Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  14
  Кэртоус не помнил, как оказался во дворце. Мир для него остановился. Кажется, он не выразил никаких эмоций, не отдавал распоряжений. Его привезли в телеге, но такое неуважение вовсе не рассердило знатного тэра. Над ним раскинулось глубокое черное небо с россыпью звезд. Лана уже освободила Латун, и они двигались теперь в разные стороны. Осенний воздух пах не только поздними цветами и прелыми листьями, он пах свободой и жизнью.
  Двурог бежал резво, телегу слегка потряхивало, но на сене оказалось мягко и удобно. Это была та телега, на которой должны были увезти после казни его мертвое тело. Почему-то его доставили во дворец. Он был теперь никто, помилованный осужденный, лишенный титула и должности при дворе. Ни о чем не спрашивая, он поднялся и пошел, куда ему указали.
  Королева прибыла во дворец раньше. Она уехала с площади верхом и несколько опередила бывшего министра Короны. Она приняла его в своем будуаре.
  Тэр Джул не появлялся в этой комнате много лет. Поскольку считалось, что королева пропала, а Тимригус тоскует по ней, в комнате все сохранялось так, как когда-то при Виалане. Кэртоусу показалось, что прошедших лет не было вовсе, что все это было просто сном, но он быстро взял себя в руки. Королева, когда-то подруга его детских игр, надежный друг и единственная желанная женщина на свете, стала еще краше. Но он теперь стал лишь опальным придворным, а она осталась королевой.
  - Джули, неужели это ты? Как я рада тебя видеть... Знаешь, мне совсем не хотелось сюда возвращаться. Но ты не представляешь, как я рада, что успела вовремя!
  - Я счастлив видеть Ваше Могущество снова на троне, - тэр Джул даже в простых штанах и белой рубахе выглядел таким же невозмутимым и готовым выполнить любое распоряжение, как и всегда в присутствии царственной особы.
  - Полно, Джули. Оставь этот тон. Ты знаешь, я никогда не могла понять, почему матушка решила выдать меня замуж за Тимригуса. Почему он должен был стать королем, а ты всего лишь придворным? Реши она иначе, жизнь сложилась бы по-другому, - королева по-прежнему обращалась к нему, как к старому другу.
  - Боюсь, мне неведомы причины, по которым Ваша матушка приняла решение, Ваше Могущество. Полагаю, она полностью полагалась на Вашу мудрость и способность управлять государством, - тэр Кэртоус склонился в низком поклоне.
  - Как видишь, у меня это получилось плохо. Стоило мне заняться ребенком, как Тимригус замыслил и осуществил переворот, - грустно сказала Виалана.
  - К счастью, все разрешилось благополучно. Золотая улыбка Судьбы вернула Вам Ваше государство.
  - Благодарю вас, тэр Кэртоус. Но это была не улыбка Судьбы, а пожелание Переселивших. Надеюсь, вы быстро оправитесь и сможете вернуться к выполнению своих обязанностей. Я возвращаю вам титул и должность, - грустно заметила королева.
  Не стоило рассчитывать на то, что друг ее детских лет сохранил воспоминания о прошедшем. Пока она жила на Острове, училась, заводила новых друзей, здесь, в Унилоне, жизнь текла по-прежнему. Она стала чужой для всех, даже для Джули.
  Грустные мысли Виаланы прервала Топи. Старая нянька влетела в комнату, забыв об этикете и правилах приличия. Она бросилась на шею своей воспитаннице и залилась слезами.
  - Ну что ты, нянюшка! Перестань! Я вернулась, все хорошо, - обнимая в ответ няньку, ласково прошептала королева.
  - Девочка моя дорогая! Мы уж и не чаяли тебя увидеть. Как я дожила-то, не знаю. И Джули мой исстрадался. Да вы, никак, поссориться успели? - Топи с удивлением взглянула на своего любимца.
  Тэр Джул был бледен и растерян. Пожалуй, никогда в жизни Топи не доводилось видеть его таким. Даже когда Тимригус приказал арестовать и казнить его, мальчик держался молодцом. Что же он молчит? Ведь он так ждал Виалану?
  - Не обращай на него внимания, девочка моя. Он так мечтал, что ты вернешься, что теперь сам не свой. А ты, Джули, ступай. Я уложу тебя в постель, дай только, погляжу еще на мою щеголехвосточку. Виа, деточка, ты стала еще краше!
  
  15
  Вечером тэр Джул пришел к Ее Могуществу уже официально. Виалана сидела на троне в бархатном сером платье с кринолином и в блестящих белых туфельках. На ее голове красовался знак королевской власти - сапфириоловая диадема.
  Кроме нее в зале для приемов присутствовали разодетые в парадные камзолы министры, пока еще те, что правили при Тимригусе. Их бледные лица яснее слов говорили, как опасаются они нового положения. Многие из них имели серьезные причины ожидать неудовольствия королевы. Напряженные фигуры многократно отражались в зеркалах, которыми были отделаны стены. Все свечи в шикарных люстрах зала были зажжены. На вытянутых лицах читались страх и озабоченность.
  - Господа, - сказала королева, - с этого дня вы лишь исполняете обязанности министров моего правительства. О новом составе кабинета я объявлю через несколько дней.
  Раздался недовольный шум голосов.
  - Прошу внимания. Первое мое распоряжение, которое вы обязаны выполнить - добиться перемирия с Горией. Министру иностранных дел следует немедленно снарядить делегацию к президенту Гории. Вы срочно вышлите к нему почтового кота, а завтра делегация должна отбыть. Мир с Горией - наша первая задача. Тэр Кэртоус, прошу вас взять эту задачу под свой контроль.
  - Слушаюсь, Ваше Могущество, - с поклоном ответил тэр Джул.
  - В это же время отстраненный от власти Тимригус должен быть немедленно помещен в крепость под жесткую охрану. Тэр Джул, выберете для этого крепость, из которой нельзя сбежать, и оповестите Тимригуса, что при попытке к бегству он будет казнен.
  - Понял, Ваше Могущество.
  - После этого приступайте к формированию нового кабинета министров. Все, господа, вы можете идти и приступать к выполнению своих обязанностей. Тэр Джул, останьтесь.
  Министры с поклонами выходили из зала. Когда все вышли, королева встала с трона.
  - Джули, пойдем в мой будуар. Я прикажу подать туда горячий шоколад.
  - С удовольствием, Ваше Могущество.
  - Когда рядом никого нет, ты можешь звать меня по имени. Я зову тебя, чтобы рассказать о своих приключениях пятнадцатилетней давности. Если, конечно, тебе это интересно.
  - Я думал об этом постоянно, все пятнадцать лет.
  - Тогда я удовлетворю твое любопытство.
  Когда Виалана и Джул сели друг напротив друга в удобных креслах в будуаре королевы, а служанка принесла им какао, царственная беглянка начала свой рассказ.
  - Ты, конечно, знаешь, как я попала на заброшенную мельницу недалеко от "Золотой дриллы". Ты же сам это организовал.
  - Да, но куда Вы потом делись?
  - Сидя в домике при мельнице, я увидела влюбленную парочку, которая двигалась прямиком к моему убежищу. Двурог, на котором я приехала, пасся неподалеку. Мне пришлось бежать. Я вскочила на двурога и помчалась через лес к реке. Доскакав до берега, я спешилась. У меня был план - переплыть реку. Ведь плаваю я хорошо. Но, на счастье, я увидела неподалеку привязанную лодку какого-то рыбака. В ней были весла. Я отпустила двурога, отвязала лодку, забралась внутрь и поплыла по течению.
  - Но там же недалеко граница с Горией.
  - Да, я приплыла к границе. Меня не сразу пустили в страну. Я сказала пограничникам, что у меня в Гории родня, и я еду к ним. Они долго расспрашивали меня про родственников. Один из пограничников знал мою тетю Дипти, и это решило дело. Ведь я жила в Гории у тети с дядей с пяти до десяти лет, пока в Унилоне свирепствовала эпидемия гнилой чумы. Я хорошо знаю язык и обычаи. Короче говоря, меня не только пропустили, но и предоставили место на повозке, которая направлялась в столицу.
  - Так Вы все это время жили в Гории?
  - Это не совсем так. Я жила там какое-то время - несколько месяцев. Тетя с дядей работали в министерстве, а я помогала им по дому. Слуг там нет, и тетя научила меня ведению домашнего хозяйства. Это довольно занимательно.
  - Боже мой! Вы работали горничной!
  - Не ужасайся, Джулли, это было забавно. Потом, никто не считал меня служанкой. Тетя и сама мыла после ужина посуду и стелила постели. В свободное время мы прогуливались по городу, и я вспоминала свое детство. Так бы и шла моя жизнь, но один раз, когда родственники ушли на работу, а я осталась в доме одна, вытирая пыль, я увидела на тумбочке небольшую красную бархатную коробочку. Ты же знаешь, Джулли, я неравнодушна к драгоценностям.
  Я открыла ее и нашла там чудесное колечко с неизвестным мне камнем. Недолго думая, я примерила его. Оно очень красиво смотрелось на руке. Потом я опомнилась и попыталась снять перстенек, но он не снимался. Я повернула его на пальце, и вдруг оказалась в совершенно другом месте.
  Я очень испугалась. Представь - только что я была в комнате тети и вдруг оказалась на площади незнакомого города. Там стояли невысокие разноцветные домики, совсем не похожие на наши. Даже площадь и отходящие от нее узкие улочки были не мощеные, а покрытые странным гладким камнем. Потом я узнала, что если такую дорогу повредить, она зарастет сама собой, как проходит царапина на пальце. Знаешь, там совсем нет больших дорог. Повозки скользят над землей, а дорожки нужны только для пеших людей.
  Вокруг площади и среди домов росли странные деревья. Там были дриллы как у нас, лапуарии, к которым я привыкла в Гории, но были и совершенно другие белые деревья с зеленой листвой. Сначала я не увидела людей, но меня, наверное, заметили. Оказалось, я попала на Остров Синих лун. Ты не поверишь, но кольцо, которое я повернула на пальце - это транспортное средство, вроде наших телеги с лошадью. При помощи похожего устройства, только очень большого, Переселившие привели на Альтею народ Унилона. Но все это я узнала позже, а тогда просто испугалась.
  Я боялась пошевелиться, даже сделать шаг по странному камню. Потом ко мне подошла женщина, которая увидела меня из окна своего домика. У нее было по пять пальцев на руках. Представляешь, не четыре, как у нас, и не шесть, как у горийцев, а пять! До этого я не очень-то верила в Переселивших. Она была ко мне очень добра и знала, кто я такая. Они держат наблюдателей во всех странах, а еще у них есть специальные искусственные глаза, которые могут видеть все, что происходит в наших городах, деревнях, а иногда и домах.
  Не буду утомлять тебя перечислением всех чудес Острова. Когда-нибудь, долгими зимними вечерами у камина, я буду тебе рассказывать все, что знаю об Острове и о Переселивших. Там я и провела все эти годы. Сначала скучала, а потом у меня появились друзья. Я многому научилась и даже не думала возвращаться обратно, только тосковала по сыну.
  Кстати, что слышно о Рине? Я знаю, он жив. Новости обо всем доходят туда очень быстро, но мне не все рассказывали. Я знаю, что Глик женат и у него два сына. Недавно было сообщение о свадьбе Змуна. Но я не могла узнать ничего о своих друзьях и близких. В официальных сообщениях о них не говорилось. Я даже не знаю, как поживает моя мать. Конечно, если бы она скончалась, об этом было бы в хронике, но как она себя чувствует, где она теперь?
  - Ваша матушка жива и здорова. Она удалилась в фамильный замок Валладусов после Вашего исчезновения. Полагаю, ее к этому вынудил Тимригус, а вдовствующая королева не смогла противиться. Ваш сын также здоров и бодр, но сейчас в отъезде.
  - Мой славный малыш! Он был такой милый, а сейчас, верно, уже юноша, - Виалана горько вздохнула. - Лишь год смогла я пробыть ему матерью.
  - Он и сейчас очень славный, - заметил Кэртоус. - Я видел его совсем недавно. Если Вам угодно, я расскажу, как складывалась его жизнь в Унилоне в Ваше отсутствие.
  - Будь добр. Сейчас у нас много дел, но я все же хотела бы знать, что изменилось за время моего отсутствия.
  Рассказ Кэртоуса занял довольно много времени и вызвал у королевы взрыв негодования на отставленного супруга.
  - Его надо непременно поймать и заключить в крепость, иначе следует ждать новых козней и бед, - заключила она.
  - Я сделаю для этого все возможное, Ваше Могущество, - заверил ее тэр Джул и поспешил выполнять данные ему поручения.
  
  16
  Заключение Наренуса вряд ли показалось бы строгим любому подданному Владетельной Дамы, кроме ее Первого министра. Роскошные покои, изысканные яства, книги и музыкальные инструменты вызвали бы зависть большинства тэров, наслаждающихся свободой. Что уж говорить об ардах и простых жителях Срединных земель!
  Однако властный старик переживал свое заключение очень тяжело. Ведь оно отстранило его от власти, положило конец интригам!
  Забыв о том, что он сам мечтал скинуть министра Короны Унилона и занять его место, он искренне негодовал по поводу того, что Кэртоус его опередил. Мечты о мести привели Наренуса к мысли, что власть в Унилоне можно захватить военным путем.
  Томясь взаперти, старик вынашивал планы отмщения. Ему не составило труда догадаться, кому он обязан арестом и отстранением от дел. Хитрец понимал, что заключение для него - дело временное. Будь у Данари желание расправиться с ним, она не замедлила бы отрубить ему голову. Брак с тэром Кэртоусом не мог присниться ей даже в страшном сне, значит, надо только немного подождать. Но как же это трудно!
  Расставание с тэром Джулом немного огорчило Владетельную Даму. Конечно, найти нового любовника для нее труда не составляло, но Данари льстило, что такой хитрый и ловкий, к тому же обладающий большой властью тэр пал к ее ногам. Однако разрыв позволил ей вернуть назад преданного Наренуса.
  Предусмотрительная правительница строго следила за тем, чтобы ее узник содержался в королевских условиях. Он много лет служил ей верой и правдой и мог еще пригодиться.
  Не успел Кэртоус доложить своему царственному другу, что путь свободен, как объявленный колдуном старик получил долгожданную свободу и даже вызов во дворец. Жажда мести туманила ему голову, но опытный царедворец сумел взять себя в руки. На прием к Владетельной Даме он явился во всеоружии своего многолетнего опыта.
  По такому случаю он облачился в черный бархатный камзол, лишь по краям рукавов и воротнику украшенный скромной золотой вышивкой. Темные кожаные штаны и сапоги из нежнейшей тонкой кожи дополняли его туалет. Из украшений на нем были лишь драгоценные подвески - знак его должности Первого министра.
  Дама Данари приняла его в своем кабинете. Она полулежала на покрытом ослепительно белой шкурой диване, белизна которой оттеняла ее мягко мерцающее платье цвета морской волны. Распущенные волосы рассыпались по округлым плечам, голову правительницы венчала подаренная тэром Джулом диадема. Но красота Владетельной Дамы не произвела на Наренуса никакого впечатления. Его мысли занимали более насущные проблемы.
  - О моя повелительница! Я бесконечно рад, что Вы изволили сменить свой гнев на милость, хоть и не знаю, чем сумел вызвать Ваше недовольство, - промолвил хитрый старик.
  - Ах, дорогой Наренус! Признаюсь, я немного погорячилась. - В устах Владетельной Дамы, не привыкшей признавать своих ошибок, это выглядело самым горестным раскаянием. Большего и ждать было нельзя.
   - Я люблю Вас больше, чем любил бы собственное дитя, - старик мог сказать так, ничем не рискуя, ведь собственных детей у него не было. - Мне больно было видеть, как Ваше сердце раскрылось для многолетнего врага Вашей страны. Коварный министр Унилона затмил для Вас даже самых преданных друзей...
  - Довольно об этом. Тэр Джул больше не потревожит ни вас, ни меня. Он покинул меня, поскольку Тимригусу вздумалось просить моей руки. Именно об этом я и хотела посоветоваться с вами. - Владетельная Дама в задумчивости вертела на пальце кольцо, подаренное королем.
  - Что же Вам было угодно ему ответить? - Наренус надеялся, что Данари не приняла опрометчивого решения.
  - Я не отказала ему, если вас интересует именно это. Но потребовала предоставить мне доказательства смерти королевы. Если она жива, новый брак для него невозможен.
  - Дитя мое, вы хотели бы видеть его своим супругом? - поразился Первый министр, он даже позволил себе некоторую вольность в обращении.
  - Полагаю, вы бы не отказались видеть меня королевой Унилона? - усмехнулась Данари. - Тогда и ваша власть распространилась бы на два государства.
  - Вы совершенно правы, моя повелительница. Но так ли хорош брак с королем, не имеющим кровного права на трон? - деликатно усомнился Наренус.
  - Помнится, вы сами предлагали мне это, - Данари с интересом взглянула на своего министра.
  - Находясь в заключении, я имел возможность все тщательно проанализировать. Боюсь, мое предложение было преждевременным. Пожалуй, оно не привело бы к желаемому результату. В конце концов, если Вам угодно повелевать Унилоном, Вы вольны захватить его с помощью своей армии. Страна стонет под гнетом Тимригуса, вдобавок ослаблена войной с Горией. В этих условиях войска Срединных земель станут для народа Унилона освободителями. Если же говорить о браке, подходящей кандидатурой был бы Глик, племянник королевы. Судьбы королевы и принца неизвестны, а Глик - кровный наследник престола. Однако, он женат. Конечно, это препятствие можно устранить, но потребуется время. Кто знает, что произойдет к тому времени, как Глик овдовеет? Поэтому не стоит упускать удобный момент. Подготовка войск к наступлению не займет много времени, а победа будет легкой.
  - Вы озадачили меня, дорогой мой. Я не готова так сразу сказать "да". Мне надо все обдумать, - Данари сдернула с пальца кольцо и резко бросила на низкий столик. - Возможно, вы и правы.
  Впрочем, думать Дама собиралась лишь о войне. Судьбу жениха она уже решила.
  17
  Ах, как быстро все изменилось! Только что он был на троне, диктовал свою волю, его милости добивались приближенные! А все проклятый Джул! Ведь убрал он Виалану. Что стоило посадить ее в темницу, а потом потихоньку казнить? Все было так прекрасно устроено!
  Конечно, он и сам виноват. Не следовало полагаться на других, надо было искать ее, отправить на поиски надежных людей. А там можно было и решить все в одночасье. Незачем даже тащить ее в Унилон. Но кто же мог ожидать?
  Впрочем, еще не все потеряно. Он теперь свободен и может жениться на Данари. Ее условие выполнено, он не женат. А с армией Срединных земель он живо установит в Унилоне свои порядки. Да и оставаться в столице не стоит. Мало ли чего надумает бывшая женушка...
  Тимригус вернулся в свои родовые владения. Они хоть и находились недалеко от столицы, но в неразберихе смены власти давали все же некоторый выигрыш во времени.
  К своему туалету он отнесся с особым вниманием. Никогда еще не уходило у него столько времени на укладку волос и выбор украшений. Он облачился в темно-зеленый бархатный камзол, расшитый серебром и мелкими бриллиантами, выбрал такого же цвета штаны из тончайшей кожи и серебристые сапоги со шпорами.
  В качестве подарка для невесты пришлось взять брошь, оставленную ему покойной матерью. Эта вещица переходила из поколения в поколение и была изготовлена еще до переселения. Скромный букетик из неизвестного металла украшали мелкие, но яркие, как звездочки, цветы из нежно-розового камня. Он завернул свой подарок в золотую парчу и уложил в резную шкатулку.
  Тимригус вскочил на двурога, полный радостных ожиданий. Еще не все потеряно! Ему предстоял долгий путь, но свежие скакуны, которых вели в поводу составлявшие его свиту арды, должны были сократить время до встречи с невестой.
  Лишь к вечеру кортеж добрался до резиденции Владетельной Дамы. К счастью, она уже отужинала, но еще не ложилась. Ей доложили о прибытии знатного гостя, и госпожа милостиво согласилась его принять. Однако дальше все пошло совсем не так, как он ожидал.
  Дама сидела на любимом диванчике, покрытом белоснежной шкурой олепена. Она рассеянно перебирала свои украшения, выбирая, что надеть на прием по случаю возвращения королевы Унилона. В том, что такой прием состоится, она не сомневалась.
  Тимригус буквально влетел в комнату и упал к ногам прекрасной дамы. Стоит ей согласиться, и все станет, как прежде. Даже лучше!
  - О восхитительная Данари! Как долго я не имел счастья видеть вас! За эти дни вы стали еще прекраснее, и это делает меня счастливейшим из смертных. Ведь теперь единственное препятствие, стоявшее между нами, исчезло. Я больше не женат и могу с полным правом просить вашей руки и предложить вам в обмен мое сердце!
  Дама Данари медлила с ответом. Неужели он еще глупее, чем она думала?
  - Любезный Тимригус, что заставило вас в такой спешке скакать ко мне из Унилона? Кажется, у вас там много и других, более важных забот.
  - Любовь, моя прекрасная повелительница! Лишь она заставляет забыть обо всем и мчаться к предмету своей страсти! Теперь еще больше, чем прежде, я хочу назвать вас своей супругой и королевой Унилона. Стоит двинуть армию на мою истощенную войной страну...
  Владетельная Дама рассмеялась. Ее смех напоминал звон тонких серебряных колокольчиков, но Тимригус был не в состоянии оценить его прелесть.
  - Вы, верно, сошли с ума, дорогой мой. Я еще могла бы выйти замуж за овдовевшего короля, правящего Унилоном, хоть и не по праву крови. Но мне и в голову не придет связать свою судьбу с опальным небогатым тэром. Если же мне будет угодно завладеть Унилоном, ваша помощь мне не понадобится.
  Тимригус едва устоял на ногах. Он чувствовал себя так, словно его пронзили копьем. Ведь это конец! Конец! Что же теперь делать?
  Кланяясь и медленно отступая назад, он думал о том, что надо немедленно уезжать. Шкатулка с материнской драгоценностью так и осталась у него в руках. Вдруг Владетельная Дама в качестве любезности решит схватить его и выдать бывшей жене?
  Надо бежать. Но куда? Быть может, ему стоит предложить свою помощь и покровительство Глику? Ах, нет, теперь самому придется просить его покровительства. Признать его законным государем, а Виалану - самозванкой! А там, как знать, возможно, руками этого мямли удастся вернуть себе трон. Пожалуй, хорошо, что принц в бегах, иначе не осталось бы и этого варианта.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"