Тимофеев Николай Александрович: другие произведения.

Подруги Пьеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Н.А. Тимофеев

ПОДРУГИ

Комедия в четырёх действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
  
   Антон Максимович Орехов, предприниматель, 27 лет.
   Степан Васильевич Беляев, чиновник невысокого ранга.
   Галина Ивановна, его жена, библиотечный работник.
   Ирина, их дочь, студентка.
   Олег, их сын, сотрудник инофирмы, 30 лет.
   Полина, его жена.
   Анна Андреевна, мать Галины Ивановны.
   Тамара Самоходова, подруга Ирины, студентка.
   Игорь, друг Антона, предприниматель.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Действие происходит в Москве в квартире Беляевых, на их даче в пригороде и в квартире Орехова.
  
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  
  
   Большая комната в квартире Беляевых. В центре стол, стулья, за ними два окна. Слева в углу телевизор, ближе входная дверь. Справа вдоль стены диван, за ним кресло, второе кресло между окнами, журнальный столик.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Анна Андреевна одна.

   Анна Андреевна (вытирает пыль на мебели и подоконниках). А как не вытирать - пылью зарастём. Каждое утро вытираю, это у меня вместо физкультуры... Помолюсь, пыль вытру, можно отдохнуть - два важных дела сделала. Восемьдесят четвёртый годок пошёл, сил немного осталось... Им некогда, я за всех Богу молюсь. За Галочку, чтобы она до пенсии спокойно доработала. Библиотеку её угрожали закрыть. Потом вроде оставили в покое. А на днях сказали, что будет сокращение. Кого сокращать, когда работать некому - только нервы людям портят... И за Ирочку душа болит. Двадцать два года внучке, всё при ней, а жениха нет. Теперь все поздно замуж выходят, но всё равно... недавно старые фотографии смотрела - моя копия... жалко мне её... У неё вместо жениха Тамара Самоходова... Бог послал подружку. Она, кого хочешь, с ног свалит - очень деловая девка... шахматистка. За внука Олежку Богу молюсь. Пятый год с Полиной живут, а детей всё нет. Проверялись, говорят, оба: всё вроде бы хорошо, а детей нет... Всё на экологию сваливать стали... За зятя тоже молюсь. Характер у него, конечно, не сахар (дай Бог, Стёпа, тебе здоровья!), но ведь на нём весь дом держится. У моего зятя, люди говорят, деньги к рукам прилипают, а как бы мы жили без этих денег?.. Каждое утро за всех молюсь... слышит ли Господь?.. грехов-то как репьёв было.

Звонит телефон, отвечает.

   Да... здравствуйте!.. Степан Васильевич будет попозже, через час позвоните (кладёт трубку). Начинается выходной день, начинаются звонки Степану Васильевичу. То ему звонят, то он звонит - друзей, знакомых у него пропасть. Такой человек.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Анна Андреевна и Ирина.

   Ирина (входит и напевает). А бабушка, бабушка, бабушка-старушка... (пытается танцевать с Анной Андреевной). Тра-ля-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля-ля... ну, бабушка!..
   Анна Андреевна. Что с тобой, Ласточка? Мне бы только ходить на своих ходулях, где уж танцевать... ты меня завалишь и всё, перестань... не удержишь меня, я разобьюсь!
   Ирина. Ладно, больше не буду. А как у нас, бабушка, насчёт сохранения тайны?.. если я тебе единственной её открою?
   Анна Андреевна. С этим, слава Богу, всё благополучно. С памятью плохо стало - я могу твою тайну забыть, а так голова вроде ясная.
   Ирина. Такую тайну, бабушка, ты не забудешь!.. Твоя внучка, кажется, влюбилась! Такого со мной ещё никогда не было, бабушка!
   Анна Андреевна. Поздравляю, внученька! Пора, значит, пришла. В кого же? Дальше рассказывай, мне интересно...
   Ирина. Вчера нам читал лекцию один бизнесмен. А твоя внучка в него взяла и влюбилась. И не знает, что с этим делать... но очень весело мне и хорошо. Не могу даже словами это передать...
   Анна Андреевна. Он что же ещё и преподаёт у вас?
   Ирина. Нет, его пригласили, как он сам выразился, по старому знакомству поделиться своим опытом ведения бизнеса.
   Анна Андреевна. А что же дальше? Как ты с ним ещё увидишься? Как ты узнаешь о его отношении к тебе? Может быть, он женатый человек? И я что-то не верю в любовь с первого взгляда: мой опыт в молодости был всегда отрицательным. Да, ты понимаешь, за первым ослепительным очарованием через короткое время следовало полное разочарование.
   Ирина. Ты не бабушка, а... какой-то источник вопросов и сомнений! Всё просто на самом деле. Он ещё раз будет у нас выступать... после завтра. Потом он написал на доске адрес своей электронной почты для наших возможных вопросов. И я ему понравилась: во время лекции он больше всего смотрел на меня - будто беседовал только со мной. И Тамарка мне это сказала. А ты сомневаешься... почему?
   Анна Андреевна. Он даже не знает, как тебя зовут...
   Ирина. Он попросил написать список присутствующих. Я написала и отдала ему. Первой записала себя: Беляева Ирина. Он спросил: " Беляева Ирина, вы староста?" Я ответила, что староста отсутствует.
   Анна Андреевна. А как же его зовут?
   Ирина. Антон Максимович Орехов. Да я хоть сейчас могу послать ему письмо по электронной почте с одним вопросом: "Антон Максимович, вы женаты?" Он будет знать мой адрес, напишет ответ, но он был без кольца.
   Анна Андреевна. Как у вас всё стало просто... желаю тебе счастья, моя девочка. У нас было совсем по-другому...

Звонит телефон.

   Ирина (отвечает). Слушаю... здравствуйте... (закрывает трубку) папу спрашивают, где он?..
   Анна Андреевна. Пошли за продуктами.
   Ирина. Его нет, что передать?.. хорошо передадим (кладёт трубку). Папе звонил Артём Николаевич.
   Анна Андреевна. Хриплый голос?.. Он уже звонил, какой нетерпеливый.
   Ирина. Бабушка, только мою тайну никому!
   Анна Андреевна. Господь с тобой! Да разве я когда-нибудь не сохранила твои тайны? Только ведь ты сама маме и расскажешь, стоит вам остаться вдвоём. Тем более, что для неё эта новость будет приятной.
   Ирина. Пока, бабушка, я рассказала только тебе.
   Анна Андреевна. Поняла, будет наша с тобой тайна.
   Ирина. А Тамарке он не понравился. Сказала, что уши слишком оттопырены и через чур улыбчивый, глазки масляные, чем-то на кота похож. По-моему, она ревнует. Уши обычные, а если б хмурый был, разве лучше? Я хмурых не люблю. Он просто жизнерадостный неунывающий человек. У него сейчас третий бизнес. Вначале он занялся переработкой древесины и разорился. Другой бы на его месте сник, а он выкрутился, расплатился с долгами. Потом с приятелем организовали фирму по заготовке металлолома. Бизнес у них пошёл, он заработал денег, продал свою долю компаньону, а сам занялся строительным бизнесом. Он такой энергичный, просто молодец.
   Анна Андреевна. Ты позавтракать забыла. Пойдём на кухню, ты мне ещё о нём расскажешь.
   Ирина. А я что-то есть пока не хочу. А мама с папой скоро придут?
   Анна Андреевна. Взяли сумку на тележке и пошли; на рынок, наверно, зайдут. Должны уже скоро вернуться. Они-то позавтракали...

Звонит телефон.

   Ирина (отвечает). Да... здравствуйте, Татьяна Александровна... как же так? Она вчера жаловалась, что желудок побаливает... ничего себе!.. я сейчас же поеду... а номер... это в каком корпусе... поняла... а вдруг удастся её увидеть... хотя бы в окно... я вам потом позвоню, если что-нибудь узнаю (кладёт трубку).
   Анна Андреевна. Что-то случилось? Тамаркина мама звонила?
   Ирина. У Тамарки вчера днём болел желудок. Это у неё было и раньше. А вечером ей стало плохо. Вызвали скорую, и в восемь вечера ей сделали операцию: у неё разлился аппендицит. Представляешь? Сейчас она лежит в реанимации. Мне её жалко, бабушка!.. Тамарочка, держись!..
   Анна Андреевна. Да, это тяжёлая операция. Ты хочешь поехать?
   Ирина. Татьяна Александровна говорит, что мне не удастся её увидать... а вдруг. Чего я теряю? Реанимация на первом этаже - в окошко загляну. Спрошу у кого-нибудь: как там моя Тамарочка? Надо же... (уходит).
   Анна Андреевна. Ты бы всё-таки позавтракала, неизвестно когда вернёшься... куда спешить?
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Анна Андреевна одна.

   Анна Андреевна. Улетела моя Ласточка... Тамарка её заболела... непривычно будет ей, плохо без Тамарки... Не ждёшь, не гадаешь, а оно случается. Ничего, выздоровеет... такая молодая.

Пауза.

   А Ласточка-то моя влюбилась. Дай, Господи, ей удачи! Что ни говори, а удача - это всё. Другой раз смотришь, и он хорош собой и она красавица, и счастливы, кажется, оба, а проходит какое-то время, и они, уже озабоченные, раздражённые и растерянные, разводятся - не подошли друг другу. Мне всегда очень жаль обоих. Родственники, друзья пытаются выяснить: кто в чём из них виноват. А я считаю, всё это лишнее. С ними не было удачи, а без неё далеко не уедешь. Я в этом уверена. А чем ещё объяснить? Все в молодости много ошибаются, где-то ведут себя неразумно, но ведь одни пары сохраняются, а другие - распадаются. Я согласна, что тут и воспитание играет роль, и характеры, но самое главное, конечно, удача! Либо она есть, либо её нет!

Звонит телефон, отвечает.

   Да... нет, ещё не подошёл... ничего (кладёт трубку). Припекло видно: Степан Васильевич, выручи, помоги! Стёпа всем помогает. У него все друзья: от высокого начальства до, прости Господи, каких-то проходимцев. Такой человек... О чём я думала? Перебил, не вспомню. А вот и Степан Васильевич, и продукты приехали.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Анна Андреевна, Галина Ивановна и Беляев.

   Анна Андреевна. Стёпа, тебе три раза звонил какой-то Артём Николаевич.
   Беляев. Хорошо, спасибо (садится за стол, берёт телефон, набирает).
   Галина Ивановна. Что это за Артём Николаевич? Я не знаю?
   Беляев. Артём лекарства тебе привозил.
   Галина Ивановна. Ах, Артём!.. а я сразу не поняла.
   Беляев (по телефону). Добрый день!.. Какие дела?.. Ясно, а ты икру мечешь?.. У тебя же мобильный мой был... Ладно, понял...давай подумаем... По телефону такие дела не решаются, конечно. Подъезжай завтра ко мне на работу... пропуск я закажу... Нет, не с утра, зачем?.. Да, понедельник: все бегают, мельтешатся - бурная деятельность... а ты... да... часам к двум... Хорошо, договорились, обсудим, позвоним кому надо, всех благ, до встречи (кладёт трубку).
   Галина Ивановна. Что у него случилось?
   Беляев. Да ничего особенного, мелочи жизни.
   Галина Ивановна. Что, требуется твоя помощь?
   Беляев. Подумаем: одна голова хорошо, а две лучше. Зачем тебе вникать в эти дела? Занимайся своими.
   Галина Ивановна. Стёпа, мне кажется, что она за яблоки с меня не правильно взяла. Ты не помнишь, сколько я ей давала?
   Беляев (раздражённо). Начинается... правильно, неправильно... мы были на рынке, теперь уже дома. Ты не думаешь возвращаться на рынок?.. Я, например, не собираюсь! А в магазине сколько платила, помнишь?
   Галина Ивановна. Из магазина у меня чек есть.
   Беляев. А зачем? Какой смысл всё это вспоминать?.. Поезд ушёл... Продукты дома: выгружай и кушай на здоровье.
   Анна Андреевна. У Галочки привычка такая!.. пора уж тебе понять.
   Беляев. А вы сразу защищать! Вашу дочь обижают?.. Никто её не трогает. Мы разговариваем... тоже пора понять за 31 год... Что смотрите?..
   Галина Ивановна. Ладно, из-за ничего... буря в стакане. Успокойтесь, граждане... тихо, тихо, тихо...
   Беляев. Пойду я к себе... нужен буду, позовёте (уходит).
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Анна Андреевна и Галина Ивановна.

   Анна Андреевна. Вытаращил глазки, как будто кто его испугался.
   Галина Ивановна. Не волнуйся, мама, всё хорошо. Он не любит, когда ты за меня заступаешься. Из-за этого у вас иногда бывают стычки. А потом всё налаживается. Он отходчивый, ты его уж знаешь. Не связывайся с ним, я тебя прошу.
   Анна Андреевна. Он много чего не любит, прикажешь по одной дощечке перед ним ходить? Всегда ему угождаешь, на мать тебе наплевать.
   Галина Ивановна. Успокойся, мама. Грех тебе на меня обижаться: я всё для тебя стараюсь делать. Ира спит до сих пор?
   Анна Андреевна. Ира уехала в больницу. Тамарке её вчера вечером сделали операцию, лежит сейчас в реанимации.
   Галина Ивановна. О Господи, а что с ней случилось?
   Анна Андреевна. Я не помню, есть какое-то мудрёное название... Ира сказала, что аппендицит у неё разлился.
   Галина Ивановна. Да, не повезло, тяжёлая операция. Наша-то зачем поехала? В реанимацию никого не пускают, ты ей не сказала?
   Анна Андреевна. Ей Тамарина мама говорила, но она решила поехать: вдруг удастся в окошко увидеть... реанимация на первом этаже.
   Галина Ивановна. Ничего она не увидит, пусть сама в этом убедится.

Звонит телефон, отвечает.

   Алё... здравствуй, сыночек!.. У нас всё хорошо, а у вас?.. Слава Богу... Приезжайте, мы всегда рады... к обеду приезжайте... договорились, привет Полине, обнимаем и целуем с бабушкой вас обоих... пока, до встречи, Олежек (кладёт трубку).
   Анна Андреевна. Готовить Полине не хочется, поэтому к нам в гости собрались? Любит она по гостям ездить.
   Галина Ивановна. Не ворчи, мама... хорошо, что собрались. Я уж не помню, когда его видела, всё по телефону да по телефону...
   Анна Андреевна. Как у него дела на работе?
   Галина Ивановна. Говорит, хорошо. На самом деле, кто его знает. Много работает, часто не обедает, жаловался недавно, что голова болит. Говорить что-нибудь бесполезно - всё остаётся по-прежнему...
   Анна Андреевна. Так же нельзя - на износ работать. Работал и работал бы там, куда Стёпа его устроил, нет, ушёл...
   Галина Ивановна. Теперь что проку об этом говорить? Захотел денег больше получать. Иностранная фирма всё-таки...
   Анна Андреевна. Я вот не пойму, почему в иностранных фирмах больше платят, где деньги-то берут?
   Галина Ивановна. У нас и берут. Не будут же немцы или французы наших людей за свои деньги содержать. Заключают с нашими договора пожирнее, чтобы сотрудникам платить достойную зарплату. Они ведь лучшую молодёжь себе по конкурсу отбирают на работу. Олежка наш тоже по конкурсу поступал. Он говорил, кстати, своим, которые у нас же работают, они ещё больше платят.
   Анна Андреевна. Одни, слышу по радио, туда работать уезжают, другие здесь на них работают. А кто же у нас-то работает? Одни пьяницы?
   Галина Ивановна. Об этом правительство пусть думает. Мы с тобой давай лучше подумаем, что приготовить к обеду.
   Анна Андреевна. Нет, ты уж без меня думай. Пойду полежу, устала я с вами. И раньше порядку у нас не было, и теперь та же музыка.
   Галина Ивановна. Иди, раз устала. Где-то слышала: молодым надо отдыхать, когда устанут, а старым - отдыхать, чтобы не устать. По телевизору, кажется... Иди, мама, подремли часок.
   Анна Андреевна. Позови, когда Олежка приедет (уходит).
   Галина Ивановна. До того времени сама три раза встанешь.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Галина Ивановна одна.

   Галина Ивановна. Дело за малым: накормить шесть человек. Первое утром сварила. Конечно, сделаем винегрет, Полина любит, да и мы давно не или. Салатик какой-нибудь... Иринка помогла бы, где её носит... картошки пожарим, давно не жарили, курица есть, грудинки, рыбки порежем, то да сё - накормим, голодными не останутся. Надо, кстати, с дочуркой сегодня поговорить. У нашей сотрудницы племянник на днях приезжает, заканчивает военное училище. Парень, говорит, хороший, а девушки нет. А я возьми да скажи, что у моей Иринки тоже нет молодого человека. Она и загорелась познакомить своего племянника с Иринкой. Вдруг, говорит, породнимся. А нет так нет, чего мы теряем? Каждый день меня спрашивает: поговорила я с Иринкой или нет. Не рада, что и сказала. Мы с отцом пытались один раз её познакомить, ничего не получилось. Но об этом я умолчала. Да, но сидеть некогда: без дочурки времени в обрез. А вот и она вернулась, слава Богу.
  
  

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Галина Ивановна и Ирина.

   Галина Ивановна. А я тебя жду, помощницу свою. Олег звонил, они с Полиной к обеду подъедут. Мой руки, пойдём трудиться. Что там с Тамарой? Что-нибудь узнала?
   Ирина. Я руки сразу помыла, дай пять минут посидеть: успеем, время есть. Тамарку я не увидела. Медсестра сказала, что всё нормально, температура тридцать семь и три - вот и всё, что мне удалось. Порядки строгие, всё загорожено, к окну не подойти. Кто выходит, не хотят разговаривать. Слышала, мужчина там умер.
   Галина Ивановна. Одним словом, проветрилась девушка.
   Ирина. Да я не жалею: на многое не рассчитывала... Но страшно там, наверно, лежать в реанимации. Я не могу представить...
   Галина Ивановна. Да, лучше быть здоровой и туда не попадёшь, но, сама видишь, случается. Давай я тебя переключу на другие мысли.
   Ирина. Переключи, о чём ты мне хочешь рассказать?
   Галина Ивановна. У нашей сотрудницы племянник заканчивает военное училище, она загорелась его с тобой познакомить. Парень, по её словам, замечательный, даже не курит. Круглый отличник, как твоя Тамарка.
   Ирина. Я вообще, мама, не люблю, когда знакомят молодых людей. Вы уже с папой пытались. Мне кажется, что это что-то из животного мира... И военных я не люблю. Они почти все завышенного о себе мнения. Так что пусть твоя сотрудница остынет, я не хочу на эту тему даже говорить.
   Галина Ивановна. Вот так!.. И кого же ты ждёшь? Принца? Время-то идёт, а у тебя Тамарка вместо жениха. Бабушка правильно говорит.
   Ирина. Тамарка - интересный человек, чем она тебе не нравится, мама?
   Галина Ивановна. Человек она, может быть, и интересный, но как девушка... как сказать, чтобы не обидеть... циничная она какая-то не по возрасту, и от тебя, наверно, женихов отпугивает.
   Ирина. Никого она не отпугивает. Ты её не понимаешь. Она говорит, что она рациональная, т.е. разумная. А я с ней полностью согласна и буду дружить, даже когда выйду замуж. Ты представляешь, нам нравятся или не нравятся одни и те же артисты, и фильмы, и музыка... даже странно. Я думаю, что у нас с ней родственные души, мама.
   Галина Ивановна. Как хочешь, ты взрослый человек. О подруге думай, но и о себе не забывай. Тамарка со своим языком, может остаться в старых девах. Ты тоже хочешь?
   Ирина. Пока мне так хорошо, а там будет видно. Не волнуйся обо мне, я тебя прошу. У меня всё замечательно!
   Галина Ивановна. Как не волноваться? Время... Мы и с отцом о тебе часто говорим и думаем, а придумать ничего не получается.
   Ирина. Вам с папой нечего делать? Вы всегда воспитывали во мне самостоятельность: я сама о себе подумаю.
   Галина Ивановна. Оно и видно. Мы-то воспитывали, а что получилось?.. Тамарка вместо самостоятельности.
   Ирина. Мама, прекрати! Тамарочке сейчас нелегко, а ты её ругаешь!
   Галина Ивановна. Я и ругаю, чтобы она быстрее выздоровела. Ладно, поняла, вот и отец идёт... он нам для дела нужен.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Беляев.

   Беляев. Дочурке привет! Куда собралась? (Целует).
   Ирина. Привет, папа, никуда, уже приехала из больницы. Тамарка моя в реанимации лежит после операции аппендицита.
   Беляев. Что, острый, с осложнением? Ясно. Операция прошла нормально?
   Ирина. Да, всё вроде хорошо. Температура небольшая, но это всегда так бывает... интересно, сколько дней она в больнице будет находиться?
   Беляев. Думаю, дней десять, не меньше. Как дела будут идти, температура, а то и две недели. Поправится твоя Тамара, не горюй. Тебе, наверно, полезно будет немного отдохнуть от неё. Когда у меня начальник уезжает в командировку, я лучше чувствую себя.
   Ирина. При чём здесь, папа, твой начальник? Тамарка, по-твоему, мне начальник что ли?
   Беляев. Подруга, знаю, я пошутил. Позвонить я хочу, поздравить человека с днём рождения (открывает маленькую записную книжку).
   Галина Ивановна. Я ж тебе подарила новую книжку, а ты всё со старой ходишь. Позор, все страницы высыпаются. Растеряешь всех друзей!
   Беляев. Спасибо за подарок, Галя, разберёмся (набирает номер).
   Виктор Михайлович?.. здравствуй, дорогой!.. От всей души поздравляю тебя с днём рожденья, здоровья, всех благ тебе... на здоровье... желаю тебе творческих успехов... давно, надо как-нибудь встретиться... У меня были тут твои коллеги... да... да... надо встретиться, конечно. Ты звони: не видно, не слышно тебя... ещё раз с днём рожденья... до встречи... будь здоров (кладёт трубку).
   Человек обрадовался как ребёнок: оказывается я единственный, кто его поздравил. Пока, во всяком случае.
   Ирина. Ты этому Виктору Михайловичу начальник или он тебе?
   Беляев. Нет, ни то ни другое. Мы с ним когда-то в одной фирме работали. А почему ты спросила?
   Ирина. А мы с Тамаркой сейчас учимся вместе, папа!
   Беляев. Я ж тебе сказал, что пошутил, успокойся, пожалуйста.
   Ирина. Шутки у вас с мамой почему-то в одной плоскости: постоянно на Тамарку наезжаете. Мне это не нравится!
   Галина Ивановна. Хорошо, Ира, мы больше не будем (Беляеву). У кого из твоего списка сегодня дни рождения ещё есть?
   Беляев. Сегодня нет, зато завтра у двоих.
   Галина Ивановна. Понятно, остальные звонки подождут. Раздвинь нам стол: Олежка с Полиной к обеду подъедут. Скатерть постелем и будем сразу всё ставить - так удобнее и быстрее.
   Беляев. Надо ещё позвонить одному приятелю, ну ладно потом... успею.
   Галина Ивановна. Стол раздвинь и звони. Пойдём, дочь. (Уходят).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Беляев один.

   Беляев. Успею... (набирает номер). Здравствуй, дорогой!.. Чем занимаешься?.. Ясно... Почему?.. Нет, сегодня не получится... сын с невесткой сейчас приедут... завтра?.. завтра у меня дела, не могу... (тихо, оглядываясь) я тоже тебя люблю... давай после завтра... с работы заеду на часок... больше не могу, моя начнёт разыскивать, ты знаешь... ну, ну, прекрати... целую... не могу я долго разговаривать, всё... (громко) Будь здоров, желаю всех благ... Давай созвонимся... Да хоть завтра: я целый день на месте, нет, никуда не планировал... там мы работу закончили... звони, пока (кладёт трубку, встаёт и раздвигает стол). Напрасно я связался с этой молодухой. Надо завязывать... А с другой стороны, жизнь проходит... такой женщины у меня никогда не было и не будет. Можно сказать, повезло на закате дней... Я это увлечение понимаю как шалость, а она возомнила... Какая любовь? Что во мне можно любить? Я и раньше красавцем не был, а теперь?.. Пятьдесят семь... Руины и развалины?.. и на закате?.. Сам себя раздетого в зеркале не могу без слёз видеть.

Раздвигает стол.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Беляев и Анна Андреевна.

   Анна Андреевна. Ты уже раздвинул стол...
   Беляев. Получил указание, чтобы было куда тарелки ставить.
   Анна Андреевна. Я тоже получила указание: застелить скатерть и ставить приборы... Ты уж, Стёпа, не сердись на меня: у каждого бывают слабости. Идеальных людей не бывает. Да если бы были, я иногда думаю, они всё равно друг другу могли бы не подходить...
   Беляев. Я не сержусь, Анна Андреевна, уже забыл. Все мы люди, все человеки со всеми нашими недостатками. Вы тоже не сердитесь. Характер у меня, как вы неоднократно замечали, не сахар. Я сам знаю. Завидую иногда сдержанным людям, но сам... увы... Стелите, я поставлю спиртное, рюмки, бокалы.
   Анна Андреевна. Это самое главное!
   Беляев. Повод веский: сын приезжает.
   Анна Андреевна. Да он за рулём, пить не будет.
   Беляев. Зато мы выпьем за его здоровье... надо бы ему намекнуть, чтобы на метро ехали. Надеюсь, сам догадается, не маленький.
   Анна Андреевна. Не от него зависит: у Полины в выходные бывают грандиозные, как она говорит, планы по посещению магазинов.
   Беляев. Да, я знаю. Все вы женщины таковы!.. С нашими планами редко считаетесь... а человек не может расслабиться даже в выходной.
   Анна Андреевна. Ой, спасибо, Стёпа, напомнил мне, что я женщина... пойду подкрашу губки...

Звонят в дверь.

Опять не успела: гости приехали... аккурат к обеду... пойдём встречать. Уходят, пауза.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же, Полина, Олег, Галина Ивановна, Ирина.

   Полина. Вы нас, наверное, не ждали сегодня?
   Беляев. Мы вас всегда ждём, очень рады, совсем нас стали забывать... проходите, садитесь... Сколько времени у нас не были? Не стыдно?
   Анна Андреевна. Дети приехали, а ты опять недоволен... радуйся, Стёпа!
   Беляев. Я радуюсь... как, дети, добрались, без приключений?
   Полина. А мы сегодня на метро приехали. Олег Степанович уговорил.
   Беляев. Вот хорошо! Сын, тогда на своё место садись: будешь открывать бутылки, наливать, у тебя лучше получается. Вот инструмент. Молодым везде у нас дорога, а я всё больше люблю почёт.
   Олег. Я готов, но тебе, папа, рано намекать на старость. Ты у нас молодой и сильный, таким я тебя знаю и помню всегда.
   Беляев. Спасибо за комплимент, Олег, но года бегут и старость рядом.
   Олег. Надо себе внушать, что ты молодой и старость отступит. Логично?
   Беляев. Логично, только сыну моему уже тридцать...

Галина Ивановна и Ирина ставят на стол закуски.

   Галина Ивановна. А ты думай, что тебе тридцать! Понял?.. Как там погода, налаживается? Мы утром с отцом ходили за продуктами, капало изредка.
   Полина. У нас ночью был сильный дождь с грозой, Олег даже не слышал - крепко спал. У вас тоже лужи стоят. А сейчас мы наблюдали интересное явление, я такое видела впервые: полнеба в плотных облаках, а вторая половина чистая, ни облачка. И облака уходят, уходят. Пока мы ехали в метро, их почти не осталось. Чуть-чуть только... далеко на востоке. Да, утром у нас тоже капало, а сейчас чистое небо.
   Анна Андреевна. И на всю неделю, я слышала, дождей не обещали.
   Галина Ивановна. Всё мы, по-моему, поставили. Садись, Ира, я без тебя не успела бы ... второе потом... Кто отказывается от борща, поднимите руку?.. Не вижу рук, молчание... наливаю всем.
   Беляев. От твоего борща кто же откажется? Фирменное блюдо, можно сказать!.. Я наблюдаю, как вы наливаете, и заметил, что Олег вместо вина Полине налил сок. Что бы это значило? Кто мне объяснит?
   Олег. Ей вино уже нельзя. Секретов у нас от вас нет: были у доктора - всё нормально, пошёл третий месяц...
   Анна Андреевна. Слава Богу! Кажется, я доживу до правнучки или правнука. Мне так этого не хватало!
   Ирина. И у меня будет племянник или племянница... как интересно!
   Галина Ивановна. Ты будешь тётка Ира! А мы со Стёпой станем бабкой и дедом, как-то это непривычно... а внука или внучку мы давно ждём.
   Беляев (встаёт с рюмкой в руке). Что ж, долгожданная и приятная для всех новость! Предлагаю первый тост за здоровье, за ваше здоровье, Полина, чтобы всё прошло хорошо.

Все чокаются с Полиной и пьют.

   (Сидя). Я помню, когда мама была беременна тобой, Олег, мне кто-то, не помню кто, да это и не важно, сказал, что беременной женщине нужно больше ходить. Я как-то это запомнил. Ходить вообще полезно, а для беременной - это удобная... такая физическая нагрузка. Поговорили мы с мамой, и она много ходила. Роды прошли очень легко, хотя вначале врачи пугали, что плод расположен как-то неправильно. Я думаю, что благодаря ходьбе Олег занял правильную позицию. Вот такой у нас был опыт. И с Ириной опыт повторился... Я рассказал на всякий случай: вдруг вам, Полина, этот опыт пригодится.
   Полина. Я поняла, Степан Васильевич, буду ходить...
   Галина Ивановна. С Ириной в последние дней десять мне было очень тяжело ходить, но я всё равно старалась. Приду, полежу немного и снова куда-нибудь отправляемся с Олежкой. Чаще всего в парке гуляли, помнишь, Олег?
   Олег. Конечно, как не помнить! Мне восемь лет почти было, когда Ира родилась. Особенно я любил там на пони кататься.
   Анна Андреевна. У тебя был очень большой живот, много... лишней воды, поэтому и тяжело было его носить.
   Ирина. Страшно всё это, не могу.
   Галина Ивановна. Страшно, а что делать? Такая у женщин доля... Доедай, Олег, отстаёшь, я второе даю.
   Олег. Я где-то слышал, что надо медленно есть, тогда не будешь жиреть. Логично? Как ты считаешь?
   Галина Ивановна. Не знаю, но главное, наверно, не скорость, а количество.
   Беляев. Давайте выпьем за женщин, за тех, кто нам подарил жизнь, и за молодую начинающую маму!

Чокаются и пьют.

   Анна Андреевна. Да, Ирочка, жить... страшно. Перед смертью твоего деда я видела сон. По-моему, я никогда его не рассказывала, но очень хорошо запомнила. Мы втроём: Галя, я и покойный Ваня, идём, нет, это нельзя назвать ходьбой. Мы на краю ущелья перепрыгиваем с одной обрушивающейся вниз глыбы на другую. Мы спокойны, нам не страшно, нас это даже не удивляет. Нередко кто-то из нас срывается, но чудом удаётся в последний момент удержаться и перескочить на то, что пока не обрушилось. Так мы продолжаем движенье вдоль этого страшного обрыва, иногда держась вдвоём за руки, но чаще... по одиночке, на некотором расстоянии друг от друга. Но вот срывается Ваня, и его больше нет. Мы ищем с Галей его, но в том месте, где он только что был, образовался каменный монолит. Я знаю, что Ваня под ним, сердце моё сжимается от жалости, но мы бессильны что либо сделать... и продолжаем движенье... Этот сон - наша жизнь. Она полна опасностей. О каких-то мы знаем, о других даже не догадываемся, поэтому спокойны и не боимся. Мы живём - продолжаем движенье.
   Ирина. Ой, бабушка, зачем ты рассказала? Я теперь буду это вспоминать перед сном и бояться.
   Анна Андреевна. Бояться не надо, моя Ласточка, надо быть осторожной и... разумной в этой жизни.
   Ирина. Рациональной, как моя Тамарка.
   Беляев. Да, интересный сон... Как, Олег, дела на работе?
   Олег. Нормально, папа. Работу я знаю, нравится, с начальством тоже всё в порядке. Не жалею, что перешёл...
   Галина Ивановна. Одно плохо, что не всегда обедаешь. Так же нельзя!
   Олег. Вы не поверите, но когда у нас случилось ЧП, я вам рассказывал, даже двое немцев, которые были со мной, не ходили обедать. Работали, пока всё не сделали. И я, естественно, не обедал. Логично?
   Галина Ивановна. У немцев это было раз в жизни, а у тебя?
   Беляев. Огромные заводы останавливаются на обед. Да, вот поговорка военных лет: война войной, а обед по распорядку... Как же, нельзя не обедать: всякие болячки начнут прицепляться.
   Олег. Да я всё понимаю, буду стараться.
   Галина Ивановна. Кто будет чай, кто кофе? Ира, неси торт.
  

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

   Большая комната на даче Беляевых. В центре стол, стулья, за ними два окна. Слева входная дверь, справа две двери в кухню и коридор.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Ирина одна.

   Ирина. Девочки! Мне кажется, что я выхожу замуж! Правда это или сон? Тамарка спрашивает: страшно тебе или нет? Нет, ни капельки! Мама боится, а я нет. Мама считает, что надо было годик хотя бы подружить. И Тамарка с ней согласна. А если Антон сейчас мне сделал предложение? И я же согласна! Мы любим друг друга! Зачем целый год ждать? Странные люди! Тамарка вообще настаивала, чтобы я не выходила за Антона. Она считает, что Антон мне не пара и как-то сказала, что если бы не её аппендицит, она бы не допустила, чтобы моё увлечение зашло так далеко. Но сейчас она вынуждена смириться. Тамарка мне, наверно, немного завидует, но не признаётся. Я её прямо спросила, она ответила: чему завидовать?.. была бы шея, а желающего на ней кататься она найдёт хоть завтра. Антона она терпеть не может, но, ради меня, старается быть с ним любезной. Она постоянно выискивает в нём недостатки и мне их выкладывает. То у него галстук был плохо завязан, то от него запах неприятный, то он с ней нелюбезно говорил, то... ой, не хочу перечислять эти глупости. По-моему, у них взаимная неприязнь. Он её зовёт моей телохранительницей. Она ему придумала имя АМО по первым буквам имени, отчества и фамилии. Кажется, ему не нравится, потому что у неё это имя звучит как местоимение среднего рода - оно (смеётся). Ничего, привыкнут: они оба мои самые близкие люди, не считая родителей, бабушки да Олега.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Ирина и Галина Ивановна.

   Галина Ивановна. Собралась? Волнуешься?
   Ирина. Удивительно, мама, но почему-то нет, не волнуюсь совсем.
   Галина Ивановна. Я и то волнуюсь... проснулась в пять часов и больше не смогла заснуть.
   Ирина. Может быть, в ЗАГСе буду волноваться. Сегодня мы просто подадим с Антоном заявление... и всё. Вот когда регистрироваться будем и ещё... свадьба, тогда уж, наверно, буду волноваться.
   Галина Ивановна. Да сегодня же будешь! Я ж тебя знаю. Это ты спокойна пока дома около мамы с бабушкой!
   Ирина. А потом, мама, что будет? Я не могу себя представить женой Антона... правда. Он, мне кажется, меня придумал, а узнает поближе и разочаруется. Я иногда так чувствую...
   Галина Ивановна. Глупости-то не говори. Зачем себя так настраивать? Мы с бабушкой за вами наблюдали: вы очень достойная пара.
   Ирина. Хвалит мать и бабушка...
   Галина Ивановна. С тобой не соскучишься. Раньше надо было думать. Мы тебе говорили, чтобы ты не спешила. Ты не послушалась, а теперь, когда договорились, ты ведь не собираешься отказываться?
   Ирина. Я не собираюсь, мама, говорю, что он может отказаться.
   Галина Ивановна. Правда, тебе замуж рано: ты такая несерьёзная! Тебе ведь не шестнадцать лет, а ему... тем более. Даже голова заболела.
   Ирина. Всё, мама! Тебе ничего нельзя сказать, ты сразу расстраиваешься.
   Галина Ивановна. Ты ему эти глупости не говори...
   Ирина. Никому я ничего не говорю. Тебе одной сказала... и уж пожалела.
   Галина Ивановна. Ладно, дочка, настраивай себя на хорошее: поженитесь, будете жить и радоваться друг на друга. Так надо чувствовать... Когда же регистрация, договорились?
   Ирина. Да, ровно через месяц. Куда торопиться? И Тамарка так считает.
   Галина Ивановна. Тамарка-то тут при чём?
   Ирина. Как при чём? Она моя подружка!
   Галина Ивановна. Ты выходишь замуж или Тамарка?
   Ирина. Я, мама, я! Почему вам всем Тамарка моя не нравится? Она дорогу вам перешла? Ты же обещала на неё не наезжать!
   Галина Ивановна. Она нам очень нравится. Но вы не собираетесь ведь вдвоём выходить замуж за одного Антона? Зачем она всё время с вами? Третий здесь лишний! Антону это может не понравится.
   Ирина. Она ему уже не нравится. Ничего, привыкнет. Хочешь знать, Тамарка мне сейчас необходима: она помогает мне писать диплом. Она всё знает: я на любой вопрос сразу получаю ответ, к консультанту еду только за подписью. Вот и она идёт. Ты даже не представляешь, какая у моей Тамарочки уникальная память! Я без Тамарки как без рук!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Тамара.

   Тамара (входит). Чуть не проспала!.. Пришлось бы своим ходом до ЗАГСа добираться. Здравствуйте (обнимаются с Ириной).
   Ирина. Здравствуй!.. Ты же Скороходова! Я шучу, конечно, мы тебе бы позвонили и... заехали, тут недалеко. Я предлагала у меня ночевать, ты не захотела. У тебя такое красивое платье, Тамарочка! Серое, я его не видела. Когда ты купила? Почему без меня?
   Тамара. Давно, уж год назад, наверно - случайно получилось; не надевала, не было повода. Сегодня решила надеть: близкая подруга замуж выходит - надо соответствовать моменту.
   Ирина. Ещё не выхожу, только заявление подаём.
   Тамара. Какая разница, событие! Тебе не нравится?
   Ирина. Нравится, очень хорошо тебе (обнимает).
   Тамара. И у тебя очень красивое платье.
   Ирина. Моё ты видела, вместе покупали - вполне обыкновенное.
   Тамара. АМО позволяет себе опаздывать, или мои часы спешат?
   Ирина. Спешат, Тамарочка, как всегда, ещё пять минут.
   Тамара. Любую жизненную ситуацию можно рассматривать как шахматную партию. Сегодня, безусловно дебют, от выбора которого иногда зависит исход партии.
   Ирина. Я много раз посещала твои соревнования: болела и фотографировала тебя и твоих соперниц, но к шахматам осталась равнодушной, поэтому не очень понимаю, о чём ты говоришь, Тамара?
   Тамара. Дебют - начало партии... кто же играет белыми?..
   Галина Ивановна. Паспорт не забудь. Что там ещё-то?
   Ирина. Паспорт я положила, а больше, наверно, ничего не нужно.
   Галина Ивановна. Папу, бабушку надо позвать.
   Ирина. Зачем? Долгие проводы, мама, меня утомляют.
   Галина Ивановна. Всё равно ждёте, делать нечего.
   Ирина. Мама, уже Антон подъехал. Тома, пошли.
   Галина Ивановна. Ира, не торопись, нельзя так! Пусть зайдёт, поговорим. Лететь навстречу жениху даже не очень и прилично!
   Тамара. Слушай, что Галина Ивановна говорит, не спеши. Ходить надо правильно. Это элементарно...
   Ирина. Начинаются... ритуальные танцы... зови... приходится терпеть.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Те же и Антон.

   Антон (подходит). Доброе утро, здравствуйте! (Обнимает Ирину). Собралась? Телохранительница, я вижу, на месте. Тогда никаких проблем.
   Тамара. Здравствуйте, АМО... ваши ходы банальны...
   Антон. Не понял, о чём она?
   Ирина. Тамара увлекается шахматами, поэтому использует иногда шахматную терминологию. Я сама её иногда не понимаю.
   Антон. Ясно... но это АМО? Кстати, у нас во дворе маленький мальчик свою сестру зовёт Ома. Как, Тамара, вам это имя? Вы меня зовёте АМО, я в ответ... Ома. Вы не должны обижаться, верно? Это будет наш достойный ответ шахматистке!.. Мы с вами квиты, Ома!
   Тамара. И вновь ваш ход не отличается оригинальностью.
   Галина Ивановна. Здравствуйте, Антон, что ж вы встали?.. Проходи, садись... я непроизвольно перешла на ты. Я старше вас в два раза, поэтому мне, наверно, простительно.
   Антон. Нет проблем, Галина Ивановна, пожалуйста.
   Галина Ивановна. Вам ещё рано ехать. Извините, мы только переехали на дачу, не всё разобрали. Но включить самовар уже могу... чай, кофе?.. Если кто не успел позавтракать, не стесняйтесь... найдётся и закусить... Антон?.. Тамара?..
   Антон. Спасибо, Галина Ивановна, я позавтракал.
   Тамара. Я успела, спасибо.
   Ирина. Мама, никто не настроен сейчас на твой чай!
   Галина Ивановна. Я должна предложить, а вы уж как пожелаете. Вот и бабушка идёт... мама, позови Стёпу, пожалуйста: все вместе проводим молодых.
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Беляев и Анна Андреевна входят.

   Беляев. Здравствуй, Антон (здоровается за руку), здравствуй, Тамара! А я не слышу, что вы все собрались. Как говорится, счастливого вам пути... в ЗАГС и в будущую семейную жизнь!..
   Анна Андреевна. Здравствуйте, молодёжь!.. Я самая старая здесь и первая хочу благословить молодых (крестит). Благословляю, дай Господь вам удачи и счастья! Любите друг друга!
   Галина Ивановна. И мы с папой вас, дети, благословляем вас (крестит)! В добрый час!
   Беляев. Удачи вам во всём, всех благ и семейного счастья!
   Галина Ивановна. Давайте присядем перед дорогой по русскому обычаю. Все садятся.
   Анна Андреевна (встаёт). С Богом! (Крестит молодых)

Все встают и уходят, пауза, сцена пуста.

  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Беляев, Галина Ивановна, Анна Андреевна (возвращаются).

   Беляев. Я вчера Иришке предложил с ними сегодня поехать. Она была категорически против. Сказала, что сейчас принято заявление подавать вдвоём. А Тамарка поехала...
   Анна Андреевна. Тамарка теперь станет третьей лишней.
   Галина Ивановна. Мы уж с Ириной на эту тему говорили. Она мне сказала, что будет с Тамаркой дружить всегда - у них родственные души. И после замужества... тоже. Антон, она говорит, должен к этому привыкнуть.
   Анна Андреевна. Как в девичестве всё равно уж не будет. Подруги - пока замуж не вышла. А вышла, все подруги... на второй план.
   Беляев. Раньше, в советские времена, это называлось нагрузкой. Покупаешь билет на хороший спектакль, тебе в нагрузку дают ещё билет - в другой театр на плохой спектакль. Или в нагрузку к хорошей книге давали плохую. Смешного в этом мало, но Антону вместе с Ириной в нагрузку досталась Тамарка.
   Галина Ивановна. Я сегодня наблюдала, что Антона это уже раздражает. Что он дальше с ней будет делать?
   Беляев. Поживём-посмотрим... кстати, товар с нагрузкой можно было не брать, никто не заставлял.
   Анна Андреевна. Нам нужно не просто наблюдать, а как-то повлиять.
   Галина Ивановна. Попробуй повлияй! Говорит, что она самостоятельная, а сама Тамарку только и слушает... С Тамарой поговорить? Хотя бы этот месяц, чтобы поменьше им мешала. А там поженятся, сама жизнь подскажет...
   Анна Андреевна. Поговори, Галя, у тебя получится. Именно так: не мешай подруге выйти замуж, а там можете дружить по-прежнему.
   Галина Ивановна. Там они собираются поехать в свадебное путешествие без Тамарки, естественно.
   Анна Андреевна. Так потихоньку отвыкнут, Бог даст.
   Галина Ивановна. Сегодня же поговорю с Тамарой.
   Беляев. Что-то я не могу представить, чтобы Ирина без Тамарки готовилась к свадьбе. И Тамарка, мне кажется, проигнорирует все ваши благие пожелания: как ей нравится, так она и будет себя вести. Она ведущая, а Ирина ведомая в этой паре. Тамарка уже привыкла командовать... Я сейчас подумал, что речь идёт, на самом деле, о замене Тамарки на Антона в сознании Ирины. Эта операция, я вам скажу, не простая. И как их разъединять сейчас, когда они вместе делают диплом? Тамарка отличница, она же помогает Иришке. Не наломать бы дров? Тамарка может и обидится... я бы их не трогал сейчас.
   Галина Ивановна. Я понимаю... Речь не об этом, я не хочу их разъединять. Только об одном: Тамара не должна мозолить глаза Антону, когда он с Ириной. Он приезжает, она уходит. По-моему, она поймёт правильно, и обид не должно быть. Но захочет ли вести себя так? Она упрямая.
   Беляев. Удачи тебе... Я, пожалуй, заберу к себе телефон: мне должны позвонить, и я хочу по городскому поговорить.
   Галина Ивановна. Бери, у нас только тебе и звонят.
  
  

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же без Беляева.

   Анна Андреевна. Никогда не забирал, а в последнее время секретничает. И звонит иногда ему кто-то и молчит... потом кладёт трубку.
   Галина Ивановна. Почему, ты думаешь, что ему? Мало ли кто звонит.
   Анна Андреевна. Не надо, Галочка, я знаю, что говорю. Я наблюдательная. Мне кажется, что твой Стёпа в блуд ударился на старости лет. Ты ничего не видишь?
   Галина Ивановна. Да, мама, к сожалению, ты права. Я знаю, а что мне делать прикажешь?
   Анна Андреевна. Поговори с ним. Хочешь, я поговорю.
   Галина Ивановна. Ещё чего придумаешь? Это, мама, мои проблемы, тебя они не касаются. Переживём, куда деваться. Он не ребёнок... о чём говорить? Он делает вид, что всё у нас хорошо. Я тоже делаю вид - обострений я не хочу. Сказать, чтобы уходил? Я не хочу, чтобы он уходил.
   Анна Андреевна. Седина в бороду - бес в ребро.
   Галина Ивановна. Нет, был случай и раньше, лет двадцать назад. Тогда его увлечение продолжалось месяца три-четыре. Теперь, надеюсь, оно не будет продолжительнее.
   Анна Андреевна. У меня с Ваней таких проблем не было, поэтому не знаю, что тебе посоветовать.
   Галина Ивановна. Ты сама, я знаю, увлекалась. Что тебе папа говорил, он ведь тоже догадывался?
   Анна Андреевна. Да, два раза я позволяла себе. Конечно, Ваня догадывался - это скрыть, наверно, невозможно. Первый раз у него было очень много работы, и он отнёсся к моей шалости, как мне тогда казалось, как-то снисходительно. Второй раз он сильнее переживал. Что-то мне говорил, сейчас не припомню, когда я уже оставила любовника. Ой, какие-то разговоры я с тобой завела на старости лет. А ведь кажется, что всё это было недавно, и вся молодость будто три года назад прошла. В душе я чувствую себя молодой, и только слабость и болезни напоминают мне, что я ошибаюсь... Не будем говорить о зеркале, которое нарочито фиксирует все изменения на моей физиономии... Сегодня, наверно, и Олег с Полиной приедут?
   Галина Ивановна. А как же, конечно, такое событие - надо отметить этот день! Он, действительно, важный! В обед соберёмся... потом уж всё будем разбирать.
   Анна Андреевна. Мужикам только был бы повод выпить лишний раз.
   Галина Ивановна. Не ворчи, без этого тоже нельзя. Они у нас особенно не увлекаются, слава Богу. Стёпа сам не пил никогда и Олега приучил: по две рюмке и баста, как он говорит. Для настроения пусть выпьют, и мы с ними... сухенького для здоровья.
   Анна Андреевна. Ладно, я, наверно, пойду отдохну, чтобы не устать, как ты говоришь.
   Галина Ивановна. Иди, мама, правильно... полежи - день-то длинный.
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Галина Ивановна одна.

   Галина Ивановна. Тоскливо что-то на душе... и эти ещё воспоминания. Никогда не забуду, как мама хлестнула меня по губам полотенцем, когда я по детской наивности сообщила за столом, как мы с ней долго на улице ждали дядю. Папа сразу взял меня под защиту, сел между иной и мамой, хотел, чтобы я продолжила свой рассказ. Но я уже поняла, что не обо всём, что видишь и знаешь, можно говорить, поэтому молчала. Может быть, поэтому я часто предпочитаю молчать. И вижу, что от молчания бывает больше пользы. Вот хотела поговорить с Тамарой. А сейчас уже желание пропало. Пусть будет так, как есть, т.е. естественно. Не хочу вмешиваться. Если Тамарка им помешает, значит, ничего хорошего не было и жалеть не о чем будет. Своё дурное настроение я перевожу на окружающих. Правильно ли это? Конечно, нет. Но если рассуждать здраво, Тамарка должна сама от них отстать, потому что нет других вариантов.

Звонят от калитки, идёт открывать, пауза.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Галина Ивановна, Олег и Полина входят.

   Олег. Мы приехали пораньше. Полине не терпится на жениха посмотреть, она его ни разу не видела.
   Полина. Здравствуйте, Галина Ивановна!
   Галина Ивановна. Здравствуйте, здравствуйте! Ещё не приехали молодые, ждём. Проходите, скоро подъедут.
   Олег. Вы только переехали? А папа, бабушка где?
   Галина Ивановна. Папа у себя, бабушка пошла полежать. Сейчас придут, слышали ваш звонок. Садитесь, приедут молодые, не получится поговорить: они будут в центре внимания. Как дела-то у вас?
   Олег. У нас нормально, всё хорошо.
   Галина Ивановна. Как, Полина, себя чувствуешь? Я подгузников наготовила, как договаривались, можете забрать. Специально отложила.
   Полина. Спасибо, чувствую себя хорошо, ничего не болит. Была у врача, сказал, что всё в норме.
   Галина Ивановна. И слава Богу! Коляску не купили?
   Полина. Мы выбрали, но, говорят, до рождения нельзя покупать - плохая примета. Я не верю в приметы, но Олег сказал, что не будем торопиться.
   Олег. Зато всяких распашонок, костюмчиков, шапочек и т.д. накупили видимо-невидимо!
   Полина. Не преувеличивай, Олег! Купили мы самое необходимое и ещё не всё.
   Олег. Он же будет расти и ему быстро всё, что ты накупила, будет мало. Хотя бы по одному разу успела надеть. Логично?
   Галина Ивановна. Олег, ты не понимаешь ничего, не мешай, Полина без тебя разберётся, она мать.
   Полина. Я ему тоже говорю...
   Галина Ивановна. Внук-то беспокоит?
   Полина. Да, толкается, иногда сильно.
   Галина Ивановна. Значит растёт мальчик, развивается, дай Бог вам с ним здоровья!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же, Анна Андреевна, затем Беляев.

   Анна Андреевна (входит). Здравствуйте!.. здравствуй, внучек... здравствуй, Полина (обнимает поочерёдно). Хорошо, что вы подъехали, и молодые скоро будут.
   Олег. Не дали, бабуля, тебе полежать?
   Анна Андреевна. Полежала... достаточно пока. Захочу ещё полежу. Моё дело такое. А Стёпа-то что не идёт? На телефоне, наверно, висит?
   Беляев. Иду, иду... здравствуйте, Полина, здравствуй, Олег (обнимает). Сегодня на каком транспорте к нам прибыли?
   Олег. Сегодня на своём.
   Беляев. Но появился в нашем полку новый мужчина Антон, который меня сегодня должен поддержать... на предмет выпивки. Кстати, трое против четверых - уже можно бороться за свои права. Да, а появится на свет ещё один мужичок, мы постараемся обрести равноправие с матриархатом.
   Галина Ивановна. Не прибедняйтесь! Кто вас в чём ограничивает?
   Беляев. Попыткам ограничивать нас мы сопротивляемся, а вот давление оказываете: пить нельзя, курить нельзя, то-сё тоже нельзя. Да, хочу вас обрадовать, что Антон некурящий, это означает, что в нашем полку дыма как не было, так и не будет.
   Полина. Если бы он был курящий, мы бы его перевоспитали.
   Беляев. К сожалению, это не так просто, как вам кажется. Считаю, мне повезло, что я бросил курить двадцать лет назад. Но во сне я до сих пор курю иногда. Очень огорчаюсь, что снова сорвался. А проснувшись, радуюсь, что нет, оказывается, не сорвался. Мне очень жаль всех курящих, особенно женщин: сколько сил, энергии отбирает эта гадость.
   Анна Андреевна. Да, я помню, ты курил много, кажется, по пачке в день.
   Беляев. Иногда и пачки не хватало. Мне один приятель сказал, он к тому времени уже пять лет не курил, что через три года он забыл эту привычку. Я поверил ему и три года бегал через день. По утрам пробегал по десять-пятнадцать километров, чтобы подавить желание курить. Очень помогало. И с тех пор ни разу не позволил себе взять в руки сигарету.
   Полина. Я не знала, что это так серьёзно. Я думала, что захотел покурить, покурил, захотел... не куришь.
   Беляев. Да, так бывает в самом начале. Но быстро приходит день, когда понимаешь, что без сигарет не можешь обойтись. Я курил семнадцать лет и почти всё это время тщетно пытался освободиться от этой зависимости.
   Полина. Я в школе пробовала курить, и Антон тоже. Мы, значит, не попались на крючок?
   Беляев. Вам повезло: количество выкуренных вами сигарет не перешло в качество вашего организма - зависеть от них.
   Олег. Давайте сменим тему на что-нибудь поинтереснее. (Беляеву). Ты вчера смотрел футбол, играла сборная?
   Беляев. Нет, не смотрел, я не знал. Ты знаешь, какой я болельщик. Если б ты позвонил, я бы посмотрел.
   Олег. Не много потерял. Игра была так себе: бегают, бегают, а по воротам бить не решаются или некому.
   Полина. Придумал, о чём поговорить, а если нам про ваш футбол слушать неинтересно? Про жениха что-нибудь рассказали бы. Я, например, ничего не знаю, а родственники скоро будем.
   Галина Ивановна. Мы сами не особенно в курсе. Всё как-то быстро закрутилось. Месяц знакомства и - в ЗАГС.
   Анна Андреевна. Не месяц, а два. Ровно два месяца назад Ира сказала мне по секрету, что влюбилась в Антона. Оказалось, что это взаимно.
   Галина Ивановна. И ты ничего мне не сказала? Как же так, мама?
   Анна Андреевна. Я же клятву давала! Как я могла её нарушить?
   Галина Ивановна. Пусть два, если бы года, а то ведь месяца!
   Олег. По-моему, это не имеет большого значения. В нашем классе пара была, дружили, сейчас скажу, да, восемь лет. Поженились, а недавно я узнал, что они развелись. Мы с Полиной были знакомы сколько? Ты уж точно скажешь.
   Полина. Меньше года... десять месяцев.
   Олег. А время-то, говорят, ускоряется. Поэтому два месяца плюс месяц, наверно, дадут подумать - итого три... нормально, я считаю, логично!
   Галина Ивановна. Да, Ира сказала, что регистрироваться будут через месяц. Они, наверно, узнали или так решили, я не уточняла.
   Беляев. Что тут арифметикой заниматься? Они познакомились, они решили. Оба взрослые: ему двадцать семь, ей двадцать два. Он предприниматель, она заканчивает вуз, с ним собирается работать. Совет им да любовь, как говорится. Мы здесь в роли статистов.
   Галина Ивановна. Совет да любовь на свадьбе говорят. Не спеши, Стёпа.
   Беляев. Да я так к слову сказал. Хотя совет и любовь никогда лишними не бывают, хорошее пожелание...
   Анна Андреевна. А вот и молодые... и Тамара... вырядилась. Со стороны посмотреть, не поймёшь, кто невеста.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же, Антон, Ирина и Тамара.

   Беляев. Надеюсь, заявка ваша принята и можно поздравлять?
   Антон. Можно!
   Ирина. Поздравьте нас: ровно через месяц у нас будет бракосочетание! Я дома была спокойной, а там разволновалась, сама не знаю почему.
   Галина Ивановна. Я говорила тебе, ведь такое важное событие! Поздравляю, Ира! Поздравляю, Антон! (Обнимает и целует их). Любви вам и согласия!
   Ирина. И лицо всё горело. Сейчас проходит (смотрится в зеркало).
   Беляев. Поздравляю, доченька, поздравляю, зятёк! (Обнимает и целует). Всего вам доброго, совет вам и любовь! Зятя у меня не было. Невестка есть, а теперь и зять будет.

Все присутствующие поздравляют молодых. Полина знакомится с Антоном.

   Я впервые сегодня почему-то задумался: что это за событие у нас сегодня? Помолвка, нет? По-моему, этому важному событию названия пока не придумано.
   Олег. В чём дело? Давайте придумаем. На помолвке молодые люди, можно сказать, неофициально объявляются женихом и невестой. А после подачи заявления в ЗАГС они становятся таковыми де-юре. Получается: помолвка де-юре! Логично? Такое название, папа, тебя устраивает?
   Галина Ивановна. Садитесь за стол, гости дорогие, в ногах правды нет.

Гости рассаживаются за столом.

   Беляев. Юридическая помолвка? Странное название...
   Полина. Нет, Олег, название ты придумал неудачное: и некрасивое, и неправильное. Причём здесь помолвка? Это другое событие. Объявляю конкурс на название.
   Анна Андреевна. Помолвка в старину бывала даже в детстве. Родители договаривались, когда дети были маленькими и ничего ещё не понимали.
   Полина. Да, да, это другое событие: оно происходит после помолвки, но до свадьбы. Должны же мы придумать...
   Беляев. Я не знаю, как понимать современную помолвку? Её фактически не бывает, осталось только название?
   Полина. Почему? Рождается идея пожениться. Молодой человек делает предложение девушке, она соглашается. Так они становятся женихом и невестой - помолвка в чистом виде. Другое дело, кто в этом участвует или не участвует... это детали.
   Олег. Папа придумал задачу на ровном месте. Название ведь есть: день подучи заявления в ЗАГС. Что ещё нужно?
   Полина. Это понятно, но не звучит, согласись.
   Тамара. У меня есть предложение назвать этот день днём свадебного послания. Я сейчас это придумала, но уже кажется, что где-то слышала...
   Полина. А что? Удачное название: торжественно и точно. Молодец, Тамара! Есть ещё предложения?.. Будем отмечать сегодня свадебное послание молодых, в котором они выражают желание соединить свои жизни в семейном союзе. Отлично! Учись, Олег!
   Олег. Согласен, логично!
   Галина Ивановна. Именно молодых. Потому что, конечно, может быть ещё свадебное послание молодым от их друзей, родителей... Это уже совсем другое... У всех всё есть?
   Беляев (встаёт). Я так думаю, что и в день свадебного послания молодых начинать надо с традиционного русского: горько!.. Как Полина?
   Полина. Я до сих пор в этом не уверена, но нам с Олегом вы кричали.
   Беляев. Горько!.. (гости кричат: горько!.. молодые целуются).
  

Занавес.

  


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ


Комната в однокомнатной квартире Антона. В центре стол и стулья, справа кровать, ближе входная дверь, слева в углу телевизор, ближе окно на лоджию.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Антон один.

   Антон (стоит у стола). Кажется, порядок навёл, всё приготовил. Дело за гостями (смотрит на часы), уже пора им быть. Но эта Тамарка? Что с ней делать? Как от неё избавиться? Я уж и намекал и прямо говорил - результат один: она моя лучшая подруга. Ну и что? Она часть тебя что ли? Как приросла... я этого просто не ожидал! У нас, по-моему, отношения становятся какими-то не естественными. Диплом они вместе делают, руководитель у них один. Но это, так сказать, производство!.. Наглая она, как танк! В гости сегодня напросилась. Ей, видите ли, хочется посмотреть квартиру жениха! А Ирина её слушает, нет, слушается! Нельзя быть такой слабохарактерной! И какое ей дело до моей квартиры? Потерплю до защиты, а там... поставлю вопрос ребром: я или она! Стоп! Идея! А что, если мне за Тамаркой приударить? Для смеха, просто так. Как это может повлиять? А? Освежающе: Ома быстро слиняет со сцены! Как я раньше не догадался? И розочки я кстати сегодня купил. Если повнимательнее присмотреться, то эта Ома очень даже ничего. Она не такая эффектная, как Ирина, но есть в ней какая-то глубокая тайна. Ирина меня сразила сразу: она моя поэтесса, моя мечта!

Звонит телефон, отвечает.

   Привет, Игорь! Сколько лет?!.. Я уж соскучился по твоему голосу! Ты чего не звонил, работы много?.. Я?.. Ты знаешь, у меня тут событие: женюсь я, Игорь!.. Да, заявление подали... тебя не забуду, как можно... собирался позвонить, а как же?.. обижаешь!.. А ты как?.. Не женился?.. Ясно... слушай, идея! У моей невесты есть подруга, тоже студентка, они сейчас диплом должны защищать. Давай я тебя с ней познакомлю? Приличная девица, именно для семейной жизни. А сколько можно нам холостяками ходить? Мы с тобой ровесники, а им по двадцать два... экономисты будут... звать Тамара... отличница круглая: в бизнесе будет помогать... Уговорил?... Если ничего не получится? - погреешься, как в анекдоте про петуха. Сейчас они обе ко мне приедут. Кстати, ты и мне поможешь - возьмёшь подругу на себя: она меня уже достала... да, я её телохранительницей зову... я, конечно, с ними предварительно поговорю, жди моего звонка... ничего не надо... нет, не стоит... если тортик небольшой купи... я, честно, забыл... подожди, конечно, мало ли что, я позвоню в любом случае... не беспокойся... всё, давай... нет проблем (кладёт трубку). На ловца и зверь бежит. Какой я молодец: за несколько минут придумал два способа борьбы с телохранительницей. Так и хочется себя погладить по головке... (смотрит на часы) что-то девушки задерживаются?

Звонят в дверь.

   Вот и они.

Уходит, пауза, сцена пуста.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Антон, Ирина и Тамара.

Девушки входят с розами.

   Антон. Да, Омочка, это мой терем или шалаш, или однушка. Кому как нравится. Как вы добрались? Проходите, девушки, садитесь.
   Ирина. Цветы я поставлю пока в водичку, пусть они будут на столе. Есть у тебя вазочки?
   Антон. Нет, к сожалению, литровые банки могу дать.
   Ирина. Давай банки... с водой (ставит).
   Тамара. Добрались мы без приключений. Но вот такое ваше ко мне внимание, любезная встреча... я польщена и тронута, не буду скрывать. Что-нибудь случилось, АМО?..
   Антон. Ничего не случилось! Я и раньше с вами был любезен. Если где-то не очень, вы меня простите, я постараюсь в будущем не допускать таких ошибок. Раз у вас с Ириной родственные души, я постараюсь вас любить, как любит вас она. И ещё, я не сказал главного. Ира, помнишь, я рассказывал тебе про моего друга и бывшего компаньона, которому я продал свою часть бизнеса? Он недалеко живёт: из моего окна его дом видно.
   Ирина. Да, помню, конечно, Игорь, по-моему, его зовут?
   Антон. Совершенно верно: Игорь Васильевич Лежнев. Мой ровесник и бизнесмен. Он только что мне звонил. Поговорили. Я сказал ему о своей женитьбе. Он меня, конечно, поздравил, но сам, слышу, как-то загрустил. Тогда я и предложил познакомить его с Тамарой. Как вам эта идея?
   Ирина. Отличная идея, Антон! Почему бы не познакомить?
   Тамара. Вы даже меня не хотите спросить: мне это нравится или не очень? А если сердце моё уже занято? Зачем мне тогда ваш Игорь?
   Ирина. Ладно, Тамарочка, не выдумывай глупостей. Сердце твоё занято... кем? Я бы уж первая об этом знала!
   Тамара. Допустим, я шучу. Но у тебя, подружка, двойные стандарты: тебя родители дважды хотели познакомить, ты как им ответила? Решительным отказом! А меня хочешь познакомить.
   Ирина. Родители - это совсем другое дело... тут мы с Антоном... ну, как хочешь... извини, пожалуйста, только не обижайся.
   Тамара. Э, ладно! Я, пожалуй, соглашусь, знакомьте! (Про себя). Интересно иногда игру усложнить: получается лишняя фигура, но у кого? (Громко). Но если ваш друг, АМО, похож на вас, то он мне точно не понравится, тогда старания ваши напрасны.
   Антон. Очень хорошо! Нет, Игорь совсем не похож на меня... он симпатичнее. Мы с ним совершенно разные внешне и по темпераменту.
   Тамара. Ваш приятель холерик?
   Антон. Нет! Напротив! Он спокойнее, солиднее... он такой... основательный. Я холерик по сравнению с ним. Он не раз сдерживал меня от авантюрных поступков. Я научился у него делать паузы перед принятием важных решений... многим ему обязан. Конечно, я не стал Игорем, а он... Антоном, но мы очень эффективно дополняли друг друга.
   Ирина. Я всё-таки не поняла, почему же вы расстались, если вы, как ты говоришь, дополняли друг друга? Вы поссорились?
   Антон. Нет, ничего такого не было. Первый бизнес я вёл самостоятельно и, конечно, почувствовал вкус к этому. Работа вдвоём, хотя и была успешной и полезной, меня тяготила с самого начала. Я её рассматривал как временную. Как только появились свободные деньги, я уже искал и нашёл выход вновь на самостоятельный бизнес. Чтобы меня понять, надо побыть, наверно, в моей шкуре... Так я звоню, Ома, он ждёт?
   Тамара. Прямо сейчас? Я как-то морально не готова... после как-нибудь. Куда спешить? До окончания партии достаточно времени.
   Ирина. Тамарочка, если ты согласилась, то зачем откладывать? Пусть позовёт сейчас - они ж договорились. Чего ты теряешь?
   Тамара. Звоните, АМО! Вы, оказывается, изобретательный человек.
   Антон. Что вы имеете в виду? (Набирает номер). Игорь, привет... мы ждём... минут через пятнадцать? Окей, давай (кладёт трубку).
   Так что вы имели в виду, Ома?
   Тамара. Ваши... вынужденные ходы, АМО!
   Ирина. Я тебе говорила, что Тамарочка шахматистка. Она не просто шахматистка, она кандидат в мастера спорта по шахматам, поэтому иногда так выражается, что ничего не поймёшь.
   Антон. Я не знал... (смущённо) нет, всё понятно... вопросов не имею. Так мы как? Подождём Игоря или начнём без него? Как вы, девушки?
   Ирина. Нет, Антон, давай подождём. Неудобно получится: позвали человека в гости, а сами к его приходу всё выпили и съели. Шучу я, конечно, но в каждой шутке...
   Антон. Игорь необидчивый человек... могу музыку включить.
   Ирина. Потом включишь, давай поговорим в тишине.
   Антон. Давай поговорим. О чём?
   Ирина. Ты как-то сразу решил, что мы после свадьбы будем жить у тебя в этой квартире. Почему ты меня не спросил, Антон?
   Антон. Тебе у меня не нравится?
   Ирина. Нет, нравится!.. Просто я так дома привыкла. У меня комната четырнадцать метров. Давай поживём у меня, а потом, через какое-то время, посмотрим. Эта квартира от нас не убежит.
   Антон. Нет проблем.
   Тамара. А мне эта берлога приглянулась, в отличие от самого медведя. Если здесь навести порядок, то жить можно.
   Ирина. Вот именно: навести порядок! Дома мама, бабушка, а здесь я одна!
   Антон. А я? Я тебе буду помогать.
   Ирина. Знаю, как папа помогает. Когда только что-нибудь тяжёлое поднять или передвинуть, а так всё... мама и бабушка. Ладно, разберёмся... Где же твой Игорь? У него какая жилплощадь?
   Антон. Тоже однушка, одновременно покупали. Вот его дом (показывает в окно), тоже седьмой этаж. Но мои окна смотрят на восток, а его - на запад. Мне моя берлога, как выразилась Ома, очень нравится. Сегодня пасмурно, а в солнечный день она очень даже весёленькая. И не просто она мне досталась. Следующую, наверно, будет легче купить.

Звонят в дверь, Антон идёт открывать,

  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Игорь.

   Игорь (входит). Здравствуйте, девушки!
   Антон. Познакомьтесь, девушки, с моим другом и бывшим компаньоном.
   Игорь. Когда я шёл к вам, то думал, что зайду и постараюсь угадать, кто из вас невеста. А теперь в некоторой растерянности: вы обе очень хороши! Я, пожалуй, не буду гадать...
   Тамара. Спасибо за комплимент - мы его заслуживаем.
   Игорь. Вы невеста!
   Тамара. Нет, не угадали, я Тамара... здравствуйте (протягивает руку).
   Игорь. Здравствуйте, я Игорь... здравствуйте, невеста!.. Игорь (знакомится с Ириной).
   Ирина. Здравствуйте, Ирина.
   Антон. Мы тебя ждали, Игорёк, теперь садимся за стол. Мы с Ирой здесь, а вы там, если не возражаете: мне надо будет что-то поднести, убрать - здесь удобнее.

Усаживаются за стол.

   Игорь, помогай мне: возьми на себя вино, вот штопор, разливай. Здесь собрались любители сухого.
   Ирина. Громко сказано: мы с Тамарой не считаем себя любителями.
   Антон. Тогда вы профессионалы?
   Ирина. Антон, не заставляй меня краснеть: ты знаешь, что я хотела сказать. Какие мы профессионалы?..
   Антон. Замнём это дело: вы не те, не другие. Надо изобрести первый тост, подходящий для нашего случая: за столом жених и невеста, а двое их друзей знакомятся за этим же столом. Есть универсальный тост: за любовь!.. Как?
   Ирина. За дружбу и любовь! Одно без другого не бывает. Это будет единственный тост, потому что нам с Тамарочкой нужно заниматься. Мы выделили полдня на это мероприятие.
   Тамара. Я бы поставила на первое место любовь: за любовь и дружбу!
   Антон. Игорь, что скажешь?
   Игорь. Да, я согласен с Тамарой.
   Антон. Выпьем, друзья: за любовь и дружбу!

Чокаются, пьют и закусывают.

   А теперь музыка (включает и подходит к Тамаре). Разрешите?.. Игорь, приглашай невесту.

Танцуют, Антон увлечённо разговаривает с Тамарой.

   Ирина (резко). Достаточно, нам пора уходить! И танцевать здесь негде.
   Антон. Подождите, девушки! Вина вам больше нельзя, поэтому заварю чаю или кофе. Кто чего желает. Игорь торт принёс, надо уважить, попробовать. Мы с ним покупали такой - очень хорош, не пожалеете. Потом мы вас проводим. Годиться?
   Тамара. Торт - моя слабость, придётся задержаться, попьём, конечно, чаю. Мы с Ирой чёрный чай любим.
   Антон. Мы с Игорем тоже... садитесь, пожалуйста.

Разливают и пьют чай.

   Игорь, пока ты к нам шёл, я узнал, что Тамара кандидат в мастера спорта по шахматам. Мы с Игорем любим играть, много играли между собой, по-моему, на равных. А что, если мы вдвоём сыграем против кандидата, всего одну партеечку? А? Тамара? Игорь? Слабо?
   Игорь. Я бы с удовольствием...
   Тамара. Хорошо, только одну, нам, на самом деле, пора уходить.
   Антон. Одну, одну, мы не заводные (быстро достаёт и расставляет шахматы). Игорь, иди на эту сторону, ко мне ближе. Пусть у нас будут белые, чтобы время не терять?
   Тамара. Не возражаю.

Антон и Тамара делают несколько ходов.

   Антон. Как дальше, Игорь, будем играть?
   Игорь. Я думаю, надо срочно ходить правой лошадью.
   Антон. Нет! Так мы сразу теряем ферзя, смотри (показывает). Убираем коня, нам... шах и ферзь летит.
   Игорь. А если лошадь не трогать, то нам здесь будет очень плохо...
   Тамара. Вам будет мат в четыре хода: я забираю коня с шахом, потом слона, пешку... и мат. Предлагаю ничью.
   Антон. Да, быстро, не успели ничего понять, даже не интересно.
   Игорь. А я узнаю Антона! Ты сразу слишком смело раскрылся, надо было не спешить, играть осторожнее... от обороны... не со мной сел играть!
   Антон. Ладно, в следующий раз ты будешь начинать.
   Тамара. Ничья принимается?
   Антон. Конечно, хотя какая это ничья...
   Ирина. Я уже собралась, идёте нас провожать?
   Антон. Идём, идём... я потом всё уберу.

Уходят.

СЦЕНА ВТОРАЯ

   Открытая веранда на даче Беляевых. Слева стол, стулья, два кресла, справа входная дверь в дом. Вокруг кусты, деревья, зелень.

.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Беляев один.

   Беляев. Нет, пока не поздно, надо кончать. Как ей сказать? Будет истерика! Не люблю... а по телефону?.. лучше, конечно! Отрубил... и все дела! Как по заказу дома никого нет. Всё, звоню... я увижу, если кто будет подходить. (Набирает номер).
   Добрый день... нет не приеду... сильно не переживай, я вообще больше не приеду, звоню, чтобы проститься... да, случилось... не надо... послушай, что я скажу... Как говорят спортсмены, мы с тобой из разной весовой категории... нет, я не вес имею в виду... ну я так фигурально, для образности... возраст, конечно. Тебе нет тридцати, а мне пятьдесят семь... я тоже думал, ничего страшного... ну, хорошо... случилось, ты ж не даёшь сказать. В последний раз, когда я у тебя был, сердце у меня заболело... да, я промолчал, дальше послушай... Я заехал к Вадиму... да, приятель мой, терапевт. Он меня послушал, поговорили по душам... Да, он сказал: "Хочешь жить, оставь её"... Я тебе за всё благодарен, никогда тебя не забуду... успокойся... перебои... были сильные, сейчас ещё не прошли... сейчас слушаю пульс: один-два... в течение минуты есть... паузы в работе сердца... всё, кто-то идёт, прощай, будь здорова (кладёт трубку). Фу, слава Богу! Обходить, объезжать буду твой район, лапочка! Так Вадим мне посоветовал, я не стал тебе говорить.
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Беляев, Галина Ивановна и Анна Андреевна заходят.

   Галина Ивановна. Как, Стёпа, нас постригли, оцени?
   Беляев. Отлично, но у тебя, пожалуй, лишнего сняли.
   Галина Ивановна. Нет, я сама так попросила. К свадьбе немного отрастут, будет отлично.
   Беляев. Тогда всё окей!
   Анна Андреевна. А я попросила, чтобы ничего не снимала, только чтобы подравняла - стричь-то уже нечего. Так за компанию проветрилась... Будет ли свадьба - это вопрос?
   Галина Ивановна. А что такое? Почему ты так говоришь?
   Анна Андреевна. Ты знаешь, я наблюдательная. Так вот я заметила дважды, что невеста была очень грустная и какая-то задумчивая, хотя и старалась это скрыть. Короче, не в своей тарелке. Второй раз, по-моему, она плакала.
   Галина Ивановна. Да что ж такое? А я что-то не замечала...
   Анна Андреевна. Я спросила её: что-нибудь случилось? Она отшутилась, но и шутка получилась тоже невесёлая. Что-то не так, вспомните потом мои слова.
   Галина Ивановна. Хорошая шутка, если свадьбы вдруг не будет! Мы ж готовимся, деньги тратим. Да и не в деньгах дело... я что-то растерялась. Полмесяца осталось. Что-то случилось у них...
   Беляев. Что у них может случиться? Поссориться могли... мало ли что... жизнь есть жизнь.
   Галина Ивановна. Мама, тебе задание: поговорить со своей Ласточкой по душам. У вас всегда были от нас секреты. Только на тебя надежда. Нам с отцом она может ничего не сказать, пока не окажемся перед фактом... хорошенькое дело!
   Анна Андреевна. Я, конечно, попробую ещё раз, но не знаю, что из этого получится. Она, мне кажется, стала избегать разговоров со мной.
   Беляев. Я сейчас вспомнил, что один раз тоже обратил внимание на её грустный вид. Но потом другие дела, я как-то об этом забыл.
   Галина Ивановна. При такой бурной жизни трудно тебе о других помнить.
   Беляев. Что ты имеешь в виду?
   Галина Ивановна. То, что слышишь! У каждого своя жизнь, никто о девочке не думает. Она у нас самостоятельная, взрослая! А что она видела кроме своей комнаты да дивана? Она ещё ребёнок!
   Беляев. Ты сразу поднимаешь панику... зачем? Может быть, всё образуется. И Анна Андреевна не уверена на сто процентов, что у них что-то случилось. Мало ли, небольшой разлад, а потом всё хорошо.
   Галина Ивановна. Опять затылок ломит (держится за голову).
   Беляев. Любишь ты паниковать. Давление себе нагонишь, таблетки опять пить начнёшь. К ним и привыкнуть можно.
   Галина Ивановна. Ты себе не нагонишь: у тебя всегда олимпийское спокойствие! Сам с ней поговори: ты родной отец или чужой дядя?
   Беляев. Я не отказываюсь, пожалуйста, в любое время... сегодня могу...
   Анна Андреевна. Нет, давайте вначале я. Поговорю, что-то выясню, потом будем думать. Успокойся, Галя. Я виновата: надо было мне со Стёпой тет-а-тет поговорить - голова-то плохо уже работает.
   Беляев. Антон уже несколько дней у нас не появлялся и Тамарка у нас живёт - что-то не так, действительно.
   Галина Ивановна. Тамарка живёт, потому что диплом заканчивают: с утра до позднего вечера вкалывают, куда она поедет. Им так удобно. Десять дней осталось до защиты. А Антон? Они с Тамаркой к нему сегодня в гости поехали, специально на это время выкроили.
   Беляев. Тогда успокойся, он и раньше не каждый день у нас бывал. У него бизнес: он о нём, сам говорил, должен круглые сутки думать. А тут ещё время требуется на магазины, театры и прочее. Анна Андреевна поговорит, всё выяснится. Не надо гадать и паниковать, как ты любишь. Пошёл я к себе. Дела кой-какие есть.
   Галина Ивановна. Телефон-то забери.
   Беляев. Он мне пока не нужен (уходит).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, без Беляева.

   Галина Ивановна. Должны уже подъехать, Тамарка строгая, всё по часам. В одно время встают, ложатся - военная дисциплина. Тамарка на большом листе график выполнения диплома нарисовала, на стене висит - всё по науке. И правильно, я считаю, наша несобранная какая-то. А Тамарка отличница, спортсменка...
   Анна Андреевна. Ни Тамарка ли портит им всю обедню: она им наедине и побыть не даёт - просто командир какой-то. Так тоже нельзя! Диплом дипломом, а личная жизнь совсем другое дело. Она как нитка за иголкой... не отстаёт ни на шаг.
   Галина Ивановна. Вот и поговори, выясни всё. Про Тамарку спроси...
   Анна Андреевна. Когда же я выясню: они приедут вместе и сразу засядут заниматься. Антона к нам даже не приглашают, чтоб не отвлекал. Это мне ждать надо... целый час?
   Галина Ивановна. Да, как будет у них перерыв, она зайдёт сюда, ты и поговоришь с ней без Тамарки.
   Анна Андреевна. А я хотела полежать. Устала я с твоей парикмахерской, так много давно не ходила, ноги болят...
   Галина Ивановна. Ложись, пока их нет. Сама виновата: на уши нас поставила. Иди, я тебя разбужу, когда надо будет, если заснёшь...
   Анна Андреевна. Ты бы давление себе померила... хочешь я?
   Галина Ивановна. Померю, конечно, не волнуйся... А вот и они. Потом полежишь, ничего. Только клятвы ей никакой не давай.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Ирина и Тамара.

   Галина Ивановна. Как поездка? Есть будете?
   Ирина. Мы в гостях были: наелись и напились.
   Тамара. Руки моем и заниматься, лишние полчаса на них потратили.
   Галина Ивановна. Пять минут-то ещё потратьте: скажи, как визит прошёл? Нам с бабушкой интересно.
   Ирина. Всё хорошо, мама, познакомили Тамару с Игорем: она ему, по-моему, очень понравилась, а он ей так себе.
   Тамара. Он мне совсем не понравился. Я сейчас поняла, что он на индюка похож: важный такой же и глупый.
   Ирина. Но как он на тебя смотрел, Тамарочка! Как на принцессу. Мне кажется, он влюбился с первого взгляда. Он даже перепутал тебя со мной, когда пришёл... не мог поверить, что с тобой его хотят познакомить.
   Анна Андреевна. А что ж вы их к нам-то не пригласили, неудобно ведь!
   Ирина. Тамара сказала, что обойдутся они, бабушка. У нас нет лишнего времени, они знают.
   Тамара. Мы и так согласились завтра в театр с ними вечером пойти.
   Галина Ивановна. Ты говорила: металлоломом Игорь занимается, два торговых ларька у него - бизнесмен?.. Это он?
   Тамара. Старьёвщиков с детства не люблю.
   Ирина. Да, мама, ты правильно говоришь, мы пошли, у нас всё по распорядку. (Уходят).
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Галина Ивановна и Анна Андреевна.

   Галина Ивановна. Вот хорошо бы Тамарку пристроить. Но, видишь, Игорь ей не понравился. Она ещё через чур воображает о себе...
   Анна Андреевна. Ей и Антон не нравится. Какого ей надо жениха? Принца что ли, действительно? А где ж его взять?
   Галина Ивановна. Да, Тамарка цену себе знает. У нашей всё на виду, а Тамарка хитрая: говорит одно, а про себя думает другое. Я вспомнила, Стёпа её звал "один пишем, два в уме", тогда она ещё маленькая была. Поэтому её слова - это дым: верить нельзя ни одному.
   Анна Андреевна. Ласточка опять грустная... и визит к Антону её не развеселил. Будто тень на неё нашла после ясного солнышка.
   Галина Ивановна. Может быть, устала она от диплома? Жди перерыва, поговоришь, потом полежишь.
   Анна Андреевна. Хорошо, хорошо. Я согласна. А ты сильно не переживай. От нас тут ровным счётом ничего не зависит. Как дождь на улице. Когда дождь идёт, ты же не переживаешь.
   Галина Ивановна. Сравнила, это совсем другое, мама!
   Анна Андреевна. Почему же другое: и то, и другое от нас не зависит. Мы можем что-то выяснить, но повлиять вряд ли...
   Галина Ивановна. Я пойду на кухню (уходит).
   Анна Андреевна. А я и в кресле могу подремать (закрывает глаза, пауза).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Анна Андреевна и Ирина.

   Ирина (входит). Бабушка, иди на кровать, чего в кресле-то спишь?
   Анна Андреевна. Я тебя жду, хочу поговорить с тобой, Ласточка, я соскучилась. Как у тебя дела-то продвигаются?
   Ирина. Осталось немного, бабушка, устала... не могу. К рецензенту вчера дали направление. Тамарка смелая, а я боюсь: вдруг ошибку найдёт, что тогда делать? Ночью проснусь: Тамарка спит, а я об этом думаю.
   Анна Андреевна. Да напрасно ты так боишься: во-первых, рецензент, как говорится, свой человек, во-вторых, он сам понимает, что это учебная работа. Настоящие-то проекты десятки людей делают, и всё равно ошибки случаются. Я же в последние годы в вашем вузе секретарём на кафедре работала. Насмотрелась всего. Был один случай, когда рецензент что-то начал не туда грести. Так к другому рецензенту парня направили, а заведующий сказал, чтобы к этому, который дюже умный, больше не направляли. Так что не боись, Ласточка. Дошла до диплома - выпустят. Кто уж совсем не шевелится, тех на следующий год переводят, да на платную основу. Как с Антоном-то дела? Ничего мне не рассказываешь, сторонишься вроде меня?
   Ирина. Да всё, бабушка, нормально. Ты слышала, завтра вечером вот в театр идём вчетвером. Антон предложил.
   Анна Андреевна. Ты меня-то не обманешь. И отец заметил, что ты грустная иногда бываешь. А вначале-то будто птичка порхала, всегда весёлая была, улыбка с лица не сходила. То и дело танцевать меня приглашала. Расскажи, Ласточка, и легче на душе станет.
   Ирина. Да рассказывать, бабушка, нечего. Ты знаешь, Антон не хотел, чтобы Тамарка с нами везде ходила, телохранительницей её дразнил. И Тамарка говорила, что он ей сильно не нравится. А я хотела, чтобы они подружились. Ничего не получается. Антон психует, Тамарка от меня не отстаёт. Тут ещё диплом вместе делаем. Она мне помогает, я не знаю, чтобы без неё делала. Тамарка привыкла мной управлять. По-моему, Антон сам не понимает, что с нами делать. Стал сегодня за ней ухаживать, мне просто было смешно. Она говорит, что это он делает для того, чтобы я заревновала и с ней поссорилась. С Игорем её познакомил, тот ей не понравился, ты сама слышала. Не знаю, бабушка, что тебе ещё сказать. Пятнадцать дней до свадьбы осталось, а мы с Антоном, я чувствую, как-то отдаляемся друг от друга. Я уже сама не знаю, люблю ли я его. Я, бабушка, слабая и устала. Это, наверно, самое главное. Мне бывает жалко себя, поэтому и грустно. Не было и нет у меня от тебя секретов. Я знаю, ты меня одна поймёшь. Куда, бабушка, вы с мамой утром ходили?
   Анна Андреевна. Да в парикмахерскую мать меня повела. Стричь-то нечего: последние волосы выпадают... за компанию сходила.
   Ирина. Ничего не знаю, бабуль... уже думаю только о защите. Осталось ведь десять дней. Пойду я, бабушка, перерыв закончился.
   Анна Андреевна. Иди, Ласточка, занимайся. Диплом сейчас важнее всего. Подойди я тебя поцелую (целует).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Анна Андреевна одна.

   Анна Андреевна. Вот и узнали, что ничего не узнали. А не ведёт ли Тамарка свою игру? Кто их разберёт? Она способная шахматистка и своего не упустит... один пишем, два в уме. Вот и родственные души. А подозревать-то понапрасну грех. Как Бог даст... Только внешне Ласточка похожа на меня молодую, а по характеру совсем другой человек. У меня бы не отдалился! Я заводная была, отчаянная и безрассудная. Самой бывает стыдно некоторые свои поступки вспоминать. А чтобы мной какая-то подруга командовала, во сне не могло присниться! Я верховодила! Я командовала! Открыто, ни как эта шахматистка! В Ванину родню Ласточка пошла, Галочка ведь тоже ни рыба ни мясо. У нас девки были огонь! Три сестры, я младшая, было с кого пример брать! Эх, где мои семнадцать лет (резко встаёт)! Ой, бок прокололо... проклятая старость! (Садится). Двадцать лет приучаю себя делать всё медленно, спокойно... ведь ногу и руку ломала... всё равно норовит иногда вырваться моя натура.
  
  
   .

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Анна Андреевна, Галина Ивановна и Беляев.

   Анна Андреевна. Вы как сговорились, вместе идёте.
   Галина Ивановна. Да, Стёпа на кухню зашёл, я ему сказала, что ты с Ириной беседуешь. Что, мама, удалось тебе выяснить?
   Анна Андреевна. Ровным счётом ничего. Всё вы знаете: Тамарка от неё не отстаёт, Антону это не нравится. А результат такой, что, как она мне сказала, они с Антоном друг от друга как-то отдаляются. Она это чувствует, поэтому ей грустно. И устала она, конечно, от диплома. Неудачно получилось: диплом и свадьба почти одновременно...
   Беляев. А ты ведь тогда хотела с Тамарой поговорить, говорила?
   Галина Ивановна. О чём? Нет, конечно. Я не решилась: Тамарка была ещё слабой после больницы. Да с ней мне всегда трудно разговаривать...
   Беляев. Что делать?.. гнать эту Тамарку надо, раз она не понимает...
   Галина Ивановна. Она лучше нас с тобой всё понимает. Зачем делает это?
   Анна Андреевна. Только не скандальте. Они заканчивают диплом. Тамарка Ласточке помогает. Сама мне сейчас говорила: не знаю, чтобы я без Тамарки делала. Ирочка устала, та её тащит, а вы хотите за это по рукам. Что будет, то будет. Как Бог даст.
   Беляев. Да, пожалуй, вы правы. Дёргаться можно только после защиты, иначе дров наломаем. Тамарка спортсменка, привыкла к нагрузкам - она как рыба в воде, а наша расклеилась. Она не приучена к трудностям.
   Галина Ивановна. Ничего она не расклеилась. Тамарка её задавила.
   Беляев. Какая разница? Помню, когда студентом был, нравилась мне одна девушка с другого факультета, но я вёл себя робко и никак не мог с ней познакомиться. А летом мы с ней оказались в одном строительном отряде. Трудно всем было, непривычно: физическая нагрузка очень большая. Другие девчонки с этим справлялись, а моя симпатия расклеилась: перестала умываться, спала в рабочем комбинезоне. Все над ней смеялись и она, как не странно, - над собой. И, помню, сны всё свои рассказывала, один страшнее другого. Короче, горе моё горе. И у меня, конечно, полное разочарование. Так и наша Ласточка. Бабушка и мама с детства её баловали и вот результат.
   Галина Ивановна. Вывод хорош!.. А ты, значит, в стороне?
   Беляев. С троими я не мог ничего поделать.
   Галина Ивановна. И что же будет?
   Анна Андреевна. Я её тоже спросила, она не знает. Говорит, что сейчас на первом месте диплом.
   Беляев. Они, кажется, в один день защищаются?
   Галина Ивановна. В один. Тамарка идёт первая, а наша, кажется, пятая, короче, в конце.
   Беляев. Дела!.. Что же мы можем сделать? Ясно, что Антон борется с Тамаркой за Ирину... Игоря, видишь, познакомил... мы должны ему помочь. Тебе всё-таки нужно поговорить с Тамаркой, необходимо. Пока не поздно.
   Анна Андреевна. Ваше задание выполнила, пойду полежу. Вы родители, вам и карты в руки (уходит).
   Галина Ивановна. Мама, ты пойдёшь, позови Тамарку на минутку. Скажи, что я хочу у неё что-то спросить. Стёпа, ты тоже иди.
   Беляев. Какие карты?.. Говорить с Ириной нельзя, она и так на пределе. Хорошо бы справилась с дипломом... Говорить с Антоном? О чём?.. Только с Тамаркой, чтобы что-то прояснить... Да, я ушёл (уходит).

Пауза.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Галина Ивановна и Тамара.

   Тамара. Я слушаю вас, Галина Ивановна.
   Галина Ивановна. Я хочу задать тебе всего один вопрос. Зачем ты мешаешь Ирине выйти замуж за Антона? Ты сама на него глаз положила?
   Тамара. Два вопроса. Мне это странно, Галина Ивановна, от вас слышать. Я им ничем не мешаю. Напротив, я стараюсь им помогать. Ирина ваша красавица, он в неё влюблён поуши. Они всегда рядом, а я почти не вмешиваюсь в их разговоры. Правда, сегодня Антон стал за мной откровенно ухаживать, но я тут ни при чём, его на это не провоцировала. Я объяснила Ирине, что он это делает специально, чтобы сыграть на её ревности и нас поссорить. Но мы не собираемся ссориться. Не на тех напал. Тем более сейчас, когда у нас скоро защита. Антон с Ириной решили познакомить меня с Игорем. Я согласилась, хотя это противоречит моим правилам. Да, мне Игорь не понравился, хотя он вполне приличный молодой человек, я собираюсь его потерпеть некоторое время, чтобы доставить всем вам удовольствие. Как мы вам сообщили, завтра вечером мы вчетвером идём в театр. Говоря шахматным языком, партия развивается. Вполне допускаю, что Игорь со временем мне может и понравиться. Мы видели друг друга всего один час. Так что варианты возможны... Я только не понимаю, Галина Ивановна, почему я должна перед вами оправдываться? Я бы могла ответить вам и совершенно по-другому: Антона вы не купили, значит, он не ваша собственность. Я могу идти?
   Галина Ивановна. Да, спасибо, Тамара. Наговорились как мёда напились.
  

Занавес.

  
  

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Комната второго действия.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Ирина одна.

   Ирина (молится). Господи, помоги нам с Тамарой хорошо защититься. Помоги мне не так сильно волноваться! Я ведь знаю немножко, Господи, а когда волнуюсь, всё из головы вылетает. Помоги нам, Господи! Мне и четвёрки достаточно, а Тамарке надо отлично, у неё должен быть красный диплом. Она такая способная, что, по-моему, хоть завтра преподавателем может работать. Она с ними как равная разговаривает. А я, если честно, Господи, и на тройку согласна, чтобы только это быстрее кончилось. Пусть мне тройку поставят, если я на вопросы не отвечу... Господи, сделай так, чтобы Антона на моей защите не было. Я Тамарку попрошу, чтобы она увела его куда-нибудь на это время. Сделай так, чтобы день этот быстрей прошёл, Господи: вечером диплом уже позади будет, даже не верится. Помоги нам, Господи! А что ещё-то надо сказать? Сама не знаю... и молиться не умею. Прости и пожалей меня, Господи!.. Надо бабушке сказать, чтобы она за нас молилась сегодня.

Складывает бумаги в пакет.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ


Ирина и Тамара.

   Тамара (входит с большим пакетом). Собрала свои манатки, больше я ночевать у вас не буду никогда, хватит. Спасибо этому дому.
   Ирина. Ты с этим пакетом пойдёшь на защиту?
   Тамара. Что ты так удивилась? В аудитории брошу его под парту, он никому мешать не будет.
   Ирина. Потом бы забрала. Папа собирается отметить нашу защиту, тебя с Игорем приглашал. Забыла?
   Тамара. Ничего я не забыла. Не говори мне ничего про Игоря, не омрачай мне ясного утра. Ты лучше мне скажи: доклад свой повторила?
   Ирина. Нет, Тамарочка, я помолилась перед бабушкиной иконой, чтобы нам хорошо защититься: тебе - на отлично, мне - на хорошо.
   Тамара. Ну и зря! Надо было повторить, чтобы всё было без заиканий. Это тебе нужно для уверенности, как ты не понимаешь! Представь два варианта. Не будем тебя трогать, а рассуждаем вообще. Первый вариант: человек плохо подготовил доклад, поэтому у доски с трудом вспоминает его содержание. Он постоянно сбивается, начинает говорить и возвращается, нервничает. Он сам себе устроил весёлую жизнь! Как в таком состоянии он будет отвечать на вопросы? Сама подумай! Второй вариант, когда доклад подготовлен хорошо. Человек уверенно рассказывает его содержание. И к концу доклада успокаивается настолько, что способен отвечать на вопросы. Я ж тебе вчера объясняла это только другими словами! Не доходит?
   Ирина. Ладно, Тамара, не сердись, я там повторю. В пустую аудиторию зайду и повторю. Обещаю, честно!
   Тамара. Вольному, говорят, воля. Как хочешь.
   Ирина. Уверенности у меня сейчас нет, откуда она возьмётся у доски?.. меня периодически трясёт со вчерашнего вечера.
   Тамара. А дрожать, подруга, нет смысла: они, я поняла, ставят оценку либо среднюю по успеваемости, либо на бал выше. У тебя средний бал около четырёх, значит, получишь свою четвёрку.
   Ирина. Я понимаю, что ты говоришь, но меня это не успокаивает.
   Тамара. Тогда я так тебе скажу: чтобы получить тройку, тебе надо оскорбить кого-нибудь из членов государственной комиссии или всех сразу. Поняла?
   Ирина. Тебе всё шутки, а у меня температура тридцать семь и одна, живот разладился.
   Тамара. Надо же думать рационально, реально оценивать ситуацию. Вот я, например, как бы не защищалась, всё равно получу отличную оценку: им для отчёта диплом с отличием очень даже не помешает... ежу понятно. Представь, что эта комиссия не в себе и ставит мне четвёрку. Это же ЧП на факультете! Декан их не выпустит из аудитории, пока они не переголосуют. Поэтому я спокойна.
   Ирина. Неужели ни капельки не волнуешься? Не поверю.
   Тамара. Есть, конечно, немного, ну, как обычно перед экзаменом... Слушай, а чем тебе тройка не нравится? И с тройкой диплом дадут! Так что считай, Ирина Степановна, диплом у тебя уже в кармане! А если ты это сейчас поймёшь, успокоишься... думать начнёшь, то, очень может быть, защитишься на всю пятёрку!
   Ирина. Нет, Тамарочка, мне пятерка не нужна!
   Тамара. Я с тобой временами теряюсь. Тогда в конце своего доклада так и скажи: "Уважаемые члены государственной комиссии, пожалуйста, не ставьте мне отличную оценку, она мне категорически не нужна!"
   Ирина. Ой, Тамарка, твои шутки мне совсем не помогают, даже наоборот! Не говори мне про эту комиссию!
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Галина Ивановна.

   Галина Ивановна. Доброе утро, девушки! Как настроение? Трясётесь или не очень? Ира моя, вижу, волнуется.
   Тамара. Здравствуйте, Галина Ивановна! Я совершенно спокойна. Перед соревнованиями обычно больше волнуюсь. А сегодня спала очень крепко.
   Ирина. Я тоже хочу не волноваться, но внутри всё дрожит со вчерашнего вечера. Тамара меня вчера и сегодня всё утро успокаивает, а толку никакого... И рецензия хорошая, и доклад вчера учила, вроде запомнила. Но, кажется, выйду к доске, сразу всё забуду. Все твои труды, Тамарочка, зря пропадут. Будь к этому готова и не обижайся на меня.
   Тамара. Поднимать лапки кверху до сражения, это не смешно!
   Галина Ивановна. Давай, дочка, я тебе валериановых капель накапаю.
   Ирина. Спасибо, мама, не надо: не хватало, чтобы от меня валерьянкой пахло. Придумаешь тоже... А что будет, если я буду молчать? Хорошо, что в конце мне удалось записаться, народ разойдётся. Правду говорят о защите: пять минут позора и специалист готов. Я Антона просила не присутствовать на моей защите, но вдруг... ты уведи его куда-нибудь, я тебя прошу, в буфет что ли...
   Тамара. Нет проблем, как он сам говорит. Спасибо вам, Галина Ивановна, за всё - больше я у вас ночевать не буду.
   Галина Ивановна. Что ты, Тамара! Тебе спасибо, что Ирине помогала.
   Тамара. Я у вас немного поправилась. Мы с мамой редко готовим... чай, бутерброды, а у вас питалась, как в доме отдыха.
   Галина Ивановна. Четверо нас, семья... так уж привыкли.
   Ирина. Я, наверно, с собой доклад возьму, в рукав запихну. Если забуду, достану и посмотрю. Как ты считаешь?
   Тамара. Зачем в рукав? Он же говорил, что можешь держать его открыто. Только мой тебе совет: лучше в него не смотри, иначе вцепишься судорожно в него и будешь читать до конца, не отрываясь. Зачем? Это же некрасиво. Сама представь...
   Ирина. Нет, Тамарочка, а красиво, если я буду молчать?
   Тамара. Я тебе всё сказала.
   Ирина. Я доклад открыто возьму, постараюсь в него не смотреть, а там будет видно... на всякий случай.
   Тамара. Бери!.. собралась? Пойдём?
   Галина Ивановна. Подождите, папа идёт, бабушку сейчас позову. Проводим вас, время ещё есть.
  

Пауза.

  
  

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Те же, Беляев и затем Анна Андреевна.

   Беляев. Доброе утро, девочки! Вы что же хотели потихоньку уйти? Как же так, дочурка? Я же день специально взял в счёт отпуска. Пять минут вам судьбу решают? Давайте присядем, ничего не забыли? Подумайте. У нас, помню, был студент, который на экзамен регулярно без зачётки приходил. Потом язык на плечо и бегом домой, чтобы успеть... на экзамен. Что интересно, это у него примета была такая: если зачётку дома забыл, значит экзамен обязательно сдашь. Чудак такой был...
   Ирина. Сколько раз, папа, это можно рассказывать? Зачётки наши давно в деканате, нечего о них напоминать.
   Анна Андреевна (входит). Доброе утро вам всем! Я тоже хочу поприсутствовать, проводить девушек на защиту. Такое событие...
   Беляев. Я для примера про зачётки сказал: не забудьте, что вам нужно. Садимся, садимся все на дорожку!

Все сели, молчание.

   Тамара (встаёт). Идём, Ирина, я несуеверная да и неверующая.
   Анна Андреевна (крестит). Пошли, Господи, вам удачу.
   Ирина. Бабушка, мы уйдём, а ты помолись за нас, ладно?
   Анна Андреевна. Хорошо, хорошо, Ласточка! Я каждый день за вас всех Богу молюсь. И сегодня молилась, не беспокойся, ещё могу помолиться.
   Тамара. Спасибо вам за всё, не поминайте лихом.
   Анна Андреевна. Что-то, Тамара, так говоришь, будто уезжаешь куда?
   Тамара. Нет, не уезжаю, эндшпиль в партии, жизнь начинается другая!
   Беляев. Вам ещё отпуск месяц полагается перед новой-то жизнью. У дочурки ещё экзамен через пять дней предстоит - свадьба. Лишнего-то не задерживайтесь. Как вас поздравят, так и домой. Олег с Полиной подъедут, Антон с Игорем - отметим вашу защиту. Мама готовится.
   Ирина. А Антон на защиту обещал прийти, хотя я была против. На Тамариной защите, говорит, тогда поприсутствую. Только не на моей!
   Беляев. Мы с мамой пошли бы тебя поддержать, но ты нас видеть не желаешь... Может, всё-таки разрешишь?
   Ирина. Ещё чего? Вы рады и бабушку привести. Я и без вас всё забуду. Лучше дома меня ругайте. Идём, Тамара, пора, ты же первая идёшь.
   Беляев. Ни пуха ни пера вам!
   Ирина. К чёрту! К чёрту!
  

(Уходят).

  
  
  

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Беляев, Галина Ивановна и Анна Андреевна.

   Беляев. Время как летит. Сам, кажется, недавно защищался, потом у тебя на защите присутствовал. А вот уже и дочка. Олег, кстати, тоже нам не разрешил прийти на защиту, чтобы мы его не смущали. А чего особенного? К некоторым ведь приходят и родители, и знакомые.
   Галина Ивановна. Именно к некоторым! Лишние волненья, зачем? Я рада, что все эти учебные волнения у Ирочки сегодня заканчиваются. То зачёты, то экзамены - и всё на нервах. А нервишки у неё слабые, от меня достались... Ты напомнил о моей защите: это было что-то невероятное, до сих пор стыдно.
   Беляев. Да, я тебя, помню, тоже готовил к защите, хотя это и далеко было от моей специальности. Так... по здравому смыслу. А ты так растерялась, что вообще не отвечала на вопросы. Нет, не так. На первый ты ответила невпопад, поэтому совсем смутилась и замолчала до конца: решила, наверно, не рисковать больше. Зато доклад сделала вполне прилично и без бумажки. Я ещё, помню, тебе большой палец показывал.
   Галина Ивановна. Ой, не вспоминай больше! Они меня, по-моему, пожалели: четвёрку ни за что поставили.
   Беляев. Да, молодость!.. А мы, мать, свой долг родительский, я считаю, выполнили сполна: сыну и дочери дали высшее образование. Так что сегодня важное событие и для нас - некоторый итог, можно сказать.
   Анна Андреевна. Погоди итоги подводить, Стёпа, ещё с внуками надо будет заниматься. Я вот и до правнука, Бог даст, доживу.
   Беляев. Это уже из другой оперы: обязанности бабки с дедом. Пока мы ещё сами работаем, помощи большой оказать не можем. Олег с Полиной пусть няню нанимают, а мы поможем финансами, насколько сможем. Что будет потом, увидим. Всякие есть примеры. Тут важно отношение к старикам со стороны их детей. Когда есть взаимопонимание...
   Галина Ивановна. О чём ты говоришь? У тебя много было этого взаимопонимания? Каждый думает о своих делах, считая их самыми важными. Так мы все устроены.
   Анна Андреевна. Взаимопонимания было бы больше, если бы молодые понимали, что их молодость - это мгновение. Завтра они проснуться стариками и будут удивляться, как быстро прошла их молодость да и вся жизнь. Только в старости это так очевидно.
   Галина Ивановна. Все всё понимают, мама, не хотят задумываться, живут одним днём. Так легче жить.
   Беляев. Может быть, так и должно быть: живи, пока молодой!
   Галина Ивановна. А как же взаимопонимание?
   Беляев. Истина всегда посередине: надо учитывать и то и другое.
   Галина Ивановна. Тогда мы все проблемы решили, кроме одной: я приготовила мясо, его надо перекрутить.
   Беляев. Пойдём перекрутим. (Уходят).
  
  

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Анна Андреевна одна.

   Анна Андреевна. Ой, хороша моя Ласточка! Никак не налюбуюсь! Надо же как природа устроена. Галочка на Ванину родню похожа, а внучка - моя копия! Теперь вот экономистом будет с высшим образованием! И муж очень даже красивый мужчина, дай Бог им счастья. Правнуки будут красивые. А что? Бог даст, доживу и полюбуюсь. Не в кого быть некрасивыми. И у Тамарки, похоже, дела налаживаются с Игорем. Были они у нас на прошлой неделе. Игорь-то глаз от Тамарки не отводит. И она раскраснелась, но строго себя держит. Красота её неброская, но тоже девка хороша... Ох, деловая! - нашей далеко до неё! А хитрая - слов нет! Эндшпиль, говорит, в партии наступил. А что это такое? По-моему, это окончание. Надо в словаре посмотреть (смотрит). Да, заключительная стадия. А что? Одну свадьбу отгуляем, к другой готовиться начнём. Дело-то молодое! Ой, старая, размечталась, она меня просила помолиться за них Прости меня, Господи! (Крестится). Пошли девушкам нашим удачу!

Звонят в дверь, идёт открывать.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Анна Андреевна, Олег и Полина.

   Анна Андреевна. Проходите, проходите, гости дорогие! Мать с отцом мясо крутят. Мясорубка ревёт, они ничего не слышат. Я их позову?
   Олег. Не надо, бабуль, подожди, мы отдохнём, (Полине) садись, как ты сейчас? Получше? Лицо порозовело, а то бледное было.
   Полина. Хорошо... всё вроде прошло.
   Олег. Надо было потише идти. Лестница из метро и к дому шли в гору - большая нагрузка. А? Логично?
   Анна Андреевна. Что у вас, проблемы какие?
   Полина. Да ничего, бабушка, голова немного закружилась.
   Анна Андреевна. Это бывает. Вы уж не спешите, потихоньку. Тише едешь... под ноги смотри, аккуратно надо.
   Полина. Первый раз со мной такое, не было раньше ничего, а сегодня что-то затошнило, а потом и голова закружилась. К вашему подъезду стали подходить... я даже растерялась.
   Анна Андреевна. Может быть, съела чего-нибудь. Не дай Бог отравиться. Колбасу-то уж не ешь.
   Полина. Что вы, какая колбаса. Мы сейчас только куриное мясо едим.
   Анна Андреевна. Сейчас и кур-то кормят непонятно чем. По телевизору показывали... в деревню надо ехать, у частников покупать. Говорят, и они тоже подсыпают, но всё-таки. Беременная женщина, должны понимать.
   Полина. Вот Олег из деревни кур и привозит. А в прошлый раз кроликов привозил. Мы уж у одних хозяев всё покупаем.
   Анна Андреевна. Тогда хорошо, тогда пройдёт. Мало ли, два человека ведь о двух ногах. Каждый организм своё требует, пройдёт.
   Олег. А не хочешь полежать?
   Полина. Нет, да уже всё прошло, правда. А вы, бабушка, какое мясо едите?
   Анна Андреевна. Я уж сорок лет, доченька, мясо не ем. Может быть, поэтому и живу так долго.
   Полина. Вы думаете, что мясо есть вредно?
   Анна Андреевна. Всякому возрасту своё. В старости, думаю, вредно: лишняя нагрузка на организм.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же, Галина Ивановна и Беляев.

   Беляев. А мы и не слышим, что у нас гости. Здравствуй, Полина, сиди, сиди, здравствуй, Олег (обнимает по очереди).
   Полина. Здравствуйте, мы отдыхаем.
   Галина Ивановна. Здравствуй, сыночек, здравствуй, Полина. Как ты себя чувствуешь?
   Полина. Вот как раз обсуждаем с Анной Андреевной, чем я питаюсь, от чего меня у вашего дома могло затошнить и почему голова закружилась. Но сейчас уже всё хорошо. Давайте не будем говорить обо мне, это так скучно и мне надоело. Как ваши молодые? Что у них за событие сегодня?
   Беляев. Событие важное, только свадьбы оно не касается. Сегодня Ирина с Тамарой защищают свои дипломные работы.
   Полина. Да, да, я совсем забыла. Олег же мне говорил. Надо же, как я углубилась в себя, что затормозилась реакция на окружающее, вы уж меня извините. И когда вы их ожидаете?
   Галина Ивановна. Тамара первая идёт, Ира - пятая, предпоследняя. Защиты закончатся, их поздравят и по домам. Да скоро уж должны быть, время-то идёт. Антон с Игорем, наверно, с ними приедут.
   Полина. А Игорь это жених Тамары, Олег что-то говорил?
   Галина Ивановна. Сами не знаем. Вроде жених. Он друг Антона. Ирина с Антоном познакомили его с Тамарой. Игорь в неё, кажется, влюбился, а она его ещё изучает. Сказала, что потерпит его толи до защиты, толи до свадьбы, не поняли мы. А потом примет решение.
   Полина. Скажите, как интересно! Это она рисуется, наверно? Что у неё другие варианты есть? Я не помню, чтобы у неё женихи были. И с виду ей до Ирины далеко.
   Галина Ивановна. Тамара очень скрытная. Ира говорила, что были у Тамарки поклонники среди шахматистов, но она ни с кем не дружила по настоящему.
   Анна Андреевна. Тамара по натуре своей игрок, что она на самом деле думает, одному Богу известно.
   Полина. Ясно, вот ведь какая подружка!
   Олег. Дрожали, наверно, когда пошли?
   Галина Ивановна. Тамара внешне была очень спокойная, а Ира... да, как осиновый листок, она в меня уродилась. Сказала, что может всё забыть и будет молчать.
   Олег. И зря!.. меньше трёх всё равно не поставят. А у меня какой-то осадок нехороший от защиты остался. Я делал одно, а меня председатель комиссии спрашивал всё о другом. Потом выяснилось, что он по своей специальности мне вопросы задавал. Пятёрку поставили, но я был очень расстроен. Уж столько лет прошло, а не забывается. Надо, наверно, к какому-нибудь психоневрологу обратиться. Логично?
   Полина. А у меня в голове уж ничего не осталось. Помню только, что мы вдвоём с девочкой тему разрабатывали, а один там в комиссии всё пытался выяснить, кто из нас что конкретно сделал. Очень нудный попался. Из-за этого нам и вопросов никаких не успели задать. Хорошо обеим поставили.
   Галина Ивановна (Беляеву). Давай, отец, на стол всё ставить: приедут все голодные, а у нас не готово. Полина, кушать не хочешь? Скажи, не стесняйся...
   Полина. Нет, спасибо, не хочу. Занимайтесь своими делами, я в порядке.
   Анна Андреевна. Я тоже хочу вам помочь: вилки, ножи, салфетки разложу.

Накрывают на стол, звонят в дверь.

   Галина Ивановна. Вот и молодёжь (идёт открывать).

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и Игорь.

   Игорь. Здравствуйте! А их никого ещё нет? Извините, что я так рано приехал. Знал бы, на улице подождал.
   Галина Ивановна. Ничего, Игорь, не стесняйтесь, проходите, мы тоже ждём. Должны вот-вот подойти. А вы на защите, значит, не были?
   Игорь. Нет, мне строго не разрешили. Антон собирался на Тамарину защиту, а Ира ему тоже не разрешила присутствовать.
   Беляев. Вы, кстати, не знакомы. Это Игорь, друг Антона, предприниматель. Познакомьтесь, это мой сын Олег, его жена Полина.
   Игорь. Очень приятно, здравствуйте.

Знакомятся.

   Беляев. А время-то! Чего они себе думают? Уже можно позвонить, узнать, как у них дела.
   Галина Ивановна. Звони, если включили телефоны: во время защиты, Ира говорила, их отключают.
   Беляев (звонит). Недоступен у Ирины.
   Галина Ивановна. Вот видишь, позвони Антону.
   Беляев (звонит). Тоже самое.

Звонят в дверь.

   Вот и они. (Идёт открывать).
  

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же и Ирина.

   Ирина (входит). Я сама не знаю, где они. Тамарка защитилась, они ушли. На поздравлении её не было. Объявили, что она получит диплом с отличием, рекомендовали в аспирантуру, здравствуйте! (Игорю) Привет, Игорь, ты их тоже не видел?
   Игорь. Нет, я один приехал, здравствуй. Странно... куда они могли деться?
   Олег. Подождите! Сестрёнка, ты-то как? Можно поздравить? Как сама-то защитилась? Про Тамарку мне не интересно!
   Ирина. Защитилась я на хорошо, на один вопрос не ответила.
   Олег. Поздравляю! (Обнимает). Видишь, зря ведь волновалась! Молодец!
   Беляев. Поздравляю, дочурка (обнимает)! Вот и хорошо!
   Полина. И я поздравляю! Гора теперь с плеч, представляю...
   Галина Ивановна. И я тебя, доченька, поздравляю, отмучилась!
   Анна Андреевна. Дайте и мне. Я, Ласточка, тебя поздравляю и радуюсь за тебя, слава тебе Господи (обнимает и вытирает слёзы). Стёпа, позвони Антону на домашний телефон. Что ж это такое!
   Беляев (звонит). Не отвечает.
   Галина Ивановна. Что же делать?
   Беляев. Подождём немного, не подойдёт, ещё позвоним...
   Олег. Выходит, что жених загулял с подругой невесты? Нелогично!
   Полина. Помолчи, Олег, какие могут быть шутки?
   Игорь. У нас с Антоном есть свой способ связи, когда для других нас дома нет. Дайте мне, я позвоню.

Набирает номер, ждёт, кладёт трубку, снова набирает.

   Привет, Антон, ты почему дома, ты ведь должен быть у Ирины?.. А что случилось?.. Ну ты даёшь! Как же так?.. обалдеть можно... Я сейчас у Ирины, здесь собрались её родственники, все ждут жениха... всё понял (кладёт трубку). Антон с Тамарой поженились: с сегодняшнего дня они муж и жена, зарегистрируются позже. Просят всех вас их простить. Вот и всё. Они любят друг друга... И для меня это... большая неожиданность, вы меня извините, пожалуйста (уходит).

Молчание, пауза, Ирина закрывает лицо руками.

Занавес. КОНЕЦ

  
  
  
   7
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"