Тимошин Вадим Игоревич: другие произведения.

Пленники Разума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй эпизод "Хроник". Тони Рэнделл. Майк Гомез. Тремор. Джокер. Эти четверо едва не остались на улице по прихоти судебных приставов. Но в последний момент, команда "Отшельника" обрела покровителя, благодаря чему не пошла ко дну. Их новое задание - космический летучий голландец, появившейся в пределах освоенного космоса...


Пленники Разума

  
   - Вот это мне уже не нравится, - пробормотал я, скорчив на редкость выразительную гримасу. Действительно, плясать от восторга было не с чего - я, значит, как путный, поливаю гигантского таракана (выращенного, к слову сказать, доблестными генетиками из Хартии Ученых Идиотов) свинцом из двадцатимиллиметрового пулемета системы Полный Амбец, а тому хоть бы хны! Конечности мрази, разумеется, отлетают в ассортименте, но весь юмор-то в том, что на их месте мгновенно вырастают новые. Чудеса регенерации, мать их! Посадить бы на кол ученого, додумавшегося создать ТАКОЕ. Тараканы обычных размеров далеко не приятные соседи, а этот ушлепок - вообще гаси свет! Джокер того же мнения - тем более, что ему еще ввиду особой везучести пришлось искупаться в дерьме сего плода извращенной фантазии (закон жизни: чем больше монстр, тем больше он гадит), пока мы выслеживали тварь. Последняя, к слову, умудрилась прогрызть дыру в пуленепробиваемом стекле, из которого был сделан ее загон (или как там это называется - я уже давно не разводил десятифутовых тараканов) пока обезумевшие от счастья яйцеголовые плясали вокруг и восклицали "Вы только посмотрите! Неужели ему действительно удастся?". Удалось, чтоб его! Вне всяких сомнений, с точки зрения зоологии выращенное существо было едва ли не венцом творения, ибо по выживаемости даже обычные домашние "пруссаки" превосходят в несколько раз вид, к которому принадлежим мы с вами, а если уж супербукашку сделать крупногабаритной, представьте, насколько усложнится ее нервная деятельность вследствие увеличения нервных узлов (тут придется кое-что объяснить - не думайте, что примитивный орган восприятия и переработки информации, состоящий, к примеру, всего из одной клетки при стопятидесятикратном увеличении таковым и останется, ведь клетка не может увеличиться, как ее ни растягивай, так что в результате мы имеем больше клеток и, соответственно, больше вариантов реагирования на раздражители) и к какому числу будет стремиться вероятность выживания существа в неблагоприятных условиях. Однако, если бы таракан только прогрызал стенки и гадил, наше подразделение он вряд ли заинтересовал. В конце концов, люди зачастую ведут себя ничуть не лучше. Ан нет, гаденыш в поисках пищи (с этим все ясно - чтобы срать, нужно жрать) по чистой случайности набрел на рабочий поселок, где после тяжелой вахты в меру своих сил и возможностей отдыхала ночная смена завода по переработке сириевой руды. Естественно, визитер был не к месту и не ко времени, поэтому, вооружившись чем попало (кое-кто даже додумался использовать дырявый носок в качестве пращи) пролетариат выступил против твари. Та же, в свою очередь, с особым цинизмом надругалась над героическими попытками навешать ей люлей и выпотрошила работяг, после чего состряпала из их останков себе закуску и устроила небольшой банкет тет-а-тет с отсутствующей совестью.
   Естественно, сей факт не вызвал одобрения в Галактическом Совете, поэтому Командование в своих исполненных чрезмерного пафоса речах бросила нам косточку, которую довольно-таки непросто разгрызть. Хоскинс быстро вытащил Тремора из ночного клуба "Обделанные штаны" и вручил молекулярный носитель с видеобрифингом операции, которой Джокер придумал, на мой взгляд, очень даже подходящее название - "Большой тапок". Вампир немедленно позвонил мне, несмотря на то, что на часах уже было давно за полночь. Выслушав приправленный нелестными эпитетами в свой адрес монолог, длившийся по меньшей мере четверть часа, Тремор изложил, наконец суть дела, а главное, назвал сумму премиальных, которые Верховный Главнокомандующий божился выплатить после того, как тварь будет уничтожена. Произведя в уме несложные математические действия, я не без помощи крепкого словца влез в штаны и отправился в Старый Чикаго, где жила одна из многочисленных подруг Джокера, в надежде, что последний (опять же по результатам вероятностных расчетов) не нарушил графика своих прелюбодеяний и эту ночь проводит в объятьях упомянутой дамы. Слава Богу, я не ошибся, и, едва рассвело, бежевый электромобиль марки "Леппард" затормозил возле лаборатории энтомогенетики, откуда таракан-переросток, собственно, и начал свой марафон смерти и антисанитарии. Для колыбели зла выглядело здание недостаточно внушительно. Обычный серый параллелепипед из металлопластика со стальными перекрытиями, такие "болванки" штамповали в конце XXI века во время Первой Волны Колонизации. Для заселения планет земного типа оные конструкции использовались редко, поскольку подобный ход был бы необоснованной тратой бюджетных средств - стоимость одного параллелепипеда восходила к десяткам миллионов кредитов, что оправдывалось устойчивостью к любым климатическим условиям, вплоть до метеоритного дождя и радиоактивного заражения - планеты Дальнего Рукава порой преподносят и не такие сюрпризы. До прибытия терраформеров Тристания представляла собой океан лавы, скрытый от солнца серыми облаками пепла, вырывающегося из кратеров никогда не засыпающих вулканов. Теперь это вполне себе райский уголок, ощетинившийся бесчисленными курортами, то есть идеальное поле для взращивания ростков порока. Когда таковые вызревают в материальное зло, как, например, уже проевший вам плешь таракан, в игру вступает наше подразделение - "Черный патруль". Кое-кто из вас может проявить любопытство и спросить: а как же "Дубина"? Что ж, все мы понимаем, что под солнцем, угасающим с каждым днем, ничто не вечно. То, что рано или поздно должно было случиться, случилось - из-за инцидента на Кельвине нас накрыл колпаком Галактический Совет, предоставив право выбирать: либо сворачивать лавочку, либо сушить сухари. Скрепя сердце, мы с коллегами выбрали первый вариант, ибо выигрыша в этой партии нам при любом раскладе было не видать. В конце концов, Командование Федеральных Войск, будучи под впечатлением от наших подвигов, в результате которых в лучшем случае какой-нибудь город оказывался в руинах, взяло нас под крыло, простирающееся до самого Немезиса, звезды с отрицательной гравитацией, которую астрофизики считают вратами в другое измерение. Мы получили форму, очень даже новаторскую в плане дизайна, жалкое подобие оружия и пятьсот кредитов месячного жалованья, что, по сравнению с тюремной камерой, было очень даже неплохо. Некоторое время спустя произошло событие, круто изменившее русло реки, по которой мы плыли. А началось все с того, что столик в офицерском баре (да, чуть не забыл, по поступлении на службу, я обзавелся лейтенантскими погонами), за которым я ежедневно засыпал мордой в салате, оккупировал коренастый седовласый мужчина в штатском. Завидев меня, он открыл черную кожаную папку и начал раскладывать на столе какие-то бумаги. Как я мог проигнорировать такие выкрутасы?
   - Эй, приятель, это мое место, - произнес я тоном арктического циклона, встав напротив незнакомца и положив руку на кобуру с пистолетом (пятая поправка к "Закону о разрешении межличностных конфликтов офицеров Дальних Служб" давала мне право пристрелить хамло безо всяких лирических отступлений и отделаться штрафом в пятьдесят кредитов за пальбу в общественном месте).
   Незнакомец оторвался от занятия, смысл которого был, очевидно, понятен ему одному, и поднял на меня свои глаза. Глаза, в которых я увидел дым отгремевших войн, блеск медалей и черноту пороха, так и не уступившего пальму первенства энергии фотонов в оружейной гонке, стартовавшей на заре эпох. Глаза человека, повидавшего за полвека столько же, сколько я за тысячу лет.
   - Ты ведь Майк Гомез, верно? - штатский смотрел не на мою кобуру, как трусливые лейтенантики, только вчера выпустившиеся из Академии, а прямиком в мои уже залитые после очередного задания зенки.
   - Какое тебе дело до этого? - я был не в настроении затевать бучу из-за пустяков, поэтому решил поберечь патроны и, дюзнув стул из-под не подающего признаки жизни майора Пограничных Войск, приземлился за столик, не забыв обложить матом все генеалогическое древо робота-официанта, запаздывающего с меню.
   - Такое, что мне кое-что известно о твоем прошлом. - незнакомец убрал бумаги в папку и, наклонившись ко мне, тихо сказал: - Ты родился не 15 августа 2124 года и до Федеральных Войск служил не в береговой охране. Мне продолжать?
   - Что бы ты там не выкопал, приятель, теперь я - обычная свинья в кирзачах, к тому же пьяная. - почти без ругательств огласив подкатившему к нам роботу официанту заказ, я снова повернулся к штатскому и, шмыгнув носом, проговорил: - Иногда мне кажется, что мое прошлое - всего лишь нелепый сон, который когда-нибудь должен был закончиться.
   - А что, если я дам тебе возможность вернуться в этот сон? - незнакомец хитро повел бровью. Мышеловка. Ладно, может сыр стоит того, чтобы ради него рискнуть хвостом.
   - Извините, сэр. - вмешался официант, появившийся у столика с дымящимися тарелками. - На данный момент бар не располагает блюдом "едрить твою налево".
   - Пошел вон! - прошипел я, выхватив заказ из рук робота. - Не мог бы ты посвятить меня в детали своего предложения? - эта фраза была адресована штатскому.
   - С удовольствием, - кивнул незнакомец. - Для начала я все-таки представлюсь. Дэниел Хоскинс, капитан Карательных Войск в отставке. - он протянул мне свою жилистую руку. Я никак не отреагировал - пусть штатский думает, что предмет разговора больше интересует его, а не меня. - Месяц назад я послал Верховному Главнокомандующему запрос о создании подразделения, которое выполняло бы полицейские функции по отношению к выходцам из потустороннего мира. Нельзя сказать, что затею встретили с энтузиазмом на верхушке военного Олимпа, однако ответ был положительным, правда не обошлось без подвоха - согласно предложенным условиям спонсирования кампании против нечистой силы, вложения со стороны Правительства покроют лишь расходы на регистрацию подразделения и прочую бюрократическую волокиту.
   - То есть гнездышко, обмундирование и оружие нам самим искать? - ухмыльнулся я, отпив виски из стакана. - Извини, приятель, но мы теперь на казарменном положении, жалованьем не похвастаешься, а особняк свой я давно уже продал, чтобы присобачить к "Отшельнику" фотонный нагнетатель...
   - Пусть это тебя не заботит, - перебил Хоскинс. - Материальное обеспечение я возьму на себя. После того, как я ушел в отставку, мне представилась возможность проявить свои таланты стратега в сфере бизнеса, так что на моем счету в банке денег достаточно, чтобы обеспечить свое детище всем необходимым. Всем, кроме рекрутов.
   - Разумеется, - хрюкнул я, поставив пустой стакан на стол. - Каким бы тупым не был рядовой солдафон, считать он все же умеет и сообразит, что рано или поздно твои деньги кончатся, капитан, и придется работать за "спасибо".
   - К тому времени, когда я буду не в состоянии платить гонорар членам подразделения, Правительство убедится в его значимости на шахматной доске Вселенной, и скупиться не будет, в этом я уверен.
   - Ну что ж, - пожал я плечами, - возможно, это действительно хорошая идея.
   Вот так и зародилось подразделение, названное Тремором "Черный Патруль". Конечно, я знал, что иду на риск, ведь ребята, в руках которых были вожжи, вполне могли закрыть глаза на то, чего мы добились, работая под началом Хоскинса, и оставить нас на самообеспечении. Кроме того, было ясно, что "Патруль" не станет продолжением "Дубины" хотя бы потому, что не все из нас решились сменить флаг. Со смертью агентства нас покинул Тони Рэнделл. Он решил, что продолжать борьбу не стоит, и поселился в пустующем бунгало на берегу Кровавого моря, где с утра до ночи напивался до полусмерти и давился слезами жалости к самому себе. Многие сочтут его слабаком, но это не так. Я бы поступил так же, как он, если бы во мне осталось еще что-то человеческое. Не так-то легко расставаться с тем, к чему ты привык так же, как к резинке на трусах. Я никогда не винил Тони. Пройти путь воина из глубины веков для того, чтобы тебя заставили сложить оружие? Хотя, на дне бутылки тоже справедливости не найдешь. Периодически я наносил визиты другу, пытаясь вытащить его из этого болота, но мне нужна была помощь Рэнделла и его желание вернуться к жизни.
   Так, с кратким - или не очень - лирическим отступлением мы покончили, теперь вернемся к нашим баранам... тьфу, тараканам. Джокеру, как и мне, не внушала оптимизма возвышающаяся над нами туша насекомого, которому наши выстрелы до лампочки, вот только соображаловка у него работала лучше, потому он первым спрятал бластер (на который до сих пор смотрел косо - ему, видите ли, Катану подавай на серебряном блюде) и повернулся ко мне:
   - Майк, ты когда-нибудь сталкивался с чем-то подобным?
   - Обижаешь! - ухмыльнулся я. - Думаешь, тысяча лет псу под хвост?
   - Отлично. - кивнул мутант. - И как ты обычно поступаешь в таких ситуациях?
   - Мм... - замялся я, обмозговывая возможные варианты наших действий и их предполагаемые последствия. Наконец, раздвинув чахлые извилины, показалось простое решение головоломки. - Драпаю! - и я побежал к стоявшему неподалеку бытовому помещению, скроенному наспех из металлических листов - все для рабочих, как говорится. Джокер, конечно же, тоже сообразил, что пора делать ноги, то бишь лапы, поэтому едва ли не вперед меня влетел в даже на вид хлипкое строение. Что касается насекомого-переростка, тут и без звонка другу можно догадаться - естественно, оно рвануло за нами. Металлическая дверь толщиной в полтора миллиметра закрылась перед самой его мордой, но таракан и не думал отступать. Мощнейший удар - и на весьма далекой от такого понятия, как "полировка", поверхности появилась внушительных размеров вмятина.
   - Отличная тактика! - выдохнул мутант, попытавшись вытолкнуть на поверхность реплики саркастические нотки. - А дальше что?
   - Когда он сломает дверь, жить нам останется минут пять, не больше. - заключил я, осмотрев содержимое своей походной сумки (о котором, вы, конечно, строите самые смелые догадки, и дабы никого из вас не разочаровать, оставлю свой инвентарь за тонкой завесой тайны).
   - Это еще почему? - вскинул брови Джокер.
   - Ровно на столько хватит мощности генератора силового поля. - кисло улыбнулся я. - Кое-кто забыл его подзарядить.
   - А может, таракан потыкается лбом в силовик, поймет, что тут барбекю не подают и пойдет дальше? - с надеждой в голосе вопрошал коллега. Удар. Еще одна вмятина на двери.
   - Он не подхарчиться нами хочет. - покачал я головой. - Эта тварь защищает свою территорию.
   - Блин! - в сердцах крикнул Джокер. Снова удар. - И никакой завалящей гранаты нет?
   Взрыв! Вот что нам нужно! Я едва не запрыгал от радости, только детонировать было нечему. Хотя... Ага, кажется, нашел!
   - У меня есть идея получше, - осклабился я. - Когда скажу, стреляй в ублюдка из своего бластера.
   - А у тебя что, патроны кончились? - обалдело произнес мутант.
   - Просто сделай это! - прорычал я.
   Удар. Дверь слетела с петель, и в помещении показалась голова насекомого.
   Пора! Я сорвал со стены кабель, питавший электрическую лампу, как ни странно, исправно выполнявшую свою прямую обязанность, и набросил его на таракана.
   - Сейчас! - крикнул я Джокеру, раскрывая силовик. Тот кивнул, выстрелил и, повинуясь скорее инстинктам, чем логике поединка, прыгнул под купол энергетического поля. И вовремя! Яркой вспышкой, едва не ослепившей меня, полыхнул взрыв, пламя окутало купол, но куда ему было тягаться с волнами гравиэнергии, лежащей в основе всех силовиков, а посему мы были в сравнительной безопасности. Мгновение спустя огонь погас, и я выключил генератор.
   - Что за хрень? - пробормотал Джокер, окидывая взглядом то, что раньше было рабочим поселком, а теперь, скорее напоминало поверхность биллиардного стола, обработанную паяльной лампой.
   - Аннигиляционный эффект. - спокойным до безобразия тоном пояснил я. - Кабель, который я швырнул в тварь, стал источником электронов, сосредоточившихся на поверхности хитинового покрова насекомого, а луч твоего бластера при столкновении с мишенью явил на свет позитроны, которые аннигилировали с электронами, в результате чего произошел взрыв колоссальной силы. Ты что, физику не учил?
   - Нашелся, блин, профессор. - буркнул мутант, пряча оружие в кобуру. - Будь я одного с тобой возраста, я бы тоже до такого додумался.
   - Не сомневаюсь. - усмехнулся я. - А теперь, дуй в штаб и займись отчетом, пока я нанесу визит кое-кому.
   - Не думаю, что он тебе обрадуется. - покачал головой Джокер.
   - Сомневаюсь, что Тони Рэнделл вообще не разучился радоваться. - вздохнул я, и зашагал к "Леппарду".
  
   Я считаю, что каждый человек глубоко в недрах своего "я" испытывает желание забиться в крысиную нору и медленно там подыхать. Слава Богу, необходимость жизни в обществе запирает это желание в клетку морального облика, и лишь когда что-то здорово не клеится в Датском королевстве, ложноножки амебы саморазрушения показываются наружу.
   В случае с Рэнделлом все зашло намного дальше - заключенный и тюремщик поменялись местами. Бутылка - лучший страж, ибо алкоголь держит эго на уровне плинтуса элементарных зависимостей. Вот почему вытащить бывшего коллегу из грязного болота забвения и не менее грязной халупы было делом практически неосуществимым.
   - Кого там черти принесли? - донеслось из-за двери через две минуты после моей ритм-импровизации на раскуроченном звонке.
   - Тони, это я. - больше всего сейчас хотелось закурить, но если учитывать содержание спиртовых паров в воздухе вокруг дома, такой поступок никак не вписывался в рамки пожарной безопасности.
   - А, Майк... - дверь медленно открылась, являя моему взору испитое, обросшее зеленеющей щетиной лицо Рэнделла. - Пришел проведать старого друга, вернее то, что от него осталось? Кх.... кх...
   - Боже, Тони, на кого ты похож? - вырвалось у меня, когда, издав протяжный скрип, шаткий деревянный стул обременился моей задницей.
   - Я ни на кого не похож, понял! - просипел Рэнделл, наливая мне виски в мутный стакан. Я учтиво отказался от выпивки. - Мне хватило того, что в "Дубине" я не выходил из твоей тени.
   - Никто никого не затмевал. - вздохнул я. Каждый раз разговор переходил в это русло. - Просто так получилось, что мое имя давно уже было на устах масс-медиа.
   - А мы - безымянные солдаты для грязной работы, так? - хихикнул Рэнделл, прищурив один глаз.
   - Думай как хочешь. Если этим объясняется то, что ты ушел от дел...
   - Не начинай, Майк! - оборвал меня Тони. - "Дубина" мертва, теперь у каждого из нас своя дорога.
   - Это - твоя дорога?! - крикнул я, ткнув бутылкой, валявшейся неподалеку, Рэнделлу в лицо. - Кратчайший путь на дно?
   - А какая альтернатива? - развел руками Тони. - Вести битву с потусторонними силами под началом смертного, имеющего о противнике, мягко говоря, поверхностное представление?
   - Жена Хоскинса была одержима бесами и наложила на себя руки у него на глазах. Он прошел этот путь от начала до конца и имеет свои претензии к демонам. А что касается "поверхностного представления" - так ли много знал ты, когда пришел в "Дубину"? - я поднялся и накинул куртку. - Ладно, я пришел не нотации тебе читать. Завтра Тремору исполняется четыреста пятьдесят лет, он хотел бы тебя видеть на праздничном ужине в своем загородном доме. Надеюсь, эта задача тебе еще по зубам?
   - Не ехидничай. - буркнул Рэнделл, открыв мне дверь. - Я приду.
   - По возможности, трезвым. - предложил я и, с гримасой отвращения оглядев физиономию друга, добавил: - И, желательно, выбритым.
   Ответа не последовало, но мне и так было ясно, что Рэнделл уцепится за эту соломинку и хотя бы на миг выберется из поглощающей его сущность трясины.
  
   - Я хочу поднять этот бокал, - уже слегка заплетающимся языком начал я, налив себе солидную порцию виски, - за самого старого - после меня, конечно, - участника кампании против Сил Тьмы - за тебя, Тремор!
   Зазвенел хрусталь, послышались одобряющие возгласы. "Семья снова в сборе" - с удовольствием отметил я. Собственно, благодарить за это следовало виновника торжества - именно ему пришла в голову мысль собрать под одной крышей "золотой" состав "Дубины", и вот - они здесь, за праздничным столом. Джокер, кот-мутант, некогда вызволенный из рабства, в неизменном кимоно, с острым, как лезвие, клинком, покоящимся в инкрустированных лунными камнями ножнах на поясе. Майк Гомез, то бишь я, проевший всем плешь крестоносец из далекого прошлого, получивший в качестве наказания за свою беспечность вечную жизнь, в черной кожаной куртке и выцветших джинсах, с кобурой подмышкой. Тремор, вампир, чья печень измучена такими дикими сочетаниями алкогольных напитков, что уважающий себя коктейльмейстер отдал бы полжизни за один рецепт, в длинном кожаном плаще с обрезом за спиной. Тони Рэнделл, гениальный изобретатель, ас в компьютерной технике, забывшийся в бутылке, в черном смокинге, из вооружения только КПК. Что нас объединяло? Общий враг? Ну нет, в каждой квартире тараканов давят по-своему. Жажда справедливости, тяга к свету - не знаю, как еще описать этот порыв, который каждый из нас открыл в себе, работая в агентстве. И пусть "Дубина" теперь - всего лишь прах на ветру Вечности, мы все еще верим в добро (по крайней мере, трое из нас), и пока эта вера жива, миру нечего опасаться.
   Едва я осилил очередной бокал, в моем кармане зазвенел портативный визифон. На связи был Хоскинс, командир подразделения.
   - Майк, извини, что встреваю в такую минуту, - произнес капитан, - мне срочно нужно тебя видеть. Можешь заскочить в штаб на полчасика?
   - Будет сделано. - со вздохом произнес я. Не люблю, когда обламывают веселье, но работа прежде всего. - Джентльмены, - обратился я к раскинувшим уши коллегам, - я должен отлучиться на некоторое время по долгу службы, прошу меня извинить. - я взял ключи от своего "Леппарда" и выскочил за дверь.
   На улице начинал моросить мелкий холодный дождь, характерный для здешних мест, и я с тоской подумал о старой доброй Земле, на которой Богом в климат было внесено хоть какое-то разнообразие.
   Как и положено электромобилю, "Леппард" завелся с пол-оборота, и под ритмичный свист безбашенного водителя покатил навстречу проказнику-ветру, горланящему свои шальные песни над старым шоссе.
  
   Дождь не будет идти постоянно. Буря может затянуться, но не более, чем на вечность. Хочешь увидеть солнце - просто перемахни через горизонт. Так я себя успокаиваю, когда кажется, что все из рук вон плохо. Конечно, учитывая специфику службы в "Черном Патруле", эта уловка в последнее время редко срабатывает. А все потому, что у борцов со злом изначально неправильная точка отсчета. Формула "добро в людях, зло извне" придумана только для того, чтобы дурачить простаков, которым не терпится пострелять в бесовьи рожи из рогатки. Вопреки мнению религии, Тьма не возникла спонтанно. Конечно же, проще свалить все на змия-искусителя, соблазнившего безгранично правильного homo sapiens запретным плодом. Может, так даже и лучше, ведь в битве категорий нужно мыслить абстрактно, а не отвлекаться на пустяки. Но я не могу. Еще работая в "Порядке", я имел неосторожность копаться в архиве организации, в результате чего наткнулся на черную папку с вышитыми на корешке кровавыми буквами (цвет правды, ибо ни одна истина не оставляет неутоленной жажду крови и слез). Надпись гласила: "Происхождение Дьявола". Правда об убийстве Кеннеди по сравнению с этим документом - дешевая байка для вечернего ток-шоу. Я не имею права раскрывать здесь содержание найденной мной язвы для своего черствого сердца, просто хочу, чтобы вы поняли, почему зачастую я выполняю работу без особого энтузиазма - все из-за паршивых мыслей, что сверлят мой мозг, ведь может быть, я уже стал тем самым злом, против которого сражаюсь?
   Но, слава Богу, в этой битве я не предоставлен самому себе, поэтому есть, кому взять меня за шиворот и хорошенько встряхнуть. А у солдата не должно быть сомнений в правильности выбранного командованием курса, так что поменьше вопросов и побольше стрельбы, амиго.
   К вопросу о командирах - Хоскинс, вопреки моим опасениям, оказался человеком, вполне компетентным в области парапсихологии и оккультных наук, в результате чего немедленно снискал уважение у бойцов подразделения, ведь процентов на семьдесят успешность любых кампаний определяется профессионализмом лидера и его личностными качествами. Кроме того, капитан никогда ни на кого не повышал голос, ибо считал это необоснованной тратой сил, не требовал от нас изъяснения на армейском жаргоне, и, я думаю, сей факт говорит в пользу его стратегического таланта - Хоскинс знал, что мы вольные пташки, и в клетке ничего путного не сделаем. Каждый раз, когда я заходил в кабинет, где капитан предпочитал устраивать аудиенции, я чувствовал себя, как говорит Джокер, на своем унитазе, словно призрак из прошлого, именуемый "Дубина", обрел плоть.
   Не произнося ни слова, я устроился в кресле напротив Хоскинса и закурил сигару. Капитан оторвался от бумаг, в которых периодически тонул - точь-в-точь как Гринго - и, бросив на меня беглый взгляд, повернулся к окну, за которым горели так и не ставшие мне родными звезды. Я знал капитана достаточно, чтобы понять смысл этого жеста: меня вызвали не для того, чтобы медаль на шею повесить. Но начать следовало с хороших новостей, поэтому первая фраза, услышанная мной этим вечером в штабе, звучала так:
   - Что ж, Майк, тебя и твоих ребят можно поздравить с очередным успехом.
   - Поздравлений мало. - покачал я головой. Пепел отделился от кончика сигары и, выписывая пируэты, которым позавидовали бы многие эквилибристы, нырнул в вырезанную из красного дерева пепельницу. - Кое-кто обещал предоставить нам отпуск, как только в секторе Клизан будет чисто.
   - Как раз по этому поводу я и пригласил тебя. - Хоскинс повернулся ко мне лицом и достал из нагрудного кармана формы трубку. - Боюсь, что я не смогу в настоящий момент отпустить вас. Вы нужны мне для еще одной операции.
   - Неужели слово офицера уже ничего не значит? - ухмыльнулся я, выпустив в лицо Хоскинсу струйку сизого дыма - признак крайнего неуважения. - Мои ребята на пределе, да и я не в лучшей форме. Мы не возьмемся за оружие, пока не восстановим силы.
   - Всего одна операция, Майк. - умоляющим тоном произнес капитан, чего командиру делать не следует. - Я удвою продолжительность отпуска и размер отпускных.
   - Этим ты меня купил, капитан. - хихикнул я. - Что там за дельце?
   - Миссия по ликвидации. Нужно отправить к праотцам один корабль. В архивах сукин сын зарегистрирован как "Энтерникус".
   - С чего это ты говоришь о корабле как о живом существе? - насторожился я.
   - С того, что он, скорее всего, нечто большее, чем просто посудина. - Хоскинс раскурил трубку и бросил мне толстую папку с бумагами, на что я никак не отреагировал. - "Энтерникус" как Летучий Голландец - появляется из ниоткуда и внезапно исчезает. Хуже всего то, что любой корабль, оказывающийся вблизи нашего Гуддини, без вести пропадает. Поисковые группы не нашли ничего - ни обломков, ни даже металлической пыли.
   - А почему бы Федеральным Войскам им не заняться? Послать парочку эскадрилий и расщепить ублюдка на атомы - уж это им по силам.
   - Так и было сделано. С вояками случилось то же, что и с остальными несчастными. - Хоскинс, видя, что к материалам по делу я не прикоснусь, убрал папку в стол.
   - Ну и дела! Хочешь, чтобы и нас постигла такая же участь? - все еще балансируя на тонкой нити спокойствия, произнес я. - Солдатов много, а нас всего трое, причем в поле работаем только я и Джокер. Меня не прельщает перспектива подвергать своих людей напрасному риску. Пошлите полсотни крейсеров и столько же трионных ракет - тогда уничтожение "Энтерникуса" будет гарантировано.
   - Есть еще одно обстоятельство, Майк... - капитан замялся, и я понял, что айсберг, на верхушку которого я таращусь, вот-вот перевернется. - Мой сын был в составе пропавшей эскадрильи. Я думаю, что он все еще жив, если это так, высшим приоритетом для вас будет возвращение его в штаб Федеральных Войск в целости и сохранности, что потребует умения грамотно спланировать и провести диверсионную операцию, в чем твоя команда, если верить досье, преуспела в прошлом. Вот почему выбор пал на вас.
   - С этого и надо было начинать. - проворчал я. Меньше всего люблю, когда ходят вокруг да около, а сути вопроса даже не касаются. - Я хорошо знал Джимми, и если он в беде, я помогу его вызволить. Семперфай, капитан, - я встал и, неуклюже отдав честь (некоторые атрибуты службы в армии были за пределами моего понимания), направился к двери. - Да, - спохватился я, - у Тремора сегодня юбилей, поэтому я бы хотел, чтобы он остался в штабе. Не думаю, что кто-нибудь горит желанием отправляться в загробный мир в свой день рождения.
   - Дело твое, - пожал плечами Хоскинс. - Семперфай.
   Я вышел из кабинета капитана и направился к стоянке, где меня поджидал "Леппард". В глубине души я позавидовал электромобилю: из нас двоих лишь у него не болела совесть по поводу предстоящей миссии.
  
   Когда я вернулся в хибару Тремора, коллеги, как бывший, так и нынешние, были, мягко говоря, в изрядном подпитии. С одной стороны, лицезреть пьяные рожи братии - не слишком приятное занятие, но если посмотреть на сие безобразие несколько под другим углом, то ребятам можно простить лишние несколько рюмок. "Черный Патруль" требует от бойцов полной отдачи, как физической, так и эмоциональной, поэтому моральная разгрузка просто необходима. Конечно, алкоголь - не лучшее средство для этого, однако ничем другим на данный момент мы не располагали. Поэтому, катись все к хренам! - я плюхнулся в свободное кресло, схватил первую попавшуюся бутылку и приложился к ней.
   - Ты чего такой хмурый? - с трудом выговаривая слова, прохрипел Тремор, прищурив один глаз. - Не удовлетворен размером отпускных?
   - Скорее их отсутствием, - поставив на место емкость с зеленым змием, мрачно произнес я.
   - Ч...чего? - выпучил глаза вампир. По его виду было ясно, что мои слова заменили ударную дозу "Алкозельцера".
   - Отпуск откладывается, - Джокер пробулькал что-то нечленораздельное с дивана. - Хоскинс подкинул нам еще одно задание.
   - И ты, конечно же, любезно согласился с ним возиться! - Тремор в сердцах замахнулся на меня, но промахнулся и рухнул на пол. Не пренебрегая подзатыльниками, я усадил коллегу на диван рядом с Джокером.
   - На то была веская причина. Нам заплатят вдвое больше и дадут вдвое дольше вату покатать.
   - Неплохо! - Тремор, похоже, окончательно протрезвел. - Я в деле! Сейчас приму душ и попробую привести в чувство нашего котенка, - вампир схватил Джокера за шкирку и потащил в ванную. - Жди нас на "Отшельнике".
   - Ты не летишь, Тремор, - покачал я головой.
   - С чего это? - от неожиданности коллега едва опять не потерял равновесие. - Жаба давит со мной трофеями делиться?
   - Просто в этой игре задействованы крупные боевые единицы. С нашей стороны таковой будет "Отшельник", - пояснил я.
   - А со стороны противника? Эскадрилья дредноутов? - ухмыльнулся Тремор.
   - Нет. Всего один корабль, - я сунул в рот сигару и закурил. - "Энтерникус".
   - "Энтерникус"? - глаза коллеги едва не выскочили из орбит. - Господи, Майк, ты хоть знаешь, во что ввязался?
   - Понятия не имею, - с невозмутимым видом ответил я. - И не делай такое лицо, а то у меня складывается впечатление, что я единственный кретин, до которого не доходит философская глубина происходящих событий. Может, так оно и есть, но я знаю одно: Джимми Хоскинс оказался в полной заднице, после того, как бросил вызов этому долбаному кораблю-призраку, и я сделаю все, чтобы спасти его, если он еще жив, или позабочусь о том, чтобы его смерть была не напрасной, если все гораздо хуже, чем я предполагаю.
   - Майк, ты в своем уме? - Тремор, наконец, отпустил Джокера, в результате чего тот со стуком расстелился по полу. - Ну скажи, что вы двое можете противопоставить изощренному искусственному интеллекту?
   - Большие шарики, - усмехнулся я. - Брось, Тремор, нашей банде всегда везло, может, фортуна улыбнется нам и на этот раз. Ну, а на случай, если придется лицезреть ее окорочную часть, ты останешься в штабе и обучишь каких-нибудь зеленых новичков азам службы в "Черном Патруле". Ты ведь меня знаешь, я тащусь от заданий, вероятность выживания при выполнении которых близка к нулю.
   - Не все так безнадежно, - подал голос Тони, впервые за сегодняшний вечер, между прочим, если, конечно не считать односложных реплик типа "Угу" и "Вздрогнули". Естественно, что все взоры обратились в его сторону, даже Джокер открыл один глаз и попытался приподняться на локтях, в чем, однако, не преуспел. - Если корабль, как и сказал Тремор, управляется искусственным интеллектом, то наверняка в роли последнего выступает некий суперкомпьютер, который имеет порты для связи с удаленными объектами. Все, что требуется в этом случае - подключиться по одному из этих портов к мозговому центру "Энтерникуса". Тогда весь корабль будет как на ладони, а если посчастливиться наткнуться на какие-нибудь хронологические записи, младшего Хоскинса не придется долго искать.
   - Звучит неплохо, - кивнул я, бросив окурок на пол и растоптав его левым ботинком. Знаю, свинья, но я и не претендую на звание идеала. - Вот только, боюсь, у нас нет умельцев по части нахождения общего языка с шибко умными компьютерами.
   - Это могу сделать я, - тихо произнес Рэнделл. Чувство безысходности, пленившее его душу в час, когда наши дороги разошлись, издав предсмертный хрип, утонуло в водах забвения. Передо мной был тот самый Тони Рэнделл, с которым мы не так давно натягивали демонам и их служкам задницы на уши!
   - Ты ведь не играешь за нашу команду! - взвизгнул Тремор, прежде, чем я успел водворить на место непристойно отвисшую челюсть.
   - Ну... - замялся Рэнделл, взвешивая на сверхточных электронных весах, установленных в недрах его сознания, все плюсы и минусы камбэк-тура по рассадникам зла. Однако мышеловка уже захлопнулась, поэтому Тони ничего не оставалось, кроме как со вздохом проговорить: - Ладно, считай это подарком на свой день рождения.
   Не знаю, что в тот момент удержало меня от радостных воплей и обильного мочевыделения, возможно, мне было отчасти жаль Рэнделла, ведь фактически он подписывал свой смертный приговор.
   - Добро пожаловать в "Черный Патруль", мистер Рэнделл, - натянуто улыбнувшись, сказал я и пожал Тони руку. Этого было достаточно для выражения моей признательности новоиспеченному бойцу подразделения за его поступок.
   - Хррр... - хрюкнул Джокер.
  
   Немигающее око звезды, Названной астрономами Допыхтян (очевидно, потому что не всякий кусок металлолома допыхтит до столь отдаленного от Центральных Миров местечка), пристально наблюдало за ползущей по холодному вакууму посудиной, конструктор которой ввиду своего недюжинного чувства юмора придал оной схожесть с сиденьем для унитаза. Не надо тыкать пальцами в меня - я к этой шутке не причастен хотя бы потому, что все мои гениальные разработки либо работают через одно место, либо взрываются еще до нажатия кнопки "Пуск", чего не скажешь об "Отшельнике". Напичканный проверенным в редких космических баталиях оружием, облепленный Космическими Соплями (единственный организм, приспособившийся к жизни в безвоздушном пространстве, происхождение и физиология которого для ученых до сих пор остаются загадкой; оно и понятно - копаться в слизистой массе, от которой смрадит неисправной канализацией, что является результатом взаимодействия клеток Сопли и кислорода воздуха, не слишком приятное занятие, так что лучше уж башкой об синхрофазотрон побиться) корабль исправно выполнял все, что требовал от него умственно нездоровый экипаж. А если учесть, что полтора года назад Джокер наконец-то сделал мусорщикам щедрый презент, избавившись от гравидвигателя в пользу испытанного временем и миллионами парсеков фотонного нагнетателя, в графе "Итого" получится вполне себе суденышко, не уступающее в маневренности истребителям класса "Кондор" и в огневой мощи - десятку средних крейсеров. Единственное слабое место "Отшельника" - гипердвигатель. Мудреный механизм, приобретенный за бутылку текилы у техника с Выката, любил откалывать плоские шуточки в самый неподходящий момент. Какие? Ну, например, представьте себе, что гиперпространство уже давно позади, а ускорение, выворачивающее вас наружу и не думает отпускать ваше тело. Забавно, правда? А когда конечная точка маршрута совпадает с эпицентром масштабного мочилова, тут уж не до смеха, ведь по милости движка, прежде, чем нажать на гашетку, дважды расстанешься с остатками трапезы, если оная имела место.
   Теперь вы понимаете, почему я не спешил покинуть противоперегрузочное кресло. Коллеги и так прекрасно знают, чем я завтракал, и не обязательно глядеть еще раз на мое меню, правда, уже в несколько ином виде. Наконец, гипердвигатель решил, что на сегодня шуток хватит, и благополучно отключился. Вздохнув с облегчением, я отстегнул ремень безопасности, в необходимости наличия которого сильно сомневался - когда на тебя давит десять "же", выпасть из кресла весьма и весьма проблематично, - и занял свое место у сенсорной панели управления кораблем. Кстати, отношение к подобным штукам у меня самое что ни на есть негативное. Чувствительность таких устройств ввода слишком высока, малейшее прикосновение воспринимается как активное действие пользователя, поэтому, если руки трясутся с похмелья, советую достать из кучи хлама на чердаке клавиатуру, от нее пользы больше будет. Ну, у меня подобных проблем не возникает, так что можно работать с тем, что имеется.
   Я размял пальцы и набрал команду включения обзорного экрана. На двухсотсемидесятидюймовом полотне появилось не лучшего качества изображение - белесые звезды в сизом мраке безвоздушного пространства, одинокая желтая планетка, не больше тысячи миль в диаметре, и черное неизвестно что.
   - Так, посмотрим, на что мы смотрим. - пробормотал я, лаская чакры панели. Результатом моих стараний стало появление на обзорнике увеличенного в несколько тысяч раз изображения неопознанного тела. - В яблочко!
   Да, сомнений быть не могло - громадиной, заслонявшей пол-экрана был "Энтерникус". Надо было срочно приводить в чувство остальных членов экипажа. С кого начать? Так, Джокер, скрючившись в неестественной позе на оборудованном им самим хай-тек-шезлонге, слушал что-то очень похожее на старый добрый блюз. Глаза мутанта были едва прикрыты мохнатыми веками, апериодически вздрагивающими, хвост дергался в такт играющей в допотопных наушниках музыке. Обычное явление, во время гиперпрыжка наш котенок всегда погружался в чарующий мир звуков, вот только вытащить его оттуда - задачка еще та. Если композиция особенно хороша, Джокер впадает в полуобморочное состояние, и пока гитарист не уберет пальцы со струн, обращаться к хвостатому бесполезно (однажды я даже щелкнул по его носу резинкой от тру... ну, в общем, недостоверного происхождения, и результат был нулевым). И, похоже, на этот раз мне определенно не повезло. Что ж, в таком случае...
   - Япо... жо... М-м-мать! - прохрипел Рэнделл, когда нашатырь, который я с садистской ухмылкой поднес к лицу коллеги, сделал свое резко пахнущее дело. Мера была вынужденной: отвыкший от полетов Тони в результате фокусов гипердвигателя потерял сознание. - Кто собирал эту консервную банку?
   - Мы с Тремором, а что? И потом, раньше ты восхищался "Отшельником", разве не помнишь? - ухмыльнулся я, помогая Рэнделлу высвободиться из объятий кресла.
   - Что-то я запамятовал черный юмор гиперсветовика. - простонал коллега, кое-как удержавшись на ногах после героической попытки сделать шаг в сторону приборной панели.
   - А, ну оного садюгу уже Джокер присобачил, - пояснил я. - Кстати, растолкай этого лежебоку, мы вошли в зону контакта.
   Рэнделл нехотя повиновался. Подойдя к высунувшему от удовольствия язык мутанту, он несильно постучал по плечу сие вылинявшее чудо. Джокер отреагировал моментально: в воздухе мелькнула сжатая в кулак когтистая лапа, и Тони плюхнулся на пол, зажимая ладонью свой шнобель.
   - Ублюдок, ты мне нос разбил! - проскулил Рэнделл, едва не расплакавшись от обиды.
   - Он всегда так делает, если ему мешают наслаждаться жизнью, - мой комментарий теперь едва ли был уместен, однако не держать же его в себе.
   - Какого хрена ты раньше не сказал?! - возопил коллега, запустив в меня бронзовым подсвечником, возникшим из воздуха (ладно, не будем придираться, сцена того требует).
   - Потому что тогда ты бы отказался, и по морде получил бы я, - сказал я, поймав брошенный Рэнделлом предмет. После некоторых махинаций, подсвечник исчез так же, как и появился. - А мне это уже порядком надоело.
   - Что за возня, человеки? - как ни в чем не бывало, спросил Джокер, как нельзя кстати вышедший из музыкального транса. Кот-переросток положил наушники в безразмерный карман кимоно (а вот это уже грубое извращение японских традиций, хотя в конце концов, не мое дело, кто что и с чем одевает) и соскользнул с шезлонга в огромные тапочки из собачьей шерсти (не будем поднимать вопрос о ее происхождении).
   - Я тебе сейчас покажу, что за возня! - прорычал Тони, бросившись на мутанта с кулаками. Хорошо, что на пути разъяренного коллеги стоял я, иначе незамысловатая сценка переросла бы в полнометражный файтинг-экшен, а это уже совсем другой жанр, куда лезть нет никакого желания. Искусству показательного мордобоя нужно обучать с пеленок, а наша конторка работала не на зрителя, а на результат.
   - Не кипяткуй! - сказал я, схватив Рэнделла за рукав. - У нас есть задание, для которого ты нам нужен в не искалеченном виде. "Энтерникус" прямо перед нами, - эта фраза была адресована уже непосредственно Джокеру.
   - Отлично. - мутант вытащил из-за уха сигарету, загадочным образом сохранившую свою форму после таких испытаний, прикурил от бывшей когда-то моей зажигалки (определенно не первый случай клептомании среди кошачьих) и бросил беглый взгляд в сторону обзорника. - Тремор знает?
   - Конечно же, нет, - язвительным тоном произнес я, отпустив, наконец, Рэнделла, подавившего, правда с большим трудом, бурю негативных эмоций.- Кое-кто заложил субэфирный передатчик, чтобы купить колье своей подружке!
   - Опять за свое! - взвыл Джокер, с силой топнув ногой по тронутому коррозией полу. - Я же сказал, что выкуплю его с отпускных!
   - Ладно тебе, - махнул я рукой. - Я не укоряю, просто констатирую факт. Ладно, перейдем к делу, - обитое синтетической кожей пилотское кресло глухо скрипнуло под моей окорочной частью - не люблю проводить экспресс-брифинги на ногах, правды в последних, как показывает практика, действительно нет, и в битве за сокровенное побеждает не тот, кто сильнее, а тот, кто выспался. - Как вам уже известно из досье, если, конечно, вы потрудились в него заглянуть, перед нами стоит две задачи: первая - уничтожить "Энтерникус", вторая - спасти сына Хоскинса. Думаю, разумнее будет начать с последнего пункта, поскольку уничтожив корабль, мы, возможно, обрубим единственную нить, ведущую к Джимми. Поддерживаем?
   - Единогласно! - ухмыльнулся Тони. Джокер молча кивнул и затушил окурок о спинку кресла, что, конечно же, не свидетельствовало о хорошем воспитании мутанта. Да и хрен с ним - пускай о манерах думают "белые воротнички", а мы, "красные хари", имеем заботы поважней.
   - Тогда за работу! - нет, мне определенно не светит стать командиром - даже приказы отдаю с интонацией официанта в гей-баре. - Тони, на тебе связь. Подцепись к "Энтерникусу" и вытяни все, что только можно. В нашем случае каждый бит информации может быть полезен. Я пока приведу в готовность орудия "Отшельника".
   - Эй, а мне чем заняться? - Джокер страшно сердился, когда о нем забывали.
   - Точи когти и будь начеку, - я достал последнюю сигару из посеребренной коробки, обитающей, как правило, в заднем кармане моих штанов, и с помощью заученных еще в период расцвета дешевых фокусов уловок, умыкнул у Джокера свою зажигалку. - Вот и все, что от тебя пока требуется.
   Покончив с распоряжениями, я направился в оружейный отсек "Отшельника", являвший собой предмет особой гордости экипажа корабля. Никаких лазеров, фазеров и прочего барахла из "Звездных войн" - только внушающие благоговейный трепет восьмифутовые плазменные орудия, синхронизирующиеся Т-онным лучом системы наведения, четыре торпедных отсека (думаю, вы понимаете, что я имею в виду фотонные торпеды), гальванически развязанные с цепью питания остального вооружения (с целью минимизации масштаба негативных последствий ионных вспышек вследствие скачкообразных импульсов на поглотителе, с последними современная наука, к сожалению, совладать не могла), а также мои любимые квантоновые турели. Не делайте вид, будто ничего не слышали о квантонах! Энергию этих универсальных полевых частиц использовали еще в начале ХХI века, правда, в более мирных целях. Разрушительная мощь метареакции между гравитационным и магнитным монополями покорилась человеку лишь через полвека. А еще через пару десятков лет стоимость оружия подобного рода снизилась до уровня, позволявшего любому мало-мальски солидному боевому подразделению держать в своем арсенале хоть одну такую хлопушку. И потому старина Майк Гомез сегодня имеет возможность с дебильной улыбкой плясать вокруг пультов управления, которым технологические монстры беспрекословно подчиняются, и потирать руки в предвкушении хорошей драки. Наконец, все стволы встали по стойке "Смирно" в ожидании одного-единственного короткого приказа, и я вернулся на мостик. Как обычно, первой фразой, которую я услышал по возвращении, было:
   - Майк, у нас проблемы! - Тони пребывал в растерянности. Я впервые видел, чтобы коллега смотрел на символы, бегущие по экрану, как кухарка на ионный двигатель класса G.
   - Чего там? - я с важным видом плюхнулся в капитанское кресло, которое обычно занимал Тремор, и закинул ногу на ногу. Похож на героя вашего любимого фильма, не правда ли?
   - Мне не удается подключиться к "Энтерникусу" ни по одному из поддерживаемых нашим компьютером беспроводных интерфейсов, - из всей этой абракадабры я понял одно: у нас действительно проблемы. Что ж, любая проблема имеет решение, даже если в качестве оного используется втык коллеге, принесшему недобрую весть. Поэтому, за неимением других вариантов, я решил отыграться на Рэнделле.
   - Ты же говорил, что у тебя получится! - прошипел я, стиснув кулаки, от которых сейчас проку как такового не было. Не в той я сейчас форме, чтобы тягаться с Тони, превосходившем меня как в силе, так и в ловкости.
   - Да, но я тогда был в полной уверенности, что порты связи нашего голубчика в плане конфигурации соответствуют Галактическому Стандарту Коммуникаций! - парировал Рэнделл. - Я что, мать вашу, провидец?
   - Довольно препираться, - подал голос Джокер, до этого времени обрабатывавший оселком свои драгоценные коготки. - Какие будут предложения?
   - Я за то, чтобы десантироваться на "Энтерникус" и разобраться что к чему, - мне тоже порядком надоели бесконечные диалоги, на которые то и дело пробивает автора сей мыльной оперы. Экшену хочу, экшену!
   - Я сказал предложения, а не способы за пять секунд попасть на тот свет. - елейным тоном уточнил Джокер.
   - А чего ты кипятишься? - пожал я плечами. - Если Тремор прав, и корабль управляется искусственным интеллектом, экипажа на нем нет, и тогда все, что нам нужно - хорошая электромагнитная пушка, чтобы выбить дурь из этого полупроводникового ублюдка.
   - А если Тремор ошибается? - Джокеру явно не нравилась моя затея, что, впрочем, было вполне обычным явлением. Минуты через две он перестанет упорствовать и с кислой миной сунет ствол за пазуху.
   - На этот случай советую взять что-нибудь огнестрельное, - ухмыльнулся я. - Брось, киса, на Марсе мы втроем сражались практически против всей планеты, неужели у тебя дрожат коленки из-за какого-то судна-переростка?
   - На Марсе, позволь тебе напомнить, корабли Флота не пропадали бесследно... - возразил мутант.
   - Согласен! От них, по крайней мере, оставались обломки после встречи с зенитной артиллерией повстанцев, - я вставил обойму в штурмовую винтовку и передернул затвор. Порядок. Механика чистой воды, если и заклинит, то навсегда.
   - Ну ты и язва, Майк, - вздохнул Джокер, достав из кармашка на тыльной стороне шезлонга самый пастоящий антикварный "Пустынный Орел". Я снова выиграл.
   - Джентльмены, - встрял Тони, - хочу обратить ваше внимание на тот факт, что корабль движется.
   - Конечно же движется! - процедил я, пытаясь найти общий язык с заевшей молнией моей кожанки. - Антиинерционники не гасят скорость полностью, если вы в курсе последних событий в области науки и техники, коллега.
   - Нет, он... - Рэнделл пожевал язык, набираясь смелости снова сыграть роль гонца, принесшего плохую весть. - Он набирает ход.
   - То есть как так - набирает ход? - взбрыкнул я. - Ты чего плетешь, умище хайтековое?
   - Рэнделл прав, - Джокер озадаченно пялился на дисплей навигатора, пытаясь разобраться в размазанной по мерцающей поверхности мешанине символов. - Какой-то сигнал напрочь заблокировал наш бортовой компьютер. Нас ведут на поводке.
   - И кто, мать твою держит этот поводок? - Тони уже едва держался на краю обрыва в бездну психоза, еще немного, и он пошлет всех на... далекую планету и снова прыгнет в бутылку.
   - Тут и гадать не надо, - ухмыльнулся я, кивнув в сторону маячившего на обзорнике "Энтерникуса". - А кое-кто мне баки забивал насчет того, что связь невозможно установить. Давай, полупроводниковый гений, действуй, пока есть шанс. Схвати ублюдка за его длинные ручонки и дыхни ему в лицо своим перегаром. Образно говоря, конечно. - поспешно добавил я.
   - Легче сказать, чем сделать, - покачал головой Рэнделл, помассировав нервные окончания сенсорной панели. - "Энтерникус" отключил возможность использования локальных устройств ввода...
   - Чего-чего? - вскинул брови Джокер.
   - Клавиша "Эскейп" у меня не работает, вот чего! - гневно крикнул Тони. Не будем заносить в медицинский протокол этот нервный срыв, любому гуманоиду (которому не чужды эмоции, разумеется) трудно удержать себя в руках, если во время объяснения причины возникшей, мягко говоря, не совсем стандартной ситуации, в большей степени, конечно же, самому себе, кто-нибудь сбивает ход мыслей глупейшим вопросом. - Похоже, мы влипли. Я не знаю, как выгнать ублюдка из нашей жестянки. Я даже не знаю, как он там оказался!
   - Спокойно, коллега. Держите себя в руках, - я повернулся к Джокеру: - Слабо угадать, куда эта хрень нас тянет?
   - Ежу понятно - поближе к себе, - ответил мутант, ковырнув когтем в зубах. - Но вот насколько поближе - вопрос другой. - он снова обратил свой взор на дисплей, по которому бежали теперь уже совсем непристойные знаки. - Блин, жаль, что мы не в голливудском блокбастере, иначе бы я давно уже расшифровал эту чертову клинопись.
   - Можешь не стараться, мне и так ясно, что вариант с десантом теперь единственно возможный, поскольку "Энтерникус", похоже, вознамерился состыковаться с нашим корытом, - я достал из пакетика во внутреннем кармане куртки засушенный стручок красного перца. Я кладу его под язык, если битва предстоит особенно горячая, и вот тогда становится глубоко по барабану, какие из конечностей целы, а какие нуджаются в капремонте - боль, причиняемая ранами, ничто по сравнению с пандемониумом во рту. Коллеги отказались от такого мазохистского допинга в пользу оружия, особенно это касается Рэнделла: имея лишь две руки, он умудрился хапнуть пять стволов разного калибра, да еще и сунуть за пояс электромагнитный излучатель. А теперь, оператор, пожалуйста, крупный план на наши высокоинтеллектуальные лица с запечатлевшимся на них выражением искреннего пафоса. Порядок.
   - Эй, откуда здесь тараканы? - взвизгнул Джокер, ткнув пальцем в появившееся из-под панели визуального контроля насекомое. Пруссак вел себя довольно смело, так, будто на самом деле он - хозяин "Отшельника", а мы - так, бесплатное приложение. Разумеется, я моментально отреагировал на упомянутое явление - камера наезжает на мухобойку в моих руках с выведенной на ручке вензелями надписью "Я люблю букашек". Взмах...
   - Стой! - крикнул Тони, схватив меня за руку. - Если существо не обладает разумом в привычном нам понимании, это не значит, что его можно со спокойной совестью уничтожать. Понимаю, вид его неприятен, но ведь Бог создал нас для жизни в мире с природным царством, а не для войны против него. Дай шанс слабому и...
   - ...дождись, пока он не поднимется выше тебя по эволюционной лестнице и не сожрет тебя заживо! - закончил я, плюясь желчью. - Ты с каких пор в хиппи подался?
   - В тот самый день, когда ты стал придурком, чуть что хватающимся за оружие, - парировал Рэнделл.
   - Хватит, парни, - вмешался Джокер, что было весьма кстати, поскольку я был практически на волосок от состояния, которое Тремор окрестил "свинцовым поносом". Меня сложно довести до белого каления, но если это все же удастся, лучше сразу прячьтесь в какой-нибудь закуток и баррикадируйте двери и окна. Своей последней фразой Тони заставил закипеть воду в котле моей ярости так бурно, что давление почти приблизилось к роковой отметке. - Мы приближаемся.
   Киса был прав. "Энтерникус" подтянул нас к себе вплотную, так что я даже мог различить заклепки, гордые шеренги которых стояли по стойке "Смирно!" вдоль швов, хитроумной паутиной расходящихся по корпусу. Если этот чертов корабль создал человек, ему давно уже пора записаться на прием к психиатру. Хотя, думаю, в таком запущенном случае медицина бессильна.
   - Что он делает? - Рэнделл, держу пари, уже жалел, что не захватил с собой с дюжину "памперсов". В этом он был не одинок. Скажу честно, когда я заметил то, что заставило побледнеть коллегу, по моей спине по направлению к заднице пробежал не один взвод мурашек.
   Чрево "Энтерникуса" разверзлось, словно пучина ада, с той лишь разницей, что методы борьбы против порождений преисподней мы знали. Когда враг неведом, когда не знаешь, куда и какого калибра всадить пулю, это несколько нервирует. Но хватит причитаний, мы все-таки не в институте благородных девиц профессию получали.
   - Что бы ни случилось, парни, помните - у нас есть работа, которую мы должны выполнить во что бы то ни стало, - подбодрил я в первую очередь самого себя.
   - А если мы сдохнем прежде, чем будет достигнут желаемый результат? - возопил Рэнделл. Его уже не на шутку проняло.
   - Для Хоскинаса это не оправдание, - усмехнулся Джокер.
   И на этой оптимистичной ноте, нашу маленькую, но вполне себе отважную команду, накрыла неизвестно откуда появившаяся темная волна обморока.
  
   - Эй, парень, ты будешь есть? - спросил розовый силуэт.
   - Чего? - пробормотал я, протирая глаза. Пребывание в состоянии, которое нынешние медики называют "тяжелым отрубом", зачастую оказывает негативное влияние на центральную нервную систему, сравнимое с последствиями выключения компьютера какого-нибудь ретромана с безнадежно устаревшей операционной системой-выкидышем давно уже обанкротившихся неудачников из "Майкрософт" простым выдергиванием шнура из розетки. Я не посещал вечерние курсы физиологии, но, думаю, именно это объясняет тот факт, что после возвращения сознания в то место, на котором у вас обычно сидит шляпа, имеют место некоторые проблемы с восприятием. И только благодаря колоссальной способности человека к самовосстановлению, жесткий диск, равно как и драйвера рецепторов, по истечении некоторого времени перестают сбоить.
   - Я спрашиваю, ты голоден? Порядочная гадость, но аппетит утоляет, - абрис, тыкавший в меня миской с чем-то мерзко пахнущим, начал обрастать деталями. Серая роба, длинные каштановые волосы, и лицо, которое я не мог не узнать...
   - Джимми! - воскликнул я, настроив, наконец резкость. Как ни странно, подняться на ноги не составило большого труда. Не надо морщиться, это же фантастика, здесь все не взаправду.
   - Майк? - изумился парень, вглядевшись в мою опухшую (по крайней мере, так мне казалось) физиономию. - Что ты здесь делаешь?
   - Я здесь для того, чтобы вернуть тебя в гнездышко, птенчик - заявил я, обводя взглядом помещение, в котором мне посчастливилось (?) оказаться. Серые стены, с виду металлические, тусклая лампа под потолком и совершенно лишенная романтического оттенка решетка вместо входной двери. Тюрьма. Я балдею! - Если, конечно, ты не против.
   - Боюсь, с этим могут возникнуть проблемы... - усмехнулся Джимми.
   - Я как раз специализируюсь на их решении, - парировал я.
   - Ты можешь дать мне новое тело? - Хоскинс состроил совсем невыразительную гримасу, что, впрочем, неудивительно, если брать во внимание тот факт, что на каменной физиономии Джимми эмоций днем с огнем не сыщешь. - Ах да, ты ведь не в курсе, - спохватился сокамерник.
   - Не в курсе чего? - я пошарил по карманам робы в поисках сигарет и, не обнаружив даже крошки табака, тяжело вздохнул.
   - Того, что тебя угораздило как следует вляпаться, - ну вот, теперь и Джимми произнес эту ставшую для меня хрестоматийной фразу. - Я не уверен, что смогу тебе объяснить то, что происходит...
   - А ты постарайся, - перебил я. Люблю краткость, а такие фразочки общего толка, вроде бы готовящие тебя к чему-то ужасному, но не сообщающие ровным счетом ничего, меня просто бесят.
   - Ладно, - Хоскинс собрался с мыслями и начал пересказ пропущенных мной серий блокбастера "Едрить твою мать, куда меня занесло?".
   Дела обстояли следующим образом. В какой-то занюханной параллельной Вселенной какая-то занюханная цивилизация, помешанная на экологически чистом топливе, решила использовать в качестве последнего ментальную энергию, тем более, что космическое пространство и недра планет, приютивших этих мудаков, располагали оной в неимоверном количестве. Расселившись везде, где только можно, иновселенцы столкнулись с весьма деликатной проблемой: население росло, а территория, пригодная для обитания нет (вероятно, до терраформирования и презервативов их яйцеголовые так и не додумались), и они решили сей вопрос радикально - взяли курс на освоение параллельных миров. Разумеется, колонизаторы понимали, что с энергоносителями по ту сторону Барьера возможна напряженка, поэтому внесли некоторые изменения в конструкцию своих кораблей. Не имея возможности пользоваться ментальной энергией, выбрасываемой космическими гейзерами по причине отсутствия таковых, разведсудна незваных гостей могли черпать ее из гуманоидов, для чего были разработаны соответствующие аппаратные и программные средства. Чтобы аборигены, уровень развития которых, к слову сказать, для этих выродков находился в районе плинтуса, ни хрена не поняли, программисты из иной Вселенной создали виртуальную тюрьму, куда на временное хранение помещались ментальные сущности тех, кто имел несчастье оказаться в меню корабля (не слишком удачный аналог холодильника, не правда ли?). Тела же бедолаг, оставшись без энергетической начинки, через двое-трое суток, в зависимости от конфигурации терморегуляторов посудин, чьи навигационные системы заводили экипажи в это жуткое болото (система подпитки судна-разведчика не предполагала возни с мясом, поэтому извлечение разума происходило без транспортировки тел гуманоидов за пределы родных переборок), начинали разлагаться. Ну а чтобы и второго зайца заодно пришлепнуть, иновселенцы предусмотрели так называемый "сувенирный ангар", где хранились образцы космической техники аборигенов, по одному экземпляру каждого вида, ведь на случай, если какая-либо цивилизация решить дать отпор чужакам, неплохо было бы иметь представление об том, насколько большими могут оказаться дубинки в руках борцов за свое небо.
   И "Энтерникус" был одним из таких разведчиков. Когда Хоскинс умолк, волосы у меня на заднице уже стояли дыбом. Ни хрена себе, положеньице!
   - Срань... - пробормотал я. - Почему же твой папаша ни словом про это не обмолвился?
   - Он знал, что вы откажетесь, если обрисовать ситуацию во всех красках, - Джимми сел на скрипучую пружинную кровать и, вооружившись ложкой, решился на то, чтобы проглотить тошнотворное лакомство, состряпанное программой.
   - Когда я выберусь отсюда, надеру ему задницу, - эта фраза вызвала у Хоскинса приступ истерического смеха. - Чего ты ржешь?
   - Ты еще не понял? - покачал головой парень. - Отсюда нет выхода, кроме как через Ячейку Поглощения. Каждая твоя мысль теперь - часть программы. Все, что известно тебе, известно "Энтерникусу". Стоит только подумать о побеге - и в твоей камере как из-под земли вырастут охранники. Тогда приговор будет приведен в действие раньше положенного срока. Сечешь?
   - Теперь да, - тихо произнес я. Убил бы за сигарету!
  
   Самая большая глупость, вдалбливаемая человеку с пеленок - мысль о том, что высокоразвитые цивилизации сплошняком состоят из благородных меценатов. Нихрена подобного! Прогресс как в техническом, так и в духовном плане связан с бесчисленными экспериментами, после которых на планетах, равно как и на материальных оболочках эмпиристов живого места не остается. Наступает высшая форма прозрения, у каждой расы имеющая свое название, но суть всегда одна: "Всеобщее благо недостижимо, всегда есть победители и неудачники". Сначала подобная дифференциация подобно диафрагме делит на две неравные половины внутренности самого этноса, а затем, когда лучшие его умы наконец-то понимают, что если брат пустит брату пулю в лоб, счастья никому не прибавится, внутренние разногласия заглушают по-настоящему фашистские бравады с вездесущих трибун. Но следует брать во внимание, что я говорю о так называемом "мягком" фашизме, когда "фюреры" задаются целью не уничтожить "низшие расы", а выжать из них максимально возможную выгоду для своего, а если повезет, и государственного кармана, вложившись по минимуму. Такую тактику успешно использовали, к примеру, английские колонизаторы в Северной Америке, выменивая у туземцев на разного рода безделушки весьма ценные предметы и провиант. Если следовать далее по стреле времени, нельзя не увидеть еще один яркий образчик "мягкого" фашизма - в двадцатом веке "фюреры" своего времени валом начали инвестировать разработку месторождений в странах Третьего Мира, используя местное население в качестве дешевой рабсилы. Заводы европейских корпораций в Китае, шахтерские поселки на Коэрте - можно продолжать этот список до бесконечности. Суть в другом. В том, что лучше остерегаться того, кто умнее тебя, ибо он найдет возможность тебя использовать.
   Ну да ладно, я не задаюсь целью запугать вас до усрачки, просто не хочу, чтобы вы вдруг решили, что два часа прогулки в сутки, предоставляемые "Энтерникусом" каждому заключенному, являются актом милосердия. Мотивация искусственного интеллекта очевидна - если разум все время держать взаперти, рано или поздно он зачахнет, и процессору такая пища придется не по вкусу. А иллюзия свободы - лучший ингибитор для ментального саморазрушения.
   Разумеется, вся загвоздка заключается именно в этом слове - "иллюзия", потому что качественных глюков программа "Энтерникуса" не обеспечивала. Нет, что касается дворика, тут у меня претензий нет - вместо пыльных колдобин белые бетонные плиты, с дюжину столов, за которыми некоторые энтузиасты играли в шахматы, но вот пейзаж... как бы выразиться помягче... отсутствовал полностью. Ни солнца, ни облаков на горизонте, ни самого горизонта - один лишь черный фон.
   - А ты чего хотел? - ухмыльнулся Джимми, глядя на мою кислую мину. - Чтобы создать даже статический задник, нужна лишняя энергия, а "Энтерникус" таковой не располагает. Так что, наслаждайся чем есть.
   - Уже наслаждаюсь, - оскалился я, заметив за одним из столов до рези в желудке знакомое лицо.
   - Тони, - я уселся напротив коллеги, учтиво спихнув со стула безнадежно продувавшего партию соперника Рэнделла. - Ты уже осведомлен насчет "Энтерникуса"?
   - Да, - кивнул Тони, расставляя фигуры заново. - Пренеприятная ситуация. Сыграем?
   - Ты ведь знаешь, стратег из меня никакой, - покачал я головой. - Не хочу отправляться к праотцам с мыслью о том, что меня сдул какой-то хренов зэк.
   - Рано ты себя хоронишь, - без тени эмоций произнес коллега, достав что-то из кармана. - Дай сюда ладонь.
   - Зачем? - насторожился я.
   - Тебе понравится, - заверил меня Рэнделл.
   "Сомневаюсь" - подумал я, протянув руку Тони. Коллега поднес к ней свою собранную в кулак пятерню и разжал пальцы. В следующее мгновение я почувствовал, как что-то залезло мне под кожу и поползло вдоль кровеносных сосудов к голове. Ощущение далеко не из приятных.
   - Что за нафиг? - проскулил я, скукожившись.
   - Ментальный блокиратор, - пояснил коллега. - Теперь "Энтерникус" не сможет проникнуть в твои мысли.
   - Здорово! - похвалил я. - Где ты его достал?
   - Вот здесь, - Тони приставил указательный палец к темени.
   - Поподробнее! - потребовал я.
   - Хорошо, - кивнул Рэнделл. - Помнишь, как мы гонялись за Киберидолом на Марсе? Тогда мне здорово настучали по голове. Тремор немножко подлатал меня, но этого было, как оказалось, мало. Когда ты любезно предоставил мне рождественский отпуск, возникли осложнения. Кровоизлияние в мозг. Я едва не стал идиотом. Пришлось потратить все премиальные на то, чтобы врачи имплантировали мне сопроцессор с целью разгрузки покалеченных извилин. В базе данных "Энтерникуса" киборги, очевидно, не значатся, поэтому канал связи моего разума с сопроцессором, перешедшим в автономный режим, до сих пор не обнаружен. Благодаря своему имплантанту я подключился к программе и внес в нее... хм... некоторые коррективы.
   - Блеск! - восхищенно проговорил я. - А оружием твоя штучка может нас снабдить?
   - А вот это уже проблематично, - Рэнделл передвинул одну из пешек на две клетки. - Если блокировка наших сознаний воспринимается процессором как небольшой баг, устранение которого вовсе необязательно, куча стволов, смотрящих в сторону транзисторного недоразумения, может привести к тому, что "Энтерникус" сочтет нас фатальными ошибками в программе и сделает откат системы.
   - Что, прости, сделает? - я мало что понял из реплики Тони.
   - Удалит нас из программы. Поэтому нам следует действовать предельно осторожно, - еще одна пешка скакнула вперед.
   - Как скажешь, - согласился я. - Что будем делать с Джимми?
   - Джокер им уже занимается, - Рэнделл кивнул на соседний стол, как которым вели оживленную беседу Хоскинс и рыжий прямоходящий мурлыка. - Я ознакомился с планом тюрьмы. Все, что нам нужно - пробраться к процессору и вывести его из строя. Сделать это несложно, вот только я более, чем уверен, что его хорошо охраняют. Нужен отвлекающий маневр.
   - Например? - повел я бровью.
   - Сейчас увидишь, - хитро улыбнулся Тони и кивнул Джокеру.
   - Ах ты сукин сын! - воскликнул мутант и съездил Джимми по физиономии шахматной доской. Хоскинс в накладе не остался - и Джокер получил возможность попрактиковаться в разбивании головой деревянных табуретов.
   - Идем, - шепнул Тони, схватив меня за рукав. Я неохотно повиновался и последовал за коллегой в глубь показавшегося мне в тот момент нагоняющим страх здания. К месту потасовки уже бежала толпа охранников, приведя в действие шокеры. "Превосходный отвлекающий маневр" - с ухмылкой подумал я.
   Мы довольно долго плутали по коридорам, ныряя в закоулки, когда показывались блюстители алгоритма, пока не оказались у массивной металлической двери овальной формы.
   - Думаю, это здесь, - произнес Рэнделл, переведя дух. - Осталось лишь попасть внутрь.
   - Сущий пустяк! - усмехнулся я. - Учти, я ключицу себе ломать об эту дверь не собираюсь!
   - Я все улажу, - Тони закатил глаза и пробормотал несколько коротких слов, значение которых было за пределами моего понимания. "Занятный способ связи с периферийным устройством" - подумал я, совершив еще один вояж по карманам своей робы. Бесполезно. Сигарет мне сегодня не видать.
   Не знаю, о чем Рэнделл шептался с сопроцессором, но это возымело эффект: в гладкой металлической поверхности появилась приличных размеров дырень, через которую на меня всеми своими светодиодами таращился процессорный блок.
   - Ну теперь, засранец, тебе несдобровать, - лицо Тони расплылось в улыбке. - Майк, предоставляю тебе право первым пнуть кремниевые извилины этого прохвоста.
   - С удовольствием, - я протиснулся в отверстие, наколдованное Рэнделлом, и шагнул к зловещего вида натюрморту из р-n переходов. - Получай, гнида! - с этими словами я что было силы лягнул процессор.
   В сей же миг завизжала сигнализация, и с десяток охранников, появившись из ниоткуда, скрутили нас по рукам и ногам. Прекрасно! Теперь нас ждет внеочередная экзекуция!
   - Похоже, мой план не лишен недостатков, - пробормотал Тони. Я злобно взглянул на коллегу и процедил:
   - Ты сам - один сплошной недостаток.
  
   Охранники недолго размышляли над нашей участью. Спустя пару минут мы уже стучали зубами от холода в карцере, где, как оказалось, пребывал и Джокер. К слову сказать, он единственный из нашей шайки не испытывал дискомфорта от пребывания во мраке благодаря особенностям своего зрения, поэтому настрой мутанта был далеко не пессимистичным.
   - А где Джимми? - я только сейчас сообразил, что в этом супе чего-то не хватает.
   - А ты как думаешь? - хихикнул Джокер.
   - В Ячейке Поглощения, - произнес Рэнделл дрожащим от охватившего его вдруг отчаяния голосом. - Похоже, мы провалили первую часть операции.
   - Ха-ха, а в скором времени, провалим и вторую! - весело крикнул мутант. Так, все ясно, у одного уже крыша поехала.
   - Ты о чем? - спросил я, в третий раз обшарив карманы. Знаю, знаю, но с условными рефлексами ничего не поделаешь.
   - О том, что мы последуем за Хоскинсом сразу после того, как его разум будет переварен процессором. То бишь минут через пятнадцать. И знаешь, кто из нас первый в очереди на тот свет? - Джокер уже задыхался от хохота.
   - Неужто ты, рыжий? - удивился я. Странно, обычно я лидировал в черном списке нехороших парней, а тут - на тебе, кто-то отличился больше.
   - Именно! - всхлипнул мутант. - Я отправил в "Корзину" двух стражников, и получил звание врага номер один. Думал таким образом отвести от вас взгляды фоторецепторов "Энтерникуса".
   - У тебя неплохо получилось, - заверил я коллегу.
   Едва я выдохнул последний звук последнего слова, дверь в нашу уютную каморку со скрипом отворилась, и двое охранников, в мгновение ока очутившись возле Джокера, заломили ему руки за спину - мера, конечно, необязательная, но далеко не лишняя. Мутант стиснул зубы и бросил прощальный взгляд в мою сторону.
   - Надеюсь, "Энтерникус" подавится твоей шерстью, - улыбнулся я. Джокер с трудом высвободил одну из лап, отдал мне честь, как старшему по званию и просто как другу, и повернулся к конвоирам:
   - Идемте, ребята, нас уже заждались.
   Стражники выволокли даже не думающего сопротивляться мурлыку в коридор и заперли карцер, оставив нас с Рэнделлом наедине со своими мыслями.
   - Я никак не могу понять, - вдоволь намолчавшись, подал голос Тони, - каким образом процессор меняет расход энергии в случае внепланового Поглощения? По всем правилам, у него уже давно должен был случиться тепловой пробой!
   - А может, эта электронная срань активизирует дополнительные функции, если ее шибко хорошо кормят? - предположил я.
   - Вполне возможно, - согласился коллега и снова ушел в себя.
   - Тони, - позвал я.
   - Чего?
   - Прости, что я втянул тебя в это. Надо было слушать Тремора. Что толку в деньгах, если нет возможности ими воспользоваться? - я тяжело вздохнул.
   - По крайней мере, мы умрем героями, - усмехнулся коллега.
   Снова заскрипела дверь. "Гейм овер, приятель" - подумал я, вжавшись в стену и зажмурившись.
   - Майк Гомез, - прогрохотал знакомый голос, - твой час настал!
   - Джокер? - удивленно пролепетал Рэнделл.
   - Он самый, ребятки, - улыбнулся мутант. - Теперь "Энтерникус" будет долго жалеть о том, что не обстриг мне когти, - котище подошел к Рэнделлу и помог ему встать. Я уже к тому моменту был на ногах, так что тратить пленку на пустяки оператору не пришлось. - Как вы смотрите на то, чтобы убраться отсюда?
   - Гы-гы, - осклабился Тони.
  
   В большинстве тюрем административный персонал время от времени бьет себя кулаком в грудь и гордо заявляет, что за столько-то лет ни одна птичка не выпорхнула из клетки без ведома хозяина, что говорит о совершенстве пенитенциарной системы. На самом же деле заключенному просто некуда бежать. Современные исправительные (в чем я лично сомневаюсь) учреждения расположены в географически изолированной от цивилизованного мира местности, будь то скалистый остров, естественным или искусственным путем лишенный берегов, или баландовый оазис посреди безразмерной пустыни. Ну ладно, выбрался ты из камеры, приятель, ну просочился по канализации за забор из колючей проволоки, но дальше-то что? Охранник может за двадцатку подкинуть тебе какой-нибудь деликатес, а природная стихия неподкупна, и прежде, чем тебе посчастливиться вновь увидеть пестрые краски жизни вне стальной клетки, ты сдохнешь от голода или жажды, а если нет - жди подлянки от местного климата. В любом случае, конечный пункт такого маршрута - могила, однако у зэков принято считать, что смерть при попытке побега является успешным побегом.
   Так вот, касательно к нашей ситуации - бежать было действительно некуда. В мире, приютившем наши сознания, кроме тюрьмы не было ровным счетом ничего. Оставался лишь один вариант - засесть тише воды ниже травы в одном из пустующих блоков, если таковые имеются. Рэнделл быстренько пробежался по плану сооружения и снабдил нас координатами предполагаемого убежища. Вопреки моим ожиданиям, сюрпризов в блоке 1F, программный код которого обновлялся не менее полугода назад (ААС - адаптивный алгоритм саморазвития, согласно которому функционировал компьютер "Энтерникуса" предполагал постоянное совершенствование конструкции клетки, в которой томилась потенциальная пища, в сторону оптимизации защиты и минимизации объема программы, и ввиду того, что в ААС доминировал принцип аддитивности, согласно которому процессор не мог стирать массивы размером более одного байта, благодаря чему мы все еще барахтались в виртуальном мире вместо того, чтобы вести задушевную беседу со Всевышним... короче, этой консервной банке проще было создать новый блок и перевести туда заключенных, чем возиться со старым; вышеизложенная информация была предоставлена нашему вниманию Тони, из получасового монолога которого мой мозг переварил примерно процентов пять), не обнаружилось, поэтому наша маленькая крысиная стайка сразу же приступила к обустройству блока: во-первых, мы наконец-то разжились оружием, уболтав таки Рэнделла сварганить пару стволов. Возражения коллеги, дескать, как быть с возможным откатом системы, который зашвырнет нас в небытие, я задушил в корне:
   - А какого же хрена "Энтерникус" не сделал откат, когда мы улизнули из карцера? - я сказал это таким тоном, что Тони решил: лучше не перечить и сделать что просят.
   Во-вторых, чтобы охранники не травмировали нашу и без того расшатанную психику появлением из ниоткуда, оный гений электронного дзюдо наложил ограничения на диспетчер связи блока с ядром программы (что не составило большого труда ввиду отсутствия мониторинга данного модуля программы процессором), то бишь гости теперь будут пользоваться дверью, как истинные джентльмены.
   - Ну вот, теперь у нас колючие яйца, - довольно пробормотал Рэнделл, завершив понятные разве что хакеру-вудуисту ритуалы.
   - Не понял, к чему эта фраза? - почесав репу, спросил Джокер.
   - В сценарии так написано, - Тони потряс перед носом мутанта листком бумаги, замусоленным до такой степени, что с ним даже в туалет не сходишь. - Я думаю, она означает, что просто так нас за шары не взять.
   - Дай сюда, - прошипел Джокер, вырвав измученный кусок целлюлозы из рук нашего киберумника. - Какой недомудыш писал это?
   - Что за реакция? - удивился я. - Ты разве не читал сценарий перед тем, как подписать контракт на съемки?
   - Ну... - замялся рыжий, - ты ведь знаешь, Майк, я люблю импровизировать...
   - Тогда сымпровизируй нам выход из создавшейся ситуации! - вспылил Тони. Его кулак пролетел в нескольких сотых дюйма от физиономии Джокера, хотя я бы на месте Рэнделла, не тратил бы ментальный ресурс на позиционирование, а сломал бы нос мутанту - по принципу, "око за око". Но Тони умел контролировать себя, и спустя мгновение его могучая пядь вернулась в карман куртки, где, собственно, и ютилась последние несколько минут.
   - Выход у нас один, - изрек Джокер, когда угроза со стороны повелителя чипсетов миновала. - Укрепиться в блоке и держать оборону.
   - Ты от Рэнделла идиотизмом заразился? - кисло улыбнулся я. - Напряги извилины и представь, как будут развиваться события, выбери мы этот вариант. В тягость? Ладно, я подскажу: сначала "Энтерникус" пришлет дюжину охранников, и мы без труда им навешаем. Потом визитеров будет добрая сотня, тут уже придется попотеть, в результате аккумуляторная батарея, питающая сопроцессор Тони порядком разрядится, и к тому времени, когда корабль сварганит новую и еще более мощную армию, патронов у нас не хватит даже на то, чтобы застрелиться!
   - Ошибаешься, Майк, - возразил мутант. - У "Энтерникуса" тоже имеют место проблемы с энергией, так что неизвестно еще, кто раньше сдуется...
   - Херня! - вклинился Рэнделл. - Заключенных сотни, а может, и тысячи...
   - Но число их далеко не бесконечно! - парировал Джокер. - Майк, - мутант смотрел на меня не моргая, словно пытался подтолкнуть меня к решению с помощью гипноза, - ты-то должен понять, что этот полупроводниковый изверг функционирует лишь потому, что Федерация имеет обыкновение всюду совать свой нос. Хоть убей - не поверю, что десятки наших посудин просто пролетали мимо. Наверняка службы Правительства, обнаружив неизвестный объект, решили во что бы то ни стало его исследовать, и подарили "Энтерникусу" возможность наслаждаться вкусом сознаний горе-экспериментаторов. Когда выяснилось, что орешек чересчур крепкий, сюда нагрянул флот, но военные также потерпели крах, и вот тогда-то в игру вступили мы. Вся прелесть в том, что нас не будут искать, и можно быть на девяносто девять процентов уверенными, что пленников у корабля не прибавится. Нужно использовать этот шанс.
   - Уболтал, - проворчал я, достав из ящика комода, смоделированного Рэнделлом в качестве универсальной точки снабжения оружием, сигаретами и спичками, пачку "Кэпитан Блэк" и двенадцатизарядный безотказный кольт 0.44 калибра. - Тони, нам потребуется хотя бы одно стационарное орудие с хорошей огневой мощью.
   - Черта с два! - гневно крикнул коллега. - Я не одобряю план Джокера! Мы не можем пожертвовать пленниками корабля!
   - Им уже не поможешь, - произнес я, сделав столь желанную затяжку. - Тела заточенных в этой тюрьме бедолаг уже разложились. Они мертвы, Тони.
   - Мы тоже - в физиологическом смысле, - парировал Рэнделл.
   - Но у нас пока еще есть шанс вернуться в мир живых! - Тони раскрыл было рот, но, заметив ствол Джокера, смотрящий в его сторону, предпочел не высказывать возражений. - Слушай меня, солдат, - ледяным тоном произнес я, ткнув Рэнделла пальцем в грудь, - ты сейчас же выполнишь приказ, данный тебе офицером. Капрал, - я повернулся к хвостатому (дико извиняюсь за то, что забыл проинформировать вас о его погонах), - проследите, чтобы наш бунтарь сделал все как надо.
   - А ты куда? - в один голос выдохнули коллеги. На их лицах вензелями цвета первой детской неожиданности была выведена фраза "Ни хрена не понимаю" - новый прием киношников, помогает зрителю понять состояние героя, если актер халтурит.
   - Не можем же мы просто сидеть и ждать, когда нас соизволят найти. Мне больше нравится ловля "на живца", - под аккомпанемент отборнейших ругательств, обусловленных чрезмерной озабоченностью Джокера и Рэнделла по поводу сохранности моей неважнецкой душонки, я взвел курок кольта и направился к выходу из блока.
   Отвлекающий маневр, отвлекающий маневр... Я очень хорошо умел сосредотачивать на себе внимание противника, даже чересчур хорошо. Настолько, что потом приходится срочно искать укромный уголок с тройными бронированными стенами. И если в предыдущих сериях режиссер имел возможность нашаманить мне укрытие так, что бестолковый зритель еще мог принять происходящее на экране за чистую монету, то нынче дела обстояли гораздо сложнее. Волшебная дудочка у "Энтерникуса", нам остается лишь покорно плясать под ее хрип. На сопроцессор Тони рассчитывать не приходится - все-таки возможности агрегата ограничены, и он вполне может повиснуть от обилия одновременно выполняемых задач. Значит, нужно держаться поближе к гнездышку.
   - Ну что ж, Майк, покажи всем, что ты крепко свинчен, - подбодрил я себя и зашагал по коридору, выходившему во дворик, по которому, готов поспорить, снова наматывали круги угрюмые зэки. Не пройдя и полутора метров, я уперся носом в широкую грудь сгенерированного процессором охранника. Вот гнида! Засаду решил устроить!
   Пока я мысленно честил потроха "Энтерникуса", страж схватил меня за грудки и оторвал от пола. Справившись с оцепенением и вспомнив, наконец, что по какому поводу моя светлость направилась на верную погибель, я быстро упер дуло револьвера в живот блюстителя контента и нажал на курок. Вертухай выпустил меня из рук, чего-то проскрипел и растворился в воздухе. "Есть контакт!" - осклабился я. Приступаем к самой приятной части операции. То бишь - передислоцируемся! Продвижение по закодированным внутренностям тюремного комплекса осложнял тот факт, что, по причине обнаружения моей персоны, процессор начал расставлять на вероятном пути моего следования своих молодчиков. Но "Энтерникус" не учел одного: алгоритм моих телодвижений даже опытной гадалке не по зубам, поэтому тратить патроны пришлось исключительно редко.
   И все же обладатель кремниевых извилин сумел-таки мне напакостить: когда я был уже в двух шагах от нашего убежища, прямо посреди коридора возник охранник и прыгнул в мою сторону, очевидно, намереваясь забрать огнестрельную игрушку из рук великовозрастного дитяти. Слава Богу, инстинкт самосохранения меня не подвел - в самый кульминационный момент я упал на колени и прокатился по гладкому металлическому полу прямо под взмывшей в воздух тушей вертухая. Где-то позади послышался глухой стук, и я злобно хихикнул:
   - Промазал!
   В сей же миг дверь в блок, где стараниями Джокера и Рэнделла прихлебателей процессора ждал весьма неприятный сюрприз, скользнула вверх, и коллеги подхватили меня под руки.
   - Порядок, - оскалился я. Джокер кивнул, и, направив меня волшебным пинком в центр помещения, где гордо выпятив стальную грудь стояло стационарное скорострельное орудие, вскинул посеребренный "Пустынный Орел" (едва ли не единственный представитель вида "стволо стрелиенс", к которому мутант не испытывал отвращения). Что оказалось весьма кстати - купившись на приманку, "Энтерникус" буквально завалил нас своими прикормышами. Вооруженные шоковыми дубинками и парализующими лазерами, охранники один за другим ломились в блок через приветливо разинувший пасть полутораметровый проем и тут же отлетали обратно - согласно законам кинематики, о которых частенько забывают нынешние киношлепы. Выплюнув пригоршню гильз, оружие Джокера объявило антракт.
   - Майк, патроны! - взвизгнул мутант, швырнув в харю одному из охранников пустую обойму. Мохнатый никак не мог привыкнуть к единственному существенному недостатку "Пустынного Орла" - всего семь трупов на магазин, и в этом винил Джона Ву, упокой Господи его душу. Будучи в гораздо большей степени ретроманом (я бы даже сказал, ретрофилом), чем я, мутант обожал стряпню гонконгского кинодела, и потому в упор отказывался верить в то, что пистолет нужно перезаряжать не только в начале и конце фильма.
   - Лови! - я бросил Джокеру коробку с порохозадыми игрушками и вернулся к орудию. Первая волна стражников уже начала потихоньку откатываться назад, но я был более, чем уверен, что передышка будет недолгой. Что ж, так даже лучше. Я обеими ушами за то, чтобы поскорее узреть исход затеянной нами бучи.
   - Эй, а это что за хрень? - Рэнделл, выпучив глаза, показывал на стену рядом со входом в блок. Оставив мутанта наедине с плешивым строем электронных вертухаев, я подошел к Тони и проследил направление его взгляда. В фокусе принявших неестественную форму органов зрения коллеги находилось пятно неопределенного цвета, которое увеличивалось в размерах, равно как и зенки Рэнделла. Порядочные стены так себя не ведут, это однозначно, а если так, то мы нехило вляпались. В конце концов, было бы наивным предполагать, что "Энтерникус" не придумает ничего умнее, чем развлекать нас пушечным мясом, а этот факт мы не приняли во внимание. Когда, наконец, до меня дошло, что нашему казалось бы безупречному плану обороны пришел абзац, у меня волосы на заднице поседели. Неужели конец? Неужели такова моя судьба - пройти с крестом одиннадцать веков и сдохнуть в сраной видеоигре?
   - Нихрена подобного! - я вскинул кольт и жахнул по пятну. Никакого эффекта. Абсолютно. Пуля просто исчезла, едва коснувшись обезображенной поверхности.
   - Это "червь"! - воскликнул Рэнделл, попятившись назад.
   - "Червь"? - повел я бровью. - Хочешь сказать, у Процессора глисты?
   - Да нет же, Майк, - Тони продолжал пятиться. - Это - вирус, пожирающий нашу защиту, чтобы охранники могли наплевать на двери.
   - Ты можешь избавиться от него?
   - Боюсь, уже поздно, - проворчал Джокер, и он был чертовски прав: спустя полторы секунды с того момента, как я высказал предположение о наличии гельминтов в ненасытной утробе "Энтерникуса", вокруг нашей троицы сомкнулось плотное кольцо охранников. Наши задницы были в капкане. А для пущей верности кто-то трахнул меня по голове шоковой дубинкой, и я, насколько это понятие применимо для ментальной сущности, вырубился.
  
   Если вы, подобно наивным церковникам, считаете, что вне тела боль не существует, значит, ваше заблуждение глубже кошелька министра финансов. Девяносто процентов страданий обитают в недрах разума, если, конечно, человек не уподобляется животному и не отсекает эго от низменных инстинктов. Поэтому вероятность того, что, очнувшись, я почувствую себя далеко не лучшим образом, была равна девяти к одному. И счастье, разумеется, обошло меня стороной.
   - О Господи, - простонал я, схватившись руками за голову, что, скорее, объяснялось силой привычки, поскольку гудело у меня не только сверху, но и снизу, и сбоку, и вообще везде, где только можно. Разрешение картинки перед глазами никак не хотело становиться больше, чем 320Х240, но кое-что я все-таки разглядел.
   Мы находились в Ячейке Поглощения посреди непристойно правильного треугольника охраны (именно треугольника - ведь у иновселенцев все не как у людей), потрепанные, но пока еще живые, и, надеюсь, не только в ментальном смысле. Рэнделл ловил рукой багровые капли из разбитого носа и тихо матерился, Джокер пыхтел в свой вылинявший мех, а вертухаи изображали столбы, словно ждали чего-то.
   - Вернее сказать, кого-то, - прогремел чей-то бас. - Обойти блокировку ваших сознаний было легче легкого. Неужели вы, жалкие людишки, думали, что окажетесь умнее цивилизации, обогнавшей вас в развитии на тысячи лет?
   Как только суфлер нажал "Shift", чтобы поставить в конце фразы вопросительный знак, говоривший материализовался перед нами. Высокий чернокожий мужчина в черном кожаном плаще и зеркальных очках без дужек...
   - Лоурен Фишберн? - выдохнул я. - Тебе что, "Матрицы" мало было?
   - Знаешь, Майк, меня так достали эти бесконечные роли положительных героев, что я решил хоть раз в жизни сыграть настоящего злодея, - улыбнулся Фишберн. - И вот - я в роли процессора "Энтерникуса". А еще, продюсер фильма обещал выпустить бонус с моим клипом.
   - Ну, во-первых, публика уже явно насмотрелась на прыгающих хип-хоперов, - покачал я головой. - А во-вторых, не рановато ли ты о бонусе заговорил? Мы ведь еще киношку не закончили.
   - Что верно, то верно, - кивнул Процессор, - На чем мы там остановились?
   - Дай-ка вспомнить, - я почесал затылок. - Ах да! Если ты с самого начала знал о наших планах, почему не пресек затею на корню?
   - Потому что мне нравится смотреть на то, как вы, мартышки, дрыгаетесь, - ухмыльнулся полупроводниковый негодяй. - Какое-никакое, а развлечение...
   - Минуточку! - запротестовал я. - По-моему, концы с концами не сходятся. Согласно расчетам Джокера, твой запас энергии скоро будет исчерпан, и наш спектакль приблизил этот момент....
   - Вашему другу не был ведом тот факт, что через три часа в этом секторе появятся дредноуты Федерации, посланные вам на выручку, - перебил Процессор. - Как видите, я и это предусмотрел. Ну что ж, голубчики, пора и честь знать, - с этими словами герой Фишберна подошел к чему-то, напоминавшему топку гигантской печи, и нажал внушительных размеров кнопку на стене. Утыканная заклепками металлическая пластина, прикрывавшая безразмерную пасть агрегата скользнула в сторону, явив нашим ошалелым взглядам источающую бледно-голубое сияние сферу. Так вот значит как выглядит желудок "Энтерникуса". Примитивненько. Спецэффектов на него могли и побольше выделить.
   - Пошел! - прорычал охранник, ткнув меня локтем в бок. Я послушно шагнул в сторону "печи", и тут у Рэнделла прорезался голос:
   - И это все? Засветил хлебальник, произнес пару фраз - такой, по-твоему, должна быть роль злодея? - я начал понимать, к чему клонит коллега, но старался об этом не думать, ведь Процессор узнает мои гадкие мыслишки из первых рук.
   - Он прав, Лоуренс, - кивнул я. - Гонорар свой нужно отрабатывать.
   - И что ты можешь предложить? - готов поклясться, Процессор выглядел заинтересованным, хотя наверняка уже знал ответ.
   - Да хоть смахнуться под конец, а то фильмец получится совсем говенным, - я подождал, пока охранники не соблаговолили снять с меня кандалы в подтверждение того, что мой вызов принят, и попытался изобразить одну из заученных на "Тренинге для героев боевиков" стойку.
   Кремниезадый положил свои очки-не очки в карман плаща и улыбнулся:
   - Мне тебя на время долбить или как?
   Вместо ответа я подпрыгнул как можно выше и зарядил противнику с ноги в челюсть. Процессор зашатался, но на ногах устоял.
   - Не говори гоп, засранец, - ухмыльнулся я. Фишберн вытер с губ выступившую кровь (ну что за идиотизм, разве компьютеры кровоточат?) и, замычав, бросился на меня. Я такой прыти не ожидал, поэтому, если два хука мне с грехом пополам удалось заблокировать, то резкий апперкот, последовавший за ними, цель свою поразил, и пол едва не ушел у меня из-под ног.
   - Порви ему жопу, Лоуренс! - крикнул Рэнделл, но, поймав на себе мой далеко не дружелюбный взгляд, спохватился: - В смысле, давай, Майк!
   Разогнав летающих вокруг головы птичек, я попытался провести серию по корпусу противника, но Процессор, казалось, только этого и ждал. Поймав мою правую руку в захват, ублюдок прибегнул к запрещенному приему - и вот я уже на полу зажимаю естество руками и вою от нечеловеческой боли.
   - Да, дружок, - оскалился Фишберн, - до Киану Ривза тебе еще расти и расти.
   Пока Лоуренс упражнялся в красноречии, я превозмог мягко говоря неприятные ощущения в паховой области, сделал кувырок вперед с выбросом рук в качестве опоры для выполнения следующего приема и едва звук "и" покинул гортань Фишберна, мои казенные башмаки ударили в его грудь. Процессор рухнул на пол, а я, так и не сообразив, как приземлиться на ноги, шлепнулся сверху. И тут же получил сокрушительной силы удар в нос.
   - Сукин сын, - прогнусавил я, пытаясь подняться. Наконец, мне это удалось. Разумеется о том, чтобы встать в блок я даже не подумал, и потому Фишберн без особого труда отправил меня в нокаут пинком в солнечное сплетение. Секунд десять я вообще не мог пошевелиться, да и дышать пришлось заново учиться. Сквозь туман подступающего из глубин забвения обморока я видел ухмыляющуюся рожу Процессора, больше всего мне хотелось взять кувалду и размозжить ему башку, но я ничего не мог поделать.
   - Ну, повеселились и хватит, - произнес Фишберн, двинувшись в мою сторону. Очевидно, он решил собственноручно засунуть меня в "топку". Что ж, нехилая честь для моей скромной персоны, жаль только, что никто этого не оценит по достоинству.
   - Скажи "прощай", Майк, - проревел Процессор, схватив меня за грудки. Еще немного, и все будет кончено, и рука продюсера поставит на сиквеллах жирный крест. Вот она - скоростная магистраль в забвение. Десять футов до зловещей сферы... Шесть... Пять... Вот хрень!
   Обнажив свои непристойно белые зубы, транзисторный мудила толкнул меня к топке. Вернее, попытался толкнуть, ибо даже думать не смел о том, что я еще не выдохся. Мне пришло на ум использовать простое правило дзюдо - "тяни, когда противник толкает, толкай когда противник тянет" - и в поглощающем агрегате оказался не я, а Процессор. Возникло противоречие в программе, ведь система не может стать пищей для самой себя. Отсюда мгновенные замыкания в логических цепях, и в конечном результате - адиос, гребаная клетка! Охранников разрывало изнутри, стены превращались в труху, а "печь" покраснела от натуги и затряслась.
   - Сейчас рванет! - спохватился Тони и потянул меня назад за миг перед тем, как все вокруг озарилось ослепительно ярким светом. Испытывая неприятные ощущения в области мочевого пузыря я сгруппировался и закрыл глаза. Раздался оглушительный грохот, чуть не порвавший мои барабанные перепонки, и я почувствовал, будто меня засунули в пресс-форму и какой-то идиот нажал "Пуск". "Ну вас на хрен с такими чудесами" - подумал я, и уже в который по счету раз прыгнул в объятия обморочной мглы...
  
   - Ты молодчина, Майк, - произнес Арсин, устроившись на шатком деревянном стуле у края обрыва в розовую бесконечность и закурив сигару. Мы плыли по Безвременью на небольшом обломке скалы в форме утюга. Мимо проносились Идеи, Мысли, Чувства, заточенные в переливающиеся всеми цветами радуги сферы - тени разорванных в клочья когтями агентов "Хаоса" и "Порядка" эпох. Когда-то меня умилял этот пейзаж, но со временем сердце любого Заступника обращается в камень, из которого даже искры не высечешь.
   - Как обстоят дела? - спросил я, вытащив из пачки, весьма кстати оказавшейся на треногом столике посреди "утюга", вожделенную сигарету.
   - Самым что ни на есть наилучшим образом, - вампир выдохнул облако ароматного дыма и бросил мне зажигалку. - "Энтерникус" выведен из строя, "Отшельник" взял курс на Тристанию. Все стало на свои места.
   - Кроме меня, - усмехнулся я, сделав глубокую затяжку.
   - Да, я хотел поговорить с тобой, - кивнул Арсин. - Как в старые добрые времена.
   - Ну разумеется, - я подошел к краю глыбы и стряхнул пепел в бездну. - И о чем?
   - О Хоскинсе.
   - Не о чем тут говорить,- еще одна затяжка - и вот уже мир кажется не таким гадким, каким намалевал его мой циничный разум. - Мне надо было пристрелить его еще тогда, в баре. Но эту ошибку я исправлю, как только мы вернемся.
   - Ты слишком агрессивен,- покачал головой мой собеседник. - Хоскинс - единственная дверь в мир, из которого тебя выперли...
   - А мне плевать! - гневно перебил я. - Арсин, он утаил от меня информацию, которая едва не стоила нам жизней. Это лишь вопрос времени, когда мое везение закончится.
   - Что ж, к твоему сведению, капитан совершил сей поступок по моей просьбе.
   - Что?! - я едва верил своим ушам. - Я думал мы с тобой друзья!
   - Так и есть, - заверил меня вампир. - У истории с "Энтерникусом" гнилые корни. Началось все с того, что там, наверху, вашу команду решили списать.
   - Это еще с чего? - я едва не подавился дымом.
   - С того, что в последнее время "Черный Патруль" занимается черт знает чем. Ваше подразделение было создано для защиты общества от сил Зла, а вы на тараканов охотитесь.
   - А чего ты хотел? - пожал я плечами. - Мы пляшем под дудку Правительства.
   - Это не оправдание, - Арсин говорил точь-в-точь как прокурор, на совести которого был не один десяток приговоров. - Так или иначе, Руководство сочло целесообразным лишить вас связи с потусторонним миром, что означало бы невозможность наших с тобой бесед до тех пор, пока ты не окажешься в черном деревянном ящике. Единственное, что могло повлиять на решение боссов в положительную сторону - небольшой апокалипсис, который ты и твои ребята в силах предотвратить. План казался идеальным: вы просто выполняете свою работу, а в награду получаете не только опостылевшее жалование, но и возможность бродить в астрале до следующей дискуссии на тему вашей компетенции.
   - В таком случае, появление "Энтерникуса" было как нельзя кстати, - процедил я, покраснев от злости. Спокойно, Майк, Арсин хотел как лучше.
   - Это был идеальный вариант. Флот потерпел неудачу, вдобавок сын Хоскинса угодил в плен - мне оставалось лишь сыграть на чувствах капитана, убедить его, что для решения проблемы необходимо задействовать именно вашу группу, ведь ракетный залп мог уничтожить не только корабль, но и Джимми.
   - А почему молчком?! - воскликнул я, выплюнув окурок и сжав кулаки. - Можно было и предупредить!
   - Не злись, Майк. - Арсин поднялся со стула и направился ко мне. - Я знал, что без Рэнделла ваши шансы равны нулю, поэтому решил во что бы то ни стало добиться его участия в операции. Мышеловкой послужил день рождения Тремора, а вот с сыром дела обстояли сложнее. Если бы ты сказал Тони, что на карту поставлены жизни миллиардов гуманоидов, он бы сдрейфил, поэтому пришлось ограничиться тем минимумом сведений, который ты получил на брифинге.
   - Срань! - заорал я и со всей дури ударил кулаком по проплывавшему мимо пузырю. Прозрачная оболочка лопнула, и бесценное содержимое пузыря испарилось.
   - Я сделал это ради тебя, Майк, - Арсин положил руку мне на плечо. - Ради всех вас.
   - Прости, - шепнул я, повернувшись лицом к другу. - Спасибо тебе за все. А теперь, мне пора.
   - До встречи, Майк, - вампир улыбнулся и исчез.
  
   - Ты вовремя. У нас гости, - ухмыльнулся Рэнделл, наконец-то заметив мое возвращение в мир живых. Джокер, сосредоточенно наблюдавший за показаниями навигационных приборов, в знак приветствия помахал хвостом.
   - Подробнее, - я взял из рук коллеги стакан с чем-то теплым и огляделся. Старый добрый мостик "Отшельника". Господи, я был готов упасть на колени и целовать холодный металлический пол!
   - Прямо по курсу три неопознанных объекта. Здоровенные, - Тони погладил сенсорную панель и на обзорнике появилось утыканное звездами космическое пространство, в недрах которого притаились зловещие силуэты вероятных противников. - Даю увеличение в десять тысяч раз, - пробормотал Рэнделл, измываясь над панелью. - Вот они. Красавцы.
   - Быть этого не может... - прохрипел я, в ужасе уставившись на экран. Навстречу "Отшельнику" борт к борту шли три иновселенских корабля-разведчика, размером и внешним видом аналогичные "Энтерникусу". Ну и какая гнида, спрашивается, хэппи-энд обломала?! По всем правилам уже должны были титры пойти!
   - Ну, и что прикажете делать? - беспокойство Джокера выдавали разве что подрагивающие усы. Да и Рэнделл особо не нервничал, разве что матерился громче обычного.
   - Пока не знаю, - честно сказал я. - Но в одном я уверен точно: становиться пунктиком в их меню я не собираюсь! - с этими словами я поднял с пола заготовленный Тони на случай рукопашной с Процессором "Энтерникуса" обрез и выстрелил в бортовой компьютер. Посыпался сноп искр, и наш полупроводниковый слуга испустил дух.
   - Ты соображаешь, что творишь?! - вскричал Рэнделл, выбив оружие у меня из рук.
   - Вполне, - кивнул я, пошарив по карманам и разжившись сигаретами. - Теперь эти ублюдки не смогут нас вести.
   - Какой ты умный! - проревел коллега. - Может быть, ты еще и рулить на гиперсветовой скорости умеешь?
   - Невелика потеря, - парировал я. - Обойдемся без гипердвигателя, ничего страшного, если на дорогу домой уйдет больше времени. Не знаю как ты, Рэнделл, а я предпочел бы три месяца лету трем часам в виртуальной тюрьме.
   - Спрашиваю во второй раз: что делать? - подал голос Джокер.
   Вопрос, конечно, интересный. И почему его чаще всего задают мне? Что я, справочное, мать его, бюро? Я заломил руки за спину и зашагал по мостику туда-сюда - надо хоть создать видимость бурной мозговой деятельности.
   - Я знаю, что делать, - нарушил воцарившееся на миг молчание Рэнделл. - Разнести их на хер!
   - Гениально! - я едва не подавился сарказмом. - И как ты предлагаешь осуществить сие злодеяние? Мы не знаем частоты поля их силовиков, да и вообще, может, их защита иной природы, и наше оружие против нее бессильно!
   - Никогда не поздно выяснить, - тихо сказал Джокер, активизировав систему наведения. Вот черт, я совсем запамятовал, что блок управления орудиями работал независимо от бортового компьютера, и теперь мне оставалось только сожалеть о том, что я не вспомнил об этом до того, как мы стали пленниками "Энтерникуса". Тем временем мутант нацелил квантоновую турель на один из разведчиков и дал нешуточный залп. Мириады светящихся ядер с умопомрачительной скоростью понеслись в сторону вражеского корабля. Одно за другим они приближались к цели на расстояние в каких-то несколько футов и бесследно исчезали. Ни ярких вспышек, знаменующих встречу снаряда с силовым полем, ни малейшего следа повреждений - абсолютный ноль.
   - Поглощающее поле, - кивнул Рэнделл. - В мире, из которого пришли эти засранцы, оружие основано на чистой энергии. Их инженеры решили не мудрствуя лукаво использовать снаряды противника как дополнительный источник питания для своих пташек, и создали силовики, в основе действия которых лежит рекуперация избыточного заряда в зоне атаки. Следовательно, единственное оружие, которым можно нанести урон нашим визитерам - ядерная ракета...
   - Откуда ты знаешь? - Джокеру не нравилась шаткая цепочка рассуждений, выстроенная Тони.
   - Просто догадка, - улыбнулся Рэнделл. - Если та цивилизация действительно на десятки веков выше нас в плане развития, от энергии атома она давно отказалась, ибо риск, связанный с применением последней, не оправдан. Следовательно, у них нет ядерного оружия. Следовательно, у них нет защиты от ядерного оружия. - Тони остановился, чтобы мы смогли переварить выданную им информацию.
   - А как же миры, которые они покорили? - спросил я, пытаясь расставить все по полочкам, хотя прекрасно знал, что толку от этого не будет - шкаф моего сознания уже по швам трещит от избытка впечатлений. - Хочешь сказать, что ни в одном из них иновселенцы не столкнулись с таким видом вооружения? Бред!
   - Очнись, Майк, - коллега пощелкал пальцами перед моим носом. - Даже в нашей небезгрешной Федерации использование атомных хлопушек под запретом. Любое мало-мальски развитое сообщество отказывается от столь ужасной силы, силы, которую невозможно контролировать до конца. А жители планет, где до подобного табу еще не доросли, едва ли вырвались за пределы своей звездной системы, и потому для иновселенцев опасности не представляют.
   - Ладно, рискнем, - вздохнул Джокер, нашарив в бездонных глубинах своего кимоно сигару. - Я не успел демонтировать пусковую установку для ракет, так что, считайте, нам повезло.
   - А боеголовки? - Тони все более удивлялся ассортименту хлама, которым мы с мохнатым забили "Отшельник".
   - Я как раз собирался везти их контрабасом на Орегон перед тем, как Хоскинс выдернул меня с вечеринки, - усмехнулся я, но увидев, какую непристойную форму приняло лицо Рэнделла, тут же добавил: - Да шучу я, завалялась парочка на складе еще со времен "Дубины". Да и носителями можно разжиться, если поискать.
   - Тогда за дело! - рявкнул Джокер и бросился в оружейный отсек.
   - Мы стреляем, ты рулишь, - сказал я Тони перед тем, как удалиться в том же направлении.
   О пусковой установке, которую мы с Тремором на всякий пожарный установили на корабле надо сказать отдельно. Никакой электроники, даже наведение ручное. Каждый узел - венец творения земных механиков. Просто шедевр!
   Джокер разделял мое мнение, поэтому не спешил расставаться с такой игрушкой. Только после того, как Хоскинс грязно намекнул на то, что если ее не убрать, у Правительства могут возникнуть к нам весьма неделикатные претензии, я поставил вопрос о демонтаже.
   - Ты готов? - спросил я мохнатого, справившись, наконец, с люком шахты, в которую нам еще предстояло каким-то Макаром загрузить ракету.
   - Вполне, - отозвался Джокер, любуясь на свои труды. И не без оснований - никто другой не сумел бы так искусно присобачить пятидесятикилотонную боеголовку к носителю. - Хватайся!
   Чутка покряхтев, мы установили получившуюся конструкцию как полагается, после чего я встал у окуляра оптической системы, посредством которой осуществлялось наведение на цель, а мутант занялся следующей боеголовкой.
   - Порядок, - оскалился я, когда перекрестье прицела оказалось аккурат в центре ненасытного брюха одного из вражеских кораблей. - Передай привет Морфиусу, засранец! - крикнул я и нажал на гашетку. Смертоносный снаряд в считанные секунды достиг цели и детонировал. Полыхнул взрыв, и иновселенец превратился в гигантское светящееся облако.
   - Мы сделали это! - воскликнул я и прыгнул Джокеру на шею. Мутант от такого приступа телячьей нежности несколько опешил, но очень быстро взял себя в руки.
   - Спокойно Майк, - мохнатый стряхнул с себя мою совершенно ополоумевшую персону и ткнул пальцем в сторону второй ракеты. - Повторим процедуру?
   - А то! - хихикнул я, ухватившись за хвост очередного произведения искусства.
   - Майк! Джокер! - заорал визифон на стене отсека. - Они открыли по нам огонь!
   Словно в подтверждение слов Рэнделла "Отшельник" затрясся в ритме мамбо и генератор силового поля взвыл от перегрузки. Я изо всех сил вцепился в ракету и провизжал:
   - Мохнатый! Грузим!
   Джокер кивнул и, пытаясь сохранять равновесие, наклонил снаряд на себя. Я перехватился и попятился к шахте, стараясь не думать о том, что может произойти, если мы уроним свою ношу.
   - Что там у вас? - спросил Тони, тщетно пытаясь скрыть свое волнение.
   - Заряжен! - прохрипел я в ответ, откатившись от наспех задраенного люка, под которым в результате титанических усилий Джокера и вашего покорного слуги ждала одной-единственной команды крылатая смерть. Мутант не теряя времени принялся колдовать над следующей хлопушкой, а мне снова выпала честь собственноручно отправить к праотцам одного из незваных гостей.
   - Щиту елдец! - проскулил Рэнделл. Его лицо на пятидюймовом дисплее визифона с каждой секундой теряло с пинту краски.
   - Не сцы, товарищ! - подбодрил я коллегу, нацелив ракету на ближайший из кораблей. - Рок-н-ролл! - проревел я, и маленькая, но очень злобная птичка, вылетев из гнезда, оставила от цели всего лишь несколько частичек радиоактивной пыли.
   - Тотальный абзац! - я запрыгал от радости, и уже приготовился помощь Джокеру в очередной раз избавить шахту от гнетущего ощущения пустоты, как вдруг раздался оглушительный грохот, и меня отбросило к стене. Мохнатому пришлось вдвойне гаже - его ко всему прочему придавило носителем. А уж чтобы совсем жизнь медом не казалась, режиссер всандалил сюда еще и разгерметизацию отсека. Преодолевая сопротивление с бешеной скоростью высасываемого через пробоину в корпусе воздуха, я подполз к мутанту и предпринял ряд попыток вытащить его из-под семидесятипятикилограммового недоснаряда. Наконец, мне это удалось. Джокер еле шевелился, наверняка половина его костей была сломана, но он еще дышал.
   - Как ты, приятель? - спросил я, взяв мохнатого за руку.
   - Установка... - всхлипнул тот и потерял сознание. Я оглянулся и пришел в ужас, увидев, во что превратилась наша игровая площадка. Теперь отсюда даже туфлю не запустишь. Единственный механизм, который еще возможно привести в действие - пневмопривод двери в отсек. Дверь в отсек? О, Господи, она ведь автоматически блокируется при понижении давления ниже двух третьих атмосферы! Мы заперты как крысы!
   Так, успокоиться, оснований для паники нет, в шкафу есть скафандры, так что пока все нормально. К тому же "Отшельник" больше не трясло, а это значило, что неприятель предоставил нам некоторую передышку.
   Я натянул гермокостюм на бесчувственное тело Джокера и бессильно рухнул на пол. Разрежение давало о себе знать: голова кружилась, руки вдруг перестали слушаться, да еще и эта резь в глазах. Катись оно все к черту! Если мне суждено сдохнуть, то почему я должен сопротивляться?
   "Ну же, Майк! - возопил внутренний голос. - Ты можешь это сделать! Просто залезь в чертов акваланг!"
   - Иди-ка ты на хрен приятель, - ответил я сам себе, облокотившись на стену. - Мне уже все равно.
   "Да? А как насчет щедрых отпускных?"
   - Купил, засранец, - улыбнулся я и потянулся к скафандру. Казалось, прошла вечность, прежде чем я снова смог нормально дышать. Теперь бы только связаться с Рэнделлом и узнать, чего там творится.
   - Майк! - заскрипел передатчик на шлеме, о котором я совершенно забыл. - Майк, ты меня слышишь?
   - Слышу, Тони, - простонал я, поднимаясь на ноги. - Плохи наши дела. Мы потеряли пусковую установку, Джокер без сознания и нуждается в помощи. Сможешь выпустить нас отсюда?
   - Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, Майк. С автоматикой даже мне не договориться. Но, поверь мне, это еще не самое худшее, - даже сквозь треск помех, источником которых была космическая радиация, вероломно забравшаяся во вскрытую консервную банку, на дне которой мы отчаянно барахтались, я услышал ехидный смешок коллеги. - Инжектор фотонного нагнетателя приказал долго жить, кроме того, вышел из строя блок стабилизации. Световое давление в первичной камере выросло уже на тридцать пять процентов. Через несколько минут от "Отшельника" останутся только воспоминания...
   - О, Господи, - прошептал я, почувствовав, как на моих глазах выступили слезы отчаяния. Ну почему все так гадко?
   - Погоди, я не договорил, - Рэнделл явно наслаждался своим положением. - Разведчик, с которым вы не успели разобраться, вот-вот откусит кораблю задницу. Похоже, о поломке ему ничего не известно. Было бы здорово взорваться прямо в брюхе ублюдка, правда, Майк?
   - Вот именно! - воскликнул я, подпрыгнув от радости метра на полтора. - Тони, ты - гений!
   - Я? - удивился коллега.
   - Заткнись! - рявкнул я. - План такой: ты отстыковываешь двигательный отсек, а я, используя реактивные двигатели скафандра, направляю его к иновселенцу и придаю максимально возможное ускорение. Усек?
   - Усек, - хмыкнул Рэнделл. - Гениальный план за исключением одного момента.
   - Какого еще момента? - раздраженно произнес я, подтаскивая Джокера к пробоине.
   - А в штаб мы пешком пойдем?
   - Не волнуйся, за нами летят корабли Флота, - успокоил я коллегу. - Нас спасут. Пошевеливайся, у нас не так много времени. - с этими словами я привязал к себе все еще находившегося в бессознательном состоянии мутанта валявшимся неподалеку тросом и вышел из корабля.
   Обжигающий холод вакуума, от которого не спасала даже термоизоляционная оболочка костюма, стеганул колючим хлыстом по моему изнеможденному разуму. Я скрипнул зубами и направился к хвостовой части "Отшельника", которую уже почти проглотил разинувший свою хищную пасть дружка "Энтерникуса". "Дурацкая затея" - жалобно пискнул внутренний голос.
   - Ты сам сказал, чтоб я боролся, вот я и борюсь, - пожал я плечами.
   - Отстыковываю, - сообщил Тони.
   Пневматические замки, изрыгая клубы пара, выпустили двигательный отсек из своих цепких объятий. Внушительных размеров металлический параллелепипед отделился от корабля и медленно поплыл в сторону иновселенца. Мой черед. Врубив максимальную тягу, я уперся плечом в импровизированный снаряд и, разогнав до приличной скорости, направил его прямо в разверзнувшееся чрево вражеского судна.
   - Порядок, Тони, - доложил я. - Пора делать ноги.
   Уж что-что, а это я умел. Не прошло и десяти секунд, как я уже долбился во внешнюю дверь десантного шлюза в неповрежденной части корабля. Наконец, до меня дошло, что лучше будет воспользоваться кнопкой на миниатюрной панели.
   - Отличная работа, Майк! - похвалил Рэнделл, поджидавший нас у внутренней двери (я не раз удивлялся прозорливости коллеги). Он отвязал от меня Джокера и уложил его на заранее приготовленные носилки. Очень даже вовремя, ибо спустя мгновение "Отшельник" не на шутку тряхануло.
   - Рвануло! - воскликнул Тони и побежал к мостику. Не успел я чиркнуть зажигалкой, чтобы получить заслуженную порцию никотина, как он прискакал обратно. - Есть, Майк! Мы уничтожили сукиного сына!
   - Хорошо, хорошо, - проворчал я, подняв свой край носилок. - Помоги мне отнести мохнатого в лазарет.
  
   Звезды, немигающим взглядом буравящие души романтиков, медленно плыли по обзорному экрану "Отшельника", дрейфующего в неприветливом безвоздушном пространстве забытого Богом сектора оставшейся непокоренной Галактики. На мостике изувеченного оружием, о котором человечество, возможно, так ничего и не узнает, корабля два крутых парня пили виски и вспоминали былое.
   - ...И тогда мне пришлось залезть ему в задницу и выстрелить в желудок, - произнес я в завершение захватывающего рассказа о поединке с одним из генетических мутантов, созданных сицилийскими учеными.
   - Да уж, из нас троих только ты можешь попасть туда без помощи мыла, - усмехнулся Рэнделл, осушив свой бокал. - Знаешь, Майк, я рад, что вернулся к делам. Спасибо за то, что не дал мне упасть на самое дно.
   - Ну, я здесь не при делах, - возразил я и, с большой неохотой встав с кресла, поковылял ко встроенному в стену холодильнику. - Ты сам вызвался участвовать в этой операции. И ты спас мою жизнь, приятель, так что неизвестно еще, кто кого должен благодарить. Черт, у нас кончилась выпивка, - вздохнул я, окидывая печальным взглядом покрытые инеем опустевшие полки.
   - Наконец-то! - обрадовался Тони. - Я уже начал испытывать отвращение к спиртному.
   - Вот и прекрасно, - я достал из сейфа под приборной панелью коробку сигар и с наслаждением втянул носом блаженный аромат первосортного табака. - Хочешь попробовать?
   - Нет, спасибо, - покачал головой коллега. - Может, лучше поиграть ими в городки? А то меня уже коробит от скуки. Да еще и тараканы эти! - Рэнделл стряхнул с руки вознамерившуюся познакомиться с ним поближе букашку и снял ботинок.
   - Не сметь! - воскликнул я, выбив из рук коллеги скверно пахнущий аналог мухобойки. - Он не меньше нашего заслуживает жизни.
   - Ты когда в хиппи успел записаться? - улыбнулся Тони.
   - В тот день и час, когда сам оказался на месте насекомого, - я откинулся на спинку кресла и закурил. Коллега пожал плечами и вернулся к созерцанию небесных светил.
   - Знаешь, Майк, - задумчиво изрек он спустя несколько минут. - Я думаю, все мы - пленники собственного разума, служители страшного культа, жрецы которого внушают нам, что единственно верный путь развития - тот, по которому они нас ведут. Что существа, мыслящие по-иному - тупой скот, с которым не нужно считаться. Сколь бы ни были аморальны те, кто построил "Энтерникус", они ничуть не хуже рядового гражданина Федерации, ежедневно голосующего за бомбардировку какой-нибудь "отсталой" планеты. И эту ненависть ко всему чуждому нашему пониманию обуславливает страх, дикий ужас перед тем, что мы не в силах постичь, и пока он обитает в общественном сознании, он будет порождать все новые и новые "Энтерникусы".
   - Что ж, - я затушил окурок и весело подмигнул коллеге, - по крайней мере с ними есть кому бороться. Ведь мы имели счастье освободиться из плена.
   А вот теперь, дамы и господа, титры!
  

Конец

2008 год

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) Л.Миленина "Шпионка на отборе у дракона"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Так бывает... михайловна надеждаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияМагия обмана -2. Ольга БулгаковаПленница для сына вожака. Эрато НуарМои двенадцать увольнений. K A AВерь только мне. Елена РейнКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаЗастрявшие во времени. Анетта ПолитоваHigh voltage. Виолетта РоманЧистый лист. Кузнецова Дарья
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"