Тихонов Игорь Анатольевич: другие произведения.

Розыгрыш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    личная жизнь, президент

   Розыгрыш. Игорь Элин
  
  Программа исходила, говорят, чуть ли не от самого Президента. Да неужели от него самого? У него столько проблем, а тут такое, мелкосемейное. Однако, подумал Паша, почему мелкосемейное? Очень даже крупное, дело это. Ведь сам Президент сколько говорит о проблеме рождаемости, исчезает славянский народ, ассимилируется, так сказать. Денег предлагает, а они не размножаются, хоть убей! Впрочем, это несовместимые понятия - рожать и убивать. Это глупость, конечно.
  Паша прогуливался по тенистой аллейке недалеко от собственного дома и рассуждал. Что говорить, при царях существовали дома терпимости, женщин там, якобы, унижали, платили им там что-то. В настоящее время нет никаких домов, а проституция есть. Но уже для избранных. Есть сто долларов - заходи, кем бы ты не был. Вот у Паши есть сто долларов, в рублях, конечно, но они последние. До зарплаты три дня, так что о хлебе насущном нужно подумать, а не о сладкой жизни. А вон, парень в джипе проехал. Небось до зарплаты как-нибудь дотянет, если пару раз в неделю будет наведываться к девочкам. А, главное, ведь, не боится же! А Паша чего-то побаивается. Вдруг, что не так пойдёт или вообще не пойдёт? Мало того, что сотню баксов потеряешь, так ещё и дурная слава пойдёт о способностях его. Да и не ловко как-то. Ну, зашёл, что говорить-то? И кому? Как там всё устроено? А не получится так, что потом сядут ему на хвост какие-нибудь отморозки и будут "доить" его постоянно на деньги. А делать что-то надо. Тридцать пять уже, есть о чём задуматься.
  О, Катя идёт! Закадычная Пашкина подружка ещё с детских лет. Вместе росли играли, синяки получали. Она как пацанка, такая же шустрая и во всё лезет. И ей тоже уже за тридцать. Если даже не старше. И тоже одна. Старушка, думал Паша, и всё глазел на девочек-первокурсниц из института через дорогу. Вот те хороши, даже очень! Но они недоступны. Почти двадцать лет разницы! Можно даже не волноваться. Но как же не волноваться, когда они все такие, первокурсницы эти! Паша поздоровался с Катей. Оказывается, она тоже что-то уже слышала про президентскую программу, хотя толком ничего так и не поняла. И придумал её вовсе не он, а, кажется, комитет по культуре. Так, вроде бы. Ну, не важно! Разговорились, одним словом, то да сё, мама-папа, бабушка хворает. Что ж она хворает? Девятый десяток пошёл, куча детей, внуков. Правнуки даже появились, но не от Паши. А у Кати деды и бабки уже ушли в лучший мир. Внуков от неё так и не дождались. А Кате какое до этого дело? Ей бы самой кого-нибудь дождаться.
  Катя чуток полновата, не в Пашином вкусе, так сказать. Волосы каре, вроде как уже и не модно. Хотя, ничего так, смотрятся. Она выше Паши на сантиметр. Это очень плохо! Жена Паши не должна быть выше его, но и совсем маленькой тоже. Нужно, чтобы дети были не ниже родителей. Особенно, если мальчик родиться. Паша со школы наблюдал, как девки больше обращают внимания на высоких пацанов. А он едва под метр семьдесят. Обидно! Катя, надо отдать должное, тоже не очень-то ласкала нежными взглядами своего дружка по двору. Он для неё был чем-то вроде очередного развлечения на дворовой площадке. В песочнице поиграла, теперь можно и с Пашей посидеть на лавочке, жуков посмотреть у него в коробке. А теперь тридцать пять, но дальше жуков дело так и не зашло. Чего в нём, этом Паше, есть такого, чтобы она заметила? Ничего.
   Неподалёку, в трёхстах метрах от их двора, фонтан новый поставили. Брызги метров на восемь-десять подлетают. Детей куча вокруг носится. Можно посидеть на лавочке, не выходя с аллеи, и всё как на ладони. Вспомнили про Марью Семёновну, три дня как похоронили. Семьдесят два. Много или мало, как сказать. Просто, всю жизнь одна, так никого и не нашла. Кто-то, кажется, у неё был по молодости. Но что-то не поделили, и всё кончилось не начавшись. Странно как-то. Прожить в одиночестве столько лет! Это, наверно, бесконечно скучно. Паша не так давно, с полгода назад, летал в Грецию. На пару недель. Сначала глаза по тарелке, а через пять дней так домой захотелось, ужас! Катя смеялась, что же ты, мол, там ни с кем так и не "закадрил"? А сама-то вообще нигде не была за свои тридцать с хвостиком. Зачем же задевать за живое? Паша слюной обливался, когда смотрел на загорелые парочки на греческом пляже. Он ей спинку помассирует, а она ему мороженное с клубникой принесёт. Потом покупаются и в песок. А вечером на танцульках шуму, как в преисподней. Только вот грешником там себя чувствовал, наверно, один только Паша. Сядет в уголок и пивко потягивает. Нет, пару раз ему глазки строили, но мысли дурацкие пересилили. Вот те, которые со своими парнями приехали, те, вроде, ничего. Он бы, наверное, был не прочь! Но у них прикрытие. А эти, почему они одни? Да может они какие-нибудь не те, да кто их знает? Вот, если бы его познакомил кто с ними? В общем, не выдержал Паша две недели, раньше уехал. В деньгах потерял, но сил смотреть на чужое счастье больше не было. А, ведь, когда теперь ещё в Европу-то? Может уже и никогда. По крайней мере, один туда Паша уже точно не поедет.
  Кате тоже не раз оказывали внимание прохожие мужчины, но всякий раз она как-то ёжилась от одной только мысли, что этому типу что-то, по-видимому, нужно от неё и не хорошее. Фильмов насмотрелась про любовь, а она, в фильмах этих, почти всегда неудачная. То разведутся, то подерутся, то детей "рвут на куски", кому больше достанется. А ребёнок, наверное, мог бы скрасить её жизнь, кто знает? Вот только, как это сделать? Ну, не просить же в самом деле прохожего как-то помочь?
  Непростыми людьми получились на этом свете Паша с Катей. И были бы они такие одни, пол беды. Только в ихнем дворе одиноких до пятидесяти лет с десяток наберётся. И что тянут? А что они сами тянут? Вопросов, как всегда, больше, чем ответов. Нет, конечно, если послушать Катину однокашку Людку, то какие проблемы? Влад, классный парень, хочешь, познакомлю? Вадим, программист, сорок лет, одинок, всё ищет кого-то. Давай, сведу! Шарахается Катя от неё, как чёрт от ладана. Как это, сведу, как баранов, что-ли? Ну, а если сама не можешь подойти, дура, давай помогу! Боится Катя этих помощников. Подруга потом "в кусты", а Кате расхлёбывай! Подумать нужно. А тем временем, у Людки уже третий ребёнок и второй муж. Вот, ведь как! Где справедливость?
  А Паша уже давно успокоился на эту тему. Ну, не дано, что ж теперь! Вон, приятель его, Николай, при виде одной только шубки заводится. Если ему верить, то для связи он уже готов. Как это? Только увидел, и ни где-нибудь на мягкой софе, а на улице, зимой, да ещё в длинной шубке, и он уже готов? А почему Паша этого не чувствует? Да, симпатичная, да, стройная, очень даже ничего! Но особых волнений, особенно там, где нужно, не наблюдается. Может он не полноценный? Как-то поделился этой мыслею с Катей, с лучшим другом. А с кем ещё? Мужики смеяться будут, женщины, не дай Бог, жалеть начнут. А Катя своя, родная, как нужная вещь в доме. Можно сто раз пройти мимо неё и внимания не обратить, а как понадобится, вот она! Вот с ней и поделился мыслею Паша. Так она его к доктору послала. А что, сходи, пусть посмотрит. Как это, посмотрит! Военкомат, что ли? Паша поёжился от одной только мысли. Не, не пойдёт! Сам должен разобраться. Но как? Попробуешь с кем, а вдруг не получится? Позор-то какой! Тогда хоть из города беги.
  Надо же, уже стало вечереть! А фонтан красивый получился. Он ещё и подсвечивается! Вспомнили про программу Президента, или чья она там? Разговорились. Кажется, задумка не плохая. Во-первых, не сто долларов за час, а двести рублей за два часа. Во-вторых, предлагается на первом этапе встреча в кафе, которое устроено тут же, в доме терпимости, в виде маленьких секций. Не хочешь секцию, можете встретиться в любом другом заведении города. Предлагается выпить по две чашечке кофе и лёгкая музыка. Если потребуется второй этап - предлагается комната со всеми удобствами, шампанское и фрукты. Та же музыка и приглушённый свет. Два часа - четыреста рублей. С каждого. То есть, никто никого не покупает. Деньги забирает только администрация, алчная какая!
  Но самое важное, картотека! Вы регистрируетесь, направляете по указанному адресу электронную копию медицинской справки установленного образца, что Вы не псих и не конченый идиот, и через пару дней получаете доступ к картотеке. Дальше всё просто. Выбираете несколько вариантов и делаете запрос. Администрация передаёт запрос выбранным Вами барышням, и те, кто согласятся на встречу, отправляются с Вами в кафе, по очереди, конечно. Дальше всё по следующему кругу. Разумеется, женщины поступают совершенно аналогично: на пятерых делают запрос, с тремя встречаются в кафе, с двумя в комнатах, за кого-то одного выходят замуж. Ну, хотя бы не официально, то есть брак не гражданский, как правильнее сказать. Дальше - слюбится-стерпится. Либо процесс можно повторить заново, с нуля.
  Однако, стемнело. Сентябрь всё-таки. И тучки набежали. До завтра!
  
  Неделя пролетела пулей. Друзья встречались на заветной лавочке почти каждый день и просиживали по паре часов в жарких спорах. Глупость, розыгрыш, неуместная шутка! Но ведь исходит от правительства? Может попробовать? Но как? Паша не хочет проходить полную медкомиссию. Всё показывать врачам, а там ещё, наверное, и практикантки молодые будут? Ну их к чёрту! Не пойду! А Кате даже страшно подумать, что она должна провести два часа в комнате с кем попало? Короче, спорили-спорили, решились! Но при условии быть всё время рядом, для подстраховки. Всё-таки друзья.
  Медкомиссию прошли, справки получили, зарегистрировались. Всё, можно приступать к картотеке. Вроде как, Паша не идиот, а Катя не порочная. И на том спасибо! В первый день листали картотеку вместе. На пять раз прошлись, перечитали абсолютно всю информацию от корки до корки. Не заметили, как за полночь перевалило. Вот это да! Кофе выпили два чайника, бутербродов поднос. Как бы форму не потерять, а то так никого и не найдёшь. Однако, глаза уже слипаются, буквы по две в три ряда, пора кончать. Катя "вырубилась" первой и устало повалилась на Пашин диван под тускло горевшим ночником тут же рядом с компьютерным столиком. Паша ещё целый час упрямо искал свою мечту. В конце концов, совершенно обессиленный, выключил компьютер и, не раздеваясь, упал замертво тут же подле своей "соучастницы". "А она не такая уж и полная", успел подумать Паша за миг до того, как его глаза сомкнулись, словно в клею.
  Первое полуночное заседание не принесло практически ни каких реальных результатов. Дело в том, что Катя не выбрала никого, а Паша захотел попить кофею практически со всеми, кроме трёх-четырёх барышень, не подпадающих ни под один из пунктов его "мужского билля о правах". Однако, уже к следующему вечеру они вновь сели за компьютеры. На этот раз, Катя заявила, что Паша мешает ей сосредоточиться, а тому Катя всё время подсказывала, кого выбрать, не давая мыслить самостоятельно. Одним словом, вторая попытка проходила по разным квартирам. Ещё два дня прошли безрезультатно. И вот, наконец, они снова вместе. Каждый показал свой выбор. Оказалось, что выбрали по четыре человека каждый. Как сговорились. Осталось решить проблему с подстраховкой. Рядились и так, и эдак. Ну, скажем, в кафе подстраховщик мог сидеть за три столика тут же неподалёку. После чего можно было поделиться мнениями. Кроме того, Катя подаст знак Паше, когда тот должен будет пригласить её танцевать. Это будет значить, что её клиент ей наскучил, и она хочет от него отделаться. Паша, как мужчина, сказал, что он сам разберётся со своей пассией, если она ему не понравится. Катя должна будет просто сидеть в сторонке и никак не выдавать своего присутствия. Позже они обменяются полученными наблюдениями. Всё классно! Можно начинать. А на счёт свиданий в отдельных комнатах пока что ни к чему не пришли. Ну и ладно!
  На следующее утро друзья сидели на заветной лавочке и ссорились. Заявки по системе он-лайн уже были отправлены и первые свидания должны были вот-вот состояться. Страх нашёл на обоих. Паша на время забыл, что он мужчина. Дело в том, что ему пришло согласие на свидание ото всех четырёх женщин! Он затравлено поглядывал по сторонам, как будь-то вот они сейчас все четверо одновременно и выйдут из-за какого-нибудь угла и прямо к нему. Безо всяких там кафе! Кате хорошо, думал Паша, ей из четырёх только двое ответили. А Катя была злая на всех мужиков в мире. Как, почему только двое? Паше четыре, а мне только два! Вообще никуда не пойду! Значит я всё-таки толстая? Или может под глазами чего? Она не выпускала зеркальца из рук. Паша пытался её успокоить, ничего она не толстая, а лишь приятной полноты, тем самым только раздражая её ещё больше. Да ты на себя посмотри! Лысина уже проглядывает, Дон Жуан!
  Съели по два мороженого, выпили в летнем кафе по чашке кофе. Солнце по летнему жарило, не смотря на середину сентября. И тут их осенило! Они практически заговорили одновременно. А что если сначала попробовать самим? Мы же друг друга знаем мало-мало? Нужно как бы устроить свидание от фирмы, но между собой. Выбрать кафе, одеться как положено. В общем, чтоб было всё по настоящему. Кроме секса, конечно. В кафе, что ли, этим заниматься? Это же первый этап. А про второй даже в мыслях ещё ничего не было. Пришли на лавочку к фонтану, и там всё обсудили до мельчайших деталей. Нужно порепетировать!
  Паша пришёл домой и открыл свой шкаф. Что надеть-то? Джинсы, как-то неловко. Кто же ходит на свидание, да ещё на первое, в джинсах? Брюки, конечно, только их нужно погладить. Рубашка, свитерок, галстук. Только не галстук. Гадость какая? Паша их терпеть не мог ещё со школы. Удавка, да и только! А уж строгий костюм совершенно излишне! Так он решил и сел за компьютер, чтобы ещё раз просмотреть фотографии своих будущих невест. А Катя решила оторваться по полной. Платье для дискотек, подаренное ей по случаю тётей, наверное, сама тётя и носила лет двадцать назад. Катя его как-то разок надела, висит, как на вешалке, мешок мешком, да ещё эти розочки по бокам! Чушь какая-то. Другие платья были мрачноваты для кафе, а вот этот костюмчик слишком строгий. Часа два она примеряла всё подряд, даже тётино платье с розочками, но так ни к чему и не пришла. Ладно, для Паши любое сойдёт! И она пошла спать, изрядно уставшая.
  
  Кафе выбрали за три квартала от дома, подальше от любопытных глаз. Паша заехал за Катей на своей машине, и через десять минут они уже вошли в скромное помещение небольшого, но очень уютного, кафе. Не броско, но вполне изящно висели несколько картин на стенах заведения. Белые шторы эффектно контрастировали на фоне фиолетовых стен. Мягкий свет откуда-то из-под потолка окончательно дорисовывал интимность обстановки. Катя была великолепна в тётином дискотечном платье с розами, а строгий академический костюм-тройка при галстуке плотно облегал довольно крепкую фигуру Павла. Они заказали по чашечке кофе и лёгкие бутерброды, то есть, минимум хлеба и максимум сыра. Официант предложил вина, однако, согласно уговору, кофе, только кофе! При том, что Паша был за рулём.
  Разговор был, конечно, ни о чём. Здоровье родных, ремонт крыши на даче, очередная ссора в европарламенте. Несколько пар танцевало под мелодии зарубежных и наших исполнителей. Наконец, зазвучал саксофон. Паша заметил, что ей очень идёт это платье, оно так изящно отсвечивает. Катя обратила внимание, что нужно было выбрать не зелёный, а голубой галстук под эту рубаху, и они пошли танцевать. Собственно, никто никого и не приглашал, просто, зазвучал саксофон, они посмотрели друг на друга, улыбнулись и пошли в круг. От неё пахло потрясающими духами, в чём Паша не очень-то и разбирался, но его рука сейчас лежала на её спине, и от этой шершавой ткани исходила какая-то жгучая энергия. Катя слегка повернула голову на бок, чтобы не дышать на него, и Паша разглядывал её щёку. Очень хотелось прикоснуться к ней губами.
  С полчаса они медленно пили третью чашку кофе и смотрели на танцующих. Изредка бросали взгляды друг на друга и улыбались. Вскоре они уже были дома, каждый у себя. Было принято единогласное решение, что эксперимент прошёл удачно. Можно начинать свидания.
  Михаил преподавал физику в престижном вузе. Ростом слегка повыше Павла, он был, однако, узок в плечах, и с длинными тонкими ногами. Дорогой костюм, тем не менее, скрашивал его неуклюжую фигуру, а манера говорить действовала на Катю успокоительно. Нормальный человек, без пяти минут кандидат наук, автор множества научных статей в области оптоэлектроники, всё это Катя узнала за первые полчаса знакомства. Михаил вёл учтивую беседу, украдкой рассматривая узоры на Катиной блузке. Она не надела того самого платья, посчитав, что оно её полнит, а к белой блузке добавила довольно обтягивающую юбку, чтобы, наверное, выглядеть стройнее. Однако, Паше её одежда не очень понравилась - слишком вычурно и сексуально для первого свидания с незнакомым мужчиной. Однако, в изяществе движений, когда они танцевали что-то очень быстрое, Кате отказать было невозможно. Паша невольно залюбовался ею, забыв об истинной причине своего назначения. Ему не пришлось приглашать её на танец сегодня. Значит, Михаил ей понравился, решил Паша, и ему захотелось домой. Там футбол сегодня, пиво в холодильнике. Пора бы и честь знать, так сказать! К счастью для Паши, свидание вскоре подошло к концу. Все были очень довольны и о чём-то там шептались некоторое время так, что Паша не мог слышать. Михаил, разумеется, предложил "подбросить" Катю до дома, но та сослалась на родственника, который обещал за ней заехать. "Родственник" вот уже десять минут сидел в машине, нервно посматривая на часы. Вскоре все были дома.
  На следующий день Катя сидела за столиком и вела "физиономический анализ", как и было обговорено ранее. Чтобы не стать гипертоником, сегодня она пила исключительно сок и чай с пирожным. На против Паши сидела стройная высокая женщина в чёрном платье с дорогим колье на шее. На её пальчиках блистали изумрудами несколько колец. "Эта-то что ищет?" - первое, что подумал Паша. Разговор шёл о том, как сейчас тяжело стало жить, как много всяких проблем накапливается с годами, и Паша, вдруг, почувствовал себя намного старше своих лет. Они пили чай, так как кофе Светлана принципиально не употребляла, и постоянно улыбались друг другу. Паша вспомнил картотеку. Этой женщине всего тридцать два, а в этом платье ей все сорок пять. Да ещё это колье. Впрочем, в обычном льняном платьице она могла бы потянуть на принцессу. Глаза чёрные, проницательные. Устоять перед этим оружием сложно. Он предложил потанцевать. Почему бы нет. Дама великолепно танцует! Как же так её до сих пор никто не заманил в сети брака? Паша не понимал. Такие женщины ходят по стране одни-одинёшеньки! Это же преступление со стороны мужчин! А, значит, и он преступник? А как же он мог к ней подойти, когда она сама дама пикей? Нет, у него бы и духу никогда не хватило. Паша танцевал с ней медленный танец, иногда поглядывая в сторону Кати. Та упорно пила свой сок, словно ничего не замечая. Позже они обсуждали увиденное дома у Паши. "Конечно, она скрипачка!" - говорил Паша. - "Это можно было понять сразу же. Очень строгий вид, точно после партии Вивальди!". Катя не возражала, а сидела в кресле с чашкой чая в руках. А что тут обсуждать? Все они, и Михаил, и Светлана, и они двое, горемычные, все несут тяжкий крест одиночества. И если эта контора по сближению человеческих душ сможет как-то помочь хоть кому-то из них, это уже хорошо, это правильно. Ну, что же, так и ходить бобылями весь век? Паша просматривал данные остальных своих пассий. Катя молчала, не рассуждая ни о чём. Вот, только что-то, вдруг, сдавило у неё в груди.
  Георгий Кате понравился своими строгими чертами лица, очками в золотой оправе и густой шевелюрой, как у Пушкина. "А что? - думала она. - Ему под пятьдесят, на пятнадцать лет старше, а выглядит на сорок максимум. Значит, следит за собой, за своим здоровьем. Это очень важно для потомства и для семьи в целом. Судя по анкете, он состоявшийся по жизни человек, архитектор, всесторонне развитая личность. Надёжный тыл". Катя подумала и надела строгий чёрный костюм. Для первого свидания с таким человеком, наверное, в самый раз. Однако, Георгий пришёл в джинсах и свитере, из-под которого выглядывал тёмный галстук. Катя слегка растерялась. Но Гоша взял дело в свои руки. Немного Шампанского, сухого вина, и танцы. Катя даже не успела настроиться, а уже пришлось прыгать подо что-то рок-н-рольное. Затем парочка медленных танго и Катя захотела домой. Однако, разгорячённый кавалер заказал по рюмочке коньяка, и Катя поняла, что завтра у неё будет головная боль на целый день. Она стала прощаться, но Гоша, сняв свитер, обнаружил крепкие мышцы в руках, которые буквально завлекли Катю в очередной медленный танец. Не успев опрокинуть стопку коньяка, он уже держал её за руку, уговаривая потанцевать ещё. Кате пришлось с усилием вырвать руку, и в этот момент пред светлые очи Гоши нарисовался Павел: "Сестрёнка, я уже приехал, как ты просила. Ты уже готова ехать домой?". "Да, конечно! - среагировала "сестрёнка". - Спасибо Вам, Григорий, за прекрасный вечер, но мне пора. Извините!" "Я - Георгий" - ответил тот, но парочка уже эффектно растворилась в дверях "забегаловки".
  Обсуждать было нечего. Хоть Катя и выпила всего ничего, но настроение было как после стакана водки. "Какой осёл! - нервничала Катя. - Кого он найдёт с такими замашками? Если только такую же, как он сам? Ну, так, удачи ему! А с меня хватит!". Паша принёс ей чашку крепкого зелёного чая и сел возле неё. Она была явно не в себе. Верхняя пуговка блузки расстегнулась, а плотная юбочка более, чем на половину оголила изящные ноги. Паша залюбовался ею. Она поймала его взгляд. "Вот вы все, наверное, мужики такие! Чтобы не происходило, а финал один!". Паша смущённо отвернулся. Она положила ему руку на плечо: "Ладно, не дуйся. Спасибо, что выручил. Я теперь твой должник". И она поцеловала его в щёку. Паша вздрогнул от неожиданности. "Наверно, алкоголь действует" - подумал он и взглянул ей в глаза. Катя была единственная женщина на Земле, в глаза которой он мог вот так смело заглянуть. Она положила ему обе руки на плечи. "Что-то мне расхотелось ходить на эти свидания. Тем более, что это было второе и последнее. Больше никто не откликнулся. Я всё-таки страшилка". "Ты - красавица" - сказал Павел и погладил своими ладонями её волосы. Они целовались всю ночь.
  Паша проснулся поздно. Он сидел в кресле, укрытый одеялом. Кати не было Её записка лежала рядом. "Дорогой Паша! У тебя сегодня свидание с Таней. Не забудь. В три часа дня. Я буду в условленном месте. Катя". С полчаса он просидел неподвижно под одеялом, затем встал и пошёл на кухню. Почему-то проснулся зверский аппетит. Он съел салат, творог со сметаной, кусочек бекона под яйцом и выпил две чашки кофе с пирожками. Потом лёг на кровать и задремал. В три часа он был в кафе за столиком у окна. На столе стояли цветы, бокалы и бутылка вина. Таня задерживалась. Однако и Катя куда-то запропастилась. Он уже достал было телефон и собирался ей позвонить, как появилась Татьяна. Очень эффектно одетая женщина подошла к столу, возле которого уже стоял на вытяжку Павел, и представилась. Паша помог снять ей плащ и усадил её за столик. Погода была не очень. С утра моросил дождь и настроение у Паши было соответствующее. Да ещё Кати нет! Что-то случилось? Татьяна начала говорить первая, пока Павел разливал вино по бокалам. Сложности жизни, проблемы на работе, плохие дороги. А дороги-то здесь при чём? Паша почти не слушал её, беспомощно озираясь по сторонам. Нужно уйти на минутку в туалет и позвонить Кате. Как же он без прикрытия? Но как-то неудобно. Татьяна только пришла, а кавалеру уже по надобности приспичило. Нужно подождать минут десять. Как они долго тянутся эти десять минут. Что же это такое? А Татьяна всё говорила и говорила о том, о сём, обо всём на свете, и Паша послушно кивал. Он привык робеть перед женщинами, и, в принципе, любая из них вполне могла управлять этим устройством. Нужно только, чтобы нашлась такая, чтобы это самое устройство завелось. И он, кажется, нашёл такую...
  А Татьяна рассказывала о том, как она ездила на Кипр со своими подругами, когда Паша пригласил её танцевать. Нисколько не смутившись и продолжая рассказывать о лазурном море, она положила ему одну руку на плечо, а второй размахивала перед носом Паши, расписывая красоты средиземноморья. Танец закончился. Паша предложил Татьяне продолжить переписку в интернете и собрался проводить её домой, но Татьяна заявила, что на первый раз достаточно, и что за ней сейчас заедет подруга на машине и увезёт её домой. Паша подумал, что он ей чем-то не понравился, и облегчённо вздохнул. Ну его, этот Кипр, к дьяволу! Там олигархи всё давно загадили. Нормальному человеку там делать нечего!
  Татьяну увезла подруга. Паша налил себе остатки вина и медленно стал поглощать содержимое бокала. За окном блеснули лучи Солнца. Как они пробились сквозь эту непроглядную свинцовую завесу?
  - Красиво, правда?
  Павел обернулся. Перед ним стояла Катя.
  - Я была очень занята, опоздала. А ты почему один?
  - Я ждал тебя, - произнёс Павел. Он встал из-за столика, подошёл к ней и прижал её к себе. Всё её тело дрожало. Быть может, от дождя? 25.05.2018
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 5) Древние боги" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"