Новак Екатерина: другие произведения.

Fabulous

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Героини этого рассказа - две богатенькие избалованные девочки. Однажды они поспорили со своими друзьями, что смогут выжить и при очень стесненных обстоятельствах. Тогда родители купили им путевки в трехзвездочный отель в Турции на девять дней. Привыкшие отдыхать только на фешенебельных курортах, две светские львицы пришли в ужас от увиденного в каталоге. Но отступать было поздно - забрать назад данное друзьям слово они уже не могли.


Fabulous

Мне только высший класс!

Другого не предлагать!

Только высший класс!

И все должны это знать!

Я хочу немногого, но чтобы как в кино.

Ведь если нет гламура, то мне все равно!

Шарпей Эванс, "Классный мюзикл"

  
   - Ой, Фабиола, я не понимаю, зачем мы согласились на эту авантюру? - вопрошала Марьяна Красавина.
   - Марьяна, должны же мы доказать всем, в том числе и нашим родителям, что можем прожить в любых условиях! И что тут не понятного? - закатила глаза Фабиола Богатова.
   - Тогда надо было и в аэропорт не на такси ехать, а на автобусе, - заметила ее подруга.
   - Ну, это уж слишком, - фыркнула Фабиола. - Такого экстрима от нас никто не ждет. Смотри, смотри, наверное, здесь нужно получать билеты! Обычно же за нас это делали доверенные лица! Ладно уж, взялись за гуж... Вроде бы этот флайт-менеджер за стойкой симпатичный. Давай попробуем очаровать его.
   Уверенной походкой от бедра девушки подошли к стойке. Примерно через пять минут они в ужасе направлялись в сторону таможенной зоны.
   - Фу, ну и манеры!!! - возмущалась Фабиола.
   - Ты поняла, что он сказал по поводу моего бюста?! - Марьяна была в стопоре. - Да я сейчас позвоню папе и...
   - Тихо, - прервала ее подруга. - Ты помнишь уговор? Все делаем сами. Разбираемся с проблемами тоже.
   Марьяна надулась, но промолчала.
   Вскоре они пошли регистрироваться на рейс.
   - Сколько денег с собой везете? - грозно спросил неулыбчивый пограничник.
   - Что за вопрос такой?! Некорректный! - вспомнила Фабиола умное слово.
   - Повторяю: сколько денег с собой везете? - этот громила даже не улыбнулся.
   - Триста долларов, - покраснели девушки. Отродясь в их сумочках не было так мало денег.
   - Проходите, - подвинулся мужик.
   Девушка за стойкой взяла их билеты и принялась регистрировать на рейс.
   - А что, бизнес-класса не было? - простонала Марьяна.
   - Марьяна, какой бизнес-класс?! Ты забываешь про нашу миссию? Про нашу Миссию?! - патетически возопила ее подруга.
   Глубокий вздох рыжеволосой Марьяны мог бы растопить даже сердце людоеда, но только не взявшейся за дело Фабиолы.
   - Надеюсь, девять дней пролетят быстро...
   - Не сомневайся, подружка, мы будем помнить их еще до-о-олго!
   И Фаби бодрой походочкой направилась к паспортному контролю, где милый и обаятельный пограничник устроил ей настоящий допрос, словно подозревал в тяжких грехах и не хотел выпускать за границу. Это добрый знак, роились мысли в хорошенькой темной голове Фаби, пусть он даже и не спросил телефончик.
   До вылета оставалось еще порядка двух часов (и зачем таксист привез их так рано!), и девушки, сидя на лавочке, занимались своим любимым делом - разглядывали и обсуждали находящихся в накопителе людей.
   - А представляешь, если мы упадем на остров в Тихом океане, как в "Остаться в живых"? - заливалась Марьяна.
   - Марьяна. Мы не можем упасть в Тихом океане, дурында, - постучала Фабиола подруге по голове.
   - Почему это? - живо заинтересовалась та.
   - Мы не будем пролетать над ним, - заявила покровительственным тоном брюнетка. - Теперь точно понятно, что папа заплатил за твой экзамен по географии. Ты не знаешь даже очевидного - что Турция находится в Индийском океане, а не в Тихом.
   - Да фиг с ней, с Турцией, - с горящими глазами прошептала Красавина. - Смотри, какой импозантный мужчина!
   Фаби оглянулась и прыснула.
   - Да, на нашем острове он будет Джеком. Надеюсь, у него есть медицинское образование? Вдруг ему придется делать мне искусственное дыхание?!
   - Мечтай, - фыркнула Мари, - он будет делать искусственное дыхание мне.
   В общем, пока суд да дело, а за окном тем временем подготовили самолет.
   - Ваша карета готова, сударыня, - дурачились девчонки, пропихивая друг дружку к выходу.
   Самолет поразил их воображение - он был втрое меньше, чем те, на которых они когда-либо летали. Не считая частных "Сессн", конечно же.
   - Добро пожаловать на N-авиалинии, - неулыбчиво произнесла заспанная стюардесса, а в сердцах наших героинь поселился противный червячок сомнения, что что-то здесь не так.
   Когда девочки нашли свои места, Марьяна тихо заскулила и забилась, но Богатова, решительно тряхнув головой, за руку утащила подругу в кресло. На спинках передних сидений была нарисована грустная синяя лошадь на дыбах, которой в фотошопе прилепили крылья. И слоган - "На крыльях Пегаса - навстречу мечте!". Что-то слабо верилось, что вот эта дохлятинка способна донести даже свои кости до Турции, не говоря уж о целом самолете.
   За окном было совсем темно, и можно было любоваться удаляющимися огнями родного города под шум кашляющего двигателя. Фабиола довольно огляделась и наткнулась взглядом на как-то странно посеревшую подругу.
   - Я зову доктора Джека? - испуганно прошептала она, но Мари только слабо помотала головой.
   Искусственное дыхание не понадобилось. Как оказалось, нежная вестибулярная система Марьяны не выдерживала полета на неуверенных лошадиных крыльях. Еще хуже стало, когда по салону стал расползаться запах домашней картошечки, которую стюардессы засовывали в микроволновку. Тут-то рыжеволосая красавица и не выдержала, стремглав выбежав в сторону дамской комнаты.
   За время полета она сбегала туда раз пять. Злобно косившаяся на нее женщина, сидевшая у прохода, скрипела зубами, но наотрез отказывалась меняться местами.
   Зато Фабиола провела время с толком! Отлично выспалась, покушала, снова выспалась...
   Посадки боялись все трое: Фаби, Марьяна и Скрипевшая Зубами - не считая стюардессы. Конечно же, Красавина оправдала их страхи - бодро показала всем, что ела на завтрак. Она же не виновата, что тот сам просился на волю - а может, ему тоже охота было на Турцию поглядеть?
   Дальше - лучше. Полчаса потратив на таможенные формальности, они вышли к представителям оператора, которые посадили их в автобус и повезли на курорт. Автобус, конечно - не привычный лимузин, но терпеть можно было. Правда, обычно гид рассказывал про страну, в которую они приезжали. Тут же представительница летающей доходяги решила слентяйничать: "Спите, мои хорошие, вы же устали после перелета!". Анталийского времени было только четыре утра, а привезли их в поселок недалеко от города Кемера около шести. На отеле, к которому их доставили, гордо значились четыре звезды и надпись "Старлайт" - "Звездный свет". Что ж, девушкам было самое время зазвездить по полной.
   Водитель, перед этим стребовав на чай, выгрузил их чемоданы - и отпустил на все четыре стороны. Упрямо стиснув зубы под укоризненным взглядом Марьяны, Фабиола подхватила чемодан и покатила его к дверям отеля. Подруга последовала ее примеру.
   В холле они повернули налево и увидели ресепшен, за которым стоял молодой человек с грязными ногтями и посредственной физиономией. И где же хваленые турецкие мачо? Да к тому же он ни слова не понимал по-русски! Тут-то Фаби и решила блеснуть своим знанием английского. Впрочем, оно не особо ей помогло - свободных номеров в отеле не было, и заселить их могли не раньше, чем через восемь часов, после двух.
   В ужасе они отправились в лобби - коротать время на черных кожаных диванах. За окном только-только начинало светать. Подремав несколько минут, девушки осознали, что в холле они делать этого не могут, и решили оглядеться. Когда окраска лестниц и цвет обоев были вдоволь изучены, делать вновь стало нечего.
   - Гм, - в гнетущей тишине нерешительно начала Марьяна, - интересно, а где море?
   - В каталоге было написано в двухстах пятидесяти метрах, - апатично ответила Фабиола.
   - М-м-м, - протянула рыжеволосая.
   - Пить хочется, - минут через пять сказала Фаби.
   - А мне и пить, и есть, - призналась ее подруга, так и не попробовавшая аппетитного самолетного блюда.
   - Р-мяу, - раздалось из-за дивана, и оттуда же показалась тощая кошка.
   - Чем тебе не закуска? - саркастично произнесла брюнетка. - Лови, ты же смотрела передачу, как нужно их готовить.
   Кошка сразу же скрылась за диваном. Хоть кто-то в этом отеле понимал по-русски.
   Тут раздались шаркающие шаги, и на сцену вышла новая личность - уборщик со своими инструментами. Подруги глазами следили за его действиями. Сначала он вымыл лобби, потом подошел со шваброй к девушкам, и, не произнося ни слова, начал пшикать из распылителя на пол рядом с девушками. Аромат поплыл непередаваемый. Подружки закашлялись, а уборщик, по-прежнему не произнося ни слова, стал угрюмо протирать рядом пол.
   - Какой вежливый, - заметила Фабиола.
   - Я даже знаю, что он думает, - в тон ей ответила Марьяна.
   - И что же?
   - Понаехали тут, грязные русские ш**хи, запашина от вас на километр, мой за вами пол.
   - Да ладно, вряд ли он так думает, - неуверенно протянула Фабиола и снова взглянула на уборщика. Тот, яростно взирая на наших героинь, неглядя распылял на пол моющее средство, угрожающе метя в их сторону, словно пытаясь их выжить с насиженных мест. - М-даааа... может, у него драма какая случилась? Может, любовь несостоявшаяся... с русской туристкой?
   Гадая о душевных переживаниях уборщика, девушки скоротали еще час.
   Тут подоспел молодой человек с грязными ногтями, он принес им два стакана ледяной воды. Девушки обрадовано ("Не прошло и года!") сделали глотки... и тут же выплюнули воду обратно. Было ощущение, что им налили того самого моющего средства, которое распрыскивал уборщик.
   Тем временем портье опять подошел к ним и, кося взглядом на невыпитую, драгоценную, потраченную на них впустую воду, начал что-то лопотать по-английски.
   - Чего ему надо от нас? - зевнула Марьяна.
   - По-моему он хочет, чтобы мы разделись, - медленно ответила подруга.
   - Что?! - рыжеволосая как раз отважилась сделать глоток моющего средства, но от неожиданности выплюнула все фонтанчиком на пол. Откуда-то снова послышались шаги уборщика, и Мари поспешно поставила стакан на место.
   - Причем разделись прямо здесь, - добила ее Фаби.
   - Он что себе позволяет?! - начала кипятиться Красавина.
   - Посуди сама. Он говорит: "You can change your close. Right here" - и показывает куда-то сюда, на лобби, - рассуждала брюнетка.
   - Убиться можно, - начала биться затылком об диван Мари, - еще даже трех часов нашего пребывания в Турции не прошло, а уже застрелиться хочется.
   - Нет, погоди, - перебила ее юная полиглотка, - кажется, я понимаю, чего он хочет. У него ужасное произношение. Тут где-то есть комната для переодеваний. Он хочет сплавить нас на море. Надоели мы ему тут, сидим, глаза мозолим.
   - Воняем, - пессимистично добавила рыжуля. - На море так на море. Где оно, море-то?
   Они переоделись в жуткой на вид комнате - было ощущение, что там проводили опыты над туристами, иначе зачем стояло инвалидное кресло? Оставалось только надеяться, что номера в отеле будут хоть чуточку получше. После этого они попросили портье показать им, в какой стороне находится море. Тот с какой-то садистской улыбочкой вышел с ними из отеля и махнул куда-то на горизонт, что-то при этом бормоча.
   - Чагой-то он говорить? - передразнила администратора Мари.
   - Идите прямо, пока не упретесь, - угрюмо проговорила Фабиола.
   - Оптимистично, - пропела ее подружка.
   В поселке пока не было ни души, все еще спали. Они прошли мимо кафе, торговых рядов, перешли через дорогу и направились вдоль стены какого-то другого отеля к пляжу. В гостинице, видимо, как раз прорвало канализацию, потому как смердело невыносимо. Около теннисных кортов им полегчало - тут пахло не так убойно. Так же они заметили парикмахерскую, в которой, по всей видимости, стриглись такие звезды, как Брэд Питт, Анджелина Джоли и Брюс Уиллис. Как неоспоримое доказательство их пребывания там, на окнах висели звездные портреты с модными прическами.
   Наконец, они увидели его - Средиземное море! Оно приветливо плескалось в утренних лучах солнца у их ног, слегка шурша галькой. На пляже было несколько таких же, как они, несчастных туристов, которых не заселили раньше срока.
   До чек-ина они пробыли на море. Гуляли по бычково-крышечно-от-бутылочно-галечному пляжу, а когда рассвело, поспали на лежаках. Проснувшись, они словно очутились на русском юге - жарило солнце, а среди людской массы даже плюнуть было некуда. Героини вернулись в отель, где усатая девушка, слава Богу, говорящая на их языке, привела их в небольшую комнату на третьем этаже.
   - Все, пока не высплюсь, я не выползу из этого номера, даже если меня будут заманивать самым вкусным фуа-гра на свете, - сказала Марьяна, подняв простынь и посмотрев одним глазом сквозь трехсантиметровую дырку на подругу.
   Фабиола тем временем пыталась втиснуть в маленький сейф, находящийся в тумбочке, свою косметичку. У нее это не получилось, и она отправилась изучать ванную комнату.
   - В принципе, все не так плохо, - раздался ее оптимистично настроенный голос. - Тут есть фен и душевая кабинка с дырочкой в полу... немного протекает, но можно подтирать тряпочкой...
   Марьяна хмыкнула и забралась в кровать. Поерзала, удобнее устраиваясь, и вздохнула.
   - Шампуни, правда, дрянные, но я взяла свои. Понадеешься на них, - подруга вошла в комнату, - совсем без волос останешься, да ведь?
   Рыжеволосая уже спала.
  
   - Ой!
   - Ай!
   Девушки чуть не столкнулись нос к носу, а точнее тарелка к тарелке. Время было обеденное, и туристы, подтянувшиеся с пляжа, как голодные акулы на мясо, накинулись на "шведский" стол. Поддавшись влиянию масс, наши героини подхватили огромные тарелки и тоже стали перебегать от одного кушанья к другому, накладывая себе в блюдо все, что выглядит более-менее аппетитно.
   - Предлагаю выпить вина - за приезд, - дождавшись кивка Марьяны, Фабиола отправилась к бару.
   Они уселись за стол на краю террасы и приступили к еде.
   - М-м-м, какой здесь потрясающий помидорно-огуречный салат, - хрумкала Марьяна, - все такое свежее. Не хочешь? Он вон там, на левом столе.
   - Спасибо, а я как раз положила себе огуречно-помидорный, он в миске на правом столе, видишь?
   - Здесь такое разнообразие! - покивала рыжеволосая.
   - А курица! Курица просто отменная. Жую ее уже пять минут, все никак нажеваться не могу.
   - Выпьем же за это! - раздался звон бокалов. Девушки отпили и дружно скривились.
   - Р-мяу? - спросила уже знакомая им кошка.
   Нежующийся кусок курочки полетел под стол.
  
   До встречи с отельным гидом оставался час, и героини решили немного позагорать у бассейна. С небольшой горки то и дело скатывался толстый грудастый мальчик, создавая волну. Девушки улеглись на шезлонги, подставив ноги солнцу.
   - Добрый день, с приездом! - раздалась откуда-то сбоку не совсем правильная русская речь. Их приветствовал невысокий волосатый местный мужчина, поздоровавшись с каждой за руку.
   Фабиола переглянулась с Марьяной - мол, какой тут сервис, сам хозяин отеля здоровается с постояльцами, приятно!
   - Как вас зовут, красавицы?
   Фабиола тут же представилась. Марьяна же была не в духе - этот приставучий тип создавал тень и мешал ей загорать!
   - Как зовут тебя, рыжуля? - не отставал хозяин.
   - Да какая вам разница! - хмурилась та.
   - Скажи, жалко тебе что ли?
   - Жалко, - Богатова знала, что если у подруги случится приступ упрямства, сдвинуть ее с места не помогут даже десять гламурных топиков в уезжающем пикапе.
   - Ах, какая упрямая рыжуля. Как мне к тебе теперь обращаться-то?
   - Ну, Фабиолой зовут меня тоже, довольны?
   - Две Фабиолы? - не поверил или удивился мужчина.
   - Да, представьте, что и так бывает. А теперь говорите, что там у вас или уходите, - приказала Красавина.
   Настоящей Фаби было неловко за подругу, но она тоже не понимала, чего от них нужно этому невысокому толстячку.
   - Банщик я,- признался тот.
   Девушки от удивления подскочили на лежаках. Банщик?! Они-то думали, с ними хозяин отеля беседует! Вот так номер, вот так сервис!
   - Хочу пригласить вас в наш хамам, сделать натирания маслами и массаж.
   - И зачем это? - подозрительно уточнила Лжефаби.
   - Если сделать пилинг тела, загар на вас ляжет ровнее патоки. Услуга стоит двадцать долларов.
   - А у вас там это... без приставаний? - Фабиола не знала, как признаться банщику, что денег у них с Марьяной - кот наплакал. В России они иногда подобную сумму тратили за один вечер. Выход был только один - найти предлог, чтобы не пользоваться предлагаемыми услугами.
   - Обижаешь, - оскорбился мужик, а глаза, как убеждала себя Богатова, так и бегали, так и бегали. - Пойдем, покажу, сама все посмотришь.
   Он схватил девушек в охапку и уволок по лестнице в подвал. Просто именно там и находился хамам - турецкая баня. Турок кинулся в пространные объяснения, что тут у них есть, и как все действует, а девчонки судорожно придумывали благовидный предлог для увиливания.
   - Это все хорошо, - подвела итог Фабиола. - Мне все нужно знать, я друзьям ваш хамам рекомендовать буду.
   И тут же захихикала про себя, представив кого-то из своих подружек в данном отеле. Не выживут, решила она за них. Это им с Марьяной уже медаль пора на грудь вешать - за мужество.
   - Мы обязательно подумаем, - продолжила она. - А сейчас разрешите откланяться, нас ожидает гид на коктейльной встрече.
   Банщик нехотя отпустил их, и героини поднялись в лобби, где уже им пришлось ждать своего отельного гида Ирину. К тому времени, как та изволила явиться, в холле скопилось приличное количество народа. Видимо, все заехали вчера-сегодня.
   У Ирины на лице было написано, что ей на все плевать. Будь собравшиеся тут хоть прямыми потомками президента Соединенных Штатов, ей все равно плевать. Тем более она прекрасно понимала, что отдыхающие этого отеля точно не могут быть потомками президента, даже просто какой-нибудь захудалой страны третьего мира. Поэтому она попросту безразлично сказала:
   - Я слушаю.
   И тут же на нее вылились потоки. Потоки гнева и возмущения. Туристов не устраивало в отеле все: грязные полотенца, потекшие кондиционеры, отсутствие пепельницы на балконе, или наличие лишних слоев пыли, плохое питание, маленький бассейн и постоянное присутствие грудастого мальчика в нем. Удивительно, но только две наши героини молчали, и лишь кивали в такт говорящим.
   Возможно, у Ирины был слуховой аппарат. И, скорее всего, сейчас она просто-напросто его отключила. Потому как на ее лице не дрогнул ни один мускул.
   - Это все? - бесстрастно уточнила она.
   Выдохшиеся туристы только кивнули недружным строем.
   - А теперь говорить буду я, - она стукнула кулаком по столу. - Вы должны понимать, что за те деньги, что вы сюда приехали, здесь не будет должного уровня обслуживания, и тем более фуа-гра в сырном соусе (Марьяна расстроено вздохнула). Это гостиница три звезды, и ни в коем разе не больше.
   - Но нам продали ее как "три-плюс"! - пыталась возразить какая-то бабуля.
   - А на фасаде вообще значится, что "четыре"! - вскочил один мужичок.
   - Я сказала: это три звезды, и не спорить со мной, - тоном Терминатора проговорила Ирина, и все уважительно примолкли - не хотелось нарваться на пулю. - Но вы не волнуйтесь, все недочеты можно легко подправить в первые же сутки - принести новые полотенца, починить кондиционер, вставить дверь в туалете...
   Еще минут десять отельный гид выдавала информацию по услугам, входящим в стоимость проживания (по сути, мусолила по кругу одно и тоже, потому что из услуг там был только детская качелька, теннис да горка в бассейне).
   - А теперь покупаем экскурсии, - она опять включила свой непререкаемый тон, с которым было трудно спорить. Поэтому все те, кто еще не успел сбежать, помчались приобретать ваучеры. Дольше всех сопротивлялась влиянию Ирины Фабиола - ей было до жути жалко ста семидесяти долларов из, как мы знаем, имеющихся у нее трехсот. Ирина уже откровенно злобно на нее пялилась, пытаясь загипнотизировать. Марьяна капитулировала почти сразу же при первых упоминаниях о загадочном Паммукале.
   Туристы-бунтари разошлись по номерам, за столиком остались только трое - две наши да Ирина. Они словно играли в "кто-кого-переглядит".
   - Я сказала, берем экскурсии, - опять стукнула кулаком по столу гид. - Делать вам в отеле нечего, развлечетесь хоть там.
   - Неужели здесь совсем нечем заняться? А как же дискотека? - спросила Богатова.
   - Все аниматоры выехали за три дня до вашего заезда, - злорадно улыбнулась ее оппонентка. - Что вы хотите, середина сентября, конец сезона!
   Наконец, раздосадованная Фаби сдалась и отдала Ирине деньги. Они с подругой поднялись и отправились в номер.
   - Не волнуйтесь, на экскурсии вам понравится, - донеслось им вслед. Ирина, уже не стесняясь, в открытую подсчитывала прибыль.
  
   На выходе из холла их караулил банщик, но девушки увильнули от ответа, вновь обещав подумать. В номере они завели будильник на шесть утра - хотели встретить рассвет на море.
   В три утра телефон зазвонил. Фабиола с бешеными глазами подскочила на кровати. Вокруг была кромешная тьма.
   - Что, уже утро? - сонно пробормотала с соседней кровати Марьяна.
   - Сама не пойму, - хмурилась ее подруга, а потом со стоном откинулась на подушки. - Ну, мы и дурынды, время-то перевести забыли, до шести еще спать и спать!
   Она исправила ситуацию, и уже вскоре в комнате раздавалось лишь посапывание.
   Когда будильник прозвенел в шесть утра, обстановка на улице ничуть не отличалась от трех. Хотя, возможно, где-то там, далеко, к морю солнышко уже протягивало свои лучики.
   - Поспим еще часик, и встанем, - решила Богатова, разлепив правый глаз, глядя на время.
   - Угу, - раздалось из-под подушки ее подруги.
   В семь утра на улице началось какое-то движение. Первые голодные туристы потянулись на утренний прием пищи.
   - Пора бы позавтракать, - неуверенно протянула Фаби, не открывая глаз.
   - Если завтрак тут такой же, как обед, я лучше останусь голодной.
   Фабиола не могла не согласиться с этим утверждением.
   - Спим еще?
   - Спим!
   - А как же рассвет?
   - А ну его!
   Проснулись они во втором часу дня, и несостоявшийся завтрак плавно перетек у них в обед. Он не был ничем примечателен, кроме того, что им приходилось тщательно отводить глаза от взгляда-прожектора взалкавшего денег банщика.
   На пляж они красились и одевались, как на праздник. Бабушка всегда говорила Фабиоле, что даже мусор надо выносить накрашенной и на каблуках. Правда - ха-ха-ха! - внучка мусор все равно не выносила, но бабулиным советам следовала.
   По пути до пляжа их окликнули все местные турки-торговцы, причем по-русски, сдабривая зазывы обильными комплиментами. Это ж только в их отеле турки говорят лишь по-английски да по-турецки, а торговцы - люди бывалые, по пять иностранных знают. Самооценка наших героинь никогда не была низкой, а тут и вовсе взлетела до небес. Поэтому, когда они доковыляли до пляжа и увидели там "русский юг-2", были слегка шокированы и впали в негодование. Не хватало не то что лежаков, даже места, чтобы поставить шезлонг, не было. Девчонки развернулись и побрели обратно. По пути сфотографировались на фоне потрясающей горы, вершина которой нежилась в пушистых облаках.
   - Я потом в фотошопе надпись "Hollywood" приделаю, и нормально будет, - радовалась Богатова.
   - Главное, шрифт не перепутай, а то будет тебе Голливуд турецкого пошиба, - советовала Красавина.
   У входа в отель их опять словил приставучий массажист, спрашивая, когда же они уже наведаются в его Храм Чистоты? А еще он поругал их за то, что ушли загорать до пилинга, мол, теперь "патока" комочками накладываться будет. Марьяна в своем обычном стиле утешила его, что к таким белокожим, как они, леди, загар не пристает вовсе, так что в его услугах они не нуждаются. "Хозяин отеля" укоризненно покачал головой, но отступился.
   - Как бы не проклял, - беспокоилась Фабиола.
   - Пусть попробует, - хорохорилась ее подруга.
   В номере они решили отрепетировать сценку из клипа, в котором должны были сниматься по приезду в Россию. Видео пришлось записывать на фотоаппарат, но в трехзвездном отеле и он - крутая видеокамера.
   Fetch me my Jimmy Choo flip flops,
   Where is my pink Prada tote?
   I need my Tiffany hair band,
   And then I can go for a float.
   Summer like never before
   I. Want. More! - пела Марьяна, потрясая своими достоинствами. В смысле, харизмой и голосом, а вы что подумали?
   Не сразу, но за стенкой постучали. Просто перегородки были очень тоненькие. Можно было даже не включать у себя телевизор, а использовать соседский в качестве радио. Как видно, красавинские вокальные данные соседей впечатлили.
   Марьяна хотела было уже постучать в ответ, но тут зазвонил телефон - это были родители Фабиолы.
   - Да, папа. Хорошо, мама. У нас все просто прекрасно, - как послушная дочь, не желавшая проигрывать спор, отчитывалась та. - Нет, самолет высылать не надо, нам тут так нравится, так нравится. Боюсь потолстеть на здешнем "олл инклюзиве".
   Хм, подумала Марьяна, это на огуречно-помидорной диете? Но не падать же в грязь лицом, в самом деле.
   Фабиола повесила трубку, посмотрела на подругу, и с разбегу запрыгнула на кровать, начав скакать по ней, как маленькая лошадка. Так еще малыши в детских садиках иногда делают.
   - Осталось семь дней! - страшным голосом проорала Фабиола и плюхнулась в кровать. Видимо, нервный срыв прошел, потому что она уже нормальным тоном произнесла. - Как думаешь, доживем?
   - Тю, подруга, мы еще всех переживем, - подмигнула Марьяна. - Давай лучше будем собираться в дорогу, завтра вставать рано, экскурсия.
   Ирина предупреждала, что много вещей с собой брать не стоит. Разумеется, две наши с вами подопечные взяли все только самое необходимое, едва уместившееся в четыре сумки, которые в автобусе пришлось куда-то запихивать, чтобы не мешались под ногами.
   Еще четверо постояльцев возжелало убраться на два дня из их гостеприимного отеля, и они вшестером гордо уселись на передние места в автобусе. Тот заезжал за другими туристами, купившими экскурсию, в их отели, а наши с легкой завистью смотрели на фасады четырех- и пятизвездочных гостиниц.
   В дороге все жадно накинулись на коробочки с ланчем, которые им собрали в отеле. У девочек так и вовсе за ушами трещало - проголодались, бедняжки, на "сытной" старлайтовской еде. А тут даже что-то похожее на колбасу лежало.
   Их гида звали Аббас. Он говорил почти без акцента, обладал обширными историческими знаниями и великолепным чувством юмора. А еще он вел себя так, что если бы он надел на себя черные очки и сказал: "Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд", - никто бы не удивился.
   Тут же девочки узнали, что Турция находится не в Тихом и не в Индийском океане, а омывается аж четырьмя морями: Средиземным, Мраморным, Черным и Эгейским.
   Еще они узнали много интересных слов. К примеру, "сарай" в переводе с турецкого означало "дворец", а "дурак" было вовсе не обзывательством, а призывом остановиться. И оказывается, что символом страны, где они гостили, является тюльпан!
   Турция - светская страна, и многоженство здесь не разрешается. Гид рассказывал им много занятных историй. Например, на порог дома заневестившейся девушки родители выставляли кувшин, своей формой напоминавший фигуру девушки. Если жениху нравились округлости, он разбивал посудину и засылал сватов. А девушка варила кофе родителям жениха, и по вкусу напитка судили, насколько она хочет замуж. Если не хотела - вкус у кофе был отвратительный! Хотя, возможно, она просто не умела его готовить! На свадьбе же господствовали следующие традиции - парень кидал яблоко в невесту. Попадал в голову - глава семьи он, в руку - руководить дома будет жена.
   Они проезжали мимо апельсиновых плантаций и живописных долин. Они видели дома местных жителей с бочками для горячей воды на крыше - солнце за день успевало нагревать ее, чтобы хозяева могли помыться. Колеса их автобуса визжали на поворотах извилистого серпантина: с одной стороны были огромные Таврические горы, поросшие соснами, с другой - сияющее Средиземное море. Иногда накрапывал легкий дождь, но потом неизменно выглядывала радуга.
   Автобус подъехал к порту, туристов пересадили на небольшую лодочку, которая поплыла в древний разрушенный город Кекова. Пассажиров обдувал морской ветерок, они любовались видами.
   - Марьяна, меня обманывает зрение, или мы на Летучем Голландце? - прошептала Фабиола подруге на ухо.
   - Что?!
   - Посмотри, тут капитаном сам Орландо Блум служит!
   Красавина повернулась в направлении, куда кивала Богатова. И вправду, черноволосый капитан поразительно напоминал голливудскую звезду. Ему бы еще бандану и мышцу нарастить, совсем глаз не оторвать было бы.
   - Худоват, правда, - покачала она головой и достала фотоаппарат. - Но если откормить, вполне за двойника сойдет.
   Тем временем Аббас в микрофон вовсю вещал об исторической важности этого города для их государства, но девочки слушали вполуха, отвлеченные фотоохотой за лже-звездой.
   - А теперь посмотрите в подводные иллюминаторы.
   Все придвинулись к столикам с прозрачными столешницами.
   - Смотрим внимательнее, пожалуйста.
   Туристы почти упирались носами в столы, пытаясь не пропустить что-то важное, что сейчас предстанет перед их глазами.
   - Я тут телефон где-то потерял в прошлый раз, никто не заметил, а?
   Туристы со смехом, поняв, что их надули, отодвинулись от столиков.
   После этого они искупались в чистых водах с глубиной в тридцать метров. А затем поехали в город Демре, где находится церковь святого Николая Чудотворца. Тут девочки узнали, что Николай является прообразом Деда Мороза. Все случилось в ночь на Рождество. Жили-были три сестрицы, совсем не богатые. А Николай был человеком состоятельным, и подкинул в их камин через трубу несколько монеток, которые попали в носок, висящий над камином. С тех пор и пошла традиция класть подарки в носки!
   Их завезли в Винный дом, где гостеприимные турки устроили дегустацию фруктовых вин: там были вишневые и ежевичные, гранатовые и грушевые, малиновые и из дыни. После презентации туристы могли приобрести продукцию по акции всего лишь за двадцать один доллар бутылка. Многие не удержались от соблазна, купили вина и сладостей. Наши красавицы тоже не устояли.
   К вечеру они подъехали к городу Денизли, где располагался их отель. Наши героини просто визжали от восторга, когда шли по коридорам гостиницы, которая была несравнимо лучше их "Звездного света" как по номерам, так и по обслуживанию. Оказалось, что здесь есть даже термальные ванны. Девушки вместе со своими новыми знакомыми из группы погрузились в теплые, ржавые на вид воды, слегка пахнущие железом, и плавали туда-сюда по тоннелям, поочередно наслаждаясь то горячей, то холодной водой.
   Правда, купальники им утром пришлось сушить феном, так как сохло все очень плохо. Но это была единственная неприятность, которая никак не могла перевесить наслаждение от высокого сервиса четырехзвездочного отеля. Что же это? Наши героини уже перестали высоко задирать нос, и не кичились отдыхом на дорогих курортах. Просто все познается в сравнении, и после "Старлайта" девушки были рады любому приятному пустячку.
   Около ресторана тем временем выставили стеллаж с развлечением - найди изображение своей потной растрепанной физиономии на фоне других таких же. После того, как нашел, следовало выкупить это безобразие, нанесенное на пластмассовую тарелочку, и зарыть куда-нибудь подальше, чтобы никто и никогда больше этого не увидел.
   С первыми рассветными лучами они приехали к белоснежной Хлопковой горе - Паммукале. Туристов заставили снять обувь - по кальциевым отложениям можно было ходить только босиком. Невероятная панорама развернулась перед ними, когда они взобрались на эту гору. Бескрайние просторы турецкой земли, зеленые холмы, развалины античного города Хиераполиса, аккуратные домики местных жителей. В травертинах Паммукале скапливалась вода, которая на ярком солнечном свете приобретала светло-голубой оттенок. Кто-то даже рискнул искупаться в ручейке. Затем их повели в так называемые "ванны Клеопатры", где якобы сама царица купалась и омолаживалась. Наши, посовещавшись, что если Клеопатра и принимала там ванны, то это было очень давно, а сами резервуары с водой не чистились с тех самых пор. К тому же, чего уж греха таить, они все время помнили об экономии. Наши девочки наконец-то научились считать деньги!
   Кроме всего прочего, у Марьяны порвалась сандалия, и она ковыляла босиком по твердой и острой поверхности горы, то и дело ойкая.
   - Это все банщик! - возмущалась она.
   - Я же говорила, он нас сглазил, - озабоченно хмурилась Фабиола, - не надо было с ним спорить. Двадцать долларов - не такая уж большая сумма, чтобы из-за нее портить себе карму.
   Сама она уже несколько раз за предыдущее время билась головой о косяки дверей и дверцы шкафов, поминая турка недобрым словом.
   После того, как группа накупалась в бассейнах со скользким илистым дном, туристов повезли на фабрики оникса и ковров. На последней их поили яблочным чаем и разрешили походить босыми ногами по мягким коврам, дабы "почувствовать качество". Марьяна в шутку грозилась обменять Фаби на огромную прялку, о которой якобы всю жизнь мечтала. Мол, турки будут только рады такой неземной красоте. Богатова фыркала, но после слова "красота" благосклонно жмурилась.
   В свой отель они приехали в разгар ужина. Да еще пошел дождь, а места были только за столиками под открытым небом, но девушки уже смирились с этим обстоятельством и покорно отстаивали очередь за огурцами и помидорами.
   И вот тут Фабиола поняла, что у нее начались слуховые галлюцинации. Потому что она явно услышала свое имя. Но кто мог звать ее в этом отеле, ну кроме банщика? Да и вряд ли тот изменил за эти два дня голос на женский. Помотав головой, девушка захрумкала овощами.
   Тогда перед ней уселась она, Джулия. Богатова от неожиданности аж подавилась, кашляя и не веря своим глазам. Это была ее дальняя знакомая, подруга подруги.
   - Я тебя зову, зову, а ты не слышишь.
   Фаби постеснялась сказать, что слышала, но думала, что свихнулась.
   - Я тебя еще дома в магазине видела, ты купальник выбирала, еще тогда подумала, что ты собралась куда-нибудь, - щебетала Джулия.
   Нигде не скрыться ведь, а, в ужасе метались мысли Богатовой. Сейчас она спросит, что я делаю в этом отеле.
   - Что ты делаешь в этом отеле?
   - Я это... отдыхаю, с подругой.
   - Ясно. А мы тут уже не в первый раз отдыхаем. Дешево и сердито.
   Кое-как удалось выкрутиться. Фабиола тихо радовалась, что назавтра Джулия уже уезжает из отеля. Та поболтала еще чуть-чуть, но, видя, что Богатова не шибко склонна к разговорам, ушла.
   На ужин как раз приехала какая-то местная самодеятельность, исступленно отрабатывая гонорар. Их незатейливое "бздынь-бздынь, бряк-бряк" здорово било по ушам. Девчонки отправились спать, напрасно надеясь, что в номере будет потише. Зря надеялись! Чуть позже начались пляски, и "бздынь-ля-ля" стало еще громче.
   Следующий день у них был отдыхательным - поспали, покушали, искупались. Ближе к вечеру решились пройтись по променаду. И вот тут у них случился ценовой шок. Особенно в винном магазине, когда удалось сторговать то же самое (абсолютно!) вино, которое покупали по акции за двадцать один доллар, за пять долларов!
   На ужин Фабиола не пошла - она плохо почувствовала себя уже после полдника. Как пошутила над ней Марьяна, отравилась она, по русской традиции, овсяной печенькой (после пива с водкой). Нет-нет, наши героини вовсе не напивались, но пробовали всего по чуть-чуть. Красавина отважилась попробовать раки - здешний напиток. Потом долго плевалась и говорила, что по вкусу похоже на лекарство от кашля. Зато Фаби в тот вечер питалась полезными, но очень зелеными и очень кислыми маленькими яблочками.
   А на следующий день у них вновь была экскурсия - обзорная по Анталии. Их встретил веселый молодой человек по имени Мустафа. Первым делом он отметил, что автобус у них не простой, везет их именно Пегас-мальчик. Туристы не удержались, каждый сбегал посмотреть на остроумный способ отличиться - на передней автобусной табличке был нарисован синекрылый конь с подтверждением немалого размера. В поездке Мустафа задорно рассказывал о любимой стране. Когда автобус выезжал из Кемера по тоннелю в горе, гид предложил похлопать в ладоши - мол, исполняется любое желание. Но наши уже были научены Аббасом - тот рассказал, что это шутка, придуманная местными экскурсоводами. Те сидят и смеются над наивностью приезжих. От Кемера до Анталии ехать минут сорок. За окном вновь проплывали уже знакомые пейзажи. В Анталии Мустафа показал здешние женские тюрьмы - так мужчины называют огромные торговые центры, в которых прекрасный пол иногда готов поселиться.
   Полдня их возили по фабрикам. Настроения у наших героинь, естественно, от этого не прибавилось. Марьяна с тоской посматривала на кожаную сумочку за пятьсот долларов, а Фабиола примерила куртку, и со вздохом, способным растопить сердце злодея, но только не продавцов, сняла ее и повесила на вешалку.
   После трех фабрик Мустафа провел им, по словам Фаби, "самую познавательную экскурсию за всю ее жизнь", состоявшую из одного Анталийского памятника. Затем их посадили на яхту. На входе Фабиолу зажали два матроса и зловещим шепотом предложили помочь переодеться в купальник. Злая, уставшая, разочарованная в экскурсии, проклинающая отельного гида Ирину, Богатова высказала им все, что накипело на душе за целый день! Парни тихонько-тихонько стали отползать в сторону, пока не исчезли совсем.
   На лодке было жарко... очень. Солнце словно обозлилось и решило сполна выдать порцию ультрафиолета. Наши белокожие девушки без пилинга вездесущего банщика прятались в тень, боясь подставить светилу даже коленки. Около пресноводного водопада Дидим яхта остановилась, и желающие могли вдоволь искупаться.
   Те, кто боялись прыгать с яхты на глубину, столпились у одного борта, и так и эдак позируя на фоне водопада. Гид тут же закричал, куда-то показывая перстом:
   - Дельфино! Я вижу дельфино!
   Любопытные скорее перебежали на другую сторону, вглядываясь в морскую даль, а гид усмехнулся и сказал:
   - Спасибо, что выровняли лодку!
   В общем, наши девушки сделали вывод, что гиды только и делают, как насмехаются над наивными туристами!
   На обратном пути Мустафа, многозначительно подергивая бровями в сторону наших героинь, рассказывал о дискотеке на горе в Кемере, где (тут он схватился за голову) "два метра пены и разврат". Девочкам тут же захотелось сходить туда, но... они вовремя вспомнили, что их финансы пели грустные романсы. Пришлось облизнуться и отвернуться от зазывного гидского взгляда.
   По возвращении в отель они встретили своих новых подружек, с которыми ездили на первую экскурсию, собрали компанию и в утешение себе отправились на местную дискотеку, которая располагалась неподалеку. Там и не было даже метра пены и хотя бы маленькой капельки разврата. Там было все намного печальнее. В темном полуподвальном помещении играла песня "Крошка моя, я по тебе скучаю", навевавшая девочкам воспоминания о бурной молодости. Сделав два прихлопа, три притопа, они отправились восвояси, наслаждаться новой приехавшей самодеятельностью, которая на фоне унылой дискотеки показалась им даже ничего.
   Перед сном Марьяна любила оглядывать местность из окон - мало ли кто бродит вокруг, нужно быть в курсе всех событий. Как обычно она заняла пост у окна, и тут впечатлительная Фабиола как заорет!
   - Ааа, к нам кто-то залез на балкон! - визжала Богатова. - Я видела, шторки шевелятся!
   Испуганная Красавина сидела ни жива, ни мертва. Прошло минут пять прежде, чем она пошевелилась. И тут вдруг до брюнетки дошло.
   - Ну-ка, пошевели еще шторками, - попросила она подругу, и та выполнила просьбу.
   Оказалось, что балконная дверь причудливо отражала окно, у которого затаилась Марьяна. Только тут Фабиола догадалась, что балконная дверь закрыта, а шторы висят внутри комнаты, следовательно, двигать ими снаружи не смог бы даже самый ловкий бандит.
   Девчонки посмеялись надо своей глупостью и впечатлительностью и улеглись спать.
   Пропел утренний петух. Надо сказать, петухи в "Старлайте" были неразгаданной тайной отеля. Гости даже подозревали, что это петухи-оборотни, потому что любое их "ку-ка-ре-ку" переходило в тоскливый волчий вой.
   Видимо, ночных переживаний на долю девочек выпало мало. Потому судьба так распорядилась, что пока они открывали глаза, дверь в их номер открылась, и на пороге во всей красе возник уборщик. Тут надо сказать, что Уборщик (правильнее, наверное, писать его должность с Большой Буквы!) был легендарной личностью в отеле. "Все о нем слышали, но никто его не видел". И не хотели увидеть - боялись. Нужно заметить, нашим героиням уже один раз повезло (или не повезло, это как посмотреть!) - они видели его при заезде, когда Он убирал холл. И тут вновь - как рублем одарил, зашел, пялится, что-то лопочет по-турецки! Так как подружки были в неглиже, Красавина сделала Уборщику знак, показала ладонь, мол, пять минут подождите, пожалуйста! Тот кивнул и ушел. Больше они его не видели.
   Поговаривали, что Уборщик забирает из номера телефонные карты, женские прокладки, даже отпивает из бутылочек со "Спрайтом". Чемоданы и сейфы лучше было сразу обматывать скотчем и прятать на дне Средиземного моря, так как Уборщик представлял собой наглядный пример для рекламы: "Вы все еще доверяете хаускиперам? Тогда я иду к вам!". Он мог спокойно взять оставленный на чай доллар с кровати и не убраться. За девять дней пребывания наших звездочек в отеле Уборщик пришел один раз, и это был тот самый, неудавшийся, раз. Сильно от отсутствия уборки героини не страдали. Куда хуже был тот факт, что у них стал подходить к концу один на двоих рулон туалетной бумаги! Пришлось им занимать этот предмет гигиены у своих новых знакомых, потому что даже на ресепшен им в этом вопросе помочь не могли. Но наши уже вовсю учились справляться с трудностями самостоятельно!
   В столовой девчонки вяло ковыряли еду - создавалось впечатление, что вчерашний ужин плавно перетек в сегодняшний завтрак. Марьяна давно подметила, что сладкая лапша, не съеденная вечером, обычно превращается в скатанные шарики утром. Хотелось бы еще надеяться, что повар все-таки не из объедков все это лепит. Но Надежда, как известно, умирает последней, потому что именно она-то всех и убивает! За едой к ним подсел банщик, похоже, уже смирившийся с уплывшей из-под носа добычей. Начал рассказывать, как тяжело ему живется, приходится воспитывать четырнадцать детей, мал мала меньше! Девочкам даже стало стыдно, что сэкономили на хамаме, обделили деточек. Но банщик их успокоил, что на побережье сезон уже и так заканчивается, и скоро он переедет в другой отель, уже на горнолыжном курорте, где снова будут нужны его услуги. Девчонки сердечно распрощались со словоохотливым мужиком и пожелали ему хороших клиентов и счастья в личной жизни. Фух, их карма была спасена!
   Как известно, ни одна приличная курортная история не может обойтись без романа! Вот и наших красавиц посетил Амур. Случилось это на пляже, когда Фабиола загорала, подставив солнцу мягкое место, а Марьяна спала, прикрыв глаза шляпой. Вот тогда они их и нашли, и, по их словам, влюбились с первого взгляда! Наметанный у них, однако, взгляд, сквозь материю зрит! Это были два уже не совсем молодых человека, можно даже сказать, мужчины в самом соку: прекрасный Алекс из Стамбула, голубоглазый блондин, и смуглокожий Мустафа (тезка гида, который так приглянулся Фабиоле). Оказалось, что Алекс говорит по-английски куда лучше Богатовой, и тут же занялся ее обучением. Они поговорили обо всем. О том, что у Алекса есть высшее образование и домик на берегу Анталии с маленьким садиком и зеленой лужайкой, на которой так весело будут играть их совместные дети. Он порывался учить Фабиолу плавать, незаметно пощупав ее прелести (уже не харизму и голос, к сожалению!). Но брюнетка была не из тех девушек, которых легко купить на разговоры о домике. У нее у самой домиков было несколько. Тогда она решила показать турку, чего стоят суровые русские женщины. Она впечатлила его рассказами о том, в скольких странах уже побывала в ее юные годы. На вопрос кавалера о ее любимом напитке уверенно ответила, пожав плечами, "ром". Алекс впечатлился, поперхнулся, но не сдался.
   Тем временем у Марьяны с Мустафой дела далеко не продвинулись. Турок совсем плохо говорил по-русски и совсем никак по-английски. Встал языковой барьер, который не могла преодолеть даже книжка-переводчик, которую то и дело нежно ласкали смуглые руки. Мустафа уверенно делал комплимент Марьяне про ее головной убор - "красивая шапка", от чего рыжеволосая и брюнетка, краем уха слушающая их разговор, покатились со смеху. И еще он все нахваливал красавинскую кожу, что, в общем-то, было подозрительно.
   Турки были не промахи. Они живо выяснили по браслетам, в каком отеле девушки проживают. Девчонки, которым такие приключения на мягкие места даром не были нужны, наотрез отказывались называть номер комнаты. Те обещали все равно узнать и придти в гости. Правда, так и не пришли. Видимо, заблудились.
   Вечером героини собрались со своими подругами за столиком под открытым воздухом. От отельной еды уже просто воротило, на огурцы смотреть было тошно, от вида унылых помидоров хотелось завыть старлайтовским петухом. Тогда решено было тряхнуть кошельком, купить чипсов и заказать пива. Просто пиво было единственным напитком, который, кроме чая, можно было тут пить, не доводя себя до зубовного скрежета. Закусывать, кстати, можно было и хлебом, он тут приличный такой был. Серьезно, давненько такой отличной трапезы у девчонок не было! Вскоре чуть захмелевшая голова понесла вдаль ноги, попутно разрабатывая стратегический план. Задумано было пойти тырить гранат, растущий в садах за решеткой неподалеку от отеля. Его они приглядели как-то днем, когда неспешно прогуливались, оздоровляясь курортным воздухом. И вот, под покровом ночи, аки тати, собрались они компанией по гранат. Путь их лежал мимо общежития, где жили турки. Надо сказать, у наших героинь окна выходили на это самое общежитие, по этой же причине девушкам невозможно было выйти на балкон. Доходило до смешного. Выглянут - раздается свист, спрячутся, захлопнут балконную дверь - тишина, чуть приоткроют - снова Соловьи-разбойники зазывают. В общем, наши девочки были там настоящими звездами.
   В темноте их никто не узнал бы. И хорошо - иначе стыда бы не обрались. Граната, который приглянулся девчонкам, на месте уже не висело. Похоже, какие-то более расторопные постояльцы отеля, уставшие от кислых яблок, решили поживиться фруктиками раньше наших. Разочарованные, но не отчаявшиеся, девушки двинулись в сторону променада.
   Из темноты вдруг вынырнул толстый турок и шпионским тоном предложил "прямо сейчас съездить на кожаную фабрику... бесплатно". Хорошо, что у девушек с головой в этом плане все в порядке было, да и разговоры со смуглокожим любителем женских шапок сделали свое дело. В словах предлагавшего между строк они прочитали следующее: "Поехали прямо сейчас, из вас получится несколько симпатичных сумочек".
   У девочек оставалось несколько последних, самых распоследних долларов, которые срочно нужно было потратить. Надо сказать, турки к концу сезона уже не так охотно торговались. Фабиола пыталась сторговать палантин, но за это продавец взял и повысил цену на доллар! Видел прожженный торговец, что приглянулся девушке расписной платочек! Пришлось брать. Зато в другой лавке они накупили килограмм пахлавы и баночки с орешками в меду - вкуснятину! А еще Фабиола сумела хорошо сторговаться за тарелочку - сделала скорбное лицо и сказала: "Дяденька, отдайте за семь долларов, нету у меня двенадцати, последние отдаю". Торговец не погнушался заглянуть к той в кошелек, но скрепя сердце отдал товар за меньшую цену. Довольная Фаби хихикала, выходя из лавки, шурша сэкономленными кровными.
   В последний день девочки отдыхали на пляже, а Фабиола пряталась под огромным желтым платком от Алекса, накрывшись им с головой, для верности закрепив на носу очки. На всякий случай - и ведь как в воду глядела. Он все-таки узнал ее в толпе, впрочем, это не удивительно, ведь он явно влюбился с первого взгляда именно в то место, которое в тот раз было подставлено солнцу, а в этот раз выглядывало из-под длинного, но едва закрывавшего талию, платка.
   Она согласилась прогуляться с ним. Позволила почитать ей стихи. Но все же не стала обнадеживать мечтами на совместную жизнь в домике с зеленой лужайкой и зайчиками на берегу Средиземного моря. Она сказала ему, что завтра улетает домой, чтобы он не ждал ее и не надеялся напрасно. Разочарованный, едва не рыдающий в голос, Алекс ушел в рассвет... искать другую дуру, которая поверит в его россказни. Возможно, он даже спрыгнул с пирса и утопился с расстройства, но не факт.
   То-то же, Алекс, в следующий раз всегда надо иметь при себе бутылочку рома. Так сказать, про запас.
   До выселения оставался еще час, и девочки развлекались наблюдением из окна номера за обнаженными до пояса турками, которые чистили бассейн и мыли ресторан. Мы шпионки, дурачились подружки, складывая руки "пистолетиком" и надевая солнечные очки в помещении. Не все же им быть освистанными звездами!
   Из отеля они уезжали с легким сожалением... все-таки за девять дней он стал им, как родной дом... нет, не настолько, конечно, но что-то в них все-таки изменилось. Они повзрослели, стали по-другому смотреть на мир. Хотя бы уже через солнечные, а не через розовые очки.
   Веселый трансфермен пожелал им огромной очереди в аэропорту, чтобы они подольше остались в их гостеприимной стране. Ох, наверное, сильно ему потом икалось! Его проклинали все пятьдесят человек из автобуса, ведь все, что он им пожелал, сбылось.
   Их рейс задерживался. Пройдя все таможенные формальности, отстояв гигантские очереди даже просто на входе в здание аэропорта, девчонки, наконец, вышли на финишную прямую - очередь из ста человек на регистрацию. Время шло, толпа не двигалась, туристы, как водится, начали нервничать и возмущаться.
   И тут прибежал какой-то мужичонка и тоненько крикнул: "Вы не в то окошко стоите! Айда все за мной!". Вам, наверное, не сложно представить, что там началось! Для этого нужно хотя бы немного знать российский менталитет. Женщины, способные коня на скаку остановить, похватали коляски вместе с детьми, закинули их на загривки и поскакали за мужичком. Мужчины, как лягушки, перепрыгивали через женщин, держа сумки в зубах. Дети визжали громче обычного, пытаясь достигнуть ультразвука. Все боялись опоздать, боялись, что самолет улетит без них. Зато нашим героиням улыбнулась фортуна! Из конца очереди они быстренько перебежали в начало новой. Повезло, что сказать.
   Их самолет задерживался на полтора часа, и за это время на аэропорт надвинулась гроза. Девчонкам было невообразимо страшно, когда самолет начал взлетать и мчаться прямо в черную тучу, пышащую злобой и недовольством! Как только их Боинг влетел в грозовое облако, самолет начало трясти. Рядом с иллюминатором сверкали странные горизонтальные молнии, вот-вот готовящиеся пронзить крыло самолета. Потом судно тряхнуло так, что все, абсолютно все пассажиры (а возможно, и сам капитан корабля), сами не свои, закричали от страха. Фабиола даже схватилась за спинку переднего кресла, где была нарисована кобыла-Пегас (теперь, благодаря Мустафе, она могла отличить точно), и тоненько визжала. Когда же они пролетели сквозь сплошную стену ливня и сгусток молний, небо просветлело, и появился великолепный закат, который не увидишь ни на одной картинке. Оранжевое солнце нежилось в пушистых розовых облаках.
   Прекрасное завершение Приключения, вам не кажется? Девочки справились со своей Миссией. Они показали всем, что не так уж важно, сколько у тебя денег, и где ты отдыхаешь. Важно, с кем ты и как вы к этому относитесь. А зазнаваться не надо никогда. Богатство и красота - сегодня они есть, а завтра их может уже и не быть. С вами навсегда останутся лишь ваши воспоминания и верные друзья. Потом, спустя годы, вы соберетесь вместе, посмотрите фотографии или отснятые на отдыхе видеоклипы и весело посмеетесь. Вы не вспомните вкуса испорченного сока или подгоревшей запеканки в дешевом отеле. Вы вспомните запах соли на коже, грохот прибоя и крик загадочного старлайтовского петуха. Не расстраивайтесь, это не означает, что счастье всегда в прошлом, нет! Счастье всегда в вас, в вашей памяти. И, как говорил французский писатель Франс Анатоль, "Путешествия учат больше, чем что бы то ни было! Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома...".
   - А мне понравилось, - неожиданно сказала Марьяна, потягиваясь. Ее больше не укачивало. - А тебе?
   Фабиола только загадочно улыбнулась, глядя на закат в иллюминатор.
   Самолет уносил их домой.
  
  
2009
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"