Тихий Денис: другие произведения.

Огородник с острова Басаноту

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.01*10  Ваша оценка:


  
   "И тогда поссорилось Море с Яквой Поедателем Ветра. Яква разгневался и плюнул в Море. И тогда Море закипело. Рыбы, и придонные твари сварились и плакали от боли. Небо наполнилось огнём от их криков".
   "Заплакал Яква сделанному и вырвал себе глаза и бросил в Море. И сделались они Островами. Всех людей, уцелевших от гнева, посадил он на них. И содрал с Неба ночь и соткал из неё Тьму. И окружил Тьмой острова".
   "Так наш Мир лежит внутри круга Тьмы. А снаружи круга лежит Аверс. Там нет солнца и вида и жизни. Только духи умерших".
  
   "Хроники Яквы Поедателя Ветра (остров Басаноту)". Шестая нить, узел 38.
  
   Меня зовут Слай. Коли вам интересно послушать, я расскажу ту историю - про себя и про Пата. Дело давнее, а кроме меня и рассказать уже некому. Только вы вяжите тихонько свои узелки, а меня не перебивайте. В то время я жил на острове Басаноту. Если сесть в лодку и грести на север, то скоро можно доплыть до острова Басанофри. Там до сих пор живут Краснобородые. От нас они отличаются мало разве что, срамники, едят живородящую рыбу. У меня на лбу была синяя полоса. Хелфер нарисовал за то, что я в пять лет загарпунил ската. Было мне двенадцать. Среди одногодков - я был самый лучший Ловец, и меня даже стали пускать к Костру Шуфу. Пока не свалял дурака.
   Началось всё со старого Огородника Хро. Он помер в полдень, после дождя. Я конопатил лодку на берегу и краем глаза видел его потешную шляпу. Она плавала между кустами смородины, как черепаха. Потом Хро кинул мотыгу, уселся на лавку, потянулся к деревяшке, которая у него взамен правой ноги, култыхнулся вперёд, да и помер.
   Вечером его положили в лодку. В правую руку дали горсть земли, в левую - флягу воды. Потом Шуфу и Хелфер сели в свои лодки, взяли Хро на буксир и погребли в сторону Тьмы. Все мы стояли и смотрели. Хоть Огородники в любой деревне завсегда первые дурачки, Хро было жаль. Он ведь Огородником стал уже в старости - в тридцать пять шипохвост оттяпал ему ногу, а до того, говорят, всем Ловцам Ловец был.
   Перед отплытием Шуфу позвал помощника Хро, напялил ему на голову шляпу и сказал:
   - Перед лицом ветра Олэ и Яквы-Поедателя: теперь ты, Пат, наш Огородник.
   И Пат поклонился, взял мотыгу и пошёл на огород. Пат - самый настоящий Огородник. Лишился правой руки в шесть лет, да и ума ему Яква в голову немного вдунул.
  
   Следующим утром нас собрал Кан. Мы расселись по лодкам, и вышли на Ловлю. Утро выдалось облачное. Распустили паруса и пошли спокойно по ветру. Кан сунул в воду слухарь из рыбьего пузыря, прижался к нему ухом, и знай показывает куда править. Не прошло и часа, как услышал он косяк краснух. Не ахти, конечно, да уже неделю животы подвело. Похватали мы остроги, смотрим в воду. И надо же было Кану слухарь упустить! Пузырь засвистал, зашипел, по волнам запрыгал. Краснухи - твари битые, сразу на глубину ушли. Стали все рядиться - что дальше делать? Умом - надо домой идти, потому Ловли не будет. А животом - всем кушать охота. Долго спорили, потом Кан руку поднял.
   - Ловля.
   Ну и ладно. К часу Медузы - ничего. К часу Ската - пусто. К часу Акулы я подхватил рукой осьминожку и прилепил Орлю на плешь. Вот и вся добыча. На Кане лица нет, Ловцы скоро ныть начнут. И тут я увидел слюга!
   Понятно, что не самого слюга - он глубоко шёл. Пузырьки такие мелкие. Ложатся себе на воду ровной стёжкой. Я Орля в печенку ткнул:
   - Гля!
   - Чего те надо?
   - Тихо ты. Слюг.
   Кан как увидел - сразу ожил. Достал самый тяжёлый гарпун, выбрал трос, изготовился. Ловцы надели камышовые хваталки, трос взяли эдак нежно. Я тоже потянулся, но Кан мне кивнул головой на второй гарпун. Схватил я его, сердце колотится - сейчас слюга возьмём! Это ж месяц в Море можно не ходить. Во-первых - мяса целая гора. Потом - из костей самые лучшие гарпуны получаются. И ещё жир у него целебный. И шкура очень подходящая. На лодках никто не дышал. Кан ноги расставил пошире, гарпун над головой занёс, прогнулся, замер, хекнул и бросил его прямо на локоть впереди дорожки. Минуту ничего не было, а потом стали всплывать на воду чёрные, масляные пузыри.
   Есть! Ловцы трос ухватили. Под лодками прошла тень, слюг выпрыгнул. Ну и здоровый, я вам скажу! И давай он нас мотать! То нырнёт на глубину, то выскочит и зубами клацнет. Одурел от боли, и пошёл к берегу, только брови держи, чтоб не сдуло! Все мы голосили, кто во что горазд. Громче всех орал плешивый Орль, аж сопля из носа вылезла от усердия. Только вижу я - Ловцы трос удержать не могут. У иных руки в крови, а кто уж выпустил.
   - Кан! - Кричу. - Надо второй гарпун!
   - Нет! - Орёт. - Рано! Всем держать!
   А как держать? И так чуть зубами не вцепились.
   - Кан!
   - Рано!
   - Уйдёт!
   - Заткнись!
   Тут я вспомнил, как от нас из-за Кана краснуха ушла. Ещё не хватало, чтобы мой слюг сорвался. Вскочил я, занёс гарпун и бросил по курсу. Попал, между прочим. Только метил в голову, а попал кажись в хвост. Потому что слюг, скотина, развернул от берега и дал ходу к Тьме. Как мы его осаживали! Я чуть мизинца не лишился, да всё зря. За тысячу локтей от Тьмы пришлось его отпустить. Слюг только хвостом стукнул, да во Тьму и уплыл. Духам предков на обед. Или Якве, коль он кроме ветра чего-нибудь ест. А мы остались без обеда. Так я свалял дурака.
   Из лодки выбрался последним. Всё племя собралось, Шуфу пришёл и Хелфер. Кан на меня рукой махнул и крикнул:
   - Из-за него, такого-сякого, слюга упустили!
   Женщины, понятно, в рёв ударились.
   - Стереть у него полоску со лба! Сосунок ещё на Ловлю ходить!
   - Прогнать, сына крабьего! Пусть его краснобородые кормят!
   - Кто ему гарпун доверил, а?
   Срамно сказать - чуть меня до слёз не довели. Но тут Хелфер вперёд вышел. Положил мне руку на голову и говорит:
   - Гарпун ему дал я. А ты, Орль, учился сети вязать, когда он первого ската убил.
   - Верно!
   - Орль у нас Лове-е-ц!
   - Нос-то! Нос вытри!
   - А кто слюга выследил? Кто, я спрашиваю?
   - Знамо дело - Слай!
   Хелфер велел рассказать, как всё было. Кан рассказал.
   - Слай, ты зачем второй гарпун кинул?
   - Боялся, что уйдёт.
   - Не поверил, выходит, Кану?
   - Выходит.
   - Не так страшна ошибка, как непослушание.
   Хелфер растёр в ладони золу от костра и пальцем нарисовал мне на лбу полосу. Все примолкли.
   - Всем слушать. Именем ветра Олэ, при свидетельстве Моря и Тьмы. За непослушание наказывается Слай. На десять дней синяя полоска закрыта чёрной.
   - Да.
   - На десять дней ты лишён Моря.
   - Да.
   - На десять дней ты отдан в послушание Огороднику.
   Тут я на задницу и сел. А Пат подошёл, похлопал меня по плечу и говорит:
   - Завтра к рассвету приходи. Репу пропалывать будем.
   И во весь рот, осклабился. Я сразу понял - никогда мы с Патом не подружимся. И конечно ошибся.
   Чуть свет я стоял на огороде. Пат сидел на лавке, как давеча Хро, зевал во весь рот.
   - А, - говорит, - Слай пришел. Твои в Море пошли?
   - Пошли.
   - Ну и мы пошли. Только репу я тебе не доверю пропалывать.
   - Почему?
   - Мы её целый месяц растили. Боюсь - разбежится.
   Дошли мы до грядок. Пат мне вручил громадную сушёную тыкву.
   - Видишь жучки красные?
   - Ну?
   - Собирай и в тыкву клади.
   - Зачем?
   - Зачемкать Кану будешь.
   Вот и поговорили. До полудня собирал я этих жучков. Раньше думал, что работа на огороде это отдых, чёрта водяного! Все ноги себе изрезал какой-то травой но, наконец, обобрал одну грядку. Бросил тыкву и сел под деревом в тени. Пат положил мотыгу, сел рядом. Я отодвинулся. Неприятен он мне тогда был, как медуза на заднице. Пат раскрыл кожаный мешок, достал топинамбур, протянул мне.
   - Ешь.
   - Не хочу. Сыт, - а живот давай бурчать.
   - Да брось. Хорош на меня дуться.
   - И не дуюсь.
   - Дуешься.
   - Нет.
   - Правда, Слай, прости.
   Я вскочил на ноги.
   - Чего тебе от меня надо? Ты теперь мой Кан, вот и командуй! Чего в душу лезешь?
   - Просто хочу, чтобы ты поел.
   - Я - ловец! Меня кормит Море!
   - На десять дней ты мой помощник.
   - Ну и всё!
   - Слушай, Слай, будешь ерепениться - свалишься от голода. На кой тогда ты мне нужен?
   А есть хотелось-то! Вырвал я у него из руки топинамбур, отошел и сел под другое дерево. Сижу, жую. На Море смотрю. Море на три цвета разделилось - бирюзовый около берега, синий, а к Тьме - фиолетовый. Не рыбное Море сегодня. Опять племя солонину лопать будет. Эх, кабы я не бросил тот гарпун! Волны бежали от берега и ускользали во Тьму. Никогда на это без дрожи смотреть не мог.
   Мама говорила: "Олэ дует во все стороны. Жди ветра в лицо - подует в спину". Через восемь дней прополки репы и обирания жучков мы с Патом стали приятелями. Что он умел - так это рассказывать. Как можно такую прорву знать на огороде сидючи - не понимаю.
   Как-то раз наелись топинамбуров, попили воды и легли под дерево - отдохнуть.
   - Малой!
   - А?
   - Ты хотел бы отсюда уплыть?
   - Куда? До Краснобородых?
   - Не. Дальше.
   - Дальше Тьма.
   - А за ней?
   - Знамо дело - Аверс.
   - Откуда знаешь?
   - Все знают. Хелфер говорит.
   - Ну а что это - Аверс?
   - А то не знаешь?
   - Ну скажи.
   - Да зачем?
   - Не знаешь?
   - Не хочу я об этом разговаривать. Беду кликать.
   - Хочешь узнать?
   У меня мурашки по спине пробежали. Аверс. Ночью иногда с мальчишками шептались. И страшно и интересно. К югу от острова, недалеко от Тьмы есть мелководье. Мы там за мидиями как-то раз ныряли. Все Ловцы ныряли к Тьме спиной. А я ухватился за камень и повернулся в её сторону. Тьма клубилась под водой. Снаружи она чёрная, как сажа, а под Морем - тёмно-фиолетовая. Краснуха влетела в стаю макрели. Стая рассыпалась и начала уплывать во Тьму. Краснуха сунулась было за ними, но потом шарахнулась, покрутила башкой и поплыла себе дальше.
   - Не хочу, - прошептал я и облизнул губы, - рассказывай.
   - Там живут люди.
   - Мертвецы.
   - Нет. Люди. Как мы.
   - С чего ты взял?
   - Я точно знаю.
   - Ты там был?
   - Не. Просто у меня есть кое-что оттуда.
   - Из Аверса?
   - Да.
   - Врёшь.
   - Показать?
   Пока мы болтали, сверху сгустилась туча и начал накрапывать дождь.
   - Репа теперь хорошо уроди...
   - Малой!
   - Ну покажи! Покажи!
   Пат улыбнулся и похлопал меня по плечу своей култышкой.
   - Ты храбрый, Слай. Ты прям Яква, знаешь это?
   - Ничего не знаю. Давай показывай, пока я не передумал.
   - Ну идём. Ты обалдеешь.
   И точно. Я обалдел.

*

   У нас ведь как - если человек Ловец и с лодкой, его после смерти отправляют в Аверс. А ежели у кого лодки нет, то женщины таких в Лесу Мёртвых хоронят. С детства это место стороной обходил. Но оказалось - ничего страшного. Обычный лес.
   Обогнули заросли ежевики, нырнули под корни вывороченного дерева, и по тоненькой стёжке подошли к небольшой, мелководная бухте. Там, недалеко от берега, Пат и спрятал своё сокровище под грудой пальмовых листьев. Когда мы эти листья раскидали, я глазам своим не поверил.
   - Ну, что скажешь? - Рассмеялся Пат.
   Лодка. Большущая, у нас таких нет. Не из дерева и даже не из коры.
   - Пат. Из чего она?
   - Не знаю.
   Я постучал по гулкому борту. Лодка была сделана одним куском, как пирога. Только очень тонкая. Снаружи - оранжевая, внутри - жёлтая. Три лавочки деревянных. Чудные вёсла, тоже непонятно из чего. Я достал одно - длиннее меня, но лёгкое!
   - А ещё мачта с парусом есть. Только я их снял.
   - Где ты её взял?
   - Море подарило.
   - Как это?
   - Гулял я тут с год назад. Смотрю - на берег лодку выкинуло. Откуда она, Слай?
   - Не знаю.
   - А я знаю. Таких лодок никто не делает, и делать не умеет. Она из Аверса. Теперь веришь?
   Я уселся на берегу и схватился за голову. В Аверсе живут духи умерших и Яква Поедатель Ветра. Наш Мир - два острова, ограниченные кругом Тьмы. Из Аверса не возвращается никто.
   - Надо рассказать Хелферу.
   - Не вздумай.
   - Почему?
   Пат уселся в лодку. Взъерошил свою бороду и посмотрел на меня исподлобья.
   - Знаешь, как я руки лишился?
   - Акула откусила.
   - Акула, это уж точно, - горько сказал он, - а зовут её - Хелфер.
   - Чего?
   - Любопытный я был не по годам. Вечно Хелфера вопросами донимал. Почему рыба через Тьму плавает, а люди нет? Почему раньше у сети в пять пальцев ячея была, а теперь в три? Почему Тьма чёрная, а тень на берег не отбрасывает? А что будет, если живой человек через Тьму поплывёт? Устал он отмахиваться.
   - А потом?
   - Зовёт меня как-то раз. Прихожу. Сидит он, костёр развёл, траву в него кидает. Кивнул - садись мол. Сел. Ничего не говорит, знай - траву подкидывает. Я кашлять начал, голова закружилась. Звуки все в неё попадают, а наружу не выходят. Носятся в голове, накапливаются. Того и гляди - лопнет голова. "Ты любопытен" - говорит вдруг. "Да" - отвечаю. "Ты умеешь думать. Может, хочешь стать Хелфером?" - спрашивает. "Нет, - говорю. - Я хочу проплыть на лодке через Тьму". Он задумался. А в доме жарко, с меня пот льёт градом. "Понимаю, - говорит. - Придётся тебя от Моря отлучить". Я совсем дураком стал. От дыма, наверное. "Отлучи, - говорю. - Я сам лодку сделаю, да уплыву".
   - Неужто Хелферу перечил?
   - Говорю же: совсем голову потерял.
   - И чем всё кончилось?
   - А тем. "Есть способ повернее" - говорит. Достал тесак, костяной, которым краснух потрошат. "Вытяни руку" - говорит. Я вытянул. А он... Замахнулся ножом и руку мне отсёк.
   - Ах ты...
   - Я долго в горячке валялся. Когда очухался - стал помощником Хро. И больше Хелферу не перечил. И вопросов ему больше не задавал.
   Помолчали. Что тут скажешь? Я встал, отряхнулся, сел рядом с Патом.
   - Ты прости, что я тебя дураком считал.
   - Простил уж.
   - Я же не знал, что это не акула...
   - Знаешь, Слай, давно бы в Аверс поплыл. Только куда мне с одной рукой?
   - Никуда.
   - Плывём вместе?
   - Спятил?
   - Почему?
   - К духам? Ну не-е-т!
   - Дурак ты, Слай! Какие духи? Люди там! Море! Острова!
   - Откуда...
   - Да оттуда! Вот же лодка! Вот она! Кто её сделал?
   - Не знаю! Чего ты разорался!
   - Ты смотришь и не видишь! Ты ничего не знаешь!
   - Чего я не знаю?
   - Ты - следующий!
   - Что?
   - Хелфер со мной о тебе говорил! Огородников должно быть двое.
   - А мне-то что? Огородниками только инвалидов делают.
   - Вот именно!
   - Так а я...
   - Какой же ты дурак! Придём в деревню - Хелфер тебе велит явиться завтра к утру.
   - Зачем?
   - Я же тебе всё рассказал. Думаешь, он тебя пожалеет? Меня-то он не пожалел!
   - А чего ему тебя жалеть?!
   Пат перестал орать, вылез из лодки, вытянул из лодки меня. Закидал её листьями.
   - Я его сын, Слай.
  
   В тот вечер Ловцы собрались на берегу. Я подсел к ним, а они - давай зубоскалить:
   - Привет, Слай!
   - Как твоя репа поживает?
   - Слай, давай меняться - ты мне гарпун, а я тебе мотыгу?
   - Репа-то не разбегается от тебя?
   Очень смешно. Я встал и пошёл домой. Откинул полог, лёг на циновку и уткнулся носом в подушку. Сон не шёл. Ужасы какие-то мерещились. Кто-то остановился возле дома.
   - Слай.
   - Да, Хелфер.
   - Зайди ко мне завтра утром. Надо очень серьёзно поговорить.
  
   Тьма была совсем рядом. Она проглотила звёзды и проглотила море. Мы шли прямо на неё.
   - Не передумал, Слай?
   Я стиснул зубы и мотнул головой. Всё равно. Пусть даже Аверс. Пусть даже Яква, ростом до звёзд. Никогда не стану огородником. А если потеряю руку - то уж не от тесака Хелфера.
   Вот и Тьма. Нос лодки вошёл в неё, я зажмурил глаза, шепчу как ребёнок: "Яква оборони!" Потом собрал всю волю и храбрость, как давно, когда убил на мелководье ската. И открыл глаза. Тьмы не было. Перед нами было огромное Море. Солнце опускалось за его край. Море было розовым и сияющим. И огромное Небо! Бескрайнее, облачное. И остров вдали! И ещё один! И ещё! Я повернул голову - Тьма осталась за спиной.
   - Прошли! Прошли Слай!
   Мы обнялись. Я даже заплакал.
   - Плачь, не стыдно.
   - Сколько неба, Пат! Смотри!
   - Вижу!
   - Как много моря!
   Мы положили вёсла, сидели и смотрели во все глаза. Будто вода в жару - пьёшь, пьёшь, и не можешь наглотаться. Взгляд мой упал на его обрубок.
   - Слушай, Пат. Можно тебя спросить?
   - Валяй.
   - Если Хелфер тебе отрубил руку, почему так неровно?
   - В смысле?
   - Я же знаю как акула кусает.
   - И как?
   - В точности так, как у тебя.
   Пат почесал бороду, улыбнулся и сказал:
   - Ничего он мне не рубил. Это я тебе соврал.
  
   До острова мы догребли уже ночью. Еле лодку на берег втащили и свалились без задних ног. У меня в голове было пусто-пусто. Хорошо-хорошо. Я смотрел в огромное небо, даже не думал ни о чем. Пат посапывал рядом. Я подумал, что спит, но он сказал мне кое-что и только потом заснул.
  
   Утром нас нашли островитяне и отвели в город. У них всё было по-другому. Каменные дома, собаки, лодки с электромоторами. Это я потом узнал, что как называется, тогда ходил дурень-дурнем. Ещё у них была Библиотека с узелковыми книгами. И с библиотекарем мы проговорили несколько ночей. Островов в Архипелаге больше сотни. И наш - один из последних, что ещё накрыты Тьмой. В давние времена был Век Кипящего Моря. Когда он настал, острова вдруг очутились под колпаками, которые не пускали кипяток и горящий ветер. На островах про то время разное говорят. Одни считают, что это Яква с Морем поссорился. Другие - что наши предки были богами и устроили меж собой усобицу.
  
   А потом, когда начался Век Большой Рыбы, с острова Тихуа выплыла через Тьму первая лодка. Смельчаки доплыли до соседнего острова, а потом вернулись обратно. Так вот, когда они проплыли через Тьму вокруг своего острова, она исчезла! И так, постепенно Архипелаг объединился. Я его спросил, почему они не приплыли к нам. Оказалось, что Тьма пускает назад только своих. Я в толк не мог взять - зачем это надо, но мне Пат объяснил, как сам понимает:
   - Помнишь, мы жучков с репы обирали?
   - И что?
   - Жучки эти устраивают гнездо в дереве, таскают туда еду. Но перед сезоном дождей - законопачивают вход и сидят там тихонько.
   - А Тьма тут причём?
   - При том. Они разведчиков засылают, чтобы узнать - кончился дождь, или нет. Если разведчики возвращаются - жучки распечатывают вход и ползут репу портить. По всему выходит, что мы во Тьме как те жучки сидели. Так бы и сидели до сих, если бы не я.
   - А я?!
   - Ну и ты, конечно.
  
   Потом много чего было. Я не стал огородником, но и Ловцом не стал. Я теперь Капитан. Пат подался на Тихуа - учиться. Потом собрал экспедицию к Большой Земле, которую выдумал в спорах. Уж год, как его не видно.
  
   Вечером я люблю лежать на спине и смотреть в небо. И всегда вспоминаю слова, которые прошептал мне Пат:
   - Слай, смотри какая на небе Тьма. Как думаешь - что за ней?
  
   16260990646_2a98a78e76_o.jpg
   ©Иллюстрация: Анна Черкасова
Оценка: 4.01*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"