Тихонова Лариса Владимировна: другие произведения.

Гора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Этот поход мы загадала давно. Шесть человек дружных одноклассников, спевшаяся неразлучная компашка, которая теперь, по окончанию этого лета, должна будет неизбежно развалиться. Потому что мы окончили школу, поступили в разные ВУЗы, и теперь будем видеться намного реже. Мой бойфренд Саша уедет в другой город, а одна из подружек Ирина - вообще в чужую страну. А значит просто необходимо ещё раз побыть всем вместе - отдохнуть, подурачиться и законсервировать на память тёплые моменты нашей дружбы.
   Но именно во время сборов рюкзаков прекрасная погода резко испортилась. Обложные тучи и многодневная слякоть всё отодвигали и отодвигали поход на неопределённое время. Мы тогда жутко злились, но теперь-то я думаю по-другому. Теперь я чётко осознаю - лучше бы те дожди и не думали прекращаться! Пусть бы стылая вода текла с небес до самой зимы, не пуская нас на чёртову гору...
   ***
   - Они что, сдурели?! - оторопела я, возмущённо поворачиваясь к Галке. - Они думают - мы их на себе понесём? Меры никакой не знают, разве нельзя напиться, когда дойдём и установим палатку? А-а, так и ты, подруга, смотрю не отставала!
   Галя ответила чуть косящим взглядом абсолютно довольного человека. Пока я ходила по нужде в дальние кустики, а потом ещё слегка заблудилась, подружка "надринькалась" с главными заводилами Игорьком и Никитосом. Те ещё в начале подъёма в гору принялись потчевать всех "с устатку", но остальные пока благоразумно отказывались. Зато у выпившей Галины исчезло то несчастное, затравленное выражение лица, жутко раздражавшее всю нашу компанию. Она раскраснелась и с возбуждённым интересом поглядывала по сторонам, явно высматривая нарушителей дисциплины с их весёлой бутылочкой.
   "Напьётся ведь ещё больше зараза, - осуждающе подумала я. И тут же оправдала подругу. - А может сейчас это к лучшему? Теперь ей явно полегче... И всё-таки Галку очень жаль, не вовремя на неё накатило".
   На Галину "накатило" при одном только виде ещё далёкой горы. Кстати, о её существовании мы вовсе не подозревали, просто перепутали электрички. Залетели в вагон в самый последний момент, запыхавшись и задыхаясь от хохота, но пока отдышались и разместились, пока разглядели, что едем совершенно не в ту сторону, за окном вовсю мелькали незнакомые названия станций.
   - Может, пока отъехали недалеко, сойдём? - предложил самый благоразумный из нас, и то был, конечно, Саша. - Правильно, Кать?
   Я-то кивнула, но тут раскапризничалась Ирина.
   - Ну-у нет... - захныкала она, - дожидаться другой электрички, потом опять пересаживаться, весь день так потеряешь! Всё из-за вас, лучше бы прокатились на Игорёшиной машине.
   - Кто бы мне её ещё дал гробить по бездорожью, - фыркнул в ответ Игорь, - да и как бы втиснулись туда вшестером? Впрочем, одного мелкого можно было и в багажник загрузить. Потерпел бы, не барин.
   Никита, действительно ниже Игоря и Саши на целую голову, привычно пропустив дружественный наезд мимо ушей, внёс собственное предложение:
   - А поехали куда глаза глядят, а? Где понравится, там и выйдем, так даже интересней! На водохранилище, куда собирались, мы уже были...
   - Ага, сто раз, - подхватила всегда согласная с ним Галина.
   - Вот именно! - продолжил наш вдохновитель. - Может, лучше поищем лес? Кто первый увидит - от меня шоколадка!
   И ехали мы неизвестно куда целых два часа, а за окном одинаково однообразно расстилалась плоская поволжская степь. Очевидно, всё-таки следовало пересесть в сторону Жигулёвских гор, где этого самого леса в избытке. А потом по вагонам пошли контролёры и высадили нас на первой же остановке, потому что билеты "не соответствовали направлению следования".
   Станцию, облезлую деревянную будку, украшало изящное название "Тысяча сто пятьдесят восьмой километр". Внутри явно никого не было, но на стене имелось расписание. Оказалось, уехать из этой глухомани можно, но, увы, не сегодня.
   - Зачем, Никитос, мы только тебя послушали, - в очередной раз заканючила Ирина (пока мы ехали, она раз двадцать произнесла эту же фразу на разные лады). - И куда теперь? Возле рельсов отдыхать будем?
   - Туда! - твёрдо произнёс наш поводырь, тыкая пальцем на что-то за её спиной.
   Довольно далеко от станции посреди степи возвышалась одинокая гора. Достаточно высокая, очень широкая, и полностью, от самого подножья, поросшая лесом. Одна только макушка оставалась голой и какой-то белесой. И эта макушка сейчас весело блестела под лучами полуденного солнца.
   - Ага-а-а, - возликовал Никита. - Видали, куда я вас привёз! Какой огромный лес, когда в округе ни деревца! Причём не где-нибудь, а на легендарной Лысой горе!
   - Так легендарная, вроде, под Киевом? - сумничала я.
   - А это местная Лысая гора, - поддержал дружка Игорь. - Наши ведьмы и черти ничем хохлятских не хуже. Ура, нас ждёт незабываемый поход! Поднажали, как раз успеем к самому шабашу.
   - Ой, лучше не надо!
   Все обернулись на Галкин писк и затряслись от хохота. То, что она совершенно не выносила шуток на подобные темы, удивляло нас безмерно. Никогда не смотрела страшные фильмы, терпеть не могла литературу жанра хоррор. Да и зачем такой выдуманные ужасы, если ей и в обычной жизни постоянно что-то мерещится. Иногда Галина выдавала поразительно нелепые заявления, после которых так и хотелось покрутить пальцем у виска. Едем мы с ней, к примеру, в транспорте, или идём по улице, и тут моя подруженька может огорошить: "Кать, пошли отсюда быстрее! Вон тот дед сейчас зевнул, а во рту жуткие клыки!" Или: "По-моему во-он та девочка очень больна. Она синего цвета, а её мама словно не замечает".
   Конечно же улыбчивый пенсионер выглядел исключительно мирно. И девочка, шедшая за руку с мамой, была не синей, а очень даже хорошенькой, но доказать это Галке было невозможно.
   - Ты просто не на тех посмотрела! - с надрывом, с прорывающейся слезой принималась настаивать она, и подружку приходилось срочно успокаивать.
   Сейчас напуганная Игорьком Галина с тревогой вглядывалась в нечаянно найденную гору и всё бормотала, что ходить туда не следует. Но мы привычно отмахнулись, подхватили рюкзаки и отправились навстречу приключениям.
   В нужном направлении очень удачно тянулась грунтовка, но через пару километров дорога вильнула в сторону и повела к небольшому селу. "Заморки" - сообщил дорожный указатель. Никого эти Заморки не соблазнили, и мы двинулись к своей цели теперь по бездорожью.
   Наконец, гора приблизилась и закрыла собой всё пространство. А у самого подножья вдруг обнаружилось ещё одно, совсем уж крошечное поселенье. "Морки" - доложил древний указатель на покосившемся трухлявом столбе.
   - Что-то у местных плоховато с фантазией, - усмехнулся Саша. - Морки-Заморки. А тихо как. Интересно, деревушка обитаема?
   - Ма-аленькая какая, одна коротенькая улица, - удивлённо протянула Ирина, - Жуткие домишки-развалюшки... и где хоть один магазин? Ни за что бы ни поселилась в такой дыре, наверняка людей нету!
   - Есть, - бесцветным голосом произнесла Галина. - Вон дым из трубы. Ребята, я, наверное, дальше не пойду. Что-то мне плохо... голова сильно кружится и воздух какой-то вязкий, еле дышу... Да не смотрите вы на меня так, сейчас познакомлюсь с местным населением и попрошусь на ночлег, а вы идите на свою гору, идите.
   - Чего ты вечно нервы мотаешь! - раздражённо рявкнул Игорь, но затем смягчился. - Или реально плохо?
   Галка кивнула с таким несчастным видом, что Игорёк проникся и отобрал у неё рюкзак.
   - Ладно. Пристроим тебя сейчас в хорошие руки, чтобы потом совесть не мучила. Найдём по дыму из трубы заботливую хозяйку, закинем к ней на тёплую печку... Оп-па, а у нас, оказывается, торжественная встреча!
   Обитаемыми оказались все восемь домиков, даже плохонькие, почти завалившиеся. Рядом с каждым сейчас маячила сухонькая фигурка, сплошь укутанная в тёмное тряпьё. По сгорбленным спинам и общему немощному виду встречающих стало понятно, что в деревушке проживают одни только престарелые бабушки. Фигурки постояли-постояли и, пошатываясь, разбрелись по домам. Лишь одна бабуся осталась и медленно потащилась нам навстречу.
   Мы гурьбой приблизились, вразнобой поздоровались (она не ответила), и на какое-то время повисла тишина, потому что теперь нас придирчиво рассматривали. От нечего делать мы тоже таращились на бабулю, и лично мне её облик внушил беспокойство.
   В противоположность остальным, на редкость худосочным обитательницам деревушки, эта была тучна и приземиста. Опять же в противоположность невзрачно-тёмненьким соседкам, толстая бабка напялила на себя целый ворох пронзительно-пёстрых одёжек, неопрятно торчащих одна из-под другой, и этот многослойный наряд производил поразительно неуместное впечатление. Но неприятней всего оказался её тяжёлый давящий взгляд. Старуха разглядывала каждого из нас внимательно и очень пристально, но в какой-то момент её взгляд разфокусировался и стал бессмысленным. Даже безумным! К тому же она вдруг принялась бурчать себе под нос неразборчивую тарабарщину, и только элементарная вежливость заставила нас дожидаться, когда старуха закончит блажить.
   Нас, но не Ирину. Чуть переждав, она прокомментировала чётким свистящим шёпотом:
   - Бред какой-то. С хозяйкой Галюне не повезло.
   Старуха вздрогнула, сморгнула и будто пришла в себя. Серые губы разъехались в улыбке, а резкий голос прозвучал вполне приветливо:
   - Прогуляться приехали, деточки? Родичи не из Заморок? Так вы вообще ни отсюдова? Вот и хорошо... Хорошо, говорю, что к нам забрели, хе-хе. Не зря прогуляетесь, очень не зря.
   - Не вижу ничего хорошего, - дёрнув плечиком, тут же принялась вредничать Ирка. - Отстойное местечко, даже обычного хлеба купить негде!
   - Действительно, бабушка, - торопливо вмешалась я, прерывая подругу, начавшую откровенно грубить, - как-то вы все далековато забрались. Вот где берёте продукты и всё необходимое?
   - Никогда не слыхала - где родился, там и пригодился? - Холодно усмехнулась старуха. - А разных нахалок мы сюда не звали!
   Бабка яростно ткнула пальцем в Ирину, но та и бровью не повела
   - Не обращайте, бабушка, внимание, - показав Ирке кулак, принялся разруливать ситуацию Саша. - И у нас к вам большая просьба. Мы собираемся побыстрее подняться на гору, только одна девочка заболела. Не возьмёте ли к себе на день-другой, а продуктами мы обеспечим.
   - Это которая больная? - вдруг затряслась в кудахтающем смехе бабуся. - Не та ли, что уже в другой конец улицы усвистала? Живенькая такая болящая. Мне бы так поболеть!
   Мы разом оглянулись. Галка, действительно, стояла теперь довольно далеко и, переминаясь с ноги на ногу, подавала какие-то знаки.
   - Очевидно, ей полегче, - сделал вывод Саша. - Тогда прощайте, пойдём, а то в темноте идти будет тяжело. Зверьё на горе есть?
   - И-и, ничего, деточки, не бойтесь, - убедительно затараторила старуха. - Лес тихий, спокойный. Если на дереве кто зашуршит - то белка, под кустом - значит заяц. Зато наверху, коли кому интересно, стоит большой старинный дом. Уж есть на что посмотреть!
   - Да вы что!Вот здорово! - радостно переглянувшись, загомонили мы. - Чей же это дом?
   - Помещик тут ещё при царе жил, очень учёный барин. Любил тишину, безлюдье, а деревенька наша нарочно для приходящей обслуги была построена. Кто барский дом ходил мыть-убирать, кто животинку и птицу на его стол ростил, кто...в общем, хозяин ни в чём не нуждался.
   - А вы - прямые потомки? Потомки тех слуг? - всплеснула руками я.
   - Ну да, ну да... - неопределённо забормотала бабуся, вдруг разворачиваясь ко всем спиной, - Идите уж, самой теперь недосуг. Языком дела не делают.
   - Можно последний вопрос? - выкрикнула я в удаляющуюся спину. - Почему там Заморки, а тут Морки? Два поселения с почти одинаковым названием, это что-то значит?
   - Это значит, что Морки тут испокон веков, а пришлые явились, и тоже надумали к горе притулиться, - косясь через плечо, снизошла до ответа насупившаяся старуха. - К лесу поближе - оно и сытней и теплей. Да только старожилы их враз турнули, и пришлось чужакам ставить дома не рядом, а за нами. За Морками то есть... Долго вы ещё собираетесь бабушку от дел отрывать?
   ***
   Лес был пёстрым, нарядным. Конечно, цветов в конце августа не было, но он украсился разноцветными листьями, какими-то красными ягодками на незнакомых кустах и даже обильными мухоморами, шляпки которых выглядели совершенно сказочно. Мы довольно легко поднимались по уходящему вверх склону, поэтому трепались безумолку и перебрасывались шуточками. Даже Галина оживилась, не вспоминая больше о якобы плохом самочувствии.
   Но, постепенно, все притихли. Да и лес помрачнел, насупился. Пропали весёлые берёзки и мягкая трава, появились мрачные тёмные ели и многочисленные поваленные деревья - чёрные, влажные от гниения, очень затрудняющие подъём. Иногда такие буреломы были настолько непроходимы, что приходилось сворачивать и обходить их по обширной дуге. А потом лес опять очищался, редел, светлел, и идти становилось веселее.
   И всё-таки мы здорово устали. Давно хотелось остановиться и посидеть. Даже полежать, а перед этим хорошенько насытиться. Всё чаще приходила мысль, что не следует идти дальше в надвигающихся сумерках. Однако склон шёл на непрерывный, теперь довольно крутой подъём и мы просто не закрепили бы на нём палатку.
   Но больше чем усталость нас тревожила (а кое-кого и бесила!) опять взявшаяся чудить Галина. Она вдруг разволновалась и принялась вздрагивать от всякого шороха, вскрикивать и хвататься за сердце от треска или скрипа, а ведь огромный лес беспрерывно издаёт всякие разные, порой неопределимые звуки.
   Сначала все отмалчивались, но потом ребята, и особенно Ирина, принялись на паникёршу покрикивать. Я одна терпела, едва сдерживая накопившееся раздражение, пока вдруг не разглядела беззвучные слёзы, катившиеся по совершенно белому подружкиному лицу.
   Испытав острый стыд, я кинулась к Галке и принялась успокаивать нашу королеву трусих. И почти преуспела в этом, остановив слёзы и вызвав тень улыбки, когда совсем рядом что-то огромное вдруг тяжело вздохнуло и медленно, со стоном, обвалилось.
   - Дерево! Просто упало дерево! - пыталась я втолковать скулившей от страха подруге, которую теперь колотил ещё и озноб. - Да не мучайся ты так, хочешь - сейчас пойду и посмотрю! И ничего со мной не случится! Ребята, ну чего застыли? Утешайте пока. И чем-нибудь попоите.
   - Кать, я с тобой! - рванулся, было, следом Саша.
   - Ой, не надо! Не понимаешь, да?
   Саша понятливо кивнул и остался. Конечно, никакое упавшее дерево я искать не собиралась. Просто приспичило и потребовалось уединение, но потом отчего-то запуталась, взяла в сторону и почти потерялась. Пришлось аукать и идти на коллективный крик. А после переваривать сюрприз: Игорь и Никита дали трусихе "попить". Сами тоже прилично заправились, напирая на личный пример.
   - Вот и ведите теперь друг друга! - рассвирепела я, в то время как трое "пьяниц" переглядывались и глупо хихикали. - Саш, Ир, как их теперь на гору-то загнать!
   - Хорошей палкой! - зловеще прищурившись, отозвалась Ирина. - Сейчас займусь. Вправлять мозги придуркам - моё призвание в этой жизни!
   Излечённая от страха подружка комично пожала плечами и весёлой козочкой поскакала наверх, её собутыльников погнала следом действительно вооружившаяся длинной веткой Ирка, мы же с Сашей оказались замыкающими.
   А через какой-то десяток метров я уже сама тряслась в жуткой истерике. Засохшее дерево, мимо которого остальные благополучно прошли, взяло и уронило мне под ноги длинный сучок с... насаженной от уха до уха головкой младенца! Влажная вздувшаяся кожа, чёрный раззявленный рот и трогательная золотистая кудряшка на темечке!
   Вместо крика горло выдавило полузадушенный сип. Сильно побледневший Саша моментально обнял, прикрыл мне глаза своей ладонью - я всё не могла отвести взгляд от кудряшки, - и принялся горячо шептать что-то на ухо. Оказывается, уговаривал не поднимать шум и не привлекать к страшной находке внимание остальных.
   - Всё равно мы не в силах ничего изменить, - повторял и повторял он на разные лады. - Давай молчать хотя бы до утра, ладно? Впереди ночь, если расскажем - все сильно перепугаются! А твоя Галка вообще помрёт от разрыва сердца!
   Собрав волю в кулак, я кивнула, вытерла слёзы и мы отправились догонять остальных. Но теперь лес казался донельзя враждебным. Я взрагивала и испуганно озиралась точь в точь как прежде Галина, хмурый Саша это заметил и принялся внушать, чтоб не глупила. Мол, судя по стадии разложения, неведомый убийца - или убийцы? - вряд ли сейчас находятся неподалёку.
   Называется, успокоил! Всякий лесной шорох моментально превратился в издевательский шёпот, из-за каждого ствола словно кто-то пялился в незащищённую спину. К тому же наступившие сумерки сгустили вокруг вечерние тени... странные такие, слишком активные тени! Те, что вели себя неподвижно, были ещё ничего. Зато остальные устроили беготню по стволам, в кустах тоже кто-то неприятно возился и проняло даже Сашу, который вдруг побежал, грубо волоча меня за собой.
   - Хороши же у местных зайчики и белочки, - бросил он на бегу, настигая и поторапливая наших беспечных товарищей. - Ну, я этой бабке потом всё выскажу! Когда спустимся, обязательно пойдём в полицию и... наконец-то!
   Мы вылетели на открытое пространство вершины. Позади остались шипящие шорохи упустившего добычу леса, ну а здесь простор, свист ветра меж больших каменных плит, густо разбросанных повсюду, и ощущение оторванности от всего мира. А ещё - нелогичное чувство полного забвения.
   - Как будто мы первые и последние люди на земле, - нашла подходящие слова совсем не романтичная Ирина, поддавшаяся очарованию покоя и безмятежности. - Плитам, наверное, миллион милионов лет, вот они и побелели от древности.
   - Обычный выход известняков, поэтому макушка горы голая и белесая... - взялся было объяснять заметно успокоившийся Саша.
   Но его перебили слегка протрезвевшие Игорь и Никита. Едва отдышавшись от подьёма, они принялись орать, что просто помирают с голоду! А сразу после еды желают замутить танцы!
   - Мы разве не будем искать барский дом? - спросила я, старательно изображая бодрость.
   - Фигушки, с места не сдвинусь! - устало опускаясь на ближайшую плиту, объявила Ирина. - Давайте действительно поедим, а дальше будет видно. Мальчики, организуйте костёр. А мы займёмся сервировкой.
   Как только разожгли огонь, сумерки вокруг сгустились и превратились в ночь. Сидя на одеялах вокруг костра, все усиленно работали челюстями, изредка запивая еду вином. Несмотря на душевный дискомфорт, я тоже не отставала, будто проголодала неделю. А насытившись, улеглась на одеяло и принялась наблюдать, почти не участвуя в застольной беседе.
   Если забыть о страшной находке, было очень даже уютно. Маленький магнитофон мурлыкал что-то протяжное, а от костра волнами расходился расслабляющий жар.
   С одной стороны от меня сидел Саша. Он зорько следил, чтобы всем всего хватало, и неодобрительно поглядывал на слишком маленькую кучку запасённых дров.
   С другого боку со стаканом в руке расположилась Галина. К сожалению, она почти не закусывала, а вот со спиртным не расставалась. Ладно хоть цедила маленькими глоточками. Но отнимать стакан и читать нотации я не стала. Больше того - впервые в жизни задумалась, а не имеют ли страхи и чудные видения подруги реальную основу? Бывают же люди, обладающие сверхчувствительным восприятием разного рода опасностей.
   - Слушай, ты как себя чувствуешь? - погладив подружку по руке, тихонько спросила я. - Всё хорошо?
   Та сделала очередной глоток и, помедлив, серьёзно кивнула. Я отчего-то очень обрадовалась, и, всё больше успокаиваясь, принялась смотреть на огонь, потихоньку уплывая в приятную дремоту.
   Однако мои неугомонные друзья спать этой ночью явно не собирались. Постепенно народ от костра стал разбредаться, и первыми, в обнимку, удалились Ирина и Игорь. Вскоре подхватился и Саша, сказав, что поищет сухие ветки. Куда-то делся и Никита, но Галка, как не странно, вслед за ним не побежала. Я это отметила машинально, ещё не полностью поддавшись сну. А потом от огня пахнуло особенно сонным жаром, и я, наконец, отключилась, не видя что подружка тоже уснула, повернувшись ко мне спиной.
   ***
   Мне снился на редкость правдоподобный сон с участием симпатичной зверушки. Она всё ластилась, прижимаясь к открытой коже своей нежной шёрсткой, и это было до того приятно, что я даже позволила ласкунье вскочить себе на грудь. Зверушка продолжила тереться, щекоча шёрсткой подбородок, но в какой-то момент давление на шею резко усилилось.
   Уже пугающая тяжесть передавила горло, отчего вдыхаемый воздух проходил с большим трудом. Ощущая весь ужас надвигающегося удушья, я замахала во сне руками, пытаясь отогнать мерзкое животное, но зверёк, явственно хихикнув, вдруг полез лапой мне в рот, окончательно перекрыв доступ живительному воздуху. Сон превратился в кошмар, но проснуться никак не получалось! Я лишь хрипела и безрезультатно пыталась оторвать намертво вцепившуюся тварь, как вдруг над самым ухом раздался оглушительный визг, который и вырвал меня из лап кошмара.
   То, что визжала чем-то напуганная Галка, я сообразила лишь когда отдышалась. И как же я была ей за то благодарна!
   - Галюнь, тебе опять что-то почудилось? Слушай, и мне приснилось чёрт знает что! Даже дышать не могла...
   - Почудилось?! - нервно выкрикнула Галина. - Да нет, не почудилось! А дышать ты не могла, потому что тебя душили!
   - Кто? - вздохнула я, глядя с острой жалостью на всё-таки неадекватную подругу.
   Расплакавшись, та понесла полный бред, возникший не иначе как под воздействием алкоголя:
   - Понимаешь, как только все разошлись и ты уснула, меня тоже разморило. А потом ты принялась крутиться, хрипеть и даже треснула меня по спине, потому что махала руками как ветряная мельница. Ну, я и повернулась посмотреть - и мамонька родная! Оказывается на твоей груди сидит такой жуткий, очень грязный и тощий младенец! Покрытый не то пухом, не то редкой шерстью...
   - Галь, - устало отмахнулась я.
   - Не перебивай! И этот гад не просто сидит, а давит тебе на горло обеими ногами! Ещё и ручонку засунул в рот чуть не по локоть! Ты задыхаешься, а тварь знай себе лыбится! А подучила мелкого, думаю, бабка! Она всю дорогу за нами тащилась, раз пять её видела... ой, сюда кто-то бежит! Вдруг старуха!!!
   К костру, задыхаясь, выбежал Саша, и почти одновременно, только с противоположной стороны, примчался Никита.
   - Что случилось! Кто визжал как циркулярная пила!
   - Кто сейчас визжал, словно увидел ведьму?! - выкрикнул свою версию Никита.
   Услышав про ведьму, Галя обморочно закатила глаза и упала на одеяло. Я кинулась её тормошить, Саша, матюгнувшись, полез в рюкзак за минералкой, а смущённый Никита просто топтался рядом.
   - Блин, забыл, что она может среагировать... - шёпотом произнёс он, - а чё всё-таки было?
   - Эта...как её... летучая мышь! - выкрутилась я (не рассказывать же Галкины бредни!).
   Подруга пришла в себя, когда к костру вышли Игорь с Ириной.
   - Вроде кто-то орал? А мы нашли дом, про который говорила старуха! Тут недалеко, просто уже темно, потому отсюда не видно. И место хорошее! Кругом травка, каменюк нет, давайте-ка перебираться, - ещё издали принялся хвастаться Игорь.
   - И устроим, наконец, танцы, - благосклонно улыбаясь, поддержала Ирина, в то время как рука Игорька оглаживала её пониже спины.
   - Зачем на травке, лучше в самом доме! В какой-нибудь старинной зале! - моментально загорелся выдумщик Никита.
   - Наврала бабка, - охладила его энтузиазм Ирина. - Какой там дом, развалины. Это она назло мне насочиняла, чтобы было чем похвастаться.
   Мы перетащили вещи, разожгли новый костёр, и танцы начались. Магнитофон теперь не мурлыкал, а громко бухал в размеренном гипнотизирующем ритме. Тела моих друзей без устали извивались и раскачивались, мне же присоединиться не пришлось. Я взялась добровольно караулить Галку, потому что эта зараза опять, в который раз, дорвалась до бутылки. И теперь её осоловевший глаз взирал на меня через донышко стакана, превращённого в импровизированную подзорную трубу. Взирал долго и с укоризной, пока, наконец, меня не прорвало!
   - Ну почему я должна верить в фигню про младенца-душегуба?! Или в то, что столетняя старуха неслась галопом на здоровенную гору!
   - Она не неслась галопом, она катилась, - моментально отозвалась Галина, оседлав любимого конька. - Свернулась в такой большой пёстрый шар и всю дорогу нас преследовала. Сперва тайком, по кустикам, а потом обнаглела и шуршала уже вовсю!
   - Ещё лучше... - даже растерялась я, переваривая столь дикую фантазию. - Слушай, ну почудилось тебе что-то пёстрое в кустах, но нельзя же....
   - Не почудилось, а видела. ВИ-ДЕ-ЛА! Вот как тебя сейчас! Заметила сначала странный шар, затем из пёстрого тряпья вытянулась бабкина голова на длинной-предлинной шее и начала мерно так раскачиваться как... как...словом, ядовитые змеищи так делают! Главное, у меня сердце от жути останавливается, а вы все спокойны, никто ничего не замечает... эх, где моя успокоительная бутылочка!
   - Вот-вот! После бутылочек не только пёстрые шары, настоящие черти начнут мерещиться!
   - А бабуля и есть чёрт, - нравоучительно подняв палец, заявила совсем пьяная подруга. - Вернее - старая чертовка, хи-хи-хи...
   Я психанула, бросила караулить надравшуюся до глюков дурочку, и чтобы немного остыть вообще ушла прочь. Как-то враз надоела и громкая музыка, и не в меру разбесившаяся компания. Сейчас они взялись изображать пляску зомби, врубив в качестве сопровождения тяжёлый рок. Конвульсивные содрогания очень неприятно подсвечивала хмурая луна, а угрожающие ритмы рока вызвали в сердце тревогу. Присоединяться к подобному бедламу не хотелось, поэтому я решила осмотреть пока развалины, которые находились от привала в паре десятков метров. И там явно было потише.
   Отсюда музыка действительно звучала приглушённо. И луна над разрушенным домом уже не хмурилась, а старательно поливала ярким светом нагромождение камней, поэтому можно было ходить не споткнувшись. Луна же повела меня в обход россыпи, высветив кусок сохранившейся стены и большой пролёт красивой каменной лестницы, спускающейся куда-то вниз.
   Это уже становилось интересным! Я даже хотела сбегать и позвать Сашу, но потом передумала. Пусть себе расслабляется, он и так вечно ходит хвостом. Ещё удивительно, как это теперь не увязался.
   На лестничный пролёт я ступила с опаской - а вдруг сейчас качнётся и рухнет! Но нет, стоял накрепко, внизу же просматривалась довольно просторная площадка, засыпанная сором без крупных обломков. И тогда я медленно и осторожно принялась спускаться, раз и навсегда изменив этим глупым поступком собственную судьбу.
   Плиты площадки оказались разноцветными, с загадочными рисунками, которые так и хотелось хорошенько рассмотреть. Я и принялась разглядывать, сдвигая скопившийся сор ногой туда-сюда, как вдруг за спиной прозвучал ледяной смешок. Очередная плита беззвучно шевельнулась, встала на дыбы, и сбросила меня вниз в раскрывшуюся темноту.
   ***
   Убиться я не убилась, упала на довольно рыхлую и влажную землю и тут же вскочила, задрав голову вверх. В метрах трёх надо мной опускалась, вставая на место плита. Опускалась очень медленно, сантиметр за сантиметром, и безжалостный лунный свет успел ознакомить с ещё одной местной достопримечательностью. Чуть в стороне, на низком каменном постаменте стоял... ой мамочка... большой тёмный гроб?! А за ним, полукругом, какие-то столбы, увенчанные... кажется головами младенцев?
   Лунные блики, как по заказу, взяли и осветили один такой столб поярче. Отнюдь не мёртвая, живая, только невероятно омерзительная голова на верхушке ощерилась, а потом ещё и зашипела в мою сторону. И, непонятно как, на каком-то автомате - мозги были не задействованы, поскольку превратились в кисель, - я подхватила с земли увесистый голыш и что есть силы запустила в отродье. Голова, получив скользящий удар по уху, испустила болезненный вопль, из-за столба показались тощие лапки, потом тельце, покрытое то ли пухом, то ли редкой шерстью, и уродец пополз вниз. И в этот момент меня, наконец-то, накрыл благословенный обморок!
   Жаль в тот миг я не умерла. И даже пролежала в обмороке не слишком долго, потому что когда очнулась, жуткая тварь ещё щерилась на меня, стоя на четвереньках и нависая над самым лицом. Но когда вознамерилась укусить, ей это сделать не позволили.
   Осветив подвал под плитами собственным зеленоватым светом, рядом появилась разговорчивая бабуля из деревни: низенькая, толстая до шарообразности, и в ворохе пёстрых одёжек, густо облепленных сейчас листвой и хвоей. Прости, Галка, что я тебе в очередной раз не поверила...
   Тем временем мерзкий уродец обиженно разорался и полез к бабке на плечо, указывая грязной лапкой в мою сторону. Старуха пробормотала что-то успокоительное, после чего маленькое чудовище утробно заурчало, соскочило с плеча и запрыгнуло обратно на свой столб. Умостилось там, выставив головёнку точно над верхушкой и опять застыло, будто впало в прострацию. Остальные уродики на столбах продолжали торчать неподвижно, иногда открывая и снова смежая тёмные веки.
   - Умаялись морочки по лесу за вами бегая, - непонятно пожалела старуха, запросто усаживаясь возле гроба. - Давай ка поговорим, вот только не вздумай закатывать истерики, меня не проймёшь! В общем - друзей своих больше никогда не увидишь, тебе с горы ходу нет. Ну вот, начались слёзы-сопли!
   - Ой, нет, погодите... я стараюсь не плакать... Мамочка, за что мне всё это... простите... всё-всё, уже не плачу...
   - И мамочку свою больше никогда не увидишь, и папочку. Вообще никого, - ехидно улыбаясь, продолжала наслаждаться своей властью бабка.
   - Да фиг тебе! - так и взвилась я, от горя впадая в другую крайность. - Меня обязательно будут искать! Обязательно! Сегодня не найдут, так потом приедут с полицией и служебными собаками! Слышишь ты, сумасшедшая чертовка! Родители эти развалины по камушкам разберут!
   - Ну почему сразу сумасшедшая? - со скучающей миной отозвалась старуха. - И кто сказал, что твои друзья укажут на развалины? Глаза отведу и больше это место никто не увидит, лес же пусть прочёсывают хоть до морковкиного заговенья! А вот за то, что нагрубила бабушке, больше не собираюсь ничего объяснять. Скоро не со мной будешь общаться, а кое с кем другим.
   Она протянула к крышке гроба морщинистую руку и поскребла её удлинившимся на глазах ногтём. Чуть погодя послышался точно такой же звук, только идущий изнутри. Я вскрикнула, а после неудержимо залязгала зубами. И еле-еле сумела выговорить, прикусив при этом язык:
   - Т-т-там к-кто?
   - Твой теперешний хозяин. Вот чуток придёт в себя, а после, хе-хе, и представится. Оставайся голуба, я пошла...
   - Как вы пошли?! Бабушка, миленькая, добрая, самая хорошая! Не бросайте! Выведите меня отсюда! Век о вашей доброте помнить буду! А-ааааааааааааа!!!
   Отодрав от себя мои руки, старуха исчезла, просто отступив в ближний угол. В подвале резко потемнело, а я принялась зажимать себе рот, чтобы не привлекать бессмысленным криком ничьё внимание. А потом какое-то время сидела, сжавшись в комок и пытаясь осмыслить случившееся.
   Бабка может стать пёстрым шаром, ещё она светится и умеет исчезать - если только я не сошла с ума!
   Теперь я знаю что за твари носились по стволам деревьев в сумерках, кто душил меня возле костра, и чья была на сучке голова, как бы она туда не попала.
   А совсем рядом ещё и жуткий гроб с таинственным хозяином! Нет, ничего подобного просто не может быть! Я свалилась в подвал, крепко приложилась головой о землю и теперь нахожусь под воздействием болезненного бреда! Всё хорошо, у меня всё хорошо, полежу немного, приду в себя и начну искать выход.
   Полежать на сырой холодной земле не получилось, пришлось опять сесть. Было бы чуть посветлее, я отошла бы от гроба как можно дальше. Но оставалась на месте, потому что полностью дезориентировалась в этой траурной темноте.
   Через некоторое время меня стали мучить пугающие звуки: вкрадчивые шорохи, нехорошее поскрёбывание и копошение, и многие другие, вызывающие безрассудный ужас. И если мягкий топоток перебежками я ещё могла приписать существам, оседлавшим таинственные столбы, то приближающееся шуршание, словно кто-то подползал, причём сразу с двух сторон, заставило меня, еле сдерживая крик, нашарить очередной голыш!
   Слава богу, никто так и не приблизился. Звук резко оборвался, зато дунуло такой ледяной струёй, что пробрало до костей.
   Пока я тряслась, обхватив себя руками, из вязкой темноты раздался громкий скучающий зевок. Не зная - замереть и затихнуть, или всё-таки бежать, я нелепо подпрыгнула на одном месте, ощущая теперь вместо холода нестерпимый жар. Это бедное, отчаянно колотившееся сердце бешено прокачивало кровь по сосудам. А потом прозвучал самый жуткий звук, когда-либо слышанный в моей не слишком длинной жизни - протяжный скрип крышки открывающегося гроба.
   ***
   Прямо из ниоткуда опять появилась старуха, осветив подвал мёртвым гнилушечным светом. Она криво ухмыльнулась, уставившись на меня безжалостными гадючьими глазами, а из гроба медленно выбирался сильно ссохшийся тёмно-коричневый труп.
   Покинув домовину и кое-как распрямившись, мертвец застыл, медленно поводя выдвинутыми, как у рака, глазными яблоками. При виде меня, задыхающейся и царапающей рукой себе горло, внутри этих тусклых шариков загорелись багровые точки, мертвец резко дёрнулся в мою сторону и... стал разваливаться. Трухлявая плоть вдруг принялась крошиться, посыпавшись с тела ошмётками, отвалилась и упала на землю кисть протянутой руки. Чудовище испустило гневный стон и опять застыло на месте, чтобы не развалиться окончательно.
   Тварюшки на столбах разразились паническим визгом, возбуждённо носясь по своим насестам вниз и вверх, бабка за моей спиной явственно заскрежетала зубами, а я в этот самый момент перешла за грань страха. Пробудился великий инстинкт самосохранения, когда даже жертвенный барашек пытается боднуть своего палача. Поэтому я решила не ждать продолжения ужасов, а раздолбать к чертям собачим так удачно прогнившего покойника. Хоть пинками, хоть крышкой от его же гроба! Возможно, подобное бесстрашие запугает бабку, и она оставит меня в покое. Ну а жуткие младенчики невольно подскажут дорогу на волю. Выбираются же они из подвала, чтобы побегать по лесу, значит, выход точно есть!
   Загадать это всё я загадала, только очень недооценила старуху. Едва победные мысли пронеслись в голове, как я рухнула на спину, сбитая мощной подсечкой.
   - Это конец... - обречённо подумала я, мгновенно возвращаясь в состояние жертвы.
   И тут же дико закричала, потому что старуха, подцепив мою руку, в секунду отгрызла указательный палец! Хлынула струя крови, бабка подставила под неё ржавую жестянку и принялась спокойно дожидаться, когда та наполнится. Когда же я, завывая от жуткой боли, попыталась вырвать руку и отползти, старуха, озлившись, двинула меня ногой по рёбрам.
   В груди что-то резко сместилось. Огненный прут, засаженный в самые лёгкие, не давал теперь ни дёргаться, ни шевелиться и я замерла, захлебнувшись новой порцией боли.
   - Смирись, - с тихим смешком произнесла бабка. - Всё равно помирать, раз уж сюда сунулась. А по мне - лучше бы попалась другая, наглая... Готово.
   Покорная, раздавленная болью, я отчётливо видела весь ритуал. Старуха приблизилась к живому трупу и принялась кропить моей кровью трухлявые телеса. Сначала ничего не происходило, но потом те вдруг принялись набухать. Мертвец "посвежел", приобрёл некоторую округлость, коричневая плоть посветлела и стала серо-зелёной. Одновременно проявились многочисленные трупные пятна, а на коже выступила отвратительная слизь. Ссохшийся мумифицированный покойник стал выглядеть как покойник месячной давности, и запах ему сопутствовал соответствующий! И в таком виде нетерпеливый труп целеустремлённо двинулся ко мне.
   Я уже с радостью приняла бы смерть, но всё оказалось гораздо страшнее. Мёрзкое исчадие долго и изощрённо меня насиловало, выражая удовольствие низким утробным рыком. Старуха всё время стояла рядом и хлестала по щекам всякий раз, когда я теряла сознание - мёртвый насильник желал видеть ужас и боль в глазах жертвы. Наконец, вонючий труп сотрясли финальные судороги и тут же пришёл конец моим невыносимым мученьям. Скользкая пятнистая рука с силой сдавила горло, и я с облегчением умерла...
   ***
   Я и теперь мертва и при этом беременна. Проклятая старуха-некромантка вернула мне подобие существования ради рождения нового морка. Старый извращенец, живший когда-то в доме на горе, продал чёрную свою душу из-за потомства, которого так и не дождался при жизни. Уродливые младенцы-морки, глупые и никому не нужные существа - это его долгожданные детки, и мертвецу разрешено время от времени плодить следующих. Морки никогда не вырастут, никогда не поумнеют, еле-еле выживают, питаясь чем придётся, да ещё, заигравшись, убивают друг друга. Такого же наследника предстояло родить теперь и мне.
   Приняв на свет очередного морка, некромантка отправит меня вниз в деревеньку, дотлевать в одном из домиков-развалюх. Оказывается, те заняты отнюдь не старушками, а такими же случайными жертвами. Беспокойства от них никакого: пить-есть не просят, тихо существуют до поры до времени, пока не развалится мёртвая плоть. Главная же забота старухи - не допускать в деревню обычных людей, ну а наиглавнейшая - поставлять чудищу из гроба очередную невесту! Хорошо хоть мертвец восстаёт редко, поэтому моим бывшим подругам ничего не грозит.
   Даже не знаю, долго меня искали или нет. Я по-прежнему в подвале под разрушенным домом, гроб теперь безопасен, а малышня морки по-своему ко мне привязались. Взялись даже прикармливать (в чём вовсе нет нужды), таща из лесу грибы с желудями или нарыв в земле червей. Очень любят, когда я с ними разговариваю, а особенно - когда пою. Самим вечным младенцам освоить речь не дано, но моркам доступны эмоции. Когда больно - малышня хнычет, если всё хорошо - довольно урчит. И мне всё больше их жаль, ведь по сути это очень несчастные заброшенные дети...
   Несчастлива ли я сама? Мне не голодно, не холодно, не больно и давно не страшно. Но я в постоянных раздумьях о будущем собственного малыша. После родов меня к ребёнку никогда не допустят, и бедняжечка должен будет влачить столь же жалкое существование?
   И вот что я надумала: разве так уж невозможно перейти на сторону бывших своих врагов? Старой некромантке может понадобиться более молодая помощница, так надо её просто об этом упросить! А в качестве награды потребовать хоть иногда видеться с ребёнком.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"