Тихонова Лариса Владимировна: другие произведения.

Как аукнется

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третье место на конкурсе "Козёл отпущения", проводимом сайтом "Генетика слова"


  
  
   Как аукнется
  
   Козлом отпущения колдун называет
   предмет, животное или человека, на
   которых переносит беды или болезни
   заказчика.
   (Очень популярный метод)
  
  
  
   Ему опять приснился омерзительный сон про Дашку. Сегодня она явилась в теле полупрозрачной крысы: сквозь шкурку явственно просвечивали рёбра, позвоночник, кости черепа и, самое противное, живот набитый ещё не родившимися крысятами. Крыса долго вглядывалась ему в лицо, напряжённо принюхиваясь - Петька стонал и отмахивался во сне, так пронзителен был её взгляд, - затем вдруг довольно засопела, будто признала, и с размаху опрокинулась на спину. Между передних лап адской бестии красовались упругие и хорошенькие женские грудки, которые Дашка-крыса принялась теребить сморщенными ладошками. Тьфу, не сон, а чёрт знает что, но до чего же реальный! А во вчерашнем сне Дашка была огромной мокрицей, но с человеческой головой, украшенной фатой из грязных кружев. Типа, она его невеста! И, согласно сценарию Морфея, всё-таки пришлось её поцеловать, как наяву ощущая слюну, пузырившуюся в уголках скользкого рта...
   Петьку иначе чем похотливой скотиной, извращенцем и уродом с некоторых пор уже никто не называл. Причём не только сердобольные по своей природе заводские тётки, но и многие мужики. Но, как известно, брань на вороту не виснет, вышел за проходную - и опять нормальный человек, а не скот и извращенец, гм... Ну и уж точно не урод, это враки! Мелковат немного, может, кому-то кажется и щуплым, зато все ценные мужские качества при нём. Активный, настыр... то есть - целеустремлённый, своего в любой ситуации не упустит и наплевать с высокой башни на чьё-то мнение! И главная мужская стать у Петьки не подкачала. Так что современные брючишки "в обтяг" он покупать стеснялся, брал помешковатей. Короче - вовсе никакой не урод! Уродом, то есть уродкой, как раз была та, которую все жалели.
   За связь с дурочкой заводчане Петьку не только ругали, многие ещё искренне удивлялись. Даже крепко выпивающие забулдыги, имеющие неразборчивый секс с опустившимися бабами, Петьку, мягко говоря, не понимали. А уж нормальные среднестатистические мужики дружно кривились и отплёвывались. Говорили, что и сам не меньший придурок, раз пожелал дурочку убогую, а его тогда словно чёрт попутал!
   Идиотка от рождения Дашка обладала роскошными пышными телесами, упруго распирающими её короткое ветхое платье. Да, она почти не умела говорить, вернее слова угадывались из влажного мычания, вырывающегося изо рта вместе со слюной. Да, глаза её были малы и выглядели как жёлтые пуговицы, нос почти размазан по лицу, а на крупной лобастой голове волосы торчали редкой щетинкой - всё это производило если не отталкивающее, то очень малоприятное впечатление. Зато грязной и вонючей она не была, явно часто мылась, даже пристраивала на своей щетинке пластмассовый обруч с бантиком, разве что в жаркую погоду не пользовалась дезодорантами. На завод эта чудила заявлялась каждый божий день, но, конечно, не через охраняемую проходную, а через пролом в бетонном заборе, ремонтировать который по причине развала производства было не на что. Дашка лазила на заводскую территорию не по причине дурости или от нечего делать, а с вполне конкретной целью - она ходила к людям, чтобы пропитаться.
   Пышные телеса намекали на хороший аппетит, заводской же народ, простой и жалостливый, безобидную дурочку охотно прикармливал. Кто пирожка ей домашнего уделит, кто конфетку с печенюшкой мимоходом сунет, а уж за котлету или колбасу та душу могла отдать. Вот на эти самые котлетки Петька её и приманил.
   Почему мелкие худые мужички мечтают обладать крупными женщинами? Или в тот день толчком к содеянному послужила водка, распитая вопреки правилам на рабочем месте и распалившая Петькино сладострастие, а Дашка просто появилась в самый неподходящий момент, сверкая прорехами на крепких грудях и выпирающем заду... Короче, за пару котлет он сделал с ней Это в пыльном углу полупустого склада.
   Потом, когда хвастался перед мужиками - вот она водочка-зараза что делает! - Петька клялся, что брал её сзади и противной рожи просто не видел. И ещё трепанул, что дура очень страстная, несмотря на то, что оказалась девочкой. Буквально на следующий день он уже в полной мере ощутил брезгливое и гневное осуждение окружающих, но, чувствуя настоятельный свербёж в одном месте, попользовался дурочкой ещё пару-тройку раз. Зато после - как бабка отговорила! Присмирел, и хотя и ходил с независимым видом, от Дашки стал прятаться. Зато больная девушка теперь сама кидалась ему навстречу. Что-то счастливо лопотала, пуская противные пузыри,гладила прилюдно по плечам и спине, пыталась прижиматься, несмотря на яростную ругань и сопротивление. Петька тогда чуть с работы не уволился, не зная как теперь выпутаться, но тогда бы пропала целая комната в общежитии, а повсеместная безработица оставила бы ещё и без средств к существованию. Поэтому он нашёл другой выход: Дашку подловил и избил, просто измочалил злобно и сильно. Теперь, наконец-то, она его избегала, даже плевала вслед, но таскаться за привычным питанием к заводским не отучилась. Всё жрала и пухла, жрала и пухла, пока не стало всем ясно и понятно - беременна!
   Прошло необходимое число месяцев (Петька, лично, специально их не считал), когда позор его жизни надумала рожать. И явилась с этой важной функцией не в больницу, а опять таки на территорию завода, поближе к знакомым людям. Женщина, что услышала стоны в маленьком закутке раздевалки, криками собрала народ и побежала вызывать скорую. А мужики, перемигнувшись, приволокли упирающегося и матерящегося "папашу", втолкнули в помещение к роженице и закрыли за ним дверь. Когда, наконец, скорая добралась до места, Петьке пришлось давать нашатырь, а потом ещё и колоть успокоительное. Укол совсем не помог, весь перенесённый ужас снова и снова продолжал прокручиваться в его бедной голове: раскоряченные, скользкие от крови ноги, раззявленный в невыносимом вое рот и обильные нечистоты, выплёскивающиеся с каждой потугой. Безмозглая Дашка, не зная как готовиться к родам, как всегда обильно покушала.
   Петька и кидался таранить закрытую дверь, и затыкал себе уши, и зажмуривался, но потом отчего-то опять возвращался к рожающей и таращился в кучу грязи между дергающихся ног. В какой-то момент туда что-то увесисто шлёпнулось, и, вглядевшись, Петька сильно приложился затылком о противоположную стену.
   "Это лишь ребёнок..., - отстранённо думал он, разглядывая огромный раздутый череп. - Вон ручки... глаз... эти вывалившиеся кишки, наверное, пуповина? Боже, прости мне мои прегрешения, кажется, я сейчас помру..."
   - Ох, мать твою! - огорчился врач скорой, едва взглянув на младенца. - Врождённый гидроцефал. И с ножками нехорошо, ступни чуть не за спину вывернуты... впрочем если и выживет, ноги ему без надобности.
   - Почему! - неожиданно для себя, проорал в лицо медику Петька, весь сотрясаясь от крупной дрожи. - Почему ноги без надобности!!!
   - Разовьётся парез нижних конечностей, - непонятно пояснил врач, склоняясь ещё ниже. - Скорее забираем, роженица истекает кровью! А ты иди отсюда, раз такой нервный, чуть не оглушил...
   Дашка умерла в тот же день, хотя и была доставлена в больницу. Её убила огромная голова сына-гидроцефала. Младенца подлечили, а потом, как рассказывали ходившие навещать женщины, отдали матери умершей дурочки. Тогда этот факт заводчан очень удивил, никто и никогда почему-то не задумывался о вероятном наличии родственников. А значит - несчастный малыш не окажется в какой-нибудь богадельне, и вся эта нехорошая история более-менее прилично закончилась.
   Для всех она и закончилась, только опять не для Петьки. Именно со дня смерти обиженной им девушки, он стал видеть эти изматывающие сны. Еженощно, без всякого снисхождения. Замученный мужик пробовал и специально напиваться, и снотворное не раз принимал, надеясь вырубиться и очнуться только утром, избежав потустороннего общения, вот только ничего не помогало. Правда, очень страшно было не всегда. Когда покойница являлась в виде причудливого представителя животного мира, который, тьфу, непременно будет его домогаться! - это ещё можно было перетерпеть. А наутро - почти забыть, как любой кошмар, сознавая что - да, страшно, но ведь просто приснилось.Однако бывали ночи, когда умершая являлась, так сказать, в натуре. В естественном облике, соответствующем данному отрезку времени - то есть мёртвой плоти в уже заметной степени разрушения. Начинался такой кошмар всегда с бытовухи и всегда был привязан к одному и тому же месту - неуютной кухне общежития. Будто бы моет Петька посуду - или сливает в дуршлаг макароны, или даже стирает в облупленной раковине грязные носки - только находится он на кухне каждый раз один. И тихо так вокруг, словно население общаги в полном составе отправилось к чёртовой бабушке, да и освещение барахлит - лампочка всё мигает и потихоньку начинает тускнеть. И вроде как Петька замечает в сгустившихся тенях промелькнувшее движение... И вовсе даже не интересуется им, только взгляд чуть скосил...
   В ту же секунду, откуда-то из-за беззащитной спины бесшумно и неотвратимо выдвигается мёртвая голова на невероятно длинной, какой-то липкой, вызывающей омерзение, шее. Шея изгибается под невероятным углом, стараясь зафиксировать голову в нужном положении, и вот оплывающее пятнистое лицо уже зависает напротив, чуть раскачиваясь при этом на манер головы удава. Лицо мучительно подрагивает, пытаясь открыть то ли рот, то ли глаза, но пока ему это не удаётся, а обмерший, парализованный диким ужасом Петька, обречённо понимает - как только голова сумеет открыть глаза, ему не избежать сумасшествия...
   Странная тётка разыскала его совершенно невероятным образом, перехватила в общежитии и сразу вцепилась как клещ. Представилась Дашкиной родственницей из какой-то отдалённой деревни, но отнюдь не страдала робостью жительницы забытой богом глухомани. Крепко сбитая, темноволосая, с тёмными, яркими и, одновременно, колючими, глазами, эта проныра сразу выдернула его взглядом из общего потока спешащих на работу парней, и буквально зажала в угол перед входной дверью.
   - Нашёлся, баловник ты наш, погоди ка теперь бегать... - неприязненно усмехаясь, протянула она.
   - Э-э, тётенька, ты меня с кем-то попутала?
   - Ничего я не попутала, а вот про тётеньку угадал. Дашке покойнице я троюродная тётка, пусть земля будет ей пухом. И явилась по твою душу!
   "Алименты хочет навязать, блин!", - мигом смекнул Петька и сделал морду кирпичом, угрожающе выпятив челюсть. - Ничего не докажет, даже если заводские настучат!". И угадал, потому что тётка опять усмехнулась и выдала:
   - Ребёночка твоего, видишь ли, теперь мне воспитывать. Ты, мой резвый петушок, девкой безответной позабавился, а кормить-обувать сыночка кто будет?
   - Не мой! - ещё больше ощетинившись,принялся отпираться Петька. - Чтобы там не наговорили... Кстати, я уже на работу опаздываю!
   - На работу, милок, тебе ходить больше нету надобности. Нет, ты, конечно, ещё разок сбегай. За расчётом. А денежки те немедленно мне выдай, нашему ребёночку денежки на одёжку-обувку очень потребуются. А своих шмоток с собой много не бери. Ну чего таращишься? Не бери, говорю, кроме сменного белья, ничего из своих шмоток, они тебе, поверь, не понадобятся. Готовься, к вечеру выезжаем!
   - А-а, я понял! Проблемы с головой у вас дело семейное? - с облегчением расслабился Петька. И даже рискнул проявить любопытство, совершенно уже не боясь глупой бабы. - А вот я интересуюсь - почему это э-э...мальчишку теперь вам отдали? Разве его не забрала себе Дашкина мать?
   - Дерзишь мне паскудник... - осторожно оглядываясь по сторонам, забормотала тётка из деревни, одновременно зажимая Петьку в уголок всё плотней, - ладно, слушай. Сестра моя троюродная по уму-разуму не намного умнее своей дочери, что, к твоему сведению, вовсе не характерно для нашей семьи! Чуть совсем род не прервался, но, возможно, малыша ещё сумею выходить...с твоей помощью. На тебя, говорю, петушок, теперь основная надежда! Ребёнок, будущий преемник, он всего важнее... БЫСТРО ОТКРОЙ РОТ!
   Петька машинально открыл рот, подчиняясь повелительному шёпоту и властному взгляду, дурная тётка вдруг туда плюнула и...всё. Растворившись без остатка в приятном безразличии и повинуясь чётким указам, Пётр ещё до обеда уволился с работы и весь оставшийся день таскал сумки за Дашиной тётей, делающей покупки по детским магазинам. Её родная деревня находилась действительно в медвежьем углу, поэтому брали с запасом и на вырост. Вечером с закутанным ребёнком сели в поезд, согревая на груди под одеждой молочные бутылочки. После поезда ехали на рейсовом автобусе, потом на попутках, а после и вовсе шли пешком по льду, переходя заснеженную речку. На другом берегу чернела маленькая, дворов на двадцать, деревенька, где у его нынешней повелительницы имелась изба-пятистенок с большой уютной печкой.
   Время Пётр теперь не ощущал, просто различал день и ночь, время работы и время отдыха, когда можно было просто сидеть, прижимаясь к боку тёплой печи. Но и простая работа - наколоть дрова, натаскать воды из колодца, перебрать и пересушить подгнивающую картошку, - ничуть не тяготила. Единственное что пробивалось сквозь всепоглощающее бездумное безразличье - это раздражённый визг или хныканье больного ребёнка. Ванечку тётка постоянно лечила, но лечила как-то по-своему. Всё варила и запаривала пахучие зелья, всё плела, выговаривая складный речитатив, длинные цветные тряпочки, навязывая на них узелки, и опутывала ими вывернутые ножки и головку ребёнка. Ещё топила воск в тазик прямо через горящую свечу, внимательно следя за образующимися фигурами, а потом гневно тыкала ножом в тазу восковых уродцев, отчего Ванька закатывался в крике, чуть не теряя сознание. Иногда хозяйка исчезала на несколько часов, а иногда и на целые сутки, и тогда их дом кто-то старательно сторожил. В ночной деревенской тиши вокруг наружных стен шуршало, глухо ухало и даже заглядывало в окна, только Пётр совсем не боялся, ему по прежнему было всё равно.
   Наконец-то в лечении появились существенные сдвиги. Пётр, конечно, сам бы их не заметил, но тётенька специально подвела его к ребёнку и продемонстрировала ошеломляющий результат. Бедные Ванечкины ножки с вывернутыми уродливыми ступнями теперь были как и у любого здорового ребёнка! Малыш весь поправился, окрепло и порозовело прежде тщедушное тельце, лишь уродливая голова с набухшими венами и закатившимися под веки глазами осталась без каких-либо изменений.
   - Нравится сынок? - знакомая ухмылка искривила тёткин рот, но слова она произнесла с грустной нежностью.
   - Да... Нет... - глухо отозвался отец, совсем не говоривший со времени переезда в деревню.
   - Вот и мне нет. Не гулит, головку не держит, впрочем, удержать такую головку - шейка отвалится у моего бедного. Да ещё эти судороги, видать травками и наузами* ребятёнка не поправить, так нечего и время больше тянуть. Да, Петя? Эх, неплохой, хозяйственный ты оказался мужик! Жаль! Но Ваньку, родную кровь, ещё жальче! Правильно говорю, Петя?
   Пётр согласно кивнул, хотя смысл слова "жаль" он не помнил, как и всё что связанно с эмоциями.
   - Вот и славно, что всё понимаешь!- подытожила тётенька. - Ты, Пётр, зла на меня не держи... А теперь - выдь ка на минуточку за дверь, погляди какое сегодня уже весеннее солнышко. Да далеко не уходи, подыши минуту-другую и сразу обратно!
   Пётр спокойно кивнул, внимая очередному приказу, шагнул за порог и сразу застыл. Подтаявшая на действительно ярком солнышке сосулька капала прямо на непокрытую голову, но он даже не отодвинулся. Постоял пару минут, как было велено, и вернулся назад. В избе его уже ждал выдвинутый на середину большой стол, чёрные свечи, жертвенный нож и зеркало. Тётенька, голая, босая и с распущенными волосами, ласково кивнула и подтолкнула к столу, заставляя улечься. Малыша она потом положила ему на грудь, но Пётр на тот момент уже отключился...
   Больше городского гостя ведьмы никто из деревенских никогда не видел. Да они в её дела никогда и не лезли, обращаясь лишь за необходимым леченьем. Зато, ближе к сентябрю, на двор вышел, качаясь на ещё неокрепших ножках, внучок Ванечка, а сияющая бабушка крепко держала его за ручку. Лобастый, желтоглазый малыш охотно крутил немного крупноватой головой, поворачиваясь за кисой или птичкой и повторяя за бабулей первые слова. А в избе за тёплой печкой лежало вечно мёрзнувшее, скрюченное, ссохшееся, очень больное существо с огромным раздутым черепом, через лоб которого уже змеилась смертельная красная трещина.
  
  
   *наузы - болезни ведьма завязывает на узелки, использованная же верёвочка, снятая с больного, подлежит немедленному уничтожению.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"