Тимофеев Николай Александрович: другие произведения.

Одна надежда Пьеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Н.А. Тимофеев

  

ОДНА НАДЕЖДА

  
  

Комедия в пяти действиях

Действующие лица

  
   Александр Иванович Рыльцев, председатель ООО "Зелёные луга" с. "Зыбино".
   Антонина, его жена, домохозяйка.

Члены правления ООО:

   Фёдор Павлович Бугаец, главный животновод.
   Андрей Иванович Петухов, главный механик.
   Хасан Хамитович Хапов, главный пчеловод.
   Мария Васильевна Шишлова, главный агроном.
   Валентина Васильевна Ершова, главный бухгалтер.
  
   Семён Семёнович Ершов, её муж, механизатор.
   Галина, их дочь.
   Борис Алексеевич Белов, прораб из райцентра, приятель Ершова.
  
  
  
  
   Действие происходит в с. "Зыбино": в усадьбе Ершовых, в офисе правления ООО, в доме Рыльцева.
  
  
  

Действие первое

  
   Усадьба Ершовых на берегу озера "Чистое". Справа часть дома с входной дверью, прямо, вымощенная камнем, площадка со столом и лавками, слева часть летней кухни под навесом, со столом, табуреткой и навесным шкафом для посуды, видна часть кирпичной печи. За площадкой несколько кустов смородины на зелёном газоне, дальше, ограждающий по краю обрыва усадьбу, невысокий дощатый забор, калитка не видна за летней кухней. Ещё дальше внизу и до горизонта огромное озеро. Слева над летней кухней виден лес, обрывистый берег и полоска пляжа, которые по мере удаления уменьшаются и поворачивают направо. На горизонте, уже над домом, вода и небо разделены узкой полоской леса, окружающего озеро. На этой полоске едва различимы храм и два домика с. "Кукушкино" (см. рис).
  
   0x01 graphic

Рисунок к декорации первого действия.

  
  

Явление первое

Белов один.

   Белов (сидит за столом с левого торца и готовит рыболовные снасти). Странная у них геология какая-то: вдоль восточного берега камень на поверхность выходит, в других местах - земля под ногами колеблется. Поэтому, наверно, и село назвали "Зыбино". Болота кругом, как на острове живут. Только на тракторных санях к ним можно добраться. Привыкли, говорят. Озеро, я думаю, держит около себя людей: вода прозрачная, как слеза; и рыбой всех кормит... А красота!.. (Отрывается от работы и смотрит на озеро). Сегодня и село Кукушкино видно. Я думал километра два до него, а Семён сказал, пять... А кто измерял?.. Да, ничего не скажешь - красиво. Много я по рыбацкой своей судьбе мест перевидал, но это, по-моему, какое-то особенное. Семён не подвёл: он меня уговорил пожить у них и порыбачить. Но, как говорится, спасибо этому дому. Отпуск мой кончается, устал немного от рыбалки, пора и сматывать удочки... А тут ещё Семён вдруг начал сватать за меня свою Галину. И она, я стал замечать, сверкает на меня глазами, краснеет иногда ни с того ни с сего. Когда приехал, вроде этого не было. Не в этом дело. Женят ещё! Нет, я не готов, тем более на Галине. Девке двадцать ещё не исполнилось, а мне в этом году - тридцатник. И я её, если честно, боюсь. Она такая заумная, деловая, дисциплинированная, зарядку по утрам делает, пробежки. Может она, конечно, мной немного увлечься, как новым человеком, но быстро разочаруется. Нет во мне ничего для неё необыкновенного. Я как все. Нет. Я на Валентине, на матери её, мог бы теоретически жениться. Хотя она и старше меня, но она мне больше бы подошла. Но Семён, я думаю, не согласится. Шучу я, конечно. А что? Валентина очень, очень... Глупость о женитьбе на ней в голову влезла, а как приятно стало... Мне всё в ней нравится... И специальность у неё - бухучёт, мне нравится. А у дочки - телятница! Что это за специальность? Привезу её, допустим, в Березино, в райцентр, что она там делать будет? У нас телятами не занимаются. А здесь, в этой забытой Богом дыре, я жить не собираюсь. И чтобы я здесь стал делать? Овощи выращивать или телят? Нет, здесь ничего не строят, а я инженер-строитель всё-таки, опыт уже приличный. Короче, надо делать ноги. Подожду пока Галину выдадут, там видно будет, а водоёмов в нашем районе хватает. С Семёном у нас подпольный райком потихоньку действует: стройматериалами людям помогаем, что в наших силах, конечно... спасибо говорят... Осталось мне поменять некоторые поводки... Вчера сазана килограмм на пятнадцать не смог взять - без багорика не получилось, утопил я багорик на прошлой неделе. Купим новый, ерунда.

Из дома выходит Валентина Васильевна.

  
  

Явление второе

Белов и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна. Доброе утро, Борис. Ты сегодня припозднился. Обычно тебя в это время уже не бывает.
   Белов. Здравствуй, Валя. Я сегодня проспал. Проснулся вовремя, хотел идти, полежал немного и снова заснул. Днём мелочь клюёт, теперь после трёх поеду. Поводки меняю, то да сё, много чего накопилось.
   Валентина Васильевна. А у нас тут события. Ты не заметил, что мы вдвоём с тобой в доме ночевали?
   Белов. Нет, не заметил. А что случилось?
   Валентина Васильевна. Вчера утром трактор пошёл в город, Галина с ним поехала. У неё два дня отгулов, что-то ей купить загорелось. Туда нормально доехали, а на обратном пути трактор застрял. Дожди почти каждый день, дорогу совсем развезло. Тракторист по радио запросил подмогу. Послали Семёна. Пока он заправился, пока доехал, пока их трактор вызволил, стало темнеть. Пришлось им заночевать: ехать ночью по нашим болотам опасно. Должны уже вот-вот подъехать, если с рассветом тронулись.
   Белов. Понятно. А мне ведь надо ехать домой, а тут с дорогой проблемы.
   Валентина Васильевна. После такого случая трактор может не ходить недели две-три.
   Белов. Как же так? Две-три недели - я на работу опоздаю.
   Валентина Васильевна. Всё зависит от срочности наших производственных дел, руководство наше решает. Если наготовили много овощей, их надо везти в город, иначе они испортятся. Тогда и трактор, даже два, могут послать, а я тебя зря напугала.
   Белов. Короче говоря, со следующим трактором надо ехать, рисковать нет необходимости. А у кого узнать, когда он пойдёт?
   Валентина Васильевна. Я тебе могу узнать: сегодня к вечеру будет известно, когда следующий...
   Белов. Сделай, Валя, доброе дело...
   Валентина Васильевна. Ты уж, наверно, устал от рыбалки. Встаёшь по тёмному, приходишь так же. Какой же это отдых? Ты, по-моему, даже похудел, пока у нас живёшь.
   Белов. Устал? Есть немного, к концу отпуска всегда так бывает. Дома отдохну. Я вообще отдыхать не умею. Лежать, как некоторые, на песочке я не могу: дня через два тоска начинается.
   Валентина Васильевна. Работящий ты мужик, это видно. Всё время что-то делаешь, ни разу не видела, чтобы ты просто так сидел или лежал.
   Белов. Сегодня будет такой случай: буду ждать трёх часов. Хотя надо теперь домой потихоньку собираться. Соскучился я по дому.
   Валентина Васильевна. Кто тебя там ждёт? Пустая квартира?..
   А почему не женишься? Извини за нескромный вопрос. Пора: в сорок лет жены нет и не будет. Хотя тебе до сорока время ещё есть, но чем старше мужчина, тем труднее ему решиться. После сорока, говорят, исключено.
   Белов. Жениться?.. Мысль интересная... Я бы на тебе, Валентина, женился, ты мне очень нравишься...
   Валентина Васильевна (в сильном смущении). Да ты что? Семён услышит... я замужняя женщина... сильно старше тебя, мне тридцать семь в этом году стукнет. Просто не ожидала я от тебя таких слов. У нас невеста есть... Чем тебе Галя наша не нравится? Я считаю, всё при ней: аккуратная, добрая, работящая, с золотой медалью школу кончила, учится заочно на третьем курсе на ветеринара. А моя песенка спета...
   Белов. Спета? А почему? У Семёна, по-моему, другая любовь...самогон, больше ему никто особо не нужен... я же не слепой.
   Валентина Васильевна. Я не хочу на эту тему с тобой говорить. Придумал ты, сам не знаешь чего и зачем?.. А вот и моя дочка-путешественница... вернулась.
  
  
  
  
  
  

Явление третье

Те же и Галина.

   Галина (подходит и садится за большой стол). Доброе утро вам! Что случилось, почему Боря не на озере?
   Валентина Васильевна. Доброе утро! Всё тебе надо знать, не боишься скоро состариться?
   Белов. Доброе утро. Проспал я, Галя. Хотел полежать и заснул. Теперь в три часа поеду.
Валентина Васильевна. Как вы-то там ночевали, лучше расскажи?
   Галина. Ужасно! Этот наш знаменитый охотник Суслов, говорят, вырыл волчат. Волчица, видно, тоскует. Её здесь слышно иногда, а там она всю ночь выла рядом с нами. Только заснёшь, она будит. Так всю ночь.
   Валентина Васильевна. Позавтракаешь, ложись спать. Отец-то трактор отгоняет, тоже сегодня отдыхать будет?
   Галина. Да, сказал, скоро придёт. А я, как ни странно, спать совсем не хочу. Умыться, поесть надо, конечно.
   Валентина Васильевна. Я вам всё приготовила, мне пора на работу. Сама здесь хозяйничай.
   Галина. Хорошо, мама, я папу подожду. Посижу, отдохну, мне с Борисом поговорить надо.
   Валентина Васильевна. Говорите, я пошла (уходит).
  
  

Явление четвёртое

Белов и Галина

   Белов. Поговорить? О чём? Я тебя слушаю.
   Галина. О дороге. Ты как-то говорил, что нам дорогу не дурно бы построить. Помнишь?
   Белов. Помню. Я и с отцом твоим как-то говорил об этом раньше, когда мы в городе встречались. Ну и что?
   Галина. Я вот с папой в тракторе сегодня ночевала и мне асфальтовая дорога приснилась от нашего села Зыбино до вашего города Березино. Я ехала по дороге сама за рулём белого автомобиля, как в такси, только одна в машине, понимаешь?.. А в душе испытывала такую эйфорию, такое ликование, какое никогда в жизни не испытывала! Даже волчица не могла этому помешать. Представляешь?
   Белов. Могу представить, ну и что?
   Галина. А то, что я решила дорогу эту построить.
   Белов. Не понял, сама что ли? Чудная ты...
   Галина. Сама, но ни одна, конечно. Всем народом построим. Поэтому мне нужны сторонники. Ты готов быть одним из них?
   Белов. Я готов, но от меня, как и от тебя, мало что зависит.
   Галина. Ты ошибаешься. Я, когда проснулась, подумала: что нужно сделать, чтобы такую дорогу построить? И нашла такой ответ: нужно, чтобы кто-нибудь этого очень сильно захотел. Сейчас (уходит в дом и возвращается с толстой тетрадью). В этой тетради будет описано всё строительство дороги. Записываю: автодорога Зыбино-Березино. Галина Ершова - главный двигатель. Борис Белов - инженер-строитель, сторонник.
   Белов. Нет, правда, с тобой не соскучишься. Да, я инженер-строитель, но не дорожник, я по промышленному и гражданскому строительству специалист. Дороги, правда, приходилось строить, даже два небольших автодорожных моста построил.
   Галина. Отлично, значит совладаешь.
   Белов. Строить хитрого ничего нет, если есть проект. В проекте всё подробно указано, что надо делать. Ты решила, что я буду строить вашу дорогу? Нужна строительная организация...
   Галина. Подожди, не спеши. Я поняла сейчас, что всякое строительство надо начинать с проекта? Так?
   Белов. Нет, не совсем. Надо начинать с денег. Будут деньги, будет и проект, и дорога. А без денег, сама знаешь, человек бездельник...
   Галина. И сколько нужно денег на всё про всё?.. Чего молчишь?..
   Белов. Много надо, а сколько? - нельзя сказать заранее. Нужны изыскания на местности, составление проектно-сметной документации...
   Галина. А если голову не морочить, а приблизительно? Ты же, говоришь, строил, значит, знаешь?
   Белов. Боюсь обмануть и понапрасну напугать тебя...
   Галина. А ты не бойся, я не пугливая. Я понимаю, что дорога больших денег стоит.
   Белов. Нужна дорога, чтобы машины при встрече могли разъехаться... и двенадцать километров по болотам...
   Галина. Нет, два километра от нас по левому берегу... твёрдая земля, камень, потом уже начинаются болота. Ну, сколько?
   Белов. Думаю, лимонов... в четырнадцать... с половиной обойдётся вам дорога.
   Галина. Теперь понятно. Записываю: ориентировочная стоимость составляет четырнадцать с половиной миллионов рублей.
   Белов. Именно ориентировочная! Даже проектная стоимость может быть неточной. Болота могут преподносить сюрпризы, поэтому точная цифра получится после окончания строительства.
   Галина. Есть идея. У меня ведь сегодня ещё один выходной. Возьми меня с собой на озеро. Я хочу побольше и не спеша поговорить с тобой о дороге. Понимаешь, я должна хотя бы немного подрасти и разобраться в новом для себя деле. Я буду задавать тебе вопросы. Согласен?
   Белов. Ты даёшь! Надоест тебе, домой запросишься - испортишь мне и рыбалку и настроение. Последние деньки...
   Галина. Ты мне удочку дашь, чтобы я тоже была занята. Соглашайся.
   Белов (с явной неохотой). Удочку? Удочку дам, нет вопросов, но мороки с тобой не избежать. Считай, рыбалка будет испорчена.
   Галина. Я придумала. Я на старой лодке за тобой поплыву. Если мне надоест, я снимусь и домой. Как?
   Белов. Ладно, уговорила.
   Галина. Ты не огорчайся. Я удачливая и рыбачить умею. В детстве с подружкой, ты её не знаешь, одно лето карасей с берега ловили. Потом папа мне запретил: не женское это дело, сказал.
   Белов. Я уже смирился. Удочку я тебе дам, червей на твою долю возьму. А плавать ты умеешь?
   Галина. А как же? У воды выросла и плавать не научилась?
   Белов. На всякий случай спросил.
   Галина. Мне ещё обед надо приготовить, слышал, мама сказала, чтобы я хозяйничала (уходит).

(Заходят Ершов и Рыльцев).

  
  

Явление пятое

Белов, Ершов и Рыльцев.

   Ершов (в полголоса). Здравствуй, Борис, Галина спит? (здоровается за руку).
   Белов. Нет, она сказала, что спать не хочет. Собирается готовить обед.
   Ершов. Это хуже, но ничего. Проходи, Александр Иванович. Познакомьтесь, это наш председатель акционерного общества Рыльцев Александр Иванович... а это Белов Борис Алексеевич, инженер, о котором я тебе говорил. В отпуске он, рыбой нас закормил...
   Рыльцев (знакомится за руку). Здравствуйте, Борис Алексеевич.
   Белов. Здравствуйте, Александр Иванович!.. Продукция вашего ООО очень популярна среди горожан.
   Ершов. Я ему говорил, да он и сам знает. Трудимся, стараемся. А как же? Садись, я сейчас (достаёт из дальнего угла кухонного стола бутылку и ставит на стол)... и закусить организую. Боря, к нам подгребай, за знакомство... надо... по двадцать грамм. Кваску из холодильника запить принесу (уходит и возвращается с Галиной, у которой в одной руке миска, в другой - кувшин с квасом).
  
  

Явление шестое

Те же и Галина.

   Галина. Здравствуйте, Александр Иванович... По какому поводу у вас сегодня выпивка?
   Ершов. Не выпивка, Галина! Это дегустация называется. Настойку я новую сделал, пригласил Александра Ивановича попробовать по двадцать грамм. И все дела. Ты не шуми. Дегустация...
   Рыльцев. Здравствуй, Галина, здравствуй! Боевая ты девка, кому-то в жёны достанешься?
   Галина. Зубы мне заговариваете. А какую траву в самогонку ни положи, всё равно будет самогонка. Потом Антонина Григорьевна прилюдно меня будет совестить за то, что я её мужа спаиваю. Вы бы ей уж не рассказывали, где вы выпиваете.
   Рыльцев. Да как же? Антонине? Моей половинке... нельзя. Я ж её люблю, как же я могу от неё что-то скрывать? Обижаешь, Галина.
   Галина. Я и перед ней виновата и перед вами, выходит. Вы будете пить, а я кругом виноватая, - хорошо устроились.
   Ершов. Всё, Галина, замолчи! Александр Иванович честь нам оказал, в кои-веки зашёл в гости, а ты как принимаешь? Стыдно за тебя! Так же нельзя! Давай нам лучше рюмки и бокалы. И все дела. А как же? Принимай дорогого гостя как положено! Расшумелась, я даже вспотел... и растерялся малость. Закуску мечи на стол... и все дела! Мы за твоё здоровье выпьем, за женщин... чтобы мы без вас делали? За Антонину Григорьевну, за Валентину Васильевну и за тебя.
   Галина. За меня не надо, без этого проживу. Я хотела с трезвым Александром Ивановичем поговорить, раз он зашёл...
   Рыльцев. Мы ещё не выпили, говори, Галина.
   Галина (ставит на стол закуски, приборы, даёт салфетки). Сколько, Александр Иванович, мы будем жить без дороги? Вы же знаете, что мы сегодня ночевали на болоте...
   Рыльцев. Знаю, Галина, без дороги нам плохо: горючего сколько зря уходит, технику изнашиваем, иногда продукты не успеваем во время в магазин доставить - одни убытки.
   Галина. А люди, Александр Иванович, как живут? Словно на острове! Некоторые машины имеют. Привезли их на тракторных санях и ездят вдоль села да около. Да вы сами всё видите.
   Рыльцев. Правильно, Галина, говоришь. Правильно, молодец!
   Ершов (наполняет рюмки). Давайте выпьем по двадцать грамм за... дорогу... хотя бы.
   Рыльцев. А за женщин? Ты же говорил?
   Ершов. За женщин и за дорогу!
   Галина. Поговорили, называется.
   Рыльцев. А ты, Галина, говори. Мне понравилось, как ты говоришь. Всё верно подметила, умница!
   Галина. Если вы со мной согласны, почему дорогу не строите?
   Ершов. Чтобы строить, вначале за неё надо выпить, а ты не даёшь. Давайте (поднимает рюмку) за женщин и за дорогу, тебе я тоже капельку налил.
   Галина. Не хочу я эту отраву пить, я есть хочу.
   Ершов. Тогда ешь и пей квас. А мы ещё и за знакомство. Будем здоровы, мужики! (Мужчины выпивают).
   Рыльцев. Я сам о дороге, Галина, давно думаю... где столько денег взять? Если разбогатеем, тогда, может быть...
   Галина. А сколько надо, Александр Иванович?
   Рыльцев. Зачем у меня спрашивать? Вот Бориса Алексеевича спроси, он тебе поточнее цифру назовёт.
   Белов. Только я не дорожник, Александр Иванович, чтобы вы знали. Но дорогу строить приходилось.
   Рыльцев. Вот и отлично! И сколько нам будет стоить эта дорога, по-вашему? Цифру назовите, приблизительную. Мне интересно услышать...
   Белов. Мы с Галиной это сейчас обсуждали. Думаю, не менее четырнадцати с половиной миллионов рублей, Александр Иванович, вместе с проектом.
   Рыльцев. Понятно. У меня от одного практика немного другая цифра есть, но всё это в пределах... Так где, Галина, нам такие деньги взять? В ООО таких свободных или лишних денег нет.
   Галина. Вы, наверно, уже думали об этом, Александр Иванович. Я пока не знаю, вас бы хотела послушать.
   Рыльцев. Думал я. Много думал... Дело не только в деньгах. Можно занять у себя в ООО в счёт будущих прибылей, можно в банке ссуду взять, спонсоров надо поискать. Мы знаем богатых выходцев из нашего села, и не очень богатых тоже знаем. Можно даже у них занять под небольшой процент. Деньги можно найти...
   Галина. А что же мешает?
Рыльцев. Ты понимаешь, наши члены правления против. И на строительство им денег жалко и на содержание тоже. Говорят, автодоилку себе построим, будем на неё только работать. Традиционная сельская прижимистость играет роль или привыкли к такой изолированности, не знаю. Но факт такой имеется. Но главное ведь в том, что они у сельчан поддержку имеют - большинство людей у нас так думает.
   Галина. А что же делать, Александр Иванович?
   Рыльцев. А я тебе скажу, что надо делать. Давай мы создадим общественный штаб по строительству дороги. Ты его возглавишь. Подберёшь ребят, того же Юру Ильина, который недавно машину купил, и других, сама думай, головка у тебя хорошо работает. И главная ваша задача: убедить членов правления, с цифрами в руках убедить. Меня убеждать не надо, я за. Мне интуиция подсказывает. Как остальные настроены? Сторонников нет, честно скажу. Есть сомневающиеся и противники. Некоторые не хотят брать на себя ответственность: согласятся, говорят, если будет такое решение акционеров.
   Галина. Я не очень понимаю...
   Рыльцев. Я объясню. У собрания акционеров, т.е. у населения, находится контрольный пакет акций нашего ООО Зелёные луга. Сейчас, как я тебе сказал, население нас с тобой не поймёт. Поэтому и с населением надо работать, короче говоря, на всех направлениях. И через наш радиоузел в том числе и как сумеете. Поняла?
   Галина. Да, спасибо, Александр Иванович.
   Ершов. За строительный штаб по двадцать грамм, Александр Иванович?
   Рыльцев. Нет, всё... Антонина ждёт меня обедать. Спасибо этому дому. Настойка у тебя, Семён, удалась, мне понравилась. И квас ты хорошо изготовил: ни хрена, ни мёда не пожалел. Спасибо, я пойду (встаёт). Так что, Галина, время пошло, имей в виду, если ты серьёзно настроена.
   Ершов (провожает). Спасибо, что зашли, Александр Иванович, привет и наше уважение Антонине Григорьевне и деткам вашим, студентам, привет от нас передавай, писать будешь. Рыльцев уходит.
  
  

Явление седьмое

Те же, без Рыльцева.

   Ершов (возвращается). Разве можно, Галина, так встречать гостя? Тем более Александра Ивановича, председателя нашего? Чуть было скандал не вышел. Я ему сказал, что ты спишь, а ты ни в одном глазу.
   Галина. Всё я правильно сказала, иначе бы вы так и сидели до прихода мамы. Она бы вас разогнала.
   Ершов. Не надо, Галина, отца критиковать при госте.
   Галина. Тебе не надо перед Борисом овечкой прикидываться. Не первый раз у вас дегустация случается. Знаем мы вас пьяниц!
   Ершов. Пошло, поехало. Ты как мать становишься. Вот женщины, вечно у них пьянка на уме! Лучше обед вари, чем отца позорить.
   Галина. К маминому приходу всё сварится, не волнуйся.
   Ершов. И нужен тебе этот хомут, штаб этот? Мало тебе работы и учёбы? Бесплатно ведь - общественный штаб, тебе сказали. На общество будешь стараться, а с него какие деньги.
   Галина. Всё очень хорошо, папа. В самом начале неожиданная поддержка председателя. Об этом я даже мечтать не смела. Такой рывок! И Александр Иванович в меня верит, слышал, сказал: время пошло!
   Ершов. Тогда сама смотри, дочка. Раз тебе загорелось, я мешать не буду.
   Галина. Ещё помогать будешь, папа! Подожди... Боря, а сколько времени займёт проектирование и строительство, если деньги у нас будут?
   Белов. Будут деньги, тогда полгода на проект и строить два-четыре года, не больше. Строителям невыгодно резину тянуть. Сделал - получил, переходи на другие объекты. Это теоретически.
   Ершов. А на самом деле? Знаем мы вас, двадцать лет будете строить и не построите. Деньги сразу разворуете и все дела. А потом с миру по нитке и такая же стройка - долгострой называется.
   Белов. Заказчик рот не разевай - плати за реально выполненную работу.
   Ершов. Поживём - увидим. Лично я в сказки не верю.
   Галина. У тебя, папа, привычка сопротивляться. Ты чистый ерш!
   Ершов. Я вот не пойму, тебе-то, Галина Семёновна, зачем срочно потребовалась дорога?
   Галина. Как зачем? Нам машину надо покупать, я научусь сама водить. А если через два года дорога будет готова, у нас деньги есть на машину?
   Ершов. Из твоего приданого возьмём, если не хватит, не волнуйся. Лучше начинай правила учить, без прав инспектор в городе машину у тебя отнимет. Поняла?.. И все дела.
   Галина. Боря, купи мне правила и пришли со следующим трактором.
   Ершов. А если не со следующим? Поздно будет?
   Белов. Я могу свою книжечку тебе прислать, недавно купил. А себе потом как-нибудь куплю.
   Ершов. Мать идёт (прячет бутылку и рюмки) , она тебе картину с деньгами лучше всех обрисует: и на дорогу и на машину.
  
  

Явление восьмое

Те же и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна (входит). Одного Семёна не видела. Привет. Как ты, мой дорогой? Устал? (Подходит к Ершову). Ой, уже самогоном воняет. Когда же ты успел? Ты знаешь, как тебя люди-то называют? А? Чего смотришь? Будто не слыхал? А я слышала и не раз: Семён дегустатор по двадцать грамм.
   Ершов. На чужой роток... сама знаешь. Александр Иванович в гости заходил, по рюмочке выпили с устатку, поговорили.
   Валентина Васильевна. Он-то с какого устатку? Опять дегустировали?.. О чём же вы с ним так быстро договорились, что он ушёл?
   Ершов. О дороге, мать. Твоя дочь теперь будет начальником общественного штаба по строительству дороги до "Березино".
   Валентина Васильевна. Поздравляю... Кто же это придумал?
   Галина. Я, мама, завела разговор, а он предложил создать штаб и мне его возглавить. А когда уходил, то сказал: время пошло.
   Валентина Васильевна. Да, вляпалась ты, дочь. И зачем тебе это нужно? На это время надо и силы...
   Ершов. Я ей то же говорю.
   Галина. Вы, мои родители, должны мне помогать, а не по рукам бить: я хочу построить дорогу.
   Валентина Васильевна. Дело-то хорошее, а деньги где взять?
   Галина. А сколько, мама, денег надо?
   Валентина Васильевна. Насколько мне известно, речь идёт о тринадцати миллионах.
   Галина. А откуда, мама, появилась эта цифра?
   Валентина Васильевна. Я случайно об этом знаю. Есть у нас бригадир Данилов Саша. Он раньше где-то плотником на стройке работал, потом мастером, потом прорабом... без диплома. Работал, пока не произошёл у него на стройке смертельный случай. Короче говоря, его осудили. А после тюрьмы он долго не мог найти работу. Рыльцев его где-то нашёл, взял и не ошибся. Сейчас он работает бригадиром овощеводов. Вот он и сказал Рыльцеву эту цифру.
   Галина. А Борис назвал цифру в четырнадцать с половиной миллионов.
   Валентина Васильевна. Это всё едино: нет у нас таких денег, неизвестно когда будут. Едва концы с концами сводим.
   Галина. Я Данилова видела много раз, а отчества ты его не знаешь?
   Валентина Васильевна. Как у Пушкина, а зачем он тебе?
   Галина. Пока я запишу его в свою тетрадь (записывает). И цифру, которую он назвал. Боря, он может нам пригодиться?
   Белов. Раз ты записываешь, значит пригодится.
   Валентина Васильевна. Обедом ты будешь мать кормить или заменишь обед производственным совещанием?
   Галина. Мойте руки, садитесь, обед готов.

Занавес

Действие второе

  
   Кабинет Рыльцева. Несколько столов стоят в ряд и заканчиваются с правой стороны письменным столом председателя, образуя букву Т. Вдоль столов с обоих сторон стоят стулья, у стола председателя - кресло с высокой спинкой. Слева входная дверь.
  
  

Явление первое

Рыльцев один.

   Рыльцев (сидит на председательском месте). Молодцы ребята. За такое короткое время столько шуму наделали. Антонина своим звонила в Кукушкино, и там уже знают, что мы дорогу собираемся строить. Всё Галина! Ой, заводная девка! Копия деда своего Василия Ивановича, знаменитый был кузнец на всю область, царство ему небесное. Валентина мне когда-то намекала, что она моя дочь. Но это вряд ли: мы как-то быстро тогда с ней повернули в разные стороны. Антонина мне голову вскружила, Семён выручил... покуролесили в своё время... и нет у неё от меня ничего. Не важно... но деловая, ребят подобрала себе под стать. Пять человек с ней вместе, но хороши. Молодцы. Вот вам будущее нашего села, наша смена. Правильно, что я им комнату выделил, чтобы было где собраться, обсудить дела. Как они членов правления взяли сегодня в оборот - проголосовали почти единогласно. Конечно, подготовили это заседание как надо: с каждым членом правления не раз беседовали. Но самое, конечно, убедительное - это деньги: собрали почти четыре с половиной миллиона рублей. Всё от спонсоров. Энтузиасты! Даже в командировки ездили за свои кровные. Скидывались, говорят, с зарплаты, у меня ни разу ничего не просили (нажимает кнопку). Даша, пригласи Валентину Васильевну ко мне.
  
  

Явление второе

Рыльцев и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна (входит и идёт к столу председателя). Слушаю, Александр Иванович.
   Рыльцев. Присаживайся, Валентина Васильевна. Как довольна своей дочуркой? Смена, говорю, наша растёт. Так?
   Валентина Васильевна. Она работящая, как бы с учёбой не отстала, меня это больше всего беспокоит. Потом их пятеро, все стараются.
   Рыльцев. Какая-то ты скучная сегодня. У нас событие! Проекту - зелёная улица! Всех нас можно с этим поздравить... Я зачем тебя позвал?.. Да... Надо эти их деньги сделать официальными, чтобы они могли хотя бы в командировки не из зарплаты ездить. И чтоб было, как сейчас говорят, всё прозрачно. Деньги порядок любят. Как это всё оформить, сама подумай, не мне тебя учить.
   Валентина Васильевна. Как бы обиды у них не вышло: они собрали деньги, а мы лапу накладываем.
   Рыльцев. Во-первых, этих денег мало, а во-вторых, вместе с Галиной решай. Вот что. Я сегодня же подпишу распоряжение, назначу Галину своим заместителем по строительству дороги на общественных началах, конечно. Она будет официально подписывать денежные документы. А ты присматривай, чтобы ошибок не допустить. И я сам с ней поговорю.
   Валентина Васильевна. Хорошо, Александр Иванович. Я подумаю, вам доложу. Что ещё?
   Рыльцев. Пока ничего. Пойдёшь, пригласи Галину ко мне, они ещё не ушли, наверно.
   Валентина Васильевна. Хорошо (уходит).
  
  

Явление третье

Рыльцев и Галина.

   Галина (отрывает дверь). Можно?
   Рыльцев. Проходи, поближе присядь. Во-первых, я поздравляю тебя с победой! Маленькая, но трудная была победа!
   Галина. Но за строительство наотрез отказались голосовать. Какая же это победа, Александр Иванович?
   Рыльцев. А ты хочешь сразу в генералы? Так не бывает, Галина. Надо и в солдатах и в прапорщиках походить. Не спеши, всему своё время. Тебя поддержали почти единогласно, а ты недовольна.
   Галина. Я довольна, но где денег ещё взять, я не знаю. Вы обещали помочь и про ссуду говорили.
   Рыльцев. Опять ты спешишь. Я вот с матерью твоей только что говорил, чтобы вы с ней вместе подумали, как спонсорские деньги сделать официальными, из тени их вывести.
   Галина. Вы хотите у нас их отнять?
   Рыльцев. Здравствуйте, Галина Семёновна!.. Я хочу, чтобы они работали, прибыль приносили. Сегодня я подпишу распоряжение... да вот сейчас (нажимает кнопку). Даша, подготовь распоряжение о назначении Галины Семёновны Ершовой заместителем председателя по строительству дороги... сегодня... да. Чтобы ты могла подписывать финансовые документы. Будете в командировки ездить вы со своим штабом хотя бы не за свои деньги. Потом и Белова надо с тобой в Питер посылать, он за какие шиши поедет? Вы ему командировочные будете платить?
   Галина. Нет, Александр Иванович! По-поводу денег я не могу одна решить, мы их собирали все вместе. А теперь они перейдут в ООО, у нас не будет никаких козырей.
   Рыльцев. ООО вам чужая тётя что ли?
   Галина. Только эти деньги позволили принять сегодня решение о проектировании дороги. Правление милостиво нам разрешило тратить наши деньги на общее дело, а там посмотрим. Мы ж понимаем...
   Рыльцев. Сама говорила, что больше вам денег не собрать, а по проектированию решение принято.
   Галина. Как принято, так можете и отменить. Извините, Александр Иванович, сама я против и с ребятами должна всё обсудить. Они ещё не разошлись.
   Рыльцев. Ладно, советуйся со штабом, я хочу, чтобы ты сама поняла, что деньги в производстве дают значительную прибыль. Поговори с матерью. Кстати, а когда Белов-то приедет?
   Галина. Обещался сегодня приехать... на лыжах.
   Рыльцев. А как же ты его вызывала, не зная решения правления?
   Галина. Да известно нам было решение правления: с каждым говорили и не один раз.
   Рыльцев. Вот математики. Если приедет, заходите ко мне
   Галина. Хорошо, Александр Иванович. Я могу идти (встаёт)?
   Рыльцев. Иди и подумай со своими штабистами, не судиться же мне с вами? Сама говоришь, дело-то общее...

(Галина уходит, заходит Хапов).

  
  

Явление четвёртое

Рыльцев и Хапов.

   Хапов (открывает дверь). К тебе можно?
   Рыльцев. Заходи, Хасан Хамитович, проходи, присаживайся.
   Хапов. Я, Александр Иванович, хочу тебе сказать своё мнение, чтобы ты знал. Дорога - это дело хорошее. Я голосовал за, потому что ты это поддерживаешь. Но, по-моему, ты молодёжи даёшь слишком много свободы. Какие-то деньги у них на отдельном счёте. Зачем нужно было их приглашать на заседание наше? Мы могли и без них проголосовать.
   Рыльцев. Ты прекрасно знаешь, Хасан Хамитович, что деньги эти спонсорские, их они собрали на общественных началах в свободное от работы время. Если б не их активность, денег бы этих не было вообще.
   Хапов. Тебе, конечно, виднее, но если внутри нашего ООО будет ещё одно ООО - это непорядок. Такое моё мнение...
   Рыльцев. Это не ты один мне говоришь, что-нибудь придумаем, не беспокойся. А что ты скажешь о строительстве дороги? Проект - дело решённое. Как ты, не изменил своей точки зрения? Ты раньше был против.
   Хапов. Я и сейчас против строительства... Проект нам ничего стоить не будет, можно заказать. Поживём - увидим.
   Рыльцев. Понятно. Спасибо, что зашёл. Привет пчёлкам. Как они там зимуют, всё нормально?
   Хапов. Пока без происшествий. Мы следим, всё, что требуется, делаем.
   Рыльцев. Хорошо, что ещё хочешь добавить?
   Хапов. Да, мне не понятно, где мы деньги возьмём на дорогу, если до строительства дойдёт дело?
   Рыльцев. В долг придётся брать...
   Хапов. Хорошее дело! У меня улья разваливаются, а мы в долги будем залезать для строительства дороги? Сколько лет я прошу о новых ульях, всё обещаешь и обещаешь.
   Рыльцев. Да я помню твою просьбу, не забыл. А вот летом был я у тебя на пасеке. Улья-то ещё ничего, послужат.
   Хапов. Когда на месте стоят, то ничего, кажется. Но мы их возим с одного поля на другое. Если улья начнут рассыпаться, я ответственность с себя снимаю, чтоб ты знал, Александр Иванович.
   Рыльцев. Ладно тебе, Хасан, как это ты ответственность с себя снимаешь? А если я тебе так скажу, тебе понравится?
   Хапов. Ты председатель, тебе нельзя...
   Рыльцев. Ты на своём месте тоже председатель. Я кручусь, ты тоже крутись. Есть у тебя свободные улья? Хочешь, завтра пришлю тебе плотника, он ремонт даст.
   Хапов. Не надо пока, я сам попрошу. Только надоело эти латки ставить, им уже держаться не за что - доски истлели от времени.
   Рыльцев. Будут тебе улья, я обещал. Не всё сразу. Иди.
   Хапов. Будь здоров, председатель.
   Рыльцев. И ты не болей, главный пчеловод.
   (Хапов уходит, заходят Шишлова и Петухов).
  
  
  

Явление пятое

Рыльцев, Петухов и Шишлова.

   Шишлова (заглядывая в дверь). Разреши, Александр Иванович?
   Рыльцев. Заходи, Мария Васильевна... Что-то вы вдвоём ко мне? Сразу главный агроном и главный механик. Что случилось?
   Шишлова. Говори, чего молчишь!
   Петухов. От тебя Хапов только что вышел, мы о нём хотели с тобой поговорить...
   Рыльцев. О Хапове? Чего о нём говорить, он своё дело знает...
   Шишлова. Вот именно. Только никто не знает, сколько от него на селе детей растёт. Бабник он! А теперь к нашей Зинаиде подъехал. Он нам с тобой почти ровесник, ему скоро на пятый десяток перевалит, а ей двадцать лет. Безобразие это, а что делать не знаем.
   Рыльцев. А вы сами-то с дочерью говорили, что она-то думает?
   Шишлова. Она с нами и не желает говорить. Заладила одно: я его люблю. И всё! Мы и так с ней и эдак, а она на своём...
   Рыльцев. Вот видите, а я что могу сделать, если у них любовь? Ты сама-то, Маша, помню, не послушалась родной матери... или забыла?
   Шишлова. О Зинаиде, ни обо мне речь. Она глупая ещё, у неё, может быть, и любовь. Но у него-то?
   Рыльцев. А вот ты сама с ним и поговори... всё и выясни. Всё на председателя рады свалить... математики.
   Шишлова. Я не знаю с какой стороны и подступиться. Ты-то чего молчишь, или она ни дочь твоя?
   Петухов. Дочь, разве я отказываюсь? Сама всё говоришь, говоришь, слова вставить не даёшь.
   Рыльцев. Что вы от меня-то хотите?
   Шишлова. Чтоб ты с ним поговорил сам, Александр Иванович! Ты у нас человек авторитетный и председатель. Посовестил бы его. Баб ему мало, он к девке прилип? В отцы ведь ей годится...
   Рыльцев. Но Зинаида его любит. Я её немного знаю, как бы хуже ни сделать... дела-то сердечные.
   Шишлова. Вот и у нас мозги в раскорячку... горячая она... видно, как Бог даст. Пойдём (Петухову), толку от тебя никакого, только трактора в голове. Извини, председатель...(встают).
   Рыльцев. Подождите, о дороге мне ничего не сказали
   Петухов. Так мы голосовали "за".
   Рыльцев. А что думаете о строительстве?
   Шишлова. О строительстве даже думать боязно -- такие деньги! Говорят, что уже не тринадцать, а четырнадцать с половиной миллионов. Для нашего хозяйства... не надорваться бы. Мы за общее собрание акционеров: как народ решит, так пусть и будет.
   Рыльцев. У вас, выходит, прежняя позиция...
   Петухов. Да, но Зинаида уже мечтает о своей машине. Галина Ершова её подбивает, они в одной смене работают.
   Рыльцев. Понятно, теперь идите.
   (Шишлова и Петухов уходят, заходит Бугаец).
  
  

Явление шестое

Рыльцев и Бугаец

   Бугаец (входит). На минутку можно к тебе?
   Рыльцев. Заходи, Фёдор Павлович (встаёт и потом садится). Присаживайся. Всё правление сегодня... ко мне, договорились что ли? Главный пчеловод заходил, агроном с механиком вместе только что вышли... главный животновод, что скажет?
   Бугаец. Я о дороге, будь она не ладна. Я против голосовал, не нравится мне твоя затея. При всех не хотел говорить, один на один хочу сказать.
   Рыльцев. Говори, Федя, я слушаю.
   Бугаец. Скажи честно, ты хочешь нас перед фактом поставить: дорогу надо строить и всё! К этому дело двигаешь?
   Рыльцев. Пусть будет, как ты говоришь. А что в этом плохого?
   Бугаец. Плохо, что народ заводим, а сами не знаем по карману ли нам это строительство? И сколько на содержание надо каждый год тратить, тоже не знаем. Автодоилку построим? Получается кругом - кот в мешке. Мы ввяжемся в эту авантюру, разоримся, обанкротим ООО. Я за то, чтобы была полная ясность. Это раз. А два: мы не должны решать за всех акционеров, нужно собирать общее собрание.
   Рыльцев. В чём-то я с тобой согласен, но и ты меня постарайся понять. Пока у нас не будет проекта, мы не будем знать точной цифры. А содержание дороги, я узнавал, можно оценить в процентах от её стоимости, конечно, приближённо. Год на год не приходится, разные бывают зимы, сам понимаешь.
   Бугаец. А общее собрание?
   Рыльцев. А что мы можем сказать сейчас на собрании? Рано, Федя.
   Бугаец. Как бы поздно не было?
   Рыльцев. Ты послушай, не перебивай. Нам надо знать цифры, всё обсудить, рассчитать, рассмотреть на правлении, и только потом выносить на собрание. Каждый, я считаю, член правления обязан заявить свою точку зрения до и на собрании. Так что, Фёдор Павлович, устав не будет нарушен, даже если бы я этого захотел. Да хотя бы по той причине, что у населения находится контрольный пакет акций. Только собрание может решить: строить нам дорогу или нет.
   Бугаец. Вот и я об этом.
   Рыльцев. Значит, договорились.
   Бугаец. Умеешь ты, Саша, вокруг пальца... не зря два высших образования у тебя. Извини, коли что... (встаёт).
   Рыльцев. Подожди, раз зашёл. Что там с моим тёзкой, сыном твоим? Из дома культуры жаловались, что пьяный дебош устроил, кий сломал. На него что-то непохоже...
   Бугаец. Нет, дебоша никакого не было. Выпил немного - это было. И кий сломал об бильярдный стол... в сердцах. Нет, я не оправдываю, но кий уже Санинский Женя восстановил, даже незаметно, где был сломан. Вот руки у человека...
   Рыльцев. Женить тебе его надо. Армию отслужил... сколько ему, двадцать три... есть? Женится - ответственность появится перед семьёй. А то ещё уедет куда-нибудь, не равён час.
   Бугаец. Ты в точку попал. Из-за девки он бесится.
   Рыльцев. Так сватов надо засылать.
   Бугаец. Нельзя! Отказ получит, говорит, на сто процентов.
   Рыльцев. И кто же эта неприступная крепость?
   Бугаец. Только между нами, Саша. Галина Ершова его с ума сводит.
   Рыльцев. Да, дела... бывает... девица серьёзная... сами были молодыми... как-то всё разрешается. Только бы не уехал, механизаторов не хватает, а Петухов его очень хвалит.
   Бугаец. Работать он умеет, я сам знаю. Сыном я доволен, но случилась такая вот заковырка.
   Рыльцев. Ладно, Федя, не переживай. Время всё перемелет - мука будет.
   Бугаец. Обо всём с тобой поговорили, председатель, пошёл я, будь здоров.
   Рыльцев. И ты будь здоров, Фёдор Павлович.

(Бугаец уходит, заходят Галина и Белов).

  
  

Явление седьмое

Рыльцев, Галина и Белов.

   Галина (открывая дверь). Вы свободны?
   Рыльцев. Да, заходи.
   Галина. Привела вам Бориса Алексеевича.
   Белов. Здравствуйте, Александр Иванович!
   Рыльцев (встречает). Здравствуй, Борис Алексеевич. Как доехал?
   Белов. Нормально, погода отличная.
   Рыльцев. А у нас кое-что сдвинулось. Галина, я думаю, тебе рассказала. Только одну минутку. Без бухгалтера я себя чувствую некомфортно (нажимает кнопку). Даша, пригласи Валентину Васильевну.
  
  

Явление восьмое

Те же и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна (заходит). Здравствуй, Борис Алексеевич.
   Белов. Здравствуй, Валентина Васильевна.
   Рыльцев. Послушай, Валентина Васильевна, ты должна быть в курсе событий. Речь, конечно, о дороге пойдёт.
   Валентина Васильевна. Хорошо, Александр Иванович (садится).
   Рыльцев. Итак, что мы имеем? Правление дало зелёный свет для проекта. Что скажешь, Борис Алексеевич?
   Белов. Есть у меня, что сказать. Галина постоянно не даёт мне дремать. И я провёл разговоры со своим руководством. В результате вот что мы имеем. Моё руководство согласно помогать вашему ООО в порядке, как раньше выражались, шефской помощи.
   Рыльцев. Я забывать стал такие слова...
   Белов. Но не даром. Вы, со своей стороны, тоже нас не забудете. Мы надеемся на некоторые льготы в вашем магазине в Березино для наших сотрудников, хотя бы небольшие.
   Рыльцев. Ясно. Вы быстрее в наш магазин...
   Белов. Да. Но взаимное сотрудничество возможно только при одном условии: если генподрядчиком на строительство дороги вы выберете наше строительное управление.
   Рыльцев. Понятно. Всё это должно быть документально оформлено.
   Белов. Конечно.
   Рыльцев. В чём конкретно будет выражаться ваша помощь вот сейчас?
   Белов. Меня готовы командировать в Питер за наш счёт. Я закажу проект и позже, - должен буду принять готовый проект по доверенности или вместе с вашим представителем. У нашего руководства есть личные связи с руководством проектного института, что гарантирует вам быстрое, без всяких проволочек, исполнение проекта.
   Рыльцев (в раздумье). Что у вас есть такие связи, конечно, хорошо, но и плохо одновременно.
   Белов. Почему же плохо, Александр Иванович?
   Рыльцев. Если ваше СУ знает, что оно будет генподрядчиком и имеет влияние в проектной организации, мы понимаем, что смета может оказаться слишком для нас "жирной".
   Белов. Вот именно! Мы это тоже понимаем. Нам не интересно, чтобы вы отказались от строительства. Я обрисовал начальству вашу ситуацию... и финансовые возможности.
   Рыльцев. Короче, мне надо обсудить все эти вопросы на правлении, потом встретиться с вашим руководством...
   Белов. Поехать в командировку, как мне сказали, я могу хоть на следующей неделе. На этой - передам временно свои объекты другому прорабу и свободен...
   Рыльцев. Нет, тут спешка не нужна. Надо обдумать и взвесить... Да. А как, Галина, разговор со штабистами? Что вы решили?
   Галина. У нас есть встречное предложение, Александр Иванович: ООО образует дорожный фонд, перечисляет на счёт этого фонда сумму не меньшую нашей. Только при этом условии мы перечислим свои деньги.
   Рыльцев. Что, мне с вами судиться что ли? Штабисты твои здесь?
   Галина. Да, они ждут меня.
   Рыльцев. Математики! Посидите пять минут, пойдём, Галина.
   (Рыльцев и Галина уходят).
  
  

Явление девятое

Белов и Валентина Васильевна.

   Белов. Я так рад, Валя, тебя видеть (кладёт свою руку на её руку).
   Валентина Васильевна (убирая свою руку). Ещё чего придумаешь, Боря? С виду серьёзный человек...
   Белов. Я каждый день тебя вспоминал и очень скучал. А сегодня, когда тебя увидел, почувствовал в душе сильное волнение... Ты это не почувствовала?
   Валентина Васильевна. Нет, честно тебе говорю. Мне, конечно, лестно, что я могу ещё интересовать такого молодого человека... и не более того.
   Белов. Жаль... очень жаль!
   Валентина Васильевна. А ты о чём размечтался? Между нами должен возникнуть роман? А зачем? С какими последствиями? Я замужем, Борис, дочь невеста, скоро бабушкой буду. Не думаешь же ты мне сделать предложение? На Галину лучше обрати внимание. Она, по-моему, к тебе не равнодушна...
   Белов. При чём здесь Галина?
   Валентина Васильевна. Тихо, идут.
  

Явление десятое

Те же и Рыльцев

   Рыльцев (быстро входит и садится на своё место). Вот математики, вот молодёжь пошла, слов не хватает! Ничего, это наше внутреннее дело, разберёмся. На чём мы остановились, Борис Алексеевич?
   Белов. На том, что я теоретически готов поехать в командировку, чтобы заключить договор на проектирование дороги. Всё зависит от вашего решения, Александр Иванович.
   Рыльцев. Я понимаю нетерпение вашего руководства. Запахло немалыми деньгами, стабильным фронтом работы. Но нам торопиться сейчас некуда, ничего не случится, если мы примем обдуманное решение несколькими днями позже...
   Белов. Когда скажете, Александр Иванович, я готов.
   Рыльцев. Хорошо. Я хочу, чтобы на договоре с проектной организацией было две подписи: ваша, как кураторов качества проекта и наша - для кого проект будет делаться. Так что вы поедете вдвоём.
Белов. Нет проблем.
   Рыльцев. Галина, конечно, горит желанием поехать, но технических знаний у неё, можно сказать, никаких. Есть у нас строитель-практик, мы его и пошлём. Всё. Галина тебе позвонит, когда мы будем готовы, Борис Алексеевич.
   Белов. Буду ждать.
   Рыльцев. Договорились. До встречи в Березино (встаёт и прощается за руку).
   Валентина Васильевна. Я могу тоже идти?
   Рыльцев. Да, Валентина Васильевна, можете.
   (Белов и Валентина Васильевна уходят, Рыльцев некоторое время сидит, взявшись руками за голову).
  
  

Явление одиннадцатое

Рыльцев и Ершов.

   Ершов (осторожно открывает дверь). К тебе можно, Александр Иванович?
   Рыльцев. Ты как Мефистофель у меня, а я, выходит, Фауст. Кто тебя видел?
   Ершов. Кроме Даши, по-моему, никто.
   Рыльцев. Вот именно, что по-твоему! Тут, брат, обложили нас с тобой. Надо мне дверь альтернативную сделать.
   Ершов. Я твои научные слова не понимаю, Александр Иванович.
   Рыльцев. Ещё одну дверь в кабинет со двора, чего ж тут непонятного? Доставай, раз пришёл (нажимает кнопку). Даша, я занят, никого не пускать.
   Ершов. Насчёт двери - это ты хорошо, правильно придумал (достаёт из пакета бутылку, стаканы, бутерброды, разливает). Чтобы со двора незаметно проскользнуть - одобряю. Голова, Саша, у тебя хорошо работает...
   Рыльцев. Ладно, будем здоровы ( чокаются, выпивают и закусывают). Вовремя ты пришёл, молодец.
   Ершов. Как договаривались...
   Рыльцев. Сразу мозги прочистились и по всему телу тепло пошло. Давай по второй, да уноси ноги, Семён, пока не застукали.
   Ершов. Кто нас застукает? Ты же ясно сказал: никого не пускать!
   Рыльцев. Антонина за меня взялась серьёзно на этот раз.
   Ершов. Да она давно шумит, все бабы шумят. Пошумит маленько и перестанет - и все дела. Ну, давай, будем здоровы.
   (Повторяют, быстро входит Антонина).
  
  
  
  

Явление двенадцатое

Те же и Антонина.

   Антонина. Не успела! Они уже готовы! Что ж мне с тобой рядом сидеть, раз совести у тебя, Александр, не стало? Пропил ты что ли свою совесть? При солидной должности состоишь, первый человек на селе, все должны пример с тебя брать... И всё Семён по двадцать грамм, дегустатор несчастный, хоть бы ты пропал куда, в болоте где бы утонул!..
   Рыльцев. Ну что ты, Антонина? Разве можно такое на человека говорить? Грех это!..
   Антонина. На человека - грех, а на пьяницу... только так и надо говорить! У него отец по пьяному делу замёрз и его таким же пьяницей на свет произвёл. Какой же он человек?..
   Ершов (быстро собирает всё в пакет). Извиняйте, я пошёл (уходит).
   Антонина. И ты с ним тоже пьяницей стал: он тебя исподволь приучал и приучил. Он тебе не друг детства, а губитель настоящий (плачет), хуже врага он тебе. Что же мне делать с тобой?
   Рыльцев. Только не плачь, я постараюсь...
   Антонина. Не надо, лучше молчи, Александр, я это много раз слышала... идём домой обедать.

Уходят.

Занавес.

Действие третье

Сцена первая

Сцена первого действия

Явление первое

Валентина Васильевна одна.

   Валентина Васильевна (готовит завтрак). И я что-то волнуюсь... Борис едет с готовым проектом. Но окончательную цифру Галине вчера по телефону не назвал. Значит, много. Иначе, почему не сказать? В последнее время о четырнадцати миллионах речь шла, к этой цифре мы привыкать стали. Почему вдруг больше? Пора уж невесту будить. Вчера до полуночи наглаживалась, примеряла на себя обновки, еле угомонилась. А вот и квадрацикл его гремит, приехал Борис.
  

Явление второе

Валентина Васильевна и Белов..

   Белов. Здравствуй, Валя. Ты одна? Я ехал и мечтал увидеть тебя одну.
   Валентина Васильевна. Одна, но надо Галину будить. Мне её жалко было будить, дотянула, что ты приехал.
   Белов. Подожди будить, дай мне на тебя посмотреть, я же соскучился.
   Валентина Васильевна. Ещё чего придумаешь? Я не картина, чтобы на меня смотреть. И Семён сейчас придёт. Он в мастерской со своим трактором, здесь недалеко. Сказал, услышит твою технику и придёт.
   Белов. Тем более каждая минута дорога. Я решил тебе сделать предложение: выходи, Валя, за меня замуж.
   Валентина Васильевна. Ну ты даёшь! Прикольно, как сейчас говорят! Предложение замужней женщине. Сколько живу на свете, о таком впервые слышу. Я в прошлый раз пошутила, а ты ... и по правде? Какая я невеста? Иду настоящую невесту будить (уходит).
   (Заходит Семён).
  
  

Явление третье

Белов и Ершов.

   Ершов. Здорово, Борис, а где же женщины?
   Белов. Здорово (здороваются за руку), Семён. Старшая пошла младшую будить.
   Ершов. Понятно. Ну, рассказывай, сколько с нас за дорогу насчитали? Вчера по телефону ничего не сказал, значит, много?
   Белов. Как посмотреть... не буду темнить - пятнадцать двести, Семён.
   Ершов. Но это же грабёж! За что же так много прибавили... миллион двести? Креста на вас нет!
   Белов. Подожди, вот Валентина идёт, Галину подождём, чтобы мне десять раз вам не объяснять.
   Ершов. Я на работе, у меня сейчас двигатель снимают, во время перекура отошёл. Да мне не интересно, что ты скажешь, пойду. Пятнадцать двести - несуразная цифра (уходит).
  
  

Явление четвёртое

Белов и Валентина Васильевна

   Валентина Васильевна (подходит). Я не ослышалась? Семён сказал: пятнадцать двести?
   Белов. Да, не ослышалась.
   Валентина Васильевна. За эти деньги дорогу мы строить не будем, это точно: наши не согласятся. И четырнадцать считали слишком много.
   Белов. А я полистал смету, уже к этой цифре как-то привыкаю, но ваше право строить или отказаться. Кстати, я в проектном институте случайно познакомился с Колесниковым Сергеем Александровичем из Кукушкино. Их проект ещё в работе, не готов.
   Валентина Васильевна. Что нам до них? У них дорога на четыре километра короче, правда, и хозяйство победнее.
   Белов. Он мне сказал, что это Рыльцев не согласился на совместную дорогу, поэтому им пришлось заказывать себе проект отдельно.
   Валентина Васильевна. Лукавят они. Рыльцев трижды к ним ездил, уговаривал, но они стояли на своём: мы будем строить одни. А теперь что, одумались? Не верю я им. Вот раньше было хорошо: райком партии обязал и, нравится - не нравится, хочешь - не хочешь, подчиняйся.
   Белов. Да, райком бы не разрешил две почти параллельные дороги строить - это ясно, стоили бы одну общую.

(Входит Галина).

  
  

Явление пятое

Те же и Галина.

   Галина. Здравствуй, Борис. О каких двух дорогах вы тут говорите?
   Белов. Здравствуй, Галя. О вашей, конечно, и Кукушкинской. Они проект свой скоро должны тоже получить...
   Галина. Они нам надоели. Сколько за нашу насчитали, лучше скажи.
   Белов. Пятнадцать двести.
   Галина. Это приговор... А почему? В последнее время говорили о четырнадцати. Ты сам говорил...
   Белов. Я не отказываюсь. Так приблизительно и получилось, немного, правда, побольше. Потом коэффициенты всякие на зимнее удорожание, инфляцию и т.п. Короче, такая вот цифра. У них своя бухгалтерия. Я вас понимаю, пытался повлиять, но получилось то, что получилось.
   Галина. К таким расходам никто у нас не готов. Что делать?
   Белов. Доложить Рыльцеву.
   Галина. Я не об этом. Доложим, толку что. За такую цифру правление никогда не проголосует. А что ваши думают? Вы ж работы лишились, ты им сказал?
   Белов. Мой начальник считает, что цифра вполне приемлемая. Он надеется, что вы через какое-то время согласитесь. Сейчас он в Кукушкино послал главного инженера на переговоры.
   Галина. Что же делать?
   Валентина Васильевна. Давайте завтракать и пойдём к Рыльцеву. Он у нас всему голова. Мойте руки, садитесь за стол, молодые люди. Кто чай будет, кто компот?
   Галина. Я компот, мама.
   Белов. Я чай и покрепче.
   Валентина Васильевна. Сам заваривай, ты у нас не новичок. Я тоже буду компот (ставит на стол тарелки с кашей).
   Белов. Плохо, конечно, если вы откажетесь от дороги: и для вас, и для нас. А если через несколько лет надумаете, смету к новым ценам привязывать придётся.
   Галина. Я тебя перебила, что ты про Кукушкино говорил?
   Белов. Я говорил, что с Колесниковым в проектном институте познакомился, нормальный он мужик.
   Галина. Что нам они теперь, раз они с нами не захотели дорогу строить?
   Валентина Васильевна. Да, было бы нам полегче...
   Галина. Я могу представить, какая лёгкость! Тут со своими не договоришься, а то пришлось бы ещё в Кукушкино мотаться.
   Валентина Васильевна. За то общий участок дороги был бы, где расходы пополам. Прикидывали мы, на тридцать процентов дешевле бы дорога нам обошлась. Сейчас пятнадцать двести, а то бы - десять с половиной, нет десять шестьсот примерно. Только представь...
   Галина. Что об этом говорить, мама, если Колесников отказался?
   Валентина Васильевна. Говорить и теперь не поздно, раз нам одним дорогу не поднять. Поднимут ли они свою дорогу? Вопрос? Так что, ничего ещё не решено.
   Галина. И Александр Иванович не согласится... А что, Боря, ещё один проект надо заказывать, если совместная дорога будет?
   Белов. Конечно! Будет почти полностью другая трасса... Что делать, раз голова сразу плохо соображает? А ещё хочу сказать, что лучше и дешевле на бумаге лишний раз нарисовать, чем на болотах работать. Вы, конечно, за своего Александра Ивановича можете меня побить, но я долго разговаривал с Колесниковым и понял, что только Рыльцев виноват, что совместный проект у вас не получился.
   Валентина Васильевна. Когда двое людей, я имею в виду Колесникова и Рыльцева, не смогли договориться, то обычно виноваты оба. Это, как говорится, проверено: не бывает иначе.
   Галина. На Рыльцева надейся, а сама не плошай... я виновата. Новый проект? Нет, это нереально... нас все примут за идиотов. Что делать? Я пока не знаю... Вот это новость: пятнадцать двести!..
   Валентина Васильевна. Ты уж так сильно не переживай, Галя.
   Белов. Спасибо вам за вкусный завтрак.
   Валентина Васильевна. На здоровье. Завтрак как завтрак.
   Белов. Каша в твоём исполнении...
   Валентина Васильевна. Помолчи, Борис Алексеевич!
   Белов. Молчу. Тогда... пойдём к Рыльцеву.

(Все уходят).

Занавес.

  
  
  
  
  

Сцена вторая

Сцена второго действия

Явление шестое

Рыльцев один.

   Рыльцев. Конечно, это много для нас, - не захотят наши пойти на такие расходы. К вечеру всему селу будет известно, во что может обойтись нам дорога. А если честно самому себе признаться, то сумма-то не катастрофическая. Просто народ у нас, мягко говоря, скупой. Хорошо, что Семён позвонил, сказал - есть время подумать. Хотя всё обдумано, передумано и всё мне понятно. На четырнадцать я надеялся, а на такие деньги наших не уговоришь. Я и не хочу никого уговаривать, пусть сами созреют. А я бы решился. Конечно, много. Пришлось бы кое-где экономить, не без этого. Но не последнее бы отдавали. Построили б дорогу, о расходах забыли бы через год-два, а она уже была бы всегда - это ж цивилизация! Не запускать, поддерживать её в порядке - опять не такие уж большие деньги. Но не готов народ, подождём...
   (В кабинет заглядывает Шишлова).
   Заходи, Мария Васильевна.
  
  

Явление седьмое

Рыльцев, Шишлова и Петухов.

   Шишлова. Мы на минутку, Можно?
   Рыльцев. Присаживайтесь. Вы опять вдвоём? Что у вас случилось?
   Шишлова. Правда, случилось. Зинаида выходит за Хапова, а мы не знаем радоваться нам или плакать.
   Рыльцев. Конечно, радоваться. Вам надо в храм, к батюшке, а вы опять к председателю.
   Шишлова. Да мусульманин он, к какому батюшке!
   Рыльцев. А вы знаете? Вы с ним говорили?
   Шишлова. Мы его боимся.
   Рыльцев. Здравствуйте! Он вполне уважаемый на селе человек, главный пчеловод. По-моему, вы раньше с ним были в отличных отношениях, сами, наверно, Зинаиду с ним свели.
   Шишлова. То было раньше! Ты чего молчишь?
   Петухов. Я не знаю, что и сказать...
   Рыльцев. Вот именно. О чём, Мария, ты пришла говорить? Они друг друга полюбили и хотят зарегистрироваться. Вы вот без регистрации живёте двадцать лет...
   Шишлова. Двадцать один...
   Рыльцев. Не важно. Ты хочешь, чтобы они по-вашему жили, но у них своя жизнь... они имеют право прожить её по-своему.
   Шишлова. Да старый он, аккурат в отцы ей годится и... бабник... глупая она ещё, жизни не знает...
   Рыльцев. Мы это в прошлый раз, по-моему, обсудили. Что вы сегодня от меня хотите? Я могу вас только поздравить...
   Шишлова. Помоги нам расстроить этот брак.
   Рыльцев. И не подумаю. Это у тебя, Маша, нервы разошлись. Андрей, по-моему, всё понял и смирился. Скажи, Андрей Иванович.
   Петухов. Я ей говорю, что мы дочь можем потерять, а она своё.
   Рыльцев. Золотые слова! Живут вместе, пусть регистрируются, раз хотят. А ты готовься внуков нянчить. А пока налаживай с зятем отношения, на свадьбу не забудь меня пригласить.
   Шишлова. Вот ты как повернул...
   Рыльцев. Всё! Я в прошлый раз тебе всё сказал. Против жизни ты идёшь, Мария. Да она в тебя, такая же решительная. Ты родителей не послушалась, ушла к Андрею жить. Вспомни, недавно ведь было. Мать как переживала, может быть, из-за этого раньше времени убралась. Всё повторяется и ничего новенького. Теперь ты переживаешь. Возьми себя в руки. Мне другое интересно: как Зинаиде удалось уговорить старого холостяка жениться на себе?
   Шишлова. Куда нашей Зинаиде? Галина Ершова за него взялась... на наше несчастье. Зинаида, конечно, рада и во всём её слушается.
   Рыльцев. Опять Галина, она везде успевает, молодец девка. Ну совет им да любовь, больше мне нечего сказать. Сегодня, наверно, мы правление до обеда соберём не на долго, вы пока далеко не разбегайтесь. Всё, идите.
   (Шишлова и Петухов уходят).
  
  

Явление восьмое

Рыльцев и Бугаец.

   Бугаец (открывает дверь). Можно к тебе, Александр Иванович?
   Рыльцев. Да, заходи, Фёдор Павлович.
   Бугаец. Правда, что пятнадцать двести?
   Рыльцев. Да, а кто тебе сказал?
   Бугаец. А ты думал, что военная тайна? Уже всё село на ушах. Вот тебе и дорога! Как из Петербурга в Москву... не дешевле насчитали.
   Рыльцев. Да, у нас очередное заседание правления через... два дня. Надо сегодня собраться, чтобы принять решение и прекратить всякие сплетни.
   Бугаец. Это правильно, а все, наверно, здесь.
   Рыльцев. Погоди (нажимает кнопку). Даша, сообщи членам правления, что у нас в одиннадцать экстренное заседание, т.е. через полчаса. Всё.
   Бугаец. На что деньги ушли? На макулатуру, председатель?
   Рыльцев. Дорогу, я уверен, всё равно придётся строить рано или поздно. Так что проект всё равно будет нужен. Его только привязывают к новым ценам, т.е. переделывают смету. Я узнавал, это не дорого.
   Бугаец. Ну-ну, для будущих поколений проект сделали. Они нам обязательно спасибо скажут, только вряд ли мы услышим из деревянных ящиков...
   Рыльцев. Кончай, Федя, иди, радоваться нечему.
   Бугаец. Я не радуюсь. Я удивляюсь, почему так мало? С нас бы и двадцать миллионов можно было запросить. Чего мелочиться? (Уходит).

(Заходят Валентина Васильевна, Галина и Белов).

  
  

Явление девятое

Рыльцев, Валентина Васильевна, Галина и Белов.

   Рыльцев. Заходите, здравствуйте, я вас уже жду, присаживайтесь. Всё село, мне сказали, бурлит. Обсуждают люди, почему не двадцать миллионов, а только пятнадцать двести?
   Валентина Васильевна. Это Семёна работа... зачем это?
   Рыльцев. Не важно, чья работа. Важна цифра: пятнадцать двести! Где ваши обещания, инженер Белов Борис Алексеевич?
   Белов. Всё получилось автоматически почти, за счёт коэффициентов на зимнее удорожание и других...
   Рыльцев. Так я и знал: пресловутые накладные расходы. Всё, шефские отношения с вами прекращаем. Сейчас будет заседание правления, на котором будет принято решение о том, чтобы отложить строительство дороги на неопределённое время. Настрой сельчан вам известен. Другого решения правления я не ожидаю.
   Белов. Я должен передать материалы проекта под роспись.
   Рыльцев. Галина, примите с Даниловым вместе.
   Галина. А где хранить? Нужен сейф, а у нас его нет, Александр Иванович.
   Рыльцев. Валентина Васильевна, придётся вам выручать, в большом сейфе у вас места достаточно. Проект нам когда-нибудь пригодится, деньги за него заплатили.
   Валентина Васильевна. Хорошо, Александр Иванович, примем.
   Рыльцев. Никого не задерживаю (смотрит на часы), через десять минут заседание правления по дорожному вопросу. Галину Семёновну прошу присутствовать.
   Галина. А зачем?
   Рыльцев. Мало ли, могут быть к тебе вопросы.
   (Выходят Валентина Васильевна, Галина, Белов и тут же входят и рассаживаются члены правления. Пауза).
  
  

Явление десятое

Рыльцев, Бугаец, Петухов, Шишлова, Хапов, Валентина Васильевна, Галина.

   Рыльцев. Все, кажется, на месте, начнём заседание. У нас на повестке один вопрос о дороге. Я предлагаю его рассмотреть, чтобы успокоить общественность. Мы получили проектно-сметную документацию, в соответствии с которой окончательная стоимость строительства составляет пятнадцать миллионов двести тысяч рублей. Нам обещал заказчик четырнадцать, но, видимо, забыл о коэффициентах на зимнее удорожание и других, которые подняли стоимость. Вопрос для нашего села важный, поэтому прошу высказываться каждого члена правления и по существу. Начнём по алфавиту. Бугаец Фёдор Павлович.
   Бугаец. Говорить-то особо нечего. Я всегда говорил, что дорога для нас слишком дорогое удовольствие. Теперь оказалось, что она ещё дороже, чем нам обещали. Зря истрачены деньги на проект. Кто-то должен за это отвечать. Моя позиция не изменилась: я против строительства дороги. Проект назад не вернёшь, но в строительство ввязываться нельзя: дорога нам пока не по карману. Мы разоримся, а её ещё надо содержать эту автодоилку. Всё.
   Рыльцев. Ершова Валентина Васильевна.
   Валентина Васильевна. Я за то, чтобы отложить начало строительства. Спешить нам некуда, но самое главное, что решение акционеров, можно предсказать точно, будет отрицательным. Хочу сразу дать справку на замечание Фёдора Павловича по поводу истраченных денег на проект. Деньги истрачены по решению нашего правления. Фёдор Павлович один голосовал против. Истрачены законно. Деньги спонсорские, вы знаете, ООО ущерба не понесло. Всё.
   Рыльцев. Петухов Андрей Иванович.
   Петухов. Ясно, что надо отложить с дорогой до лучших времён. Техника запчастей требует, денег, сами знаете, на всё не хватает. Я за то, чтобы отложить.
   Рыльцев. Дальше по алфавиту я буду говорить. Деньги истрачены не зря. У нас есть теперь не просто мечта, а реальный проект. Когда-нибудь мы его осуществим. Сейчас, учитывая настроение сельчан, я тоже буду голосовать за то, чтобы отложить начало строительства на год. Через год вернуться к обсуждению этого вопроса. Следующий Хапов Хасан Хамитович.
   Хапов. Денег нет и не предвидится, что мы разбогатеем. О чём говорить? Через год их тоже не будет, я уверен. Я за то, чтобы отложить строительство на неопределённое время, чтобы не обманывать самих себя. Я закончил.
   Рыльцев. Шишлова Мария Васильевна.
   Шишлова. Семена дорожают, транспортные расходы растут, как грибы. Не потянуть нам дороги. Отложить надо, я считаю.
   Рыльцев. Я пригласил на заседание начальника общественного штаба Галину Ершову. Скажи, что ты думаешь, Галина?
   Галина (встала). Я понимаю общий настрой, но деньги действительно истрачены. А те, кто нам их давал, думали, что дают на дорогу от нашего села до города. Если мы не желаем строить, честно было бы вернуть деньги. Конечно, никто не будет с нами судиться, но морально-то получается нехорошо. Мы со штабом будем всё делать, чтобы приблизить начало строительства. Для нас такая цифра оказалась тоже неожиданной. Что конкретно делать, мы пока не знаем. Будем думать (села).
   Рыльцев. Поступило два предложения: отложить на год, отложить на неопределённое время. Голосуем. Кто за то, чтобы отложить на год?
   Двое: я и Ершова. Кто за то, чтобы отложить на неопределённое время?
   Четверо, все остальные. Учитывая, что у Валентины Васильевны голос совещательный, четыре к одному принимается предложение Хапова.
   Бугаец. Всё правильно! Жили без дороги и ещё поживём.
   Рыльцев. Я вот только что хотел сказать в заключение. Если жизнь потребует от нас вернуться к вопросу о дороге, мы вернёмся в любой момент. Глупо было бы думать, что мы сами себе связали руки этим решением. Жизнь идёт вперёд. У кого есть сообщения в разном? Нет. Тогда все свободны.

Занавес

  
  

Действие четвёртое

  
   Домашний кабинет в доме Рыльцева. Слева в углу письменный стол с рабочим креслом. Справа от стола стул, окно, книжный шкаф и входная дверь.
  

Явление первое

  

Рыльцев один.

   Рыльцев (встаёт из-за стола и ходит по комнате). Интересно, как всё раскручивается. Мы первыми заказали проект дороги и получили его. Но строить не стали, дескать, слишком для нас дорого. А Серёга Колесников в Кукушкине, глядя на нас, тоже заказал проект, но сразу приступил к строительству. По принципу Наполеона: надо ввязаться в бой, а там будет видно. Конечно, у них полегче: восемь километров против наших двенадцати. Но у них и хозяйство пожиже. Может быть, тогда я зря не стал настаивать на строительстве? Теперь оказалось, что Серёга впереди нас, вырвался упрямец. Надо было и нам строить. Хотя вот Антонина была у родителей, говорит, что половину дороги они построили и денег нет, вроде на гране остановки работ. Надо было по одёжке протягивать ножки. Наполеон заставлял своих маршалов вначале всё просчитать, а Серёга о чём думал? Но что-то Антонина не договаривает, а что, непонятно. Может быть, они на манну небесную рассчитывали? И мы могли так в лужу сесть: ничего хорошего. Неустойки по договору, штрафы, не дай Бог! Денег и так нет, а тут ещё штрафы через суд выплачивай. Строителей тоже можно понять: они не виноваты, что у заказчика не хватает денег, им своих рабочих надо кормить. Нет, мы бы посчитали всё как следует, прежде, чем ввязались бы, да ещё с запасом посчитали бы.

(Дверь открывается и заходит Антонина).

  
  

Явление второе

Рыльцев и Антонина.

   Антонина. Ты, я слышу, ходишь и ходишь, не очень занят? Можно с тобой поговорить?
   Рыльцев. Я вчера заметил, что ты как курица с яйцом: когда собирается снестись, она ищет, где ей сесть... Выкладывай.
   Антонина. Александр, только не шуми, обещаешь?
   Рыльцев. Постараюсь, говори.
   Антонина. Вчера я тебе рассказала, но не всё.
   Рыльцев. Слушаю тебя, что ещё?
   Антонина. Позавчера заходил к нам Колесников Сергей Александрович...
   Рыльцев. Упрямец этот! Зачем же? Я начинаю догадываться.
   Антонина. Ты только не ругайся, он просил тебя помочь им...
   Рыльцев. Через тебя действует! Ко мне обратиться духу не хватает! Знает кошка, чьё мясо съела.
   Антонина. На дорогу он денег просит.
   Рыльцев. Да я понял, что на дорогу. Я его как уговаривал, чтобы вместе дорогу строить? Только что на колени не становился! А он?
   Антонина. Ты обещал не ругаться, Александр. Дело это прошлое...
   Рыльцев. Нет, нет и ещё раз нет! А нет у нас денег! Мы их тратим, мы их истратили! Один к председателю каждый день ходит, второй, а я не железный - уступаю! Деньги спать людям не дают. Каждый думает: вдруг я отдам Васе, а ему бедному Грише не достанется.
   Антонина. Не хочешь помочь? Папа тоже просил тебя.
   Рыльцев. Нет у меня денег, говорю. Разговор окончен.

(Антонина уходит, пауза, заходит Петухов).

  
  

Явление третье

Рыльцев и Петухов.

   Петухов. Извини, что я домой к тебе зашёл. На работе народ, суета. А тут иду мимо, думаю, дай зайду. Здравствуй, Александр Иванович.
   Рыльцев. Здравствуй, Андрей Иванович. Присаживайся, раз пришёл. И я сяду. А то с Антониной стоя выясняли вечную проблему: кто виноват и что делать? И откуда же ты шёл мимо моего дома? Не могу сообразить...
   Петухов. Да так, гулял, погода хорошая...
   Рыльцев. Не умеешь ты врать, говори, зачем пришёл?
   Петухов. Трактор, который я тебе показывал на прошлой неделе, опять сломался. Всю ночь не спал...
   Рыльцев. Плохо отремонтировали?
   Петухов. Не в этом дело, Александр Иванович. Трактор, как человек, бывает молодой, бывает старый. И когда он становится старым, то с ним одни убытки: ломается постоянно, топливо жрёт за троих. Всё у него изношено, всё проржавело. Короче, дешевле выбросить, чем содержать.
   Рыльцев. Но он же нам нужен, сам говорил. Выбросить успеем.
   Петухов. Да, он нам нужен... работающий, но он из ремонта не выходит.
   Рыльцев. Что ты предлагаешь?
   Петухов. На мост у тебя деньги нашлись, а на трактор, Александр Иванович?
   Рыльцев. Я сорок два года уже Александр Иванович. Дорожные деньги тебе тоже спать не дают? Мост, сам знаешь, сносило каждую весну. Треть села за оврагом живёт. А если бы ты там жил? И без моста? В овраг и из оврага каждый день, да по нескольку раз. А он глубокий овраг-то. А после дождя? А в полую воду?
   Петухов. Я согласен, что мост был необходим, но трактор новый - тоже! Мы бы этот разобрали, всё, что можно, использовали бы...
   Рыльцев. Нет, Андрей Иванович. Трактор - основное наше производство. Там надо на него искать деньги. Приходи ко мне в рабочее время, будем вместе с главбухом думать. Если найдём средства, вынесем этот вопрос на правление. А дорожных денег почти не осталось. Чего улыбаешься, не веришь? Дело твоё, но на трактор там точно денег нет. И не проси. Давай о чём-нибудь другом. Как Зинаида в законном браке поживает? Сегодня выходной, о работе завтра поговорим.
   Петухов. Будто не знаешь? Всё село знает, а ты не знаешь?
   Рыльцев. Я сплетен стараюсь не слушать, поэтому родного отца спросил.
   Петухов. Хвалиться нечем. Бьёт он её регулярно, воспитывает, наверно, на свой манер. Мы её пальцем не трогали...
   Рыльцев. Ну, а она что? Ушла бы...
   Петухов. Мы сами с матерью не понимаем. Она уходит от него, два-три дня дома поживёт, он приходит за ней. О чём они там говорят, нам неизвестно. Снова к нему возвращается. Видно, такая у них любовь... мы не знаем, что делать. Только синяки от людей прячет - один позор, короче говоря.
   Рыльцев. А с ним не говорили?
   Петухов. Он с нами неразговорчив. Здравствуйте и до свидания с трудом выговаривает. Мы с ней пытались, но она одно говорит, что любит его. Галина их поженила, пыталась вмешаться, он её сразу оборвал: не лезь не в своё дело. Вот так. К тебе нам уж стыдно идти. Рассказываю, потому что ты сам спросил...
   Рыльцев. Дела, конечно, интимные, но всё-таки, как не крути, это рукоприкладство, насилие... нехорошо.
   Петухов. Я-то ещё ничего, а Маша очень переживает...
   Рыльцев. Странно это. Второй раз в нашем селе аналогичная история. Помнишь, учительница приехала к нам по распределению, молоденькая, из очень интеллигентной семьи. Быстро выскочила замуж за нашего монтёра Холькина Алексея. Сразу родила мальчика. Потом такая же котовасия у них была: он её бил, она уходила и возвращалась. Я тогда так и не понял, почему женщина терпит такое обращение, потом они от нас уехали.
   Петухов. Помню, Нина Александровна, кажется...
   Рыльцев. Да, фамилию она его взяла. Поговорили мы с тобой, вспомнили, когда сами молодыми были. Оставайся обедать, по рюмочке...
   Петухов. Нет, я пойду. В понедельник зайду на счёт трактора.
   Рыльцев. Заходи, подумаем... и заявку сразу напиши. Разговоры разговорами, а бумага решения требует.
   Петухов. Бывай здоров, Александр Иванович!
   Рыльцев. И тебе всех благ, Андрей. Привет Маше передавай, пусть не очень переживает.
   Петухов. Спасибо, передам (уходит).
   Рыльцев (смотрит в окно). Дома в выходной покоя не дают. Бугаец прикатил на новом мотоцикле.
  
  

Явление четвёртое

Рыльцев и Бугаец.

   Бугаец (входит). Сын мой мотоцикл новый купил, дал отцу прокатиться. Хочешь посмотреть или проехать? Здравствуй, Александр Иванович.
   Рыльцев. Здорово, Фёдор Павлович. Нет, у меня предубеждение к этому транспорту. У тестя был мотоцикл, я пару раз на нём чуть не разбился. После второго случая зарёкся садиться на это двухколёсное чудо с мощным мотором.
   Бугаец. Я тоже отговаривал его от этой покупки, но теперь уж пусть позабавится. Всё какое-то развлечение, разнообразие... надоедает дома сидеть. И я вот иногда прокачусь. Тебе-то не скучно, председатель?
   Рыльцев. Вы мне скучать не даёте. Только что Петухов заходил: якобы мимо шёл и зашёл. Деньги дорожные вам покоя не дают.
   Бугаец. Я, если честно, тоже к тебе по этому поводу. Доильные аппараты надо бы обновить, то и дело ломаются. Не все сразу, конечно, но хотя бы начать замену, мы их покупали тоже не одновременно.
   Рыльцев. Опоздал, Фёдор Павлович, деньги дорожные уже все розданы. Чтобы тебе пораньше Петухова подъехать? Я ему последние на новый трактор отдал. Нет денег, извини.
   Бугаец. Петухову, значит, есть, а мне нет?!
   Рыльцев. Смотри, как покраснел! Так и удар может хватить, я виноват буду. Шуток, Федя, ты совсем не понимаешь.
   Бугаец. Какие же это шутки?
   Рыльцев. Не дал я ничего Петухову и тебе не дам! Нет денег! Твои доильные аппараты надо обновлять за счёт прибыли основного производства. При чём здесь дорожные деньги, сам подумай. Пиши заявку в правление, будем рассматривать, изыскивать средства.
   Бугаец. Я знаю, но это длинная песня... комиссию создадите...
   Рыльцев. Короче песни не будет.
   Бугаец. Деньги даром лежат.
   Рыльцев. Деньги работают, мы их используем на быстрых операциях, как было договорено с общественным штабом.
   Бугаец. Больно ты им власти много дал, этому штабу.
   Рыльцев. Они сами взяли. И, я считаю, правильно сделали. Молодцы!
   Бугаец. Не понимаю я твоей политики, председатель.
   Рыльцев. Я её не скрывал и не скрываю. Мы строительство дороги отложили, сам голосовал, но не отказались от строительства совсем. Это ж разные вещи, Фёдор Павлович?
   Бугаец. Выходит, не дашь денег?
   Рыльцев. Из дорожного фонда не дам, забудь о них. Я тебя прошу, Федя.
   Бугаец. Ладно. А мост?
   Рыльцев. Был грех, но больше не будет, обещаю. Мост каким-то боком можно прицепить к дороге, но доильные аппараты... никаким. К молоку можно, но к дороге никак не получится.
   Бугаец. Извиняй за беспокойство, Александр Иванович. Поехал я, до завтра. Я, пожалуй, заявку напишу (встаёт).
   Рыльцев. Напиши, конечно! И не хмурься, будем иметь в виду (провожает). До свидания, Федя. Привет от меня супруге и тёзке моему.
   Бугаец. Спасибо, передам.

(Бугаец уходит и сразу же заходит Галина).

  
  

Явление пятое

Рыльцев и Галина.

   Галина (запыхавшись). Здравствуйте, Александр Иванович!
   Рыльцев. Здравствуй, Галина. Что случилось? Неприятности какие-нибудь? Куда так спешила?
   Галина. Вы меня извините, здравствуйте, но по селу разговоры идут, что председатель сегодня раздаёт дорожные деньги, и все члены правления у него уже побывали и получили, кто сколько хотел.
   Рыльцев. Здравствуй, Галина. Не надо попусту волноваться. Сядь, поговорим. Как кто-то сказал из великих: слухи о моей смерти сильно преувеличены. Тут аналогичный случай. Кто же у нас такой шутник? Да, были двое у меня и, я не буду скрывать от тебя, с намерением заполучить дорожные деньги. Но я никому ничего не дал и не обещал. Я помню о нашей договорённости, что если будем расходовать деньги, то на документе будут наши с тобой подписи. Так было с мостом, так и должно быть, как мы договорились с твоим штабом. Зачем же так волноваться?
   Галина. Мы прекрасно понимаем, Александр Иванович, что моя подпись для банка не имеет никакого значения, они её не видят. Главное, чтобы была ваша подпись.
   Рыльцев. Это понятно, но ты меня послушай. Я не претендую на безгрешность, но мы ж договорились. Для банка не имеет, но для меня твоя подпись имеет значение. У тебя и твоих ребят нет оснований подозревать меня в предательстве. Это всё, что я могу сказать.
   Галина. Тогда извините меня, Александр Иванович, за вторжение в выходной день (встаёт).
   Рыльцев. Не спеши, раз пришла, сядь. Я даже рад, что ты пришла, редко с тобой стали видеться. Слышал я, и Антонина мне говорила, что ты была на строительстве дороги в Кукушкино. Что там творится, расскажи.
   Галина. Я уж не раз была у них и ребята из штаба там все были. Здорово, Александр Иванович!..
   Рыльцев. Ты поподробнее расскажи.
   Галина. Почти четыре километра дороги готово. Ездили мы с Колесниковым и прорабом по ней, нет слов. Делают всё качественно. Сергей Александрович сам бывает на дороге почти каждый день, а его человек там просто работает: следит, чтобы было всё по проекту, чтобы строители где не схалтурили. Он на велосипеде. Чуть что не так, едет в правление к Колесникову.
   Рыльцев. Полезный опыт нам надо перенять.
   Галина. Конечно, Александр Иванович!.. Но им сейчас трудно: не хватает финансирования. Банк даёт деньги, но под высокие проценты. Раз вы сами начали этот разговор, то я скажу. Мы с ребятами собирались к вам зайти и просить помочь Сергею Александровичу.
   Рыльцев. Я тебя, Галина, не узнаю. Они не согласились строить общую дорогу, а мы, ты предлагаешь, должны им помогать. Ради чего?
   Галина. Мы тогда тоже проявили, извините, ослиное упрямство. Наша дорога в объединённом варианте должна была быть дешевле на тридцать процентов, а их только на девятнадцать. Вспомните, вы не хотели их слушать. И я виновата очень: проявила нерешительность, да и, если честно, не поняла всей ситуации.
   Рыльцев. А чего понимать-то? Они упёрлись и всё!
   Галина. Теперь я всё поняла, да поздно, к сожалению. Наша дорога по проекту - двенадцать километров, их дорога - восемь. В объединённом проекте, мы настаивали, чтобы их дорога была одиннадцать километров, а наша, как была, - двенадцать. Они хотели, чтобы сближение было равноправным: им полтора и нам полтора километра.
   Рыльцев. У нас и так двенадцать километров!
   Галина. А было бы тринадцать с половиной, а их девять с половиной, а не одиннадцать, как мы тогда настаивали. Но теперь уже поздно об этом говорить - дело сделано.
   Рыльцев. Но почему мы должны им сейчас помогать? Пусть сами выкручиваются! Я этого умника Колесникова видеть даже не хочу.
   Галина. Сергей Александрович, как мне показалось, вполне адекватный и интеллигентный человек. Он не просит деньги даром, но под приемлемые проценты и с обязательством помогать нам, когда мы будем строить свою дорогу.
   Рыльцев. А когда мы её будем строить?
   Галина. Я уверена, что очень скоро, Александр Иванович, и ребята со мной согласны: как только их дорога будет закончена, наши сельчане проснутся. Их дорога - это пропаганда для нашей. Очень реальная и действенная пропаганда: каждый может пощупать. Я не умею объяснить, но убеждена, что конец их дороги - это начало нашей. Вот увидите...
   Рыльцев. В этом что-то есть. Ты молодец, надо подумать...
   Галина. Сергей Александрович наш сосед, вам необходимо помириться.
   Рыльцев. Да мы с ним и не ссорились... немного разошлись во взглядах.
   Галина. Я очень рада, Александр Иванович... А если вы согласитесь им помочь, всё равно необходимо решение правления?
   Рыльцев. Да, конечно. Это требование устава ООО. Деньги уходят в другую организацию... Но я ещё сам не созрел до конца, надо всё, как следует, обдумать. Ты очень спешишь, светлая головушка...
   Галина. Мне кажется, что я делаю всё слишком вяло и везде опаздываю... и доходит до меня очень долго. Но вот сейчас, когда ошибку не исправить, надо обязательно помогать друг другу. Или я не права?
   Рыльцев. Погоди, я не могу так быстро. Ты меня сегодня поставила на другую колокольню, откуда видно всё совсем по-другому. Дай мне время осмотреться и подумать. Я старше тебя, поэтому до меня доходит ещё дольше, чем до тебя, учитывай.
   Галина. Учитываю, Александр Иванович.
   Рыльцев. Заходи ко мне почаще, уж не помню, когда тебя видел в последний раз. Всё у Сергея и у Сергея. Он тебе жениха не подыскал?
   Галина (смущаясь). Как у всех живот болит о моём женихе. И вы туда же, Александр Иванович, не хорошо это.
   Рыльцев. Извини... не буду. Сколько им денег нужно?
   Галина. Плохо - четыре, хорошо - шесть, чтобы они выкрутились. Вернуть обещали через полгода.
   Рыльцев. Понял. Оставайся обедать.
   Галина. Нет, меня мама ждёт (встаёт). С Антониной Григорьевной немного поболтаем, и я пойду.
   Рыльцев. Колесников и через Антонину на меня давит.
   Галина. Что ему остаётся? Он говорит, что допустил ошибку и просчитался в своих доходах. До свидания, Александр Иванович.
   Рыльцев. До свидания, Галина, привет матери и отцу.
   Галина. Спасибо, передам (уходит).
   Рыльцев (стоит у окна). Да что же это такое? Кто ж такой слух пустил по селу, что я деньги раздаю? Хапов на велосипеде приехал. Провокация какая-то!
  
  

Явление шестое

Рыльцев и Хапов.

   Хапов (входит). Извини, Александр Иванович, что я в воскресный день тебя беспокою, здравствуй.
   Рыльцев. Здравствуй, Хасан Хамитович (здороваются за руку). Вот скажи честно, кто тебе сказал, что я дорожные деньги сегодня раздаю?
   Хапов. Да всё село говорит, что тебе надоело отбиваться от просителей и ты решил одним махом избавиться от этого фонда. Мне лично Зинаида сказала, она такие разговоры услышала в гастрономе.
   Рыльцев. Ясно. Источником зловредной дезинформации является гастроном.
   Хапов. Но были у тебя Бугаец и Петухов? Сейчас Галину Ершову я встретил, она от твоего дома шла.
   Рыльцев. Это точная информация! Деза тогда срабатывает, когда она состоит из смеси правды и лжи. А правда в том, что денег, Хасан, я никому не давал и тебе не дам.
   Хапов. Да я чувствовал, что-то не то. На всякий случай, дай, думаю, прокачусь на велосипеде. Десять минут, и сам всё узнаю...
   Рыльцев. Боялся до понедельника подождать? Да, от тебя, Хасан, я этого не ожидал: ты только фактам всегда доверяешь. И вдруг на дезу клюнул. Я вот тоже не знаю, верить или не верить: болтают, что ты жену молодую поколачиваешь. Деза это или как?
   Хапов. Был один случай, но, считай, что это деза, председатель.
   Рыльцев. Ясно. Паршивая овца на селе объявилась: дезы изготавливает и народ баламутит. Как бы вычислить эту овцу? У тебя нет на этот счёт фактов, Хасан Хамитович?
   Хапов. Нет, Александр Иванович. Извини, пожалуй, я поеду, до завтра.
   Рыльцев. Погоди, Хасан, коли приехал. Хочу с тобой посоветоваться. Такие есть факты: в Кукушкино четыре километра дороги построили, но не рассчитали свои силы, поэтому дальше строить не на что. Обратились к нам: помогите ради Христа, мы вам тоже поможем, когда вы будете строить. Как нам поступить?
   Хапов. Вот этого я от тебя услышать не ожидал, председатель. Мы вроде с ними крепко поссорились? И вдруг...
   Рыльцев. Соседи мы. Поссорились верно, но, может быть, пора и помириться? Мы ведь тоже не с крылышками? Что скажешь?
   Хапов. Такой вопрос? Надо подумать... я даже вспотел, председатель. С одной стороны, с соседом надо мириться. Но деньги?.. И не копейки ведь, а, наверно, миллионы. Это правление должно решать...
   Рыльцев. Вот ты член правления, думай. Я тебе пока одному сказал, надеюсь, что всё село ты на уши не поставишь?
   Хапов. Ты меня знаешь, председатель: я болтать языком не люблю.
   Рыльцев. Вот и хорошо. Теперь иди, не задерживаю
   Хапов. До свидания, Александр Иванович.
   Рыльцев. Будь здоров, Хасан Хамитович, передавай привет супруге.
   Хапов. Спасибо, передам.

(Хапов уходит).

  
  

явление седьмое

Рыльцев один.

   Рыльцев. Так вот и я, Хасан, вспотел, когда меня Галина пытала. Но, наверно, она права. Надо мириться с соседом, помочь, чем можем. Раньше было как? И мы и они нам не раз помогали, выручали, можно сказать. Единственные наши соседи на этих болотах. Затмение на меня нашло, надо от него избавиться. Съезжу к Колесникову, посмотрю, разберусь на месте, как они в лужу сели. Математики! Самое сложное, пожалуй, правление наше повернуть. Для этого мне самому надо убедиться во всём, уверенность в себе почувствовать (открывает дверь). Антонина, зайди на минуту!
  
  

Явление восьмое

Рыльцев и Антонина.

   Антонина (входит). Есть, наверно, захотел?
   Рыльцев. Нет, подожди. Надо нам с тобой в Кукушкино съездить,
   Антонина. Когда?
   Рыльцев. Завтра тяжёлый день, не получится. А вот во вторник с утра поедем. Как ты?
   Антонина. Ты что, выходной хочешь взять?
   Рыльцев. Нет, я еду по делу на один день на переговоры с твоей симпатией... Серёгой Колесниковым. А ты с родителями повидаешься, если хочешь, а если нет...
   Антонина. Конечно, хочу, обязательно поеду.. . Но так неожиданно, я немного растерялась... Я что-то хотела им захватить, никак не вспомню...
   Рыльцев. Времени у тебя много, чтобы вспомнить. Только не очень много набирай, чтобы катер не затонул.
   Антонина. Шутки свои оставь... бензина в баке мало осталось. Что ж я думала им отвезти?
   Рыльцев. Бензин не проблема, залью. Обедом ты будешь меня кормить, что-то я проголодался?
   Антонина. Иди, всё готово... вспомнила.

Уходят, сцена пуста.

Занавес.

  

Действие пятое

  

Сцена второго действия

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Рыльцев один.

   Рыльцев (ходит по кабинету). Кто бы мог подумать? У нас в селе Зыбино начнётся настоящая революция! Было всегда тихо и вдруг! С ума можно сойти! Кто-то первый узнал, что в Кукушкине закончена дорога и там пустили автобус до Привокзальной площади в Березино. Наши люди по одному, по двое на лодках, катерах подались в Кукушкино. А там на автобусе - в Березино и обратно. В течение двух недель в Березино таким путём побывало, наверно, всё Зыбино. Вернулись домой совершенно другими. И началось!.. Село бурлит, у правления собираются настоящие митинги. Требуют строить дорогу. Что значит пример! Галина тогда как в керосин смотрела. Пришлось мне на таком митинге объясняться. Что делать? Надо как-то успокоить людей. Но как? Они сами не знают, чего хотят. Дай им дорогу и всё!.. Толпа!.. В один день дорогу не построишь, никакой митинг не поможет... Математики...
  
  

Явление второе

Рыльцев и Бугаец.

   Бугаец (вбегает). Александр Иванович, чего делать будем? Это же какой-то слепой бунт! Кто-то в толпе выкрикнул, что я против дороги всегда выступал, так они меня буквально силой вытащили на трибуну. Пришлось оправдываться, иначе разорвут на куски... и виноватых потом не найти. Всегда было у нас спокойно, а сейчас... началась революция? Там участковый, но они не обращают на него внимания. Что делать?
   Рыльцев. Я сам не знаю, что делать, я их уже просил разойтись по домам. Кое-кто ушёл, но основная масса осталась...
   Бугаец. Они же на вилы могут поднять, это же толпа!
   Рыльцев. Но это ты слишком, Федя, хватил. Хотя сидеть нам, сложа руки, нельзя. Надо провести срочно правление: посоветоваться и принять решение о строительстве и проведении собрания акционеров. Мы обязаны действовать по Уставу ООО.
   Бугаец. Надо сегодня, потому что с каждым днём буза разрастается.
   Рыльцев. Конечно, сегодня. Никого в отъезде, кажется, нет? После обеда проведём заседание. И пригласим Галину. Она, говорят, имеет влияние на толпу. Пусть будет в качестве её представителя (нажимает кнопку). Даша, на пятнадцать часов назначаю экстренное заседание правления. Предупреди всех членов и Галину Ершову. Явка строго обязательна. Если кто будет отказываться, направляй прямо ко мне. Сейчас пригласи Валентину Васильевну. Всё.
   Бугаец. А дорогу придётся строить, как бы трудно нам не было.
   Рыльцев. Рад, что ты созрел. Сам-то был в Кукушкино?
   Бугаец. На автобусе прокатился прямо до Привокзальной площади. Засекал время - двенадцать минут! Чудо! Не поверил бы никому... сам ведь... по своим часам. От нас, я прикинул, минут восемнадцать и... в центре: хочешь, иди на вокзал, хочешь - в торговый центр, рынок рядом.
   Рыльцев. Иди, Фёдор Павлович, не забудь, что в пятнадцать заседание.

(Бугаец уходит, заходит Валентина Васильевна).

  
  

Явление третье

Рыльцев и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна (входит). Я слушаю, Александр Иванович.
   Рыльцев. Проходи, присядь. Как тебе революция в Зыбине?
   Валентина Васильевна. Ой, совсем не нравится. Такого у нас никогда не было! А как народ успокоить, вопрос?
   Рыльцев. Надо действовать. Сегодня проведём правление в пятнадцать часов. Тебе надо сделать короткое сообщение о нашем финансовом положении, о состоянии дорожного фонда, естественно, сама подумай, что ещё там нам важно учитывать. И вывод сделай: можем ли мы позволить себе сейчас начать строительство дороги.
   Валентина Васильевна. Цифры у меня все есть, я могу их распечатать и дать в виде справки каждому до заседания. А вывод делайте сами, я имею в виду правление. Зачем мне его делать? Я человек маленький...
   Рыльцев. Хорошо. На бумаге... цифры, пожалуй, даже лучше будет.
   Валентина Васильевна. Колесников ещё нам должен...
   Рыльцев. Я знаю, укажешь в своей таблице. Он нам всё возвращает строго по графику, претензий у нас не должно быть. Теперь нам к ним надо ехать. Конкретно договариваться, чем они нам могут помочь, если мы приступим к строительству. На многое я не рассчитываю, но мы должны знать заранее, чем Серёга нам может помочь... Всё, иди делай бумагу, не забудь мне тоже занести. И пригласи Галину.

(Валентина Васильевна уходит).

Явление четвёртое

Рыльцев и Галина.

   Галина (открывает дверь). К вам можно?
   Рыльцев. Да, да, заходи, садись. Говорят, что тебя толпа слушается? Как их успокоить, чтоб все разошлись по домам? Какие у тебя соображения?
   Галина. Сколько сразу вопросов! Отвечаю. Толпа меня не слушается - это преувеличение. Какая-то небольшая часть, может быть, и слушается...
   Рыльцев. Хорошо, предположим, что так. Что делать-то предлагаешь?
   Галина. Надо сегодня же принять решение о начале строительства дороги, назначить ориентировочную дату. Это успокоит, мне кажется, большинство людей.
   Рыльцев. Нет, такого решения мы принять не можем, у нас нет таких полномочий. Только собрание акционеров может принять такое решение.
   Галина. О чём же будет сегодня заседание? Ни о чём?
   Рыльцев. Мы примем то, что можем и должны. Первое, принять принципиальное решение о начале строительства. Второе, назначить дату собрания акционеров, проголосовать за комиссию, которая будет вырабатывать рекомендации для собрания. Эти рекомендации мы будем дорабатывать до самого собрания, в т.ч. и по дате начала строительства.
   Галина. Всё равно ориентировочную дату сегодня надо назвать. Это будет что-то конкретное, Александр Иванович.
   Рыльцев. Хорошо, я подумаю. Что со сметой?
   Галина. Всё выяснила. Надо ехать. Проектировщики обещают пересчитать смету не позднее, чем за три месяца.
   Рыльцев. Почему так долго?
   Галина. Сказали, что вы у нас не одни, наверно, у них много работы.
   Рыльцев. Какую цифру они называют?
   Галина. Шестнадцать, плюс-минус сто.
   Рыльцев. Такая инфляция?
   Галина. Да, строительные материалы подорожали, горючее и т.д.
   Рыльцев. После заседания нужно всем нам выйти к народу, постараться убедить, чтобы разошлись. Иначе это превращается для некоторых в какой-то спорт.
   Галина. Я могу идти?
   Рыльцев. Да, только пусть твои штабисты будут наготове во время заседания, на всякий случай.
   Галина. Хорошо, они всегда наготове, Александр Иванович (уходит).
  
  
  
  
  

Явление четвёртое

Рыльцев и Хапов

   Хапов (вбегает рассерженный и расстегнутый). Что же это такое? Вытащили меня на трибуну! Заставили объясняться! Силой! Я не хотел! Руками!.. Где они доски взяли для этой трибуны, ты разрешил?
   Рыльцев. Ничего я им не разрешал. Революция у нас, ты не понял? Сами с пилорамы принесли доски, сами трибуну сколотили.
   Хапов. Но с этим надо кончать!
   Рыльцев. Как ты предлагаешь, Хасан? Научи, посоветуй!
   Хапов. Я не знаю, ты председатель, тебе и карты в руки.
   Рыльцев. Тебе сказали, что у нас в три заседание?
   Хапов. Да, меня Даша известила.
   Рыльцев. Так вот, будем голосовать. Ты против строительства дороги?
   Хапов. Нет, что ты, я за!
   Рыльцев. Почему так резко поменял своё мнение? Ты всегда был против.
   Хапов. Ты хочешь, чтобы эта толпа меня после заседания четвертовала? Я на всё согласен, только чтобы они разошлись по домам. Я не терплю насилия над собой. Сегодня я понял насколько мне это противно. Хватают руками и тащат - слов нет!.. Не могу!.. Дрожь по всему телу не прошла...
   Рыльцев. Нехорошо, ты прав. Но тебе, Хасан, это полезно, не будешь Зинаиду обижать.
   Хапов. Да я пальцем... давно не трогаю...
   Рыльцев. Недавно я сам её в тёмных очках видел, и пудрой синяк под левым глазом от людей маскировала. Только некогда сейчас с тобой, позови мне, пожалуйста, Шишлову с Петуховым.
   Хапов. А почему я их должен звать?
   Рыльцев. Потому что тебя председатель лично попросил.
   Хапов. Ладно, зову (уходит).
  
  

Явление пятое

Рыльцев, Шишлова и Петухов.

   Шишлова. Зять нам сказал, что ты вызываешь?
   Рыльцев. Да, заходите. Я до заседания с правленцами поговорить хотел. Вы остались. Один меня вопрос интересует: как будете голосовать?
   Шишлова. Мы на автобусе тоже прокатились, всё посмотрели. Просто сказка! Зинаида нас не простит, если мы против проголосуем.
   Рыльцев. Значит, вы оба за?
   Шишлова. Говорят, у них в Кукушкине дома в одну неделю в пять раз подорожали, а у нас дом пустует, после моих стариков остался.
   Рыльцев. Вы его для внуков поберегите. Куда спешить, дом-то крепкий, хороший.
   Шишлова. Мы и не собираемся его продавать. Просто сейчас он ничего не стоит, а построим дорогу, будет недвижимый капитал.
   Рыльцев. А что ж не спросите, сколько дорога нам теперь обойдётся?
   Шишлова (Петухову). Ты чего молчишь, скажешь, опять я тебе слова не дала вставить?
   Петухов. А сколько бы ни стоила, всё не дороже денег. Кукушкинцы справились, а мы чем хуже?
   Шишлова. Вот именно!
   Рыльцев. Настроение ваше понял, свободны.

(Шишлова и Петухов уходят, заходит Валентина Васильевна).

  
  

Явление шестое

Рыльцев и Валентина Васильевна.

   Валентина Васильевна (с бумагами). Я, Александр Иванович, вам хочу показать справку перед тем, как раздавать.
   Рыльцев (рассматривает справку). Очень хорошо. Всё правильно, всё как на ладони. Все наши доходы, расходы, долги и должники. Жаль, что дорожный фонд мы поубавили, но что теперь говорить об этом. Молодец, Валя... Раздавай!.. Иди... Что ещё хотела сказать?
   Валентина Васильевна. Да. Я подумала, что если дорога теперь обойдётся нам в шестнадцать миллионов, или даже в шестнадцать сто, по силам ли нам она... боязно как-то.
   Рыльцев. Я об этом подумал, Валя. Если будет совсем туго, заёмные облигации сделаем для внутреннего пользования. На собрании акционеров я об этом скажу. Уверен, люди нас поддержат. Потом у нас есть время уточнить наши возможности, пока будет пересматриваться смета. Я знаю, что теперь дорогу мы построим: всё село этого захотело, значит, вперёд! Прочь сомненья! Всем народом горы можно своротить!
   Валентина Васильевна. Поняла, раздаю (уходит).
  
  

Явление седьмое

Рыльцев и Антонина.

   Антонина (входит с сумкой). Ты один? Из-за революции опять без обеда работаешь? Ждала, ждала... принесла тебе поесть. Опять, думаю, время на обед не выкроет (достаёт и ставит на полотенце кастрюльки, хлеб, термос и пр.). Иди поешь. Я сказала Даше, что у тебя обед.
   Рыльцев. Спасибо, Антонина, я хотел уже идти, но раз ты принесла, спасибо. Сама видишь, гудит народ, приходится шевелиться.
   Антонина. А намусорили на площади, как поросята. Я им всё сказала. Сашка Бугаец обещал, что всё уберут. "Через полчаса, - говорит, - Антонина Григорьевна, будет чисто".
   Рыльцев, Так-то они хорошо себя ведут (ест первое, второе и пьёт чай из термоса).
   Антонина. Всё равно это нехорошо! Надо как-то народ успокоить. Что делать думаешь?
   Рыльцев. Сегодня всё решим на правлении. Не волнуйся, думаю, к вечеру все разойдутся по домам.
   Антонина. Школьников, я заметила, много. Уроки что ли прогуливают?
   Рыльцев. Почему? Учатся в две смены: одни ушли, другие пришли. После дороги школой надо заниматься, тесновата она у нас... Кто-то под шумок и прогуливает, разберись пойди. Все дорогу захотели.
   Антонина. Я рада, что Семён к тебе не приходит.
   Рыльцев. А всё кончено! Я же обещал, дружба врозь...
   Антонина. Знаю я вас. Это народ ему мешает. А разойдутся, он опять за своё... была бы моя воля, застрелила бы его, рука не дрогнула бы!
   Рыльцев. В тюрьму за него посадят, с кем я останусь?
   Антонина. Поэтому и терплю...
   Рыльцев. Спасибо, наелся, дай Бог тебе здоровья (обнимает жену).
   Антонина (собирает сумку). И тебе тоже... Не торчи до ночи, пораньше приходи.
   Рыльцев. Я постараюсь (смотрит на часы). Сейчас у нас заседание правления.
   Антонина. Ухожу.

(Антонина уходит, заходят члены правления и Галина).

Явление восьмое

Рыльцев, члены правления и Галина.

   Рыльцев. Все на месте. У нас сегодня экстренное заседание. Валентина Васильевна, веди протокол. Мы рассмотрим два вопроса: 1. О строительстве дороги. 2. О собрании акционеров.
   Начнём, если нет возражений. Строительство дороги, вы помните, было отложено нашим решением на неопределённое время. Ситуация изменилась, мы вновь возвращаемся к этому вопросу. Валентина Васильевна раздала вам справку о наших финансовых возможностях... Нам предстоит пересмотреть смету на строительство дороги. Цены не стоят на месте. Ориентировочно стоимость дороги теперь составит шестнадцать миллионов сто тысяч рублей. Я считаю, в сложившейся ситуации каждый член правления должен сказать несколько слов о своём отношении к строительству, прежде чем мы будем голосовать. За нами наблюдают акционеры и всё население села. По алфавиту слово Фёдору Павловичу Бугайцу.
   Бугаец. Не люблю я много говорить... Раньше я был против строительства, теперь изменил своё мнение: буду голосовать за строительство. Всё.
   Рыльцев. Андрей Иванович Петухов.
   Петухов. Я в тот раз сомневался, поэтому голосовал, чтобы отложить. Сейчас я считаю, мы не хуже наших соседей, которые дорогу построили. Буду голосовать за строительство.
   Рыльцев. Моё мнение по алфавиту: дорогу строить.
   Хасан Хамитович Хапов.
   Хапов. Я тоже был против строительства, но сегодня буду голосовать за.
   Рыльцев. Мария Васильевна Шишлова.
   Шишлова. Конечно, я буду голосовать за, потому что всё село за.
   Рыльцев. Валентина Васильевна Ершова.
   Валентина Васильевна. Я тоже за строительство.
   Рыльцев. Мы, в соответствии с Уставом ООО, можем рекомендовать собранию акционеров приступить к строительству. Собрание может нашу рекомендацию принять или отвергнуть. Итак, голосуем: кто за то, чтобы рекомендовать собранию акционеров начать строительство дороги Зыбино-Березино... Единогласно... Переходим ко второму вопросу: о собрании акционеров. Пересмотр сметы потребует, как нам сказали, трёх месяцев. После этого нам нужно примерно полмесяца на подготовку к собранию. Короче говоря, предварительно назначаем собрание акционеров через сто пять суток от сегодняшнего дня. При необходимости дату перенесём на несколько дней. Но сейчас мы должны дать конкретную дату, чтобы успокоить людей. Есть другие предложения? Нет.
   Бугаец. Голосуй, председатель!
   Рыльцев. Кто за моё предложение, поднимите руку... Единогласно... Остаётся определить состав комиссии по подготовке собрания.
   Бугаец. Зачем разводить бюрократию? Я предлагаю поручить подготовку правлению.
   Рыльцев. Такой вариант тоже возможен. Нет других предложений? Голосуем: кто за то, чтобы поручить подготовку собрания правлению?.. Единогласно...
   Бугаец. Всё, повестка дня исчерпана?
   Рыльцев. Не спеши, Фёдор Павлович. Поступило предложение от общественного штаба дать рекомендацию собранию о дате начала строительства, конечно, ориентировочно. Я думаю, в этом предложении есть рациональное зерно. Не всё от нас зависит, но к чему-то всех будет обязывать: на эту дату будем нацелены мы и подрядчик. Можем мы начать строительство при положительном решении собрания, ещё спустя два месяца? Можем! Получается, через сто шестьдесят пять дней от настоящего дня. Я бы проголосовал, нет возражений? Нет. Кто за, поднимите руку... Единогласно. Валентина Васильевна, вставь эту часть в первый пункт повестки. Мы даём зелёный свет дороге. Это историческое решение для нашего села. Я прошу, Валентина Васильевна, организуйте, чтобы обе даты висели на доске объявлений правления: собрание акционеров такого-то числа, начало строительства дороги тогда-то. Как там получится по календарю. Ориентировочные сроки из решения правления, номер протокола, дата. И чтобы сегодня это видели все!
   Валентина Васильевна. Организую, Александр Иванович.
   Рыльцев. В заключение я только хотел отметить особую роль общественного штаба и её руководителя Галины Ершовой. Они значительно ускорили весь процесс. Скажи, Галина, что-нибудь для истории села.
   Галина. Я очень волнуюсь... Конечно, я довольна решением. Только не надо, Александр Иванович, преувеличивать роль нашего штаба и мою тоже. Почему так всё переменилось? Все стали за, хотя недавно были против. Штаб наш вряд ли бы совершил такое ускорение. Когда мы только начинали, никто из штаба не надеялся на такое чудо. Говорили, всё дело в культуре, её надо поднимать. Привыкли жить на болотах. Но прошло совсем немного времени, культуру никто особенно не поднимал, а изменения потрясающие. Я, когда строилась дорога в Кукушкино, надеялась, что сельчане наши проснутся, когда увидят уже готовую дорогу от Кукушкино до Березино. Но я недооценила действенности этого
   примера. О чём говорят сейчас люди? Послушайте и услышите сами. Кукушкинцы нас обошли!.. Они будто стали улицей райцентра, живут в двенадцати минутах езды от Привокзальной площади, там же центральный универмаг и рынок недалеко... У них, в Кукушкино, дома теперь не укупишь: подорожали в пять и более раз... И наконец: а чем мы хуже их? Ничем! - сами себе уверенно отвечают! Всё это как называется? Если честно себе признаться, то это элементарная зависть! Произошло, как говорят, расширение зрачков от зависти: сразу все увидели те преимущества, которые даёт нам дорога. Наш великий Пушкин Александр Сергеевич называл зависть сестрой соревнования. Этой сестры нам долго не доставало. Она и совершила чудо! Одна надежда на эту сестру: не будет зависти, так и будем жить без дороги! Спасибо за внимание.
   Рыльцев. Заседание закрываю, все идём к народу.

(Все встают и уходят).

Занавес.

КОНЕЦ.

  
  
  
  
   46
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"