таких как ты больше нет!
  Кирилл смеется, усаживается рядом, заключает жену в объятия и отвечает:
  -Самый обычный мужчина! Просто любящий и любимый! И даже не думай, никогда и ни с кем тебе не буду изменять! Никогда!
  Она лишь прижимается к его груди, некоторое время сидят в полной тишине, а затем женщина чуть вздрагивает.
  -Что маленькая?
  -Он пинается! - В голосе Ольги восхищение и восторг. Женщина берет руку мужа и прикладывает к животу, они сидят и ждут. А затем Кирилл ощущает, как маленькая пяточка касается его ладони через живот. Целует жену в макушку и шепчет:
  -Толкается! Он толкается! Наш малыш!
  В голосе его столько восторга и обожания, что Ольга больше не сомневается, ее мужу никто кроме них не нужен. Никто.
  Ольга приехала в роддом накануне операции, Саша настоял на кесаревом сечении:
  -Олечка, я бы не хотел рисковать ни тобой, ни вашими малышами.
  Кирилл спросил лишь:
  -А ее сердце выдержит?
  -Мы будем делать эпидуральную анестезию. А за сердцем будем следить, на родах будет кардиолог. Это самое безопасное в данной ситуации.
  -Хорошо, доктор. Но клинику придется оцепить.
  Саша лишь кивает:
  -Делайте, как считаете нужным.
  Операция была назначена на восемнадцатое сентября. Клиника была оцеплена. В коридорах под видом пациентов и врачей прохлаждались его люди. Кирилл присутствовал на операции, но практически не отходил от жены. Они оба смогли увидеть, как врач достал сначала девочку, поднял ее, осмотрел и передал неонатологу. Затем Саша достал мальчика, вновь та же процедура. Довольный, доктор говорит:
  -Ты справилась, Оленька! Ты справилась!
  Саша зашивает, а затем женщину переводят в палату реанимации. Кирилл не отходит от жены, отлучался лишь ненадолго, проверить охрану около палаты с малышами. Женщина с тревогой ждала мужа. Кирилл же уверил:
  -Все в порядке, солнышко, все в порядке. У палаты Андрей и его люди. Все будет хорошо. Теперь тебе надо отдыхать.
  -Почему Саша не разрешит принести их сюда?
  -Ты слишком слаба. Да и деткам будет лучше в палате, меньше инфекций.
  Ольга лишь прикрыла глаза, прошептала:
  -Я немного посплю.
  -Конечно, сокровище мое, конечно!
  Тот миг, когда она взяла на руки своих детей — Ольга не забудет никогда. Сначала медсестра подала ей мальчика. Взяв малыша на руки, Ольга нежно улыбнулась и прошептала:
  -Здравствуй, маленький! Сынок.
  Она как будто пробовала эти слова на вкус. Вглядывалась в серьезные глаза своего сына. Мальчик был полная копия своего отца. И сейчас ей не верилось, что и она приложила кое-что, чтобы он родился. Это казалось невероятным. Протянув сына мужу, Ольга взяла на руки дочку. Слегка дотронулась до нежной щечки, смахнула непрошеные слезы, прошептала:
  -Моя девочка! Моя малышка!
  Подняла глаза на мужа и тут же поправилась:
  -Наша девочка! Наша!
  Кирилл улыбнулся, держа на руках сына, он вглядывался в личико дочки, потом вновь возвращал взгляд на сына. А в груди разливалось необыкновенное тепло и счастье. Безумное счастье! Он и не думал, что можно быть настолько счастливым. Улыбаясь, он шепчет:
  -Спасибо, любовь моя! Спасибо! Они совершенные! Наши! Наши дети!
  Она улыбнулась мужу, и тут же их прервали. Их мальчик голодным криком возвестил, что хочет кушать. Ольга протянула руки к ребенку, стоявшая рядом медсестра переспросила:
  -Вы хотите кормить грудью?
  -Да, конечно. - Ольга лишь удивленно посмотрела на женщину. Кирилл прокомментировал:
  -Олечка, их же двое, вполне можно кормить смесью.
  Женщина подняла глаза на мужа и прошептала:
  -Если не будет хватать, то будем докармливать.
  -Оль?
  -Мне хочется. И это естественно, разве нет?
  Мужчина улыбнулся, наблюдая за тем, как деловито двигает щечками малыш, а Ольга уже напряженно спросила:
  -Ты думаешь, что моя грудь потеряет форму?
  -Форму? - Недоуменно переспрашивает Кирилл.
  -Да, грудь потеряет форму от кормления.
  -Я не думал об этом. Я лишь хочу, чтобы ты не напрягалась.
  -Это не напряжение, это счастье.
  Кирилл больше не спорил, мужчина удобнее устроился рядом, продолжая наблюдать за тем, как Оля кормит сначала сына, а затем дочку.
  Они сумели сохранить в тайне рождение своих детей, по своим каналам Ольга нашла двух нянь, которые ждали ее с малышами дома. А спустя пару месяцев, полностью оправившись, женщина решила возобновить свою концертную деятельность. Кирилл не особенно был рад этой перспективе, но делать что-то нужно было, потому что по стране стали расползаться слухи об их детях. Ольга решительно сказала мужу:
  -Я поеду на гастроли. Меня должны увидеть, все должны знать, что никаких новых детей у меня нет.
  -Олечка! - Кирилл лишь качал головой. Но женщина была непреклонна:
  -Мы должны их обезопасить! Ты сам говорил, что мы теперь семья! А значит, не только ты должен беспокоиться о нашей безопасности. Я не буду брать много концертов.
  -Ну что же … Ты же понимаешь, что я не могу возражать в этих вопросах. Это твоя работа, твоя карьера.
  -Да! Моя работа!
  Ольга героически ездила на концерты и вообще старалась вести себя так, будто в ее жизни ничего не изменилось. Хотя только один Бог знал, как ей было трудно. Как трудно было оставлять малышей на нянь … И как трудно было сдерживаться, чтобы не рассказать о них в интервью.
  И еще больше ее беспокоило, что она никак не могла прийти в форму. Женщина не могла сесть на полноценную диету, так как продолжала кормить малышей. Пусть в некоторые кормления няни давали смесь, пусть, но она все равно старалась кормить и сама. Делала упражнения, плавала … Но … Тело продолжало оставаться слишком бесформенным, Ольга старалась одевать длинные и плотные сорочки, когда ложилась с мужем в постель. Кирилл же не настаивал на близости, было понятно, что после родов жена должна восстановиться. Но когда прошло три месяца, а Ольга так и уворачивалась из его объятий, он спросил:
  -Оль, а ты не хочешь съездить к Саше?
  -К Саше? А зачем?
  -На осмотр.
  -Так я была же месяц назад.
  -А больше не надо?
  -Через полгода надо будет, а что?
  -Да нет, ничего.
  -Кирочка? -Ольга вопросительно посмотрела на мужа. Тот лишь пожал плечами, женщина подошла ближе:
  -Что?
  -Я подумал, когда доктор разрешит тебе близость.
  -Близость?
  Кирилл заключил жену в объятия, погладил по спине и прошептал:
  -Я готов ждать столько, сколько потребуется.
  -Но … - Ольга мнется, а затем все-таки признается. -Саша уже разрешил близость.
  -Ты ничего не говорила.
  -Я не подумала … - Он не дает ей договорить, переспрашивает:
  -Не подумала? Почему?
  Она отстраняется, стягивает платье, заводит руки за спину, обнажая грудь, а затем замирает, шепчет:
  -Я каждый день вижу себя в зеркало. Я не хотела, чтобы ты делал что-то через силу … И я не хотела, чтобы ты смотрел на это несовершенство.
  Кирилл подходит ближе, проводит ладонями по ее шее, спускается к ключицам, захватывает ладонями ее холмы и шепчет:
  -Ты самая совершенная. Моя любимая!
  Она тянется к нему с поцелуем, а Кирилл подхватывает жену на руки и несет к кровати. Удобно расположив, склоняется губами к ее скулам, скользит по шее, целует за ушком, опускается к ключицам, целует ниже, захватывает губами сначала один ее сосок, а затем другой. Женщина выгибается в его руках, стонет, неосознанно раздвигает бедра. И это не укрывается от внимания мужа, Кирилл скользит губами по ее животу. Тут же замечает, как Ольга напрягается, шепчет:
  -Он такой округлый, мягкий, сладкий! Я люблю тебя! Люблю твои округлости!
  -Кирилл! - Она буквально стонет его имя. Муж же тихонько смеется, шепчет:
  -Ты подарила мне наших малышей, неужели ты думаешь, что для меня важны лишние сантиметры на твоей талии?
  -Более молодая … - Но Кирилл не дал ей договорить, мужчина опустил ладонь на ее губы и прошептал:
  -Меня не интересуют другие женщины. Мне важна лишь ты. И люблю я только тебя!
  Она больше не спорит, целует, захватывает губами его соски, скользит ниже, по его животу к его достоинству. Когда же женщина захватывает его губами, Кирилл лишь может стонать. Но долго выдержать он не может, приподнимается, укладывая жену, вновь скользит губами по ее телу, а когда доходит до ее промежности, раздвигает губки и касается ее естества языком, в тот же миг Ольга с протяжным стоном кончает. Приходит в себя, пытается оглядеть свое тело, а Кирилл тут же опускает ладонь на ее промежность, проводит, раздвигая губки, его пальцы проникают внутрь, он ощупывает ее влажность и шепчет:
  -Самое главное, что ты желаешь меня!
  -Желаю? - Переспрашивает женщина, а муж нащупывает ее точку внутри, посылает любимую за край и шепчет:
  -Самое главное, что ты влажная и желаешь меня!
  Едва Ольга приходит в себя, как Кирилл начинает свое проникновение. Медленное, медленное, он должен быть уверен, что Ольга не испытывает дискомфорта. Женщина же приподнимает бедра, как будто всасывает его в свое нутро. Дойдя до самого конца, Кирилл останавливается, давая им время прийти в себя, а затем шепчет:
  -Ты готова, сладость моя?
  Ольга вцепляется в его плечи, прижимается ближе и вместо ответа делает движение тазом ему навстречу. Кирилл больше не выдерживает и начинает их восхождение к вершинам удовольствия.
  Когда она приходит в себя, то первое, что видит, это любящие глаза своего мужа. Кирилл прижимает жену к себе сильнее и шепчет:
  -Как я соскучился по нашей близости, родная. Как я соскучился!
  -Прости, что сразу же не сказала тебе, что мне уже можно.
  -Это не имеет никакого значения теперь, когда мы возобновили нашу близость. Самое главное, что ты рядом, ты моя.
  Она вновь внимательно вглядывается в его глаза, а Кирилл шепчет:
  -Ты совершенна! В моих глазах ты совершенна! И я не хочу, чтобы ты думала иначе. Обещай мне это!
  Она может лишь кивать, а затем заливисто смеется:
  -Ты просто несносный человек!
  -Это еще почему?
  -Не замечаешь моих очевидных изъянов …
  -Нет у тебя никаких изъянов, нет!
  -Кирусь! - Женщина буквально стонет имя мужа. Но тот лишь теснее прижимает ее к себе и продолжает:
  -Я люблю тебя! Тебя!
  -Я самая счастливая!
  Вот теперь Ольга ощущала себя полностью счастливой. Она была счастлива, когда родители Кирилла приехали навестить внуков. Внутренне улыбнулась, когда увидела, с какой нежностью они отнеслись к их малышам. Все было правильно. Она выполнила свой долг как жена. Она не испортила жизнь их сыну. Не испортила. И может быть с ним на законных основаниях.
  Приезжала и Нина, молодая женщина была в восторге от своих братика и сестрички, Артур тоже с восторгом принял появление своих дяди и тети.
  Ее жизнь определенно была похожа на сказку. Все было слишком идеально, и женщина знала — это долго продолжаться не может. Она продолжила давать концерты и интервью. Вернувшись с одного такого интервью, уже поздно вечером, Ольга прошла к детям. Нашла там мужа, который кормил сына.
  -Кирусь?
  -Привет, дорогая. Как твой концерт?
  -Все хорошо. Еще и интервью давала.
  -Катюша уже спит, сейчас докормлю Феликса и пойдем в спальню. Ты кушать пойдешь?
  -Нет, я не хочу. Устала что-то …
  Кирилл передает ребенка няне, чуть приобнимает жену, тянет наружу:
  -Что случилось?
  -Все вроде как всегда. Но я начинаю уже уставать от этих концертов.
  -Ты всегда можешь завершить свою концертную деятельность.
  -Могу?
  -Конечно. Разве мало лет ты отдала сцене?
  -Да, не мало …
  -Ты можешь все завершить в будущем, юбилейном году.
  -Кирусь?
  -Я вполне серьезно, но не думай, что я настаиваю.
  -А не наскучит ли тебе жена-домохозяйка?
  -Наскучит? Ты можешь мне наскучить?
  Кирилл так заразительно смеется, что Ольга тоже начинает хохотать. Он успокаивается и шепчет:
  -Уверен, ты найдешь себе занятия …
  -Да, наверное.
  -Но пока об этом рано говорить. Мне кажется, что ты захочешь сделать еще новую концертную программу.
  -Кирусь?
  -Ну ладно, ладно, Андрей кое-что мне рассказывает. Ты ведь не забываешь, что он всегда рядом?
  -Так значит, он не только мой охранник, но и соглядатай?
  -Конечно.
  -И как часто он дает тебе отчет?
  -Раз в неделю, а если что-то случится, то уведомит меня сразу.
  -Что-то случится? - Ольга тут же напрягается, подходит ближе к мужу, всматривается в его глаза, шепчет:
  -Что может случиться?
  -Я не знаю. Просто говорю.
  -Кирусь?
  -Все в порядке, любовь моя. Все в порядке.
  Звонит телефон. Ольга морщится. Как она не любит эти поздние звонки. Кирилл берет телефон и выходит. Она заставляет себя не следовать за ним. А когда он возвращается совершенно спокойно спрашивает:
  -Надо отъехать?
  -Да. Я не вернусь сегодня, так что отдыхай без меня.
  -Что случилось?
  -Надо съездить на один мой завод.
  -Ты вернешься завтра?
  -Я позвоню тебе утром, хорошо?
  -Хорошо.
  -Олечка?
  Она всхлипывает. Он тут же обнимает жену, шепчет:
  -Ты можешь поехать со мной. Но мне хочется, чтобы ты отдохнула дома. Я приеду завтра. Обещаю тебе, все будет хорошо.
  -Наши дети?
  -Вы все останетесь дома. Здесь хорошая охрана. Тебе надо завтра куда-то ехать?
  -Нет.
  -Вот и хорошо. Просто проведи этот день дома. А вечером я вернусь.
  Она кивает. Да и что она может сказать? Ничего. Он все равно поступит по своему.
  Вечером следующего дня Кирилл возвращается. Практически без сил падает на кровать, Ольга располагается рядом:
  -Все хорошо?
  -Да, все разрешилось. Тебе надо завтра на выступление?
  -Да. Не ехать?
  -Почему же?
  -Мне кажется, ты чего-то боишься.
  -Просто будь осторожна, Андрей позаботится о тебе.
  Ольга ничего не понимала ровно до тех пор, пока в узком переходе от гримерки до сцены её не попытались перехватить какие-то странные люди. Она сориентировалась мгновенно, устремилась обратно к гримерке, на ходу доставая свой телефон, набирая мужа:
  -Кирилл?
  От нее тут же отстали. Муж ответил:
  -Да, дорогая?
  -Тут какие-то странные люди.
  -А где Андрей?
  -Я не знаю, он был где-то тут. Мне нужно было идти на сцену, я вышла из гримерки.
  Тут замечает Андрея, говорит мужу:
  -А вот и Андрей. Все в порядке, зря я тебя потревожила. Пойду выступлю.
  -Хорошо.
  Андрей провожает её на сцену, несколько раз она оборачивается к кулисам и видит там его. Успокаивается. После выступления говорит:
  -Поехали.
  И в этот раз Андрей проходит для доклада в кабинет к мужу. Ольга ужинает, направляется к детям, и лишь после этого спускается к мужу. Кирилл напряжен. Спрашивает:
  -Что происходит, Кирусь?
  -На меня пытаются воздействовать через тебя.
  -Что хотят?
  -Отжать один заводик.
  -И что ты хочешь делать?
  -Усилить твою охрану.
  -А наши дети?
  -Здесь, в доме, они в безопасности.
  -Хорошо.
  Их прерывает звонок телефона, Ольга вздрагивает. Кирилл берет трубку, просит:
  -Олечка, ты не могла бы уйти?
  -Да, конечно, я в спальню пойду.
  -Я скоро присоединюсь к тебе.
  Выходит, прикрывает дверь, но не отходит. Прислушивается. Слышит, как муж невозмутимо говорит:
  -Я не собираюсь выполнять ваши желания.
  …
  -Мне не интересно, что вы узнали обо мне. Можете делать все, что хотите.
  …
  -До свидания.
  Ольга не успевает отойти, дверь распахивается, Кирилл вопросительно смотрит. И тут она не выдерживает:
  -Ты должен мне все рассказать. Что они хотят? Что?
  -Да просто разборки. Все в курсе, что ты мне дорога. А теперь и про детей откуда-то узнали.
  -Узнали? И что теперь?
  -Ничего. Здесь им ничего не смогут сделать.
  -Кирусь?
  На её глазах уже слезы. Напряженно думает, а затем говорит:
  -Кто-то из дома выдал нашу тайну. Может быть, няни?
  -Но мы нашли их по рекомендации.
  -И что?
  -Олечка, мы не можем не доверять нашему персоналу.
  -Я отменю свои выступления, сама хочу быть с детьми. Откажи им от дома!
  -Олечка, это просто не возможно, ты не можешь одна заниматься детьми.
  -Но кто-то же …
  Обнимает жену, шепчет:
  -Малышка, мы бы все равно не смогли бы скрыть их существование надолго.
  -Ты знал, что так будет?
  -Да. Ничего кардинально не изменилось. В любом случае, мы должны продолжать жить нашей обычной жизнью!
  -А как быстро про наших детей станет известно журналистам?
  -Журналистам?
  -Да. Как скоро у меня будут о них спрашивать? И что мне тогда отвечать?
  -Я не знаю. В принципе, эти люди не будут держать язык за зубами. Возможно, тебе нужно самой рассказать об этом.
  -Самой?
  -Конечно. У тебя не намечается какого-то интервью?
  -Я собиралась делать пресс-конференцию, чтобы объявить о завершении своей гастрольной деятельности.
  -Сообщи на ней о детях.
  -Хорошо.
  В начале года Ольга действительно собирает пресс-конференцию, на которой объявляет, что этот юбилейный год будет завершением её гастрольной деятельности. Обещает показать новую программу. А в качестве причин приводит свои проблемы со здоровьем и рождение детей.
  В тот же вечер эта сенсация облетает все телеканалы и газеты. Новость смакуют. Новость обсуждают. Волна, просто волна обсуждений, негодования, поздравлений несется из эфира.
  Ольга старается не обращать внимания на обсуждения, погруженная в работу над новой программой, она мало что замечает вокруг. Но «добрые» люди доносят. С жалостью смотрят, шепчут:
  -Олечка, ты читала прессу? Там высказались … - И начиналось перечисление фамилий. Знакомые участливо улыбались и продолжалось:
  -Очень недалекие люди. Не мыслят широко. А вот ты смелая. Удивительно смелая. В твоем-то возрасте, и при твоем здоровье еще заводить деток.
  Ольга лишь улыбается, не хочет отвечать, оправдываться, что-то пояснять. А однажды свидетелем такого разговора был Кирилл. Одна знакомая говорила Ольге:
  -Дорогая, это ужас что творится в прессе. Не понимаю, как ты все это терпишь! Такое пишут!
  -Я просто не читаю прессу.
  -Твое счастье. А я вот читаю. До чего люди бесчувственные! Как можно нападать на вас за естественное желание иметь детей?!
  -Все люди разные. - Миролюбиво отвечает Ольга. Вмешивается Кирилл:
  -Дорогая, а я везде тебя ищу.
  Знакомая вскидывает глаза на Кирилла и, улыбаясь, говорит:
  -Добрый вечер, Кирилл Евгеньевич. Поздравляю вас с рождением детей. Истинное счастье, что они у вас появились.
  -Спасибо.
  А затем уже обращаясь к жене:
  -Пойдем, дорогая. Я тороплюсь.
  Уводит. Спрашивает:
  -И как часто тебе такое говорят?
  -Довольно часто. - Равнодушно отвечает она. Он чуть напрягается, она нежно гладит его ладонь:
  -Не обращай внимания. Этого следовало ожидать.
  -Следовало ожидать?
  -Конечно. Я же старая. Скоро умру. И совсем не думаю о детях.
  Кирилл даже останавливается, внимательно вглядывается в глаза жены. Потухший взгляд, ей больно? Он обнимает её, крепко прижимает к себе и шепчет:
  -Ты молодая. И будешь жить еще очень долго. Я обещаю тебе!
  Она приподнимает к нему глаза, внимательно вглядывается, шепчет:
  -Никто не может знать, сколько кому уготовано.
  -Я знаю, что ты будешь жить еще очень долго. И ты увидишь своих внуков от наших детей.
  -Даже так? Откуда такая уверенность?
  -Я так хочу. И так будет! А прессу я заткну. Напрасно я не позаботился об этом раньше.
  -Люди не перестанут так думать.
  -А разве нам есть дело до других? Для меня самое важное твое спокойствие. Остальное меня не волнует.
  -Я люблю тебя!
  -Я тебя обожаю!
  
  Глава 15.
  Кирилл заткнул прессу, как и обещал. Никто и не понял, с какого момента их детей перестали обсуждать. Вдруг нашлось столько новых тем. И даже на пресс-конференциях, которые Ольга давала в некоторых городах по ходу своего последнего тура, даже там ей не задали ни одного неудобного вопроса. Просто не спрашивали про детей. Так, будто их и не было. Внутренне Ольга улыбалась. Понимала, все продается и покупается. В том числе и пресса. Их дети вырастут в спокойствии, хоть и за высоким забором.
  А ее завершающая концертная программа пользовалась успехом. Но Ольга старалась больше времени проводить дома, с детьми. С облегчением вздохнула в конце года, когда наметили последние концерты. Улыбаясь, сказала мужу:
  -Вот и все, Кирусь, завершаю.
  -Ты сможешь выступать, если захочешь. Может участвовать в телевизионных и театральных постановках.
  -Да. Конечно.
  Он поднимает к ней глаза, переспрашивает:
  -Конечно?
  Она заливисто смеется и отвечает:
  -Я буду свободна! Наконец-то я буду свободна!
  Муж заключает ее в объятия, шепчет:
  -Да! Я мечтаю об этом времени.
  В ноябре она отправляется в Ростов. Кирилл провожает её в аэропорт, ждет, когда самолет поднимется в воздух. Почему-то напряжен. Что не так? Кажется, Ольга не выглядела ни больной, ни особенно усталой. Так что не так? Возвращается в офис, пытается погрузиться в работу. Перезванивает домой. Наконец, может позвонить и жене:
  -Олечка? Прилетели?
  -Да, уже в номере.
  -Все в порядке?
  -Да. Все хорошо. Почему ты спрашиваешь?
  -Не знаю, какое-то нехорошее предчувствие.
  -Я могу вернуться домой сразу после концерта.
  -Да, я бы хотел этого. Но ты же будешь усталая.
  -Ничего страшного. Я скажу Андрею, что будем возвращаться сегодня.
  -Хорошо.
  -Как дети?
  -Все в порядке. Няни занимаются ими.
  -Как хорошо, что очень скоро я смогу уделять им больше времени.
  -Да, я тоже этому рад. Ладно, я вернусь к работе. Звони, если что.
  -Договорились.
  Она поворачивается к своему директору:
  -Я немного отдохну, а в пять часов поедем в зал.
  -Хорошо, Ольга Александровна.
  Звонит домой, слушает, как дети играют и разговаривают между собой. Довольно выдыхает. Думает над словами мужа. Что не так? Сейчас она и сама чувствует что-то плохое. Но что может тут случится? Обычный концерт. Один из её последних …
  На концерте отвлекается, поет. Наконец, завершающая песня, направляется в гримерку. Проходит мимо череды деверей, лишь на минуту задумывается, как ощущает на своем лице какую-то ткань. Проваливается в забытье. Не слышит даже, как кричит Андрей. Как пытается её отбить у тех, кто уже ее выносит наружу.
  Андрей слишком быстро понимает, что его людей тут нет. Вскидывает оружие, но мерзавцы прикрываются Ольгой. Один подносит к её виску пистолет и ехидно говорит:
  -Только попробуй. Я прострелю ей голову. Что тогда ты скажешь своему боссу?
  -Что вы хотите?
  -Мы не будем разговаривать с тобой. Проваливай в ад!
  Андрей может лишь смотреть, как Ольгу выносят. Направляется следом через несколько минут. Но успевает увидеть лишь, как отъезжает машина. К счастью его машина припаркована недалеко. Садится, пытается преследовать. Те подъезжают к дому, Андрей останавливает машину. Но его замечают, от дома отделяются несколько парней, он пытается дать по газам, но не успевает, его вытаскивают из машины и начинают метелить. Обшаривают, забирают оружие, ломают телефон. Наконец, оставляют лежащим среди улицы. Андрей слышит лишь, как кричат:
  -Быстрее, быстрее, заносим в дом!
  Сил подняться нет. Голова гудит. Единственная мысль: «Предупредить босса». Позвонить. Но сил нет. Отключается.
  Кирилл все-таки заставил себя погрузиться в работу. Вернулся домой уже затемно, ужинать не стал. Лишь мерил быстрыми шагами гостиную, высчитывая, сколько еще часов Ольга будет добираться до дома. Несколько раз набрал её, но телефон был выключен, значит, она уже была в самолете. Немного удивился, почему жена не перезвонила ему перед вылетом.
  Но прошел час, а затем еще один. Он вновь набрал жену, но телефон был все также выключен. Набирает её директора, Таня берет, слышит её заплаканный голос:
  -Кирилл Евгеньевич.
  Кажется, женщина рыдает в голос, Кирилл повышает голос:
  -Таня? Что случилось?
  -Ольга Александровна …
  Женщина даже заикается, путается в словах. Наконец, ему удается добиться, что Ольга пропала. Отключается, набирает Андрея. Но его телефон не отвечает. Кирилл набирает своего пилота, и это первый человек, который четко и по делу отвечает:
  -Кирилл Евгеньевич, все еще нахожусь в аэропорту Ростова. Жду пассажиров.
  -Понял.
  Набирает еще одного сотрудника, но и у того телефон не отвечает. Вызванивает начальника своей охраны:
  -Михаил, подготовьтесь, мы вылетаем в Ростов. Набери меня, когда самолет будет готов.
  Вылетают. Когда он подъезжает к концертному залу, уже видит, что Ольги там нет. Здание безмолвно, света нет. Все же выходит, оглядывается … Вновь садится в машину, направляется в отель, в котором остановилась жена. На стойке регистрации спрашивает:
  -Ольга Александровна выехала?
  Девушка отвечает:
  -Мы не предоставляем информацию о своих постояльцах.
  Достает паспорт, протягивает:
  -Я спрашиваю о своей жене. Здесь должны быть и мои люди.
  -Она не выезжала. И у нас нет запасного ключа. Второй ключ забрал высокий человек, который приехал с ней. И теперь мы не можем попасть в номер.
  -В номере точно никого нет?
  -Вы предлагаете взламывать дверь?
  -Да.
  -Но …
  -Девушка, кажется, вы не понимаете, Ольга Александровна пропала. И целостность дверей в вашем отеле — это последнее, что меня волнует.
  -Я вызову хозяина.
  К счастью, хозяин еще никуда не уходил из отеля. Соглашается взломать дверь. Впрочем, это все равно ничего не дает. Ольги в номере нет. Вещи она не забрала. Девушка с регистрации подтверждает, что Ольга уехала перед концертом, вместе со своей охраной. И больше не возвращалась. В соседнем номере они находят плачущую Таню, у которой Кирилл берет телефон организатора концерта. Впрочем, ни поднятые на ноги люди, ни осмотренный концертный зал ничего не дали. Ольга пропала. Пропала так, будто ее и не было. Единственное, что смогли сказать и организатор, и Таня, это то, что концерт Ольга отработала. Кирилл вертел в руках свой телефон. Если жену похитили ради выкупа, то ему должны позвонить. Но телефон молчал. Удивительно, но телефон молчал. Мучительно вспоминает к кому бы обратиться здесь …
  В этот момент в отель входит Андрей. Идет, волоча за собой ногу, голова в крови, Кирилл бросается навстречу.
  -Андрей?
  -Увезли. Они ее увезли. Не смог … не смог остановить.
  -Куда? Куда увезли?
  Андрей диктует адрес. Кирилл вызывает скорую. И только спрашивает:
  -А остальные где?
  -Никого не было. Там, за кулисами, в конце концерта был только я. Еще трое моих людей куда-то исчезли. Может, мертвы. Или предатели.
  -Ладно, разберемся. Поезжай в больницу.
  Оборачивается к Михаилу:
  -Пошли кого-то с ним. И поехали по адресу.
  Михаил кивает, отдает распоряжения своим людям. Оборачивается к боссу:
  -Вы тоже поедете?
  -Да.
  -Босс?
  -Поехали. Я сейчас позвоню еще одному человеку.
  Набирает номер своего знакомого. Сразу извиняется:
  -Алексей Николаевич, прошу прощения за поздний звонок. Жданов.
  -Кирилл Евгеньевич? Какими судьбами?
  -Да вот приехал в ваш прекрасный город.
  -Кирилл Евгеньевич? Что случилось?
  -Мы можем где-то встретиться? Это не телефонный разговор.
  -Да. Можно у меня в ресторане. Записывайте адрес.
  Подъезжает, метрдотель уже встречает, только Кирилл называет свою фамилию, как его провожают в кабинет к хозяину. Алексей Николаевич приветливо улыбается, подает руку для пожатия:
  -Кирилл Евгеньевич, какими судьбами?
  -Мою жену похитили.
  -Похитили? Что?!
  Алексей Николаевич даже бледнеет. Затем говорит:
  -Но я же только недавно вернулся с её концерта. Как похитили? Кто?
  -Я не получал никаких звонков. И это странно. Мой человек назвал мне адрес, куда, как он видел, её увезли. Но его избили, и не факт, что она осталась там.
  -Говорите адрес. Я пошлю туда своих людей.
  Кирилл называет адрес. Впрочем, как он и предполагает, по этому адресу никого нет. Даже засады. А значит … Что это значит? Эти люди слишком умны? Или он не их мишень? Звонит домой, но там все спокойно, во всяком случае, по словам прислуги. Набирает брата и просит его приехать в дом. А Алексей Николаевич уже развивает бурную деятельность. Его люди опрашивают по своим каналам. Решают, стоит ли задействовать милицию …
  Брат приезжает к нему домой, отзванивается — дома все спокойно, дети в порядке. Кирилл выдыхает. Поворачивается к Алексею Николаевичу:
  -Звоним в милицию?
  -Я позвоню знакомому. Но что это даст?
  Его беспомощный голос неожиданно придает Кириллу сил. Он понимает, вот прямо сейчас его Ольга в опасности. У нее есть только одна надежда на него … А он беспомощно стоит и думает, вызывать ли милицию.
  Ольга приходит в себя. Руки затекли. Оглядывается. Видит усмехающиеся лица. Спрашивает:
  -Что вам надо?
  -Надо? Да ничего особого нам не надо.
  -Зачем вы меня похитили?
  -Хотим увидеть, как ваш муж будет вас искать. Интересно, что он предложит за ваше освобождение?
  -Я не знаю. Я могу и сама заплатить за свою свободу. Сколько вы хотите?
  Один из молодчиков улыбается. Отвечает:
  -Деньги меня не интересуют. Я хочу увидеть его беспомощным. Раздавленным.
  -Такого никогда не будет!
  -Не будет?
  Он подходит ближе, приглядывается, а затем пинает женщину в живот. Ольга охает, пытается прогнуться, но веревки впиваются в запястья. Садист улыбается и шепчет:
  -Он не будет переживать?
  Она хрипит, откашливается и шепчет:
  -Сколько вам надо денег?
  -Ты совсем дура? Не понимаешь?
  Рука его наотмашь бьет ее по лицу, он продолжает:
  -Мне не нужны деньги. Я хочу увидеть вас беспомощными. Хочу увидеть, насколько сильно он тебя любит.
  Он прищуривается, продолжает:
  -А может он тебя не любит?
  Она шепчет в ответ:
  -Я не представляю для него никакой ценности.
  -Врешь, сука! Врешь!
  Ольга вскидывает на него глаза и продолжает:
  -Посмотри на меня и посмотри на него!
  -Тогда почему он женился?
  -Не знаю.
  -Не знаешь? Не пытайся меня обмануть. Не знает она. Ты первый день за ним замужем?
  -Нет, три года.
  -И что ты меня хочешь уверить, что молодой здоровый мужик будет жить со старухой просто так?
  -Дом большой, мы практически не видимся.
  -У вас дети!
  -А какое они имеют отношение к моей ценности для мужа?
  -Мы проверим это. Сейчас я тебя немного побью. Мы заснимем это на видео и пошлем кассетку твоему мужу. А потом посмотрим, что он готов сделать ради твоего спасения. Насколько он готов унижаться ради тебя!
  -Он ничего не будет делать. Вы напрасно потратите время!
  -А вот и увидим.
  -Послушайте, у меня есть деньги, есть собственные средства, я готова их заплатить.
  -Идиотка! - Он просто свирепеет, продолжает:
  -Сколько раз тебе говорить — меня не интересуют деньги! Продажная сука! Ты думаешь, все покупается и продается! Так вот, я научу тебя тому, что не все можно купить! Антон Герасимов не продается!
  Оборачивается к своим людям, отдает распоряжение:
  -Так, встали с двух сторон и внимательно снимаем. У нас не так много времени. Скоро тут уже все завертится. Снимает качественно, чтобы муженька проняло. А потом будем ждать, когда он нам сам все предложит. Все свои заводы-пароходы. Эта дура думает, что мне надо немного. Нет! Я хочу все его состояние. Хочу обобрать его до нитки. Сделать нищим!
  Оборачивается к Ольге и вновь ехидно говорит:
  -Никогда и ничего не просите, да? Никогда и ничего не просите, особенно у тех, кто сильнее вас. Сами придут и дадут.
  Ольга молчит. Этот парень безумен? А тот подходит ближе и начинает бить. Видно, что он натренирован. Кулаки так и мелькают. Она не успевает даже уворачиваться, тем более, что возможностей для маневра у нее не много. Веревки по-прежнему впиваются в её запястья. Лишь чувствует, как кулаки опускаются на её лицо, голову, грудь, живот. Больше не может стоять, проседает в веревках. С безумным рыком садист освобождает её руки, она оседает на пол. Начинает бить. Теперь уже ногами. Попадая везде. Вот, наконец, и спасительное забвение.
  Кто-то из его людей оттаскивает Антона от жертвы:
  -Антон, ты же не собираешься забить ее до смерти! Мы сняли уже вполне достаточно. Сейчас сведем все в один ролик и пошлем мужу.
  Он переводит безумный взгляд и шепчет:
  -Ненавижу! Если бы ты знал, как я ненавижу эту суку! Ненавижу ее мужа! Слишком удачливые, богатые. Почему одним все, а другим ничего? Почему?!
  -Успокойся, братан. Очень скоро у нас будет все, а у них ничего.
  Сплевывает на пол, отходит от лежащей в беспамятстве Ольги и шепчет:
  -Сука!
  Она продолжает лежать на полу. Парни переглядываются, один робко говорит:
  -Может, надо привести ее в чувство?
  -Пусть лежит … Ничего с ней не случится.
  Выходят из комнаты, гогочут. Антон довольно улыбается:
  -Еще немного, пусть он понервничает … Не будем сразу звонить. Надо только узнать, приехал ли он уже сюда.
  -Я съезжу в отель что ли?
  -Давай, съезди. Надо все равно найти, где он остановился.
  Антон пристально смотрит. Вообще-то внешний вид его жертвы не внушает приятных мыслей. Он слегка перестарался. Кровь на лице, кажется, кровь и в волосах. Брезгливо оглядел её тело. Кажется, больше крови нет, но наверняка тело в синяках. Подходит ближе, слегка разрывает ворот её платья, убеждается, что на груди синяки. Убирает руки от жертвы. Но затем все же берет её запястье, слушает пульс. Жива. Ну и хорошо. Убивать её все же не входило в его планы.
  Кирилл оборачивается к своему собеседнику, спрашивает:
  -Есть в городе не подконтрольные вам группировки?
  -Да. Но кажется, вы с ним дружны.
  Называет фамилию, Кирилл звонит и этому своему знакомому. Тот проверяет по своим каналам. Наконец, спустя пару часов находится человек, который видел, как подозрительная машина въезжала во двор одного дома в пригороде.
  Направляются туда. Оцепляют дом. Неслышно проникают в дом через заднюю дверь, обшаривают одну комнату за другой. Кирилл идет следом. Не может просто стоять и ждать … Наконец, ему подают знак. Прислушивается. Да. Он слышит голоса в следующей комнате.
  Парни переговариваются.
  -Ну вот, видео готово. А что эта сучка?
  -Кажется, приходит в себя.
  -Приходит в себя? Это не входит в мои планы.
  Кирилл слышит, как Ольга охает, подает знак своим людям, он больше не собирается слушать эту «светскую беседу». Врываются, тут же берут похитителей на мушку. Входит, держа пистолет на взводе. Михаил уже докладывает:
  -Здесь больше никого нет.
  Кирилл опускает пистолет, бросается к жене. Ольга лежит на полу. Опускается перед ней на колени, подхватывает в объятия, шепчет:
  -Сейчас мы поедем в больницу.
  Краем глаза видит, как выводят её похитителей. Кто-то звонит в скорую. Сам выносит жену на руках к машине. Вместе они отправляются в клинику. Ольга держит мужа за руку и молчит. Никакие слова ей больше не нужны. Он приехал. Она выдержала. Дождалась.
  В больнице сам помогает её раздевать, она держится за его руку, пока ей обрабатывают раны. Он настаивает на УЗИ внутренних органов и МРТ головного мозга. К счастью, внутренних повреждений нет. С горечью оглядывает синяки на её теле. Её разбитые губы, рассеченную скулу. Видит следы от веревок на её запястьях. Привозят её одежду, помогает переодеться, шепчет:
  -Врач сказал, что я могу забрать тебя домой. Уедем сегодня. Я не хочу ни дня оставаться в этом городе.
  -Кирусь?
  -Дома я обеспечу тебе уход.
  -Наши дети?
  -Все в порядке, Дима с ними.
  -Я так боялась, что с ними что-то случится. Или с тобой.
  -А случилось с тобой … Мне еще надо будет выяснить, где были мои люди.
  -Андрей был все время рядом.
  -Да, он тоже пострадал. Сказал, что не смог тебя защитить.
  -Я мало что помню. Сразу отключилась.
  -Ты сказала похитителям, чтобы они позвонили мне?
  -Сказала. Я предлагала деньги. Но их это не интересовало.
  Ольга ахнула и схватилась за грудь. Кирилл тут же нажал кнопку вызова врача. Ольгу вновь осмотрели. Врач предположил:
  -Похоже, проблемы с сердцем. Давайте сделаем ЭКГ.
  Кирилл бледнеет, Ольге вкалывают лекарство. Её отпускает. Она шепчет:
  -Да все нормально с моим сердцем …
  Кирилл настаивает:
  -И все-таки надо обследоваться.
  Результаты неутешительны, доктор говорит:
  -Вам нужно обязательно поехать в специализированную клинику, пройти и другие обследования.
  -Другие обследования?
  -Да. Обратитесь в институт сердечно-сосудистой хирургии. У Ольги Александровны серьезные проблемы с сердцем.
  -Хорошо, спасибо, доктор. А мы можем сегодня лететь?
  -Лететь? Нежелательно бы …
  -Тогда поедем поездом. Она выдержит дорогу? Если нужно, мы останемся у вас в клинике.
  -Думаю, все будет хорошо. Болеутоляющие таблетки я вам выпишу.
  Она поднимает глаза на своего мужа, шепчет:
  -Мы ведь поедем сейчас домой?
  -Поедем. Надо будет только выкупить вагон. Поручим это твоей Тане. Ждать, пока сюда пригонят специальный вагон, мы не будем.
  -Да. Я хочу домой.
  Они возвращаются в Москву на ближайшем поезде, к нему цепляют дополнительный СВ вагон. Кирилл и Ольга занимают одно купе, в середине вагона, все другие места занимают его люди. Она не отходит от мужа, который говорит:
  -Устраивайся удобнее, я уверен, что ты хочешь отдохнуть.
  Слышат стук в дверь. Кирилл говорит:
  -Войдите.
  Заходит Михаил и говорит:
  -Нашли там видео-материал.
  -Видео?
  -Судя по всему, они собирались вас шантажировать.
  -Не понимаю, почему сразу же не позвонили. Ладно, риторический вопрос. Иди.
  Берет кассету в руки. Видит, как Ольга вздрагивает, спрашивает:
  -Они снимали, как били тебя?
  -Да.
  Кирилл мрачнеет. Продолжает:
  -Ты пострадала из-за меня. Я не смог обеспечить твою безопасность. Я принудил тебя к браку. И теперь ты пострадала из-за этого.
  -Кирусь!
  Голос её взволнован. Она продолжает:
  -Ты не должен так думать!
  -Из-за моей прихоти ты пострадала. Из-за моего безумного желания иметь тебя рядом с собой. Сначала я привез тебя в свой дом, хотя вполне мог просто подождать, пока ты привезешь мне деньги. А затем я принудил тебя к браку. И вот результат.
  Голос его, полный горечи, вызывает грусть в ее душе. Пытается подняться, но муж шепчет:
  -Не надо вставать, прошу тебя.
  -Я хочу, чтобы ты меня обнял.
  -Обнял? После всего, что произошло, ты хочешь, чтобы я тебя обнимал?
  -Не надо … Прошу тебя.
  -Что не надо? Я не смог тебя защитить. Более того, я подверг тебя опасности. Ему не была нужна ты. Он делал это, чтобы воздействовать на меня. И ладно бы он хотел денег …
  -Он хотел, чтобы ты отдал ему все, чем владеешь.
  -Это не самое страшное. Я готов отдать все. Никакие деньги в мире не стоят твоего спокойствия и твоей безопасности. Он бил тебя. Бил ...
  -Но ты нашел меня. Ты меня спас!
  -Если бы не связалась со мной, мне не пришлось бы тебя спасать.
  Ольга мрачнеет, а затем спокойно говорит:
  -Как показывает мой опыт, я и без тебя умудряюсь вляпываться в истории.
  -Я мог тогда не везти тебя в свой дом. Не настаивать на нашем браке.
  -Что было плохого в том, что я жила в твоем доме?
  -Ничего … Но мне это понравилось. И я захотел с тобой не расставаться.
  -Что плохого в этом желании? Что плохого в том, что мы вместе?
  -Я не могу обеспечить твою безопасность. Завтра появятся новые молодчики, которые захотят моего имущества. Ты не в безопасности рядом со мной.
  Она бледнеет, шепчет:
  -Ты хочешь развода?
  -Развода? Не знаю. Но так продолжаться не может. Ты рискуешь, находясь рядом со мной.
  Она тянет его к себе, он усаживается рядом, обнимает его за плечи, прижимается и шепчет:
  -Я не готова с тобой расставаться.
  -Это будет необходимо сделать. Мы разъедемся … Я так и знал, что ты можешь быть лишь гостьей в моем доме.
  -Гостьей?
  Она даже приподнимается в негодовании:
  -Я не твоя гостья! Не твоя гостья! Ничего не хочу слышать об этом! И я не собираюсь никуда уезжать из нашего дома! Так и знай!
  -Но ты рискуешь …
  Она не дает ему договорить. Перебивает:
  -Я твоя жена! Может быть, для тебя это открытие! Но я — твоя жена! И я не хочу слышать ничего о том, что я твоя гостья! Ничего!
  -Но Ольга?
  -Ничего не Ольга. Ты видимо никогда не воспринимал меня серьезно. Всегда я была для тебя всего лишь гостьей. А я не гостья!
  -Олечка!!!
  -И не заговаривай мне зубы. Я не собираюсь отказываться от тебя. Я твоя жена! И я не собираюсь никуда уходить. Не собираюсь оставлять тебя другим девицам. Ты только мой. Так и знай!
  -Я не собирался никого искать … Мне никто, кроме тебя, не нужен.
  -Вот и славно.
  Она довольно улыбается, пытается облизать губы, морщится. Шепчет:
  -Как бы я хотела тебя целовать.
  -Не сейчас, любовь моя, не сейчас.
  -Просто обними меня.
  -Но твои синяки … - Говорит он с сожалением. Но Ольга улыбается, шепчет:
  -Моя любовь, я хочу ощущать тебя рядом.
  Бережно он обнимает жену, шепчет:
  -Я люблю тебя!
  Но по возвращении домой Кирилл вновь стал напряженным. А уж после просмотра той кассеты — настроение его стало совсем на нуле. Разумеется, он проследил, чтобы эти молодчики получили свои сроки. Но это не решало его проблемы. А проблема состояла в том, что его любимая женщина не была в безопасности. Он размышлял и так, и этак. Наконец, решение было принято. Он разведется с женой. Или, что еще лучше, просто разъедется. У него была квартира в Москве. Будет оставаться ночевать там. Это будет прекрасным выходом. И им нужен небольшой скандал. Маленький скандал, о котором должны узнать все заинтересованные люди. Все должны знать, что эта женщина больше не представляет для него ценности. А для скандала ему нужна девушка. Молоденькая-молоденькая. Кирилл усмехнулся, жена не простит ему измены. Настоящей или мнимой... Но он позаботится о том, чтобы Ольга узнала … И тогда ей будет легче его выгнать. Она сможет его возненавидеть. И это будет правильно. Он довольно улыбнулся. Он сумеет обезопасить свою жену … Но были еще дети. Да. Их с Ольгой дети. Он не сможет забрать их с собой. Не сможет причинить ей такую сильную боль. И поэтому дети останутся с матерью. Сможет ли он их хоть изредка видеть? Наверное, нет. Ольга не разрешит изменнику приближаться к детям. Усмехается сам себе и шепчет:
  -А такие прокаженные и не должны общаться с детьми. Уже того и достаточно, что эти дети родились.
  Несколько раз под надуманными предлогами остается ночевать в Москве. Ольга спокойно отпускает, лишь грустно замечает:
  -Мне будет плохо без тебя ночью …
  -Но это совершенно необходимо. Ты должна меня понять.
  -Я понимаю. Твоя работа.
  -Да, моя работа!
  Она вглядывается в его глаза. Жесткость. Он больше не хочет ее видеть? Через пару недель такого проживания она уже точно знает — муж больше не хочет жить с ней. А потом ей приносят снимки. Звонит Таня и аккуратно интересуется, знает ли она, что вновь стала объектом сплетен. Она встречается с ней, она показывает снимки. Кирилл и молоденькая девушка. Идут обнявшись в направлении какого-то дома. Приглядывается, так это же тот самый дом, где у Кирилла квартира в Москве. Хмурится. Вот оно что. Значит, он нашел себе молодую пассию.
  И когда муж вечером приезжает домой, Ольга спокойно говорит:
  -Нашел себе другую?
  -Ты узнала что ли? И кто донес?
  -Не важно. Так значит, нашел?
  -Да. Нашел. - Ответ его дерзкий. Глаза смеются. Она сжимается под его взглядом и говорит:
  -Когда мне уехать?
  -Да ладно, куда тебе уезжать? Да и зачем? Оставайся здесь. Да и дети привыкли к этому дому.
  -Не думаешь же ты, что я буду делить тебя с кем-то?
  -Я не собираюсь сюда приезжать. Живи спокойно.
  -Ты циник!
  -Да, я такой. А ты думала, что я белый и пушистый? Нет, дорогая, я далеко не такой! Я убивал, и по моему приказу убивали. Я мучил людей, и по моему приказу мучили. Да. Я совсем не ангел!
  -Я думала, ты любишь меня.
  -Люблю тебя? Ну, было дело. Ты мне нравилась. С тобой интересно. Но все проходит. Ты должна понимать, что нет ничего вечного.
  -Ты обещал мне жить со мной вечно.
  -Ну, я погорячился. А теперь я встретил Анюту. И знаешь, вдруг понял, что люблю её. А может и не люблю. Главное, что мне нравится эта жизнь. Сегодня одна, завтра другая.
  -У нас дети. Что будет с ними?
  -Я не собираюсь их с собой забирать. Если они тебе не нужны — то пусть растут здесь. Няни позаботятся о них. Я буду по-прежнему их обеспечивать.
  -Кирилл! Что с тобой стало? Почему ты стал другим?
  -Я всегда такой. Тебе показалось, если ты думала, что я другой.
  -Я люблю тебя!
  -А я тебя нет. Какая досада, не правда ли?
  -Ты накурился?
  -Разумеется, нет. Я не сумасшедший, чтобы подсаживаться на наркоту.
  -Тогда в чем дело? Почему ты так поменялся?
  -Я вдруг понял, что зря проживаю свою жизнь. Что живу не весело. Я хочу жить в полную силу. Кабаки, девки, развлечения!
  -Но у тебя уже есть семья, есть дети!
  -Дети останутся в этом доме. О них позаботятся. А семья … Ты себя что ли называешь семьей?
  Она бледнеет. Отвечает:
  -Хорошо, я поняла тебя. Я не задерживаю тебя здесь.
  -Да, да, я ухожу. Прощай.
  -Прощай.
  Он выходит. Чуть сжимает ладони. Садится в машину. Не оглядывается, отрывисто приказывает везти себя в Москву. Не видит, что Ольга стоит на балконе и смотрит вслед. Напряженная, пытающаяся разгадать его загадку.
  С его разрешения в прессе публикует снимки, скандал нарастает как снежный ком. Разумеется, ему ничего не говорят. Основная волна вновь касается Ольги. Но в этот раз он ученый, позволив сплетне пройти по стране, он тут же ее заглушает. Но результат его впечатляет. Очень многие деловые партнеры поздравляют его, а друзья говорят о том, что он вновь стал неуязвим. Сильный и уверенный в себе. Независимый. И он знает, что сделал все верно. Он был прав. Только так он может обезопасить женщину, которую любит больше жизни. Только так.
  
  Глава 16.
  Так проходит одна неделя, а затем другая. Каждый день он получает отчеты из дома — все тихо. Подозрительных личностей нет. И Ольга не выходит из дома. Наконец, не выдерживает, вызывает к себе Андрея. Тот приезжает, слегка хмурый, начинает сразу, как заходит:
  -Желаете и меня выкинуть за борт? Выкидывайте. Но я не оставлю её. Она заслуживает того, чтобы хотя бы я остался с ней.
  -Андрей?
  -Не нравится? Ну да, вы же босс. Но она не заслуживает такого к себе отношения.
  -Андрей! -Голос его леденеет. Мужчина смотрит внимательно. Босс … Его босс, с которым они прошли огонь и воду, и медные трубы. Вглядывается в его глаза и вдруг все понимает, вся воинственность куда-то исчезает, может лишь спросить:
  -Но как же? Как же так?
  -Я не могу ею рисковать.
  -Она плачет. Каждый день она плачет.
  -Но зато она в безопасности. Я слышал, что говорят за моей спиной … Ее никто не тронет.
  -Но она так долго не протянет.
  -Нет, Андрей, нет! Она должна жить долго и счастливо.
  Андрей лишь качает головой, шепчет:
  -Она так долго не протянет.
  -Она поверила, что у меня есть другая?
  -Нет. Кажется, нет. Но она верит, что вы больше не хотите ее видеть. Что вы желаете развода.
  -Я ничего не говорил ей про развод.
  -Но она думает, что очень скоро его попросите.
  -Я не знаю, что мне еще сделать, Андрей. Как мне ее обезопасить.
  -Мы могли бы охранять её, она больше не ездит на гастроли, а значит, сделать это будет проще. В доме она в безопасности.
  -Но у нее еще запланированы концерты после Нового года.
  -Если так дело пойдет и дальше, она отменит их.
  -Откуда ты знаешь?
  -Просто слышал разговор. Она ничего не хочет. Она или плачет, или занимается детьми.
  -Она отвлечется. Прошло еще слишком мало времени. Слишком мало времени.
  Андрей качает головой. Кирилл спрашивает:
  -Почему ты думаешь, что она не отвлечется?
  -Я уже видел такое … Когда женщина теряет мужа. Она просто медленно угасает. Сколько таких вдов я видел … Кирилл Евгеньевич, она не заслуживает такой участи. Пожалуйста, должно быть другое решение. Другой способ обезопасить её. Вы должны его найти.
  -Если даже мои люди предали меня. Они оставили ее, позволили ее похитить.
  -Люди могут предавать. И вы это знаете не хуже меня. Но есть и преданные вам люди. Надо окружить её такими людьми.
  -Я подумаю. А пока я доверяю её тебе. Береги мое сокровище. Я сделал все, что мог, чтобы обезопасить её. Теперь осталась твоя часть работы.
  -Хорошо, босс.
  Возвращается в дом, Ольга в саду с детьми, лепит снежный шар, зовет его:
  -Андрей, поможешь нам? Мы решили сделать небольшого снеговика.
  Раскрасневшаяся, улыбающаяся. Андрей подходит ближе, оглядывает окрестности, она переспрашивает:
  -Тут ведь безопасно? Дети? Они не пострадают?
  -Нет. Тут все охраняется. Никого посторонних тут нет. Не беспокойтесь.
  -Ты ездил к Кириллу?
  -Откуда вы узнали?
  -Показалось …
  -Да, вызывал вот.
  -Как он?
  -Как обычно. Я сказал, что остаюсь с вами. Мне не важно, что там между вами произошло. Я хочу охранять вас.
  -Спасибо, Андрей.
  Она кивает ему и грустно улыбается. Андрей замечает, что Ольга немного задыхается, а когда думает, что он не видит, слегка трет грудную клетку. Вот и сейчас она сделала так же. Спросить? Может спросить у нее о самочувствии? Нет, она не ответит правду. Да и кто он, чтобы она отчитывалась? Позвонить ее дочери? Но как Ольга Александровна отреагирует на это? Да и Нина приехала в отпуск в Москву и регулярно бывает в доме. Но при дочери Ольга Александровна оживает. Делает вид, что все в порядке. Играет. Хорошая актриса, какая она хорошая актриса.
  Но в конце декабря ей вдруг становится хуже. Успевает лишь позвать Ирину, молодая женщина вбегает в гостиную, замечает, что Ольга бледна, задыхается, тут же набирает Андрея:
  -Андрей, скорее, ты должен мне помочь. В гостиную.
  Андрей влетает в комнату, наметанный взглядом сразу же оценивает обстановку, говорит:
  -Неси шубу, обувь, надо везти её в клинику.
  Перехватывает запястье Ольги, щупает пульс, говорит:
  -Сдавило грудь?
  Она хрипло шепчет:
  -Немного.
  -Сейчас поедем в клинику. Все будет хорошо.
  Помогает ей накинуть шубу, Ирина одевает обувь, ведет к машине, отдает указания Ирине:
  -Дети должны оставаться в доме, проследи за этим, Ирина. Охрана по периметру уже стоит. Если что — звони мне или Кириллу Евгеньевичу.
  Может лишь чувствовать, как Ольга вздрагивает, когда он говорит имя её мужа. Но сейчас ему не до этого. Надо ехать в клинику. И лишь когда врачи забирают её на обследование, тогда он немного выдыхает и набирает босса:
  -Босс?
  -Да, Андрей.
  -Я не знаю, как вы это сделаете, но вы должны это сделать.
  -Что случилось?
  -Я сейчас в Институте сердечно-сосудистой хирургии. Ваша супруга здесь. Ей делают обследование. И мне кажется, что вы будете жалеть, если не приедете.
  -Что-то серьезное?
  -Я ничего не знаю. Я же не ее ближайший родственник. Но она была очень бледная, когда я привез ее сюда. Врачи сразу же отправили её на стентирование.
  -Позвони мне, когда будут результаты.
  -Мне их никто не скажет. Вы должны понимать — я не ее родственник. Предлагаете мне звонить её дочери?
  -Нину все равно надо поставить в известность.
  -Босс, - Но Андрей не договаривает, около операционной, куда увезли Ольгу, начинается движение, спешно внутрь проходят еще несколько врачей, пара медсестер. Он пытается у них узнать в чем дело, но от него отмахиваются:
  -Можем говорить только с близкими родственниками.
  Андрей подносит к уху трубку и шепчет:
  -Босс, вы должны приехать. Должны, если собираетесь застать её живой.
  Кирилл приезжает так быстро, как может. Кидает деньги внизу, у стойки регистрации, ему выдают халат, бахилы, он может подняться наверх, находит у операционной Андрея, спрашивает:
  -Она там?
  -Да.
  Он заходит. Молоденькая медсестра пытается его остановить. Но, встретившись с ним глазами, вдруг отступает. Шепчет:
  -Но доктор …
  -Там моя жена.
  Никто не встает на его пути. Он подходит ближе. Доктор поднимает глаза, строго говорит:
  -Молодой человек, это операционная, а не проходной двор.
  -Я должен ей кое-что сказать. Пожалуйста, доктор.
  Тот вглядывается в мониторы приборов, отвечает:
  -Ну, говорите, что с вами делать?
  Кирилл подходит ближе, нежно касается руки своей жены, переводит глаза на её бедро, в вену которого введен катетер. Вновь возвращается глазами к ее глазам. Шепчет:
  -Я люблю тебя. Мне никто кроме тебя не нужен. Я хочу лишь, чтобы ты была счастлива и в безопасности.
  -Я была счастлива рядом с тобой. Рядом с тобой была и в безопасности. Но ты отослал меня.
  -Это была моя ошибка. И я исправлю её. Но ты должна жить. Пожалуйста.
  Она сглатывает, чуть морщится, и за нее отвечает доктор:
  -Мы делаем все возможное, молодой человек. А теперь выйдете наружу и дайте нам завершить свое дело.
  Ольга слабо улыбается и кивает ему. Кирилл шепчет:
  -Я буду снаружи. Буду ждать тебя.
  -Хорошо.
  Выходит. Андрей уже развернул активную деятельность, около операционной стояло несколько парней вполне определенного, накачанного вида. Кирилл вопросительно смотрит на своего сотрудника, а тот отвечает:
  -Мы обеспечим её безопасность. Мы обеспечим …
  Кивает. Вместе ждут, пока Ольгу не возвращают в палату. Доктор говорит:
  -Придется остаться на несколько дней в клинике, Ольга Александровна.
  -Но я хотела бы поехать домой.
  -Раньше завтрашнего утра об этом не может быть и речи!
  -Но …
  Кирилл захватывает её руку в плен своих рук и шепчет:
  -Мы останемся в клинике, хорошо? Дима уже приехал к нам домой, они с женой побудут с нашими детьми. Все будет хорошо. А я хочу удостовериться, что с тобой и твоим здоровьем все будет хорошо.
  Она кивает. Не спорить же ей с мужем, который только сегодня вернулся к ней.
  Вскоре врачи покидают её палату. Кирилл усаживается рядом. Грустно улыбается и шепчет:
  -Я не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Ты должна жить.
  -Я достаточно жила. И когда я умру, ты сможешь больше времени проводить со своими детьми. Сможешь вернуться жить в наш дом. Я хочу этого.
  -Я не хочу, чтобы ты умирала.
  -Никто не властен над смертью. Я люблю тебя. Люблю тебя больше жизни. Я готова отпустить тебя. Я хочу, чтобы ты был счастлив. Но ты не можешь заставить меня жить без тебя. После того, как я узнала это счастье.
  Он сжимает свои ладони, внимательно смотрит на них, наконец, поднимает к ней глаза и говорит:
  -Я думал, наши дети дадут тебе силы жить.
  -Я живу благодаря им. Но я не юная девушка. Будь мне двадцать лет, я бы наверное смогла как-то с этим справиться. Но я уже не хочу, понимаешь? Я не хочу справляться. Я устала. Я всю жизнь борюсь, что-то преодолеваю. Я так больше не хочу. Всего три года я была счастлива с тобой. Ты подарил мне удивительное чувство спокойствия, надежности. Впервые я ощущала себя замужем. Просто замужем. Я знала, что ты позаботишься обо мне. Что ты позаботишься о наших детях. Я была уверена в своей жизни, в своем браке …
  Она сглатывает, усмехается и продолжает:
  -Я была слишком самоуверенна. Ибо уверилась, что наконец-то я получила лучшего на свете мужчину. Но ты, как и многие до тебя, захотел уйти. Я не могу тебя в этом винить. Знаешь, если третий муж бьет по морде, то дело явно не в муже, а в морде.
  -Не говори так.
  -Я не питаю иллюзий. У меня не получается семейная жизнь. От меня сбегают. И ты не исключение.
  -Ты все неправильно поняла.
  -Неправильно поняла? Что я неправильно поняла?
  -Я уехал потому, что хотел обезопасить тебя. И я знаю, что у меня получилось. С тех пор, как я не ночую в доме, ты в безопасности. Все знают, что ты не представляешь для меня никакой ценности …
  -Кажется, мы поженились как раз для того, чтобы обезопасить меня. Чтобы все знали, что я под твоей защитой.
  -Да. Но там была другая ситуация.
  -Другая? В чем же другая?
  -Я думал, что мой авторитет и мои связи действительно обеспечат тебе безопасность. Но оказалось ровно наоборот. Тот факт, что ты моя жена — сделал тебя излишне уязвимой.
  -А теперь я не уязвима? Я могу свободно передвигаться куда захочу? Или мне нужно безвылазно сидеть в нашем доме?
  Кирилл лишь покачал головой. А Ольга продолжила:
  -Я была в безопасности все это время потому, что сидела дома, а не потому что кто-то думал, что мы развелись.
  -Но ты не можешь запереть себя дома.
  -Могу. Если это будет дом, куда ты будешь приезжать на ночь. Если это будет дом, где будут расти наши дети.
  -Ты откажешься от работы?
  -Я завершила свою гастрольную деятельность, осталась пара концертов за границей, я могу их отменить.
  -Не надо …
  -Я выставлю там требования по безопасности. Их выполнят.
  -Хорошо, я признаю, эта моя выходка была не самой лучшей идеей.
  -Я знаю, что ты привык все решать сам. Но у нас семья. Я твоя жена. И я прошу тебя хотя бы иногда делиться со мной своими проблемами. Пожалуйста!
  -Я не могу нагружать тебя своими проблемами.
  -Да … Я уже слышала это.
  Кирилл мрачнеет, а затем спокойно говорит:
  -Ты никогда не думала, что я просто прокаженный? Что такие, как я, и не должны создавать семью, вступать в брак?
  -Но почему?
  -Слишком многим я как кость в горле.
  -Поэтому у тебя не было семьи, когда мы встретились?
  -Да. Я не собирался заводить семью. Мне было достаточно опыта моего брата. Его первая жена сбежала от него. Так хотела убежать, что даже ребенка оставила. Я не хотел повторения подобного для своих детей.
  -И поэтому ты не приезжаешь к ним, да?
  -Нет. Не поэтому. Я не мог забрать их у тебя. Я слишком тебя люблю. И не мог надоедать тебе, не мог напоминать о себе ...
  -Но сам уйти ты сумел …
  Голос ее был тихим. А он спокойно ответил:
  -Я делал это для вашего блага. Для твоей безопасности.
  -Мне не нужна такая безопасность. Я хочу засыпать в твоих объятиях. Сколько мне там еще осталось.
  Кирилл бледнеет, завладевает её рукой, подносит её к губам, нежно целует и шепчет:
  -Маленькая моя, не надо думать о смерти. Ты будешь жить еще очень и очень долго.
  -Мне не нужна такая жизнь. Я не хочу жить без тебя.
  -Я вернусь в наш дом.
  -А твоя девушка?
  Он вновь грустно улыбается и спокойно говорит:
  -Кажется, мне не удалось тебя обмануть. Ты слишком проницательна. Или ты поверила, что у меня интрижка на стороне?
  -Я не поверила, что есть другая. Но я поверила, что ты решил со мной расстаться. Что я тебе не нужна!
  -Это не так. Я люблю тебя. И не думаю, что это когда-то изменится. Но я не могу допустить повторения того, что было в Ростове.
  -Я уверена, что такого не повторится. И ты, и я, мы оба это знаем. Я знаю, что ты усилил меры безопасности. Мне больше не нужно ездить с концертами. И у тебя больше нет причин не жить в нашем доме.
  Кирилл кивает. В этот момент в палату входит медсестра, убирает капельницы и говорит:
  -Как вы себя чувствуете? Не желаете поужинать?
  Ольга улыбается, на минутку задумывается и говорит:
  -Да, хочу покушать.
  Поворачивается к мужу и продолжает:
  -Кирусь, ты покушаешь со мной? Я проголодалась, а ты?
  Он улыбается и кивает головой. Они ужинают, а чуть позже Ольгу осматривает врач. А через пару дней её выписывают. Все эти дни Кирилл проводит в её палате, оттуда же решает какие-то неотложные рабочие вопросы. Вместе с ней возвращается домой. Разумеется, их отъезд из больницы снимают для телевизионных новостей. Он просто не успевает все прикрыть, на тот момент, когда он приезжает в больницу — все уже знают всё. Именно поэтому в вечерних новостях были репортажи о том, как Ольга Александровна в сопровождении своего супруга покинула Институт сердечно-сосудистой хирургии. Жена даже дала небольшое интервью. Кирилл все больше отмалчивался, стоя чуть позади супруги.
  А когда они наконец-то оказались в машине, Ольга захватила его ладонь в плен своих рук, нежно поглаживая, женщина прошептала:
  -Какие ледяные у тебя руки. Тебе тоже надо проверить свое сердце!
  -Со мной все будет хорошо.
  -Кирилл!!!
  Он улыбается. Шепчет:
  -Хорошо, малышка. Я тоже проверю сердце.
  А потом был самый веселый Новый год. Он, она и их дети. Казалось, после больницы Ольга начала новую жизнь, что не укрылось от глаз Кирилла. Но женщина посмеивалась и лишь шептала:
  -Все будет хорошо, теперь я это знаю точно!
  Кирилл сопровождал жену на ее последних концертах. Ни мало не смущаясь, он шел с ней из гримерки до выхода на сцену. На пару с Андреем они смотрели концерт из кулис.
  Вот наконец-то и ее последний концерт. Завершающий. Раскрасневшаяся Ольга, с охапкой цветов в руках. Он принимает цветы, обнимает жену, шепчет:
  -Ты самая лучшая!!! Этот концерт просто чудесный!
  -Он особенный. Потому что последний.
  -Ты не жалеешь?
  -Жалею? Нет! Я ни о чем не жалею. А прямо сейчас думаю о том, чем мы будем заниматься в нашем номере.
  -Заниматься?
  -Да …
  Она улыбается, слегка облизывает губы и поднимает к нему лицо. Кирилл улыбается в ответ, опускает свои губы к её губам, начинает целовать. Руки Ольги обнимают его за шею, его руки гладят её спину, прижимая. Слышат деликатное покашливание, разрывают поцелуй, оборачиваются, Андрей улыбается и говорит:
  -Так-то тут ходят и журналисты. Может быть, вы все-таки дойдете до отеля?
  Они смущенно улыбаются, будто нашкодившие школьники, берутся за руки и синхронно кивают. Андрей провожает их до машины. Вспышки камер, кто-то что-то спрашивает. Ольга отвечает, Кирилл старается держаться в стороне. Незаметный. Он хочет оставаться незаметным. Впрочем, нет, он не может остаться в тени. Садятся в машину и вновь звонок. Берет трубку:
  -Алло?
  Слышит голос своего конкурента:
  -Как все-таки приятно, Кирилл Евгеньевич, что вы обычный простой смертный со своими слабостями.
  -Валерий Андреевич?
  -Да, да, смотрю новости, интересно, часть славы вашей жены будет вашей?
  -Обязательно, Валерий Андреевич. И доброго дня.
  Отключает телефон. Оборачивается к жене, Ольга слегка напряжена. Спрашивает:
  -Что хотели?
  -Нас заметили. Кое-кто рад, что я обычный смертный.
  -Обычный смертный?
  -Да. Я и есть обычный смертный. У меня есть слабости и дорогие мне люди. И я не собираюсь делать вид, что это не так. У меня есть любимая жена и дети.
  Машина подъезжает к отелю, выходят, берутся за руки, вновь Ольга отвечает на вопросы журналистов, муж тянет, она довольно улыбается и уходит с ним. Заходят в номер, Ольга поворачивается к мужу и шепчет:
  -Если бы ты знал, чего я хочу!
  Он лукаво улыбается и спрашивает:
  -И чего же хочет моя девочка?
  Подходит ближе, тянет его к себе за галстук, расстегивает пиджак, стягивает, опускает руки на пуговки его рубашки. Он накрывает ее ладони, чуть гладит и шепчет:
  -А как же ты?
  Помогает расстегнуть молнию ее платья, стягивает, обнажая ее бледную кожу. Нежно проводит по груди, освобождая её от кружева белья, и шепчет:
  -Ты прекрасна! Я люблю тебя!
  Она опускает глаза, видит, как соски требовательно натянули ткань её белья. Дрожь пронзает ее тело, когда муж накрывает её холмы руками, опускается с поцелуями к ее скулам, губам, нежно ласкает шею. Зарывается руками в его волосы, прижимая его сильнее. Стонет.
  Кирилл чуть отодвигается и шепчет:
  -Давай это снимем?
  -И твое!
  Стягивает его рубашку, опускает руки на ремень, ей даже удается его расстегнуть, Кирилл стаскивает брюки, белье и тянется руками к ее белью, обнажая любимое тело. Наконец, они оба обнажены. Он тянет её к кровати. Располагаются. Обоюдные ласки. Нежность. Трепет. Еще томный шепот:
  -Я тебя обожаю!
  И его нежный ответ:
  -Ты моя драгоценность! И я буду любить тебя всегда.
  -Вечно. Я буду любить тебя вечно!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"