Новак Екатерина, Камская Анна: другие произведения.

Самая красивая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Нежные чувства способны проникнуть в сердце каждого. Даже того, кто их все время отвергал. Особенно если ты молод, богат и красив. Джофри Рафит, вице-президент компании, подготовившей отель для проведения конкурса красоты, не стал исключением. Он встречает свое счастье, но не готов его принять. Впустит ли он в свое сердце любовь и решится ли изменить свою жизнь ради той единственной, что встретилась на его пути? Это роман о молодости, любви и дружбе. Здесь есть все - яхта, море, богатство и красивые мужчины, а главное - хэппи-энд!


   Пролог
   Блеск софитов осветил лицо ярко накрашенной брюнетки и секундой позже - пожилого, но все еще крепкого мужчины. Прозвучал отсчет до начала передачи, и телеведущая заученно улыбнулась.
   - И сегодня мы ведем беседу с успешным бизнесменом и политиком Робертом Девилем. Доброе утро, Роберт! Расскажите нам о том, как решили стать продюсером конкурса 'Самая красивая', который проводится в нашем городе.
   Мужчина поздоровался и начал рассказывать о том, что подобное мероприятие увеличит приток туристов в город и приумножит финансовое состояние населения.
   - Насколько мы знаем, местом проведения конкурса выбран недавно построенный отель Evdokkia?
   Роберт кивнул. За креслом ведущей находился большой экран, куда стали поступать рекламные кадры, заранее отснятые для шоу. Солнце, которое поднимается из-за горизонта и освещает берег, и волнующийся океан. Пустые шезлонги, одиноко стоящие посреди желтого песка. Парк вековых сосен, увитые растениями беседки и, как завершение, корпус роскошной гостиницы, ее номера, рестораны и внутреннее убранство.
   - Все верно, - подтвердил бизнесмен. - Отель уже открыл свои двери для первых гостей.
   - Правда ли, что не все могут успеть? - задала вопрос журналистка. - Верно ли говорят, что все билеты на конкурс выкуплены местным бомондом и приезжими знаменитостями? Роберт на секунду замялся. Почти все номера действительно были раскуплены уже за месяц до начала события, а лучшие из них отданы знаменитостям, пожелавшим присутствовать на шоу. Золотая молодежь и люди постарше вовсю предвкушали удовольствие от отдыха на берегу океана.
   - Места еще есть, - ответил он и слегка улыбнулся. - А конкурс - хороший способ завести новые знакомства и весело провести это лето.
   Роберт Девиль не ожидал, что его проект достигнет такого размаха. Идея так понравилась мэру, что он тут же издал приказ осветить это событие ведущими печатными изданиями и другими СМИ. Даже известные компании города решили поддержать его и взяли под свою опеку по одной из девушек. Претендентки на звание самой красивой выбирались из тех, кто до этого уже занимал первые места в подобных соревнованиях. Спонсоры обеспечивали их нарядами, стилистами и оплачивали все необходимые издержки. Но это было выгодное вложение, так как победителям обещали приличную денежную премию и хорошую рекламу.
   - А теперь каверзный вопрос к вам, мистер Девиль. - Ведущая сделала паузу. - Правду ли говорят, что ваш родной сын, Франц, предложил спонсорство одной из девушек, Николь Сентел, но она предпочла ему его давнего недруга, Джофри Рафита? Тому самому, из компании 'Рафит Корп', которому принадлежит отель Evdokkia? Роберт едва заметно поморщился. Разумеется, это была правда. Журналисты успели разнюхать даже про давние распри Франца и его бывшего однокурсника Джофри.
   Девушка, которая так понравилась его сыну, Николь, ни в какую не соглашалась изменить своего решения в пользу спонсорства Девиля. Роберт, несмотря на прохладные отношения с сыном, пытался ему посодействовать. Он подбирал для него других моделей, но Франц был упрям и хотел спонсировать только ту, которой изначально отдал предпочтение. Лишь она казалась ему успешной. Девиль-старший попробовал договориться с 'Рафит Корп' об обмене конкурсантками, но получил четкий отказ. А ссориться с компанией, предоставлявшей отель для конкурса, было невыгодно. Потратив много времени на то, чтобы уговорить ее, Франц упустил все сроки, отпущенные на подачу другой заявки об участии в конкурсе.
   Роберт знал, что сын был не тем человеком, который запросто прощает обиды. Весьма привлекательный и чрезмерно уверенный в себе, он был избалован судьбой. Это, разумеется, скверно сказалось на его характере. С нужными людьми он умел быть вежливым и приятным, а тех, кто не представлял для него интереса, легко мог унизить. Роберт с тревогой думал о том, во что может вылиться эта извечная вражда двух ярких молодых людей и не помешает ли она конкурсу.
   Журналистка будто уловила эту его тревогу. Она даже подалась вперед и с интересом вглядывалась в лицо продюсера. Роберт принял этот вызов. Он спокойно взглянул ей в глаза и начал откровенно врать. Ведущая, чуя подвох, но, не имея аргументов, чтобы уличить гостя во лжи, разочарованно поглядела на бизнесмена и резюмировала:
   - Что ж, кажется, соревнование будет нешуточным и очень жарким. Следите за нашими репортажами этим летом! Мы постараемся обеспечить вас самыми пикантными подробностями из жизни конкурсанток и их спонсоров!
  
   Глава 1
  
   Небольшой двухэтажный особняк Рафитов находился в престижном районе города. Это был так называемый тихий центр - спальная зона недалеко от цивилизации. Соседи называли его райским садом - дом утопал в зелени. На переднем дворе были высажены персиковые деревья и розовые кусты. На заднем расположилась терраса. Здесь же стояли клетки с разноцветными певчими птичками и плетеные стулья. Прямо за террасой был устроен бассейн.
   - Джефри, Джофри! Где вы? - в гостиной появился высокий пожилой мужчина с небольшой седой бородкой.
   - Здесь, папа, - отозвался молодой человек, сидящий с ноутбуком во главе обеденного стола.
   Дэниел Рафит поглядел на старшего сына Джофри, кинул быстрый взгляд на развалившегося в кресле в сладкой полудреме младшего Джефри и с удовольствием остановил взор на любимой жене Амалии. Та, сидя в другом кресле, читала книгу.
   - Как дела, дорогой? - подняла она глаза на мужа.
   - Я к вам с новостями! Но сначала пообедал бы! - поглаживая себя по животу, засмеялся Рафит.
   - Папа! Обед подождет! - отозвался Джеф, потягиваясь. - Не томи, рассказывай! Прошла наша претендентка отборочный тур или жизнь опять пролетает мимо нас?
   - Нет-нет, - запротестовал Дэниел, - разговоры на голодный желудок вредят пищеварению. Ванесса, ты где бродишь? Накрывай на стол. Джофри, слезай с моего места, рановато ты его занял.
   Все знали, что с отцом спорить бесполезно. Когда прислуга подала обед, Дэниел Рафит с преувеличенным вниманием принялся изучать содержимое тарелки. Он хитро взглянул на сыновей и громко расхохотался.
   - А вы что, братцы, аппетит потеряли?
   Юноши переглянулись. Им кусок в горло не лез. И если у Джефри был праздный интерес - ему понравилась их модель на фотографии, то Джофа интересовала исключительно финансовая сторона дела.
   - Сколько ты еще будешь мучить нас? - младший был раздосадован. - Ты уже целый месяц водишь нас за нос, это когда-нибудь закончится?
   - Что же, нет смысла скрывать от вас и дальше. Завтра вы узнали бы все сами. Николь Сентел... - Дэниел потянул еще время, смакуя кофе. Но когда увидел, что Джефри готов вскочить со стула в нетерпении, решил продолжить: - Прошла отборочный тур.
   - Ура! - что есть мочи закричал Джефри. - Я побежал собирать вещи!
   - Не рановато ли? - усмехнулся отец. - У тебя на этой неделе будут дела поважнее, чем сидеть в отеле и ждать у моря погоды.
   - Дела? Какие такие дела? Я хочу отдыхать, мне нужен отпуск, - запричитал Джефри.
   - О да, дружище, отпуск после отдыха - это как раз то, что необходимо твоему молодому организму! - прокомментировал Джофри. Младший брат не отличался трудолюбием и редко появлялся в офисе. Зато он был завсегдатаем ночных клубов и модных тусовок.
   - Поработаю в старости, - отмахнулся от зануды-брата Джеф.
   Джоф уже открыл рот, чтобы пристыдить его, но Дэниел остановил сыновей.
   - Я устал от конфликтов на тему работы, поэтому мне в голову пришла идея возложить заботы о конкурсе на вас. Почву я подготовил, а дальше - дерзайте! Посмотрим, что из этого выйдет.
   - Папа, одно дело - компания, - спокойно ответил Джоф, - но конкурс. Все эти развлечения не для меня, ты же знаешь. Пусть Джефри им занимается.
   - Нет, Джофри, я договорился с Робертом о том, что ты будешь в составе жюри. Заодно посмотришь, как идут дела в отеле. А Джефри подготовит девушку к конкурсу.
   - А чем все это время будете заниматься вы? - возмущался Джефри.
   - А мы с вашей мамой погостим у моего старого товарища. Он переехал жить в Англию, говорит, что купил себе замок. Хочется посмотреть на это.
   - Так значит, вы отдыхать едете?! Джофри, это несправедливо, мы с тобой будем вкалывать, а они жизнью наслаждаться, - младший брат не желал мириться со своей "тяжелой долей".
   - Джеффи, ты же первый кричал, что хочешь чего-то нового, что тебе надоело заниматься одним и тем же, - уговаривала Амалия. - Мы с отцом решили предоставить тебе эту возможность.
   - Именно так. Мисс Сентел прилетит завтра утром. Попроси Ванессу подготовить три комнаты для гостей, - попросил Дэниел жену.
   - Три комнаты? - удивилась Амалия.
   - Ох, я не упомянул? Николь приедет с группой поддержки - братом и сестрой.
   - А сестра тоже хорошенькая? - поинтересовался Джефри.
   - А больше она никого с собой не везет? - недовольно перебил его Джофри. - Собачку, например, или тарантула любимого? Пусть едут сразу в Evdokkia.
   - Джофри, Джофри, - покачал головой отец, - нет в тебе нашего фамильного гостеприимства.
   - Папа, у тебя и так три отеля. Не стоит превращать и наш дом в постоялый двор.
   - Придется тебе потерпеть! - сказал Дэниел и добавил: - Хорошо, если наша конкурсантка будет под присмотром. Чем меньше глаз ее видят до начала состязаний, тем лучше.
   Пообедав, оба молодых человека ушли. А Дэниел с супругой остались вдвоем.
   - Думаешь, это правильно - возложить на них такую ответственность? - спросила Амалия.
   - Это пойдет на пользу обоим. Джефри нужно повзрослеть. А Джофри - научиться расслабляться.
   - Не уверена, что у него получится. Ты же знаешь Джофри, - мягко улыбнулась Амалия. - Он родился и на следующий день пошел на работу.
   Дэниел рассмеялся, соглашаясь с женой.
   Рожденные от одних родителей, братья были совершенно разными. Младший характером походил на отца, который с юности был заражен страстью к приключениям и объездил полсвета. Дэниел легко и с интересом относился ко всему новому, передал сыну свою энергичность и позитивное восприятие мира. Джефри во всем искал забаву и настроение. В душе он был романтиком, не колеблясь, влюблялся и так же быстро терял чувства ко всем своим многочисленным пассиям. Он знал, что в свое время мама, не колеблясь, последовала за мужем, разделив его увлечение путешествиями. И где-то в глубине души Джеф тоже ждал ту единственную, которая примет его таким, какой он есть, и отправится вместе с ним исследовать мир.
   Джофри был далек от всего, что тем или иным образом соприкасалось с чувствами. В свои двадцать восемь лет он ни разу не был влюблен и, более того, считал это глупой забавой. Он решил, что в их семье достаточно романтиков и отдавал предпочтение скупому разуму. Этот Рафит не знал, что такое красивые чувства. Он никогда не испытывал ничего подобного. Несмотря на это, он был давно помолвлен с Британи, привык к ней, и именно эти чувства называл любовью.
   В компании "Рафит Корп" Джофри занимал место вице-президента. Именно он помог отцу поставить дело так, что в течение двух-трех лет о них заговорила пресса, а туристы предпочитали их отели многим другим. Молодой человек унаследовал красоту матери - голубоглазый блондин без явных внешних недостатков. Он не занимался в спортзале, но природа наградила его прекрасной фигурой. Однако женщины обходили этого Рафита стороной, предпочитая ему его брата.
   Джефри же был высоким юношей, много времени отдававшим тренировкам. Он обладал спортивным телосложением, но красив особо не был. Тем не менее, его обворожительная улыбка и светло-карие глаза, в которых всегда горел огонь, привлекали девушек. Они бросались ему на шею без счета. Он никому не отказывал, был сторонником легких отношений и любил поразвлечься, чем не раз вызывал недовольство сдержанного Джофри.
  
   ***
  
   Поручив сыновьям заботу о конкурсе, Дэниел Рафит попросил их также встретить конкурсантку. Утром братья поехали в аэропорт, примчавшись туда за полчаса до ее рейса. Им пришлось пройти в зал прилета.
   - Терпеть не могу ждать, - ерзая на жестком стуле, проворчал Джеф.
   - Если бы ты не сел за руль моей машины, мы приехали бы точно ко времени. Так что, будь добр, принеси мне кофе.
   - Ха! Будь ты водителем, мы в лучшем случае оказались бы здесь только к завтрашнему утру.
   - Кофе, за тобой кофе. И не пытайся уйти от работы официанта, сегодня ты мой раб.
   - Вот значит как! Ну что же, гадкий эксплуататор, пользуйся тем, что я младше. В конце концов, стареющим братьям надо помогать, - посмеялся Джефри и удалился по направлению к кафе.
   Джофри от нечего делать разглядывал людей. Недалеко от него сидели, скучая, симпатичные девушки. Одна из них посмотрела на Рафита и улыбнулась. Он из вежливости слегка кивнул ей головой.
   - Ага! Вот чем ты занимаешься в мое отсутствие!
   Джофри вздрогнул. Рядом с ним стоял брат с двумя чашечками горячего кофе.
   - Какой аромат! - перевел разговор на другую тему старший Рафит.
   - Ну, уж нет! Признайся, что заглядывался на тех красоток, и тогда я отдам тебе кофе! - улыбался Джефри.
   - Ты же знаешь, я не изменяю Брит даже во сне, с чего бы мне смотреть на других женщин? - бесстрастно ответил Джофри.
   - Ха-ха-ха! - расхохотался Джеф и, отдав брату чашку, плюхнулся в кресло. - Я видел, как брюнетка стреляла глазками. Может, пойдем познакомимся?
   - Ты не забыл, зачем мы здесь?
   Девушки заметили, что Джефри бросает в их сторону многозначительные взгляды и захихикали. Джофри возвел глаза к небу. На его счастье объявили о посадке. Младший Рафит даже не обратил на это внимания, сорвался с места и отправился к кокеткам.
   - Ты куда? - окликнул его Джоф, но понял, что его попытка остановить брата тщетна, и махнул рукой.
   К месту встречи пассажиров он пошел один. Рафит внимательно вглядывался в лица, и вскоре заметил компанию из трех человек: высокий светловолосый парень и две девушки. "Близняшки", - подумал он, но, приглядевшись, понял, что они просто очень похожи. В одной из них Джофри узнал Николь Сентел.
   Он помахал ей рукой, привлекая к себе внимание, и девушка подошла к нему. Вслед за ней поспешили ее брат и сестра. Джофри подал им руку для приветствия и представился. Николь была высокой и худенькой, с темно-русыми волосами и карими глазами. Ее старшая сестра отличалась более мягкими чертами лица, глаза ее были голубыми, а волосы чуть светлее. Несомненно, обе привлекали взгляды мужчин, так, что даже Джоф не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться ими.
   Джефри заметил, что гости уже прибыли, сердечно распрощался с новыми знакомыми и пошел к брату.
   - Николь! - издалека прокричал младший Рафит. Он подлетел к одной из девушек и заключил ее в свои объятья. - С приездом!
   Но та отстранилась от молодого человека и уточнила:
   - Я Глория, а это, - указала она на сестру, - Николь.
   Все, кроме Джефа, засмеялись. Но он, нисколько не смутившись, с таким же воодушевлением принялся обнимать и приветствовать другую девушку.
   - Я смотрю, вы парень не промах, - оценил брат модели, подавая ему руку. - Хэнк Сентел.
   - А это Джефри Рафит собственной персоной, - представил Джоф. Он мимолетом взглянул на Глорию. Сентел явно была смущена такой бурной встречей со стороны молодого человека. Джофри решил подбодрить ее.
   - Не обращайте внимания на моего младшего брата, он всегда такой.
   Рафит подхватил один из чемоданов и пригласил всех последовать за ним.
   Джефри уселся на заднее сидение между девушками и пытался флиртовать с обеими. Но Глория отвечала ему неохотно, поэтому он полностью переключился на Николь. Та кокетничала с большим удовольствием.
   Джофри отметил для себя, что Глория более замкнутая и тихая, чем сестра. Она случайно подняла глаза на зеркало водителя, увидела, что Джофри изучающе смотрит на нее, и слегка улыбнулась. В этот момент оба почувствовали, что между ними возникла симпатия.
   Раздался гудок - Джофри чуть не въехал в соседнюю машину. Похоже, он забыл, что за рулем. Николь испуганно вскрикнула. А старший Рафит, выругавшись в сердцах, напомнил себе, что он и Британи - вполне состоявшаяся пара, и у него нет времени на пустые интрижки.
   - Эй, друг, - воскликнул Хэнк, - кто тебя учил водить?
   Джофри извинился и пообещал пассажирам впредь быть более внимательным.
   Тем временем Джеф решил зачитать план конкурса:
   - Значит так, Никки, работы очень много. Нам с тобой придется пройти три этапа.
   - Нам с тобой? - весело засмеялась Николь. - Так ты тоже участвуешь? Что же, эпитет "самая красивая", - Сентел сделала ударение на окончании слов, - тебе подходит как никому другому!
   - А что, я и вправду красавчик, - Джеф, не дав никому возможности посмеяться над собой, продолжил: - Первый этап конкурса - бал в стиле девятнадцатого века. Подберем тебе платье, поставим танец, - тут он взял руку Никки и поцеловал. - Моя дорогая прекрасная Николь Сентел, от всего сердца предлагаю вам свою кандидатуру на роль партнера. Не будете ли вы столь любезны проявить милость и выбрать меня, вашего покорного слугу...
   - Роль слуги у него получается лучше всего, - последовала ехидная ремарка с места водителя.
   - Ты веди, не отвлекайся, - осадил брата Джеф, и как ни в чем не бывало, продолжил вымаливать у дамы приглашение на бал. - Снизойдите до меня! Я страдаю!
   Николь, решив подыграть, высокомерно задрала носик и надменно произнесла:
   - Мистер Рафит, я не готова сейчас дать ответ, мне нужно время, чтобы все обдумать.
   - Никки, ты, кажется, не поняла. Мистер Рафит предложил тебе сделать его партнером по танцам, а не стать его женой, - мягко отметила Глория.
   - Мисс Сентел, разве вы не считаете танец важной вехой в отношениях? - не удержавшись, Джоф снова взглянул в зеркало на Глорию.
   - Танцевать - не значит любить, - просто ответила та.
   - А большинство женщин воспринимают танец, как вертикальную постельную плоскость, - протянул Джофри. С заднего сидения хмыкнул его младший брат. Уж он точно был согласен с этим утверждением. Кому, как не ему, женскому угоднику, знать подобные вещи.
   - Мне кажется, мы отклонились от темы, - вмешался Хэнк, почувствовав смущение сестер.
   Джефри, откашлявшись, продолжил чтение:
   - Второй этап - это "Званый обед". Нужно правильно сервировать стол, встретить гостей и придумать, чем развлечь их. Третий этап - проверка творческих способностей. В финале состоится концерт, где жюри определит абсолютную победительницу. Кстати, о жюри. Брат, расскажи сам.
   - С продюсером Робертом Девилем ты уже знакома, - продолжая следить за дорогой, взял слово Джофри, - также будет папин старый друг, Малино Михаил Федорович. Он режиссер русского театра. Еще некая мисс Харт, фотограф, но мы с ней незнакомы. Франц Девиль, - на последнем имени Рафит скривился, но никто не заметил. - Ну и, собственно, я.
   - Так вы, сэр - водитель, будете членом жюри? - удивился Хэнк. - Никки, сестренка, теперь ты знаешь, кого уже сейчас нужно начинать умасливать.
   - Боюсь, что он неподкупен, - не согласилась с братом Глория, - я права, мистер Рафит?
   - Мисс Сентел, - повторил Джофри интонацию Глории, - вы совершенно правы. У вас превосходная интуиция.
   - Хватит любезничать! - воскликнул Джефри. - Готовьтесь к выходу, мы подъезжаем.
   Джоф припарковал машину у невысокого забора, ограждающего коттедж Рафитов от дороги и других зданий.
   - Дом, милый дом! - сказал он. - Добро пожаловать!
  
   Дэниел и Амалия приняли гостей с распростертыми объятиями и сами проводили их в приготовленные комнаты. Они пригласили Хэнка, Глорию и Никки на торжественный обед по случаю их приезда. Молодые люди принялись осматриваться. Их родители жили гораздо скромнее Рафитов, поэтому девушки и молодой человек почувствовали, будто очутились в сказке.
   По достоинству оценив свои временные владения, Сентелы привели себя в порядок перед обедом и ровно через час уже сидели в гостиной за переполненным явствами столом. Дэниел Рафит рассказал гостям о своей компании и о том, как они рассчитывают на победу Никки в конкурсе. Он поблагодарил ее за то, что она приняла именно их предложение и не отступила, когда ее попытались переманить.
   На сегодняшний вечер Джефри запланировал отвести Николь к учителю по вокалу, так как она хотела выступать со своей песней на последнем этапе. Дэниел не ожидал, что сын так рьяно примется за дело, но одобрил его предусмотрительность, отметив про себя, что еще вчера тот вобще не желал участвовать в этом мероприятии.
   Родители собирались отбыть в аэропорт сразу после обеда, поэтому Глория и Хэнк должны были остаться дома одни. Дэниел предложил старшему сыну провести гостям экскурсию по городу.
   - Конечно, папа, я буду рад помочь, - согласился Джофри.
   - Я люблю сам знакомиться с городом, - возразил Хэнк, - так что спасибо, но мне не нужен сопровождающий. А вот Глория, пожалуй, не отказалась бы от гида.
   Сестра с удивлением посмотрела на него, но тот лишь подмигнул ей. Джофри не очень хотелось оставаться с девушкой наедине, но дать задний ход он уже не мог.
   - Хорошо, - сказал он, - надеюсь, Глория, ты не против небольшой прогулки со мной?
   Глория скромно опустила голову, и все приняли ее молчание за согласие.
  
   Глава 2
  
   После обеда Николь и Джефри умчались готовить ее музыкальное выступление. Они сразу поняли, что им интересно друг с другом. Да и не могло быть иначе, ведь оба были веселыми, открытыми и легко увлекались. Как оказалось, и тот, и другая мечтают объездить весь мир. Никки с первой секунды приглянулся очаровательный молодой человек, который хоть и строил из себя балагура, был умным и эрудированным. К тому же, и Николь, и Джефри всегда были очень влюбчивыми, а в такой ситуации просто грешно было не влюбиться. Поэтому они, быстро сдружившись, не исключили возможности чего-то большего. Впереди их ожидал прекрасный совместный вечер и великолепные недели, за которые они надеялись узнать друг друга лучше.
  
   А вот Джофри и Глория не разделяли восторга младших. Рафит, согласившись сопровождать брата и сестру Сентел, никак не рассчитывал, что Хэнк откажется. И теперь молодой человек должен был провести вечер в обществе Глории. А ведь он всегда чувствовал себя некомфортно с малознакомыми девушками.
   Глория почувствовала это и понимала, что Джофри Рафит не испытывает огромной радости от ее компании. Она тоже не знала, о чем с ним говорить и как правильно вести себя.
   - Я могу остаться дома, тебе не обязательно вести меня на экскурсию, - сказала Глор, когда Джофри постучал в дверь ее комнаты.
   - Что за глупости, нет ничего проще, чем показать тебе город. К тому же, любому человеку приятно было бы провести день с такой симпатичной девушкой, как ты, - ответил он, понимая, что у него будет неприятный разговор с отцом, если тот узнает, что его сын оставил гостью скучать дома.
   - Любому, но не тебе, - усмехнулась Глория. Джофри сделал вид, что не расслышал, хотя в глубине души поразился ее проницательности.
   Несмотря на ожидание самого худшего, молодым людям нашлось, о чем поговорить. И они с удивлением заметили, как легко и приятно им общаться друг с другом.
   Джоф привез свою подопечную на пристань близлежащего города. Куда ни кинь взор, в море были пришвартованы шикарные яхты. Они как будто соревновались между собой покрытыми лаком боками и разноцветными парусами.
   Променад перед пляжем был заполнен ресторанчиками и забегаловками. Толпился народ. Прогуливались степенные пары, веселилась молодежь, кричали дети. Назойливые продавцы подходили к каждому и предлагали свой товар. Зазывалы настойчиво приглашали в свои заведения, размахивая купонами на скидки и не скупясь на комплименты. В воздухе пахло йодом, солью и вкусной едой. Чайки громко кричали, растаскивая остатки еды, оставленные посетителями и не убранные нерасторопными официантами.
   Джофри и Глория задержались возле одного ресторана, перед входом которого проходило шоу индейцев. Внезапно один из них, в самой яркой одежде, схватил девушку за руку и потянул за собой. Если поначалу она упиралась, отговариваясь неумением танцевать, то через минуту зажигательная музыка увлекла ее. Она скинула туфли и, искренне хохоча, пыталась повторить необычные движения индейца.
   Толпа оттеснила Джофри на второй план, и он покорно оставался в стороне, с улыбкой и удовольствием наблюдая за раскрасневшейся девушкой. И не только ему нравилось происходящее. Возле танцоров образовалась толпа хлопающих и улюлюкающих людей. Вдруг пожилая леди, с виду божий одуванчик, стянула шляпку, бросила ее своему кавалеру и ударилась в пляс. Постепенно она вытеснила Глорию из центра круга, отвлекая все внимание на себя. Девушка, кажется, была этому даже рада. Она подхватила свои босоножки и стала выискивать взглядом Джофри. Он помахал ей рукой.
   Она подошла к нему, смущенно улыбаясь, пытаясь успокоить дыхание и спрятать по-детски радостные глаза. Джофри взял ее под руку, чтобы увести подальше от толпы, но их остановил неизвестно откуда выскочивший продавец цветов. Одной рукой он торжественно вручил девушке белую розу, а второй, даже не скрываясь, жестом показал Рафиту, что ждет оплату. Тот, пожав плечами, достал из кармана пару долларов и сунул в руку вымогателю.
   - Как романтично, - Глория приняла розу.
   - Как танцевать - не любить, так и роза, купленная по принуждению, не означает романтику.
   Девушка вспыхнула, но, ничего не ответив, пошла вперед. Джофри с минуту постоял, наблюдая за удаляющейся фигурой. Он осознанно пытался ее обидеть, понимая, что иначе такая прогулка их слишком сблизит, ведь этот вечер действительно все больше напоминал свидание.
   Он пошел вслед за ней. Глория не оглядывалась. Зато Джофри с этого ракурса отлично были видны взгляды проходящих мимо нее мужчин. Некоторые даже останавливались и пытались заговорить с ней, но она лишь отмахивалась и продолжала свой путь.
   Через несколько метров они набрели на неприметный шатер с надписью "Твоя судьба в моих руках". Глория повернулась, загадочно улыбаясь и без слов вопрошая, можно ли ей туда войти. Джоф, чувствуя за собой легкую вину, одобрительно кивнул и, неожиданно для самого себя, шагнул следом.
   Внутри, как водится, было темно, душно и резко пахло ароматическими свечами. За круглым столом сидела ярко накрашенная цыганка с длинными черными кудрявыми волосами. Джофри было отчетливо видно, что это парик.
   - Проходите, голубчики, все расскажу, все подскажу, - засуетилась актриса. - Позолоти ручку, красавица, судьбу твою предскажу. К истинному пути тебя направлю.
   Глория полезла в сумочку, но Джоф опередил ее, заплатив гадалке немаленькую сумму. Та приподняла бровь, слегка удивившись. Решив, что перед ней выгодные клиенты, тут же начала вещать:
   - Чувствую, голубчики мои хорошие, проблемы у вас. Нависла над вашей любовью туча грозовая. Против ваших отношений родители ваши, - она притормозила, ожидая реакции, внимательно разглядывая парочку.
   Глор остановила ее:
   - Да мы не в месте. Мы по отдельности.
   Джоф едва не рассмеялся.
   - Что вы усмехаетесь? - пыталась оправдаться цыганка, продолжая гнуть свою линию. - Я вижу будущее! Видели вывеску снаружи?
   Джоф откинулся на стуле, скрестив руки на груди, скептически глядя на происходящее.
   - Если вы будете следовать зову сердца... все возможно! - убеждала гадалка.
   Она разложила колоду карт, что-то бормоча под нос. Потом вытащила одну, долго рассматривала и, наконец, спросила у Глории:
   - Вам знаком кто-то по имени Дэвид?
   Глор пожала плечами.
   - Вроде бы нет...
   - Погодите, погодите, - заюлила гадалка, испугавшись, что клиенты сейчас заберут деньги и уйдут, - может быть... Джон?
   - Джон? - вздрогнула девушка.
   Гадалка, почуяв благодатную почву, встрепенулась и ожила.
   - Так вот Джо-о-о-он, - тянула она время, пытаясь понять, что же их могло связывать, этого Джона и девушку, сидящую перед ней. - У вас бы все равно ничего не получилось, ведь у вас другая судьба... - она возвела ладони и глаза кверху, будто принимая послание из космоса, при этом пытаясь что-то сделать ногой под столом.
   Внезапно в шатре раздался странный металлический скрип, затем последовал стук и откуда-то сверху на молодых людей шлепнулся огромный чесночный венок.
   - О-о-о! - воскликнула гадалка, сверкая черными глазами. - Видите, это знак судьбы! Что я вам говорила!
   Джофри стянул с себя венок, смеясь и помогая выбраться Глор.
   - Ну, все, с меня хватит шоу и представлений на сегодня! Насмотрелся вдоволь.
   В эту минуту что-то щелкнуло, и комната стала наполняться едким вонючим дымом.
   - Ой! - искренне удивилась гадалка и поспешила вглубь палатки, по всей видимости, проверять аппаратуру. Пользуясь случаем, Джофри схватил Глорию за руку и потянул к выходу.
   Они выбежали из шатра, отчаянно кашляя и глубоко вдыхая свежий воздух.
   - Что ж, теперь нам известно наше будущее, может, прокатимся по городу? - предложил Джоф, Глория одобрительно кивнула, и они пошли к машине.
   - Так кто такой Джон? - как бы невзначай спросил Рафит уже в дороге.
   Глория смотрела в окно на апельсиновые рощи, проносящиеся мимо.
   - Это мой жених, - даже не повернув головы, ответила она.
   - Ясно. И когда же свадьба?
   Вечерело. Они ехали по дорогому району, застроенному респектабельными виллами. Было видно, что жители следят за улицами. Все дома были украшены цветными гирляндами, фонариками и цветочными корзинами, газоны аккуратно подстрижены и ухожены. Из стоящих перед зданиями фонтанов вырывались струи брызг, слегка сверкая в лучах заходящего солнца.
   Джофри, так и не дождавшись ответа, спросил:
   - И как же он тебя отпустил?
   Глория все также не отрывала взгляда от окна.
   - Мы расстались. Как раз перед поездкой.
   - Почему?
   - Гадалка же сказала, что у нас бы все равно ничего не получилось, - отшутилась Глор, давая понять, что не хочет больше говорить на эту тему.
   Из окна автомобиля они осматривали достопримечательности. И Рафит, выступая в роли гида, рассказывал девушке различные истории, связанные с тем или иным местом. Поскольку городок был небольшим, они довольно быстро управились. Вдалеке они увидели подсвеченный желто-красными огнями аттракцион - колесо обозрения.
   Джофри предложил Глории прокатиться, и она согласилась. Они купили билеты и заняли свои места. Стало страшно, когда, медленно поскрипывая, огромная махина потащила их вверх. Обоим было неудобно признаться друг перед другом в боязни высоты. Сердца их бились так громко, что, наверное, было слышно даже в соседних кабинах.
   Уже совсем стемнело, небо заволокли тучи, сквозь них проглядывали последние солнечные лучи. По правую руку простирался великий океан. Сейчас он уже не радовал глаз бирюзовой водой, а, наоборот, настораживал своей жутковатой темной массой. Только кое-где сияли маленькие огоньки, горевшие на яхточках, припаркованных на пристани или одиноко дрейфующих поодаль от берега.
   С левой стороны раскидывался, как на ладони, огромный город. Все вокруг сияло и светилось разноцветными лампами витрин, светофоров и рекламных щитов. Чем выше поднимались, тем явственнее было видно главную площадь с высоким храмом. Благодаря яркому освещению Глор увидела новомодные высокие офисные здания и небольшие домики старой застройки. Казалось невероятным, как такая разная архитектура уживалась в одном месте, да еще и приятно гармонировала друг с другом.
   Где-то совсем далеко внизу играла музыка. С одной стороны звучали медленные композиции, с другой активные дискотечные, с третей пиликала одинокая скрипка. Здесь же, наверху, все это постепенно сливалась воедино, и превращалось в дикий и совершенно безвкусный хаос.
   Глория бросила взгляд на Джофри. Он вцепился одной рукой в перила так, что костяшки пальцев побелели. Ей даже стало смешно, и страх отпустил. Она тихонько коснулась его руки, и, когда он вопросительно взглянул на нее, сказала:
   - Я тоже боюсь высоты.
   - Тоже?
   - И не говори, что тебе не страшно, ты скоро сомнешь железные поручни.
   - Ничего подобного, - не сдавался Джоф, - я... я просто переживаю... Переживаю, что такое неудачное у нас получилось сегодня гадание.
   Глория рассмеялась. Она взяла его руку в свою, и, чуть прищурив глаза, пристально посмотрела на него. Рафит тоже немного расслабился.
   - А хочешь, я тебе погадаю? - вдруг спросила она, решив разрядить обстановку. - У меня тоже есть дар.
   - О нет! - воскликнул Джоф, пытаясь высвободиться, посчитав их близость слишком интимной. - На сегодня с меня хватит гадалок.
   Но Глор ничего не хотела слушать и не отпускала Джофри.
   - Расскажу тебе сперва про прошлое! - сказала она и, все так же прищурившись, смотрела в глаза Рафита, как будто пытаясь заглянуть в душу. Джофри даже показалось, что она действительно видит его насквозь. Он забыл на мгновение, что они все еще держатся за руки.
   - Так вот, ты очень опечален, что тебе вскоре придется заниматься не привлекательным для тебя делом. Ты очень любишь свою работу, но развлечения не твой конек, и поэтому тебя гнетет этот конкурс.
   Джофри заинтересованно слушал Глор. Тем более, что он ничего такого ей никогда не говорил. Получается, она сама каким-то образом догадалась. В этот момент здесь, на высоте нескольких метров над землей, со всеми звуками, доносившимися снизу, разговор казался каким-то уж очень мистическим и правдоподобным. У Джофри даже мурашки пробежали по спине.
   - А как же мое будущее? - спросил он, криво улыбаясь.
   - О, твое будущее, - тихо прошептала Глор, нагнувшись к его лицу так близко, что он почувствовал ее дыхание на себе, - твое будущее сулит тебе только радости и везения.
   - Ха, - отозвался Джоф и немного отодвинулся от девушки, следя за дистанцией. Он хотел что-то еще сказать, но она продолжила предсказывать, не давая ему вставить ни слова.
   - Но не все так просто, Джофри! Чтобы радости и везения посетили тебя, нужно научиться расслабляться, оставлять заботы там, где им место - под замком в офисе. Иначе ничего не выйдет.
   Тут лицо Глор из загадочного резко превратилось в веселое и озорное, а глаза горели, как у маленького чертенка. Она, не в силах больше сдерживаться, громко прыснула и упала на спинку кресла, весело хихикая.
   - Отвратительное гадание, - буркнул Джофри, обижаясь на себя за то, что всерьез принял ее предсказание.
   - Ну, отвратительное или нет, это мы проверим позже, а сейчас оно службу сослужило - мы расслабились и оба побороли страх высоты.
   И правда, их кабина уже приближалась к земле. Джофри ничего не ответил. Страх прошел. А он вдруг понял, что ему нравится девушка, которая сидит рядом с ним. От этих мыслей Джофри стало не по себе. В его голове быстро зрел "просто необходимый" план. Во-первых, он больше не должен позволять ей так приближаться к нему - ни в моральном, ни в физическом плане. Во-вторых, надо было как можно быстрее ехать домой. И, в-третьих, больше никаких прогулок наедине и разговоров тет-а-тет. Лучше вообще как можно реже видеться.
   Они ехали домой, не говоря друг другу ни слова. Джоф надеялся, что как только он замкнется, Глор, как все обычные девушки, начнет болтать без умолку и вызовет в нем раздражение. Это, в данном случае, было бы ему только на руку. Британи никогда не молчала. Когда она садилась в машину, можно было забыть о спокойном вождении. Все шло по одному кругу. Начиналось со сплетен, которые она услышала от своего косметолога, массажиста, тренера по фитнесу и так далее. Потом она все это обсуждала сама с собой, затем немного задавала вопросы - ответы на которые ее вообще не интересовали, далее она начинала упрекать Джофри в бесстрастности. Когда он пытался что-то ответить, она вспоминала про туфли, которые не купила вчера или, наоборот купила. И так без конца. Рафит уставал от всех этих разговоров, но всегда принимал их как должное. Он считал прерогативой женщин болтать. И с этим надо либо смириться, либо никогда не жениться. А Глор как будто поняла, что Джоф хочет помолчать, подумать, и сидела тихо. Рафит же корил себя за то, что не может быть с ней бесстрастным, как со многими другими женщинами.
   Джофри высадил Глорию возле дома, и поехал ставить машину. Из окон гостиной горел свет. Когда она вошла в комнату, то увидела, что на диване развалился Хэнк. Он потягивал виски и слушал Николь, которая играла на фортепьяно какую-то классическую мелодию. Наконец прозвучал финальный аккорд, и Никки вскочила поприветствовать сестру.
   - Где наш водитель-экскурсовод? - спросил Хэнк у сестры. - Как прошел день?
   - Спросите у него, когда придет.
   - Что, свидание прошло плохо? - раздался из кресла голос Джефа. - Ничуть не удивляюсь! Зная моего братца, хуже пары и придумать нельзя. Давай зальем грусть-тоску капелькой мартини?
   И он вальяжной походкой пошел к бару, откупорил бутылку и налил спиртное в бокал.
   - Это не было свиданием, Джеф, - уточнила Глория, - а какую печаль заливаете вы под такую похоронную музыку?
   - Как какую? Прошел целый день, а я до сих пор не встретил свою любовь на эту неделю, - возмутился Хэнк.
   - О да, это действительно повод для того, чтобы выпить! - Глор подошла к брату, поцеловала в щеку и села рядом. - А как прошло ваше свидание? - она приняла бокал у Джефа и сделала глоток.
   - Мало того, что ты обозвала нашу официальную встречу свиданием, так тебе еще и моя музыка не нравится! - подперев бока, недовольно отозвалась Николь.
   Джеф подскочил с деланным возмущением во взгляде:
   - Мало того, что я водил тебя в ресторан, в парк аттракционов, покупал тебе цветы, шарики... конфеты, так ты обозвала наше свидание официальной встречей!
   - Немыслимо! - Хэнк отпил из стакана. - Я бы ее не простил.
   Все засмеялись.
   В этот момент на пороге появился Джофри с задумчивым видом.
   - О, братишка, наконец-то! Ну, раскрой же нам всю правду! Как прошло ваше свидание с мисс Сентел?
   - Это было не свиданием, - буркнул он, хмуро глядя на веселящуюся компанию.
   - Да? А вот моя сестра считает по-другому, - подначила Никки.
   Глория побелела. Она никак не ожидала от Николь подобного. Возмущению ее не было предела. В попытке оправдаться она посмотрела на старшего Рафита и наткнулась на его яростный взгляд. Она могла представить, что он о ней подумал.
   - Я слишком устал, чтобы слушать ваши глупости, - он начал подниматься по лестнице и еще мог услышать реплику Джефа:
   - Чем же вы занимались, что он так вымотан?
   Глория вскочила со своего места со слезами на глазах.
   - Ребята, зачем же вы так? - и быстро удалилась по направлению к своей комнате.
   - Джеф, да ты стрелок. Двоих одним выстрелом, - захмелевший Хэнк сложил пальцы пистолетиком и сдул несуществующий дымок.
   Но Джефри чувствовал, что перегнул палку и виновато посмотрел на Николь. Та махнула рукой, мол, все обойдется. И они втроем остались в гостиной, продолжив беседовать до самой поздней ночи. Ни Глория, ни Джофри в этой комнате больше не появились.
  
   Глава 3
  
   Глория проснулась и внимательно осмотрелась вокруг. Только через какое-то время она вспомнила, где находится и как провела вчерашний день. Спать дальше расхотелось. Девушка умылась, оделась и вышла из своей комнаты. В доме было тихо. "Все еще спят", - подумала Глория и на цыпочках спустилась в гостиную. Увидев полки с книгами, она, не задумываясь, направилась к ним. Глор не заметила, что в кресле, возле кофейного столика, кто-то сидит. Пройдясь взглядом по книгам, девушка выбрала одну, достала ее, и повернулась лицом к креслу.
   - Ой, - вскрикнула она и выронила книгу.
   - Портишь наше имущество, - улыбнулся молодой человек.
   - Прости, я не знала, что здесь кто-то есть, - Глория подняла книгу и поставила ее на полку.
   - Это ты прости меня. Я напугал тебя. Разреши за это предложить тебе кофе?
   - Да, Джофри, с удовольствием выпью чашечку.
   Глория присела в другое кресло и молча наблюдала за тем, как Джоф наливает кофе.
   - Так с кем я говорю? - спросил тот.
   - В каком смысле? - не поняла Глория.
   - Глория или Николь? - уточнил Рафит, хотя прекрасно понимал, кто перед ним.
   - Глория... а я думала ты достаточно изучил меня и уже можешь отличить от сестры.
   Джофри улыбнулся и подал кофе.
   - Изучил? Что ты имеешь в виду?
   - Вчера мы весь день вместе провели, или я ошибаюсь? - напомнила Глор.
   - Точно же. На свидании. Что же не буду отрицать, я тебя изучал, - легко сознался Джоф.
   - И как?
   - Мне нечего сказать.
   - Слушай, Джофри, ты должен знать, что я ничего не говорила ребятам про свидание. И я таковым нашу прогулку не считаю.
   - Я понял.
   Вскоре в гостиную по очереди спустились все обитатели дома, и разговор между ними был закончен. Прислуга подала завтрак. И все уселись за стол.
   - Джефри, - начал разговор Джоф, - какие у вас планы на сегодня?
   - Я договорился со своим знакомым тренером. Будем ставить танец - вальс! Кстати, приглашаю за компанию и всех остальных.
   - Мы с Глорией с удовольствием, - ответил за сестру Хэнк.
   - У меня запланирована встреча с Британи, - ответил Джоф.
  -- Не глупи, брат! Тебя наверняка заставят танцевать на балу! Бери Брит с собой.
   - Брит? - Глория вдруг заинтересовалась.
   - Да, Британи, моя невеста, - объяснил Джофри с особым выражением лица, мол, я занят окончательно и бесповоротно. Глория лишь хмыкнула в ответ.
   - Обсуждаете мою персону? - в комнату вошла высокая элегантная девушка. Глория оглядела ее неприязненным взглядом. Прямые длинные светлые волосы, большие зеленые глаза, утонченная фигура без намека на грудь.
   - Да, дорогая. Мы заранее представили тебя гостям, - Джофри соскочил со своего стула и предложил присесть Брит, но она, чмокнув его в щеку, отказалась.
  -- Уже пора ехать! И вас, кстати, Бен ждет у входа.
   Британи недовольно оглядела Глорию и Николь и остановила свой взгляд на Хэнке.
   - А кто вы? - Брит кокетливо улыбнулась.
   - Хэнк Сентел, - так же приветливо ответил ей молодой человек, - я брат этих очаровательных сестричек.
   - Ах, да, Николь Сентел... которая из вас? - Николь подняла руку, как школьница. - Что же удачи вам на конкурсе.
   - А вы? - негромко спросила Никки. - А почему вы не участвуете?
   - Что ты! - презрительно фыркнула Брит. - Я и без участия в конкурсе знаю себе цену. Пойдем, дорогой, - последняя фраза относилась к Джофри.
   Джеф взял под руки Николь и Глорию и шепнул им:
   - Не обращайте внимания на эту высокомерную особу. Я вообще не знаю, как Джофри с ней справляется.
   Молодой человек вывел девушек из дома. У входа их встретил высокий широкоплечий парень.
   - Бен! - воскликнул Джеф. - Как я рад тебя видеть, дружище! Познакомься, это Николь и Глория Сентел, так же их брат Хэнк. А это наш друг семьи Бенжамин Вульф.
   Бен пожал руку Хэнку и остановился перед девушками.
   - Какие миленькие! А вас никогда не путают между собой? - спросил он их.
   - Нет! Что вы! Мы даже не близнецы. Внимательный человек легко заметит, что мы с сестрой совершенно разные, - ответила Никки.
   - Я так и подумал! Как только вас увидел, сразу понял - передо мной две совершенно разные девушки. Вот только боюсь, как бы ни перепутать, - эта реплика Бена сопровождалась всеобщим смехом. Глория увидела, что Британи садится в машину Джофри, и сказала:
   - Бен, разреши мне поехать с тобой, и я объясню тебе, чем отличаюсь от сестры.
   - О-о-о! Тогда нам незачем больше ждать! - сказал Вульф и повел Глор к своей машине. Никки и Хэнк сели в автомобиль Джефа.
   Бенжамин сел за руль и повернулся к Глории.
   - Ну и? - последовал вопросительный взгляд.
   - Что?
   Бен нагнулся к уху девушки и спросил шепотом:
   - Чем же ты отличаешься от сестры?
   Глория усмехнулась, а после, томно взглянув на Бена, приблизилась своими губами к его губам, как будто желая его поцеловать, и так же шепотом ответила:
   - Цветом глаз и парой лет.
   И тут же, как ни в чем не бывало, отсела от молодого человека подальше.
   - Ну и штучка! - встряхнул головой Бен, выходя из оцепенения.
  
   ***
   Машины подъехали к небольшому светлому зданию. Джефри поспешил открыть дверь перед Никки. Хотя она никогда не была обделена вниманием со стороны мужчин, ей было очень приятно, что за ней ухаживает такой симпатичный молодой человек.
   - Джефри, где мы? - спросила Николь, выходя из машины.
   - Это школа танцев. Здешний тренер мой хороший друг.
   - Хороший друг? - переспросил Бен, услышав их разговор. - С каких это пор Кристи стала для тебя просто другом?
   Николь нахмурилась, и это не утаилось от глаз Джефа.
   - Никки, не обращай внимания на слова Бена, он никогда не думает, прежде, чем что-то сказать, - и молодой человек незаметно для девушек показал другу кулак.
   - Я, конечно, понимаю, что не вправе вмешиваться в чужие отношения, но все же хотелось бы уточнить, на будущее... кто для тебя Кристи? Друг или... - осеклась Николь.
   - Только друг! Я уверяю тебя, - Джефри положил руки на плечи девушки и внимательно посмотрел на нее, - честное слово, она просто друг.
   Никки и Джеф уже считали себя почти состоявшейся парой, и молодой человек не хотел, чтобы в один миг все изменилось.
   Дождавшись Бена и Глорию, компания направилась к входу в здание. В фойе их встретила кучерявая брюнетка, с темными, почти черными глазами. Она подбежала к Джефри, и, легко запрыгнув к нему на руки, страстно поцеловала в губы.
   - Привет! - Кристи опустилась на пол, а Джефри в ужасе посмотрел на Николь. Та, отвернув от них голову, смотрела в другую сторону. Но Кристи, не обратив на это никакого внимания, уже здоровалась с остальными.
   - Пройдемте в зал! - позвала она всех после приветствия.
   Бен, чувствуя свою вину, решил оправдать друга:
   - Кристи слишком импульсивна, не стоит принимать ее поцелуй всерьез.
   Николь ответила ему высокомерным взглядом.
   - Я лишь хотел, что бы ты имела это в виду, - добавил он.
   И они направились вслед за остальными. Джеф же остановил Никки и, пряча взгляд, спросил:
   - Никки, надеюсь, ты ничего такого не подумала?
   Николь отвернулась от него.
   - Говоришь, не стоит слушать Бена? - кинула она через плечо. - А вот у меня сложилось впечатление, что нужно поменьше слушать другого человека. Не трудно догадаться, кого именно?
   Зал для танцев был просторным и хорошо освещенным. Около стен стояли небольшие лавочки, на которых и расселись ученики. Кристи встала так, чтобы ее все видели. Она была невысокого роста, пластичная и юркая. Все ее движения были такими быстрыми, что иногда сложно было за ними уследить.
   - Так, в первую очередь я хочу увидеть, кто же из этих симпатичных девушек Николь.
   Казалось, Кристи действительно не придает большого значения тому поцелую, но Николь уже нельзя было отступать, и, когда тренер предложила выбрать партнера для танцев, девушка даже не взглянула на Джефа.
   - Может быть, Бен? - неуверенно предложила она.
   - Ну, уж нет! Бен, прости, конечно. Никки, я с ним мучаюсь уже около трех лет, и еще ни одна тренировка не прошла без того, чтобы он не наступил партнерше на ногу. Тебе нужен кто-то более стройный и изящный. Партнер, рядом с которым ты будешь выглядеть еще прекраснее и чувственнее. С Вульфом ты проиграешь конкурс.
   - Но кто же тогда? - растерялась Николь.
   - Как на счет Джефри? Он неплохо вальсирует.
   Сентел уже собралась что-то ответить, но не успела - в зал вошел высокий, стройный мужчина. Безупречные черты лица: волевой подбородок, большие черные глаза, чувственные губы. Смуглокожий, с хорошей фигурой и длинными волнистыми черными волосами, он мог стать идеальным партнером. И Кристи заметила это одна из первых.
   - Навин! - позвала она его. - Как прекрасно, что ты пришел. Познакомьтесь, это Навин Сэндорс. Мой помощник. Он тоже тренер.
   Навин раскланялся и спросил Кристи:
   - Я нужен тебе?
   Крис вкратце рассказала о сложившейся ситуации, показала ему Николь и тоном, не терпящим возражений, заявила:
   - Ты будешь ее партнером на балу. Никки, ты не против?
   Николь не возражала, да и кто бы отказался танцевать с таким красавцем?
   - Подождите, - вдруг подал голос Джеф, - а как же я?
   - А ты составь компанию Глории, - улыбнулась Джефу Кристи.
   Тренер включила музыку, позвала симпатичных девчушек для Хэнка и Бена, и пары закружились в вальсе.
   Джеф, молча ведя Глорию, не отрывал взгляда от Николь. Та о чем-то шепталась с Навином и смеялась.
   - Что, мистер Сэндорс испортил все твои планы? - наступила Глория на больную мозоль, в переносном, конечно, смысле.
   - Нет, почему? - попытался отрицать очевидное Джеф.
   - Ну что же, тогда могу тебе сказать, по-моему, они отлично смотрятся, - съязвила Глория.
   Джеф остановился и посмотрел на девушку.
   - А ты злая.
   - Джеф, что-то случилось? - Кристи увидела пару, переставшую танцевать.
   - Нет-нет, все в порядке, просто Глория больно наступила мне на ногу, - буркнул Джеф и снова закружил партнершу в танце.
   - Так значит моя сестра нравится тебе? - хитро подмигнула Сентел Рафиту.
   - Это она напридумывала? - Джеф кивком головы указал на Николь, которая просто светилась от счастья.
   - Скорее, я сама догадалась. У меня превосходная интуиция, так сказал твой брат?
   - Так-так! Уж кто бы говорил! Чует мое сердце, тебе нравится мой брат? Или я ошибаюсь?
   Глория сначала смутилась, а потом дерзко повела головой и ответила:
   - Кажется, мы в равных ситуациях, не так ли?
   - Похоже, что так. Надеюсь, это останется между нами?
   - Я тоже надеюсь. Пусть это будет нашим маленьким секретом.
   Промучив молодых людей часа три, Кристи наконец-то сжалилась над ними. Договорившись встретиться с Навином и Никки через пару дней, тренер отпустила учеников.
   Шумной толпой юноши и девушки вышли в холл, шествие замыкали Никки, Глория и Навин. Перед выходом Сэндорс остановил Николь и спросил:
   - Можем мы как-нибудь встретиться?
   - Это не возможно, - Джефри слышал предложение Навина и ответил за Николь. Девушка с удивлением посмотрела на Рафита.
   - С какой это стати ты решаешь за меня?
   - Если ты не забыла, у нас много дел. Конкурс уже не за горами!
   Но Николь не слушала объяснений Джефа. Она повернулась к Навину и как можно громче ответила:
   - Завтра бы просто замечательно. Заедешь за мной?
   - Буду рад! - ответил Навин и, расцеловав Никки и Глорию, попрощался.
   Джофри и Британи заехали за друзьями, чтобы узнать, как продвигаются дела. Брит, конечно, была не в восторге от этой идеи, но Джоф был непреклонен. Они вышли из машины и услышали отчаянный спор.
   - Между прочим, - кричал Джеф, - наша компания является твоим спонсором. Ты не забыла?
   - А какое отношение это имеет к моей личной жизни? - не понимала Николь.
   - Ты вообще должна на время забыть о личной жизни, - спорил Джеф.
   - В таком случае, я отказываюсь участвовать, - спокойно ответила Николь.
   - Но... - начал было Джеф, и тут увидел недовольное лицо своего брата. - Что? Что я опять сделал не так?
   Джофри покачал головой:
   - Я смотрю, тебе вообще ничего нельзя доверить? Стоило мне отлучиться по делам, и мы уже теряем конкурсантку.
   Джефри зло посмотрел на брата. А Джофри продолжал:
   - Никки, ты можешь взять себе завтра выходной.
   Джефри даже посерел от злости.
   - Джоф, можно тебя на минутку?
   Никки и Глория переглянулись, а Джеф отвел брата в сторону и проговорил сквозь зубы:
   - Зачем ты ей разрешил?
   - Джефри, мы не можем ей запретить! Отец убьет нас обоих, если узнает, что она отказалась.
   - Джофри, пожалуйста, придумай что-нибудь! Мне очень не нравится этот красавчик.
   - Не нравится он, или уж очень нравится Николь, на которую ты положил глаз?
   Джефри хотел ответить, но Джоф остановил его. Из двери школы вышел Навин.
   - Глория, - позвал он девушку, - я тут подумал, может, и вы составите нам компанию? У меня есть хороший друг, он играет в футбол. Было бы здорово встретиться всем вместе!
   Глория как бы невзначай кинула взгляд на внимательно наблюдающего за ними Джофри и весело улыбнулась.
   - Навин, вам невозможно отказать! Я с удовольствием принимаю ваше приглашение!
   Навин, заручившийся согласием сразу двух прелестных девушек, снова ушел.
   - Знаешь, брат, - вдруг сказал Джофри, - ты, кажется прав, этот Навин примерзкий тип.
   На улицу вышел Хэнк. Он со стороны наблюдал за сестрами, Навином и Рафитами.
   - Да, - сказал он как можно громче, ведь фраза была заготовлена исключительно для "спонсоров", - что за день сегодня! Какой-то кошмар! Девушек уводят прямо из-под носа!
   Хэнк взял сестер под руки и повел к машине Бена, который давно уже их поджидал.
  
   ***
  
   К дому Рафитов подъехали три машины. Из одной, весело смеясь, вышли Бен, Хэнк и сестры Сентел, из второй - Британи и Джоф, а из третьей - обиженный на весь мир Джефри.
   - Какая прелесть, - воскликнул Бен, - в нашем распоряжении целый дом! Джофри, как ты думаешь, твои родители ведь уехали?
   - Еще вчера.
   - Девочки, надевайте купальники, я закажу пиццу! Надеюсь, Рафиты не против, если мы тут покутим немного?
   - Валяй. Тебя ведь все равно не остановить, - обреченно махнул рукой Джофри.
  -- Боюсь, что мы с Николь не сможем к вам присоединиться, - сказал Джеф, - нам нужно ехать в театр, выбирать платье для бала. Никки, через полчаса жду тебя у машины.
   Джеф демонстрировал свою ответственность перед братом, ведь в то время, как другие собираются отдыхать, он едет работать. Джоф лишь усмехнулся.
   - А как остальные? Поддерживаете меня? - спросил Бен.
   - Я согласна, - ответила Британи, - Джофри, кажется, у тебя в комнате был мой купальник. Ты поможешь мне переодеться?
   Джофри, пряча довольную ухмылку, взял девушку за руку и потянул ее за собой. Глория, бросив раздраженный взгляд вслед уходящей парочке, тоже направилась в свою комнату переодеваться.
   - Я хотела с тобой поговорить, - Николь побежала вслед за сестрой. - Ну и как тебе Бен? - спросила она уже в комнате.
   - Он не в моем вкусе, Ник, ты же меня знаешь.
   - А может, тебе по душе пришелся Джофри?
   - Еще рано что-то говорить, мы знакомы только второй день.
   - Ладно, скажи лучше мне, как Джефри отреагировал на то, что теперь Навин мой партнер по танцу?
   Глория усмехнулась.
   - С этого и надо было начинать. Мне кажется, он был зол.
   - Правда? - засмеялась Никки и отбила по полу каблучками такт.
   - Да, и, кстати, он будет еще злее, если ты не поторопишься! Помнишь, он ждет тебя внизу?
   - Помню, помню. Но эта поездка с ним вдвоем нарушает все мои планы.
   - Никки, по-моему, самый главный план сейчас - выиграть конкурс! Тебе не кажется? - Глория подтолкнула сестру к выходу и чмокнула ее в щеку. - Удачной тебе поездки!
   - Фу, какая ты! Выгоняешь родную сестру! Кстати, ты так и не ответила, тебе нравится Джофри?
   Глория сверкнула глазами и вытолкала сестру за дверь. Она подошла к зеркалу, взглянула на себя и вздохнула.
  -- Нет, ну неужели так заметно, что он мне нравится?! - спросила она свое отражение.
  
   Глория полчаса провозилась с выбором купальника и, наконец, переодевшись, вышла на террасу. Хэнк и Бен уже искупались и теперь с удовольствием уплетали пиццу. Рядом с ними на шезлонге лежала Британи. Хэнк рассказывал ей что-то веселое, а она смеялась и кокетливо прикрывала лицо ладонями.
   Бен заскучал. Он посмотрел на Джофри, который, закрыв глаза, лежал на матрасе в бассейне. Вульф как можно тише спустился по лестнице, подплыл к нему и резко перевернул лежак. Джофри, не ожидая такого подвоха, не удержался и шлепнулся в воду, подняв фонтан брызг. Все засмеялись.
   Джофри недовольно оттолкнул Бена, подплыл к краю бассейна и сел на бортик.
   - Извини! Не смог удержаться! Уж больно довольное у тебя было лицо.
   Британи хихикнула.
  -- Завидуй молча, - буркнул Джофри.
   Глория подошла к нему и села рядом, опустив ноги в бассейн.
   - Не расстраивайся, - сказала она. - Мальчишки, что с них взять.
   - Я не обижаюсь на глупые шутки Бенжамина Вульфа.
   - Никки и Джеф уже ушли?
   Рафит кивнул и неожиданно спросил:
  -- Скажи, а почему ты не стала участвовать в конкурсе?
  -- Две похожие девушки на одном состязании? Выглядит не очень оригинально, тебе не кажется? - Глория заправила волосы за ухо и в упор посмотрела на молодого человека. - К тому же, это не моя мечта - быть звездой.
  -- Очень жаль. А я бы поставил тебе высшие баллы, - сказал Джоф и осекся. Девушка с интересом посмотрела на него.
  -- Глория, я не хочу, чтобы ты думала, что я к тебе неравнодушен. Просто мне кажется, что в тебе есть изюминка, которая может понравиться судьям,- объяснял Джоф, скорее себе, чем ей.
   Хэнк молча смотрел на сестру и Рафита. Он понял, что эти двое симпатизируют друг другу. И, к сожалению, не он один был столь наблюдателен. Британи, заподозрив это же, приподнялась на лежаке, чтобы обратить внимание Джофри на себя. Хэнк задержал ее рукой. "Чего только не сделаешь для любимой сестренки", - подумал он и зашептал на ухо Брит льстивые комплименты. Девушка отвлеклась. Она перевернулась на лежаке, легла поудобнее. Сентел присел рядом и стал массировать ей спину, при этом вслух восхищаясь ее отлично сложенной фигурой и необыкновенной красотой.
   - Кажется, мой брат подбивает клинья к твоей невесте, - заметила Глор. - На твоем месте я бы приняла это во внимание.
   Джофри никак не отреагировал. Он все смотрел на воду и размышлял о том, что ему иногда очень хочется совершить что-то необдуманное. Что-то такое, чего от него никто не ожидает. Внезапно поцеловать девушку, которая нравится, или прыгнуть с парашютом с огромной высоты. Но хоть он и не был трусом, скупой разум всегда заставлял его остановиться до совершения глупости.
   - Не понимаю, - продолжила вразумлять Рафита Глор, - неужели ты позволишь другому мужчине заигрывать с ней?
   - Почему бы и нет? - удивился Джофри и, наконец, обратил внимание на Хэнка, который рукой гладил Британи по спине.
   - Неужели ты не ревнуешь? - недоумевала Сентел.
   - Ревнуют только глупцы и неуверенные в себе люди.
   - Да? А я всегда считала, что это вполне оправданные чувства тех, кто любит. Извини, что вмешиваюсь, но мне, кажется, у вас странные отношения.
   - Послушай, Глория, я бы не советовал тебе лезть в мою личную жизнь. Я прекрасно обходился все эти годы и без твоей подсказки. Не нужно меня учить! - отрезал Джофри.
   Глория, закусив губу, отвернулась. Девушке стало обидно, и она не желая дальше проводить время в этой компании, сухо попрощалась со всеми и ушла. Рафит почувствовал себя виноватым, но не намерен был терпеть советы от кого бы то ни было. Тем более если они касались его и Брит. Родителями давно уже была решена их судьба. Такой союз был выгоден и удобен. Это все, что хотел знать Джофри Рафит.
   Вечером в комнату Глории зашел Хэнк.
   - Как провел вечер? - спросила она, когда он присел рядом с ней на кровать.
   - Отлично, сестренка!
   - Что можешь сказать об этой даме?
   - А что бы ты хотела о ней услышать?
   - Она вроде бы невеста Джофри. Однако это не мешает ей кокетничать с тобой прямо на его глазах.
   - Ну, она его невеста уже давно и ей надоело ждать. Женщины, они такие нетерпеливые, - Хэнк усмехнулся свои мыслям.
   Глория задумалась, а брат обнял ее.
   - Почему не спишь?
   - Никки и Джеф еще не вернулись. Мне не спокойно.
   - Ерунда, гуляют где-нибудь. Не беспокойся. Я зашел поцеловать тебя перед сном. И спросить кое-о-чем.
   - Спрашивай.
   - Тебе нравится Рафит? - Хэнк увидел, как Глория хочет возразить, но опередил ее: - Просто если нужно, я могу приударить за его невестой. Ты же знаешь, как хорошо у меня получается разрушать чужие отношения.
   - Хэнк, нет. Не нужно. Не с этим Рафитом, пожалуйста.
   - Вот ты и подтвердила мою догадку, - сказал Хэнк.
   Глория заснула сразу, как только он ушел, но сны ее были неспокойными. Проснувшись часа в три ночи от какого-то жуткого видения, девушка посмотрела на будильник и, надев халат, пошла к комнате Никки.
  
   ***
   Джофри долго не мог уснуть, поворочавшись с боку на бок, он встал и пошел в кабинет. Найдя на столе кое-какие бумаги, касающиеся конкурса, молодой человек решил просмотреть их, но в голову ничего не лезло.
   Рафит был смущен чувствами, которые застигли его врасплох. Он не мог поверить, а вернее, не хотел, что действительно поставил Глории высшие баллы. И это пугало его. Как же так? Он всю жизнь считал, что не способен всерьез заинтересоваться кем-то, но тут, стоило появиться Глории, и сердце его откликнулось. Лед, которым оно было сковано всю его жизнь, вдруг треснул. Конечно, это была еще не любовь. Да и какая любовь может возникнуть за столь короткий срок. Но это было семечко, которое могло разрастись. Как странно, ведь Джофри думал, что уж его-то сердце точно не плодородная почва для такого ростка.
   - Это плохое семя! Это сорняк! - уговаривал себя Джоф. - Его нужно вырвать! Искоренить! Уничтожить!
   И как бы в ответ на его умозаключения в кабинет без стука ворвалась Глория.
   - Джофри! - воскликнула она, запыхавшись. - Джефа и Николь нет в своих комнатах! Машины нет в гараже, а сотовый Никки оставила дома!
   - Очень интересно, что ты зашла именно сейчас, да еще в таком виде, - сглотнул Джоф, оглядев девушку с ног до головы. Волосы ее растрепались, халат развязался, а под ним виднелась шелковая полупрозрачная ночная рубашка.
   Глория взглянула на себя, покраснела и, поправив халат на груди, уже более спокойно и уравновешенно сказала:
   - Ты что, не слышишь? Их нет в своих комнатах.
   - Я слышал, - ответил Джофри, - но мне, кажется, нет повода для беспокойств. Они взрослые люди.
   - Послушайте меня, мистер Рафит!
   Глория подошла к Джофри и указательным пальцем ткнула ему в грудь.
   - Если я сказала, что-то случилось, значит, действительно что-то случилось! Позвони своему брату!
   - Хорошо, хорошо! - отозвался Джофри. Совершенно спокойно, не торопясь, он взял телефон и набрал номер Джефа.
   "Абонент не отвечает или временно не доступен", - выдал аппарат.
   Глория села в кресло и запрокинула голову.
   - Джофри, нам нужно ехать искать их.
   - Ты с ума сошла?! На улице ночь!
   - Именно поэтому нам нужно ехать!
   Джофри прикрыл глаза и потер переносицу.
   - Хорошо. Иди, одевайся. Но если с ними все в порядке, если они тусуются на какой-нибудь дискотеке... Глория, ты будешь мне должна.
   - Должна что? - вскинулась девушка.
   - А это я уж потом решу, - хитро заулыбался Рафит. - Через пять минут жду тебя в холле.
   Сентел хватило и трех, чтобы собраться и слететь вниз. Джофри посетовал на то, что она легко оделась, но девушка лишь махнула рукой.
   - Поехали. В машине тепло.
  
   Глава 4.
  
   Котеджный поселок, в котором жили Рафиты, располагался в сорока минутах езды от города. Дорога сюда вела только одна, и ночью, чаще всего, она была пустынна. Джофри и Глория ехали молча, пока, наконец, Рафит не решил нарушить неловкую тишину.
   - Глория, прости меня, за то, как я вел себя сегодня.
   Девушка смотрела в одну точку и вовсе не слышала Джофа.
   - Глория? - позвал ее молодой человек, понимая, что предложение, сказанное им выше, слышала только машина.
   - Ты что-то сказал? - Глор как будто очнулась от страшного сна.
   - Ты вся дрожишь. Нужно было одеться теплее, - Джофри провел ладонью по руке девушки, - на заднем сидении лежит мой джемпер. Надень его.
   - Джофри, мне не холодно, я просто нервничаю.
   И они снова замолчали, каждый думая о своем... а, быть может, и друг о друге.
   Дорога и прилегающие к ней бескрайние поля были пустынны, но минут через пятнадцать неторопливой езды Джофри заметил что-то на обочине. Молодой человек резко затормозил и уставился перед собой.
   - Что случилось? - вскрикнула Глория, которую сильно кинуло вперед. Джофри все так же, ничего не говоря, жестом указал на дорогу. Недалеко перед ними случилась авария. Стояла карета скорой помощи, несколько полицейских машин и перевернутый джип Джефри Рафита.
   - Ах, - вскрикнула Глория и прижала ладони ко рту. Из глаз ее брызнули слезы.
   Джофри понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя и чуть больше времени, чтобы помочь Глории сделать то же самое. Он взял девушку за руку и попытался успокоить ее.
   - Глория. Не плачь, наверняка, все не так серьезно, как кажется. Мы должны выйти и посмотреть, что там произошло.
   Джофри провел пальцем по ее щеке.
   - Милая, дорогая моя, пойдем.
   - Нет! - всхлипнула Сентел. - Я не могу.
   - Хорошо, сиди здесь, а я пойду и все разузнаю.
   Глор еле заметно кивнула головой, соглашаясь.
   Джофри выскочил из машины и помчался к месту аварии.
   - Что здесь произошло? - крикнул он к полицейскому, поспешившему ему на встречу.
   - А вам какое дело? - нелюбезно отозвался тот.
   - Это машина моего брата! - разозлился Джофри на блюстителя закона.
   - Ах, ну тогда вам здесь делать нечего, - и прежде, чем Рафит успел себе нафантазировать самое ужасное, добавил, - они в больнице.
   Джофри облегченно вздохнул, хотя руки его все еще нервно подрагивали. Он прочистил горло и с надеждой в голосе спросил:
   - Что-то серьезное?
   - Нет, сэр, молодой человек в порядке.
   Джофри потемнел в лице.
   - Молодой человек?! А девушка, что с девушкой? Она в порядке?
   - Ударилась головой. Пока не понятно, насколько сильно.
   В их сторону заинтересованно смотрели другие полицейские. Они до этого момента о чем-то весело переругивались и осматривали машину. Ведь им не было дела до неудачливых молодых людей, перевернувших свою крутую тачку. Один из них что-то крикнул скорой, и водитель, удовлетворенно махнув головой, развернул машину и умчался прочь прежде, чем Джоф успел что-либо предпринять.
   - Постойте, - крикнул Джофри вслед машине, - постойте, я хочу видеть своего брата.
   - Их уже увезли, - остановил его полицейский. - Это дополнительная машина. На всякий случай. Я же сказал, вам здесь делать нечего. Автомобиль вашего брата заберет эвакуатор. Езжайте в городскую больницу.
   - Спасибо, - только и смог ответить Джофри, и уже было повернулся, чтобы пойти и рассказать все Глории, но увидел, как она незаметно подошла к ним.
   - Они в больнице, - повторил слова полицейского Рафит. - Несколько ссадин и пару царапин у Джефа, и Николь, кажется, сильно ударилась головой, но...
   И тут Джоф заметил, что Глория, бледная и дрожащая, стала медленно оседать на землю.
   - Ох! Нет! Нет! Нет! Только не это! - Джофри в два прыжка подскочил к девушке и поймал ее. Глория повисла на нем, обняв за шею и положив голову ему на его плечо.
   - Вот и попробуй с тобой вырвать, искоренить и уничтожить, - прошептал Рафит, усмехаясь над тем, как поступает с ним судьба.
   - Что? - переспросила Глория, стараясь встать на ноги.
   - Да так... Трудно, говорю, думается, когда стоишь под неясным светом звезд и обнимаешь такую красивую девушку.
   Сентел серьезно посмотрела на Джофри.
   - Ты еще можешь шутить в такую минуту?
   - Я не шучу, - грустно ответил он. - Садись в машину. Мы едем в больницу.
  
   ***
  
   Театр, в который ехали Николь и Джеф, располагался в русском квартале. Директор и по совместительству режиссер, русский эмигрант, предпочитал классические пьесы, и угадал. Народ, изголодавшийся по красоте былых времен, валом валил на его спектакли, которые всегда заканчивались аншлагом.
   Михаил Федорович Малино хорошо разбирался не только в театральном искусстве, но и был знатоком в мире моды, поэтому костюмы для своих спектаклей нередко заказывал у самых знаменитых модельеров разных стран. Даниэлю и Амалии Рафит посчастливилось познакомиться и сдружиться с этим интересным человеком. Поэтому когда стал вопрос о поиске платья для Никки, Даниэль тут же обратился к старому знакомому. Михаил Федорович со всей своей русской щедростью предложил на выбор лучшие костюмы из коллекции театра.
   Когда Джефри вошел в зал, Михаил Федорович вел репетицию какого-то спектакля. Увидав младшего Рафита, он ласково улыбнулся.
   - Дорогой мой человек! - не без акцента прокричал он. - Я тебя ждал!
   Оставив своего ассистента руководить репетицией, Михаил Федорович пошел знакомиться с Никки. Девушка сидела в костюмерной. Необычный запах закулисья растревожил ей сердце. Дверь резко распахнулась, и Николь вздрогнула. В комнату вошел невысокий, лысый, полноватый человек с такой веселой и обворожительной улыбкой, что Никки не смогла не улыбнуться в ответ. Вслед за ним проскользнул Джеф.
   - Михаил Федорович Малино, - представил он весельчака, который залихватски отвесил поклон и поцеловал Николь руку. Девушка зарделась.
   - Очень приятно, Никки Сентел.
   - Да-да, я наслышан! Сам собираюсь посетить конкурс! Буду болеть исключительно за вас! Вы само очарование!
   - Спасибо, вы заставляете меня краснеть.
   Ничего не ответив, Михаил Федорович хитро улыбнулся и, оставив молодых людей в недоумении, смешно переваливаясь с ноги на ногу, помчался в конец комнаты.
   - Весельчак! - шепотом прокомментировала Никки.
   - Я бы даже назвал его сумасшедшим гением, - Джефри как бы невзначай взял девушку за руку, на что та с виду совершенно не отреагировала. Но сердце ее сжалось от радости. Ведь всю дорогу до театра Джеф молчал, и Никки подумала, что Рафит не простит ей маленькую шалость, которую она вытворила на танцах.
   - Так-так, где же оно было? - раздался глухой голос Малино между вешалок. Через несколько минут Михаил Федорович уже мчался обратно. И на руке у него весело платье цвета желтой осенней листвы. Лиф с глубоким декольте был расшит настоящим жемчугом, а юбка за счет вертикальных сборок внизу заканчивалась не ровным краем, а волнами. Вверху каждой сборки были пришиты небольшие атласные перламутровые банты, которые весьма сочетались с жемчужным лифом.
   - Какая прелесть! - не смогла сдержаться от восклицания Николь.
   - И это платье, несомненно, достойно вас! - пропел Михаил Федорович и позвал костюмершу, чтобы та помогла Николь одеться. Та, наконец, управившись с облачением девушки, предложила ей сделать прическу.
   Костюмерша заплела волосы Николь в косу и закрепила ее по кругу шпильками. После завила предварительно оставленные впереди локоны и украсила кубышку из косы несколькими перламутровыми цветочками.
   - Можешь смотреться, - улыбнулась женщина.
   Никки заглянула в зеркало и осталась довольна собой. Когда она вышла к поджидающим мужчинам, оба разинули рты.
   - Ах, моя дорогая! - наконец воскликнул Михаил Федорович. - Я сражен! А вы, Джефри? О, я вижу, и вы тоже!
   Рафит стоял, как вкопанный, уставившись на Николь.
   - Джефри, что же ты стоишь? - рассмеялась она. - Пригласи меня на танец.
   - Стоп, стоп! - оставил ее Малино. - Перенесем это действие на сцену. Вперед, моя леди!
   Директор театра осторожно взял Николь под руку и повел по узкому коридору на сцену. Джефри поплелся за ними, не скрывая своего восторга от и так нравившейся ему девушки.
   - Пятиминутная пауза, - сказал Михаил Федорович, останавливая идущую репетицию, - можете попить чайку.
   Мужчины и женщины, разглядывая прекрасную незнакомку, что-то шепча друг другу, медленно удалились. Малино занял место в пятом ряду и предложил:
   - Джефри, Никки, станцуйте для меня что-нибудь, будьте так добры!
   Рафит, нервно вздохнув, подошел к Николь и пригласил ее на танец. Девушка молча положила одну руку ему на плечо, а вторую Рафит взял в свою.
   - Вальс? - спросила она, и Джеф ответил ей, утвердительно кивнув.
   Они кружили по сцене, глядя друг другу в глаза, и им казалось, что где-то совсем рядом, совсем близко, звучит божественная музыка. Слившись в танце, они потеряли счет времени. Им казалось, что они видят что-то новое в лицах друг друга. Что-то, чего раньше никогда не замечали и уже никогда не увидят ни в ком другом. Оба красивые, молодые, страстные, они вальсом выразили свои чувства друг к другу. Поняли это, испугались и резко остановились. Николь отстранилась и, подвернув ногу, чуть не упала. Джефри подхватил ее.
   - Закружилась, - смущенно улыбнулась Никки. Из зала раздались аплодисменты. Малино благодарил молодых людей за танец.
   - Николь Сентел, - серьезно начал Михаил Федорович, - я давно мечтаю написать свою пьесу, но ждал вдохновения, и теперь нашел его. Вы - моя муза! Специально для вас завтра же начинаю писать сценарий. Вы не откажетесь играть в моем спектакле?
   Сейчас Николь не готова была дать ответ на такой серьезный вопрос.
   - Мне нужно время, чтобы принять такое решение. Можете ли вы подождать хотя бы до конца конкурса?
   - Несомненно, моя дорогая! Время у вас есть!
   На этом и порешив, Никки и Джеф попрощались с Малино и вышли из театра. В руках Рафита, аккуратно накрытое чехлом, лежало драгоценное платье. Джефри положил его на заднее сидение и сел за руль.
   - Никки, как насчет того, чтобы поужинать? Ведь мы с тобой с утра ничего не ели.
   - По-моему, прекрасное предложение! - согласилась Николь.
  
   Когда Николь и Джефри вышли из ресторана, почти стемнело - улицы встречали их светом неоновых вывесок. Город ночью жил совсем иной жизнью. Бары и танцполы были готовы к приему посетителей. Отовсюду звучала веселая музыка, раздавали приглашения на дискотеки. У ночных клубов стояли разукрашенные бодиартом девушки и одетые в яркие цветные костюмы молодые люди. То там, то здесь кучковалась молодежь. Ребята громко шутили, смеялись и хорошо проводили время.
   Но это ночное оживление не подходило молодой парочке, настроенной на романтический лад.
   - Давай спустимся на пару кварталов вниз, - предложил Джеф, - там, на площади, по вечерам местные группы устраивают концерты, и иногда играет приятная музыка.
   - С удовольствием пройдусь, - сказала Никки, взяла Джефри под руку, и они направились вниз по улице.
   На площади выступала группа из четырех ребят. Они играли на старых, плохо настроенных гитарах и заунывно пели в шипящий микрофон. Проходящие мимо люди бросали монеты в шляпу, но, скорее, не в благодарность за приятное пение, а за то, чтобы оно прекратилось.
   Николь отпустила какую-то острую шутку в адрес музыкального вкуса Джефри, присела на край фонтана, стоящего посреди площади, и с интересом заглянула внутрь каменного бассейна.
   - Джефри, подойди сюда! Посмотри! - позвала девушка.
   Тот опустил взгляд на дно фонтана. Там, на глубине, монетами были выложены слова: "Выходи за меня".
   - Ого! - заинтересовался Джеф. - Делаешь мне предложение?
   - Ох, ну и хитрый же ты! - засмеялась Николь. - Я никогда не сделала бы предложение первой!
   - А жаль, думаю было бы романтично получить такое послание! - поддержал Джеф, а потом положил руку на талию Никки и смущенно добавил: - Считай, что это от меня.
   - Ну уж нет! - не согласилась Никки. - Я жду человека, который исключительно для меня придумает что-нибудь этакое, а не будет пользоваться чужими художествами!
   - Учту на будущее, - посмеялся Джеф.
   - Послушай, нам пора возвращаться, сестра будет волноваться, - вдруг вспомнила о времени Никки, - это был прекрасный вечер! Спасибо тебе за это, Джефри! С тобой приятно проводить время.
   - Я такой, - быстро согласился молодой человек. И повел ее к машине.
   Выехав за город, Джефри свернул на шоссе, ведущее к дому. Дорога была плохо освещена, и Рафит сбавил скорость. По радио передавали спокойную музыку, и Николь задремала.
   Неожиданно на дорогу прямо перед машиной выскочил маленький зверек.
   - Вот черт! - ругнулся Джеф, резко нажал на тормоза, но педаль не сработала. Рафит развернул руль вправо до отказа. Никки испуганно закричала, а машина вылетела на обочину, застряла колесом в колее и перевернулась. Зверь, чудом избежавший смерти, бросился на утек.
   Молодые люди повисли на ремнях безопасности.
   - Никки, Никки! - позвал Джеф, приходя в себя.
   Но девушка не отвечала.
   Джефри отстегнул ремни, сполз на перевернутую крышу, выбил стекло со своей стороны и, чертыхаясь, вылез из машины. Оббежал, прихрамывая, до другого бока автомобиля и поспешно стал тянуть на себя заклинившую дверцу, на треснувшем стекле которой стекали капли крови. Рафит побледнел. Николь по-прежнему не подавала признаков жизни.
   Дверца, наконец, поддалась. Джефри отстегнул ремень безопасности и бережно вытащил девушку наружу. Он отнес ее на приличное расстояние от машины и сел прямо на обочину, положив ее голову себе на колени. Никки тихонько застонала, но не пришла в себя.
   - Никки, милая, скажи что-нибудь, пожалуйста! - прошептал Рафит, дрожащей рукой доставая телефон из кармана джинсов. Все еще находясь в состоянии шока, он набрал 911, сообщив об аварии.
   - Джеф, что происходит? - слабым голосом сказала Николь.
   - Все будет хорошо, - с облегчением вдохнув, ответил тот. Он погладил ее по голове и с ужасом уставился на свои пальцы, испачканные в ее крови.
   - Все будет хорошо, - повторил он, искренне надеясь на это.
   - Мне кажется, я теперь никогда в машину не сяду! - попыталась пошутить девушка, приподнимаясь.
   Джеф притормозил ее движение рукой, попросив не двигаться.
   - Хочешь, чтобы Джоф вертолет прислал? - улыбнулся он.
   - Не знала, что у вас есть вертолет.
   - Придется купить, - подмигнул юноша. - Ты же теперь брезгуешь автотранспортом.
   Он достал из кармана сотовый. Набрал номер брата. Раздался один гудок и телефон, громко запищав, отключился.
   - О, нет! - Джефри виновато посмотрел на Никки. - Села батарейка.
   Но это уже было не важно, потому что вдалеке послышался вой сирен. К ним мчалась машина скорой помощи.
  
   Глава 5
  
   Стеклянные двери больничного комплекса распахнулись от резкого толчка. В холл влетел серьезный молодой человек и почти бегом направился к стойке регистрации. За ним, едва поспевая, вся в слезах, следовала девушка.
   - Моего брата и его подругу должны были привезти полчаса назад. Фамилия Рафит. Где они? - спросил он у дежурного врача.
   Тот ответил, и они отправились к палатам отделения скорой помощи. В большом просторном коридоре с белыми стенами у одной из дверей сидел, повесив голову, Джефри Рафит. Рядом с ним на стуле лежал чехол с платьем Николь. Молодой человек предусмотрительно забрал его из машины и взял с собой. Он побоялся, что оно потеряется в неразберихе. На чехле были видны кровавые пятна. Руки Джефа тоже были в крови, а на лице кое-где виднелись синяки и царапины.
   - Джефри! - воскликнул старший Рафит и подбежал к брату. Тот встал. Джофри кинулся его обнимать. Он по-отечески крепко прижал его к себе и не отпускал в течение нескольких минут. Но потом, будто вспомнив что-то, отстранил его от себя на расстоянии вытянутой руки.
   - Где Николь?!
   Джеф опустил голову, разглядывая носки своих ботинок.
   - Ты продолжаешь вести себя безответственно! - ругал младшего брата Джофри.
   - Я не виноват! Что-то случилось с моей машиной, она была неуправляемой!
   - Конечно, очень легко свалить все на машину.
   - Почему ты мне не веришь? - поразился Джефри.
   - Хватит ссориться, - подала голос Глория, - скажи мне, наконец, что с моей сестрой?!
   - Я пока не знаю. У нее рана на голове.
   Джефри растерянно посмотрел на свои руки, будто видит их первый раз. Только сейчас он осознал, что до сих пор испачкан кровью.
   - Простите, - сказал он, то ли извиняясь за происшествие, то ли из-за того, что хотел отлучиться на минуту.
   Невзирая Джофа, который всем своим видом показывал, что он еще с ним не закончил, младший Рафит удалился по направлению к уборным.
   Глория села на стул, закрыла глаза и прислонилась головой к стене. Джофри, не находя себе места, нервно расхаживал взад-вперед по коридору.
   Открылась дверь, и вышел врач.
   - А где молодой человек, который сидел здесь?
   - Вы можете все рассказать мне, - подала голос Глория, поднимаясь со стула. - Я ее сестра.
   - У мисс Сентел довольно сильный ушиб головы, наружная гематома и несколько ссадин на теле. В целом, ничего страшного. Для такой аварии молодые люди, можно сказать, отделались легким испугом.
   Как раз в этот момент подошел Джефри, успевший привести себя в порядок. Врач оглядел его с ног до головы и поучающим тоном добавил, глядя на Глорию:
   - Передайте им, чтобы больше так не гоняли на автомобиле.
   Джефри вспыхнул от обиды и снова попытался оправдать себя:
   - В том не было нашей вины. Скунс промчался перед машиной, и я не смог затормозить!
   - Значит, не будешь больше водить, - вставил свое слово Джоф.
   - А кто ты, чтобы мне запретить? - вскинулся Джефри.
   - Вообще-то, твой старший брат, или ты забыл? Тоже головой ударился? Может, стоит и тебя проверить?
   - Да иди ты...
   - Можно мне к сестре? - спросила врача Глория, прерывая ссору.
   - Мисс Сентел уже спит, не стоит ее сейчас тревожить, - возразил тот. - Она будет рада увидеть вас с утра.
   - Я остаюсь здесь, - заявила Глория, когда человек в белом халате ушел.
   Но Джофри запретил ей даже думать об этом и практически насильно увез их с братом домой.
   Оказавшись в своей гостиной, Джеф первым делом отправился к бару.
   - Тебе не достаточно на сегодня алкоголя? - агрессивно спросил Джофри.
   - Да я же тебе сказал, я тут ни при чем, - Джеф в отчаянье развел руки в стороны, и продолжил: - Мы сегодня вообще не пили! Сначала скунс! Потом тормоза! Сколько можно повторять?!
   - Я с тобой потом разберусь! - пригрозил старший брат и, взяв Глорию под руку, повел ее наверх.
   Джефри с силой стукнул кулаком по барной стойке, и, так и не налив себе ничего, без сил опустился в кресло.
  
   Джофри проводил Глор до комнаты. И когда та собиралась, было войти, взял ее за руку.
   - Я проиграл... - сказал он и увидел недоумение в ее глазах.
   - Помнишь, я сказал, что ты будешь должна мне, если с ребятами ничего не случилось...
   - И? - все еще не понимала Глор.
   - И я проиграл.
   - От меня ты чего сейчас хочешь? - устало спросила она.
   Джофри замялся.
   - Хочу попросить у тебя прощения. За то, что сразу не послушал тебя.
   - Не стоит, я очень благодарна, что ты все-таки поехал.
   - Как ты думаешь, - вдруг заметил Рафит. - Может быть, тогда я заслужил хоть один твой поцелуй, в качестве утешительного приза?
   - Ах, вот в чем дело! - Глория положила ладони на грудь Джофри и, приподнявшись на цыпочки, благодарно чмокнула его в щеку. Он еще на несколько секунд задержал ее ладони в своих и нежно прикоснулся к ним губами.
   Потом спохватился, понял, что переборщил, отстранился и, пожелав спокойной ночи, практически умчался в свою комнату. Но Глория была слишком уставшей и напуганной для того, чтобы обдумывать его поступки.
  
   ***
  
   Часы в гостиной пробили семь утра. В доме было тихо. Хэнк уже не спал. Он не имел ни малейшего представления о том, что случилось с друзьями, поэтому спокойно занимался своими делами. Уже светило яркое солнце, день обещал быть великолепным. Цветы и кусты, обильно политые, еще не успели подсохнуть, и капельки воды на них блестели и переливались. Лепестки роз, обдуваемые легким теплым ветром, колыхались и шелестели. Раздался телефонный звонок, он нарушил покой, царящий в доме. Трубку сняла горничная. Женский голос на том конце провода попросил к телефону Хэнка Сентела.
   - Меня? - переспросил молодой человек, когда горничная передала ему трубку. - В такую рань? Кто это?
   - Мисс Британи, - пояснила женщина и вышла из комнаты Сентела.
   - Алло... Брит?! Тебе не спится? - на лице молодого человека появилась сладкая улыбка.
   Хэнк любил женщин и знал, как с ними обращаться. Если кто-то привлекал его внимание, он не отступал, пока не добивался своего. Для него не существовало преград. Есть ли у его пассии молодой человек или она замужем, Хэнк никогда не обременял себя данными вопросами. Он всегда действовал по системе: "найти цель, добиться ее, искать следующую". К девушке, которая попадалась на его удочку, сразу же терялся интерес. Не раз влипал он в передряги из-за своего отношения к женщинам, но все равно не менял тактики. "Обольщение - моя болезнь, и она совершенно неизлечима", - говорил он и снова пускался во все тяжкие, чтобы добиться сердца какой-нибудь очаровашки.
   Когда разговор был почти закончен, в комнату Хэнка постучали.
   - Подожди секундочку, Брит, - Сентел отложил трубку и открыл дверь. На пороге стояла Глория. Хэнк жестом пригласил ее войти и снова взял трубку.
   - Британи, ко мне пришла сестра. Договорим позже. Целую тебя... Я тоже рад был тебя слышать... до скорого.
   - У тебя что, очередной приступ твоей "неизлечимой болезни"? - спросила Глория.
   - Нет, я по-настоящему влюблен, - ответил Сентел без тени улыбки. Глория от неожиданности закашлялась и серьезно посмотрела брату в глаза, пытаясь понять, шутит он или говорит правду.
   - Глор, я поражаюсь тебе, - расхохотался Хэнк, - столько лет знаешь меня, и до сих пор не разберешь, когда я говорю правду, а когда нет.
   - Ты так поднаторел в этом искусстве, что сам черт не разберет, если ты захочешь его обмануть. Так значит, Брит очередная жертва?
   Хэнк утвердительно кивнул головой в ответ.
   - А тебя не смущает то, что Брит помолвлена с Джофри Рафитом?
   - Мне почему-то кажется, что, заняв Британи, я окажу неоценимую услугу одной из моих сестер. Как ты думаешь?
   - Кстати, о твоих сестрах, - Глория наконец-то смогла приступить к разговору, из-за которого пришла к брату, - ты в курсе, что Николь в больнице?
   - Что?! - испугался Хэнк.
   - Вчера они с Джефом попали в аварию.
   - И где этот гад? - сверкнул Хэнк глазами. - Сейчас я ему устрою!
   - Хэнк, стой! - остановила брата Глория. - Ты не дослушал меня, - и рассказала ему про вчерашние злоключения.
   Быстро собравшись, молодые люди, включая Джофа, поехали в больницу. Джефри нигде не было.
   Когда они вошли в палату к Николь, то не поверили глазам. Вся комната была украшена цветами и воздушными шарами. Младшая Сентел сидела на кровати, а Джефри, устроившись рядом, держал ее за руку. Сладкая парочка обернулась на звук открывающейся двери.
   - Вот он где, а мы его ищем, - сказал Джоф.
   - Отлично! - прокомментировал Хэнк. - Хорошая возможность надавать ему по шее.
   - Братик, возьми себя в руки, - заступилась за молодого человека Николь, - бедному Джефу и так уже досталось.
   Младший Рафит с благодарностью посмотрел на девушку. Та улыбнулась ему и в этот же момент повернулась правой стороной лица к вошедшим. Глория охнула. На лбу у сестры красовался огромный синяк и уже зашитая рана. Вид у нее был неважный, под глазами образовались темные круги.
   - Ничего страшного, не волнуйся, - стала успокаивать Николь. - У меня всего лишь небольшое сотрясение.
   - Всего лишь?! - подскочил Хэнк. - Ты видела себя в зеркало?
   - Не преувеличивай, - отмахнулась сестра. - Через два дня буду как новенькая.
   Тем временем Джофри взглядом дал понять брату, чтобы он вышел вслед за ним в коридор. Тот, повинуясь, оставил Глорию и Хэнка ворковать над Николь.
   - Ты понимаешь, что она не сможет участвовать? - спросил Джофри уже в коридоре.
   - Что за глупости? - удивился Джеф.
   - Ее лицо и состояние здоровья сейчас не соответствуют параметрам конкурса.
   - Джофри...
   - Ты знаешь, что я прав, не отрицай.
   - И что же теперь?
   - Ты осознаешь, что из-за твоей глупости мы потеряем большие деньги? Молись, чтобы об этом сейчас не узнал отец.
   - Не сгущай краски! Этот маленький синяк быстро пройдет, - отмахнулся брат.
   - Это ты про то страшное пятно, которое украшает лоб твоей девушки? - хмыкнул Джоф. - Не говори ерунды, она не может участвовать в конкурсе. И тебе как-то придется об этом ей сообщить.
   Они зашли обратно в палату, и Джофри сразу перешел к делу.
   - Николь, Джеф хочет тебе кое-что сказать.
   - Да... я хотел... - запинаясь, начал тот. - Тут такое дело... э-э-э... мне сложно тебе об этом говорить, но... - тут он посмотрел на брата, и, решившись, выпалил:
   - Джофри считает, что ты не можешь участвовать в конкурсе.
   Никки широко открыла глаза, а Глория и Хэнк одновременно воскликнули:
   - Как?!
   Джофри тем временем переводил взгляд с Глории на Николь, и обратно. И тут его будто осенило!
   - Глория! А ведь все просто! Ты так похожа на сестру, что никто и не заметит, если мы сделаем небольшую подмену.
   - Что?! Ты в своем уме?! - возмутилась Николь и даже попыталась встать, но голова у нее закружилась, и она вновь упала на подушки.
   - Вот видишь, - назидательно промолвил старший Рафит. - Ты и сама понимаешь, что не в состоянии вытерпеть все испытания конкурса. У нас нет выхода. Неустойка слишком велика.
   - К началу состязаний я встану на ноги.
   - А как же репетиции? Обойдешься без них?
   - А мое мнение кто-нибудь хочет услышать? - разозлилась Глория. - Вы говорите так, словно меня тут нет. Я вовсе не согласна с тобой, Джофри. Я не так талантлива, как сестра, да и не мечтала об этом. Любой заметит подмену.
   - Ни о какой подмене и речи быть не может, - поддержала сестру Николь. - Дайте мне два дня, и я буду в порядке.
   - Моя девочка, - ласково проговорил Хэнк. - Я в тебя верю!
   - На том и порешим! - быстро согласился Джеф.
   Джофри понял, что остался в меньшинстве, но его это не устраивало.
   - Нет, еще ничего не решено. Мне все равно, кто будет выступать от нашей компании. Если Николь не поправится, ее заменит Глория. Возражения не принимаются.
   С этими словами он вышел за дверь, оставив друзей в замешательстве.
  
   Николь с детства была очень упорной. И сейчас она делала все, чтобы пойти на поправку. Уже в этот же день она вставала, превозмогая тошноту и головокружение. Врачи были довольны ею. Она покорно сносила все уколы и принимала лекарства. Девушка понимала, что не может упустить свой шанс.
   Друзья помогали ей, как могли. Они поочередно дежурили в ее палате, развлекали и поднимали настроение. Хэнк успевал встречаться с Брит, о чем и рассказывал сестрам в минуты, которые они проводили вместе.
   Джефри, хоть и вынужден был отвлекаться на работу и повседневные дела, все свободные минуты проводил в палате девушки, или, если не мог вырваться, звонил ей.
   Навин узнал об аварии от Кристи и пару раз даже приезжал в больницу с огромными букетами роз, которые все равно не могли затмить подарки от Джефа.
   Джофри же, в отличие от брата, об успехах Николь узнавал только со слов других. Он был слишком занят работой.
   Пару раз ему звонил Даниель Рафит, чтобы узнать о происходящем. Братья решили не волновать его и заверили, что дела идут прекрасно.
   Как-то вечером в коттедже Рафитов собралась компания. Неожиданно приехали Бен и Британи. Хэнк и Глория как раз сидели в гостиной, обсуждая процесс выздоровления Николь.
   - Кажется, Джофри недоволен, что твоя сестра поправляется, - подтрунивал старший брат.
   - Почему это? - вклинилась в разговор входящая в комнату Британи. Она мягкой походкой прошла к дивану, села рядом с Хэнком и томно прикрыла глаза.
   - Как же? Он хочет, чтобы Глория участвовала в конкурсе.
   Брит удивленно посмотрела на него и неприязненным взглядом окинула Глорию.
   - Хэнк, опять твои шуточки! - возмутилась та. - Ничего он такого не хочет.
   - Считай, что мой голос у тебя в кармане! - польстил Бен.
   - Благо, ты не в жюри, - отозвалась Глория.
   - Что, боишься проиграть? - усмехнулась Британи, которой этот разговор был неприятен.
   Она всячески хотела задеть любую девушку, которая так или иначе могла стать ее соперницей. Но не в характере Брит было долго раздумывать над кем-то другим, и она тотчас перевела тему на себя. Рассказывала о том, что начала заниматься йогой, о своем тренере, который долго практиковал в Тибете.
   - И вообще, - заявила она, с превосходством глядя на Глорию, - каждая женщина должна проводить в спортзале часа два-три в день. Только тогда она будет достойна хорошего мужчины.
   Глория в ответ на это лишь хмыкнула, а мужчины явно скучали. Поток словоизвержения Брит всегда было сложно остановить, и никто не пытался это сделать. Поэтому все очень обрадовались, когда в комнату вошел Джоф, который выглядел уставшим и слегка раздраженным. Увидев большое количество людей в своей гостиной, он был удивлен. Рафит со всеми поздоровался кивком головы, а затем подошел к Брит и поцеловал ее в губы. Он налил себе виски и уселся в кресло напротив Глории.
   - По какому поводу собрание?
   - Обсуждаем будущую карьеру Глории в модельном бизнесе, - с хитрой улыбочкой промолвил Хэнк.
   - Так ты, наконец, решила прислушаться к здравому смыслу? Молодец.
   - В чем же здесь здравый смысл, я никак не могу понять? Боюсь, Джофри, это опрометчивое решение, - явно стараясь обидеть Глорию, сказала Британи, - выставлять неопытную девушку перед такими многоуважаемыми судьями? Это заведомый проигрыш.
   Глория густо покраснела и повернулась за помощью к Хэнку, который явно наслаждался происходящей перепалкой. По характеру Хэнк был наблюдателем. Его интересовали разные жизненные ситуации. Он часто не вмешивался, но мог подлить масла в огонь. И сейчас он с удовольствием промолчал, если бы дело не касалось его сестры.
   - Брит, а мне кажется, Джофри с тобой не согласен, - Хэнк передал эстафету в потасовке Рафиту.
   Джофри почувствовал себя загнанным в угол. С одной стороны сидела Глория с надеждой во взгляде и в ожидании защиты. С другой стороны - Британи, которая, наоборот, требовала, чтобы он был на ее стороне. И по правилам межличностных отношений он должен был поддержать вторую. Но сейчас Рафит не знал, как поступить верно, не обидев ни ту, ни другую. Поэтому решил просто промолчать.
   Бен попытался сменить тему и рассказал шутку о фотомоделях, но она была неуместной, и никто не рассмеялся. Джофри, исподтишка поглядывая на Глор, понял, что девушка разочарована в нем. Британи же, в отличие Сентел, которая восприняла молчание Джофа с немым укором, не смогла промолчать.
   - И что же, Джофри, милый, ты со мной не согласен?
   На этот раз, недолго думая и не желая выглядеть в глазах Глор бесхарактерным, он ответил:
   - Мне нравится Глория.
   На эту фразу все присутствующие в комнате отреагировали по-разному. Хэнк одобряюще хлопнул в ладоши, Бен усмехнулся, а Британи встала и уперла руки в бока.
   - Вот как! Интересно. Как часто прилюдно ты говоришь о том, что я тебе нравлюсь? А тут новое смазливое личико, и ты при всех выказываешь ей свое уважение?
   Джофри продолжал смотреть на Глорию, которая опустила глаза и разглядывала свои руки. Он спокойным голосом медленно продолжил:
   - У Глории в глазах есть загадка. Ее украшает скромность. Она мило краснеет... прямо вот, как сейчас. Это может понравиться судьям.
   Британи надменно громко хмыкнула и взмахнула аккуратно уложенными волосами, явно намереваясь вступить в спор.
   Но ее прервали. В комнату вошли Николь и бережно поддерживающий ее Джефри.
   - Хватит делить шкуру неубитого медведя. Брит, не стоит волноваться так, испортишь макияж. Я привел вам будущую победительницу, - Джефри так радовался, что в гостиной как будто бы даже стало светлее.
   - Николь! - вскочила Глория. - Тебя выписали?!
   - Вообще-то должны были выписать завтра. Но кое-кто меня похитил, - она ласково посмотрела на довольного собой младшего Рафита.
   Свой синяк и заживающую рану Николь ловко прикрыла волосами. Издалека и вовсе было ничего не заметно. Она продефилировала перед всеми, показывая, как хорошо себя чувствует.
   - Что, и голова не кружится? - спросил со своего места Джофри.
   - Нет, - сверкнула глазами модель, - я же тебе говорила, что буду в полном порядке!
   - Я верил в тебя, сестричка! - улыбался Хэнк, уже получивший свою порцию поцелуев от Никки.
   - Как это вовремя! - обрадовалась Глория.
   - Ой, не делай вид, что не хотела заменить сестру, - съязвила Британи. - Скучный выдался вечерок. Я собираюсь в клуб. Кто составит мне компанию? - она томно посмотрела на Джофа, но тот демонстративно зевнул. Зато Бен и Хэнк тут же согласились. Пока они шумно собирались, отпуская друг другу едкие шуточки, Глория тихо поблагодарила Джофри за поддержку.
   - Не за что, - пожал плечами тот, - я действовал в интересах своей компании.
   - Без сомнения, - покачала головой девушка, - другого ответа я от тебя и не ожидала.
   Она перевела взгляд на друзей.
   - Я, как твой доктор, - говорил Джефри Николь, когда компания тусовщиков отправилась на выход, - прописываю тебе завтра постельный режим. Ты можешь спать, отдыхать и лопать мороженое.
   - Сладкая жизнь, - отозвалась Никки, держа его за руку и блаженно улыбаясь.
   Они еще немного посидели, болтая на отвлеченные темы. Но когда часы пробили полночь, отправились спать.
  
   Глава 6.
  
   На следующий день девушки, хорошо выспавшись и позавтракав, вышли в сад, уселись на лавочке и принялись наслаждаться прекрасной теплой погодой. Садовник пришел, чтобы собрать сухую листву и подрезать кусты. Аромат наливающихся плодов персика был восхитительным, и сестры, не удержавшись, сорвали себе по одному.
   - Скукота-а-а, - протянула Никки, не отрывая взгляда от дороги.
   - Да уж, - Глория оторвалась от своих мыслей.
   - Слышишь? Едет машина. Может быть, мальчики вернулись?
   - Вряд ли, - ответила Глория, даже не взглянув.
   - Разве это не машина Джофри? - Николь разглядела подъезжающий к дому темный фольцваген.
   - Джофри? - Глория резко встала со скамейки, и тут же села обратно.
   Это была не машина Рафита, и когда из нее вышли Навин и незнакомый молодой человек, Глор не смогла скрыть разочарования.
   Молодые люди, улыбаясь, подошли к девушкам.
   - Навин? Что ты здесь делаешь? - поднялась со скамейки Никки.
   - Искал тебя, - широко улыбаясь, ответил Сэндорс. - С утра побывал в больнице, но там сказали, что ты уже выписана. Сбежала от меня?
   - Я и не знала, что ты меня ищешь. А кто твой друг?
   - Знакомьтесь, это Марк. Мы приехали, чтобы, наконец, провести наше свидание. Надеюсь, вы не против?
   Девушки переглянулись и попросили дать им минуту на раздумья. Они отошли в сторонку.
   - Ты говорила, что тебе скучно? - коварно улыбаясь, подначила Глория. - Вот и ответ на твой посыл в космос.
   - Я не могу, ты что! Джефри обидится!
   - Он даже не узнает! Пожалуйста, Никки, ну ради меня!
   - А как же Джофри?
   - Ты еще не поняла, что мне с ним ничего не светит? Пожалуйста! Всего одно свидание!
   - Хорошо, - обреченно сказала Николь. Отказать сестре было просто невозможно.
  
   ***
  
   С утра Джефри бы в прекрасном настроении. Работа ладилась, все шло по плану. Сегодня в обед у Джофри была назначена встреча с мистером Декером, управляющим отелем Evdokkia. Джефри, опередив брата, сел за руль его автомобиля. Старший Рафит, увидев младшего в своем темно-бордовом фольцвагене, не поверил глазам.
   - Джефри? Ты что делаешь в моей машине? - спросил Джоф, усаживаясь на место пассажира.
   - Не видишь разве? Тебя жду. Куда едем, шеф?
   - Гони в "Белую Розу". Мы с Декером там договорились встретиться.
   - В "Белую Розу"? - закашлявшись, переспросил Джеф. - Почему именно туда?
   - А что? - удивился старший Рафит. - Что-то не так?
   - Э-э-э... - протянул Джеф. - Туда обычно парни своих девушек водят... ну... знаешь, на свидания... вот я и не пойму... ты и Декер... Между вами что-то есть? Так может мне не мешать?!
   Джефри расхохотался, но, схлопотав от брата подзатыльник, повел машину, куда было сказано.
  
   Ресторан "Белая Роза" изначально был задуман, как место для влюбленных. Каждый в городе (кроме Джофри, конечно, который не отличался романтичностью) знал про этот ресторан. Мужчины не очень любили это место, потому что оно казалось им слишком сладким. Розовые занавески, розовые стены. Люстры-сердечки, цветочки в вазочках, приглушенный свет, свечи на столах и доносившиеся с разных сторон поцелуйчики. А вот дамы считали верхом блаженства посидеть вечерком в таком заведении, построить глазки своему любимому или кому-то за соседним столиком. Декер, хоть и был старше Джофри Рафита на несколько десятков лет, все же был очень удивлен предложением молодого человека провести переговоры в этом ресторане, но не отказал, так как считался человеком тактичным. Наверняка Джофри услышал где-то, что здесь неплохо кормят, и решил, что на деловой встрече хорошо бы перекусить. Он и представить себе не мог, что его может ждать в "Белой Розе". Когда он вошел внутрь, лицо его порозовело в тон занавескам, а в горле запершило. Но делать было нечего - встречу уже не отменить. Рафит, поняв свою оплошность, старался как можно больше уделять внимания разговору и как можно меньше - окружающей обстановке. Джефри же скучал, совершенно не скрывая этого. Он ежесекундно зевал, поглядывал на часы и горько вздыхал.
   Когда Джеф в очередной раз проделал эти манипуляции, Джофри пнул его под столом и многозначительно взглянул на него. Младший Рафит тут же собрался, напустил на себя важный вид, но уже минут через пять снова расслабился и стал зевать.
   Вскоре в ресторане появились две девушки, за ними зашли Навин и его друг. Они сели за столик в укромном уголке зала. Оба Рафита, увидев эту компанию, встрепенулись. Теперь уже ни один из них не слушал Декера.
   Глория и Никки тоже увидели братьев.
   - Какой ужас! Никто не узнает?! - в бешенстве зашептала Никки сестре. - Надо же было из тысячи ресторанов выбрать именно этот!
   Глория же, наоборот, была рада этой неожиданной встрече и тому, что может хотя бы издалека наблюдать за Джофом.
   - Мне кажется, им не интересно слушать этого старичка, - сказала она, поправив прическу.
   - Конечно, представляю, что бы было, если бы я увидела Джефа в компании другой девушки, - все еще сердилась Никки, чувствуя себя виноватой, - смотри-ка, даже Джофри только в пол-уха слушает.
   - Да, они оба кидают сюда многозначительные взгляды. Кажется, сегодня кому-то несдобровать.
   - Это ты во всем виновата.
   - Успокойся, маленькая толика ревности ему не повредит.
   Тем временем Навин и Марк, не заметив перепалки между сестрами, делали заказ.
   - И что, интересно, Никки делает здесь в компании Навина?! - сквозь зубы процедил Джефри брату.
   - Вы о чем? - Декер был озадачен. "Вот ведь сынки богатого папаши!"
   - Это у него бывает, - Джофри неуклюже попытался оправдать брата, но в глубине души он повторял фразу: "Принесло же их!". Братьям казалось, что девушкам весело со своими собеседниками. Они как будто даже не замечали, что за ними ведется пристальное наблюдение. У Джефри чесались кулаки, когда он видел, как хорошо в компании его девушки Навину и Марку.
   - Джофри, почему им так повезло? - не выдержал Джеф. - И перестань меня пинать, я не могу, в отличие от тебя, спокойно сидеть и смотреть, как какой-то мачо уводит у меня девушку.
   - Мистер Декер, извините, позвольте нам удалиться на несколько минут. Закажите себе что-нибудь, мы оплатим счет.
   И Джофри вывел брата на улицу.
   - Ты с ума сошел? Нашел время для выяснения отношений! Что, на земле девушек нет больше?
   - Это ты с ума сошел! Я не хочу другую! - взбунтовался Джеф. - Я не хочу другую, брат! Понимаешь? Мне кажется, мы с ней подходим друг другу! Я думал, и она это почувствовала.
   Хорошее настроение, с которым он проснулся с утра, испарилось. Николь предпочла ему этого лохматого пуделя. В голове Рафита всплывали одна за другой идеи, как уничтожить невесть откуда возникшего соперника. Но в глубине души Джефри понимал, что этим не изменить ситуацию. Как бы он не расстраивался, Никки и Навин сидят сейчас вместе, и он - этот жуткий тип - наслаждается ее обществом.
   - Послушай, я сейчас пойду туда и врежу ему от всей своей доброй души, - кипятился Джеф, - тогда этот Навин не то что не сможет танцевать с Никки на балу, но и вообще встать.
   - Джефри, - остановил его Джофри, - есть другой способ заставить их отстать от девушек. У меня есть план. Доверься мне. Сейчас мы спокойно войдем в ресторан, дослушаем Декера, и вообще больше не взглянем на эту компанию. А завтра с утра я решу эту проблему. Согласен?
   Джофри протянул брату руку, и тот в знак согласия пожал ее.
   Девушки молча проводили глазами вышедших куда-то Рафитов и так же молча встретили их, когда те вернулись и сели на свои места. Джоф и Джеф, не взглянув на Глорию и Николь, спокойно продолжили разговор с мистером Декером. Никки надула губки, перемена, произошедшая с юношами, расстроила ее. Она боялась, что Джефри обиделся и может не простить ее. Теперь они с братом не только не смотрели на них глазами, полными ревности, но, казалось, и вовсе не замечают их. Сестры откровенно заскучали. Марк и Навин рассыпАлись в комплиментах в надежде поднять девушкам внезапно исчезнувшее настроение, но Никки и Глор оставались грустными и молчаливыми.
   - Может, заказать десерт? - спросил Навин. Она рассчитывал на сладкое как на последнюю надежду заставить девушек улыбнуться.
   - Нет, - Никки наконец-то решила прервать эту глупую встречу. - Мы с сестрой сидим на диете. Навин, пожалуйста, отвези нас домой, в этом ресторане что-то стало скучно.
   Рафиты краем глаза наблюдали, как сестры Сентел встали из-за стола и, даже не взяв под руки своих кавалеров, не стройной компанией вышли из ресторана.
   Обсудив с Декером все, что было запланировано, молодые люди попрощались с ним и, заплатив по счету, тоже ушли. Уже в машине Джофри сказал брату:
   - Я не поеду домой, мне нужно кое-что доделать в офисе. Машину можешь взять, приеду на такси.
   Джеф задумался, а потом спросил:
   - Джофри, ты не хочешь ехать домой? Ты избегаешь Глорию, или я ошибаюсь?
   - Послушай, Джеф, ты не забыл, что у меня есть невеста? И вообще Глория тут ни при чем. Просто у меня много работы, которую нужно сделать до начала конкурса.
   Джеф рассмеялся.
   - Ну конечно, дело не в ней. Как хочешь, я не собираюсь учить старшего брата. А вообще - ты упрямый осел! - крикнул он вслед удаляющемуся Джофри и поехал домой, на этот раз добравшись без инцидентов.
   Коттедж встретил младшего Рафита тишиной. Солнце уже почти село, и кто-то из прислуги включил внешнее освещение. "Наверное, еще никого нет", - подумал Джеф. Он зашел в свою комнату, надел плавки и спустился вниз. На террасе Рафит резко затормозил и затаился. У бассейна, свесив ноги в воду, сидели Глория и Николь, они громко обсуждали неудавшееся свидание.
   - В-принципе, они не плохие парни, - продолжила Глория начатый разговор, - пытались развеселить нас...
   - Да уж... - вздохнула Ники. - Это мы с тобой - увидели Рафитов и потеряли чувство юмора. Не представляю, что думает обо мне Джеф.
   - Интересно, куда они уходили? - высказала Глор мучающий обеих вопрос.
   - Не понимаешь? Наверняка Джоф подговорил Джефри не смотреть в нашу сторону.
   - Я тоже так подумала.
   - Что же - один ноль в их пользу, - согласилась Никки.
   - Я даже думаю, два - ноль, - сказал Джеф, выходя из укрытия.
   Девушки с глазами, полными ужаса, смотрели на него. Более глупого положения и придумать было нельзя.
   - Нехорошо подслушивать! - возмутилась Николь, вскочила на ноги, а потом виновато посмотрела на молодого человека.
   - Нехорошо - это ходить на свидания, чтобы заставить кого-то другого ревновать, - дерзко ответил Джеф.
   - Нам вовсе и не нужно никого заставлять ревновать. Просто мы... мы просто... - и Никки замолчала, не зная что добавить.
   - Следовало ожидать, что ты не найдешь ответа, - Джефри усмехнулся и прыгнул в бассейн. После жаркого, полного разочарований дня, неплохо было охладиться. Проплыв немного под водой, он вынырнул и рукой взъерошил мокрые волосы. Для Никки время остановилось, и движения Рафита потянулись как в замедленной съемке. Она восхищенно смотрела на его лицо, тело, покрытое каплями воды, которые струились и стекали с его груди в бассейн.
   - Что-то не так? - обратился Джефри к Николь. Она спохватилась, отвела взгляд и отвернулась. Джефри хитро заулыбался. Он знал, как девушки реагируют на эти его телодвижения. Он не раз проделывал этот финт, если хотел кому-то понравиться. Глория сразу поняла его игру и презрительно хмыкнула.
   - Никки, тебя пытаются поймать на удочку, - объяснила она сестре.
   - Что же, я не прочь поиграть в рыбака и рыбку, - и Никки тоже прыгнула в бассейн. Поравнявшись с Джефом, она обрызгала его и, обхватив за шею, попыталась утопить.
   - Глория, помоги! - закричала Ники, понимая, что не справляется.
   - Ну, уж нет, - покачала головой Глор, - я в эти игры не играю.
   - Брезгуешь? - пошутил Джеф. - Никки, мне кажется, нам стоит соединить наши силы против нее. Глории срочно требуется ванна.
   Никки согласно кивнула, и они поплыли к краю бассейна, где сидела старшая Сентел. Но им так и не удалось привести свой план в действие: на террасу вышел Хэнк.
   - Хэнк! - Глория подбежала к брату и крепко обняла его. - Соскучилась по тебе. Как прошло твое свидание?
   - Отлично! - ответил Сентел, обнимая сестру. - Вот, пришел попрощаться с вами и собрать вещи.
   - Как это понимать? - удивилась Никки.
   - Брит пригласила меня пожить в ее уютной квартирке, - Хэнк был явно доволен собой.
   - Британи? У Британи? - переспросил Джеф, он был очень удивлен.
   - А как же Джофри? - вырвалось у Глории.
   - Она при мне позвонила ему и расторгла помолвку. В общем, покончила с их отношениями прямо на моих глазах.
   - Вот это новость! - Джеф не скрывал своей радости.
   - Я пошел собираться. Еще загляну к вам, девочки.
   - Хэнк, я с тобой поднимусь, - Глория решила оставить Джефа и Никки вдвоем и заодно расспросить брата обо всем поподробнее.
   - Неужели Брит не понимает, что тебе от нее нужно? - спросила Глор уже в комнате Хэнка.
   - Понимает, - ответил брат, - и даже скажу тебе больше, ей нужно от меня то же самое.
   Хэнк весело хохотнул, когда Глория изменилась в лице и скорчила гримасу отвращения.
   - Глория, я хочу, чтобы ты знала: Брит мне совершенно не интересна. Но я знаю, что тебе приглянулся этот Рафит. Так что действуй, пока он свободен.
   - Хэнк, - Глория опустила глаза, - если он сам не захочет, я ничего предпринимать не буду.
   - Поэтому у тебя до сих пор никого и нет.
   - Хэнк! - Глория осуждающе посмотрела на брата. - Я не хочу ничего делать сама. Я девушка, и, по-моему, достойна того, чтобы меня добивались!
   - Конечно, дорогая, ты этого достойна, - Хэнк погладил сестру по голове, - но мне кажется, если ты сама ничего не предпримешь, то вы так и останетесь на том месте, с которого начали.
  
   ***
  
   Джофри сидел у себя в кабинете и перекладывал бумаги из одной стопки в другую. Остальные сотрудники уже разошлись по домам, поэтому решать какие-либо дела было бессмысленно. Рафит скучал, но ехать домой не хотелось, ведь там была Глор. А лишняя встреча с ней не привела бы ни к чему хорошему. Она действительно ему нравилась, а это было несправедливо по отношению к Брит. Он был не свободен! Он не мог так же легко расстаться с одной и тут же начать отношения с другой, как это делал Джеф.
   В задумчивости Джофри водил ручкой по белому листу, выписывая какие-то буквы. Он тяжело вздохнул. Вся его жизнь - сплошная борьба. Борьба со своими желаниями и мыслями. Как хотелось ему хоть раз пойти вперед, не задумываясь над последствиями, просто плыть по течению, и будь что будет.
   - Я не свободен, - вновь повторил Джофри и испугался того, как слабо на него действует этот аргумент.
   Зазвонил телефон. Рафит снял трубку.
   - Привет, - это была Брит, - как обычно еще в офисе?
   - Да, дорогая, ты же знаешь, как много работы из-за этого конкурса.
   - Видимо, работы настолько много, что тебе даже тяжело набрать мой номер?
   - Британи, послушай, - начал было Джоф, но та перебила его.
   - Нет, это ты послушай. Мне надоело тебя ждать. Надоело ждать, когда ты, наконец, решишься сыграть свадьбу. Джофри, годы идут, я не хочу больше тратить свое время напрасно. Я нашла другого. Мы с тобой расстаемся.
   - Британи, о чем ты говоришь? - Джофри был испуган, его спокойный и уравновешенный мир рушился прямо на глазах. - Давай встретимся и все обсудим, такие вопросы не решаются по телефону. Не делай того, о чем потом можешь пожалеть. Ведь мы столько лет вместе.
   - Вот именно - столько лет, а толку мало. Нам не зачем встречаться, Джофри. Между нами все кончено! Я от тебя устала... - и в трубке раздались гудки.
   Джофри опустил голову на стол. Он пытался ощутить, что несчастен или хотя бы взбешен, но так и не испытал этого. Наоборот, он почувствовал какое-то облегчение и в глубине души даже радость. Рафит поднял голову, и взгляд его упал на листок, на котором несколько минут назад что-то выводил ручкой. Наконец, поняв смысл написанного, он расхохотался. Джофри смеялся громко и от души. Если бы кто-то из сотрудников слышал его, решил, что он сошел с ума. А на белом листке, в самой его середине, огромными буквами было выведено слово ГЛОРИЯ.
  
   Глава 7
  
   Особняк, в котором проживал Навин, находился практически в центре города и выглядел вычурно и даже вульгарно. Казалось, несколько архитекторов приложили к дому руку, причем каждый со своей стороны. Было видно, что обитатели использовали только дорогие материалы для строительства, забыв при этом, что некоторые вещи лучше вообще не сочетать друг с другом.
   В доме раздался телефонный звонок. Это была Николь. Вчера она все для себя поняла. Несмотря на его броскую внешность, ее совершенно не интересовал этот молодой человек. И так как у них с Джефри начались отношения, ей было нужно объясниться с Сэндосом.
   - Никки, - обрадовался Навин, до неприличия быстро поднимая трубку.
   - Навин, у меня к тебе есть разговор. Ты знаешь, обстоятельства немного изменились. Я буду танцевать на балу с другим. Ты не обидишься?
   - Не обижусь, сеньорита. Еще вчера я понял, что не нравлюсь тебе.
   - Навин, не в этом дело. Просто есть человек, который нравится мне больше.
   - Это Джефри Рафит? - глухо засмеялся в трубку Навин.
   - Да.
   - Ну понятно, всего хорошего, - Сэндорс повесил трубку, так как услышал звонок в дверь. - Кто там? - Навин распахнул дверь и широко раскрыл глаза от удивления. - Рафиты? Чем могу служить?
   - Вы разрешите нам войти? - спросил Джофри, с интересом разглядывая Навина. Волосы молодого человека были собраны в хвост, а поверх головы повязан платок. Одет он был в большие широкие штаны и старую засаленную футболку. "Вот они какие, "мачо", в домашней обстановке", - про себя усмехнулся Джоф. Ни он, ни брат никогда не позволили бы себе быть так одеты даже дома.
   Навин пригласил Рафитов в дом. Холл плавно переходил в гостиную, все внутри выглядело таким же кричащим, как и снаружи. Красный диван, на который Навин пригласил присесть незваных гостей, был оформлен под старину и явно сделан под заказ. Он совершенно не вписывался в общий интерьер в стиле Hi-tech, но, по-видимому, жители данного дома мало обращали на это внимание.
   - Хорошая квартирка, - соврал Джеф.
   Навин несогласно поморщился и ответил:
   - Это дом моей матери, та еще дама. Но вы пришли не за тем, чтобы похвалить мое жилище? Или я ошибаюсь?
   - Вы совершенно правы. Мы пришли просить вас о том, чтобы вы отказались ехать на бал с Никки, - прямо сказал Джофри, - и вообще прекратить с ней всякие отношения.
   Навин расхохотался.
   - Вы это серьезно? - сквозь смех, не веря происходящему, проговорил Навин.
   - Совершенно, - без тени улыбки ответил Джоф.
   - И сколько вы пришли мне предложить? - перестав смеяться, с вызовом в голосе спросил Навин.
   - А сколько вы хотите?
   - А вы в курсе, что любовь не продается?
   - Ну, это смотря, какая любовь, и какие за это предложены деньги, - Джофри приступил к привычному делу - торговле.
   - Как насчет пары-тройки миллионов? - предложил Навин и, увидев ошарашенные лица Рафитов, снова расхохотался.
   Джеф, спокойно сидевший до этого времени, вдруг взорвался. Он вскочил с дивана и схватил Навина за ворот рубашки.
   - Послушай, ты! - Джеф гневно взглянул на Навина. - Я не потерплю издевок! К тому же давно уже мечтаю врезать тебе. Соглашайся на пятьдесят тысяч или я за себя не ручаюсь.
   Навин, ни капли не испугавшись, отцепил руку Джефа.
   - Ладно, амигос, - усмехнулся он, глядя на Рафита, - я согласен на пятьдесят тысяч. Только вот не думаю, что девушка будет уважать парня, который хочет купить ее, а не победить в борьбе за ее руку и сердце, очаровав своим шармом и обаянием. Но воля ваша! Я оставлю Николь в покое.
   - В чем причина такой быстрой перемены решения? - Джофри с недоверием отнесся к быстро свершившейся сделке.
   - Я, знаете ли, живу принципом: "Не вставай у других на дороге, и другие не встанут на твоей", - хитро улыбнулся Навин. - И что, - повернулся он в Джефри, - ты намерен занять мое место?
   - Поправка, - поморщился Джеф, - это ты попытался занять мое, а не я твое.
   - Хо-хо-хо, - отозвался Навин искусственным смехом, - что же, прекрасно, теперь все на своих местах. А потому попрошу вас уйти. Не задерживаю!
   Рафитам ничего не оставалось, как только выписать чек и покинуть этот дом. Сэндорс же, убедившись, что братья уехали, набрал чей-то номер.
   - Это я, - сказал он в трубку. - Вы были правы, она с одним из них. Оба только что были у меня, предлагали деньги за то, чтобы я отказался от партнерства... нет, не член жюри... младший... нет, я не взял денег... Мне хватит тех, которые вы перечислили на мой счет... Что же, до свидания.
   Навин усмехнулся, глядя на чек, в уме подсчитывая полученную прибыль.
   - А день начался не плохо, - сказал он и стал собираться на работу.
  
   Уже в машине, избавившись от своего соперника, Джефри расслабился и поинтересовался:
   - Я слышал, Британи бросила тебя.
   - Откуда знаешь? - ответил Джоф вопросом на вопрос.
   - Из первых рук, - усмехнулся младший брат.
   - Британи звонила тебе?
   - Нет, тот, ради кого она тебя бросила.
   Джефри понял, что заинтересовал брата, и, не заставляя его долго ждать, ответил:
   - Это Хэнк. Хэнк Сентел.
   Джоф выехал на обочину и повернулся к брату лицом.
   - Хэнк?
   - Да, - Джефри засмеялся, лицо брата выражало столько чувств сразу, что это выглядело комично, - он, кстати, решил пожить у нее до конкурса. Вчера вечером собрал все вещи, вызвал такси и умчал на крыльях любви.
   - Невероятно! - Джоф развел руками. - И что Глория?
   - Не понимаю, а причем здесь Глория? Или ты думаешь, это она подговорила Хэнка увести у тебя невесту? - Джефри на мгновение эта мысль показалась вполне вероятной.
   - Не пори чушь, - быстро заговорил Джоф, - я даже не думал обвинять девушку. Просто ты же знаешь, я приехал поздно, никого не видел...
   Джефри молча смотрел на брата и удивлялся. "Почему?" - думал он. - "Почему люди так любят создавать себе проблемы?"
   - Джофри, я не понимаю тебя, - сказал он вслух, - ведь она тебе приглянулась. Почему ты не хочешь сказать ей об этом? Может быть, у вас что-нибудь выйдет.
   - Послушай, ты не можешь просто ответить на мой вопрос. Как она?
   - По-моему прекрасно, - буркнул Джеф, - о тебе не спрашивала.
   Не сказав друг другу больше ни слова, молодые люди поехали дальше.
   Подбросив брата до работы, в веселом расположении духа, Джеф помчался за Никки, ведь у них была назначена встреча с Кристи.
   Тренер была очарована их парой. Прекрасный танец и выражение лиц, с которыми они смотрели друг на друга, доказывали, что между Джефом и Никки сложились теплые отношения. Казалось, еще секунда, и они взлетят к небесам и будут кружить рядом со звездами, затмевая их холодное свечение горячим огнем, которым пылали их сердца.
   Кристи даже ни разу не остановила их во время танца, а только молча наслаждалась красотой и плавностью их движений. Тренер была уверена, что на балу эта пара оставит приятное впечатление и получит высшие балы.
   Пока Джеф и Никки разрешали своим сердцам окончательно и бесповоротно влюбляться, два других человека думали о завтрашнем дне. Один с радостью и надеждой быть с тем, кто нравится, а другой с боязнью провести день с девушкой, которая так внезапно ворвалась в его сердце. Глория и Джоф, находясь в разных частях города, думали друг о друге.
   На завтра был намечен отъезд в отель. Конечно, до конкурса оставалось еще три дня, но претенденткам нужно было приехать заранее, чтобы обсудить свой образ со стилистом, поучаствовать в репетиции бала и подготовить портфолио.
   Глория очень надеялась, что поездка в микроавтобусе в дружной компании сблизит ее и Джофри. Тот же, напротив, этого и боялся. Он не хотел поступиться своими принципами, опасался насмешливых взглядов брата, Бена и родителей, которые всегда слышали от него, что любовь ничего сама по себе не значит, а влюбленность - лишь легко излечимая болезнь мозга.
   "Как же так?" - вопрошал он у незримого собеседника. - "Как же после всех моих утверждений я так легко попался на крючок?".
   И некому было ответить, что так бывает. И некому было сказать, что часто ошибаются люди, отрицая то, чего никогда не видели, не чувствовали и не надеялись испытать. Мы вправе верить или не верить, но лишь судьба знает, кому и что предначертано. И лишь она определяет, когда настало время обрести.
   Для Джофри это время пришло вместе с появлением его в жизни Глории. Он глубоко в подсознании понимал это, но, как и все, боялся испытать новые чувства, и поэтому пытался отсрочить свою судьбу.
   Обдумав все, Рафит решил, что приедет в отель только перед началом конкурса. Эта мысль временно успокоила его, и Джоф продолжил заниматься рабочими вопросами, на которые в последние дни оставалось так мало времени.
  
   ***
  
   Далеко за городом стоял только что построившийся Дом моделей. Это было двухэтажное здание из белого мрамора. Двор перед ним был украшен газонами с аккуратно подстриженной зеленой травой без единого цветка и изысканными скульптурами стройных обнаженных людей, как будто застывших перед объективом фотоаппарата.
   Все здесь было идеально чисто и красиво. В холле при входе стояли белые диваны, на стенах висели картины сюрреалистической тематики, огромные зеркала, а кое-где виднелись фотографии знаменитых мужчин - акул модельного бизнеса.
   На одном из диванов сидела девушка, которая по своим внешним данным никак не сочеталась с этой красотой и лоском. Она не выглядела моделью: не вышла ростом, да и не отличалась худобой. А по ее одежде сложно было предположить, что она имеет какое-то отношение к моде.
   Барышня эта уже в течение получаса ожидала аудиенции Франца Девиля. Но пока он так и не соизволил выйти к ней.
   А ведь когда-то все было иначе. Она была влюблена в него. И он, как ей тогда казалось, отвечал взаимностью. С момента знакомства с ним, словно по роковому совпадению, ее жизнь пошла наперекосяк. Погибли родители, прекрасная карьера рухнула, и она осталась без гроша в кармане из-за долгов отца.
   И вот сейчас она сидела здесь и выжидала, когда же он соблаговолит спуститься, чтобы уделить ей время.
   Наконец, его высокая стройная фигура появилась на лестнице, сердце девушки замерло, как много месяцев назад. Вот он - с виду великолепный и идеальный мужчина. Но теперь она видела то, чего, к сожалению, не смогла разглядеть раньше. Взгляд его голубых полуприкрытых глаз выражал презрение ко всему миру и, пожалуй, к ней лично.
   Он медленно и величественно спускался вниз с выражением собственного достоинства и полной уверенности в своей красоте. Он слегка кивнул головой, показывая, что видит ее.
   Ей сейчас же захотелось сорваться и уйти, что бы не чувствовать себя униженной. Но выбора у нее не оставалось. Нужно было восстанавливать свое имя, так внезапно очерненное в прессе.
   Превозмогая отвращение к человеку, в которого совсем недавно была влюблена, девушка встала и пошла к нему навстречу.
   - А, это ты, - произнес Франц, как будто выплюнул. - Так зачем ты меня побеспокоила?
   Было видно, что он хотел задеть ее. Но девушка постаралась не обращать на это внимания, погребя остатки своей гордости в глубине души.
   - Ты же предложил мне работу.
   - Работу? - Девиль бросил мимолетный взгляд в зеркало. Там отражался стройный, всегда аккуратно подстриженный и одетый со вкусом молодой человек. Естественно, он нравился женщинам, многие даже сходили с ума по нему. Тогда как для него слабый пол не представлял никакого интереса. Франц делил их на моделей, девушек, безусловно, необходимых в его работе, и всех остальных, которых, влюбив в себя, можно было использовать в своих целях. Именно такой экземпляр, из второй категории, предстал сейчас перед ним.
   - Да... - тихо ответила она.
   - Что же, прежде, чем устроиться ко мне на работу, ты должна пройти испытание.
   - Испытание? Об этом речи не было. Ты прекрасно знаешь, что я профессионал в своем деле.
   - Тогда тебе не составит труда выполнить то, о чем я прошу.
   Они поднялись по лестнице в его кабинет, чтобы обсудить детали. Девиль закрыл дверь, чтобы никто не мог подслушать их разговор.
   Пока все, что бы он ни делал, выходило не так, как было запланировано. Неожиданная авария с участием младшего Рафита могла бы привести к серьезным последствиям. Когда пришло известие о Николь, которая попала в больницу, Франц, конечно, радовался в душе. Он думал, что уже избавился от ненавистного Джофри Рафита, и теперь он также остался ни с чем. Но нет, Никки Сентел пришла в себя слишком быстро и, несмотря на небольшие увечья, все еще была готова работать дальше. Франц это даже оценил. Она была упорной девочкой. Как же Девилю хотелось, чтобы она была его моделью! Он скрежетал зубами от того, что в свое время она отказалась быть его представительницей. Но делать было нечего.
   Тогда модельер придумал план. И для его осуществления была нужна та, что многим ему обязана.
   - Ну что же, тогда с завтрашнего дня можешь начинать. И помни, главное - втереться к ним в доверие.
   - Скажи, для чего тебе все это? - спросила девушка.
   - Для того, чтобы спустить с трона того, кто его недостоин, - зло засмеялся Девиль, - компромат, дорогая, вот пушечное ядро в нашей войне.
   - Но это... нечестно по отношению к ним.
   - Я не обязан с тобой обсуждать, что честно, а что нечестно. Каждый из нас с тобой преследует свою цель. Ты сама попросилась на работу. Так что я не хочу выслушивать твое нытье.
   Девушке нечего было возразить. Она тяжело вздохнула и попыталась убедить себя, что эти люди действительно делают что-то не так, и заслуживают разоблачения и общественного порицания. Потому что если они хорошие, она будет чувствовать себя виноватой. Но у нее нет выхода, сейчас ей критически нужна была работа.
   - Все, отправляйся, - небрежно махнул рукой ее новый работодатель.
   Девушка вспыхнула, резко развернулась, и наткнулась на напольную вазу.
   - Ой, - вскрикнула она.
   - Послушай, - скривился Девиль, - если твоя неуклюжесть хоть как-то плохо повлияет на мой план... ты знаешь, что с тобой будет.
   Франц еще раз презрительно взглянул на девушку, поправил шарф, кокетливо украшающий его шею, и взял со стола газету, углубившись в чтение. Всем своим видом он демонстрировал, что аудиенция у Его Высочества окончена.
  
   Глава 8
  
   Стоял жаркий полдень. Отель "Evdokkia" уже наполнялся оживленными людьми. Горничные завершали работы по уборке комнат. Администратор и его помощник успели натрудить мышцы лица от постоянной учтивой улыбки, предназначенной для гостей. Официанты носились туда-сюда, принося заказы в заселенные комнаты.
   Мистер Декер, управляющий, проверив с утра готовность отеля к приему, сейчас стоял в холле и приветствовал высокопоставленных гостей. Уважаемое жюри, в неполном, правда, составе, решило приехать пораньше, чтобы успеть познакомиться с девушками в неформальной обстановке. Одними из первых прибыли фотографы, репортеры, участницы и их друзья. Все вновь прибывшие, не торопясь, расселялись в предоставленные им номера.
   Песчаный пляж отеля пустовал, нетронутыми стояли многочисленные шезлонги, скрытые от солнца ярко-желтыми зонтами. Волны выпрыгивали на берег, искрились на солнце и, превращаясь в густую пену, отплывали обратно. Линия пляжа заканчивалась редким леском из невысоких деревьев, между которыми стояли резные деревянные беседки. Лесные аллеи были украшены стойками с цветами и небольшими клумбами. Дорожки с раннего утра усыпали лепестками роз и фиалками.
   Далее почти во всю длину гостиницы тянулся бассейн, возле которого также стояли зонты и шезлонги. Отдыхающие купались и загорали. Они, замученные жарой, наслаждались пока еще прохладной водой бассейна. Перед внутренним входом в отель расположилась большая терраса, укрытая, как ковром, зеленой мягкой травой. Она была ограждена от территории бассейна цветущим кустарником, от которого исходил приятный тонкий аромат.
   В холле, у стойки регистрации, пускал струи воды высокий фонтан. Он был изображен в виде дамы с пышными формами, держащей поднос с кувшином. Эта полураздетая особа привлекала внимание приезжающих.
   Именно в этом месте стояли Николь и Глория. Они с любопытством разглядывали внутреннее убранство отеля. Джеф ушел за ключами от номеров, а Бен задержался у машины.
   Ко входу в гостиницу подъехало такси. Из него выскочила пухленькая девушка. Густые рыжие волосы были взъерошены, а на симпатичном веснушчатом лице присутствовало выражение озадаченности. Приняв у водителя свои чемоданы, она, пошатываясь на высоких каблуках, быстрым шагом направилась в гостиницу, не замечая никого перед собой. Прямо перед входом девушка наткнулась на спину молодого человека, и, подвернув ногу, выронила чемоданы.
   - Вот так всегда! Такое могло случиться только со мной! - запричитала она, прыгая на одной ноге. - А вы! Встали на моем пути! - злилась она на молодого человека.
   - Извините, - сказал парень, еле сдерживая улыбку. Он наклонился и стал помогать ей.
   - И не надо трогать мои чемоданы! - вскрикнула она.
   - Может быть, мне помочь донести их до вашей комнаты? Вы уже знаете свой номер?
   - Помочь? Хорошо! Раз вы во всем виноваты - вы и несите, - гордо вздернула курносый носик девушка, - мой номер 306. Прошу не задерживаться.
   Она сняла обувь и пошла к администратору за ключом. Взяла его и, даже не оглянувшись, направилась к лестнице.
   Бен был шокирован. Он подошел к Никки, Глории и Джефу. Те не видели его маленького приключения и поэтому были удивлены, заметив его поклажу.
   - О, Бен! С женскими сумочками?! - воскликнул Джеф. Бен попытался помахать им рукой, но одна из сумок упала на пол, и из нее выкатилась губная помада.
   - Так ты и помаду с собой прихватил! - захохотала Никки. Она подняла вещицу и открыла ее. - Красивый цвет! Дашь попользоваться?
   - Ребята, это не мои вещи! - попытался оправдаться Бен.
   - Да не оправдывайся, - смеялись ребята. - Сейчас это очень модно - быть нетрадиционной ориентации.
   - Меня приняли за носильщика, и теперь в своем номере меня ожидает очень странная особа, - предпринял Бен попытку объясниться, но друзья, кажется, ничего не хотели слушать.
   Молодой человек в сердцах махнул рукой на Джефа и сестер. Подобрав сумку и выпавшие предметы, он пошел по направлению к лифту. Добравшись до комнаты "странной особы", он постучал в дверь кончиком ноги, так как руки были заняты чемоданами.
   Дверь моментально открылась.
   - Мои вещи? Хорошо! Поставь их возле шкафа, - приказала девушка.
   Бен раздраженно кинул чемоданы у порога.
   - Может еще что-нибудь, мисс? - злился Бен. - Я вообще-то не носильщик, а гость, как и вы.
   - Да? Хмм... с виду не скажешь.
   Она оглядела его оценивающим взглядом и, ничуть не смутившись, представилась:
   - Меня зовут Береника Харт.
   - Очень приятно, - буркнул Бен. - Я Бенжамин Вульф.
   - Какое совпадение! Так звали нашего садовника. Папа уволил его, очень противный был старикашка.
   - Спасибо, мне тоже очень нравится ваше имя, - огрызнулся Бен.
   - Прекрасно, думаю, мы поладим, - сказала Бэр, выталкивая молодого человека из комнаты.
   - До свидания! - сказала она и закрыла дверь перед самым носом Вульфа.
  
   Джефри провел Никки и Глор в их комнату. Это был обычный гостиничный номер. По правой стене, отделенные друг от друга тумбой, стояли кровати. По левой же расположилось трюмо с огромным зеркалом. На нем в больших прозрачных чашах, наполненных водой, плавали лилии и ароматические свечи. Так же в обстановку комнаты входил минибар, шкаф для одежды, плазменный телевизор и телефон, стоящий на тумбе. Пол был устлан зеленовато-серым ковролином, в тон красивым занавескам, висевшим на окнах.
   В углу ванной комнаты Никки и Глория, к своей радости, обнаружили джакузи, уже наполненное водой и украшенное живыми цветами.
   - А теперь, - воскликнула Никки, - пора бы осмотреть отель и пляж... я хочу купаться!
   - Да! Самое время! - поддержал ее Джеф. - А то вдруг потом будет много дел, и я так и не успею похвастаться своим прессом, - он приподнял свою майку и бросил игривый взгляд в сторону Никки.
   Та отвернулась, засмущавшись, взяла свой купальник и упорхнула в ванную переодеваться. Глория не разделяла радости сестры. Она, не участвуя в разговоре, молча подошла к окну и взглянула на бескрайний океан. Джефри заметил, что Глор грустит.
   - Надеешься увидеть пиратский корабль с Джонни Деппом на борту? - насмешливо спросил он. Девушка грустно опустила глаза и повернулась к нему лицом.
   - Я так надеялась, что твой брат поедет с нами... Знаешь, Джеф, я подумала, если он больше не помолвлен, то, может, мы могли бы... - Глория осеклась. Джефри приподнял рукой ее подбородок и посмотрел ей в глаза.
   - Глория, вы могли бы! И можете! Разве это проблема, что он с нами не поехал? Впереди еще как минимум две недели. Ты ему нравишься, честное слово, - Джеф заметил, что Глория сильно сомневается в его словах, и поэтому повторил, - честное слово, поверь мне. Джофри сам себе боится признаться в этом. Он так привык отрицать существование каких-либо чувств, что из принципа не хочет поддаваться. Все будет хорошо.
   Из ванной в одном купальнике вышла Николь.
   - Ну, как я вам? - спросила девушка и повертелась перед благодарными зрителями.
   - Ты великолепна! - ответил Джефри, пожирая ее глазами. И его фраза действительно была верна. У фигуры Николь не было изъянов. Широкие бедра, высокая полная девичья грудь, плоский живот и длинные стройные ноги. Любившая солнце и воду больше всего на свете, Николь никогда не упускала возможности поваляться на пляже. Загорелая, кареглазая, страстная - в эту девушку сложно было не влюбиться.
   Очарованный Джеф повел Никки на пляж, даже забыв пригласить Глор. А той так хотелось побыть одной, что она не обратила внимания на оплошность Джефа.
   Молодые люди вышли на берег, выбрали лежаки поближе к воде и расположились напротив друг друга.
   - Намазать тебе спинку? - с елейной улыбочкой предложил Джефри. В его руке уже был тюбик с защитным кремом. Он даже успел его открыть.
   - А ты хорошо подготовился, - заметила Николь.
   - И не говори, вот что значит практика, - усмехнулся своим нескромным мыслям Джеф.
   - И много ли ты спин намазал за свою жизнь? - Никки легла на шезлонг, отвернув от парня голову, будто обидевшись.
   Джефри, не обращая на это внимания, пересел на ее лежак и, расстегнув бретели купальника, стал втирать крем. Он не мог видеть, но знал, что в этот момент Николь покраснела. Рафит довольно улыбнулся.
   - Пойду за напитками, - сказал он, закончив с ее спиной.
   - Эй, а застегнуть? - возмущенно крикнула ему вслед девушка, придерживая обеими руками спадающий купальник.
   - Оставь, мне так больше нравится, - он кинул на нее оценивающий задорный взгляд и буквально испарился в воздухе.
   Обратно он шел с яркими коктейлями, украшенными фруктами и цветными трубочками. И как же велико было его удивление, когда он увидел, что Николь уже не одна. Рядом с ней на его лежаке восседал какой-то неизвестный ему светловолосый парень. Он протягивал ей свой коктейль. Никки же одной рукой потянулась за бокалом, а второй все также придерживала на груди расстегнутый лиф.
   Джеф подошел к ним.
   - Дорогая, ни на минуту нельзя оставить тебя одну, - он поставил стаканы на столик и быстрым движением застегнул ей купальник. В его тоне послышалось небольшое раздражение, которое уловил белобрысый.
   - Похоже, я не оригинален со своим коктейлем, но я еще смогу вас удивить, если вы дадите мне шанс, - сказал блондин с сильным немецким акцентом.
   Джефри, почувствовав, что его игнорируют, сдержаться не смог:
   - Отвали, приятель, - в его тоне прозвучала угроза. Рафит стоял в шаге от конкурента, вполне готовый применить силу в случае надобности.
   Немец встал. Это был высокий молодой человек с развитой мускулатурой и ростом почти с Джефри, а в плечах, может, даже шире его.
   Николь испугалась и решила вмешаться, чтобы предотвратить назревающий конфликт.
   - Мальчики, давайте не будем омрачать такой прекрасный день ненужной ссорой! К сожалению, ваш шанс уже упущен, - повернулась она к блондину, - но спасибо за коктейль.
   Немец развел руками, учтиво кивнул головой, как бы показывая, что принимает ее решение. Но ушел он обиженным.
   - А тебе, - Николь ткнула Джефри указательным пальцем в грудь, - нечего оставлять меня одну, да еще и с расстегнутым купальником!
   - Но я принес вкусные коктейли. Они с вишенками, - не зная, чем оправдаться, сказал Рафит. И скорчил такую умильную рожицу, что его нельзя было не простить.
   - Ах, ну да, действительно, - возвела глаза к небу девушка и отправилась плавать.
   Помирившись, они играли и дурачились на пляже, прыгая в волнах и строя песчаные замки на берегу.
   После полудня была назначена репетиция бала. Вдоволь накупавшись и подзагорев, они пошли переодеваться. Встретились снова уже у входа в помещение, подготовленное для мероприятия.
   Оно выглядело как тронный зал во дворце короля. Стены между многочисленными окнами-арками были украшены бутафорией из позолоченного дерева. Украшения представляли собой вьющиеся растения с огромными цветами, гроздями винограда и разнообразными завитками и кисточками. Две двери, входившие в зал, как и окна, были оформлены в виде арок, над которыми, будто присев отдохнуть, расположились четыре ангелочка с луками в руках и колчанами за спиной. Посреди дверей, на стенах, в обрамлении позолоченной рамы, висело гигантское зеркало, в котором отражался весь зал. На стенах расположились громоздкие канделябры со свечами. Потолок - огромная картина небес. Белые пушистые облака на голубом фоне, из-за которых выглядывали пухлые розовые купидончики. Они хитро улыбались и целились из своих луков в людей. Паркетный пол был таким начищенным и блестящим, что в него можно было смотреться. В самом конце зала торжественно возвышался великолепный трон. Пять кресел для пяти судей также были вырезаны из позолоченного дерева, а спинка и само сиденье обтянуты красной тканью, расшитой желтой нитью. Перед троном установили большой дубовый стол, который покрывала белая накрахмаленная скатерть.
   Вошедшие в зал участницы конкурса и их кавалеры испытали необыкновенное чувство. Казалось, они вмиг перенеслись в другую, почти забытую миром эпоху. Торжественная тишина, которой встретила их зала, проникла в сердце каждого. Люди стояли не шелохнувшись, боясь вздохнуть и нарушить сказочное видение, которое представилось каждому. А виделось им, как сквозь туман времени, словно призраки вечности, спустились с нарисованных небес придворные дамы и стройные кавалеры. Они кружили по зале в струях света, проникающего из окон, и молча улыбались, как будто проникая в мысли и чувства гостей. Вдруг кто-то скрипнул дверью, и оцепенение, сковавшее присутствующих, внезапно спало.
   В зал вбежал невысокий лысоватый мужчина с огромным старинным чемоданом.
   - Михаил Федорович! - радостно воскликнула Никки. Малино взглянул на нее и с добрым веселым прищуром объявил:
   - Здравствуйте все! Сегодня я буду вашим режиссером и королем! Это мой помощник, Элайя Беннет. - Малино представил человека лет тридцати - тридцати пяти. - Он будет ведущим конкурса. Прошу любить и жаловать.
   Грянули аплодисменты, а Малино достал из своего чемодана бумажную корону, красную накидку и надел на себя. Потом вытащил мундир офицера и заставил сопротивляющегося Эллайю примерить его.
   - Все должно быть по-настоящему, - улыбнулся он и начал репетицию.
   Михаил Федорович, хоть и выглядел иногда задорным и смешливым клоуном, в работе был человеком строгим и ответственным. Девушки и их кавалеры очень скоро в этом убедились. Доставалось не только им, но и Беннету, считавшему себя профессионалом. Но никто не обижался на Малино, скорее наоборот, все старались внимательно слушать его и выполнять то, что он говорит. А все потому, что человеку этому богом было дано управлять людьми. Малино знал это, но никогда не пользовался своими способностями в дурных целях.
  
   Глория разбирала вещи, когда в дверь ее комнаты постучали. Девушка открыла и удивилась. Перед ней, облаченный в плавательные шорты, с надувным матрасом в руках, стоял Бен.
   - Мне что-то стало скучно сидеть в номере, тупо уставившись в телевизор. Хочешь, сходим на пляж?
   Глор охотно согласилась, ведь проводить время с весельчаком Беном было гораздо интереснее, чем лежать на кровати и думать о человеке, который, возможно, и не вспоминает о тебе. Поэтому девушка быстро переоделась, и они вышли на территорию.
   - У тебя хорошая фигура, - признался Бен, когда они шли по лесной аллейке к пляжу.
   - Спасибо, - засмущалась Глор от внезапного комплимента, - но ты еще не видел Никки!
   - И попытаюсь сделать все, чтобы даже не смотреть в ее сторону, когда она будет в купальнике, - пошутил Бен.
   - Почему?
   - Не хочу ходить с синяком под глазом, который мне устроит Джеф, если я буду на нее пялиться.
   Глория засмеялась. От Джефри вполне можно было этого ожидать.
   Путь их лежал мимо кафе, где предлагали фастфуд. Молодые люди взяли себе по бургеру и вышли на пляж. Многие лежаки уже были заняты, и парочка с трудом нашла себе место.
   - Может, возьмем водный мотоцикл? - предложил Бен. - Здесь недалеко есть служба проката.
   - Нет, - отказалась Глор, - я не умею им управлять. Предлагаю покататься на этой штуке, - девушка пальцем указала на матрас.
   - Каким это образом?
   - А вот так! - Глория выхватила у Бена матрас и помчалась в воду. Брызги долетели до Бенжамина, и он передернулся.
   - Брр, прохладно что-то, - сказал он и отошел подальше.
   - Знаешь, это не бассейн, нагретый солнцем.
   Вульф медленно начал входить в воду.
   - Может, все же в бассейн? - спросил он умоляюще.
   - Ну, уж нет! - Глория отпустила матрас и быстро подплыла к Бену. Она схватила его за руку и потащила на глубину. Молодой человек хотел выбежать на берег, но подвернул ступню и упал прямо в воду. Глория расхохоталась. Бен вскочил на ноги, отплевываясь и протирая глаза.
   - Хороша водичка? - хихикала Глор.
   - Значит, тебе смешно! - улыбнулся Бен и, зачерпнув ладонью воду, брызнул девушке прямо в лицо. Она успела прикрыться руками и отвернулась. Пока они дурачились, матрас, уносимый волной, уплывал от них все дальше. Глория заметила это и крикнула Бену:
   - Давай наперегонки? - и устремилась вперед.
   Молодой человек согласился и направился вслед за Глор.
   Бенжамин Вульф просто не знал, что соревноваться с Глорией не было смысла, тем более, она стартовала первой. Сестры Сентел отлично плавали. Так что, когда она пулей домчалась до цели, Бен удивился, хоть и не сильно отстал от нее.
   Забравшись на матрас, они устроили войну, скидывая друг друга с него. В итоге их маленький плот перевернулся, и оба упали в воду.
   Игры на воде, наверное, самые веселые, а водный спорт - самый интересный. Вода дает жизнь, хотя может ее и забрать. Вода самая непредсказуемая из всех стихий и самая привлекательная. Бескрайняя ширь океанов и морей завораживает и вдохновляет человека.
   Об этом думала симпатичная рыжеволосая девушка, сидя под зонтом и наблюдая за дурачествами Бена и Глор.
   Эти густые, волнистые, непослушные волосы трудно было бы не узнать. Береника Харт наслаждалась теплом солнца и размышляла о жизни. Кожа девушки, как, в общем, и у всех рыженьких, была бледной. Она всегда боялась сгореть и перед выходом на пляж экипировалась по полной программе.
   На бедрах у Бэр поверх купальника было повязано золотистое парэо, на плечи накинута легкая шифоновая кофточка, а на голове пристроилась широкополая соломенная шляпа. Помимо этого Береника нанесла на себя дорогой крем от загара.
   Береника внимательно следила за молодыми людьми. Она узнала Бенжамина. Этот симпатичный и веселый молодой человек привлек ее внимание.
   А Глория и Бен, не замечая, что за ними ведется пристальное наблюдение, вышли на берег и улеглись на лежаки. Яркое солнце тут же согрело их своим теплом. Они недолго позагорали, подставляя солнышку то один, то второй бок. Но, как оказалось, ни молодой человек, ни девушка не были настолько усидчивыми, чтобы часами загорать. Поэтому вскоре они снова были в воде. А когда им надоело и это, отправились к отелю, совершенно изможденные. Жаркое солнце и плавание забрало у них много сил и энергии, взамен оставив лишь волчий аппетит. По дороге к своим номерам Глория и Бенжамин встретили Николь и Джефа, которые как раз возвращались с репетиции бала. Вид у тех тоже был явно не презентабельный.
   - Что это вы, интересно, делали? - спросил насмешливо Бен, оглядывая Никки и Джефа с ног до головы.
   - Мы репетировали, - ответил Джеф, еле ворочая языком, - но и вы, я смотрю, не скучали?
   - Не скучали, - похвалился Бен, - и очень проголодались. Как насчет плотного ужина?
   - Мы договорились с Михаилом Федоровичем встретиться в ресторане через пару часов, - ответила Никки, - думаю, он не будет возражать, если вы пойдете с нами.
   На том и порешили.
   Никки и Глория были очень похожи, и их часто принимали за близнецов. Из-за этого они редко одевались одинаково, но сегодня решили изменить этому правилу. Девочки надели совершенно одинаковые короткие юбки-плиссе и голубые маечки. Распустили волосы и прикололи к ним по живому цветку. Незнающий человек перепутал бы их, если б увидел сейчас. Джеф и Бен сначала опешили, но, взглянув им в глаза, уверенно подошли каждый к своей паре.
   - Так не честно, - капризно захныкала Никки, беря Джефа под руку, - могли бы хоть из вежливости перепутать нас.
   - И не говори, - вторила сестре Глория, - для чего, спрашивается, мы так старались? В следующий раз надену свои темные линзы.
  
   Малино встретил молодых людей у ресторана. Он поздоровался с Джефом, Беном и обратил внимание на Глорию и Николь.
   - Ах! - воскликнул он. - Кто же из вас кто? Так-так! Веселый и задорный взгляд - это, скорее всего, Николь, а та, что посерьезней, стало быть, твоя сестра?
   - Да, - смеялась Никки, - познакомьтесь - это Глория.
   - Очень, очень приятно. Но не будем стоять в дверях! Пойдемте, сядем за столик.
   Вслед за этой милой компанией в ресторан зашла Береника. Она заказала коктейль и загляделась на Бена, который вместе с друзьями сидел через несколько столиков от нее.
   - Стало быть, у него есть девушка, - сказала она вслух, и официант, принесший напиток, странно посмотрел на нее.
   - Вы что-то спросили? - уточнил он.
   - Нет... хотя, пожалуй, есть один вопрос. Подскажите, кто вон тот пожилой человек? - Бэр указала пальчиком на Малино.
   - Это мистер Малино - он член жюри.
   - Ах, вот как? - удивилась девушка. - Что же, спасибо.
   Бэр отодвинула стакан и встала из-за стола.
  
   Тем временем молодые люди в компании Малино весело проводили время. Они слушали разные истории из его жизни и смеялись в голос.
   Малино предложил Глории, как и Николь, поучаствовать в его спектаклях. Но та сразу же отказалась, мотивируя тем, что две внешне похожие девушки не очень хорошо будут смотреться на одной сцене.
   - Ну, уж нет, - не согласился с ней Малино, - вы будете прекрасно взаимозаменять друг друга. Никки никогда не найти лучшего дублера, чем родная сестра.
   - Быть дублером сестры? Нет уж, никогда! - Глория сморщилась. - Я люблю жить своей непохожей жизнью.
   Малино улыбнулся.
   - Непокорные - вот ваше имя, - назвал он сестер, - я все же оставляю свое предложение в силе. Ведь Никки тоже все еще не дала мне ответ. Так что я буду ждать и надеяться.
   Отлично поужинав с молодежью, Малино совсем забыл, что его ждет у себя Роберт Девиль - продюсер проекта. Добряк быстро попрощался с Беном и Джефом, поцеловал руки девушкам и поспешил на встречу.
   Вечерело. Николь и Джефри решили прогуляться по берегу, им хотелось побыть вдвоем. Глория быстро поняла это и попросила Бена проводить ее до номера.
   - Вот здесь мы и расстанемся, - сказала она, открывая дверь своей комнаты.
   - Неужели даже не поцелуешь меня на прощанье? - Бен притянул к себе Глорию.
   - Боюсь, что нет, - девушка убрала руки Вульфа со своей талии. Вдруг за их спинами послышался чей-то кашель. Бен развернулся и нечаянно задел проходившую мимо в свой номер Беренику.
   - Ой, - сказала Бэр, - ты такой неловкий.
   Вульф, возмущенный тем, что рыжая испортила ему интимный момент, ответил:
   - Нечего стоять за спинами молодых людей, когда они целуют свою девушку.
   Береника покраснела до корней огненных волос. Она была одновременно смущена и обижена. Не придумав, что ответить, мисс Харт наигранно хмыкнула и удалилась в свой номер.
   - Извини, но не меня ли это ты сейчас представил своей девушкой? - недоумевала Глория. - Я что-то пропустила?
   - Ах, ну да! Я забыл, ты же сохнешь по Джофри!
   Глория даже задохнулась от такой наглости и, в точности как Береника, зашла в комнату и с силой хлопнула дверью прямо перед его носом.
   Бен остался один в коридоре. Он растерянно переводил взгляд от одной двери к другой. Поднял было руку, чтобы постучать к Глор и извиниться, но передумал.
   - Девушки - причина моих страданий, - грустно промолвил молодой человек и ушел.
   Береника стояла под дверью и слышала каждое слово.
   - Они не встречаются! - прошептала она и победно улыбнулась.
  
   Глава 9
  
   Прошло несколько прекрасных солнечных дней. Бен и Глор часто проводили время вдвоем, потому что Николь и Джеф уже вплотную занялись подготовкой к конкурсу, и у них не было ни минуты покоя. За это время Бен решил заняться развлечением Глории. Он все-таки уговорил ее опробовать водные мотоциклы, и девушке так понравилось рассекать по волнам, что спустя время она уже сама садилась за руль. Бен учил ее кататься на досках по волнам, и она с удовольствием познавала азы серфинга. Они гуляли, загорали, ходили в рестораны. Бен, надо отдать ему должное, старался всячески загладить вину за ту свою фразу про Джофри. А Глор, в свою очередь, ни разу не вспомнила об этом, хотя позабыть Джофри ей никак не удавалось. И даже в прекрасной компании Бенжамина Вульфа она - нет-нет - и поглядывала на приезжающих в отель людей в надежде увидеть знакомое лицо. Хэнк и Британи тоже пока не появлялись.
   Вечерами молодые люди собирались своей небольшой компанией и вместе ужинали или играли в веселые игры в номере. Сегодня у Николь и Джефа появилось свободное время после полудня, и они собирались вместе с друзьями пообедать в пиццерии. Бен уже около получаса сидел в номере девочек и ожидал, когда же, наконец, Глория соизволит выйти из ванной.
   - Глория, давай быстрее, ты идешь не на вручение премии Гремми, а всего лишь в пиццерию, - нервничал молодой человек.
   - Знаешь, Бенни, - подразнила девушка Вульфа, выходя из ванной уже накрашенная и одетая, - я хочу выглядеть великолепно всегда, независимо от того, иду я в шикарный ресторан или просто на прогулку.
   Девушка взяла свою сумочку, и пара вышла из номера. В коридоре они увидели следующую картину. Прислонившись к стене, с прикрытыми глазами, стояла Береника. Она была бледна, как мел и на щеках ее блестели слезы.
   - У вас что-то случилось? - спросила Глория, дотронувшись до плеча Бэр.
   - Ничего особенного, - встрепенулась девушка. Она еле сфокусировала взгляд на молодых людях, и, кажется, с трудом поняла, кто перед ней. - Ничего страшного, - повторила она и, покачиваясь, направилась к своему номеру.
   - Нет-нет, - встревожилась Глория, - вас кто-то обидел? - она с подозрением посмотрела на Бена, а тот скорчил удивленную рожицу.
   - Ты меня подозреваешь?! Почему сразу я? Я тут ни при чем! - затараторил он, словно пытаясь оправдаться.
   - Он тут действительно ни при чем, - тихо сказала Береника, вытирая глаза платочком. - Уже все нормально, не беспокойтесь.
   - Я знаю, как поднять твое настроение! Пойдем к нам, я угощу тебя мартини. И жизнь сразу наладится! - подмигнула Глор.
   Рыжеволосая прошла вслед за девушкой в ее номер. Та же достала из бара две маленькие бутылочки мартини и одну подала новой знакомой.
   - За нас, - произнесла тост Береника, - чтобы в нашей жизни было как можно меньше плохих людей!
   - За тебя, - возразила Глория, - да, и, кстати... как тебя зовут?
   - Береника Харт.
   - А я Глория Сентел, - и они выпили по глотку.
   - Все, познакомились? - напомнил о себе Бен. - Не хочу мешать вашей приятной беседе, но вообще-то мы опаздываем на встречу.
   - Я думаю, нас подождут, - махнул рукой Глор.
   - Я вас отвлекаю, - Бэр подскочила. - Тогда я пойду, не хочу вас задерживать.
   - Ты нам совершенно не мешаешь, - Глория внезапно почувствовала симпатию к этой немного неловкой, но приятной девушке. И ей захотелось с ней подружиться. - Можешь пойти с нами, если хочешь. Мы собираемся поесть пиццы.
   - Глория! - возмущенно воскликнул Бен. - Давай сразу позовем с собой весь коллектив горничных, то-то Джеф обрадуется.
   Береника сначала опешила, но потом, наморщив носик, выдала:
   - А ты знаешь, что весь коллектив горничных подписал петицию о том, чтобы ты сменил свою туалетную воду. И теперь я понимаю, о чем речь. Меня от нее тошнит.
   Глория звонко захохотала и поддержала новую подругу:
   - Как хорошо, что ты ему об этом сказала! Я все никак не могла набраться смелости!
   - Ничего страшного, - лукаво ответила Бэр и, взяв с тумбочки женские духи, брызнула ими в Бена, но он успел отпрыгнуть в сторону.
   - Глория, помоги, - взмолилась Береника, озорно подмигивая Сентел. И та, конечно же, не смогла отказать ей в шалости. Они вместе поймали Бена и поочередно стали брызгать в него из разных флаконов.
   В комнату кто-то вошел. Их крики и смех тут же стихли. Девушки оглянулись: перед озорниками стояли Джефри и Николь.
   - Чем это вы здесь занимаетесь? - строго спросил Джеф. - Мы, между прочим, уже полчаса ждем вас у пиццерии, а вы тут забавляетесь.
   - Это Береника, познакомьтесь, - представила Глория рыжеволосую девушку.
   - Очень приятно. Я - Никки, а этот злой парень - Джеф, - Сентел протянула руку Бэр, и та пожала ее. - Береника, я торжественно приглашаю тебя пообедать с нами!
   - Мы без сомнения возьмем ее с собой, - поддержал Николь Рафит и подошел к Беренике, приобняв ее. Потом он с сомнением посмотрел на Бена и добавил:
   - Только вот с тобой будет все гораздо сложнее.
   Вульф, который все это время приводил себя в порядок, вопросительно посмотрел на друга.
   - Ты пахнешь женскими духами. Что люди-то подумают? - объяснил Джеф, наигранно делая невинное лицо.
   Никки сложила руки на груди и возмущено сказала:
   - Мы, пожалуй, и тебя не возьмем, - Николь взглядом показала Джефу, что ей неприятно видеть, как он обнимает при ней другую девушку. Тот спохватился, убрал руку с талии Бэр и встал на колено перед Никки.
   - Дорогая принцесса, не соблаговолите ли вы простить мое позорное поведение? Я больше вас не подведу.
   Никки наигранно высокомерно взглянула на Джефа и произнесла свою царственную речь:
   - На этот раз я прощаю твою дерзость, о, рыцарь.
   Джеф вскочил на ноги, приподнял Никки и закружил ее по комнате.
   - Вы спасли мне жизнь, принцесса! Как я счастлив! Да я самый везучий человек на земле!
   Весь этот спектакль Бэр, Глория и Бен не оценили по достоинству и потихоньку, мелкими шагами, вышли за дверь. Влюбленные закричали им вслед:
   - Эй! Ребята! Подождите! Мы тоже хотим съесть свою порцию пиццы.
   Сквозь неровную полосу деревьев на солнце блестели неукротимые волны. Дети и взрослые резвились на пляже. Молодежь неподалеку играла в волейбол. Среди них можно было увидеть и будущих участниц конкурса. Завтра должен был состояться бал, и, чтобы снять стресс, вызванный ожиданием, девушки решили заняться чем-то совершенно отвлеченным.
   Глория посмотрела на пляж, на свою шумную компанию и ей совершенно расхотелось обедать. Она что-то тихо сказала Николь и отделилась от них. Она медленно прогуливалась по лесным аллеям. Еще вчера усыпанные цветами, сегодня они были тщательно подметены. В одной из деревянных беседок Глория совершенно неожиданно для себя встретила Хэнка.
   - Брат? - удивленно вскрикнула она. Хэнк раскрыл свои объятия, и Глория прильнула к нему. Сентел крепко обнял сестру и поцеловал ее.
   - Я, кажется, уже соскучился! - не скрывая радости, сказал он.
   - Я не знала, что ты уже здесь!
   - Приехал минут пять назад, решил осмотреться.
   - Ну и как тебе?
   - Приятное местечко, вот, думаю, где бы спрятаться от Брит. Очень занудная особа.
   - Ох уж этот Хэнк Сентел, - вздохнула Глор и потеребила его за нос. - Неужели она уже успела тебе надоесть?
   - Боюсь что так, - трагичным голосом произнес тот.
   - Ах, если бы ты действительно хоть чего-нибудь боялся!
   - Где же Никки? - решил перевести тему Хэнк.
   - Она с Джефри, Беном и Береникой отправилась в пиццерию. Можешь составить им компанию.
   - Береника? - переспросил Хэнк, услышав незнакомее имя.
   - Береника Харт, мы познакомились сегодня, очень привлекательная девушка, - Глория увидела, как у брата загорелись глаза, и остановила его, - она моя подруга. Только попробуй пустить в ход свои чары! Я на тебя обижусь!
   - Что ты! Да разве я могу, - сделал Сентел невинное лицо.
   И Хэнк, одарив сестру широкой белоснежной улыбкой, прямиком направился к пиццерии. Он зашел внутрь, осмотрелся и подошел к барной стойке.
   - Текилу, детка, - заказал Сентел у мимо проходящей официантки. Затем он повернулся в сторону столика, где сидела Николь с друзьями. Он, не стесняясь, рассматривал эту компанию, и взгляд его остановился на Беренике. Она весело и задорно хохотала над шуткой, которую только что рассказал Бен. Сентел взял с подноса свой заказ и, не желая больше оставаться в стороне, подошел к столику.
   - Привет всем! - Хэнк беспардонно устроился рядом с Бэр и протянул ей руку. - Я - Хэнк Сентел.
   - Уже, кажется, знакомились, - Джеф еще не видел Хэнка после того, как тот уехал к девушке брата, - точнее, Расхититель Чужих Невест. Что же, просим к столу! Прямо скажем, я рад, что Никки твоя сестра. Ее-то уж точно ты не попытаешься увести.
   - Я, кстати, тут не со всеми знаком, - Хэнк оставил реплику Джефа без внимания и, не стесняясь, пожирал Бэр глазами.
   - Это мой брат, - представила Никки, - а это - наша новая знакомая, Береника Харт.
   Рыжеволосую вовсе не смущали взгляды молодого человека, хотя они явно были направлены на то, чтобы смутить ее.
   - Мне казалось, вы не спросили разрешения присесть за наш столик, - просто сказала она.
   - Что поделать? Плохое воспитание! - отчеканил Хэнк, пронзая карими глазами девушку.
   - И вы, похоже, смирились со своими недостатками? Что же, это говорит не в вашу пользу, - парировала Бэр. Она свысока посмотрела на Хэнка, и тот перестал атаковать ее взглядом.
   - Закажем мороженого? - предложила Никки, чтобы разрядить обстановку.
   - Прекрасная идея, - согласился Джеф и позвал официанта.
   Через некоторое время Хэнк уже смеялся вместе со всеми и старался не смотреть в сторону Береники. "Здесь нужен другой подход", - понял он.
   - Вот если бы я участвовала в конкурсе, наверняка оказалась бы на последнем месте, - грустно вздохнула Бэр, когда официант принес заказ.
   - Почему это? - одновременно воскликнули Бен и Хэнк. Посмотрели друг на друга и поняли, что с этой минуты они соперники. Оба нахмурились и замолчали.
   - В колледже я уже участвовала в подобном, - ответила Бэр. - И осталась на последнем месте.
   - Скорее всего, тебе просто не повезло, - предположил Бен.
   - Наверняка, жюри было куплено, - в свою очередь попытался польстить Хэнк.
   - Мне кажется, не нужно было сразу сдаваться и вырабатывать в себе комплексы, - сказала Никки, - не стоит ждать от мира неприятностей, и все будет хорошо.
   - Чаще всего неприятности происходят как раз тогда, когда их не ждешь, - не согласился с Николь Джефри.
   - Неправда, - Сентел решила поспорить. Джеф весело улыбнулся своим мыслям, взял в руки пиалу из-под мороженого и как бы нечаянно опрокинул ее на Николь.
   - Вот тебе и наглядный пример, - засмеялся он, - ведь ты этого не ожидала.
   - От тебя, видимо, всего можно ожидать, - горько сказала Никки. По ее блузке медленно стекало растаявшее шоколадное мороженое. Она вскочила на ноги, с презрением взглянула на Джефа, развернулась и ушла.
   - Никки, прости, пожалуйста! - Джефри понял, что переборщил и бросился за девушкой.
   - Бедная сестренка, - пожалел Никки Хэнк, - это была ее любимая кофточка. Держу пари, она надела ее специально для него.
   Джефри бежал за Никки прямо до ее комнаты. И, когда думал было, что догнал ее, она влетела в номер и захлопнула за собой дверь.
   - Никки! Прости! Я правда не хотел тебя обидеть, - крикнул Джеф, стуча кулаком в дверь. Николь не откликнулась. - Никки, пожалуйста! Хочешь, мы прямо сейчас поедем в город и купим тебе новую кофту? Ну, чего ты молчишь!
   Джефри опустился на пол и облокотился спиной на дверь.
   - Я не уйду, пока ты не выйдешь и не поговоришь со мной. Никки, ты меня знаешь. Я буду сидеть здесь хоть неделю.
   Дверной замок щелкнул, Никки приоткрыла дверь. Джеф вскочил на ноги и попытался войти, но Сентел не впустила его.
   - Считай, что я простила тебя, теперь можешь идти.
   - Никки, но...
   - Уходи, пожалуйста, я не хочу тебя видеть.
   - Значит, ты не простила!
   - Джефри, я умоляю тебя, иди к себе, иначе я вообще больше не захочу тебя видеть.
   Джеф хотел еще что-то сказать, но, увидев непоколебимое выражение лица у Никки, ушел, повесив голову.
  
   Комната Рафитов отличалась от других номеров. Она была огромной, с двумя спальнями, гостиной, двумя ванными комнатами и кухней. Джеф, растроенный ссорой, зашел к себе и, забыв захлопнуть дверь, уселся в кресло перед телевизором. Он грустно переключал пультом с одного канала на другой. Ничто не радовало его. Он был так огорчен из-за этой нелепой ссоры, что даже не заметил, как кто-то зашел в комнату.
   - Поверить не могу! - воскликнул Джеф и человек, медленно подходивший к нему, резко затормозил. Рафит ничего не услышал. - И я так легко сдался! Наверное, нужно было встать на колени и умолять о прощении. Ну почему эти женщины так дорожат своими шмотками!
   Джеф опустил голову и в сердцах стукнул кулаком по подлокотнику. Он сидел так несколько минут, раздумывая, как поступить. Человек, зашедший минутой ранее, медленно подошел сзади и опустил на его голову... тарелку с шоколадными пирожными. Джеф вскочил, повернулся, в испуге оглядывая все вокруг себя и размахивая руками. Рядом с ним хохотала Никки.
   - Смотри, сегодня со всеми случаются какие-то странные вещи, - постанывая от смеха, кое-как произнесла Николь. Джеф уже сориентировался в ситуации, и, хитро поглядывая на Николь, собрал с головы и плеч куски пирожных, щедро политых сливками.
   - Я рад, что ты не в обиде, - сказал он, и, крепко схватив девушку, начал медленно "украшать" ее лицо и волосы сливками и пирожными, которые успел снять с себя. Потом отошел от девушки на приличное расстояние. Как истинный художник, он, подперев подбородок рукой, рассматривал свое художество и, кажется, был чем-то недоволен.
   - Все, конечно, прекрасно, - посмеялся он, - но вот только ты какая-то стала... э-э-э... грязная. Мне, кажется, тебе не помешает принять душ.
   - Ты думаешь? - улыбнулась девушка, и соблазнительно облизнув свои сладкие губы, сверкая глазками, отправилась в ванную комнату.
   - Эй, постой! - испугался Джеф. - Что ты собираешься делать?
   Он последовал за Николь. А она, нисколько не смущаясь, прямо в одежде встала под душ.
   - Присоединяйся, - поманила она пальчиком Джефри. И он, даже если бы захотел, не смог отказать.
   - Какая ты сладенькая, - Джефри поцеловал Николь. Он взял губку, намочил ее и медленно стал смывать крем с лица Николь. Никки, поймав его руку своей, нежно прикоснулась губами к каждому пальцу, потом поцеловала его в шею, в обе щеки и страстно прижалась к его губам. Джефри закрыл глаза и сглотнул, сердце его бешено колотилось в груди. И каждая частичка его тела как будто загорелась неистовым пламенем. Он провел тыльной стороной ладони по щеке Никки, и девушка вздрогнула от переполнявших ее чувств. Джефри еще крепче прижал ее к себе. Было так приятно чувствовать ее близко от себя, слышать ее частое дыхание и быстрое биение сердца.
   - Никки... - начал было он, но тяжело вздохнул и замолчал.
   Вдруг так неожиданно и так невовремя в дверь ванной постучали. Джеф встрепенулся и, поскользнувшись на гладкой поверхности душевой кабины, чуть не упал вместе с Николь.
   - Да? - ответил он неестественным хриплым голосом.
   - Ты одет? - это был Джофри. Никки и Джеф испугано переглянулись. Джефри каким-то тупым взглядом оглядел себя, удивился, поняв, что действительно пока еще одет и попытался ответить:
   - В общем-то да... но...
   Джефри не успел договорить, как брат вошел внутрь. Взгляд его менялся по мере того, как он начал понимать, что здесь сейчас происходило. Сначала он стал пунцовым от смущения и растерянности, потом испуганным и уже после злым и рассерженным.
   - Что это? - спросил он и по инерции отвернулся, боясь увидеть что-нибудь лишнее. Но потом, как бы вспомнив, что брат и его девушка одеты, снова взглянул в их сторону.
   - Что вы тут делаете?
   - Более глупого вопроса ты никогда еще не задавал, брат, - смущенно улыбнулся Джеф. Но, увидев взгляд Джофри, ответил: - Не смотри на меня так. Что еще мужчина и женщина могут делать в душе?
   - Джефри Рафит, нам есть о чем поговорить! - крикнул Джофри. Он схватил первое попавшееся под руку полотенце и бросил его Николь.
   - Послушай, брат, давай не будем при девушке выяснять отношения!
   - При ней мы и не будем! Николь, прошу тебя, иди к себе... и вообще, знаешь ли, Джефри иначе воспитан, чем ты могла подумать о нем.
   - Да я бы так не сказал, братец, - почесывая затылок, смущенно заметил тот.
   Джофри резко и недовольно взглянул на младшего. Никки, которую до этого момента ситуация явно забавляла, вдруг напряглась.
   - Что ты имеешь в виду? Считаешь, я иду в душ со всеми, кто поманит пальчиком?
   - Сможешь изменить это мнение? - Джофри высокомерно посмотрел на Николь. Девушка ахнула. Потом, спохватившись, вышла из душа и, погрозив пальцем прямо перед носом Джофри, сказала:
   - Я никому не позволю так разговаривать с собой! И, если хочешь, чтобы я участвовала в этом глупом конкурсе, тебе придется извиниться передо мной!
   Никки оттолкнула Джофа и пошла к выходу. Джеф уничтожающим взглядом посмотрел на брата и попытался остановить Николь.
   - Ники, подожди! Прости его! Он сморозил глупость! Никто не считает тебя... - Джеф задумался и через секунду добавил: - Никто не считает тебя... легкомысленной.
   Никки остановилась, посмотрела на Джофа, рассчитывая, что он хоть как-то присоединится к словам брата, но тот лишь демонстративно отвернулся.
   - Джефри, прости, но пока он сам не извинится, я не отменю своего решения, - Никки поцеловала Джефа и ушла.
   - Ты прекрасно умеешь строить отношения, братец, - Джефри зло взглянул на брата и зашел обратно в душ.
  
   Береника, Бен и Хэнк, даже не подозревая о случившейся "драме", все еще сидели в пиццерии и мило беседовали.
   Сентел наблюдал за Береникой, и в его голове мелькала мысль: "Вот оно - мое следующее приключение! Через денек-другой она будет моей!"
   - Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться со мной вечером? - спросил Хэнк, решив начать атаку.
   - Или со мной? - перебил друга Бен.
   - С вами обоими? - удивилась Бэр. - А я вам не помешаю? Может, тогда прогуляетесь вдвоем?
   Девушка смотрела на парней и проводила четкую черту между одним и вторым. Ровно насколько ее привлекал Бен, настолько же она не доверяла Хэнку. Он ей напоминал одного из знакомых, и общение с такими людьми ее больше не привлекало. Она точно знала, что их надо обходить стороной.
   Мысль о вечере вдвоем, с тем подтекстом, который вкладывала в него Береника, вызвала у молодых людей гримасу отращения.
   Пока они общались, к ним незаметно подошла невысокая, круглолицая девушка с мышиного цвета волосами.
   - Извините, мисс Харт, - начала она, - я правильно понимаю, что вы фотограф?
   Береника утвердительно кивнула.
   - Да, а кто вы?
   - Я одна из конкурсанток, Пэтит Бэлл. Я тоже занимаюсь фотографией, и очень хотела бы, чтобы вы взглянули на мои снимки.
   Тем временем Бен и Хэнк удивленно переглядывались. Во-первых, их смущало, как такая непривлекательная девушка смогла пройти кастинг. А во-вторых, они только сейчас сопоставили фамилию Харт со словами Пэтит Бэлл.
   - Фотограф? - воскликнул Хэнк. - Так ты и есть член жюри, которая будет оценивать мою сестренку?
   Пэтит встрепенулась.
   - Вы брат одной из конкурсанток? Мне так приятно с вами познакомиться! - и мисс Бэлл неуклюже попыталась подмигнуть Хэнку одним глазом.
   Сентел, видя, что с ним пытаются флиртовать, да еще таким убогим способом, едва сдержал смех.
   - Так уж и приятно? - не поверил Хэнк. - Она же ваша конкурентка? - усмехнулся он, даже не пытаясь скрыть своей неприязни к девушке.
   И тут же, даже не стесняясь, добавил:
   - Бенни, кажется, я нашел тебе лучшую кандидатуру на вечер, чем моя, - и Хэнк рукой указал на Пэтит.
   Береника согласно кивнула, и Бена почему-то это сильно обидело.
   - Ну, что ж, раз я вам не нужен, оставляю вас вдвоем. Пойдемте, дорогая, я с удовольствием посмотрю ваши фотографии.
   Вульф встал, подхватил мисс Бэлл под руку и увел. Хэнку сейчас обида друга была только на руку.
   - Удивительно, как такая девушка попала на конкурс, - искренне изумлялся Сентел, когда они с Береникой остались за столиком вдвоем. - Она тебе и в подметки не годится!
   - Скучно, - ответила Бэр, даже не глядя на собеседника. - И так предсказуемо.
   - Впервые в жизни девушке скучно со мной, - Хэнк подвинул стул вплотную к Беренике и улыбнулся ей одной из своих самых очаровательных улыбок.
   - Послушай, котик, - Береника серьезно посмотрела на молодого человека, - от тебя за версту несет самодовольством и напыщенностью. Знаю таких, как ты... и вы не в моем вкусе. Можешь не тратить на меня свои чары, я им все равно не поддамся!
   - Ого! - искренне удивился Хэнк. - А ты вправду сложный объект. Только вот зря надеешься. Ты тоже не в моем вкусе. Боюсь, что если я и пытаюсь кого-то соблазнить, то это красивые, высокие и стройные блондинки. Ты явно не подходишь под это описание. Так что не бойся, я даже не думал про тебя как предмет ухаживания.
   Береника кинула на нахала презрительный взгляд, встала и ушла.
   "Да-а-а", - подумал Хенк, - "пожалуй, для осуществления моего плана понадобится не один, а пара-тройка дней".
   Но на самом деле Сентел был далеко не так уверен в себе. Его смущало отсутствие интуиции на счет Бэр. А без этого сложно было бы начать процесс обольщения. Ведь интуиция в его деле значила все. Только с помощью нее и превосходного знания души женщины он угадывал, что сказать и что сделать в следующий момент. Кто-то хотел видеть его страстным и импульсивным, кто-то тихим и скромным, а кто-то добрым шутником. Хенк был отличным актером и играл свои роли на бис. Ему хватало несколько минут разговора с женщиной, чтобы понять, что ей нужно. Он уже знал, что Бэр выпускает коготки из-за неуверенности в себе, но в душе она "мягкая и пушистая". За полчаса разговора с ней он понял, что ей нравится препираться с ним и дразнить. И был наверняка уверен, что она любит, когда дразнят и ее. Он выбрал эту тактику, но, кажется, она не сработала. "Но это только пока", - подумал он, успокоился и пошел к сестрам.
  
   Никки и Хэнк были в комнате, когда вошла Глория.
   - Где ты была? - спросила Николь. Она была явно чем-то недовольна.
   - Не думала, что должна отчитываться, - парировала Глория неожиданный натиск сестры.
   - Джофри приехал.
   - Правда? - заинтересовалась Глор.
   - Мы с Джефом обливались водой в душе. Он увидел нас и отчитал как маленьких детей. Практически обозвал меня... э-э-э... гулящей девкой. Можешь представить себе, какой нахал! - возмущалась Николь.
   - Он не мог! - ахнула Глория.
   - Очень даже мог. Сказал мне: "Джефри не так воспитан, как ты могла бы о нем подумать", - Николь попыталась передать тон, с которым Джоф сказал эту фразу.
   - Но он же никак не назвал тебя? - успокоилась Глор, понимая, что сестра преувеличивает.
   - Да, но он имел это в виду, - не успокаивалась Никки.
   - Мне кажется, дорогая, ты цепляешься к Джофри, потому что он не нравиться тебе, - заметил Хэнк, - он слишком хорошо воспитан, чтобы сказать так или даже подумать.
   Глория кивком головы согласилась с братом.
   - Если, конечно, он не увидел что-нибудь действительно не то, - предположила она.
   Никки вытаращила глаза.
   - Глория! Ты в своем уме? Твоя влюбленность в этого Рафита делает тебя неадекватной!
   - Я не влюблена в него! - огрызнулась Глория. - И вообще нужно было брать отдельные комнаты. Вместе мы что-то не уживаемся!
   Глория бросила на Николь злобный взгляд и вышла из комнаты.
   - Никки, зачем ты так? Ты же знаешь, что ей нравится Джофри.
   - А меня он раздражает!
   - Да, я тоже не в восторге от него, но...
   - Послушай, это Джофри меня обидел, а не я - его. Глория должна была поддержать сестру.
   И Никки закрылась в ванной, чтобы досушить мокрые волосы.
   Глория снова вышла на улицу и села на одну из скамеек. Взгляд ее упал на неоновую вывеску - название отеля.
   - Раздумываешь над этим странным названием? - Джофри незаметно подошел к Глор сзади. Она обернулась и, увидев его, подвинулась, предлагая присесть.
   - Как догадался?
   - Не знаю... просто спросил. "Evdokkia" - это наша интерпретация старорусского имени Евдокия, - объяснил Джоф.
   - Малино подсказал?
   - Нет, мой отец. Он в молодости бывал в России. Однажды с друзьями сбился с дороги и попал в какую-то убогую деревню. Их приняла у себя старая бабка Евдокия, она накормила их, напоила... У нее отец узнал, что такое русская баня.
   Джофри заулыбался, вспоминая, как папа рассказывал им эту историю, когда они с Джефри были еще малышами.
   - И что, отец решил в честь нее назвать свою гостиницу? - спросила Глор. Налетел легкий ветерок и до нее донесся аромат туалетной воды Джофа. У Глории защемило сердце. Этот запах стал для нее таким близким, таким родным.
   - Да, "Evdokkia" - это в ее честь. Та бабка оказалось местной гадалкой. Она в точности предсказала отцу внешность его будущей жены и их встречу.
   - Неужели? - не поверила Глор.
   - По-крайней мере, отец так говорил. Он считает, что отель, названый ее именем, обладает своеобразной магической силой. Отец сам присутствовал при закладке фундамента и подбадривал рабочих. Он говорил им: "Друзья мои, в этом здании соединится много любящих сердец! Стройте его тщательно и с любовью!"
   - И что же, интересно, подумали рабочие, услышав эти слова? - Глория улыбнулась, представив себя на их месте. Джофри пожал плечами, он тоже с сарказмом относился к папиным причудам.
   - Значит, ты не веришь в это волшебное имя? - спросила Глория.
   - Конечно, нет!
   - Знаешь, Джофри, я тут подумала, хорошо, что многие вещи существуют независимо от того, веришь в них или нет.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ты не веришь в любовь... и, мне кажется, из-за этого не можешь поверить, что кто-то способен испытать эти чувства к тебе.
   - Хочешь сказать, верю я в любовь или нет, она все равно существует? - не дал договорить Джоф. Глория утвердительно кивнула. Джофри прикрыл глаза. Ему нравился этот вечер. Было странно сидеть здесь, с девушкой, говорить о любви. Неужели это возможно? Он не собирался приезжать в отель сегодня, но что-то неведомое влекло его сюда. Джоф не мог сосредоточиться ни на чем, кроме этого. Он сердцем чувствовал, что его здесь ждут. И так приятно было это знать. Так приятно было думать, что он кому-то нужен, что кто-то нужен ему. И вообще, удивительная штука - чувства. Почему когда кто-то на другом конце земли думает о тебе, ты это знаешь, и сам начинаешь думать об этом человеке. И сердце замирает, и болит, и ждет, и сжимается, и рвется туда. И нет сил остановить себя, и не хватает никакой силы воли, чтобы не сорваться в миг и не оказаться там, рядом с тем, кому ты нужен.
   - Глория, мне нельзя находиться рядом с тобой, - Джофри встал.
   - Почему? - Глория тоже поднялась, и осторожно взяла Рафита за руку, не желая его отпускать. Ей и так слишком долго пришлось его ждать.
   - Я становлюсь излишне мягким, - Джофри не убрал руку, а наоборот, покрепче сжал тоненькие пальчики Глории, боясь, что она отпустит его. - Сегодня я нехорошо повел себя в отношении твоей сестры.
   - Я знаю. Мы с ней только что поссорились, обсуждая это.
   - Я тоже поссорился с братом. Не понимаю, и с чего я вдруг стал его учить? Обычно стараюсь не заниматься этим неблагодарным делом.
   - Видимо, тебе чем-то не понравилось их поведение? - предположила Сентел.
   - Да... и я вышел сюда, чтобы подышать воздухом и понять, что именно, - подтвердил Джоф.
   - И? Ты нашел ответ?
   - Да... Трудно говорить, но я завидую ему.
   - Завидуешь? - Глория перешла на шепот. - Не могу поверить. Чему?
   - Тому, что он может поступать бесшабашно, не думая о последствиях... Тому, что он влюблен...
   - Знаешь, это не очень веский повод для зависти. По-крайней мере, мне так кажется, - посмеялась девушка.
   Из гостиницы вышел Хэнк. Он увидел сестру и подошел к ней.
   - Глория, пойдем. Завтра будет трудный день. Нам придется уговорить Николь участвовать в конкурсе.
   Хэнк нарочно делал вид, что не замечает Рафита, но Джоф решил не идти у него на подводу и поздоровался. Сентел лишь кивнул головой в ответ. Глория грустно улыбнулась Джофу и ушла. Старший брат хотел отправиться за ней, но Рафит остановил его:
   - У тебя чудесная сестра.
   - У меня их две, - Хэнк повернулся к Джофри, нервно постукивая ногой по земле, показывая этим, что у него нет ни времени, ни желания общаться.
   - Почему ты грубишь мне, Хэнк? Кажется, это я должен был злиться на тебя. Ты увел мою невесту. Или уже забыл?
   - Ха! - усмехнулся Сентел. - Этим я сослужил тебе службу, и ты у меня в долгу. К тому же ты все равно не любил ее.
   - Мне нравится твоя сестра.
   - Чем я могу тебе помочь?
   - Не знаю, но мне кажется, ты должен это знать. Ты считаешь, мы с ней могли бы... - и Джофри осекся.
   Хэнк посмотрел на Рафита и снова усмехнулся.
   - Если не будешь нападать на ее сестру с несправедливыми обвинениями, то, пожалуй, вы много чего смогли бы.
   Джофри нахмурился, а Хэнк от души посмеялся и, похлопав Джофри по плечу, добавил:
   - Ладно, мистер Рафит. Я даю тебе зеленый свет. Можешь дерзать. Глория тоже без ума от тебя. Но запомни, если я узнаю, что ты обидел ее... о! Поверь мне, Джофри! Тебе лучше этого не делать.
   На этом разговор был окончен.
  
   Глава 10
  
   В день первого этапа конкурса Джефри стоял у зеркала, приводя себя в порядок. На нем был клетчатый "шотландский" жилет и широкие панталоны с гульфиком поверх начищенных лаковых башмаков. Младшего Рафита совершенно очаровала мода конца девятнадцатого века. Он разглядывал себя в зеркале и не мог наглядеться.
   - Экий ты франт! - усмехнулся Джофри, входя в комнату.
   - Ну и как дела? - Джефри оторвался от своего отражения и с интересом уставился на брата.
   - Ее еще вчера уговорила сестра.
   - Уфф, - вздохнул, успокаиваясь, Джеф, - но ты хоть извинился перед ней?
   - Да, и она меня простила.
   Джофри достал из шкафа свой костюм. Ему и всем членам жюри подобрали прекрасные офицерские мундиры.
   - Да. Брат, ты как всегда будешь выглядеть представительнее меня, - позавидовал Джефри.
   - Поверь, мне совершенно не хочется его надевать. Буду одним из многих. Тогда как твой костюм индивидуален.
   - Ты видел Глорию? - спросил Джеф, повязывая шейный платок. Молодой человек попытался показаться как можно менее заинтересованным, на самом же деле ловил каждое движение брата и следил за выражением его лица.
   - Да, - Джофри был немногословен.
   - И? О чем говорили?
   - С чего вдруг такой интерес? - спросил Джофри, примеряя костюм. Он увидел в зеркале недовольную мину брата и добавил: - О чем мы могли с ней говорить? Нас пока ничего не связывает.
   - Пока? - улыбнулся Джеф этой фразе. - Значит, вас все-таки может что-то связывать?
   - Джефри, не понимаю, - Джоф перестал одеваться и уставился на брата, - чего ты хочешь от меня?
   - Хочу, чтобы ты признался ей в своих чувствах, она в своих, вы поцеловались и этим закрепили свои новые отношения, - на одном дыхании произнес Джефри.
   Джофри сел в кресло, закрыв глаза и откинувшись на спинку.
   - Брат, - продолжил Джеф, пользуясь моментом. - Эта девушка нравится тебе. Ни в чем не сомневайся. Ты думаешь, что мы будем смеяться над тобой, говоря: "Ах, Джофри, Джофри! Не ты ли отвергал существование любви!". Но мы не будем! - Джефри выдержал небольшую паузу, а потом продолжил: - А если кто-то и будет. Не все ли тебе равно? Ведь здесь речь идет о твоем личном счастье.
   - Она что, заплатила тебе за сводничество? - спросил Джофри печально.
   - Рискни сказать это Глор и никогда ее больше не увидишь, - обиделся Джефри, - я, между прочим, о тебе забочусь. Послушай, даже если ты ничего к ней не испытываешь, хотя я в это не верю, пообещай мне, что пригласишь ее сегодня на танец.
   - Зачем?
   - Сделай приятное девушке. Она ждала тебя.
   - Давно ли ты стал защитником женских сердец?
   - С того момента, как узнал сестер Сентел.
   - Хорошо, я обещаю, - согласился Джоф, встал с кресла и протянул брату руку, заключая с ним договор. Джеф сжал его ладонь и сказал:
   - Брат, поверь мне, любовь - прекрасное чувство. Ты не пожалеешь.
  
   Хэнк и Бен тоже вдвоем готовились к балу. В отличие от Джефа их наряды были классическими. Черный фрак, белая рубашка с высоким воротником-стойкой, черные бабочки и лакированные туфли.
   Бена, который всегда был полноват, приталенный фрак стройнил. В этом костюме молодой человек выглядел безупречно.
   - Прекрасно выглядишь, - сделал Хэнк другу комплимент.
   - Да мы вообще красавцы, - улыбнулся Бен. - Сегодня все девушки на балу будут нашими.
   - Мне показалось, тебе интересна только одна, - вырвалось у Хэнка.
   - Ну да, я увлечен... но мне не понятно, интересен ли я ей. Она посылает мне какие-то неопределенные знаки, - попытался объяснить Бен. - Что ты думаешь?
   - Я думаю... я думаю... что Пэтит Бэлл от тебя без ума, - расхохотался Хэнк.
   - Я вообще-то о Беренике, - не поддался насмешкам Бен. - Я же вижу, что ей со мной приятно общаться. Но, как только к ней приближаюсь, она как ежик выпускает свои колючки.
   - Такую, как Бэр, с твоей тактикой не одолеть, - уверенно ответил Хэнк.
   - Считаешь себя Казановой? - усмехнулся Бен. - Думаешь, ты со своими многочисленными историями сможешь привлечь ее? Ты зазнался, а девушки становятся все умнее. Они уже не такие доверчивые.
   - Сомневаешься в моем опыте? - Хэнк был оскорблен. - Хочешь поспорить с профи?
   - Почему бы и нет? Заключим пари? - Бенжамин уже предвкушал, как весело это будет и как разнообразит их отдых. Хэнк был уверен, что он победит и поэтому подал руку в знак согласия на пари. Бен усмехнулся, и, не разжимая рукопожатия, сказал:
   - Проигравший угощает ужином в самом дорогом ресторане нашего города.
   Сентел утвердительно кивнул.
   - Можешь начинать копить деньги - я тот еще обжора, - усмехнулся он.
   - Посмотрим, кто кого, - подмигнул Бен, и молодые люди, довольные собой, вышли на улицу.
   На террасе уже стояли длинные столы, устланные красивыми скатертями, украшенные невысокими букетами и разноцветными свечами. Ближе к вечеру на них планировали поставить закуски, фрукты и сладкое для фуршета. По территории гостиницы с утра ходили одетые в средневековые костюмы люди. Они фотографировались, разговаривали по телефону, и это совсем не соответствовало той эпохе, которую они пытались изобразить.
   - Какая мерзость, - оценила Британи все происходящее вокруг, когда Бен и Хэнк подошли поздороваться с ней. - Не понимаю, зачем нужно было рядиться во всю эту безвкусицу. Неужели в нашем веке нет достаточно красивой одежды?
   Сентел скорчил веселую рожицу за спиной Брит, так, чтобы ее увидел только Бен. Тот засмеялся, но моментально принял серьезный вид и спросил:
   - Ты, я смотрю, одета более чем обычно.
   - Это мой протест против моды девятнадцатого, - на полном серьезе ответила Брит, поправив свою узкую черную мини-юбку.
   - Ты не пройдешь фейсконтроль, и тебя не пустят на бал, - пожал плечами Хэнк, в глубине души радуясь такой перспективе.
   Брит высокомерно засмеялась.
   - Хэнки, меня пустят куда угодно, даже если я приду раздетой. Кстати, почему ты не заходил ко мне вчера? Я скучала.
   - Ты же знаешь, у меня две маленькие сестренки. Нужно было проверить, все ли у них в порядке, - оправдывался Сентел, - Брит, у меня и Бена есть еще несколько дел до праздника. Так что пока!
   Хэнк послал девушке воздушный поцелуй и, схватив Бена за локоть, быстро направился в гостиницу. А Британи растеряно смотрела по сторонам, но, увидев нескольких знакомых, забыла о Хэнке и направилась к ним рассказать о своем протесте.
  
   На улице громко заиграл оркестр. Элайя Беннет созывал всех к сцене, чтобы открыть шоу. На ней уже стояли члены жюри, и ведущий знакомил зрителей с их именами.
   Джофри неловко себя чувствовал под взглядами десятков людей. Они стояли внизу и хлопали изо всех сил. Рафит, пытаясь отвлечься, выискивал знакомые лица в толпе. Возле входа в гостиницу, облокотившись на ствол дерева, стояли Бенжамин и Хэнк. Они о чем-то весело болтали, пока к ним не подошла Брит. Увидев, как сник Сентел, Джофри усмехнулся про себя. Брит не та девушка, которой можно просто дать отставку. Она прилипает надолго, Джоф знал это по себе.
   Элайя предоставил слово продюсеру конкурса - Роберту Девилю. Пока тот говорил, Джофри продолжал разглядывать зрителей. Бен послал кому-то воздушный поцелуй. Рафит был удивлен, когда понял, что он предназначался никому иному, как Беренике Харт, которая тоже стояла на сцене. Девушка еле заметно кивнула головой в знак того, что принимает этот поцелуй.
   Тем временем микрофон перешел от Роберта к Малино. Тот весело пошутил, и толпа рассмеялась. Джофри в толпе разглядел Джефа и Николь. Младшая Сентел, бесспорно, была очаровательна. Джофри, в отличие от брата, впервые видел девушку в этом платье и был восхищен ею. Николь напомнила ему о Глории, которой нигде не было видно. Джофри тщательно разглядывал каждую даму. Он так задумался о своем, что даже не заметил, как перед ним возник микрофон.
   - Мистер Рафит. Ваша очередь сказать напутственные слова, - предложил Франц Девиль, высокомерно поглядывая на Джофри. Рафит принял у него микрофон и начал свою короткую речь.
   Когда все члены жюри выступили, Элайя Беннет отпустил их со сцены. Он вкратце рассказал зрителям о предстоящем конкурсе, его этапах и конкурсантках. Он веселил толпу своими шутками и разогревал их перед конкурсом.
   Вслед за жюри участницы ушли в специально приготовленное для них помещение. Туда же увели их партнеров. Им пришлось ожидать в небольшой душной комнатке при бальном зале. Девушки молча разглядывали друг друга. Из всех конкурсанток Николь больше всего нравилась яркая латиноамериканка, Мария-Лусия де Санчес. Она казалась Никки веселой, задорной и приятной в общении.
   - Мария, ты очаровательна, - решила сделать ей комплимент Николь.
   В этот момент к Марии-Лусии подошел тот самый высокий голубоглазый блондин, который пытался приударить за Никки на пляже.
   - Познакомьтесь, это мой партнер, Вилфрид, - улыбнулась Мария.
   - Уже знакомились, - со своего места буркнул Джефри.
   Пэтит Бэлл, по воле случая, тоже стояла рядом и попыталась сделать комплимент Николь. Но та даже не успела ей ответить, так как один из помощников Беннета знаком показал, что зал готов, и можно начинать. Снова заиграл оркестр и Элайя пригласил гостей пройти к месту начала празднества. Зрители, шурша разноцветными платьями, весело смеясь и переговариваясь, пошли по направлению к зале.
   Жюри, как короли, встречали гостей, сидя на троне. Джофри досталось крайнее кресло, как раз напротив дверей, поэтому он видел всех кто входил. Джоф пристально разглядывал каждую новую появившуюся в зале девушку. Ни одна из них, даже отдаленно, не была похожа на ту, что он ждал.
   После своего обещания брату о танце с Глор, он не мог думать ни о чем другом.
   Элайя Беннет оглядывал зал. Все гости были в сборе. Жюри было готово, это было видно по нетерпеливым взглядам, которые они то и дело бросали на ведущего. Беннет дал знак дирижеру, который вместе с небольшим оркестром занял место в углу зала, и заиграла торжественная музыка. Ведущий хотел что-то сказать, но заметил, что его никто не слушает. В дверях появилась девушка в белом шелковом платье. Лицо ее было таким одухотворенным, а платье таким воздушным, что казалось, будто один из ангелов спустился с небес на землю. Волосы ее, вьющиеся от природы, волнами лежали на плечах. Одетая, казалось бы, совсем просто, она производила грандиозное впечатление. Джофри, как и все вокруг, уставился на девушку. Это была Глория Сентел. Она немного опоздала и хотела незаметно проскользнуть на свое место, но Беннет остановил ее.
   - Мисс Сентел? А где же ваш партнер?
   Девушка опустила глаза. Она поняла, что ее спутали с сестрой. Джофри, очнувшись как от наваждения, ответил за нее.
   - Это не Николь, это ее сестра, она не участвует в конкурсе.
   Глория благодарно взглянула на Рафита, и прошла к свободному месту возле Бена и Хэнка. Беннет принес свои извинения девушке и попросил оркестр заново сыграть вступление. В зал поочередно вошли конкурсантки со своими партнерами. Беннет представлял их жюри, рассказывая в нескольких словах о каждой из девушек. Джофри тем временем, испытывал новые неизведанные им до этого момента чувства. Он в одну минуту возненавидел всех мужчин, которые с восхищением разглядывали Глорию. И мысль о том, что кто-то не то, чтобы будет танцевать с ней, а просто скажет ей комплимент наедине, приводила Джофри в неописуемый ужас. Его терзала жестокая ревность, и он не мог оторвать взгляда от Глор и Бена. Они сидели рядом и о чем-то мило перешептывались. Глория как будто почувствовала, что Джофри смотрит на нее, и повернула лицо в его сторону. Увидев улыбку, обращенную к нему, Рафит готов был сорваться с места, и, прямо сейчас, у всех на глазах, обнять ее, поцеловать и увести куда-нибудь, подальше от любопытных глаз других мужчин. Но здесь Джофри очнулся и понял, что начал мыслить в стиле младшего братца. Поэтому он собрался, заглушил порывы своего сердца и отвел взгляд от девушки.
   Никки и Джеф очень волновались. Они были третьей по счету парой, вошедшей в зал. Как и на репетиции, молодые люди подошли к концу красной ковровой дорожки. Джеф поклонился жюри, Николь сделала реверанс, и они отошли в сторону, предоставляя место для следующей пары. Волнение конкурсантов продлилось недолго. Лишь только Беннет объявил о начале вальса, а оркестр заиграл, они забыли, где находятся и закружились в танце.
   - Обратите внимание на Николь Сентел, - комментировал Беннет, - она как будто парит, едва касаясь пола. А вот Пэтит Бэлл и ее партнер почему-то до сих пор не могут войти в ритм, спотыкаются. Пора бы уже показать себя, мисс Бэлл!
   Ведущий обращал внимание жюри то на одну, то на другую пару, и они оценивающе разглядывали их, либо соглашаясь с комментариями Беннета, либо нет.
   Зрители хлопали тем, кому отдавали свое предпочтение, если Беннет называл их имена. А также весело смеялись, когда Эллай шутил над некоторыми "па" конкурсантов. В целом любовь зрителей разделилась на два лагеря. Одни болели за Никки и Джефа, а вторые - за пару Марии-Люсии де Санчес и ее партнера.
   Мария, возможно, не очень смотрелась, кружа в плавном вальсе, но когда ведущий объявил время кадрили, равной ей не нашлось. Облаченная в красное платье, с живой розой в иссиня-черных волосах, она была великолепна. Этакая Кармен или Эсмеральда - она приглянулась и жюри.
   Когда Элайя заметил, что зрители уже и сами мечтают пуститься в пляс, он объявил о времени подведения итогов первого конкурса. Пары встали полукругом и нетерпеливо ждали результатов. Слово взял Роберт Девиль.
   - Дорогие наши девушки! Во-первых, я хотел поблагодарить вас за красоту, за ваше стремление к победе, и за эти прекрасные танцы, приготовленные вами. Отдельное спасибо вам, молодые люди, за то, что вы согласились поддержать подруг и танцевали вместе с ними. Этот конкурс будет оцениваться по шестибальной шкале. Здесь мы будем учитывать не только танец, но и ваш общий вид, ваш костюм и портфолио. Дайте нам минуту времени, и мы выставим оценки. Оркестр, музыку, пожалуйста!
   Никки сильно сжала руку Джефа, когда Девиль снова сел за стол. Джефри тихо ойкнул.
   - Что ты делаешь? - шепнул он, наклонившись к ее уху.
   - Прости, это я от волнения, - Никки затравлено посмотрела на Джефа, тот едва заметно приобнял ее.
   - Не переживай, ты была великолепна. Тебе нет равных!
   - Это ты так думаешь, - нервно усмехнулась Николь, - у меня даже ладони вспотели, так я переживаю.
   - Никки, обещаю тебе, все будет хорошо, - успокоил подругу Джеф.
   Роберт Девиль снова поднялся и жестом остановил оркестр и скандирующих имена конкурсанток зрителей.
   - Мы готовы, - объявил он и сел.
   Судьи огласили оценки, и зрители, к своей радости, узнали, что Мария де Санчес и Николь Сентел после первого конкурса вышли на первое место с совершенно одинаковой оценкой в пять целых и восемь десятых бала. И первой и второй один из членов жюри поставил пять балов вместо шести. В случае с Николь это был Франц Девиль, а у Марии-Люсии - Малино.
   Не стоит и говорить, как обрадовались Николь и Мария, когда увидели на экранах свои имена, стоящие на первом месте. Девушки громко завизжали под восторженные аплодисменты зрителей и радостно поздравили друг друга.
  
   Джофри не мог дождаться конца официальной части первого этапа. Он честно пытался сосредоточиться на проведении жеребьевки для следующего конкурса и с трудом выслушивал наставления от Элайи. А тот рассказывал, что следующие два дня будут выходными, а со вторника начнется второй этап конкурса, называемый "Званый обед". Каждый день жюри будет приходить к двум девушкам и оценивать их кулинарные способности и гостеприимство.
   Джофри краем уха услышал, что Николь досталась итальянская кухня. Также Беннет предупредил, чтобы конкурсантки не расслаблялись в дни отдыха и помнили, что за ними наблюдают зрители, репортеры и члены жюри. Каждый день они должны выглядеть так, как будто идут на свидание. В конце концов, Беннет пригласил всех присоединиться к участницам и потанцевать. Зрителей не пришлось долго уговаривать. Они вскочили со своих мест, и оркестр заиграл вальс. Джофри понял, что момент настал. Он уже собрался идти к Глории, но его остановил Франц Девиль.
   - Извините, не могли бы вы уделить мне минутку? - сказал он.
   - Только если минутку, я очень спешу, - ответил Рафит, увидев, что Глория направляется к выходу.
   - Я не задержу вас дольше, чем сказал. Хотел бы поговорить в более спокойной обстановке. Мой кабинет находиться в вашей гостинице на втором этаже в вип-зоне. Буду ждать вас завтра в десять утра.
   - А если я буду занят в это время? - поинтересовался Джоф.
   - Меня это мало интересует, - самодовольно ответил Франц, подтвердив этим ответом свою ненависть к Рафиту.
   Джофри ничего не ответил оппоненту, решив подумать о нем в другое время, и направился вслед за Глорией, которая уже подходила к выходу.
   - Глория, - окликнул он ее.
   Девушка обернулась.
   - Джофри?
   - Куда же ты уходишь? - спросил он, остановившись в шагах в пяти от нее.
   - Мне показалось, что со мной никто не хочет танцевать, - улыбнулась Глория, заправив локон волос за ухо.
   - После такого эффектного входа сомневаюсь, что кто-то остался равнодушен к твоей красоте. Наверняка с десяток мужчин мечтает пригласить тебя, - ответил Джофри, и сердце его ревностно сжалось, когда он вспомнил о тех других, которые могли оказаться рядом с ней раньше его.
   - Как видишь, я одна.
   - Ты так быстро направилась к выходу, что они просто не успели.
   И тут же из толпы танцующих, озираясь в поисках кого-то, вышел Вилфрид. Заметив Глорию, он радостно улыбнулся широкой улыбкой.
   - Мисс! - позвал он ее. - Мисс! Я искал вас.
   Молодой человек подошел к Глории, закрыв собой Джофри, и спросил:
   - Могу я пригласить вас на танец?
   Девушка скромно опустила длинные ресницы, а Джофри постучал пальцем по спине блондина.
   - Извините, но я был первым, - сказал он, когда блондин повернулся к нему лицом. Джофри, не терпя возражений, подошел к Глории и взял ее за руку.
   - Он действительно был первым, - сказала Глория, виновато улыбаясь. Блондин обиженно сверкнул глазами. Ему в очередной раз не повезло с выбором девушки.
   - Пойдем, пока кто-то еще не попытался украсть тебя, - предложил Джофри.
   - Джофри, я не уверена.... Я не слишком хорошо танцую.
   - Доверься мне, - ответил Джофри и повел ее в центр зала, - к тому же я дал обещание брату, что потанцую с тобой сегодня.
   Глория остановилась и выдернула руку из руки Джофри. Она, нахмурившись, смотрела на Рафита.
   - Что-то не так? - не понял он своей ошибки.
   - Так значит, это Джеф попросил тебя потанцевать со мной? - спросила она строго, раскрасневшись от обиды.
   - Да, но... - начал было Джофри.
   - Джофри, ты несносен! - прикрикнула Глория, еле сдерживая слезы. - Я освобождаю тебя от твоего обещания. Поверь мне, я обойдусь без твоего снисхождения.
   Она развернулась и побежала вон из зала. Джофри минуту стоял в нерешительности, не зная, что ему делать, но потом, увидев Вилфрида, пристально наблюдавшего за ними, быстрым шагом направился вслед за девушкой.
   С другой стороны зала за ними наблюдал еще один человек.
   - Никки, - позвал он, когда увидел, что пара удалилась, - давай проследим за ними?
   - Это не хорошо, Джефри! - возразила Николь.
   - Не хорошо, - согласился Джеф, - но ведь так интересно! Давай посмотрим, чем все закончится?
   Николь рассмеялась, взяла Джефа за руку и потянула за собой к выходу.
   Береника поздравила победителей, и отошла в сторону. Она не заметила, как разных сторон зала к ней направилось три человека. Один из них - Франц Девиль. Но как только он увидел двух других - Бена и Хэнка, то сразу передумал и остановился. Те же, не желая уступать друг другу, подошли к ней и одновременно спросили:
   - Можно вас пригласить?
   Береника растерялась. "Кого выбрать?" - думала она. - "Бена? Но тогда он поймет, что нравится мне. Хэнка? Решит, что выиграл", - это была нелегкая задача, и Бэр решила отказать обоим.
   - Не танцую, - сказала она, - но пью шампанское, так что... - она оглядела парней и, остановив взгляд на Бене, продолжила, - принесешь мне?
   - Издеваешься? Сначала носильщик, теперь официант? Прости, но ты ошиблась адресом, - и Бен, развернувшись, подошел к Пэтит Бэлл и пригласил ее на танец. Береника закусила губу. Выглядела она несчастной.
   - Что, твой план обольщения все время дает сбои? - шепнул Хэнк и взял ее за талию. Девушка сверкнула глазами и хотела вырваться из этих объятий, но парень крепко держал ее.
   - Думаешь, разгадал меня?
   - Думаю, да, - Хэнк близко притянул Беренику к себе. Она испугалась, что он сейчас, вопреки ее желанию, поцелует. Но он резко отпустил ее и ушел. В расстроенных чувствах Бэр подошла к окну. Она печалилась тому, что у нее никак не получалось строить отношения с тем, кто ей приятен.
   - Твое шампанское, - услышала она. Береника повернулась. Рядом стоял Бен. Он, побоявшись проиграть пари, решил переступить через себя.
   - Прости, я... - начал он, но замолк.
   - Не нужно... Я плохо танцую, но, если ты не против, мы можем пойти прогуляться.
   И Бен с радостью согласился.
  
   Никки и Джеф медленно вышли из зала и, осмотревшись, прокрались за Глорией и Джофри.
   Старшая Сентел остановилась в одной из беседок и села на скамью, прикрыв лицо руками. Джофри догнал ее, вошел внутрь, и встал в нерешительности. Ни один мужчина не любит утешать плачущую женщину.
   Николь, пользуясь темнотой, проскользнула вплотную к беседке и спряталась за кустами. Джефри схватил со шведского стола пару пирожных и присоединился к Никки.
   - Спасибо, - прошептала она, когда Джеф угостил ее, - я весь день ничего не ела, думала, умру с голоду.
   Но тут Никки увидела, что Джофри что-то хочет сказать, и затихла.
   - Глория, - тихо позвал Джофри, и девушка подняла на него сухие глаза.
   - Я думал, ты плачешь.
   Глория отвернулась, а Джофри подсел рядом и опустил голову.
   - Прости. Но ты просто не так меня поняла. Я вовсе не хотел сказать, что пригласил тебя на танец только потому, что об этом меня попросил Джеф.
   - Но ты именно так и сказал, - возразила Глория.
   Никки услышала, о чем они говорят, и посмотрела на Джефа.
   - Ты что, правда попросил? - тихо спросила она.
   - Да... - Джефри увидел, как Никки покрутила указательным пальцем у виска, и добавил, - я хотел, как лучше, кто же знал, что он додумается об этом рассказать ей.
   И Никки и Джеф снова замерли, прислушиваясь к каждому слову, произнесенному в беседке.
   - Глория, я пригласил тебя лишь потому, что сам этого хотел, - сказал Джоф, и Глория повернула к нему лицо.
   - Правда?
   - Конечно! - Джофри взял девушку за руку. - Глория, помнишь, мы говорили с тобою о ревности?
   - Да, - кивнула Глор.
   - Мне кажется, сегодня я испытал это чувство, - Джофри коснулся ладонью ее щеки. - Когда ты вошла в зал, такая очаровательная, такая красивая, десятки мужчин уставились на тебя, пожирая своими глазами... я готов был...
   Джофри резко вскочил на ноги и вышел из беседки. Николь и Джеф чуть не подавились пирожными, испугавшись, что их сейчас застукают, но старшему Рафиту было не до них. Заговорщики, скрывшись в тени, снова стали слушать и смотреть.
   Глория встала, подошла к Рафиту сзади и положила маленькую ручку на его плечо.
   - Джофри... что происходит с тобой? Ты всегда прерываешь разговор, как только речь заходит об... отношениях между нами. Не проще хоть раз довести разговор до конца и забыть об этом? Ты, то подпускаешь меня ближе, то снова создаешь стену между нами. Я уже не знаю, как мне вести себя с тобой.
   - Глория... скажи, ты вышла из зала в надежде на то, что я приду, и ты вызовешь меня на этот разговор?
   Джофри повернулся к Глории. Лицо его было строгим, брови нахмурены. Неожиданное подозрение проскользнуло в его взгляде.
   - Не правда! - крикнула Глория. - И ты сам знаешь, что это не так! Ищешь причину, чтобы взять и уйти, опять оставив меня в недоумении?!
   - Не обижайся, - попросил он.
   - Ты знаешь, что значит быть по-настоящему счастливым? - спросила она, внезапно прислонившись к его груди. Он приобнял ее одной рукой и прижал к себе, вдыхая аромат волос.
   - Это чувство, оно приходит так внезапно, так редко, что не всегда замечаешь его, - сказала она, сладко вздохнув и прижимаясь к нему еще сильнее. - Его ждешь, кажется, целую вечность, а оно мимолетно, даже не успеваешь насытиться им всласть.
   - Нам бы счастье само надоело, если с ним обращаться на ты, - вспомнил Джофри фразу из одной старой русской песни, которую любил напевать отец, - на то оно и дано нам, Глория, чтобы было к чему стремиться. Вот если бы ты не хотела побыть здесь со мной, то не обиделась бы на мои слова, не пришла сюда, и мы не остались бы наедине... я не обнял бы тебя, а ты не испытала это чувство счастья.
   - Ну и самонадеянный же ты тип, - засмеялась Глория и оттолкнула от себя Джофри, - мое счастье не заключается в том, чтобы ты обнял меня. Я хочу... Джофри, я хочу, чтобы ты был со мной, понимаешь?
   Рафит нахмурился и снова поставил барьер, через который Глор никак не могла пробиться. Но она не хотела отступать.
   - Джоф! Услышь меня! - она легонько встряхнула его, но он не откликался. - Раскрой мне себя, я прошу, скажи, что ты чувствуешь на самом деле!
   - Я ничего не чувствую, - как можно грубее постарался ответить Джофри.
   - Это не правда! Я же вижу! Ты и меня и себя мучаешь из-за своих каких-то никому ненужных принципов. Джофри, разреши своему сердцу раскрыться для меня!
   Глория положила свои руки на грудь Рафиту и приблизилась губами к его губам.
   - Ты слышишь меня, Рафит? - шепнула она нежно. Он расслабился под чарующим блеском ее глаз.
   - Глория, может, вернемся на бал? - начал он, все еще пытаясь поменять тему разговора. Глория, понимая, что говорит вникуда, отошла на расстояние от Рафита и села прямо на землю, положив голову на колени. Ее белое платье развевалось от легкого ветерка и поблескивало под голубым светом мерцающих звезд.
   - Прости, - сказал Джофри, присев рядом. Глория повернулась к нему и, взяв его руки, прислонила к своим щекам.
   - Чувствуешь? - прошептала она. - Они горят! Джофри, я сама боюсь этого чувства, оно такое сильное, такое большое! Я не справлюсь с ним одна... Я люблю тебя.
   И Джофри сдался, обнял девушку. И ощутил этот жар. Он ворвался в его сердце, заглушая разум. Рафиту казалось, что он вот-вот оторвется от земли и полетит. Он уже не мог справляться с собой. Нежность и любовь к этой девушке, так трепетно прижавшейся к нему, переполняли его. Это были абсолютно новые для него чувства.
   - Глория, - нашептывал он ей на ушко, - мне кажется, я тоже люблю тебя. Мне странно, необычно, и тяжело поверить или признать, но это действительно так.
   - Вот теперь я счастлива, - сказала она и губами прикоснулась к его губам.
  
   Джефри повернулся к Николь, чтобы предложить ей уйти, и увидел, как девушка плачет. Он вопросительно посмотрел на нее.
   - Так романтично, - еле слышно объяснила она, - прямо как в сериале. Мне кажется сейчас прекрасный момент для поцелуя, - Никки кокетливо подставила губки прямо к лицу Джефри, и тот, конечно, не смог отказаться. Он нагнулся и крепко поцеловал Николь. Девушка не удержалась, шагнула назад, зацепилась каблуком за подол платья и рухнула на землю вместе с Джефри.
   Глория и Джофри встрепенулись и вскочили на ноги. Младшенькие уже мчались подальше от беседки, дико хохоча.
   Вдруг раздался залп, и в воздухе разорвалась первая ракета фейерверка, освещая все вокруг. Глория и Джофри обнялись, и, забыв о шуме, испугавшем их, глядели вверх, туда, где черные небеса украшали мириады ярких звезд.
   ПОЛНЫЙ ФАЙЛ НАХОДИТСЯ НА ПРИЗРАЧНЫХ МИРАХ, feisovet
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"