Thea Nera: другие произведения.

Winter, моя зима

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знаете, у меня всегда были проблемы по жизни, если что-то случалось плохое, то обязательно со мной. Порой я этому уже и не удивляюсь, но это таки в большой степени даже смешно. Я для проблем как магнит, который то и дело что все время их притягивает. Хочу рассказать вам историю, которая случилась со мной много лет назад. Так получается, сейчас, когда я уже не молода, и не юна, я часто вспоминаю то, что происходило со мной в детстве. Молодость самое приятное, что случается с людьми за всю жизнь. Много интересного со мной случалось, но я хочу поделиться с вами одной, надеюсь интересной историей. И чтоб ее рассказать, нужно начать все с самого начала. О, дорогие извините, что забыла вам представиться. Меня зовут Винтер Енерби и я человек, хотя и не совсем.


   Winter
   Моя зима
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
   Посвящается моей мечте
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Знаете, у меня всегда были проблемы по жизни, если что-то случалось плохое, то обязательно со мной. Порой я этому уже и не удивляюсь, но это таки в большой степени даже смешно. Я для проблем как магнит, который то и дело что все время их притягивает.
   Хочу рассказать вам историю, которая случилась со мной много лет назад. Так получается, сейчас, когда я уже не молода, и не юна, я часто вспоминаю то, что происходило со мной в детстве. Молодость самое приятное, что случается с людьми за всю жизнь. Много интересного со мной случалось, но я хочу поделиться с вами одной, надеюсь интересной историей. И чтоб ее рассказать, нужно начать все с самого начала.
   О, дорогие извините, что забыла вам представиться. Меня зовут Винтер Енерби и я человек, хотя и не совсем.
   Ну что же, начнем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *** Назад в прошлые воспоминания
   Старая женщина среди ночи проснулась от тревоги которая прогнала ее сон. Сильный ветер за окном, вьюга, снег напомнили ей далекое прошлое, вернули ей ощущения... приятные ощущения любви. Именно в один из таких дней, когда была непогода, она знала что самый счастливый человек, ведь у нее был он, и именно в такой день он ее спас.
   Она поднялась с кровати и спустилась вниз по лестнице на первый этаж, в кабинет мужа, который после его смерти она переделала в свою комнату отдыха. Старухе нужно было срочно, сию минуту что-то найти, чтобы успокоиться, и она знала что именно требовало ее сердце. Войдя в кабинет, она зажгла настольную лампу которая едва освещала комнату, тускло горевшая она только придавала едва заметный свет в темноте. Чтобы не шуметь, старуха закрыла двери запирая за ней все секреты, которые никто не узнает из ее детей внуков и правнуков. Она подошла к старому комоду где были сложены нелепо книги, некоторые из них валялись на кучи. Перебирая их руками которые трясутся она не видела при плохом освещении их названия, но знала, что когда рука дотронется до нужной книги то она это почувствует. Ведь старуха на память знала каждую страницу той книги, каждую неровность, потертость и вмятость страницы. Рука старухи остановилась, когда нащупала железные узоры, которыми была украшена книга. Наконец-то!
   Она достала книгу и стала ее листать. На старых картонных страницах были не ровно приклеенные фотографии скорее из сна. Счастливые лица смотрели на старуху которая им улыбалась. Все в прошлом, или это прошлое во всем.
   - Бабушка, кто это?
   Сзади тихонько подобралась младшая правнучка, которая проснулась послышав тяжелые шаги на лестнице ее любимой бабушки.
   - это твой дедушка милая- с любовью ответила старуха.
   - а это кто?
   Пальцы ребенка показали на незнакомого ей человека.
   - Это....это...- старуха больше не смогла ни слова сказать любопытному ребенку, ее слезы капали на пол градом.
   Сердце еще помнит, раны еще не зажили, не затянулись ...кровоточат.
   *** Отцы и дети
   Эта история началась за долго до моего рождения и даже существования моих родителей. Конечно, многое что в ней изменилось и позабылось, но суть осталась все та же.
   Много веков назад когда люди поклонялись разным богам и где главным богом для них был Один они верно ему прислуживали. И тогда Один в знак своей благодарности выбрал одного из них для того чтобы одарить его силой которой никто из людей не обладал. Ондин выбрал лучшего из них, самого благородного и верного, этого человека звали Еддир. И чтобы удостовериться в правильном выборе Один сам спустился на землю и встретил Еддира на лугу где тот выпасал свой скот. Когда Еддир увидел незнакомца едущего к нему на встречу он решил ему помочь, так как тот был слишком стар и немощен. Старик хромал на одну ногу, сгорбленной, он был одет в рваную одежу, седые длинные и немытые волосы запутались с такой же бородой. Один глаз старика, который смотрел на Еддира с мольбой о помощи. Еддир привел старика домой, накормил его, обул и одел. А когда он проснулся среди ночи, то увидел стоящего над сбой старика уже в светящийся белой одежде, с золотыми узорами. Он стоял ровно, и не выпускал своего посоха из рук. И когда старик заговорил до Еддира, было видно, что он был мудр и от него веяло неведомой силой.
   - ты благородный сын мой! Много лет я за тобой наблюдаю, ты никогда меня не огорчал, не разочаровывал. Я горд тобой и за преданную твою веру я наделю тебя силой.
   - но кто ты старик?
   - ты не узнал меня? Я все и ничего. Я отец вас всех. Я бог, хозяин и человек!
   - Один? Мой повелитель!
   - я награжу тебя силой, и ты должен мне прислуживать.
   Еддир подбежал к Одину и начал целовать его ноги, благодарить за то, что тот ему явился.
   - Согласись!- произнес Один.
   - соглашаюсь - подчинился ему Еддир.
   Один ударил своим золотым посохом по земле, и тело Еддира засветилось серебристым сиянием, поднялось в воздух и начало меняться. Он одарил Еддира неимоверной силой- силой зверя.
   Обладателей такой силы стали называть - берсекером, он был слугой своего бога. После того, как века проходили и люди стали забывать старых богов, на замену им пришли новые верования, новые боги и про Одина уже никто не вспоминал, но легенды об Еддире не пропали в небытие.
   Люди помнили то, какой он силой обладал, и всегда пытались ею завладеть, продавая свои души, они всю свою жизнь искали призрачного Еддира, чтобы попытаться завладеть его силой, но не находили.
   Еддир жил долго, и после своей смерти оставил после себя наследство, двадцать своих сыновей. Двадцать сыновей унаследовали дар своего отца и все так же остались поклоняться единственному для них существующего бога - Одину, они оставались ему верными до конца. Все сыновья покинули дом, где их прятал их же отец, и пошли участвовать в битвах. И тогда все узнали кто такие человеки-звери. Много королей хотели иметь в своем распоряжении подобных воинов как они. Берсекери отличались тем, что перед каждым своим боем они приводили себя в ярость и ставали сильными и непобедимыми. В сражениях они отличались тем, что были намного быстрее, неистовыми, и нечувствительные к боли. Часто когда была битва, берсереки шли в первых рядах заслоняя своими телами других воинов, они не боялись смерти, ведь знали что их бог Один заберет каждого воина к себе на небо, в место Вальхаллу.
   После долгих лет берсекери стали хранителями королей и их тайн, они участвовали в военных комитетах. Берсекери створили свое войско и стали элитными воинами своего военного союза. Спустя 1 тис н.е. берсеркери стали членами рыцарей стран Европы. У тогдашних боях, они превращались в диких зверей во время самой битвы. Когда наступала ночь берсеркери превращались в волков или медведей. В основе войска викингов становили берсеркери. Но скоро все изменилось. Их импульсивность и непослушания сыграла с ними злую шутку. Когда пришел век цивилизованности и христианской религии, берсеркери стали выделятся на фоне остальных людей, они создавали дебоши, их сильный дух уже не мог подчиняться наказам королей и тогда правящие короли приняли решения истребить всех берсеркерив.
   Верные воины стали изгоем для своей страны. Многие из них бежали. Удалось спастись лишь двенадцати из них, среди которых бил; Бёдвар - старший из сыновей Едирра, он оберегал каждого из своих братьев, был высок, силен, длинные волосы и борода, суровые черты лица скрывали его мягкую и нежную душу, когда никто не слышал он пел, так что слезы наворачивались, его душа страдала, пыталась стать суровой, но на волю когда никто не видел вырывалось лишь добросердечность и уязвимость. Бьярки второй по старшинстве из братьев, всегда пытался унаследовать бесстрашия своего брата Бёдвара, он был ниже его, но силой не уступал никогда. Хьялти внешне отличался от братьев, у него были светлые волосы, которые он унаследовал от матери, его внешность была не так груба и мужественна как двух старших братьев, он был романтичен но при этом оставался ловеласом. Хохгемут был задорный, единственное что осталось в памяти про него это постоянная улыбка на лице которая его сопровождала во даже во время битвы, он даже смерть свою встретил с улыбкой. Цвитсерк, которого глаза излучали уверенность и храбрости, сильный оратор, всегда был на челе своего войска, он вселял в сердца воинов неустрашимость. Храбрый Кюн хотя и был ветреный, и всегда опаздывал везде, куда только мог, но при опасности он всегда был готов отдать свои жизнь за одного из своих братьев. Вёрт озорной и шальной, с кучерявыми волосами и кучерявой бородой, его тело украшали шрамы которые напоминали полотна узоров, добродушный брат который никогда не находил покой, с огромным запасом силы и энергии. Весетий, уравновешенный, молчаливый и рассудительный, короли всегда советовались с мудрым своим воином, он находил выход из любой ситуации, из любой пропасти и самого темного лабиринта проблем. Байгуд был молчалив, он любил оставаться наедине с собой, часто он бродил когда наступала ночь и всегда рассуждал о жизни, пытаясь найти в ней смысл. Братья Свипдаг, были как две капли воды, похожие как и внешне, так и душевным складом, они думали и чувствовали вместе одно и то же, если у одного болела рука то у другого несомненно тоже.
   Каждый из них пошел, куда глядели его глаза. Бёдвар отправился на остров Исландия, Бъярки в Германию, Хьялти в Венгрию, Хохгемут жил в Финляндии, Цвитсерк поселился в Гренландии, Кюн обосновался в Дании, Вёрт решил отправиться в Фарери, Весетий же отправился на остров Готланд, где его брат Байгуд отправился туда немного позже. А вот браться Свипдаг поселились в Исландии после долгих лет странствий, как и их брат Бёдвар. Многие из людей не догадывались о способностях новых жителей их стран. Да, происходили странные случаи, но никто не мог доказать о способностях того или иного участиях из одаренных. Они затаились, все кроме Весетия и Байгуда.
   Проходили года, скользили по пальцам как песок истекает из разжатой ладони. Многие браться умерли так и не оставив потомство за собою, некоторые выжившие продолжали жить как обыкновенные люди, но их род рано или поздно обрывался. Те кто выжил затаились, ради безопасности своих родных, детей и жен, а позже и родителей. Многие покидали место где они обосновались и продолжали искать свою судьбу углубляясь в Европу. Кюн переселился в Румынию, а Хохгемут перебрался в Вермению где продолжал жить до самой своей смерти. Многих из берсеркерив рано или поздно придавали их же короли которых они защищали зачислявшись им на службу, среди таких которым не посчастливилось были братья Свипдаги и их дети, они служили своему королю более сорока лет. Жизнь их трепала как знамя ветром под которым они служили.
   Весетий обосновался на острове Готланд Швейцария у 1124 году. Много лет там менялась власть, год за годом остров переменял своих владельцев, жители чинили опор всем напастям, единственное чтобы им помогло в битвах это был берсеркер, но он не стал выходить на свет. Ища покоя и надежды на тихую старость Весетий отправился разыскивать ее в другие города и в другие страны. Он много путешествовал со своим братом Байгудом. После долгих скитаний они нашли подходящее место для жизни. Это был остров Мартук заброшенный и забытый в океане.
   Остров Мартук был суров ко своим жителям. Густые леса, дикие животные которые наводили страх на жителей, и сильный холодный ветер закалял теплые души своих обитателей. Его площадь составляла приблизительно 3425 кв.км. с населениям пять тысяч человек. Остров был скалист, находясь в океане он разделялся на две половины проливом которым позже соединил стальной мост. Одну половину территории Мартука забрал себе Весетий, вторую его брат Байгуд.
   Через пару месяцев их прибытия на остров, его жители заметили что с двумя незнакомцами происходили странные вещи. Когда братьев злили в их глазах появлялся животный свирепый взгляд, они меняли свой цвет и стали похожими на волчьи если злился Весетий и медвежьими если Байгуд. Да и в ночи происходили часто такие вещи которые трудно было объяснить. После шести лет перебивания на острове одному из братьев в голову ударила кровь и у него разыгралась жажда власти.
   Весетий был старше своего брата Байгуда на три года. Он был умнее и намного сдержанней близкого и пылкого братца. Байгуд часто не мог сдержать свои звериные повадки, он был агрессивен, а спустя года стал еще и ненасытным, алчным и подлым. Весетий отличался от брата тем, что был справедливый, он не искал власти и не хотел, чтобы все люди ему приклонялись. Его сердце стучало ровно при сокровищах и всех обожествлениях или преклонениях, он испытывал нежные чувства к человеческой сущности.
   Байгуд же знал что люди нищие существа, которые давно отстали в своем развитии, и когда Один сотворил берсерка он наградил их даром выделяться из толпы, стать особенным, вожаками того времени. Он думал, что они были посланы на землю чтобы покорять себе людей. Его разум одурманился запахом власти. Весетий не хотел участвовать в грязных делах своего брата, и Байгуд принял отказ Весетия за предательство. Они сошлись в битве которая длилась четыре дня и четыре ночи. Их силы были равные, они оба были сыновья Одина. И тогда, когда их силы были на исходе они приняли соглашения поделив остров на две половины для каждого из них. Одна половина которая была больше второй отошла Весетию, все потому что он был старше Байгуда, и у него было больше прав на территорию. Байгуд согласился. Отгороженный остров невидимой чертой отошел во власть двум братьям.
   На одной половине Весетия люди превозносились, он защищал их, а они его боготворили. Байгуд же правил беспощадно и жестоко. Но отделенные люди не имели никакого права покидать свое место без соглашения их новых владык.
   Первая половина Весетия Волка процветала на вершине которой находились равные права населения острова . Когда на жителей деревень из леса нападали животные Весетий им приказывал возвращаться обратно, зверь зверя слушает. Через десять лет у Весетия появились дети, о они перебрались с деревень за пролив, что отгораживал половину острова. Жители построили поместья своему хранителю. Дети Весетия превращались в волков каждую ночь и выходили на охоту в лес, но Весетий обезопасил обитателей своей половины тем, что отсутствия моста отгораживал им путь перебраться до жителей селений. Они были оторваны от всего острова и только Весетий мог перебраться через пролив превратившись в зверя. Позже, когда чадо Весетия выросло и научилось управлять новой силой, был построен мост который соединил материк. Новое поколения сменило старое, а люди так же беспрекословно поклонялись наследникам Весетия, которого им послал бог.
   Вторая половина острова которая принадлежала Байгуду Медведю. Он подчинил каждого обитателя своей половины и заставил себе приклоняться. Кровь проливалась реками и растворялась впадавши в океан. Со стороны которая принадлежала Байгуду доносились плачи крики его жителей. После пяти лет ненасытности своей жажды подчинения у него родилось потомство, которое не столь отличалось добротою от своего отца тирана. Когда земли Байгуда иссякли, то он решил напасть на плодородное места своего старшего брата. Но тот дал отпору Байгуду. Власть свирепого братья окончилась, но придет месть от его сыновей за отца когда медведи наберутся сил.
   Добро хоть и часто побеждает зло, но и ему когда-то приодеться уступить дорогу.
   Все менялось, старые умирали, новые приходили. Время стерло давние мифы и легенды. Старики пересказывали сказки своим внукам а те своим детям, и так до 1991 года.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *** Октав Анден
  
   Октав Анден вожак стаи берсерков, вот уже много поколений он, как и его предки живет на острове Мартук. У него есть прекрасная жена Аника, которую он не стал обращать в себе подобного зверя.
   Хотя и берсеки обладают силой, которой другим только снилась, но они как обычные люди живут столько, сколько им отвели времени на небесах. Дети берсерка рождаются со способностью своего отца превращения в волка или медведя. Эту же способность они передают своему ребенку. Когда берсерк находит себе пару, то у нее или него есть выбор ставать обращенной или жить простым человеком. Ни о какой бессмертности речь не может идти, боги не стали наделять простых людей такой привилегией, а они всего лишь воины и их слуги. Ночью берсерки превращаются в огромных и сильных волков, но когда они превращаются днем то это больше похоже на оборотня, смесь человека и волка, только гораздо больше в размерах. Вот, собственно откуда пошли легенды об оборотнях, которые родились благодаря берсеркам.
   Шли года, а берсерки которые выжили, давно образовали кланы, где они жили общиной, и только вожак жил отдельно от своей стаи.
   У Октава родился сын, который когда придет его время тоже станет вожаком своего клана, но он сможет им стать только после смерти Октава.
   Октав чувствует что наконец-то все образумилось, больше не происходили набеги берсеркев из другого клана, и казалось бы уже наступил период перемирья. Время двигалось в перед, появлялись все новые технологии, люди других стран давно забыли что когда-то существовали такие безстрашные и непобедимые воины. Но это к лучшему. Правда на острове жители чтили общину берсерков, они им поклонялись как тайному ордену, и когда на остров прилетали туристы, то никогда, никто из жителей не разглашал информацию о существовании этого клана.
   Каждый из двух кланов берсеркив в соответсвии до какого он принедлежал делал себе отметку на шее, татуировку волка или медведя, чтобы люди знали кому из клана они кланялись когда кого-то из них встречали. Границы оставались не тронуты, никто не имел права покидать ту половину на которой он родился, вырос и жил. А если и делались исключения, то только в особенных случаях, но с такими особами, вожак клану подписывал особый договор, на который не каждый мог согласиться из простых людей.
   Условия договора были разные, но каждый раз он означал только одно, что та особь которая указана в договоре все равно потеряет больше чем приобретет. Единственная привилегия людей была в том, что им дозволялось переступать черту, грань разделившую остров, но с условиям возвращения обратно. Те кто не возвращался сам, его возвращали силой уже берсерки, если возвращали.
   Когда сыну Октава, мальчика, которого назвали Яном, было шесть лет, на их поместья напали медвежьи берсерки, и тогда Октав бился со всех сил, получивши глубоки травмы в бою, он больше никогда не доверял вражескому клану. Битва его закалила, и та мягкость в отношениях с другими куда-то делась, испарилась, на замену которой пришла холодность и полное безразличия. Шрам который украшал лицо Октава на всей щеке, всегда напоминал что нельзя никому верить, а особенно в то, что люди могут измениться.
   Октав хотя и стал не таким чувствительным, но он безумно любил своего сына, которого старался обучить всему что знает он, и что знают из его клана. Он делился всеми тайнами битв, секретами их силы. Но когда все его ресурсы были исчерпаны, Октав больше не знал про что говорить ему с его сыном.
   Берсерки умеют читать мысли, ощущать эмоции каждого из своего стаи, но в один день, когда Яну было двенадцать, он закрылся от отца, поставил между ними преграду, высокую стену, и тот уже не смог быть на интуитивном уровне близким со своим сыном. Они отдалялись друг от друга, и это расстояния возрастало с каждым годом, а к шестнадцати годам и вовсе стало безграничным. Ян не видел смысла в общении со своим отцом который не проявлял к нему не малейшего интереса, и никаких теплых чувств. Так ему тогда казалось. А Октав был слишком горд чтобы сроднится со своим сыном и попытаться его вернуть. Единственное о чем они говорили, это пара фраз как приветствия и благодарность. Маленькая учтивость и не более. У них ничего не было общего, но когда то и в Яна с отцом появиться общая цель, это - клан.
   В один из дней апреля месяца, Октав услышал вой своих берсеркев которые охраняли границу в лесу. Он уже стал предвкушать вкус битвы и месть тем, кто осмелился перейти дозволенною грань, кто оставил шрам на его лице. Когда Октав примчался до места где была уже вся его стая, он очень удивился, когда увидел, что возле самой черты стоял Ольрик с несколькими своими подчиненными, и казалось не в его намерениях было сегодня начать сражаться.
   - Октав, рад что ты так быстро сумел примчаться. - прошипел Ольрик - По твоих свирепых глазах вижу что ты готов начать сражаться, но смею тебя огорчить, у меня на сегодня нету таких планов, так что будь добр и верни себе человеческое подобия, для разговора не обязательно превращаться в зверей.
   Октав зарычал, ему не нравилось общество и даже мысли об Ольрике, об этом гнусном подобие человека и подобия зверя. Он не заслуживал великого дара Одина - силы берсерка.
   Октав оставался превращен в волка, он стоял на двух лапах и с его пасти капала слюна. Он хотел накинуться на Ольрика, но тот все еще стоял за чертою. Нет такого права, нарушения соглашения, и тогда война между кланами. Октава раздражало ехидство Ольрика, его улыбка натянутая до ушей. Кажется он что-то задумал, и Октаву стлало интересно, что же именно.
   Октав пал на четыри лапы и с ревом перемешанным с криком стал в агониях извиваться на сырой земле. Было слышно как его кости ломаются и медленно смещаються на свои места, он обретал подобия человека, и когда вернул себе прежний вид Ольрих сказал:
   - что, все еще не приятный процесс превращения?
   - нет, я каждый раз наслаждаюсь этим! - с улыбкой произнес Октав.
   - не сомневаюсь!
   Наступило молчания. Октава еще немного трясло, он ощущал как его мускулы и мышцы, пускай еле заметно, но все же трясутся. Превращения в волка дается легче, чем превращения обратно в человека. Хотя вкус боли давно их всех закалил, но это было не самым прияным ощущениям чтобы испытывать его постоянно.
   - что тебе надо Ольрик! - сердито сказал Октав
   - мне нужно чтобы мы с тобой уклали маленькую договоренность!
   - укласть с тобой договор? Никогда! - с полным серьезом ответил Октав - Я знаю какие вы лживые и никчемные существа...
   - но мы ведь братья - почти с гордостью произнес Ольрик.
   - и я об этом очень сожалею, каждый день.
   Ольрик стал рычать, его глаза и пасть уже начала превращаться в медвежью. Но потом, он взял себя в руки, стряхнул головой, поправил свой костюм и провел рукой по уложенным волосам, укладывая их пряди на свое место.
   Ольрик был немного меньше в росте за Октава, опрятен и искусителен. Он знал как выглядить хорошо, смотря за своим стилем и внешностью, он пытался скорее всего компенсировать ею уродство своей души. Его волосы были всегда уложены, длинноватые, которые Ольрих всегда гелем зачесывал назад. Его прическа всегда придавала ему шарма и делала законченный хорошо продуманный образ. Да, они уже не такие кровожадные, какими были его предки. Они не убивают людей, не гоняться за ними и не пытают их. Но любви к ним, к этим созданиям, он не испытывает. Это люди должны прислужывать берсеркам а не берсерки людям.
   - мой милый друг, времена меняются, и пора уже начать нам доверять.
   - доверять вам! А разве не вы, как трусы сделали набег на нашу территорию десять лет назад?- Ольрик при словах Октава тихо зарычал, но Октав продолжал, - разве не вы нападали на наши деревни, убивали наших людей, пили кровь их детей?
   - на тебя нападал мой отец, а не я! Я тебя уверяю, что доверия между нашими кланами пойдет только на пользу всем.
   - я никогда не соглашусь! - крикнул со злостью Октав, так, что многие берсерки с его клана испугано посмотрели друг на друга, их шерсть стала дыбом.
   - ну что же! если мы в этом не нашли соглашения, то надеюсь ты выслушаешь мое второе.
   - говори!
   - есть одна особь... человек!- Ольрих срывился и фыркнул- он просит меня, умоляет, чтобы я позволил женщине перейти жить за черту!
   - и что именно ты хочешь от меня?
   - ты знаешь, я не люблю терять людей, но пожалуй я соглашуся и позволю ей перейти за границу , тебе лишь стоит подписать документ, что ты тоже согласен...- Ольрик протянул папку с бумагами Октаву, чтобы тот с ними ознакомился.
   - я тебя знаю много лет Ольрик, в чем же подвох этой их сделки? Что такое ты поставил им за условия, что они согласились его принять?
   - мой брат, тебе не нужно быть полностью осведомленным, чтобы поставить всего лишь свою подпись, подтверждая то, что ты не против, что на твоей земле будет жить женщина из нашей земли.
   - я подпишу, но ты расскажешь мне, какое условия ты им поставил.
   - всего лишь, их дитя. Правда я буду владельцем сия подарком, только при достижения его шестнадцати лет. Когда придет время, оно должно будет вернуться на нашу территорию, разве это плохая услуга, которая по сравнению с той, что я делаю для них, жалкая и ничтожная.- Ольрик доволен собою, своей добротой поднял руки и сам себе зааплодировал.
   - что тебе с этого ребенка? Зачем он тебе?- с удивлением спросил его Октав.
   - мне? Мне он не нужен! И если тебе станет легче, ребенок меня не интересует, это всего лишь плата, и не более.
   Октав чтобы поскорее избавиться от Ольрика подписал документ. Какой глупец этот мужчина, который согласился отдать свое дитя этому ненормальному. Любовь задурманила весь его разум.
   Домой Октав вернулся, когда уже стемнело. После встречи с Ольриком, ему не хотелось сегодня выходить на охоту в лес. Он все еще перебывал в своих раздумьях, как отец может отдать своего ребенка. Сам Октав никогда бы не согласился, чтобы его Ян перешел в руки другому.
   Аника подошла к Октаву, она видела, что ее муж был чем-то расстроен, и, чтобы его утешить, она крепко его обняла и нежно гладила своей ладонью его плечи. Иногда это успокаивало ее мужа. Октав обнял жену, все крепче ее сжымая, он поднял ее на руки и закружил. Все - таки как хорошо, что у него есть его Аника, и его сын Ян.
  
  
   *** Винтер
   1991 год 22 декабря, зима лютая, на окошках роддома мороз нарисовал узоры снежинок как умелый художник. Глаза Виктории пристально всмотрелись на тусклое серое окно в палате. Она не отводила от него свои глаза, чтобы переключить свою боль и попытаться хоть как-то ее заглушить и притупить. За дверями палаты стоял ее муж Генри и ждал когда же жена приведет в этот мир маленькое сокровище. Но пока ему не было известно кого именно, мальчика или девочку. Они спецыально не хотели знать пол ребенка. Пускай это остаеться сюрпризом для них обох, но рады будут они одинаково, как и сыну, так и дочке.
   Роды продолжаються шесть часов, и Генри все только и делает что нервно заглядает в окошко в двери палаты, которое на миг позволяло ему увидеть свою жену. И когда Генри видел что с ней все хорошо, его нервы немного успокаивались. Он подбодряющее ей кричит " Давай дорогая, еще чуть-чуть", " ты зможешь", " я в тебя верю". И только всевшысь в неудобное кресло в коридоре больницы он смотрит как замедленно открываються двери палаты жены и оттуда выходит доктор, котороый ободряюще хлопает Генри по плечу со словами " у вас девочка поздравляю, вы теперь папаша".
   Момент, когда Генри взял на руки свою дочь, был один из прекраснейших и трогательных в его жизни. Среди которых были те когда он впервые поцеловал Викторию когда был ливень, или когда увидел как Виктория идет к алтарю в своем свадебном плате. Признаться, он было тогда чуть не зарыдал, но друзьям рассказывал как мужествен он тогда был. Или еще, когда его жена сказала что в положении. Сколько еще приятных моментов будет в их жизни? Не счесть, среди которых; первая улыбка, первое слово маленькой дочки, первые ее шаги, первый ее рисунок и так дальше. Генри представил всю свою жизнь, и она ему показалась идеальной.
   - ну, что же, милый, ты совсем меня не слышишь, как мы ее назовем. - ласковый и измучаный голос Виктории заставил бросить Генри свои размушления и полеты в мечтах опуская его на землю.
   - Винтер. Винтер Енерби! Радостно произнес Генри.
   - мне нравиться! Значит Винтер.
   Признаться, меня хотели назвать Рамона, Алиса, или Гарри, но я рада, что мои родители назвали меня именно Винтер, мое имя как холода, которые остудили мое пылкое сердце.
   Ничего, он во сне дальше сможет наслаждаться своими мечтами, представляя жизнь Винтер - подумал Генри.
   - извините мистер Генри!- в палату зашла медсестра- вы должны подписать эти документы, вы же понимаете, что это за документы?- она вопросительно посмотрела на Генри.
  
   - да-да! Мы все сделаем.
   Шел год, Винтер росла на глазах своих родителей, которые не могли натешиться своим ребенком. Им казалась она прекрасной, ее нос, маленькие ручьки, губы, глаза. Они тешелись своим дитям. И так, а ж до шести лет.
   В пять лет Винтер вымахала в росте, который составлял 140 сантиметров. У девочки были русые волосы, зеленые глаза которые отдавали синевою. Винтер была активным ребенком, которая любила заниматься всем, она бегала, рисовала, пела, танцевала. Хотя в ее родителей и была квадратная голова от их активной дочери, но они всячески подбадривали ее ко всему, к чему Винтер проявляла интирес. Больше всего они надеялись что их дочь когда вырастет станет или художником или писателем.
   22 лютого1996 г, солнце светит ярко, снег еле-еле падает, но зато он как перья летящее с неба. Дороги хоть и скользкие и люди часто поскальзываясь падают, но это не придает им тени грусти на лица, а даже смешит закупоренные старые сердца. Сегодня день когда родилась маленькая Винтер которой уже шесть лет, и родители взяли за традицию возить свою дочь на каток который находился в центре города, а после чего они должны были отправиться на главную площадь где проходил ежегодный праздник серого волка. Когда Виктории подошла к комнате своей дочери то увидела что та плачет, и даже истерит. Такого раньше с ней не случалось. Но мать не стала обращать внимания на дурное поведения своей дочери, как ни как,она знала, что по их приезду на каток ее дитя несомненно будет радоваться. Собравшись Виктория поспешила быстро завязывая красный шерстяной шарф своей дочьки, так как Генри уже сигналил на улице. Он уже пол часа ждет жену сидя в машыне пока та собереться. Генри казалось дай Виктории а пять часов на собрания, ей и то бы не хватило.
   Винтер упала на пол, и стала кулаками колотить об паркет, пытаясь задержать мать, но та с легкостью взяла дочь на руки и потащила в машыну. Виктория не могла больше обращать свое внимание на истерику дочери, потому, что ей стало жаль мужа, который все это время сидел и ждал в машине. Наконец-то вся семья была собрана, а Генри включил радио чтобы успокоить дочь и при этом стал подпевать каждой песне корча при этом гримасы и поглядывая все время назад, чтобы убедиться что Винтер больше не плачет. Через десять минут на лице ребенка появилась лучизарная улыбка с красным носом, последствия от рыданий. Винтер улыбалась когда отец смотрел на нее в зеркало, а Генри веселился, когда Винтер ему улыбалась на все зубы, при этом передних не имея. Дорога стала приятной, они уже выезжали из леса в город до катка.
   Ян зашел в кабинет своего отца, сегодня они были должны отправляться в город, где жители острова приготовили приздник в честь серого волка который уже отмечается уже 357 лет. Впервые отмечать день волка стали в 1656 году, когда основатель города в свои восемсят лет по легенде изгнал из сел диких зверей, которые тогда нападали на жителей. После того случая, в свою благодарность, люди стали отмечать этот день, день изгнания диких зверей серым волком Весетием. Ян как наследник рода Весетия должен был отправиться в город и выйти к жителям засвидетельствовав свое присутсвтвия и поблагодорив их за их проделанною роботу и их труды. В целом было весело. На площади зажигались огни, розводился костер, роздавались напитки, город украшался вывесками, герляндами, шарими. Люди всячески пытались скрасить суровою зиму, согреваясь от огромного костра с песнями которые пели их предки, в возвышения своего героя Весетия.
   - отец, я не хочу сегодня покидать дом, можно мне не пресутсвтовать с вами на торжестве.
   Сильный и высокий силует стоящий в темноте розвернулся с ярым волчьим взглядом, который сверкнул во мраке. Это был Октав. Отец Яна. Теперешний правитель этого дома, своего клана и своих людей. В подчиненею которого насчитывалось сорок человек, бесстрашных и преданных воинов. Он явно не одобрил, что его сын не хочет пределить немного своего внимания на традиции, которые соблюдались веками.
   - Ян, это не обсуждаеться!- резко оборвал все надежды своего сына, ответил Октав.
   Октаву было 56 лет, он был слишком высок, и этим часто выделялся из толпы. Суровый взгляд в миг заставлял замолчать, если этого требовалось. Да, у Октава был раньше нежные и наивные глаза, но сейчас у них поселилась каменная непреклонность за все года, которые он возглавляет свой клан. Седые волосы, которые гармонично чередовались с более темными, походили на шкуру волка, которым люди приклонялись. Это была скала, а не человек. Стальные нервы, стальной голос, стальная жизнь. Яну иногда казалось, что у его отца не было чувств вовсе. Такова уж его доля правителя клана. Но спорить с Октавом для Яна было равно самоубийству.
   Ян нехотя закрыл двери и спустился по лестнеце в каминную комнату, где должна была сидеть его мать. Аника сидела и вышывала. Она в свои 48 хотя и видела не плохо, но для того чтобы вышить полотно, ей нужны были очки которые она усердно не хотела носить, пытаясь замедлить хоть как-то свою старость. Каштановые волосы окуратно уложены в пучек на голове. Нежное платья синего цвета интиресно сочетался с цветом ее волос. Она услышала что спускаеться ее сын и удивленно на него посмотрела когда тот заговорил:
   - мам, почему ты себя мучаешь, ты же ничего не видишь, надень очки!
   - мне не нужны они, я и так хорошо вижу!- звонким голосом ответила Аника.
   - ты себя или меня пытаешься обмануть?
   - ...хм, Ян, я женщина, а женщины не любят чувствовать приближения старости. Ты хоть одну такую видел, чтобы радовалась первым морщинам? Я еще молода чтобы носить очки.
   Ян подошел к матери и крепко ее обнял, вдыхая ее аромат ванили который на долгое время оставался с нею после того, кок она выпекала пироги.
   - что-то случилось?- Аника обняла наклонившегося сына и поцеловала его в щеку.
   - нет, я просто так зашел, посмотреть как ты!- нервно ответил Ян.
   - опять поссорился с отцом?- Аника вздохнула.
   - не то чтобы поссорился, просто, мне иногда кажется, что он думает, будто у него и вовсе нет сына.
   -это не правда, ты сам это знаешь. Отец тебя любит.- ободряюще сказала Аника.
   -да, но не больше чем других из клана.
   - не говори ерунду!
   - ток почему он мне не дает отправиться на охоту! Я уже не ребенок, мне уже двадцать!- быстро произнес Ян.
   - да, ты не ребенок.... Но ты же знаешь нашого отца, он всегда додержываеться традиций его предков, которые будешь соблюдать и ты. Он разрешыт тебе охотиться только тогда, когда посчитает что ты уже готов!
   - ну я уже готов!- Ян нервно встал с перила кресла и подошел к камину, и начал играть с языками пламенями, дразня огонь.
   - если твой отец тебе запретил, значит, время еще не пришло. Ты его единственный сын, и если с тобою что-то произойдет, отец не выдержит этого!
   Вниз спустился Октав празднично одетый в смокинг. Когда он надел свое черное пальто, то прикурил свою сигару, надел шляпу и стал ждать, пока соберется его жена. Посмотрев на свою семью, Октав понял, что сын опять говорил с Аникой о том, что хочет охотиться. Он сделал вид, что не заметил ничего, так как не хотел портить сегодняшний вечер ссорами. Октав сказал всем, что уже пора выходить и ехать в город на праздник и быстро вышел из дома на улицу, где стояли люди из его клана.
   Маленькая Винтер раз десять упала, когда каталась на катку. Единственное что ей не давалось, так это стать на коньки и не упасть. Расстроившись, она закинула это дело, а родители, чтобы подбодрить их дочь отвели ее в кафе, которое находилось возле катка, где маленькую Винтер угостили горячим шоколадом.
   После театра, где разыгрывали сцену изгнания зверей, все отправились на главную площадь, там уже должен был зажечься костер. Чтобы не пропустить происходящее, Генри живо заставил свою семью пошевеливаться, и те со смехом побежали за ним, до костра, ставая ближе до него, чтобы увидеть весь процесс зажигания. Да, ничего особенного в этом не было, но их веселило то, какими сплоченными в этот момент они становились. Да, Винтер была любимой дочерью, а Генри и Виктория, любимыми родителями.
   Когда костер уже полностью запылал и жители города стали петь песни, Виктория протянула Винтер маленькую синею коробочку, перевязанную фиолетовой лентой с бантом. Винтер обрадовалась и захлопала в ладоши. Разорвав подарочную упаковку, она достала оттуда золотой браслет. Виктория надела его на руку дочери и приказала, чтобы та его не потеряла. Винтер долго его гладила и рассматривала, она не могла налюбоваться тем, как в золоте отображался огонь. Ей казалось, что в наполированном новом браслете была вселенная. Пламя игриво отображалось в золоте, маня за собою восторженный взгляд ребенка.
   Ян наблюдал за тем, как пламя разгоралось. Он ощущал что разгорается не костер, а его злость на отца, который не выпускал его из под своего крыла. Он каждой клеткой почувствовал, как набирается злостью и обидой. Каждой молекулой своего тела, он был пропитан этими ощущениями. По дороге сюда, отец ни разу к нему не заговорил, не то чтобы даже посмотреть. Единственное на что Ян отвлекся, находясь в таком состоянии, был смех доносившегося одного ребенка из толпы людей, которая стояла напротив него. Когда Ян посмотрел на дитя что так громко радовалось и смеялось у него тоже появилась на лице непроизвольная улыбка. Девочка заразила его весельем. Дитя явно радовалось каждой мелочи, держа в руках, какую-ту маленькую коробку. Нелепий вид ребенка заставлял откинуть свою злость на задний план. На ней были красные варежки и красны шарф, который заворачивал пол лица, белая шапка больше головы на которую была она надета, и куртка розового цвета с красными сапогами. Наверное, это был самый лучший возраст для ребенка, когда он еще всему продолжает удивляться и радоваться, всем интересуется и всех любит. Ян отпустил свою злость, не заметив, как ниточка его злобы уже оборвалась и втянулась где-то далеко внутрь. И он был не против. Сегодня праздник и как ни как, а он должен радоваться. Ведь именно для него жители острова проводят год за годом этот, уже ритуал.
   Сзади к Яну подошел отец, который заметно выигрывал на фоне двадцатилетнего сына своими габаритами. Уверенным голосом Октав попытался начать разговор, пытаясь найти перемирья со своим сыном. Как ни как, а его ранило что они были разными, и из-за этого происходили частые ссоры. Их непонимания заставляло отдаляться друг от друга. Единственных кто их постоянно сближал это была Аника. Она всегда протягивала свою руку помощи обоим.
   - Ян, я делаю это только ради тебя. - Октав тяжело вздохнул. - Ты еще не готов!
   Ян резко обернулся лицом к отцу. Утраченная злость к нему вернулась и зажглась в золотистом блеске его глаз.
   - держы себя в руках сын, ты сейчас возле людей!- резко проговорил Октав.
   Ян сжал свои кулаки, что те сначала покраснели а потом побелели. Он и сам не заметил, как потерял контроль над собой. Закрыл глаза и глубоко вдохнув, Ян прогнал свою звериную сущность подальше от себя. Когда уже Ян раскрыл глаза, он был человеком.
   - я себя контролирую!
   - что тебя беспокоит? Ты не можешь сдерживать себя!
   Казалось весь шум города затих. Ян уже не слышал ни единого звука, который до него доносился. Все песни затихли оставляя лишь эхо доносившееся до него. Отец с ним говорит, а для Яна, это скорее не привычно, нежели норма. Скорее всего, дух города растопил сердце отца. Ян горестно вздохнул...
   - ты мне не доверяешь...
   - не в этом дело!- Октав хотел успокоить сына.
   - тогда почему я не могу отправиться на охоту!
   - ты еще не опытен! Ты молод, вспыльчив.
   - я превращаюсь с четырнадцати лет, а ты меня держишь взаперти! Я контролирую каждый свой шаг! Я обещаю что тебя не опозорю!
   - я знаю! Но где гарантия, что ты сам будешь цел?
   - отец! Ты должен мне довериться! Если ты этого не сделаешь, то ты, никогда не узнаешь с какого я теста!
   - ты мой сын, а это еще что-то значит!
   Октав стал был уходить, но поразмышляв он понял, что если не отпустит сына, не оторвет пуповину, то рано или поздно, сын его возненавидит, если еще это не сделал, или пойдет против воли отца.
   - хорошо, ты можешь сегодня отправиться на охоту, только при одном условии...
   - каком? - в надежде спросил Ян.
   - с тобой отправляться еще несколько берсерков.
   - ну ... так не...- Ян задумался.
   - выбирай! Или так, или тебе приодеться ждать еще очень долгое время.
   - я согласен!- с пылом в голосе сказал Ян.
   ставайся здесь, никуда не уходи. Когда придет время, я к тебе подойду.
   Октав углубился в толпу людей, что учтиво перед ним приклоняла головы. Яна всегда восхищала отцовская статура и его дух. Как бы сильно Ян на него не злился, но Октав излучал от себя надежность, верность своим людям. Достоверность на то, что ему все проблемы под силу. Он всех мог победить. Как бы Ян хотел быть похожем на своего отца, но ему казалось что он полная противоположность ему. Ян не замечал за собой мужества, смелости, бесстрашия, храбрости...и наверное, его отец тоже видел, что его сын не родился Гераклом.
   Через несколько часов к Яну подошел отец с двумя парнями, на вид такого же возраста как и Ян. Одного звали Оттис, он был низеньким, с светло-русыми волосами парнем. Оттис был нелепо одет в куртку клеточкой и странную фуражку, под стать такой же самой куртки. Второго звали Утер, худой и выше своего друга, у него были веснушки и рыжие волосы. Кажется, Утеру было двадцать три года. Странно, он был старше Яна, но внешне казался моложе него. Коричневая куртка слишком коротка для длинного тела Утера, странно смотрелась на нем. А дополняла куртку пластмассовая маска морды волка, которая была надета на его голове, обматывая резинкой его лицо.
   - они отправляются с тобой! - утвердительно сказал Октав.
   - да какая разница, лишь бы этот маску во время охоты не надел - подумал Ян но сказал лишь - Хорошо!
   - и помни про границу! Если ты ее переступишь черту, я ничем не смогу тебе помочь.
   Хотя и клан Байгуда был разбит и разгромлен Весетием давно, но волки знали, что есть невидимая черта, обозначающая их территорию, за которую, они не могут заступить. Если кто - либо с волков или медведей переступит за границу, то ему была предначертана смерть. Да, были случаи, когда медведи то и время проникали за границу, но волки всегда учуивали опасность и новых гостей, они всегда проводили в тот же миг над нарушителем свой суд.
   Когда Ян стал уходить, то Октав схватил сына за руку и пристольно посмотрел ему в глаза, в которых Ян счел скорее беспомощность, нежели былую силу. Да, именно беспомочность тогда ощутил Октав, которому было вкрай трудно отпускать своего сына от заботы, защиты и себя.
   - Береги себя!- обеспокоенным голосом прошептал Октав.
   На этом Октав обернулся и ушел в толпу. Он ни разу не повернул свою голову чтобы посмотреть своему сыну в след. Ян знал, если отец ему сказал "Береги себя", то он должен исполнить его приказ, по тому, что хуже всего на свете было не сдержать свое обещания. Он не был намерен снести наказания от его отца. Он не хотел и даже не был готов, испытать весь его гнев на своей шкуре.
   Тройца продвигалась в темный лес. Превратившысь в волков, они учуяли запах диких животных, за которыми будут охотиться. С невообразимой скоростью, они побежали за своей добычей, наслаждаясь вкусом охоты и привкусом свежей крови. Снег падал, но не мешал им бежать за добычей, а только помогал разыграть их аппетит.
  
   - Генри, давай уже будем езжать домой, Винтер устала и буквально засыпает на ходу! - зволновано промовила Виктория своему мужу.
   - ну дорогая, сейчас будут салюты только 6 вечера!
   - нет, я тоже устала!- давая понять мужу, что она не намерена больше здесь оставаться.
   - хорошо - подчиняясь сказал Генри
   Генри неохотно двинулся к своей машине, и через несколько минут он подогнал к своей жене, у которой на руках спала Винтер. Они покидали город, который светился огнями от лампочек и гирлянд. Они покидали общий праздник и ехали в темноту ночной дороги. Чтобы добраться домой, нужно было ехать через лес, дорога была скользкой, и потому, Генри не привышал скорость шестидесяти километров в час, он не хотел выехать на обочину, влететь в сугроб и застрять в лесу на целую ночь.
  
   С приходом темноты сорвался ветер. Он кидал колючий снег в лицо, от чего оно начинало кусаться. Погода в сравнения с днем на много раз испортилась. Ян продолжал бежать за оленем. Он играл со своей добычей, ведь с его скоростью, он мог сразу убить оленя, но вся суть была в том, чтобы выпустить своего зверя и насытиться полностью охотой, успокоить себя! Он бежал и бежал много километров, давая при этом оленю оторваться, вырваться вперед. Утер и Оттис остались позади Яна не успевая подстроиться под его скорость, которая намного превышала их. Вот что значит быть сыном Октава, прямым наследником Весетия. Чистая сила и кровь, давала ему преимущество выделяться из остальных членов своего клана.
   Ян прибавил скорости, чтобы догнать оленя. Он слышал, как стучало его сердце. Еще немного и оно разорветься, а Ян не хотел этого допустить. Ему самому хотелось воткнуть свои клыки в тело испуганного зверя. Он остановился заметив, что олень добежал до автострады. Не раздумывая, Ян кинулся на вдогон своей добычи у которой все меньше оставалось сил на то, чтобы продолжать убегать!
  
   Генри ехал сосредоточившись на дороге. Хотя и снег, который облепил лобовое стекло, почти затулял обозрения дороги, он не привышал скорости. Он посмотрел на уже проснувшуюся дочь, которая ему улыбалась. Сколько они уже едут? Двадцать минут, или час. В этой тишыне и темноте, время замедлилось до безобразности. Виктория посмотрела на свои часы.
   - восемь часов, милый!
   - не верится, мы так долго едем, еще час и мы будем дома.
   Виктория погладила своей рукой Генри за ухом. Ей нравилось поправлять пряди его волос. Нужно будет отправить мужа в парикмахерскую, а то волосы уже отросли. Прекрасный момент, которым хотелось бы наслаждаться всегда. Один этот момент сменился на другой - ужасающий. Перед машыной выбежал зверь и стал посредине дороги. Он остолбенел испуганный ярким светом фар. Генри машинально резко вывернул руль и затормозил. Машина начала танцевать на скользкой дороге. Вылетая на обочину, она перевернулась несколько раз. После кружения в воздухе горы метала, и оглушительной тишины, единственное, что оглушало происходящие это музыка, доносившаяся от включенного радио. Еще минуту назад пассажиры ни о чем не догадывались, наслаждались песней, а водитель фальшиво подпевал игравшей песни R.E.M. -"I'll Take The Rain".
   Ян в ужасе остановился, наблюдая за происходящем, ему не хватило несколько метров, чтобы выбежать на дорогу, но что бы это изменило? Чудовищное обстоятельство уже произошло. Он подошел к машыне, которая уже напоминала груду метала, и фары ужасающе то и дело что мигали. Он увидел кровь которая украшала белое полотно холодного снега. Заглянув в салон машины, Ян видел, что пассажиры передних мест уже не живы. Он с силой оторвал заднюю дверь, чтобы убедиться, что сзади никого не было. Но взглянул на сидения, Ян увидел сидящую в шоковом состояние маленького ребенка, смотрящего не него удивленными глазами. Ян быстро отвернулся, чтобы не ужасать дитя своим видом. Он принял подобия человека, но казалось, ребенок и не собирался был рыдать или пугаться . Ян просунул руки и ухватился за ребенка. Отрывая ремни безопасности он вытянул девочку и крепко прижал ее голову, чтобы малышка не смотрела на то, что произошло. Нераздумивая ни минуты, Ян побежал вдоль дороги к своему дому. Он ощущал, как человеческое дитя замерзает на холоде, и пытался все время его крепче обнять, делясь с ним своим теплом. Нужно было торопиться.
   Винтер понимала, что случилось что-то чудовищное, но когда она увидела глаза этого парня, который смотрел на нее доставая с машины, весь страх пропал, и ничего уже не беспокоило. Она крепко прижалась к Яну ощутив себя защищенной и уснула, потому что усталость или же эмоции истощили силы молодого организма.
   Добегая до дому, Ян не знал, что будет говорить своему отцу. Что скажет, и как отреагирует на это Октав, ему было все равно. Главное было спасти девочку, которая как мышонок скрутилась у него на руках Яна и тихо сопела. Октав учуял незнакомый запах, приближающийся к его дому. Он в миг спустился на первый этаж и направился к дверям готовый в любой момент защищать свой дом, если будет нужно. Но когда двери открылись, он увидел своего сына на руках, у которого был ребенок. Октав тяжело вздохнув и приказал слуге Нуми вызвать срочно доктора.
   - что это за ребенок Ян! - сердито сказал Октав, но не громко, чтобы не испугать дитя.
   - отец, в лесу была авария - растеряно начал говорить Ян.
   Октав подошел к Яну и попытался забрать девочку, но та запротестовала. Она крепко вцепилась за его сына, и Октав оставил ребенка на руках у Яна. Когда ребенок посмотрел на Октава, его злость смягчилась.
   - неси ее в комнату!
   Ян поднялся на второй этаж где его ждала Нуми с горячей водой чтобы вытереть с ребенка кровь.
   -она не ранена!- слишком резко крикнул Ян.
   - Хазяин, вы же не хотите, чтобы доктор увидел малышку в крови. Что он тогда подумает о вас! - торопливо произнесла Нуми.
   Ян неохотно уложил девочку на кровать отдавая ее Нуми, которая принялась вытереть кровь ее родителей с лица. Прошло всего - то десять минут, а он успел привыкнуть к девочки, почуствовать родство с этим дитям. Разве такое может быть? Ян посмотрел на девочку, это был тот самый ребенок которого он видел на празднике в городе. Сколько прошло когда этот ребенок был счастлив возле костра забавляясь маленькой коробкой в руках, а теперь он потерял все. Все рушиться в миг, даже не успеваешь понять что это произошло, но это случилось.
   Пришел доктор и Ян отпарвился в кабинет своего отца. Он хотел попросить Октава оставить девочку у них дома, ведь она сирота. Ян набрался смелости и постучался в кабинет отца:
   - отец! Можно?
   - о чем ты думал Ян? Ты привел незнакомца в дом! Как это произошло?
   - отец, это случилось внезапно, я не успел подбежать... ее родители мертвы, она одна выжила в аварии, мы должны ей помочь!
   - мы должны? Я же предупреждал тебя быть осторожным! И что ты сделал при этом! Ты привел в дом ребенка не из нашей территории!
   - нет! Нет, она отсюда отец!- растеряно сказал Ян.
   - разве ты не учуял запах медведей на ее теле? Она живет за чертой, значит принадлежит клану медведей. Теперь им остается решать, что делать с ребенком!
   - но это не возможно, видно произошла ошыбка!
   - ты хочешь сказать я ошибаюсь!- рассерженно сказал Октав
   - да! - уверено ответил Ян, он знал, что его отец не прав.
   Октав подошел к сыну, и поставил свою руку на его плече, он хотел всмотреться в глубь его глаз, проникнуть в его сознания, мысли, чтобы рассмотреть, что же с ним твориться, понять его, но Ян слишком хорошо скрывал от своего отца свои чувства и мысли.
   - она пренадлежит им! Мы должны отдать ее медведям!
   - нет! Послушай отец, я тебя прошу!
   - почему ты так привязан к незнакомому человеку? Что тебя так связывает с этой девочкой!
   - ты не можешь ее отдать медведям, она моя половина.
   - ты... - Октав стал был хотел накричать на сына, но увидив что тот полностью серьезен остановился - ты в этом уверен?
   - да отец! Помоги ее спасти!
   Октав обернулся и задумался. Когда наступил тот момент, когда его сын вырос, набрался уверенности и мужества противостоять его словам. Он знал что если волк находил свою вторую половину, то он ставал с ней единым целым на всю жизнь, и ничто не могло его разлучить с его исбранецей. Это происходило всегда неожиданно и не запланировано. Как можно было в этом разобраться. Удар молнией который разносился по всему тел, у заставляя его воспламеняться приятной болью и радостью. Химическая реакция, полная зависимость от партнера, одни эмоции которые они ощущают. Это было больше чем любовь! Это была жизнь. Если до этого они ходили не целыми, пустыми сосудами, то после того как волк обретал свою половину он дышал на полную грудь. Он не был больше диким зверем, его приручала вторая половина.
   - я сделаю это только ради тебя!
   - спасибо отец!- радостно крикнул Ян
   Ян провел целою ночь возле кравати ребенка, на утро когда девочка проснулась он не спал а смотрел на ее лицо, которое прежде мирно спало от снотворного, которое вчера молодой и неопытный доктор Айзек ей дал.
   - привет! Как ты? ничего не болит!
   Девочка замотала отрицательно головою рассматривая комнату в которой она проснулась, удивляясь что это за место.
   - меня зовут Ян, а как тебя звать?
   - В-Винтер!
   - очень приятно познакомится Винтер, у тебя очень красивое имя! Ну что, хочешь покушать?
   Винтер замахала головой и улябнулась. Ян понял что она не занурилась в омут воспоминаний о происшедшей вчера аварии, отгородив себя от того что произошло. И он не хотел ей напоминать о вчерашнем, чтобы не нарушать ее покой.
   Нуми радостно обняла девочку когда они оба зашли на кухню. В возрасте служанка давно не видела в доме детей. И не теряя ни секунды, Нуми наградила девочку слишком большим вниманиям. Но маленькая Винтер была не против что каждую секунду к не подбегала эта странная женщина и дергала за щеки, за хвостики, за нос. Ее это даже веселило.
   Они кушали вафли, когда на кухню зашел Октав!
   - почему вы здесь а не в гостиной? В прочем, не важно! Ян прощайся с девочкой, она уезжает - безразличным голосом промолвил Октав!
   - ну как! Она же должна остаться, ты же мне пообещал!
   -я сказал что позабочусь о ней, а не то, что она здесь останется жить! - раздраженно сказал Октав, не желая продолжать разговор о чужом ребенке.
   - ну ты же обещал!- крикнул Ян теряя доверия к своему отцу.
   - я исполняю свое обещания! Если тебе что-то не по душе, то мы можем в любой момент вернуть ее тому, кому она принадлежит по праву. Когда успокоишься, зайдешь ко мне в кабинет!
   Ян не мог поверить своим ушам. Винтер заберут от него, куда? Кто о ней будет заботиться? Он не может отпустить от себя беззащитного ребенка. Ему хотелось ее оберегать, только ему.
   Октав сидел за своим столом, когда к нему пришел Ян. Как странно, он думал, что его сын будет дольше успокаиваться, но в этот раз, он пришел, гораздо ранее обычного.
   - я надеюсь теперь ты меня выслушаешь!
   Ян кивнул головою, не желая говорить до отца.
   - все родители человеческого дитя...
   - Винтер! - живо сказал Ян
   - родители Винтер дейсвтительно мертвы, более того у нее нет больше никаких здесь родственников. Утеру удалось разузнать почему от нее несет запахом медведей. Получилось так, что ее отец, кажеться его звали Генри, жил на нашей территории, но влюбился в девушку Викторию за границы. Тогда он уклал сделку с Ольриком, который согласился отдать Викторию при условии, что ребенок, когда достигнет своего шестнадцатилетние, будет принадлежать ему. Я помню как тоже согласился на такую сделку этих людей.
   - и что же делать?- растеряно спросил Ян.
   - я нашел людей, которые удочерят Винтер. Они увезут ее отсюда далеко и навсегда, они будут заботиться о ребенке как о своем родном.
   - и куда они ее увезут?
   - США... нужно выждать некоторое время, чтобы вернуть ее на нашу землю. Когда все забудут о ней, тогда мы ее вернем домой, где вы будете вместе.
   - это так трудно! Я не могу...
   - это единственный выход из сложившейся ситуации. Ее заклеймили медведи. Был укладен кровный договор, и ее кровь уже пролилась на бумагу где сказано, что она пренадлежит другому клану.
   - они варвары!
   -сын, ты согласен с тем что я предложил?
   - разве у меня есть выбор!
   Ян вовсе понурился в себе, он обернулся и у самых дверях сказал отцу:
   - спасибо!
  
  
  
  
   *** Увлекательная жизнь Миннесоты
   7.00 будильник на телефоне звонит паразит не умолкая, начинаю злиться. Не люблю не высыпаться, а сегодня именно так и произошло. Ну сама виновата, думаю вчера было лишним смотреть сотый раз на ночь " Гордость и предубеждения", но мистер Дарси сам меня не отпускал. С грехом пополам раскрыла свои глаза. Нужно скорее вставать, сегодня лекция в университете, и перспектива опоздать не радует...
   - Винтер, ты уже встала!- за дверями произнесла Энни.
   Энни моя приемная мама, забавная и интересная личность. Всегда найдет что-то чем себя увлечь и заинтересовать. Худая, высокая с карыми глазами брюнетка, с выражиными скулами которые придают ей суровый вид, а так, она чистая и добрая душа, которая заботиться обо мне.
   - да, Энни! Сейчас спущусь! - раздраженно крикнула я.
   Энни зашла ко мне в комнату и с недовольным видом ласково сказала: - Опять ты за свое! Мы же договаривались как ты должна меня называть!
   - да, я знаю! Но ты ведь не моя... мама, и к тому же, когда я тебя называю Энни все думают, что ты моя сестра! - я попыталась улыбнуться, но вышло уж больно наигранно.
   - Винтер, мне не приятно, что ты называешь меня по имени! Уже 16 лет прошло, а ты никак не назовешь меня мамой, я же стараюсь изо всех сил, помоги и ты мне.
   - давай не будем начинать ссору!
   Как правило в такие моменты мы начинаем ссориться, и потом злимся на друг друга целый день пока Питер нас не примирит. Я не могу назвать Энни своей матерью, ведь она не она. Да, Энни прекрасный человек, я многим ей обязана, но она мне скорее всего сестра, чем мать.
   За 16 лет что я живу с Энни я не привыкла назвать ее мамой, потому что помнила, что мою маму, настоящию маму звали Виктория. Правда годы все что прошли стерли с памьяти ее лицо, руки, образ. Но единственное что гонится за мною, всю жизнь, это чувство что она меня безумно любила - любовь! Именно она стоит преградой между мною и моими приемными родителями. Я остаюсь верной своему прошлому. Как странно, меня преследует по жизни мамин запах. Почему то я запомнила отчетливо как она всегда пахла миндальным печением, только что из духовки. Такой тонкий и нежный аромат, в который я влюбилась. И иногда, когда я чую запах миндаля, мне кажется что где-то рядом моя мама, она выйдет из-за угла и обнимет меня.
   - ты же помнишь, сегодня ты должна в 6.00 быть у доктора Айзека.
   Это мой психиатр. Энни настаивает, чтобы я его посещала только для того, чтобы помочь себе разобраться во всем, делится с ним проблемами, страхами, фобиями и желаниями.
   - да, но зачем мне к нему идти. И еще имя у него такое Айзек! Тебе не кажется что это слишком!
   - нет, этот раз ты не отвертишься , ты сегодня опять ночью во сне кричала. Снова плохие сны?
   - нет, нормальные чтобы спать глубоким и крепким сном.
   Но это не правда, с девяти лет меня преследуют кошмары. Все время только и сниться, что я еду по безлюдному шоссе и потом машина начинает разворачиваться и крутиться. Помню машину перекинуло и я не могу с нее выбраться, но потом происходит странное, среди безлюдного леса кто-то берет меня на руки и помогает с нее выбраться. Но кто это, я не помню и никогда не вижу его лица. Наверное это был ангел если спас меня непутёвою.
   - ладно Энни, я согласна встретиться с Айзеееком только ради тебя. Все мне пора на лекцию, пока!
   Стараюсь скорее убежать с этого сумасшедшего дома. Мне 22, я полный неудачник. Четыре года назад я уже выбралась с этой глуши и захолустья города Стайнс -вуд. Но жизнь подсунула мне свою ... подарочную упаковку с сюрпризом. Пришлось возвращаться домой. Суровая жизнь показала свои реалии. В общем, закончу колледж и снова нырну в реальный жестокий мир детка! У меня есть план, и нужно четко придерживаться графика. Ненавижу планы!
   - Винтер, я думала ты не прейдешь! - звонким голосом проговорила Триша.
   - да нет как видишь я здесь прости что разочаровала.- я обняла ее.
   Триша Вильямс моя лучшая подруга. Среднего роста, брюнетка, и с прекрасным чувством юмора. Мы дополняем один одного. У меня депрессия постоянно, и чувство отверженности, а у нее постоянная радость и возбужденность от всего происходящего. Мы с ней еще со средней школы не разлей вода. Правда, меня всегда пугало то, как она одевается. Триша всегда выделяясь из толпы своими нарядами, но с годами моя неловкость исчезла.
   - как ты меня увидела в аудитории?- громко крикнула мне на ухо Трища.
   Еще бы тебя не увидишь, в ярком желтом наряде в белый горошек, с розовым обручем с бантом на голове.
   - да, я только зашла и сразу тебя ммм случайно так увидела. Мы малыш родные души которые притягиваются.
   - вот, я это самое думала всю жизнь, люблю тебя - она улыбнулась.- и кстати, что у тебя за вид, одни синяки под глазами. Выглядишь будто тебя топтала стая носорогов а потом еще грузовик разок или даже больше проехался.
   - нет, ну спасибо за комплимент, умеешь таки сделать приятно.
   - что, всю ночь не спала? Парня завела.
   - да, и не одного.- с сарказмом сказала я
   - и как его зовут, я его знаю?- с нетерпением начала спрашивать Триша.
   - конечно знаешь, ты его видела.
   - нуууу, ты меня убиваешь- еще немного и Триша начнет вырывать себе волосы.
   - его зовут Дарси, мистер Дарси если быть точной.
   - Я тебя ненавижу.
   - я тебя тоже.
   Затем Триша начала из злости разрисовывать и чертить мне тетрадь.
   Шум аудитории затих, в зал зашел новый профессор. Девушки восторженно затаили дыхания и проводили его с тяжелым вздохом, впрочем, как и мы с Тришей. Уж больно был красывый новый учитель.
   - ты знаешь, кто это?- в надежде спросила Триша
   -нет! А ты?
   - ты шутишь, конечно нет! Это красавчик похож на того с поздравительной открытки которую ты мне подарила...
   О да, помню я ту открытку, ради того чтобы развлечь себя и Тришу я купила ей открытку с Аппоолоооном, ну ничего такого, он был одет, почти, но одет.
   - о да, помню! Джеимс Бонд!
   - вот мой мистер Дарси!- мы захихикали.
   К нам обернулась местная заучка нашей группы, которою звали Виола Пупс.
   Виола Пупс такой себе уникум, очкарик, рыжа, в веснушках. Она как заноза в ... сами понимаете, всегда встрянет в любой разговор со своими комментариями. Ну короче, она была не очень, ни внешне, ни как человек, потому что уж болие любила себя ставить умнее всех остальных.
   - это Макс Питерсон! Вы совсем отстали от жизни, нам же говорили раннее что придет новый....
   -Ай, замолчи ты уже, заучка, и так тошно без тебя, дай лучше помечтать а не своим язвительным голосом перепонки наши мучаешь.- Триша обернула ее рукой.
   - меня зовут Макс Питерсон, я ваш новый учитель на этот семестр. Ну как говорят, прошу любить и жаловать. Если у Вас возникнут какие-нибуть вопросы, прошу вас обращаться ко мне, и не стесняйтесь. Я такой же человек, как и все здесь присутствующие. Правда я немного старше остальных.- он засмеялся.
   - Винтер, мне только что показалось, что он смотрит на нас.- Триша взволновано произнесла.
   - да ну - я махнула рукою-... с чего бы это?
   - потому что мы красавицы!- Триша аж подпрыгнула на стуле от радости.
   -Говори за себя!- буркнула я.
   -я надеюсь, вам там не мешаю? да-да, вы верхний ряд!
   Мы с Тришой выторочили свои глаза. Вот те на. Вся аудитория дружным коллективом обернулась посмотреть на нас. Предатели! Любопытные предатели.
   - простите! Больше не повториться!- игриво сказала Триша
   -давайте сделаем перекличку, и мы с вами познакомимся!- безразлично сказал Макс Питерсон.
   Профессор начал называть имена студентов своей группы, а я мыслями улитела в далекий мир под названием ... "Хочу есть", " аааа ну действительно, кушать охота!", "сейчас бы булочку или кусок стейка", так надо отвлечься от еды, мяса, про что думать " Дарси, Дарси" нет, все - таки булочка хотя и не такая аппетитная, но более сейчас желанная.
   - мисс Винтер Ларсон! Мисс Винтер Ларсон здесь?!- с одного конца аудитории в другой начал ходить Макс Питерсон.
   - че-ееее- меня начала трясти Триша - а да, я!
   - очень приятно с вами познакомиться мисс Винтер!
   Я понурилась сползая по стулу, чтобы утопиться на полу, так мне стало стыдно который раз за эти десять минут.
   - ну что же! Давайте начнем лекцию о германо-скандинавской литературе. Поговорим об Одине. Кто может мне сказать, кто он такой!
   Ис всей аудитории яростней всего тянула свою руку рыжая заучка Виола. Порой кажеться ее нужно было назвать Гугл или Виста, Виста потому что а операционная система мне не нравиться, да и я ей тоже, а Гугл, потому что все знает. Все вздохнули с обляхчениям что не им придется отвечать.
   - да Виола, я вижу, можешь ответить!
   - Один- это верховный бог в германо-скандинавской мифологии, бог войны и хозяин Вальхаллы....
   - правильно, молодец, можешь садиться.
   - вот зараза, совсем себя самой умной считает, ууу ненавижу ее - злобно сказала Триша.
   - но так и есть, она умнее нас.
   -Тор! Мисс Винтер, расскажите о Торе!
   - амм, это бог...и еще, ммм отличный фильм - хотела я пошутить, но Макс Питерсон не оценил, хорошо что хоть Триша под ухом смеется.
   - частично вы правы. Это сын Одина!
   - вот и чудненько!
   Ко мне обернулась Виола и фыркнула, нет, ну вот совсем совесть потеряла, возвращайся к себе в космос, твои друзья инопланетяне заждались небось.
   - Винтер! Винтер, посмотри вон на того красавчика, кто это? Новый студент! Я его еще не видела, он смотрит сюда. Ей, Джуниор, ты знаешь как зовут вот того парня?- Триша начала спрашивать всех под ряд кто сидел возле нее.
   Джуниор парень громадный и накачанный, он занимался в старшей школе футболом, а сейчас протирает свои штаны вместе с нами на этих лекциях.
   - это кажеться Джеимс, не знаю фамилии, новенький, странный он какой-то, приехал с краю земли.
   - люблю парней с краю земли, правда Винтер! В них есть какая-то тайна, загадка.
   Триша засветилася от того что ей манило неизведанное, в этом случаи, это был Дежеимс с краю земли.
   После лекции ми отправились в магазин одежды, хотя с Тришей ходить по магазинах просто убийство, потому что она пол часа может выбирать себе только цвет кофточки, но лучше в магазин, чем домой.
   - Винтер, почему ты не хочешь себе найти парня?
   - а что он где-то пропал, чтобы его искать?
   - ну ты что, я же серьезно!- обижено сказала Триша.
   - я уже говорила, что не хочу, просто сейчас такой период, когда нужно отдохнуть и разобраться в себе.
   - ну ты уже год в себе разбираешься!
   - после Люка, я не хочу, честное слово никаких отношений. Кажется он все соки из меня выдавил.
   - ну, так ты пополни свой резерв и давай выходи на тропу войны за парней.
   - еще чего, чтобы за них еще воевать.
   - ну, такое сейчас время, их в меньшенстве и за каждого надо бороться.
   - нет, это точно не для меня!
   - Винтер, когда ты в последний раз говорила парню, что его любишь? - Триша смотрела на меня пристально, я а ж вспотела от вопроса и этого взгляда. Она знала куда бить и где больнее всего.- Ну? Отвечай!
   -каждый день своему коту - я выдавила смешок.
   - а кроме кота?
   -никогда, ясно, я никому это не говорила!
   - что правда? Винтер, не может быть!- ошеломленно крикнула Триша.
   - да, это правда! И зачем говорить кому-то люблю, если не любишь. Я прерывала свои отношения до того как влюблялась, и после того как они мне признавались в своей любви. Довольна? Я не могла лгать ни им, не себе.
   - ты никого не любила?
   - нет! Я все жду, я хочу... нет, правда, я очень хочу влюбиться, понять что это такое, но не то....все не то, все не те, я не могу себя заставить что-то к ним чувствовать. Все, что было и связывало меня с моими парнями - симпатия. Они мне нравились, но не больше и не меньше.
   - а как же Люк, его ты тоже не любила?
   - нет, его я любила, но это была такая светлая, подростковая любовь, ничем не испачканная. Но я ему так и не успела сказать, что его любила, к счастью, все закончилось до моего признания и падения ниже плинтуса.
   - у меня все мои парни любимые, и каждый как последний- Триша гордилась что она так легко кидается в омут с головой во все свои отношения.
   Я улыбнулась, меня всегда восхищало то, как Триша быстро забывает старее отношения, и как она легко живет. Для нее забыть человека было просто, а меня мои воспоминания тянут на дно, причем всегда.
   -а сколько времени? Черт! Мне пора к психологу, а то хоть моя крыша только шатается, но если пропущу сеанс, боюсь она улетит.
   Да, не только здание где располагался офис доктора Айзека не сильно внушает доверия, но и район тоже. Ну что поделаешь, надо так надо! Буду целый час выслушывать как надо жить, и какие таблетки принимать, чтобы было легко жить, существовать и весело шагать.
   - здравствуйте! Винтер Ларсон!- с неуверенностью сказала я секретарше.
   - да, вас уже ждут, проходите.- ласково ответила она.
   Нужно вдохнуть пару раз прежде чем войти в кабинет. Наверное, там все стены как в психушке белым цветом, и решетки на окнах.
   -здраствуйте Винтер, почему не заходите!
   Я а ж подпрыгнула от испуга. Мужчина подобрался сзади меня и почти перед ухом громко заговорил, сердце выскочило точно.
   - я Доктор Айзек Ливан - спокойным голосом сказал он.
   - вы меня напугали!- еще задыхаясь произнесла я.
   - извините меня - он ласково посмотрел и приставил руку к сердцу.
   Доктор Айзек Ливан был маленького роста, ниже меня, смуглый, темные волосы, большые очки на пол лица в грубой оправе, и родинка на щеке, которой почти удалось спрятаться под редкой бородой на пол лица.
   - что вас беспокоит!
   Я уселась на мягкий диван где моя пятая точка была как на облаках. Да, кабинет у него как ни странно уютный, стены хотя и серого, но нежного цвета и мебель явно дорогая.
   - меня, ничего! - я развела руками.
   - но ваши родители сказали..
   - они не настоящие мои родители - вырвалось у меня- то есть они родители, ну, ладно, молчу!- понимая что все больше погружаюсь я в трясину.
   - а как на счет вашей личной жизни?
   - личная жизнь, для того и зоветься личной, чтобы никому о ней не говорить!- и этот туда же.
   - что, все так плохо?- воспросительно Айзек посмотрел на меня.
   - меня устраивает!- я нервно стала ковыряться в ногтях.
   - вы скрытый человек, который замкнулся в себе, знаете, я дам вам задания на дом. Вы заведете себе личный дневник, где будете записовать все о чем думаете.
   - но доктор, мне прийдеться больше чем один блокнот заводить, потому что я думаю ну очень много.
   - а как вы смотрете на то, чтобы записовать то, что вас беспокоит?
   Он еще много чего говорил интиресного и не очень, даже больше меня самой. Такое ощущения что я его психолог а не он мой. Час прошел словно минута.
   -как все прошло?- доносился голос Питера с гостиной.
   Не успела я дверью хлопнуть а уже начались расспросы, я закатила глаза...
   - нормально, но ты же знаешь, когда я вхожу к ним в кабинет чувствую себя психом!
   - не стоит принимать все так близко к сердцу, если доктор тебе поможет избавиться от твоих ночных кошмаров, то пускай ты даже побудишь некоторое время психом - Питер улыбнулся.- Я не против!
   Вообще Питер классный парень. Да, да, именно парень, хотя ему 48 лет, но мне очень легко с ним найти общий язык. Он очень умен, высок, внешнестью скорее похожой на скандинава. Очень редко разлучается со своей трубкой для куренея. Кажеться я его всю жизнь вижу сидящем возле камина, читающего увлеченно газету с трубкой, которая то и дело что дымит. И еще, важной частью стиля Питера были старые домашние тапки, с которыми он в доме не разлучался.
   - не важно, ладно пойду к себе, нужно завести дневник...- на последнем слове я сделала акцент и затянула его.
   Вести дневник для меня было ровно самоубийству. Я никогда этого не делала. Это так скучно! Даже если и были попытки соответствовать нормальным девочкам ранее, то меня хватало максимум на две строчки, типа " День чудо, поела, поспала, сегодня скучно" и все, только на это я была способна. Излагать на бумагу свои чувства было равно тому, что ты их кому то высказываешь, а мне этого не хотелось. Я не хочу делится тем, что меня беспокоит, губит или волнует.
   - давай, мы скоро будем ужинать, я тебя позову!
   Я махнула рукой, и направилась к себе в комнату. Среди тонны не нужных тетрадей, черновиков и альбомов с рисунками мне удаль раскопать чистый блокнот, завалявшийся под этой всей купой хлама. Нет, я свинья, нужно давно было сжечь всю эту бумагу, зачем только я ее храню, ведь она только пыль в комнате собирает. Ах, это странное ощущения привязанности ко всему...
   Ну что же, начнем сеанс терапии в домашних условиях. Я открыла блокнот и на первой страницы написала: " мысли Винтер Енерби!". Енерби, странно, зачем я написала Енерби а не Ларсон. Зачертив Енерби я исправила на свою фамилию. Ну вот и все, первая страница уже спорчена, только начала писать и уже ошибка!!!
   После получасовых раздумий и сгрызенного колпачка ручки, я начала писать не очень каллиграфическим и ровным подчерком то, что первое приходило в голову, даже не задумываясь что именно это было:
   Моя проблема в том, что я не умею отпускать людей, которых давно стоило отпустить. Которые давно отпустили меня, которые никогда и не держали. Ну что сказать... беда. Моя персональная кома от которой никак не отойду, не проснусь. Все кажется вот ...вот он, он возвратиться и все будет по другому, иначе .Все мечты! Мой мозг сыграл со мною злую игру, он напридумывал идеальное все...идеального тебя...Тебя! Тебя он выдумал. Но себе это я не могу внушить, это все уже живет в моей памяти, на веки там поселившись. Ты мой навсегда, пускай не материальный. Ты только мой обман, но ты заполняешь всю мою пустоту в душе. Я не умею отпускать тех, кто отпустил меня. Я не умею ничего отпускать, даже иллюзии!
   -бред какой-то, что только я написала- недовольно произнесла я и забросила этот блокнот подальше в угол.
   - Винтер, спускайся!- Энн слишком громко крикнула, из-за чего голос получился пискливый.
   Чтобы меньше времени уделять тому, чтобы копаться в себе, думаю лучше провести его в Энни и Питером. Выслушать их нотации, что пора найти себе парня, изменить жизнь, влюбиться, и всю такую чепуху.
   - о Винтер, не прошло и пол года как ты решыла к нам присоидиниться! Давай рассказывай как прошел сеанс у психолога. - с интиресом Энни на меня посмотрела.
   - да не важно, что мы обо мне и обо мне все, давайте поговорим о чем- то другом. Питер, как твой день на роботе?
   Питер работал главным менеджером в банке уже десять лет. Ему нравилась его робота, она была стабильна хотя и выматывала его к концу дня.
   - нет! Винтер, мы заплатили за эти сеансы, ты должна нам все рассказать! - никак не угомонялась Энни.
   - Энни, это личное чтобы рассказывать. Какие я могу сделать выводы за один сеанс? К тому же, в большей степени, все это не отличается особо от тех, кого я раньше посещала. Доктор как доктор, пациент как пациент. Псих, что он, что я одним словом.
   - и правда Энни, оставь Винтер в покое.- сурово сказал Питер.
   Спасибо Питер, ты как всегда меня спас. Что бы я без него делала? Очень часто он выступает спасатильным кругом для меня при каждом разговоре с Энни, хотя она его жена, но Питер не всегда одобряет желания своей жены полностью участвовать в моей жизни, он понимает что есть такие рамки, за которые никак нельзя переходить. И личная жизнь относится к одной из этих рамок.
   - и правда девочка, ты должна всем с нами делиться, мы твои родители. А ты Питер не смей мне приказывать что делать, а то завтра останешься без завтрака!- отчетливо отчитала Энни нас обоих.
   - испугала тоже меня! Я уже привык что на завтрак только кофе, так что дорогая тебе нужно постараться найти то, что действительно меня напугает! - шутя произнес Питер.
   Воу-воу, полегче, такие страсти тут накаляються, нужно бустро удерать, пока жива.
   Поблагодорив за вкусный ужин я направилась читать увлекательную книгу, которою Макс Питерсон задал изучить на дом. Ну, если не изучить, так хотя бы глазами проглядеть ее точно нужно. Только взяла книгу "Скандинавский эпос" как Триша позвонила в скайп, горе не ответить. Игнорирования проблем и желаний Тришы, может обернутся завтра обиженностью на мены.
   - привет Вин! Что делаешь?- чтобы начать свой разговор, чисто формально спросила Триша.
   - вообще-то пытаюсь сосредоточиться и прочесть пару страниц из книги которую нам задали.
   - брось ты ее! Мне скучно! Что мне завтра надеть?
   Вот, начинаеться, что надеть, как накраситься, и думает ли обо мне Майк, Кристофер, Джейк, Тай....
   - я не знаю!
   - ах! Ну ты и зануууууда!
   - да, зануда, но ты меня любишь все равно!
   -да! Кстати, я навела справки о новом студенте! Это Джеимс Фрост, он к нам вчера перевелся с какого-то там мммм дай вспомнить, забыла названия ...
   - да, можешь не спешыть вспоминать- я улыбнулась- только что мне до этого Джеймса?
   - я уверена, он на тебя запал! И я даю вам свое благословения!
   - ты его всего видела пару минут и уже такие выводы делаешь, малыш, да ты просто спец - агент!
   - спасибо за твой сарказм! Но я на такие вещи имею нюх, доверься мне!
   - помниться прошлый раз когда я тебе доверилась, мы два часа искала как выбраться с леса, потом еще час телефон в глуши. Бог сам забыл то место где мы оказались два года назад...
   - один раз прокололась, и ты всю жизнь теперь будешь вспоминать.
   - нет, почему жизнь, только вечность.
   Пора ложиться спать, завтра будет новый день и новые разочарования. Как ни странно, на все хорошее надеяться, уже нету сил. Вот такой ходячий смешной депресняк, который то и дело скрывает все за своей маской радости.
   Уже утро, а я и будто не ложилась спать. Ух, этот Один, зря читала наночь книгу о боге, всю ночь снился, со своими сыновьями и Вальхаллой с викингами.
   - привет подруга! Че такая кислая!- радостно крикнула Триша.
   - как тебе удается высыпаться? Ты же вчера целую ночь небось в интернете за просмотром сериала провела.
   - ну да! Постой, а я что такая предсказуимая? Ужас!
   - расскажи свой секрет молодости и бодрости!
   - влюбися - Триша скорчила гримасу.
   - ха-ха! Сейчас только зайду в эти двери...
   Только дернув двери аудитории я налетела на Джеймса, в которого глаза вылезли на самый лоб от удивления. Оу, мда, я в своем репертуаре. Как жаль, что для кульминации я не упала и не разбила еще свой нос.
   - прости!- я растерялась.
   - нет- нет! Все хорошо, я даже рад!- Джеймс ласково улыбнулся.
   "Рад, чему рад, что я сбила его с ног, налетела на него как ракета"
   - ладно, тссс, я наверное пойду!
   Как же неловко стоять перед парнем, который на тебя таращиться, и даже не моргает глазами, и слышать, как лутшая подруга хихикает сзади, мысленно уже называя вашых детей.
   - да! Еще увидемся Винтер!- с этими словами Джеймс убежал с аудитории.
   - надо же, он запомнил мое имя - тихо произнесла я Трише.
   -вот это да! у вас будут красивые дети! - с ноткой завести сказали Триша.
   Это была длинная лекция с которой я мало что запомнила. О боги, ваши имена вылетели с головы, лишь только их я услышала. Простите меня грешную! Хорошо что лекция закончилась, пора собирать сумку.
   - мисс Винтер Ларсон, подойдите пожалуйста.
   Я шустро подняла голову, услышав свое имя, которое скорее сурово произнес профессор - Иду!- испугано крикнула я, и мой прекрасный голос, эхом разнесся по полупустой аудитории.
   - мисс Ларсон, у меня к вам задания приготовить доклад об боге Одине. За это, я обещаю вам хорошие баллы.
   И это надо именно мне задать. Да, в группе 50 человек, а мне задали опять, целую ночь провести с Одином.
   Скорее всего мое молчания заставило Макса Питерсона занервничать. А что было поделать, я как в воду окунулась, ни слова не произнесла, как под водой.
   - я уверен вас увлечет в мир легенд, мифов, войн эта незабываемая история!
   - о да! Уже предвкушаю!
   Вот попала то! Я сразу почувствовала что этот парень не очень меня возлюбил.
   Прошла неделя, наступила осень, раскрасила все в желтый цвет. Осень всегда дает надежды на то, что все будет хорошо. Надеешься встретить любовь, наладить отношения, изменить свою жизнь. Прекрасная пора года, сказочная, которая дает время, чтобы помечтать и надеяться. В ней нету такого разочарования как летом, весною или зимою. Осень не отравлена.
   - я тебя не понимаю, почему ты не дашь шанс Джеймсу, вроде отличный парень.- Триша не унималась.
   - я просто не хочу к себе кого-то потпускать. Заново доверять кому-то а потом рано или поздно будет разочарования. Пережить такое еще раз, знаешь, не охота.
   - а если не будет никакого разочарования!
   - тогда я проворонила свою судьбу. Но именно сейчас я верю, что не пришло еще мое время, и это не моя судьба!
   - Вин! Ты себя слышеш! Твое время может вообще не прийти! Ты должна пробывать каждый шанс который тебе предоставляет судьба, потому что другой жизни у тебя не будет! И знаешь что, ты согласишься встречаться с ним!- Не отступала Триша.
   - Триша!...
   - нет, ты не станешь опять убегать от отношений! Ты прячешься под этой своей маской - она начала размахивать руками возле моего лица - с наигранной улыбкой! Ты всегда говоришь, что у тебя все хорошо, но порой ...я знаю что это не так. Тебе не разыграть меня. Еще никто не научился скрывать свой взгляд, он тебя выдает дорогая. И что бы ты не говорила, я знаю, тебе сейчас не легко. Дай людям шанс, живи!
   "жить, а если я давно уже не живу! Я осталась там, в разбитой машыне, в далеком прошлом а не здесь, не здесь мое место."
   - я знаю что ты права, но за один день, люди не меняются!
   Триша крепко меня обняла. Прошел месяц с того дня, как я посещаю психолога, но мне помогла моя подруга. Хотя мой блакнот ставал каыждый день все грубее от исписанных листов, но от того, что я переносила свои мысли на бумагу, мне легче становилось лишь на мгновение. Я все время чего то жду, а оно никак не приходит!
   - здравствуйте Винтер! Как ваше самочувствия сегодня?
   - Хм, все хорошо док! Начинаю новую жизнь! Любовь и все, что к ней прилагаеться.
   - любовь говорите! Интиресно!
   -да, мне тоже!- я вздохнула, почему-то ком подошел к моему горлу.
   - и как давно вы встречаетесь?
   -вторую неделю! Кажется так...
   - это для вас много?- Айзек поправил свои очки.
   - это для меня вечность!
   - Винтер, может, вы прочитаете мне вашу последнюю запись в блокноте?
   - ох док, я уже сколько к вам хожу, а мне все так же не ловко читать свои мысли в слух. Вы прям таки видите меня полностью обнаженной!- я поправила свою рубашку.
   - приступайте!- не обращая внимания на мою неловкость, сказал Айзек.
   Нервно зайорзавшись на уже не таком удобном диване, я стала сомниваться стоит ли читать то, что написало мое сердце. Но Айзек так убедительно на меня смотрит, что пришлось подчиниться его взгляду, который увеличивался в огромных очках. Я прокашлялась как актер театра перед своей репликой на репетиции и приступила:
   Я больше не ощущаю себя счастливой. Больше не влюбляюсь. Ожесточенные взгляды на весь мир, с "ножом" в руках. Как мне заново научить себя доверять людям? Раскрыть им свои объятья? Я ведь чувствую что где-то внутри у меня, живет тот хороший человек, который надеется на добро, покой. Как можно найти себя, когда уже давно потерял. Умею ли я любить после всех неудач. Умею ли я любить... есть ли у меня сердце?
   - Вы боитесь что больше не можете любить? Вы любите Джеймса?
   - я чувствую свою потребность в нем!
   - потребность...это тоже форма некой любви.
   - Я думаю он может помочь мне выбраться оттуда, где я сейчас застряла.
   - и где же вы застряли?
   - в иллюзиях!
   Возвращаясь домой, я была в не очень воодушевленном настроении. Единственное, что поднимало мне настроения это... ничего. Я тону! Я тону оттого что не умею плавать в собственных мечтах. Я задыхаюсь от того, что не могу вырваться и все изменить. Меня преследует пустота, незаконченность и неопределенность в сердце. Но никто не узнает ...для всех у меня все хорошо.
   Через месяц в ноябре, Джеймс предложил в декабре поехать с ним на зимних каникулах к нему домой, где куча снега, веселья, и по его словах рай на земле! Я бы отказалась, но пора приступать изменять свои планы. Хотя придется знакомится с его родителями, чего я жутко боюсь.
   - ну Винтер, что случилось нового? Это наш предпоследний сеанс!- с интересом сказал Айзек. Он как всегда уселся напротив меня и потонул в огромном кожаном кресле, открыл свой блокнот, и приготовился как всегда записывать то, что никогда не давал прочесть.
   - да вот, мы с вами видимся предпоследний раз! Вы наверное безумно рады, что вам больше не придется слушать мой бред.- я взяла печенья с тумбочки возле моего дивана.
   - нет! Я думаю, я даже буду за вами скучать! И если повезет, мы с вами увидимся еще когда ни будь. - Айзек прокашлялся - Но давайте не терять времени которого у нас и так не много. Прочтите мне вашу последнюю запись!
   Странно, сегодня я уже не так стесняюсь Айзека. Мне не страшно открыть перед ним свою душу. Выпустить на волю свои страхи. Пускай слушает что происходит у меня внутри. Может хотя бы он разберется во всем. А может причиной того, что я больше не стесняюсь, было то, что это наш предпоследний сеанс.
   Мне не жаль людей, больше не жал. Они как звери! Мне жаль зверей, но не людей. Сколько б ни пытались пробить мою "стену", увы! Она не сокрушим. И кто говорил мне, - нет! не уйду! - Все покинули давно. Все слова их, равны нулю. Ничего не значат. Это, лишь звуки на ветру - вылетели и, как пыль упала после немногого кружения в воздухе, превратились в грязь.
   Но накатывает волна печали, нет, не той печали, что больше не смогу доверять людям, а той, что больше не буду этого делать.
   Я не пережила свою войну.
   - Винтер, что тебя беспокоит!- Айзек отложил свой блокнот.
   - я должна буду поехать на зимние каникулы к Джеймсу домой. Как думаете, это слишком быстро? Я нормально поступаю?
   - я не судья чтобы вас судить! Но я думаю, что смена обстановки должна пойти тебе только на пользу.
   - думаю да, наверно вы правы. Поеду, развеюсь, что плохого может произойти. - я нервно засмеялась
   Оу, если б я только знала, что меня ждет!
   После сеанса я посмотрела на телефон, где было 16 пропущеных звонков от Энни. Она не сильно была обееми руками за то, чтобы я ехала на этот край земли. Но, я уже пообещала Джеймсу, и ничего нельзя отменить, он уже сказал своим родителям. Да, дома будет очередной разговор как нужно жить. Не хочу сейчас ехать домой. Мне хочется пойти и пройтись по ночным улицам, насладится свободой и одиночеством.
   Приехав домой уже было поздно, я старалась совсем не шуметь. Поднялась тихонько по лестнице, где скрипнула шестая ступень. Я затаила свое дыхание, но кажется, никто не услышал. Но войдя в свою комнату, Энни уже ждала меня там, удобно протянувшись на моей кровати!
   - Винтер, телефон существует для того, чтобы на него отвечать, когда тебе звонят!
   - я была у психолога и не видела, что ты звонила!- пыталась оправдаться я.
   - милая, давай еще раз обсудим твою поездку в этот дивный край.- Энни поднялась с кровати и приготовилась взвешивать все свои за и против.
   - Энни, мы уже сто раз обсуждали, и чтобы ты не говорила я все равно поеду.
   - ну почему это для тебя так важно?
   - я не знаю, меня тянет туда! Я хочу что-то новое, что-то поменять...
   - Винтер после смерти твоих родителей, мы дали слово, что будем оберегать тебя всегда и заботиться о тебе.
   -Энни после смерти моих родителей...я поняла, что в мире ничего, и никогда не приносит мне счастья. Лишь иногда, мимолетно, а дальше гасну как свеча... и разобравшись в этом, поняв это, я умерла целиком и полностью. Только вот не помню то время, где действительно чувствовала себя живой, где искренно радовалась. Печаль разъедает все. Кто же освободит из тюрьмы, которою сам для себя построил? А ты пытаешься меня удержать здесь, когда мое сердце рвется в дорогу! я хочу вырваться, освободится!
   - милая! Ты же говорила, что не помнишь своих родных родителей, откуда ты и свое прошлое... - заботливо сказала Энни обнимая меня.
   - я ничего не помню, лишь обрывки, которые не могу сложить в единую картину. Откуда я? Моя тело рвется на родную землю, но проблема в том, что я не знаю где эта земля! Почему вам при удочерении не сообщили откуда я, чтобы наконец-то я могла успокоиться!
   - о, дорогая, такие были условия! Мы тебя очень ждали, поэтому и согласились на те условия, которые нам предъявили. Разве мы могли еще возмущаться?
   - Энни, я туда еду не на всегда. Неделя там и я вернусь домой, а вы с Питером, хотя бы отдохнете от меня.
   - обещай что нас не забудешь! Пообещай!- встревожено сказала Энни.
   - какие глупости! Конечно не забуду!
   На следующий день к нам в гости пришел Джеймс, которого Энни завалила вопросами о месте куда мы поедем. И удостоверившись, что я буду в надежных руках, оставила нас наедине.
   - воу! Малыш, ты не говорила что у тебя такая классная мама!
   - да, мне все завидуют!
   Джеймс меня крепко обнял, и мы уселись удобно на моей кровати. Его крепки руки обвились на моей талии и мне стало тепло и приятно. Время убивает все предостережения и страхи, я таки открылась Джеймсу, от чего стало легче. Его щетина лоскотала мне шею, он шепотом напевал мне песню Poets of the Fall - Carnival of Rust. Да, его голос был прекрасен, как и он сам. Выше на много меня в росте он был той стеной, которая меня защищала от ветра. Его глаза коричнево-медовые смотрели на меня с нежностью. Что еще для девушки нужно? Такое внимания, которое уделял для меня Джеймс, заставляло им восхищаться. Он во все меня потдержывал и никогда не упрекал меня за осторожность.
   - ты точно не передумаешь со мной ехать? - нежно прошептал на ухо мне Джеймс.
   - нет, никогда. Я и сама не против новому путишествию, и новым приключениям.
   Он крепко поцеловал меня. Я думаю, привыкания крепче любви, а я уже привыкла к нему.
   - что это?
   Джеймс, гладя мою руку, наткнулся на браслет у меня на руке.
   - а это, я уже и не помню откуда он у меня!
   - почему я раньше его у тебя не видел?
   - не знаю, я не часто его надеваю!
   - какой интересный! А это что?- с интересом спросил Джеймс.
   Джеймс остановил свой взгляд на кулоне, что висел на цепочки браслета.
   - не знаю, кажется собака!- потягивая руку к себе.
   - больше похоже на волка.
   - может и волк, или собака, какая разница...
   Он начал меня лоскотать со словами - Большая разница.
   Я чувствую себя счастливой, а это главное. Жаль, что нет функции - сохранить это счастья.
   На следующий день у меня была последняя встреча с доктором Айзеком. Странно, я помню, как не любила наши сеансы, но за несколько месяцев мне действительно вошло в привычку посещать его кабинет и долго разговаривать о, ни о чем... он слушал меня и никогда не перебивал, не осуждал и поддерживал, а это - главное.
   - Здравствуй док - я вошла в знакомый и уже родной кабинет, Айзек сидел за своим рабочим столом и разговаривал с кем-то по телефону, когда он меня увидел, то быстро положил трубку.
   - А Винтер, извини! Я думал ты придешь через пол часа...- явно растерянный вид выдавал Айзековую нервность.
   - так уже шесть! Я вам помешала?
   - нет, что ты, присаживайся! И так Винтер, ты скоро уезжаешь, и какие у тебя по этому поводу ощущения?
   - ну мне кажется я счастлива. Будто наконец-то вырвет меня из этого замкнутого круга, где я уже, наверное, наматываю тысячный круг.
   - тебе не нравиться твоя жизнь?
   - мне не нравиться сама жизнь... а так, все в порядке.
   - что именно тебя не устраивает?
   - знаете док, я не хочу вам все рассказывать. Это мои безмолвные внутренние войны, и с ними я хочу попытаться разобраться самой.
   - безмолвные войны хуже настоящей ...Винтер...никогда не знаешь когда она закончиться.
   - моя подходит к концу...- торжественно начала произносить я, но Айзек меня прервал.
   - это самообман, что терзает твою душу Винтер?
   Я молчала кажется достаточно долго, и мне захотелось все рассказать Айзеку, но я не знала что именно говорить. Нужно так много сказать... и единственное, что получается, это безмолвие и тишина. Я говорю внутри, строю там свои диалоги, но их никто не слышит.
   - Винтер...?
   - знаете док, много лет назад, у меня был парень. Он говорил, что будет любить меня всегда, вечно! Но для него вечность была равна месяцу. После того как мы расстались ровно столько он будто обо мне грустил, месяц... Что месяц в сравнении с вечностью? Капля в море не более. А потом, все мои доверия к ним... пропали. Затем я переборола себя и снова окунулась в отношения. Я честно играла роль заботливой и любящей девушки, скрыла все свои шрамы на душе, и после полгода, все закончилось. Все слова этого парня о том, что я особенная, что он меня любит, были всего лишь звуком. Да и для него, его вечность продолжалась неделю. Вот док, какой срок у вечности... ничтожен. После этого всего я изменилась, что-то надломилось. - Я опустила свои глаза и начала смотреть на свои туфли, еще немного, и та пыль что пристроилась на их носках доведет меня до сказа. Так и хочу ее вытереть, хотя бы пальцами.
   - и для тебя лучшим выбором было закрыть все в себе?
   -На тот момент это был, самый лучший мой выбор. Никто не узнает что именно твориться в моей голове, сердце и душе. Никто больше не сможет воткнуть мне нож в спину! Лучше играть и притворятся, нежели реально все чувствовать, меньше разочарования.
   - Винтер, это не выход...
   -доктор Айзек, у меня есть мой идеал, который я себе выдумала. Не знаю встречу ли я его когда либо, но надежда каждое утро заставляет меня подыматься с кровати, и больше мне ничего не нужно.
   - вы живете иллюзиями...
   - ... именно иллюзии меня никогда не придавали и не придадут. А сейчас, я хотя бы попытаюсь обмануть себя и других, что у меня может выйти что-то с Джейсом.
   - Винтер, самообман...- Айзек замедлил- ты не только себя обманываешь но и его.
   - и целый мир... Я буду с ним, я буду отличной парой, верной, радостной, живой. Пора начать забывать, что сны оживают, и пытатся отпустить их...
   Айзек неуверенно посмотрел на меня и сказал:
   - Винтер, я вот что тебе скажу, но не как доктор, а как твой друг...Не нужно заполнять свою пустоту кем-либо попало. Нужно дождаться того человека, который излечит тебя полностью и навсегда. Окончательно!
   - ... я устала ждать...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В темной комноте был слышен звук нажатий кнопок телефона. Гудок, еще один. Кто-то шепотом хриплым голосом о чем-то говорил в трубку телефона, явно пытаясь не нашуметь, чтобы никто не услышал его разговор.
   - алло! Да хозяин! Все готово хозяин! Как вы и приказывали! Я все зделал! Она готова! Скоро мы привезем ее к вам! Слушаюсь! Ваш верный слуга хозяин!
   Человек которому звонили, захлопнул крышку телефона. Человек ехал в машине на пассажирском сидении, он посмотрел в переднее зеркало на своего водителя который уже ждал его приказа:
   - разворачивайся!
   Машина резко затормозила и развернулась, она быстро поехала по шоссе через лес. Была немая одинокая ночь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***Встречай своих гостей
   После долгой и утомительной дороги я и Джеймс еле стояли на ногах. Мы летели самолетом, с пересадкой, уже и не скажешь сколько часов. Нас то и делало, что все время трясло. Была жуткая турбулентность и не очень мягкая посадка. Когда мы все-таки прибыли на о. Мартук, то когда я вышла с аэропорта, если его так можно назвать, то была сильно удивлена увиденному. Сплошные леса, где росли огромные ели, дубы, казалось, они были сердцем острова. Деревья были очень старые, тянувшиеся до небес. Остров был приязнен к новым гостям, и люди здесь казалось были приветливые и дружелюбные. Такие родные и знакомые места навеивали воспоминания из несуществующего моего детства. Заполняли душу теплом и уютом. Вот он дом. Вот это чувство, когда ощущаешь себя на своем месте. Очень странно, ведь здесь я впервые, но казалось, что я тут жила много лет, и много лет здесь я была счастлива. Переполнявшие эмоции через край передались моим глазам, где непроизвольно соскользнула скупая слеза, которою я спрятала от своего парня.
   Когда мы направлялись к такси Джеймс сделал странную вещь. Спускаясь по ступеньках до дороги, на встрече к нам стоял высокий мужчина, который читал местную газету. Джеймс увидев его занервничал. Когда они встретились глазами, то Джеймс приклонил свою голову перед мужчиной, и тот, наклонил свою голову в ответ ему. И когда он отвернулся так, что мне был виден сбоку на его шее странный рисунок, татуировка у виде пса. Мне стало интересно, что именно сейчас произошло:
   - Джеймс, что это только что было?
   - ты о чем? - Джеймс непонимающе ответил.
   Он явно пытается скрыть тот факт, что я видела, как он приклонил свою голову перед незнакомцем.
   - ну только что. Ты приклонился перед этим человеком?
   - Винтер, тебе показалось!
   Может действительно мне показалось. Может это нервы начинають шалить, или просто усталость. Но когда я обернулась чтобы еще раз посмотреть на того человека, то он стоял ровно, и как мне показалось, смотрел нам в след. Мне если честно стало ужасно жутко от увиденного. Нет, это точно от усталости.
   Уже в такси Джеймс то и время, что и делал, как хвалил своих родителей. Он ими был горд и было видно, как сильно он за ними соскучился. Любовь считывлась в его взгляде когда он про них рассказывал.
   - Вот, милая посмотри, это центр города, а вот видишь, это каток где мы часто зависали с друзьями.
   Каток, как странно... не могу передать какие чувства меня переполнили. Каток, да, я не умею даже ровно стоять на коньках, не то чтбы на них еще кататься, и всегда я испытывала отвращения от катка и коньков. Но здесь все было по - другому. Мне захотелось немедля остановить такси и выбидъжть на встечу к этому месту. Доносившийся запах леденцов, которые продавались на площади заполнял теплыми ощущениями, такими родными, что мое сердце стало биться еще быстрее.
   - сейчас мы уже будем дома. Не переживай. Когда отдохнем, я тебя свожу в местный паб. Тебе там понравиться, там -наливают лутший Гиннес который ты когда либо пробывала в своей жизни.
   Джеймся обнял меня, было видно, что он старается из-зо всех сил, чтобы мне было комфортно и я за это ему сильно благодарна.
   Когда мы подьехали к дому Джеймса, то он ни чем не отличался от всех других домов которые я когда -либо видела. Двухэтажный, не большой и не маленький, украшенный гирляндами. Было видно что здесь живет семья которая чтит традиции и семейный уют. На встречу к нам вышли родители Джеймса. На их лицах была улыбка, а у его мамы еще и слезы. Они радовались возвращению своего сына.
   - мама, папа, познакомтесь- это Винтер, моя девушка!
   - здравствуйте - нелепо сказала я протягивая свою руку.
   Отец Джеймса похлопал своего сына по плечу, а его мать подбежала ко мне и заключила удивленную меня в своих крепких объятьях. Не скажу что мне было не ловко, мне было приятно такое их родство.
   - здравстствуй Винтер. Меня зовут Бетти, а это Билл.
   Бетти была худенькой и не очень высокого роста, женщиной среднего возраста. Она была домохозяйкои и матерью. Темные и кучерявые волосы она прятала под широкой повязкой на голове. Кажеться Бжетти никогда не снимала кухонного фартука с большой то ли нарисованной, то ли вышитой грушей в центре него. Было видно что она простой человек. В ее взгляде была доброта и тепло, и так же читались не реализованные мечты. Но было видно, что она тщательно скрывает то, что ее что-то тревожит от ее мужа Билла.
   Билл был больше роста Джеймса и его жена на фоне мужа выглядела хрупкой и миниатюрной. Клетчатая рубаха и сигарета которою он зажал зубами. Я увидела, что у него нет одного переднего зуба. Сразу видно кто кормилец в доме Фростов. Джеймс сразу поник перед своим отцом, который его строго воспитывал. Он понурился в себя, и у него немного пропала былая мужественность. Джеймс передал все права главы дома отцу.
   - Ну что же мы стоим здесь, давайте зайдем в дом - звонким голосом сказала Бетти.
   Изнутри дом казался больше чем с наружи. В комнатах было мало мебели. Впереди коридора была гостиная, а с боку нее была каминная комната, именно туда меня провела Бетти. Возле самого камина, который занимал пол комнаты была лестница на второй этаж, первые двери по коридору были моей комнатой на то время пока я здесь живу.
   Бетти мило проводила меня до самой двери и сказала располагаться и чувствовать себя как дома. Я действительно чувствовала себя как дома. Эта вся атмосфера казалась мне родной, знакомой... Только я сняла свитер и облегченно вздохнула что все позади, я открыла свои чемоданы и стала раскладывать свои вещи. Но через минуту, в комнату зашел Джеймс, и схватил меня за руку. Он потащил меня на кухню, где Бетти уже накрыла стол:
   -вы, наверное проголодались с дороги, так что немедленно садитись кушать!
   На столе была курица запеченная, салаты, картошка, лазанья, соус для курицы, и отдельно соус для картошки. Видно было как Бетти старалась угодить мне как новому гостью в моих кулинарных вкусах. Ведь на самом то деле, она не знала что я действительно кушаю, вот и наготовила целый стол. Повеяло запахом рождества, праздников, семьи. Когда все расселись по местам, обстановка напоминала картинку с праздничной новогодней открытки, образцовая семья. Они что-то шептались. Джеймс рассказывал Бетти об учебе, отец Джеймса Билл разговаривал с соседями, которые позже присоединились к нам. А потом все взгляды перевелись на меня, они вспомнили что с Джеймсом приехала его девушка.
   - Ну что, Винтер, тебе передать еще картошки? - заботливо спросила Бетти.
   - О нет, благодарю, я уже наелась.
   - а расскажи как ты познакомилась с Джеймсом?
   -...Оу...ну..
   - Мама, я же просил! Винтер, не надо рассказывать- Джеймс прервал любопытство своей матери.
   - Винтер, а кем работают твои родители?- Черство спросил Билл
   - отец в банке работает, а мать, она иллюстратор детских книг.
   - неверное очень интересная работа?- с удивлениям и восторгом спросила Бетти.
   -да, наверное, по крайней мере ей нравиться.
   Вся семья замолчала, и переглянулась друг на друга, они явно хотели еще что-то спросить, или сказать, но никто не осмелился. В этот момент мне стало не ловко.
   Джеймс заметил, что повисла тишина, он резко дернулся и встал, поблагодарил свою мать за обед и вытащил меня из-за стола. Я была рада что накалившаяся обстановка прервалась. Джеймс предложил мне показать его город, провести экскурсию, к чему я была безумно рада. Мы поднялись на верх чтобы я смогла переодеться в более теплую одежду. Когда я надела куртку потеплее, я невольно засмотрелась в окно. Какая красота, снег падает и тонет в речке, что проходила ниже дома Фростов. Именно с моего окна открывался прекрасный краевид. Дальше, за широкой рекой были дома. Уже стало немного темнеть, и огни с домов приятно светились в сумраке.
   Мы сели в машину и Джеймс повез показывать мне достопримечательности его острова. Мы проезжали маленькие дома, каждый который был по своему особенный, уникальный. Когда мы подъехали до пирса то остановились и заслушались музыкой борьбы, где бушевали волны океана, которые боролись со стихией ветра и снега, они не подчинялись погоде.
   - Видишь тот бар, завтра я обязательно туда тебя проведу.- с тайной произнес Джеймс.
   - а что, простых смертных туда просто так не пускают?
   -нет, но у меня есть связи..
   - ну, если это такое секретное заведения, то думаю, нам стоит туда сходить.
   Назад мы проезжали через главную площадь. Ее о кружали маленькие магазины и кафе. Вся площадь освещалась, и было видно, что посредине нее стоит статуя. Но в таком освещении было трудно разобрать, что именно за статуя то была.
   - погоди, постой, давай туда подъедем - взволновано сказала я.
   - если ты так хочешь, то не вопрос- Джеймс легко улыбнулся.
   Когда мы подошли до самой статуи, меня удивило то что я увидела. Вся с дерева вырезанная она была вытвором искусства. Огромный волк вцепился в медведя. Казалось что вот-вот она на самом деле оживет.
   - что она означает? Какая ее легенда?
   - понимаешь, у нас на острове есть одна легенда...
   - легенда?
   - да, что когда-то здесь на острове были особенные волки и медведи. Это были братья. Волки защищали людей, а медведи жаждали крови. И тогда волк напал на медведя. Они боролись четыре дня и четыре ночи. Когда они поняли, что силы их равные, тогда, они подписали кровью договор, где остров поделили на две части. Одна из которых отошла волку, другая медведю. Ходят слухи, что и по сей день они оберегают свои границы, а волк борется за людей с медведем.
   Мне казалось, что я слушала сказку с детства. Призраки прошлого вернулись в мою жизнь. Забавно когда человек в первый раз слышит или видит, а ему кажется будто это его родное, знакомое. Мозг человека всегда играет с ним злую шутку, разыгрывает его.
   Мы уже ехали домой, а меня еще не покидала та легенда, что Джеймс рассказал мне. Странный остров, на котором люди верят что волки их оберегают.
   -Джеймс, мне кажется или этот автомобиль за нами едет?
   Джеймс посмотрел в окно заднего вида. Он напряг свои мышцы и сжал крепче руль
   - Нет, Винтер, тебе показалось.
   - но я его видела возле причала. Это тот самый синий автомобиль, и он за нами сейчас едет.
   -Винтер, милая, здесь много одинаковых машин. Вот скажи, кому надо за нами следить?
   - не знаю...
   Но я была уверена, что это был тот самый автомобиль, но Джеймс всячески отговаривал меня и чтобы его не злить я оставила этот разговор. Когда мы подъехали домой, то машины за нами уже не было.
   Я поднялась опустошенная от усталости в комнату. Набрала полную ванную горячей воды, и опустилась в нее полностью. На ночь наступил просто сумасшедший мороз. Организм устал за целый день, нужно было набраться сил. Я упала на кровать, закуталась одеялом а поверх пледом и заснула мертвым сном.
   - Винтер, ты еще не спишь? - послышался голос Джеймса за дверью
   Я сонно встала с кровати, накинула махровый халат. О, как же было после теплой постели прохладно, и открыла двери.
   -прости, я тебя разбудил- Джеймс смотрел на мой заспанный вид.
   - да нет. Ты что-то хотел?
   - да, я хотел напомнить, что завтра с утра мы едем в город.
   -зачем?
   -завтра жители празднуют День Берсерка, правда раньше он назывался Берсекером, но мы сократили названия. Каждую среду второй недели декабря мы отмечаем этот праздник.
   - Берсерка, что это еще такое?
   - это человек Винтер, который приручил в себе зверя.
   - оуу, понятно- хотя ничерта не было понятно, я просто очень сильно хотела спать.
   -хорошо, ложись, я завтра тебя разбужу.
   -спокойной ночи.
  
  
  
   В темноте послышался ропот старого деревянного пола и медленные шаги, которые пытались скрыть весь шум. Чья-то рука потянулась к телефону весящему на стене и стала набирать номер. При каждом наборе барабана циферблата, был шум, розрезающий тишину умиротворения и незнания. В трубке телефона послышалось соединения , треск.
   - Алло, сэр, мы сделали все как вы просили. Какие дальше будут указания?- со страхом в голосе произнесли.
   - не сводите своего взгляда, она должна быть в целости и сохранности.
   - когда вы будете готовы ее забрать, сэр?
   - еще рано, она должна привыкнуть к городу. Будьте осторожны, она не должна ничего заподозрить!- грозным голосом произнесли в телефоне.
   -да, конечно, мы сделаем все, как вы скажете.
   Послышались гудки, человек на другой стороне провода кинул трубку. На этом разговор был окончен.
  
  
   Джеймс поцеловал меня в лоб, когда я закуталась одеялами и пошел к себе в комнату. Где у него сколько энергии? Вот если честно, то у меня ни какого желания не было завтра вставать утром. Каникулы для того и каникулы, чтобы спать до обеда.
   Целая ночь прошла как одна минута. Я только закрыла глаза, и уже солнца лучи прорезали мне глаза, заполняя комнату своим светом. Я услышала что семья Фростов уже встала. Послышались стуки на низу, скорее всего шумела Бетти посудой готовя завтрак. На часах было семь утра. Когда я открыла двери, то Джеймс стоял уже возле нее. Видно хотел постучаться, чтобы меня разбудить, но к его удивлению я уже не спала.
   - У тебя вижу входит в привычку поджидать меня возле дверей. Хочешь, чтобы меня схватил сердечный удар?
   - прости малыш, я не хотел тебя пугать, но приятно удивлен что ты уже встала - Джеймс при этом наминал сандвич.
  
  
   Завтрак прошел в тихой и мирной семейной обстановке. Никто ни о чем не разговаривал, и как хорошо. Ненавижу утренние разговоры для формальности, когда одной ногой ты еще в постели. Снег за окном падал лохматый на землю к своим братьям. Все напоминало детство, и сказку.
   -давай дорогуша, скорее собирайся, семья Фростов всегда первыми приходит на площадь. - взволновано сказала Бетти, натягивая на себя бесформенное теплое пальто.
   - но зачем первыми приходить?
   - так мы свидетельствуем свое преклонения и преданность берсеркам. - уже в дверях сказал Билл, вытягивая с пачки сигарету.
   - Дорогая, советую тебя одеться по теплее.- озабочено сказала Бетти.
   - Думаю, я справлюсь с холодом - надевая любимую и не столь теплую красивою куртку сказала я. Зато она красивая.
   Да, когда ты сидишь за столом и любуешься наблюдая в окно за всей зимней красотой, то совсем не ощущаешь холода, но на дворе, совсем другая история. Сразу замерзают пальцы ног и рук, нос краснеет и стает похожий на томат. Как жаль что я не учла как холодно с утра, но возвращаться домой чтобы надеть еще две три куртки поверх было позно, мы приближались к площади где уже собралось много людей.
   Бетти выскочила с машыны, и побежала в толпу таких же женщин как она, и стала что-то одушевленно им рассказывать, обниматься и целоваться. Казалось это ее счастья! Билл, достал с багажника несколько больших ровных дровишек и пошел к центру площади, где мужчины уже сооружали праздничный костер. Мы с Джеймсом стояли в стороне и молча наблюдали за происходящем.
   Постройка ритуального костра заняла около часа. Мужчины трепетно относились к каждому бревну, которое они туда слаживали. Когда чучело медведя насадили на самую верхушку костра, я думала что все уже позади, и можно возвращаться домой. Но это было только самым началом. Из толпы людей, что окружили еще не зажженный костер, вышли переодетые в костюмы жители города. Они танцевали и бегали, дергали за руки и обнимали всех стоящих вокруг костра. Другие приносили напитки которые немного согревали. Все люди веселились, кричали что-то ободряющее переодетым актерам в костюмах волков, и когда из толпы показались другие актеры переодетые в медведей, то все резко замолчали и стали наблюдать за происходящим.
   Волки сбежались в кучу, где вишел их предводитель. Мужчина с накачанным и оголенным торсом, с бородой и усами и длинными растрепанными волосами.- " Как ему не холодно?"- Его тело украшали разные нарисованные темно-синей краской узоры. Он раскинул свои руки в боки и стал наблюдать за тем, как к нему на встречу вышел похожей внешне мужчина, на голове с маской медведя. Они стали играть драку и люди начали скандировать, потдерживать волка. Когда волк победил, уже были слышны восторженные свисты наблюдавших.
   После четырех часов на плаще среди мороза и снега, я уже чувствувала что каждая клеточка моего тела безумно просит тепла. И как бы Джеймс не обнимал меня, у него ничего не получалось чтобы меня согреть. Кажеться мороз поселился в моем разуме, как бы при этом меня не согревали.
   - давай уедим отсюда, я безумно замерзла -я уже моля просила Джеймса.
   - еще рано надо дождаться сэра Яна Андена.
   - Кто это еще такой?
   - один из глав нашего острова, ну как мэр у вас...
   - так почему он не мэр, а глава?
   - у нас двое во главе на нашем острове, один Ян Анден, второй Френк Юэль у которого есть младший брат Тери.
   - Френк Юэль?
   - да, он совсем не давно стал главой острова... понимаешь Винтер, наш остров разделен на две половины, которые как бы принадлежат им двум. Они наследники двух первых родов, которые взяли себе власть над островом.
   - каких именно родов Джеймс?
   -Ян наследник Весетия, Френк - Байгуда.
   - это что, медведя и волка? Странные у вас местные легенды.
   - да, наши предки любили фантазировать.
   Когда начало едва темнеть, то люди засуетились. С боку где мы стояли люди роступились и из толпы вышли пять человек. Каждый из них был одет в черное длинное пальто. На тому кто шел впереди пальто было расстегнуто, и была видна белая рубашка, на которой тоже верхние пуговицы были расстегнуты, и казалось ему было совсем не холодно.
   - Видно хорошо закалился на таком холоде- подумала я.
   Каждый из пяти вышедших был высок, силен и статен. Они казалось, больше выглядели как телохранители, во главе которых был парень впереди. На их шее я заметила такую же странную татуировку, как и в того мужчины которого видела несколько дней в аеропорту. Кажеться на острове люди поклоняються культу, или существует тайная секта, о которой другие не знают.
   -Хм, им надо это писать в брошурах, чтобы знать нужно сюда приезжать, или лучше сидеть в дома- прошептала я.
   Мужчина подошел к костру и протянул к нему пламя, и поджег его. Потом пристально провел своим тяжелым взглядом окружающую его толпу, и остановил его, казалось на нас с Джеймсом. Я почуствовала как Джеймс тяжело вздохнул, и отпустил свои руки, которые обнимали меня. Он засуетился или нет? Чтобы скрыть свою неловкость Джеймс начал говорить:
   - только Ян Анден должен разжечь костер. В честь победителя схватки между его предком Весетием и Байгудом. Костер некий символ победы над алочным и ненасытным к власти Байгудом. Мы сжигаем всю свою злость, всю ненависть вместе с чучелом медведя.
   - как интиресно- дрожащим голосом произнесла я.
   - Винтер, ты совсем замерзла, пошли согреемся немного.
   Джеймс махнул рукой отцу, подавая ему жест что мы уходим, тот кивнул головою что не против.
   Странно, когда мы стали двигаться через толпу людей, я резко обернулась назад. Мне все время казалось что на меня кто-то смотрит... но на самом деле, никто не смотрел. Мое воображения и вера в мистику разыгралась не на шутку.
   Мы с Джеймсом шли по темной улице города, которою освещали фонари через один. Некая романтика от этого была. Темота скрывает все недостатки и прикрашает реальность. Но почему мне все не то, все мало, все не так? Что еще надо чтобы успокоиться? Я запуталась в себе окончательно. Джеймс прекрасный человек, и любая будет с ним самой счастливой, любая, но не я. Какая же я глупая, кому еще я нада с такими запросами, кроме него, кто еще будет терпеть меня?
   Мы подошли к знакомому месту к пристани, где весела вывеска фиолетового цвета с дивной надписью " Выпиюшка", названия приятно радовало, скажем даже так, приятно удивляло тем, что конкретно объясняло то, что ты должен там делать. Когда мы вошли внутрь бара, там не было посетителей, наверное все остались на площади возле костра праздновать .
   - Бармен, два джин-тоника.- у самой двери крикнул Джейк, ища куда бы поудобней присесть.
   Дальше не помню, сколько раз мы повторяли наш заказ, все как в тумане. Один, два, десять? Но мне сейчас очень, очень, очень хорошо.
   -Винтер, ты ровно еле сидишь.
   - я в порядке - с заплетающимся языком еле выговорила я.
   -давай, вставай!
   - нееет!
   Джеймс потянул меня за руки и это почему то меня насмешыло, я стала смеятся от всей души, стало так легко. Смех уносил всю тяжесть, что была у меня наверное с рождения.
   Мы вышли с бара, и мне показалось, что уже не так было холодно. Полная луна освещала всю улицу и красиво играла на волнах ледяной воды.
   - постой здесь, я пригоню машину - сказал Джеймс и скрылся за углом бара.
   - вот еще, подожду - я завернула за угол куда минуту назад пошел Джеймс, и ничего не смогла рассмотреть, полная темнота, но я была уверена что Джеймс стоял там, я чувствовала это, и даже слышала как он дышит,
   - нет, обязательно молчать? Джеймс!- сердито крикнула я.
   Его теплые руки вцепились за мои, и подтянули мое не сопротивляющееся тело ближе к себе. Я захихикала, мне даже было приятно что он не ждал моего согласия, а молча это сделал. Ощущалась мужская сила, его власть надо мною... и тогда он крепко меня поцеловал. Казалось поцелуй длился вечность, я стала беззащитной и защищенной ним. В тот момент я поменяла свое мнения о моем парне. Он сила, плечо на которое можно положиться, опереться. Он все!
   -подожди меня здесь - шепотом произнес Джеймс и побежал за машиной.
   Разве можно сопротивляться его приказам? Я и не хочу этого делать, не буду больше противиться и сомневаться.
   Через пять минут Джеймс подъехал на машине и увез меня домой, где я легла спать в теплую постель, и мечтать о том, что когда я завтра проснусь, то те ощущения от поцелуя еще останутся при мне, а если нет, то можно будет еще раз его повторить.
   Мне ничего не снилось, я вставала ночью несколько раз, на кухне горел свет, и кажется за столом сидели родители Джеймса, что-то обсуждали шепотом, или именно это мне снилось, и я не вставала. Я уже запуталась. Больше не буду столько пить. Пить это плохо! Не знаешь где реальность, а где выдумка.
   Я проснулась к обеду, Джеймс специально меня не будил, чтобы я отдохнула. Когда я спустилась на низ, то увидела своего милого. На его шее висели коньки, а это означало, что мы сегодня пойдем на каток.
   -Урррааа - со скривленным лицом произнесла я
   - не переживай, я научу тебя кататься.
   - тогда, тебе нужно больше времени, чем один день.
   - ты просто не знаешь, какой я учитель.
   Когда мы спускались на низ, Бетти нервно теребила край своего фартука, и опускала свои глаза, все время их отводила, когда я смотрела на нее.
   -Ладно, у кого не бывает плохого дня - подумала я.
   Билл и Бетти переглянулись между собой, и провели нас до самой входной двери, с облегчениям выставили нас за порог. Они остались дома сами и казалось были этому рады.
   - что с твоими родителями?
   - а, это, не обращай внимания.
   - но, мне показалось...
   - Винтер, когда вернемся домой, ты все увидишь.
   Что я увижу? Джеймс не хотел говорить, он держал все в тайне, и как бы я не пыталась ничего не рассказывал. И весь его вчерашний шарм который скорее всего мне увеличился из-за лошадиной дозы алкоголя, улетучился или его вовсе не было, все - алкоголь.
   Мы вернулись к вечеру домой, после утомительных уроков от Джеймса как нужно стоять на коньках и как правильно падать на зад... что и я прекрасно все это время делала. Приз, за лучшее падения присудили б мне, если б не тот малой кудрявый поросенок, не упал так феерично с сальто впереди меня. Эх слава...
   В доме горел свет только в каминной комнате. Как странно...экономят что ль? Я скинула промокшие вещи и кинула их на кучу одежды которая лежала возле вешалки, вместе с мокрыми носками. Нужно срочно одеть сухие, чтобы не заболеть.
   Когда мы зашли в гостиную, Джеймс шел сзади меня, посылая меня вперед, как для разведки. Ну правда, если кто-то накинется с дубиной, то сразу по роже мне, а не ему...только не сильно бейте....
   Но когда мы зашли в каминную то увидели там гостей. Шесть человек в черных плащах стояли по разных углах, и как будто ждали именно нас, а самый неприятный и старый с них сидел за столом. Я растерялась....Вот тебе и покатались на коньках, а здесь собрания общества странных ночных созданий.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *** Давай домой заблудшее дитя.
  
   - Винтер! Познакомься, это наши повелители.- гордо произнесла Бетти.
   - ммм здравствуйте повелители!
   Я посмотрела непонимающе на Джеймса, ища то ли ответа, то ли защиту в его взгляде, но он казалось стал другим человеком. Чужой, совсем чужой и далекий от меня. Он учтиво им приклонился, а те ему в ответ кивнули головой. Джеймс загородил своим телом проход...
   - что здесь происходит Бетти? - непонимающе спросила я.
   - Винтер, теперь у тебя будет новый дом!- восторженно пропищала от нервов Бетти.
   Бетти явно была горда тем что она так торжественно говорила. Именно ей выпала такая честь. Ее глаза светились а мне захотелось убежать, но люди в плащах были по всей комнате. Я машинально отступилась назад, но ударилась об широкою грудь Джеймса, где сзади него, чтоб подстраховать своего сына стоял грозный Билл. Своим видом отец семейства Фростов всячески говорил что у меня не было никакого шанса проскользнуть мимо них. Я отошла ближе к камину, так как там никто не стоял, мой взгляд скользил по комнате ища любую щель куда можно забиться. Я пыталась заглянуть в их лица и понять что происходит, но у них было полное отсутствия всех эмоций.
   - Бетти, что это все означает...
   - не волнуйся дитя, о тебе позаботиться!
   - Джеймс! Джеймс!- я в испуге начала кричать, но он на меня не смотрел.
   Я подходила все ближе и ближе к огню, и чувствовала его тепло. Еще совсем недавно, мне было холодно, а теперь все тело бросило в жар, но скорее всего не от того, что я стояла возле огня... страх....только страх руководил дальше мною... я уже напоминала испуганного котенка, которого выбросили на улицу... бегу за ногами, царапаюсь и пытаюсь вымолить о пощаде...
   Бетти стала медленно приближаться, протягивая ко мне свои противные руки, она больше не была той измученной женой Билла, в ее глазах появилась ужасающая искра, которая пугала меня. Жажда угодить незнакомцам, наслаждения от того, что ей уделили внимания, главная роль в это спектакле. Моя рука стала искать хоть что-то, чем можно было запугать гостей. Я стала ощупывать воздух сзади меня не глядя, что попадает в мои руки, нервно перебирая малые предметы у себя за спиной. Я боялась оторвать свой взгляд от знакомых незнакомцев боясь если отвлекусь, то они нападут. Что они собираются сделать со мной. В моей голове сотни мыслей роились "меня убьют", " с меня сделают рабу", "сожгут на костре как того медведя", и потом я поняла, меня осенило... мама...я не успела попрощаться с мамой, и от этого стало еще обидней. Нет, я должна бороться! Я схватила кочергу лежащую возле камина и стала ею испуганно махать, притворяясь что мне не страшно, отгоняя ею Бетти которая уже почти ко мне приблизилась.
   - не подходи ко мне!- я попыталась вложить в свой голос всю свою злость.
   Мне стало противно от этих людей, которые мне понравились. Мне стало противно, что мне нравился Джеймс, что он меня целовал и обнимал, лгал. Как я могла быть такой слепой? Как могла не заметить, не почувствовать беду? Я всегда их бросала первая, а теперь меня не бросают а отдают другим ... я не игрушка и не вещь!
   - Милая, все будет хорошо.- пытаясь успокоить меня говорила Бетти.
   - и в прям леди, пора перестать сопротивляться, теперь вы наша! Не глупите! Лучше сразу смирится с тем, что вы больше не вернетесь домой.
   Противным и сухим голосом произнес старик гордо сидящий за столом, его жесты, выражения его лица, показывал как он низко оценивает меня. Он смотрел на меня как на того бездомного котенка, с полным отвращением и омерзением.
   "Нет, только не тебе, я не достанусь этому старику".
   Старик махнул рукой, и ко мне стал приближаться высокий и молодой парень, с наголо бритой головой. В его взгляде считалось, что для него это все была игра. Словить щенка который убегает, не более. Он него веяло агрессией, весь его вид проявлял это.
   - не приближайся, или...
   -или что? Ты меня ударишь?- язвительно произнес лысый.
   - Томас, успокойся!- резко закричал чей-то голос в комнате, где мне казалось и так много людей, от которых вряд ли удастся сбежать.
   - не делай то, о чем пожалеешь глупая девчонка- с пеной на губах произнес Томас.
   Я стала приближаться к лестнице, вот мой шанс, нужно подняться в свою комнату, и выбраться через окно!
   Мои глаза на миг посмотрели на спасательные двери, и Томас это заметил, он кинулся ко мне. Я резко со всей силы и всей своей скорости стала подыматься по бесконечным ступеням. Но Томас успел схватить меня за ногу, и я уже почувствовала как упала, и скользя своим телом по каждой ступени на которую успела подняться. Схвативши кочергу руками и сильно ее сжала, я развернулась на спину и ударила Томаса по плече. Он отскочил и закрыл руками лицо. Томас стал свирепеть у меня на глазах. Но я не собиралась смотреть что будет дальше, нужно бежать.
   - Томас, успокойся! Я приказываю тебе! -кто-то кричал с присутствующих.
   Когда я скрылась за спасательной дверью, где она тонкая и деревянная, отделяла меня от страха попасться в руки этим людям. Я подперла ручку двери стулом, что стоял возле двери. А потом у меня начался ступор, не может быть...не могу поверить что такое может произойти на самом деле, что мне делать дальше?
   Где мои все вещи? Где мои вещи? Я стала шарить в комоде, в шкафу, даже под кроватью, но нигде не было ни одной моей вещи. Паника почти накрыла меня волной... что делать?... и тогда ответ пришел сам. Нужно пробовать выбираться через окно. К двери уже приблизились те люди с Бетти. Сначала она нежным и спокойным голосом стала уговаривать меня выйти из комнаты, но на все мои отвержения через минуту, они стали выбивать двери.
   Я подбежала к окну и кочергой в руках и разбила стекло. За дверями засуетились. Времени у меня было мало, а это означало, что не стоит задумываться, а нужно быстро прыгать. Я схватилась за раму и сразу порезала себе руку, но не стала на этом сосредотачивать свое внимания. Следом, не задумываясь я прыгнула в такой пушистый снег как мне казалось, но при приземления на него, он казался не таким мягким, напоминало то, как маленькие иголки по коже медленно вонзаются в тело. Кажется, я вывихнула себе левое плече, которое стало ныть. Ну пускай ноет, я потерплю, это лучше чем быть рабыней у того старика, или еще хуже быть трупом...
   Я поднялась на ноги, и увидела что за рекой горят огни в окнах домов, тех самых домов которыми я еще недавно любовалась. Может там люди не такие больные на голову, не сектанты! Может они помогут! Всего чуть-чуть оставалось до спасения! Нужно только через речку перейти. Бежать по снегу босиком, не лучшая из идей когда либо посетивших меня, но выбора не было. Приближаясь к реке, я остановилась на долю секунды, но потом за это отругала себя, нет времени сомневаться.
   Ступая на холодною ледяную поверхность, сердце казалось перестало стучать, то ли от шока, то ли от страха, оно дико начало болеть. Я продвигалась метр за метром, еще метр, и еще раз.
   - Стой! - сердитым голосом кто-то крикнул сзади.
   Я развернулась от неожиданности, и увидела, того самого парня который поджигал костер, он тоже был в доме. На его лице был испуг...? Я отвернулась и стала идти дальше еще скорее...
   - Винтер! Не делай этого, лед слишком тонкий!
   Я услышала под ногами треск и увидела, как там, где я стою стали появляться белые трещины. Что же делать? Около десяти метров я прошла, разве стоит сдаваться? А если у меня получиться перейти реку? Все же лучше того чем попасть в руки секте!
   Я почувствовала, как сзади ко мне стал подходить этот парень, и со страхом развернулась, взглядом умоляя его отпустить меня, но он не останавливался...
   - Хозяин!- кричал кто-то из берега, но он просто махнул рукой, заставляя того замолчать.
   - Стой! Не подходи ко мне!- с дрожащим голосом крикнула я.
   Но он продолжал уперто идти, приближаясь ближе ко мне.
   - Стой!
   Когда расстояния сократилось до двух метров, я чтобы отогнать его, замахнулась тем, что было в моей руке и почему то закрыла свои глаза. Холодная кочерга ударилась во что-то, и когда я почувствовала, что не промахнулась, то открыла глаза. Но все ошибочно! Этот парень с легкостью вцепился в мое оружия, я ударила его прямо в его ладонь. Он смотрел пристально пронзая меня своим взглядом. Как глупо я сейчас выгляжу! Я испугано, а он бесподобен!
   Он подтянул кочергу к себе, и я не выпуская ее стала скользить по льду, приближаясь к нему, еще не осознав, что он задумал. Когда я поняла его замысел, то отпустила холодное оружие, стала отходить назад, от испуга я поскользнулась и упала.
   - не делай глупостей!- тихо сказал он.
   Но я люблю делать глупости. Это в крови, мой разум не может контролировать действия моей ж.....
   Я поднялась и стала бежать к спасательному свету, слыша в след только "Стой" сердитым голосом. Сердце испытало привкус свободы и спасения. Окрыленное поднялось почти до рая, где я услышала треск льда, меня обнял холод замершей стали, которая вонзалась ножами в мое тело.
   Открыв свои глаза, пытаясь глотнуть воздуха но дышать не получалось. Я поняла, что мое тело под водой. Вокруг было темно, и уже не виднелся тот самый свет в домах. Я ничего не видела. Мои руки цеплялись за темноту, но не могли ухватиться ни за что! Пустота! Вечность! Я потеряла ориентацию, где верх, где дно, пытаясь разобраться в этом, мои глаза нашли маленький проблеск света. Когда я стала подниматься, то уже выбраться не было шанса, как бы я не разбивала кулаками со всей силы слой льда, он не подчинялся...
  
   Ян в ярости развернулся к дому Фростов, когда Винтер упала под лед. На берегу уже подъехала его машина. Он стал прислушиваться и принюхиваться к тому, что происходило снаружи и под водой. Прошло несколько секунд, как он уже что-то унюхал, нашел след. Ян подошел пять метров от себя и стал смотреть не лед, которого накрывал слой снега. Он сомневался, стоит ли ее спасать? Вдохнув полной грудью, его тело стало сильнее обычного, он присел и силой ударил кулаком об лед. Шаря под водой руками, Ян яростно искал то, что было его, то, что принадлежало ему.
  
   Моя надежда пропала! Я закрыла глаза и стала вспоминать всю свою жизнь, мое детство, школу, Тришу, Питера и Энни, и когда я почувствовала что вот уже все, я перестала сопротивляться той силе чтобы пытаться выбраться, ко мне пришла мама, я вспомнила ее лицо. Тело занемело привыкшее к холоду, скорее б все закончилось...Что-то вцепилось в меня, и начало вытаскивать из воды. Мои легки стали неудержимо глотать воздух. Я не смогла стать на ноги, кашель мешал моему телу, и холод... Этот парень снял свое пальто и накинул на меня, он поднял меня на руки и понес в машину. Будь, что будет... я обессилена чтобы сопротивляться...
   Мы ехали по безлюдной дороге, засыпанной снегом. Хотелось очень спать, и закрыть свои глаза, но я со всех сил заставила себя смотреть на дорогу, запоминать указатели, какие-то знаки, чтобы при возможности если убегу, то хоть буду знать куда бежать. Я замечала как на меня в зеркало спереди смотрит тот самый парень что вытянул меня с воды. Интересно, где тот старик, которому я теперь "принадлежу"?
   Прошло довольно долго времени, около часа, может и больше, когда мы подъехали к мосту. Был вдалеке виден дом, в котором свет горел во всех окнах. Наверное, это то самое место, куда меня везут. Я порядком согрелась, спасибо что печку в машине включили.... Когда мы подъехали к дому, то в дверях стояла старуха встречающая всех приехавших с нежной улыбкой.
   Машина остановилась, и когда двери открылись, я заметила, что сбежать у меня не получиться. Все эти огромные парни с не очень приветливым лицом окружили машину со всех сторон, и ждали пока я с нее вылезу. Но у меня такого желания не возникло, еще чего, босыми ногами стоять на снегу.. одно дело в порыве эмоций не обдумав все хорошо разутой бежать, а другое вылезти с теплой машины и стать перед этими амбалами.
   Я демонстративно и гордо отвернула свою голову, давая им понять, что просто так из машины не выйду, и тогда тот же парень с озера, протянул ко мне свои огромные руки и вытащил меня против моей воли наружу, и поставил на снег ровно как куклу. Я согнулась от неожиданности холода который пронзал мои ноги, и он это заметил. Через секунду я была у него на плече. Он внес меня в дом, где остановился перед пожилой старухой.
   - так вот она какая Ян - одобряющим взглядом провела меня всю старуха - ну что же, хорошо. Ее комната уже готова!
   Я стояла и ничего не понимала, кто эти люди, какая комната, что я здесь делаю. И самое интересное, никто мне ничего не говорил. Ян как я поняла, этого парня так зовут, обернулся ко мне, и начал говорить о своем, совсем игнорируя мои вопросы.
   - есть только одно правило в этом доме для тебя, ни в каких обстоятельствах не покидать дом. Ты можешь ходить по всех комнатах, делать что хочешь, но если ты выйдешь за эту дверь, тогда придется тебя наказать.
   " Наказать, да как он смеет"
   - ты поняла? - спросил Ян.
   - что я здесь делаю?- раздраженно спросила я.
   - ты поняла? -переспросил Ян.
   -Кто вы такие?
   Ян не был очень рад тому, что я не отвечаю на его вопрос. Но и я не слишком радовалась, что мои вопросы игнорируют. У меня набралась смелость откуда-то, откуда я сама не знаю.
   - я все равно убегу, тебе не удастся меня удержать!
   Он наклонился ко мне и прошептал со смехом на ухо:
   - ну что же, попробуй.
   Я подошла к окнам, но все они были заперты, и на них были граты. Я побежала в соседнюю комнату, где все окна, были так же заперты. Мне было неприятно, отвратительно, что я стояла посредине комнаты в потерянном состоянии, а этот Ян и старуха стояли напротив меня и наслаждались моей беспомощностью. Как же я не люблю себя ощущать слабой, да еще в такие моменты, когда должна быть сильной.
   - есть еще какие ни будь идеи?- Ян смотрел на меня.
   Но я не заставила их долго ждать моих действий. Но что сказать я сделала дальше, моя женская и немного истеричная натура взяла свое, полностью подчинив все мои действия. Ну и слава богу...
   Под мою горячею руку попала явно не дешевая ваза, я взяла ее в руку и покрутила, а потом со всей силы бросила на пол, где она разлетелась на тысяча кусочков. Но Ян и бровью не повел, только старуха ахнула за его спиной.
   Ну что же, если одной мало, тогда буду продолжать. Я взяла в руки еще одну, и так же бросила ее на пол, ожидая его реакции...
   - я же сказал, делай что хочешь, но никогда не покидай приделы дома...- ровным и спокойным голосом начал говорить Ян.
   - но хозяин!- кажется у старухи будет сейчас инфаркт.
   - Нуми, проведи Винтер в ее комнату.
   И это все? Я бы сама себе пару раз по лицу хлопнула, а он как деревянный, развернулся и ушел... и тогда мне стало так ...плохо. Совесть... ты ли это? Нашла когда просыпаться. Но здесь ни я виновата, а эти сектанты что выкрали меня... хотелось кричать, да толку...
   Мы поднялись на второй этаж. Я шла сзади Нуми и с интересом, любопытством хотя и была не довольна сложившеюся ситуацией, но невольно рассматривала дом, хотя это был скорее особняк. Красивые стены, красивые картины, шторы, двери. Все напоминало древний и старинный вид, надеюсь туалет хоть здесь новый...
   - дальше в конце коридора, комната хозяина, а это твои покои - фыркнула старуха ко мне.
   Наверное она еще зла на меня за те вазы. Все, теперь точно я не буду ее любимчиком, тоже мне, больно надо. Здесь все больные на голову ...
   Мы стали возле большой двойной белой двери, где были резбленные красивые узоры, и золотые ручки. Я затаила дыхания, собралась с духом и зашла внутрь. Красиво! Не то что я думала, а по сравнению с камерой в которой я должна была быть заперта, как я предполагала, это были королевские покои. Комната была метров пятнадцать в длину, а в высоту, даже не знаю... белая мебель, большая по средине комнаты кровать и на против которой был камин с разожженным огнем. Сбоку, напротив, от входных дверей, была ванная комната, царская ванная. Вот это ж на тебе...радоваться или плакать? Еще увижу!
   - переоденьтесь, скоро ужин!- рявкнула мне как ворона старуха.
   Во что переодеться, никто не сказал. Но пошарив по тумбочках я заметила что вся моя одежда уже здесь аккуратно сложена по полочках. Точно секта. Нужно срочно выбираться отсюда, бесплатный сыр только в мышеловке бывает. Я надела старый вязаный бежевый свитер до колен, и джинсы протертые на коленях. Хотя и окна в моей комнате тоже были, метра три в высоту, но все они были с решеткой. Не доверяют мне новые знакомые, ну что же, не будем их огорчать...
   В комнату постучалась ворона Нуми, даже не постучалась а кулаком так ударила, что я подпрыгнула от страха и неожиданности. Вот он, может мой шанс попробовать удрать отсюда. А то мало что, у них на ужин.... Я взяла с камина железный подсвечник и стала за дверью. Рано или поздно, не терпеливая старуха зайдет в комнату и я ее шарахну разок, чтобы она потеряла сознания. Ждать мне пришлось ровно пять секунд, и передумать у меня не было уже шанса, так как ее тело уже упало на пол. Хм...без сознания она милее, чем в сознании.
   Я побежала по ступеньках, как слон и ухватив вкус свободы приблизилась к дверям хватаясь быстро за ручку дверей. Опустив ручку, дверь поддалась и открылась. Я уже видела то, как бегу, из этого дурдома, на лице улыбка и сияния в глазах... с такой миной я неожиданно для себя встретила рыжего кучерявого мужчину, который стоял за дверью явно ее охраняя. Он с удивлением на меня посмотрел. Ну кажется он не такой сильный и не такой быстрый как остальные, его животик тому доказательство. Я прыгнула вперед, а он на лету меня словил, и кинул себе на плече. Как бы, не молотила я его кулаками в спину и ногами в живот, он не поддался и не ослабил свои руки. Меня внесли в гостиную, где был накрыт стол, и где в центре стола сидел Ян. Он недовольно встал и приблизился ко мне. И уже страшно стало...
   Что же будет со мной не путевой, даже сбежать по-людски не могу...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***Твое наказания за непослушания
   Ян подошел ко мне очень близко. Я вдохнула легкий запах его духов и его запах, он пах свежестью и чистотой. На момент я растаяла а потом выдохнула со свистом и постаралась не дышать, а то еще голову потеряю. Что нужно еще чтобы вскружить женщине голову...отгоняю причудливые мысли, кричу на свою голову " Ей, меня тут вообще-то сейчас будут как бы казнить, так что не надо тут шухры-мухры"
   - единственное! Единственное правило и то, ты его нарушила!- с ноткой разочарования и злости в голосе тихо произнес Ян.
   Вов, мда, наказания не избежать. Правила для того и существуют чтобы их нарушать. Стоит это ему сказать или лучше молчать...
   - что я тебе говорил?- Ян сердито крикнул.
   -...- я вздохнула.
   - Винтер! Что я тебе говорил?
   - ты не смеешь меня здесь держать против моей воли!- я тоже не собиралась молчать, запахи и его приятный вид, еще не повод, чтобы заставить меня подчинятся.
   - значит не смею!- он прошипел
   Ян подошел, схватил меня за руку и потащил через всю комнату назад в коридор где были узкие двери как я сначала подумала в кладовою, но мы стали спускаться вниз, глубоко вниз, потом шли по темному подвалу кажется, пересекая половину дома, он остановился возле двери с маленьким окошком в них. Открыл двери и отбросил меня с такой силой, что я влетела в комнатку и ударилась об стену...
   - ты не имеешь никакого права со мной так поступать!- обижено и со злостью кричала я.
   - я имею полное право делать с тобой все, что захочу!
   -мои родители будут меня искать!
   - разве? Ты правда так думаешь?
   - они меня найдут!
   -открою тебе маленький секрет- Ян улыбнулся, его глаза заискрились- твои родители знают что ты здесь!
   - не может быть...ты лжешь!- я не верила ему.
   Но Ян кивал головою, отрицая свою ложь. Я не могу поверить, что все это происходит со мной... меня взяла такая злость что я бросилась на Яна и стала бить его кулаками, но он не реагировал, и когда злость ушла, то на смену ей пришли слезы. Я отвернулась от этого монстра, а он закрыл дверь и ушел. Не было надежды уже ни на что, я села и стала реветь, как обиженное дитя...я была обижена на свою судьбу, обвиняя себя и всех во всем...
   - я тебя ненавижу!- кричала пустому и темному бесконечному коридору.
   Прошло десять минут, и я почти успокоилась. Здесь было темно и холодно. Сырой пол и вонь. Я бы хотела встать, начать колотить кулаками и ногами в двери и кричать, может кто-то и услышит, но какой толк от этого всего. Все равно я буду в клетке, то ли в красивой с оберткой, то ли в безобразной и вонючей. Пока мне безразлично, я еще не отошла от мысли, что мои приемные родители знали куда меня отпускают, они все знали...
  
  
   Ян сердито сидел за столом и ничего не ел. Кусок в горло не лез. Он все еще сердился на Винтер, что она его ослушалась. Никто не имел права ослушаться его, никто!
   - может вы все - таки что-то съедите?- обеспокоенным голосом сказала Нуми.
   - я не голоден!
   -тогда освободите девчонку, она получила по заслуге и отбыла уже свое наказания.
   -она меня ослушалась!- Ян отбросил с силой столовые приборы которые держал в руке на стол.
   - а вы ее привезли в чужой дом, ничего не объяснив!- спокойным голосом говорила Нуми не обращая внимания на злость Яна.
   Нуми привыкла к пылким характерам этого рода за все года что она прислуживала семье Анденов, и ее уже ничего не удивляло.
   - я сделал это ради нее, все ради нее! А она не благодарная!
   - разве только ради нее?
   - Нуми, ты же знаешь...
   - тогда освободи ее, она человек, не забывай это. Она хрупче, чем ты думаешь, мы не такие как вы!
   Нуми налила Яну кофе и ушла на кухню, оставляя его в его собственных терзаниях. Ян не знал, что ему делать. С одной стороны, он знал, что поступает не правильно, но с другой, его гордость не позволяла отпустить Винтер так рано, еще рано, слишком рано...
   К обеду Ян не мог думать ни о чем, как о Винтер. Он поддался своей слабости, и не мог больше ждать. В один момент он уже был в подвале, и стоял возле двери, за которою была заперта Винтер. Как она на него посмотрит, что скажет... да, теперь он понял, что сделал все не правильно. Он был виноват. И больше всего, Ян хотел исправиться.
   Он открыл дверь и посмотрел на Винтер, она сидела на кровати, и не подняла своей головы чтобы посмотреть на него, а воткнула ее на колени. То чего он боялся, ее взгляда, он не увидел... Ян не знал, что сказать и что сделать.
   - Винтер, вставай!- он пытался разбудить ее, думав что она спит.
   Но тело Винтер при его голосе сжалось и содрогнулось. Прошел день с момента когда Винтер тут заперта, а она уже его ненавидит.
   -Винтер, ты меня слышишь?!- мягко сказал Ян, он сто раз пожалел что запер ее в этом подвале.
   - я не могу - тихим голосом сказала она- я не могу.
   Ян подошел к ней ближе, может он не рассчитал свою силу, когда кинул ее об стену и Винтер что-то себе повредила...
   - забери ее...забери ее- Винтер поджала свои ноги под себя и сжала пальцы.
   Ян посмотрел на ноги Винтер, где сидела крыса, он откинул ее рукою и тогда Винтер подняла на него свои глаза, которые были красные от слез. Ее тело трусилось от холода.
   Она отбросила протянутою руку Яна, которую он протянул ей, чтобы помочь ей встать. Когда Винтер встала, то с угла под кровать побежала еще одна крыса и она отскочила назад от страха. Было две вещи, которые Винтер не могла терпеть, это уколы и крысы.
   Ян не смог больше смотреть на испуганный вид Винтер, и главное слышать ее учрежденное сердцебиение, что барабанило у него в ушах. Он взял ее на руки и понес в ее комнату.
   Поднимаясь по лестнице, он видел, что у Винтер болезненный вид, ее тело морозило, и она что-то шептала не понятно своими ярко красными губами. Положив Винтер на кровать, Ян дотронулся своей ладоней до ее лба...он выбежал на коридор.
   - Нуми, быстро звони врачу!
   - что случилось?- не понимая выбежала Нуми с кухни.
   - у Винтер жар.
   Чрез час приехал доктор и направился в комнату больной. Он хорошо был знаком с семьей Анденов, много поколений врача, верно, служили этой семье. Они почитали каждого из рода Андена, и так будут делать всю жизнь. Для него это честь!
   Доктор знал, кого уведет за дверью, кто его пациент. Если быть честным, то доктор давно ждал звонка от Яна.
   - Винтер! Проснись, тебя сейчас осмотрит доктор - заботливым голосом сказала Нуми.
  
  
   - Винтер! Ну же, просыпайся- женский голос доносился из сна.
   Я открыла свои глаза не понимая где я, все время кажется что я в другом месте и другой реальности. Я вижу то, что не должна видеть, голова болит и холодно или жарко, еще не могу понять, а еще этот компресс на голове с которого стекает холодная вода по лбу и делает мои волосы мокрыми, очень не приятное ощущения. Но когда его переворачивают то мысли словно прочищаются и я хоть что-то начинаю соображать.
   Я посмотрела на доктора который зашел и кого- кого, а этого человека я уж совсем не собиралась увидеть.
   - доктор Айзек, и вы туда же!
   - здравствуй Винтер! - он подошел ближе ко мне и стал меня осматривать, измерять температуру.
   Через некоторое время осмотра меня, моего состояния, Айзек не долго думая, сказал:
   - тебе нужно сделать укол чтобы сбить температуру.
   - док, что вы понимаете, какой укол, вы же психолог а не врач.
   Я занервничала, ну почему не дадут выпить таблетку, или не заварят чай, а обязательно уколоть зад..... ну то самое место.
   - у тебя 38 градусов, нужно сделать один маленький укол.
   Когда Айзек достал шприц, и надел на него иглу я пропала...нет, честно, очень не люблю когда в меня вонзают иглы, я даже не люблю смотреть на травмы у фильмах. Я скривила лицо и почти расплакалась. Пусть лучше болит, чем укол...
   -ну же Винтер, давай повернись чтобы я смог сделать укол- Айзек все не терял надежды меня уговорить.
   - знаете, ... дайте мне время настроиться.
   Когда игла надета на шприц, она не кажется такой маленькой, это гигант, а не маленький укол.
   Ян отошел от окна и молча схватил меня за плечи. Он сел на пол возле кровати и потянул меня донизу. Таким образом моя попа красиво развернулась к Айзеку, когда я переключилась не понимая, что делает Ян, док быстро вонзил мне иглу в .... Да, было не так, не больно, как казал док, все врачи лгут, я чувствую как правая ягодица онемела и все еще болит, но после укола я единственное что захотела сделать это спать хотя при этом Айзек говорил над моей головой что-то Яну, и кажется он говорил, что нужно будет сделать еще укол...
   - господин Ян, нужно поосторожней быть. Завтра утром я наведаюсь к Винтер, нужно будет посмотреть, как лекарство действует на ее организм, и спала ее температура или нет.
   - я понимаю, вас никто не будет задерживать, вы должны полностью следить за ее здоровьям. Сейчас главное чтобы она выздоровела.- Ян тяжело вздохнув понимая что в этом его вина.
   Айзек кивнул и стал был уходить, но потом он развернулся к Яну.
   - а когда наступит этот день?
   - как только Винтер поправиться, и станет на ноги.
   - Я надеюсь вы ей обьяснили что к чему?
   -пока нет... я не знаю как она отреагирует.
   - чтобы не было и как бы не было, вам виднее и именно вам решать ее судьбу.
   -мне? ... не мне, это она решает мою судьбу...
   Айзек торопясь ушел, и Ян остался в комнате один наедине с Винтер. Он стоял над кроватью Винтер и смотрел как она спит. Кажеться во сне она была умиротворенною. Она на некоторое время успокоилась, а потом начала ворочаться в два часа ночи. Лекарство лишь на несколько часов сбило температуру, а в полтретьего температура вновь поднялась. Ян не знал, что должен делать. Сам он никогда ранее не болел. Да, он видел как болеют другие, но никогда не испытывал этого на себе. Не отходя ни на секунду от Винтер, он как будто ее охранял, отганялл ее болезнь.
   В четыре утра к нему пришел Утер в перевоплощении берсерка. Ян испугался, что Винтер модет проснуться в любой момент, и быстро выбежал злой на коридор. Он приготовился ругать осмелевшегося и наглого Утера за то, что тот посмел прийти к перевоплощении в зверя к человеку, которого Ян охранял.
   - ты в своем уме! Ты соображаешь что делаешь? - злой, еле сдерживая себя и свой голос сказал Ян
   - простите меня, но у меня не было никакого выбора!
   - выбор есть всегда!
   Утер опустил виновато свои глаза, он не мог долго смотреть Яну в глаза когда тот злился. Казалось, еще недавно этот малый был не похож на своего отца, но сейчас, было видно, он более того чем схож, он был копией своего отца. И тяжелый взгляд досталься Яну именно от Октава Андена.
   - Что ты хотел? - Ян уже спокойным голосом спросил Утера.
   - на нашу территорию двадцать минут назад проникли с клана медведей, я выслал отряд, чтобы найти виновных. Господин! Граница была пересечена! Мы должны принять меры и наказать виновных!
   Ян повернулся к двери, он представил, как Винтер спит. Ему не хотелось покидать ее, бежать в лес, искать берсерков, только не сейчас, только не тогда, когда он так близок к ней, а она не отталкивает его своим безразличием.
   - идем!- Ян подчинился законам стаи.
   Ян поспешыл в лес. Чем скорее он с этим покончит, тем скорее он вернется назад домой. Обязанности главы клана заставляли делать то, чего он не всегда хотел делать. Ян научился быть жестоким, пытать врагов, и убивать. Единственное что растапливало его лед за все те года, что он нарастал в его душе, это мысли что скоро к нему вернеться та, кому он был не так уж нужен, для которой он был никем...но она для него была больше чем жизнь...она делала его добрее и сильнее. Ему хотелось жить.
  
  
  
   Я проснулась от того что сильно хотелось воды. На часах было пять утра. Мне за все время что я спала, казалось, что надо мной кто-то сидел, но когда я проснулась то в комнате никого не было. Странно вроде спала, а вроде нет, дремота... с низу послышались крики, голоса, шум падающей мебели. Я в утреннем мраке встала с кравати и подошла к двери. Почему-то мне не хотелось выходить с комнаты, но даже против своей воли я опустила ручку двери донизу и она открылась. Меня вел мой интирес, почему все мое нутро заставляло меня вернуться в мою комнату, опять лечь в кровать и уснуть. Я уперто шла по коридору, и когда снова услышала голоса в низу, то присела на пол возле ступенек лестницы. Выглядывая из-за угла, я увидела то, чего не хотела видеть, чего боялась увидеть с самого начала...
  
  
  
   *** Утром нужно спать
  
   Я присела на корточках и высунулась за угла, чтобы посмотреть, что происходит внизу. Два парня держали молодого парня за руки, заломив их ему за спиною. Он стоял на коленях, и с его рта вылетала белая пена слюны. Разговор обретал четкие слова...
   - вам не догнать его!
   - замолчи! - один из держащих мужчин заломил ему руку, все больше выворачивая ее, и тот неистово закричал.
   -рано или поздно, но мы добьемся до того, того что по праву наше!- задыхаясь шипелпарень.
   - и не мечтай ублюдок! Считай ты одной ногой уже в могиле!
   - вам не догнать Дира, он быстр как ветер. Бойтесь, если он успел передать информацию...- продолжал измученный парень.
   -если!- этому парню снова вывернули плече - Ян позаботиться чтобы твой Дир больше не болтал, не сомневайся в этом.
   Через минуту входные двери распахнулись с силой. Было слышно, что кто-то пришел. Мне стало интересно кто это, и зачем они мучают этого мужчину. Что вообще происходит? Суд?
   Я набралась духу и снова высунулась из-за угла и увидела Яна. Он стоял весь в крови с рваной одеждой и исцарапан. Вид у него был, будто его потрепало дикое животное, зверь поиздевался над всегда опрятным видом Яна. Мне стало страшно, я на момент захотела кинуться на шею Яна и крепко его обнять. Но потом перестала об этом думать. К чему бы это, зачем мне искать защиты в него? Почему я думаю о Яне, о человеке, который меня выкрал, который запер меня в подвале, который...который на меня смотрел не так... не так, как другие. Нет! Я выругала себя и взяла себя в руки.
   Дальше Ян приблизился к парню, которого держали, он наклонился перед ним и начал ему что-то говорить, а тот в ответ улыбался. Яна явно такая его реакция не понравился и он со всей силы ударил его по лицу.
   - Тебе отомстят! - кричал тот парень.
   - но кто? Скажи, кто мне отомстит!- Ян зажал в руке его подбородок.
   - Дир уже добрался к клану, и тогда тебя ничто не спасет!
   - этот Дир- Ян повернул свою голову к двери и указательным пальцем показал на двери.
   Со двора принесли тело Дира, он был уже мертв. С его рта капала кровь и все его тело было искусано. Я перестала дышать и мое сердце остановилось. Не могу поверить, что это все происходит...
   Стоящий на коленях парень в буквальном смысле слова сразу переменился в лице. То ли моя болезнь, то ли лекарства, то ли плохое освещения, то ли мое воображения, но могу поклясться, что я видела как его лицо стало почти звериным, и он издавал не человеческий крик а рев, с пенного от злости рта. Ян не стал долго думать, он ловким движениям рук вцепился за голову мужчине и я услышала как что-то хрустнуло. Это была его шея. Я посмотрела на лицо этого несчастного, в его взгляде упечатался страх, страх смерти. Приступ тошноты и головокружения меня повалили б с ног, но я уже была на полу, к счастью...
   Я стала ждать, когда наберусь смелости встать на ноги и то ли спрятаться, то ли сбежать... послушался громкий вой волка и Ян напрягся.
   - еще один! Оставайтесь здесь и уберите тела, чтобы не было никакого следа крови.
   - их закопать?
   -сжечь!- крикнул напоследок Ян.
   Он побежал на вой волка, а эти двое взяли мертвые тела, опрокинули их на спину и направились в сторону подвала. Так вот что, это был не только подвал, темница, тюрьма. Это был еще и крематорий.
   У меня больше не осталось сил ждать, что будет дальше. Я кинулась на первый этаж, и увидела что в спешке этих убийц, были не закрыты двери. Снега уже намело в прихожею. Не раздумывая долго, я схватила висящее пальто, резиновые сапоги и кинулась бежать с дома. Ну и что если меня словят, то опять запрут в подвале, может даже убьют. Главное попытаться спастись, выжить, убежать.
   Я стала на пороге, никак не осмеливаясь его переступить, но с подвала донесся мужской голос, и времени для раздумий у меня больше не осталось. Я спустилась за ступени и присела. Парень вышел за двери и посмотрел вокруг по сторонам, он стал прислушиваться . Я заставила себя немного успокоиться на сколько это было возможно и перестать так громко сопеть носом, затем попробовала задержать свое дыхания. Он обводил взглядом лес закиданный снегом. Мне была видна пара с его рта и носа, я с последних сил держалась, чтобы громко не вдохнуть, еще немного и все... Ничего не увидев, он хлопнул дверью. Теперь можно бежать...
   Я кинулась в лес, нужно было спускаться в низ, я запомнила, что мы приехали с низа. Нужно спускаться до тех пор, пока не дойду до моста. Если дошла до моста, считай половина пути пройдена, выйдя на дорогу, останется только словить машину, и как я надеялась что хоть одна, но будет проезжать.
   Я шла по снегу, мои ноги тонули под ним, устав я с трудом их поднимала. Нужно продолжать идти. Мое тело разогрелось, стало жарко до невыносимости, и я сняла тяжелое пальто. Кажется, когда заходишь в глубь леса, то все похожее один на одно. Те же деревья, тот же снег, те же ветки которые ударяются мне об лицо и руки. Мне страшно, что будет дальше, но долго погрузиться в своему страху, я не могу себе это позволить, это роскошь для меня. Если я начну сомневаться, то, несомненно, вернусь обратно в тот дом, где живут монстры.
   Я спускаюсь в низ, и ноги уже перестают идти. Стаю, как мне кажется на землю, но почва уходит у меня из-под ног и падаю, ударяюсь головой об дерево и теряю сознание. Когда я открыла свои глаза, то сразу увидела на белом полотне снега капли крови. Кап-кап еще одна, гранатовым соком опустилась на сбитые сливки. Голова безумно болит, теряюсь во всем; в месте, в мыслях, не понимаю что делаю, но продолжаю идти, раздвигаю руками непослушные ветви мертвых деревьев, переступаю ногами неровные пороги снега, и все время падаю.
   Я шла так довольно долго, и уже тело не ощущало того тепла, а трусилось от холода. Сейчас бы вернуться к тому пальто, что я скинула, но где именно я его оставила уже не помнила и не соображала. Но за деревьями наконец-то показался просвет. Я кинулась бежать, еще чуть-чуть и доберусь до моста. Потерпи немного! Когда уже я выбежала с леса, то через три метра от него была равнина. Посмотрев по сторонам я увидела что мост, тот самый стальной гигант находится с левой стороны. Я громко засмеялась от того, что смогла, и заплакала...
   Метр за метром все ближе и ближе, воюя с усталостью, мои шаги приближали мое тело к цели. Холодный воздух разрывал легки и делал каждый вдох болезненным, как будто легки резали ножом. Больно... я посмотрела вперед, до моста осталось метров пять, не больше.
   Почти приблизившись к цели, я остановилась, увидев что за железной переправы вышел серый сторожевой пес со своей стаей и завыл на весь лес, оглушая меня и тишину. Нет, у меня не получится дойти до моста...
   Ян словил еще одного берсерка медведя, он Утер и Оттис затащили его в дом, где Оттис его сковал цепями в подвале. Нет, они не будут его убивать, им нужна информация. Френк, старший сын Ольрика, что он знает, что задумал, и что будет делать? После того как Ян с Оттисом добудут всю информацию с этого медведя, то тогда Утер отправит его душу на покой.
   Ян вышел с подвала, сейчас у него не было времени допрашивать узника, тем более тот был без сознания. Нужно было меньше его трепать, но в схватке, Ян вошел во вкус, который привкусом железа медленно протекала с его горла к желудку. Он снял потрепанную рубаху которая была больше похожа на тряпку вымоканную в кровь и посмотрел на свои порезы. Да, ему тоже немало досталось, но одна, две охоты и свежая кровь, вернет его тело в прежний вид. Он поднял свою голову к потолку и попытался почувствовать Винтер, он вдохнул воздух и стал прислушаться к ее сердцебиению, но ничего не услышал. Его глаза устремились на дверь. Не может этого быть. Ян побежал к комнате Винтер, но ее там не было, и тогда он услышал вой волка который со своей стаей охранял мост. У Яна оставалось мало времени, чтобы добежать до Винтер пока звери не набросились на нее. Единственный способ быстро добраться до моста это самому стать волком. Он заставил себя превратиться в берсерка.
   Ян упал на пол в агонии превращения, и громко заревел, что задрожали окна. Его глаза сверкнул звериным взглядом, он не был уже человеком. Выпрыгнув с дома, он уже был в лесу и бежал по следу Винтер. Через пару минут Ян стоял за деревом и видел как Винтер стояла на коленях. Он почувствовал как ее душа болит от того, что она беспомощная и слабая, она себя ненавидела. Ян стал превращаться в человека, чтобы не показаться перед Винтер в обличии берсерка. Всеми силами он сдавливал свою боль от превращения и не издал не единого звук, а зажимал зубами свои губы. Он вышел за деревьев и направился к ней. Винтер поднялась с колен, в ее руках был камень, которым она хотела отогнать волков.
  
   Я услышала треск веток с боку себя и увидела, что из-за деревьев вышел Ян. Его внешность переменилась, у него не было человечности. Взгляд его не был взглядом человека, растрепанный вид, укусы на его теле, порезы, и мускулы готовые к атаке.
   - не подходи - обессиленным голосом сказала я!
   Ян остановился, он заметил что один волк приготовился прыгнуть чтобы напасть на меня, и тогда, что было, или как мне показалось я уже не понимаю ничего, я увидела как Ян стал свирепей, его зубы стали клыками и он зарычал. Волк сразу остановился и склонил свою голову в повиновении на землю со скучанием, он виновато смотрел на Яна, как бы извинялся.
  
  
  
   - не прикасайтесь к ней, никогда!- свирепо крикнул на стаю Ян. Он стал подходить ближе к испуганной Винтер.
   -стой! Не подходи ко мне! - он слышал, как она обижено кричала.
   Ян смотря на Винтер и чувствуя ее он понял, что Винтер стало хуже. Температура вернулась, и ее взгляд был пустым. Винтер слабо понимала, где черта реальности, а где граница ее фантазии.
   - Винтер, очнись!
   Ян видел, как Винтер отступала назад, все больше приближаясь к обрыву. Еще пару шагов и тогда она упадет в ледяную воду, где разобьется об волны или скалы. Ян не сможет ее спасти, он это знал. Чтобы он не говорил Винтер, она его не понимала и не слышала. Ее глаза были устремлены в даль, кажется ей казалось, что она сейчас в другом месте, что обрыва нет вовсе.
   -Винтер! Только стой на месте - он уже просил.
   Она на него посмотрела и сказала то, что застало его врасплох.
   - ты убил человека!
   - что? Винтер, откуда ты...нет!
   -ты лжешь, я видела, как ты сегодня убил хладнокровно человека!
   - Послушай Винтер, это был не человек, поверь мне.
   -ты убийца...- то ли спрашивала, то ли утверждала Винтер.
   Она отступила шаг еще назад и до обрыва оставалось всего ничего. Ян решился подойти ближе к Винтер, он протянул ей свои руки, он протянул ей их, как много лет назад.
   - Доверься мне! Доверься мне!- он подходил все ближе и ближе к Винтер, если она отступит еще шаг то упадет, и тогда он прыгнет за ней, даже если им не выбраться живыми, он все равно это сделает.
   Винтер опустила свою голову и посмотрела на свои ладони, она подняла свою руку и медленно положила ее в ладонь Яна, которая крепко сжала ее и подтянут к себе. Ян обнял Винтер которая не держалась на ногах, он поднял ее с снега, и погрузился в ее волосы вдыхая аромат ванили. Что бы он делал, если б она пропала, если б умерла? Ян бы умер тоже! Когда Ян приклонился к Винтер, то она была уже без сознания. Он быстро направился домой, не теряю времени. Винтер была в бреду, ее тело горело.
   - Айзек, что с ней? - нервно с стороны в сторону ходи не находящий себе покоя Ян.
   - состояния Винтер тяжелое, нужна госпитализация.
   - ты же знаешь, я не могу так рисковать!
   - но здесь у меня мало средств и возможностей.- Айзек взялся за голову, которая начинала болеть.
   - делай что нужно, все что ты скажешь, попросишь, мы достанем, только спаси ее!
   - да господин!
   Айзек тяжело вздохнул, предстояла тяжелая ночь борьбы с недугами девчонки, но ради Яна он был готов пожертвовать всем, что имел.
   Ян не отходил от Винтер ни на шаг, он сидел с ней днем и ночью вот уже два дня. Сказать, то самым тяжелым для него был первый день, когда Винтер все время воротилась, говорила во сне, плакала и иногда кричала. Ему было тяжело смотреть на нее в таком состоянии, он не мог ничем ей помочь и от этого, он себя возненавидел. Зачем ему его сила, если он не может спасти ее? Айзек был обессилен, он сутки стоял на ногах и ни минуты не спал, ослабленный, он был опустошен. Нуми отвела его в гостиную комнату, где он смог на некоторое время отдохнуть.
   -вы должны будете быть готовым, на тот случай, если Винтер перестанет бороться - ровным голосом Нуми сказала в оглушительной тишине.
   Ян очнулся от этих слов. Он не мог пройти против воли Винтер и превратить ее в монстра, каким был он. Только не тогда, когда она ничего не знает. Винтер должна сама себе выбрать дорогу, и он не сможет за нее решать...
   - я не стану этого делать! Нуми, она меня возненавидит.
   - посмотрите на нее, видите, ее силы покидают с каждым ее вздохом, вам ее не жаль?
   - о чем ты говоришь! Ты же знаешь мне не сносно смотреть на ее страдания... мы должны дать ей шанс, она должна бороться, она сможет.
   - вы в это верите?
   - да! Да, я верю, она сможет.
   - тогда продолжайте в том же духе, в этом доме должен хоть кто-то верить чтобы вселять в других эту надежду.
   Нуми пошла к двери, но потом остановилась. Она не могла вспомнить, когда Ян выходил последний раз на охоту. Берсерку нужно охотиться, чтобы поддерживать в себе силы, чтобы сопротивляться с жаждой людской крови.
   - Ян, вы должны пойти сегодня на охоту!
   - я не могу. В последний раз, когда я оставил Винтер...последствия этого...смотри, как я могу отойти от нее? Каждый раз, когда я ее оставляю, с ней что-то происходит...
   - ты слабеешь, сделай это не для себя, а для Винтер, для остальных. Ты в любой момент можешь превратиться и накинутся на нее.
   - я никогда этого не сделаю!- Ян разозлился на Нуми, как она могла подумать, что он может причинить вред Винтер!- Нуми, оставь нас! Я справлюсь!
  
   Я проснулась, как мне показалось я спала вечность. Возле меня послышалось чье-то сопения, это был Ян. Он спал на кресле возле самой моей кровати, опершись на свою руку. Луна нежно освещала его лицо, придавая ему серебристый оттенок. Что вообще произошло, почему он здесь, я ничего не помню. Мне снился лес, волки, Ян. Я дотронулась рукой к своим волосам, которые не очень были чистые и скривилась. Нужно срочно принять душ. Тихонько поднявшись с постели, я слишком резко встала и у меня закружилась голова, но после минутного стояния головокружения прекратилось. Я на ощупь прошла в ванную комнату. Так как было темно, лишь благодаря свету луны я ни во что не ударилась, и ничего не опрокинула. После того как я зашла в ванную комнату и включила свет, то от резкого света остались черные пятна которые появлялись в глазах. Но когда я залезла под холодный душ все прошло. Вот оно, когда чувствуешь себя по настоящему живой, смывая с себя всю грязь...Моя б воля я б вообще не вылизала с душа, но на пальцах рук стала появляться сжатая кожа. Когда я вернулась в комнату, то Ян уже не спал и свет был включен, он сидел в своем кресле и пристально смотрел на меня. Я не выдержала его взгляда, понимая что я провинилась, только не могла вспомнить в чем...
   - Я вижу тебе уже лучше.- Ян набрался терпения и глубоко вдохнув приготавливая себя, чтобы не взболтнуть чего ни будь лишнего.- Винтер ты делаешь необдуманные поступки, за которые расплачиваешься не только ты...
   О чем он вообще говорит? Что я делаю, кто расплачивается, какие поступки, но его голос заставлял меня чувствовать себя неловко, плюс ко всему я была замотана в полотенце а он на меня смотрел не отводя взгляда. Я вообще думала тихо пробраться к комоду и достать свою любую старую майку, но он пялиться и отнюдь не спит. Ох, дурные мысли начинают меня посещать все чаще и чаще.
   - разве тебе понравилось сидеть взаперти в подвале? Ты хочешь опять туда вернуться? - спокойно спросил Ян.
   - нет!
   - ты второй раз меня не послушалась, и посмотри что из этого вышло, ты сбежала в лес, при этом с воспалениям, ты чуть не погибла столько раз, что я и впрямь удивлен что ты еще жива.
   - в лес? Я была в лесу?- нет, не верится, и когда только успела.
   - разве ты не помнишь?
   - я помню....я помню...- разве это может быть правдой, я помню Яна, и еще то, как он одним движениям рук убил человека.- ты монстр! - само вырвалось.
   Я схватилась рукою и прикрыла свои губы с которых только что слетели эти слова, я ждала что Ян станнит отрицать, что это был только мой сон, но он молчал и с широко открытыми глазами смотрел на меня.
   - ты монстр...- я скорее всего спрашивала его чем утверждала, но он смотрел на меня с полным отчаянием. В его взгляде была боль...
   - да!- он тихо сказал.
   - ты убил того человека?
   - да!
   - зачем? Зачем ты это сделал?
   - если б я его не убил, то он убил бы тебя.
   Мне стало не по себе, как он смеет, как смеет он прикрываться убийством мною, говорить что все это для меня. Я бы никогда это не просила! Никогда, как он может отобрать чужую жизнь. Не он ее дал, но он взял на себя силу ее забрать.
   - убирайся! Я не хочу тебя видеть!
   - Винтер! Я...
   - нет! За кого ты меня принимаешь? За свою собачку, я здесь в клетке, пускай даже в золотой, я человек, а ты меня здесь запираешь, и говоришь что ради меня убил человека.
   - я... послушай...
   - нет...это чушь! Я не хочу тебя видеть! - я ощутила как большой камень упал с моих плеч - Уходи!- на последнем дыхании сказала я.
   Ян посмотрел на меня, он хотел было что-то сказать, но молча встал и ушел лишь возле двери проговорив - я монстр!
   Мне стало не по себе, буря была в моей душе, и мне мало верилось что он монстр, это я была сейчас монстром, а не он. Почему я его оправдываю, ведь я видела что он сделал... Почему? Я уселась на кровать и стала вспоминать то, что казалось сном, воображением. Но оправдать Яна у меня не получалось. Я видела с какой легкостью Ян убил человека и мне это было не приятно, противно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *** Прости меня мой зверь
  
   После ухода Яна, я не могла найти себе покоя. Все что я делала это ходила по длинным коридорам и не могла найти чем себя занять чтобы переключить свои мысли, чтобы их отключить... я ходила с одного угла своей комнаты в другой, я спускалась и подымалась по лестнице в надежде что все сома собой образумится. У меня болела голова, болело тело, болела душа. Он виноват, он виноват! Но виноватой была я, только я! Омерзительная, и отвратительная моя натура! Зачем у меня вылетело это слово, как я могла назвать так Яна. Яна который меня спас...от себя самой.
   -нет! - сама до себя я говорила смотря в зеркало на свое отражения,- нет, ты не виновата, ты видела что произошло, успокойся, рано или поздно все образуется.
   Но ничего просто так не образуется, нужно действовать, брать жизнь в свои руки, изменять ее и корректировать, даже если она не поддается изменениям нужно стоять на своем. До конца!
   - Извините! Можно войти?- двери со скрипом открылись.
   - Нуми?- я с удивлением вскрикнула - Входи.
   - мы приготовили ужин, вы спуститесь на низ, или принести его сюда?
   У меня заурчало в животе в предвкушении еды. Я давно не ела, хотя есть плюсы, мой живот парил как в облаках, но с момента когда мне Нуми напомнила что есть такая вещь как еда, то боль в желудку уже ничем не напоминала парения на облаках, а скорее будто я - наелась гравия.
   - спасибо, я спущусь через минуту.
   Нуми вышла с комнаты. Я чувствовала, что она заперта в своих мыслях, я не могла ее раскусить, она как за стеной и я не могла узнать что она думает, как ко мне относиться, закрывая все шторой сдержанной раздражительности в мой адрес. Может тому виной, что я ее стукнула по голове подсвечником? Она была похожа на старую ведьму которой пугают маленьких детей. И был бы на моем месте кто либо другой, скорее всего, он так же поступил с нею как и я.
   Я спускалась по лестнице и видела перед глазами всплывшую картину казни человека, я вспомнила его глаза наполненные страхом и видела глаза Яна наслаждавшегося тем, что он забрал чужую жизнь, своей силой и превосходством.
   - садись дитя, тебе нужно поесть, ты за все эти дни что была без сознания, сильно ослабла, тебе нужно набираться сил.
   - дни? Нуми, сколько дней прошло с того момента когда я сбежала в лес?
   - три дня.
   - сколько? Не может быть...- я не могла поверить, что три дня была без сознания.
   - три дня ты была на грани Винтер.
   - я могла умереть?
   - Айзек тебя считай вытащил с могилы.
   - доктор Айзек...
   - Господин все это время не отходил ни на шаг от тебя.
   Я улыбнулась, не веря тому, что сказала Нуми и отрицательно покачала головой. Он все это время был со мной... у меня заныла, заскулила моя душа.
   - нет! Не может быть....- но посмотрев на Нуми, как она это сказала, я поняла, что она не шутит,- почему?
   -ты теперь его, и он сделает все, чтобы тебя уберечь, даже если это будет означать его смерть. Так было всегда, так и будет.
   -смерть...причем тут его смерть! Нуми!- я схватила ее за руки и молила сказать что же происходит, но она отвернулась.
   - Господин отличается от всех остальных, - она помедлив повторилась - обычных людей. У него есть некая сила, что передается с поколения в поколения. Ян получил этот дар от своего отца, и он должен будет передать это своему сыну. Он особенный. И чтобы сдерживать ту безграничную силу, что течет в его крови, ему нужно охотиться, хотя бы раз на два дня.
   - но как охота может повлиять на него?
   - не охота, а свежая кровь! Ему нужна кровь чтобы не выпускать зверя на волю, держать его взаперти, утолять его жажду. Как ты думаешь, сколько дней Ян не пил свежей крови?
   - я не знаю...
   - три дня! это очень большой срок, для таких как он. Я не знаю, почему он еще не превратился...хм- Нуми прокашлялась- почему он еще человек, но если он выпустит своего зверя на волю, на его пути лучше никому не попадаться.
   -это какая-то генетическая болезнь, мутация или что, я не понимаю, выпустить зверя, что это означает...
   - дитя, он избранный богом, он его воин на земле. Он человек, с душой зверя. Но разве, это может иметь хоть какое ни будь значения, когда ты любишь человека.
   - любишь?- я вскрикнула от удивления- любишь..
   - не отрицай, что ты в него влюблена, как и он влюблен в тебя.
   -нет, я не люблю его, ты ошибаешься!
   -Твои глаза Винтер не лгут. С самое первой твоей встречи с Яном, ты уже тогда в него влюбилась, ты ищешь его даже сейчас, у тебя зависимость быть рядом с ним.
   - Нуми, ты ничего не знаешь, я не думаю что Ян именно тот, кого я люблю и...
   -разве не его ты всю свою жизнь ждешь- Нуми учтиво меня прервала, не обращая внимания на мои слова, - разве не он тебе снился когда-то, разве не его черты ты искала во всех но никогда не находила, а когда нашла их в Яне то стала отрицать, боясь что любовь причинит тебе боль. Ты отрицаешь то, что уже произошло. Вам судьбой начертано быть вместе. Он выбрал тебя быть единственной для него...
   - я не понимаю, почему меня...
   - а кто поймет, чувствам не прикажешь. Винтер, вспоминай...
   С этими словами Нуми ушла на кухню. Вспоминать, что именно. Когда я побежала вслед за ней, то ее уже там не было. Это бред какой-то. Любовь, если тебе приятно присутствие этого человека, то разве это означает, что ты в него влюбилась, если ты о нем думаешь, иногда мечтаешь, то это тоже не совсем любовь. А если тебе хочется все ему отдать и все с ним разделить то...что это... разве это может быть любовью?
   - так, что-то меня занесло не в ту сторону. Пора перестать забивать себе голову этой чушью, это по части Тришы, вот она бы радовалась происходящему. И если говорить о любви то, как мне кажется, она умерла еще в эпоху Возрождения.
   Я легла спать, в надежде, что сон отгонит и заберет все, тревоги, страх, ужас наполняющий меня, как всегда забирал. Кто знает, может я завтра проснусь дома, в Миннесоте и это все окажется сном и только.
   Через пару часов попытки заснуть провалились. Моя голова как котел с водою на огне, бурлит. Сотни слов пролетают мыслей, желаний. Я в состоянии злости не знала куда деться, чем заняться, чтобы не думать о словах Нуми, о Яне и обо всем. Почему я себя чувствую виноватой, вот ,что я не понимаю. Я спустилась на низ, где дом тихо и мирно спал, только тусклый свет и тихая музыка доносились из кухни. Чтобы посмотреть не помешала ли я кому-то, я решила не шуметь, а тихонько приоткрыть дверь, чтобы проверить, есть ли там кто-то или нет. Приближаясь к кухонной двери я услышала музыку...музыку которая навеяла мне самые худшие воспоминания. Я стояла как столб, налитая бетоном, не имея сил шевельнуться а в моей голове только звучали слова:
   The rain come down,
   The rain come down,
   The rain come down on me.
   Я стала вслушиваться в каждое слово песни. Меня вернуло в прошлое, я помню свои ощущения, когда мои родители смотрели на меня, обнимали, любили, мне стало так хорошо. Я вспомнила мой день рождения, я вспомнила, как падал снег. Стоя во мраке я закрыла глаза и представила себя маленькой девочкой, я вернулась в те года где я была нужной и любимой. Почему я все забыла? Мне нет оправдания! Я Энерби, Винтер Энерби!
   I used to think,
   As birds take wing
   They sing through life so why can't we?
   You cling to this
   You claim the best
   If this is what you're offering
   I'll take the rain
   Мне никогда раньше не удавалось полностью вспомнить маму. Я могла уловить запах ее духов в случайной прохожей женщине, которая шла с супермаркета, но я не вспоминала мамино лицо. Я замечала такие жесты как у мамы но у других людей, но я знала, что это были только ее жесты, только ее слова, ее запахи... но целиком, я никогда не воссоздавала картину. И вот, я вспомнила свою мать, отца, какие они были прекрасные, подобно богами для меня, а я оставалась им маленьким ребенком никогда не испытавшей боли, потери и предательства. У меня в этот момент были они! Я была полноценной! Нужной! Не уходите!
   This winter song
   I'll sing along
   I've searched it's still refrain
   I'll walk alone
   I've given this, take wings
   Celebrate the rain.
   И когда прозвучал последний куплет этой песни меня ударило током, ударили ножом сердце. Я вернулась в машину в ту самую ночь, когда мои родители попали в аварию, я видела их и видела себя. И в этот момент ужаса, меня забрал Ян, он защитил меня от страха, он обнял меня от ужаса. Это был он! Он мне снился столько лет, вот кого я пыталась увидеть у снах, но ни как не получалось. В этот момент мне стало все так ясно, я половинка того, кто спас меня...
   - Винтер, почему ты не спишь?
   Нуми вышла с кухни и удивленно посмотрела на меня. Я присела на стул возле стены, чтобы дать себе привыкнуть к прошлому...
   - Нуми, ты сказала мне вспомнить...вспомнить его - со слезами на глазах сказала я сдерживая их и глотая обиды- это он, он Нуми, он спас меня.
   - да Госпожа!
   - Я помню этот дом, Ян забрал меня тогда сюда.
   - да Госпожа!- тихо сказала Нуми взяв меня за руки.
   - Госпожа, ты о чем, я не...
   - вы вспомнили, а значит теперь я ваша слуга.
   - нет! Как я могла забыть?
   - вы были слишком малы, когда господин Ян вас принес в этот дом. Вам было лет шесть так, и чтобы вас обезопасить, тогда еще главою клана был Октав Анден, отец Яна, он принял решения вас отдать милой супружеской паре, которая на тот момент потеряла своего ребенка. Вас нужно было увезти отсюда, ради вашей безопасности.
   - Нуми, но что мне могло угрожать, я и так тогда все потеряла...
   - вы не знаете, а я не могу вам сказать...
   - скажи! Нуми, скажи! Я должна во всем разобраться.
   - нет, я пообещала господину, простите!
   Нуми развернулась и ушла. Кажется это было самым любимым ее делом -уходить. Но в ее глазах была печаль. Она не ненавидела меня, а скорее опекала...
   - Нуми, стой, я должна разобраться, где Ян?
   Нуми замотала головой в разные боки, со страхом в глазах.
   - нет госпожа! Только глупец согласиться идти к господину, когда он в таком состоянии.
   - ты меня не остановишь.
   - он может причинить вам вред, вы этого хотите?
   - и что ты предлагаешь? Хм Нуми? Покинуть его там одного, оставить мое прошлое, чтобы я снова его забыла, к тому же, мне нужно извинится перед Яном.
   - но... он навредит вам. Кто знает, какое обличия у него теперь!
   - так вот оно что, обличия... он оборотень.
   - ...да- Нуми понурила свою голову
   - он не причинит мне вред - почему-то, я в это верила.
   Я развернулась и побежала к комнате Яна.
   - Глупо, это глупо с вашей стороны. Не делайте этого! - я слышала как Нуми кричала в мой след, но мне хотелось скорее во всем разобраться. Слишком долго я с этим тянула.
   Я подошла к дверям Яна и тихонько в них постучалась, но когда никто не отозвался, я набралась смелости и постучала уже с силой.
   - Уходите! Все Вы!!! - злым голосом скорее прорычал Ян, чем крикнул.
   Я прокрутила ручку двери, но она не поддалась. Он заперся из нутрии.
   - Открой! Ян открой! - Я не знала что мне еще сказать но это вырвалось само собой - ...прости!
   Я стояла возле двери и не могла уйти, прошло несколько минут тишины а я все так же смотрела на закрытую дверь и не знала что мне делать. И тогда, мне стало обидно, и от обиды я стала бить кулаками в дверь. Рано или поздно, кто-то из нас двоих сдастся.
   Двери открылись и из комнаты на коридор пролилась темнота заполняя свет. Я хотела переступить порог, но голос Яна меня остановил.
   - не входи!
   Через двери он протянул свою руку исцарапанною и в крови. Его ногти были длинные и черные. Я подложила под его руку свою и почувствовала как в мою ладонь что-то упало. Я ощутила знакомый вес, знакомое и родное прикосновения теплого метала к телу. Это был браслет который мне подарила мама и который я не видела с тех дней, когда искупалась в ледяной реке возле дома Фростов.
   Только взяв в руку свой браслет, Ян быстро дернул свою руку назад во мрак но я успела ухватится за него. Он попытался отдернуть свою руку чтобы я отцепилась но вышло так, что я не успела почувствовать землю у себя под ногами и хорошо упереться. От неожиданности он втянул не только свою руку в спальню, но и меня. Двери захлопнулись после того как я у них уперлась от ...нет, не от страха а от близости с ним. Я слышала как тяжело и часто он дышал мне кажется, еще немного и я услышу как стучит его сердце.
   В комнате я не видела ничего, было слишком темно чтобы рассмотреть Яна. Все что улавливали мои глаза когда привыкли к темноте это его силуэт который вырос на фоне окна.
   - Винтер, уходи- с полным отчаянием в голосе простонал Ян.
   - я не хочу!- я попыталась к нему подойти и дотронуться к нему рукой, но он отпрыгнул от меня едва я к нему прикоснулась.
   - не надо! Не надо, я тебя прошу! Мне больно.
   - Ян прости меня - я так сожалею о том что я сволочь - прости!
   - тебе не за что извиняться! Это я, это все я, я - МОНСТР!
   - не надо так говорить, слышишь!- я кинулась к тому месту, где стоял Ян и вцепилась в его плечи но он снова отошел.
   - ты не должна меня видеть, когда я такой!
   - мне все равно! Это ты!
   - не говори о том, о чем не знаешь.
   - я знаю, я знаю...слышишь! Я видела тебя раньше! Ты, это ведь ты меня спас, вытащил из машины, это ты был возле моста и отгонял волков, ведь так, это не был сон, я знаю. Я видела тебя!
   - Винтер...- Ян застонал.
   Я больше не могла не знать как он, не могла его больше не видеть. Я подошла к двери и стала искать включатель, где-то он же должен был быть...
   - что ты делаешь?
   Я нашла рукой включатель и только, даже не успев его нажать ко мне сзади подбежал Ян и ухватил за руки.
   - не надо!- он прошептал над моим ухом.
   Я слышала его сердце, теперь услышала. Его теплое дыхания скользило по моей шее, и я в нем задыхалась. Мой пульс участился и кожа затрепетала. И кажется, он тоже понял что я ощущала когда он стоял так близко. Ян сначала крепче прижал меня к себе мне стало тесно от его объятий, но я не хотела чтобы он меня освобождал от них, но потом, Ян отпустил меня и отошел.
   - я должна тебя увидеть! - я нажала на включатель, и загорелся яркий свет.
   Закрыв свои глаза от резкого света, я протерла их ладоней после чего открыла их. Медленно разворачиваясь к месту где стоял Ян, я почти ощущала его своей спиной. Не осмелившись я опустила свои глаза до того момента, пока не увижу его. Я видела, что комната Яна разгромлена, будто здесь прошлось торнадо, все стены исцарапаны, а на полу валялось стекло битого зеркала. И вот я дошла до Яна. Медленно поднимая свой взгляд от его босых ног, до изувеченного тела, а потом до его лица. Да, у него был другой цвет глаз, черные глаза даже завораживали своей глубиной. Да, у него были когти, у него был не так ровный хребет, и нижняя челюсть с зубами где торчали клыки. Но мне был знаком этот вид, я его раньше видела и знала, что он не причинит мне вреда... ну, или мне так кажется. Если он не убил меня и не искалечил до сего момента, значит и после, все будет хорошо.
   Я посмотрела в глаза Яна, где он испытывал боль. Кажется он терзал себя и ненавидел за то, кем он есть. Ему было противно когда он стоял и смотрел в отражениях побитого зеркала на себя, ему было противно что на него смотрю я. Приблизившись к нему, я потянулась своей рукой и коснулась его лица, щетина щекотала руку и я улыбнулась. Потом я коснулась своей другой рукой к его скулам, и моя рука скользнула к его подбородку. Ян ухватился в мои руки и покачал головой.
   - не надо! Винтер! Тебе лучше уйти! Я не могу себя контролировать - он замедлил, а потом сказал, - когда ты так близко!
   - ...- я стояла на том же месте, и так же смотрела на него.
   - я могу причинить тебе вред!
   Я стала на корточки и поцеловала его в губы. Ян посмотрел на меня с удивлением. Он отпустил мои руки и подтянул меня ближе к себе. Держа меня на весу, Ян стал меня целовать. Я задыхаюсь... Ян остановился и посмотрел на меня.
   - я не могу себя контролировать...Винтер!
   Он поднял меня на руки и мы оперлись об двери, я охватила его талию своими ногами и потом...
   Проснувшись утром я лежала в кровати Яна, а во круг меня был бардак, но самое главное сопения Яна над моею шеей. Подтянувшись ближе к нему, я крепко обняла себя его руками, крепко ухватившись за них. Он от этого проснулся и стал целовать меня в шею, от чего мне стало смешно, и так приятно.
   Обмотавшись простыней я села на кровать чтобы посмотреть на Яна, его руки вчера были исцарапаны а сегодня почти зажили.
   - как это? Вчера...- Ян прервал меня своим поцелуем.
   - вчера у меня не было тебя.
   К обеду Ян вернулся с охоты. Да выглядел он гораздо здоровее, что сильно меня радовало. Мне страшно и не страшно было окунуться в мир этих созданий. Всегда живешь только со сказками, легендами и мифами, но никогда не задумываешься, что все на самом деле это может существовать. Я в самом вихре событий этого сверхъестественного и я точно не могла понять, готова ли в этом я оставаться всегда.
   Я сидела в библиотеке и читала "Три товарища" Ремарка, когда почувствовала, что меня обнимает Ян так нежно и так ласково. ОН так тихо подошел, что я не заметила, и не услышала.
   - что читаешь?
   - Ремарка - сухо ответила я
   - хм и как тебе книга?
   - если честно, это скорее на любителя.
   - тебе не нравиться- Ян засмеялся
   - не то чтобы не нравиться.
   - так брось, зачем дальше ее читаешь?
   - я уже начала, так что должна дочитать до конца.
   Ян обошел кресло и уселся возле моих ног. Он положил свои руки мне на колени и стал смотреть на меня, от чего я стала нервничать, отводить свои глаза в разные стороны.
   - я знаю, тебя что-то тревожит - Ян взял меня нежно за подбородок и повернул мое лицо к своему, - Винтер, что именно, скажи?
   - мне - я замедлила- мне интересно о вас, то есть, о таких как ты.
   - и это все - он громко засмеялся - малыш, только спроси, что тебя интересует.
   - кто вы вообще?
   - мы воины, о нас сложили легенды, мифы, писали песни и даже снимали фильмы.
   Ян сел напротив меня и налил себе виски. Он закурил сигарету и стал как сказать, пожирать меня взглядом. Оооуу, как он смотрит, проникает во все мои мысли, тайны, в каждую мою клеточку, атом, я не знаю, что мне делать.
   -прекрати - я покраснела
   - что? - он сделал вид, что не понял меня
   - прекрати так смотреть на меня, я ощущаю себя неловко, мне хочется спрятаться.
   - почему?
   - я не люблю когда на меня смотрят, а ты - я не знала как объяснить - ты смотришь не на меня не с наружи а внутрь, в самою мою душу. Я не люблю, когда кто-то видит моих демонов.
   - но я их люблю всех.
   - так. Разговор не в то русло пошел.
   - извини - он потушил свою сигарету и сосредоточено посмотрел на меня, готовый к моим вопросам.
   - сколько тебе лет?
   -36
   -ого, да ничего себе - нет, я не могла поверить.
   - что, так много?
   - да нет, ты просто выглядишь на 28, а то и меньше, какой твой секрет молодости - я засмеялась.
   - просто мы немного не так стареем как люди, нет мы живем как и вы, но молодость длиться гораздо дольше вашей.
   - это...это впечатляет. А как насчет твоих способностей, это как в фильме, один укус и все?
   - по большему счету да, но не все так просто. Я могу тебя обернуть в себе подобного укусив но разве человека можно заставить быть тем, кем он не был создан. А так, наша сила передается с поколения в поколение. От отца к сыну. Мать берсерк не может передать свое наследство своей дочери, даже если она чистой крови, только сыну.
   - то есть, если берсерк женщина превращенная родит дочь, то родится человек, а если мальчик, то оборотень?
   - да, мы воины, а они хранители домашнего очага.
   Мой взгляд остановился на картине висящей между стеллажами книг. Там было изображено люди, воины идущие с мечами и щитами а возле каждого за ними шли медведи или волки с копьями. Те, кто на первых рядах кинулись в самою гущу битвы. На их лицах была ярость, свирепость и неистовость. Кровь текла рекою у них под ногами. Я встала, чтобы лучше рассмотреть картину, полностью нею проникнуться.
   Меня заворожила картина. Сзади подошел Ян обнял меня за талию.
   - нравиться?
   - да...- не про картину сказала я...
   - это битва при Хафсфьорде, приблизительно происходившая 872 году.
   - какая жестокость.- опять не про картину.
   - весь мир Винтер жесток.
   - о вас много упоминаний в истории. - Я себя взяла в руки.
   -да, есть немного.
   Ян достал со стеллажа большую книгу красного переплета, которую хорошенько присыпала пыль. Он сдунул пыль которая слетела в воздух и стала кружиться на солнце, пробивавшееся в окно.
   - это книга, здесь есть сведения о нас...- он положил ее на стол.
   - я хочу почитать.
   Ян раскрыл книгу, и когда нашел нужную страницу, я выхватила ее из его рук.
   - сама - я улыбнулась, честно, я хотела сама остаться и разобраться в их сущности, в его сущности, а то, его присутствия делало меня мягкой, чувствительной и влюбленной пустоголовой девчонкой. Еще немного, и я наброшусь на него.
   - хорошо - Ян наклонился и поцеловал меня в лоб, через минуту он ушел, и я уселась возле окна, где солнышко нагрело кресло.
   Ну так, приступим - подумала я. Посмотрев на обложку книги я прочитала Снорри Стурлусон " Круг земной" - уже интересно.
   Один умел делать так, что в битве его враги слепли или глохли, или их охватывал страх, или их мечи становились не острее, чем палки, а его люди шли в бой без доспехов и были словно бешеные собаки и волки, кусали щиты и сравнивались силой с медведями и быками. Они убивали людей, и их было не взять ни огнем, ни железом. Это называется впасть в ярость берсерка.
   Что же это, Ян кажется не такой уж и свирепый, ну есть немного, но не до такой степени как его изображали в книги или на картине. Хотя, разве я его видела в полном перевоплощении, в полной злости. Скорее нет, и мне не хотелось его таким застать.
   Я увидела синюю книгу на столе и потянулась к ней. Тацит " Германия". Я раскрыла книгу на той странице, где была закладка.
   Как только они достигали зрелого возраста, им позволялось отращивать волосы и бороду, и только после убийства первого врага они могли их укладывать... Трусы и прочие ходили с распущенными волосами. Кроме того, самые смелые носили железное кольцо, и лишь смерть врага освобождала их от его ношения. Их задачей было предварять каждую битву; они всегда образовывали переднюю линию.
   ... они упрямые воины. Им свойственна природная дикость. Чёрные щиты, раскрашенные тела, выбирают тёмные ночи для сражения и селят страх в противниках. Никто не устоит перед необычным и словно адским обликом их.
   Да, очень интересно. За дверьми кто-то ударился обо что-то, и у меня остановилось сердце от неожиданности.
   - кто там?- мда, глупо прозвучало.
   - Винтер, это я Айзек
   - доктор! Приятно вас видеть. Вы хотите сделать мне еще один укол, только предупреждаю, не в мою попу, а то у меня она и так синяя от предыдущих.
   Айзек засмеялся, а потом словно проснулся, он засуетился и стал нервно поправлять свои круглые очки.
   - Винтер, я пришел посмотреть на тебя, как ты себя чувствуешь?
   - прекрасно.
   - что ты читаешь?- Айзек не стал ждать, когда я отвечу, он подошел и поднял со стола мою книгу.
   - эммм, это Тарцит.
   - нет -нет, это Тацит.- Айзек указательным пальцем меня наказал.
   - вы знаете, о чем эта книга?
   - да, конечно, ведь это вся история о наших защитников.
   - расскажите мне...
   - Я ... у меня не так много времени...- он стал воротиться и суетиться еще больше чем с начала, от того Айзека что я видела раньше в Америке ничего общего с Айзеком что я видела здесь, не было.
   - ну пожалуйста!!!!- я стала просить.
   Его взгляд переменился, для него это было так же увлекательно как и для меня погрузиться в историю, хотя он только повторял кажется выученное наизусть.
   -раньше Винтер, существовал элитный отряд воинов. Они были верны до самой своей смерти своему властителю. Первым таким отрядом воинов берсерков был отряд с двенадцати человек. Бёдвар, Бьярки, Хьялти, Хохгемут, Цвитсерк, Кюн, Вёрт, Весети, Байгуд и братья Свипдаг. Все они служили королю датчан Хрольфа Краке. Это была история, непобедимые воины, которые сражались и не боялись смерти, они смеялись ей в лицо. Но когда пришло время расставаться с прошлым, этих избранных просто вычеркнули из своей жизни, изгнали.
   - но почему?
   - старые языческие обычаи запрещались после принятия в Скандинавии христианства, к обычаям причислялись так же берсерки. Для таких, как они, был издан закон в Исландии 1123 года, ммм, сейчас вспомню...ах да, "Замеченный в бешенстве берсерка будет наказан 3 годами ссылки". С тех пор воины - берсерки бесследно исчезли. Они скрывались от людей в лесах, горах. Они блуждали по свету и блуждают до сих пор. По крайней мере я так верю, хотя сведений об этом нету. Последние берсерки как многие знают, живут на этом острове. Другие не появлялись уже много столетий.
   - они вымерли?
   - да, они отправились домой, к богу Одину.
   - а сколько они живут, ну, самое дольше время их жизни?
   - насколько я помню, приблизительно 180 лет может и дольше.
   -оу...- мда, как же это будет, хотя я на 14 лет младше Яна, но жить 180 лет вряд ли я дотяну до 60, да еще с моей любовью к вредной пищи.
   - Винтер, у тебя лицо побелело. Что тебя так испугало?
   - да, ничего особенного, все круто - я улыбнулась, нет, я конечно понимала что вроде люблю Яна, но гарантировать выйти за него замуж и родить ему детей я еще не собиралась, так почему я так все приняла к сердцу. Нет, я думала о свадьбе, наших детях, его совместимость фамилии с моим именем. Да, мысленно, что тут сказать я уже родила троих детей и всех на него похожих, но это ведь не означало, что я сделаю то же самое, но в реальной жизни.
   - Винтер, не переживай, вы проживете долгую и счастливую жизнь, и умрете в один день, потому что пары берсерков умирают в один день.
   Нервный смешок меня выдал. С чего это мы должны умирать в один день, как в сказке - Урааа!!!, давайте похлопаем в ладоши.
   - берсерков пары, это оба из супругов должны быть берсерками!
   - да, Господин Ян тебя превратит, после вашей свадьбы...
   - что??? После, какой еще свадьбы?
   - разве ты не знаешь? Тебе не рассказали еще в тот день, когда привезли. Когда берсерк выбирает своего партнера, то это на всю жизнь, и чтобы не умер один из партнеров - человек в возрасте шестидесяти лет, то зачастую партнер берсерк обращает свою супругу или супруга.
   - это...это обязательно?
   - нет, ты должна согласиться, ну или тебя превратят против твоей воли.. Но были и такие прецеденты, когда супруги не превращали, как в случаи матери Яна, но, последствия этого, отец Яна, Октав Анден умер мучительно и в тоске за своей супругой через три дня, когда она покинула этот мир. Такой смерти никому не пожелаешь. Как правило, берсерки отходят в мир иной мирно и спокойно, во сне. Так, что, все зависит от случая.
   - этоооо...внушает доверия.
   Док похлопал меня по спине, он знал, что сболтнул лишнее. Он покинул меня одну и слава богу, у меня и так переизбыток информации. В этот день я узнала, что стану женой и берсерком. Как же так, я буду волком, это ж сколько бритв нужно будет купить.
   Я стала искать Яна по дому, но Нуми сказала мне что он в гостиной. Направляясь к нему я хотела разобраться в .....да во всем!
   -Винтер? Я здесь - послышался голос Яна с гостиной.
   Ничего себе, я еще даже не показалась в дверях, а оставалась на ступеньках а он уже понял, что это я.
   - нам нужно поговорить.- крикнула я на коридоре.
   - что-то случилось?
   - ем, да. Тут такое дело, выяснилось что я должна выйти за тебя замуж. Вот умора, скажи - я засмеялась, входя в двери гостиной.
   - это не шутка, это действительно так. - серьезный вид Яна заставил меня прекратить смеяться.
   - как так, а я даже не в курсе! - я немного разозлилась.
   Нет, я еще не была готова выходить замуж, хотя за такого как Ян это не грех, хоть завтра, но ...да что но, хватай и беги - кричали голоса в моей голове.
   - Винтер, ты моя судьба. Не ужели ты думаешь, что я от тебя откажусь или отпущу?
   - но стать берсерком я не готова это уж точно!
   - я не стану тебя превращать.
   - ....- вот как, но теперь меня интересовал другой вопрос - а почему? я что не подхожу по параметрам. Хм? Все берсерки сильны, два метра, а женщины грудастые?
   - что? Нет! Я испытываю почти те же эмоции что и ты, я улавливаю твои некоторые мысли, твои переживания, твое сердцебиения тебя выдает. Я знаю, что ты не хочешь быть зверем, и заставлять тебя ставать им на всю жизнь я не стану ни за что.
   - но если так, то если я твоя та самая половина, как сказал док, когда я умру так сказать в лет пятьдесят или шестьдесят, то, что будет с тобой?
   - я уйду за тобой.
   - но это не справедливо!
   - так же, как не справедливо тебя превращать.
   Он подошел ко мне, и я потеряла всю свою злость, даже она его желала, когда он так находился ко мне близко. Ян обнял меня, что а ж захрустели косточки, а мне было все мало. Давай еще, еще обнимай - кричало клятое сердце, мое все нутро.
   - а свадьба, я пока считаю рано - сквозь всю стену любви прорвалась моя стервозность.
   - я знаю, мне хотелось скорее тобой завладеть полностью, чтобы никто не мог на тебя претендовать.
   - но я сейчас полностью твоя, что тебе еще не хватает?
   - Винтер, поверь, я делаю это ради тебя, ради нас.
   Вечером мы сидели у камина, накрывшись пледом и смотрели как горит огонь. Он трещал, как будто ломал влажные дров,а а те ему подчинялись как я подчиняюсь Яну.
   - Знаешь Винтер, я ни на секунду не сомневался что ты та самая единственная, что ты моя половина. Стояло только увидеть твои глаза и утонуть у них, я твой пленник, и мне от этого так не привычно, но потерять это чувство я не хочу. Когда тебя забрали от меня, то я заперся, стал строгий, свирепый, зол на весь мир. Я отгородился от всего, но единственное что меня спасало это мысль, что когда придет время, то я тебя верну домой. Я так мечтал, думал о тебе, что для меня это стало привычно...только мечтать. Я заперся в себе. Но когда ты вернулась, ты была рядом, и я, сначала не знал как себя вести с тобой и делал кучу ошибок. Нужно было все тебе рассказать с самого начала, а я...я то ли струсил, то ли не знал как это сделать. Я боялся, что ты меня возненавидишь, а вышло так, что ты меня ненавидела от того, что не знала, что происходит. Я так долго играл роль сильного, что с тобой я стал слабым и мне не по себе, от этого ощущения.
   - я тебя не ненавижу. Ян, всю свою жизнь я была не полноценной, но с тобой...я готова дойти до самого конца, хотя мне и страшно. Это все ново для меня, ты так близко...я ведь тебя всегда искала в тех, других. Я не достойна тебя!
   Он зажал меня в объятьях крепко, и опустил свою голову в мои волосы. С ним я чувствовала себя сейчас настоящей. Вся ширма за которой я пряталась упала. Он мой рай, в моем аде. И потерять Яна означало потерять себя и жизнь.
   - я хочу быть с тобой! Слышишь! Если для этого нужно стать берсерком, то я согласна.- Я нарушила тишину.
   - нет, нет, для тебя я буду человеком, как и ты для меня. Винтер, не обманывай себя, не стоит принимать такое решения, о котором ты можешь завтра пожалеть.
   Я вдохнула на полную грудь. Это не честно, что он меня больше чувствует чем я его. Ян копается в моей голове, в моей душе и сердце. Для него я открытая книга, а он для меня религия в которой много неразгаданных тайн. Возле него я задыхаюсь и не прошу, отвергаю все свои вздохи, глотки этого воздуха.
   В комнату зашел Оттис и Утер, глядя на них, нужно быть полной дуррой чтобы не понять что они хотят поговорить с Яном.
   - ну ладно, я иду спать.
   Я попыталась встать но Ян притянул меня к себе и поцеловал. Жар расплылся по всему телу и это не от того, что мы сидели близко к огню. Мой огонь он, его глаза.
   - я буду тебя ждать - на ухо тихонько сказала я Яну.
   - я скоро вернусь, только поохочусь. О чуть не забыл, у меня для тебя кое что есть - Ян достал с кармана кинжал.
   - миленько - я честно не знала, как мне отреагировать на такой его подарок.
   - это на всякий случай пока меня не будет рядом, или, если я...- Ян замолчал, - на этом клинке выгравированные руны, только он может ранить таких как мы.
   -я поняла, не беспокойся.
   Ян дал мне кинжал, скорее на тот случай, если он будет представлять передо мной опасность, я не хотела слышать то, как он это произнесет в слух, так как не хотела верить в то, что это может произойти.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *** Раскрой свои глаза добыча
   Ян с Оттисом и Утером бежали по ледяному заснеженном лесу. Зима этот год суровая, все деревья, окутанные в лед, и на ветках свисают острые сосульки. Месяц указывал дорогу куда бежать, но берсерки и так бы справились, полагаясь на свое зрения и нюх. Позже к охоте к ним присоединился Томас. Ян знал, что Винтер не сильно любила Томаса, и испытывала к нему негативные эмоции, но Ян понимал, что на Томаса можно положиться, хотя тот и был вспыльчив и агрессивен, но в драках он был превосходен.
   Они перебежали через мост освобождая своих зверей с темниц человеческой души. Наконец - то, звери радовались охоте и жаждали крови своей добычи. Все они полностью отдались звериной сущности, отгоняя человеческое яство в глубины и подальше.
   Охота не заняла много времени, все они были прирожденными охотниками, и найти добычу для себя, им не составляло ни какого труда. Ян накинулся на оленя, которого завалил одним рывком и тот пал под его телом. Из туши оленя, когда Ян укусил на шее сонную артерию, пошла пара и аромат крови для остальных берсерков. Все они поспешили и себе найти добычу.
   Когда все они утолили свою жажду и звериною сущность, то превратились назад в людей. Потребности больше оставаться в обличии оборотня у них не было, а холод и в человеческом теле для них не страшен. Они медленным шагом возвращались домой, наслаждаясь долгой прогулкой, свежим воздухом и морозом.
   - я вижу у тебя все хорошо с Винтер - из темноты донесся голос Оттиса.
   - да, после всего что я натворил, я кажется ощущаю, что Винтер наконец-то мне доверяет, пройдет совсем не много времени и она не сможет без меня жить так же, как и я без нее.
   - и как она отнеслась к тому что ее родители подписали договор с берсерками, отдали ее в руки медведям ?- Оттис на слову медведь поднял свою губу к верху кривляясь с отвращением.
   - никак!- Глаза Яна засветились в темноте.
   - как это?
   - я ничего ей не говорил и тебе не советую!
   - разве она не должна знать, что находится в небезопасности!
   - Винтер в безопасности пока она со мной!
   - рано или поздно Винтер обо всем узнает и лучше если это скажешь ей ты!
   - Оттис как я могу сказать Винтер, что ее добровольно отдали в руки клану медведям, зверям и дикарям, чья жажда ненасытна. Она потеряла своих родителей будучи ребенком, и помнит про них только хорошее, разве я могу это у нее забрать?
   - Ян, прости, но ты сам понимаешь...- Оттис не хотел продолжать, но он должен был Яну открыть глаза - ее родители подписали кровью договор, и после рождения Винтер, ее кровь тоже на этом договоре, медведи такое не забывают, Ольрик постарался чтобы ему сыну, достался лакомый кусочек человечины...
   - прекрати! Мне противно тебя слушать!
   - Ян, если Винтер попадет к медведям, Френк сразу выпьет всю ее кровь и наверное, после превратит в нашего врага.
   - я не хочу даже представлять себе это. Оттис, я никогда этого не допущу.
   - но если Винтер будет знать в чем вся суть, то тогда она сможет выбирать на чьей она стороне останется.
   Утер и Томас посмотрели друг на друга. Они знали, что Ян не прав, но понимали, что и так много информации свалилось на девчонку, и так чудо, что она не тронулась умом. Пройдет некоторое время, и Ян сам скажет ей, что должен, но только тогда, когда она будет к этому готова.
   - господин, вы тоже чувствуете?- Томас резко оборвал тишину.
   - да! У нас гости!
   Глаза Яна засверкали, тело машинально приготовилось к атаке, которая могла произойти в любой момент. Они подошли к границе, откуда доходил запах самого гнуснейшего из всех с клана медведей. За самой чертой стоял он, и язвительно улыбался. Ну же, всего лишь несколько сантиметров тебя спасает от смерти, только переступи и мы с тобой покончим...
   - сегодня прекрасный вечер, не так ли?- прошипел медведь.
   - был прекрасный до встречи с тобой Френк, ты его отравил - Ян был готов в любой момент накинуться на шею и перегрызть ее, этому подлому поддонку.
   - ну что же ты так зол на меня, я даже за чертой улавливаю твою ярость.- Саркастично произнес Френк.
   - Господин, он здесь один - прошептал Томас.
   - решил поболтать со мной? Извини, нет настроения! - Ян приготовился уйти, но Френк явно не желал прекращать разговор.
   - я слышал вы на днях словили несколько моих берсерков.
   - они переступили черту, ты знаешь правила!
   - верните мне их, очень не люблю терять своих воинов.
   - Как смеешь ты просить меня освободить их.
   - Ты же знаешь парней, всегда любят дурачиться. Обещаю, больше это не повторится - Френк сделал лицо раскаивающегося человека.
   - я могу сделать с ними все, что хочу! Они переступили границу, и за это уже расплатились. Спешу тебя огорчить, они мертвы.
   - Ну же Ян, не будь такой суровый, я знаю что один еще живой, я его чувствую, каждый раз когда его пытают, я испытываю отголоски его боли в своей голове. Это, довольно таки не приятно.
   - тебе предстоит еще долго наслаждаться этим.
   - ты должен мне его вернуть! Ведь и ты не святой!
   Ян остановился, он не знал к чему клонит Френк. Конечно, никто из них не был святым, но что святость означала в его словах.
   - у тебя есть то, что принадлежит мне, и я это заберу!- Френк развернулся и скинул обличия человека. Он бросился в бег в свой замок.
   Внутри Яна все охладело, так вот что означает холод. Он не знал, что известно Френку и знал ли он о Винтер.
   - сделайте все что возможно, но допросите того мерзавца!
   - Господин, но он молчит, мы сделали все что могли!- нервно сказал Оттис.
   - если будет продолжать молчать, тогда избавьтесь от него.
   Ян побежал домой, он хотел по скорее вернуться к Винтер, хотя скорее всего та уже спала.
   Он зашел тихо в комнату которую освещал только огонь в камине. Да, Винтер мирно спала. Он подошел и лег возле нее обнимая так, чтобы ее не разбудить.
   - Все хорошо?- сонным голосом сказала Винтер.
   - Все прекрасно!- Ян еще крепче обнял Винтер.
   Сейчас для него предстояла долгая ночь...
  
   Оттис, Утер и Томас схватили полумертвого берсерка медведя и потащили его в самый дальний конец особняка по дальше от людей. Медведь был слишком слаб, все тело его было в ранах. Его недавно обратили в берсерка, и потому никто с волков не знал его имени. Он был уперт и ни говорил ни слова. Ясно одно, что он был послан на чужую территорию с одной целью, разузнать обстановку. В любом случаи ему грозила смерть, он это знал и потому ничего не говорил, оставаясь преданным Френку до конца. Молодой берсерк, хотя и крепок, но не опытен, ему не пережить эту ночь...
   - Кто ты? зачем был послан? Какая твоя цель? - с каждым словом Томас бил со всей силы берсерка по лицу, из которого вылетали брызги крови.
   Каждый удар Томаса каждый шаг и каждый его вопрос Ян слышал в своем подсознании. Он стал сильно дышать от злости. Его выводило из себя, что этот новообращенный ни слова не проронил. Ян встал из постели и вышел с комнаты. Он не хотел разбудить Винтер, и к тому же, ему нужно было успокоиться, выпустить свою злость.
   Идя к тому месту, где пытали юного берсерка, Ян был готов нанести ему и свои удары. Сделать все для того, чтобы тот раскололся.
   Стоящее в темноте окруживши медведя Томас, Утер и Оттис обернулись к Яну, который не спеша подходил к ним. Томас посмотрел на остальных, опасаясь, что он сделал что-то не правильно но Яна не это беспокоило. Ему нужно было выплеснуть свою злость.
   Подошедший к парню Ян протянул свою руку и взял того за лицо поднимая его так, чтобы было видно его глаза. Посмотревши на Яна, парень заплакал, почувствовав, что шутки закончились, и Ян долго не будет терпеть его молчания.
   - как тебя зовут!?- леденящим голосом спросил Ян
   -Ю...Юнес.
   - какова твоя цель Юнес? Что заставило тебя пересечь кордоны?- холодным голосом спрашивал Ян.
   - мне был отдан приказ - Юнес закашлялся, выплевав свою кровь.
   -тебя послал Френк?- уже мягче спросил Ян.
   Оттис поднял свой кулак чтобы парень скорее отвечал на вопросы, в полете его руку остановил Ян.
   - да...- Юнес опустил свою голову готовясь к очередному удару, но его не произошло и тот удивленно поднял свою голову.
   - почему? Юнес, почему был отдан приказ?
   - Моему Господину дошли слухи, что у вас есть то, что принадлежит ему, одна девчонка.
   Ян испугано смотрел на лицо этого парня, которому было шестнадцать, а то и меньше лет. Его послали на гибель те, кому он верно служит и сейчас. Ян также испугался, что Френк знает об Винтер, хотя, скорее всего, стопроцентной информации он не имел, у него не было никаких доказательств.
   - Откуда он знает о том, что она здесь, что она жива?- Ян хотел разузнать все, он понимал, что парню трудно говорить, но остановится, Ян уже не мог.
   - один из ваших воинов все рассказал.
   - этого не может быть! Господин, не слушайте его! Все мы верны вам! Он хочет оклеветать одного из нас! - стал кричать Томас.
   - замолчи!- Ян повернулся к Томасу. - Продолжай Юель, скажи, кто меня предал?
   Юель поднял свою голову и посмотрел на тех трех мужчин, что стояли возле Яна. Ему уже не было что терять.
   - ах, ты подлец! - Томас подбежал к Юелю и ударил того по лицу, и тот свалился на землю потерявши сознания.
   - Нет! - Ян отбросил Томаса в другую сторону с такой силой, что Томас отлетел на метров пять от него.
   - Господин, он лжет! Как вы можете ему верить?- Томас, обижено сказал подымаясь с пола.
   - а что мне еще остается делать Томас?
   К неподвижно лежавшему Юелю подошел Оттис, он зажал двумя пальцами его шею проверяя того пульс.
   - Он мертв!
   Ян осуждающе посмотрел на Томаса. Мертвые молчат, он унесет все свои тайны в могилу.
   - Томас, иди домой, ты отстранен на неопределенный срок, отдохни, займись своей семьей.
   - вы же не думаете, что это я вас предал? Я бы никогда этого не сделал!
   - Томас, я устал. Ты свободен.
   Томас не мог поверить, что его изгнали из стаи, клана, семьи. Он покидал поместья с надеждой, что каждую секунду его могут вернуть, но никто его не позвал. Он расплатился за свою несдержанность и за свой пыл.
   Оттис и Утер стояли неподвижно. Они смотрели как их покидал Томас и всякий раз боялись что Ян и от них избавиться, но Ян молча стоял и смотрел на тело парня.
   - совсем еще ребенок. Утер, позаботься, чтобы его похоронили со всеми почестями.
   - да Господин!
   Ян вернулся в теплую комнату, где спала Винтер, он посмотрел на нее. Как же Ян хотел поделиться всеми своими грехами с ней, пускай даже она будет его осуждать, но ему хотелось выговориться. Приблизившись к кровати Ян хотел было разбудить ее, но потом остановил себя. Нет, он ничего не скажет. Его страхи, останутся с ним, его боль так и будет ныть внутри, его грехи, так и останутся не замоленными.
   И тогда Ян посмотрел на свои руки, которые были в крови Юеля. Неужели он хотел смерти того паря который совсем еще не жил. Ему стало противно от себя самого. Нужно было смыть эту кровь. Под холодным душем Ян глотал капли воды, которая струилась к его рту. Успокоиться, нужно успокоиться. Слишком много не его руках смертей. Он не был больше хладнокровным, его кровь растопила любовь к Винтер.
  
  
   -доброе утро!
   - Прости, я вчера уснула - извиняющим голосом я сказала Яну.
   - ну что ты! даже не думай об этом.
   Мне показалось, что Ян чем-то обеспокоен. Его терзало что-то, и он хотел сделать вид, что все хорошо.
   - вчера что-то произошло? На охоте?
   - нет, с чего ты взяла?- Ян нервно отвернулся и сел на кровати ко мне спиной.
   - ты ведешь себя странно! Что ты скрываешь?
   - Винтер, я не хочу сейчас об этом говорить.
   Если Ян не хочет говорить о том, что его беспокоит, значит, еще не время. Я подвинулась к нему и обняла за плечи, а он обхватил мои руки. Я положила свою голову ему между лопаток, вдыхая его запах, который меня пьянил. Боже, я стаю зависима от него с каждым днем все больше и больше.
   - милая.- виновато сказал Ян.
   - что?
   - давай завтракать. Я пойду, скажу Нуми накрыть на стол, а ты спускайся через пять минут.
   - хорошо. Я в ванную.
   Разве это хотел сказать Ян, сомневаюсь! Ну что же, завтракать, так завтракать. Я накинула махровый халат, умылась и почистила зубы. Зеркало в ванной было запотевшее, и когда я рукавом своего халата его протерла, то испугалась сама своего отражения. И что Ян во мне нашел. Если б снимали фильм красавица и чудовище, то роль чудовища исполняла б я, особенно по утрам.
   Из кухни доносился запах вафель, что ускорило мои шаги на лестнице. Кушать! Хочу кушать!
   Зайдя в комнату, я увидела сидящего за столом Яна всего в печали.
   - нет, ты должен мне сказать что произошло. На тебе лица нету!
   - Винтер, завтракай, потом, все потом.
   После завтрака, у меня на тарелке осталось пару вафель, которые я уже полила кленовым сиропом. Ну грех добру пропадать, нужно их съесть. Наколов вафлю на вилку я поднесла ее к своему рту, но посмотрев на Яна я остановилась.
   - скажи сейчас! Чувствую тебе нежно выговориться, так что дерзай!
   Ян молчал, и я подумала что он не скажет ни слова с аппетитом укусила вафлю, когда он сказал.
   - я долен тебе рассказать о твоих родителях.
   Тот кусок что я успела откусить застрял у меня в горле. Я стала кашлять и запивать его чаем.
   - Винтер! Ты в порядке?
   Еще бы, я чуть не подавилась.
   - да, что ты хочешь мне рассказать?
   Ян встал и сложил руки у себя за спиной. Он призраком подошел к окну и сомневаясь в том, говорить или нет, он заставил себя рассказать все с самого начала.
   - Винтер, твои родители были с разных территорий. Ты же знаешь, что остров поделен между кланами. Так вот, чтобы быть вместе, они подписали договор с медвежьим кланом, который подписал и мой отец, давая свое согласия....
   - продолжай!
   - в том договоре было несколько пунктов обязанностей, среди которых была одна, которою они были должны исполнить обязательно.
   - какая обязанность? Ян, не заставляй меня выпрашивать у тебя каждое слово - я улыбнулась.
   - Винтер, они подписали документ, в котором соглашались отдать своего первого ребенка в руки вожака стаи. Ты принадлежишь берсерку медведю. Твоя кровь пролита на договоре после твоего рождения, если они тебя найдут, то отберут у меня.
   - что? Ну как же так? Почему тогда если я принадлежу ему, то я сейчас здесь?
   - я не могу позволить им забрать тебя! Винтер, ты только моя - Ян сказал это с такой болью в голосе, что мне стало тошно.
   - если я принадлежу ему, то он явится за мной, и тогда ты можешь пострадать.
   - нет! Единственная кто может пострадать это ты Винтер. Я история, легенда, воин, меня нельзя так просто убить.
   - ты рискуешь всем ради меня.
   - а как иначе. Винтер, ты назначена мне судьбой.
   Я даже не стала вставать из-за стола. Мои ноги б меня не держали. Ян в опасности, я в опасности, все в опасности из-за того что сделали мои родители.
   - Винтер - Ян сжал рукой мое плече - Ты как?
   - как же так Ян? Как мои родители смогли так поступить со мной? Какое они имели право так делать?
   - они полюбили друг друга и жили только мечтами, забыв о реальности. Винтер, я не думаю, что они были готовы отдать тебя берсеркам, просто, они не осознавали, что этот день может наступить.- Ян опустился к моим коленам.
   - что же, за грехи отцов всегда расплачиваются их дети!- я отвела свой взгляд от Яна.
   Да, неприятно быть вещью в руках других, а я ею была всю свою жизнь.
   В комнату зашли Утер и Оттис. Они готовились к охоте и зашли за своим вожаком Яном. Хотя по Яну редко было заметно что он жаждал крови, и он всячески боролся чтобы выпускать на волю своего зверя, но я понимала что бороться с собой самое бесполезное занятия, рано или поздно все равно проиграешь. Но остальные берсерки не очень заворачивались тем, чтобы пытаться скрыть свое яство, если их одолевала жажда, то они охотно устремлялись ее утолить.
   - Господин, мы должны ...- Начал Оттис, но его перебил Утер- Нам нужно утолить жажду.
   Ян свысока посмотрел на этих двух, их глаза горели желаниям найти жертву. Они радовались предвкушая страх животного.
   - кто бы мог подумать что вы такие ненасытные!- Ян сглотнул.
   Я посмотрела на него, и на его шее появились вены пульсирующие кровью, напряглось тело и он зажал челюсть. Скорее всего, каком-то в своем подсознании, Ян чувствовал своих подчиненных, между ними существовала невидимая связь которая соединяла их, и желания этих двух ненасытных передалось Яну. Хотя Ян и пытался сопротивляться новому порыву голоду, его тело было уже настроено на то, что он пойдет на охоту.
   - тебе тоже стоит пойти - прервала я агонию Яна, так как он бы сам никогда себе в этом не признался.
   - я не хочу тебя оставлять одну.- Ян посмотрел на меня с огнем в глазах, борясь с собой, ему явно это не доставляло удовольствия.
   - все хорошо, что со мной может случиться, я же остаюсь в доме, и обещаю никуда не убегать.
   - нет, я потом пойду на охоту...
   - это безрассудно!- мне не доставляло радости смотреть, как Яна стала пробирать дрожь.
   - я могу остаться - тихо сказал Оттис, - моя жажда не столь сильна, я справлюсь.
   - вот видишь милый, все отлично! Я только за! Все, иди, ну же, давай!- я стала толкать Яна, чтобы тот скорее ушел. Чем скорее Ян уйдет на охоту, тем скорее он вернется.
   Ян обернулся и стоя у самого входа, быстро вернулся ко мне и прошептал на ухо - Винтер, помнишь, что я тебе дал, пускай он будет с тобой, так мне будет спокойней.- я кивнула головой соглашаясь.
   Когда мы остались с Оттисом наедине то неловкости не возникало мы разговаривали о том, о сем, потом он уселся за пианино и стал играть, таким образом я стала настраиваться на то, что придется немного повременить с обедом.
   Сказать правду то Оттис превосходно играл, у него был талант от бога, или талант от Одина. Разбираться в этом я не хотела, каждый верит в то, во что ему удобно и что сам для себя избирает. Я села поудобней в кресло и заслушалась музыку которая успокаивала меня, заставляла покинуть мысли об моих родителях.
   - Вам что ни будь принести госпожа? - заботливо спросила Нуми стоящая в дверях.
   - ааа? Нет, спасибо.
   - Нуми!?- Оттис перестал играть, его удивило что Нуми зашла.
   - Да Оттис? Ты что- то хотел?
   - скажи мне, кто еще остался в поместье?
   Нуми вопросительно посмотрела на Оттиса, что ее бровь поднялась к самому потолку.
   - просто мне интересно, кто защищает нас, все может произойти, сама понимаешь- Оттис оправдался перед Нуми.
   Лицо Нуми сразу поменялось и с недоверчивого стало добрее. Ей не было причин не доверять Оттису.
   - в поместье остался только старый Лука, и ты. Все остальные отправились на охоту, а некоторые, еще не прибыли.
   - значит Лука говоришь?
   -да, но если что случиться, то еще есть полно слуг - Нуми улыбнулась и ушла.
   - Лука это тот старик, который сидел за столом, когда вы за мной приехали в дом Фростов?
   -да, он самый - Оттис кажется мыслями был в другом месте.
   - Оттис, что-то случилось?
   -нет, просто я задумался.
   Ладно, я пойду к себе в комнату. Это было лучше, чем остаться наедине с Оттисом, который отключился от всего. О чем он думает? Ну и ладно, я пообещала Яну носить с собой это - холодное оружия, значит, придется исполнять. Достав с комода возле кровати нож, я долго думала куда себе его засунуть. Нет, ну правда, лезвия сантиметров пятнадцать плюс рукоять ко всему. Это не кинжал, это мини меч и куда его такого, в карман? У меня не такие глубокие карманы, за пазуху, он холодный, или, как и фильмах засунуть за штаны сзади, тоже не очень комфортно, холодно и можешь задницу себе поцарапать. Перепробовав все варианты, я остановилась на том, чтобы кинжал засунуть себе в носок. Да-да, не оригинально, но зато не заметно что он у меня есть. Довольная собой, на меня накатила волна что я себя стала чувствовать тайным агентом, Баффи, Ларой Крофт, да кем угодно. Но застеснявшись своих неловких движений боевых искусств отображавшихся в зеркале я прекратила изображать из себя непобедимою женщину воина, и стала собой, неуклюжей Винтер Енерби.
   Спустя некоторое время на низ послышался шум падающей посуды. Наверное Нуми уронила пару тарелок. Чтобы проверить что с ней все в порядке я стала спускаться в низ. Переступая последнюю ступень я увидела Нуми лежащую возле входа в подвал.
   -Нуми!- не раздумывая я кинулась к ней.
   Нуми лежала и стонала, у нее была рана на голове с которой текла кровь, она вцепилась мертвой хваткой в мою руку и повторяла - Беги! Беги! Беги!- я нервно зажимала рану на ее голове.
   -Так вот ты какая! - вдохнув воздух полной грудью вынюхивая мой запах и облизав себе губы проговорил мужчина стоящий в коридоре.
   - Беги!- шептала Нуми борясь с тем, чтобы не потерять сознания
   Внутри себя я тоже шептала слова Нуми - беги, они звоном раздались в ушах, но я не в силах бежать, оставалась сидеть на корточках возле Нуми.- Беги!
   *** Вот и конец
  
   - Здравствуй Винтер!
   - ...- от страха я потеряла дар речи.
   - разве ты не хочешь и со мной поздороваться? нет! Молчишь? Ничего, у нас будет время ближе познакомиться и научиться хороших манер.
   - кто ты? что ты здесь делаешь?- мда, не получилось с уверенностью в голосе сказать.
   - не узнаешь меня? Обидно, ведь ты предназначена мне с самого твоего рождения.
   -Френк?
   Он закивал головой с едкой улыбкой победителя. Внутри меня все похолодело, кажется, даже сердце стучать перестало. Нуми все так же держала меня за руку и не намеривалась меня отпускать, она почти была без сознания, но именно в тот момент она, пожилая и раненая женщина, держала меня, и внушая мне силу, и уверенность. Я должна была быть сильной ради нее, ради Яна.
   - тебе здесь не место, уходи!
   - хм, малыш, то же самое я могу сказать и про тебя. Мы можем избежать жертв если ты пойдешь со мной - Френк стал подходить все ближе ко мне и я все больше теряла свою уверенность.
   - ты не сможешь меня насильно забрать!- я встала и набралась сил, готовая стоять до конца.
   Френк рывком не заметным для моего глаза бросился ко мне и оказался сзади меня. Он схватил меня и зажал мои руки так, чтобы я не смогла пошевелиться. Да, он был однозначно сильнее Яна, быстрее и хитрее, я никогда не видела, чтобы Ян был так быстр как Френк. Лучше ли сдаться ему, чтобы Ян оставался невредимый, конечно да!
   - что же он в тебе нашел?- Френк стал водить своим когтем по моей шее, - твоя кровь так и манит меня, - его зубы обнажились в клыки.
   Двери открылись и в коридор влетел разодранное тело человека, которое больше напоминало куклу, но не тело а следом за ним зашел ...Оттис.
   - Оттис!- я радостно вскрикнула,
   - Тс-тс - Разве ты не видишь Винтер, благодаря кому у нас возникла такая возможность познакомиться с тобой.
   Оттис стоял напротив нас в крови и с злобным лицом монстра, но не берсерка, а - человеческого лица. Его душа была гнилая, которую он скрывал за маской человечности.
   - как ты мог? - не веря, что Оттис мог предать Яна сказала я.
   - как я мог? Как я мог! Мне осточертели эти правильные действия твоего святого Яна, правильный и всеми обожаемый. Я, слышишь, я буду править кланом после того как расправлюсь с этим недостойным слабаком! Это моя судьба подчинять себе клан, а не его, он не достоин такой чести!
   - а ты? ты достоин?- я попыталась вырваться с рук Френка.
   Оттис подошел к телу человека, он поднял его голову, и я увидела что это был Лука. Старый Лука искровавлен, резвее он мог знать, что его предадут с его же клана. Оттис зажал шею Луки и тот с испугу открыл свои глаза. Он начал царапать руки Оттиса, биться телом об пол, но Оттис его не отпускал. Коварно улыбнувшись, Оттис повернул голову Луки в сторону и раздался хруст...Лука больше не бился в агонии.
   - этот старик мне порядком всегда был противен- Оттис встал и стряхнул свою кровь от когтей Луки со своей руки.
   - нет!!!- я попыталась вырваться с рук Френка но тот слишком крепко меня держал. Я была куклой в руках ребенка которая мной играла и не отпускала до того момента, пока я ему не надоем.
   - тшш, успокойся, тише, мы же не хотим чтобы здесь были новые гостьи. Так же Винтер? Ты же не хочешь чтобы их кровь была у тебя на руках.- шептал играясь с моими чувствами Френк.
   Оттис стал приближаться к Нуми, которая молча смотрела за всем, она тоже не верила в то что происходит, вся ее боевая сила спряталась в страхе.
   - а сейчас твоя очередь старуха! - искривившись произнес Оттис.
   - нет! Нет, стой! Френк, я пойду с тобой, только не тронь ее, слышишь, отпусти ее.
   Френк поднял свою руку приказывая Оттису остановиться и тот замер на месте.
   - что ты сказала?- сказав на ухо мне Френк.
   - я пойду с тобой...
   - ну что же, я рад что ты набралась ума.- Френк оттолкнул меня от себя, я отлетела, но он остался держать меня за руку что рывком я стала на ноги. - Ты ее слышал Оттис, не тронь старуху.
   - нет, я должен ее прикончить!- свирепо крикнул Оттис
   - я тебе отдал приказ!
   - если я ее оставлю в живых, она расскажет Яну, что это я его предал.
   - разве ты не понял что мне на тебя наплевать.
   - но мы же договаривались?- Оттис не знал куда ему деется.
   - к черту договор!
   Оттис обезумел от ярости. Он отошел на шаг от нас и стал превращаться в оборотня. Френк с интересом наблюдал за этим процессом.
   - я ее прикончу - кричал Оттис смотря на Нуми.
   В прихожую вбежал берсерк волк. Черная шерсть стояла дыбом, пеня капала с его рта. Он был готов к тому, чтобы напасть на Френка и смотрел по сторонам разбираясь в том, что происходит с Оттисом. Засмотревшись на Оттиса берсерк отвлекся и на него с боку прыгнул Френк превратившись в зверя. Волк был придавлен медведем и ревел от боли, что причинял ему медведь. Оттис обратил свое внимания на волка и тоже кинулся на него помогая Френку его растерзать. Когда Томас успокоился и потерял все свои силы, Френк и Оттис вынули с него свои клыки.
   - разберись здесь- рявкнул Френк Оттису и тот опустил свою голову к полу. - а ты пойдешь со мной!- Он вцепился за мою руку и как куклу потянул за собой.
   Мы шли в лес, направлялись к мосту чтобы его пересечь и покинуть территорию Яна который в любой момент мог вернуться с охоты. Если я перейду за кордоны на территорию Френка, то это будет означать что Ян не будет иметь на меня никакого права, так как с рождения я принадлежала только медведям... Френк все злее меня тащил за собою, а я была обессилена немощностью, от того, что мне было обидно, что я беспомощная, и от того, что пострадала Нуми и даже старик Лука, который ни в чем не был виновен. Я отдернула свою руку в знак протеста но Френк только сильнее усилил свою хватку, как бы не цеплялась я за деревья со всей силы, это не имело никакого значения, я человек против зверя, мифа и легенды...
   За деревьями был уже видный мост, если мы его перейдем то до границы оставалось не много, покидая деревья и приближаясь к стальному гиганту, все надежды меня уже покинули, я задыхалась от холодного воздуха... от страха...
   -Нет! - крикнула я и выдернула свою руку из когтей Френка, которые исцарапали мне руку.
   В миг лицо Френка стало превращаться в медвежье, он хотел крови, моей крови. Френк поднял свою руку к своему лицу и вдохнул со своих когтей остатки моей крови и облизал ее. В тот же миг его лицо обезумило.
   - я покажу тебе кто тут главный!- он приготовился чтобы наброситься на меня.
   Из моста стал эхом доноситься лай и рык волков, все ближе и ближе. И когда рык стал оглушительный то из угла моста вышел вожак стаи. Он рычал озлобленный, что на его охраняемую территорию пробрался чужой, за вожаком вышли еще четыре волка, а за ними еще четыре, и еще.
   - разве меня могут остановить эти дворовые псы, - Френк увидел искру надежды в моих глазах - Винтер и не надейся.- Френк кинулся обернувшись на медведя на стаю волков, а те на него.
   Волки пытались повалить с ног берсерка, выдернуть его шерсть, укусить его, растерзать, но все на что хватало их силы это растрепать ему шерсть. Когда Френк раскидал в разные стороны волков те с воем и стоном валялись на снегу в крови. Я сидела а снегу и наблюдала за тем как каждый волк бился до конца, мне казалось что я была уже сдалась принимая свою судьбу. Протирая себе колена замершее я опустила свою руку к лодыжке и нащупала кинжал. Когда Френ обернулся ко мне спиною с целью чтобы добить вожака волков, я встала с земли и кинулась на него, вонзая острия кинжала ему в спину. Френк заревел от боли, я выдернула лезвия и приготовившись к еще одному удару, замахнулась но он обернулся и ударил меня в живот так, что я отлетела назад к деревьям и ударилась об старую ель спиною.
  
   Томас лежал на полу в собственной крови, он приложил усилия чтобы открыть свои глаза и когда он это сделал то сразу увидел Нуми, которая лежала возле него. Оттис что-то говорил, размахивал своими руками над старухой. Томас знал на подсознательном уровне что в их клане есть предатель, но он не мог поверить что это был Оттис, который с самого своего рождения был под опекой Октава Андена а потом и под крылом Яна. Томас был на столько зол, что все его тело было готово взорваться в любой момент. Оттис услышал злостное дыхания которое исходило от Томаса. Он знал, что сила берсерка в его злости и чтобы не рисковать он подошел к Томасу чтобы скорее покончить с ним. В равной схватке Оттис проиграл бы Томасу, так как тот был более опытен за него.
   Оттис подошел к Томасу и перевернул его тело с живота на спину. Он замахнулся своими когтями с целью перерезать ему горло, но Томас остановил его удар и со всей свое силы он загнал свои когти Оттису в грудь, вырывая его сердце. На лице Оттиса застыла непонимающая гримаса. Он не ожидал, что это может произойти. Отошел на два шага назад он смотрел по сторонам до последнего момента не веря, что кровь капающая с его тела на самом деле принадлежит ему.
  
  
   Ян и Утер охотились, по средине охоты Ян стал и прислушался к своим инстинктам которые кричали, ему хотелось сию же секунду бежать домой.
   - Утер, возвращаемся! Созови всю стаю!
   - Господин, но мы же только что прибыли...
   - нет! Нужно скорее бежать!
   Ян со всей своей скоростью побежал домой. Ему не мешали ветви деревьев он их ломал на бегу, ему не мешала скользкая земля и снег, он не обращал на это свое внимания. Все что ему сейчас было нужно это поскорее добежать до дома и удостовериться что все хорошо, все в порядке, но он понимал что будет все по другому. Что-то надломилось, поломалось, поменялось, он знал, он просто это знал.
   Добежавши домой, Ян остановился:
   - ее здесь нет, ее здесь нет! - кричал он
   - вы ошибаетесь.- поклонившись произнес Утер, нужно проверить!
   -где стая? Утер, почему никого нет!
   - я созвал всех мой Господин, нужно время чтобы они прибыли.
   Ян вбежал домой и увидел тело Луки лежавшего в луже собственной крови, он увидел Томаса склонившегося над Нуми и мертвого Оттиса.
   - ах ты...я тебя убью - Ян побежал к Томасу.
   - это не он - простонала Нуми- Это не он господин, вас предал Оттис.
   Ян замер, его брат по крови его предал, вонзил ему нож в сердце. Он повернулся к Утеру который явно был ошеломлен тем, что он увидел. Он был ошарашен что Оттис не выполнил свои обязанности, он не зачистил за собой и теперь во всем разбираться пройдется Утеру.
   - я не знал, даю свое слово, я не знал, что Оттис вас предал - глаза Утера бегали по комнате, пытались за что-то зацепиться.
   - не знал, он твой лучший друг, вы с рождения вместе, и ты не знал?
   - я клянусь...- Утер смотрел виновато на пол, но потом его взгляд сменился с виноватого на свирепый - как жаль, что мне пройдется подчищать за этим слабаком!
   Утер обнажил свои клыки и с ногтей его выросли когти. Ян не стал ждать пока Утер на него набросится и кинулся на него первый. Сжав его глотку так, что тот начал задыхаться. От нестачи воздуха Утер начал возвращать себе подобия человека и громко хапать воздух. Ян его отпустил и стал к нему спиной, ему был противен Утер, он не ненавидел его а просто был противен и безразличен.
   - как ты посмел, что тебе не хватало, что вы решились пойти против меня? Восстать против прямого наследника крови Весетия?
   -нам мало того что мы были ничем, только твоими сторожевыми псами.
   - где Винтер?
   - вы уже никогда ее не увидите!
   Ян развернулся и перерезал Утеру глотку одним четким ударом. Хотя он ему был противен, но Ян постарался чтобы Утер умер сразу и не мучился.
   Через мгновенья Ян учуял запах Винтер в лесу, он понимал, что у него не много времени и ждать подкрепления не было смысла. Запах Френка четко врезался в нос, его аромат медвежьей вони и гнили как человека, он знал, что Френк один. Среди соратников и друзей Яна тоже витал аромат гнили, как в случае Утера и Оттиса, но он раньше был слеп и не замечал этого. А если и замечал, то не хотел в это верить. Томас, бедный Томас которого Ян оставил, отрекся от него, но тот остался ему верен. Он почувствовал, что с его Винтер что-то случилось, и пришел ей на помощь, хотя остальные из стаи от него отвернулись. Как оказывается лучше верить тому, кому ты не доверяешь, нежели целиком довериться тому, кому ты веришь. В первом случаи предательство не так больно переносить, нежели во втором.
   Еще немного, еще чуть-чуть, потерпи Винтер- шептал Ян заклиная время остановится - еще немного...- в воздухе повисли запахи крови смешанные, человеческие, звериные и тухлые берсерка,- только б успеть. Ян краем уха услышал как преданный воин бежит сзади него изо всех своих сил, это был Томас. - Еще немного...
   Подбежав к месту где был саамы резкий запах Френка, Ян остановился и увидел как тот приближается к неподвижной Винтер. Ян от испуга, злости и ненависти завыл так громко, что его вой раздался в каждый угол острова Мартук. Каждый житель ощутил злость его господина.
  
  
  
   Мне казалось, что мое тело было переломлено пополам. В глазах темнело и было видно только малую часть доли света. Я смотрела как в грязное от болота окно, и через это окно я увидела, как ко мне приближался Френк. На его теле были видны черные узоры вен по которой текла отравленная кровь. Наверное оружие которое мне дал Ян было не простым кинжалом. Вот где слабость Френка. Я посмотрела на свою руку зажавшую мертвой хваткой этот нож, который уже у меня в руках, но я не могла пошевелить своим телом чтобы поднять свою руку. Волк лежавший в близи меня подполз ко мне и накрыл собою мое тело, я видела как остальные тоже начали подползать. Френк остановился, осмысливая, что происходит, он начал наблюдать, как еще двое волков легли на меня, закрывши мое тело, это привело его в ярость. Я закрыла свои глаза, чтобы не видеть в последнее секунды своей жизни - его морду. Нет, не это я хотела помнить. Приготовившись к смерти я услышала вой волка... это был Ян, я почувствовала что это был он, я это знала всеми фибрами моей души. Он здесь...
   - не смей к ней подходить, если ты сделаешь хотя бы еще один шаг, тебе конец!- прошипел Ян.
   Я пыталась понять откуда доносился его голос, с кокой стороны, но уловить или увидеть его у меня не получалось. Мое тело меня не слушало. Единственное что я отчетливо слышала это злость в голосе моего волка и хрип доносящийся от моей груди, где лежал раненый волк.
   - вот как ты заговорил значит! Вижу у тебя подкрепления, получается что этот поддонок не сделал то что ему полагалось. Но в прочем это моя проблема, нельзя никогда полагаться на безмозглых волков - Френк заревел.
   - я потерял двух друзей, но не скорблю, ведь они не были моими друзьями. Скажи, как ты склонил их перед собой.
   - видишь, в этом наша разница, я позволяю своим берсеркам делать все что им захочется, а ты, держишь их взаперти. Но зверя не получится всегда держать на цепи!
   - мне плевать на все твои слова, я оставлю тебе твою жалкую жизнь, только при одном условии... отойди от Винтер, а иначе...
   - а иначе что? Что ты мне сделаешь? Я берсерк! Воин Одина!
   - я тебя убью!!!
   -тебе не победить меня, я питаюсь человеческой кровью. Я заберу то, что по праву принадлежит мне.
   - нет!- Ян с разгона бросился на ошеломленного Френка.
   У него была одна цель, это разорвать его на куски. Френк не ожидал что Ян окажется настолько силен, но ему удалось отбросить его от себя.
   - Я впечатлен- язвительно сказал Френк, - только удастся тебе меня победить!
   Френк превратился в медведя и кинулся на Яна, тот всеми силами отбивался, изворачивался от атак неповоротного зверя, и когда Френк зажал тело Ян в своих лапах, то сзади на него набросился Томас и начал грызть его за шею. Френк потерял свое равновесия и пал на землю, но это все что нужно было для Яна и Томаса, они накинулись на Френка, который больше уже не поднимется с земли никогда...
   Я ощутила что ко мне подошел Ян, его запах свежести, аромат леса и волн который каждый имеет свою особую ноту и она тебя уже не отпустит, окутывая своим теплом и полной защищенностью, ты ощущаешь себя нужной, жаленной, любимой...
   -Винтер! Ты меня слышишь, открой глаза! Винтер!- обеспокоенным голосом говорил Ян.
   - Господин, она еще дышит, мы должны принять меры, долго бороться она не сможет, вы должны решится...
   - нет!!! нет!!! Только не это...
   -это единственный способ ее исцелить!
   Через мгновенья я почувствовала как на моей шее пронеслось дуновения нежного ветра, это было дыхания Яна, потом все изменилось. Боль заставила меня содрогнутся, а потом агония, страшная агония... Все мои кости начали ныть, изворачиваться, тело будто выворачивали на изнанку. Все жгло, болело, кричало и ныло. Это было хуже смерти, я потеряла свое сознания и утонула в агониях.
  
  
   *** Да, новая жизнь, новая!
  
   - как она, еще немного.... Все в порядке... проверь еще раз - все эти голоса эхом звучали в моей голове, и когда я открыла свои глаза то увидела Яна с печальным лицом. Почему он так опечален? Я смутно помню что случилось....
   - как ты? - обеспокоенным голосом спросил меня Ян.
   - кажется в порядке... а что произошло?
   - я... я не должен был этого делать...прости...я не мог тебя потерять...
   - о чем ты?
   - я превратил тебя ...Винтер, ты теперь одна из нас.
   Я ошеломленно смотрела на Яна и не знала как мне реагировать. С одной стороны он меня спас, а с другой, перспектива ночью превращаться в зверя меня ни как не радовала.
   Ночью боль вернулась, все это время Ян оставался со мной. Он рассказал как первые разы происходит превращения, и эти разы будут самыми трудными, и то, когда я превращусь в оборотня то должна выйти на охоту, чтобы утолить свою жажду, в противном случае, тогда я вовсе перестану его контролировать а полностью подчинюсь звериным инстинктам. Противно было осознавать что я больше не человек. Мое сердце стучало по другому, я слышала его новый ритм, мое тело было другой температуры и видела я все по иначе. Я могла слышать разговоры Нуми в кухни, как с наружи летали птицы и могла унюхать в лесу дичь даже не вылезая из постели. Но самое отвратительное было что меня постоянно манила кровы, начиная с слуг и заканчивая крысами, мне хотелось испить ее всю, до конца...
   - не сопротивляйся превращению Винтер, ты только все усугубишь- сказал Ян наблюдая за тем как я сдерживала свои порывы.
   Я встала в темной комнате и подошла к зеркалу. Нет, это не я, больше ничего не осталось от Винтер. Мой взгляд сменился на свирепый и хилый. Желтые глаза глядели на месяц маня меня в лес, искать свою пищу в заснеженных сугробах.
   - а как я могу себе позволить выпустить зверя?
   - ты должна...
   - должна? А если я не смогу вовремя остановится, а если я нападу на Нуми, на кого ни будь, человека, если я выпью кровы человека" я этого себе не прощу.
   -нет! Ты этого не сделаешь, если будешь вовремя кормится.
   Я застонала, мне не было больше силы сдерживать все в себе, я отпустила свою душу которою поглотила тьма. Отдалась полностью своему зверю...
   Все что я помнила это лес, несколько кролей которых я словила, мне казалось не приятным вонзать в беззащитное животное клыки, но когда я это делала, то тело само начинало глотать кровы. Это для меня было как капля воды в пустыни для человека, который не пил несколько дней. Я зависела от каждого глотка.
   На утро Ян контролировал меня все это время, он знал, что я себе не прощу если мне попадется человек, и он следил за каждым мои шагом в лесу.
   - спасибо что не бросил меня там.
   - это из-за меня ты такой стала, я подчинился своей гордыне, не смог представить себе, что могу тебя потерять.
   - я привыкну, только не бросай меня.
   Ян потянулся ко мне и крепко обнял, с ним я была целой, не половиной, а целой. С ним, я была я, а не другим человеком.
   - ты рай в моем аде - прошептала ему я на ухо.
  
   Но всегда сказкам о любви есть конец...рано или поздно...всегда!
  
   Через месяц я готовилась к церемонии венчания. Теперь нас никто не сможет разлучить. Как оказалось, Тери, младший брат Френка, был более умен и благоразумен. Его не интересовала моя персона, так как он не видел смысла забирать себе в клан берсерка волка. Все думали и даже были готовы что в любой момент медведи могут напасть, но Тери не переступал черту. Он не хотел идти по стопам своего отца и брата, ему не была интересна полная власть. Он был более чем доволен тем, что уже имел. Тери хотя и потерял брата, но скоробить он не собирался, так как между братьями всегда существовала неприязнь, желания казаться лучше за другого, а когда Френка не стало, Тери перестал играть роль свирепого и злобного меньшего брата. Хотя осадок на его душе оставался, но только за потерянные года.
   После венчания казалось больше ничего не может меня тревожить. Хотя Ян часто пропадал, и был занят делами клана, написанием новых законов и правил, подписания различных договоров с другим кланом, но он все же старался уделять и мне время, хотя и не часто, но мне этого было достаточно. У меня была семья, любимый муж и друзья. Я была этим самым богатым человеком, а через пять месяцев после венчания, я узнала, что жду ребенка. Ян был на седьмом небе от счастья, и признаться, я тоже. Мне мало верилось что я действительно могу стать мамой, родить ребенка, что этот день вообще может наступить. Но счастья само меня накрывало и почему этому сопротивляться...
   - дорогая, сегодня полная луна - сказал Ян стоя у дверях спальни.
   - и что?
   - новообращенные как правило редко могут контролировать себя в полнолуния, но ты уже третью луну под ряд не превращаешься... Винтер, ты слышишь зов крови?
   -зов крови пфф- я засмеялась, но потом вспомнила что первые месяцы действительно я была безумна в этом плане, мне хотелось каждого убить, искупаться в их крови...- нет, нет, ничего!
   -Нуми! Звони Айзеку!
   - что происходит? - я схватилась почему-то за живот, но болело сердце...- Ян? Скажи мне!
   Ян посмотрел на меня в глазах с такой болью которою я никогда не забуду. Эти глаза меня преследуют всегда, и когда я их вижу в пустой комнате, в темных переулках, я всегда возвращаюсь в этот самый момент.
   - все...все хорошо
   Солгал! Ян солгал! Он хотел скрыть свой дрожащий голос но не смог.
   - Доктор Айзек! Может вы скажете что случилось!
   - Винтер, не беспокойся, в твоем положении противопоказано нервничать.- Он стал нащупывать у меня пульс, потом начал щупать мой живот.- Как ты себя чувствуешь? Когда ты в последний раз превращалась?
   - месяц или полтора назад! Но разве это плохо?
   -нет, это нормально...- он криво мне улыбнулся и тогда я поняла, что нет, не нормально.
   У меня не было потребности превращаться и часто питаться кровью, я отвергла своего зверя, он не рвался на свободу, а забеременев и вовсе переключилась на ребенка забыв о том, что нужно кормить и не только себя... На пятом месяце своего счастья я поняла, что счастья мое покинуло меня две недели назад...умерло, я радовалась тому что давно потеряла...
   Разве я могла знать что мои превращения могут повлиять на ребенка, вернее не перевоплощения...но это не мое оправдания.
   - Винтер, ты как?- в спальню зашел Томас
   Я никого не хотела видеть, и несколько дней сидела одна в комнате со своим горем. Никому не отдам ни капли его испить, все должна я поглотить, все мое, вся моя вина.
   - как видишь, жива.
   - ты не виновата, такое случается... нужно было больше времени...молодые берсерки редко могут выносить потомство.
   - я...только я Томас виновата, я ни на что не способна!- и тут я ощутила себя ничтожной и зарыдала как никогда в жизни не рыдала.
   - Винтер, в следующий раз...
   - следующий раз? Нет...я не готова это перенести еще хотя бы раз
   - у тебя не будет выбора...
   Когда Томас ушел я сказала ему в след:
   - исцелюсь, излечусь, забуду...
   Уже тогда я приняла решения, которое изменит мою жизнь.
  
   Ян стоял в низу и смотрел как Томас спускается по ступеньках, он боялся спросить что сказала ему Винтер. Уже несколько дней он пытался с ней разговаривать но каждый раз она его отгоняла от себя. Ее болело и его боль тоже была безграничной. Ян понимал что он потерял не только ребенка но и их обоих. Винтер отдалялась дальше и дальше, запиралась в себе, сама себя истерзывала.
   - Господин, вы должны быть сильным, рано или поздно Винтер переживет эту потерю.
   -Томас, я ощущаю, как она не желает меня видеть, слышать, говорить... молчит...постоянно...меня оглушает эта тишина. Безмолвные войны хуже любых других, никогда не знаешь, чем она кончится.
   - все образумится!- подбодряющее произнес Томас
   -нет! -прошептал Ян.
   На следующий день пришел Айзек, проверить мое состояния. В комнате было темно, и когда он зашел, то сразу направился к шторам и сразу их отдернул. Комнату залило светом солнца. Не хочу...не хочу чтобы оно радовало меня...
   - темнота еще никому не принесла пользы Винтер!
   - какая разница док, что польза что нет...
   - ты забываешься, ты не одна скорбишь! Причиняя себе страдания ты причиняешь боль Яну тоже. Ты не думаешь что это эгоистично с твоей стороны?
   - я не могу здесь больше оставаться, эти стены меня душат, и он, я так сильно его люблю док, что не в силе больше смотреть на него, я хочу умереть.
   - живи, живи Винтер!
   - ради чего!
   - ради него! Завтра еще увидимся.
   Когда доктор вышел за двери, где стоял Ян я услышала что он ему сказал:
   - Винтер не в состоянии будет выносить потомство от...- он замедлил.
   - от монстра!- с отвращением сказал Ян.
   - от берсерка. Ее тело отвергает даже того берсерка что живет внутри нее. Ее человечность сильнее других. И она это знает...
   - что же мне делать?
   - отпусти ее Ян, отпусти!
   Через час Ян зашел в комнату с бледным лицом. Он откидал любой вариант потери меня, и не признавал то, что он может жить без меня, счастливо жить а не страдать. Он со временем найдет ту, которая будет способна выносить потомство. Наследника берсерка клана Анденов. Она найдется, способная на это, но это не буду я...
   - привет!- еле сказала я. В горле сдавались слезы, но я должна быть сильной, кто-то должен быть сильным.
   - Винтер...
   - я знаю...я не ...я не та кто тебе нужен.
   - нет! Не смей так говорить, ты мое все...
   - Ян, ты должен прежде всего думать о клане, я не способна подарить тебе наследника, но ты все еще можешь найти ту, которая это сделает.
   - я не стану предавать нас! - он отвернулся со злостью. Любая мысль что с ним буду не я приводила его в ярость.
   - а я предам! Предам...слышишь...я не хочу быть с тобой...
   - ты меня не любишь?
   - я не люблю тебя - прокричала я. В душе было так больно, обманывать его, обманывать себя, но так должно быть!
   - лжешь! Ты забыла что я чувствую то что ощущаешь ты!
   Я встала с кровати и подошла к нему. Обхватила его лицо руками, он был моим, но уже будет другой, я проиграла всем им только от того что не в силах причинять ему боль.
   - помнишь ту ночь, я только приехала на остров, кажется был праздник. Мы еще тогда здорово напились с Джеймсом. Я помню он пошел пригнать машину, а я побежала за ним, и в темном переулке меня схватила сильная рука...но это не был Джеймс, я еще тогда это поняла, и признаться, я не хотела чтобы ты меня отпускал. Но сейчас, тебе пройдется это сделать.
   - я не хочу!
   - ты должен! Ты будешь жить счастливой жизнью но с другой, и я тоже буду...жить.
   Он отрицательно замотал головою.
   - у нас было больше чем любовь, никто этого у нас не отберет, воспоминания всегда останутся с нами. Ян, просто отпусти, и тогда я буду свободна.
   - никогда!- Ян откинул мои руки и выбежал с комнаты.
   Он еще не свыкся с мыслю что я уйду, но скоро ...скоро он меня отпустит.
   - молодец Винтер! Хорошо лжешь - произнесло мне мое отражения в зеркале.
  
   Ян с яростью вбежал к себе в спальню. Ему нужно было выплеснуть всю свою агрессию и всю свою злость, и чтобы никто не попался под горячую руку, ему было лучше остаться одному. Он кричал разбивал мебель, разбрасывал все что ему мешало, все что ему попадалось под руку, исцарапывал стены. Хотя Ян знал что все бесполезно. То что ранит его изнутри, не вырывается наружу. Ян разбежался и в прежде превратился в берсерка, выскочил в окно. Ему хотелось убежать от всего, от своих мыслей. Главное не останавливаться.
  
   - Винтер, значит это правда? - спросила Нуми наблюдая за тем, как я собирала вещи.
   - Нуми, прошу, только не ты...я и так держусь с последних сил. Не надо меня добивать...
   - но почему ты это делаешь Винтер?
   - если я с ним останусь, то на Яну закончится его род. Ты знаешь правила, только наследник Андена может возглавить клан, а так как Ян один сын и единственный наследник, я не могу отбирать в клана его правителя.
   - но вы так были счастливы...
   -он будет счастлив, будет только не со мной. Нуми, у него будут дети, будет жена, они правду будут счастливы.
   Нума подошла и обняла меня, и я поняла что больше не смогу себя сдерживать, больше не было сил, я заплакала на сильном плече этой старухи.
   - все хорошо, все хорошо...у меня есть он, в сердце он будет всегда, у меня есть воспоминания. Никто этого не отберет, никто не сотрет прошлого...
   - держись дитя...это только сначала так больно, со временем боль притупится.
   Когда я почти собрала все вещи, и некоторые уже погрузили в машину то в комнату вбежал Ян и стал разбрасывать чемоданы.
   - я сказал ты никуда не уедешь!
   - все кончено Ян! Я все решила!- спокойно ответила я, у меня больше не было сил сопротивляться.
   - а как же мое мнения Винтер? Тебя оно совсем не интересует?
   -а что ты предлагаешь? Хм? Оставаться здесь и смотреть на то как ты обнимаешь другую как ты на нее смотришь и прикасаешься!!! Извини, я не настолько сильна, чтобы еще это перенести.
   - я отрекусь, я готов отречься от всего, только не терять тебя!
   - Ян, ты привыкнешь, как и я.
   Уходя я напоследок его поцеловала, Ян не был в состоянии посмотреть мне в глаза. Он не хотел запоминать мое лицо такое что так легко от него отреклась...он не верил что все происходит на самом деле...
   - пускай Томас принесет документы о разводе в дом Фростов.
   - ты будешь жить с ними?- с надеждой спросил Ян
   - до того момента, пока не подпишу документы о разводе, потом я вернусь в Миннесоту...
   - не уходи... я не смогу....
   - ты должен! Ради меня...только не забывай
   Если б я осталась с Яном хотя бы на секунду дольше, то ничто не смогло б меня с ним разлучить. Всего секунда, которая решила б мою жизнь, но время замедлилось на столько, что она не успела наступить.
   В Фростов я жила месяц, Ян всячески отказывался подписывать документы о разводе и разрешать мне покидать остров. Первые недели он приходил ко мне, я ощущала его присутствие за окном, он прятался в деревьях за покрывалом ночи, но я знала что он где-то из деревьев или кустов, вдалеке сейчас смотрит на меня. Как же мне хотелось еще раз испытать на себе его прикосновения, только раз, его запах, дыхания, тепло. Но желания так и остались желаниями. А потом, визиты Яна прекратились. Я больше не видела его глаз в темноте, не ощущала его присутствия. Он оставил меня и я почувствовала такую пустоту, что казалось, будто я падаю в пропасть, где до дна не достать. Бесконечное падения в темноту, где страхи овладели мною. Больше никто меня не защищал, никто не придавал мне мужества. Я осталась одна...
   В один день, как сейчас его помню, солнце казалось светит ярче всего, и жара, такая редкая для острова жара... В этот день раздался звонок в двери и я услышала голос Томаса на пороге. Значит Ян, он подписал документы, значит все...
   - Здравствуй Винтер- Томас запнулся, он не знал как себя вести, как говорить.
   - все в порядке, ты можешь...можешь не стеснятся.- глотая слезы произнесла я.
   - Винтер, вот документы, которые ты должна подписать.
   - хорошо.
   После того как все формальности были уложены, все документы подписаны, Томас поскорей хотел уйти.
   - подожди...
   В полуобороте Томас стоял возле меня, но не смотрел мне в глаза, не мог.
   - как Ян?
   - Винтер, прости, я не хочу тебе причинить ...боль...
   - скажи...- моля шептала я
   - Ян женился, он взял себе в жены девушку с клана. Неделю назад как объявили о помолвке... Не подумай, я ее терпеть не могу, она меня раздражает еще больше чем ты в первый день - Томас улыбнулся.
   - он счастлив?
   - что ты хочешь услышать? Какой ответ?
   - что да! Скажи, что он счастлив.
   - да! Он счастлив.
   - хорошо!
   - но ты же знаешь, что это ложь!
   - знаю...- Томас стал уходить - постой, вот еще, кольцо, ты должен его отдать Яну.
   - я не думаю что это обязательно Винтер.
   -нет, забирай, это кольцо его матери, оно должно остаться в его супруги.
   - ты его единственная супруга.
   Я сняла кольцо и силой вложила его в ладонь Томаса. Я его не заслужила. Судьба распорядилась по-другому. Наши пути с Яном, как бы он не старался, разошлись. С самого начала, моя жизнь должна была идти иначе. В день смерти родителей я должна была умереть тоже, замерзнуть от холода, но меня спас Ян. А теперь с ним но без него я должна прожить всю жизнь. Даже не знаю, что было бы лучше. Не встречай я его никогда, умерла бы тогда, или умирать каждый день без него.
   На следующий день я покинула остров Мартук, вернулась к себе домой...домой. Мен ждали мои приемные родители и Триша. Конечно ей о Яне я ничего не рассказала, все что она знала, так это то, что я заболела на острове, где не было интернета и откуда нельзя было позвонить из-за плохой погоды. Конечно, Триша долго дулась и обижалась, но прошло не так много времени как жизнь вернулась в свои истоки. Каждый день я надевала маску радости, что скрывала мою боль. Каждый день я натягивала свою улыбку до боли на щеках, что вошло мне в привычку. Каждый день проходил зря. Спустя годы я перестала искать образ Яна в переулках. Ждать что он появится в темноте. Я перестала думать что люблю его, но сердце хотя и ожесточилось к другим, но я прекрасно справлялась с ролю влюбленной девушки. Я так себя обманывала что сама начала верить...
   Через два года я узнала, что в Яна родился сын, потом дочка а потом еще сын. Он был счастлив по своему в браке, и ему не было времени думать обо мне. Пора и мне продолжать жить...
   Через пять лет я встретила мужчину который на три года был старше меня. Его звали Том, и через год мы поженились. С начала брак был крепок, у меня родилась дочка Роза, а через два года и сын Питер. Потом ссоры которые продолжались целыми днями, обиды которые затягивались на месяцы.
   - ты вечно меня достаешь, тебя раздражает во мне все! Скажи, что тебе нужно! Что ты хочешь от меня Винтер!
   - Я не знаю - я правда не знала что хочу...- Я знаю что я не святая, но так бы хотелось чтобы ты перетерпел мой характер- я его изводила от того что себе не могла найти покой.
   Я по - своему его любила, но не так как Яна. И когда Том предложил развестись, то я поняла, что как бы я не цеплялась за мечты о прошлом, ничего не вернется. Мы перестали ссорится, я успокоилась. Больше мое сердце не страгивало каждый раз при слове волк, оборотень Ян. А если и в разговорах кто-то произносил его имя, я больше не вслушивалась в каждое слово чтобы расслышать что это о моем Яне. Ведь он не был больше моим.
   Через двадцать лет я как бы, не обманывала себя, но мой зверь, что томился внутри меня запертый и забытый кричал о том, что рядом есть берсерк. Я знала что за мной следят, наблюдают... это продолжалось еще десять лет, десять лет знания того, что я нужна тому, кто был нужен мне. Мой муж никогда не узнал о том что я не человек, о том, что я его люблю но не так. Он умер от рака, счастливый с мыслю что любим.
   Через год, ко мне пришел Томас и принес мое обручальное кольцо. Он рассказал, что Ян никогда его никому не отдавал, а носил у себя на цепочке, в надежде что придет день и он сам мне его отдаст. Неделю назад Ян отказался от клана, передавая свое правления своему старшему сыну. Но он не успел приехать ко мне, нет, время было против него, против нас обоих. Томас рассказал как Ян посылал берсерков наблюдать за мной, рассказывать ему как я живу и оберегать меня. Он был моим защитником, который никогда меня не покидал.
   Силу берсерка никому не передалась, она так и умрет со мной. Этот дар которым меня наградил Ян, он предназначался только мне, но не моим детям от человека. Мой дар и мое проклятие.
   Мы были с Яном единым целым. Берсерк не может жить без своей половины, и как я поняла, единственным что заставляло сердце Яна биться это была надежда что он в один день вернется ко мне. Как я об этом мечтала, каждый день...я думаю, что я уже сошла сума.
  
   dd>  
  
  
  
  
   *** Я с тобой
  
   На Рождество ко мне приехали родственники, сын, дочь, внуки и правнуки. Среди них всех я была рада маленькой Енни, моя правнучка которая безумно меня любила. Ее сознание еще не было запачкано этим миром, черными красками. После ужина я легла спать, признаться чувство что уже пора меня не покидает давно, но я его не заслужила.
   Посредине ночи я проснулась от сильного ветра, такая погода всегда навеивает на меня воспоминания. Поразительно как запахи, или ощущения могут возвращать нас в прошлое, даже когда мы забыли... Я ощутила потребность, сильную потребность поговорить с Яном. Единственное что у меня осталось это одна его фотография. Одна фотография и целая жизнь.
   - бабушка, а кто это?
   -это...мое все Енни.
   Я почувствовала как сильно сжалось в груди, моя левая рука онемела. Я знала, что это конец, но мне не было страшно, уже не страшно когда так долго этого ждешь...
   -иди, позови свою маму... я тебя люблю.
   Когда Енни побежала и я осталась одна в кабинете, я ощутила свободу.
   - я буду с ним, с моим волком!
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"