Тикунов Евгений Иванович: другие произведения.

Тайна теории прибавочной стоимости Маркса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В статье рассматривается теория прибавочной стоимости Маркса как краеугольного камня коммунистического мировозрения и доказывается, что труд не является субстанцией стоимости, следствием чего является результат, который опровергает сложившееся представление о взаимоотношении собственника срадств производства и наемного рабочего.

1

Тайна теории

Прибавочной стоимости

К. Маркса

Е. Тикунов

Нет на свете печальнее повести

Чем повесть о прибавочной стоимости

А.Галич. Песня о прибавочной стоимости.

Возможно, эту тему многие сочтут не актуальной: дела, мол, давно минувших лет. Однако, уместно заметить, что к некоторым событиям прошлого, особенно судьбоносным, общественный интерес не только не угасает, но даже наоборот: потребность в их осмыслении возникает лишь спустя некоторое время. Нескольким поколениям советских людей уже с детского садика внушали мысль о том, что социализм - самый справедливый и передовой общественный строй, который неизбежно придёт во всём Мире на смену капитализму, потому, что такое общественное устройство не чья-то выдумка, а научно обосновано Марксом. Многие ли сейчас скажут, в чём суть этого научного обоснования и почему за 73 года советской власти социализм, так и не продемонстрировав своих преимуществ перед капитализмом, перещёл не в коммунизм, согласно этому научному обоснованию, а опять в капитализм? Эта статья для тех, кому интересно получить на этот вопрос ясный и исчерпывающий ответ.

Неоткрытое "великое научное открытие"

Поводом для написания этой статьи послужила книга А. Грицанова и А. Тараса "Научный антикоммунизм и антифашизм", вышедшая в издательстве ФУАинформ летом 2010 г.

Те кому небезразлична эта тематика, найдут в этой книге много интересного кроме самого главного, того, что заявлено в самом её названии - научной апологии антикоммунизма.

Вскоре после захвата большевиками власти в 1917 году Ленин говорил : "Наша революция победила только потому, что она была научно обоснована". Спустя более чем 50 лет Брежнев заявил буквально следующее: "Сейчас кое кто на Западе ведёт подкоп под теорию прибавочной стоимости Маркса, но мы (т.е. коммунисты) никому не позволим посягать на наше, на святое".

Теория прибавочной стоимости Маркса, является по выражению Ленина краеугольным камнем всей коммунистической идеологии, как теории, так и практики. Именно она стала причиной и оправданием тех колоссальных социальных потрясений, жертвами которых стали в двадцатом веке десятки миллионов ни в чём не повинных людей. Поэтому мне не понятно, почему авторы упомянутой книги обошли эту важную тему стороной, никак её даже не затронув. Читатели этой книги, которым не пришлось ни в школе, ни в институте изучать курс политической экономии не поймут, почему коммунисты такие фанатичные противники частной собственности на средства производства. Объяснять это "врождённым состоянием души маргиналов", как дёлают авторы этой книги, не убедительно.

Не смотря на то, что все республики, входившие в Бывший СССР кое - как отказались от социалистического пути развития, идеологической потенциал коммунистической идеи всё ещё жив. Это проявляется хотя бы в том, что в общественном сознании, как и прежде, бытует мнение, что частная собственность на средства производства неизбежно порождает эксплуатацию человека человеком, т.е. обогащение одних за счет других. Это обстоятельство естественно накладывает свой отпечаток, как на взаимоотношения предпринимателя со своими работниками, так и на принимаемые законы о предпринимательской деятельности.

С Марксовой теорией давно уже надо было бы разобраться. Ведь если за семь десятилетий советской власти социалистический способ производства не доказал своих преимуществ перед капиталистическим способом, значит причина не в людях, которые стояли во главе государства, а в так называемом, научном обосновании социализма т.е. теории прибавочной стоимости Маркса.

Разоблачая мифы о научности Марксизма, о самом главном мифе "Великом научном открытии" - теории прибавочной стоимости, являющейся фундаментом всего коммунистического мировоззрения, авторы "Научного антикоммунизма" даже не упомянули. Проехали, что называется, мимо.

В предлагаемой Вашему вниманию статье, я сделал попытку этот пробел восполнить и доказать, что частная собственность на средства производства не является условием, которое с неизбежностью порождает обогащение собственников этих средств за счёт труда своих наёмных работников. Другими словами. Частная собственность на средства производства не является непреодолимым препятствием для справедливого, но не обязательно равного распределения материальных благ, что лишает коммунистическую идею смысла её существования.

Как сейчас, так и во времена Маркса стоимость продукта рассчитывалась по формуле:

С с.п. + С З.п. + Рс.п. + СЗ.п.) = С п (1)

Первые два слагаемые - это потреблённая стоимость средств производства

С с.п. и заработной платы С з.п . Третье слагаемое в среднестатистическом случае - это примерно десяти - пятнадцати процентная надбавка к затраченным средствам. Это и есть та самая прибавочная стоимость, заблуждение относительно источника происхождения, которой и привели к катастрофическим социальным последствиям.

В своём экономическом учении Маркс утверждает, что прибавочная стоимость, есть ничто иное, как результат живого труда наёмных работников, который безвозмездно присваивается собственником средств производства. Эта якобы научно обоснованное утверждение стало предметом веры коммунистов, поводом для их праведного гнева и руководством к действию - за правое дело идти на смертный бой, т.е. отбирать кровное своё (экспроприировать экспроприаторов). Сам Маркс считал свою теорию прибавочной стоимости самым значительным достижением в своей жизни, а его последователи - великим научным открытием, раскрывающим суть капиталистической эксплуатации. Что же следует из этого "Великого научного открытия"?

1. Оно разделяет всё человеческое сообщество на два антагонистических класса: класс собственников средств производства и класс собственников своёй рабочей силы.

2. Первый класс грабит второй класс не с помощью ножа и топора на большой дороге, а более изощрённым и тонком способом, давая работу второму классу на том оборудовании и на тех заводах и с тем сырьём, которое принадлежит первому классу.

3. Первый класс, безвозмездно присваивая плоды живого труда своих наёмных работников, жиреет, в то время как второй класс тощает. Вот откуда классовая ненависть, да ещё "научно" обоснованная.

4. Без уничтожения института частной собственности справедливое распределение материальных благ, создаваемых вторым классом, в принципе не возможно.

И вот тогда, когда эта идея овладеет массами.... Вот вам краткое обоснование неизбежности социализма, как новой общественно - экономической фармации с общенародной собственностью, где прибавочный продукт, создаваемый классом тружеников будет им же, и принадлежать, а не собственникам средств производства.

Привлекательность этой идеи объясняется главным образом, не врожденным состоянием души маргиналов и патологическим чувством зависти к чужому добру, а врождённым чувством справедливости, присущим большинству людей. Вот это врожденное чувство справедливости, подпёртое Марксовой "Научной теорией" в сложившихся условиях 1917 года и вызвало действие, которое привело к гигантскому социальному катаклизму, растянувшемуся на долгие десятилетия и не преодоленному до сих пор.

Идея социализма, как справедливого устройства общества - хорошая идея, но только в том случае, если верна теория прибавочной стоимости Маркса. Поводов для сомнения в истинности этой теории как сейчас, так и во времена Маркса было предостаточно.

Чтобы разобраться в этом довольно таки запутанном вопросе, особенно тем, кто ещё не напрягал своих мозгов этой темой, надо начать с того, с чего видимо начинали отцы политической экономии, как науки У. Пети, А.Смит, и Д. Риккардо. Начать надо с размышления о природе стоимости.

Любой товар на рынке представлен в двух своих ипостасях: предметной форме, которую можно осмотреть, обмерять, взвесить, пощупать, понюхать, наконец, и в стоимостной форме, к которой в отличие от шлюхи, по признанию Маркса, не знаешь с какой стороны подступиться. Например. Буханка хлеба "Радзивиловский" стоит 6 тысяч рублей, а дорожный велосипед - 300 тысяч рублей. Мы можем многое сказать о назначении и потребительских свойствах того и другого товара. А что мы можем сказать о стоимости как таковой? Например, о метре, как единицы длины мы можем сказать, что он определён равным 1650763,73 длин волн излучения соответствующего перехода между уровнями 2 р10 и 5 d5 атома криптона 86. Вопрос о стоимости понятен. Что в физической реальности соответствует, например одному рублю, доллару, евро? О стоимости мы пока можем сказать только то, что это понятие отражает тот факт, что существует некая мера, которая делает эти товары соизмеримыми. В нашем примере 50 буханок хлеба эквивалентны одному велосипеду. Что же является той мерой, что позволяет измерить совершенно разные по назначению и по свойствам товары.

И хлеб, и велосипед и всё прочее множество товаров есть результат человеческого труда. Они и есть по своей сути овеществлённый человеческий труд.

Чтобы испечь хлеб пекарь должен замесить муку, развесить готовое тесто в формы, вставить эти формы в печь и выпекать до готовности. Другими словами. Он совершает определённое количество движений, целью которых является выпечка хлеба. Это количество движений, по Марксу, и есть живой труд, который из формы движение непрерывно переходит в форму вещественного бытия. Аналогичную ситуацию мы видим и на сборочном конвейере велозавода.

Слесарь-сборщик совершает определённое количество движений (живой труд) собирая из комплектующих готовый велосипед. Как только выпечка хлеба и сборка велосипеда заканчиваются живой труд становиться прошлым трудом или накопленным трудом. Труд пекаря материализовался в хлебе, а живой труд слесаря в велосипеде. Но труд пекаря, овеществлённый в хлебе, является только частью того количества труда, который в хлебе овеществлён. В самом деле, мука, которую использовал пекарь, ему не с неба свалилась, она результат работы мельника. К зерну, результату работы фермера, мельник присоединил свой живой труд. Но мельник присоединил свой живой труд не только к зерну, но и к мельнице. Таким образом, участников производства хлеба становиться больше. Это и пекарь, и мельник, и фермер и те, кто построил мельницы и учёный селекционер и т.д.. В стремлении собрать всех участников производства нашего хлеба мы дойдём до времён апокрифических, когда наш пращур перешёл к оседлому земледелию. Таким образом, в нашем хлебе, как впрочем, и в любом товаре, овеществлён труд огромного количества людей всёх времён и народов и не в метафорическом смысле, а в самом буквальном. Если сложить все количества живого труда, затраченного всеми участниками производства нашей буханки хлеба, то мы получим полное количество труда, овеществлённого в этом хлебе.

Наверное, так или примерно так рассуждали родоначальники политической экономии, принимая в качестве имманентной меры стоимости труд. Это значит, что товары, в которых материализованы равные количества труда, причём не конкретного, а общественно - необходимого, т.е. среднестатистического можно считать эквивалентными или имеющими равные стоимости. Другими словами. Количество труда, материализованное в товаре, и есть его стоимость. Таким образом, труд и есть та мера, которая позволяет измерить несопоставимые по назначению и по свойствам товары.

Определение величины стоимости товара количеством материализованного в нём общественного необходимого труда является

О С Н О В Н Ы М П О С Т У Л А Т О М всего экономического учения Маркса.

В Соответствии с этим постулатом стоимость произведенной продукции равна стоимости потребленных средств производства + стоимость потреблённой рабочей силы.

С с.п. + С р.с. = С п. (2)

Стоимость рабочей силы Марксом определяется, как стоимость материальных средств, необходимых, и, надо понимать, достаточных, для воспроизводства рабочей силы и содержания самого работника и его семьи. Очевидно, что стоимость продукции, вычисляемой, по формуле (2) меньше чем стоимость той же продукции, вычисляемой по формуле (1).???.

Понятно, что говорить о стоимости рабочей силы можно применительно только к какому-то промежутку времени. В третьей части четвёртой главы первого тома "Капитала" Маркс даёт понятие годовой стоимости рабочей силы. Это стоимость материальных средств, потребляемых работником и его семьёй в течение года. Разделив эту стоимость на 365, т.е. число дней в году мы получим стоимость рабочей силы, которую естественно назвать суточной стоимостью или 24 - часовой стоимостью. Т.е. это стоимость материальных средств, потребляемых в течение года, в пересчёте на сутки. Следовательно, 8-часовая или 12-часовая стоимость рабочей силы - есть стоимость материальных благ, потребляемых работником, в течение этого промежутка времени. В этой связи под дневной стоимостью рабочей силы совершенно естественно понимать стоимость материальных благ, потребляемых работником, в промежуток времени равный продолжительности рабочего дня.

В своём экономическом учении Маркс представляет рабочую силу как товар, который продается и покупается по его стоимости, как и всякий прочий товар.

"Изо дня в день с публичного торга он (рабочий) продаёт 8, 10, 12, 15, часов своей жизни"

Карл Маркс "Наёмный труд и капитал"

Таким образом, продавая свою рабочую силу, на 8, 10, 12, 15 часов как товар по его стоимости работник взамен получает точный денежный эквивалент тех материальных благ, которые он потребляет в течение этих 8, 10, 12, 15 часов и не более того. У вдумчивого читателя не может не возникнуть вопрос: "А кто же или что же обеспечивает существование работника в оставшиеся 16, 14, 12, 9 часов суток, т.е. вне производственного процесса?

Далее я буду приводить фрагменты текста из всемирного бестселлера Маркса под названием "Капитал" и комментировать их. Желающие удостовериться в точности цитируемых частях текста могут это сделать, обратившись к первому тому "Капитала" отдел 3 гл. 5 ч. 2 - процесс увеличения стоимости, именно здесь вся его теория прибавочной стоимости, которую его последователи считали и считают великим научным открытием, раскрывающим тайну и суть капиталистической эксплуатации.

Во времена Маркса продолжительность рабочего дня ровнялась 12-ти часам. Поэтому стоимость потреблённой рабочей силы равна половине суточной стоимости этой силы. Прокомментируем теперь формулу 2. Слово Марксу.

"...потому что стоимость продукта, выходящего из процесса равна только сумме товарных стоимостей, брошенных в этот процесс"

Эта отчеканенная формулировка Маркса имеет и другое звучание. Расходы на производство продукта в точности равны доходам от его реализации. Понятно, что в этом случае капиталисту прибыли от своего предприятия не видать как своих ушей. Рабочий тоже получит лишь точный денежный эквивалент, своей затраченной рабочей силы, т.е. ровно половину суточной стоимости этой силы. Но в отличие от средств производства, станка, машины, трактора, которые рабочий в конце дня отключат себя он отключить не может чем бы он ни занимался в своё свободное время даже во сне его организм продолжает работать, изнашиваться и потреблять энергию. А где её взять? Если он заработал, согласно основному постулату, ровно столько, сколько и затратил в процессе труда, т.е. половину своей суточной стоимости. Поскольку истории случаев массовой кончины пролетариев по такой причине не известны, постольку приходиться совершить насилие над логикой Маркса и признать, что стоимость продукта, выходящего из процесса должна быть строго больше суммы товарных стоимостей, брошенных в этот процесс. Это означает, что стоимость продукта не может измеряться количеством материализованного в нем общественно необходимого труда. Этому, казалось бы, парадоксу будет дано объяснение во второй части этой статьи, а пока продолжим вникать в Марксово учение.

"Мы знаем, что стоимость товара определяется количеством труда"

Этим определением Маркс обрекает на бесприбыльное бытиё не только ненавистную ему буржуазию, но и на голодную смерть горячо любимый им весь мировой пролетариат.

Когда читаешь эту главу, невольно возникает ощущение что это экспромт, что Маркс пишет быстрее, чем думает о том, что пишет. Основной постулат его учения не указывает на источник прибавочной стоимости, и Маркс вводит в своё учение ещё один постулат. Он наделяет рабочую силу способностью создавать стоимость большую, чем стоимость самой рабочей силы, что противоречит его же основному постулату, т.е. стоимость выходящая из процесса будет уже больше чем стоимость, брошенная в этот процесс. Это говорит о качестве логического мышления учителя всего мирового пролетариата.

Если не вникать в подробности, то изложение Марксовой теории прибавочной стоимости займёт всего несколько строк. Рабочая сила - это товар, который продается и покупается. Стоимость этого товара Марксом определяется стоимостью материальных средств необходимых и достаточных для воспроизводства рабочей силы, т.е. это стоимость содержания работника, его семьи и стоимость профессиональной подготовки замены работника по старости лет.

Этот товар отличается от всех прочих одним специфическим свойством - создавать стоимость, превосходящую стоимость самой рабочей силы. Доказательством этого утверждения Маркс себя не утруждает.

"В это надо верить!!!"

Приобретая рабочую силу как товар по его стоимости, потребляя его, капиталист извлекает прибыль равную разнице между созданной рабочей силой стоимостью и стоимостью самой рабочей силы.

Безвозмездно присваивая результаты труда наемных работников, класс собственников средств производства паразитирует за счёт тех, кто своим трудом создаёт эту прибыль, т.е. за счёт рабочего класса.

"И таков экономический строй всего нашего общества: рабочий класс является тем единственным классом, который производит все стоимости"

Карл Маркс "Наёмный труд и капитал"

Как следствие отсюда вытекает разделение всего общества на два антагонистических класса, противоречие между которыми может разрешиться только в вооружённой схватке между ними.

"...что всякое социальное преобразование останется утопией пока пролетарская революция и феодальная контрреволюция не померяться оружием в мировой войне"

Карл Маркс "Наёмный труд и капитал"

Наверное так или примерно так организаторы "Союз за освобождение рабочего класса" Ленин, Плеханов и К0 втолковывали полуграмотным рабочим в подпольных кружках учение Маркса. Всё это учение о прибавочной стоимости кажется, на первый взгляд вполне логичным и убедительным в популярном изложении пока не начнёшь рассматривать его более подробно, присматриваясь к деталям в самом первоисточнике. А детали следующие.

"При продаже рабочей силы предполагалось, что её дневная стоимость равна 3 шиллинга, что в последних воплощено 6 рабочих часов и что следовательно это количество труда требуется для того чтобы произвести среднюю сумму жизненных средств рабочему на один день"

Прокомментируем этот абзац. Из этого текста следует, что рабочий, продавая свою рабочую силу как товар на один рабочий день (12 часов) и получая за это 3 шиллинга, являющиеся 12-ти часовой стоимостью рабочей силы обеспечивает своё существование материальными средствами только на эти 12 часов и не более того. Но рабочий - не электрическая лампочка, которую в конце рабочего дня можно выключить. Он и вне производственного процесса продолжает потреблять энергию и материальные средства жизнеобеспечения. А где он их возьмет, если свой товар - рабочую силу он продал по его стоимости, которая обеспечивает его существование в течение только 12-ти часов. В этом же абзаце мы читаем, что рабочий создаёт 3 шиллинга в течение 6-ти часов. Значит, в течение 12-ти часов он создаёт стоимость в шесть шиллингов, т.е. в два раза превосходящую дневную стоимость рабочей силы. Каким образом рабочий создает стоимость в два раза превосходящую его дневную стоимость, Маркс умалчивает, потому что и сам не знает. Зато объясняет, каким образом капиталист присваивает эту новую стоимость, созданную рабочей силой.

Из произведенной рабочей силой за 12 часов стоимости в шесть шиллингов три шиллинга идут на оплату 12-ти часовой стоимости рабочей силы, как товара, а оставшиеся три шиллинга (прибавочная стоимость) капиталист положит в свой карман. Подводя итог своим бухгалтерским выкладкам, Маркс с удовлетворением заключает: "Наконец фокус удался!". Здесь он имеет в виду то, что ему удалось объяснить, каким образом капиталист, не напрягаясь, извлекает прибыль от своего предприятия. Однако Маркс совсем забыл о том, чтобы рабочий на следующий день смог в полном здравии приступит к работе кто-то должен поддержать его существование в оставшиеся 12 часов суток. Ибо, продавая свою рабочую силу как товар на 12 часов, он обеспечивает своё существование только на эти 12 часов и не более.

Созданная рабочей силой прибавочная стоимость в три шиллинга, как раз в точности и покроет материальные расходы рабочего в оставшиеся 12 часов после окончания рабочего дня. Это значит, что в рассмотренном Марксом примере капиталист, хочет он того или нет, но прибавочную стоимость в три шиллинга созданную рабочей силой, ему придётся отдать рабочему, чтобы продлить его пролетарское бытиё. Не будем пока торопиться с выводами, а продолжим вникать в его учение и накапливать впечатления от логики его неординарного мышления.

В приведённом Марксом примере капиталист, владелец прядильной мастерской, нанимает на работу рабочего-прядильщика, который должен за12 часов работы 20 фунтов хлопка с помощью такого средства как веретено превратить в 20 фунтов пряжи. Стоимость хлопка, веретён, пряжи и 12-ти часов труда - величины известные, рыночные. Это 20 шиллингов за 20 фунтов хлопка, 4 шиллинга за износ потреблённых веретён, 30 шиллингов за 20 фунтов пряжи и 3 шиллинга за 12 часов труда. Если к первым трём стоимостям вопросов не имеется, то к последней таковой возникает. Три шиллинга за 12 часов труда Маркс называет дневной стоимостью. Запомним это.

"Присмотримся к делу поближе. Дневная стоимость рабочей силы составила три шиллинга, потому что в ней самой овеществлена половина рабочего дня, т.е. потому, что жизненные средства, ежедневно необходимые, для производства рабочей силы стоят половины рабочего дня.....................

.............................................................................................................то обстоятельство, что для поддержания жизни рабочего в течение 24-х часов достаточно половины рабочего дня..."

Если быть корректным в определении понятия рабочей силы как товара, то правильней было бы назвать товаром не рабочую силу, а время потребления рабочей силы. В советские времена были магазины проката бытовой техники. Напрокат можно было взять приёмник, магнитофон, холодильник, велосипед и даже автомобиль. Например, стоимость велосипеда, на те ещё деньги была 70 рублей. Но велосипед не продавался. Продавалось время его потребления, т.е. товаром было время потребления велосипеда. Пусть его эксплуатационный ресурс равен 400 часов, т.е. за это время можно проехать около шести тысяч километров. Нетрудно подсчитать стоимость потребления велосипеда за один час. Это будет 17.5 копейки. Стоимость проката за 12 часов составит 2 рубля и 10 копеек. Таким образом, заплатил 2.10 и катайся 12 часов. Аналогично обстоит дело и с рабочей силой. Если годовая стоимость рабочей силы определяется Марксом стоимостью материальных средств, потребляемых рабочим в течение года, то часовая стоимость потребления рабочей силы будет равна годовой стоимости, делённой на 365х 24. Следовательно, дневная стоимость потребления рабочей силы то ли 8-часовая то ли 12-часовая - это стоимость материальных средств, потреблённых рабочим за этот временной интервал, и не более того. Из приведенного абзаца видно, что капиталист, покупая потребление рабочей силы на 12 часов и потребляя её 12 часов в сутки, оплачивает её потребление как за 24 часа. Но читаем дальше.

"Владелец денег оплатил дневную стоимость рабочей силы, поэтому ему принадлежит потреблений её в течение дня (дневной труд)"

Если этот абзац объединить с предыдущим, то получается, что капиталист оплатил суточную стоимость рабочей силы, поэтому ему принадлежит потребление в течение суток. Но потребляет рабочую силу он только 12 часов, т.е. оплачивает товар (время потребления рабочей силы) по цене, в два раза превышающей её стоимость. Теперь скажите, где вы видели такого капиталиста, который покупал бы товары в два раза дороже их стоимости. Только у товарища Карла Маркса в его "Капитале". Три шиллинга, выплачиваемые капиталистом рабочему не могут быть и 12-ти часовой стоимостью потребления рабочей силы как товара. В рассмотренном случае капиталист может присвоить прибавочную стоимость (3 шиллинга) если отключит от жизни рабочего и его семью на 12 часов. А это абсурд! Поэтому три шиллинга, выплачиваемые капиталистом рабочему - это не стоимость его как товара, а заработок за 12часок труда. Он покрывает его материальные расходы в течение суток. Затрачивая за 12 часов труда 1.5 шиллинга потребленной стоимости своей рабочей силы, рабочий получает 3 шиллинга.

"поэтому стоимость создаваемая потреблением рабочей силы в течение одного дня вдвое больше чем её собственная дневная стоимость"

Стоимость потребленной рабочей силы в течение дня, т.е. 12-ти часов составила 1.5 шиллинга. Поэтому стоимость, создаваемая потреблением этой силы, если следовать Марксу, должна быть равна три шиллинга. Но Маркс имеет в виду под дневной стоимостью не 12-ти часовую стоимость рабочей силы, а 24-х часовую стоимость, что никак нельзя признать корректным, потому что в этом случае в стоимость товара (пряжа) должна включаться не потреблённая в процессе прядения стоимость рабочей силы. А это абсурд. Прибавочная стоимость 1.5 шиллинга, созданная рабочей силой за 12 часов не присваивается капиталистам, а составляет 50% заработка рабочего.

Если от стоимости пряжи (30 шилл) отнять стоимость хлопка (20 шилл), потреблённую стоимость веретён (4 шилл), заработок рабочего (3 шилл) то останется 3 шилл., которые и положит в карман капиталист, нисколько не мучаясь угрызениями совести, что присвоил чей-то труд, потому что эти 3 шилл. не являются стоимостью, созданной рабочей силой. Это следует из примера, рассмотренным самим же Марксом, но доведенным до логического конца и должно быть понятно каждому, не страдающему хромотой логического мышления. Что бы в рассмотренном примере утверждать, что 3 шилл. присваиваемые капиталистом, созданы рабочей силой надо чтобы эта рабочая сила обладала способностью создавать стоимость не в два, а по крайней мере в четыре раза превосходящую потреблённую стоимость рабочей силы.

Но это нужно доказать. Такого доказательства нет ни у Маркса, ни у его последователей. В этом не трудно убедиться, взяв любой учебник политической экономии. Например, в учебнике, изданном в 1982, году доказательства присвоения капиталистом прибыли, созданной рабочей силой основано на предположении что рабочая сила создает стоимость в два раза больше чем её дневная стоимость, как и у Маркса. Т.е. постулируется то, что само нуждается в доказательстве.

В последнем учебнике (1990г.) авторы вообще не утруждают себя никакими доказательствами. Цитирую страницу 167 этого учебника:

"Наёмный рабочий, при вступлении в сделку с капиталистом получает от него лишь эквивалент [ потреблённый ] стоимости рабочей силы и ничего более. Своим же трудом он не только воспроизводит стоимость рабочей силы, но создаёт и прибавочную стоимость, а капиталист присваивает этот результат неоплаченного труда наемного рабочего"

Слово, взятое в квадратные скобки, в процитированном тексте отсутствует и, как я полагаю, не случайно. Понятно, что в стоимость продукта входят потреблённые стоимости средств производства и потреблённая стоимость рабочей силы. В самом деле, не может же в стоимость молотка весом 200 г входить стоимость железа, весом 10 кг, которого хватило бы на добрую кувалду. Точно так же не может входить в стоимость продукта не потреблённая стоимость рабочей силы, т.е. её затраты вне производственного процесса. Поэтому если рабочий получает от капиталиста лишь эквивалент потреблённой стоимости рабочей силы, то он получает ровно столько, сколько и затратил в процессе производства и не более. А это абсурд. Поэтому слово, взятое в квадратные скобки, в тексте отсутствует, ибо его присутствие делало бы этот абсурд очевидным. Если первая часть процитированного текста абсурд в скрытой форме, то утверждение во второй части не подкрепляется вообще никаким доказательством. Читая Марксову "повесть" о прибавочной стоимости, то там, то сям натыкаешься на логические неувязки и противоречащие друг другу утверждения. Например, на ст. 203 т.23 читаем "стоимость продукта, выходящего из процесса равна только сумме товарных стоимостей, брошенных в этот процесс". В конце ст. 205 читаем "...таким образом, брошенные в процесс 27 шиллингов превратились в 30 шиллингов"

Утверждение "Владелец денег оплатил дневную стоимость рабочей силы, поэтому ему принадлежит потребление её в течение дня (дневной труд)" человек с невывихнутыми мозгами поймёт так. Дневная стоимость и дневной труд относятся к одному временному интервалу, равному продолжительности рабочего дня. Однако у Маркса дневная стоимость это 24-х часовая стоимость, а дневной труд может быть и 8 и 10 и 12 и 15 часов труда. Далее. Маркс пишет, что капиталист бросает в процесс прядения 27 шилл. Это 20 шилл. за хлопок, 4 шилл. за веретено и 3 шилл. за рабочую силу. Но за 12 часов труда стоимость потреблённой рабочей силы составила только 1.5 шилл. Следовательно, в процесс бросается не 27 шилл., а только 25.5 шил.

И, наконец, самое главное, Маркс утверждает, что рабочая сила в течение шести часов создаёт стоимость в 3 шилл., обеспечивающих его материальными средствами на сутки. Т.е. за 12 часов его рабочая сила создаёт стоимость в 6 шиллингов, в четыре раза превосходящую потреблённую стоимость. Откуда он это взял и где доказательства? Не жалея чернил и бумаги на несущественные и даже ненужные мелочи типа "чем целесообразнее труд тем выше качество пряжи" о главном он говорит как бы вскользь, между прочим, как о само собой разумеющемся. Т.23, ст.183 "В рабочей силе ежедневно овеществляется половина дня общественного труда, т.е. требуется половина рабочего дня для ежедневного производства рабочей силы". Из этого недоказанного утверждения вытекает вся его теория прибавочной стоимости.

При вдумчивом чтении пятой главы первого тома "Капитала" Марксова теория прибавочной стоимости оказалась ни чем иным как логически противоречивой, запутанной попыткой объяснить происхождение прибавочной стоимости своеобразной формой воровства и обвинить в этом воровстве собственников средств производства, разобраться к которыми пролетариат может только с оружием в руках.

Вся эта наукообразная галиматья, изложенная в этой главе, и получившая название "Теории прибавочной стоимости" стала краеугольным камнем всего коммунистического мировоззрения, научным обоснованием неизбежности смены капитализма новым общественным строем - социализмом.

Теория прибавочной стоимости Маркса есть то "Великое научное открытие" которое ввело в заблуждение и в искушение десятки миллионов людей в 19-м,20-м и даже в 21-м веках, вера в истинность которого стала и до сих пор остаётся религией дураков.

Кто же кого эксплуатирует?

Где-то примерно в 1988 году, когда предметом моего увлечения было то, о чём я здесь пишу, по какому-то странному стечению обстоятельств мне в руки попала страница, вырванная из журнала "Юность" за 1987 г.. Художник изобразил на ней Маркса с лукавым прищуром глаз хитреца и чью-то руку, начинающую сбривать его (по выражению Герберт Уэльса) огромную, запутанную и бессмысленную, как и весь его "Капитал" бороду. Судя по тому, что КПРФ хоть изрядно поредевшая но всё же одна из самых многочисленных партий родины Октября, бороду учителю всего мирового пролетариата никто до конца так и не сбрил. Поэтому я продолжу то разбирательство, которое начал в первой части этой статьи. Как было установлено, Марксом не доказано, что живой труд наёмных рабочих является источником прибавочной стоимости, безвозмездно присваиваемой капиталистом. Из того же примера, который рассмотрен Марксом следует, что прибавочная стоимость, созданная потреблением рабочей силы составляет 50% дневного заработка рабочего, а 3 шилл. присваиваемые капиталистом сверх понесённых им затрат имеют пока непонятное происхождение. Не найдя ответов в экономической литературе на этот вопрос, я предпринял собственные поиски этого источника. За истекшие более чем 20 лет уверенность в том, что нашел именно его у мене только окрепла.

Хотя величина стоимости товара не есть количество материализованного в нём общественно необходимого труда, как было установлено в первой части, тем не менее, чтобы выйти на источник прибавочного продукта надо начать именно с него, т.е. с труда.

Труд - это работа руками в содружестве с головой, т.е. это физические и интеллектуальные движения. Поскольку единой количественной мерой всех форм движения материи является энергия, то и труд должен измеряться той же мерой, что и энергия, т.е. джоулем. Известное возражение против этой меры заключается в том, что этой мерой нельзя измерить труд необученный, т.е. простой и одновременно труд квалифицированный, т.е. сложный. Например, труд грузчика и труд инженера, учителя или врача требует разных физиологических энергозатрат. Поскольку труд грузчика требует больших энергозатрат, постольку и вознаграждаться он должен якобы в большем размере, нежели труд инженера или врача. А это нелепо. Поэтому, мол, джоуль в качестве меры труда непригоден. Возражение против джоуля, как меры для измерения количества труда, вызвано ошибочным представлением о том, что процесс труда сопровождается только физиологическими энергозатратами и не более того.

В рабочей силе со всей очевидностью видны две её составляющие. Назовём их так: физический потенциал, т.е. собственно телесная форма и профессиональный потенциал, понимаемый как специальные знания и навыки. Понятно, что оба эти потенциала являются продуктами прошлого, т.е. накопленного труда. Чтобы рабочую силу привести в движение в теле работника должен быть запас энергии, достаточный для покрытия физиологических энергозатрат в процессе труда. Эту энергию человек получает с пищей, богатой углеводами. Таким образом, труд - это процесс, в котором потребляются оба потенциала и пища, как источник энергии.

Всякое средство производства представляет в своей сущности аккумулированную энергию накопленного труда, которая расходуется по мере потребления этого средства. Обычная лопата является самым ходовым инструментом любого садовода и огородника. Работая этой лопатой, садовод затрачивает, в сущности, не только свою энергию, но и накопленную энергию тех, кто сделал эту лопату. Глядя на поле, вспаханное за день трактором, невольно представляешь тысячи рабочих рук и умных голов, которые вложили в этот трактор свою энергию, и которая, потребляясь, заменяет сотни мужиков с лопатами. Или еще пример для иллюстрации. При ходьбе пешком вы затрачиваете раза в четыре больше энергии, чем при езде на велосипеде на одно и тоже расстояние. Из школьного курса физики известно, что при перемещении тела на расстояние, совершается работа, равное произведению силы на это расстояние. Но эту работу можно сделать в два этапа. Сначала сделать средство перемещения - велосипед, а потом и само перемещение с помощью этого средства. Поэтому полная работа, совершаемая при этом перемещении, будет равна работе, затраченной на изготовление средства перемещения + работе, совершаемой при самом перемещении. Таким образом, при езде на велосипеде, вы затрачиваете не только свою мускульную энергию, но и энергию накопленного труда, аккумулированную в вашем велосипеде.

Нефть, газ, угол, дрова - это всё природные формы накопленной энергии, которая освобождается от этих форм в процессах сгорания, т.е. в природных процессах. Зерно злаков - то же природная форма накопленной солнечной энергии, которая освобождается в физиологических процессах. В этой связи сама собой напрашивается аналогия: в приведенных примерах рассматривать лопату, трактор, велосипед и вообще всякое средство производства как экономическую форму накопленной энергии, освобождение которой происходит в экономических процессах. По этому физический и профессиональный потенциалы работника можно рассматривать как экономические формы накопленной энергии. Эти потенциалы имеют свой энергетический ресурс.

Понятно, что ресурс проф. потенциала грузчика меньше ресурса квалифицированного рабочего, ресурс последнего меньше ресурса инженера, врача или учителя. Ресурс проф. потенциала инженера меньше ресурса директора завода и т.д.. Поэтому при всякой работе затрачивается не только мускульная энергия, но и энергетические ресурсы проф. потенциалов работников. Всякий квалифицированный труд, т.е. сложный отличается от простого труда, необученного, большим расходом энергетического ресурса проф. потенциала.

Таким образом, джоуль, как мера для измерения количества труда решает проблему редукции сложного труда к простому, которая Марксом осталась не решённой.

Этим самым все возражения против джоуля, как меры для измерения количества труда, становятся лишёнными всякого основания.

В своём экономическом учении Маркс в качестве меры труда взял время. Тут не нужно иметь большого ума, что бы понять, работнику для реализации своей способности к труду нужно не время, а харч, как источник энергии. Ну да ладно. Оставим в покое старика Маркса. Он, возможно, не был знаком с работами своего современника Д. Джоуля, обосновавшего рядом опытов закон сохранения энергии. Не был, очевидно, знаком с опытами Рубнера и Этуотера, подтвердивших применение этого закона в физиологии. Этого Маркс, скорее всего не знал, но вот нашим современникам, да ещё академикам, авторам последнего учебника политической экономии (1990 г.) такое невежество совсем уж не к лицу. Не утруждая себя доказательством, они, как и их учитель, Маркс, называют время естественной мерой труда. То, что одна и та же работа в физике измеряется джоулем, а в их учебнике временем авторов ни чуть не смущает. Водителям грузовиков платят, например, за тонно-километры, а не за время в пути, пусть даже общественно необходимое. Или ещё пример. Два вида простого необученного труда: труд грузчика и труд почтальона. Один таскает мешки по 50 кг, а другой сумку 5 кг с письмами и газетами. Оба затрачиваю на свою работу 8 часов. Понятно, что считать количества труда грузчика и почтальона равными друг другу абсурдно. Количественное сравнение одного труда и другого должно свестись к сравнению физиологических энергозатрат. И это тоже понятно. Здесь при равных временных затратах затрачиваются разные количества мышечной энергии. Время ничего не стоит. А вот большему количеству затраченной энергии соответствует и большее количество потреблённого харча, а, следовательно, и большая стоимость потреблённого труда, при равных то временных затратах. Так что время для измерения труда такая же естественная мера, как и для измерения расстояния. Не временем, а количеством энергии должен измеряться затраченный труд.

Во введении в этом учебнике авторы заявляют: "Политическая экономия - это фундаментальная наука, которая должна проникать с самую суть экономической жизни, вскрыть законы, управляющие экономическими процессами и подсказать пути их использования". Эту фундаментальную науку авторы учебника делят на две науки: буржуазную политическую экономию и пролетарскую. Это напоминает тот маразм, когда в начале 20-х годов прошлого века на волне отрицания всего буржуазного и химию, как фундаментальную науку делили на буржуазную и пролетарскую. Спустя год после издания этого учебника курс политической экономии был исключен из вузовских учебных программ. Наверное, не потому, что отпала потребность проникать в саму суть экономической жизни, а потому, что пролетарская политическая экономия к науке не имеет вообще никакого отношения.

Первейшей потребностью человека после воздуха и воды является еда. Добывание еды было основным видом деятельности человека на протяжении многих тысячелетий. Постепенно это становилось уделом всё меньшего числа людей. Деятельность же других становилась уже не связанной с этим древнейшим занятием. Сегодня в развитых странах, например в Голландии, один фермер может прокормить более ста человек. Такое стало возможным благодаря тому, что среди огромного разнообразия продуктов питания есть один, питательная ценность которого или энергоёмкость намного превышает энергию, затраченную на его производство. Этим продуктом является его Величество хлеб - хрестоматийный символ богатства и благополучия. Сырьём для производства хлеба является зерно злаковых растений. Зерно - это не только хлеб, крупы и макароны, т.е. углеводы, дающие человеку энергию. Скормленные скоту оно превращается в мясо, жиры, молоко, яйца. Т.е. зерно обеспечивает человека основным набором питательных веществ: углеводов, белков жиров. Этот набор веществ удовлетворяет потребность человека, как в энергии, так и в материалах, идущих на восстановление отслуживших свой срок тканей организма.

При высоком содержании связанной химическими соединениями солнечной энергии (1 кг. Пшеницы содержит 3000 Ккал или 12558 Дж), злаки требуют относительно незначительных затрат труда на их производство. Именно зерну, а точнее кукурузе обязаны своим расцветом цивилизации Майя и Ацтеков. Древний Рим достиг своего могущества благодаря умелому возделыванию пшеницы в первую очередь, а не своим легионам. Без риса не было бы и Великой Китайской стены. Одним словом. Там, где выращиваются зерновые, там возникают и развиваются цивилизации. Там, где этого нет - там чукчи. Поэтому в программах новостей во время уборочной нам сообщают в первую очередь о количестве убранного с полей зерна, как основы нашего благополучия, а не чеснока или укропа.

Из одного зерна пшеницы вырастает колос, содержащий не менее двадцати зёрен. Т.е. коэффициент репродуктивности равен двадцати или на профессиональном жаргоне "сам 20". В початке кукурузы, среднем по размеру, я насчитал около 800 зёрен. На стебле таких початков от двух до четырёх, т.е. коэффициент репродуктивности как минимум равен 1500 или "сам 1500". Понятно, что без этого "сам 1500" не было бы возможно: ни гигантские пирамиды толтеков в древнем городе Мезоамерики Теотиаокане, ни циклопические стены Куска, ни чудеса Мачу Пикча.

Репродуктивные процессы в растительном мире природы происходили еще до появления человека на земле. Человек же, взрослея и умнея, присмотрелся к этим процессам и стал использовать их с выгодой для себя, встроив в них человеческий фактор, т.е. свою рабочую силу и свои орудия труда.

В дикой первозданной природе зёрна злаков, сохранившиеся в земле от прошлого сезона, весной прорастали и превращались в колосья, содержащих зёрен, намного больше их породивших. Таким образом, количество зерна, выходящего из природного репродуктивного процесса намного больше превышало количество зерна, брошенного природой в этот процесс.

Сравните теперь это с формулой Маркса: "стоимость продукта, выходящего из процесса равна только сумме товарных стоимостей, брошенных в этот процесс"

Даже занимаясь простым собирательством колосьев, наш пращур на эту работу затрачивал меньше энергии, чем получал от собранных зёрен. Доказательство тому - существование нашей цивилизации.

В своём трёхтомнике "Материальная цивилизация и капитализм" французский историк Ф. Бродель приводит такие сведения, относящиеся к средним векам.

"Работник отрабатывает ежегодно приблизительно 3 тысячи часов. Его семья из 4 человек потребляет в году приблизительно 12 центнеров зерна. Подъём выше линии, соответствующей 100 часов за центнер всегда опасен, выше линии 200 часов - сигнал тревоги, а с пересечением линии 300 часов наступает голод"

Это означает, что примерно на 20 воспроизведенных калорий (джоулей) надо расходовать не более одной калории (джоуля) энергии живого труда. При расходе свыше трёх калорий на 20 воспроизведенных наступал голод. Я опять делаю сравнение с формулой Маркса. Если её прочесть в энергетической интерпретации, то получиться, что на одну затраченную калорию воспроизводиться ровно одна калория, или одну картошину весной посадил - осенью одну, точно такую же выкопал. Комментировать тут, как говориться, нечего...

Разница между брошенным в процесс зерном и полученным в конце процесса по мере развития технологии постоянно увеличивается. Излишек продовольствия имел своим следствием прирост населения, которое занималось деятельностью, всё менее и менее непосредственно связанной с производством питания. Человек, родившийся в современном мегаполисе, и живущий там может даже и не подозревать, что лежит в основе тех материальных благ, которые его окружают. Поэтому сфокусируем своё внимание на этой основе, т.е. на процесе производства зерна.

Рассмотрим все этапы этого производства в порядке их эволюционной очерёдности. Первый этап охватывает тот исторический период, когда процессы репродуцирования зерна, шли в первозданной природе, без вмешательства в них человека. В символической форме это можно отразить следующим образом:

G > K p G (3)

G - Количество зерна, брошенного природой в процесс

> - символ процесса репродуцирования

K p - коэффициент репродуктивности, показывающий, во сколько раз количество полученного зерна, больше затраченного природой.

Зерно G, брошенное в процесс, является природным накопителем солнечной энергии: проросшие и взошедшие зёрна, превращаются в растения, которые, поглощая солнечную энергию и связывая её в процессе фотосинтеза химическими соединениями, образуют колосья, содержащие зёрен намного больше их породивших. Таким образом, количество зерна, выходящего из природного репродуктивного процесса (3) прямо пропорционально количеству зерна, брошенного природой в этот процесс. Разница (K p G - G) - есть прибавочный продукт, созданный самой природой. Часть этого зерна съедят птушки и разные зверушки, а другая часть следующей весной даст всходы, которые опять будут собирать, и аккумулировать в себе солнечную энергию.

Зерно злаков, как уже говорилось, есть по своей сути природная форма накопленной солнечной энергии. На зерновом поле в период вегетации происходит по существу прибавка, прибавление, ПРИБЫЛЬ к энергии проросших семян энергии солнца, величина которой зависит как от репродуктивных свойств самого зерна и его количества, так и от природно -климатических условий. Это полученная за период вегетации солнечная энергия, материализованная в зерне злаков, за вычетом брошенных в процесс, и есть ПРИБАВОЧНЫЙ ПРОДУКТ созданный самой природой.

Согласно историческим сведениям, человек стал систематически употреблять в пищу злаки более 15-ти тысяч лет назад, когда от кочевого образа жизни перешёл к оседлому земледелию. Он уже не как зверушка, собирал злаки и поедал их, а оставлял часть собранного зерна на посев. Он научился уже обрабатывать землю, использую при этом самые примитивные орудия труда, но основным его орудием была его рабочая сила, а точнее его физический потенциал. Энергетическим ресурсом его проф. потенциала и ресурсом примитивных орудий труда, ввиду их малости, на этом этапе можно пренебречь. Потребление рабочей силы - это движения, направленные на обработку земли, посев, уход, сбор урожая и сохранение его. Движения - это затраты энергии, которой можно поставить в соответствие определённое количество зерна, как природного энергоносителя. Т.е. количеству потреблённого труда можно поставить в соответствие определённое количество зерна Gp.c. На этом этапе первобытный земледелец встраивает в природный репродуктивный процесс (3) человеческий фактор - свою рабочую силу, затраты которой, измеряются количеством потреблённого зерна Gp.c. Представим это в символической форме:

Gc. + Gp.c.> Kp.Gc (4)

Здесь в процесс (4) брошены зерно Gc. и рабочая сила в количестве Gp.c. Из процесса выходит зерно в количестве Kp.Gc, которое должно покрыть не только расходы (Gc. + Gp.c), но и остаток Gп.п. = Kp Gc - (Gc + Gp.c.) т.е. прибавочный продукт должен обеспечить существование семьи земледельца до следующего урожая.

Kp.Gc = Gc. + Gp.c. + Gп.п (5)

В зерне, вышедшем из процесса (4) материализована энергия посеянного зерна Gc., энергия потреблённой рабочей силы Gp.c , и энергия солнца, материализованная в прибавочном продукте Gп.п

На этом этапе излишек произведенного зерна ещё не был настолько велик и постоянен, чтобы стать предметом регулярного обмена. А если излишек и появлялся в урожайный год, то лучше его было сохранить на случай неурожая в следующем году.

Поможем нашему первобытному земледельцу решить две такие задачи:

1. Не хватило ему на посев своего зерна - мыши съели часть его семян. Пришлось взять зерна в долг у своего соплеменника в количестве Gc' до нового урожая.

Вопрос: Сколько он должен будет отдать зерна из своего нового урожая.

2. Не хватило силёнок у нашего пахаря при уборке урожая, и попросил он помощи у своих соплеменников в размере Gp.c'

Вопрос: Сколько зерна из нового урожая он должен будет отдать за оказанную помощь.

Если вы считаете, что пахарь должен отдать больше, чем взял, то вы правильно считаете. Но на сколько больше? Это не трудно подсчитать. В процессе (4) отношение произведенного зерна Kp.Gc к затраченному (Gc. + Gp.c.) назовём коэффициентом воспроизводства и обозначим Kв. Если зерно Gc' взятое в долг, бросить в процесс (4) предварительно разделив его не две части: одна часть будет семенным зерном, а другая часть равна затратам рабочей силы то на выходе из процесса мы получим зерно в количестве Kв Gc'. Аналогично решается и вторая задача. Если количество зерна Gp.c' равное затратам рабочей силы при оказании помощи бросить в процесс (4) то на выходе из процесса мы получим зерна в количестве Kв. Gp.c'.

Таким образом, если пахарь взял в долг:

семенного зерна Gc' то должен отдать Kв Gc'

помощи Gp.c' то должен отдать Kв. Gp.c'.

В этом простейшем случае хорошо видно (не глазами, конечно, а мозгами), что зерно Gc', которое представляет здесь средство производства, будучи брошенным в процесс, создает зерна в количестве Kв Gc' превосходящем брошенное в процесс, т.е. создаёт прибавочный продукт точно так же, как и рабочая сила. Если перевести это на экономический язык, то это означает, что средство производства, брошенное в процесс, не просто переносит свою потреблённую стоимость на стоимость произведенного продукта, но в ходе самого процесса происходит увеличение этой брошенной в процесс стоимости. Точно такая же метаморфоза происходит и со стоимостью рабочей силы, брошенной в процесс.

Процесс (4) можно записать в такой символической форме:

G > K в G, где G = Gc + Gp.c (6)

Процессы (6) и (3) в своей символической записи неотличимы друг от друга, но в процессе (6) величина G наполнена уже другим содержанием: человеческим фактором Gp.c.

Если в процессе (3) G выполняет функция накопителя энергии, то эту же функцию G выполняет в процессе (6). Но в процессе (6) G - это не только семенное зерно, брошенное в процесс, но и зерно равное количеству затраченной рабочей силы Gp.c . Таким образом, рабочая сила в процессе (6) выполняет функцию накопителя энергии так же, как и семенное зерно. В этой связи совершенно естественно рассматривать процесс (6) в качестве эволюционного приемника природного репродуктивного процесса (3).

Свойственное природе человека желание иметь больше, чем уже есть имело и имеет своим следствием прогресс технологии. В природный репродуктивный процесс (3) постепенно встраивается, как человеческий фактор не только рабочая сила, но и орудия труда, как усилитель рабочей силы. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что одно из первых таких орудий, выдержавших проверку временем, было рало. Сравните по звучанию с "рылом". Уточняю. Со свиным рылом. Первобытный земледелец увидел, наверное, как дикие свиньи своими рылами буквально вспарывают землю в поисках съедобных корней. Увидел и изготовил из подручных материалов нечто похожее по форме и по воздействию на плотную землю. Использую в качестве тягловой силы лошадь или вола это орудие применялось в земледелии на протяжении многих тысячелетий, на территории России, например, вплоть до XIV века. Понятно, что изготавливать такие орудия имело смысл только в том случае, если применение этого орудия давало существенную прибавку к урожаю. Первобытный земледелец определял это "на глазок". А мы можем дать количественную оценку этой прибавке, меньше или равной которой изготовление этого орудия нецелесообразно.

Пусть наш пахарь на изготовление рала потратил труда в количестве G. Допустим, это рало прослужит ему один сезон. Если количество зерна G, которое он потратил на изготовление рала, он бросил бы в процесс (6) то в конце сезона, на выходе из процесса он получил бы зерна в количестве K в G. Это значит, что потребление этого орудия равносильно потреблению зерна в количестве K в G в качестве накопителя энергии, т.е. в качестве брошенного в процесс (6), из которого оно выйдет уже в количестве K в (K в G). Это та величина, меньше которой или равной изготовление орудия труда нецелесообразно.

Gc + Gp.c + Go.т. > Kp. Gc (7)

Выражение (7) является символическим отражением того исторического факта, когда человек в природный процесс (3) встроил кроме своей рабочей силы её усилитель - орудия труда Go.т. Здесь Go.т - это количество зерна равное

K в G где G - количество зерна (труда), затраченное первым земледельцем на изготовление этого орудия труда.

Аналогично тому, как в процессе (6) семенное зерно и рабочая сила выполняют функцию накопителя энергии так и в процессе (7) орудия труда, потреблённые в количестве Go.т является накопителем энергии.

Gc + Gp.c + Go.т. > Kв( Gc + Gp.c + Go.т.) (8)

Где Kв = (Kp.Gc) ? (Gc + Gp.c + Go.т.) (9)

Со временем на смену рала приходит металлический плуг. На смену лошади - трактор, совершенствуются агротехнические приёмы, селекционеры, генетики улучшают репродуктивные свойства зерна, которое, как и тысячи лет назад, продолжает оставаться единственным первоисточником энергии, приводящей в движение всё цивилизованное человечество. Есть и другие источники, но их энергии недостаточно для возникновения и развития цивилизации. Пример тому - народы Крайнего Севера, не интегрированные в современную цивилизацию.

Разница между вышедшим из процесса зерном и брошенным в процесс в форме семян, рабочей силы, средств производства, т.е. прибавочный продукт (зерно) уже не только покрывает годовые потребности земледельца, но и остаётся излишек, который становиться предметом регулярного обмена. На определённом историческом этапе зерно, как продукт первейшей необходимости становиться всеобщим эквивалентом, т.е. выполняет функцию денег. Надо отметить, что зерно имеет двойственную функцию: быть источником энергии, будучи съеденным, и накопителем энергии, когда весной оно бросается в тёплую рыхлую землю.

Точно так же и деньги. Их можно проесть, а можно положить на накопительный счёт в банк, т.е. деньги являются всего лишь символической копией естественной формы стоимости - зерна.

Понятно, что зерно в качестве всеобщего эквивалента вещь практически неудобная. Поэтому по мере становления цивилизации оно заменяется символом. Например, одному литру зерна можно поставить в соответствие кусок медного стержня, которому путём чеканки предаётся соответствующий внешний вид и обозначается его достоинство. Например, один талер. Таким образом, один талер становится символом одного литра зерна. Зерно же - это форма накопленной энергии. Таким образом, какое бы название ни имел денежный знак: талер, рубль, доллар, евро всё это символы энергии. Поэтому когда говорят об энергии денег то это надо понимать не в метафорическом смысле, а в самом буквальном.

В нашем разбирательстве мы будем по прежнему считать зерно формой стоимости, т.е. выполняющим функцию денег. Возьмём любой процесс товарного производства. Пусть G - есть сумма товарных стоимостей, брошенных в этот процесс. Вопрос. Какому количеству зерна будет эквивалентен продукт, выходящий из этого процесса? Совершенно естественно, что этот продукт будет эквивалентен такому количеству зерна, на производство которого затрачено зерна тоже в количестве G. Т.е. он будет эквивалентен зерну в количестве KвG. Поскольку зерно является формой стоимости, то величина KвG и есть стоимость продукта, выходящего из процесса. Установив соответствие между некоторым количеством зерна и его символом, легко перейти к денежной форме стоимости.

Зерно, брошенное в репродуктивный процесс, лишаясь своей формы бытия, превращается на выходе из этого процесса в Kв зёрен. Точно так же всякое средство, брошенное в экономический процесс производства, лишаясь своей формы бытия, на выходе из этого процесса материализуется в продукте, выходящем из процесса, со стоимостью в Kв раз превосходящей стоимость средства, брошенного в этот процесс.

Как уже ранее говорилось, всякий продукт человеческого труда можно рассматривать как экономическую форму накопленной энергии. Подобно тому, как зерно, брошенное в землю становится природным накопителем солнечной энергии, точно так же всякое средство, брошенное в экономический процесс, становиться экономическим накопителем символов энергии.

В первозданной природе коэффициент репродуктивности Kр был задан самой природой. После вмешательства человека в природный процесс этот коэффициент стал содержать в себе человеческий фактор. Например. Ещё в недавние времена высота пшеницы достигала полутора метров. Сейчас же благодаря работе селекционеров и генетиков её стебель стал в пределах 60 см, и питательные вещества больше поступают в колос, образуя зёрен больше и крупнее.

Если процесс производства зерна можно рассматривать в качестве эволюционного приемника природного репродуктивного процесса, то всякий экономический процесс товарного производства можно рассматривать в качестве приемника процесса производства зерна, который генерирует коэффициент воспроизводства Kв. Таким образом, если затраты на производство какого-либо продукта известны и равны, скажем, G то стоимость этого продукта будет равна KвG. Это будет именно та величина, отклонениям от которой то в меньшую сторону, то в большую будет подвержена в результате рыночной конъектуры цена этого продукте.

Теперь, когда алгоритм образования стоимости стал ясен, можно в самом общем виде дать описание механизма возникновения и роста общественного богатства. Суммарное зерновое поле, поглощая солнечную энергию и связывая её в процессе фотосинтеза химическими соединениями, в конце сезона вегетации выдаёт зерна на много больше, чем было брошено в процесс. Полученная солнечная энергия, аккумулированная в зерне злаков, становится источником энергии сначала для самого производителя зерна, а в последствии для тех, кто не занят этим делом. Чтобы этим последним получить доступ к этой энергии им нужно производителю зерна дать что-то эквивалентное взамен. Излишек произведенного зерна имел своим следствием рост население и возникновение ремёсел. В растительном мире природы рост биомассы планеты происходит за счёт непрерывного поступления на Землю солнечной энергии. Эта же энергия становится первоисточником возникновения и роста общественного богатства. Если в первом случае эта энергия непосредственно усваивается растениями, что приводит к их росту, то во втором случае эта энергия претерпевает ряд метаморфоз. Сначала она материализуется в зерне злаков, которые становятся источником энергии, как для производителей зерна, так и всех, кто не занят этим производством. Приводя в движения физический и профессиональный потенциалы ремесленника, эта энергия материализуется в искусственных формах, создаваемых ремесленником из природного вещества. Орудия труда, жилище, предметы домашнего обихода и др. это всё формы накопленной энергии. Приобретённые знания - это тоже форма накопленной энергии, причём потребление этих знаний, как средства производства приводит не к их износу, а наоборот, к их накоплению в отличие от всех прочих средств производства. Поступающая солнечная энергия постоянно увеличивает биомассу Земли. Она же, претерпевая ряд метаморфоз, посредством человеческой деятельности воплощается в искусственных формах, приводя к их накоплению, т.е. к накоплению богатства во всём его многообразии.

Теперь вернёмся к тому самому примеру, на котором Маркс в пятой главе первого томе "Капитала" показывает, каким образом капиталист присваивает прибавочную стоимость, созданную наёмным рабочим. Результат это рассмотрения будет впечатляющим .... В своё время он меня шокировал

Итак, я напомню. Капиталист бросает в процесс производства пряжи.. 20 фунтов хлопка, веретено и рабочую силу. В стоимостном выражении это будет выглядеть так:

20 шилл. + 4 шилл. + 1.5 шилл. > 30 шилл. (10)

Первое слагаемое - это 20 шиллингов за 20 фунтов хлопка, 4 шиллинга - потребленная стоимость веретён и 1.5 шиллинга - стоимость потреблённой рабочей силы. Ранее мы выяснили, что 3 шиллинга, выплачиваемые капиталистом рабочему, и которые Маркс называет дневной стоимостью рабочей силы, не являются ни 12 часовой, ни 24 часовой стоимостью рабочей силы как товара. Иначе мы получаем абсурд. 3 шиллинга - это дневной заработок рабочего за 12 часов труда, который покрывает его суточные расходы. Следовательно, 1.5 шиллинга покрывает его 12 часовые расходы. Поэтому потреблённая стоимость рабочей силы, брошенной в процесс изготовления пряжи, составляет 1.5 шиллинга, что нашло своё отражение в (10).

Потребление рабочей силы в течение 12 часов не может быть товаром, потому что стоимость этого товара в точности равна стоимости материальных средств, потребляемых работником в течение этих 12 часов. Поэтому Маркс, говоря о купле и продаже рабочей силы как товара, подменяет действительное желаемым. Он и сам признаётся, что при этой самой купле - продаже никаких денежных расчётов не происходит, а только по истечении какого-то времени, например, недели, когда рабочий поработает, и что-то уже произведёт. Таким образом, потреблённую рабочую силу, стоимостью 1.5 шиллинга рабочий сам оплачивает из своего кармана. Следовательно, капиталист бросает в процесс прядения только хлопок и веретено стоимостью (20 + 4) шилл., а рабочий - свою рабочую силу, стоимостью 1.5 шиллинга. Никакой купли и продажи рабочей силы не происходит. Поэтому не происходит и никаких денежных расчётов. Всё гораздо проще: Встречаются два собственника. Один собственник прядильной мастерской, где уже заготовлены хлопок и веретёна, а другой собственник своей рабочей силы, профессиональный потенциал которой умеет превращать хлопок в пряжу. Один обязуется загрузить другого работой на 12 часов и платить 3 шиллинга в день. Другой обязуется за это время 20 фунтов хлопка превращать в 20 фунтов пряжи. С формальной точки зрения это два компаньона, но с очень неравными долями собственности. Стоимость произведенной пряжи величина известная - 30 шиллингов. Будем считать, что все упомянутые цены рыночно устоявшиеся. Отношение стоимости, выходящей из процесса к сумме стоимостей, брошенных в процесс, как уже говорилось, генерируется процессом производства зерна. В этом примере

Kв = 30 ? ( 20 + 4 + 1.5) ? 1.1764

Хлопок и веретено с суммарной стоимостью 24 шиллинга, брошенной в процесс капиталистом, потребляясь в нём и лишаясь своей формы бытия, материализуются в части пряжи, имеющей стоимость

1.1764 Ч 24 ? 28.2336

Аналогичная метаморфоза происходит и с рабочей силой. Потреблённая рабочая сила, стоимостью 1.5 шиллинга материализуется в части готовой пряжи, со стоимостью

1.1764 Ч 1.5 ? 1.7646

Это значит, что потреблённая рабочая сила, стоимостью в 1.5 шилл. за 12 часов работы создала стоимость всего 1.7646 шиллинга. Нетрудно подсчитать, чтобы работнику заработать 3 шиллинга, покрывающие его суточные расходы, ему нужно работать 20.4 часа, что физически невозможно, если работать ежедневно.

Брошенные капиталистом в процесс хлопок и веретено, создали стоимость 28.2336 шилл., т.е. на 4.2336 шилл. больше брошенных в процесс, что на 1.2336 больше, чем капиталист положит в свой карман. Таким образом, выходит, что из созданной прибыли 4.2336 шилл. капиталист берёт себе 3 шилл., а 1.2336 шилл. доплачивает рабочему до 3 шилл., обеспечивающих его суточное существование.

В рассмотренном самим же Марксом примере, но доведённым нами до его логического завершения, оказалось, что в заработке рабочего, равном трём шиллингам, только 58.8 % созданы рабочей силой, а 41.2 % созданы средствами производства, не принадлежащими рабочему, т.е. капиталист не только не присваивает результат труда наёмного рабочего, но совсем наоборот, сам по существу дотирует рабочего за счёт средств, созданных его капиталом (накопленным трудом) брошенным в процесс.

Наконец мы добрались до того самого места, когда можно расслабиться и задаться вопросом:

Это кто же кого эксплуатирует, безвозмездно присваивая плоды чужого труда, бережливости и предприимчивости?

Для тех, кто не знаком с историей вопроса, особенно для молодых, напомню. Государственный переворот в 1917 г., который коммунисты называют не иначе как "Великой Октябрьской социалистической революцией" был совершён по существу из за того, что по учению Маркса именно капиталисты присваивают прибыль, создаваемую наёмными рабочими. В действительности же, оказывается всё наоборот. Значит, ошибочка вышла! Выходит, товарищи зря погорячились в 17 - м. Думать надо было, прежде чем с "Лениным в башке и с наганом в руке", как писал Маяковский, уничтожать то, что спустя 73 года пришлось восстанавливать. А зачем думать, если и так было ясно, что капиталист наживается за счёт рабочего. Не особо напрягаясь, капиталисты и помещики имели материальный достаток, который ни в какое сравнение не шёл с достатком рабочих и батраков. Маркс дал "научное обоснование" тому, что вроде было и так очевидно: эксплуататоры и мироеды обогащаются за чужой счёт. Это было так же очевидно, как и то, что солнце вращается вокруг земли. И даже вся Вселенная. А Земля - центр мироздания. Так и считали много тысячелетий подряд потому, что это было именно очевидно для глаз, а ум Коперника увидел совершенно иную картину. Точно так же обстоит дело и в том примере, из которого Маркс вывел свою теорию прибавочной стоимости, не разобравшись в самой сути явления.

Предположим в рассмотренном примере, что в мастерской капиталиста работают 30 рабочих прядильщиков. Что бы их всех обеспечить работой в мастерской, к началу рабочего дня должно быть заготовлено хлопка и веретён на сумму (20 + 4) 30 = 720 шилл. Таким образом, капиталист бросает в процесс прядения 720 шиллингов ежедневно. Рабочий же в этот процесс бросает только 1.5 шилл. Прибыль первого составит (3 Ч 30) т.е. 90 шилл., а второго только (3 - 1.5) т.е. 1.5 шилл. Разница в уровнях материального достатка капиталиста и рабочего объясняется не безвозмездным присвоением чужого труда, а разницей стоимостных ресурсов, брошенных в процесс. Большему ресурсу соответствует, вообще говоря, и большая прибыль.

В представлении большинства людей понятие прибыли ассоциируется с бизнесом и понимается как разница между полученным доходом и затраченными средствами. Тот факт, что обычный работник, отрабатывая своё рабочее время и не занимаясь никаким бизнесом, тоже получает, тем не менее, прибыль от своей деятельности, почему-то даже в голову никому не приходит.

В рассмотренном примере нетрудно подсчитать, что прибыль рабочего составила 100 %. Затратив 1.5 шилл., что составляет 12 часовую стоимость его рабочей силы, он получает 3 шилл.. В тоже время капиталист, он же эксплуататор и мироед, на потраченные 24 шилл. получает 27 шилл., т.е. прибыль равна 3 шилл., а это всего 12.5% от затрат.

В наше время годовой баланс рабочего времени в пересчёте на сутки составляет всего около пяти часов. Это означает, что суточная стоимость нашей рабочей силы примерно в пять, раз превышает стоимость нашей потреблённой рабочей силы, ежедневно бросаемой в процесс примерно на 5 часов. Следовательно наша рабочая сила ежедневно нам приносит прибыль около 400 %. В то же время проценты по сберегательным вкладам в банках колеблются от 7 до 15 %. Мой годовой заработок в перечете на сутки без выходных и отпуска составляет 10 у.е.. Каждый день в течение года я бросаю свою рабочую силу в процесс на 5 часов, т.е. бросаю в процесс 2 у.е., а получаю 10 у.е.. На накопительном счете в банке эти же 2 у.е. за день увеличатся максимум до 2.3 у.е.. Это означает, что наше материальное благосостояние обеспечивается не столько нашим сегодняшним трудом, сколько прошлым, т.е. накопленным в средствах производства даже нам не принадлежащих.

Сложившееся в общественном сознании представление, о том, что частная собственность на средства производства неизбежно порождает обогащение собственников этих средств за счёт наёмных работников основано на кажущейся очевидности такого представления, которому и попытался дать научную подпорку учитель всего мирового пролетариата. Такое представление и сегодня продолжает оставаться идейной платформой коммунистов, которых на родине Октября поддерживают 18 % избирателей, похоже, не обременяющих себя размышлениями о том, почему развитой социализм перешёл не в коммунизм, как было обещано, а в капитализм.

Поражает такой факт. За 73 года Советской власти миллионы, а скорее даже десятки миллионов студентов вузов, техникумов, высших партийных школ, университетов марксизма - ленинизма изучали политическую экономию, конспектировали труды Маркса, его "бестселлер" "Капитал", взбаламутивший весь мир. Вторая часть пятой главы первого тома "Капитала" занимает всего 13 страниц. Как я уже говорил, при внимательном и вдумчивом чтении, не заметить логическую противоречивость и запутанность Марксовых наукообразных рассуждений просто невозможно. Однако не заметили! Ладно. Студентам это простительно. Им надо было ходить на лекции, писать рефераты, выступать на семинарских занятиях, сдавать зачёты, экзамены, ... Короче говоря. Думать им было некогда - надо было учиться. Но если взять тех, кто профессионально погрузился в эту науку, читал лекции, писал учебники. Неужели за 73 года никто из профессионалов так и не заметил, что Маркс ровным счётом так и не представил никакого доказательства того, что капиталист безвозмездно присваивает стоимость, созданную рабочим сверх той, что покрывает расходы на его пролетарское бытиё. Ведь для того, чтобы эту стоимость присвоить её надо сначала произвести. Вместо того чтобы это доказать Маркс это постулирует. Вот как он это делает. "Капитал" том 1, часть 3. "Купля и продажа рабочей силы" Всю массу товаров, потребляемых рабочим в течение года, Маркс делит на 365.

"Пусть в этой, необходимой для среднего дня товарной массе заключено 6 часов общественного труда; тогда в рабочей силе ежедневно овеществляется половина дня общественного среднего труда. Т.е. требуется половина рабочего дня, для ежедневного производства рабочей силы. Это количество труда, необходимое для ежедневного производства рабочей силы, составляет её дневную стоимость или стоимость ежедневно воспроизводимой рабочей силы"

Тот, кто легковерно проглотил эту наживку, тот уже попал на крючок Марксовой теории. Вместо того, что бы представить доказательство, что рабочий в течение 6 часов своего труда создаёт эквивалент потребляемых им в течение суток жизненных средств, Маркс с лёгкостью фокусника повелевает: "Пусть это будет так". А это значит, что рабочий за полный рабочий день создает стоимость, в два раза превосходящую его суточную потребность. На тринадцати страницах 2 части 5 главы 1 т. "Капитала" Маркс пытается дать наукообразное объяснение тому, как капиталист, не нарушая закон стоимости, безвозмездно присваивает вторую половину, созданной рабочей силой стоимости, а точнее стоимости, созданной Марксовым воображением.

Но чтобы уличить Маркса в научной недобросовестности его надо читать, вникать, думать напрягаться. А кому это нужно? Думать то? Если за нас уже подумали основоположники "научного мировоззрения" и целая когорта докторов и академиков пролетарских экономических наук, которые во всех изданных учебниках политической экономии за семь десятилетий недоказанное Марксом называли великим научным открытием, раскрывающим тайну и суть капиталистической эксплуатации. Как было не верить этим корифеям, не думая, не напрягаясь... Вот и верили.

Я помню как в школе, на уроках математики мы решали задачи с вычислением сложного процента. Положили вы, скажем, на сберегательный вклад n - ую суммы денег и нужно было вычислить, насколько увеличится эта сумма через м лет, если начисления по вкладу составляют 3 % годовых. В то же время на уроках обществоведения нам популярно втолковывали, что средства производства новой стоимости не создают, а только переносят свою потреблённую стоимость на стоимость произведенного продукта. Помню на заборах, на стенах домов висели плакаты с изображением счастливого советского мужика, держащего в руках серую сберкнижку. И всё это на фоне новенького дома. Вот, мол, накопил и дом купил. Надпись на этом плакате призывала хранить деньги в сберегательной кассе, потому что это надёжно, выгодно, удобно и к тому же 3 % годовых на дороге не валяются. То, что на деньги, положенные на сберегательные вклады должны начисляться проценты мы считали таким же правильным и понятным, как и то, что средства производства, брошенные в процесс новой стоимости не создают. Эти два противоречащих друг другу представления мирно уживались в нашем сознании, не причиняя никакого умственного беспокойства. Когда один молодой человек попросил меня кратко, не влезая в дебри, объяснить ему, в чём суть экономического учения Маркса, я ему сказал: "Если ты сегодня положишь в банк на счёт какую-то сумму денег, то ни через год, ни через 10 лет, ни даже через 1000 лет эта сумма ни на копейку, по учению Маркса не должна увеличиться". Молодой человек посмотрел на меня с недоверием и сказал, что это ведь чушь кокая-то! Да верно, это чушь, но в этом вся суть его теории.

В основу своего экономического учения Маркс положил два утверждения, данные им не как результат доказательства, а как то, во что нужно верить.

1. Величина стоимости товара - есть количество материализованного в нём общественно необходимого труда.

2. Прибавочная стоимость создаётся только рабочей силой, все прочие средства производства, брошенные в процесс, лишь переносят свою потреблённую стоимость на стоимость произведенного продукта.

Из символической записи процесса производства зерна отчетливо видно, что энергия затраченного труда является только частью той энергии, которая материализована в произведенном зерне. Это означает, что стоимость произведенного продукта всегда будет больше стоимости затраченного труда.

Утверждение, что прибавочный продукт создаётся только рабочей силой равносильно тому, что в природном репродуктивном процессе из одного брошенного в землю зерна вырастает колос, содержащий ровно одно зерно. Для тех, кому это не совсем очевидно есть другое доказательство абсурдности этого утверждения. Путь и в самом деле средства производства, т.е. накопленный труд, прибавочной стоимости не создаёт, а создаёт её рабочая сила. Что же такое "рабочая сила"? Это, во-первых, физическое тело работника, а во-вторых, это его профессиональные знания и навыки. И то, и другое это прошлый, т.е. накопленный труд. Что бы привести рабочую силу в движение нужно не время, а харч, как источник энергии. А харч, это то же накопленный труд. Таким образом, в процесс производства бросается только накопленный труд, который, по учению Маркса, ни какой прибавочной стоимости не создаёт, т.е. сколько рублей брошено в процесс, столько из него и вышло. Ведь так Маркс и утверждает, что стоимость продукта, выходящего из процесса, равна только сумме товарных стоимостей, брошенных в этот процесс. Человека кормит только прибыль. Если прошлый труд не создаёт прибавочного продукта значит нет человека, нет деревни, города, страны, нет цивилизации. Верующий в Маркса, открой глаза и посмотри. Всё есть. А значит прошлый, накопленный труд, только он и создаёт прибавочный продукт. К концу своей жизни Маркс наверное и сам это понял, когда отрёкся от своего же учения сказав: "Я не Марксист". В чём же ошибся Маркс? В выборе меры для измерения труда.

Не время, а энергия является этой мерой.

Два приведенных утверждения, положенных Марксом в основу своего экономического учения, не только противоречат друг другу, но и каждое из них, будучи доведенным, до своего логического завершения приводит к абсурду.

Вот на таком теоретическом фундаменте и был построен социализм. Объявив рабочий класс передовым классом, движущей силой прогресса, основоположники "научного мировоззрения" тем самым поставили телегу впереди лошади. Поэтому к концу 80 - х мы приехали туда, куда и приехали.

Процессы товарного производства являются ничем иным, как эволюционными приемниками природных репродуктивных процессов, унаследовав от последних их свойства и законы. Поэтому насильственное внедрение в жизнь Марксистского учения, противоречащее этим законам, и привело к катастрофическим социальным потрясениям, жертвами которых стали десятки миллионов людей в разных регионах мира.

Вся экономическая история СССР - это цепочка перестроек экономики, начиная от военного коммунизма, НЭПа и кончая последней Горбачёвской, закончившейся реставрацией капитализма.

Двадцать лет назад после известного ельцинского указа о запрете деятельности КПСС Геннадий Зюганов.первый скретарь ЦК КПРФ, приняв позу незаслуженно, обиженного человека сделал заявление, в котором сказал, что пока живо человечество будет жить идея и социальной справедливости. Мне импонируют те, в ком идея справедливости является нормой повседневной жизни, и базисом их мировоззрения. Однако давно уже надо было разобраться и понять, что на извечные стремлений людей жить по справедливости учение Маркса правильного ответа не даёт. Более того. Стремление реализовать идею справедливого устройства общества, руководствуясь учением Маркса, неизбежно приводит к прямо противоположному результату, что убедительно и доказали все 73 года существования советской власти.

Февраль 2011 г. Е.И. Тикунов


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Грейш "Кибернет"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"