Тимошин Вадим Игоревич: другие произведения.

Идолы Марса (версия 2009)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще в 12-м веке на свет появился Майк Гомез, один из лучших агентов "Порядка". Ему и его коллегам поручали и поручают задания, которые не в силах выполнить ни одно спецподразделение в мире... На дворе 23-й век. На Марсе находят зловещий артефакт, скрывающий мрачные секреты нашей истории...


Идолы Марса

  
  
  
   - Прицел левее! - выкрикнул Рэнделл, прячась за ржавым мусорным баком от залпа тухлыми яйцами. Демон, чья материальная оболочка состояла из картофельных очисток, клочков туалетной бумаги и прочих отходов цивилизованного свинарника, злобно рыкнул и прыгнул в сторону коллеги.
   - Вот гадина! - я развернул пушку-пылесос на девяносто градусов в указанном направлении и нажал на курок. Вместо характерного хлопка, коими сопровождались выстрелы чудо-оружия, сконструированного мной по старым чертежам Гринго на прошлой неделе, послышался сдавленный хрип, затем глухой кашель и легкое причмокивание. От таких диковинных звуков даже у демона глаза на лоб вылезли (разумеется, в переносном смысле фразы - глаз у этой кучи мусора и в помине не было). - Мощности не хватает! - проскулил я, пытаясь сообразить, где бы найти розетку побольше.
   - Я позабочусь. - Рэнделл выпрыгнул из своего укрытия, сделал головокружительное сальто в воздухе, во время которого прихватил висевший на чьем-то балконе приличной толщины кабель, и приземлился возле неизвестно откуда взявшейся трансформаторной будки (не надо забывать, что вы читаете мистическое произведение, так что необъяснимое здесь в порядке вещей).
   В это время демон сосредоточил все свое внимание на мне. Я понимаю конечно, что тот еще красавчик, но подобных назойливых поклонников мне и даром не надо, однако тварь мои увещевания пропустила мимо ушей. Монстр оплел меня веселыми гирляндами яблочных огрызков и громко рыгнул.
   - Культура, блин, так и прет! - проворчал я, скривившись от отвращения. Демон изобразил улыбку на том месте, где положено быть лицу, что в несколько иной обстановке я счел бы забавным. Тварь связала меня по рукам и ногам, а теперь еще и издевается. Я протестую!
   Собравшись с силами, я пнул монстра в область паха. Демон взвыл и запрыгал на одном месте. Очевидно, секретные службы ада допустили промах, создавая проект сенситивной модели своих бойцов, ибо "ахиллесова пята" любого субъекта мужского пола для демонов также была наиболее уязвимым местом. Так или иначе, я высвободился из объятий этой ходячей свалки и побежал к пожарной лестнице, кое-как державшейся на одном из обветшалых домов. Нужно загнать тварь как можно выше, тогда шансы на успех при стрельбе из "пылесоса" многократно возрастут вследствие более низкого давления в районе цели. Тем временем демон оправился от болевого шока и ринулся вдогонку. Двигался от
   порезвее меня, поэтому на крыше мы с ним оказались одновременно.
   - И как тебе не стыдно! - упрекнул я бестию. - Хулиганишь тут, крушишь все вокруг, разве тебе не жалко вот этих бедных ручонок, которыми я блял...блюл... в общем, созидал и поддерживал порядок в этом городе? - я показал демону свои корявки. Монстр глухо зарычал и двинулся в мою сторону. Это уже было плохо. В лучшем случае меня ждет полет на Луну без ракеты, а в худшем... Ну, будем надеяться, что до этого не дойдет.
   - Успокойтесь, батенька, - натянуто улыбнувшись, выдавил я. - Выпейте валерьяночки, расслабьтесь, - я сделал несколько шагов назад и прошипел сквозь зубы: - Тони, ты что, по канализации уплыл?!
   - Порядок, - скрипнул голос коллеги в наушнике. - У меня все готово.
   - Тогда стреляй! - завопил я.
   - Не могу. Вы вне зоны видимости. Подведи гада к краю, тогда, может, получится.
   - Я тебе что, дрессировщик? - гневно крикнул я. - Легко сказать подведи!
   - Слушай, у тебя мозгов больше, чем у меня родственников, так что думай! - Рэнделл начинал выходить из себя. - Я поставил тебя перед фактом.
   - О'кей, - я сделал глубокий вдох и пошел навстречу демону. - Ну что, мусорный выродок, допрыгался? Пора тебе на городскую свалку.
   Тварь взвизгнула, радуясь тому, что добыча сама идет в руки. Отлично! Монстр рассчитывает на легкую победу, поэтому бдительность его ослаблена. Дальше что-нибудь придумаем. Откровенно говоря, импровизировал я неважнецки, но иного выхода не было.
   - Ай, сволота! - заорал я, схватившись за живот. - Опять язва открылась!
   Демон решил, что пора действовать и замахнулся на меня одной из своих псевдоконечностей. Я понял, что монстр заглотал наживку, и, ловко увернувшись от удара, снова наградил пинком гениталии чудища. На этот раз демон не устоял на ногах и покатился по крыше аккурат к тому краю, который находился в поле зрения коллеги. Тут же раздался выстрел и монстра засосало в раскрывшуюся над крышей миниатюрную черную дыру.
   - Победа! - заорал я, когда пространственно-временной феномен удовлетворил свой аппетит.
   - Успокойся, - буркнул Рэнделл, с кислой миной разбирая пушку.
   - В чем дело? - мне не нравился тон коллеги.
   - Я не рассчитал напряжение...
   - Так, пожалуйста, самую суть! - перебил я. Уже поперек горла стояли все эти витиеватые объяснения простых явлений.
   - Благодаря нам, во всем квартале вырубилось электричество, и я не думаю, что нас за это по головке погладят, - в подтверждение его слов на балконе одного из домов появился дородный седовласый мужчина со снайперской винтовкой. Блин, вот тебе и закон о свободной продаже оружия!
   - Рвем когти! - крикнул я, бросившись к машине. Рэнделл едва поспевал за мной, волоча за собой тележку с "пылесосом". Двигатель, как ни странно, завелся с пол-оборота, поэтому по нам попали всего десять раз, пока мы выезжали на трассу.
   - Майк! - испуганно взвизгнул Рэнделл. - Бензобак...
   Я покрылся холодным потом. Действительно, на моей колымаге стоял безнадежно устаревший двигатель внутреннего сгорания. Да уж, угораздило стать ретроманом! Еще одна пуля попала точнехонько в бак с горючим. Это попадание было роковым для автомобиля, но не для нас, ибо в последний миг я привел в действие катапульты, встроенные в передние сиденья, и мы с Рэнделлом, взлетев над дорогой, довольно мягко приземлились на теплый асфальт.
   - Вот это я называю рабочими буднями, - усмехнулся я, потирая ушибленную спину. Тони нечего было сказать, да и не было в том надобности. Главное, что мы утерли нос очередной бестии. Теперь можно и передохнуть.
   - Как насчет пива? - я имел обыкновение задавать риторические вопросы.
  
   Все в мире взаимосвязано. Вот только начинаешь понимать это лишь после ощутимого удара судьбы по почкам. Подобно карточному домику рушится уклад жизни в случае исключения из цепи, в которой ты горишь веселой лампочкой, хотя бы одного, пусть даже незначительного, звена. Так и случилось. Казалось бы, смерть Гринго меня не должна была травмировать, ведь мы так и не сработались как следует. Знаю, это звучит глупо, но ста лет плечом к плечу мне было недостаточно, чтобы привязаться к коллеге. Может, просто потому, что на работе было не до симпатий-антипатий. "Дубина" так и не связала нас до конца. И тем не менее с того дня, как душа коллеги пересекла Реку Мертвых, все пошло наперекосяк. Во-первых, меня завалили бумагами, а опыта канцелярской работы у меня - кот наплакал, так что с горя вышел я на балкон и закричал на весь город: "Люди! Разберитесь кто-нибудь с этой хренотенью!". Мольбам моим внял Тремор, согласившийся поработать с экскрементами бюрократии. Позднее он остался в агентстве в этом качестве. Вампир всегда готов был помочь мне. Кроме того, если уж разобраться, то я спас Город от полчищ зомби, что подняло мой авторитет на недосягаемую пока для других Заступников высоту.
   Вторая проблема, с которой я столкнулся лицом к лицу, была связанна с Тони Рэнделлом, нашим новым сотрудником. На момент присоединения к "Дубине" парню исполнилось двадцать лет, и к этому времени он уже успел стать мишенью номер один для интергалактических террористов. Всему виной была разработанная им на первом курсе колледжа логическая схема управления заградительными космическими орудиями, функция для которых генерировалась на основе данных сенситивных датчиков присутствия, определявших местонахождение недружественных кораблей в соответствии с программируемой системой распознавания "свой-чужой". Изобретение внедрили сразу на нескольких планетах, что значительно отяжелило кошелек Тони, сделав его желанной добычей.
   С этим перцем познакомились мы случайно во время моего паломничества к местам погребения Арсина и Гвен (для справки, последняя была моей дочерью) на авиалайнере. Плохие парни в лице членов международной террористической организации "Булькаида" решили захватить наш самолет с целью выкупа, не зная, что у меня в тот день было прескверное настроение...
   - Сидеть тихо! - рявкнул один из бандюг, наставив пистолет на женщину, на руках у которой плакал грудной ребенок. - Заткни ему рот, или это сделаю я!
   - Успокойся, парень, - я поднялся со своего места и улыбнулся, когда в меня нацелилось шесть стволов. Ей Богу, как дети! - Настоятельно советую сложить оружие и подумать над своим поведением.
   - Вы слышали? - главный злодей в этой серии расхохотался. - Он нам угрожает!
   - Я серьезно, - процедил я, сделав шаг в сторону террористических свиней. - Потом хуже будет.
   - Ни с места! - завопил мозг этой жалкой банды, ткнув пистолетом мне в лицо. - Я выстрелю!
   - Напугал-то! - хихикнул я, снимая ремень. Сейчас повеселимся!
   Первый выстрел прогремел через несколько секунд после того, как в моей руке оказалось упомянутое выше орудие для воспитания нехороших ребят, и ожег мне щеку. Пуля вошла в череп в районе правого уха и осталась там ночевать, что меня только разозлило. Все, конец вам, мрази!
   Подобно рыжей молнии рассек воздух мой ремень, приземлившись на заднице главаря банды. Тот истошно заорал от нечеловеческой боли и запрыгал по салону авиалайнера, выронив ствол.
   Тут подоспел и второй выстрел. На этот раз свинцовая радость пробила мне лобную кость. Я выругался и огрел ремнем стрелявшего. Последний завыл, как забитый щенок и укатился в хвост самолета.
   - Еще желающие? - я занес свое смертоносное оружие над головой. Террористы решили больше не геройствовать и побросали пушки. Победа была настолько эффектной, что даже две смертельные раны на теле вашего покорного слуги пассажирами самолета были восприняты как нечто само собой разумеющееся. Во имя всего святого, приятель, до чего же ты опустился! До обезвреживания террористов!
   - Эй, парень! - крикнул я Тони (тогда я еще не знал, что это он). - Иди сюда, поможешь. Как тебя?
   - Тони Рэнделл. - прозвучал ответ, прокатившийся эхом по коридорам моего сознания. Я понял, что этот дружка - не просто гора мускулов и смазливая мордашка кинозвезды. В нем была заточена великая сила, и будь я проклят, если не найду для парнишки подходящую клетку шахматного поля, на котором сошлись в битве Добро и Зло.
   - Отлично, Тони. Поищи что-нибудь похожее на веревку и свяжи наших бунтарей. А я доложу диспетчеру о том, что ситуация под контролем.
   Но не успел я сделать полшага в сторону кабины пилота, в качестве которого выступал андроид, как в самолет со всей дури жахнула молния. С какой радости это случилось - для меня до сих пор загадка. В тот момент о причинах я не думал, ибо привет от Тора попал в робота, управлявшего авиалайнером, и сжег его мозг. Как вы думаете, интересно лететь на самолете без пилота? Я отвечу вам: чрезмерно. Только вот пассажиры быстренько устроили панику. Честно говоря, никаких соображений насчет того, каким образом спасти чахлую железную сосиску с крыльями от падения, у меня не было. Не стану же я, право, стегать ремнем самолет с криком: "А ну давай лети, засранец!". И тут на выручку приходит Рэнделл, ведь он на хай-теке не одну собаку съел.
   - Я знаю, что можно сделать, - заявил парень.
   - Ты сможешь посадить самолет? - удивился я. Глупо, но в тот момент мне подумалось, что мой новый знакомый - летчик.
   - Нет, но в моих силах починить пилота. Для этого мне потребуется КПК, отвертка, микропаяльник и чуточку везения. - с этими словами Тони извлек весь свой инструментарий из кармана джинсов. Мне оставалось только позавидовать находчивости парня. Да, мимо таких талантов вообще нельзя проходить!
   А тем временем наш самолет стремительно терял высоту. В иллюминаторах уже плясали огни ночного Токио, на который мы запросто могли шлепнуться. Паника в салоне утихла, пассажиры смирились со своей незавидной участью. Те, кто посмелее, занимались сексом, остальные нашли утешение на дне бутылки.
   Не знаю, чего там Рэнделл сделал с пилотом, но авиалайнер в конечном итоге довольно-таки благополучно приземлился на аварийной полосе. Подоспевшие пожарные и медперсонал аэропорта были в шоке, когда один за другим по трапу начали спускаться пьяные вдрызг пассажиры. Затем последовали не успевшие одеться любители плотских утех, и, наконец, два идиота, абсолютно довольных жизнью и ведущие за собой шестерых связанных террористов.
   - Чем теперь займешься? - спросил я Тони, когда мы шли к стоянке такси.
   - Сниму номер в отеле, а завтра подамся куда-нибудь еще. А что?
   - Ты бы очень пригодился моему агентству. - я закурил и запахнул плащ - ночь стеганула меня холодом. Осень в этих краях приходила незаметно, из-под тяжка, и качала права так же яро и нагло, как феминистки на Всемирном Консилиуме в 2036 году. Захотелось им, понимаете ли, попробовать власти над Внутренней сферой... Я ничего не имею против женщин, многие из них очень даже способны в области политики. Но в том, что Внутреннюю сферу оккупировали экстремисты, была вина Сенатора Виктории О'Коннел. Когда председатель Галактического Совета предложил задушить экстремизм на Венере и Меркурии в зародыше, применив точечные удары смарт-бомбами, О'Коннел заявила, что это варварство, и конфликт нужно решить дипломатически. В результате дипломатов послали на Землю по кускам, а цивилизованные гуманоиды на пушечный выстрел не приближались к Внутренней сфере.
   - Какому агентству? - по глазам Рэнделла было видно, что мое предложение его заинтересовало.
   - Информация секретна для посторонних. Если хочешь знать больше, присоединяйся к нам, - я неплохо сыграл роль змия-искусителя. Парень задумался, но лишь на мгновение. У него не было выбора.
   - Я в деле, - изрек он, прикурив от моей зажигалки. - А теперь говори, на что я только что подписался?
  
   Я как раз прикончил вторую бутылку бренди, когда в кое-как освещенный допотопными электрическими лампами офис вошел Тремор. Он был предельно невозмутим, что означало только одно - мы снова вляпались во что-то серьезное.
   - Собирай вещи, мы летим на Марс, - сухо произнес вампир, подойдя в розовому шкафчику, висевшему на одном ржавом гвозде над письменным столом коллеги. В этом шкафчике мы хранили легкое оружие, поскольку каждый раз бегать за пистолетами в мой загородный гараж, где ждали своего выхода на сцену пулеметы и фазеры, очень быстро надоело и мне, и Тони, и Тремору. По инициативе последнего и было повешено упомянутое уродство цвета недозрелой лесбиянки.
   - С какой это радости? - удивился я. - У нас что, пикник на природе?
   - Еще одна такая шуточка, и ты заболеешь переломом челюсти! - огрызнулся Тремор. - Не забывай, где работаешь.
   - Ладно, что за проблема? - я встал с кресла, стоявшего напротив окна - мне всегда нравилось наблюдать за Городом отсюда, из-под хлипкой крыши двадцатиэтажного здания давно уже не функционировавшей Библиотеки. Вы спросите, почему наш офис располагается на чердаке, а не в самом здании? Что ж, вероятно сила привычки - Гринго обосновался здесь еще в те времена, когда по громадным залам Библиотеки сновали гуманоиды всех рас в поисках крупиц мудрости, переплетенных временем, и за прошедший век вопрос о переезде офиса даже не рассматривался.
   - Час назад правительственный спутник принял сигнал SOS, посланный марсианской лабораторией палеокибернетики. Похоже, что исследователи наткнулись на Киберидол при раскопках в районе Северного моря...
   - Киберидол? - мне положение дел уже нравилось. - Я думал, это легенда.
   - Когда-то ты точно так же говорил про Монолит Неверия. - ухмыльнулся вампир. - К тому же, неприятности у яйцеголовых - только цветочки. На красной планете идет война между Колониальными Властями и местным пролетариатом - шахтерами, рабочими обогатительных заводов и прочим сбродом, что значительно увеличивает риск оказаться по уши в дерьме еще до столкновения с проблемой Киберидола, поэтому для высадки следует выбрать нейтральный сектор. Таких осталось всего два и они находятся на порядочном расстоянии от пункта нашего назначения, в связи с чем возникает потребность в координации ваших действий...
   - Ваших? - взбрыкнул я. - Ты хочешь сказать, что на эту гадскую планету отправимся я и малец?
   - Лишний ствол нам не помешает, - Тремор раскрыл лэптоп и взломал базу данных Федерации, в которой хранились сведения о межпланетных службах, чьи корабли хоть изредка заходили на посадку в нейтральных секторах. - Кроме того, кто-то у нас перестал быть бессмертным... - коллега многозначительно улыбнулся.
   - Ненавижу, когда ты заводишь эту пластинку, - я достал из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет и призадумался над тем, стоит ли закуривать. В последнее время меня часто посещали подобные сомнения, ибо ввиду своего разжалования в смертные, я могу запросто загнуться от рака легких.
   Почему меня лишили привилегии Заступника - другой вопрос, и отвечать на него я не особенно горю желанием. Но ради того, чтобы у читателя не возникало никаких сомнений в том, какой я злой фей, все-таки расскажу, как это произошло...
   - Жуть какая-то, - поежился Рэнделл, взирая на молчаливо бегущую в необозримую даль Реку Времени, пригревшуюся в объятьях неприлично скалистых берегов. - Кто выключил звук?
   - У Времени нет голоса, - зловеще прошептал я, дабы проверить, как прочно мой рекрут держит в себе все дурно пахнущие выделения, - оно заходит со спины и наносит тебе смертельный удар... Тах! - я с размаху ткнул Тони пальцем в хребет. Тот инстинктивно увернулся и посмотрел на меня как фонарный столб на собаку, но от комментариев, типа "Ах ты сволочь!" и так далее, воздержался. Видно, не тот он человек, чтобы давать волю эмоциям. Это просто замечательно. Еще один пофигист в агентстве. Мало мне было Тремора с его вечно стеклянными глазами и характером электродрели - мол, мне какое дело, жужжу себе и жужжу. - Сунь руку в воду.
   Рэнделл подчинился и, закатав по локоть рукав, слегка коснулся пальцами мутной поверхности Реки. Тотчас кожа на его запястье покрылась рельефом морщин, затем съежилась, потемнела и стала напоминать поношенный носок. Смотрелось эффектно.
   - Какого хрена? - возопил юноша, в отчаянии тряся видоизменившейся конечностью.
   - Попробуй еще раз, - ледяным тоном произнес я. Рэнделл нехотя опустил кисть в воду и тут же вынул. Метаморфоз как не бывало.
   - Как ты это сделал? - прохрипел парень.
   - Не я, а Время. Его нетрудно обмануть. Человек не может дважды состариться, поэтому, пройдя второй раз по течению веков, можно вызвать парадокс, в результате которого Время обижается на тебя, возвращает тебе твой облик и объявляет бойкот. Поскольку нашим агентством предусмотрен более, чем пожизненный контракт, жить тебе полагается вечно. Так что давай, полезай в мешок.
   - Это еще зачем? - удивился Тони.
   - Чтобы кости твои не потерялись по дороге. - съязвил я. - Поторопись, у нас еще много дел.
   Бормоча проклятья, парень влез в джутовый мешок и крикнул:
   - Приступай!
   Я зашел в Реку, волоча за собой эту весьма экстравагантную ношу, и двинулся поперек течения. Вообще, подобные мероприятия запрещены Правилами, но сейчас такие мелочи меня не волновали. Я шел сквозь мгновения, годы, века на Тот Берег. Шел, не задумываясь над последствиями своего поступка. Тем временем с Рэнделлом происходили вещи, которые любой уважающий себя материалист назвал бы противоречащими здравому смыслу. Представьте себе, что жизнь человека, точнее, ее биологическая составляющая, снята на кинопленку, и этот наивный фильм вам прокручивают на скорости спаривания кроликов. Примерно такой процесс наблюдался здесь - когда я пересек Реку, от Тони остался лишь скелет. Сплюнув через левое плечо, я развернулся и пошел обратно. Теперь кино шло обратным ходом: на скелете появились ткани, которые затем покрылись дряблой кожей, далее по плану шел процесс омоложения, финалом которого стал вопль, принадлежащий новоиспеченному коллеге.
   - Процедура окончена, - изрек я, закуривая. - Отныне ты - один из нас. Ступай в офис, Тремор впишет тебя в график дежурств.
   - Постой, теперь я что, бессмертен? - спросил Тони.
   - Неуязвим для времени - так будет точнее, - поправил я. - Не думай, что тебе удастся глотать пули без последствий для организма. Тебя убить так же легко, как и обычного человека, так что особо не геройствуй. Ладно, иди, мне нужно поговорить кое с кем.
   Рэнделл подошел к одному из уступов и дернул зависший в метре над землей язычок молнии. Раскрылся зияющий холодной пустотой Временной Ход, в который коллега тотчас же прыгнул. Раздалось громкое чавканье, и юноша исчез в потоке веков.
   - Быстро учишься! - улыбнулся я.
   - Как ты когда-то. - раздалось откуда-то сверху. Я поднял голову и увидел расположившихся на вершине одной из скал Арсина, Пророка и Гринго. Хорошо, что еще Йоду не захватили, иначе все это было бы злой пародией на "Звездные Войны".
   - Что за балаган? Я забыл взять с него членский взнос? - я был раздражен столь пристальным вниманием своих призрачных дружек.
   - Ты нарушил правила, - гневно произнес Гринго. - И за это, идиот...
   - Позвольте мне озвучить приговор, - перебил Пророк. Гринго с Арсином сделали два шага назад. - Лу, ты поступил не совсем правильно, пустив в агентство Смертного. Ты ведь знаешь, из какого дерьма все они слеплены.
   - За парня я ручаюсь - он толковый малый, волну гнать не будет - это видно уже сейчас. Большего мне не надо. - парировал я.
   - Лучше скажи, кто поручится за тебя? - глаза Пророка вспыхнули жарким пламенем презрения. - Ты - псих-одиночка, которому грош цена на арене веков. Завтра ты свихнешься - и утащишь новичка за собой. А если учесть, что по старой дружбе сюда и Тремор подключится, представь, какие интересные перспективы открываются перед миром в результате твоего самоуправства. Хотя нет, не сможешь, слишком мало у тебя для этого шестеренок. Ты ведь и сам наполовину смертный.
   - Ладно, я понял, что хуже меня только комар с глушителем, теперь, если у тебя все...
   - Ты что, думаешь, что мы вот так просто отпустим тебя? - сверкнул глазами Пророк. - Тебе и так слишком многое сошло с рук. На этот раз Всевышний дал нам полномочия оборвать твои липовые крылья. Хватит сюсюканий.
   - Вы решили превратить меня в ботинок? - усмехнулся я.
   - Нет, все намного серьезнее, - на лице Пророка не было даже намека на какие-либо эмоции. Его можно было понять - он ведь просто выполнял свою работу. - Ты лишаешься привилегии Заступника.
   - Что? - я не верил своим ушам. - Я теперь простой смертный?
   - Не совсем. Для времени ты неуязвим, а вот для всего остального...
   - Прекрасно! - воскликнул я. - Всегда мечтал о таком наказании! Надеюсь, на этой мажорной ноте вы позволите мне вернуться к своим делам?
   - Мы привели в действие только первую часть приговора. - покачал головой Пророк. - Есть еще кое-что, не являющееся отныне твоей собственностью.
   - Неужели потенция? - ужаснулся я. - По-моему, больше с меня нечего взять...
   - Речь идет о твоем имени. - бьюсь об заклад, роль судебного пристава понравилась Пророку больше, чем фейерверк на мое тысячелетие. - Ты осквернил его, а посему лишаешься права называться Люцием.
   - Отлично. Значит, мне выпала доля безымянного солдата?
   - Ну почему же? - лицо Пророка расплылось в садистской улыбке. - Теперь тебя зовут Майк Гомез, и ты, как и прежде, боец невидимого фронта. На твоем месте я бы радовался жизни.
   - Не с таким идиотским именем! - горько вздохнул я. - Ладно, привыкну. У вас все?
   - Ну, если коллегам нечего сказать... - начал было Пророк, но Арсин перебил его:
   - Я хотел бы остаться с Майком наедине. - Пророк кивнул и растворился в воздухе. Гринго последовал его примеру лишь мгновение спустя - хотел в полной мере насладиться моим поражением. Что ж, даже я понимаю его: все-таки не слишком приятно узнать, что твое насиженное место занял желторотый юнец, у которого еще молоко на губах не обсохло.
   - Тебе не следовало так поступать. - печально произнес Арсин спустившись со скалы. - Ты настроил против себя все Руководство. Не сегодня-завтра тебя отформатируют.
   - Что ж, возможно я действительно этого заслуживаю. - вздохнул я, усевшись на угловатом камне и достав из пачки сигарету. - О таких мелочах не стоит волноваться.
   - По-моему, я все еще твой друг, Майк, и вправе дать тебе совет...
   - Арсин, Арсин, - ухмыльнулся я. - Мне нужен стакан бренди, а не совет. Кроме того, теперь ты вряд ли захочешь водиться с таким неудачником, как я.
   - Друзей выбирают не за то, что они сделали, а за то, какие они есть, - изрек вампир, подняв вверх указательный палец - точь-в-точь как строгий школьный учитель. - Если ты думаешь, что я оставлю тебя в такую минуту...
   - Какую?! - раздраженно крикнул я. - Я в порядке, только нервишки немного пошаливают. И мне незачем отнимать у тебя драгоценное время.
   - Действительно. - Арсин повернулся ко мне спиной. - Как я могу говорить с тобой, если ты не слушаешь?
   - Просто я не готов к восприятию какой-либо информации. Свяжись со мной, когда будет нужно. А теперь, позволь мне побыть одному.
   Вампир понимающе кивнул и исчез, оставив меня наедине с холодными скалами. Вот и финал...
   - Майк, ты слушаешь? - Тремор неистово тряс меня за плечо, пытаясь привести в чувство.
   - Что? - пробормотал я, не до конца осознавая, где нахожусь. - Ах да! Нам
   нужно выполнить нашу обычную работу - прилететь, найти, уничтожить и улететь.
   - На этот раз - нет. Мы не знаем, что случилось с учеными, может, здесь
   замешаны повстанцы. Вы должны работать под прикрытием. Я проверил базы данных, в
   Южном Секторе раз в неделю приземляется грузовой корабль, так что прикинетесь курьерами. Главное, не ввязывайтесь ни в какие заварушки, ваша задача - разобраться что к чему, в случае необходимости нажать на курок, но так, чтобы об этом никто не узнал.
   - За меня не беспокойся, а вот с новичком могут возникнуть проблемы, - я пожевал сигарету и чиркнул спичкой. Хрен с ним, если и сдохну, то наверняка не от табачного дыма, а от избытка свинца в организме. - Ты ведь знаешь этих айвенго: хлебом не корми - дай погеройствовать.
   - Проведешь с ним инструктаж и объяснишь, что к чему. Думаю, он поймет. - Тремор выключил лэптоп и достал из секретера ключи от ангара. - Я приготовлю "Отшельник" к отбытию, а ты дождись Тони и доведи до его сведения план мероприятий.
   - Будет сделано. - нехотя отозвался я. Мне было откровенно лень покидать свое кресло и мчаться куда-то сломя голову, но если надо - тут уж ничего не поделаешь.
  
   "Отшельник" - так назывался построенный за кругленькую сумму космический корабль, намного опередивший свое время. Кроме того, что это была первая посудина, собранная не на орбите, а в гигантском цехе, на нашей пташке стоял экспериментальный гравидвигатель. Принцип его действия заключается в следующем: под действием луча короткофокусного лазера из изотопов тяжелой воды синтезируются более сложные ядра, которые затем распадаются, причем процесс распада контролируется магнитным полем лазера, далее выделяющаяся в ходе вышеописанных превращений атомная энергия преобразуется в электрическую, часть которой питает лазер, а часть пропускается сквозь гравимагнитные стержни (гравимагнетики - материалы, преобразующие магнитное поле в гравитационное -
   были открыты двадцать лет назад на Ио, одном из спутников Юпитера), за счет чего корабль и приводится в движение. Интересный способ заставить лететь неподъемный кусок металла размером со старый Нью-Йорк, по форме схожий с сиденьем для унитаза.
   - Какой абстракционизм! - восхищенно прошептал Тони, любуясь пышными прелестями корабля, выпирающими то тут, то там. - Ты уверен, что он взлетит?
   - По крайней мере, он летает хотя бы в одну сторону - вниз. - ухмыльнулся Тремор, взяв из рук стажера сумку. - Майк, позаботься о том, чтобы внешние люки были задраены на совесть, не хочу, чтобы история с Минором повторилась.
   - Есть, - без особого пафоса отозвался я. Надоели мне эти сволочные командирские замашки! Вот так! Только попробуйте еще раз таким тоном выразить свою просьбу, господин Тремор! Будете потом долго улыбаться. Деснами.
   - Что еще за история с Минором? - поинтересовался Тони, как только я справился с люками.
   - Питер Минор был случайным пассажиром "Отшельника", - объяснил Тремор. - Майк схалтурил, закрывая нашу консервную банку, и Минора высосало через задницу в открытый космос. Теперь ясно?
   - Вполне, - поежился Рэнделл. - Надеюсь, на этот раз мистер Гомез выполнил работу на совесть.
   - Все в порядке, - заверил я парня. - Если кто-то из нас и не доберется до Марса живым, то это будет вон тот умник с клыками. Тремор, мы с тобой плечом к плечу три года, и не было дня, чтобы ты меня не подколол, - я повернулся к вампиру. - Мне начинает надоедать такой расклад. Один вон тоже прикалывался, прикалывался, да и помер в расцвете лет.
   - Гринго был обычным нытиком, - покачал головой Тремор. - Сарказм стал его крысиной норой, куда он прятался от ярких огней мира. Я же предпочитаю конструктивную критику, направленную на коррекцию твоей модели поведения. Кроме того, тебя просто необходимо держать в ежовых рукавицах, иначе ты раскиснешь и начнешь думать о своей судьбе, а это для работников агентства крайне нежелательно. Ты должен быть бесстрастен, иначе все пойдет наперекосяк. Привыкая к колкостям, человек обрастает пуленепробиваемой оболочкой пофигизма, так что мои выкрутасы научно обоснованы, а следовательно необходимы.
   - М-да. - произнес я многозначительно. - И придраться-то не к чему. Ладно, пора в путь, мне не терпится надрать кому-нибудь задницу. Ключ на старт!
   Автоматы, управлявшиеся голосом, послушно привели в действие главный двигатель, и корабль стал набирать высоту.
   - Красота! - восхищенно прошептал Тони, когда на обзорных экранах показались приветливо улыбающиеся звезды. - Я ни разу не видел их так близко.
   - Такое бывает, когда всю жизнь торчишь в своей берлоге на краю света и не решаешься сделать шаг за ее порог, - усмехнулся я. - Я тоже давно уже не вырывался за пределы земного тяготения, но космос меня не прет. А знаешь, почему?
   - И почему же? - поинтересовался Рэнделл.
   - Потому что наш полет - красивая обертка для куска навоза под названием работа. Нет времени прыгать от радости, нет времени бегать по потолку, наслаждаясь невесомостью, нет времени на улыбки - а тогда зачем вообще знать, что ты подошел к своей мечте вплотную именно в тот момент, когда между ней и тобой выросла стена из бронепластика?
   - Сентиментальная чушь, - скривился Тремор. - Победа в борьбе за правое дело - и есть мечта человека. Когда это не так, лучше сразу пустить себе пулю в лоб и не мучиться.
   - Ты говоришь, как хренов социалист, - буркнул Тони.
   - Кто-кто? - Тремор, выпучив глаза, смотрел на новичка, познания которого в области политической истории были заметнее пятна крови на белых брюках.
   - Социалисты - это своеобразный антипод демократов, - сказал я, отстегивая ремни безопасности. Центрифуга запущена, никаких фокусов с гравитацией не предвидится, так что можно пока расслабиться и дать пивному брюшку подышать свежим воздухом. - Пик их активности приходится на ХХ век, в особенности это хорошо прослеживается на примере печально известного Советского Союза. Государство, которому пророчили долгую жизнь, просуществовало всего около семидесяти лет. А все потому, что нравственный фундамент общества сгнил до основания, осталась только идеология, вот только на ней одной далеко не уедешь.
   - Неужели люди действительно когда-то строили храм своего будущего на болоте предрассудков? - ужаснулся Тремор.
   - Конформизм граждан, вызванный глубокими социальными потрясениями, сыграл главенствующую роль в становлении тоталитаризма, к которому сводился социализм, как политического режима, - ответил я. - Не следует забывать, что Первая Мировая война вызвала головную боль не у одного поколения.
   - Кошмар, - резюмировал вампир. - Ладно, пора заняться стратегическим планированием предстоящей операции. Как вам уже известно, Марс озарился вспышками выстрелов сражающихся между собой классов. Мы не знаем, какой масштаб приобрел конфликт на данный момент, но можно однозначно сказать, что Купол трещит по швам. Не скрою, это несколько усложнит задачу, которую вам следует свести к простому ответу в виде свинцового шарика, однако высадка отряда произойдет на нейтральной пока территории, в городе под названием Асфиксия.
   - Там что, с воздухом туго? - усмехнулся я.
   - Так же, как у тебя с мозгами, - парировал Тремор. - В городе живут, в основном, торговцы барахлом и проститутки, так что будьте предельно бдительны. Направляйтесь к лаборатории палеокибернетики как можно скорее. Для этого вам потребуется недюжинная порция удачи, поскольку цель путешествия находится в "горячей зоне", даже отсюда слышно, как там взрываются танки и грузовики с припасами, вопят раненые, ругаются матом солдаты, еще способные говорить. Надеюсь, ваш кораблик не собьют, и все пройдет как надо, иначе, Майк, не видать тебе премии на День Благодарения.
   - Не привыкать, - ухмыльнулся я. - Позволь обратить твое внимание на следующий интересный факт - по нам уже полчаса как стреляют.
   - Что? - Тремор вскочил, как ошпаренный. - Откуда ты знаешь, ведь на обзорных экранах ничего нет?
   - Ай, кому ты зубы заговариваешь? - махнул я рукой. - Мы оба знаем, что эти штуки не подключены к внешним камерам.
   - Что? - вмешался Тони. - А как же облака, звезды, которые я видел? Это что, компьютерная имитация, обман зрения?
   - Соображаешь, - похвалил Тремор.
   - Не пойму только, зачем было отключать обзорники от внешних камер? - Рэнделл задумчиво потер подбородок. - Проблемы с энергией?
   - Все гораздо проще, - усмехнулся я. - Спроси у Тремора, куда он дел эти самые камеры!
   - В том, что я установил наблюдение за той цыпочкой, нет ничего противозаконного, - возразил вампир, пытаясь найти в присущем рубке "Отшельника" бардаке педаль тормоза. Да, и не надо смеяться! Я настоял на том, чтобы антиинерционные двигатели запускались вручную, точнее, вножную - еще одна дань привычке.
   - Как нет ничего противозаконного в том, что нас превратят в облако космической пыли! - гневно крикнул Тони. - У кого-нибудь есть предположения касательно того, кто или что тратит на нас свой боезапас?
   - Пусть Майк пофантазирует, - с языка Тремора капали ядовитые капельки сарказма. - Что скажете, мистер Гомез?
   - Пол апериодически вибрирует, - изрек я, откинувшись на спинку кресла. Теперь моя очередь играть мистера Невозмутимость. - Ненормированные промежутки между залпами характерны для ОКО - орбитальных космических орудий, изобретенных Тони. Похоже, нас нет в списке приглашенных на вечеринку, вот и взбунтовалась пушка. Думаю, щит "Отшельника" выдержит подобное хамское обращение.
   - Насчет этого можно не волноваться, - вставил Рэнделл. - Мощность лазера составляет порядка пяти мегаватт, что позволяет пробить лишь легкую броню истребителей, зато вес и габариты при этом составляют...
   - Нам сейчас не до рекламы, - огрызнулся Тремор. - Что будем делать, Майк? На грузовом корабле, который доставит вас на поверхность, силовика нет, и броня чересчур хлипкая.
   - Может, подождать, пока у этой хреновины не кончатся патроны? - предложил я.
   - Бесполезно, - покачал головой Тони. - ОКО - своего рода перпетум мобиле - вырабатывает энергию из ничего, так что скорее Солнце погаснет, чем заряд лазера иссякнет.
   - Отлично. - Тремор едва заметно побледнел. Честно говоря, у вампиров не слишком загорелая кожа - все-таки на солнце они редко бывают, и некоторые кровососы в случае чрезмерного волнения становятся полупрозрачными, но случай с коллегой был исключением из правил - не так давно Тремор баловался гуманотропином, и приобрел вид вполне нормального человека, если не брать во внимание пятисантиметровые клыки. - Мы можем что-нибудь сделать?
   - Я попробую обмануть систему распознавания. - Тони отстегнул от пояса кожаное портмоне, где ждал своего часа микро-КПК. - Мне нужен лучевой канал связи с частотой, на которой ОКО посылает гамма-импульсы, сканирующие прибывающие суда. Обычно это где-то пять-шесть гигагерц, не больше.
   - Ты в эфире. - произнес я, набрав на клавиатуре нужную команду и нажав "Enter". Да, возможно, кому-то покажется странным, что я не пользуюсь нейроконтроллерами, с помощью которых компьютер становится продолжением человека, но данный факт объясняется тем, что стучать по клавишам мне было приятней, чем посылать мысленные команды процессору.
   - Так, посылаю липовые позывные напрямую в головной компьютер ОКО. - Рэнделл взял "волшебное перо" и нарисовал на дисплее КПК несколько крионийских символов, после чего подключил свой агрегат через последовательный порт к наспех организованному мной каналу связи и наложил искусственную волну со сдвигом по фазе 90® на посылаемую ОКО, имевшую, соответственно, нулевой сдвиг, результатом чего стало взаимное уничтожение двух волн и перезагрузка системы на орудии (держу пари, перед этим на дисплее оператора появилось нечто вроде "Критическая ошибка! Если она повторится, я остригусь и уйду в монастырь!"). Зная последовательность загрузки последней - ядро, драйвера, база данных "своих" и "чужих", и уже в последнюю очередь - защита от удаленного доступа - Тони успел
   рассказать компьютеру сказочку про то, что недружественных кораблей на территории нет, а летающее сиденье для унитаза, подползающее к планете - корабль горячо любимых жителями Марса крионийцев, снабжающих местное население воздухогенераторами, пока кремниевые извилины этого мешка с транзисторами боролись с посттравматическим шоком.
   - Ну вот и ладушки, - облегченно вздохнул я, когда корабль, наконец, перестал вздрагивать, словно озябший щенок. - Тремор, приготовь грузовик к вылету, а мы с Тони обсудим один важный вопрос.
   - Вот так всегда, - буркнул вампир и, повернувшись на каблуках, удалился в ангар.
   - Я знаю, что ты сейчас скажешь, - улыбнулся Тони. - Я зря старался, ведь того корабля, на котором мы прибудем на планету, по-прежнему нет в списке "хороших" в головном компьютере ОКО.
   - Главное, чтобы Тремор этого не заподозрил, - в космосе курить запрещено, однако я нашел в себе смелости сунуть в рот сигарету. - Он и так от тебя не в восторге. Все против нас с тобой, парень, даже наше руководство. Мы должны утереть им нос, и раз и навсегда доказать, что смертные тоже кое-чего стоят на Арене Веков! - я чиркнул спичкой и затянулся. - Вот почему для меня так важен наш полет. Я хочу, чтобы все прошло идеально, так что никакой самодеятельности, слушай только меня, и вали все тоже только на меня. Мне уже нечего терять.
   - Хорошо. И все же как быть с ОКО? - произнес Рэнделл после недолгого раздумья.
   - Оставь его мне, - усмехнулся я. - Только не забудь пристегнуться.
   - Что ты задумал? - прищурился Тони.
   - Ничего хорошего, уж будь уверен. Немножко полихачим, вот и все. Идем, Тремор, наверное, уже закончил возиться с кораблем, - я быстрым шагом направился в ангар.
   - Эй, я в камикадзе не нанимался! - возопил Тони, едва поспевая за мной.
   - Не бойся, ты даже зевнуть не успеешь, как все будет кончено, - заверил я парня, отдав честь Тремору и нырнув в темное чрево грузовика, на котором мы прибудем на Марс под видом курьеров. Вампир никак не отреагировал на мой жест. Держу пари, сейчас его мысли были заняты тем, как поскорее спровадить нас и засосать бутылку-другую текилы. Оно и к лучшему - в такие минуты Тремор особо ни к чему не придирался и не шибко шевелил извилинами, а потому волноваться насчет ОКО сейчас было бы глупо.
   - В том-то все и дело, - ухмыльнулся Рэнделл, пристегивая ремни безопасности.
   - Хотелось бы успеть зевнуть, прежде, чем моя задница станет спутником Марса.
   - Слушай, просто доверься мне! - раздраженно процедил я, и, щелкнув тумблером, включил двигатели суденышка. Дюзы довольно заурчали, а навигатор добродушно послал меня на хрен, когда я попытался отключить автопилот. Скрипнув зубами, я вскрыл приборную панель и вырвал несколько подозрительных проводов к такой-то матери. Навигатор чертыхнулся и умолк.
   - Что ты творишь? - взвизгнул Тони.
   - Не люблю, когда мне мешают, - я взял штурвал в руки и глубоко вздохнул. - Поехали. Господа провожающие, пожалуйста, уберите все свои болтающиеся причиндалы от дюз корабля, мы отправляемся!
   - Удачи, - послышалось в наушнике. Тремор как всегда был краток. Ну да ладно, хоть удачи пожелал, а ведь она нам пригодится.
   Грузовое судно медленно отчалило, оставив "Отшельнику" на память царапину на внешнем люке ангара. Кораблик слушался меня беспрекословно, и никакая долбаная электроника не мешала наслаждаться жизнью.
   Теперь, господа и дамы, напрягите свое воображение и представьте реакцию ОКО на следующее необъяснимое явление: ни с того ни с сего перед самым носом сенситивных датчиков присутствия появляется чужак и спокойно летит по своим делам, словно двухсотфутовая пушка в космосе - всего лишь плод чьего-то больного воображения. Ага, а теперь, дамы, пожалуйста, положите на место скалки, которые появились у вас в руках благодаря врожденному инстинкту, а вы, господа, спрячьте зубочистки-пулеметы, приобретенные на вчерашней распродаже шпионских штучек, потому что дальнейшие события надо как следует прочувствовать.
   - Эта хреновина развернулась в нашу сторону! - крикнул Тони мне в ухо. Странно, вроде как со слухом у меня полный порядок.
   - Браво! - язвительно произнес я, не выпуская штурвал из рук - момент был самый что ни на есть ответственный. - Тебе что, лишку приплачивают за идиотские комментарии?
   - Ладно, не заводись, - махнул рукой коллега. - Какой у тебя план?
   - Пойдем по Гистерезису, - на моем лице расцвела садистская улыбка, и Тони это явно не понравилось.
   - Ты спятил? Забыл, что стало с Джексоном? - Небольшое лирическое отступление для тех, кто не слыхал о последних открытиях в астрофизике: Гравитационный Гистерезис марсианской орбиты занял почетной место в учебниках и справочниках совсем недавно, да и заинтересовались ученые сим феноменом только потому, что слишком уж часто хлипкие транспортники стали рассыпаться на части, даже не достигнув атмосферы планеты. В то же время Саймон Вебер, английский астрофизик и лауреат премии, учрежденной Галактическим Советом, подробно описал явление Гистерезиса в своей работе, посвященной исследованию космических аномалий. Думаю, нет нужды приводить его выкладки, если у кого есть желание, можете прочитать труды Вебера на досуге. Речь о другом - Правительство решило поставить под вопрос сам факт существования Гистерезиса, списав гибель кораблей на кривые руки портовых техников. Но нашелся шарастый парень, которому захотелось во что бы то ни стало прокатиться по Гистерезису и раз и навсегда доказать его существование. Это был Билли Джексон. Однако он не справился с управлением своим корытом и теперь внутренности смельчака блуждают по космосу в поисках счастья.
   - Уверен, нам больше повезет, - я запустил вспомогательные двигатели, не переставая улыбаться. Посмотрим, насколько стажер действительно крепок. - Готов?
   - Очень может быть, - вздохнул Рэнделл.
   - Тогда поехали! - крикнул я, ткнув пальцем в желтую кнопку с кровавой надписью "Максимальное ускорение". Пыхнули дюзы, корабль стремительно вошел в пике, и от перегрузки нас с Тони едва не вывернуло наизнанку. Достигнув гравитационного инверса - точки, в которой силы притяжения Марса по мановению волшебной палочки превращались в силы отталкивания, плоскость действия которых была искривлена вследствие влияния полей других космических тел и проходила через центр планеты - корабль резко задрал вверх нос (надо было видеть, с каким лицом я рванул на себя штурвал), и, сделав мертвую петлю диаметром в сотни миль, вошел в атмосферу со скоростью страдающего диареей спринтера. В ту же секунду в хвостовой части грузовика прогремел взрыв.
   - Что это за срань? - проорал Тони, зажмурившись от страха.
   - Всего лишь правый двигатель, - констатировал я. - ОКО все-таки попало по нам.
   - Мы разобьемся! - завопил коллега. - Все, конец!
   - Не дрейфь, у нас есть еще левый двигатель и целых четыре вспомогательных, так что на чем-нибудь до поверхности доберемся, - я преспокойно закурил и слегка подтянул к себе штурвал, в результате чего корабль кувыркнулся в разреженной марсианской атмосфере и полетел по спиральной траектории. Не прошло и минуты, как он вонзился в песчаный грунт, оставив нешуточной глубины воронку.
   - Больше я с тобой и в одно корыто не сяду, - простонал Рэнделл после того, как мы дружно заблевали приборную панель грузовика.
   - Не зарекайся, - отозвался я, отстегивая ремни безопасности. - Лучше попробуй определить наше местонахождение и пораскинь мозгами на тему "Куда это мы опять вляпались и как нам быть?" Я уже устал напрягать извилины.
   Покумекав с бортовым компьютером, Тони подключился к спутнику КРОШ-2 и загрузил в память нашего электронного дружка карту района.
   - Хорошие новости - мы приземлились аккурат в Южном Секторе, - сообщил коллега. - До Асфиксии всего пара миль, так что можно и прогуляться. Горожане почти наверняка имеют привычку распускать язык, так что при желании мы извлечем много полезной информации из их сплетен. У тебя неплохо получается заговаривать зубы, поэтому ты займешься выпытыванием необходимых нам сведений, а я возьму на себя организационную сторону вопроса...
   - Погоди, - с улыбкой перебил я. - Если я попросил тебя взять на время инициативу в свои руки, это еще не значит, что меня автоматически следует причислять меня к категории сосунков. Все-таки я побольше твоего топчусь на арене веков, а потому вряд ли ошибусь, предположив, что в городе нас ничего хорошего не ждет. Среди жителей Асфиксии могут скрываться агенты Колониальных Властей и повстанцы, и уж этим-то ребятам вряд ли захочется поболтать о чем-то кроме своего так называемого "правого дела", а я не хочу, чтобы меня вербовали в ополченцы или патруль, мне и без того забот хватает. Тем более, что шансов засветиться в городе гораздо больше, чем где-нибудь вдали от населенных пунктов. Нет, мы разобьем лагерь здесь, произведем рекогносцировку и направимся в лабораторию палеокибернетики.
   - Ты забыл о том, что говорил Тремор, - возразил Тони тоном, не предвещавшим ничего хорошего. Вот же дернул нечистый взять этого выскочку на службу! - Мы должны прибыть в Асфиксию и навести мосты с местным населением.
   - Знаю я ваши мосты! - махнул я рукой. - Выпить да перепихнуться - вот тебе и тесный контакт. Так бы и сказал, что бабу тебе надо!
   - Ты что! - завопил Рэнделл, мгновенно залившись краской. - И в мыслях не было!
   - Конечно же не было - ты хочешь этого подсознательно, - усмехнулся я. - Ладно уж, мне не меньше твоего охота прошвырнуться по местным барам, так что собирай вещи и жди меня возле корабля, а я пока заведу транспортер и проверю накладные на груз. Да, чуть не забыл! - я швырнул Тони потертый синий комбинезон. - Переоденься.
   - "Папаша Берк"? - поморщился коллега, прочитав нашивку на рукаве.
   - Кто сказал, что будет легко? - я долго ругался, пытаясь втиснуться в не менее идиотский костюм "акваланг" - двоечка типа "уродливые штаны плюс безвкуснейший плащ". Наконец, мне это удалось. - Пошевеливайся, у нас не вечность впереди.
  
   По мнению некоторых психологов, если человек начинает задумываться о смысле своей жизни, это первые признаки того, что он сходит с ума. В таком случае меня уже давно пора одеть в смирительную рубашку и запереть в комнату с белыми мягкими стенами. Может, кому-то подобные меры покажутся исключительными, но ведь экзамен на профпригодность я сдавал тысячу лет назад, и где гарантия, что сегодня я подтвержу его результат? Время течет, словно вода в сливном бачке унитаза, унося в канализацию лучшие годы наших жизней. Возможно, так и должно быть, ведь установленный Всевышним Порядок Вещей неоспорим и, по всей видимости, останется таковым еще на пару сотен миллионов лет. Но что будет по истечении этого срока - мне плевать - ведь человечества тогда уже никто не будет помнить. Наше место под солнцем займет более - или менее - достойная раса, и спираль веков пополнится еще одним витком.
   Но вернемся к нашим баранам, а точнее говоря, к одному барану - то бишь ко мне. В последнее время меня стали преследовать жуткие сны, обрывки прошлого, которое я не в силах бойкотировать. Смерть, смерть... Все близкие мне люди умирают на Алтаре Вечности, а я стою и смотрю на их неподвижные тела словно в полутрансе и говорю кому-то:
   - Таков уж наш путь, старина.
   Ответа не следует, и я, медленно повернувшись в сторону дверного проема, шагаю навстречу объятьям стигийского мрака. Знаю, вы скажете мне, дескать, такие сны - не редкость, но ведь это не сны! То, что я вижу по ночам - скорее пласт воспоминаний, показавшийся из-под темных волн амнезии, оставленной мне в подарок Пророком ради моего же блага. Во всяком случае, он настаивал на том, чтобы Руководство вернуло мне лишь ничтожную часть воспоминаний о моей прежней жизни, чтобы я мог лишь приблизительно представить, как весело было нести службу в рядах Заступников каких-то четыреста лет назад.
   Проблема состояла в том, что оставшиеся неприкаянными горы фактов, полезных и не очень, обрушивались на меня, едва я ступал во владения Морфея. Города, лица, голоса - коктейль намеков из далекого прошлого, и все это каким-то образом связано с тем, что сейчас творится на нашем плане бытия вообще и в "Дубине" в частности. Ну и Бог с ними, с грезами, сейчас мне не до фантасмагорий. Что ни говори, реальность может быть похуже самого нелепого кошмара, так что, Майк, скрепи зубы и смелее в бой за свои устаревшие еще в позапрошлом веке идеалы!
   В двенадцать тридцать пять по Гринвичу (я всегда точно подводил свои часы) приземистый транспортер подкатил к внешним воротам Асфиксии. Сразу вынужден кое-что разъяснить. Если вы ни разу не были ни на одной из колонизированных землянами планет, то почти наверняка думаете, что города-купола - это здорово. Ничего подобного. Только с виду сверкающие на солнце гигантские полусферы кажутся венцом творения гениального архитектора, а если заглянуть вовнутрь...
   Начнем с того, что большую часть купола занимает система подачи воздуха, обеспечивающая давление порядка одной-полутора атмосфер, а ведь данное обстоятельство не позволяет колонистам жить что называется на широкую ногу, ведь их как сельди в бочке. Во-вторых, водопровод, а в частности - канализация, настолько специфичен, что все сточные воды приходится собирать в цистерны, а не аккумулировать их запас в почве, так что в случае, если спустя триллионы лет наши останки на Марсе обнаружат другие разумные существа, отгадайте что они сочтут главной культурной ценностью человеческой цивилизацией? И, наконец, третий недостаток - конечно же, единственные ворота, которые, к тому же, имели обыкновение капризничать, поэтому проехать на КПП без приключений считалось более чем героическим подвигом.
   Однако в последнем случае нам невероятно повезло - транспортер проскочил между створками ворот за секунду до того, как они с пронзительным скрипом захлопнулись, глухо прохрипели что-то нечленораздельное и, что называется, выпустили пар - микродвигатели, приводившие в действие до банальности простые механизмы, перегрелись в результате нарушения циркуляции хладагента в системе охлаждения, задохнувшись сизым дымом, и объявили всем бойкот, так что до прихода техника едва ли кому-нибудь посчастливится попасть в город.
   - Ваши документы? - пропела на редкость симпатичная девушка, чей яркий комбинезон резко контрастировал с серо-голубой формой таможенников Федерации. Похоже, здесь, на Марсе, действительно собрались вольные пташки, не заглядывающие в рот чинушам из Совета, тогда мне уже нравятся декорации, на фоне которых мы в очередной раз будем нашпиговывать серебром нечисть.
   - Вот, пожалуйста, - учтиво произнес Тони, протянув девушке наши паспорта. - Я - Тони Рэнделл, а это Майк Гомез, мы привезли подарки от Папаши Берка, - не надо так на меня смотреть, идея представиться настоящими именами принадлежала Тремору - так, по его мнению, мы не запутаемся в бесчисленных псевдонимах.
   - Как мило с его стороны, и с вашей тоже! - улыбнулась красотка, проставив нам визы. - Я - Сьюзи. Не желаете пригласить меня на чашечку кофе после окончания смены?
   - Мы бы с радостью, - начал было Тони, - но... - тут я кольнул его в бок авторучкой, которую всегда держал при себе как раз для таких случаев. - Впрочем, Сьюзи, нам было бы приятно твое общество сегодня вечером.
   - Отлично! - оживилась девушка. - Как насчет "Погнутой Антенны"? По-моему вполне себе забегаловка.
   - Поддерживаю, - кивнул я.
   - Присоединяюсь, - вздохнул Рэнделл. "Вот тут-то ты и попался, дружок!" - злорадно рассмеялся я про себя. Люблю делать гадости, так-растак!
  
   После того, как мы разгрузили транспортер на складе, Тони предложил побродить по городу и посмотреть, что к чему. Я не стал возражать - для успешного выполнения задания нам просто необходимо было свободно ориентироваться в окружающей обстановке. Спустя час, может, полтора, мне наскучила наша прогулка. Асфиксия не была чем-то уникальным в плане градостроения - безликие небоскребы из стекла и металла, вездесущие неоновые вывески, зазывающие простаков в сети пороков, достающий до мозга костей механический голос, несущийся со всех динамиков:
   - Внимание! Дамы и господа, в связи с неисправностью воздухоочистительных фильтров в секторах 13-В и 13-С, администрация просит вас не курить в центральной и восточной частях города.
   - Похоже, они не слишком рады курильщикам, - заметил Тони.
   - Плевать, - мрачно отозвался я, увернувшись от магнитолета, появившегося неизвестно откуда. Вот он, цивилизованный гадюшник во всей своей красе! - Даже Галактический Совет не заставит меня отказаться от сигарет.
   - Забавно, - усмехнулся коллега. - Высказывание в духе "Никому не позволю убрать пушку от моего виска".
   - Ничуть, - покачал я головой. Кровавое небо над куполом из стекла (пуленепробиваемого или нет - не моя забота, я прилетел сюда не затем, чтобы стрелять куда попало) не слишком приветливо смотрело на чужаков, попавших в четко отлаженный механизм марсианской общины. Впрочем, что-то в этом механизме все-таки дало сбой, иначе бы гражданская война так и осталась сладким сном какого-нибудь чокнутого бунтаря. С другой стороны, мне уже надоела беготня, стрельба и созерцание бессмысленных смертей - жертв параноидальной мании активистов добиваться своих по меньшей мере странных целей силовыми методами, а
   потому лучше уж держаться в стороне, и то, что горожане смотрят на нас косо, при теперешнем раскладе как нельзя кстати. - Табак - лучший способ расслабиться, по крайней мере для меня.
   - При том, что ты и так не особо напрягаешься. - парировал Тони. Вот упрямый сукин сын! Обязательно хочет оставить за собой последнее слово.
   - Кому как ни тебе судить об этом, гребаный школяр! - разозлился я. - Ты просто везунчик: в настоящей переделке ты не был, мир видишь сквозь розовые очки, но то, чем мы с тобой занимаемся - всего лишь мышиная возня. Локальные конфликты тем и хороши, что патронов и нервов на их решение уходит гораздо меньше, чем при столкновении с Полным Абзацем. Ты ведь читаешь желтую прессу?
   - Ну... - замялся Рэнделл. - Иногда.
   - Помнишь статью о Восточном округе?
   - Разумеется, - кивнул Тони. - Там вспыхнула эпидемия чумы, и Комитету пришлось дезинфицировать территорию термической плазмой. Ничего из ряда вон выходящего.
   - Конечно, - улыбнулся я. - Только КМС и был чумой, погубившей жителей округа. Сукины дети проводили в тех краях испытания нового симбионанотехнологического оружия, оружия, превращающего мертвецов, упокоенных на местном кладбище в практически неуязвимых зомби, целью которых была ассимиляция с новыми носителями.
   - Это недоказуемо, - запротестовал коллега.
   - Твой предшественник погиб при исполнении, пытаясь разгрести кучу дерьма, оставленную Комитетом в подарок округу, какие еще нужны доказательства?! - почти кричал я. - Мы вытянули уцелевших из могилы, обезвредили мертвецов, а в награду - штраф в пятьдесят тысяч кредитов за разнесенный в пыль бункер. И где, мать твою, справедливость? Пашешь, как проклятый, а в ответ даже пресловутое "спасибо" не услышишь!
   - Но ведь тебя никто не держит, хоть сейчас увольняйся, - пожал плечами Тони.
   - В том-то и дело, - мрачно произнес я, закуривая. - Я никому не доверю свою работу, ибо никто не справится с ней лучше меня. Тысячелетним стажем борьбы со всякой мерзопакостью обычно не пренебрегают. Не знаю почему, но ты стал исключением. Я сразу почувствовал в тебе что-то эдакое, поэтому ты был принят в агентство. И будь я проклят, если с тобой случится то же, что и с Гринго!
   - И что же такого с ним случилось?
   - Он погиб по моей вине. Если бы я был повнимательнее, то не пустил бы на борт магнитолета мертвяка, замаскировавшегося под девушку. Когда мы раскусили тварь, она вступила в борьбу. Я выстрелил, и магнитолет потерял управление... Очнулся я среди горящих обломков. У меня был сломан позвоночник, а Гринго... К тому времени он уже навсегда покинул мир. - я шмыгнул носом и затянулся.
   - Я не думаю, что тебе стоит корить себя за то, что все так произошло. - сказал Тони после полуминутного раздумья. - В конце концов, виной всему роковая случайность.
   - В жизни нет места случайностям, - возразил я. - Мы сами творим свою судьбу. Если на одном конце земного шара падает булавка, а на другом случается землетрясение, то только потому, что эту булавку кто-то уронил. В современной Теории Хаоса учтен тот факт, что силой, движущей Вселенную к великому Ничто, является человек.
   - Ясно, - кивнул Рэнделл. - Извини, что меняю тему разговора, но уже семь часов, и Сьюзи, должно быть, уже освободилась.
   - Спасибо, что напомнил! - спохватился я. - Заставлять даму ждать непозволительно.
   И мы поспешили в "Погнутую антенну", где, как я надеялся, должно было начаться самое веселье...
  
   Время мчится, словно сбрендивший локомотив. И, как всегда, для меня в вагонах веков места нет. Интересно, что я сделал такого ужасного, чтобы заслужить это наказание? Жить вечно, прячась в тени. Находить приют в объятиях стигийского мрака, чьи порождения один за другим падали бездыханными в битвах, которые меня вынуждали вести. Трупы созданий ночных фантазий безумных чародеев и чернокнижников ковром устилали мою дорогу, но свернуть с нее я не мог. Может, мои слова покажутся кому-то слишком уж категоричными, но я думаю так - от человека в этой жизни мало что зависит. Разумеется, мы сами создаем завтрашний день, но вот вопрос: кого благодарить за то, что завтрашний день вообще наступает? Высшие силы дают нам кусок глины, из которого можно вылепить будущее, но, согласитесь - из глины кофемолку не сделаешь. Мы ограничены в свободе выбора хотя бы потому, что стартовый пинок под зад Всевышний дает в определенном направлении, о котором человек может за свою жизнь так и не догадаться. Ты родился - и для тебя уже готово шоссе, по которому с полуденными призраками ты умчишь к закату. Твоя воля состоит лишь том, где делать остановки и какой продолжительности они будут.
   Когда я уверял Тони, что мы творцы своей судьбы, то врал прежде всего самому себе. В самом-то деле, неужели бы я в здравом уме собственноручно сделал свою жизнь такой удручающе интересной? Нет, я бы опустился на дно, слился с дорожной грязью, и умер вдали от рассадников всенародного идиотизма. Стал бы самым последним дерьмом на свете. Так что я благодарен судьбе за то, что она у меня есть, за то, что каждый божий день в мой дом стучатся неприятности, и, получив по физиономии, убираются восвояси.
   Господи, как здорово быть всего лишь человеком, пусть даже с неограниченным сроком эксплуатации!
   - Похоже, она не придет, - вздохнул Тони, глядя на часы с кукушкой, которые какой-то умник додумался повесить в забегаловке.
   - Во всем плохом есть что-то хорошее, - улыбнулся я, отхлебнув из пластиковой чашки. - По крайней мере, кофе здесь варят - будь здоров!
   - Коллега, да вы оптимист! Хотя за то время, Майк, что мы с тобой работаем вместе, я бы сказал, что ты ведешь себя как гнусный старикашка, умудренный опытом. Стороннему наблюдателю может показаться, что ты раньше времени впал в маразм.
   - Ха! Я и есть, как ты выразился, умудренный опытом старикашка - как никак мне уже за тысячу лет, - я достал из кармана КПК. Несколько прикосновений к эрогенным зонам этого калькулятора-вундеркинда - и на жидкокристаллическом дисплее появилась карта марсианских колоний. - Вот же хрен, дела идут гораздо хуже, чем я полагал, - пробубнил я, уткнувшись носом в КПК.
   - Ты о чем? - удивился Тони.
   - Мы сейчас находимся на расстоянии в несколько сотен миль от лаборатории палеокибернетики. Предполагалось, что речь будет идти о десятках миль. - Раз уж об этом зашел разговор... - начал коллега. - Какого мы там вообще забыли?
   Мимо нашего столика прошла симпатичная официантка, которую я не преминул легонько шлепнуть по ее шикарной попке. Девушка обернулась, сделала вид, будто ужасно смутилась, и продолжила свое дефиле с подносом по насыщенному парами алкоголя мирку.
   - Есть места, куда человеку лучше не совать нос, - произнес я, поставив чашку, чувствующую себя опустошенно, на край стола. - А есть вещи, которых лучше не знать. Киберидол - одна из таких вещей.
   - Сейчас угадаю, - осклабился Тони. - Марсианские ученые каким-то образом заполучили эту хреновину и решили во что бы то ни стало исследовать.
   Уже знакомая нам с вами официантка подошла нам и поставила пустые чашки на не менее пустой поднос, после чего протянула мне маленький листочек бумаги, заискивающе улыбнулась и удалилась.
   - Что там? - поинтересовался Рэнделл. - "Отель "Галакси", номер 332, одиннадцать вечера". Похоже, мне будет чем заняться сегодня ночью. Ну да ладно, - махнул я рукой, - сейчас нас интересует Киберидол. До сих пор ничего не известно о том, какие силы создали этот зловещий артефакт и для чего он служит - или служил. Мы располагаем лишь домыслами, а выдумать можно все, что угодно. А главное - знание приходит к нам в тот момент, когда оно действительно необходимо, и имеет цену в могильных крестах. Вспомни атомную энергию: мы едва не развязали Третью Мировую, прежде чем заставили уран не отнимать человеческие жизни, а обогащать их. А диззи-кристаллы? Они нестабильны в нашей атмосфере, но разве крионийцы знали об этом, когда наше драгоценное Правительство попросило их поделиться? В том, что исследовательский комплекс на Венусе распался на молекулы винить следует не инопланетян, а нас - ведь это мы гнались за дешевизной. Так что с Киберидолом, возможно, такая же история. Что-то пошло не так, кого-то разорвало на куски - и в апартаментах Тремора звонит визифон, а он, в свою очередь, посылает нас сюда якобы для расследования, хотя на самом деле это опять мышиная возня.
   - Ну вот, снова впадаешь в маразм, - усмехнулся Тони, вытащив из пачки сигарету. - Мы уже через это, кажется, проходили.
   - Да, и опять я в дураках, - оскалился я. - А если серьезно, что ты вообще думаешь о нашем задании?
   - Я не верю Тремору - вот что я думаю, - заявил коллега после глубокой затяжки. - Ни одному его поганому слову.
   - Можно узнать, почему? - поинтересовался я, пряча записку официантки в карман. Да, знаю, у меня обычно позднее зажигание - а чего вы еще хотели от тысячелетнего куска мяса, начиненного мыслимыми и немыслимыми неприятностями?
   - Он вампир. - мрачно произнес Тони. - Ненавижу вампиров. Была бы моя воля, всех их поставил бы к стенке и не поскупился бы на осиновые пули.
   - Какой ты злой! - хихикнул я. - Позволь мне просветить тебя насчет кровососов: если бы их не было, искусство сейчас бы отлеживало бока в могиле. Камерные оркестры на девяносто девять процентов состоят из вампиров, а о том, какие из ночных ангелов выходят писатели и режиссеры вообще говорить не стоит. Мы воображаем себя умными, но на самом деле, дай нам волю, с превеликим удовольствием залезли бы обратно в пещеры. А вампиры нуждаются в самовыражении, поскольку больше им делать нечего, вот и лезут на рожон.
   - Может, мне еще и молиться на них?! - гневно крикнул Тони. Нет, пареньку определенно следует показаться психиатру и проверить нервишки.
   - Это уже на твое усмотрение, - спокойно ответил я. - Кроме того, не забывай о балансе сил. Вселенная - это большие весы, на одной из чаш которых находится добро, а на другой - зло. Представь себе, что было бы при отсутствии противовеса? Чаша бы опрокинулась - и плакали наши благие намерения. Чтобы добро чувствовало себя уютно, его нужно уравновесить, и чем больше гадостей на другой чаше весов, тем выше Свет с точки зрения пространственного положения и ценности для человека.
   - А при чем здесь кровососы?
   - Когда "Дубина" только появилась, Правительство поголовно истребляло вампиров, и другая нечисть попряталась от греха подальше. Все зажили вольготно и забыли про Бога, про то, что все мы грешники, и усердствовать в осквернении своей и без того мерзкой душонки пороками не стоит. Однако наша контора добилась введения Закона о Донорстве, и кровососы облегченно вздохнули. Тогда же был создан Комитет по Межвидовому Сотрудничеству. В знак благодарности эти ребята вылили на нас ушат грязи, но пес с ними, я не злопамятный. В общем, мы вернули наименее опасных отпрысков стигийского мрака в города, и все стало на свои места. Разумеется, иногда особо резвые мерзавцы пытаются перегнуть палку, и тогда мы объясняем, что так делать нехорошо.
   - Сукины дети! - простонал Рэнделл. - Вы разводите ублюдков, а потом на них охотитесь!
   - Мы даем приют нормальным ребятам, а обыватели должны считать их ублюдками, чтобы жизнь медом не казалась. Вот в чем вся соль. - я откинулся на спинку стула и закинул руки за голову. Чистая победа.
   - А попроще никак нельзя было все это организовать? - вздохнул Рэнделл после минутного раздумья.
   - Разумеется, нет, - ухмыльнулся я. - Затея рассчитана на то, что одна доморощенная сучка по имени Судьба запутается в собственных же кознях. Больше всего на свете я хочу увидеть, как она мучается, теряясь в догадках, как ее разум точит червь сомнений, как ее работа превращается в кошмар...
   - Ты говоришь так, будто судьба - живое существо, - перебил коллега.
   - Она и есть живое существо, - изрек я, попутно заказав еще две чашки кофе. Да уж, уснуть сегодня будет трудновато, хотя оно и к лучшему - не думаю, что официантка решила встретиться со мной вечером затем, чтобы насладиться изысканной мелодикой моего храпа. - Старая дева, которую приняли на работу лишь потому, что считали объективной. Но ее объективность заключается в том, что она одинаково ненавидит всех нас. Если тебе везет - значит у Судьбы обеденный перерыв. Звучит как паранойя, но тем не менее дело обстоит так, как я сказал.
   - Сущая нелепица, - фыркнул Тони.
   - А что в этой жизни не нелепица? - пожал я плечами. - Наша работа? Да будет тебе известно, что мы воюем с нечистью только для того, чтобы люди не скулили, дескать, о них никто не печется. Всевышнего уже достали их вечные нападки. Когда случается что-нибудь плохое, атеисты с энтузиазмом подростка, который лишился девственности начинают баллоны катить на Бога, и большинство верит им. Самое интересное, если у нас все хорошо, то о Творце мы тем более не вспоминаем. Вот и приходится проводить небольшой пиарчик, хотя, по чести говоря, я бы на месте Господа уже давно придушил бы тщедушных засранцев, недостойных называться отпрысками Его.
   - Значит, ты верующий человек? - Рэнделл уже начал нервно стучать пальцами по столу. Готов поспорить, ему сейчас хотелось болтать чем угодно, только не языком.
   - Да, но не в том смысле, какой вкладывают в это понятия вконец сбрендившие священники. Они не могут понять, что Богу нужна их душа, а не разбитые об алтарь лбы. Молитвы, благовония - лишь формальность. Всевышний и так знает, чего ты хочешь, ибо он всегда рядом, - в этот момент входная дверь забегаловки глухо скрипнула - Сьюзи, наконец, решила почтить нас своим визитом. - А вон и наша знакомая.
   Тони заметно оживился, когда девушка, покачивая бедрами, направилась к нашему столику. На ней была коротенькая блузка и мини-шорты, не столько скрывавшие, сколько обнажавшие все то, на что обычно западают мужчины, так что не один Рэнделл на слюнку изошелся.
   - Привет, ребята! - улыбнулась Сьюзи, приземлившись за нашим столиком. - Простите, что опоздала - какому-то ублюдку взбрело в голову меня изнасиловать.
   - Да уж, - покачал я головой, - ему не позавидуешь! У тебя дома, наверное, коллекция из оторванных мошонок?
   - Зачем же так грубо? - скривился Тони. - Есть более гуманные способы самообороны, например, коленом в пах...
   - Похоже ты с насильниками знаком не понаслышке, - хихикнул я, и лицо Рэнделла приобрело багровый оттенок. Сьюзи, не переставая улыбаться, бросила на стол свой бумажник.
   - Он пустой, можете проверить. Если я напрашиваюсь на угощение, то денег с собой не беру.
   - Все ясно, - вздохнул я, вытащив из нагрудного кармана плаща кредитную карту с солидным лимитом - у меня не было желания тратить наличные на первую попавшуюся девицу. - Что будешь пить?
   - Что-нибудь покрепче, - отозвалась девушка. - Может, "Горлодер"?
   - А ты боевая девка! - ухмыльнулся Тони. - Майк, закажи три порции "Горлодера", и чего-нибудь пожевать, а мы пока пообщаемся.
   Я едва удержался от того, чтобы треснуть коллегу по башке. Это ж надо - стажер делает из меня мальчика на побегушках! Хотя стоп, все идет как надо. Тони не дурак, он хочет отвлечь все внимание на себя, чтобы я мог разнюхать побольше. Мелкую сошку никто ни в чем не заподозрит, вот зачем Рэнделл держит меня на уровне плинтуса.
   - Готово, - хрюкнул я, вернувшись к Тони и Сьюзи. - А теперь, малышка, будь любезна, объясни нам, за каким хреном мы сюда пришли?
   - Чтобы повеселиться, разве нет? - удивилась девушка.
   - Брось, нам известно, что этот балаган неспроста. - поддержал меня Тони. Он неплохо вжился в роль.
   -Ну ладно... - замялась Сьюзи. - Папа попросил меня, чтобы я привела вас в "Погнутую антенну".
   - Папа? - удивился я.
   - Лу, если мне не изменяет память, я стал смертным, а не бесплодным. - обладателя этого гнусавого голоска я знал. Очень хорошо знал. Настолько, что предпочел не оборачиваться, чтобы не видеть до боли знакомых маленьких поросячьих глазок и уж тем более их обладателя.
   - Сьонг. - проскрежетал я. - Какого хрена ты здесь делаешь?
   - Тот же вопрос я бы с удовольствием задал тебе. - оскалился Сьонг, опустившись на стул напротив меня. - Неужели соскучился?
   - Ты - последний в списке сукиных детей, по которым я буду скучать. А что касается цели моего визита, советую обратить внимание на нашу униформу.
   - Хорошо, - улыбка исчезла с лица Сьонга. - Сьюзи, почему бы тебе не прогуляться?
   - Да, - подхватил я. - Мистер Рэнделл составит тебе компанию. - Тони вопросительно взглянул на меня, и я кивнул в ответ. - Он знает где меня найти в случае чего.
   Сьюзи взяла Рэнделла под руку и направилась к выходу, а я повернулся к Сьонгу и закурил.
   - Ну, старый осел, рассказывай, с чего тебе вдруг захотелось встретиться со мной?
   - Лу, мне... - Сьонг сделал многозначительную паузу, - мне нужна твоя помощь.
   - Вот здорово! - усмехнулся я. - В этом ты не одинок. Только в отличие от тебя другие знают мое теперешнее имя.
   - Ушам своим не верю. - прошептал мой собеседник. - Тебя понизили!
   - Скорее, лишили некоторых привилегий, в том числе и бессмертия. Ты ведь знаешь, Руководство не прощает ошибок. - я стряхнул пепел в позолоченную пепельницу на краю столика. - Брось, Сьонг, ты ведь и сам не без греха.
   - Мы уже говорили об этом. - произнес Сьонг, стараясь скрыть раздражение. Скажу честно, получалось у него плохо. - Те ребята повели себя глупо, поэтому погибли. Моей вины тут нет.
   - Да?! А какой кретин послал их в самое пекло? - прорычал я. - Может, Святой Чебурек? Сам-то ты предпочел отсиживаться в тылу. Ну и шел бы на мины вместе с ними!
   - Да, я трус! - прошипел Сьонг. - Я полное ничтожество, и не заслуживаю права быть Заступником, но я и так уже не Заступник. Я - обычный человек, как, впрочем, и ты.
   - В отличие от тебя, я все-таки ушел по своей воле после того, как стал смертным. Так что не обольщайся, - я подозвал официантку и сунул завалявшуюся в бумажнике двадцатку ей в декольте. Намек был понят - на столе появилась бутылка "Убойной штуки". Я откупорил пробку, подождал, пока из бутылки не перестал идти дым и налил в свой бокал ровно на два пальца. - Ты говорил, нужна моя помощь. О какой помощи идет речь?
   - Ты должен помочь мне выиграть войну, - выдал Сьонг. Либо у него шутки такие, либо с головой не в порядке. Ну посудите сами, не может же быть все это серьезно!
   - Только и всего? - прищурился я. - Может, тебе еще парочку водородных бомб со склада в Сибири достать?
   - Майк, ты еще не знаешь, о чем идет речь, - покачал головой старый мерзавец.
   - Мне плевать. Даже если ты хочешь научить хорошим манерам кучку оборванцев в лице местного пролетариата, я к твоей затее не имею и не буду иметь никакого отношения, - процедил я.
   - К твоему сведению, мы и есть, как ты выразился, кучка оборванцев. Я защищаю интересы марсианских рабочих и шахтеров. Свобода и равноправие - вот наш девиз.
   - Чушь собачья! - я стукнул кулаком по столу. - Все вы, гадские революционеры, в первую голову думаете о власти, а для народа сочиняете байки про светлое будущее! Я знаю тебя слишком давно, и сомневаюсь в том, что тебе небезразлична судьба низов здешнего общества. Подергать за ниточки - вот чего тебе хочется. Так что держи цевье сам, меня твои грязные интрижки не интересуют. - я поднялся со стула и поковылял к выходу.
   - Майк! - окликнул меня Сьонг. - А как же Рэнделл?
   - А что Рэнделл? - я нехотя обернулся.
   - Моя дочь сейчас с ним. - Сьонг хитро улыбнулся и достал из кармана спутниковый телефон. - Один звонок и Сьюзи проделает дырку в его черепе. Как думаешь, твоему коллеге это понравится?
   - Ублюдок! - простонал я. Этом мудила объегорил меня как последнего простачка, хотя и мышеловка, которую он смастерил, стара как мир. Шах и мат. Мне оставалось лишь тяжело вздохнуть:
   - Хорошо, мы поможем.
   - Мы?
   - Да, мы, - произнес я, отчаянно пытаясь подавить в себе желание кусать локти. - Тони будет держаться поближе ко мне, на случай если твоей трахнутой дочурке вздумается пристрелить его от нечего делать, - и я вышел из "Погнутой антенны", громко хлопнув дверью. Настроение было ниже нуля на несколько пунктов. Хотя, с другой стороны, почему бы не размяться?
   Раздираемый на части противоречивыми чувствами, я поймал такси и поспешил в
   отель "Галакси" за, бесспорно, заслуженной порцией эндорфина.
  
   Отель Галакси, номер 332. Без десяти одиннадцать. На столе бутылка шампанского и цветы в хрустальной вазе. Я сижу в кресле и дымлю трубкой. Ожидание. Самое тяжелое из всех испытаний, когда-либо выпадающих на долю каждого из нас. Особенно, если ждешь неизвестно чего, неизвестно когда и, что еще страшнее, неизвестно от кого. Я живу вот уже тысячу с лишним лет, и все эти годы жду. В один прекрасный день меня приставят к награде или поставят к стенке, и кто может с уверенностью сказать, что расплачиваться за свои грешки мне придется не завтра? Никто. Нам не дано знать, мы можем лишь надеяться.
   Ученые из лаборатории палеокибернетики искренне верили в то, что Киберидол привнесет в мир недостающую крупицу знания, а что из этого вышло? И самое обидное - ребята, на плечи которых легло бремя расследования, вынуждены взять в руки импульсные винтовки и сражаться за сомнительные идеалы.
   - Но до того, как это произойдет, - проговорил я вслух, - им нужно как следует развлечься.
   Раздался робкий стук в дверь. Может, приколоться и спросить "Кто там?". Нет, и так ясно, кто пожаловал в гости. Я поднялся с кресла и повернул дверную ручку.
   ...И громко выругался, увидев перед собой дуло десятимиллиметрового "Магнума", а затем и его обладателя.
   - Тони! - воскликнул я. - Что ты здесь делаешь?
   - Майк. - облегченно вздохнул Рэнделл, опуская пистолет. - Я уж думал, они до тебя добрались.
   - Кто - они?
   - Агенты Колониальных Властей, - прошептал Тони, закрывая за собой дверь. - Меня уже пытались взять за жабры, - только теперь я заметил рваную рану на плече коллеги. - Я отбился и поспешил к тебе. Ты случаем не в курсе, какого им от нас нужно?
   - Объясню потом, - покачал я головой. - А сейчас надо сматывать удочки. Агенты работают чересчур медленно, но это не значит, что они отказались от своего навязчивого желания поймать нас, - в подтверждение моих слов у отеля затормозил черный "седан", из которого со скоростью звука выскочило пятеро крепких на вид молодчиков в черных похоронных костюмах. - Вот, полюбуйтесь! - усмехнулся я, выглянув в окно.
   - Великолепно! - простонал Тони. - Что же нам теперь делать?
   - Думаю, спускаться вниз нет смысла - они нас там наверняка поджидают. - произнес я, почесав подбородок. - Попробуем через крышу. Будем надеяться, что агенты Колониальных Властей нечасто сталкиваются с диссидентами...
   - Это еще почему? - удивился Тони.
   - Чем меньше у здешних белых воротничков опыта борьбы с так называемыми ненадежными элементами, тем больше у нас шансов на успех. - пояснил я, выскользнув в коридор. Коллега незамедлительно последовал за мной. - Некоторые уловки, которые мы используем, стары как мир, поэтому надо быть начеку. Кто-то может найти план нашего бегства в учебнике по криминологии.
   - Умеешь ты радовать. - проворчал Тони. Мы выбежали на лестницу, ведущую к маленькой ржавой двери, за которой, как я надеялся, было наше спасение. Коллега несся, перепрыгивая через две ступеньки. Я едва поспевал за ним, все еще окончательно не поверив в реальность происходящего.
   - Вот же срань, заперто! - прошипел Рэнделл, подергав ручку двери.
   - Не вопрос, - ухмыльнулся я, беря разбег. - На счет три - раз, два, три... - набрав приличную скорость, я со всей дури врезался в дверь, в результате чего последняя слетела с петель, издала предсмертный стон и задергалась в конвульсиях.
   - Здорово! - похвалил Тони. - Как-нибудь расскажешь, где научился так двери вышибать?
   - Вполне возможно, - отозвался я, потирая ушибленное плечо и ругаясь самыми последними словами. - Быстрее, нам нужно перебраться на крышу соседнего здания!
   - Я бы с радостью, - загробным голосом проговорил Рэнделл. - Если бы не этот магнитолет.
   Я поднял голову - и едва не укусил себя за локоть от отчаяния: над крышей отеля действительно парил упомянутый Тони летательный аппарат. Интереснее всего было то, что ствол крупнокалиберного пулемета, установленного на носу магнитолета, смотрел в нашу сторону.
   - Блин! - воскликнул я, и, схватив Рэнделла за рукав, попятился к стоявшему неподалеку железному баку с водой - стратегический запас на случай, если водогенераторы вдруг засбоят. Тони намек понял, поэтому первая очередь из пулемета весело прострекотала уже позади нас, в то время как виновники торжества схоронились за баком тише воды ниже травы. Секунд двадцать у нас есть - за это время две извилины в котелке пилота магнитолета соприкоснутся и на свет появится гениальная мысль: нужно зайти с другой стороны и придать беглецам сходство с дуршлагом.
   - Вот сволота, вляпались! - выдохнул Тони, прижавшись спиной к стенке бака.
   - Спокуха, еще не все потеряно, - подбодрил я коллегу. - Сколько патронов в твоем "Магнуме"?
   - Агенты застали меня в расплох, ну и... - замялся Рэнделл.
   - И все-таки, сколько? - перебил я.
   - Два. - мрачно произнес коллега.
   Я осторожно выглянул из-за угла с целью получения данных, необходимых для оценки обстановки, и нашел весьма любопытным тот факт, что магнитолет завис аккурат между крышами отеля и стоявшего рядом публичного дома. Нет, я конечно, понимаю, публичный дом - сам по себе вещь любопытная, но сейчас не до развлечений.
   - Прорвемся, - усмехнулся я, повернувшись к Тони. - Дай мне свой пистолет.
   - Ты что, хочешь сбить его? - прошептал коллега, протягивая мне свое оружие.
   - Модель М101 "Хейборн", я на нем двести часов налетал во время службы в Патруле, - я взвел курок. - Есть вещи, которые конструкторы этого магнитолета могли бы продумать лучше. Когда скажу, беги к самому краю крыши.
   - А дальше? - взвизгнул Тони, начиная потихоньку понимать, какая сумасбродная идея родилась в недрах моего разума.
   - Что - дальше?
   - Вот именно, что дальше? - Рэнделл не торопился доверять мне свою шкуру, благо опыт работы бок о бок со мной был у него значительным (по крайней мере, для сотрудника "Дубины").
   - Сам все поймешь, - издевательски улыбнулся я. - Готов? - Тони с большой неохотой кивнул. - Тогда начнем.
   Я высунулся из укрытия и навел "Магнум" на пилота, маячившего за мутным окошком в кабине магнитолета. Я не люблю проливать чужую кровь, особенно если она красного цвета, но иначе при теперешнем раскладе не выйдет. Такова цена, которую приходится платить за то, что кое-кто сует нос не в свои дела. Нет, я говорю сейчас не о себе, а об этих долбанных агентах, которым на месте не сидится.
   Сделав глубокий вдох, я выстрелил и крикнул Тони:
   - Давай!
   Коллега развил спринтерскую скорость и, угадав мои намерения, прыгнул с крыши на теряющий высоту магнитолет, а с него - на темный балкончик публичного дома. Летательный аппарат, потерявший управление, рухнул на раскрытый мусорный бак.
   - Блестяще! - я зааплодировал сам себе за изобретательность. - А теперь моя очередь. Тони, будь добр, лови меня, а то слишком уж одряхлел старина Майк для цирковых трюков. - Рэнделл только фыркнул. Он и не подозревал, что сказанное мною было правдой. Поэтому не был готов, что, совершив прыжок, которого не постеснялся бы и уважающий себя кенгуру, я собью его с ног, подомну под себя, и в такой вот веселенькой комплектации наш дуэт ввалится в пустую комнату публичного дома, предварительно вышибив балконную дверь.
   - Может, ты все-таки слезешь с меня? - прохрипел Рэнделл, придя в себя.
   - Охотно, - отозвался я, пытаясь распутать гордиев узел наших рук и ног. Наконец, мне это удалось, и спустя несколько секунд я стоял, опираясь на стену, обклеенную желтыми обоями - результатом замыкания в мозгах хозяина здания. Коллега ползал на карачках, бормоча проклятия.
   - Ты чего потерял? - шепнул я, оглядывая комнату, в которую нас занесло ветром событий. Кровать, допотопный светильник, покосившаяся тумбочка. Ничего полезного. Даже хрестоматийным бронзовым подсвечником тут не разжиться.
   - Мой пистолет! - проскулил Тони, двигаясь по плешивому ковру на ощупь. - Вот он, слава Богу! - коллега поднял с пола "Магнум" и сунул за пазуху. - Будет из чего застрелиться, если до этого дойдет.
   - Идем! - я приоткрыл дверь приютившей нас комнатушки и выглянул в коридор. Никого. Теперь бы до черного хода добраться, остальное - дело техники.
   На цыпочках по коридору, по узкой лестнице вниз, а дальше... Дальше - самое интересное: мы выбираемся на улицу, и видим перед собой серый электромобиль, за рулем которого сидел не кто иной, как Сьонг.
   - Залезайте, быстрее! - крикнул старый пень.
   - Сьонг, вот уж не думал, что когда-нибудь обрадуюсь нашей встрече! - усмехнулся я, устраиваясь на заднем сиденье электромобиля. - Можешь объяснить мне, бестолковому, что здесь происходит?
   - Ты нужен Ташимодо, вот спецслужбы и бесятся, - электромобиль тронулся и набрал приличную скорость.
   - Кто такой Ташимодо? - спросил Тони. Положение дел становилось все более и более интересным.
   - Верховный Координатор Марса и наш главный враг, - ответил Сьонг. - Его люди узнали о том, что вы с Тони прибыли сегодня днем и посчитали вас лишней гирькой на весах здешней политики. Ташимодо загорелся желанием заполучить эту самую гирьку, и послал агентов по ваши души.
   - Здорово! - воскликнул я. - Можно вопрос? За каким хреном мы сдались гадскому япошке? У вас что, на планете народу не хватает?
   - Он знает о твоем прошлом, Майк, знает о Люцие. - электромобиль резко повернул налево, в результате чего я расквасил нос об оконное стекло.
   - Что бы он там не думал, сейчас я такой же кусок мяса, как и любой смертный, и точно так же могу протухнуть. Об этом Ташимодо знает?
   - Майк, ты оставил в дураках лучших агентов планеты, наверное, после таких подвигов ты - нечто большее, чем просто кусок тухлого мяса!
   - Куда мы едем? - вмешался Рэнделл.
   - В один из трех изолированных секторов. - Сьонг не горел желанием раскрывать свои карты, но на данный момент такая процедура была необходима. - Месяц назад там произошла разгерметизация купола, и до недавних пор кроме ремонтников никого в секторе не было.
   - А с "недавних пор", выходит, кто-то еще затесался? - язвительно произнес я.
   - Попал пальцем в небо. Теперь там вообще никого нет. Ремонтники примкнули к нам, так что работать им нет резона.
   - А что с куполом?
   - Поставили временную заплату из обычного стекла, до армирования руки не дошли. Не беспокойся, дышать вы сможете, все остальное тоже. Так что расслабьтесь, джентльмены, и по возможности, приготовьтесь к тому, что завтрашний день будет полон сюрпризов.
   "Что ж, - подумал я, - надеюсь, эти сюрпризы будут приятными".
  
   Уже далеко за полночь. Никак не могу уснуть. Мы с Тони расположились в одном из заброшенных домов сектора 27-А, Сьонг же предпочел остаться на стреме, что в его понимании означало колесить по мертвым улицам, и, возможно, так даже лучше. По крайней мере хоть кто-то из нас увидит в лицо своего палача.
   В руках маленькая железная фляжка. "Почти подарок!" - усмехнулся я про себя. Я позаимствовал ее у демона, торговавшего барахлом на Генноне-5. Разумеется, тогда Тони еще сидел за чертежами ОКО и время от времени клевал носом, поэтому капать мне на мозги за взяточничество было некому. К тому же, если вдуматься, нечистый вполне легально занимался своим делом, не расшвыриваясь при этом чужими внутренностями, так что я снизошел лишь до того, чтобы погрозить демону пальцем и сказать "Ай-ай-ай!".
   Сама фляжка интересна тем, что в ее горлышко вмонтирован таридиевый заряд. Стоит только отвинтить крышку - и через пару секунд бабахнет так, что мало не покажется. Этакий экстравагантный аналог ручной гранаты. Единственный в своем роде, как заверил меня демон. За три года я им так и не воспользовался. Наверное, постепенно бури, бушующие на поверхности океана бытия, утихают, и недалек тот день, когда мы с Тремором и Тони останемся без работы.
   И все равно не могу уснуть. Не дает покоя тот факт, что на нас охотятся. Тони повезло, он добрался до меня раньше агентов, но случись все иначе, не спасла бы его пушка. Еще и додумался мне в харю ей тыкать. Только полному идиоту может прийти в голову, что агенты будут подставлять себя под пули, а не пошлют к двери своего пленника.
   Что-то здорово не так. Нет, я, конечно, понимаю, в последнее время в мире все перевернулось с ног на голову, но сейчас меня терзает ощущение, что за мной следит кто-то невидимый. Кто-то, кого я знаю, но не хочу вспоминать его имя, дабы не портить себе настроение. Просто прекрасно. Мне теперь не доверяют? Что ж, это не мое дело, мне бы побыстрее разобраться с тем, что случилось в лаборатории, вернуться домой и как следует надраться.
   Итак, приоритеты расставлены, теперь можно и вздремнуть.
  
   Мрак сырыми холодными дланями обнимал две неподвижные фигуры у черного Обелиска Бессмертия. Пустынная равнина, астрально смоделированная Руководством в качестве предбанника для Учеников, молчаливо ждала великих перемен, которым не суждено было прийти в мой мир.
   - Ты можешь отказаться, - сказал я Ученику. - Тогда ты оградишь себя от тех ужасов, что принесет тебе эта борьба. Большинство паствы поступает именно так, но скажу честно, все они слюнтяи, каких еще поискать. Только парни с крепкими яйцами могут стать полевыми агентами Единой Христианской Империи. Если считаешь себя таковым, присоединяйся к нам, если нет - скатертью дорожка.
   - Я слишком многое видел, чтобы отказываться. - Отозвался Ученик. Я не вижу его лица в темноте, но чувствую, что оно мне знакомо.
   - Тогда ступай к Пророку. Он займется твоим обучением. А мне по плану надо еще надрать кое-кому задницу.
   Вспышка, меняются время и место действия.
   Личный кабинет Пророка. Не часто мне приходилось здесь бывать. Хотя, с моей стороны грех жаловаться, большинство агентов за все время работы в "Порядке" так и не видели своего начальника в лицо: получил бумажку, выполнил задание, написал бумажку. Бюрократия, конечно, не лучшее изобретение человечества, но в нашей организации без бюраппарата однозначно не обойтись. Руководство слишком малочисленно, а штат полевых агентов с каждым днем расширяется, вот и приходится присягать на верность целлюлозе.
   Когда я вошел, Пророк стоял у окна, задумчиво глядя на искусственный листопад.
   - Еще один донос, - ледяным тоном произнес он, не оборачиваясь.
   - Сейчас угадаю на кого, - усмехнулся я, устраиваясь в кресле. - Что, снова "имело место превышение полномочий"? Вот же гадский папа, почему-то когда раздают медали, я в списке последний, а как дело доходит до дисциплинарных взысканий, меня обслуживают в первую очередь! Неужели я и в самом деле безнадежный неудачник?
   - Твои методы неприемлемы как с моральной, так и с юридической точки зрения. - процедил Пророк, повернувшись ко мне лицевой стороной - так удобнее испепелять взглядом.
   - Я просто даю ублюдкам понять, где их место, - парировал я. - Разве ты зачитываешь таракану его права прежде, чем раздавить?
   - Дети Мрака - не тараканы! - прорычал Пророк. - И мы, и они - кирпичики, из которых Руководства строят завтрашний день, а ты разбиваешь эти кирпичи в пыль. Лу, пес тебя дери, когда ты научишься играть по правилам?
   - Когда эти правила будут недвусмысленно изложены в какой-нибудь брошюрке. - я достал из нагрудного кармана плаща сигару и закурил. - Оглянись вокруг, Пророк: многие из агентов не знают, за что и с кем воюют, а ты мне какую-то чушь лопочешь о правилах! Ты сам-то их соблюдаешь? - я встал и приблизил свою физиономию к начальничьей. Пророк такого поворота не ожидал, поэтому, поежившись, отступил назад. Оно и правильно - кто знает, что на уме у окончательно сбрендившего агента-недоучки? - Готов поспорить, что нет. - я улыбнулся и снова плюхнулся в кресло.
   - Отправить бы тебя в чистилище за такие разговоры. - вздохнул Пророк, присев на подоконник. - Но ты же знаешь, я не могу...
   - ...сотворить такое с лучшим агентом "Порядка", - закончил я.
   - И самым скромным, к тому же, - наконец-то лицо Пророка озарила полудохлая улыбка. - Ладно, взгляни на это, - начальник придвинул ко мне лежавшую на столе черную папку с грифом "Совершенно секретно". На обложке неровным почерком было написано: "Операция "Помпеи в огне". Ясно, не горит отдел техобеспечения желанием раскошелиться на принтер.
   - Что за народное творчество? - ухмыльнулся я.
   - Твое новое задание. Настоятельно рекомендую ознакомиться с документами по этому делу. - Пророк взял со шкафа кофейник и подошел к крану набрать воды.
   - Там все равно много лишнего, - махнул я рукой. - Лучше ты расскажи мне, что опять сломалось в хромоногом механизме Вселенной.
   - Ну... ты ведь слышал о Помпеях? - кресло глухо всхлипнуло, когда Пророк сел за стол.
   - У меня были отличные отметки по истории, - улыбнулся я, затушив сигару в позолоченной пепельнице. Всегда задаю себе вопрос: за каким хреном тратить драгметаллы на всякую ерунду? Снобизм, чтоб его. - Город на Апеннинском полуострове, крупный ремесленный и торговый центр. Его владыка поцапался с соседями, и города не стало.
   - Все верно. - Пророк налил себе кофе. - Проблема в том, что "Хаос" желает переписать историю города.
   - Им что, заняться больше нечем? - фыркнул я, вырвав чашку из рук начальника и сделав приличный глоток.
   - Посмотри сюда. - Пророк включил голопроектор, и над столом возникла объемная карта мира. Практически по всей территории Евразии расползлось непристойной формы белое пятно. Пророк ткнул в него карандашом. - Что ты видишь?
   - Единую Христианскую Империю, что я еще должен видеть? - раздраженно произнес я. Не люблю, когда ходят вокруг да около.
   - Теперь представь, что Империя распалась на сотни мелких государств, грызущихся друг с другом из-за куска хлеба. Картинка получится примерно такая. - Пророк нажал кнопку на дистанционном пульте, и от многообразия красок у меня аж в глазах зарябило. Никакими словами не удастся описать то нехорошее чувство, которое посетило меня при одной мысли о крахе Империи.
   - И причем здесь Помпеи? - спросил я, справившись с оцепенением.
   - Притом, что у тогдашних людей стихийные бедствия вменялись в вину Всевышнему. Если, скажем, подтолкнуть валун с горы, он на кого-нибудь обязательно шлепнется, а народ потом будет причитать о несправедливости бога. - Пророк снова покумекал над пультом, и перед моими глазами уже была спутниковая фотография злосчастного города. Не нужно смеяться, если в древние времена люди не могли преодолеть земное тяготение, это не значит, что "Порядок" был столь же беспомощен. Если уж на то пошло, мы снабжали наиболее гениальных изобретателей идеями, если таковые были к месту и ко времени. Прогресс человечества необходимо контролировать, чтобы оно раньше времени не уничтожило себя. Разумеется, конкурирующая организация тоже без дела не сидела - в ХХ веке "Хаос" послал на материальный план бытия своего агента, ставшую впоследствии женой Альберта Эйнштейна и оказавшую неоценимую "помощь" в разработке основных положений теории относительности. Стратеги "Хаоса" уже знали, к чему это приведет - тут вам и Хиросима, стертая с лица земли весельчаком Трумэном, и холодная война с "кузькиной матерью" Хрущева, и прочие удовольствия для садомазохистов. - Как тебе известно, Помпеи расположены рядом с Везувием, вулканом, который считается спящим. Догадайся, что будет, если в его кратере взорвать пару динамитных шашек?
   - Постой, если я не ошибаюсь, "Хаос" снова бросает камень в воду? - до меня начинал доходить пугающий смысл рассуждений начальника.
   - Именно так, - кивнул Пророк. - Авторитет Всевышнего падает, крестоносцам не удается объединить Европу и часть Азии под флагом Единой Веры, и вот результат. - одно нажатие кнопки - и снова подавляющее буйство красок на континенте, за который не одну сотню тысяч лет воевали "Хаос" и "Порядок". Вы спросите, почему именно Евразия? Очень просто: самый большой континент и самая большая вероятность того, что когда-нибудь населяющие его народы перережут друг другу глотки. Тогда в "Хаосе" рекрутов будет хоть отбавляй. - В таком виде человечеству долго не протянуть. Если, конечно, мы не приложим руку, сейчас или потом.
   - Я не привык откладывать дела в долгий ящик, - улыбнулся я. - Только проверю свой защитный костюм и перекушу, так что пусть техник ждет меня у Врат через сорок пять минут.
   - Да, небольшое уточнение... - замялся Пророк.
   - Что там еще? - буркнул я, поднявшись с кресла и поправив ремень на джинсах.
   - Ты отправишься не один. Надеюсь, это не задевает твое самолюбие?
   - Брось, Пророк, - ухмыльнулся я. - Помпеи - не курорт для пенсионеров.
   - Никто и не говорит о пенсионерах. - Пророк сломал карандаш пополам. - Там нужна молодая кровь, еще не отравленная ядовитыми парами бюрократии.
   - Только не это! - возопил я. - Ученик?!!
   - Ничего страшного, по-моему, тут нет, - флегматично отозвался Пророк. - У меня как раз на примете одна кандидатура, толковый парень, тебе сто очков вперед даст по сообразительности...
   - Но не по боевому опыту! - прорычал я. Уверен, вам бы тоже не понравилось, если бы помимо самоубийственной миссии на вас повесили мальца, у которого еще молоко на губах не обсохло. Какая дикость, каждый будущий агент должен пройти полный курс обучения и мыкаться стажером от трех до десяти лет прежде чем отправиться на серьезное задание! Не я придумал эти правила, и не мне их оспаривать. Я прошелся по кабинету начальника и с тяжелым вздохом опустился в кресло. - Дик, - я никогда прежде не называл Пророка его настоящим именем, - ты ведь понимаешь, из-за чего я бешусь. Я лучший агент только потому, что в течение ста с лишним лет учился у Старейшин, постепенно поднимаясь по лестнице самосовершенствования к вершине стопроцентной готовности. Я никогда не лез на
   рожон, несмотря на то, что на момент вступления в "Порядок" у меня за плечами было девять крестовых походов, полсотни сожженных деревень и сотни перерезанных глоток. Когда ты нашел меня, я уже забыл, что такое милосердие, сострадание. Я стал машиной смерти. Старейшины лишь запрограммировали эту машину как надо, вот и секрет моего успеха. Чтобы изваять из обычного человека хорошего агента, времени требуется почти в два раза больше, поэтому я называю остальных агентов пенсионерами - самому молодому из них восемьсот лет. Но даже они часто ошибаются, оказываясь в ситуациях, не описанных на страницах учебников, и "Порядку" приходится изрядно попотеть, чтобы исправить положение. Если же в такой ситуации окажется Ученик, нам несдобровать, помяни мое слово. Пойми, я не конкуренции боюсь, меня беспокоит мысль о том, что Империя может пасть из-за оплошности какого-го мальчишки.
   - Ты тоже должен понять меня. - Пророк снова потянулся за кофейником. - "Порядок" медленно, но верно тонет, и не потому, что мы такие уж плохие бойцы, нет. Все из-за того, что с каждым днем все больше агентов переходит на сторону "Хаоса". Такой у вас, смертных, изъян - вам тяжело устоять перед соблазнами, которые имеют в своем арсенале наши конкуренты. Есть, конечно, упрямые ребята вроде тебя и еще нескольких сорвиголов, но таких единицы. Скоро за нашу команду будет некому играть.
   - И каким боком здесь Ученики? - нахмурился я. Не спорю, иногда я не догоняю элементарных вещей, но для борца с нечистью, чья голова каждый день становится боксерской грушей для плохих парней, это абсолютно нормальное явление.
   - Они могли бы занять вакантные места, в результате чего мы смогли бы восполнить наши потери. Но для того, чтобы во всем этом был смысл, необходимо уменьшить срок их подготовки - сократить теоретический курс и сделать основной упор на практику...
   - Прости, что перебиваю, но при всей гениальности твоего соломонова решения, Ученикам нужно давать орешки помягче, чтобы их еще неокрепшие зубки могли разгрызть скорлупу, - я налил себе кофе и откинулся на спинку кресла. - Посылать мальца в самое пекло - плохая идея. Так войну не выиграть.
   - Это не война, Люций. - покачал головой Пророк. - Мы лишь играем.
   Сущая правда. Пламя Второй Войны постепенно угасло, и теперь на манеже пляшут не ангелы с демонами, а отряды диверсантов, обученных самым изощренным методам ведения "холодной войны". Самое смешное, что битва начинается лишь с согласия Арбитров, обрабатывающих запросы сторон на осуществление той или иной операции и устанавливающих правила, по которым ведется противостояние. Иными словами, "Хаос" и "Порядок" расставляют на доске вселенских масштабов шахматные фигуры и по команде "Старт!" пытаются оставить друг друга в дураках. Кто первым достигнет цели, тот и побеждает, права на реванш нет. Я согласен, в такой битве потери сторон минимальны и несопоставимы с моральным ущербом, но есть одна маленькая загвоздка: на материальном плане бытия в результате развлекушек агентов гибнут люди, рушатся города, сходят с ума коронованные ублюдки. Альтернативная стоимость "войны без войны". Если бы Руководства знали, как веселятся их питомцы, давно бы уже свернули лавочку, но бюрократический аппарат организаций тщательно заштриховывал никому не нужную цифирь сопутствующих потерь.
   - Пусть так, но сейчас на кону будущее, и, что еще важнее, настоящее Христианской Империи, - я повертел в руках чашку, делая вид, будто думаю о чем-то сверхсерьезном, хотя на самом деле мысли у меня на данный момент сводились к одному: где бы хорошенько тяпнуть и как потом пройти допинг-контроль на КПП. - Я не хочу рисковать.
   - Лу, наши стратеги уже давно просчитали, что Империя скоро падет. - Пророк снизил голос до еле слышного шепота. - Вообще-то я здорово рискую, сообщая тебе это, но иначе тебя не переубедишь. Через полтора века благодаря агентам "Хаоса" некоторые епископы поймут, что из веры можно делать деньги - и появятся в Писании строки об индульгенциях и церковных пожертвованиях. А у людей все, что связано со звонкой монетой, не вызывает доверия - вот тебе и лекарство против христианства.
   - А как же "Порядок"? Мы, как всегда, прошляпили все веселье? - усмехнулся я.
   - В том раунде победителем вышел "Хаос", - ответил Пророк, набивая трубку первоклассным табаком, а не той дрянью, что смолят полевые агенты. - По истечении Хрономинимума мы отправили своего агента в надежде остановить моральное разложение общества, но, как выяснилось, он прибыл слишком поздно. Может быть, ты знал его - это Эрик Норвилль.
   - Эрик? - я не верил своим ушам. Норвилль - мой лучший друг, один из немногих агентов, которых я уважаю. Неужели он облажался? - Что с ним случилось?
   - Сожгли на костре, как еретика. От его материальной оболочки остался лишь пепел. Мы могли бы восстановить Эрика, но Арбитры запретили посылать медгруппы на материальный план.
   - Сукины дети! - воскликнул я, ударив кулаком по столу. - По их мнению, это соответствует правилам?!
   - Ну, ты ведь знаешь, что у Арбитров весьма странные представления о честной игре. Иначе они бы не разрешили проводить "Помпеи в огне", ибо участие сторон в операции противоречит Закону Стрелы, согласно которому...
   - Можешь не продолжать, я читал Устав, - раздраженно перебил я. - Мы так и не решили вопроса об Ученике. Я отказываюсь брать его с собой, как бы ты ни настаивал.
   - Придется, - покачал головой Пророк. - Иначе это будет твоим последним заданием. В моей власти отстранить тебя от должности агента "Порядка", так что не искушай меня.
   - Хорошо, - вздохнул я, поднявшись с кресла. - Я возьму с собой парня, но отвечать за него не буду. Пусть у тебя насчет этого голова болит.
   - Без проблем, - слова Пророка расплющились о хлопнувшую за мной дверь...
  
   - Вставай, Майк! - Тони, не жалея сил, тряс меня за плечо, и, хотя я в упор не желал просыпаться, пришлось разлепить веки.
   - Что случилось? - просипел я, стараясь не думать о том, как мерзко сейчас выглядит моя физиономия, и с большим трудом принял вертикальное положение.
   - Мы окружены, и скоро нас схватят за яйца, - этот голос, несомненно принадлежал Сьонгу. Как всегда, стоит у меня за спиной.
   - Что?! - сон как рукой сняло!
   - Агенты сомкнули вокруг сектора кольцо пехоты и бронемашин. Кричат, чтобы мы сдавались, или они начнут штурм. У меня возникла мысль, что стоит попробовать прорваться, но я отбросил ее, поскольку у противника пятидесятикратное численное превосходство, - пояснил Рэнделл. - Я решил, что тебе стоит об этом знать, потому и разбудил.
   - Клево! - ухмыльнулся я. - Пощеголяем в кандалах!
   - Неужели ничего нельзя сделать? - взмолился Тони.
   - На сей раз нет, - покачал я головой. - Пошли сдаваться, - я закинул на плечо свою походную сумку.
   Мы спустились по дышащей на ладан лестнице и вышли на улицу. Превосходные мишени для снайперов. Впрочем, какие уж там снайперы? Вряд ли агенты Ташимодо додумаются посадить стрелков на посты, ведь их малочисленные извилины шевелятся только в одной плоскости... Плоскости? Эврика!
   Я подпрыгнул и издал победный клич.
   - С тобой что? - насторожился Рэнделл.
   - Я кое-то вспомнил, - расплылся я в улыбке. - Тони, тебе ведь известно, что при небольшом допущении кольцо можно считать плоской фигурой.
   - Хорошее же время ты выбрал для лекции по геометрии! - проворчал коллега.
   - Мы находимся внутри фигуры, ориентированной относительно одной плоскости. - я достал из кармана листок бумаги (еще одна часть моей вездесущей заначки "на всякий пожарный") и принялся покрывать его непристойной формы математическими знаками и геометрическими фигурами. - Все векторы, принадлежащие данной плоскости не действуют по нормали к ней...
   - Слушай, Майк, если ты не заметил, мы в серьезной переделке! - раздраженно произнес Сьонг. - В другой раз я бы с удовольствием послушал твои ученые бредни, но...
   - А ведь он прав! - воскликнул Тони. Его, похоже, тоже осенило. - Альтернативный выход!
   - Какой еще, к матери, альтернативный выход? - взвыл Сьонг. Похоже он начинал всерьез подумывать о том, не пора ли записываться в клуб "Тормоз и К®".
   Мы с Тони молча указали на стеклянную заплату, фурункулом раздувшуюся на и без того уродливой физиономии купола. Подождав, пока поток визуально полученных данных на черепашьей скорости доползет до единственной извилины Сьонга, я расстегнул сумку, достал два скафандра и бросил их коллеге.
   - Одевайте.
   - Нет, не пойдет! - возопил Сьонг. - Я не хочу, чтобы Сьюзи осталась сиротой!
   - И не останется! - прорычал я. - Шевели корявками, я не собираюсь провести остаток жизни за решеткой!
   Сьонг что-то буркнул в ответ, но послушно напялил на свое грузное неуклюжее тело скафандр. Тони последовал его примеру.
   - А как же ты, Майк? - спросил коллега, приладив шлем куда следует.
   - Обойдусь. Мой прикид покруче будет. - с этими словами я напялил реактивный ранец и втиснул горящие ладони в узкие, почти дамские перчатки, утыканные сенсорами и нивелирами - если вдуматься, весьма неудобный пульт управления синим экраном жизни. - Тони, дай мне свою пушку.
   - Там всего один патрон, - напомнил коллега, бросив мне пистолет.
   - Постараюсь не промазать, - усмехнулся я, взводя курок "Магнума". - Тони, навигация и управление соплами на тебе, - я протянул коллеге миниатюрный джойстик системы маневрирования (тут вынужден кое-что прояснить: управление ранцем было до безобразия мудреным - перчатки контролировали лишь мощность пламени, а рулить приходилось устройством, здорово смахивавшим на геймпад - до сих пор мучает вопрос, как на такую совершенно нерациональную конструкцию выдали патент), - если увидишь по курсу какое-нибудь здание, дернешь меня за рукав, и я сбавлю высоту. Будем надеяться, что нам повезет. А теперь все дружно схватились за меня, будто я - чек на миллиард кредитов. Готовы?
   Тони и Сьонг синхронно кивнули, и я понял, что можно начинать веселье. Вдохнув поглубже, я прицелился и выстрелил. Пуля без особого труда прошла сквозь хлипкое стекло заплаты на куполе, и улетела в неизвестном направлении. Воздух, застоявшийся в душных переулках, устремился на свободу, увлекая за собой вездесущий мусор. Ракетный ранец за моей спиной громко кашлянул, очевидно, прочищая дюзы, и понес нашу дружную троицу над крышами совершенно безвкусных с точки зрения уважающего себя архитектора домов к проделанной мною дыре в куполе.
   - Шоу начинается! - выкрикнул Тони, но я его энтузиазма не разделял. Мне предстоит провести несколько минут практически без воздуха, и избытка эндорфина по этому поводу я, честно говоря, не чувствовал. Плюс меня еще может вывернуть наизнанку из-за низкого давления атмосферы Марса. Но кто-то должен пройти через подобную пытку, так почему бы мне не стать этим "кем-то"?
   Итак, пока я вам тут жаловался на судьбу, мы вылетели наружу, и... Нет, я не уверен, что вы действительно хотите знать, что я почувствовал, оказавшись в плену разреженной марсианской атмосферы, ибо ощущения далеко не из приятных. Сначала кажется, что все внутренние органы с порядочной скоростью увеличиваются в размерах, грозя прорвать внешние покровы, потом вдруг осознаешь, что кровеносные сосуды вздулись и грозят вот-вот лопнуть, а веки лучше сомкнуть поплотнее, чтобы глаза не вылезли из орбит... Не знаю, сколько времени продолжались мои муки, но даже сейчас мне кажется, что прошла целая вечность, прежде чем коллега потянул меня за рукав. Я сбавил скорость и пошел на снижение. Надеюсь, Тони все сделает правильно. Не очень-то хочется впечататься головой в
   стену. Фут за футом, все ниже и ниже...
   Отгадайте, что произошло потом? Вот именно, ведь людям свойственно ошибаться, и коллега не мог не допустить небольшого просчета, а посему финалом нашего бегства конкретно для меня стал весьма чувствительный удар головой обо что-то твердое и плоское и непроглядный мрак обморока...
  
   -...никакого геройства, лихачества, а главное - беспрекословно выполняй мои приказы, ясно? - говорю я Ученику, пряча в кобуру 38-й калибр. Лицо моего подопечного кажется мне знакомым, но я не возьму на себя смелость назвать парня по имени - боюсь ошибиться.
   - Ясно, - отвечает малец, и вслед за мной ступает по пандусу к Вратам. Готов поспорить, сейчас он и сам не рад, что связался с "Порядком". Так бывает, когда за тебя решают твою судьбу. Что ж, как сказал Пророк, у тех, кто стоит над нами и выше, свои понятия о честной игре, и я не собираюсь дискутировать на эту тему с кем бы то ни было. Работая в нашей организации глаза нужно держать открытыми ровно настолько, чтобы видеть лишь кучу дерьма, которую тебе предстоит разгрести.
   Я подождал, пока Капсула сползет по салазкам к посеребренному кольцу Врат, и скользнул в открывшийся люк. Если снаружи средство передвижения по эпохам походило на вполне себе аккуратную пулю, то внутри кавардак был такой, что невольно хотелось этой самой пулей прошибить себе висок, лишь бы не смотреть на вездесущие клубки проводов и кое-как спаянные платы, отделяющих твое бытие "здесь" от небытия "там". Хотя, если вы такой же безбашенный придурок, как я, на такие мелочи вам наплевать. Главное - поудобнее устроиться в кресле и пристегнуть ремни.
   Не успеешь оглянуться - и на через интересное место собранные переборки накатывают волны времен, сквозь которое ты мчишься навстречу беспрецедентному мордобою с участием сил Света и Тьмы. А еще такое чувство, что кто-то робко хлопает тебя по плечу...
   Наконец, я соображаю, что это Ученик пытается вывести меня из транса, потому как мы уже минут пять, как прибыли.
   - Ну вот, Лу, снова тянет на подвиги, - проворчал я, вытаскивая из кобуры свое оружие и взводя курок. Ученик смотрел на меня в нерешительности, не зная, стоит ли проявить инициативу и получить потом по шее.
   - Ты, - я ткнул пальцем в грудь стажера, - сидишь в Капсуле и смотришь интересное кино про то, как я сворачиваю шеи агентам "Хаоса". Понятно?
   Ученик кивнул.
   - Вот и отлично. Не вернусь через полчаса - возвращаешься в "Порядок" и пишешь рапорт о том, что меня наконец-то нашинковали. Все, инструктаж окончен.
   Я выскочил из Капсулы и быстрым шагом направился по извилистым переулкам к подножию Везувия. Готов поспорить, меня уже ждут - не дождутся. Вообще говоря, я никогда не имел ничего против демонов-агентов как таковых, вот их начальнички - другое дело, тем бы я не постеснялся устроить черную пятницу в нашей комнате пыток. А в чем виноваты исполнители? В том, что позволили послать себя дальше, чем на три веселых буквы? Но тут уж, извините, никто не станет спрашивать вас, изволите ли вы служить на благо своей организации, поскольку какая-то извращенная логика предполагает, что вы в любом случае ответите "да".
   Почему же я визжу от восторга, когда разбиваю головы нечистым? Ответ прост - со скуки. Как бы ни старались силы Зла, все равно большую часть службы в "Порядке" по крайней мере для большинства агентов проходит между столовой и спальной комнатой, отсюда - солидное брюшко, одышка после первой же мили легко бегом и прочие прелести не слишком здорового образа жизни. Поэтому каждый раз, завидев издалека агентов "Хаоса" при исполнении, я с диким криком "Ура, гасилово!" хватаю что-нибудь тяжелое и бросаюсь в бой.
   И оттого я спешил теперь - так не терпелось конфисковать у демонов динамитные шашки и засунуть им оные сами догадайтесь куда. Готов поспорить, смешно получится.
   Ну вот опять, распинаюсь тут перед вами, а сам давно уже стою у кратера и веду прицельный огонь по демоническим тварям. Те с визгом мечутся из стороны в сторону, но куда им тягаться с пулями, которые с приличной скоростью вылетали из разгоряченного дула моего револьвера? Правильно, нечего попадаться мне под горячую руку, хотя гнева во мне было ни на грамм, скорее, мои поползновения - результат навязчивой идеи выполнять свою работу на пять с плюсом и, по возможности, с максимальным ущербом для противника. Что ж, пока мне это удавалось, а потому кроме адреналина во время таких вот побоищ в мою кровь выплескивалась изрядная порция пьянящего гормона радости.
   Хотя на сей раз все шло не так уж и замечательно. Один из агентов "Хаоса", прихватив с собою детонатор, удирал к Антикапсуле. Еще раз прошу не смеяться, у ребят, заправляющих "Хаосом", с фантазией плохо, потому и обзывают свои кошмарные разработки так, что от смеха трудно удержаться.
   Так, вот теперь не мешает как следует пораскинуть мозгами. Если сукин сын уйдет, городу, как, впрочем, и Христианской Империи, несдобровать, и это факт. С другой стороны, у меня прыти догнать засранца едва ли хватит, все-таки запас прочности у моих трехсотлетних сухожилий ограничен. Два кулака в одну морду, нужен судья, который бы вовремя сказал: "Брейк!" И, как сие разумение не прискорбно, спасительную реплику придется произнести Ученику.
   Я достал из нагрудного кармана рубашки коммуникатор и, задыхаясь, прохрипел в микрофон:
   - Значит так, парень, у меня тут беглец с детонатором бомбы, заложенной в кратере Везувия, и плохими манерами. Перехвати его любой ценой!
   - А как мне определить, куда он направляется? - робко осведомился Ученик.
   - Я всадил ему в зад дротик с радиомаяком, - да-да, я и в самом деле тот еще садист, - возьми пеленгатор и дуй наперерез нашему проказнику.
   Молодой, по всей очевидности, осознал в полной мере груз ответственности, который я взвалил на его еще не окрепшие плечи, и кинулся выполнять приказ, а я сбавил шаг, поскольку и в боку уже ощутимо покалывало. Вот к чему ведет, мягко говоря, не совсем здоровый образ жизни!
   Еще несколько минут легкого бега по извилистым переулкам древнего города - и долгожданная встреча с демоном и Учеником. А также заложницей, которую агент "Хаоса" уже успел где-то прихватить. Немая сцена: демон тыкает пушкой в милое личико девушки, которую нежнейше обнимает за шею рукой с детонатором, Ученик держит на прицеле ублюдка, и вдруг я нарушаю идиллию криком:
   - Какого хрена здесь творится?
   По-моему вопрос несколько неуместный - и так ясно, что положение аховое. С одной стороны малец, у которого еще не достаточно окрепли нервы, с другой тоже -ец, только начинающийся на засран-, у которого, в придачу ко всему, на руках козырная для рядового смертного карта - заложница. Но полные сволочи и агенты "Хаоса" и "Порядка" не гнушаются человеческими жизнями, поэтому надежда на благополучный исход есть.
   - Ладно, парень, не делай глупостей, опусти пушку и дай мне детонатор. Обещаю, никто не пострадает, - изрек я тоном, не предвещавшим ничего хорошего. Оно и понятно - не люблю, когда портят мне веселье.
   - А кто сказал, что я этого хочу? - усмехнулся демон. - Вы, ребята из "Порядка", - сухари, вам неведомо то блаженство, которое ощущаешь, разрушая города жалких людишек! Потрясающее развлечение, просто дух захватывает! Давай так, ты и твой приятель бросаете оружие, и я даю вам уйти. Как тебе, а?
   - А кто сказал, что я этого хочу? - оскалился я. - Может, лучше всадить тебе пулю в лоб?
   - Тогда девица умрет! - в подтверждение своих слов демон с силой упер ствол в ухо заложницы.
   - Неужели ты думаешь, что я способен оценить жизнь одного человека выше, чем существование Христианской Империи? - парировал я, даже не думая опускать оружие. - Для меня приоритетной задачей является выигрыш в нашей с тобой игре, а сопутствующие потери во внимание не принимаются.
   - Может, проверим? - агент "Хаоса" взвел курок пистолета. На моем лице не дрогнул ни единый мускул, хотя внутри я весь сжался при мысли, что погибнет ни в чем не повинная девушка.
   В отличие от меня, Ученик соображал получше и, пока я заговаривал демону зубы, подкрался к последнему со спины, достал из-за пояса нож и приготовился к смертельному броску. При виде столь профессионально выполненного стелс-захода я едва не расстался с челюстью. Вот сволота, меня обскакал какой-то желторотый юнец!
   Но трубить победу было рано: по выражению моего лица демон понял, что за его спиной что-то происходит, и решил обернуться. Не следовало ему этого делать. Для Ученика поползновения агента стали сигналом к действию: он прыгнул на демона, подобно кобре, и с размаху вонзил нож в висок бестии. Нечистый заревел и выпустил заложницу. Теперь уже дело было за мной - и я не подкачал. Десять контрольных выстрелов в голову ублюдка - и бездыханное тело падает на почуявшую запах свежей крови, пусть не красной, человеческой, а желтой, демонической, землю. Проблема была в том, что агент "Хаоса" рухнул на детонатор, тем самым приведя в действие часовой механизм бомбы, заложенной в кратере Везувия.
   - Вот сучий потрох! - в сердцах крикнул я. Первый провал за почти что трехсотлетнюю службу в "Порядке"!
   - Я думаю, нам лучше вернуться к Капсуле, - сказал Ученик. Едва ли он испытывал и половину того отчаянья, что терзало меня своими ржавыми когтями. Вот за это я его и уважаю.
   Когда мы добрались до Капсулы, прогремел взрыв, и огненная гора очнулась от затянувшегося сна. Тонны пепла, реки лавы обрушились на Помпеи, город, который не должен был погибнуть в пламени гнева природной стихии. Я закусил губу и нырнул в неохотно раскрывшийся люк. Христианской Империи пришел конец...
  
   Обычно в порядочных голливудских фильмах на такой вот не слишком оптимистичной ноте герой очухивается и начинает лихорадочно соображать, где он находится. Я не претендую на роль звезды какого-нибудь пошлого блокбастера, но мое пробуждение происходило по упомянутому сценарию. По крайней мере, на стены маленькой комнатки, уставленной медицинским оборудованием, позаимствованным, очевидно, из позапрошлого века, таращился я достаточно долго, прежде чем где-то в глубинах сознания созрела гениальная мысль: на мои апартаменты сие убожество не очень-то похоже. Из Асфиксии, надо думать, мы благополучно слиняли (по крайней мере, мне хотелось в это верить). Остается один вариант - мы где-то еще. Нобелевскую премию мне за такое открытие!
   - В лазарете ты, в лазарете, - ухмыльнулся Тони, ввалившись в мои покои. В одной руке коллега держал бутылку коньяка, в другой - приличных размеров рюмку. Как раз то, что мне нужно! - Надеюсь, до этого твоя мысля добралась?
   - Я всегда замахивался выше, - я выхватил бутылку у Рэнделла и сделал большой глоток. Рюмка, почувствовав свою никчемность, отправилась на прикроватную тумбочку предаваться депрессии. - Куда нас на этот раз занесло?
   - Мы на одной из баз повстанцев. Стоит хорошенько поблагодарить судьбу за то, что оная расположена неподалеку от Асфиксии, иначе бы...
   - Не надо, мне и так тошно, - перебил я. - Спасибо за первоклассную посадку.
   - Пилот из меня никакой, признаю, - согласился Тони. - Но сейчас я бы на твоем месте подумал о причинах столь жгучего интереса к нам агентов Ташимодо.
   - Ты ведь слышал Сьонга. - я вернул полупустую бутылку Рэнделлу и попробовал встать. Интереснее всего, что мне это удалось. - Верховный Координатор узнал о том, что у меня за плечами тонны поверженных врагов, ну и решил обзавестись таким вот незаурядным бойцом. Где мои сигареты?
   - Сдается мне, ты не на поле брани сдохнешь, - мрачно улыбнулся Тони, протягивая мне нераспечатанную пачку. - Но вернемся к Ташимодо. В твоих рассуждениях есть один небольшой просчет: если с тобой Координатору все ясно, то я для него темная лошадка. За каким хреном тогда он и на меня охотился?
   - Блин, ты прав, - я закусил губу. То что раньше казалось мне бесспорным, сейчас превращалось в идиотский мираж, за которым, как водится, скрывается зловещая правда. И, что самое обидное, первым завесу тумана, пущенного нам в глаза местными политактивистами, преодолел стажер, знающий о все усложняющемся механизме Вселенной, рассеченной пополам проведенной каким-то умником границей меж Добром и Злом, столько же, сколько я - о китайских иероглифах. - В таком случае на вопрос о причинах открытия сезона охоты на наши светлые головушки ответ только один: Ташимодо с самого начала знал кто мы и зачем здесь. Наверняка он решил замять инцидент с лабораторией так, чтобы ни одна шавка не почуяла запаха жареного. Если все правильно сделать, через пару недель никто и не вспомнит о том, что где-то когда-то появился заусенец, репутация Марса не пострадает и все останутся довольны. А мы в этом уравнении - побочный корень, от которого предпочтительно избавиться.
   - Я так понимаю, теперь нам незачем прятаться за спину "Папаши Берка". - Тони всегда выводил из причины следствие. - Если, конечно, однажды мы не проснемся с новыми лицами.
   - К несчастью для тебя, на Марсе не делают пластических операций. - ухмыльнулся я. - Ладно, мне нужно кое-что обсудить со Сьонгом. Где он?
   - В операторской. Раздает ЦУ. Проводить?
   - Не надо, сам как-нибудь найду, - я сунул в рот сигарету и доковылял до двери. - Советую собраться с мыслями, нас ждет работа, - я стукнул по кнопке на ржавой панели, и испытал немыслимое облегчение, услышав веселый гул микродвигателей: клаустрофобией я, конечно, не страдаю, но в замкнутом пространстве чувствую себя скверно. Кроме того, к лазаретам я любви особой не питаю с тех пор, как на моих глазах умер парень, ставший пленником четырех белых стен. До сих пор мне снятся белесые щупальца, оплетающие тело бедняги, хруст костей, не вписывающихся в извращенные понятия ассимилянта о красоте.
   Операторская находилась буквально в трех шагах от лазарета. Странное совпадение, правда? А для меня нет. Я знаю Сьонга достаточно долго, чтобы судить о его методах эксплуатации подшефных объективно. До полусмерти загоняет ребят - и тащит в лазарет, чтобы уж совсем диктатором не прослыть. Попутно сажает за пульты тех, кто свое уже на больничной койке отлежал, вот и получается забавный конвейер.
   Сьонг как раз отчитывал парнишку в потертом комбинезоне за какие-то мелкие просчеты в уравнениях, когда я вошел.
   - ...и не забудь еще раз пересчитать мощность на компрессоры с учетом того, что генератор работает в режиме двадцатипроцентной перегрузки. Если он накроется, мы последуем за ним.
   - А может, попытаться отрастить жабры и поплавать в резервуарах? - усмехнулся я. На этот раз я стоял за спиной Сьонга, в своем роде, историческое событие.
   - Я предоставлю тебе такую возможность, Майк. Ты как раз вовремя - мы готовим наступление.
   - Как всегда, я все узнаю последним. - проворчал я и упал в кресло, предварительно спихнув с него оператора. - Что скажешь насчет короткого брифинга прямо здесь? Должен же я знать, на что я подписался!
   - Хорошо, взгляни сюда. - Сьонг достал из кармана КПК и вывел на миниатюрный экран карту. Наше теперешнее местонахождение было отмечено зеленым пунсоном, а лавочка, которую, нам очевидно, предстояло свернуть, - обведена жирной красной линией. Не так уж и далеко, между прочим, всего каких-то полста миль. - Наша цель - лаборатория палеокибернетики. - я хмыкнул про себя. - По данным разведки, сегодня в полдень там соберутся девяносто пять процентов армии Ташимодо.
   - Очевидно, при лаборатории открылся офицерский бордель. - хихикнул я. - Ладно, мы, значит, в это время нападаем на Купол - и дело в шляпе, так?
   - Не совсем. - Сьонг умел портить настроение. - Мы ударим по основному войску Ташимодо. Обрубив Координатору руки и ноги, мы можем быть уверены в победе...
   - Какова численность войск нашего япончика? - перебил я.
   - Тысяча пехотинцев, двести единиц боевой техники и дюжина магнитолетов.
   - А у нас? - мне уже хотелось кусать локти и рвать волосы на голове.
   - Полторы тысячи пехотинцев, - если в голосе Сьонга и была хотя бы унция эмоций, я этого не ощутил.
   - И все?! - воскликнул я. - Пехота против бронетехники?!
   Сьонг лениво пожал плечами.
   - Мы неплохо вооружены. В нашем распоряжении ручные пусковые комплексы АТ-21Х. Снаряды у них - будь здоров! В наконечник вмонтирована термическая бомба, обеспечивающая нагрев мишени до температуры в шесть тысяч градусов, а затем приводится в действие основной заряд, что обеспечивает снаряду исключительную бронебойность. Применялись в Меркурианских Войнах в 2105-м.
   - Но если у тебя все так здорово, то зачем нужен я?
   - Воины, оружие - это, конечно хорошо, но полевого командира у меня нет.
   - А сам что? - ухмыльнулся я. - Песок сыпется?
   - Можно и так сказать, - кивнул Сьонг. - У меня случается одышка после забега по лестнице на третий этаж, какой же я военачальник?
   - Так бы и сказал, что коленки трясутся, - скривился я. - Ладно, сиди в тылу, но в таком случае мне нужно будет сгонять к кораблю, на котором мы прилетели, и забрать кое-какие свои вещички. Ничего не имею против ручных пусковых комплексов, но по мне так лучше всего старая добрая плазменная винтовка с автоматическим захватом цели, да и парочка антимасс-гранат не будут лишними.
   - Как угодно. Рэнделл с тобой пойдет?
   - Думаю, да. В четыре руки больше пушек влезет, - я затушил окурок в пустующей пепельнице на краю стола, за которым спал один из операторов.
   - Я отправлю с вами своего человека. - Сьонг не предлагал, он констатировал факт. - Чтобы вы раньше времени не удрали в самоволку.
   - Согласен, - кивнул я, про себя выругавшись последними словами - таскать за собой стукача в мои планы не входило. - Сбор у шлюза через полчаса.
   Испытывая весьма противоречивые чувства, я вышел в коридор. Духота операторской сменилась приятной освежающей прохладцей, располагающей к приведению в порядок мыслей, спутавшихся в бесформенный клубок. Ясно, что именно это занятие сейчас было для меня приоритетным.
   Итак, в моем, казалось бы, безупречном плане, набросанном за время беседы со Сьонгом придется сделать некоторые изменения ввиду того, что последний мне не особенно доверяет. Вот старый козел, ведь я ему жизнь спас! Впрочем, я от него другого и не ожидал. Моей ахиллесовой пятой всегда была надежда на порядочность окружающих меня людей, но в собачьем мире выжить могут лишь псы.
   - Ты о чем задумался? - Тони, как всегда вовремя, прервал ход моих размышлений.
   - Так, пустяки. Идем, - я схватил коллегу за шиворот и потащил к шлюзовой камере.
   - Куда? Зачем? - завопил Рэнделл, пытаясь сопротивляться, но мы-то с вами прекрасно понимаем, что все его потуги были напрасны. Последней надеждой Тони мог бы стать охранник, следящей за тем, чтобы никакой заблудший агнец не проник внутрь базы или же наоборот, не выскочил на улицу без скафандра, но страж обкурился какой-то дрянью и, пуская омерзительные пузыри, пребывал где-то в районе седьмого неба. Наконец, объятия камеры со вздохом раскрылись, и я втолкнул компаньона в едва освещенный закуток, имеющий единственной достопримечательностью сенсорную панель, отвечающую за все шалости видавшей виды двери во владения богов Красной Планеты.
   - Теперь наша беседа будет конфиденциальной, - сказал я, отпустив Тони.
   - Это еще почему? - удивился тот.
   - Потому что я более, чем уверен, что по всей базе установлены "жучки", и нашу милую болтовню может услышать Сьонг. Шлюзовая камера исключение - ни одному идиоту не придет в голову запихивать сюда подслушивающие устройства.
   - Ни одному идиоту не придет в голову устраивать здесь закрытое собрание. - усмехнулся Тони. - Кроме тебя, разумеется. Что на повестке дня?
   - Наши дальнейшие действия. - ответил я, прислонившись спиной к стене - люблю, когда есть точка опоры. - Через двадцать три минуты мы отправимся к кораблю, на котором прилетели и проделаем кое-какие операции над своей внешностью.
   - В каком смысле?
   - В прямом. Я собираю походный рундучок из принципа "много - не мало". Аппаратом по наращиванию синтетической плоти я пользовался лишь один раз, но это, разумеется, не значило, что он мне не пригодится - и, как видишь, я не прогадал, захватив его с собой на Марс, - похоже, я унаследовал от Гринго привычку начинать издалека. - Когда ты сказал, что нам неплохо было бы проснуться с новыми лицами, я вспомнил про свою заначку, и теперь намерен ей воспользоваться. Единственная сложность - Сьонг отправит с нами своего человека, поэтому нам нужно будет либо избавиться от него так, чтобы старый козел ничего
   не узнал, что в принципе невозможно, либо инсценировать свою смерть, для чего необходимо взорвать корабль.
   - Это ничего не даст, - покачал головой коллега. - Я был на наблюдательной вышке, отсюда нашего корабля не видно. Обстоятельства против нас.
   - Наоборот, все складывается как нельзя лучше, - улыбнулся я. - Если наши проказы отсюда не заметят, все пройдет гладко. Специфика моего плана заключается как раз в том, что будет два взрыва - один разнесет обшивку и нашего конвоира, другой уничтожит остальное после того, как мы покинем корабль. Когда нас хватятся, будет уже поздно.
   - Неплохо, - похвалил Тони. - Мне нужно проверить свой скафандр и зарядить оружие. Буду готов минут через пятнадцать.
   - Действуй, - кивнул я, открыв внутреннюю дверь шлюза. - Мне тоже неплохо бы озадачиться своей экипировкой.
   Мы прошмыгнули мимо все еще ловившего кайф охранника и... столкнулись лбами со Сьонгом. В прямом смысле.
   - Ну вот, теперь шишка будет! - проскулил тот, дотронувшись до ушибленного места. - Какого хрена вы здесь делаете?
   - Тони не понравилась сенсорная панель в шлюзовой камере, - я против воли взял на себя роль Шахерезады. - Ты в курсе, что она отсоединена от схемы управления двигателями, открывающими внешнюю дверь?
   - Конечно же в курсе, - буркнул Сьонг. - Выпустить кого-то из этой консервной банки могу только я со своего терминала. На охрану, как ты уже заметил, рассчитывать не приходится.
   - Ну, - замялся я, - мы с Тони лучше пойдем.
   - Идите! - рявкнул Сьонг, и мы, согласно еще малоизвестным законам физики, испарились, а согласно вполне себе знаменитому закону сохранения материи, исчезли не бесследно, а с последующей материализацией в районе комнаты Рэнделла, куда последний переместил весь мой термоядерный арсенал.
   За окном, а точнее, тем его участком, который еще можно было скрепя сердце назвать прозрачным, в розовых пеленках рассвета барахтался новый день, и я чувствовал, что, несмотря на кажущуюся простоту схемы последующих действий по моему плану, нам еще придется попотеть...
  
   Двадцать миль - путь долгий, особенно если тебя не покидает ощущение, что чей-то пристальный взгляд скоро протрет на тебе дыру, и это не паранойя, просто молодчик, которого Сьонг приставил к нам относился к своим обязанностям на редкость серьезно. Большое Лекало - под таким псевдонимом наш конвоир был известен среди друзей и, что весьма вероятно, врагов - каждые пятнадцать секунд вносил в КПК какие-то данные, после чего докладывал командующему о ходе выполнения пока еще не боевой задачи. Впрочем, к странностям провожатого мы с Тони немного привыкли, а потому просто не обращали на него внимания.
   - Как красиво! - произнес Рэнделл, зачарованно глядя на цвета крови с молоком треугольные барханы, выстроенные в шеренги вдоль накатанной дороги, по которой мы дружно, но никак не весело шагали. - Если бы не война, Марс можно было бы назвать райским уголком.
   - Как и Землю, - кивнул я. - С той лишь разницей, что на нашей родной планете войны способствовали преодолению ее гравитации, а здесь - наоборот, каждый выстрел намертво пригвождает жителей к красной планете.
   - Вы двое! - крикнул Большое Лекало. - Говорите медленнее и четче, я фиксирую ваши переговоры.
   - Вот как? - повел я бровью. - Значит, Сьонг не доверяет нам?
   - Он вообще никому не доверяет, и правильно делает, - буркнул конвоир.
   - С ним все ясно, - сказал я Тони. - Сдаст нас со всеми потрохами, так что лучше не дрыгаться.
   - Я это слышал, - подал голос Лекало. Лицо его не выражало никаких эмоций, но это еще не значило, что попытка задеть говнюка не удастся.
   - И хрен тебе в рыло! - огрызнулся я.
   - Ты, похоже, горячий мальчик, но со мной твои шуточки не пройдут, - покачал головой конвоир. - Я не нарушу устав, как бы ты ни старался.
   - Да? Что, кишка тонка и пипетка усохла? - я выражался не так, как подобает джентльмену, но, честно говоря, мне на это было наплевать. Я хотел одного - хорошенько разозлить Лекало, ведь гнев заставляет людей делать ошибки, что в теперешней ситуации было бы нашим лишним козырем.
   - Твои ужимки напрасны, - холодно произнес Лекало. Нет, вот за такое уже можно и ударить как следует, а он, вишь, спокоен как труп на столе у патологоанатома!
   - А ну тебя! Ведешь себя как девочка, которую раскручивают на предмет покувыркаться в кроватке! - я уже сам начал выходить из себя.
   - Майк, прекрати! - вмешался Тони. - Мы пришли.
   И в самом деле, за попыткой "достать" Лекало, я не заметил, как мы едва не уткнулись носом в обшивку корабля. Возможно, читатель считает меня по меньшей мере странным человеком, не видящим за деревьями леса, но попробуйте провальсировать по проезжей части одновременно удерживая на носу бильярдный кий. Держу пари, вы не заметите, как вас переедет первый попавшийся лихач. Когда сосредотачиваешься на чем-либо, предмет твоего внимания виден во всем великолепии (или безобразии), в то время как фон, на котором ты решил пустить в ход свои извилины, расплывается и являет собой при хорошей концентрации внимания пестрое пятно. Как, спрашивается, в этом пятне отыскать кляксоид корабля? Ответ прост: никак. Поэтому не будем судить меня слишком строго, ибо все мыслимые и немыслимые грехи на мне уже и так камнем висят.
   - Стой здесь, мы скоро вернемся, - сказал я конвоиру, открывая внешний люк корабля.
   - Я должен пойти с вами, - это была нечто среднее между просьбой и приказом.
   - Исключено, - покачал головой Тони. Он наконец-то включился в игру. - Возможна диверсия, поэтому если увидишь наши внутренности, летящие по баллистической траектории, немедленно доложи Сьонгу.
   - Задача ясна, - физиономия Лекала была едва ли не кислее лимона. Но, к счастью, он слыл приверженцем рапортов и отчетов, а потому слова Рэнделла стали для него приговором.
   - Мы вернемся через десять минут, - бросил я через плечо конвоиру и ступил на борт грузовика, доставившего нас в сию клоаку.
   Сказать по правде, каждый раз, когда я оказывался среди ржавых корабельных переборок, мне хотелось залезть на стену и повыть. Дело не в том, что я панически боюсь полетов, скорее, мне больше нравится, когда под ногами твердая почва, которая в случае чего никуда не убежит. Конечно, несмотря на все мои приветы, пилот я неплохой, и это не бахвальство, однако асом стать мне, похоже, не суждено. Что ж, я и не рвусь в профессионалы, мне хватает и того, что каждый день нахожу приключения на мягкое место и с грехом пополам делаю свою работу.
   - Это и есть твое чудо техники? - спросил Тони, подойдя к массивному шкафу, на котором красовалась наклейка "Встамлять Игозбукира". Нет, я не ругаюсь, просто так называется фирма, производящая подобные агрегаты и расположенная на Генноне. Когда-то обитатели Геннона имели целью захватить колыбель человечества и с целью шпионажа проникали на Землю, облачившись в искусственную плоть. Потом, конечно, инопланетники поняли, что ловить на нашей родной планете нечего, поскольку люди настолько интересный вид, что гробит и себя, и заодно всех кто попадется под руку, и с землянами был заключен Договор о Сотрудничестве.
   - Именно, - кивнул я. - Полезай внутрь, а я покумекаю над твоим обликом.
   - Ты только не перестарайся! - погрозим мне пальцем коллега, устраиваясь внутри шкафа. - Уж я-то знаю, какие у тебя извращенные представления о красоте...
   - Не волнуйся, - улыбнулся я. - Сегодня у меня нет вдохновения. - Я затворил дверцу агрегата, набрал на сенсорном пульте команду вызова генератора случайной внешности - в случае чего я вроде как ни при чем - и отошел в сторону. Благодаря подарку благожелателя с Геннона, чье имя я предпочел бы оставить в тайне, через полминуты Рэнделла будет не узнать, а мне бы пока не мешало заняться бомбами.
   Так, на внешность потребуется еще пара минут, потом еще минут пять на подготовку джипа - и того семь минут. Слишком много. Лучше тогда взорвать обшивку по окончании экспериментов с синтетической плотью, а затем уже использовать паузу между детонациями для погрузки снаряжения в машину. Тогда первый таймер устанавливаем на девяносто секунд, второй - на шесть с половиной минут. Порядок! Надеюсь, я не напортачил с проводами, и первыми рванут слабые заряды, установленные (опять же, на всякий пожарный) по периметру титановых листов, из которых собрана обшивка. Второй фейерверк будет связан уже с биореактором корабля, и здесь важно не переборщить. Как-никак, с этим взрывом связана еще одна часть моего плана.
   Но пора уже сменить коллегу в нашей веселой микроволновке. Я открыл шкаф и вытащил зажмурившегося Рэнделла на свет Божий. Не скрою, обрастание новой плотью - процедура довольно неприятная, и не каждый ее переносит. Коллега был крепким орешком и смеялся над любыми пытками, чему я, естественно, завидовал.
   - Ну и похабень! - ахнул Тони, решившись открыть глаза - это я, мальчиш-плохиш, сунул ему под нос зеркало. Кстати, беситься было с чего: генератор внешности даровал коллеге увесистый шнобель, густые, почти сросшиеся, брови и пухлые губы валютной проститутки. - А говорил вдохновения нет!
   - Я здесь ни при чем, - пожал я плечами. - Все вопросы процессору. Посмотрим, во что эта хреновина меня превратит, - и я мужественно забрался в шкаф. Такие, с позволения сказать, мероприятия сродни русской рулетке, но я обожаю экстремальщину, поэтому всегда охотно иду на риск, если знаю, что он оправдан, что при нынешней ситуации не вызывало сомнений. Поэтому, стиснув зубы, я терпел издевательства детища "Встамлять Игозбукиры". Казалось, кто-то обтянул мое лицо полиэтиленом и закреплял свой успех раскаленным утюгом. Конечно, в тот раз, когда мне довелось побывать в преисподней, удовольствия были более извращенными, но для меня мгновенную сильную боль перенести сложнее, чем длительною слабую, поэтому вечеринка мазохистов не удалась.
   - Господи! - воскликнул Тони, когда я, обретя новый облик, освободился из цепких объятий агрегата. - Генератор внешности, похоже, получает немыслимое удовольствие, производя на свет редкостных уродов.
   - Согласен, - кивнул я, набравшись смелости заглянуть в зеркало. И что, что на меня оттуда пялился пучеглазый лысый губошлеп, не уступающий в красоте новой личине Рэнделла, все могло быть и хуже - я ведь мог родиться с таким лицом.
   Как раз в этот момент прогромыхал первый взрыв. Обшивка, естественно, превратилась в нечто такое, чего, бьюсь об заклад, испугался бы даже Пикассо. Впрочем, наш конвоир теперь тоже приобщился к абстракционизму - я с наслаждением представлял себе, как снаружи его руки и ноги образуют в воздухе причудливый узор. Правильно, не стоит доставать меня, я нервный. Так, по крайней мере, в моей медкарте написано. Конечно, эта запись странным образом исчезла в тот день, когда я проходил переподготовку - не хватает бойцов нашей стороне, поэтому на такие мелочи, как психическая неуравновешенность, не обращают внимания. Работа Заступника начинается с чистого сердца, с чем у меня проблем никогда не возникало.
   Как бы там ни было, вместо двадцати тонн металлолома у нас теперь было пять тонн металлолома и грузовой отсек, где мы, собственно, и находились.
   - Хорошо, приступаем ко второй фазе операции. - сказал я, сняв брезент с джипа (хорошая голливудская традиция, если имеете что-то против, позвоните сценаристу этой мыльной оперы). В принципе, все, что нужно, уже находилось в кузове внедорожника: ящик с оружием, еще один ящик с оружием, и, конечно же, ящик с оружием. Инструмент я всегда носил с собой, так что операция погрузки джипа сводилась только к размещению наших задниц на сидениях. Плюс, конечно, еще один момент...
   - Странно, - поежился Рэнделл, пристегиваясь. - В кои-то веки мне кажется, что все идет как надо. И от тебя никаких сюрпризов - уж больно подозрительно!
   - Ты прав, - улыбнулся я, вставляя ключ в зажигание. - Кое-что я приберег на десерт.
   - Что на этот раз? - простонал Тони, схватившись за голову. Согласен, со мной работать может только кремень вроде Тремора или Гринго, но если у вас есть сердце или, не дай Бог, совесть, путь в "Дубину" вам заказан. Очень часто приходится делать выбор меж двух зол, и голос сердца здесь не помощник. Чистый, не затуманенный никакими пакостями, разум - вот подспорье в таком деле, ведь то, что Рэнделл называет моими сюрпризами, а обычный человек - черной полосой, можно вписать в одну формулу, по которой работники "Дубины" творят содом на холсте времен: "Дерьмо случается".
   - Как ты уже заметил, у джипа есть колеса, которые оставляют следы на песке. - начал я, легким касанием пальцев оживив сенсорный дисплей на приборной доске машины. Выбрав из выпадающего меню команду "Йи-ха!", я повернулся к коллеге и одарив его самой что ни на есть садистской улыбкой, произнес: - Ключ на старт!
   - Постой! - возопил Рэнделл. - Что ты задумал?
   - Так, сущий пустяк, - отозвался я, поглядев на таймер второй бомбы. До фейерверка оставалось двадцать секунд. - Сьонг будет искать наши следы в радиусе до пятисот футов - настолько я его знаю - и лишь для галочки, значит, наша задача - улететь футов на восемьсот - я учитываю в этой цифре возможность визуального обнаружения отметин от шин каким-нибудь зорким молодчиком. Бомба взорвется через пятнадцать секунд, в сей же момент я приведу в действие катапульту, на которой установлен наш джип - вот что значит нюх на всякого рода подвохи - и мы отправимся в свой долгий полет.
   - Сущий бред! - проскулил Тони. - Я хочу выйти!
   - Поздно, - ухмыльнулся я, пристегнув ремень безопасности.
   Три секунды. Две. Одна. Пора. Я что было сил вцепился в руль и нажал заветную кнопку. Раздался оглушительный скрежет - это пружина сбросила с себя платформу с джипом, затем громыхнуло так, что я едва удержал в себе основное сырье уринотерапии - бомба разнесла грузовой отсек, и взрывная волна, подхватив наш внедорожник, понесла его над красными барханами вдаль, навстречу новым неприятностям...
  
   - ... Вот и доверяй после этого старым друзьям! - проворчал я, закончив рапорт. Тремор все еще не мог оправиться от шока, вызванного тем, во что превратилась моя физиономия, однако ситуация, в которую мы попали, быстро отрезвила его.
   - Ничего сверхъестественного, - произнес он, поджав губы, будто обидевшись на что-то. Честно говоря, в последнее время я не видел Тремора в хорошем расположении духа, но это объясняется скорее всего тем, что вампир не привык работать без выходных. Авралы - самый страшный из ядов, когда-либо убивавших человека. - Не стоило связываться со всякими прохвостами. Теперь выполнение поставленной задачи под большим вопросом, за что тебе огромное спасибо, Майк!
   - Успокойся, не все так плохо, - махнул я рукой. Лицо Тремора на экране коммуникатора превратилось в сплошную гримасу отвращения, но я, как ни в чем не бывало, продолжал. - Мы, по крайней мере, отвели от себя взгляды Ташимодо и Сьонга. А что касается лаборатории, то здесь есть небольшая проблема: там уже вовсю воюют повстанцы и колониальные власти. Не думаю, что позвонить в дверь будет просто. Может, как и все нормальные герои, пойти в обход?
   - Если хочешь иметь хотя бы один из тысячи шанс на выживание. - кивнул Тремор. - В противном случае ищи хорошего гробовщика, потому что хоронить то, что от тебя останется, будет весьма проблематично. Я навел кое-какие справки на случай, если ты сядешь в лужу, что, собственно, и произошло, и раскопал кое-какие интересные сведения о лаборатории палеокибернетики. Будучи самым старым зданием на Марсе, лаборатория была в свое время подключена к Станции Гидросинтеза, построенной по наитию идиота, смотревшего на мир сквозь розовые очки...
   - Может, просто он не любил складывать дерьмо в баночки! - усмехнулся я.
   - Может и так, но проект не окупил себя, - продолжал Тремор. - Пришлось закрыть Станцию, однако на демонтаж тратиться не стали, поэтому станцию с лабораторией до сих пор соединяет трубопровод...
   - Хочешь сказать, я должен просочиться через канализацию? - мне уже не нравился ход мыслей коллеги.
   - Как угодно, - пожал плечами Тремор. - Я бы предпочел воспользоваться туннелем для ремонтников. Только система защиты там нешуточная, так что будь начеку. Если тебе отстрелят яйца, плакать не буду.
   - Было бы странно, если бы ты плакал по такому поводу, - улыбнулся я. - Еще одна загвоздка: нам не на чем лететь обратно. Не мог бы ты забрать нас после того, как все будет в ажуре?
   - Не вопрос. Главное, чтобы нашлось подходящее место для парковки. Расчистите там мне плацкарт.
   - Как только дело будет сделано, я позабочусь о том, чтобы тебе было где сесть. - Я достал из бардачка пачку сигарет и зажигалку. - До скорого, - я щелкнул тумблером, и экран коммуникатора погас.
   - И что теперь? - спросил Тони, распечатав коробку с пищевыми концентратами (гадость порядочная, но когда больше подхарчиться нечем к употреблению годятся).
   - Отправимся на Станцию Гидросинтеза. - ответил я, прикуривая (без особых зазрений совести, ведь воздушный фильтр в салоне внедорожника пахал как миленький). - Посмотри в своем КПК, далеко это отсюда?
   - Шесть миль на северо-восток, - ответил коллега после некоторых манипуляций с картой на дисплее КПК. - Дорога хорошая, зыбучек нет, каверн тоже.
   - Вот и ладушки, - я выжал акселератор до упора, и джип, встав на дыбы, помчался к станции. Спешка, спешка... Иногда я задаю себе вопрос: что вдруг случилось с людьми? Почему нормальные человеческие взаимоотношения заменены формальным свинством? Почему раньше парень мог позволить себе прогулку по парку со своей девушкой при лунном свете, а теперь в лучшем случае его хватит на то, чтобы отодрать ее в подсобке во время обеденного перерыва? Согласен, те, кто так поступает - бездушные скоты, но они не рождены такими. Теми, кто мы есть, нас делает жизнь в век безразличия к ближнему, в век, когда любовь заменена сексом - я конечно, понимаю, быть прагматиком не так уж и плохо, но нельзя видеть в женщине только самку, мать своего потомства - и все куда-то бегут, торопятся, хотя на самом деле никто нихрена не делает, и вся возня ради того, чтобы можно
   было с гордостью сказать, что ты, дескать, горишь на работе.
   Ускоряться нужно только нам, тем, кому люди доверяют свои жизни, к кому обращаются, если попадают в переделку, на кого сваливают всю грязную работу. Здесь все ясно - ожидая результатов расследования, ребята из Правительства ругают нас на чем свет стоит, и они совершенно правы. Если бы я не послушал стажера, мы бы уже корпели над рапортом, а ученые продолжали свои идиотские эксперименты. Хотя, винить во всех бедах парня тоже не выход - я ведь и сам сплоховал, поддавшись на уговоры Сьонга. И о чем я только думаю...
   - И о чем ты только думаешь? - проворчал Тони, отстегивая ремень безопасности. Мы, оказывается, уже докатили до Станции Гидросинтеза. Поразительно, насколько глубоко я иногда погружаюсь в размышления. Держу пари, если бы рядом разорвалась атомная бомба, я бы и не заметил, так и похоронили б в позе мыслителя. - Надевай шлем и потопали.
   - Как всегда, о пустяках, - ответил я, выйдя из машины и заперев дверцу. - Сначала надо бы вооружиться, - с этими словами я достал из кузова один из ящиков с надписью "Психам не давать!", и, поработав ломиком, открыл нам с Рэнделлом доступ к игрушкам для взрослых. Я не рекламирую закон о свободной продаже оружия, а лишь напоминаю о том, что если специфика вашей профессии предполагает внештатные ситуации, лучше приобретите ствол - мало ли что. А тем, кто просто хочет поиграть в Супермена, советую не налегать на кофе перед сном и заняться чем-нибудь полезным. В мире и так слишком много нетерпимости, чтобы развязывать никому не нужные, пусть даже локальные, войны.
   - Блеск! - вырвалось у Тони, когда он увидел меня с лучшим другом - плазменной турелью "Буран". Не буду отрицать, пушка как по мне сделана, и весит не так уж и много, так что не надо налегать на стероиды, чтобы свободно с ней управляться. Рэнделл не разделял моей любви к большим стволам, а посему предпочел два начищенных до блеска кольта, непостижимым образом оказавшиеся на дне ящика. Ну, я уже упоминал про мистику, так что все нормально.
   Теперь несколько слов о Станции Гидросинтеза. Венец творения среднедебильного архитектора, здание представляло собой беспорядочное нагромождение конструкций неопределенной формы снаружи и неопределенной длины коридоров внутри. Автоматикой здесь, конечно, и не пахло - повсюду рычаги и штурвалы, да такие, что сдвинуть с места не каждому рабочему под силу. Оно и понятно: все-таки Марс, а не какая-нибудь облагороженная планета промышленников-миллиардеров. Словом, найти в этом бедламе туннель для ремонтников было не такой уж легкой задачей, и я не один раз вспомнил добрым словом проектировщика, прежде чем коллега крикнул из какого-то закутка:
   - Есть! Я нашел его, Майк!
   - Браво! - похвалил я. - Может, ты еще и код доступа знаешь? - Именно так. На массивной стальной двери, закрывавшей вход в туннель, стоял электронный кодовый замок. Вот тебе и отсталая технология! Любопытно, почему такая защита именно на туннеле для ремонтников? Не из-за терактов ли случаем? Но если таковые имели место, то кодовый замок - не самое серьезное препятствие для нас. В моей голове заскреблись тревожные мысли, но было поздно: мы с Тони опомниться не успели, как в нашу сторону уже смотрели крупнокалиберные пулеметы, а металлический голос робота-стражника зачитывал наши права:
   - Уважаемые господа нарушители! Довожу до вашего сведения, что если вы не избавите меня от своего присутствия в течение десяти секунд, по вам будет открыт огонь!
   - Франт! - фыркнул Тони. - Ханжа!
   - Вот что имел в виду Тремор, когда говорил, что нам отстрелят яйца... Бежим! - завопил я, и, схватив коллегу за руку, бросился к выходу. По нашим следам уже стрекотали пули, и это лишь добавляло мне скорости. Наконец, Станция, дверь с кодовым замком и свихнувшийся робот остались позади, и, спокойно вдохнув, мы с Рэнделлом засели в джип на обсуждение дальнейшей стратегии.
   - Так, у нас два варианта, - справившись с одышкой, прохрипел я. Староват я для таких забегов, что поделать? - Либо робот, либо воюющие полудурки. Не знаю, как ты, а я склоняюсь к первому.
   - Сдурел, что ли? - воскликнул Тони. - Ты видел эту хрень? Это же целая батарея на колесиках!
   - Согласен, лобовая атака не сгодится, - кивнул я. - Особенно, если учесть, что на такой махине даже моя турель не оставит ни царапинки. Вывод: надо работать головой. У стражников есть один небольшой изъян: они фокусируют все свое внимание на ближайшего из нарушителей, а стальных оставляют на потом.
   - Здорово, и как же нам использовать сии бесценные сведения? - усмехнулся Рэнделл.
   - Очень просто: я буду отвлекающим маневром, а ты проберешься к двери и попробуешь ее открыть.
   - А дальше? - коллеге уже не нравился мой план.
   - Там по ходу что-нибудь соображу, - я вышел из джипа, поднял с земли брошенную в спешке турель и повесил на шею поверх скафандра ожерелье из черепов Пацканских ящериц, подаренное мне правителем города Нбухуа в знак высочайшей признательности за освобождение гаргониевых плантаций от гигантских плотоядных навозников, выведенных одним из агентов Хаоса, работавшим в Институте Генетического Совершенствования. Теперь все зависит от того, на моей ли стороне сегодня фортуна. - Ну, с Богом! - сказал я, и мы направились к Станции Гидросинтеза походкой победителей.
   Если смотреть сверху, то расстановка сил выглядела бы следующим образом: черное пятно - робот-страж - в самом центре карты, по бокам на одинаковом расстоянии от постового синий крестик и коричневая буква "дзю" - я с турелью и Тони со своими хакерскими приспособлениями соответственно. Что? Какое белое пятнышко? А, это птичка еще в прошлом году на объектив нагадила, не обращайте внимания.
   Итак, фигуры на местах, самое время сделать первый ход. Я помотал головой, пытаясь стряхнуть со лба выступивший пот (еще один минус работы в скафандре), и пошел на робота, разбрасываясь самыми отборными ругательствами. Стражник от такого зрелища на миг оторопел, но вскоре совладал с собой и, как ни в чем не бывало, наставил на меня все свои орудия, прогромыхав:
   - Любезный сударь, извольте сдаться, иначе я вынужден буду открыть по вам огонь!
   - Сам дурак! - злобно рыкнул я и бросил дымовую гранату. Реакция робота была в точности такой, на какую я рассчитывал: провизжав что-то нечленораздельное, он начал поливать огнем все вокруг. В этом хаосе сам черт бы не разобрал, где кто находится и откуда ждать пули в живот, поэтому я на всякий случай заполз в оказавшуюся поблизости нишу - обычно в чрезвычайном положении такие вот укрытия обнаруживаются в невероятном количестве. Пока я разыгрывал сию комедию, Тони каким-то чудом прошмыгнул под самым носом робота и со всех ног бросился к двери, которую нам предстояло открыть. Страж даже глазом не моргнул - Рэнделл знал толк в спринтерском беге, а потому я все еще оставался ближайшей из мишеней.
   - Блин, ну и работка! - усмехнулся я, проверяя, заряжена ли турель. Разумеется, рассчитывать на то, что эта малышка проделает дырку в роботе не приходилось, но, по крайней мере, мой огонь не даст ему как следует прицелиться.
   - Пожалуйста, выйдите с поднятыми руками. - любезнейшим тоном предложил страж. И я вышел из своего укрытия и, нацелив турель на жестяного болвана, с силой вдавил курок. Ураган плазменных сгустков вырвался на свободу и, ударив в грудь робота, отскочил обратно и, хромая, поковылял в неизвестном направлении. Пока перед глазами плясали вспышки выстрелов, я успел отступить по направлению к выходу на целых пять шагов - немалый прогресс, особенно если, учесть, что батареи хватит еще на четыре такие очереди.
   - Тебе конец, сука! - прожужжал страж. Очевидно, я куда-то попал не туда, и все его хорошие манеры полетели псу под хвост. На меня смотрели сорок девять стволов разного калибра, и я не сомневался, что если ничего не предпринять, то через меня скоро можно будет пропускать макароны.
   - Сначала поймай! - крикнул я и бросился наутек, попутно поливая робота огнем. Страж, разумеется, следовал за мной, стреляя изо всех своих пушек, но попасть в меня не мог - во-первых, я метался из стороны в сторону, во-вторых, каждое попадание из моей турели сводило на нет работу сопроцессора-наводчика.
   Превосходно! Я выполнил свою задачу на все сто - робот теперь видит во мне смертельного врага, и на Тони ему начихать. Проблема только в одном - как отделаться от стража? Варианты вроде "Брысь, паскуда!" не пойдут, поскольку жестянка слишком увлеклась моей кандидатурой, и на уговоры явно не купится. Добраться бы до джипа, он бронированный, и я смогу хотя бы отдышаться.
   - Фуух! - вздохнул я, хлопнув вожделенной дверцей. - Погоди, я восстановлю дыхание! - эта фраза была уже адресована роботу. Впрочем, последний никак на нее не отреагировал, и стал долбиться в лобовое стекло (хорошо, что на нем сириевая пленка, которая кумулятивный снаряд выдерживает). Вот и выступай потом за прогресс на научных диспутах! Нет, у стража точно с психикой проблемы, разве можно столь навязчиво домогаться едва знакомого человека?
   И тут на лобовом стекле появилась тоненькая трещина, увеличивавшаяся в размерах с каждым новым ударом на четверть дюйма. Я моментально покрылся холодным потом. Господи, из чего этот мордоворот сделан?!! Выяснять не хотелось, тем более, что в нынешней ситуации подобная информация едва ли оказалась полезной. Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?!!
   Стоп! Идея! Под капотом внедорожника вместо двигателя (который я спрятал так, что ни один механик не найдет) установлен бур на случай, если машина застрянет в расщелине. Головка бура рассчитана на материал любой твердости, ибо изготовлена из инфинита - сплава, аналогов которому на материальном плане бытия нет. Я достал эту прелесть через Арсина, а обработкой занимался Гефестос, он и не такие орешки раскалывал. Как бы там ни было, а вероятность того, что бур продырявит робота, даже без сложных расчетов близка к единице. Мой единственный и самый верный шанс...
   Я рванул на себя ядовито-зеленый рычаг, на котором Тремор некогда, от нечего делать, выгравировал фразу "Коль застрял ты промеж скал, не роняй напрасно кал", и, пробив капот, мое импровизированное оружие врезалось в грудь стража. От удара ублюдка отбросило на несколько метров, и, держу пари, сей факт его гироскопам пришелся не по вкусу. Но веселье только начиналось. Я завел джип, хищно оскалился и направил машину прямо на робота. Тот отчаянно пытался встать на ноги, но попытки его оставались безрезультатными. Как следует разогнавшись, внедорожник протаранил буром корпус стражника и пригвоздил последнего к ржавой стальной стене, появившейся из ниоткуда (стандартный прием киношников, если не верите, пересмотрите еще раз голливудские боевики). Масло, подобно крови, хлестало из перебитых трубопроводов, и это зрелище добавило мне задора: вместо
   того, чтобы оставить уже нефункционального робота в покое, я включил привод бура, предварительно выставив на пульте управления максимальные обороты. Раздался оглушительный визг, и стража просто-напросто разрезало буром на куски. Я победил.
   - Выкуси, гнида, - прохрипел я, любуясь результатами своей деятельности. Теперь только Рэнделла догнать, и все будет в ажуре.
   Но я рано обрадовался - Арсину ни с того ни с сего приспичило связаться со мной. Разумеется, возражений на этот счет у меня особых не было - обычно после таких рандеву я нахожу выход из тупика, в который меня загоняют обстоятельства. И как раз сейчас я чувствовал себя огромной зеленой соплей, поскольку не мог разобраться не только в ситуации на Марсе, но и в самом себе.
   - Чарующее зрелище. - произнес вампир, глядя на Водоворот Вечности, отбрасывающий разноцветные блики на розовые скалы Этого Берега. - Если бы я мог плакать, то сейчас не удержался бы от слезы.
   - А я потерял свое сердце в бою, - вздохнул я. - Когда тебя заставляют быть черствым, маска безразличия срастается с лицом.
   - Ты лукавишь, - улыбнулся Арсин. - Никогда еще тебе не хватало мужества отречься от эмоций. Поэтому ты справляешься практически со всеми заданиями, которые тебе поручают.
   - Кстати, насчет заданий. - я достал из пачки в кармане метафорическую сигарету. - Что с операцией "Помпеи в огне"?
   - Единственный провал за всю твою историю. - поморщился Арсин. - Не очень приятное дельце. Пророк пытался свалить всю вину на стажера, навязанного тебе, но ты быстро опрокинул этот ушат с дерьмом на себя. За что тебя и сделали Постовым - единственная работа, на которую ты мог рассчитывать с такой репутацией... Постой, - спохватился фантом, - откуда ты знаешь про "Помпеи в огне"?
   - Из своего сна. Я видел все в подробностях. - я закурил и присел на холодный камень у самого Края. - Все, кроме трибунала и приговора. Потому и спрашиваю. Значит, я стал Постовым? Тогда объясни мне - только сейчас я задался этим вопросом - почему лишившись привилегии Заступника, я стал смертным? Ведь я бессмертен по праву рождения!
   - Перед тем, как занять Пост, ты прошел деинфернализацию - процесс уничтожения связи с энергетическим ядром преисподней - и стал обычным человеком, а уж после этого тебя наделили привилегией Заступника.
   - Неслабо, - признал я. - А с парнем что?
   - Скверная история. Пророк настаивал на форматировании, но ты убедил Судей смягчить приговор, и стажера отправили в будущее, в тот день и час, когда ваша встреча была бы наиболее благоприятной.
   - Хочешь сказать, я этого засранца еще встречу? - удивился я.
   - Уже встретил, - на лице Арсина не было ни малейшего намека на эмоции, что значило только одно: сюрприз, который он приготовил для меня, не из приятных. - Встретил и пригрел под крышей агентства, где сей индивид числится и в настоящее время.
   - И кто же удостоился такой чести? - усмехнулся я. - Тремор? Не думаю, что в Порядок брали вампиров и пьяниц. Тони? Чушь, он ведь даже не узнал меня при нашей первой встрече! Кто тогда?
   - Рэнделл не узнал тебя лишь потому, что его память была стерта, - пояснил вампир. - Объем ментального резерва юноши был незначительным, поэтому таких проблем, как с тобой, не возникло. На подкорке никаких обрывков не осталось, и Тони принял имплантированные воспоминания за чистую монету.
   - Ну, дела, - прошептал я, пытаясь справиться с потрясением, каковым, несомненно, являлось известие о том, что мой нынешний коллега прибыл из необозримо далекого прошлого. - Хорошо, если все так, как ты говоришь, за каким хреном мне тогда зачитывали приговор после того, как я принял парня на работу?
   - Потому что не было никакого приговора. Число Постовых выросло настолько, что проблема взаимозаменяемости пропала, поэтому ты теперь не "один", но "один из". - Арсину определенно не нравилось то, что он говорил мне. Но правда всегда как скальпель хирурга - сначала тебе больно, а потом живется легко и свободно. - Обычный солдат, каких тысячи. Кто будет тратить мощь Сердца Вселенной на рядовых вояк? Вот и сделали тебя смертным, но, поскольку ты пересек Реку Времени, годы не оказывают на тебя влияния. Перед тобой разыграли фарс, чтобы ты не задавал лишних вопросов, только и всего.
   - А имя? - спросил я, затушив сигарету о камень. - Его зачем отобрали?
   - Руководство посчитало, что для успешной работы в среде людей тебе необходимо нормальное человеческое имя, но знало, что добровольно ты на смену имени не пойдешь, и дельце провернули в рамках разыгранной комедии. - Арсин замолчал и повернулся лицом к Водовороту. Разговор подходил к концу. - Я пытался сказать тебе еще тогда, но ты не слушал.
   - И правильно сделал, - я застегнул пуговицы плаща, в который обычно была облачена моя ментальная проекция. - В тот момент мне бы не пошли на пользу раздумья о целесообразности службы на стороне Света.
   - Хочешь сказать, что ты намерен уйти после всего этого?
   - Нет, я хочу сказать, что вы все подлые негодяи, поэтому я вас люблю, и никуда уходить не намерен, - улыбнулся я. - Я привык к своей работе, и никогда от нее не отрекусь. Раз уж зашел разговор о работе, скажи, почему Киберидол разжег такой интерес у Ташимодо?
   - Не все, что ты видишь, истина, - ответил Арсин, и растворился в воздухе - весьма своеобразная форма прощания. Очевидно, в роду вампира были англичане.
   - Хороший ответ, ничего не скажешь, - проворчал я, очнувшись на руле джипа (первый раз в своей жизни я пришел в сознание там же, где и вырубился). "Не все, что ты видишь, истина". Об этом я и сам мог догадаться. Я ведь просил ответить на простой вопрос, а не сыпать афоризмами!
   Ладно, гнев гневом, а Тони нужно искать - в одиночку он таких дел наворочает. И только теперь я заметил, что мои ноги зажало под приборной доской. Очевидно, страж все-таки оказался чересчур крепким для бура, и силой отдачи переднюю часть джипа немного смяло. В пылу боя, возможно, я не обратил на сей факт внимания, и сейчас мне было не по себе. Попал в клетку, как крыса!
   - Рэнделл! - крикнул я, что было напрасной траты сил: корпус внедорожника звуконепроницаем. Нет, денек определенно хороший - сначала едва не стал фаршем, теперь стиснут в стальных объятиях машины. Прелесть!
   Пока я предавался отчаянно пессимистичным раздумьям, из недр Станции Гидросинтеза появились двое в синих гермокостюмах с лазерными карабинами наперевес. Сначала я подумал, что брежу, но когда эти ребята уверенной походкой прошествовали к моему джипу, открыли дверцу, наставили на меня оружие и гаркнули "Ни с места!", такой вариант начисто отпал. Не надо быть гением, чтобы понять, откуда взялись визитеры, и куда делся Рэнделл. И самое обидное, что в моем положении единственным выходом было сдаться...
  
   Мрачная, душная комната. Стены металлические, покрытые узорами ржавчины. Окон нет. Одинокая люминесцентная лампа на потолке светит из последних сил. Совсем не то место, где я хотел бы оказаться. Готов поспорить, в лаборатории палеокибернетики имелись более уютные помещения, где можно было бы организовать "откровенный разговор" (читай, допрос).
   - Итак, - произнес невысокий седовласый майор, сидевший за столом напротив нас с Тони, повертев в руках карандаш, - я хочу задать вам несколько вопросов. Кто вы и на кого работаете?
   - Майк Гомез и Тони Рэнделл. - спокойно ответил я. Нет смысла врать, тем более, что нам может понадобиться содействие майора и его людей. - Наша контора специализируется на особо деликатных вопросах. К нам обращаются, если возникают серьезные проблемы, - добавил я, чтобы ребята поняли, с кем имеют дело.
   - Я проверил ваши документы. На голоснимках совершенно другие люди. - тон майора был ледяным. - Не желаете объяснить это досадное недоразумение?
   - Синтетическая плоть, - я вел себя довольно-таки вальяжно, а потому вряд ли мог рассчитывать на приз зрительских симпатий. Но еще большим шоком для майора стал тот факт, что в подтверждение своих слов я сорвал с лица свой искусственный шнобель. - Сия мера была принята во избежание проблем с местным населением.
   - Допустим, я вам поверил, - справившись с потрясением, сказал майор. - Какова цель вашего прибытия на Марс и в сектор СМ-3 в частности?
   - Почему я должен отвечать на этот вопрос? - я взял со стола сигару и закурил. Надо же повыпендриваться, в конце-то концов! - О ваших-то целях мне ничего не известно.
   - Вы не в том положении, чтобы качать права, мистер Гомез! - майор стукнул кулаком по столу, и посеребренный портсигар подпрыгнул на несколько дюймов.
   - Хеллер, не наседайте на парней! - эта реплика принадлежала человеку, которого еще секунду назад в комнате не было. Дверь не издала никаких звуков, оставался единственный вариант - незнакомец умел ходить сквозь стены. Я даже поежился: если в руках у пленившей нас шайки такие технологии, шансов на выживание в случае расхождения наших с ними интересов у меня и у Тони, извиняюсь, с гулькин хрен. Однако следует надеяться на лучшее, и я решил не забрасывать неопределенного агрегатного состояния "эго" вопросами типа "Как нам выкарабкаться, дубина?", а присмотреться к новому персонажу на сцене. Азиат, пяти с половиной футов ростом, строгий серый костюм коротко постриженные черные волосы, на редкость невыразительная физиономия. Оружия при нем не было, поэтому я счел, что, скорее всего, незнакомец - гражданский с большими связями, кошельком и самолюбием. - Может, они и пленники, но мы должны уважать их обязательства перед командованием.
   - Я всего лишь... - начал было майор, но незнакомец жестом приказал ему замолчать.
   - Оставьте нас наедине, - велел визитер. Майор встал и вышел из комнаты, а гражданский занял его кресло. - Думаю, для начала мне следует представиться. Нацияко Ташимодо, Верховный Координатор планеты. - Ага! - воскликнул я. - Значит, вам принадлежала идея схватить нас за яйца в Асфиксии?
   - Не говорите глупостей, мистер Гомез. - покачал головой Верховный Координатор. - В моем подчинении всего пятьдесят восемь человек, мы кое-как Купол держим, а в города вообще не суемся. Там хозяйничают прихвостни Сьонга.
   - А вам не кажется, что полсотни солдат маловато, чтобы вести гражданскую войну? - вставил Тони. Он наконец-то подключился к нашей задушевной беседе.
   - Никакой гражданской войны нет. Ее выдумал Сьонг, чтобы было чем потчевать работяг, ибо, знай они истинные цели своего лидера, загнать их в строй было бы проблематично.
   - И о чем же печется этот пройдоха? - спросил я, выдохнув облако сизого дыма и закинув ноги на стол - в присутствии больших боссов такая вольность непростительна, но я обожаю нахальничать.
   - Сьонгу нужен артефакт, найденный учеными. Зачем - мы не знаем, но вряд ли для того, чтобы передать находку в музей. Федерация также претендует на право обладания предметом, потому и началась бойня. А светлое будущее с нормированным рабочим днем и почасовой оплатой - дешевая легенда для быдла.
   - Ну, дела! - прошептал я, пытаясь собрать извилины в кучу. Вот гадская дрезина, я знал, что у Сьонга в рукавах припасены для меня сюрпризы, но не думал, что такие. Да, мой старый дружок еще большая скотина, чем казалось! Тони был шокирован не меньше моего, но справлялся с эмоциями молча, надувшись, как обиженный хомяк.
   - Вы потрясены, мистер Гомез? - усмехнулся Ташимодо. - Неужели вашим осведомителям платят за красивые глазки?
   - Я не просил их лезть в политику, только и всего. - парировал я. - То, что мне нужно было знать для выполнения задания, предоставили в мое распоряжение. Всепланетные заговоры не по моей части.
   - Кстати, насчет вашего задания... - по лицу Верховного Координатора нельзя было сказать, что за свинью он мне подложит в следующее мгновение, и подложит ли вообще. Прямо-таки ожившая статуя, или приблизительно то, что получится, если возвести Гринго в квадрат. - В чем оно, собственно, состоит? Из разговора с вами я понял, что вы не диверсанты повстанцев, но и Федерации зад не лижете.
   - В нашу задачу входило расследовать инцидент в лаборатории, по возможности спасти уцелевших. Но вы так спутали нам карты, что ни я, ни Майк теперь не знаем, за какой конец тянуть, чтобы добраться до центра клубка. - горько усмехнулся Тони. Ловкий ход! Коллега построил свой ответ так, что, следуя элементарной логике, на фундаменте которой строится любой разговор, Ташимодо должен просветить нас относительно своих целей.
   - Предлагаю присоединиться к нам. Тем более, что мы с вами теперь ищем решение одной и той же задачи.
   - Что значит "теперь"? - в душе я неистово ликовал: Ташимодо попался на удочку, заброшенную Рэнделлом!
   - Видите ли... - Верховный Координатор сомневался, стоит ли нас посвящать в свои дела, однако за откровенность следовало платить откровенностью, и он решил все-таки поделиться с нами своими тревогами. - Изначально в мои планы входило заполучить артефакт раньше, чем сюда доберутся повстанцы и войска Федерации. С помощью Киберидола можно заставить Сьонга прекратить резню, которая порядком надоела и мне, и Федерации. Другого способа вернуть Марсианские фабрики к жизни нет, а мы и так уже терпим убытки. До настоящего времени я вынужден был держаться в стороне, ибо не желал подвергать своих людей напрасному риску. Хреновый из меня Координатор, да?
   - Ну что вы! - произнес я, затушив сигару. - Просто верное решение опоздало на некоторое время, вот и все. Итак, вы намеревались забрать Киберидол из лаборатории, но в план мероприятий пришлось внести изменения. Что же побудило вас к этому?
   - Тот факт, что все ученые к моменту нашего прибытия были мертвы. Система безопасности изолировала исследовательский блок, мы до сих пор не можем попасть туда, но есть камеры наблюдения, с помощью которых мы установили, что выживших нет. Тел не видно, только окровавленная одежда. Сначала это вселило в нас надежду, но когда мы прибегли к термографическому анализу, стало ясно, что яйцеголовые просто-напросто исчезли.
   - Постойте, вы сказали, "мертвы", - поправил я. - Или все-таки исчезли?
   - В первый раз я употребил категоричное понятие, - кивнул Ташимодо. - Мы не нашли выживших, значит, их нет, это вполне логично.
   - И артефакт находится как раз таки в исследовательском блоке, да? Что с записями с камер?
   - Ничего, - развел руками Ташимодо. Допрос потихоньку превращался в брифинг. - Стандартная схема исследований, затем ученые собираются сделать рентгеновский анализ Киберидола - и запись обрывается.
   - Что значит обрывается? - вскинул брови Тони. Вероятно, он не смотрел типичные западные триллеры.
   - То и значит. Пустой экран, а потом - то, что осталось от этих горе-экспериментаторов. - Верховный Координатор бросил сердитый взгляд на Рэнделла и повернулся ко мне. - Мистер Гомез, у меня есть основания полагать, что первую скрипку здесь сыграл Киберидол. Если я прав, артефакт нужно уничтожить. Он не должен попасть в руки повстанцев, да и Федерации такая игрушка ни к чему. Но перед тем, как разнести здесь все, я хочу понять, что к чему. Вы
   поможете мне в этом, мистер Гомез?
   - Хорошо, - я вздохнул, потер вспотевший лоб - в помещении было действительно жарко - и наклонился поближе к Ташимодо. Такой жест носил скорее рефлекторный, нежели осмысленный характер. - Я расскажу вам то, что знаю сам. Про Киберидол ходит множество легенд, но лишь одна из них более или менее близка к истине. Согласно этой легенде, библейский Моисей блуждал не по земной пустыне, а по пустыне космического вакуума, и бежал он не от грозных египтян, а от некого существа, нареченного Ктулху. Ктулху был выходцем из Междомирья, темницы, куда Истинный Бог заключил Древних Старейшин. Преследователь Моисея решил, что со Старейшинами поступили столь негуманно из-за того, что требовалось расчистить Вселенную для новой расы - расы людей, зародившихся, кстати, не на Земле, а в системе некоей загадочной звезды, названной астрономами Горфест. Отсюда - настойчивое желание насолить человечеству, а по возможности - прекратить его
   существование. Что касается людей, такой противник им был не по зубам, поэтому Моисей сбежал в Солнечную систему и нашел пригодную для жизни планету.
   - Землю? - спросил Верховный Координатор. Его глаза уже потихоньку двигались в сторону лба.
   - Нет, в то время на Земле жила другая цивилизация. Наша планета изначально предназначалась не для людей.
   - Все ясно, - кивнул Рэнделл. - Они поселились здесь, на Марсе.
   - Именно, - подтвердил я. - Планета была терраморфна, поэтому пришлась по вкусу Моисею и его людям. А через несколько веков Ктулху нашел наших предков по следу, оставленному их звездолетом. Начался хаос, планета превратилась в пустыню, чему также способствовало столкновения одного из спутников, Фобоса, с приличных размеров астероидом. Гравитационное поле Марса притянуло пыль возникшую в результате удара, и практически на всей планете наступила ночь. Лучи солнца не проникали сквозь мельчайшие частицы породы, находившиеся во взвешенном состоянии в атмосфере. Ктулху усугубил дело - страх и отчаянье людей сделали его сильнее. Мы были практически на грани вымирания. И тогда лучшие умы человечества придумали темницу для Ктулху - Киберидол. Заточив существо в артефакт, люди похоронили Киберидол в песках и решили начать свою жизнь с начала. Так как корабли, способные на дальние перелеты были уничтожены в войне против Ктулху, пришлось выкручиваться, и выбор наших предков пал на Землю. Проведя терраформинг, в том числе, перевезя воздух с Марса на нашу планету - вот вам и причина того, что воздух здесь разряжен - люди приняли ряд мер предосторожности: с помощью имеющихся технических средств разбросали по всей земле якобы исторические памятники, затем сознательно деградировали до того уровня, на котором ни один безумец не мог бы добраться до Марса и пробудить Ктулху к жизни, и сочинили легенды, заставлявшие их потомков думать, что Киберидол спрятан в недрах Земли. А когда родился Спаситель, началась Новая Эра - эра жизни без страха за собственное будущее.
   - А современные ученые свели старания наших благородных предков на нет. - мрачно улыбнулся Ташимодо. - Не скажу, что я верю во всю эту дребедень, но альтернативной версии пока нет.
   - Ее, возможно, и не будет. - сказал я, поднимаясь из-за стола. - В любом случае, для того, чтобы завладеть артефактом мы должны попасть в исследовательский блок.
   - Как?! - воскликнул Ташимодо. На сегодня с него, пожалуй, хватит потрясений - нервишки уже пошаливают. - Там тройная дверь с электронным замком, и ее никто не может открыть!
   - Тони, - я повернулся к коллеге, - ты справишься?
   - Если мне вернут КПК, - отозвался тот. У него уже начинали чесаться руки. В самом деле, заниматься болтологией имел привычку только я, а стажеру нужен бой или, как говорят режиссеры низкопробных фильмов, экшн.
   - Я дам распоряжение, - заверил нас Верховный Координатор.
   - Отлично! - произнес я, стащив у Ташимодо буквально из-под носа сигару. - С вас инструмент, с мистера Рэнделла дверь, а Киберидол я беру на себя.
   - Но... - Верховный Координатор замялся. - Ведь там наверняка небезопасно! Вы всерьез думаете, что сможете противостоять тому, что заточено внутри, в одиночку?
   Нет, я так не думал. Во-первых, потому, что на сей раз у меня не был включен режим бессмертия. А во-вторых, я не любил блуждать по рассадникам нечисти в одиночку, ибо некому было преподать урок в обращении с гадами подземными.
   - Хорошо, я испытываю определенные симпатии к майору Хеллеру. - я прошелся по комнате, сцепив руки за спиной. Теперь я был хозяином положения. - Был бы не против, если бы он и его люди обеспечили мне огневую поддержку. А ты, - я ткнул пальцем в Тони, - останешься у двери, и проследишь, чтобы без моего ведома никто не вошел и не вышел.
   - Где гарантии, что, получив артефакт, вы передадите его мне? - неожиданно спросил Ташимодо. Он все еще пытался сохранить за собой лидерство в сложившейся ситуации, что ему удавалось с большим трудом. Перед лицом крупных неприятностей каждый сам за себя, и сколотить отряд даже из двух человек очень и очень непросто.
   - Даю вам свое слово, - приложив руку к груди, сказал я. - Кроме того, майор Хеллер, уверен, не даст мне надуть вас.
   - Слова в нашем мире значат не так уж и много, а майор не видит дальше своего носа, если речь не идет о повышении в звании, - покачал головой Верховный Координатор. - Сам я пойти с вами не могу, но я хочу, чтобы к вам присоединился субъект, которому я абсолютно доверяю.
   - Мы будем рады вашему человеку, - кивнул я.
   - Я бы его человеком не назвал, - заметил Ташимодо. В этот самый миг дверь распахнулась, и в комнату ввалилось нечто. Явно принадлежа к прямоходящим, существо помимо двух ног в форменных кирзовых сапогах и двух не то рук, не то лап, имело в своем составе нешуточной длины усы, остроконечные уши на макушке и полосатый хвост. Возможно, такое чудище может получиться из домашнего мурлыки, если его перекормить стероидами. Верховный Координатор повернулся к монстру и с улыбкой произнес: - А, Джокер! Мы как раз о тебе говорили! Есть новости от наблюдателей?
   - Возня снаружи прекратилась, - ответил кот-мутант. - Федерация надолго отбила у повстанцев охоту браться за оружие.
   - Значит, скоро нам ждать гостей, - заключил Рэнделл. - Никогда не думал, что буду драться против Федерации, но, видно, ничего не поделаешь.
   - Остыньте, ребята. - Джокер криво улыбнулся. - Войска Федерации понесли в этой битве значительные потери, солдаты на пределе, поэтому пока им не удастся более-менее прийти в чувство, сюда они не сунутся. Так что у нас есть в запасе несколько часов.
   - А если ты ошибаешься, киска? - я с недоверием относился ко всем, у кого был хвост, в большей степени потому, что значительная часть хвостатых являлись выходцами из преисподней.
   - Джокер никогда не ошибается, - заверил меня Ташимодо. - Я спас его от работорговцев на Бельгиоре три года назад, и с тех пор он меня ни разу не подвел. У него невероятное чутье на всякого рода опасности.
   - Что ж, доверимся его чутью, - я наконец-то додумался спрятать сигару в карман от греха подальше. - Ты идешь с нами в исследовательский блок, Джокер. Как только я добуду артефакт, я отдам его в твои руки.
   - Хорошо, - кивнул Джокер. - Приступим?
  
   Спустя двадцать минут, в 14.15 по Гринвичу (мои часы, как ни странно, все еще работали), я, Тони, майор Хеллер, Джокер и с десяток пехотинцев стояли возле двери в исследовательский блок лаборатории палеокибернетики и терпеливо ждали, пока талант моего коллеги пересилит нежелание замка открываться. Очевидно, вы считаете, что я поступил глупо, подписавшись на сомнительное мероприятие, каковым, собственно, и являлась вылазка за Киберидолом. Если так, то вы очень сильно ошибаетесь. Я решился помочь Ташимодо и его людям лишь потому, что был уверен: другого способа без шума добраться до артефакта нет. Кто-то сочтет меня трусом, но я не обижусь. Конечно, я не герой боевика, не бросаюсь в битву сломя голову, но это потому, что, во-первых в ураганной схватке быстро кончаются патроны и нервы, а во-вторых, я не могу позволить себе рисковать жизнью коллег только из-за того, что так у фильма будет больше зрителей.
   - Готово, - вздохнул Рэнделл, вытирая пот со лба. В подтверждение его слов дверь с легким похрюкиванием отворилась.
   Майор первым вошел в исследовательский блок и, осветив казавшиеся бесконечными коридоры фонариком (со светом здесь случилось что-то очень нехорошее), тихо произнес:
   - Похоже, здесь чисто. Идем! Ты чего встал? - Хеллер ткнул мне в грудь толстым коротким пальцем.
   - Жду, когда мне дадут оружие, - ответил я, сунув в рот сигару, позаимствованную у Ташимодо. - Чувствую себя голым без пистолета.
   - Отставить! Ты все еще на правах пленника, Гомез, шагай, мы тебя прикроем в случае чего. И не вздумай закуривать, так ты обнаружишь себя!
   - Тем лучше, - усмехнулся я. - По крайней мере, буду иметь возможность наблюдать боевую мощь вашего отряда в действии.
   - Есть еще сигары? - вмешался Джокер. В своей экипировке он был похож на японского самурая - длинный меч за спиной, белое кимоно, из-под которого, само собой, торчал хвост, и темный пояс из грубой ткани.
   - В первый раз вижу курящего кота, - я едва сдерживал приступы смеха, клокотавшие в груди. После продолжительного поиска в карманах, мне удалось обнаружить свой НЗ - помятую, но целую настоящую кубинскую сигару. - Угощайся!
   - Сколько вам дать времени? - крикнул Тони, перед тем, как закрыть дверь в исследовательский блок.
   - Мы выйдем на связь, как закончим, - отозвался я. - Рация при тебе?
   - Да, - кивнул коллега. - Удачи тебе, засранец.
   Но я уже не слышал слов Рэнделла, поскольку их заглушили похожие на предсмертные стоны закрывающейся двери. Мы зашагали по извилистым коридорам навстречу неизвестности. Раньше я думал, что все эти неприятности в штанишках у блуждающих во мраке, которыми потчуют нас ужастики, не более, чем дань традиции жанра, на самом деле со зрительского кресла ситуация на экране выглядит вполне заурядно. Однако сейчас я испытал на собственной шкуре всю прелесть хождения по темным лабиринтам. В каждом углу прячется призрак неизбежности, по пятам идут ночные кошмары, сердце бьется в ритме мамбо, а впереди - вращающаяся на ребре монета вероятности, и пока нет уверенности в том, что выпадет, страх остается в душе. Именно неопределенность больше всего пугает человека, такая фобия характерна только для высокоорганизованных живых существ, в частности, у высших приматов, у других млекопитающих и тероморфов ее нет. Не потому ли у людей родилось понятие надежды? Возможно, именно попытка уменьшить пугающие масштабы неопределенности, ожидающей за порогом, заставила человека предполагать характер грядущих событий с определенной долей вероятности, и в большинстве случаев
   расклад вариаций приходился ему не по вкусу. И тогда, в противовес неизвестности и вероятным неприятностям, появилась надежда - она покрывала и боязнь туманного "завтра", и нежелание сталкиваться с локомотивом проблем.
   - Отдел неразрушающих методов исследования, - сообщил майор Хеллер, остановившись возле хлипкой на вид двери с кодовым замком обратив ко мне свое небритое лицо. Разумеется, о том, чтобы подобрать код, речи быть не могло - Тони остался снаружи, а я не имел опыта в заговаривании зубов разного рода шедевров микроэлектроники и процессорной техники. - Похоже, здесь. Сможешь открыть?
   - Сейчас попробую, - впервые я не знал, что делать. Максимум, на что я способен в области хай-тека, так это пнуть настенную квантовую панель в случае, если изображение начинает шутки шутить. Однако все знают, что мне легче попробовать извлечь из задницы букет роз, чем сдаться, поэтому, вспомнив все, чему я успел научиться у Рэнделла, я с умным видом подошел к миниатюрной панели на двери, и, хрустнув пальцами, начал перебирать комбинации. Бесполезно! Не зная комбинации и не имея при себе КПК делать здесь нечего.
   - Почему так долго? - раздраженно спросил Джокер, заметив, что у меня с замком не клеится.
   - Потому что эта херня не умеет общаться по-человечески! - в сердцах крикнул я, наградив панель приличной силы пинком. Не знаю, что я там замкнул, а может, замок просто-напросто изобрела кучка изощренных мазохистов, но дверь присвистнула и поползла вверх.
   - Браво! - похвалил Хеллер. - Я всегда говорил, что грубая сила - лучший способ договориться с любой техникой.
   Джокер усмехнулся, и шагнул в раскрывшийся проем. Свет в отделе неразрушающих методов исследования, как ни странно, горел - очевидно, это помещение питалось от собственного генератора. Оно и понятно - рентгеновская установка, взгроможденная на вращающийся помост, наверняка потребляла нешуточную мощность. Как и говорил Ташимодо, гирлянд из трупов здесь не было. То тут, то там валялись окровавленные лохмотья, когда-то представлявшие собой одежду, и этим дело ограничивалось. Как будто кто-то постеснялся мейчур-рейтинга оставленного после побоища натюрморта и быстренько растворил тела ученых в воздухе.
   - Эй, посмотри-ка! - шепнул мне Джокер, указывая на маленький столик перед рентгеновской установкой. Предмет, который там одиноко сутулился я бы узнал даже будучи неосведомленным, чем занимались яйцеголовые. Киберидол собственной персоной. Клубок похожих на змей щупалец без намека на начало и конец. По-моему, даже творения Клее не страдали такой изощренностью. Словно зачарованный какой-то неведомой силой, я медленно подошел к артефакту и взял его в руки. Ничего не произошло.
   - Видишь, - с улыбкой сказал я Джокеру, - все оказалось проще, чем мы предполагали.
   И тут-то началось веселье. Мне бы следовало вспомнить, что обычно в триллерах после того, как с уст одного из героев слетит фраза "Похоже, все в порядке", неизвестно откуда появляется ходячий абстракционизм и начинает методично всех мочить. Возможно, в этом случае я бы не растерялся, когда металлический пол треснул в нескольких местах, затем раскрылся, подобно бутону розы, и явил нашему взору кошмарное создание, на описание морфологических признаков которого ушло бы десять страниц машинописного текста. Ясно, что сколь бы ужасным не изображали Ктулху легенды, все они слишком преуменьшали.
   - Что за мразь подпольная?! - воскликнул майор, пятясь к стене. Только сейчас я заметил, что у него нет даже завалящего пистолета.- Открыть огонь! Вы слышали, сержант?! Выполняйте!
   - Я бы с радостью, майор, - произнес сержант Пирс, с величайшем недоумением глядя на свою импульсную винтовку. - Похоже, мое оружие отказало.
   - И у меня тоже, - сказал один из пехотинцев, ближе всех находившийся к разлому, из которого неторопливо вылезала наша смерть.
   - И у меня... - эхом прокатилось по шеренге бойцов.
   - Похоже, сейчас кто-то огребет, - пробормотал я, с силой сжав зубами сигару.
   - Мой меч безотказен, - патетически заявил Джокер и бросился на Ктулху, сжимая в руках полутораметровый клинок. А теперь, как полагается в таких случаях, камера фокусируется на наших удивленных лицах, а в качестве звукового ряда используются самые различные варианты ударов, вроде "Шмяк!", "Бум!" и "Хрясь!", и фразы типа "Ах ты еще и руки ломать?!", "Мое кун-фу сильнее твоего!" и тому подобные. Не прошло и пяти минут, как Джокер поцеловался со стеной, причем к этому времени его клинок формой уже больше походил на штопор.
   - Надо что-то делать, - прошептал майор, пытаясь сосчитать конечности твари. Понятно, что это даже звездочету было не по силам.
   - Помогите! - прокричал Пирс - его талию обхватило одно из щупальцев Ктулху, и было совершенно ясно, что в ЗАГС тварь сержанта не потащит. Необходимость принять какое-либо решение подтолкнула меня на отчаянный шаг: я взял разбег, выставил впереди себя, точно пику, сигарный окурок, и на приличной скорости прижег щупальце Ктулху. Существо завопило и выпустило сержанта, переключив внимание на меня. Да, сегодня я как никогда популярен!
   - Майк! - крикнул пришедший в себя Джокер. - Беги сюда!
   Я послушался совета и бросился к коту-мутанту. Одно из щупалец твари, разумеется, последовало за мной, но попытки достать меня были пресечены Джокером, пустившим в ход свою сигару. Битва была временно выиграна.
   - Следующий раунд за ним, - отдышавшись, сказал я коту-мутанту. - Если, конечно, не достанем оружие.
   - Тогда мы в выигрыше! - торжествующе произнес Джокер, достав из кармана небольшую коробку с красной кнопкой.
   - Это что, детонатор?! - воскликнул я. - Вы заминировали исследовательский блок?
   Вместо ответа Джокер с силой вдавил кнопку в корпус мудреного прибора когтистым пальцем. В стене открылась дверца, и худая, но жилистая мужская рука протянула мне сицилийскую лупару. Пока я ошарашено глазел на оружие, рука нырнула обратно во мрак, и дверца закрылась.
   - Что за шутки? - спросил я Джокера, все еще не придя в себя.
   - Сценарист сказал, если возникнул проблемы, обращаться. - пояснил мутант. Ага, теперь мы еще и не по сценарию играем! Вообще замечательно. Не пройдет и минуты, как выяснится, что режиссер сокращает бюджет картины, а посему нам всем следует подохнуть. Нет уж! Я буду биться до последнего!
   Подняв лупару, я прицелился в ту часть Ктулху, которую можно было бы назвать головой, и спустил курок. Волчья дробь вошла в чужеродную плоть, монстр взвизгнул и стал опускаться под пол, туда, откуда появился. Я был не против: пока нет четкого плана по изничтожению гадины, боевые действия вести крайне нежелательно.
   - Слинял! - вздохнул Хеллер. К его лицу потихоньку возвращался прежний цвет. - Что это был за сучий хер?
   - Ктулху, существо из артефакта, - ответил я, подняв с пола окурок своей сигары. В другой ситуации я бы побрезговал закуривать его после того, как с ним имел дело Ктулху, но сейчас мне было глубоко параллельно. - Теперь ясно, куда делись тела ученых. Он сделал их плоть своей.
   - Что? - переспросил майор. - Как это возможно?
   - Киберидол - магнитная клетка, - сказал я, ткнув Хеллеру в лицо артефактом, до этого находившим приют у меня подмышкой, - Энергетическая ипостась существа находилась в заточении, пока одному из ученых не взбрело в голову сделать рентгеновский анализ. Как вы знаете, икс-лучи являют собой электромагнитные волны. Я уверен, что именно поэтому между прутьями клетки Ктулху образовалась порядочная брешь. Образно говоря, конечно. И теперь по исследовательскому блоку гуляет вселенский дух зла, подыскивая сукно себе на костюмчик. Опять же, образно говоря. - добавил я, заметив, что глаза майора вот-вот вылезут из орбит.
   - Хочешь сказать, что Ктулху запросто может завладеть телом любого из нас? Чушь! Он лапал Пирса минут пять, и, как видишь, сержант невредим!
   - Очевидно, тварь не может проникнуть в тело, пока в нем зиждется душа. В случае с учеными могло произойти следующее... Джокер, у тебя извилин больше, кто-нибудь из яйцеголовых имел кардиостимулятор или нейроимплантант?
   - Доктор Гессен, - ответил мутант, с минуту почесав затылок. - У него была острая сердечная недостаточность. Я читал досье, там сказано, что Гессен не имел допуска в отдел неразрушающих методов исследования. Думаю, из-за кардиостимулятора.
   - Вроде бы проясняется, - кивнул я. - Гессен пренебрег правилами и погиб во время рентгеновского теста. Существо вселилось в него, а потом его руками убило остальных ученых и позаимствовало их плоть. Трупы не излучают тепла, поэтому вы не видели тварь на термографе. Как бы там ни было, сейчас Ктулху еще слаб, но с каждым новым трупом в его домашней коллекции, мощь засранца будет расти. Мы должны пресечь на корню эту игру и загнать Ктулху обратно в артефакт.
   - Минуточку! - запротестовал Хеллер. - Мы должны были сцапать Киберидол, а остальное нас не касается.
   - Майк прав, - вмешался Джокер. - Если мы сейчас не остановим сие дьявольское создание, неизвестно, каких усилий нам будет стоить это потом. Возможно, такой шанс выпал нам лишь сейчас.
   - Я получил приказ доставить артефакт, а не гоняться за выкидышами Пикассо! - прорычал Хеллер.
   - Я начинаю сомневаться в вашей компетентности, майор, - я говорил правду: Хеллер мне нравился с каждой минутой все меньше и меньше. - Напрягите свое серое вещество. Если допустить, чтобы Ктулху выбрался на свободу, приказы отдавать будет некому. Пока эта мразь не высвободилась из плена артефакта окончательно, у нас есть преимущество: мы знаем точно, что она будет держаться поблизости, поскольку энергетически связана с Киберидолом. Я не прошу вас самому бросаться в бой, хочу лишь не волноваться за свою спину.
   - Ладно, я прикрою, - после продолжительного раздумья согласился майор. - Итак, что вы собираетесь делать с нашим плохишом?
   - Единственный способ обезвредить Ктулху - это уничтожить его материальную оболочку. - сказал я, судорожно пытаясь найти в кармане сигареты. Не надо напоминать мне, что пачка вместе со всеми конфискованными причиндалами покоится в камере хранения, я и сам знаю, но с рефлексами ничего не поделаешь. - И лучшим вариантом будет сжечь этого сукиного сына к хренам собачьим.
   - Прекрасно! - оскалился Хеллер. - Вот только спички я в своем шкафчике забыл!
   - Хватит паясничать! - огрызнулся Джокер. - Майк имел в виду огнеметы.
   - Ага, только я не могу карман найти, в который огнемет положил! - майор плохо держал себя в руках, но я не винил его. Это для меня столкновения с демонами, пришедшими из глубины веков, вполне обыденны, а Хеллер, скорее всего, заплывал жиром в какой-нибудь чахлой конторе, а нынешняя ситуация вдруг заставляет майора вспомнить то, чему он когда-то обучался в Академии.
   - Вопрос с оружием я улажу, - произнес я, направившись к стенке, из которой пришла нежданная благодать сценариста. Если дверца открылась один раз, почему столь полезному бы явлению не повториться? Я не долго думая постучал по гладкой металлической поверхности. Из-за стены послышался шорох, и через несколько секунд на меня смотрели заспанные глаза сценариста.
   - Чего надо? - буркнул он. - Вы нарушаете ход повествования!
   - Не гони пургу, - махнул я рукой. - Мне нужны огнеметы, двенадцать штук. - Хорошо, возьми, - вздохнул сценарист, вытащив темного угла зловещего вида ящик и передав его мне. Ясно, парень решил, что так от меня проще отвязаться. - Только никому не говори, что я тебе их дал.
   - Можешь не беспокоиться, - заверил я своего благодетеля, поставив ящик на пол. "Не такой уж и тяжелый" - промелькнуло в голове. - Да, и не одолжишь парочку детекторов движения?
   - Ну, это уже слишком! - развел руками сценарист.
   - Хорош кочевряжиться! - прошипел я. - Тебе пером раз черкнуть, а мне твой росчерк поможет в битве против Вселенского Зла.
   - Все вы так говорите, - проворчал сценарист, извлекая из все того же темного угла три детектора движения. - Ну да ладно, лично ты мне симпатичен. Я понимаю в каких условиях вам приходится работать, такой извращенной садомазохистской сказки я еще не видел.
   Я ухмыльнулся и повернулся к едва не потерявшим челюсти Джокеру и Хеллеру. Последовала продолжительная немая сцена, пока, наконец, майор не решился покончить с кривляньями и вооружить своих бойцов. Джокер повесил на плечо огнемет, взял у меня один детектор движения, а после недолгих уговоров согласился и Киберидол прихватить. Второй прибор я отдал Хеллеру, поскольку огнемета ему не досталось.
   Вот такой вот веселенькой компанией мы пошли искать Ктулху. Он определенно находился под лабораторией, я в этом был уверен. Поэтому по моей рекомендации наш отряд начал свой путь к славе или гибели с отверстия, через которое вылезла тварь. По ту сторону бреши был похожий на отхожее место подвал, и я снова подумал о том, что злыдням пора бы уже выбрать ареал пооригинальнее. Как-никак, живем в двадцать втором веке, везде прогресс и процветание, во всяком случае, СМИ об этом в одну душу твердят.
   Но, какие бы там красивые фразы не слетали с языка телевизионных краснобаев, реальность они изменить не могли: мы таки шагали по чему-то теплому и мерзкому навстречу опасности, изредка останавливаясь, чтобы снять показания с детекторов движения.
   - Блин! - в сердцах крикнул Пирс, споткнувшись неизвестно обо что и шлепнувшись в то, чем был застлан пол подвала.
   - Смотри под ноги, - бросил Хеллер, даже не думая помочь сержанту подняться. - Не хватало еще, чтобы Ктулху обнаружил нас раньше, чем мы его из-за твоих воплей!
   - Э-э... Пирс? - прошептал Джокер, уставившись на сержанта взглядом испуганного бурундука. Я долго не мог понять, что привлекло внимание мутанта, пока, наконец, не разглядел обвившее лодыжку Пирса щупальце.
   - Что? Что там такое? - испуганно просипел сержант, боясь шевельнуться.
   - Стреляй, мать твою! - крикнул мне Хеллер. Я вообще-то не люблю, когда мне приказывают, но пришлось подчиниться - на данном этапе наши с майором интересы совпадали. Подняв огнемет, я окатил пламенем щупальце и ногу Пирса. Последний заорал от боли, вскочил и принялся прыгать на пока еще здоровой конечности, очевидно, надеясь таким способом погасить пылающую лодыжку. Что касается щупальца, то здесь дело обстояло несколько иначе - если бы на Марсе устроили блокаду, аппетитный бифштекс, получившийся из конечности Ктулху, стал бы деликатесом. Тварь тем временем снизошла до того, чтобы ее обнаружили: гигантский ком слизи, усеянный конечностями и не совсем конечностями сполз с одной из стен и проявил симпатию к танцующему какое-то неистовое мамбо Пирсу. Обхватив сержанта большей частью своих щупалец, монстр начал приватизацию плоти вояки, выкрикивающего такие ругательства, что даже у сапожника уши бы свернулись в трубочку. Остальные члены отряда, включая меня и Джокера, в полном оцепенении наблюдали за происходящим. Нелегко теперь в этом признаваться, но тогда меня парализовало немыслимое по силе чувство безысходности. Вполне возможно, на нас
   подействовали излучаемые Ктулху электромагнитные волны, хотя, конечно же, всегда проще перекинуть вину на кого-то другого. Словно во сне я видел слабеющий палец Пирса, легший на курок огнемета.
   - Вот срань! Он выстрелит! - возопил Хеллер, первым выйдя из транса.
   Не успели мы опомниться, как сержант в предсмертной судороге обдал солдат огнем. Обезумевшие пехотинцы заметались из стороны в сторону, не забывая про истошные вопли. И только теперь до меня дошло, чем это закончится...
   - Валим отсюда к такой-то матери! - заорал я, отступая назад.
   - Я не брошу своих бойцов! - отрезал майор.
   - Вы что, не понимаете? Им и так конец! - прорычал я. - В их огнеметах, также как и в наших, стоят баллоны с горючим под давлением. Сейчас шарахнет так, что мало не покажется! - в подтверждение моих слов раздался страшной силы грохот, и нас отнесло на несколько метров. Не знаю, кого благодарить за то, что из стены, в которую мне посчастливилось впечататься, не торчало никаких штырей, коими изобилуют несущие конструкции в фильмах ужасов. От бравого отряда осталось три калеки, но сдаваться было рано.
   - Огнемет... - прохрипел я, шаря по полу руками. Наконец, я нащупал оружие, и с превеликим удовольствием повесил его на плечо. - Джокер! - последовало нечленораздельное хлюпанье, но в общем и целом было ясно, что мутант жив. - У тебя огнемет цел?
   - Нет. Похоже, при ударе накрылся инжектор. Где майор?
   - Я здесь, - раздалось из темноты. Хеллер сидел в грязно-коричневой луже и пытался сообразить, что же, в конце концов, тут происходит.
   - Мое оружие разряжено, - в моем голосе хорошо прослеживались нотки отчаянья.
   - Оно тебе не понадобится, - утешил меня Джокер. - Ктулху мертв. Взрыв превратил его в жареный фарш.
   - Отлично, тогда будем выбираться отсюда, - произнес я, сбросив с плеча огнемет.
   - Постойте, - подал голос Хеллер. - Я хочу помолиться за упокой души погибших. Мы не имеем возможности похоронить их со всеми почестями, но Царствие Небесное они заслужили.
   Я не стал противиться. Хорошо, когда у человека, особенно у офицера, есть сердце, которого так не хватает многим из нас. Пока на шахматной доске есть короли, жизни пешек будут обрываться. Но всегда ли победа стоит этих жизней?
  
   Дорога всегда полна неожиданностей. Все мы, словно азартные игроки в казино, бросаем кости, надеясь, что выпадет что-то стоящее, и разочарованно вздыхаем, получая от судьбы очередную порцию дерьма. Но именно в этом издевательстве Бесконечности над хрупким миром чувств и заключается вся прелесть шествия под знаменами добра. Я всегда ругаюсь, когда что-то не клеится, но в душе благодарю Бога за то, что есть над чем поломать голову. Иначе развиваться было бы некуда, а разве можно называть себя человеком, если сознание топчется на месте? Может, я слишком категоричен, и не принимаю во внимание потребность каждого из нас в уютной и, главное, безопасной берлоге. Конечно, рядовой гражданин Федерации в первую голову думает, как обеспечить себя достойной работой, хорошим жильем, и как при этом платить меньше налогов. Скучно, разумеется, но альтернативы такой формуле стремятся искать лишь единицы. Из этих единиц ничтожный процент позволяет себе подумать о будущем своей цивилизации, таким образом, на страже ментальных и физических границ мира не так уж и много бравых вояк. И я чрезвычайно горд, что судьба включила меня в их число.
   Но вернемся к неожиданностям. Как я уже и сказал, я слишком хорошо знал законы, по которым крутится рулетка вероятности в моей жизни, а потому не мог рассчитывать, что после уничтожения инкарнации Ктулху все пойдет как по маслу. Вот почему ни одна моя мимическая мышца не пришла в сокращение, когда я понял, что радио, по которому я должен был любезно попросить Рэнделла открыть дверь, заблокированную снаружи, не работает.
   - То есть как не работает? - воскликнул Хеллер.
   - Вот так - не работает и все, - раздраженно произнес я. Мне и самому уже надоели эти выдуманные каким-то извращенцем злоключения на Красной Планете. - Очевидно, электромагнитная вспышка, имевшая место во время атаки Ктулху вывела его из строя. Ну все против нас, да?
   - Неприятно, - кивнул Джокер. - А что если банальным образом постучаться?
   - Лучше стучи по своей голове! - разъярился я. - Это - тройная звуконепроницаемая дверь, даже если ты разобьешь себе в кровь костяшки, на той стороне ничего не услышат!
   - Ладно, ладно, не кричи, - успокоил меня Хеллер. - Лучше скажи, что делать?
   - Дайте подумать... - почесал я затылок, изображая мыслительный процесс, хотя в голове у меня все уже давно созрело. - Если у нас нет исправного радио, следует поискать его здесь, в исследовательском блоке. Этим займетесь вы, майор, а мы с Джокером подумаем над альтернативными вариантами.
   - Обычно я не подчиняюсь гражданским, - поморщился Хеллер, - но, думаю, на сей раз можно сделать исключение из правил, - он ехидно улыбнулся и, громко топая, направился на поиски передатчика.
   - А по нему не скажешь, что он такой умный, - заметил Джокер.
   - Да, будь у майора побольше извилин, он бы понял, что радио без электричества бесполезно, - согласился я. - А с передатчиком отдела неразрушающих методов исследований, скорее всего, случилось то же, что и с нашим.
   - Может, Хеллер додумается потанцевать перед камерами наблюдения? - усмехнулся мутант.
   - Эффекта никакого, - покачал я головой. - Я лично видел, как Ктулху их разбил. Нарочно или нет - к чему теперь знать? Нас сейчас не это заботит. Есть два варианта: либо мы сидим здесь и ждем, пока любопытство Рэнделла не возьмет верх над его профессиональным пофигизмом, либо пытаемся открыть дверь сами. Зная Тони, я бы выбрал второй вариант.
   - Может, просто вырезать замок плазменным резаком? - предложил Джокер.
   - Дело за малым, - оскалился я. - Достать плазменный резак. И я даже знаю, где!
   Вы, конечно, тоже догадались, куда я направился. Правильно, в отдел неразрушающих методов контроля, к каморке сценариста. Нет ничего постыдного в том, чтобы принимать постороннюю помощь, во всяком случае, если ты только что оставил в дураках порождение древних легенд, и конфуз с дверью вносит нежелательные нотки раздражения в триумфальный настрой. Хотя я всегда говорю, что пессимизм неуместен даже в тот момент, когда тебя ведут в кандалах на смертную казнь, в действительности даже мне не всегда удается, словив пулю, расхохотаться со словами "Как раз свинца в организме не хватало!". Конечно, я говорю не буквально, следует помнить, что пули мне уже не ловить, ибо я смертен, однако то, что время от времени случается в нашей жизни, подчас совершенно беспричинно, мы не всегда бы предпочли передозировке свинца. И все же я заметил за собой в последнее время некоторые перемены в плане отношения к жизни. Я стал чаще улыбаться, и потому, возможно, даже работа кажется более или менее приятной. Да и поводов для смеха все больше.
   Например, табличка на каморке сценариста "Обеденный перерыв".
   - Джокер! - ухмыльнулся я, вернувшись к двери, ставшей своего рода камнем преткновения. - Затыкай уши!
   - Что, взрывчатку раздобыл? - оживился мутант, но увидев, что руки у меня пустые, заживо похоронил свой энтузиазм.
   - Нет, сейчас буду громко ругаться! - меня трясло от хохота. Вот такая вот защитная реакция организма на потрясения. Разумеется, не каждого человека в критической ситуации пробивает на "хи-хи", а зря. Смех, наряду со сном, в числе лучших лекарств от стресса, и едва ли не единственная нить, ухватившись за которую, можно удержаться на Этой Стороне, столкнувшись со смертью лицом к лицу.
   - Что смешного? - проворчал Джокер, скребя когтями о гладкую металлическую поверхность, которой у двери блока было слишком много. Не лучшее средство от нервов, тем более, что звуковое сопровождение соответствующее, но мне даже нравилось. Все равно лучше, чем скулеж типа "Мы все подохнем! Нам конец!" - Может, ты и как нам выбраться знаешь, весельчак?
   - Не имею ни малейшего понятия, - улыбка уже сошла с моего лица. Я был действительно в тупике. Если раньше у меня рождались гениальные идеи, то теперь, очевидно, у сознания наступил климакс, и ничего путного произвести на свет оно не могло. "Арсин, хоть бы ты чем помог!" - подумал я с досадой.
   - Эй, что это такое? - спросил Джокер, уставившись на дверь в недоумении. Точкой фокуса его взгляда стало некое подобие "молнии", возникшее в металле непостижимым образом. "Молния" шла вертикально посередине дверного проема и была около шести футов длиной. Я бы и дальше разглядывал сей феномен и диву давался, если бы не одно обстоятельство - мне до чертиков надоела эта хренова лаборатория. Поэтому я с самым невозмутимым видом взялся за язычок бегунка и потянул вниз - стандартное направление, в котором "молнии" расстегиваются (я не говорю о нередких выкидышах окончательно поссорившихся с мозгами дизайнеров одежды). Как и следовало ожидать, мои поползновения принесли желаемый результат - мы таки прогрызли себе путь к Рэнделлу и Ташимодо.
   - Эффектное решение нашей проблемы, - улыбнулся я, протиснувшись сквозь образовавшуюся дыру в административный блок лаборатории. И только теперь я заметил, что Тони у двери нет. Хорошо, что у нас получилось выбраться самим, любой другой вариант, как видно, не имел бы успеха. - Стой! - шепнул я Джокеру, все еще находившемуся в исследовательском блоке.
   - В чем дело? - осведомился мутант. Наблюдательность явна не была его стихией.
   - Рэнделла нет на месте, - я осмотрелся. Никого и ничего подозрительного. Ситуация нравилась мне все меньше. Я люблю встречать опасность лицом к лицу, а прятаться по углам - не мой стиль.
   - Может, он отлить пошел? - высказал предположение Джокер.
   - Нет, - покачал я головой. - Я знаю Тони достаточно долго, чтобы быть уверенным в том, что пост он не оставит. Тут что-то неладно. - Господи, как бы я хотел сейчас оказаться не здесь, а за своим письменным столом в офисе "Дубины" и давить мух ногтем! Вот только навряд ли при таком варианте Ктулху тоже мирно сидел бы в своей темнице. Миру нужны герои, так почему бы нам с Рэнделлом не стать ими? Ну, а поскольку в хороших фильмах героев должно быть как минимум двое, пора прекратить распускать сопли и отправиться на поиски Тони. - Джокер, найди этого дурака майора, а я постараюсь выяснить, что происходит.
   - Без оружия? - взвизгнул мутант.
   - Не все проблемы разрешаются силой. - улыбнулся я. - Кое-где нужно включать мозги. Давай, поторопись. И еще. Береги артефакт как зеницу ока. Он не должен попасть в плохие руки.
   - Будет сделано, - кивнул Джокер, и растворился во мраке, окутавшем коридоры исследовательского блока. А мне оставалось только взять всю свою волю в кулак и заставить себя направиться на рандеву с неприятностями.
   Кстати говоря, таковые не заставили себя ждать - не прошел я и десяти шагов, как оказался на мушке у очередного плохиша. И, если быть точным, плохишки: промеж глаз мне целилась... Сьюзи, очаровательная дочурка Сьонга! Что и говорить, яблоко от яблони...
   - Одно лишнее движение, и ты покойник, - прошипела девица. Со злобной гримасой на месте прелестного личика она действительно слишком сильно походила на отца. - Пойдешь со мной.
   - Раскомандовалась, - пробухтел я, неохотно последовав за Сьюзи. Конечно, разумнее было бы пропустить меня вперед и ткнуть дулом мне в затылок, но вместо этого девица шла спиной вперед, не спуская с меня глаз. С одной стороны, такое внимание мне льстило, но на реверсе монеты разместилось страшное раздражение от того, что мной помыкает какая-то соплячка. Хотя в очень скором времени я получил возможность лицезреть директора сего цирка. Сьонг собственной персоной. Гордый дутыш в окружении свирепых мордоворотов, не стесняющийся своих трофеев - плененных в комнате видеонаблюдения Рэнделла и Ташимодо. Остальная братия, очевидно, не представляла для этих липовых повстанцев ценности и была уничтожена.
   - Я ждал тебя, Майк. - оскалился Сьюнг. - Неужели ты думаешь, что фокус с вашей внешностью остался без моего внимания? Как ты там сказал, "ни одному идиоту не придет в голову запихивать "жучки" в шлюзовую камеру"? Так вот, одному идиоту это все-таки пришло в голову.
   - Засранец, - прорычал я. - Ты знал все с самого начала! Почему же не остановил нас?
   - Мне нужен был альтернативный вариант проникновения в лабораторию. Битва - битвой, но Киберидол нельзя обойти вниманием. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я. - Сьонг достал из кобуры пистолет, и передернул затвор. Я судорожно сглотнул: не хватало еще быть пристреленным долбанутым на голову дружком.
   - Конечно, понимаю, - прохрипел я, не сводя глаз с пистолета. - Ты оставил своих бойцов на растерзание врагам и пошел безопасной дорогой, так?
   - Вечно ты все драматизируешь, - махнул рукой Сьонг. - Можешь считать тех солдат жертвой во имя всеобщего блага.
   - Ну, ты и мудила! - фыркнул я. - Ни одна безделушка не стоит тысячи человеческих жизней!
   - Киберидол - не безделушка. Ты не знаешь, сколько он значит для меня.
   - Примерно догадываюсь. - ухмыльнулся я. - Вот только насчет сегодняшних цен на черном рынке я не осведомлен.
   - Дело не в деньгах, Майк. - покачал головой Сьонг. - Я хочу выпустить Ктулху.
   - У тебя что, под сраку лет совсем мозги разжижились?!! - возопил я. - Ты хоть представляешь, какими будут последствия?
   - Хорошо представляю, - короткий кивок. Сукин сын, похоже, издевается. Все на нервах, а ему будто бы даже конец света до лампочки. - Знаешь, после того, как меня выперли из "Порядка", оставили без средств к существованию за незначительную оплошность, я задумался над причиной такой несправедливости. Признайся, ты и сам иногда задавал себе вопрос: почему невиновного ведут на расстрел, а засранцы, которых давно пора вздернуть на дыбе, разгуливают по городским улицам, не страшась абсолютно ничего? Неужели Господь допустил ошибку? Нет, Майк. Бог возвел отличный фундамент, а этажи на нем мы достраивали сами. Мы привнесли столько несправедливости в мир вообще и в Порядок в частности, что творение наших рук способно производить на свет только дерьмо, да и то не
   лучшего качества. Настало время внести изменения в сию конструкцию, а для этого необходимо снести все до фундамента и выстроить заново. Сам я не справлюсь, но с помощью Ктулху...
   - Кретин, если даровать этой твари свободу, мир исчезнет! - зашипел Тони.
   - Исчезнет только то, к чему ты привык, малыш, - улыбнулся Сьонг. - Из пепла возникнет новый порядок, и я буду его глашатаем. А теперь, Майк, будь паинькой, отдай мне артефакт.
   - У меня его нет, - выдохнул я, пододвинувшись к Рэнделлу. - Так что можешь спокойно вышибать нам мозги.
   - Пока рано. Я хочу, чтобы вы узрели мой триумф, а потому даю вам возможность насладиться последними минутами своего жалкого существования в полной мере. Хотите выпить? Нет? Ладно, вы пока развлекайтесь, а мы с ребятами добудем артефакт. Сьюзи, ты с ними справишься? - Сьонг кивком указал на нас.
   - Думаю, да, - ответила девица, и ткнула меня стволом в пах. - Дернешься - отстрелю яйца.
   - Превосходно! - похвалил ее отец, и, бросив на нас прощальный взгляд, направился к исследовательскому блоку в сопровождении своих горилл. Мне стало не по себе: если Джокер с майором попадутся в лапы Сьонга, победа будет за ним. Как я ненавижу оказываться в ситуации, когда все зависит от прихоти судьбы!
   По-хорошему, конечно, следовало согласиться на выпивку и спокойно ждать финала, но, во-первых, так я добавлю очков фаталистам, а во-вторых, я не люблю употреблять напитки, в достоверности происхождения которых не уверен на сто процентов. Совсем забыл! У меня же фляжка с коньяком в кармане!
   - Что ж, может, идея насчет алкоголя не так уж и плоха. - сказал я Тони, сунув руку в карман.
   - Эй, ты какого хрена делаешь? - крикнула Сьюзи, вдавив ствол в мои гениталии.
   - Хочу горло промочить, - ответил я, сделав глубокий вдох. Не слишком-то комфортно чувствуешь себя, когда в естество упирается дуло пистолета. В доказательство своих намерений, я извлек фляжку из кармана и показал ее Сьюзи.
   - Дай сюда! - скомандовала девица.
   - Девушкам алкоголь употреблять не рекомендуется, - нравоучительно заметил я, не желая расставаться с коньяком.
   - Мне нажать курок? - что ни говори, Сьюзи умела убеждать. Спустя мгновение, фляжка оказалась у нее. - Что ж, выпьем за то, чтобы мой отец добился своего! - с этими словами девица отвинтила крышку и... Ага, я-то запамятовал, но вы, конечно, не забыли, что упомянутая фляжка была сувениром с Геннона с таридиевым зарядом в горлышке. Прогремел взрыв, и голова Сьюзи полетела по баллистической траектории, вращаясь в двух плоскостях. Время было выгадано, и мы с Тони решили не тратить его понапрасну. Я приватизировал пистолет Сьюзи, а Рэнделл решил помочь Ташимодо подняться. Но, как выяснилось, в этом уже не было надобности - Верховный Координатор планеты был мертв. Во время нашей со Сьонгом беседы он сидел с закрытыми глазами, мне и в голову не приходило, что жизнь оставила тело единственного на Марсе человека, к которому у меня не возникло отвращения. Но я не мог позволить себе даже помолиться за упокой его души.
   Мы бросились на поиски Сьонга и его компании, совершенно не думая о численном превосходстве над нами противника. Поворот за поворотом, дверь за дверью, мы приближались к центру лабиринта, не уступавшего в своей изощренности творению Дедала, - исследовательскому блоку. Однако меня настолько измотало наше с Тони затянувшееся приключение, что, не услышь я выстрела, мне бы взбрело в голову устроить привал.
   - Откуда звук? - спросил я Рэнделла, ускоряя шаг.
   - На одиннадцать часов, - ответил коллега, со скоростью света произведя необходимые вычисления. Я кивнул и скорректировал наш маршрут. Наконец, перед нами возникла дверь отдела неразрушающих методов исследования, точнее, то, что от нее осталось - Сьонг и его люди, похоже, воспользовались гранатометом. Мы проскочили в проем, и... И тут я получил прикладом по голове, но по какой-то причине не вырубился, что радости не прибавило, ведь обморок - лучшая анестезия.
   - Вы нехорошо себя ведете, а за плохое поведение наказывают! - прорычал Сьонг, схватив меня за волосы. Мне уже было глубоко параллельно, ибо я все равно не поспевал за событиями. Боль застлала глаза багровой пеленой, и я ничего не видел, пока меня не толкнули на пол. Вот тут-то я получил возможность оглядеться. Картина была не слишком воодушевляющей: мы - я, кое-как стоящий на ногах Рэнделл с разбитым черепом, Джокер с простреленной ногой и Сьонг со своей свитой - находились возле главного шлюза лаборатории. И уж насколько я знал Сьонга, ничего хорошего нам это не сулило.
   - Вы меня достали, парни! - проревел отец покойной Сьюзи. - Все, хватит с меня жалости! Пора избавиться от вас. И ты, - он ткнул в меня пальцем, - ты будешь первым! Топай к шлюзу!
   - Что? - в ужасе прохрипел Рэнделл. - Вы не смеете! Это же бесчеловечно!
   - А как насчет моей дочери? - злобно прошипел Сьонг. - То, что вы сделали с ней - образец гуманности?
   - Хватит, - тихо произнес я. - Открывай шлюз, я готов. На мою долю и так выпала слишком долгая жизнь.
   Сьонг подошел к сенсорной панели управления внутренней дверью шлюза, и набрал команду "Открыть". Створки двери поползли в стороны... и я на долю секунду раньше Сьонга заметил то, что находилось в шлюзовой камере, в результате чего успел распластаться на полу прежде, чем затарахтел крупнокалиберный пулемет. Один за другим с-большим-понтом-повстанцы отправились к праотцам, а их лидер, получив пулю в живот, рухнул на пол. Игра была окончена. Я с трудом поднял готовящуюся разлететься на биллион кусочков голову, и увидел, как из шлюзовой камеры вышел Тремор в активном камуфляже.
   - Сукин сын, - улыбнулся я, пытаясь подняться на ноги. После нескольких неудачных дублей, мне это все-таки удалось. - Почему ты здесь?
   - Арсин сказал, что у вас неприятности, вот я и решил помочь. - ответил вампир, шагнув к Тони. Активные камуфляжи комплектуются универсальными аптечками, так что Рэнделл мог не беспокоиться за свою голову. - Почему мне вечно приходится спасать твою шкуру, Майк? Когда ты выйдешь из ясельного возраста?
   - Вполне возможно, что никогда, - произнес я, облокотившись на стену. В глазах все еще рябило, но я знал, что это ненадолго. Нектар победы быстро исцеляет раны. - Я рад, что двигатель "Отшельника" работает бесшумно. Давно прилетел?
   - С час назад. Арсин сказал, что у Сьонга извращенная фантазия, вот я и подумал, что последний не откажет себе в удовольствии выбросить вас из лаборатории без скафандров, и решил устроить ему сюрприз. Как видите, я оказался прав.
   - Ты молодец, - похвалил я Тремора. И лишь теперь я заметил, что Сьонг не мертв. Он медленно, но верно полз к винтовке, валявшейся неподалеку, оставляя за собой кровавый след.
   Я подобрал обрез, отдыхавший рядом с телом одного из верзил, и направился к псевдореволюционеру. Подойдя к Сьонгу, я схватил ублюдка, развернул его лицом к себе, и, уперев ствол обреза в переносицу интригана, процедил сквозь зубы:
   - Есть что сказать напоследок?
   - Постой, Майк! - заскулил Сьонг. - Ты ведь не убьешь своего старого друга?
   - Ну что ты, конечно же, я не убью своего старого друга, - улыбнулся я. Сьонг вздохнул с облегчением, и тут-то я и нажал на курок. Брызнула кровь, и верхняя половина черепа лидера повстанцев отправилась в свой долгий полет. - Проблема в том, что ты давно перестал им быть.
   - Порядок, - прокряхтел Тремор, закончив обрабатывать раны Тони и Джокера. - Теперь, думаю, уместным будет предложение о том, чтобы свалить отсюда.
   - Поддерживаю, - кивнул я. - Вот только артефакт нужно взять с собой. Куда ты его дел, Джокер?
   - Оставил с Хеллером, - ответил мутант. - Скажи, Майк, что с моим хозяином? Где господин Ташимодо?
   - Боюсь, что его больше нет, - вздохнул я. - Но он умер как настоящий мужчина, без страха в глазах.
   - Мой меч преданно служил Верховному Координатору. - с невыразимой печалью в голосе произнес Джокер. - С твоего позволения, Майк, я хотел бы столь же преданно служить вашему делу, дабы смерть моего хозяина была не напрасной. Он ведь тоже хотел сделать мир лучше.
   - Я не против, - согласился Тремор. - А где все-таки этот Хеллер, у которого артефакт?
   - Я запер его в туалете, - улыбнулся Джокер. - На всякий пожарный. Что вы намерены делать с Киберидолом?
   - Запустим его в самый центр Солнца, - я имел обыкновение генерировать решения на ходу. - Уж из такой-то магнитной ловушки Ктулху точно не выбраться еще несколько миллиардов лет, а там что-нибудь придумаем. Давай, топай за майором, а ты, Тремор, будь добр, сожги все трупы. Ктулху обожает мертвую плоть.
   - Ты чего это раскомандовался? - фыркнул вампир, однако, прикинув, что в теперешнем состоянии мы с Рэнделлом навряд ли будем сколько-нибудь полезны, махнул рукой: - Ладно, ступайте на корабль, а мы тут закончим.
   - Ну вот, - похлопал я Рэнделла по плечу, - как видишь, все уладилось. Хотя, в какой-то момент я подумал, что мы с тобой снова провалим задание.
   - Что значит "снова"? - возмутился Тони, с трудом поднимаясь по трапу "Отшельника". - У нас с тобой за всю историю ни одного провала!
   - О, мы работаем бок о бок значительно дольше, чем ты думаешь, - оскалился я, открыв внешний люк корабля. - Но это - долгая история...
   - Я не тороплюсь, - перебил коллега, схватив меня за плечо. - Что там за история?
   - Может, сначала дашь отдышаться? - проворчал я, сбросив с плеча пятерню Рэнделла. Мы кое-как добрались до комнаты отдыха и рухнули в кресла, обитые черной кожей. Тотчас же из-под пола выскочил небольшой круглый столик, на котором дымились две чашки кофе.
   - Ну, так что с нашими похождениями? - напомнил Тони, сделав глоток ароматного напитка.
   - Ну что ж, если ты настаиваешь, - произнес я после недолгих раздумий. В конце концов, парню не мешает узнать правду. Я расположился поудобней, отхлебнул из чашки кофе, и начал свой рассказ о славных временах, когда имя Господа еще что-то значило, когда честь была не роскошью, а обязательной компонентой жизни, когда девушки не зарабатывали на колледж проституцией, когда герои были совершенно бесхитростными, когда солнце не пряталось в тучи пред лицом грядущих невзгод, и в сердцах людей жила чистая и искренняя любовь друг к другу...
  

К о н е ц

Февраль 2006 - Февраль 2007

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Гринберга "Гувернантка для драконьего принца"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"