Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Пятая планета

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Пятая планета.
  
   Клэвприт Трэвита радостно смотрел на родную планету Y в иллюминатор межпланетного светолета. Все его тело
  от коготков до кончиков рожек ощущало, как стремительно отдаляется он от своей обыденной жизни, обязанностей, встреч
  с одними и теми же улитами.
   Он знал, что пройдет какое-то время после посадки, и тоска по этой самой обыденности, друзьям, родителям, и
  даже по глупышке Найс Фулли сожмет его мозг металлической хваткой. Ему до боли захочется домой.
   Но сейчас, когда путешествие только начиналось, предвкушение счастья от познания новой планеты, а, может быть,
  и встречи с разумными существами, переполняло его.
   Клэвприт был профессиональным открывателем разумной жизни во Вселенной. Данное ему Творцом чутье редко подводило.
  Лишь за последнее время на двух из исследованных им шести планет оказалась разумная жизнь. Правда, на одной из них
  цивилизации практически не было. Дикие существа на ранней стадии развития постоянно враждовали, убивая друг друга. И
  нельзя было подсказать им, что земледелие и разведение домашней птицы гораздо эффективнее, чем войны, они дали бы
  жителям планеты съедобные растения, мясо и молоко (у млекопитающих птиц той планеты было чудесное, горьковато-кислое
  жирное молоко). Закон улитов запрещал предпринимать попытки вмешательства в естественный ход развития цивилизаций.
   Зато вторая планета с разумными существами (это был его предыдущий полет) сторицей возместила Клэвприту неудачи.
  Вспоминая необычную природу, искусства, обычаи этой планеты, названной им "Гамма", он от удовольствия шевелил мягкими
  рожками.
   А новые друзья! Вспомнить, хотя бы, Гырпынгха Пу. Славный малый. Они до сих пор 2 - 3 раза в Y-период обмениваются
  телепатограммами. Гырпынгх даже прилетал к нему в гости и произвел прекрасное впечатление на его родителей.
   Мысль о родителях слегка ухудшила радостное настроение Трэвиты. Конечно, он очень любил путешествовать, за что
  и был прозван друзьями Бродягой. Но настоящее имя перешло к нему от родителей - отца звали Клэвел за необычайно острый,
  аналитический ум, а мать - Притти, за миловидность и обаяние. Сын Клэвела и Притти специально взял себе имя Клэвприт,
  что означало его одинаковую любовь к отцу и матери. А он действительно не хотел выделять кого-то одного из них . Они -
  как одно целое, все знали это. И оба они были против пятого путешествия сына.
   Профессиональному разумооткрывателю достаточно иметь на своем счету четыре межпланетных полета для того, чтобы
  потом уйти в отставку, жениться, завести ребенка и спокойно доживать свои периоды дома. Писать исследовательские труды
  о том, что довелось увидеть и пережить. Но Клэвприта потому и называли Бродягой, что он не мог усидеть дома больше
  периода. Ему все начинало казаться скучным и неинтересным. И тут могло помочь только новое путешествие.
   Трэвита аккуратно сложил панцирь гармошкой на спине, выдвинул из-под него упругие прозрачные крылышки, и
  подлетел к стереографии родителей, прикрепленной слева от пульта управления светолета. Мама на ней была очень
  хорошенькой: панцирь сложен на спине аккуратным блестящим домиком, крылышки переливаются всеми цветами радуги,
  на молодых розовых рожках нет ни единого темного пятнышка.
   Наверно, если бы Найс Фулли была такой же красавицей, он согласился бы стать Хаузитой, сменить свое прозвище
  на Домоседа, хотя с самого детства больше всего любил путешествовать.
   Легка на помине, Найси прислала ему телепатограмму: "Милый, я так скучаю по тебе. Перед глазами стоит
  восхитительная картина, как мы с тобой вдвоем, сцепившись хвостиками..."
   Дальше Трэвита воспринимать не стал. Его рожки посинели от стыда. Она телепатирует такие интимные мысли, а вдруг
  кто-нибудь перехватит телепатограмму! Как можно! Его мать никогда бы не позволила себе такого.
   Клэвприт постарался переключиться на мысли о предстоящих открытиях. В отличие от коллег по работе, Трэвита
  никогда не тосковал в течение долгого времени, пока длился полет. Он был неисправимым мечтателем. Поэтому все время,
  свободное от подготовки к исследовательской работе на новой планете, он мечтал. Он представлял свою встречу с новыми
  братьями по разуму (очень хотелось верить, что это будут именно братья) сотни раз. Он рисовал в своем воображении
  диковинные растения и животных, совсем не похожие на улитских. Он придумывал, как будут выглядеть инопланетяне (в его
  представлении они всегда немного напоминали улитов). Представлял, какими неизвестными ему видами искусств они занимаются.
  И время полета пролетало незаметно.
   И вот, наконец, долгожданная незнакомая планета. После необходимых первоначальных исследований можно будет
  совершить посадку. Вот когда время замедляло свой ход, словно чувствуя нетерпение путешественника и дразня его.
  Необычайно красивая прозрачно-голубая атмосфера напомнила Трэвите родную планету Y. Можно было предположить, что состав
  воздуха почти идентичен. Но каждое предположение полагалось проверить. Гравитационная сила оказалась только в два раза
  больше, чем дома.
   Ура! Можно садиться. Выходить наружу все равно рано. Надо провести микробиологические исследования и проверить
  поле агрессивности. Так хотелось поскорее избавиться от этих рутинных дел!
   По крайней мере, поскольку светолет улитян, приземляясь на планету, в целях безопасности всегда принимал форму
  наиболее часто встречающихся на ней предметов, Клэвприт мог исследовать сначала не агрессивность, а внешний вид
  окружающей его среды. И это уже давало очень много информации. Трэвита любил исследовать новую форму светолета и
  разгадывать функциональное назначение предмета, в который превратился его межгалактический корабль.
   Клэвприт внимательно следил за его превращениями. Тот на глазах вырос в размерах не менее, чем в три раза.
  Иллюминаторы поехали вверх, тоже увеличились и, к тому же, расположились по два справа и слева и по одному спереди и
  сзади. Светолет принял прямоугольную форму в горизонтальной плоскости и неровную, но плавную форму по вертикали.
  Трэвита затруднялся дать ей какое-либо геометрическое определение. Внутри тоже происходили непонятные изменения. Внизу
  светолета вдруг выросли крупные прямоугольные фигуры из мягкого материала, напоминавшего кустики мха, в которых улитяне
  обычно спали. Всего их было шесть. Впереди - два лежали горизонтально, еще два стояли перпендикулярно первым. Сзади
  образовалась всего одна такая конструкция, но гораздо более длинная, чем спереди. Путешественник назвал их стэпами
  (по аналогии с устройствами, при помощи которых маленькие улиты на его Планете учились летать). Под передним
  иллюминатором выросло твердое черное колесо. Клэвприт потрогал его, попытался сдвинуть с места. Колесо немного
  поворачивалось в обе стороны, но ничего при этом не происходило.
   О, Творец! Колесо! Как он сразу не сообразил?! Если тут знают про колесо, значит, на Планете существует разум!
   От счастья Трэвита забыл про запуск зондов. Он взглянул в иллюминатор и увидел удивительно красивое голубое
  небо. Почти таким же он любовался на родной планете во время своих недолгих каникул. Однако, небо на планете Y имело
  неповторимый, чуть заметный бежевый оттенок, что придавало его голубому цвету некоторую изысканность.
   Он повернул голову направо и увидел их Утреннюю звезду. Она была ослепительно желтой и тоже смотрелась очень
  впечатляюще. Хотя, конечно, Утренняя звезда на планете Y своим красным цветом вселяла в улитян радость жизни, радость
  прихода Утра. Клэвприт любил это время периода гораздо больше, чем все остальные. Хотя многие улитянские сочинители
  обожали Закат и Восход, воспевали их нежность, отождествляя с Временем любви. Но Трэвита не кривил душой, он больше
  всего любил Утро, теплое, светлое и ясное, дни которого так быстро пролетали. Особенно если учесть, что он нечасто
  бывал дома в это время периода.
   Вдруг путешественник увидел в иллюминаторе разнообразные растения, очень похожие на улитянские. Они также
  смотрели друг на друга большими блестящими глазами с длинными ресницами. Отличие состояло в их разноцветных кронах.
  К тому же, часть стволов всех растений была закутана странными яркими материями. А, может, это - разновидности коры?
  Трэвита пригляделся внимательнее и замер от неожиданности: растения самостоятельно открывали и закрывали ротовые
  отверстия, хотя приема пищи при этом не наблюдалось. Мамочка, что это?! Растения передвигались, будто у них не было
  вросших в почву корней! Этого Клэвприт не выдержал и потерял сознание. Все-таки четыре предыдущих полета давали себя
  знать.
   Трэвита проснулся от холода. Очевидно, новых впечатлений оказалось так много, что его организм, проснувшись,
  сразу перешел в созерцательное состояние. Потрясение "съело" почти весь его энергетический запас. Клэвприту было
  неуютно, хотя он и знал, что оснований для беспокойства нет, - межзвездные светолеты такого класса еще никогда и никого
  не подводили.
   Вот и сейчас, с трудом поводив розовыми рожками из стороны в сторону, он скоро понял: два красных огонька в
  образовавшемся около колеса круглом отверстии - это вход для подпитки. Автоматическое управление сработало, от красных
  огоньков к рожкам путешественника протянулись яркие дуги электрических разрядов, и ему снова стало хорошо.
   Трэвита с удовольствием подвигал створками панциря, раскрыл крылышки на полную мощь, приходя в себя. Спустя
  несколько часов, после проведенной работы стало ясно, что атмосфера на планете не ядовитая, хотя и сильно загрязнена.
  Но главное, мозг путешественника отсканировал множество входов для подпитки энергией. Они были везде - в каждом колесном
  светолете (Клэвприт пока не знал принцип их действия, и потому затруднялся дать этому типу светолетов научно обоснованное
  название).
   Входы для подпитки имелись также в больших количествах в непонятных, огромных, формы параллелепипеда светолетах
  со множеством расположенных в виде матрицы иллюминаторов. Таких светолетов (наш путешественник назвал их "Матричные")
  вокруг было чуть меньше, чем "Колесных".
   Трэвита от радости взлетел вверх и, естественно, получил удар по сложенному панцирю. Но это не сильно его
  огорчило - панцирь был прочным.
   Главное, он мог приступить к основной научной работе. Клэвприт мысленно приказал иллюминатору приоткрыться и
  вылетел наружу.
   Какое-то объемное рельефное растение, обмотанное красной материей, издало звук, полный непередаваемого ужаса.
   "Оно разумно! Оно видит меня и боится", - подумал Трэвита, и, чтобы не привлекать к себе до поры - до времени
  внимания, влетел в открытый иллюминатор соседнего колесного светолета, устроившись в нем на задних горизонтальных плитах.
   ***
   Разъяренная Настя повернула ключ, открыла дверцу новенького, подаренного ей родителями на двадцатилетие "Пежо" и
  с силой захлопнула ее за собой, прищемив подол золотистого шелкового платья от Версачи.
   "Да как посмело это ничтожество - Вовка Лямзин - лезть к ней целоваться на виду у всей компании, праздновавшей в
  столовой Полиграфического института окончание третьего курса?! А потом еще нахально подмигивал, будто у них какие-то
  особые отношения! И Гена Кравцов все это видел! Пойди теперь, объясни, что никаких нежных чувств она к Вовке не питает",
  - с досадой подумала Настя.
   Машинально она дернула подол платья и чуть было не порвала его. Сердце замерло. Хорошо, что платье - импортное,
  а не подделка с Черкизовского рынка. Выдержал итальянский шелк.
   Девушка облегченно вздохнула, но в этот самый момент почувствовала явную опасность сзади. Поглядев в зеркало
  заднего обзора, ничего подозрительного она не увидела. Тем не менее своей интуиции Настя верила. Поэтому, отбросив мысли
  о сложных взаимоотношениях с однокурсниками, она осторожно завела машину, развернулась и быстро поехала домой. Чувство
  беспокойства не проходило. Настя прибавила газу - не помогло. Вроде бы, никто не преследовал ее. Непонятно, в чем
  же дело?
   Остановив машину около бабушкиного дома, девушка еще раз посмотрела в зеркальце - сзади не было ни одной машины.
   Тогда, не поверив зеркалу, Настя повернулась назад и только теперь увидела на заднем сидении мерзкое чудище,
  похожее на помесь стрекозы с улиткой. Его размеры намного превышали обычные для упомянутых представителей фауны -
  сантиметров тридцать в диаметре и высотой около пятнадцати. С рожками, жабьими немигающими глазами. А на спине вдоль
  всего тела - твердая полоска, из-под которой торчали раскрытые крылья.
   - А-а-а...! Бабуля! Помоги! - закричала девушка, как ошпаренная выскакивая из машины.
   - Ты что орешь, как оглашенная? - крикнула ей, высунувшись из окна своей квартиры, дворничиха Клавдия, - твоя
  бабка на рынок пошла.
   - Тетя Клава, тут такой огромный, противный таракан! - продолжала кричать Настя.
   - Тьфу, напугала, - успокаиваясь, ответила дворничиха. - Подумаешь, таракан. Сейчас я выйду, только дихлофосу
  захвачу.
   ***
  - Бу - бу - бу, гы - гы - гы - слышалось Клэвприту.
   "Странно, вроде растения, а ходят, ездят на своих колесных светолетах по поверхности Планеты, да еще и говорят"
  - подумал он.
   "Говорят! А я-то, неразумное существо, транслятор не включил и ничего не понял. Вот я - действительно глупое
  растение", - рассердился сам на себя Трэвита.
   Исправляя ошибку, он щелкнул тумблером под правым крылышком.
   - Ну, мерзость такая, сейчас ты у меня узнаешь, как в чужие машины залезать, - услышал он грубый голос растения
  с толстым стволом, обернутым в серую тряпку, и с металлическим цилиндром непонятного назначения в одной из веток.
   - Подождите, уважаемое дерево, - Клэвприт попробовал устранить недоразумение дипломатическим путем, - я и не
  думал причинять кому-либо вред. Я - разумное существо с планеты Y и хочу установить с вами дружеский контакт.
   - Настька, выключи радио, опять какую-то чушь передают, - крикнула дворничиха, державшая в руке баллончик
  "Дихлофоса".
   - Где этот таракан? Ах, ты тут, так получай, - с этими словами Клавдия брызнула ядовитой жидкостью прямо в
  глаза Клэвприту.
   "Что за гадость", - подумал тот, второй раз за день теряя сознание
   ***
   Очнулся Трэвита в глубоком космосе, в инфекционном блоке своего светолета. Судя по исколотым рожкам, автоврач
  уже сделал необходимые анализы и поставил диагноз.
   "Досадно", - подумал пострадавший путешественник, - "что все мои приключения, записанные на видеодиск, уже
  доставлены Космической телепортационной службой к ученым Межгалактического Совета Цивилизаций. Вердикт МСЦ не вызывает
  сомнения: Отсталая планета с разумными растениями агрессивного типа. Не вмешиваться, по крайней мере, три тысячи
  периодов и ждать, пока в результате эволюции исчезнет природная враждебность. А жаль! Я бы все-таки еще раз попробовал
  договориться с этими растениями. Может они не совсем безнадежны, разумные существа планеты Z".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"