Тихоненко Игорь: другие произведения.

Битвы в романах Игоря Тихоненко "Поход Олега на Византию"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долгое время древний Киев платил высокую и непосильную дань Византии. Первый поход Олега на Царьград оказался неудачным. Весь русский флот утонул в море. А вот второй поход принес древней Руси не только победу, но теперь Византия сама должна платить огромную дань Киеву. Как это происходило описал Игорь Тихоненко в своем романе "Династия" часть 2 "Игорь".

  Игорь - Великий князь Киевский.
  Олег - Князь Киевский, дядя князя Игоря по материнской линии. Правил Древней Русью вместе с молодым Игорем Рюриковичем.
  
  - Тебе не надо разрушать Царьград,- начал пояснять Игорь.- Наоборот, тебе надо сделать так, чтобы он почти не пострадал. Ведь, если мы хотим, чтобы Византия платила нам большую дань, то кто-то должен её собирать. А Царьград - столица Византии. Вот пусть она этим и занимается. Но Византийский император просто так не согласится на большую дань. Скорее всего, он предложит одноразовый откуп за то, чтобы ты не разрушал Царьград. Так их императоры всегда поступают, когда понимают, что не смогут разбить врага. Но для того, чтобы император согласился платить постоянно дань Руси, надо навести на него ужас. Для этого тебе придётся жечь и разрушать их города. Убивать побольше их людей. Довести их земли до разорения. Вот тогда, император и согласится на постоянную дань Руси. Ведь ему выгоднее отдавать часть собираемых им налогов со своих подданных, чем потерять их всех и остаться вовсе без доходов. Ему то тоже нужны деньги. Надо армию содержать, дворец тоже немало стоит. Понимаешь, о чём я говорю?
   Олег задумчиво покачал головой и сказал:
  - Понимаю. Говоришь, надо навести на императора ужас. Ну, что же я ему устрою такой ужас, что он сам будет просить меня, принять дань от Византии. Я их всех переверну вверх тормашками. Можешь быть уверен, они будут ползать передо мной на коленях. Теперь я знаю, как это надо сделать.
  - И какой же у тебя будет план?- поинтересовался Игорь.
  - Я нападу на Византию с двух сторон одновременно,- начал пояснять Олег.- Флот нанесёт удар с моря, а другая часть моей армии ударит с суши. По ходу приближения к Царьграду флот будет разорять прибрежные города Византии, а сухопутные войска станут крушить всё на своем пути по ходу своего продвижения. И, когда мы приблизимся к Царьграду, слухи о наших делах уже повергнут их в ужас.
  - Но император, скорее всего, вышлет навстречу вам свою армию,- предположил Игорь.- Или подготовиться к сражению с вами возле самого Царьграда.
  - Ну и что?- удивился Олег.- Пусть готовится. Это даже лучше для нас. Одним махом покончим с его основными силами. И не забывай, ты же сам говорил, что не надо разрушать Царьград. Да и вряд ли император станет рисковать, подставляя под удар всю свою армию. Потому что, если мы её разгромим, то кто его будет защищать от остальных его врагов? Ведь кроме нас, у императора ещё много других недоброжелателей. Скорее всего, при таких обстоятельствах, император согласится на дань, какая бы она не была большая для него. Платить то ему придётся не из своего кармана. Платить будет его народ. Он от этого беднее не станет.
  - Хорошо,- согласился Игорь.- А кого ты назначишь командовать флотом?
  - Как это кого?- удивился Олег.- Я сам буду командовать флотом. Посажу на корабли всю варяжскую дружину с конунгом Ульбрихтом и моих воинов. Они почти все из варягов. А это означает, что все эти воины опытные моряки. Ну, возьму ещё воинов из Киева, которые раньше ходили в морские походы. Получится, примерно, половина всей армии. Вот только я ещё не решил, кого поставить во главе сухопутных войск.
  - Поставь Звенислава,- предложил Игорь.- Он опытный и отважный воевода. И самое главное, он нам предан. Я в этом лично убедился. Ведь все остальные киевские воеводы находились в Киеве, во время событий, о которых ты мне рассказывал. Я имею ввиду Чёрного всадника. Поэтому любой из них может оказаться тем, кто связан с этим предателем.
  - Да, пожалуй, ты прав,- согласился Олег.- Так оно будет вернее. Бережённого и Один бережёт.
  - А почему ты всё время называешь нашим Богом Одина?- спросил Игорь.- Спрашиваю тебя об этом просто так, из любопытства.
  - Ну, я же норманн, как тебе известно,- проговорил Олег.- Я с детства молился Одину. Вот и обращаюсь к нему, когда мне нужно обратиться к Богу. Я понимаю, что мне надо было бы обращаться к Перуну, раз уж я стал князем у славян. Но знаешь, как-то ни с руки мне молиться то одному Богу, то другому.
  - И правильно,- поддержал его Игорь.- Я лично не доверяю людям, которые меняют Богов. На них нельзя положиться в тяжёлую минуту. Нет у таких людей настоящей веры. И Богов они пытаются использовать только для собственных выгод. Да и вообще, я не понимаю, как это можно менять одну веру на другую. Что это одежда, что ли? Вера она либо есть, либо её нет.
   Олег внимательно слушал Игоря, а потом спросил:
  - Я уже давно хотел, чтобы ты рассказал мне, что тогда говорил тебе тот кудесник? Помнишь, когда мы возвращались с похода, и нам на раздорожье повстречался старик?
   Игорь ухмыльнулся и махнул рукой в знак того, что всё это ерунда.
  - Ну, все-таки, что он тогда тебе сказал?- настаивал Олег.- Мне это очень важно знать.
  - Ну, раз это так для тебя важно, скажу,- согласился Игорь.- Он сказал мне, что если я не приму новую веру, то умру лютой смертью. Ну, сказал ещё, что я буду Великим Князем Киевским.
  - Одно его предсказание уже сбылось,- серьёзно произнёс Олег.- Ты уже стал Великим Киевским Князем.
   Игорь вдруг засмеялся и сказал:
  - Зато остальные его предсказания не оправдались. Как я помню, он предсказывал тебе, что ты примешь смерть от своего боевого коня. Ты сейчас жив и здоров, а конь твой, наверное, уже умер. Так что не стоит обращать внимания на этого вещуна.
  - Да,- грустно проговорил Олег,- и зачем я тогда только послушал этого колдуна? Такой хороший был у меня конь, а я отправил его в табун. Он там, наверное, со скуки и умер. Конь то действительно был боевой. Надо будет, если живой останусь, обязательно разузнать о его доле.
  - Обязательно останешься живой,- уверенно сказал Игорь.- Тебе умирать ещё рано. Должен же ты меня обучить морскому делу. Я ведь тоже частично норманн. А что это за норманн, который не знает морского дела?
  - Эту уж точно,- согласился Олег.- Ничего, вот вернусь с похода, я тобой займусь. Только учти, я учитель строгий.
  
  52. Дым и пепел.
   Воинская колонна воеводы Звенислава подошла к Византийскому городу Полонгия. Воевода, ехавший впереди отряда кавалеристов, поднял вверх правую руку, и вся колонна остановилась. До города оставалось несколько миль. Его уже было видно. Там, где заканчивалась степь, располагались аккуратные белые дома с красными черепичными крышами. Издалека даже казалось, что они были нарисованы. Да и весь город казался каким-то нереальным. Прямые тесные улицы выходили прямо к полю. Дома имели одинаковый вид. Всё в Полонгее было так продуманно и рационально, что напоминало игрушечный городок. В самом центре Полонгии выделялось одно здание. Оно было выше остальных, и вместо крыши имело купол с крестом наверху. К этому зданию тянулись все городские улицы, указывая на то, что оно является самым главным в Полонгии. Весь этот византийский городок напоминал идиллию благополучия.
  - Остановимся здесь,- приказал Звенислав.- Разбивайте лагерь.
   Воины принялись исполнять приказ воеводы, а Звенислав пошёл в поле, чтобы немного размять ноги после длительного пути верхом. Воевода шёл по степи, касаясь рукой кончиков мохнатых верхушек полевого ковыля, и думал: " Подожду князя Олега. Может, на этот раз он не прикажет разрушать такой красивый город. Сколько мы уже уничтожили византийских городов пока дошли сюда? Я уже и со счёта сбился. И, зачем, мы их уничтожаем, не пойму? Жители этих городов в большинстве случаев сами готовы были отдать нам своё богатство, только бы мы не разрушали их дома. А князь Олег, почему-то, всё время приказывает жечь византийские города. Особенно он не любит храмы христиан. Чем они ему так насолили, не пойму?"
   Воевода ещё немного побродил по полю и возвратился в лагерь. Воины уже стали разводить костры, чтобы приготовить себе ужин. Звенислав прилёг у одного из костров, закрыл глаза и задремал.
   Солнце прижалось к земле всем своим разгорячённым телом, от этого горизонт на западе расступился, и дал возможность светилу спрятаться, чтобы отдохнуть от дневных забот. Степной шум стал затихать. Звери попрятались в свои норы, птицы опустились в гнёзда с небесной вышины, и даже ковыль осторожно задевая друг друга, старался шуршать потише. Наступал вечер.
   В лагере воеводы Звенислава дружинники принялись готовиться к ночному отдыху. Но ни тут то было. Со стороны моря потянулись чёрные клубы гаревого дыма, и в воздухе запахло палённым. Воевода Звенислав открыл глаза, потянул воздух ноздрями и резко поднялся с земли. Он узнал этот запах. Его нельзя было спутать ни с чем. Так пахнут во время пожара дома людей. В воздухе смешиваются разные запахи, которые разносит ветер. Это и запах горящего дерева, и запах горящих бытовых пожитков, и возможно, смешанные с ними страдания и горе жителей, потерявших свой кров. Звенислав увидел, как по дороге приближается отряд всадников. Воевода стал всматриваться в лица, подъезжавших воинов, и узнал в первом из них князя Олега. Звенислав вышел на дорогу и остановился, поджидая, когда приблизится отряд.
   Олег разглядел в сумерках человека, стоявшего прямо у него на пути, осадил коня, и спросил:
  - Ты кто? Мне нужен воевода Звенислав.
  - Я это и есть,- ответил Звенислав.- Ты, что не узнал меня, князь Олег?
   Олег наморщил лоб, чтобы лучше рассмотреть воина и сказал:
  - Извини, не узнал тебя воевода. Темнеет уже. А почему ты здесь? Я думал, что ты уже в городе. Мои воины уже сожгли город на побережье там, где причалил мой флот. Хорошо горит. Даже сюда дымком тянет. Не пойму, почему ты не поджёг этот город?
  - Я ждал тебя,- пояснил Звенислав,- чтобы спросить, нам, что и этот город разрушать? Или, может,...
  - Никаких или,- оборвал его Олег.- Надо было уже давно сжечь этот город и двигаться дальше. Что с тобой, воевода? Ты не заболел ли?
  - Я хочу поговорить с тобой, князь Олег,- проговорил Звенислав.- Только давай отойдём.
   Олег слез с коня, приблизился к Звениславу и сказал:
  - Хорошо, давай отойдём.
   Князь и воевода двинулись в поле. Пройдя шагов сто, Олег остановился и предложил:
  - Дальше идти незачем, говори здесь.
   Воевода несколько замешкался, но, собравшись с храбростью, начал разговор:
  - Я, конечно, выполню любой твой приказ, князь Олег, но объясни мне, зачем мы разрушаем все византийские города, которые оказываются у нас на пути. Какой смысл в такой жестокости? Многие из них готовы сами были отдать нам любой выкуп за то, чтобы мы оставили целыми их селенья. Зачем же уничтожать всех. Ну, я понимаю ещё, когда город не покоряется нам, и оказывает сопротивление. Тогда действительно его надо наказать, чтобы остальным не повадно было. Но тех, кто сдаётся без боя, зачем?
   Олег пристально посмотрел на воеводу и сказал:
  - Я знаю, что ты отважный воин и хороший воевода, Звенислав. Но то, что ты хочешь узнать, тайна. Я могу её тебе доверить лишь в том случае, если ты дашь мне слово, что сохранишь её в секрете. Даже, если она тебе и покажется дикой и не разумной. Ну, так что даёшь мне такое слово?
   Звенислав подумал несколько мгновений, а потом произнёс твёрдым голосом:
  - Даю.
  - Дело в том, что мы сюда пришли не за тем, чтобы собрать добычу с византийский небольших городишек,- начал пояснять Олег.- Вернее сказать, не только за этим. Это для меня не главное. Главное для меня получить дань с Царьграда. Да и не одноразовую, а такую, которую платят постоянно. Каждый год. Вот я делаю всё, чтобы Царьград сам захотел платить нам такую дань. Ну, так, как те византийские города, которые по своей воле хотели откупиться от тебя. Мне надо навести ужас на Царьград по мере нашего приближения к нему. Так мы и людей сохраним, и дань получим такую, что с ней не сравнится никакая добыча, которую вы соберёте по пути своего следования. Ведь, чтобы овладеть Царьградом понадобится многим нашим воинам головы сложить у его стен. А так, если в Царьграде захотят по-хорошему пойти на наши условия, то и штурмовать город не придётся. Ты понял меня?
   Звенислав почесал затылок и сказал:
  - Ну и голова у тебя, князь Олег. Я бы до такого никогда не додумался. Это же надо, такое придумать, запугать Царьград. Да, это стоит того, чтобы сжечь все города в Византии.
  - Это хорошо, что ты быстро соображаешь, воевода,- обрадовался Олег.- Ну, раз тебе всё понятно, то давай, вперёд на этот городишко. И, чтобы от него до утра остались одни головешки.
  - Что, прямо сейчас?- удивился Звенислав.- Может, до утра подождём? Пусть воины отдохнут. Ночь уже.
  - От чего отдохнут твои воины?- иронично спросил Олег, и сам ответил.- От безделья. Да они ещё не были ни в одном серьёзном сражении за весь поход. Подымай войско, Звенислав. Город надо зажечь ночью, чтобы зарево пожара было видно в самом Царьграде. Тем более что отсюда до Царьграда всего один дневной переход остался. А я с флотом подойду к Царьграду с моря. Вот там мы и встретимся.
   Олег хотел уже уйти, но Звенислав задержал его, задав ему ещё одни вопрос:
  - Подожди, князь Олег. Я хотел у тебя спросить, может, хотя бы храмы христиан не жечь?
  - Это ещё почему?- удивился Олег.
  - Ну, всё-таки это дома их Бога,- неуверенно ответил Звенислав.- Мало ли что может случиться. Вдруг их Бог разгневается и сделает нам какую-нибудь беду?
  - Ты что веришь в их Бога?- поинтересовался Олег.
  - Нет, что ты князь,- поспешно проговорил Звенислав.- Я верю только в наших Богов. Просто у них ведь тоже Бог.
  - Тоже, нашёл Бога,- возразил ему Олег.- Какой это Бог? Что он может? Ничего, мы столько его храмов пожгли, а он даже защитить их не смог. Ну, что это за Бог? За что он отвечает?
  - Христиане говорят, что он за всё отвечает,- заметил Звенислав.
  - За всё один Бог отвечать не может,- проговорил Олег.- Вот наши Боги, например, тут всё ясно. Один отвечает за дождь, другой за солнце, третий за воду, четвёртый за...ну, за что там ещё?
  - За молнию,- подсказал ему Звенислав.
  - Вот именно, за молнию,- согласился Олег.- Вот это Боги. А ты говоришь за всё. Так не бывает. А их жрецов ты видел? Христиане называют их священниками или святыми отцами. Да это же смешно. Да я ни в жизнь не соглашусь называть какого-то мужика, одетого в чёрный балахон, своим отцом. Это же полный бред. Эти христиане все сумасшедшие, раз верят в такого Бога. Так, что жги их храмы, не задумываясь. Ну, ещё есть вопросы?
  - Христиане говорят, что настоящая их жизнь начнётся после того, когда они попадут на небо после своей смерти,- сказал Звенислав.
  - Вот и хорошо,- иронично заметил Олег.- Дым как раз и поднимается к небу. Вот пусть с ним и летят в свою настоящую жизнь. Так что вперёд. И чтобы к утру от города остался только пепел на земле, и дым в небе. Десятую часть добычи отдадите мне, а остальную поделите поровну между собой. Всё, я возвращаюсь к флоту. Встретимся у Царьграда.
  
  
  54. Ошибка адмирала.
   Флот князя Олега расположился на рейде неподалёку от византийского города, который накануне сожгли воины конунга Ульбрихта. Пожары к утру уже прекратились, и от сгоревших домов поднимался в небо дым. Запах гари распространился на всё побережье. Даже в море был слышен этот въедливый запах. Князь Олег стоял на носу своего судна и всматривался вдаль. Волны мягко плескались о борт ладьи, как бы лаская её и задабривая. Казалось, море просило людей, чтобы они прекратили вести себя так жестоко, сжигая и разоряя мирные города. Но князь не обращал никакого внимания на просьбы природы. Олег был занят своими военными мыслями. Он с нетерпением ждал, когда возвратится его разведка. Князь накануне, ещё ночью послал ладью с конунгом Ульбрихтом к Царьграду, чтобы тот выяснил обстановку возле столицы Византии. Олег убедился в том, что Ульбрихт хороший моряк и опытный воин. Вот князь и решил, что лучше конунга никто не сможет разобраться в положении дел на месте предстоящего морского сражения. То, что византийский флот находится где-то возле Царьграда, Олег не сомневался.
   Вот на горизонте показалась ладья с полосатым парусом. Князь сразу же узнал в ней корабль Ульбрихта. Судно стремительно приближалось к кораблю Олега. Не доходя около двух сот метров до ладьи Олега, парус на корабле Ульбрихта убрали, и судно конунга плавно заскользила по водной поверхности, держа курс на ладью Олега. Опытный кормчий на корабле Ульбрихта направил судно чуть в сторону, и обе ладьи соприкоснулись друг с другом бортами. Воины быстро перебросили швартовые канаты с корабля на корабль, и закрепили их каждый на своём судне. Две ладьи надёжно соединились между собой. Олег перешёл на палубу и стал ждать, когда Ульбрихт взойдёт на его корабль. Конунг встал на борт своей ладьи, затем оттолкнулся от него и одним прыжком оказался на корабле князя. По его движениям было видно, что он проделывал такие трюки не один раз. Оказавшись на борту судна Олега, Ульбрихт сразу же подошёл к князю.
  - Ну, что удалось узнать?- с нетерпением спросил Олег.- Видел флот византийцев?
  - Видел,- тревожно ответил Ульбрихт.- И скажу тебе, князь Олег, что нечего утешительного для нас нет. Такого флота мне ещё никогда не приходилось видеть.
  - Что у них больше кораблей, чем у нас?- поинтересовался Олег.
  - Кораблей у них не больше, чем у нас,- начал говорить Ульбрихт.- Но не в этом дело. Дело в том, какие это корабли. Это настоящие крепости. Их борта вдвое выше наших. Да и вёсел там, в клюзах по пятидесяти с каждого борта. А это означает, что и команда на таких кораблях раза в три превышает экипажи на наших судах. Вот и считай князь Олег, сколько там воинов на них. Я насчитал около пятисот таких кораблей. Стоят они на рейде в нескольких милях от Царьграда. Так что приблизиться к городу со стороны моря, нам не удастся. Они сомнут наши ладьи, и даже не заметят этого. Я ещё раньше слышал, что византийцы применяют какой-то особенный огонь на своём флоте. Они бросают его в глиняных снарядах на вражеские суда. А потушить этот огонь нет никакой возможности. Он даже под водой продолжает гореть. Византийцы называют его " греческий огонь".
   Князь Олег призадумался, и стал ходить взад вперёд по палубе. Доски под тяжестью его тела поскрипывали. Ульбрихт терпеливо ждал, что скажет князь. Олег посмотрел на берег, затем на море и проговорил:
  - Ну, страхов ты здесь понарассказал конунг, просто таки хоть разворачивай наши корабли и двигай домой. Но я думаю, что ни всё так безнадёжно. Всегда можно что-нибудь сообразить, если не поддаваться панике, и хорошенько всё обдумать. Ты расскажи мне, как там располагается берег? Какой он пологий или обрывистый, как глубины проходят, где какие скалы находятся? Или ты, может, так испугался этого греческого огня, что больше уже ничего и не заметил?
  - Ничего я не испугался,- обиженно произнёс Ульбрихт.- Я доложил тебе всё, как есть. А берег и глубины я хорошо изучил. Там, подальше от Царьграда множество отмелей есть. Ты должен знать, они такие, князь Олег, как и у нас в Нормании. Мы их называем "каменные банки". Так вот, а подальше от них располагается много небольших островов. Глубины там малые, но наши корабли пройдут свободно. А ближе к Царьграду, глубины большие. Думаю, что и у самого города тоже. Иначе, как бы их флот смог там находиться? Осадка у их кораблей, по всему видно, раза в два больше, чем у наших.
   Князь Олег улыбнулся и добродушно сказал:
  - Ну, вот теперь я вижу, что ты и вправду не испугался флота византийцев. Говоришь, как настоящий моряк-воин. А то, огонь, всё сжигает. Это мы ещё поглядим, кто кого сожжёт. Жечь мы с тобой тоже, слава Одину, уже хорошо научились за этот поход.
   Олег после этих слов указал рукой в сторону дымящего византийского города, и князь с Ульбрихтом одновременно засмеялись. Затем Олег поднял правую руку и сказал:
  - Ну, ладно, веселиться нам ещё рано. Надо хорошенько поразмыслить, как нам их флот обойти, или вообще его уничтожить. Пошли, пораскинем умом, конунг Ульбрихт. Тут надо придумать что-нибудь необычное, хитрое.
   На море, до этого полностью спокойном, поднялись небольшие волны. Очевидно, море стало беспокоиться, что люди вновь затевают какую-то жестокость, да ещё и в его владениях. Но князь Олег и конунг Ульбрихт не обращали внимания на недовольство моря. Они стояли на носу корабля и долго оживлённо разговаривали друг с другом. При этом князь и конунг жестикулировали руками и частенько поглядывали в сторону открытого моря в направлении Царьграда. Так продолжалось довольно долго. Воины на корабле находились на палубе, и старались вести себя тихо, чтобы не помешать их командирам, выработать план предстоящего сражения. От того, что придумают князь и конунг, зависели многие жизни людей. Но вот накал беседы начал стихать. Очевидно, план уже был продуман, и оставалось дело за малым, воплотить его в жизнь.
  - Ну, что же,- начал подытоживать разговор Олег,- ты берёшь под своё командование все маломерные суда нашего флота и двигаешься прямо на флот византийцев. Только учти, близко к ним не приближайся. Подойдёшь на расстояние шагов сто, не больше. Иначе, они смогут достать тебя своим греческим огнём. Даже, если у них на кораблях имеются катапульты, на таком расстоянии с качающихся палуб, они не сумеют вести прицельный огонь, и большого вреда твоим ладьям они не причинят. Море, слава Одину, неспокойное. А затем, как только выйдешь на нужную дистанцию, сразу же начинай стрелять из луков. Только обязательно стрелы должны быть зажженными. Ты должен вынудить их флот двинуться на тебя. Вряд ли византийцы будут дожидаться, пока ты подожжёшь их корабли. Они наверняка атакуют тебя, чтобы уничтожить твои ладьи. Их корабли вдвое превосходят твои ладьи по размеру, да и по количеству их будет больше. Имея такое преимущество, византийцы не упустят случая потопить твой флот. Думаю, что они непременно должны клюнуть на нашу приманку. Дождись пока они двинуться на тебя, и разворачивай свои ладьи. Уходи от погони в направлении каменных отмелей. В пылу погони византийцы, вряд ли будут учитывать глубины. Твои ладьи пройдут на мелях, а их большие корабли застрянут на них, и превратятся для нас в неподвижные мишени. Тогда разворачивай свои суда, приближайся к византийским кораблям, и начинай интенсивно их обстреливать зажжёнными стрелами. А я с основной частью нашего флота буду скрываться за теми островами, о которых ты говорил. Как только византийский флот сядет на мель, я сразу же выведу свои ладьи из укрытия, и двинусь в тыл их флоту. Таким образом, мы зажмём византийцев с двух сторон, и будем обстреливать их зажжёнными стрелами. После того, как мы нанесём им ощутимые повреждения, пойдём на абордаж их судов. Все их корабли надо пустить на дно. Мы не должны оставлять у себя в тылу ни одного византийского корабля, чтобы они не ударили нам в спину, когда мы будем осаждать Царьград. Вот, как будто бы и всё. У тебя есть вопросы ко мне?
  - Когда начинаем сражение?- спросил Ульбрихт.
  - Завтра на рассвете выводи свои ладьи и двигайся к Царьграду,- сказал Олег.- Я следую за тобой.
   На следующее утро, как только линия горизонта на востоке окрасилась в ярко-красный цвет, часть русского флота под командование конунга Ульбрихта снялась с якорей, и вышла в открытое море. Князь Олег дождался пока ладьи Ульбрихта удалились на несколько миль вперёд, и тоже двинул свои корабли вслед за ним. Дул свежий попутный ветер. На ладьях подняли паруса, и суда побежали по беспокойному морю ещё быстрее. На головной ладье на носу стоял Ульбрихт и пристально вглядывался в горизонт. Вот он увидел силуэты византийских кораблей. Конунг повернулся к своим воинам и скомандовал:
  - Передать на другие ладьи, чтобы они выстраивались в линию вместе с нами. Убрать паруса, вёсла в воду.
   Русская флотилия выгнулась в дугу, и постепенно приближалась к византийцам. Когда до кораблей противника оставалось не больше ста шагов. Ульбрихт прокричал:
  - Табань.
   По этой команде воины принялись грести в противоположную движению судов сторону. После того, как ладьи остановились, конунг приказал:
  - Суши вёсла. Приготовить луки, зажечь стрелы. Сейчас мы разбудим византийцев. Хватит им спать. Пускай стрелы.
   В утренние небо взвились тысячи горящих стрел. Они прорезали воздух и впились своими огненными жалами в корабли византийцев.
  - Стрелять без остановки по готовности,- продолжал командовать Ульбрихт.
   В небо взлетали всё новые и новые смертоносные огненные стрелы. На кораблях византийцев началось оживление. Не ожидая такого внезапного нападения, византийцы поначалу метались по палубам своих больших галер, и никак не могли прийти в себя. Но со временем они прекратили паниковать, и привели в боевую готовность свои катапульты, зарядив их глиняными снарядами с особой смесью, которая воспламенялась самостоятельно на воздухе. Затем византийцы открыли огонь по русским ладьям. Но расстояние было большое, чтобы можно было точно попадать в цель. Византийский командующий флотом Пармений жадно вглядывался в ту сторону, откуда летели зажжённые стрелы, и никак не мог понять, откуда ведётся огонь по его кораблям. Солнце ещё не взошло, и поэтому было плохо видно, где находится противник. Создавалось такое впечатление, что стреляют со всех сторон. К адмиралу подошёл капитан головной галеры Фуций и нервно спросил:
  - Откуда они взялись? Ещё вчера никого не было. Похоже, что на нас напал целый флот. Кто это может быть?
  - Кто, кто?- раздражённо ответил Пармений.- Какая разница кто. Надо срочно что-то делать, а то они подожгут все наши корабли. Идём на них. С такой дистанции, мы не можем вести прицельный огонь. Все наши выстрелы не приносят им никакого вреда. Передай команду на другие корабли нашего флота, чтобы они сымались с якорей и двигались за нами.
   Фуций поспешил исполнить приказ адмирала, и уже через некоторое время весь византийский флот двинулся на противника. Галеры шли выгнутой линией, надвигаясь на русских.
  - Сейчас мы им покажем, как нападать на непобедимый флот Византийской империи,- грозно сказал Пармений.- Как только дистанция сократится до ста шагов, открывайте огонь из катапульт.
  - Смотрите, адмирал,- обратился к командующему Фуций,- корабли противника развернулись и пытаются уйти от нас.
  - Конечно, а что же им ещё делать?- удивился Пармений.- Они же не идиоты. Видят, что на них движется их неминуемая гибель, вот и перепугались. Думали нас застать врасплох, но не получилось. Ни на тех напали. Сейчас мы их раздавим своими галерами. Прикажи, чтобы гребли чаще. Ещё немного и мы их догоним.
  - А вдруг они нас заманивают куда-то?- предположил Фуций.- Надо бы осмотреться. Может, там глубины для нас неподходящие.
  - Куда заманивают?- проговорил адмирал.- Ты, что Фуций струсил? Испугался нескольких сотен утлых лодчонок? Посмотри, ну, что это за корабли. Они больше похожи на корыта. Мы раздавим их и не заметим этого. Я приказываю вперёд.
   Капитан Фуций недовольно покачал головой, но передал приказ адмирала увеличить число гребков, чтобы ускорить ход кораблей. Пармения так разозлило внезапное и дерзкое нападение противника, что он опытный мореход забыл обо всех возможных навигационных опасностях. На ладьях русской флотилии поставили паруса, что дало возможность увеличить скорость судов. Византийцы никак не могли догнать их. Так продолжалось уже довольно долго. Адмирал Пармений стал беспокоиться, и заподозрил какой-то подвох. Впереди уже показались множественные острова. Пармений понял, что здесь что-то ни так. Адмирал знал, что в таких местах могут быть отмели. Он уже собрался отдать команду о замедлении хода, но в этот момент его головная галера, которая шла впереди остальных византийских кораблей, резко остановилась, как будто наткнулась на невидимую преграду. Послышался треск ломающихся досок днища галеры. Воины, сидевшие на вёслах, повылетали со своих мест и попадали на палубу. Адмирал с капитаном, стоявшие на носу корабля, чудом не оказались в море, так как при падении задержались за борт. То же самое произошло и с остальными судами византийского флота. Они, один за другим на полном ходу, врезались в подводные скалы, и замирали на месте, как вкопанные. Тем временем на русских ладьях заметили, что византийцы сели на мель, и стали разворачивать свои суда так, чтобы вновь напасть на обездвиженного противника. И тут же из-за близлежащих островов показалось множество других кораблей, которые стремительно двигались в обход византийской флотилии. Адмирал поднялся на ноги, и стал смотреть на корабли противника, обходившие его флот с тыла.
  - А это ещё что такое?- недоумевающе спросил Фуций, стоявший рядом с Пармением.- Как это всё понимать? Похоже, что нас окружают, адмирал.
  - Я и без тебя вижу, что окружают,- огрызнулся Пармений.- Прикажи открыть огонь по кораблям противника. Хотя, это теперь вряд ли нам поможет. Похоже, что мы скоро пойдём на корм рыбам.
   В этот момент в палубу возле того места, где стоял адмирал, вонзилась горящая стрела, чудом не попавшая в него. Пармений наступил на неё, и задумчиво произнёс:
  - Не понимаю, как я мог угодить в такую примитивную западню? Я ведь бывал и ни в таких переделках, а здесь...
  - Наверное, вы думали, что эти русские идиоты?- иронично заметил Фуций.
   По палубам византийский кораблей метались обезумевшие от паники воины. Каждый из них уже не думал, как сражаться. Они пытались спасти свои жизни.
   Флот Олега обошёл византийцев с двух сторон, и принялся беспощадно обстреливать их галеры зажжёнными стрелами. Через некоторое время почти все корабли византийцев уже пылали. Под воздействием безжалостного огня галеры превращались в обгорелые головешки. Их чёрные остовы возвышались над водой, так как не могли погрузиться в море. Скалы, на которые они напоролись, удерживали их над поверхности. Византийцы плавали в море, стараясь удержаться на воде при помощи досок отвалившихся от их кораблей.
  - Никого не щадить,- приказал Олег.- Всех византийцев на дно. Теперь путь на Царьград свободен.
   Море просто таки кипело вокруг догорающих галер византийцев. Воины продолжали выпрыгивать за борт и пытались спастись вплавь. Но до берега было слишком далеко, а на русские ладьи не брали их на борт. Таков был приказ сурового князя Олега. Спустя несколько часов всё было кончено. Над поверхностью воды торчали обгорелые остовы византийских галер. Кое-где ещё плавали живые люди, удерживаясь за обломки своих же кораблей. Но волны уже принялись разрушать следы, разыгравшейся недавно здесь трагедии. К утру море поглотило все следы человеческой жестокости и необъяснимой безжалостности к себе подобным божьим созданиям. А русский флот князя Олега к этому времени уже подходил к Царьграду. Дочитать роман Вы сможете на сайте писателя www.books-ua.com
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"