Новак Екатерина, Камская Анна: другие произведения.

Долина Инферин. Две силы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Третья книга про Долину Инферин. Новая опасность нависла над Долиной Инферин. Миллиардер Барский нашел туда путь и хочет заменить на троне настоящего короля. Смогут ли инферинцы справиться с угрозой и выстоять в нелегкой борьбе? Смогут ли снова спасти Долину, или им придется погибнуть под гнетом злого тирана? Выложены первые восемь глав (ЧЕРНОВИК).


   Пролог
   О. Фукуок, резиденция И.М. Барского, конец мая 2017 года
  
   Большой и величественный дом Ивана Матвеевича Барского стоял прямо на берегу. Он был непомерно роскошным и выглядел изнутри как настоящий дворец. Хозяин не скупился на свое жилище и радовался, когда все в округе задыхались от зависти к его деньгам и почету. Барский не любил густые заросли и листву, и поэтому площадки за домом и перед ним были расчищены и засажены низкой зеленой травой. Услужливые подчиненные косили газон каждое утро, придавая ему вид обычного американского двора. Здесь Барский чувствовал себя комфортно и уверенно. Он, как только ему позволили, перебрался сюда и вел свои дела в России исключительно через подчиненных, по телефону или по скайпу.
   Работы всегда было много. Большие деньги требовали внимания и подсчета. Он много вкладывался в инновации, следил за последними новостями в мире техники и науки и старался везде быть первым, ничего не упуская из своих цепких пальцев.
   Но, несмотря на его настырность и несомненную удачу, последнее его дело, по не зависящим от него причинам, пошло крахом. В 2015 году в кенийской саванне был обнаружен проход в другой мир, в таинственную Долину, укрытую от взгляда человека. Обычная русская девушка Эмилия Давыдова и ее друзья по случайности открыли этот путь и не вернулись назад. Только ее подруга Екатерина Поливаева и фотограф туристического журнала "Вселенная" Алексей Пешехонов смогли выбраться оттуда. Ими тут же заинтересовалось правительство России и США. Были созданы специальные разведывательные группы, разработаны программы и созданы все условия для того, чтобы снова открыть этот путь.
   Барскому, рожденному в Штатах под именем Джон Мэтью Оуэн, была отведена в этом деле отдельная роль. Он, еще во время военных действий во Вьетнаме, проштрафился перед своей страной, распространяя психотропные вещества, а попросту наркотики, среди американских военных. Но уже тогда он был так удачлив, что после окончания войны, когда его дела были преданы огласке, ему удалось увернуться от наказания. Сам глава Центрального Разведывательного Управления выбрал его для работы под прикрытием в Советском Союзе, без права въезда в родную страну, но с условием. Если Джон Оуэн сделает или узнает для страны что-то значащее, то ему вернут американское гражданство.
   С тех пор ахиллесовой пятой нового советского гражданина Ивана Барского было его непомерное желание вернуться в родные пенаты. Но правительство США не спешило с тем, чтобы восстановить Оуэна в правах, продолжая день ото дня пользоваться его возможностями. Барский времени даром не терял. При любом удобном случае, законными путями или наоборот, рос, развивался и богател. Он обзаводился нужными знакомствами, расширял границы своей власти и с удовольствием прибегал к ней, когда ему это было нужно. По натуре он был трудоголиком, человеком сильным и упрямым. Но работал только на себя. Его не тяготило чувство ответственности, а благотворительность и высокие цели не впечатляли. Он нередко выходил за границы дозволенного обществом и напролом шел к своей единственной цели - снова стать американским гражданином и жить в достатке. Так ЦРУ, зная о нем практически все, приказало ему следить за происходящим в России и выяснить то, что относилось к делу о Долине Инферин. В обмен ему пообещали исполнить его долгожданную мечту. Правда, реальностью она могла стать только в случае удачного исхода операции.
   Барский, имея своих людей в правительственных органах нынешней России, нашел человека, который был готов для такой работы. Михаил Арсеньевич Новинский, специальный агент ФСБ, подавал большие надежды. Он, даже не подозревая, что работает на другую страну, со всей присущей ему страстностью кинулся в это дело. Он узнал, что представляет собой Долина, допросил свидетельницу и нашел туда путь. И все было бы прекрасно, если бы в один день он не пропал там, а все порталы и пути в другой мир не закрылись бы в одночасье.
   Барский злился оттого, что его мечта снова ускользает из рук. Он сделал все, чтобы те, кто так или иначе относился к этому делу, слетели со своих высоких постов. Он рвал и метал, распекая агентов ЦРУ, высланных ему на помощь, но так и не успевших попасть в Долину. Но что бы он ни делал, и как бы ни свирепствовал, электромагнитные волны, которые выявляли наличие другого мира в Кении, просто исчезли, словно их никогда там и не было.
   Прошло около месяца с того момента, как исчез Новинский. Оуэн, потерпевший неудачу, отсиживался на Фукуоке и все еще не терял надежды на чудо. И оно все-таки свершилось. Это произошло ранним утром. Недавно по окрестностям прошелся сильный тропический ливень, и Барский сидел на веранде, вдыхая густые влажные ароматы островной природы и свежезаваренного колумбийского кофе.
   Зазвонил телефон. На экране высветилось худое лицо молодого человека в очках, а подпись гласила: "Сын".
   - Ну что там? - спросил Барский, не поздоровавшись.
   - Они будут тебе звонить. Будь готов, - услышал он в трубку.
   - С какой целью?
   - Возобновился всплеск электромагнитных волн.
   - Ого! - не сумел сдержать восклицания Барский. - Теперь поеду в Кению сам. Никому больше не буду доверять такое ответственное дело.
   - Да, только это не в Кении.
   Барский растерялся, а человек на том конце трубки молчал.
   - Не томи! Рассказывай, где теперь Долина?!
   - На одном из необитаемых островов близ Мексики.
   - Сегодня же фрахтую самолет и собираю команду! Буду там примерно через восемь-девять часов. Подготовь яхту. Сам вылетай первым возможным рейсом. И постарайся на этот раз ничего не испортить!
   Вот теперь Барский был доволен. Он сделал глоток крепкого, еще горячего кофе и раскинулся в удобном кресле. Всего несколько звонков отделяло его от этой новой зацепки. Его мечта снова замаячила на горизонте. И он был готов биться за нее до конца.
  
   Часть первая
  
   Эпизод первый
   Робинзоны
   Остров в Тихом океане, конец мая 2017 года
  
   Огромная воронка раскрылась над мелководьем и поочередно выплюнула двух человек. Михаил и Катрина с плеском упали в воду. Мужчина перед падением успел сгруппироваться и смягчить удар. Он тут же поднялся и ринулся на помощь девушке. Она приземлилась не очень удачно - подвернула ногу. Пока он помогал ей, из портала появились их друзья. Потоком воздуха их отбросило дальше, в зону прибоя. Эмилия сразу же вскочила и кинулась обратно в сторону Зеркала, но перед самым ее носом оно с громким звуком схлопнулось. Девушка рассерженно топнула ногой, окатив себя брызгами. Она обернулась в сторону Алексея. Он был без сознания, рядом с ним сидели подоспевшие Катя и Миша. Наконец, Пешехонов стал приходить в себя и схватился за голову, по которой его ударил огромный камень. Убедившись, что жить он будет, Эмилия отвернулась обратно и взмахнула руками. Она попыталась создать новый портал, чтобы вернуться в Долину. Но ничего не выходило, она слишком волновалась. Все ее мысли сейчас занимал Орэм, который остался там один. После нескольких неудачных попыток из глаз ее потекли слезы, и она осела прямо в воду.
   - Не могу, - плакала она, - не могу. Ничего не получается.
   Катя с трудом подошла к ней и попыталась поднять.
   - Эми, давай выйдем на берег. Тебе нужно передохнуть. Попробуешь еще раз через какое-то время.
   Эмилия поняла тщетность своих усилий и послушалась подругу. Они вместе поковыляли прочь от воды - Кате все еще было больно наступать на ногу. На берегу они огляделись. Пляж походил на тот, который они покинули несколько минут назад. Узкая полоса белого песка убегала к горизонту. На пляже рядом с прибоем нагромоздилась такая же куча черных камней, как и в Долине. Булыжники, до которых доходила волна, были обтесаны до полной гладкости. В отличие от Инферин, здесь сразу за полосой пляжа начинались непролазные мангровые заросли. Воздух казался жарче и тяжелее, чем в Долине. Время приближалось к полудню, и солнце начинало немилосердно палить.
   - Нужно найти воду, - сказал Михаил, как только друзья пришли в себя. - Неизвестно, сколько мы здесь пробудем, но без питья нам придется несладко.
   - Я никуда не пойду, - покачала головой Эмилия.
   - Эми, - подошел к ней Лёша, - тебе все равно требуется время на восстановление. Нужно поесть и попить. Ты же не будешь все время сидеть здесь, как прикованная? Пометим это место, а потом вернемся.
   Эмилия скрестила руки на груди и насупилась. Пешехонов обнял ее сзади и поцеловал в шею.
   - Пожалуйста, - попросил он. - Сходим за водой и сразу обратно. Ты же понимаешь, что это разумное решение. От того, что ты останешься здесь, ничего не изменится. Сила вернется. Дай себе немного времени.
   - Ну, хорошо, - вымучила из себя согласие Эмилия.
   Михаил ожидал ее решения. И как только она согласилась, приступил к действию. Он нашел у леса длинную толстую палку, очистил ее от коры и отложил в сторону. Потом прошелся по пляжу, разыскивая что-то по пути. Катя заинтересовалась, чем же он там занимается, и поковыляла за ним. Молодой человек увидел среди песка большую круглую ракушку размером с хорошее блюдце и поднял ее. Потом, подставив Кате локоть, пошел с ней назад к тому месту, где стояли их друзья и вели беседу на повышенных тонах. Эмилия все еще вскидывала кистями рук и пыталась создать портал. Пешехонов не выдержал:
   - Эми, сколько можно! Прекрати думать о Зеркале, расслабься! Надо радоваться, что мы не утопли где-то рядом с пляжем.
   - Уж ты-то, конечно, радуешься тому, что теперь не надо заботиться о сыне, - едко заметила та.
   - Слушай... ты что... я не это хотел сказать!
   - Ты сказал только то, что сказал, - она покачала головой и отвернулась от него. - Прав был Том, прав во всем.
   - Причем тут Том? - он обошел ее и заглянул в глаза. - Причем тут снова Том, скажи, а?
   - Притом, что он предупреждал меня, что ты вряд ли сможешь стать Орэму хорошим отцом.
   - Какие интересные вещи вы обсуждаете с королем. И что же значит - стать отцом?! Я уже его отец! - у Алексея проскользнула нотка раздражения. - И, раз уж зашел разговор, хотел спросить, почему ты все время говоришь: мой сын? Мне казалось, в его создании принимали участие мы оба.
   Эмилия смерила его тяжелым взглядом.
   - Пешехонов, ты сам частенько ведешь себя, как ребенок. Ты никак не хочешь повзрослеть. Тогда, как Том...
   - Так, ну все! Я не желаю больше ни слова слышать ни о каком Томе, - он прижал к себе Эмилию и поцеловал в губы, надеясь, что она, как обычно, тут же расслабится и смягчится. Но не тут-то было! Видящая стояла, как каменный идол и совершенно не реагировала на его прикосновения. Пешехонов отпрянул и раздосадовано посмотрел на нее. Миша не желал вмешиваться в их спор. Он достал из сапога перочинный нож, заставив Катрину легко усмехнуться и покачать головой. Кажется, у этого мужчины всегда есть запасной план. Майор пытался поддеть ракушку, чтобы разделить ее надвое.
   - Проголодался? - спросила девушка, разглядывая, как Новинский старательно вычищает внутренности ракушки от склизкого мяса. А сама сморщилась от своего предположения.
   - Это не для еды, - возразил Миша, но дальше объясняться не стал, - видишь палку? Пойди лучше поищи еще одну такую.
   Катя кивнула головой и побрела вдоль зарослей мангров. Эти необычные вечнозеленые растения приспособились расти в почве под водой. Они комфортно чувствовали себя в условиях повышенной солености, а их корни способны были опреснять воду. Благодаря тому, что мангры растут очень близко друг к другу и образуют собой затейливые лабиринты под водой, здесь нашли для себя убежище мальки промысловой рыбы и крабы. Катрина знала, что люди частенько устраивали рыбную ловлю в таких местах, и подумала, что и Михаил решил воспользоваться этим природным столом.
   Лёша, расстроенный и обиженный, слышал Михаила и пошел помочь Кате, хоть и не понимал пока, к чему все это. Эмилия села рядом с майором, обхватила руками колени и уставилась перед собой.
   - Зря ты с ним так, - не поднимая на девушку головы, сказал Миша, - ты же понимаешь, что он не виноват?
   Эмилия ничего не ответила, а только еще больше насупилась и отвернула голову в сторону.
   - Ну, как знаешь, - ответил Миша и встал, не собираясь бороться с женским упрямством. Несколько минут он бродил возле больших черных булыжников и, повозившись носком ботинка в песке, выудил оттуда острый камень, похожий на зубило. Эмилия заинтересовалась. Она, закусив губу, осторожно наблюдала за молодым человеком. Тот положил ракушку на камушек и осторожно, чтобы не поломать ее, сделал в ней два отверстия.
   - Ого! - удивился Лёша. Он держал в руках длинную увесистую дубинку. - Ожерелье решил себе сделать?
   - Тебе лишь бы шутки шутить, - отозвался Миша, - лучше сделай так же со второй раковиной. Только осторожнее, не поломай.
   Миша подал Алексею свое "зубило", и тот принял его. Он уже подозревал о том, что затеял друг, и принялся с усердием делать отверстия. Катя присела рядом с Эмилией. Обе с увлечением смотрели за работой мужчин. Михаил подошел к одному из деревьев, плотно окутанному веревками лиан, содрал их и стал связывать ракушку со своей палкой. Когда работа была закончена, девушки с удивлением увидели в руках Миши некое подобие топора.
   - А это нам зачем? - не смогла удержаться от вопроса Катрина.
   - Путь через мангровые заросли непрост, - ответил Миша, - с помощью этих мотыг мы сможем прорубать себе дорогу.
   - Ух, ты! - восхитилась Катя. - Ни за чтобы не подумала, что такое можно сделать из подручных средств.
   - Тогда тебе повезло, что я с тобой, - усмехнулся Новинский. Он взмахнул над головой своим творением и обрушил его на близлежащие заросли. Хрупкие полые ветки надломились и попадали на песок.
   Спустя несколько минут у Леши было точно такое же орудие труда. Они потратили еще немного времени, чтобы слегка подточить кромку ракушек о камень и, довольные изобретением, отправились в путь.
   Полоса мангров была не очень широкой. Мужчины прорубали дорогу, а девушки следовали за ними, стараясь высоко поднимать ноги и не сильно плескаться водой, которая доставала им почти до колен. Все порадовались, что оделись в высокие сапоги, сделанные из шкур домашних животных. Они хоть и промокали, но защищали ноги от водных неожиданностей. Так, однажды им встретилась тонкая белая змейка. Девушки увидели ее и под громкий хохот молодых людей пустились от нее наутек.
   - Это же водная змея! Она не ядовита, - объяснил Алексей, но увидел устремленные на себя недовольные взгляды Катрины и Эмилии и замолчал. Девушкам явно было не до смеха.
   Когда мангровые заросли закончились, друзья вздохнули с облегчением. Но они рано радовались - дорога дальше была еще сложнее. Они вошли в лес и убедились, что остров сильно отличается от Долины. В Инферин они с легкостью преодолели путь до пляжа, не утомившись. А здесь лес был таким густым, что продираться сквозь заросли было непросто. Солнечные лучи почти не проходили сквозь листья высоких деревьев, и внизу царил полумрак. Дышалось крайне тяжело - воздух был очень влажным. Одежда тут же прилипла к телу, а назойливые мошки облепили вспотевшие лица. Катя шла, отдуваясь, она уже была не в восторге от всей этой затеи. Ноги то и дело скользили по лесной подстилке, и она закусывала губы от боли, когда ее несчастная лодыжка давала о себе знать.
   Остановились передохнуть у небольшого болотца, целиком заросшего трясиной. Несносные москиты кусались немилосердно. Друзья то и дело хлопали себя по разным частям тела. Так и хотелось расчесать укусы, но Алексей попросил этого не делать.
   - Мало ли какие здесь могут быть инфекции, - объяснился он, - не хватало еще занести заразу.
   - А если чешется? - захныкала порядком утомившаяся Катя.
   - А если чешется, то надо сделать так, - сказал Михаил и, зачерпнув ладонями густой коричневой жижи, резво растер ее по открытым Катиным плечам.
   Та, ошарашенная, вскрикнула и вскочила, но Миша настойчиво продолжал мазать ее грязью.
   - Ты с ума сошел! - возмущенно поморщилась Катрина, пытаясь соскрести с себя этот источник неприятного запаха. - Что за глупые шутки!
   - Это не шутки. Это способ выживания, - поддержал друга Алексей и принялся было делать то же с Эмилией, но она ударила его по рукам.
   - Прекращай, у меня ничего не чешется! Не забыл? Сила лечит меня.
   - Как знаешь, - отчаялся помириться с ней Лёша и начал покрывать себя грязью с ног до головы. Его отвлекли возгласы и смех со стороны Катрины и Миши. Девушка, не желающая мириться со столь радикальным методом избавления от насекомых, решила отомстить майору сполна. Увлекшись, она пригоршнями загребала грязь и метала густые комки в Новинского, пытаясь испачкать его посильнее. Тот и сам уже успел нанести на себя толстый слой этого чудодейственного средства, и теперь со смешками уворачивался от снарядов, летящих со стороны Кати.
   - Мимо! Мазила! Тоже мне, стрелок! - слышались его ехидные комментарии.
   - Ну, как дети, честное слово, - поднял брови Алексей, втайне позавидовавший тому, что не ему первому пришла в голову такая идея. Он осторожно взглянул на Эмилию, в надежде на то, что и она захочет повеселиться. Но она по-прежнему стояла с непреклонным видом, равнодушно глядя на игры друзей. Лёша вздохнул. И тут почувствовал, как на него в районе груди опустился тяжелый грязевой комок. Послышался смех майора.
   - А вот это уже непростительно, - заявил он и вступил в битву. Минут десять они дурачились, бросаясь комьями грязи, как снежками, и перебежками передвигались между деревьями, пока не выдохлись. Эмилия просто шла за ними, стараясь не попасть под обстрел. Друзья тяжело дышали. Они выглядывали из-за своих укрытий и осматривали друг друга. Алексей, засмеявшись над потешным видом Кати и Миши, договорился о временном перемирии. Укусы действительно перестали чесаться, средство, хоть и было пахучим, но действовало безотказно. Алексей попытался отряхнуть излишки грязи со своих ступней и почувствовал, как что-то склизкое прилепилось к ноге и никак не желает отлипать.
   - Что за черт? - спросил он и присмотрелся.
   - Фу, какая гадость, - Катя, намазавшая себе на лице полоски на манер Рэмбо, подошла ближе, рассмотрела и с отвращением отвернулась. Прямо на берцовой кости Пешехонова висела длинная черная пиявка.
   - Вот это нахлебник, - расстроился Лёша, - и как же его теперь снять?
   Только он сказал это, как прямо на их глазах пиявка вспыхнула и взорвалась. Друзья переглянулись.
   - Что это было?!
   - Похоже, пиявка не переварила твоей кровушки, - заметил майор.
   - Думаю, это твоя сила так подействовала, - произнесла Эмилия и подошла к Лёше. - Значит, мне не показалось, и все москиты, которые покусали меня, действительно падали замертво.
   - Вот так фокус, - откровенно позавидовала Катя. - И никаких репеллентов не надо.
   Вскоре выдвинулись дальше. Идти стало легче - насекомых отпугивало амбре, которое летело впереди четверых путешественников. Однако скользкая тропа не стала менее травмоопасной. Джунгли не желали приветствовать путников, плотно обступая их и то и дело подставляя подножки в виде вьющихся лиан или незаметных оврагов. Острые колючки местных растений норовили зацепиться за одежду и волосы, а то и оставить кровавые раны. Иногда встречались упавшие деревья, и приходилось то перелезать через них, то с трудом проползать под ними.
   - Осторожней, - раздался серьезный голос майора, - здесь могут водиться и ядовитые змеи. Внимательно смотрите под ноги.
   Катрина внутренне передернулась и закатила глаза. Час от часу не легче. Только разобрались с насекомыми, как ей тут же объявляют о змеях. Ей с лихвой хватило курса молодого бойца. Итак слишком много природы за один раз. Михаил шел впереди, прокладывая дорогу. За ним - Алексей и следом Эмилия. Катрина плелась в конце. Спустя еще некоторое время, которое для нее показалось сущим адом, майор замер и поднял руку, прислушиваясь.
   - Слышите? Тут где-то ручей.
   Вскоре они увидели скалу, поросшую зеленью, с которой стекала прозрачная вода, образуя у подножия неглубокий водоем. По краям его тоже росли мангры, дорожка из них уходила куда-то за скалу. Миша дотянулся до водопада и зачерпнул ладонью воду. Пригубил, одобрительно кивнул изнывающим от жары девушкам, чтобы они могли умыться. Катя тут же принялась смывать с себя грязь, от которой стало неприятно стягивать и пощипывать кожу. Лёша, разумеется, пошутил, что маски из грязи полезны, так как удивительно омолаживают. Катя, уставшая от духоты и жары, не слушала его, она с наслаждением обливала себя ледяной водой. У Эмилии, которая тоже умылась и отдохнула, даже приподнялось настроение. Пить отсюда воду они не рискнули, опасаясь заполучить кишечное расстройство.
   Алексей предложил поискать камни, которые можно было бы использовать как чашку или кастрюлю, чтобы вскипятить воду. Вскоре похожий камень был найден, правда, с одного его бока вода так и норовила вылиться, поэтому было решено подпереть его прутиком. Мужчины попросили девушек насобирать веток, а сами принялись очищать их от коры - они были настолько влажными, что не разгорелись бы. Почва тоже то и дело хлюпала под ногами, поэтому дрова расположили на одном из камней.
   - Неплохо бы развести огонь, - заметил Миша. - Слышишь, икс-мен, сможешь швырнуть в костер парочку файерболов?
   - Я сейчас в тебя их швырну, остряк, - благодушно ответил Лёша и постарался аккумулировать в себе солнечный заряд. Он, как и Эмилия, стремился научиться выпускать лучи не глазами, как это было в первый раз, а с помощью рук. Сила поддавалась ему с трудом, но потом неуправляемый огненный луч все же сорвался с его ладоней и опалил камень, а дрова превратил в угли. Все испуганно отскочили в стороны, Лёша развел руками, мол, извините, никак не совладаю со своим даром. Пришлось снова собирать хворост, и Михаил, не надеясь больше на силу Алексея, зажег их с помощью тлевших углей. Все с ожиданием уставились в самодельный чан - очень хотелось пить.
   - В чем же мы понесем воду обратно? У нас ни фляжек, ничего... - Эмилия посмотрела на майора. Она успела проникнуться его знаниями, и негласно назначила его лидером их маленькой экспедиции.
   Тот все это время оглядывался, куда-то отходил и вскоре чуть поодаль нашел то, что искал - заросли невысоких пальм с кокосами. Оставив Эмилию приглядывать за "чайком", друзья двинулись в ту сторону. Миша снова достал из сапога перочинный ножик и полез на пальму. Пешехонов выудил из-за пазухи "зубило" и стал забираться на соседнее дерево. А Катя, которой было поручено принимать "добычу", присела на поваленный ствол дерева и принялась ждать, наблюдая за майором. Пока он ножом отпиливал гроздь кокосов, она осматривала окрестности и перемигивалась с Эми. Здесь, на более открытой местности, было хорошо. Солнце уже убавило свой пыл и сейчас лишь приятно согревало отдыхающую девушку. Слушая умиротворяющий лесной напев, она облокотилась спиной на близстоящее деревце и прикрыла глаза. И тут сбоку послышалось раздраженное шипение.
   - Катя! - раздался сверху резкий оклик Михаила, и девушка испуганно вскочила. Она вскрикнула. Ей стало нехорошо, когда она увидела, как на ее место медленно заползает толстая змея и поднимает голову, издавая угрожающие звуки.
   Сзади раздались два глухих удара. Михаил скинул на землю связку кокосов и сам спрыгнул с пальмы. Он обхватил девушку за талию, мгновенно отдергивая ее с места, где она стояла. Змея слегка дернулась в их сторону, но нападать не стала. Несколько минут Катрина и Миша провели, замерев на месте и не смея дышать. Поняв, что потревожившие ее люди все же не собираются занимать насиженное местечко, рептилия свернулась клубком и продолжила принимать солнечные ванны.
   - Ну, ты, Катя... - у Новинского не хватало слов, чтобы описать свое возмущение. Он испугался за девушку, и сейчас эмоции переполняли его. - Нашла куда присесть! В джунглях неизвестной страны. Хоть бы осмотрелась сначала!
   - Я что тебе, зоолог? - виновато огрызнулась та. - Эта тварь замаскировалась под бревно, как ее было заметить? И не кричи на меня! Посмотрела бы я на тебя, если б она меня ужалила! Что бы ты делал?
   - Оставил бы здесь, - отрезал майор. - Потому что помочь тебе ничем бы не смог. А таскать туда-сюда труп несподручно.
   Он подхватил с земли связку кокосов и пошел назад к скале. Катя сердито выдохнула, но решила, что он отчитал ее справедливо, и, кинув осторожный взгляд в сторону змеи, поспешила за ним. Пешехонов спустился следом за Михаилом, оценил ситуацию и, поняв, что опасность для девушки миновала, начал в своей обычной манере подтрунивать над ней. Поначалу она терпела, но, в конце концов, не выдержала, слишком резко развернулась, взмахнула руками и... с пронзительным визгом провалилась по правое колено в маленькую канавку. Алексей, сдерживая смех, кинулся ей на помощь. Они с чавканьем вытащили ее ногу из западни. Канавка сразу наполнилась противной жижей, на поверхности которой плавал тонкий скелет какого-то мелкого животного. И тут же стал распространяться удушливый запах разложения и тлена. Они дружно сморщили носы, и Катя, почти плача, призналась:
   - Как меня достали эти джунгли! - и пошла к Эмилии, которая все видела и теперь жалостливо смотрела на подругу, делая страшное лицо в сторону Алексея. Правда, подходить благоразумно не решилась.
   Запах не отставал. Он преследовал Катрину повсюду. Девушка явно этого устыдилась и побоялась приближаться к друзьям. Она даже стала отставлять ногу в сторону, словно хотела показать, что этот чужеродный элемент не является частью ее тела. Сейчас ей казалось, что даже чудодейственная омолаживающая грязь благоухала как духи по сравнению с этим запахом.
   Не выдержав, она отправилась отмывать ногу в водоеме. Сняла сапоги, тщательно промыла тот, что был испачкан, подумала, потерла его песком и землей. Через какое-то время запах немного уменьшился, и она успокоилась.
   - Знаешь, о чем я мечтаю? - крикнула она Эмилии, шлепая босыми ступнями по мелководью и продвигаясь вглубь озера.
   - О СПА в пятизвездочном отеле, горячей воде и булочках с корицей? - улыбнулась ее подруга.
   - Ты знала! - задорно произнесла Катрина и вдруг пронзительно закричала, падая в воду.
  
   Эпизод второй
   Поцелуй джунглей
   Остров в Тихом океане, конец мая 2017 года
  
   Все бросились Катрине на помощь. Первым подоспел Алексей, вытаскивая ее за талию на поверхность. Чтобы утонуть в этом месте, нужно было как следует постараться, но перепуганная девушка успела уйти под воду с головой и нахлебаться. И теперь она отфыркивалась и причитала, даже и не думая вставать:
   - Левую ногу подвернула, правую извозила в трупном яде, кровь пожертвовала насекомым, чуть не была сожрана змеей, в болоте практически искупалась, так почему бы сейчас не окончить свой земной путь в этих чудесных мангровых зарослях?!
   Друзья посмеивались над ней. Они стояли рядом и качали головами.
   - Да ты просто король джунглей сегодня! - решил подбодрить ее Алексей, но Катю это совсем не обрадовало. Вместо благодарности она обхватила его за шею и потянула в воду. Тот, не ожидая такой подлости, начал падать. Эмилия, заразившись задором, подбежала к ним и подтолкнула молодого человека. Пешехонов не удержался и очутился в луже рядом с Катей. Теперь уже она смеялась над ним. Вдруг Алексей вскрикнул и поднял из воды руку. На его пальце висел приличных размеров краб и двигал второй клешней.
   - Так вот, чего ты визжала? - задумчиво произнес Лёша. - Поймала нам обед?
   Катрина призналась, что когда почувствовала, как ее цапнул краб, представила себе водяную змею, покусившуюся на ее босые ножки. Они порадовались, что теперь им будет, чем перекусить и наловили еще крабов, собираясь поджарить их на костре.
   Михаил тем временем, поглядывая на происходящее, продолжал трудиться. Он уже успел проковырять ножом несколько отверстий в кокосах и теперь выливал молоко на землю.
   - Что ты делаешь? - спросила Катя, подходя к нему. - Разве мы не могли бы выпить это молоко?
   - Эти кокосы незрелые, - объяснил он. - Их можно использовать разве что как отличное мочегонное средство. Кроме того, я слышал, оно сильно повышает фертильность, - говоря это, Михаил плел сеть из прочных лиан, но на последнем слове лукаво усмехнулся и взглянул на девушку.
   - Фертильность? Что за... - машинально переспросила Катя, но потом, вспомнив что-то из школьного курса биологии, запнулась и покраснела.
   Миша рассмеялся и расстелил сеть на земле. Вместе с Катриной они наполнили кокосы чистой кипяченой водой и аккуратно поставили в центр самодельного мешка. Когда он ловко собрал их и крепко стянул горловину, чтобы вода не проливалась сквозь отверстия, девушка восхищенно произнесла:
   - Да уж, с вами не пропадешь, Михаил Арсеньевич.
   Он осторожно поставил мешок на место и направился к костру, но она успела увидеть его довольную ухмылку.
   Тем временем их друзья снова начали ссориться. Эмилия жарила на палке крабов, как вдруг бросила готовящуюся еду прямо в костер, подняла ладони и начала пристально их рассматривать. Алексей, видя, что пища подгорает, уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но девушка прервала его:
   - Я что-то чувствую! Кажется, сила возвращается.
   - Вернемся на пляж, и попробуешь еще раз создать Зеркало, - сказал Алексей. - Мне жаль, что я не могу помочь тебе. Но зачем же с едой так неосторожно?..
   Он крепко прижал ее к себе и принялся успокаивающе поглаживать по спине. Но она вдруг вырвалась и с неприязнью поглядела на него:
   - Кажется, я знаю, почему у меня ничего не выходит. Ты снова согреваешь меня.
   - Но я же не специально... что ты предлагаешь?
   - Думаю, тебе стоит держаться от меня подальше.
   - Эмилия, церберы видели, что с нами произошло, - решил вмешаться Миша. - Они передадут Томасу. Уверен, он сможет позаботиться о твоем сыне.
   Пешехонов фыркнул и укоряющее взглянул на майора. И он туда же.
   - Эми, это мы виноваты, что вы попали в портал, - Катя взяла ее за руку. - Прости нас, если можешь. Ты не должна сейчас быть здесь.
   От ее слов взгляд Эмилии смягчился. Она поняла, что ведет себя неразумно.
   - Вы не виноваты в этом. Я сама так хотела попробовать создать Зеркало, что не думала о последствиях.
   - Нам нужно подумать и об укрытии, скоро настанет вечер, - сказал Михаил. - В джунглях ночевать опасно. Можно придумать какую-то времянку и установить ее поблизости от пляжа.
   - Ты еще никогда не ночевала на пляже, Эми? - улыбнулся Пешехонов. - Это будет романтично.
   Ему показалось, она взглянула на него таким убийственным взглядом, что если бы ее магия действовала, на его месте сейчас бы сидела ледяная статуя.
   - Лучше б ты молчал, Пешехонов, - заметила Катя. - Если не умеешь думать перед тем, как говорить.
   - Что ж, прекрасно, - терпение Алексея подошло к концу. - Чувствую, здесь моей компании никто не рад. Тогда я пойду прогуляюсь. А вы оставайтесь здесь. С майором с вами ничего не случится.
   - Остынь, - схватил его за руку Михаил. - И не дури. Надо держаться вместе.
   Но Алексей резко развернулся и большими шагами пошел в обратную сторону к пляжу, оставив Эмилию наедине разбираться со своим настроением.
   Девушка спрятала лицо в ладонях и вздохнула. Они и сама понимала, что не права, но ничего не могла с собой поделать. Катрина подошла к подруге и дотронулась до ее плеча. Эмилия открыла покрасневшие и полные слез глаза.
   - Ну что случилось, Эми? - Катя обняла подругу. - Почему ты так неразумно ведешь себя с любимым человеком?
   - Вы не понимаете! Мне его не хватает! - туманно выразилась Эмилия.
   - Орэма? - уточнила Катя. - Ну, так это естественно! Он же твой сын!
   - Нет, Катя... я про Томми.
   Девушка опешила. Она никак не ожидала услышать этого.
   - Только не говори, что ты влюбилась в короля!
   Михаил, который находился по близости, кашлянул и сказал:
   - О нет, девочки! Не желаю быть невольным слушателем подобных бесед. Как наговоритесь, следуйте за мной.
   И майор взял свою увесистую сумку и пошел туда, где только что пропал за деревьями Алексей.
   - А если и так? - с вызовом Эмилия посмотрела на подругу. - Мы неразлучно были вместе почти все время, пока вас не было. Он умный. Он бы знал, как утешить меня и что делать.
   - Если бы ты дала Лёше возможность утешить тебя, он бы тоже это сделал. А за умного у нас будет Миша, так что нечего создавать из мухи слона.
   - Лёша... он такой баламут, - покачала головой Эмилия.
   - Когда-то именно это тебе в нем и нравилось. Такая любовь, как ваша, просто так не проходит. Ты запуталась. Остановись. Подумай. Томми - лишь друг! Просто сейчас он далеко, и ты не знаешь, когда увидишь его. Оттого эти мысли. Но Лёша никого так не любил, как тебя. Уж я то знаю. - Катя невесело усмехнулась. - Просто дай ему проявить себя. Я уверена, он так же хочет вернуться в Долину, просто не считает нужным показывать это всем.
   - Может, ты и права, - согласилась с подругой Эмилия, и ей стало стыдно за свое поведение, - пойдем, догоним нашего майора, пока он не ушел совсем далеко.
   И девушки направились к лесу. Алексей же, без обузы в виде Кати и Эми, преодолел дебри в два раза быстрее и вскоре вышел к тому месту, откуда они стартовали. Горизонт был чист, пляж тоже оставался пустынным. Алексею пришла в голову мысль, что неплохо было бы обойти остров по кругу, чтобы понять его размеры и узнать, не связан ли он с материком. Но если вдруг остров окажется велик, неизвестно, сколько времени это займет. А уходить одному слишком далеко, не предупредив друзей, опасно.
   Было так странно идти по тому же пляжу, по которому они ходили сегодня утром, и не видеть вдалеке возвышающиеся над деревьями башни Большого Дома. Судя по всему, место это было необитаемо. При взгляде на заросли, в которых он оставил друзей, душу Алексея начинал разъедать червячок опасения. Вдруг с ними там что-то случилось без него? Но он в любом случае не смог бы сейчас их отыскать. Оставалось только надеяться, что с майором девушки в безопасности.
   Если отбросить нелегкие мысли и оглядеться вокруг, сердце начинало радоваться. Место было поистине чудесным. Солнце уже было не в зените, и животные стали выползать из укрытий. По песку бегали небольшие крабы, в траве прятались юркие ящерицы, в деревьях щебетали говорливые птицы. Стайка разноцветных попугаев с криками пролетела мимо, заставив Пешехонова пригнуться. Взгляд его проследил за птицами и остановился на зарослях фруктовых деревьев. Он повеселел и отправился добывать пропитание.
   Миша, Эмилия и Катя добрались до пляжа уже много позже полудня. В воздухе парило. Прибой качал густой насыщенный аромат фруктов. Оказалось, Алексей набрал где-то в лесу диких бананов, папайю и манго, так что голодная смерть вновь проголодавшимся путешественникам не грозила. Четверка дружно устроила на пляже небольшое пиршество. Эмилия старалась быть мягче к Алексею, но у нее это плохо получалось, поэтому она снова замкнулась в себе.
   - Я прошелся вдоль берега, - сказал Лёша Михаилу, - непонятно пока, остров это или часть материка. Нужно будет исследовать это место.
   Эми в это время еще раз попыталась сотворить портал. После нескольких безуспешных попыток она опустила руки, закусила губу и с такой горечью уставилась на океан, что Алексей вновь почувствовал тревогу за нее.
   Время близилось к вечеру, тени удлинились, и что-то неуловимо изменилось в воздухе. Ветер принес из-за моря тяжелые тучи. Птицы, предчувствуя грозу, носились с бешеными криками. Противная мошкара, опустившаяся под давлением, то и дело норовила больно укусить. Взволнованные молодые люди вскочили на ноги.
   - Сейчас будет ливень! - громко сказал Пешехонов. Порывистый ветер рвал на них рубашки и развевал волосы.
   - Может укрыться в лесу под пологом деревьев? - предложила Катя.
   - С ума сошла? В грозу?! - возразил Миша. - Одну в поход я тебя точно не отпущу.
   Какое-то время они стояли так и пытались придумать, что им делать, выдвигая разные версии. В итоге сошлись на том, чтобы использовать гигантские камни, около которых они расположились. Мужчины поднапряглись и разгребли небольшой проход, выглядевший устойчивым. В образовавшемся углублении можно было спрятаться, правда, согнувшись в три погибели. Гроза уже полыхала на горизонте. Ветер срывал ветви деревьев. Волны были такими сильными, что выпрыгивали на берег и тянули в океан все, что попадалось под их могучие лапы. Нужно было поторапливаться. Алексей по примеру Михаила, нарвал толстых и упругих лиан и привязал к опоре большие пальмовые ветки, чтобы создать какое-то подобие крыши. Вместе проверили укрытие на наличие живых объектов и по очереди залезли внутрь. Успели вовремя - тучи прорвались, и крупные капли упали на землю. Было видно, как они с силой бьют по листьям деревьев, приминают траву и разбиваются о песок. Вскоре сплошная стена дождя закрыла обзор. Удары по веткам, заменяющим им кровлю, были такими сильными, что вскоре капли стали просачиваться внутрь. Сидеть в таком положении и так было неудобно, а сейчас стало еще и сыро. Температура воздуха упала, и изо рта у всех начал вырываться пар. Михаил приобнял Катрину, пытаясь ее согреть, а она, стуча зубами от холода, прижалась к нему. Алексей тоже хотел прижать к себе Эмилию, но девушка даже не взглянула на него.
   - Лёш, прошу тебя, не надо, - тихо и устало проговорила она. - Просто не надо. Я всерьез думаю, что моя сила уходит из-за тебя. Мы не должны быть вместе... как Ингридис не должна была быть с Аристеем.
   - Эми, ну что за глупости? - возмутился Алексей, не смущаясь присутствия Миши и Кати.
   - Из-за них Долина оказалась в опасности. Из-за нас с тобой образовалась временная петля.
   - Эми, мы научимся этим управлять... у нас есть время. Но перестань говорить о том, что нам нельзя быть вместе. Ты не понимаешь, как меня это задевает?
   Она тяжело вздохнула.
   - Я люблю тебя и не намерен отпускать, - продолжал Пешехонов. - Ты меня знаешь. Уж если я что-то решил, тебе этого не изменить. Все будет хорошо.
   Эмилия переглянулась с Катриной, вспомнила их разговор и решила уступить. Ей, в отличие от подруги, не было холодно, и она не нуждалась в теплых объятьях, но очень захотелось почувствовать его поцелуй. Девушка сама потянулась к Алексею и нежно прижалась губами к его губам. Молодой человек не заставил себя ждать. Он тут же сгреб ее в охапку покрепче и с наслаждением отвечал на проявление ее нежности и прощения.
   Катрина и Михаил, не зная, куда себя деть, чтобы не мешать друзьям примиряться, старательно отводили глаза. Конечно, из-за шума дождя им не были слышны все подробности их разговора, но общий смысл улавливался. Когда Эми и Лёша слились в поцелуе, Катя смущенно взглянула на майора. Тот медленно провел рукой по ее спине, но покачал головой. Он предупреждал ее про отношения, и изменять своему слову не собирался. Катрина, уже без слов понимая его мысли, только закатила глаза, но даже и не подумала вырываться из его объятий.
   Как и всегда в тропиках, дождь закончился быстро. Когда буря утихла, они вылезли из укрытия. Солнце уже почти село, и вариант просохнуть под его лучами отпал сам собой. Ненадежные пальмовые листья все же пропускали дождь, и несчастные порядком промокли. Однако настроение Алексея было замечательным - гроза прошла, Эмилия снова его любит. А значит, жизнь начинает налаживаться.
   Совместными усилиями друзья собрали в лесу ветки, которые меньше всего пострадали из-за дождя и дружно уставились на маленькую кучку, которую им удалось соорудить неподалеку от своего временного укрытия.
   - Нужно больше веток, - произнес Миша. - Нам нужен огромный костер.
   - Что ты задумал? - спросила Эми.
   - Возможно, здесь проходят морские пути. Тогда нас заметят и подберут.
   - Вы опять за свое?! Я же сказала, что никуда с этого острова не сдвинусь.
   - Хочешь стать прекрасной дикаркой и в один не прекрасный день умереть от голода?
   Но Эмилия не желала слушать никакие доводы. Она упрямо скрестила руки на груди и даже не подумала помочь друзьям в сооружении сигнального костра. Они встревожено переглядывались и жестикулировали за ее спиной, но она вновь от всех отрешилась и сумрачным взглядом вперилась в черную даль. Когда кострище в высоту достигло роста невысокой Эмили, было решено остановиться. К тому же, совсем стемнело, и отходить далеко от временного лагеря стало рискованно. Михаил еще в джунглях подготовил из ткани трут и с помощью него поджег сначала сухую листву и траву, а потом и хворост послушно зашипел под действием огня. Влажные ветви потрескивали, подпрыгивали и дымили, пока окончательно не просохли, отчего костер разгорелся в полную силу. Периодически они сменяли друг друга на посту и уходили в лес, чтобы подобрать еще палок. От костра веяло теплом, и все, даже Эмилия, постепенно передислоцировались поближе к нему. По ощущениям время перевалило за полночь, когда вдалеке снова загромыхало. Друзья дружно простонали - только ночного дождя им не хватало. Оставалось надеяться, что эта буря пройдет стороной.
   Михаил долго вглядывался вдаль. Он не оставлял надежду, что они все же находятся не в Богом забытом месте. Он прекрасно понимал, что долго они на подножном корме не продержатся. Если всего за один день одну из девушек чуть не ужалила змея, а вторая чуть не порвала со своим парнем, можно было только представить, что с ними будет твориться к концу недели. К тому же Эмилия, которая была не в ладах со своей силой, вполне могла натворить дел.
   Когда в черноте неба промелькнул слабый огонек, он даже сморгнул от неожиданности. Но нет, это не было ошибкой - там, впереди на горизонте, действительно было судно!
   - Я вижу корабль! - крикнул он.
   Все тут же подскочили со своих мест, а Эмилия тихо попятилась в сторону леса.
   - Нужно еще веток! Скорее! Все, что найдешь! - кинул он Кате и сам бросился ей на подмогу.
   В суматохе бегая из леса на берег и обратно, судорожно поглядывая в сторону моря, они надеялись, что огни им не померещились. Но те не собирались исчезать, а наоборот приближались. Когда очертания корабля стали видны в тусклом свете фонарей, друзья закричали и замахали руками:
   - Эй! Сюда! Мы здесь! Мы здесь!
   - Нас спасут! - радостно сказал Алексей. - Эми! Нас спасут! Эми? Ты где?!
   Ее нигде не было. Пешехонов обернулся к Михаилу и обменялся с ним короткими кивками.
   - Иди за ней. Я пока встречу шлюпку, - сказал майор. Вместе с Катей они наблюдали, как с корабля спускают спасательное судно и два матроса сильными гребками приближаются к берегу. Спустя какое-то время из леса вышли Алексей с Эмилией. Он брыкалась и вырывалась, надеясь стукнуть его побольнее, но он упрямо тянул ее за руку.
   - Эми, это наш шанс, - уговаривал ее Лёша. - Надо пользоваться возможностью. Нам не выжить на этом острове. Как только сила придет к тебе, мы вернемся! Обещаю!
   Эмилия устала сопротивляться, и у нее самой пока не было плана, как вернуться в Долину. Приходилось соглашаться со всеми. И она, глядя на приближающихся гребцов, решила - будь, что будет.
  
   Эпизод третий
   Гостеприимный кок
   Тихий океан, конец мая 2017 года
  
   Рыболовецкое судно Балтазар рассекало неспокойные воды Тихого океана. Они бились о корму и качали корабль. Вся команда, кроме капитана и боцмана сидела на палубе и угрюмо перекидывалась скудными фразами. Рулевой зорко смотрел вперед, выискивая глазами трудноразличимый в такую ветреную и туманную погоду причал. 
   Внезапные гости Балтазара, которых выловили пару часов назад на одном из необитаемых островов в нескольких часах хода от Акапулько, расположились в провонявшем рыбой трюме. С ними вел беседу сам капитан.
   Кто они? Зачем они здесь? Эти вопросы интересовали невзрачного невысоко плотного испаноязычного владельца судна. Сам он был неразговорчив, все время хмурил брови и постоянно оглядывался по сторонам, будто чего-то боялся. Мише не нравился ни он, ни его команда. Но выбирать не приходилось. Они итак с огромным трудом уговорили Эмилию подняться на борт этого судна. Девушка была уверена, что сила вот-вот придет, и она сможет вернуться назад. Тем не менее, этого не происходило, и Эмилия никак не могла сделать новое Зеркало. Оставаться на необитаемом острове, по мнению ее друзей, было бы ошибкой. И было решено выбраться на материк, созвониться с Василием Степановичем и потом уже действовать по обстоятельствам.
   Перед тем, как их посадили в склизкую от рыбных плавников и чешуи шлюпку, компания из четырех человек придумала себе непростую легенду. Плавали на яхте, на них напали вооруженные неизвестные люди, их ссадили на этом острове и уплыли в неизвестность.
   Капитан выслушал без особого интереса, пообещал высадить на берег в ближайшем порту и довести до сведения властей о случившемся. При этом он даже не сказал, в какой именно стране они находятся. Михаилу показалось, что тот нарочно не озвучивал или даже утаивал эту информацию. С другой стороны, если они плавали на яхте, то должны были знать, чьи берега омывают эти воды. Не сговариваясь, друзья решили, что по приезду в порт как-нибудь выяснят, где они, и доберутся до российского посольства.
   Когда капитан узнал всю важную для себя информацию, им дали возможность выйти на палубу. Эмилия и Катя сразу же выскочили наверх, чтобы вдохнуть свежего морского воздуха. От нестерпимого запаха рыбы и качки девушек стало подташнивать. Алексей и Михаил пожали руку своему спасителю и вышли вслед за девушками. От них не утаилось то, как поглядывают на симпатичных пассажирок члены команды. Молодые люди тут же встали рядом с ними и заслонили спинами своих подруг, чем явно расстроили персонал Балтазара.
   - Если мы не знаем, в какой части Тихого океана наш остров, то как вернемся сюда? - спросила Эмилия на русском, чтобы их не поняли. - Я понимаю, вам в Долине делать нечего. Но я должна вернуться!
   - Эми, не забывай, Орэм и мой сын, - снова напомнил Алексей. Его с ума сводило это ее преднамеренное присваивание их ребенка только себе. Но он, превозмогая желание высказаться, обнял девушку сзади и поцеловал ее в макушку. Так Пешехонов надеялся усмирить ее материнские чувства хоть ненадолго. Он и сам хотел, чтобы все было по-другому, но что он мог сделать? И его удивляло, что она никак не хочет этого понять. Хотя, после его поцелуя она замолчала и, повернувшись к нему лицом, прижалась к его груди, тихо всхлипывая.
   - Эмилия, не переживай, - решился вставить слово Михаил. - Что-нибудь придумаем. Мы с Катей не оставим вас, пока не вернем назад.
   - Спасибо, - тихо сказала Катя. Она-то думала, что Михаил при любом возможном случае помчится в Россию. Для нее было сюрпризом, что Новинский хочет помочь ее друзьям и намерен задержаться здесь. Сама она больше не стремилась в Москву. Ей было все равно, где быть, лишь бы с ним.
   Судно очень быстро шло вперед, но пока не было видно никакой земли. Накрапывал мелкий дождик. Капли ударялись о воду, и волны, словно лужи на асфальте, запестрили темными крапинками. Было душно. Матросы о чем-то шептались и насмешливо посматривали в сторону пассажиров. Вечно прятать девушек от их настырных взглядов ни Михаил, ни Алексей не могли. Они оставили их у поручня и решили пройтись по палубе вдвоем.
   Команда корабля была разношерстной. Здесь были и южноамериканцы с соответствующей им темной загорелой кожей, и европейцы, более светлые, а пара человек и вовсе желтолицые азиаты с хитрыми раскосыми глазами. Между собой они говорили на английском и на испанском языках и выглядели так, словно их собрали в бойцовских клубах разных стран. Большие, мощные, с развитой мускулатурой. Лица многих испещрены шрамами. Люди эти не внушали никакого доверия. И Михаил, чтобы не пугать и без того расстроенных девушек, решил переговорить об этом с Алексеем наедине. Когда молодые люди скрылись за техническим отсеком, от компании матросов отделился один короткостриженый европеец и подошел к девушкам.
   - Хай, - сказал он, и губы его расползлись в противной ухмылке, - где нынче проживают такие красивые крали? - спросил он на английском и провел тыльной стороной ладони по руке Катрины, смахивая с нее дождевые капли.
   Девушка подернула плечами и посмотрела в ту сторону, куда только что ушли Михаил и Алексей. Эмилия непроизвольно встала перед подругой, отстраняя ее назад, и строго ответила:
   - Будьте любезны, занимайтесь своими делами. Нам ваше общение совершенно не интересно.
   Короткостриженый хохотнул и обернулся к своим приятелям. Те лыбились ему в ответ и кивали головами, мол, продолжай. Многие даже повставали со своих мест, словно намечалось представление, которое никто не хотел пропустить.
   - Нет, ну так не пойдет, - ответил матрос и подошел к Эмилии вплотную. Теперь она уже смотрела на него снизу вверх. Но ее это ничуть не страшило. А короткостриженого даже позабавила эта симпатичная пигалица, не испугавшаяся его, такого большого и страшного.
   - Пришла на чужой корабль, а ведешь себя неприлично. Утешь хозяев, поговори со мной.
   Матросы, предвкушая веселье, противно заржали уже в голос и поспешили подойти еще ближе. Эмилия не хотела показывать свою силу и не хотела тратить ее попусту. Если бы не Орэм, который ждал ее в Долине, она бы заморозила этих нахалов в два счета.
   - Что ты хочешь знать? - девушка попыталась успокоиться. Она уже чувствовала, как морозный холод кольнул кончики ее пальцев. Эмилия поспешила опустить голову, понимая, что глаза могут выдать ее.
   - Я - Пират, - признался матрос и положил тяжелую руку ей на плечи. Его друзья уже стояли к ним вплотную и норовили прикоснуться или к ней или Катрине. - А тебя как зовут?
   - Эмили, - ответила девушка и попыталась скинуть его руку, но он больно вцепился пальцами ей в плечо, оставляя на нем красные отметины, и не желал отпускать.
   - Может, пройдемся по палубе, Эмили? Покажу тебе свою каюту.
   Со стороны матросов раздалось улюлюканье и радостный присвист.
   - Я здесь не одна. И мне казалось, это понятно, - держала себя в руках Эмилия. Хотя ей теперь уже очень хотелось врезать этому белобрысому по его наглому небритому лицу.
   - Дык мы и подругу твою возьмем, - расхохотался довольный Пират. - Так даже веселее.
   - Эй! - вдруг девушки услышали голос Алексея. Он вместе с Мишей пробирался через толпу моряков, которые нарочно толкали его плечами, будто это внезапная волна заставляет их качаться. Пешехонов, не обращая на них внимания, подошел к Эмилии и сбросил руку нахала с ее плеча. Михаил тоже был здесь и загородил собой Катрину от команды. И он, и Пешехонов, нахмурившись, смотрели на матросов. Те и не думали отступить. Их было слишком много. И если бы они решили напасть, то без силы Эмилии им было бы не справиться. Пират перестал ухмыляться. Он устрашающе сцепил руки в замок и вывернул их так, что фаланги пальцев хрустнули. Ни на Мишу, ни на Алексея этот жест не произвел впечатления. Они были готовы сцепиться с матросами в любой момент. Эмилия заметила, как глаза Алексей подернулись золотистой кромкой. Теперь, когда он научился применять свою силу, ему было непросто скрыть ее в себе. Девушка дотронулась до его руки и еле заметно качнула головой, призывая его успокоиться. Не хватало еще пожара на корабле. Тем временем Пират продолжал спектакль. Он слегка отодвинулся назад и оттуда пробасил:
   - Делиться надо, братан. Плохо тебе не станет, если я с твоей девушкой... пообщаюсь. Чего ты так вскипел?
   - Эти девушки наши. И общаться с вами им нет никакой нужды. Мы прекрасно скрасим их одиночество сами, - сказал Лёша спокойно. Миша не был так хорош в английском, лишь улавливал некоторые слова и в основном следил за настроением оппонентов. Он заметил, как у нескольких матросов сверкнули в руках лезвия ножей. "Что же это за рыбаки такие, если у каждого из них есть бандитская заточка?" - подумал Новинский и еще раз убедился, что Балтазар не простое рыболовецкое судно.
   Алексей и Эмилия тоже заметили смертельные орудия и уже были готовы пустить силу в ход, если это понадобится. Но в этот момент на капитанском мостике появился пожилой опрятный человек, одетый в белый поварской халат.
   - Пират, - рыкнул он на испанском, и матросы встрепенулись. Многие сразу отошли подальше, словно и не стояли здесь. И тут же принялись проверять оснастку или разглядывать волнующуюся даль океанских вод. Пират не двинулся с места, смерив Пешехонова злобным взглядом.
   - Пират! Ты что, не слышишь? - повторил повар. - У тебя дел нет? Так я найду.
   - Ну что вы, сэр, - наконец, отозвался Пират, - я как раз предлагал гостям провести экскурсию по нашему "Балтазару".
   На мостик, вслед за коком, вышел и капитан.
   - Все, кому скучно, могут помыть палубу, - высказался капитан и добавил: - слышал, Пират? Чтоб когда я спущусь сюда снова, она блестела!
   - Да, капитан, - сквозь зубы пропыхтел Пират, отвернулся от пассажиров и шепнул через плечо:
   - Мы еще не закончили.
   Человек в белом халате спустился на палубу и подошел к Алексею.
   - Пройдемте со мной, - сказал он ему, и те под матросскими взглядами направились вслед за ним.
   - Меня зовут Максимильян. Я корабельный кок, - назвался мужчина, - а на ребят не обижайтесь. Они давно в плаванье, вот и задираются от скуки. Я вас провожу в свою каюту. Подальше от них.
   - Спасибо, - поблагодарила Эмилия, и кок бросил взгляд на нее. Он внимательно, с интересом изучил ее, особенно остановившись на глазах девушки, и кивнул ей.
   Михаил молча следовал за друзьями. Катя вцепилась ему в локоть, и он положил свою ладонь ей на руку, чтобы приободрить.
   - У меня скоро синяки появятся, Екатерина Васильевна, - тихо сказал ей Миша, и она, спохватившись, отпустила его. Новинский улыбнулся и приобнял ее за талию, не замедляя шага. А сам тем временем наблюдал за Максимильяном. Человек этот тоже не внушал ему доверия. И если члены команды выглядели отъявленными бандитами, и именно из-за этого напрягался Новинский, то кок, наоборот, был уж слишком чистоплотным. Холеное, чисто выбритое лицо с легким загаром. Красивые длинные ухоженные аристократические пальцы. Походка ровная, грудь вперед. Взгляд уверенный, полон превосходства. Миша готов был поклясться, что он и ножа-то в руках никогда не держал. Сложно было представить, что такой человек мог работать на кухне.
   - В какой порт вы намерены нас привезти? - спросил Михаил на ломаном английском, размышляя о том, что команда до странности быстро послушалась его, когда он вышел на палубу.
   - Все вопросы к капитану, молодой человек, - ответил Максимильян и даже не посмотрел в сторону майора. - Я человек маленький. Куда говорят, туда и плыву.
   - Уж конечно, - хмуро и на русском ответил Миша. Друзья посмотрели на него, не скрывая изумления.
   - Думаешь, он что-то скрывает? - спросил Алексей Новинского, тоже на родном языке. Максимильян даже не пытался прислушиваться. Он шел вперед, и теперь Миша не видел его лица, но нутром чувствовал, что тот его понимает.
   - Думаю, нет, - соврал Миша, а кок остановился у двери с круглым иллюминатором.
   - Добро пожаловать в мою каюту, - сказал, как ни в чем не бывало, Максимильян, - кровать здесь одна, но если потесниться, то можно передохнуть по очереди. Еду вам принесут чуть позже.
   Когда друзья шагнули в большую каюту, кок, прикрывая дверь, предупредил:
   - Я прикрою дверь снаружи, если вы не возражаете, а то мало ли кому вздумается спуститься сюда. Так вы будете в безопасности.
   И он, не дождавшись ответа, закрыл дверь и щелкнул замком. Миша, который не понял его слов, дернулся в сторону двери, чтобы противостоять этому бесцеремонному "аресту", но Алексей его остановил.
   - Перестань, он сделал так, чтобы обезопасить нас.
   - Как бы не так! Этот хмырь нас запер! Они что-то замышляют.
   - Его опасения понятны, - решила подать голос Эмилия, - группа людей оказалась неизвестно как на необитаемом острове. Может, они просто боятся, что мы преступники.
   - Ты их видела, Эми?! - возразила ей Катя, она склонна была доверять чувствам Михаила. - Они же сами все только что из колоний повылезали!
   Друзья огляделись. До этого момента всё, что они видели на корабле, разительно отличалось от этой комнаты. В первую очередь она была чистой, большая удобная кровать стояла у стены. На прибитом к полу столе стояла ваза со свежими фруктами и бутылка початого вина, а пол застелен широким, во всю комнату, ковром.
   - Хорошо же живется кокам на рыболовных суднах, - скривился Михаил, все больше не доверяя Максимильяну, - ты видел, как трухнула команда, когда он вышел на мостик?
   Эмилия, не в силах больше думать и размышлять, прилегла на край кровати. Лёша присел рядом с ней, а она тяжело вздохнула и закрыла глаза.
   - Миша, успокойся, присядь и съешь манго, - устало сказала она. - Даже если они что-то задумали, мы ничего не сможем сделать. Даже заморозь мы их, кто будет вести корабль? И самое главное. куда? Или ФСБ-шников учат военно-морскому делу?
   Михаил нахмурился и подошел к наружному иллюминатору. Через него под светом прожекторов было видно только часть палубы, перила и темный океан. Завеса из дождя мешала, и увидеть долгожданный берег было почти невозможно. Катя решилась и забралась на кровать за Эмилию, ближе к стене. Она обняла чистую подушку и спрятала в ней лицо и наворачивающиеся на глаза слезы. Опять они попали в переделку и снова неизвестно откуда ждать спасения.
   - Неужели мы так далеко от материка? - сам себя спросил Алексей и тоже поднялся и встал рядом с Михаилом, который не переставал смотреть в иллюминатор.
   - Я думаю, нас везут не в ближайший порт. Они что-то затеяли, - отозвался Миша.
   Катя оторвалась от подушки и приподнялась на кровати.
   - Нас пока не пытались убить, - ответила Эмилия, и, повернувшись к подруге, обняла ее, успокаивая, - значит, мы для чего-то им нужны.
   - Или нас просто везут в порт, а вы себя накручиваете, - ответила Катя, не желая мириться с общим пессимизмом.
   Спустя несколько часов беспрестанной качки стало понятно, что опасения Миши не напрасны. Берега так и не было видно. К ним никто не спускался. Дождь усиливался, а волны становились все сильнее. Далеко позади небо зашлось черными густыми тучами. Они, подгоняемые сильным ветром, неслись на корабль. Сквозь непроглядную мглу то и дело сверкали огромные молнии. Они вспарывали небо сияющими всполохами и отражались в темной воде. Жуткая непогода пугала временных обитателей каюты кока. Они поочередно вставали у окна и с ужасом смотрели вдаль. Океан во все стороны плевался соленой водой, которая каскадами обрушивалась на корму и отплывала обратно, оставляя после себя огромные лужи. Корабль мотало из стороны в сторону. Он опасно кренился то на один, то на другой бок и скрипел такелажем.
   Алексей, подогретый адреналином, решил постучать в закрытую дверь. Михаил присоединился к нему. Через какое-то время к ним спустился уже знакомый им Пират. Он открыл входную дверь и, скрестив руки на груди, уставился на пленников. На щеке у него виднелась свежая глубокая кровавая рана, а под глазами образовались синяки. Видимо, он все-таки утолил свою жажду подраться.
   - Надвигается шторм, - сказал он без былого удальства. - Вам безопаснее оставаться в каюте.
   - Мне нужно выйти, - сказал ему Михаил, а сам размышлял над тем, что увечья Пирата не случайны. Это было скорее похоже на наказание, чем на обычные раны от драки.
   - Только ты один, - согласился Пират и посторонился, чтобы Новинский смог выйти наружу. Катя вскочила с кровати и кинулась к Михаилу.
   - Что ты задумал? - спросила она взволновано.
   - Катя, я только посещу местный гальюн и вернусь.
   - Я тебе не верю!
   Михаил сжал руку Катрины, многозначительно кивнул Алексею и вышел за дверь. Пират пошел следом за Михаилом, не забыв при этом закрыть дверь. Он довел Новинского до двери туалета и встал как вкопанный рядом, всем своим видом показывая, что уходить не собирается. Миша хмыкнул, осмотрелся и со всей силы распахнул дверь гальюна, да так, что она отскочила и ударила не ожидавшего этого Пирата. Он попятился назад, держась за нос, а Михаил схватил первую попавшуюся под руки балку, валяющуюся на полу, и обрушил ее со всей силы на голову матроса. Тот закатил глаза и свалился на пол. Миша выхватил из рук обездвиженного Пирата ключ, и уже было помчался в каюту, чтобы вызволить друзей, но задержался у одной каюты с приоткрытой дверью. Там горел едкий желтый свет и слышен был негромкий разговор. Михаил прислонился ухом к просвету и услышал русскую речь.
   - Поднялся шторм, мы не можем больше находиться на плаву. Ты приготовил дом ко встрече гостей? - говорил мужчина строго. Потом он помолчал с минуту, выслушивая человека на том конце провода, и снова заговорил, громко, стреляя словами, как пулями:
   - Да! И что за команду ты мне тут набрал? И что это за развалина, на которой я плыву?.. Что значит, так мы вызываем меньшее подозрение?! Ты в своем уме? Что бы я... Иван Матвеевич Барский, да плавал на такой развалюхе, провонявшей рыбьими потрохами?! Если все это все твои грубые шутки!.. Смотри у меня! Чтобы больше такого не было!
   Корабль качнуло, и дверь распахнулась. Перед Михаилом стоял повар судна "Балтазар" и сверлил Михаила злым насмешливым взглядом. Новинский не заметил, как в руках кока оказался пистолет. Барский откинул рацию в сторону и нацелил дуло на Михаила. Тот попятился, не ожидая такого поворота. Быстро развернулся и помчался в сторону каюты, где были заперты Алексей, Эмилия и Катя. Дверь в это помещение была распахнута. Оттуда на него затравленно смотрели его друзья. Около каждого из них стоял человек с пистолетом для ввода инъекций.
   - Здравствуйте, Михаил Арсеньевич, - услышал Новинский позади себя незаметно подкравшегося Барского. - Спокойной вам ночи и сладких снов.
   Миша хотел развернуться, ударить старика, но тот оказался проворнее. Новинский почувствовал, как жало шприца вонзилось ему в шею. В один момент по телу пронеслась жуткая тяжесть. Последнее, что помнил Миша, это как его качнуло в такт кораблю, нога зацепилась за что-то, и он, проваливаясь в темноту, ощутил, как сносит спиной какие-то баки и падает на пол "Балтазара".
  
   Эпизод четвертый
   Родные пенаты
   Россия, Москва, конец мая 2017 года
  
   Алексей открыл глаза и неосмысленным взглядом уставился в потолок. С ним давно такого не было, чтобы он совершенно не помнил, что было вчера. Изо всех сил напрягая гудящую голову умственными потугами, он добился только того, что она разболелась. Он привстал на кровати, собираясь достать обезболивающую таблетку, как вдруг что-то всколыхнулось в подсознании. Он медленно оглядел свою комнату мутным взглядом. Все было на своих местах, как и всегда. Наверное, Катя прибралась.
   Что же вчера такое было, что ему так плохо? Он не помнил, как добрался домой. С трудом встав, он, пошатываясь и придерживая тяжелую голову, направился в ванную. Достал из шкафчика щетку, зубную пасту и начал чистить зубы. Взглянул на себя в зеркало и покачал головой - вид был тот еще, как после недельного запоя. Он заметил на виске еще незаживший порез и нахмурился, пытаясь припомнить, где его получил.
   И вдруг его словно обухом по голове ударило. Воспоминания порциями стали поступать в мозг. Вот он видит, как Максимильян вкалывает Мише в шею какой-то препарат, и у того глаза покрываются пеленой, отказывают ноги, и он сам падает. Тут же рядом теряет сознание Катя. Эмилия пытается остановить людей Барского, выпустив свою силу, но падает без сознания, и ей тоже вкалывают снотворное. Следом и на него самого наваливается дикая усталость, и он опрокидывается назад. Но корабль в этот момент дергает, и его тело безвольно переворачивается набок. Он бьется виском о какой-то ящик и дальше - чернота.
   Дверь в ванную открылась. На пороге появилась Катрина. Выглядела она тоже не ахти: бледная, измученная, под глазами пролегли тени. Она держалась рукой за живот где-то в районе желудка.
   - Лёша, - слабо проговорила она. - Что с нами сделали?
   Тут она схватилась за рот и стремглав ринулась в туалет. Было слышно, как ее рвет. Алексей нахмурился. Чем же их так отравили, что они еле живы? Пока девушка приводила себя в порядок, Пешехонов быстро обошел весь дом и осмотрел каждый угол. Его жилище было пустым. Никакого намека на то, как и кто их сюда привез. Алексей даже сбегал в соседний дом, надеясь, что друзья могут быть там. Но бывший дом Вадима и Эмилии встретил его пустыми безликими окнами. Пешехонов все же взял ключ и проверил все внутри, но тщетно.
   - Я нигде не могу найти Михаила и Эми, - сказал он Кате, когда та спустилась на кухню. Алексей на скорую руку готовил им завтрак.
   - Боже, - встревожилась она. - Где они?! Их могли... - она взглянула на друга широко открытыми глазами, в которых плескался испуг.
   - Надеюсь, что нет, - отрывисто выдохнул он и поставил перед Катей тарелку. - Ешь. Тебе понадобятся силы.
   - Кусок в горло не лезет, - пожаловалась девушка. От волнения и вправду скручивало внутренности. Мало того, что она еще не отошла от действия транквилизатора, который им вкололи, теперь к этому примешивалось еще и беспокойство за Эмилию и Михаила.
   Подкрепившись в быстром темпе, они кинулись в гараж и поехали в съемную квартиру Эми. Надежды было мало - все-таки, прошло почти два года, как она съехала оттуда, но попытаться стоило.
   - Я ведь даже не знаю, где живет Миша, где работает. Не знаю номера его телефона, - с тоской проговорила Катрина уже в машине. Никто не мог предположить, что ей так экстренно понадобится эта информация, в Долине ей даже не приходила в голову мысль спросить у майора его личные данные. Она настолько привыкла, что он рядом и всегда приходит на помощь, что сейчас ощущала себя невероятно уязвимой.
   - Успокойся, если он здесь, найдем мы твоего майора, - ответил ей Лёша. Он сам не знал, куда деть себя от страха за Эмилию. Что с ней могли сделать? Перед тем, как отключиться, он успел увидеть, как загорелись ее глаза в попытке защититься. Максимильян тоже вполне мог увидеть это. Их не зря подобрали и ждали. Значит, они уже были в курсе о способностях Эмилии. Михаил был прав, это была ловушка. С другой стороны...
   - Кать, - осторожно сказал он, - когда я проверял дом, заметил, что все очень аккуратно лежит на своих местах. Цветы политы, и вообще все выглядит крайне ухоженным.
   - Не понимаю, к чему ты клонишь?
   - Катя, майор знал о силе Эми. И мы знаем, на кого он работает. Возможно, он не зря покинул нашу каюту, - вдруг заподозрил Алексей.
   - Ты спятил? - возмутилась девушка. - Лёш, он и о твоей силе знал! Если б это он сдал нас, тебя бы тоже схватили.
   Алексей вздохнул. Логика в ее словах была. Но из-за беспокойства о любимой женщине он с трудом мог мыслить адекватно.
   - Тогда где он?
   - Хотела бы и я знать, - Катя скрестила руки на груди и мрачно уставилась перед собой. Она не хотела думать, что Михаил был лишь подсадной уткой. После всего, что они прошли вместе... нет, он не мог.
   С трудом преодолев московские пробки, они доехали до бывшего дома Эмилии. Дверь им, разумеется, открыли совсем другие люди, и они слыхом не слыхивали о ней. Опять тупик. Катя видела, как Алексей расстроен очередной неудачей. Нужно было что-то предпринять, или они так и будут всюду тыкаться носом как слепые котята.
   - Лёш, у меня идея! Давай позвоним в Ярославль.
   - Зачем? - он, хоть и не сильно вдохновленный ее предложением, поднял голову.
   - Она может быть у родителей! Если наши похитители знали наш адрес, то вполне могли знать и адрес ее родителей.
   Пешехонов согласился с ее суждениями. В этом был смысл. Они заехали в ближайший салон связи и приобрели новый телефон и сим-карту - их собственные давно канули в лету в Долине. Алексей долго смотрел на экран мобильника и не решался набрать номер, который продиктовала ему Катя.
   - Что мне им сказать? Здравствуйте, мама, здравствуйте, папа, у вас есть внук?
   - Не ерничай, - одернула его Катрина. - Давай мне, сама позвоню.
   Она набрала номер и долго беседовала с мамой Эмилии. Она, аккуратно расспрашивая, выяснила, что с тех пор, как та пропала в Кении, Нина Николаевна дочь так и не видела. Они даже, расчувствовавшись, слегка всплакнули. У Катрины на сердце было очень тяжело. Ей не хотелось обманывать мать подруги. Если б можно было сказать, хоть слово, просто намекнуть, что ее дочь жива, и что у нее растет чудесный внук... но, к сожалению, мать Эмилии была не из тех людей, которые способны верно воспринять такие новости.
   - А как там этот молодой человек, - напоследок спросила Нина Николаевна, - Алексей, кажется.
   В голосе ее слышалась неприязнь. Разумеется, она была очень недовольна тем, что дочь погибла, а он и Катрина сумели выкарабкаться из этой ситуации. Непонятно почему, но ее сердце чувствовало, что в Кению Эмилию и Вадима потянул именно Пешехонов, и это, разумеется, не возвышало его в ее глазах.
   Алексей, конечно же, расслышал ее слова. Ему и так было некомфортно находиться в одной машине рядом с плачущей Катриной, которой, к тому же, приходилось врать и выкручиваться перед матерью Эми. Но ему было вдвойне неприятно осознавать, что та так и не изменила о нем своего мнения.
   Катя постаралась побыстрее закончить разговор. Она взглянула на Лёшу - тот повесил голову.
   - Что тебе сказала любящая теща про ненавистного зятя? - слабо усмехнулся он.
   - Лёш, поехали домой, - ответила девушка. - Вдруг Эмилии как-то удастся связаться с нами? И нужно заняться поисками Михаила.
   Алексей, стараясь не показывать подруге, как ему плохо, повел машину в указанную сторону. Уже вечерело. Когда они поставили машину в гараж и стали подходить к крыльцу, то увидели, что на пороге стоит мужчина, дожидаясь их. Он обернулся, и Катя вскрикнула.
  
   Михаил тяжело сел на кровати. Все тело ломило, в голове шумело. Он почти сразу вспомнил, как лже-кок вырубил его. И вот следующее, что он увидел - стены своей родной квартиры. Сколько же он проспал, если его сумели доставить с корабля в Тихом океане до собственного дома? По ощущениям, прошло часов пятнадцать, но на деле, возможно, и гораздо больше.
   Миша, спотыкаясь, дошел до шкафа и вытащил ноутбук. Подключил его, и, когда программа загрузилась, облегченно выдохнул. На мониторе высветился дом Пешехонова. Катя и Алексей были на кухне и разговаривали. Значит, они живы. Эмилию он не нашел ни на одном экране, но не сильно озаботился этим, так как камеры были установлены не везде. Удостоверившись в сохранности друзей, он достал запасной мобильник. На удачу набрал номер Сергея. Аппарат его, как Новинский и подозревал, оказался выключенным. "Где же ты, Сергей Иванович?" - подумал Миша, и ощутил укол совести, когда вспомнил, как кинул его в Кении.
   Затем он по памяти набрал номер, который знали далеко не все на Лубянке. После долгих гудков, когда Миша уже отчаялся дождаться, что ему ответят, генерал все же поприветствовал его.
   - Ну, здравствуй, Миша. Прибыл, стало быть? - голос у Василия Степановича был странным и напряженным, но Михаилу сейчас было не до сантиментов.
   - Я выбрался оттуда, - коротко доложил он. - Только вернулся. Скоро буду у вас.
   - Миша, можешь говорить открыто, это защищенная линия. Увидеться мы, к сожалению, не сможем. Да и нет меня сейчас в стране. Расскажи, что ты узнал.
   Новинский, привыкший подчиняться приказам, четко изложил генералу то, что узнал и увидел в Долине. Единственное о чем он пока умолчал - это сила Алексея.
   - Только не думаю, что нашим людям стоит соваться туда. Долина слишком важна, она поддерживает равновесие миров, - сказал Миша и подумал о том, как глупо звучат его слова со стороны. Если бы он не побывал в Инферин, ни за чтобы не поверил сам себе. - Думаю, дело это лучше закрыть, товарищ генерал.
   Он услышал, как тот вздохнул. После паузы Василий Степанович произнес:
   - Миша, меня сняли.
   - Что?.. За что?!
   - Я больше не работаю не то, что над этим делом, а даже на государство.
   - Зачем же вы заставили меня рассказать вам все?
   - Не переживай, связи-то у меня остались старые, я донесу эту информацию туда, куда нужно.
   - Но...
   - На моем месте теперь сидит новый человек, - перебил его бывший генерал. - Он не в курсе ни о чем. Так что и ты помалкивай, если не хочешь неприятностей. Лучше бы тебе позабыть обо всем, да заняться другими делами. Поверь, я не желаю тебе зла. И не хочу, чтобы с тобой произошло то же, что и со мной.
   - Могу я чем-то вам помочь?
   - Нет, Миша, нет, - тяжело дышал толстяк. - Прошу тебя, послушайся моего совета. Не ищи меня и забудь о Долине.
   В трубке раздались гудки, и Миша озадаченно взглянул на нее. Снова набрал генерала, но абонент был уже вне зоны действия сети. И тогда он решил съездить на работу и прощупать обстановку там.
   Тем временем Василий Степанович, покрываясь потом от волнения, набирал номер на другом телефоне. Он на одном дыхании выпалил в трубку все, что ему только что рассказал Михаил. Барский молчал, внимательно слушал его и принимал информацию к сведению.
   - Я был рад помочь вам, - взволнованно сказал разжалованный генерал.
   - Да мне твоя помощь и не особо требовалась, - обрубил его Барский, не желая признавать, что информация в какой-то степени была ценной: - Все это я уже знал.
   Василий Степанович озадаченно замолк. Он-то надеялся, что его поощрят за добытую информацию и он сможет реабилитироваться. И тогда он решил предупредить в надежде на благосклонность к себе и своей семье.
   - Вы знаете, Михаил Новинский - человек, который любит докапываться до истины. Как бы он не начал ставить вам палки в колеса.
   - Меня это не страшит. Я умею находить слабые точки у любых противников.
   - Да нет у него слабых мест. Из родных только отец, но он военный, и так просто к нему не подобраться. Про мать давно ничего не слышно. Она бросила их, когда у Михаила еще молоко на губах не обсохло.
   - А жена, дети?
   - Ну, он был женат, давно, в молодости еще. Но разошлись мирно, с женой не общается.
   - Что, ни проступков никаких, которые ты покрыл?
   - Абсолютно чист, - подтвердил Василий Степанович.
   - Да-а-а... - с неприязнью протянул Барский, - ну и экземплярчик ты мне подкинул.
   - Вы же сами просили лучшего агента, - с довольством, которое не ускользнуло от Барского, произнес разжалованный генерал.
   - А ты сам-то не сильно задавайся, - приструнил его миллиардер, - в отличие от твоего Новинского, над тобой у меня есть точки управления.
   - Я уже и так все потерял, - хмыкнул толстяк. - Мне бояться нечего. И найти меня будет непросто.
   - А вот здесь ты ошибаешься. Ты серьезно думал, что сможешь скрыться от меня?! Так могу адрес назвать.
   Василий Степанович побледнел и покрылся холодным потом.
   - Тебя спасло только то, что ты мне больше не нужен. - Барский положил трубку и вспомнил, как Миша защищал на корабле вторую девушку, брюнетку. Значит, скорее всего, майор успел увлечься этой девицей. В случае чего, можно будет попробовать сыграть на этом. Чего уж и говорить, Барский и сам любил женщин, и от одной у него даже родился сын. Другое дело, что потом пришлось избавиться от его матери, когда она раскопала тайну его рождения.
   - Что ж, Степаныч, - поджал губы Барский, - кажется, и на твоего совершенного агента у меня найдется управа.
  
   Увидев Михаила на пороге дома, Катя вскрикнула и побежала по дорожке к нему. Он поймал ее в крепкие объятья и прижал к себе. Он был так рад видеть ее. Алексей поздоровался с ним, и они вместе зашли в дом. Михаил удивленно поинтересовался, где Эмилия, и услышав, что друзья повсюду искали ее и не нашли, нахмурился.
   - Я думал, она с вами, - сказал он. - Все это очень странно. Я был сегодня на работе, и там никто ничего не знает. Меня встретили так, будто я только что приехал из отпуска, но удивились, что не привез магниты.
   - Ты проснулся с утра и даже не подумал позвонить мне? - возмутилась Катя. - А я волновалась и переживала, не знала, где ты!
   - Не привык я, Катя, что за меня кто-то переживает, - смутился Миша. - Но вот же он, я. Все хорошо.
   Он мягко улыбался ей, стараясь сгладить свою оплошность. Катрина рассерженно выдохнула, но решила, что сейчас не время выяснять отношения.
   - Мы думаем, что Эмилию схватили из-за ее силы... - поделилась мыслями девушка.
   - Подожди секунду! - прервал ее Новинский, и она замолкла на полуслове. С обалдевшими лицами они с Алексеем наблюдали, как Миша подходит к полке напротив дивана, берет статуэтку и вытаскивает оттуда маленькую камеру. Он отключил ее и прошелся по дому, вытаскивая жучки и такие же камеры. Когда он вернулся, то, глядя на их лица, понял, что здесь только что происходила бурная беседа. Лёша, едва сдерживая возмущение, медленно произнес:
   - А как давно вы ведете наблюдение за нашей личной жизнью, майор Новинский?
   Они с Катей дружно посмотрели на диван и переглянулись.
   - С момента вашего возвращения. Но не волнуйтесь, - печально усмехнулся Миша. - Все лишнее уже давно удалено и никем, кроме меня, не просматривалось.
   - Слава Богу, хоть так, - Катрина, вся пунцовая, отвернулась и сложила руки на груди. - Не хватало еще, чтобы кто-то видел... - не в силах выразить эмоции, переполнявшие ее, она просто недовольно покачала головой.
   - Ты точно снял все жучки? - решив не развивать тему, уточнил Алексей.
   - Свои - все.
   - Свои? Да что же это?! - Катя схватилась за голову. - Никакого личного пространства!..
   - Мне жаль, - едва слышно проговорил Михаил. - Это была моя работа.
   - Да мы, оказывается, звезды реалити-шоу, - разрядил ситуацию Пешехонов.
   - Так что значит - свои жучки? - не могла успокоиться Катрина. - Тут могут быть еще и чужие?!
   - Катя, успокойся и не кричи, - отозвался Миша. - Я все проверил. Что смог найти, убрал. По крайней мере, внешней слежки сейчас за домом нет. Так что насчет Эмилии? - перевел он разговор. - ЦРУ наверняка знает то же, что и мы. Значит, и Барский вполне может работать на них.
   - Если это так, то ее наверняка увезли в Америку и там ставят на ней опыты, - мрачно предположила девушка.
   - Не думаю, - покачал головой Миша. - Они хотят попасть в Долину, а значит, останутся там и попытаются заставить ее создать новое Зер...
   Он осекся на полуслове и резко повернул голову к окну. Все успели заметить силуэт человека. Он крадучись прошел до входной двери и остановился перед ней. Алексей, Катя и Миша вскочили со своих мест и с тревогой уставились перед собой.
  
   Эпизод пятый
   Прощание с родиной
   Россия, Москва, конец мая 2017 года
  
   Неизвестный зашуршал у входа. Лёша замер. Катя хотела что-то сказать, но Миша стоял позади нее и успел прикрыть ей рот рукой. Он обошел ее и поднес указательный палец к губам, предлагая помолчать. Майор осторожно достал из висевшей на его поясе кобуры пистолет и направил его перед собой.
   Видимо, человек, стремившийся войти в дом Алексея, не заметил неяркий ночник, которым освещалась гостиная. Или напротив, знал, что люди там есть и осторожно пробирался внутрь, в надежде, что его не услышат и он сможет застать их врасплох.
   Побродив возле двери, человек замер. Было слышно его дыхание. Он явно присел на корточки и стал водить рукой по крыльцу, словно искал что-то.
   - Этот гад знает, где запасной ключ, - шепнул Алексей Михаилу на ухо.
   - В этом как раз нет ничего необычного, - так же шепотом ответил Миша, - я тоже это знаю.
   Михаил жестом показал Алексею и Кате, чтобы они поднялись наверх. Алексей не хотел ему подчиняться. Но Миша показал другу пистолет и намекнул, что будет гораздо сподручнее, если он не будет беспокоиться об их безопасности, когда некто войдет в дверь. Пешехонов кивнул и осторожно стал подниматься по лестнице вместе с Катей. Тем временем нежданный гость отыскал запасной ключ и стал открывать замок. На это у него ушло не больше минуты. Миша напрягся, готовый в любой момент пустить оружие в ход. Дверь осторожно открылась, и в нее боком вполз неизвестный Михаилу короткостриженый высокий блондин. Он сначала осмотрел улицу, а потом осторожно прикрыл дверь, повернулся и уставился на дуло пистолета. Гость не на шутку испугался, рванул обратно к двери, но Миша опередил его и не дал ее открыть.
   - Руки за голову! В центр комнаты! Быстро!
   - Я... не... что вы тут делаете? - спросил человек и беспрекословно выполнил все, что сказал ему Миша.
   - Сядь, - приказал Новинский и ногой подвинул незнакомцу стул. Тот сделал вид, что собирается выполнить и этот приказ, а потом резко схватил стул и вознамерился огреть им Михаила. Но тот сориентировался в ситуации, изловчился и ударил человека ногой в живот. Тот скрючился, упал на пол, и вылил на Михаила сотню проклятий сразу:
   - Чертов псих! Отродье огненного демона! Орнамиликский маркасен!
   Миша открыл рот. Эти проклятия никак не могли принадлежать человеку нашего мира. На его ор слетел вниз Алексей. Катя тоже выбежала на лестницу, но стояла на ней, все еще опасаясь спускаться.
   - Баладилен? - обалдел Алексей. - Ты? Что ты здесь делаешь?!
   - Алексей, - успокоился Бал и, потирая живот, сел прямо на пол на пятую точку опоры. - Ты вернулся!
   Новинский смотрел то на одного, то на второго и никак не мог понять, что собственно происходит.
   - Миша, остынь. Это свой, - сказал Лёша и помог Баладилену подняться.
   - Подожди, ты уверен, что он все еще свой? - Михаил не опускал пистолета.
   Алексей обратил вопросительный взгляд в сторону Баладилена, который уже поднялся, но до сих пор стоял, скрючившись и с искривленным от боли лицом.
   - Что ты здесь делаешь? - снова спросил Лёша.
   - Присматривал за твоей квартирой и платил по счетам, между прочим. Хороша же твоя благодарность!
   Миша убрал пистолет и указал Баладилену на диван. Алексей присел с ним рядом, желая услышать полную историю. Вниз спустилась Катя. Она пожала Балу руку и встала напротив дивана рядом с Мишей.
   Алексей никак не ожидал, что когда-то сможет снова увидеть хоть кого-то из тех десяти человек, которых они вывезли в свое время из Долины Инферин. Они никогда не стремились к общению, хотя все знали его номер телефона. Когда месяц назад Алексей звонил Балу и рассказал о Долине, о том, что можно вернуться, и получил отказ от всех десяти, то никак не думал, что вот так встретится хоть с одним из них.
   Баладилен не стал затягивать с рассказом. Он поведал, что после Лёшиного звонка не мог найти себе места. Нет, он не хотел возвращаться в Долину навсегда, но тоска по родным местам одолела его. Бал решил посетить друга и узнать у него, может, была возможность вернуться туда хоть ненадолго. Увидеть старых друзей, пообщаться с ними и возвратиться. Но Алексей не появлялся у своего дома. Баладилен сначала просто делал вид, что проходит мимо, или сидел на лавочке в небольшом лесу перед рекой, а потом и вовсе рискнул подойти поближе. Однажды он заметил, что рядом пасется еще несколько человек. Он понял - за домом следят. Испугавшись за свою легенду и безопасность, Бал на несколько недель прекратил свои прогулки. Но потом снова вернулся, стараясь при этом не привлекать к себе внимания. По ночам он приходил в дом, поливал цветы, вытирал пыль и старался придать дому жилой вид, чтобы никто не заподозрил, что хозяина нет.
   - Неделю назад слежка за домом прекратилась, - сказал Бал, - но я все равно старался ходить сюда окольными путями и пробираться ночью, а то мало ли что.
   - Спасибо, Бал! - Алексей был действительно благодарен инферинцу.
   - Но что произошло с вами? Где госпожа Видящая? Вы смогли пробраться в Долину?
   Алексей и Михаил переглянулись. Новинский пожал плечами. Он не знал, можно ли доверить информацию этому человеку, но Алексей был в нем уверен и рассказал все, что с ними произошло. Свой рассказ он закончил словами:
   - И теперь мы ищем Эмилию и хотим вернуться в Долину.
   - То есть вы не знаете, как вернулись назад и как оказались в своих постелях? - переспросил Бал.
   Алексей согласно кивнул в ответ. Он был опечален и все еще не мог смириться с тем, что Эмилия где-то, а не с ним. Лёша боялся, что люди, которые выкрали ее и вернули их домой, могут заставить ее открыть портал, как только она наберется сил, и тогда он никогда уже не сможет вернуться с ней к сыну. Он боялся за любимую, за то, что она, возможно, запугана и затравлена этими отвратительными псами, с которыми они имели неосторожность познакомиться на судне "Балтазар". Эми была права. Нельзя было привлекать внимание неизвестного судна.
   - Я все больше думаю о том, что нас вывезли из страны, рядом с которой находится остров, на частном самолете, - поделился своим мнением Михаил. Он уже успокоился на счет Бала и присел на стул напротив него. Увидев это, Катя тоже расслабилась и предложила сделать мужчинам кофе. Все согласились.
   - Нам бы понять, какая это страна, - согласился с Михаилом Лёша. - Теперь мы знаем, что всей этой операцией управлял некто Барский. Может, выясни мы страну, можно было бы найти какие-то нити, связывающие с ним.
   - А вы знаете... - Баладилен задумался. - Я, наверное, смогу вам помочь.
   Все инферинцы, не без помощи Брикмана и Алексея, были хорошо пристроены в России. Им сразу нашли приличные рабочие места и немногословных учителей, которые ввели бы их в курс дела. Инферинцы схватывали все на лету, и многие из них тут же стали подниматься по карьерной лестнице. Насколько помнил Алексей, Баладилен работал в одном из аэропортов Москвы.
   - Внуково часто принимает частные самолеты. Если вы проснулись сегодня утром, а страна находится где-то в районе Тихого океана, то, возможно, этот самолет вылетел вчера и у нас был в четыре-пять утра. Дайте мне сделать пару звонков, и мы вычислим, откуда точно он прилетел.
   Пока Баладилен набирал нужный номер, Катрина принесла кофе, и все с удовольствием отпили по глотку. Михаил увидел, что девушка пригорюнилась, и приобнял ее.
   - Ну что ты, Катя? Видишь, скоро мы все узнаем и найдем твою подругу.
   - Миша, если что-то выяснится, я поеду с Алексеем.
   Михаил усмехнулся. Он ожидал этого от нее. Но только он не понимал, в чем причина ее печали, и спросил напрямую.
   - Ох, да мало ли, что там снова произойдет с этим Зеркалом! - Катя закусила губу и наморщила лоб. - Мы ведь можем и не увидеться с тобой больше, а я к этому совершенно не готова.
   Миша тут же убрал руку с ее спины, вспоминая, что они должны держаться на расстоянии. Конечно, теперь, когда он понял, что о его поездке практически никто не знал, а доклад о его задании вроде, как и не нужен новому руководителю, можно было немного расслабиться. Но он дал себе зарок, а свои планы обычно выполнял. Однако был удивлен, почему Катрина вдруг решила, что он останется здесь, в России, пока они там подвергают себя опасности.
   - Катя, я еду с вами. Можешь не волноваться. В этот раз постараемся держаться подальше от портала, и все будет хорошо. Поверь мне, что бы ни случилось, я удержу тебя в нашем мире.
   Катрина не смогла сдержать улыбку и постаралась поскорее отвернуться, чтобы он не заметил ее довольного лица.
   - А как же твоя работа? - спросила она скорее, чтобы поддержать разговор, чем всерьез беспокоясь о его ФСБ.
   - Подождет... к тому же обеспечение твоей безопасности - ее часть, - ответил Миша.
   Их разговор прервал Баладилен. Оказалось, что во Внуково примерно в данное время действительно приземлялся один частный самолет.
   - Он прилетел из Мексики. Акапулько, - сказал Бал. - Но кто владелец, неизвестно.
   - Отлично, - обрадовался Миша, - кто его владелец, я и сам смогу пробить по нашим базам. Назови мне номер.
   Баладилен доложил все, что ему стало известно, и Михаил засобирался домой.
   - Может, останешься у нас? - невзначай спросила Катрина.
   Миша улыбнулся, но отказался от ее предложения.
   - Завтра с утра мне нужно разобраться с рабочими делами. Сподручнее будет ехать из моей квартиры. Я узнаю все об Иване Барском и приеду к вам вечером.
   - А я забронирую нам билеты на возможную дату, - присоединился к разговору Алексей. Он был рад, что все начинает проясняться. - Катрина, ты займись визовыми разрешениями. Бал, ты с нами?
   - О нет, нет, не думаю. Раз все так сложно, я лучше станусь здесь, - забеспокоился Баладилен. - Только расскажите мне, как там Рокстен и Верманд?
   Друзья тут же поникли головами. Алексей и забыл, что Бал - друг детства Верманда, а он даже не упомянул о нем в своем рассказе. Теперь нужно было сообщить неприятную новость.
   - Тут такое дело... - начал он. - В общем... Верманд погиб. Как герой!
   - Это тяжелая новость, - опустил голову Бал. - Несмотря ни на что, он многое для меня сделал...
   - Мне очень жаль, - посочувствовал Лёша и поспешил добавить: - Но Рокстен жив. Он состоит на службе у короля. Очень полезный малый.
   Баладилен усмехнулся. Малый - это точно не то слово, которым стоило описывать Рокстена. Поговорив еще немного о Долине, Баладилен собрался уходить. С ним поспешил к выходу и Михаил. Они постарались выскользнуть за дверь также незаметно, как и пробрались сюда, и вместе окольными путями вышли из поселка. Они попрощались, как старые друзья, и разошлись каждый в свою сторону.
  
   Рано поутру Михаила разбудил заведенный еще с вечера будильник. Майор быстро собрался и отправился на работу. Погода в Москве стояла солнечная и теплая. Прохожие переоделись в легкие кофточки, туфли и наслаждались первой ярко-зеленой листвой деревьев. Столица России - город активный, быстрый. Людям здесь некогда смотреть по сторонам. Даже в такой прекрасный день шумные толпы куда-то бежали, спешили и уже с утра вели деловые переговоры по сотовым телефонам. Михаил вдыхал знакомые запахи и сам торопливо шел по Лубянскому проспекту. Всего какой-то месяц назад он с восторгом и почтением рассматривал высокие сталинские ампиры, а теперь мчался мимо, не замечая их. Пока он шел, в мыслях его проносились совсем другие пейзажи. Он вспоминал шумливую реку Долины Инферин, побережье, мостовые, маленькие бревенчатые и каменные дома. Улыбка тенью мелькнула на его лице, когда он мысленно вернулся в инферинскую забегаловку "Бивень". Хорошее место, хоть напитки там и не очень. Новинский представил себе, как завозит туда огромную партию виски и потчует им восторженных инферинцев. Тут же вспомнил, как действует этот напиток на Катю, и решил, что больше не подпустит ее к спиртному ни на шаг. "Эх-х-х, Долина!" - промолвил негромко Миша, и тут же заметил, как прохожие оглянулись вслед бормочущему майору. А ведь там был совсем другой мир. Совсем другая жизнь, так непохожая на эту, нашпигованную техникой и недовольными согражданами. Миша почувствовал, что ему до боли в сердце не хватает добродушных инферинцев и просторов Долины. Ему было очень жаль, что она теперь так далеко от него, и он, скорее всего, никогда больше ее не увидит. Радовало лишь одно - Катя остается с ним. Для себя он давно и точно решил, она - та, кто ему нужен. Разрешится вся эта ситуация, и он пригласит ее на свидание, а там... а там время покажет.
   На работе за это время ничего не поменялось. Все те же люди, та же бесконечная бумажная волокита, и только кабинет генерала теперь оккупировал совершенно другой человек. Миша так и не смог понять, как такое могло случиться. Ясно, что его дело о Долине Инферин было засекречено, но так, чтобы о нем не знал вообще никто, кроме Сергея и Василия Степановича... все это было очень и очень странно. Новинский чувствовал подвох, но пока не знал, в чем он именно заключался.
   Первым делом, сидя у себя в кабинете, Михаил попробовал еще раз набрать номер Сергея. Но тот снова был не доступен. Попросил секретаря позвонить в ГРУ и выяснить, где сейчас находится Сергей Иванович. Ответа на его вопрос ему не дали, но пообещали передать, что он его искал. Миша, неудовлетворённый таким ответом, принялся искать информацию о Барском. Из соответствующей базы ему стало известно, что Иван Матвеевич Барский, бизнесмен, человек, много вкладывающийся в науку, на одной ноге с правительственными чиновниками России, имеет и хорошие отношения со многими заграничными организациями. В целом чист по всем параметрам. Михаилу не нравилось это кристальное досье на Барского. Так не бывает. Человек с такими деньгами, и чтоб ни разу нигде не напортачил. Это вряд ли. Михаил в такое не верил. Уже по его команде на борту "Балтазара" можно было судить об истинной деятельности Барского. Новинскому не нравилось то, что в досье не было ни слова о его детстве, о том, где родился, и кто его семья. Лишь в одном из файлов он обнаружил, что у Ивана Матвеевича имеется сын. Просто сын. Без имени. Без рода его деятельности. Возможно, это было умышленное сокрытие подобной информации. Такие люди, как Барский, стараются оберегать свою семью от посторонних взглядов, потому что у кого-нибудь, да возникнет желание сцапать сынка богатого папаши с целью выкупа.
   Прочитав все, что было можно, Миша перекинулся на самолет, который, предположительно, привез их, накаченных снотворным, домой в Россию. Но, как он ни пытался связать его с Барским, ничего не выходило. Единственное, что смог раскопать майор, так это адреса нескольких имений подозреваемого. И по счастливой случайности одно из них находилось как раз близ Акапулько.
   Миша воспользовался программой "Планета Земля" и попытался найти на ней соответствующий адрес. Судя по всему, дом Барского располагался где-то за городом, в тропических лесах. Конечно, это была такая не точная информация, что наверняка придется действовать наобум и по обстоятельствам. Но выбирать не приходилось.
   Михаил еще раз вернулся в свою программу и обнаружил, что кто-то еще прямо сейчас интересуется теми же файлами. Михаил нахмурился. Этого еще не хватало. Вдруг, как по мановению волшебной палочки, вся информация о Барском стала таять с монитора компьютера.
   - Что за черт?! - воскликнул удивленный Миша и попытался скопировать хотя бы адрес поместья в Мексике. Но мышка его не слушалась и отказывалась работать. Секунда, и все данные стерлись. Миша даже встал со своего стула. Снова сел. Перезагрузил компьютер, снова вошел в базу. Ничего! Ни одного слова, ни одного адреса.
   - Твою ж... - выругался Миша и судорожно стал вспоминать всю полученную ранее информацию. Он сосредоточился. Закрыл глаза. Взял в руки ручку и на память стал записывать на листок адрес Барского в Акапулько.
   - У-ф-ф-ф...- выдохнул Миша, поблагодарив свою память за то, что она его не подвела. Он еще раз посмотрел на листок, запомнил каждое слово, каждую цифру, потом подумал с минуту и порвал его на мелкие кусочки.
   Снова беглый взгляд на монитор. На черном фоне нарисовался огромный, светящийся голубым, веселый смайлик.
   - Подонки! - разозлился Миша и выдернул шнур компьютера из розетки. - Все равно вы не успели! Все, что нужно, мы уже знаем! И теперь мне понятно, что направление я выбрал верное!
   Остаток дня Михаил подбивал дела и выпрашивал себе срочный отпуск за свой счет. Как только заявление было подписано, Новинский собрал свои вещи, снял в банкомате у входа крупную сумму денег, которую копил на черный день, и отправился на такси в дом Алексея.
   Катя и Лёша встретили его хорошим ужином. Пешехонов рассказал, что забронировал билеты на послезавтра. Катя доложила, что визы к этому времени будут готовы. Пришлось воспользоваться связями журнала "Вселенная". Она успела позвонить матери, предупредила ее, что уезжает на неопределенный срок по делам журнала. Попросила не скучать и обещала перезвонить, как только вернется. Мать Катрины, женщина вечно занятая, словно и не заметила, что дочери не было больше месяца. Она спокойно отнеслась к тому, что та снова уезжает, и даже не спросила, куда и зачем. Алексей тоже снял со счетов большую сумму денег. За билеты ни у Михаила, ни у Кати не взял ни гроша, мотивируя тем, что он еще спасибо должен им сказать за то, что они не оставляют его.
   Миша поделился с ними информацией, которую раздобыл, и рассказал о необычном случае с компьютером. Уверенность Новинского в том, что они идут правильным путем, подарила Лёше надежду.
   Спустя всего два дня Алексей, Михаил и Катрина поднялись на борт воздушного судна авиакомпании "Аэрофлот", летящего прямо до Акапулько. Сумбурные сборы и бессонные ночи так утомили их, что весь тринадцатичасовой перелет они дремали. Катя, уютно пристроив голову на плече майора, а Алексей по другую сторону от него, вытянув в проем длинные ноги и опершись затылком о спинку кресла. Молодые люди просыпались лишь, чтобы перекусить, а Катя и вовсе не стала тратить на это свою энергию. Их ждала промокшая июньскими дождями далекая Мексика. Они не знали, что будет дальше, не до конца верили, что все будет хорошо, но понимали, другого пути у них нет. Они должны были отбить свою подругу у Барского и вернуть ее домой к сыну.
  
   Эпизод шестой
   Неприятели
   Мексика, июнь 2017 года
  
   На высоких холмах, сразу за Акапулько, среди тропического леса и водопадов располагался дом Барского. Из его окон можно было увидеть далеко внизу огромный город. Высокие белые здания, дороги и золотистые пляжи. Здесь было уютно и тихо, тогда как там шумели автомобили, взлетали самолеты, кричали рабочие и отпускники, суетились горластые чайки.
   Дом Барского, как и любое другое его поместье, отличалось богатством убранства и великолепием. Эмилия Давыдова, проснувшись в предоставленной ей комнате несколько дней назад, была здесь словно птичка в золотой клетке. Ее кормили, поили и вели с ней "душевные разговоры". Иван Матвеевич навещал ее по нескольку раз на дню и задавал один и тот же вопрос: "Готова ли она открыть ему Долину?" Она почти сразу созналась, что действительно может открыть портал, но только потому, что он пригрозил ей суровой расправой над друзьями. Тогда, на корабле, она попыталась спасти их с помощью своей силы, но тут же почувствовала слабость и поняла, что ей нельзя лишний раз пользоваться своим даром, если она хочет вернуться в Долину. Правда, перед тем как потерять сознание полностью, она слышала, как Барский общается с какой-то женщиной по телефону. Та настаивала, чтобы троих задержанных отправили домой. Барский отчаянно сопротивлялся, но его и слушать не хотели. Женщина говорила на английском языке. Она пригрозила ему расправой и сказала, что правительство США не будет отвечать за то, что может случиться с российскими гражданами. Эмилия сразу поняла, что беседа ведется о ее друзьях, и теперь тянула время, как могла. Все, на что она могла надеяться, это что Катю, Лёшу и Михаила все-таки вернули в Россию. Барскому она призналась, что ничего не может сделать, потому что однажды созданное Зеркало забрало почти всю ее силу. И он ждал. Он умел выжидать. Хотя за последние сутки терпения в нем уменьшилось.
   Иван Матвеевич пришел днем, сразу за тем, как ей принесли еду, к которой Эмилия снова едва прикоснулась. Она была рада, что ей не пришлось улетать в далекую Россию. Девушка мечтала придумать план, как добраться в Долину без помощи Барского, но пока так и не решила, как это сделать.
   Сегодня Барский пришел не один. Рядом с ним стоял один из тех людей, которого она видела на судне. Похожий на боксера человек прошел в комнату первым. Барский следом за ним. Он сел в кресло, положил ногу на ногу, словно вот-вот начнет светскую беседу, и уставился на девушку. Она с вызовом посмотрела на него.
   - Как наша птичка поживает сегодня? - наконец спросил Барский. - Силы к тебе вернулись?
   Качок встал у окна и смотрел на далекий Акапулько. Эмилия сидела на кровати, поджав под себя ноги.
   - Нет, - ответила она, - не факт, что они вообще ко мне вернутся. Может, они работают только в Долине.
   Эмилия говорила неправду. Она уже несколько дней чувствовала прилив сил. Холод словно сковывал ее изнутри и прорывался наружу. Но докладывать об этом Барскому девушка не собиралась. Ей было выгодно пока оставаться здесь, ведь она так и не узнала, где располагается остров, с которого "Балтазар" забрал ее и ее друзей.
   - И почему-то я вам не верю, Эмилия Александровна, - сказал Барский, скинул ногу с колена и наклонился в ее сторону. Лицо его, по природе вполне интересное для мужчины его возраста, сделалось неприятным и злым. Глаза превратились в маленькие щелочки, губы расползлись в ехидной улыбке, а на лбу появились грозные морщины.
   - Вы можете верить или не верить. Это ваше право, - сказала Эмилия и отвернулась в сторону.
   - Нет, дорогая моя. Хватит в игры играть. Теперь я буду просто проверять.
   Эмилия испугано посмотрела на старика. Она и представить себе не могла, что он задумал.
   - Либо ты мне говоришь правду, либо мой друг, - Барский кивнул в сторону качка, - выбьет ее из тебя. Выбирай.
   - Убьете меня, и вам никогда не добраться до Долины! - выпалила Эмилия, уверенная в собственной неприкосновенности.
   - А я разве что-то сказал про убийство? - глухо и неприятно засмеялся Барский. - Виктор, покажи девочке, как мы обычно работаем с теми, кто нас не слушается.
   Качок спокойной походкой в развалку отошел от окна и без предупреждения полоснул острым перстнем по лицу девушку, задевая щеку и ухо. Эмилия ойкнула и прислонила ладонь к щеке. Из неглубокой раны тут же выступила кровь. Теперь ей стало действительно страшно. Из глаз брызнули слезы, но она смогла удержать в себе прилив холода и успела наклонить голову так, что если бы ее глаза засветились, Барский не увидел бы их неестественной голубизны.
   - Вик, покажи мне ее глаза, - прикрикнул миллиардер, и бандит схватил Эмилию за распущенные волосы, оттягивая ее голову назад. Девушка вскрикнула от боли и зажмурилась.
   - Ви-и-иктор! - протянул Барский и сам подошел к Эмилии на расстоянии вытянутой руки. Тот ладонью ударил девушку по щеке. Она вскрикнула и открыла глаза. Теперь они уже сияли непомерным голубым светом, и она ничего не могла с собой поделать. Но даже сейчас она не могла позволить себе использовать силу.
   - Что и требовалось доказать, - сказал Барский, - соберу людей, через час поедем к острову.
   - Я не впущу в Долину ни вас, ни кого бы то ни было из вашей зверской компашки! - Эмилия вскочила с кровати, пытаясь усмирить рвавшийся наружу ледяной вихрь.
   - Но тогда ты и сама не доберешься до Долины! Не забыла? - усмехнулся Барский.
   - Да и черт с ним! Переживу как-нибудь! А если и нет - все лучше, чем если такие негодяи, как вы, будут прогуливаться по Долине!
   - Если бы ты так думала, то давно бы уже заморозила меня. Однако для чего-то ты все-таки приберегаешь силы? Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Прямо при тебе проведем с твоими друзьями разъяснительную беседу с применением особо острого оружия. И начнем, пожалуй, с твоей подружки. Тебе понравится, птичка моя.
   - Блефуешь, - выплюнула Эмилия вовсе, не уверенная в этом.
   - Я похож на человека, который блефует? - жестко рассмеялся Барский и достал из кармана брюк телефон и кому-то позвонил.
   - Сынок, посети-ка эту парочку на дому. И приготовь их для разговора с нами по скайпу.
   Барский отключил телефон и поспешил к выходу. Эмилия и шагу не успела сделать, как он скрылся за дверью. Виктор смерил девушку ничего не выражающим взглядом и напоследок еще раз двинул ее перстнем по щеке. Она вскрикнула, прослезилась, но почувствовала, как сила лечит ее и спрятала лицо в ладонях. Она жалела, что ей приходится растрачивать свою энергию, которая так была ей нужна, но поделать ничего не могла.
   Как только Барский вышел из комнаты, где поместил девушку, на его мобильном раздался звонок.
   - Их уже нет в России, - услышал он в трубке. - Они купили билеты до Мексики. Кажется, они сами направляются к тебе.
   - Ну что ж, - ответил Барский, - так даже лучше. Ждем их с нетерпением. Приезжай и сам.
   Иван Матвеевич услышал недовольный протяжный вздох, ответ "хорошо" и положил трубку.
  
   Знаменитый город Акапулько встретил Катю, Мишу и Алексея тридцатиградусной жарой. Сезон дождей был в самом разгаре, и небо затянуло плотными тучами. В воздухе стояла нестерпимая духота, и путешественникам казалось, что здесь совершенно нечем дышать, но уже спустя полчаса они привыкли к такому климату и свободно вдыхали разряженный, приправленный морской солью воздух.
   Таксист довез пассажиров из аэропорта до ближайшего "надежного", по его словам банка. Они арендовали сейфовую ячейку и спрятали в ней деньги и паспорта. Мужчины объяснили Катрине, что если с ними что-то случится, то она должна будет добраться до этого места, забрать наличные и срочно улетать в Россию. Девушка была недовольна такими предостережениями, заявив, что она с ними до конца, но мужчины ее слушать не хотели. Михаил сразу прервал ее стенания и строго оповестил о том, что если она не будет их слушаться, то может уже прямо сейчас заказывать себе билет обратно. Ей ничего не оставалось, как только внять его просьбе и на время забыть о самовольстве.
   Друзья арендовали машину, построили маршрут на навигаторе и выдвинулись в сторону предполагаемого обиталища Барского. По данным, которые удалось найти Михаилу, его резиденция располагалась в пятидесяти километрах от аэропорта, предположительно на холмах, располагающихся сразу за городом. Несмотря на это, дорога поначалу пролегала вдоль пляжа, и взгляд путешественников то и дело падал на голубые волны. Но им сейчас было не до мыслей об отдыхе. Их не привлекали бирюзовые воды океана и белоснежные пляжи. Все, о чем они мечтали, это поскорее найти Эмилию и вызволить ее из лап Барского. У них не было четкого плана и приходилось действовать наобум, что весьма тревожило троицу. Михаил утверждал, что для начала необходимо произвести разведку. Он посоветовал Катрине остаться в одной из гостиниц. Майор убеждал, что Эми необязательно держат именно в этом доме, и тогда Катя напрасно будет рисковать собой. Но девушка ответила, что не переживет ожидания, и упросила взять ее с собой.
   Вскоре трасса вильнула в сторону, и Тихий океан остался позади. Они на средней скорости продвигались вглубь материка. Пейзажи поменялись. И теперь машина везла их по узким ухабистым дорогам прямо на холмы, поросшие густой зеленью. Каждый из них был выше предыдущего. Среди листвы деревьев и скалистых уступов то и дело мелькали голубые полоски водопадов. И лишь изредка среди этих тропических лесов представали взору путника ухоженные сады одиноких асьенд. Кате внезапно подумалось, что к соседям на чашечку чая тут не находишься. Да и вряд ли этим, судя по всему, состоятельным владельцам польстило бы излишнее внимание туристов или гостей. В пятидесятые годы прошлого века в Акапулько покупали дома только знаменитости и политики. Место это было среди них очень популярным. И только спустя полвека курорт потерял былую славу, отдав лавры известности новым приморским курортам, таким, как Канкун и Ривьера-Майя.
   Вскоре асфальтированная дорога стала еще уже, практически превратившись в одностороннюю. Им все чаще стали попадаться знаки "Частное владение" и "Проезд воспрещен", но Алексей упрямо проезжал мимо них. Навигатор показывал, что до дома Барского оставалось не более десяти километров. Они собирались остановиться чуть раньше, спрятать машину в кустах и добраться до его поместья пешком. Но они не успели этого сделать до того, как впереди показались два больших джипа. Алексей затормозил. Стало понятно, разъехаться будет проблематично. Во встречных автомобилях тоже заметили незваных гостей и остановились так, чтобы полностью преградить им путь. Из машин выскочили люди.
   - Все те же лица, - сказал Леша, распознавая во встречавших команду "Балтазара".
   - Не знаю, как они узнали, что мы здесь... но, похоже, они за нами, - ответил Михаил. Тонкая складка пролегла между его бровей. Он был сосредоточен - оценивал силы противника. Семеро против них двоих - расклад не самый удачный, но вполне решаемый, если бы "моряки" не стали вдруг доставать из багажника ружья, слаженно передавая их друг другу. Один из них вскинул ружье и прицелился.
   - Назад! Сдавай назад! - кинул Миша Алексею. Они никак не ожидали настолько "теплого" приема. - Катя, на пол, быстро! Лёха, не смей использовать силу, а то и нас подпалишь!
   Их легковушка дернулась. Пуля угодила в лобовое стекло, разбила его, но ни в кого не попала. Катрина сиганула вниз. Майор выругался, укоряя себя за то, что пошел на поводу у девушки и взял ее с собой. Завизжали шины. Лёша вывернул руль, пытаясь развернуть машину. Но она встала боком на дороге и застряла в канаве, не желая двигаться дальше. Теперь уязвимым оказался Михаил, так как нападающие целились в его сторону. Раздались еще пара выстрелов. Шины легковушки лопнули, издали пронзительный свист, и автомобиль тут же просел на правый бок. Послышался громкий топот, выкрики на испанском и английском. В следующее мгновение дверцы с обеих сторон распахнулись. Михаила за шиворот вытащили из машины. Он резко ударил противника в солнечное сплетение, но тут же получил прикладом ружья по затылку. Его подняли, кинули на капот и сцепили сзади руки наручниками.
   - А где же ваш добрый кок? - язвительно выплюнул Пешехонов, который тоже потерпел неудачу в попытке одолеть троих и в итоге очутился на капоте рядом с Мишей. Алексей развернулся вполоборота и с неприязнью взглянул на Пирата. Тот не понял фразы на русском, но по тону предположил, что это что-то оскорбительное. Он злобно оскалился и обошел машину, попытался выдернуть с заднего сидения сжавшуюся в комок Катю.
   - Не трогай меня, ты, горилла, - кинула она ему по-английски, и пнула Пирата в грудь. Тот зарычал от злости, сцапал ее за ногу и потащил наружу. Катрина ударилась о землю, ойкнула, но тут же вскочила. Злодей схватил ее сзади за шею, впиваясь пальцами и унизительно пригибая к земле. Девушка вскрикнула от боли.
   - Этих во второй джип, - распорядился Пират, - а девка поедет со мной. Посмотрим, на что она способна.
   - Миша, - испуганная Катрина чудом вывернулась из хватки бандита и посмотрела на майора в надежде, что он сможет хоть как-то ей помочь. Пират за непослушание ударил ее наотмашь по лицу, обхватил поперек талии и с легкостью потащил к джипу. Катя царапалась и кусалась, но не могла одолеть сильного мужчину. Михаил и Алексей одновременно дернулись к девушке, но им не дали сдвинуться с места, уничижительно прижимая к раскаленному капоту. Катя закричала от ужаса, когда увидела, как сторонники Барского, гогоча, лупят ее друзей пытающихся броситься к ней на помощь. Двое повалили Алексея на землю и начали по очереди пинать его тяжелыми ботинками с широкой твердой рифлёной подошвой. У него не было никакого шанса подняться. Миша, сосредоточившись, обрушил мощный удар локтем на ближайшего негодяя, вырубая его, но тут же почувствовал удавку на своей шее, которую ему накинул один из азиатов. Миша захрипел от нехватки воздуха. Руки его были скованы за спиной, и у него никак не получалось отбиться от приземистого, худого, но жилистого бандита. Тот, которого он только что ударил, поднялся с земли и, взревев, врезал ему пяткой в грудину. Миша задохнулся, осел на пол и несколько секунд пытался восстановить дыхание. Азиат молниеносно нанес подлый удар сзади, и майор упал в дорожную пыль. Его тут же ступнями ног вдавили в жесткую землю. Новинский увидел, как Пират с силой запихивает Катрину в джип и залезает следом.
   - Не трогайте ее! - не помня себя, взревел Михаил. Неизвестно, откуда взялись силы, но он сбросил ноги противников, опрокинул одного из них наземь и попытался встать. Но не успел - его огрели по голове чем-то тяжелым. В глазах помутнело, но он увидел, как джип с Катриной разворачивается и уносится прочь.
   Остальные продолжали колотить его и Алексея так, чтобы доставить максимальное количество боли, но минимальное количество травм. Было понятно - эти изверги знают свое дело. Они не ломали противникам кости и не выбивали челюсти, но попадали по таким точкам, что хотелось выть и лезть на стену. Согнувшись в позе зародыша на земле и закрывая внутренности от этих зверских ударов, Новинский подумал, что они нужны Барскому, иначе их бы убили еще в самом начали. А значит, их бьют просто ради того, чтобы получить садистское удовольствие.
   Михаил сходил с ума от страха за Катрину. Сейчас он мог думать только о ней и о том, что не в силах помочь девушке или защитить ее. Он знал, если с ней сделают что-то в этом джипе, он никогда себе не простит. Не простит себя за то, что взял ее с собой.
   Наконец кто-то крикнул: "Довольно", и Михаил почувствовал удар в висок прикладом от ружья. Очнулся уже на заднем сидении автомобиля. Алексей сидел рядом, опустив голову на грудь и тяжело дыша. Миша толкнул его плечом, и тот взглянул на него, еле заметно кивая головой. Они посмотрели по сторонам. Джип въезжал через широкие ворота в огромное поместье. Впереди виднелся шикарный двухэтажный дом и бассейн. Перед домом был разбит сад.
   Их грубо вытащили из машины, и повели внутрь. Миша и Алексей увидели второй джип и с надеждой уставились на него. Этот автомобиль приехал раньше, но дверцы не открывались, и было непонятно, что происходило за тонированными стеклами. Раздался женский крик и отборная ругань. Дверца распахнулась, и оттуда выпал злющий Пират, держась за окровавленную щеку.
   - Тварь, - выругался он.
   Двое мужчин, которые были с ними же, выволокли растрепанную Катрину. Взгляд остервенелый, белая рубашка разорвана. Михаила и Алексея она не видела, но, кажется, была готова бороться до конца.
   Пират что-то сказал ей, а она усмехнулась в ответ. Он не выдержал и снова ударил ее, да так, что разбил губу. Кате было больно, но она не смогла погасить торжествующий огонь в глазах. Тут она повернула голову, и увидела своих друзей. Облегчение и надежда озарили ее лицо. Она сделала шаг по направлению к ним, но ее тут же потащили ко входу в поместье.
   Мужчин повели следом. Их спустили по лестнице и втолкнули в глухой темный подвал, в котором не было окон, но горела одна тусклая лампочка, привинченная к потолку. Металлическая дверь со стуком захлопнулась и закрылась на замок.
   Девушка бросилась к Михаилу, прижалась к нему и только сейчас позволила себе расплакаться. Он не мог даже обнять ее, их с Алексеем руки так и не освободили от наручников. Подобрать слов утешения или высказать, как он рад, что с ней все в порядке, у него не получалось, поэтому майор просто тихо стоял рядом, пока она выливала в его грязную рубашку свои слезы. Наплакавшись, она отстранилась, подняла на него глаза и стыдливо начала стягивать на груди свою разорванную рубашку. Все, что захотел Михаил, увидев этот ее жест - это убить Пирата. Он не мог себе и мысли допустить о том, что он и его соратники могли сделать с ней в этом джипе.
   - Они... не тронули тебя? - все-таки спросил Миша и отвел взгляд.
   - Пират пытался, - ответила Катя и запнулась, а глаза ее снова наполнились слезами.
   - Подонок, - выплюнул Михаил.
   - И, наверное, сделал бы все, что хотел, - поспешила объясниться Катя, - но босс приказал ему не убивать гринго и не причинять вред подруге белобрысой крали.
   - Значит, Эми здесь! - обрадовался Алексей.
   - Да! - с жаром кивнула Катя. - Я тоже так подумала! Мы на правильном пути! Осталось вызволить ее!
   Катрина теперь обратила внимание и на друга. Она подошла к нему, нежно обняла его и поцеловала. Тот прижался к ней щекой и выразил сожаление о том, что сам не может ее обнять.
   - Надо избавиться от наручников, - сказал Михаил, старательно отводя взгляд от Кати и Леши. Та сразу заметила это и постаралась отойти от Пешехонова подальше. Тот через боль улыбнулся, понимая, в чем дело.
   - Сними заколки со своих волос и дай мне в руку, - попросил Миша, и Катя немедленно сделала это.
   Новинский подошел к Алексею. Они встали друг к другу спиной, и майор попытался разобраться с замком на ощупь. Вскоре послышался щелчок, и Пешехонов со вздохом принялся растирать ободранные запястья.
   - Про меня не забыл? - напомнил о себе Миша, и Лёша с такой же легкостью освободил майора от наручников. Друзья переглянулись. Теперь можно было придумывать план побега.
  
   Эпизод седьмой
   Перемены
   Мексика, июнь 2017 года
  
   Друзья не успели продумать и половины их плана, когда дверь в подвал открылась. Миша бросился вперед в надежде оглушить входящего, раз представилась такая возможность, но опешил, когда увидел, что к ним заходит Эмилия. К ее виску было направлено дуло пистолета. Позади нее стоял Барский. Он со всей силы толкнул девушку ко входу, и она поспешила вперед, чуть ли не падая. Пистолет тут же поменял направление и уставился в грудь Михаилу.
   - Назад, - сказал Барский. - Все назад или я стреляю без предупреждения. Одним больше, одним меньше. Для моего плана хватит и одного из вас.
   Эмилия, несмотря на предупреждение, бросилась к Лёше и обняла его. Тот ойкнул от боли в ребрах. Девушка непонимающе посмотрела на него и, ничего не говоря, подняла ему футболку.
   - Боже! - вскрикнула она, когда увидела кровоподтеки и жуткие синяки на его ребрах и груди. - Вы просто сволочи! - крикнула она и устремила горящий взгляд на Барского. Тот рассмеялся.
   - Теперь ты знаешь, что я не шучу, - спокойно ответил ей тот. - Попрощайся со своими друзьями. И реши, так ли они тебе дороги. Я приду к тебе через полчаса. Если ты все еще не будешь готова открыть портал, то я начну казнить их по очереди.
   Эмилия кинула на Барского полный ненависти взгляд. Руки ее засветились. Она не хотела больше терпеть эти унижения и направила руки в сторону их мучителя. Но Алексей остановил ее:
   - Не надо, Эми. Попридержи свою силу.
   - А твой парень дело говорит, - усмехнулся Барский и пропустил движение Михаила, который прыгнул в его сторону. Но старик оказался не промах. Он тут же развернулся и нанес точный удар майору прямо в челюсть. Миша отпрянул, а Барский пустил пулю в его сторону. Она пролетела мимо, и ударилась о стену, выбивая из бетона крошки.
   - В следующий раз я не промахнусь, - заверил Мишу Барский, - да и вообще, уж ты-то, Михаил Арсеньевич, мог бы сидеть спокойно и не рыпаться.
   Михаил не понимал, к чему клонит этот человек. Барский довольно осклабился.
   - Или ты не знаешь, что все эти годы работаешь на меня и на Штаты? Неужели Степаныч тебя не посвятил?
   Миша опешил от такого заявления. Этого просто быть не могло. Генерал был ему как отец. Он не мог с ним так поступить. Новинский был твердо уверен в том, что Барский лжет.
   - Придумайте что-нибудь правдоподобное, - усмехнулся Миша, но больше на рожон не лез. Иван Матвеевич засмеялся и словно швырнул в майора доказательства:
   - Михаил Арсеньевич Новинский, майор ФСБ, отправлен в Кению для расследования дела. Ты что думаешь? Тебе Российское правительство оплатило перелет, гостиницу, аппаратуру? Тебе? Человеку, который за пределы своей страны и носа никогда не казал? Я знаю о тебе все. Все твои операции! Все твои "заслуги перед Отечеством". Каждую деталь твоей паршивой жизни!
   - Я вам не верю! - Миша побледнел, а на лбу появились глубокие складки. Он был так удивлен, обескуражен, раздавлен, что от каждого нового предложения, сказанного Барским, его словно тянуло к земле. Он вдруг сделался уязвленным, потерянным и будто даже меньше ростом.
   - Почему, ты думаешь, никто в офисе и слыхом не слыхивал про дело, какое ты вел? Василий Степанович отчитывался лично мне! А я все докладывал ЦРУ! Ты предатель, Миша! И как только ты вернешься домой, твои дела станут достоянием общественности! Уж поверь мне!
   - Вы... вы не посмеете... я ничего не знал, - запинался Михаил, а сам уже ненавидел себя за все. За то, что не понял раньше. За то, что был таким наивным дураком и не разглядел в генерале Иуду.
   Михаил, все еще пятясь назад, столкнулся со стеной, и ему показалась, что голова его вздулась и стала тяжелее мрамора. Она упала на грудь, и он почувствовал невыносимую боль. Всё... всё в его жизни потеряло смысл. Все его стремления, продвижения по службе, всё, что он оставил из-за своей работы, всё, чего лишился ради неё.
   Барский хмыкнул. Опустил пистолет и задом пошел к двери.
   - Ты мне нравишься, Миша. Я не стану лишать тебя твоих рангов, если ты согласишься работать на меня.
   - Никогда! - Миша бросил резкий взгляд на Барского, и глаза его налились кровью. - Никогда! Слышите?!
   - Ну что ж, у тебя есть время подумать! - посмеялся тот и ушел.
   Катя тут же подбежала к Новинскому в надежде утешить его. Но он жестом остановил ее. Леша и Эмилия не знали, что и сказать.
   - Миш... - попытался успокоить друга Алексей, но тот и ему не дал высказаться.
   - Никакой жалости! Поняли? Не хочу ничего слышать! И не время сейчас. Выжидаем несколько минут. Ты прожигаешь чертов замок, и сваливаем отсюда. Только сосредоточься. Будь предельно внимателен. Не хочу сгореть заживо.
   - Не хочу вас еще больше расстраивать, но у нас до сих пор нет данных, как пробраться на остров, - перевела тему Эмилия, хоть ей тоже было жаль майора.
   - Перероем здесь все, может, чего и найдем. Нет, так заставим кого-нибудь признаться! - отозвался Миша и уже подходил к двери. Леша шагнул за ним. Несмотря на слова Михаила, он положил ему руку на плечо, но Новинский скинул ее и свирепо глянул на Пешехонова: - Я же сказал. Никакой жалости!
   Алексей понимающе кивнул и сосредоточился. Сейчас он чувствовал себя увереннее и ощущал, что сила стала ему поддаваться. От его руки почти сразу отделился в сторону железной двери ровный золотистый луч. Он коснулся металла и стал плавить замок, и тот потек серебряными струями вниз по дверному полотну. Еще мгновение, и можно было выходить. Миша с силой толкнул дверь ударом ноги, и она распахнулась. Здесь на страже стоял только один человек. Он так и не понял, что произошло. Майор остервенело двинул его по кулаком, и тот сразу осел. Миша схватил его за шиворот.
   - Где чертов остров? В какой части океана? Координаты! Быстро.
   Пленник качал головой и говорил, что ничего не знает. Миша ударил его по лицу, один раз, второй, третий, пока не разукрасил того так, что лицо его превратилось в кровавое месиво.
   - Стой, - остановил Новинского Лёша, и попытался оттащить его в сторону, - не нужно! Он не знает.
   Михаил не сразу взял себя в руки. Посмотрел на свои окровавленные кулаки, оглянулся. Катя смотрела на него в ужасе, прижав руки ко рту, чтобы не вскрикнуть. Миша сразу собрался. Отпихнул от себя охранника и помчался вперед. За ним двинулись остальные.
   Несколько человек из команды Барского услышали шум и побежали им наперерез. Но Лёша даже не посмотрел в их сторону. Он наотмашь кинул в них огненные лучи, и они, достигнув цели, сразу подожгли одежду противников. Те заорали и бросились в стороны, пытаясь унять огонь.
   - Надо найти его кабинет, - пыталась перекричать их вопли Эмилия. - Надо найти его.
   И тут почувствовала, как ее дернули за руку в сторону. Спрятавшийся в проходе Пират умудрился сцапать ее своими большими лапами и притянул к себе. Девушка вскрикнула. Миша обернулся и среагировал быстрее Алексея. Он схватил девушку и двинул Пирата по коленной чашечке. Она хрустнула, и громила взвыл на весь дом, отпуская Эмилию. Она тут же бросилась к Алексею. Молодой человек обнял ее и хотел уже оттянуть от бандита друга, но тот отпихнул его.
   - Нет, гаденыш! Я тебе должен! А долги я отдаю! - прошипел Миша и со всей силы ударил его по второму колену. Было видно, как оно выгнулось в другую сторону, и нога сломалась пополам. Пират рухнул на пол, цепляясь за ноги, и заскулил, ворочаясь из стороны в сторону. Михаил схватил его за голову, чтобы свернуть ему шею, но Катя схватила его за плечо.
   - Миша, прошу тебя, не надо, - умоляла она, - он свое уже получил. Пойдем.
   Глядя на нее, Михаил сжалился. Встал над поверженным врагом и сплюнул в его сторону.
   - Ты права, Катя, надо сохранить хоть остатки своей чести, - он посмотрел на нее непонятным взглядом. Таким, что ей стало страшно. Она не узнавала его. Но он быстрым движением прижал ее к себе, и так же резко отпустил. И они бросились за Лешей и Эми, которые уже вышли в большой зал, устланный коврами. Там перед камином стоял Барский. Он не видел, что умеет Пешехонов, и направлял в его сторону свое оружие. Рядом с ним стояло еще несколько стрелков. В один миг вырвавшиеся из плена оказались под прицелами.
   - Где остров? - спросил Леша, поднимая руки перед собой.
   - А тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы задавать мне вопросы? - обозлился от такой наглости Барский и увидел, как глаза Алексея становятся огненными.
   - Ах, вот оно что! Ты тоже! - только и успел воскликнуть Барский, когда Лёша лучами обжег руки всем, кто стоял за ним. Те, вскрикнув, дернули руками и одновременно побросали плавящееся оружие. Барский, однако, успел выстрелить, но не попал. Леша в один миг накрыл и его огненной волной. Барский выронил пистолет, затравленно попятился назад, наткнулся на камин и остановился.
   - Где остров?! - Михаил обогнул полыхающий огонь и схватил хозяина дома за грудки. Тот испытал настоящий страх. Он впервые в жизни после войны во Вьетнаме почувствовал себя в опасности. Барский сунул трясущуюся руку себе за пазуху, и стал вытаскивать оттуда сверток. Но Миша задержал его и сам бесцеремонно дернул из его внутреннего кармана плотную свернутую вчетверо бумагу. Оттолкнул миллиардера в сторону и развернул ее. Это была карта Тихого океана. На ней был отчерчен красным маркером круг и написаны координаты.
   - Спасибо, - усмехнулся Михаил и заторопился на выход. Друзья пошли было за ним, но услышали визгливый окрик Барского:
   - Схватить их, схватить их всех!
   Леша обернулся и увидел, что к ним подоспели и другие члены команды "Балтазара". Он, выжимая из себя последние возможные силы, заполонил пространство за собой стеной огня. Пошатнулся, но не упал, понял, что больше ничего не может сделать, и закричал друзьям:
   - Скорее! Вперед! В лес!
   И они помчались, не разбирая дороги, под неистовые крики, раздававшиеся в охваченном огнем доме. Тропический лес тут же принял их в свои жесткие объятья. Ветки хлестали по рукам и лицу, трава обжигала голени, а земля летела из-под ног клочьями в разные стороны. Они едва успевали увернуться от летящих им в глаза листьев и даже птиц. Спугивая на своем пути всю возможную живность, они неслись вперед. Девушки очень быстро сдали. Они стали задыхаться и, хватаясь за бока, ослабили темп. Алексей и Михаил остановились и осмотрелись. Кругом мексиканские джунгли. Не слышно галопа преследователей. Значит, оторвались. Можно было передохнуть.
   - Придите в себя, - кинул Лёша девушкам и сам опустился у широкого ствола высокого дерева. Истощение силы плохо на нем сказывалось. Он закрыл глаза и судорожно глотал прелый воздух. Эмилия устроилась рядом с ним и опустила голову ему на грудь, прижимаясь лицом к его мокрой от пота рубашке. Он нашел в себе силы обнять ее.
   - Рад, что мы снова вместе, моя холодная леди, - посмеялся он, но глаза не раскрыл. Девушка поцеловала его в губы, и он почувствовал, как она дрожит всем телом. - Ну, всё, Эми. Всё. Мы почти спаслись. Сейчас отдохнем и пойдем дальше.
   Катя отвела от них взгляд и посмотрела на Михаила. Он стоял посреди высоких кустов и отчаянно лупил их ногами. Сейчас, когда появилась минута, чтобы подумать над тем, что произошло, к нему снова вернулась боль от слов Барского. Михаил сжал руки в кулаки, поднял их на уровне своего лица и ткнулся в них лбом. Зажмурился, проклиная тот день, когда отец отправил его в Суворовское училище. Ему хотелось рыдать как пятилетнему мальчишке, но он не мог себе этого позволить. Сердце в груди заходилось от бешенного стука. Душа болела. Он почувствовал, как к нему осторожно подошла Катрина. Она встала рядом и положила ладошки ему на грудь, внимательно всматриваясь в лицо. Миша взял себя в руки, отвел ее ладони и сказал:
   - Посмотрю, что там впереди. Поищу нормальную дорогу.
   Он уже собрался уйти, но Катя остановила его.
   - Не ходи один. Можно мне с тобой?
   Он покачал головой, а потом сорвался с места и умчался. Катя беспомощно оглянулась на друзей и побежала за ним. Но Миша словно сквозь землю провалился. Она позвала его. Безуспешно. Кричать она не могла, боялась привлечь внимание бандитов. Тяжелая влажная тишина джунглей перед дождем давила на нее. Катя подалась вперед, повернула голову и увидела на стволе дерева огромное насекомое, застрявшее в сетях паука. Девушка передернулась от отвращения. Маленькая тушка висела на полуоборванной нити и качалась из стороны в сторону под легким порывом ветерка. Сверху послышались удары огромных капель о листву. Начался дождь. На землю крапинки почти не попадали, и Катя оставалась защищенной под густыми кронами деревьев. Сумерки начали сгущаться. Стало некомфортно и страшно. Куда идти? Катрина посмотрела перед собой и неуверенно шагнула в густые заросли. Кудрявые ветви цепляли ее за волосы и не давали пройти, но она упорно продиралась сквозь них. Откуда-то слева стало слышно водопад. Катя решила отправиться в эту сторону. Она старалась запомнить каждое дерево и куст, чтобы потом без проблем вернуться назад, но они все были одинаковые, и сердце ее ёкало от мысли, что она может потеряться. Огибая очередные заросли, девушка, наконец, вышла к неглубокому озеру. В него с поросшей зеленью скалы спускался вниз небольшой водопад. Он громко шумел и брызгал по сторонам каплями воды. Михаил был здесь. Он смотрел на льющуюся воду и ломал попавшуюся под руки хрупкую соломинку.
   - Зачем пошла за мной? - полюбопытствовал он, даже не оглядываясь. - Ты когда-нибудь поступаешь так, как тебя просят?
   - Миша, - Катя проигнорировала его вопрос, осторожно приблизилась к нему и спросила. - Как ты?
   Он резко повернулся к ней. Она отшатнулась. Ее не пугало его лицо, покрытое ссадинами, синяками и кровавыми подтеками, она опешила от безумной боли, которую увидела в его глазах. Это не был тот Михаил Новинский, которого она знала. Она видела его разным: и злым, и посмеивающимся, и насупленным. Но таким опустошённым никогда.
   - Миш, ну что ты, - тихо проговорила Катрина, взяла его за руку и поднесла ее к своим губам, нежно целуя разбитые костяшки его пальцев. - Это же не конец света. Нельзя так.
   - Катя! - выдавил он, пытаясь прекратить ее поцелуи и отойти, но она не дала. - Все в моей жизни было ложью. Я словно опустел. Ничего не осталось.
   - Он мог и соврать.
   - Даже если и так, он все сделает, чтобы загубить мою жизнь. Но я верю ему. Сейчас, складывая в голове все факты, я понимаю, он не врал.
   - И что теперь?
   - Не знаю, - честно признался Миша. Он опустил голову и провел пальцами по волосам, зачесывая их назад. - Моя жизнь потеряла всякий смысл.
   Она видела, как ему больно. Она понимала его. Работа была самым важным делом в его жизни, а теперь эта точка опоры потеряна, и мир ушел из-под его ног.
   - Но... а как же я? - вдруг спросила Катя, и он посмотрел на нее так, будто видит впервые.
   - Ты? - переспросил он и задумался. Когда минуту спустя он поднял на нее свой взгляд, она заметила, что он стал осмысленным, словно у него появилась новая цель.
   - Катя, а ведь ты права! - удивил он ответом и шагнул к ней. Прижал к себе, не чувствуя боли от ушибов и ударов, и неожиданно поцеловал. Она со всей пылкостью, на которую только была способна, ответила ему. Но, когда он, словно во сне, потянулся к ее рубашке, чтобы расстегнуть оставшиеся на ней пуговицы, Катя воспротивилась.
   - Стой, - воскликнула она. - Ты с ума сошел?! Не сейчас, когда ты зол и расстроен. Не хочу, чтобы все было так.
   Вместо ответа он закрыл ей рот поцелуем. Ей итак было тяжело сопротивляться ему, а тут еще этот напор, которого она от него никак не ожидала. Он оторвался от ее губ и, несмотря на слабые попытки оттолкнуть его, продолжал целовать ей шею и плечи.
   - Миша, пожалуйста, - упрашивала она, но сама уже гладила руками по его спине и не могла остановиться. Ее будто кто-то подталкивал сзади к нему все ближе и ближе. Она таяла в тумане из дождя, зноя и запахов.
   - Прости, но я не хочу останавливаться, - вдруг хрипло прошептал он и легонько прикусил мочку ее уха. Она протяжно вздохнула, всхлипнула, но уже тоже не хотела, чтобы это заканчивалось.
   - Здесь... здесь нас могут увидеть... - из последних сил попыталась образумить его Катя. Он сумел-таки оторваться от нее, хитро улыбнулся и потянул за собой прямо в озеро, целенаправленно следуя к грохочущему водопаду. Миша шагнул под его тяжелые струи, и Катя боязливо ступила вслед за ним. Они быстро прошли под каскадом, и увидели за ним пустую гладкую нишу. Она словно специально была создана природой для подобных случаев. Михаил, не в силах больше ждать и думать ни о чем другом, вновь привлек девушку к себе, осыпая ее жаркими поцелуями. И она больше не сопротивлялась. Потому что здесь, в прохладной влажной темноте, они были закрыты водным потоком, и им уже никто не смог бы помешать.
  
   Эпизод восьмой
   Выбор
   Мексика, июнь 2017 года
  
   Кате показалось, что прошло совсем немного времени, прежде чем они вынырнули из-за водопада и устремились снова в сторону леса. Она на ходу застегивала на себе многострадальную кофту, а Миша поторапливал ее и сам поправлял на поясе мокрые брюки. Как только они вылезли из озера на сухую землю, из-за деревьев показались их друзья. Алексей и Эмилия шли, держась за руки, и испуганно оглядывались по сторонам. Пешехонов увидел парочку и тут же набросился на них с обвинениями:
   - Вы с ума сошли? Мы вас потеряли! - он оглядел их с головы до ног и вдруг все понял. Негромко засмеялся и высказался: - Нашли время, черт побери!
   Эмилия, загнанная собственными мыслями даже не поняла, что произошло. Она все еще разглядывала близлежащие кусты и боялась, что из них вот-вот выпрыгнут бандиты. Сумерки сгустились. И теперь каждый пень казался животным, а невысокие деревья людьми с тысячью рук.
   - Пойдемте скорее отсюда, - попросила она, и друзья двинулись в ту сторону, где предположительно должен был быть Акапулько.
   - И как тебе майор? - все еще подтрунивал над Катриной Алексей. Смешинки в его глазах так раздражали и в то же время смущали девушку, что она, не подумав, пихнула его в бок. Он охнул, и девушка вспомнила, что на них с Мишей бандиты живого места не оставили.
   - Прости, - шепнула она, - и хватит издеваться.
   Пешехонов засмеялся и шлепнул по плечу идущего впереди Михаила. Тот развернулся, вывернул ему руку и процедил сквозь зубы:
   - Лёха! Еще одна шутка не о том, и я сам набью тебе морду!
   - Ладно, ладно, - примирительно согласился Лёша, - я молчу... но в глубине души представляю себе детали.
   Миша замахнулся, но Алексей увернулся и, хохоча, словно нашкодивший мальчишка, бросился к Эмилии. Та шикнула на него, и он приобнял ее и поцеловал в висок.
   Теперь, когда не нужно было бежать, они внимательно осматривали дорогу. Звука погони не было слышно. И они замедлили темп. Звезды на небосклоне были закрыты тучами, стало совсем темно и поэтому сложно пробираться сквозь лесную глушь.
   - Нет, так больше нельзя, - вдруг сказал Михаил. - Нам нужно дождаться рассвета. Мы идем наобум. А вдруг под ногами окажется заснувшая змея или еще какое-нибудь другое опасное животное. Пора остановится.
   - А если они нас нагонят? - опасливо возразила Эмилия.
   На этот вопрос ей никто не дал ответа. Но все согласились с Михаилом. Идти дальше было еще опаснее, чем оставаться на одном месте. Они надеялись, что Барский если и станет их искать, то тоже только под утро. Несмотря на ночное время суток, было тепло. И даже насквозь промокшие Михаил и Катя не чувствовали холода. Они присели у дерева в обнимку и молча наслаждались объятиями. Эмилия никак не могла успокоиться. Она ходила из стороны в сторону и все вглядывалась в черную даль. Алексей стоял недалеко от нее и пытался возродить в себе свою силу. Но она так и не проявлялась. Лишь тоненький ореол света окутывал его ладони, но даже не грел.
   - Лёха, престань выдавать нас, - попросил Миша. - Они могут увидеть свет и прийти на него.
   Алексей задумчиво кивнул и не стал продолжать.
   - Что это? - вдруг затравлено прошептала Эмилия. Она увидела далекий желтый свет во тьме. Он петлял, горел неровно и разрастался.
   - Может, чей-то костер? - предположила Катрина и поняла, насколько нелепо звучит эта идея.
   Внезапно с разных сторон леса показались такие же огоньки. Они быстро приближались и увеличивались в размерах.
   - Фонари! - встрепенулся Миша и тут же вскочил на ноги. - Это они! Бежим!
   Но их, словно дичь, которую загоняли ловчие псы, уже окружили со всех сторон. Михаил насчитал как минимум двадцать человек. Похоже, головорезы привели подкрепление.
   - Попытаемся прорваться! - крикнул Алексей и подал пример, устремляясь во тьму, туда, где не видно было света фонарей. Их заметили. Один из огоньков поменял направление и двинулся им наперерез. Эмилия остановилась и все-таки пустила в ту сторону небольшой ледяной вихрь. Человек вскрикнул и уронил свой фонарь.
   - Что ты делаешь?! - остановил девушку Алексей. - Не трать силы!
   И тут из темноты на него накинулся один из бандитов. Он прыгнул ему на спину и попытался завалить его, но Пешехонов стащил его с себя и кинул на землю. Тот упал и издал болезненный стон. Алексей резко развернулся и увидел, как люди с фонарями быстро бегут в их сторону. Шансов на побег не оставалось. Они с Михаилом встали спинами друг к другу, загородив собою своих женщин.
   Алексей снова попытался вызвать свою силу, но у него ничего не выходило. Он растратил ее, а на восстановление требовалось время. Эмилия, которая могла бы отразить атаку, не хотела больше использовать магию. Если каким-то чудом они избавятся от этого препятствия, только с ее помощью можно будет вернуться в Долину.
   Вот уже стали видны силуэты. Противники взяли их в плотное кольцо, но приближаться не торопились. В руках некоторые держали тепловизоры, а на глаза других мужчины различили приборы ночного видения. Стало понятно, почему их с такой легкостью отыскали. Вперед вышел Барский. В ярком свете фонарей им было хорошо видно его оскалившееся в довольной ухмылке лицо.
   - Надеюсь, вы уже поняли, что сбегать от меня бесполезно. Я всегда добиваюсь своего. Сынок, иди сюда. Вот и настал твой час поквитаться с майором.
   Из-за его спины появился высокий сутулый молодой человек в очках. Он с постной миной приблизился к пленникам и с интересом стал рассматривать их, словно диковинных зверушек в зоопарке. Один из фонарей дернулся, и свет упал на его лицо. Михаил отпрянул.
   - Сергей?.. - не поверил он тому, что видит. Потом перевел взгляд на Барского и сложил два и два. - Иванович...
   Михаил был поражен. Теперь становилось понятно, почему Сергей так кичился своим отчеством и постоянно поправлял его. В свете последних событий казалось, что его уже ничто не могло удивить. Но он и предположить не мог, что ГРУ-шнику это удастся.
   - Вот значит, как... так ты сын этого подонка? Яблоко от яблони...
   Сергей подошел к Михаилу и внезапно ударил его кулаком по лицу. Новинский еще не пришел в себя и не успел защититься.
   - Это тебе за то, что кинул меня в Кении и стащил кольцо.
   - Папочка в угол поставил? - насмешливо прищурился Миша, двигая челюстью и проверяя рукой, не свернута ли она.
   Сергей снова замахнулся, но Михаил оттолкнул его в толпу бандитов. Тот повалил нескольких человек. Раздались звуки передергиваемых затворов и крики: "Не двигаться!" ГРУ-шник поднялся и с яростью взглянул на Новинского. Но тот лишь нарочно усмехался.
   К Эмилии подошли двое азиатов и взяли под руки, велев следовать за ними. Когда они схватили ее своими лапищами, Алексей закрыл глаза и напрягся. Из последних сил он пытался создать на кончиках пальцев огненные лучи. И вдруг от него пошла волна жара. Она прокатилась до нападающих, едва не задев его друзей. Те, кого она коснулась, тут же попадали на колени, крича и закрывая ладонями обожженные глаза и лица.
Лёша, не в силах больше сделать и шага, тяжело дышал и смотрел на поверженных врагов уставшим взглядом. Сзади к нему подскочили люди, и он рухнул на колени под их тяжестью.
   - Взять остальных, - равнодушно приказал Барский. - А этого отдайте мне, - он кивнул на Пешехонова.
   Он демонстративно медленно снял пиджак и кинул его одному из подручных. Было видно, что этот человек, несмотря на годы, в хорошей физической форме. Он занимался и поддерживал свое тело, не позволяя ему поддаваться возрасту. Рельефные мускулы и накаченный пресс выдавались под рубашкой. Барский подошел к Алексею, которого удерживали двое, обхватил его голову цепкими пальцами и громко прошептал прямо ему в лицо:
   - А что ты сейчас можешь, без своей супер-силы, а, ничтожество?!
   Он с оттяжкой ударил голову Пешехонова о свое колено, и тот от боли на время потерял сознание. Когда в голове снова прояснилось, Барский, как павиан, ходил перед своими людьми, гордо выпячивая грудь и упиваясь своей безграничной властью. Те угодливо улюлюкали, поддерживая босса. Алексея подташнивало. 
   Он осторожно огляделся. Миша и Катя стояли чуть поодаль под прицелами револьверов. Бледная Эмилия с болью и слезами на глазах смотрела прямо на него, но ничего не предпринимала. Он надеялся, что она вняла его просьбе и поэтому не использует силу.
   Наконец, Барский завершил круг почета и вернулся к своей жертве. Он достал из-за пояса длинный широкий нож. Его лезвие блеснуло в свете фонарей.
   - Этим ножом, - громко сказал он, - я обычно вспарываю животы еще живой, но обездвиженной дичи. Мне нравится видеть агонию в ее глазах и предсмертные конвульсии. Сейчас, дорогая моя птичка, мы проделаем то же самое с другом вашего сердца.
   Он обернулся. Эмилия стояла с широко раскрытыми глазами, которые уже начинали светиться голубизной. Пешехонов, который не мог произнести ни слова, покачал головой из стороны в сторону. Он не хотел, чтобы она напрасно использовала силу.
   - Уже лучше, - обрадовался изверг. - Выбор за тобой. Хочешь ли ты видеть, как кровь хлещет из горла твоего любимого, а глаза подергиваются поволокой смерти?..
   Он подошел к Пешехонову, отодвинул своих подчиненных и грубо схватил его за волосы, оттягивая голову и обнажая шею. Кадык Алексея дергался - он пытался сглотнуть. Барский неспешно приставил лезвие к горлу молодого человека и сделал легкий надрез. Уголком глаза уловил, как дернулся Михаил в крепкой хватке четверых неприятелей.
   - Что же, дорогая, - продолжал негодяй. - В последний раз взгляни в глаза своего Алексея.
   Эмилия молчала, ее била мелкая дрожь. Она уже была на грани, но все еще старалась держать себя в руках, в надежде, что Барски й не причинит Лёше вреда.
   - Времени у нас полно, - уговаривал Эмилию миллиардер. - Это всего лишь начало. Если ты так не ценишь своего мужчину, то я могу сначала прирезать его, а потом возьмусь за твою подружку. Или, пожалуй, отдам ее моим ребятам. Они при тебе позабавятся с ней.
   Он сделал знак рукой в сторону Кати, и один из негодяев провел ножом по коже на ее шее, слегка царапая, но не разрезая ее. Девушка всхлипнула. В глазах ее стоял ужас. Она боялась промолвить и слова. Михаил с ненавистью смотрел на Барского. Все, чего он сейчас хотел, это отомстить ему за все. И он знал, что этот день когда-нибудь настанет. Барский перехватил его взгляд.
   - Майора, так и быть, оставлю напоследок, - улыбка его стала похожа на улыбку злого Чеширского кота, - чтобы он тоже насладился этим зрелищем.
   Он резко полоснул ножом рядом с горлом Алексея, так, что у того вырвался судорожный вздох. Эмилия закричала:
   - Пожалуйста, оставьте его!
   Барский наслаждался своей игрой. Ему совершенно не было жалко никого из этой четверки, но он понимал, что если убьет Пешехонова, Эмилия может упереться из принципа.
   - Открой мне Долину, Эмилия, - вкрадчиво сказал он, - и все будет хорошо. Ты ведь все равно сделаешь это. Но будешь сильно жалеть, потому что этот человек и барышня уже будут мертвы.
   Он внимательно смотрел на нее и анализировал каждое движение ее лица. Он видел, что она готова сдаться. Глаза ее слезились, губы дрожали, и даже при свете фонарей можно было различить ее побледневшее лицо. Она страдала, боялась за своего любимого, но не могла решиться, атаковать ей или согласиться.
   - Открой Долину, дура! - не выдержал Барский и заорал: - Открой или я прирежу вас всех к чертовой матери! Причинишь мне вред, и за меня тут же отомстят.
   Эмилия подняла на него ненавидящий взгляд, полыхающий голубым светом. Сила плескалась в ней. Ей хотелось убить этого мерзавца, но она не могла себе этого позволить. "В конце концов", - подумала девушка, - "в Инферин Том и церберы. Как-нибудь справимся с этим бандитом".
   - Я согласна, - сквозь зубы прошипела она.
   - Что?! Эми! - воскликнул Пешехонов. - Не делай этого!
   - Ты же видишь, у меня нет выбора! - расплакалась она.
   - Молодец, птичка, - похвалил довольный Барский. - Раз уж ты пошла мне на встречу, я разрешаю тебе попрощаться с благоверным.
   Эмилия кинулась к Лёше и опустилась перед ним на колени. Она гладила его окровавленное лицо, смотрела ему в глаза и не сдерживала рыданий.
   - Прости меня, прости, - шептала она и целовала его, окропляя своими горячими слезами. - Пожалуйста, забудь обо мне, не ищи путь в Долину. Я причиняю тебе только вред.
   - Эми, - прошептал Пешехонов. Его отпустили, и он мог дотронуться до нее. Он, пока Барский не передумал, заключил ее в свои объятия и прижал к себе. - Так нельзя, я не могу тебя оставить.
   - Лёш, я прошу.
   - Ну, все хватит! Хорошего помаленьку, - кинул Барский, и ее тут же подхватили под руки и оттащили от Алексея.
   - Пообещайте, что их не тронут! Пусть едут домой, - умоляюще просила девушка. Она, обессилившая, висела на руках людей Барского и страдала от мысли о том, что больше никогда не увидит Алексея. Девушка осознавала, что теперь, по крайней мере, Лёша точно не сможет ее согреть. И пусть боль разлуки была сильна, вызывая в груди бешеный холод, она сделала свой выбор. И да, опять не в его пользу. Эмилия заключила сделку с дьяволом, и готова была до поры до времени выполнять его условия.
   - Хорошо, птичка. Их не тронут, - легко согласился Барский и громко приказал сыну: - Отвези их в Акапулько. Пусть идут на все четыре стороны. Мы с утра в порт. Ты знаешь, где нас найти.
   Отчаянно сопротивляющихся Катю, Мишу и Алексея вывели на дорогу и посадили на заднее сидение одного из стоящих здесь джипов. За руль залез один из азиатов, с которым Барский предварительно переговорил наедине. На пассажирское кресло устроился Сергей. Он оглянулся на пленников и показал револьвер. Их отделяла друг от друга крепкая решетка из частых тонких железных прутьев.
   - Без глупостей, Михаил Арсеньевич. Я отвезу вас в аэропорт и отправлю в Россию. Если будете слушаться, скоро будете дома.
   - И что мне там делать? - горько рассмеялся Миша. - Твой отец позаботится о том, чтобы жизнь дома мне малиной не казалась.
   - Уж лучше вам вернуться, чем сложить головы здесь.
   - Безусловно, военный трибунал - лучшее решение, - скупо улыбнулся майор.
   - Я попрошу отца, и он позаботится о том, чтобы вас ни в чем не обвиняли, - помолчав, ответил Сергей. - Он меня послушает. Он старается выполнять свои обещания.
   Михаил, не в силах больше пререкаться, откинулся на сидении и ободряюще сжал руку Кате. Девушка находилась в таком состоянии, когда уже была не в силах ни о чем переживать. Она просто придвинулась ближе к майору и положила голову ему на плечо. Алексей смотрел в окно. Глядя на темные силуэты проносившихся мимо деревьев, он думал лишь о том, что больше никогда не сможет увидеть сына и любимую женщину. Все его старания и попытки были напрасны. Ему вспомнились ее фразы: "Думаю, тебе лучше держаться от меня подальше" и "Ты согреваешь меня". Может быть, ей действительно будет лучше без него?
   Он посмотрел на Катрину и Михаила. Уставшая и измученная девушка, закрыв глаза, доверчиво покоилась на плече своего мужчины. Алексей впервые в жизни ощутил страх одиночества. Грусть потери давила на него, и он понимал, что без Эмилии будет чувствовать это всегда. Он должен был что-то сделать! К тому же, он был не уверен, что в Долине смогут справиться с головорезами Барского без него. Алексей вдруг поднял голову. Какими бы сильными и обученными не были церберы, перед огневой мощью им не выстоять. Пешехонов знал, что времени в запасе у него мало. Нужно было что-то срочно предпринимать.
   - Эй! - окликнул он водителя. - Эй, мне срочно нужно выйти.
   - Терпи, - даже не оглядываясь, произнес Сергей.
   - Терпел бы, да больше мочи нет, - нахально заявил Алексей. - Думаешь, так просто бегать от вас по лесам? Спешу тебя заверить, здесь нет под каждым деревом биотуалетов.
   Миша переглянулся с Алексеем и понял, что он что-то задумал. Лёша весело подмигнул ему.
   - Если вы сейчас же не остановитесь, я испорчу вам обивку.
   Сергей вздохнул и приказал остановиться. Азиат вышел из джипа, открыл дверцу со стороны Пешехонова и наставил на него пистолет.
   - Выходит сначала девушка, а потом майор.
   - Ты что задумал? - обернулся к нему Сергей.
   - Избавиться от них, - без эмоций ответил тот.
   - Старается держать слово? - усмехнулся Миша, но азиат уже силком вытащил его из машины. Он наставил на него пистолет и снял его с предохранителя.
   - Ну, так не пойдет, приятель, - сказал Алексей, выпрыгнул из машины и жестом, который подглядел у Михаила, врезал врагу по лодыжке. Тот машинально нажал на курок и раздался выстрел. Молодые люди дружно пригнулись. Пуля никого не задела. Азиат завыл и запрыгал на целой ноге, придерживая больную. Михаил повалил неприятеля на спину. Вскоре к нему подоспел Алексей, и вместе они одолели его. Миша стащил с него рубашку, они располосовали ее и связали нападавшего.
   К тому времени Сергей тоже вышел из джипа и подошел к ним, неуверенно теребя револьвер в руках.
   - Я не знал о приказе отца убить вас.
   - Помоги нам, - надавил на него Новинский. - Я же знаю, что ты неплохой человек. Оставим этого здесь. Ты без проблем доберешься до порта. А мы улетим в Россию.
   Лёша взглянул на друга - лицо его было непроницаемым. Но Пешехонов понимал, что ни о каком аэропорте майор и не думает. Все, что он сейчас говорит Сергею, чистой воды блеф.
   - И что я скажу отцу, когда он не досчитается своих людей?
   - Скажешь, что оставил его в аэропорту, чтобы он дождался нашего отлета. Пока суд да дело, он про него и думать забудет.
   Сергей не был уверен в правильности своего решения, но не хотел марать руки убийством. Он не мог идти против воли Барского - слишком велик был его авторитет, но сам решил действовать согласно своей совести.
   - Это и моя вина, что вы оказались здесь, - посетовал Сергей. - Я уже пытался вам помочь, целенаправленно не стирал данные в базе, пока не убедился, что вы прочли их. Вы же догадались об этом, Михаил Арсеньевич, когда получили мое персональное послание?
   - Так это твой был смайлик? Хороша же помощь. Благодаря тебе мы оказались в ловушке.
   - Так я не виноват, что вы сглупили и полезли на рожон, - отозвался Сергей. - Хорошо, в порядке исключения, я помогу вам еще раз, если вы обещаете не искать вашу подружку. От себя я постараюсь сделать все, чтобы ее не обижали.
   Когда договор был заключен, они оттащили азиата подальше в кусты и оставили его там. Сергей довез своих пассажиров до банка, где те хранили свои деньги и паспорта, и проводил взглядом до двери. Потом завел машину и уехал на встречу к отцу.
   Молодые люди отправили за документами Катрину, пострадавшую в драке меньше всех. Она прикрыла волосами щеку, по которой бил Пират, и с деланной уверенностью шагнула в помещение. Сотрудник банка озадаченно посмотрел на взъерошенную девушку, но не стал задавать вопросов. Возможно, здесь туристы в подобном виде были нередким делом. Девушка забрала пухлый пакет с деньгами и паспортами, и друзья, не сговариваясь, направились искать ближайшую стоянку такси.
  

Поделиться с друзьями


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"