Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  29
  Очнулся он в незнакомой пыльной комнате, которая почему-то наводила на мысль о музее. Мебели в ней почти не было: лишь кровать с балдахином, на которой он, собственно, и лежал, да допотопный умывальник. Такие, кажется, использовались до появления водопровода: высокая рама с вставленным в нее тазом, а рядом на полке кувшин. И таз, и кувшин поражали изяществом форм и сочной многоцветной росписью.
  Балдахин кровати, сшитый из потемневшего от времени и траченного молью бархата, следовало бы почистить пылесосом. Шторы из такого же бархата, украшенные золотистыми вензелями, также наводили на мысль об уборке.
  Арни спустил ноги с кровати и машинально принялся нашаривать тапочки. Их не было, и он наклонился, чтобы посмотреть на пол. Под кроватью, наполовину задвинутая внутрь, стояла ночная ваза. В первую очередь это была именно ваза, и лишь потом горшок. Объемное изделие с толстыми гладкими краями имело две ручки, а сверху лежала крышка, выполненная в форме цветка, но плотно прилегающая к стенкам вазы.
  "Чтобы меньше воняло", - понял Арни. Тапочек под кроватью не было, да и из одежды лишь ночная рубашка, надетая на нем самом.
  "Где это я?" - изумился Арни, даже не успев испугаться.
  В этот момент дверь, на которую он не обратил внимания, отворилась, и в комнату вошел незнакомый мужчина, в руках у которого была его собственная одежда, только тщательно вычищенная и отглаженная.
  "Вот молодцы! - подумал Арни, - в лагере я здорово испачкался".
  Он вскочил с кровати.
  - Спасибо, голубчик. Мне бы еще ботинки, а то неловко босиком. Кстати, где это я? Это штаб? И как я сюда попал?
  Вошедший человек ничего не ответил. Он только положил одежду на кровать, поклонился и вышел. Однако через минуту в комнату вошла молоденькая девушка, не старше Айи, и обратилась к нему на языке Гории.
  - С добрым вас пробуждением, доктор. Вот ваши ботинки. Одевайтесь поскорее. Вас желает видеть мой господин, тэр Джул Кэртоус.
  Ботинки оказались начищенными так тщательно, как никогда не удавалось это сделать самому Арни. Про тэра Кэртоуса он слышал, в газетах мелькало это имя в связи разными событиями в жизни соседнего государства.
  Как только девушка вышла, Арни быстро оделся. Так он чувствовал себя увереннее и был готов сопротивляться капризам судьбы.
  Постучав, в комнату вошел молодой красивый мужчина в сером бархатном одеянии, которое вызвало в памяти доктора слово "камзол". Руки пришедшего украшали перстни с яркими камнями, внимательные глаза смотрели насмешливо, но доброжелательно.
  - Добро пожаловать в Унилон, достопочтенный доктор. Не ожидали оказаться в гостях у самого командующего войсками противника? Вот она, военная судьба!
  - Я действительно несколько удивлен. Как вы смогли меня выкрасть и зачем я вам понадобился? - Арни не позволял себе поддаться панике, но и изысканная вежливость гостя не находила отклика в его душе.
  - Вы необходимы нам, доктор, поскольку Его Могущество изволил захворать. Его поразил тот же недуг, что и вашего генерала, которого вы лечили на линии фронта.
  - Откуда вам это известно? - изумился Арни.
  - Видите ли, любезнейший, наше техническое оснащение сильно отстает от горийского, однако разведка у нас функционирует прекрасно. Но к делу. Вам выпала высокая честь лечить самого короля. В ваших интересах, чтобы он поправился, и поправился быстро. От этого зависит ваша собственная жизнь, а в некотором роде и дальнейшая судьба двух стран. Его Могущество не форсирует военные действия, а политика его преемника не известна ни вам, ни мне, - Кэртоус внимательно смотрел на своего пленника, будто пытался прочесть его мысли. - Насколько я могу судить, в вашем чемоданчике находится все необходимое. Поспешите, король очень страдает.
  Арни молча кивнул, и его проводили к королю. Те же волдыри, то же лихорадочное состояние, что и у Ламба, эта болезнь давно уже не представляла трудностей для горийской медицины. По указаниям врача больного разместили в пустой комнате на чистом столе, вскипятили воду и принесли порванное на длинные ленты полотно для перевязок.
  Арни дал своему пациенту легкое обезболивающее. Не то, чтобы в этом была необходимость, но он опасался, что одно неловкое движение не только прервет операцию, но и будет стоить ему жизни.
  Умелая обработка болячек и имевшийся у Арни антибиотик быстро поставили короля на ноги. Все дни, пока больной преодолевал свой недуг, Арни жил все в той же крошечной комнатке. Кормили его обильно и изысканно, но делать было совершенно нечего.
  Однако через несколько дней ожиданию и скуке пришел конец. Коморку доктора снова посетил тэр Кэртоус. По его лицу Арни не смог прочесть ничего, что позволило бы ему догадаться о своей дальнейшей судьбе. Однако вельможа обратился к нему с легкой улыбкой:
  - Ну что, достопочтенный доктор, жизнь иногда преподносит нам сюрпризы?
  - Трудно с вами не согласиться, господин министр.
  - Его Могущество очень вами доволен. Он решил вас наградить. Он дарит вам самый дорогой подарок, какой может преподнести монарх своему подданному: жизнь! Но король пошел дальше, он готов даровать вам титул арда и сделать придворным лекарем, - тэр Кэртоус улыбнулся так неопределенно, что Арни не понял, считает он предложенный подарок благодеянием или нет.
  - Большое спасибо, конечно. Невозможно передать, как я счастлив. Но, между нами, не мог бы Его Могущество дать мне возможность вернуться домой? - доктору было не до шуток.
  - Между нами говоря, это совершенно не входит в его планы. Правда, я постараюсь замолвить за вас словечко, если вы окажете мне небольшую услугу, - внезапно лицо министра стало серьезным.
  - К счастью, я не знаю никаких военных секретов, которые мог бы вам открыть, - заметил Арни.
  - В этом нет необходимости. Наша разведка функционирует превосходно. Например, мне известно, что недавно на линии фронта обнаружен мальчик, подросток, у которого на руках разное количество пальцев.
  - Да. Не понимаю, какое значение это может иметь для Королевства, - удивился врач.
  - Вам нет нужды это понимать. Все, что я от вас хочу - передать письмо молодому человеку. Только при этом условии король может согласиться вас отпустить, - тэр Кэртоус явно ждал ответа, который что-то для него значил.
  - Да письмо-то я передам. Что в этом плохого? А кто этот парень, зачем он вам?
  - Разве он не рассказывал? - спросил царедворец.
  - Он почти все время молчит.
  - Ну что ж, посудите сами. Если он считает необходимым хранить инкогнито, могу ли я открыть вам его имя? Вам это ни к чему.
  - Как хотите. Письмо я передам, - согласился Арни.
  30
  Исчезновение командированного лекаря вызвало в отряде большие волнения. Первым его хватился генерал. Он чувствовал себя уже гораздо лучше, мог самостоятельно вставать, но, прежде чем делать это, хотел проконсультироваться с врачом.
  Арни искали по всему лагерю. Выяснилось, что никакие машины и педалеходы в тыл не уходили. Обследование палатки показало, что исчезли только сам врач и его медицинский чемоданчик. Все личные вещи были на месте: дорожный мешок со сменой одежды, расческа, фотография молодой женщины в складной рамке.
  Пришлось доложить генералу и командованию, что присланный командированный исчез. Нельзя, конечно, было исключить того, что он по своей воле переправился на вражескую сторону. Но ни генерал, ни полуротный в это не верили. Оставалось похищение.
  Несколько дней об Арни не было ни слуху, ни духу. И вдруг через восемь суток дозорный доложил, что видит человека, причалившего в лодке к горийскому берегу. Высланный наряд задержал и доставил перебежчика в расположение войск. Впрочем, задержанный не сопротивлялся, напротив, всеми способами выражал радость, даже подпрыгивал от возбуждения.
  Полуротный Дени немедленно отправился в командную палатку, чтобы допросить пойманного нарушителя. Завидев его, задержанный бросился вперед, так что бойцам пришлось схватить его и удерживать силой.
  - Дени, дорогой! - радостно закричал Арни, и полуротный узнал в нем своего недавнего соседа по палатке.
  - Где вы были, доктор? - сурово спросил он.
  - В Унилоне, Дени. В самой столице и даже во дворце. Имел сомнительное счастье видеть короля Тимригуса и даже пользовать его по поводу легкого недомогания.
  - Вот как? Ни слова больше. Все остальное расскажете в штабе. Бойцы, ведите его прямиком к генералу. Все разговоры пресекать, - сурово скомандовал Дени и быстрым шагом направился к палатке генерала Ламба.
  Ламб уже имел беседу с полуротным по поводу исчезновения лекаря. То, что его сосед исчез из их общей палатки, генерал справедливо считал просчетом своего подчиненного. Конечно, повседневных обязанностей никто не отменял, но, уходя, следовало выставить караул.
  Арни обрадовался генералу, как родному.
  - Как вы себя чувствуете, господин генерал? Я смотрю, уже во всю ходите. Страшно рад за вас, да и за себя тоже. Вот уж не чаял, что смогу опять оказаться на родной земле.
  - Что с вами случилось, доктор? - Ламб не мог пока понять, насколько искренни чувства лекаря.
  - Я заснул, как-то очень крепко. Обычно-то сон у меня чуткий, а тут как провалился. И снилось мне, что я лежу в гамаке, а моя покойная жена тихо меня покачивает. А когда проснулся, оказалось, что я уже во дворце. Оказывается, меня завернули в мешковину и погрузили в лодку. Кричать я не мог, но все равно рот заткнули. Потом переправили на тот берег, погрузили в закрытую повозку и долго везли. Несколько раз останавливались, наверное, на ночлег. Кормить не кормили, но давали пить, прямо во сне. Правда, все это я узнал уже после. Думаю, и здесь, и в дороге меня опаивали каким-то снотворным зельем. Потом голова сильно кружилась.
  Окончательно проснулся я уже во дворце, в комнатушке без окон, на настоящей кровати. Тут меня первый раз накормили, дали какую-то кашу. Ну и гадость, доложу я вам!
  А потом я удостоился чести лечить короля. Он, оказывается, тоже умудрился подхватить где-то болотную лихорадку. Пришлось ему мази дать, антибиотик выписать. Представляете, он потребовал, чтобы сначала я сам выпил таблетку! Ну, через три дня ему полегчало, он повеселел и сказал, что дарует мне титул арда, дом в городе и разрешение вести частную практику. А его посещать без промедления, как только вызовет. Я уж совсем духом пал. Думал, навсегда там застряну.
  Спасибо, и в Унилоне есть нормальные люди. Мне помог Кэртоус. Кажется, эта фамилия проскакивала у нас в печати. Так вот, он смог убедить короля, что без своих лекарств я бессилен. Я молчал, конечно. Так Кэртоус выторговал мне право вернуться домой, с тем, чтобы я являлся ко двору каждый раз, как его могуществу будет угодно заболеть. Не будь этот Кэртоус тэром, я бы сказал, нормальный парень. Так что теперь я могу посещать Унилон сколько угодно, вот только вряд ли меня туда потянет.
  - Этот вопрос мы еще обсудим. Тут надо все хорошенько обмозговать. Возможно, ваше приключение командование сочтет очень своевременным, - задумчиво сказал Ламб. - А теперь отдыхайте, заканчивайте свои дела здесь, и - домой.
  31
  - Так ты у нас разведчик? Или хорошо законспирированный шпион? - усмехнулся Лэд.
  - Глупости говоришь, - рассказывая, Арни несколько успокоился, расслабился.
  - Так тебя выпустили из-за письма?
  - Получается так. Удивительное дело, видно, тэру Кэртоусу было очень важно, чтобы парень его получил, - зевая, заметил Арни.
  - А ты знаешь, что в нем было? - заинтересовался Лэд.
  - Да, мне парнишка потом показал. Кэртоус настаивал, чтобы парень не возвращался в Унилон. Говорил, что в Гории ему находиться безопаснее. - Арни вдруг замолчал, сообразив, что чуть не проговорился. Кто такой этот парень, Айи сообщила ему по секрету.
  Арни вспомнил и еще кое-что, о чем не следовало рассказывать. Это было так невероятно, что помолчать стоило хотя бы для того, чтобы не прослыть лжецом.
  В Унилоне ему довелось встретиться с Переселившим. Это было так странно... Большой кот, в дружбе с которым состоял тэр Кэртоус, свободно бродил по дворцу, заходил в королевские покои и вел себя, как любой почтовый или домашний. Арни видел, как служанка чесала его за ухом. И все-таки это был Переселивший. В этом доктор убедился, когда однажды услышал разговор Министра Короны с животным. Кот говорил человеческим языком и вел себя с всесильным министром, как равный!
  Опять потянулись утомительные часы ожидания. Чтобы не заснуть, Арни начал думать об Айи.
  У девочки погибли родители, и она стала для терапевта приемной дочерью. Он искренне привязался к ней. На днях Айи должно было исполниться пятнадцать. Это серьезный возраст. Ей уже нравится какой-то мальчик из училища. Не успеешь оглянуться, как невестой станет, а Арни снова останется один.
  Арни не заметил, как задремал. Ему показалось, что прошла минута, когда Лэд начал толкать его в бок.
  - Что такое? - встрепенулся Арни.
  - Прислушайся, - шепнул ему на ухо Лэд.
  Арни окончательно проснулся и задрожал то ли от страха, то ли от возбуждения. В дверь кладовки кто-то ломился.
  - Что будем делать? - спросил он у Лэда.
  - Дождемся, пока он войдет, и включим в кладовке свет. Ты вставай там, около двери, а я встречу его около шкафа.
  - А если он вооружен?
  - Ну, нас же двое. Пока я его отвлеку, нажимай кнопку вызова охраны.
  - Если ты погибнешь, что я скажу Роне?
  - Не трусь. Я, в случае чего, резко упаду на пол. И ты тоже падай. Главное - увидеть, кто это.
  - Тогда давай не входить туда, а смотреть из щелочки в двери.
  - В темноте мы ничего не увидим.
  Но вор не смог войти в кладовку. Стук в дверь замолк. Лэд быстро открыл дверь в коридор и заметил убегающий темный силуэт.
  - Это кто-то из больных. Врач бы пришел в белом халате, - предположил Лэд.
  - Или он снял бы халат, чтобы подумали, что это больной, - возразил Арни. У него от страха на лбу выступил холодный пот.
  - Да, ты прав, - согласился Лэд, - и что нам теперь делать?
  - Ждать. Он же не вошел в кладовку, значит, придет позже, с ключом, - сказал Арни.
  - Но ключи у меня, - возразил друг.
  - Есть еще запасные. В любом случае надо ждать.
  Друзья, окликая друг друга, чтобы не заснуть, просидели в кабинете фармацевта до полшестого утра. Дольше было ждать нельзя. Через полчаса медсестры заступят на смену и начнут раздавать больным градусники. Вор так и не вернулся за спиртом.
  В семь утра открывался буфет. Арни и Лэд решили пойти туда выпить кофе. Рабочий день у Лэда начинался в восемь, а у Арни заканчивалось дежурство.
  Спать хотелось ужасно. Арни без конца тер глаза, а Лэд зевал так, что чуть не вывихнул челюсть.
  - Иди домой, дружище, - сказал Лэд, - тебе вовсе не обязательно сидеть со мной в буфете. Ты же с ног валишься.
  - Нет, приятель. Мы еще должны обсудить, что теперь делать, как ловить вора.
  Обнимая друг друга за плечи, они пошли к лифту. Лифт находился на лестничной площадке. Лестница, как и другие помещения лечебницы, сверкала чистотой. Черно-белая плитка пола была тщательно вымыта.
  - Слушай, Лэд, а уборщица Рила, она ведь уже тут прибиралась. Интересно, во сколько она приходит на работу?
  - Не раньше шести, наверно. Ты думаешь, это она? Вряд ли.
  - Почему?
  - Слишком поздно приходит. Ломились-то часа в 3 ночи. Кроме того, у нее же есть ключи от всех помещений. Зачем ей ломиться в кладовую?
  - А, может, от кладовой у нее ключа нет. Там же ценности. Интересно, когда она там прибирает?
  - Давай спросим у Гевы. Она у нас все всегда знает.
  Лифт довез приятелей на первый этаж, где чуть дальше гардероба находилось кафе для персонала. Кафе было полно народу. Многие врачи не успевали позавтракать дома и перебивались горячим компотом с булочками. Маленькие столики пестрели разноцветными бумажными скатертями. Сегодня скатерти были в темно-зеленую и белую клетку. На каждой стоял стаканчик с букетом полевых цветов. На стенах висели фотографии и рисунки, сделанные руками больных, которые лежали в больнице подолгу.
  Ходячим больным разрешали заниматься своим хобби. Для этого в лечебнице имелись библиотека и комната рукоделия с закупленными для пациентов красками, холстами, кистями, пряжей, вязальными спицами и прочими атрибутами для полезного провождения времени.
  В окна кафе светила неяркая утренняя звезда, освещающая парк и зеленое небо. Из форточки пахло цветами, слышалось чириканье птиц.
  Арни и Лэд встали в очередь к прилавку, на котором на блюдах лежали разнообразные булочки и щипцы для их накладывания в стоящие рядом пустые тарелки.
  - Эй, ребята, идите сюда! - послышался голос Гевы.
  Извиняясь на каждом шагу и работая локтями, друзья пробились к фармацевту.
  - Гева, ты-то нам и нужна. Привет.
  - Берите булки, и я вам расскажу про свои приключения.
  Лэд с булками пошел искать свободный столик, а Арни с Гевой направились к автомату с компотом.
  - Так что у тебя случилось? - спросил Арни.
  - Ты не представляешь, какой кошмар! Меня, наверно, уволят.
  - За что это?
  - Я стала проверять очередную поставку лекарств, и обнаружила, что в двух ящиках из-под спирта вместо бутылок лежат кирпичи и коробки асполамина не хватает!
  32
  Глири давно уже вышла из того романтического возраста, когда ждут скорого появления прекрасного принца на белом коне. Поэтому ухаживания одного из ведущих хирургов она принимала благосклонно. Впрочем, Тень принимал это, как должное. Эти дуры так падки на лесть! Стоит сказать комплимент, подарить дешевый букетик - и она считает тебя влюбленным.
  Мысленно он именовал ее "Острие". Такая кличка не позволяла определить пол и вполне соответствовала занимаемой Глири должности. Медсестра прекрасно делала уколы, ее приглашали даже к высшим чинам. Кроме того, девушка имела доступ к лекарствам и много болтала, делилась с ним всем, что услышала на работе. Все это делало ее удобной помощницей.
  Маленький ресторанчик располагался недалеко от озера. Здесь кормили свежепойманной рыбой, выбор вин тоже был неплох. Тихая музыка в исполнении трех местных музыкантов не мешала разговаривать, создавала ощущение покоя. Цветы на столах, цветочные панно на стенах, неяркие лампы делали ресторанчик вполне подходящим для романтических свиданий. Тень выбрал его за то, что от лечебницы до него требовалось ехать больше получаса. Ни работники, ни пациенты в это уединенное место не забредали. Впрочем, встреть здесь кто-нибудь из знакомых Тень вместе с медсестрой, отнесли бы все на счет служебного романа.
  Официант принес коктейли и не спешил с горячим. Но сегодняшний вечер полностью отводился для Глири. Она была бы хорошенькой, если бы так не прилизывала волосы. Да и косметикой не стоит пренебрегать. Серо-фиолетовые глаза меняли свой цвет в зависимости от настроения. Сейчас они отливали бирюзой - верный признак хорошего расположения духа.
  Тень никогда не планировал создать семью. Даже планы на будущее, связанные с окончанием войны и собственным поместьем в Королевстве, не предполагали присутствия женщины, перед которой у него были бы обязательства. Конечно, он не жил монахом, но предпочитал брать, а не давать.
  Жена нужна, чтобы родить детей. Но он давно пришел к выводу, что гениальность не передается по наследству. Его родители, простые работники на фабрике, никак не заслужили такого сына, как он. Зачем же рисковать? Вдруг его сын окажется тупым и ограниченным? Может быть, позже, когда он станет наследственным тэром, ему и придется задуматься о наследнике. Но не сейчас.
  Столик стоял в углу, у окна. Музыка здесь звучала тише, через приоткрытые створки внутрь лился теплый воздух, шевелил волосы Глири, освежал щеки.
  - Хорошо, что мы выбрались сюда. Я так замоталась сегодня! Представляешь, пять операций! Да еще надо готовиться к приезду инспектора. Ты ведь тоже претендуешь на стажировку?
  - Ты сегодня прекрасно выглядишь. Оливковый цвет тебе к лицу.
  - Спасибо за комплимент, но на самом деле сегодня я не в форме. Операции, перевязки. Мне кажется, я устаю не от работы, а от ответственности. Сегодня приезжал генерал Ламб, у него уже практически все срослось, возвращается на фронт. Он тоже жалуется, что этой войне нет конца. Приказа о наступлении нет, с той стороны тоже не наступают. Кажется, это называется "позиционная война". Он говорит, солдаты чаще выходят из строя из-за болезней, чем от ран. Не хватает врачей, даже среднего медперсонала, простых лекарей. И огромный расход антибиотиков. Шутка ли - столько времени сидеть на болотах. Одни укусы насекомых чего стоят!
  Развивать эту тему Тень не хотел, но отметил про себя, что приказа наступать все нет. Он и сам не очень понимал, почему шестипалые не положат конец затянувшемуся конфликту. Они могли бы решительным марш-броском выдвинуться к столице, но продолжают ждать у моря погоды. В любом случае, это не его дело.
  - Где ты нашла такую прекрасную портниху? Во время войны так хорошо одеваться даже немного неприлично.
  Девушка зарделась. Платье она сшила сама, материал прислала из столицы подруга матери. Тень знал, как ей польстить. Он слышал, как Глири разговаривала с матерью, когда следил за ней после конца смены. Помощников много, но полагаться можно только на себя самого.
  - Ах, что ты, какая портниха! Я сама шью немного. Ты все время переводишь разговор на другую тему. Я просто подумала... Если на стажировку возьмут тебя, мы долго-долго не увидимся.
  - Об этом пока рано говорить. Никто не знает, как будут выбирать этого стажера. Может быть, надо писать реферат. Или сделать определенное количество операций. Не думай пока об этом. А платье на самом деле отличное. Не даром говорят, что у тебя золотые руки.
  - Мне не так уж часто удается что-нибудь сшить. Ты ведь знаешь, как трудно достать материал.
  Действительно, война с Королевством длилась уже так долго, что стала привычной. Благодаря отсутствию активных действий потерь было немного, но постоянное напряжение сил, отвлечение лучших кадров, материальных ресурсов не могло не сказаться на положении в Гории. Ткани распределялись по талонам, не хватало лекарств. В первую очередь все отдавалось армии.
  - Я могу тебе немного помочь. Один мой знакомый просил достать флазерамин. У него больна мать, а ты знаешь, как сейчас трудно с антибиотиками. Он обещает хорошо заплатить, и, откровенно говоря, может себе это позволить. Если ты достанешь немного, на один курс, то сможешь сшить себе еще одно платье.
  - Но как же так? Ведь лекарства, которые мы получаем, предназначены для пациентов лечебницы?
  - Послушай, какая разница? Больная женщина так же нуждается в помощи, как наши пациенты. За ними, по крайней мере, ухаживают, следят врачи. А там старая женщина лишена всякой заботы, может погибнуть.
  Он знал, что одни деньги не заставят девушку поступиться принципами. Другое дело - несчастная старушка. А деньги станут удачным дополнением к трогательной истории.
  - Хорошо, я попробую достать, сколько смогу. Может быть, после новой поставки...
  - Спасибо. Только не откладывай надолго - старушка плоха, если долго тянуть, она может не дождаться.
  Глири смотрела в стол, не поднимая глаз. Зачем она только сказала: "Да"? Но Тень знал, что слово она сдержит.
  33
  В этот день Глири ушла с работы пораньше. Сумка, которую она повесила на плечо, будто жгла ей бок. Там лежала коробка с флазерамином, которую она самовольно взяла в госпитале. Девушка чувствовала себя ужасно.
  Стоял погожий осенний вечер. Заходящее солнце освещало розовыми лучами синюю листву. В сквере бегали и шумели детишки, за которыми пристально следили их матери и няни. В такой день она бы села на лавочку возле пруда и наслаждалась тишиной и свежим воздухом. Но только не в этот раз.
  Тень назначил ей встречу за углом от сквера. Там была оборудована детская площадка, не пользующаяся успехом у мам маленьких детей, поскольку рядом пролегала довольно оживленная автомобильная трасса. Действительно, кроме покуривающего на скамейке Тени вокруг никого не было.
  - Здравствуй, дорогая, - ласково сказал он, поднимаясь ей навстречу.
  - Здравствуй, - ответила она.
  - Ты принесла то, что обещала?
  - Принесла. Но знаешь, мне очень неловко от того, что я взяла лекарство без спросу.
  - Ты все правильно сделала, милая. Если бы не ты, старая женщина умерла бы от воспаления легких.
  - Но она же могла просто вызвать врача на дом, и ее бы стали лечить.
  - Ну ты же знаешь, как относятся врачи к престарелым пациентам. Они бы прописали ей что-нибудь для уменьшения температуры и оставили бы спокойно умирать. Если бы не ты, она не получила бы антибиотик. У нас же во время войны все идет только на лечение военных.
  - Я знаю, и это единственное, что оправдывает мой поступок. Но все же, это воровство.
  - Вовсе нет, - Тень уже начал раздражаться, - ты имеешь доступ к лекарствам, как хирургическая сестра. И ты имела право взять флазерамин. Давай его сюда.
  Глири с некоторым облегчением вынула коробку из сумки и отдала Тени. Теперь у нее пропадет ощущение, что флазерамин в сумке жжет ей бок. Но чувство того, что она сделала что-то постыдное, никуда не девалось.
  - Вот и умница, - сказал Тень и передал Глири конверт с деньгами, - теперь ты купишь материю и сошьешь себе еще одно красивое платье. Мы с тобой куда-нибудь сходим, например, в театр, и ты его наденешь.
  Глири больше хотелось, чтобы Тень позвал ее в ЗАГС, но он пока не додумался сделать ей предложение. Девушка не догадывалась, что таких намерений у него нет вовсе.
  34
  Тень открывал ключом дверь своей квартиры, когда к нему по лестнице снизу подошел кот с почтовым мешочком на ошейнике.
  - Как же ты меня нашел, бродяга? - спросил тот, протягивая руку к шее животного.
  Лежавшее в мешочке письмо оказалось от посланника Тимригуса. Он писал, что в Унилоне произошла смена власти. Король отстранен, и государством теперь правит королева, которая явилась неизвестно откуда. Но посланник призывал не отчаиваться, поскольку услуги Тени понадобятся другому лицу. Посланник назначал ему время новой встречи - завтра днем в госпитале.
  И все же Тень расстроился. Он так четко представлял себе, как войдет в доверие к королю, станет его первым советником и другом, приобретет титул тэра и получит поместье со слугами. Затем он при помощи интриг свергнет короля и сам станет правителем отсталой страны, будет вершить судьбы, казнить и миловать по своему желанию. И вот король свергнут без его участия, гораздо раньше времени.
  Как подкатиться к королеве, он не знал. Да и нужны ли ей его услуги? Говорят, что Виалана побывала на острове Синих лун, а значит, она сама может добыть любое лекарство. Как она будет править, и кто станет ее первым советником, непонятно. Наверняка она прогонит всех придворных Тимригуса и заведет собственный двор. А это значит, что придется выжидать довольно длительное время, чтобы понять расклад сил в Унилоне.
  Тень поужинал без аппетита, принял душ и лег в кровать. Сон не шел к нему. В голове вертелись мысли об упущенных возможностях. Он утешал себя тем, что посланник хочет предложить ему другого покровителя. И можно будет разыграть другую игру, но неопределенность положения угнетала. Он заснул только под утро. Когда прозвенел будильник, Тень с трудом открыл тяжелые от бессонницы веки, встал, кряхтя, и стал собираться на дежурство.
  Встреча с посланником состоялась в полдень, во время обеденного перерыва.
  - Как вы умудряетесь переходить границу и добираться сюда так быстро? - вместо приветствия спросил Тень.
  - Вы скоро это узнаете, - ответил посланник, - я рад видеть вас снова.
  - Да, извините, я не поздоровался.
  - Это не столь важно. Пойдемте в сквер. Я хочу поговорить с вами на очень секретную тему.
  Они вышли на воздух. Тень повел своего собеседника подальше от госпиталя, где по дороге к реке в кустах стояла лавочка. Больные не уходили так далеко, и скамейка обычно пустовала.
  - Я готов выслушать вас, - сказал Тень, присаживаясь.
  Посланник сел рядом.
  - То, что я скажу, крайне секретно. Я никогда не признаюсь, что говорил вам об этом. Ведь кроме вас, меня никто не услышит.
  - Я не собираюсь вас шантажировать, - успокоил посланника Тень.
  - Суть состоит в том, что есть люди, недовольные приходом королевы к власти. Ее ведь не было пятнадцать лет. Она пропала девчонкой. У нее нет опыта в управлении государством. Поэтому умные люди хотят сделать правителем племянника Виаланы Глика. Он серьезный человек, искушенный в придворных интригах. И он является наследником королевской власти по крови.
  - А как же Риндал?
  - Принц сбежал. Потом, он - мальчишка. Он не сможет управлять Унилоном.
  - И вы хотите сказать, что моими услугами заинтересовался Глик?
  - Он пока о вас не знает. Но, несомненно, заинтересуется, если я наведу его на эту мысль. Лекарства нужны не только лично ему, но и его войску, которое осуществит переворот в Унилоне. Там будет большая битва, и в ней появятся убитые и раненые. А после получения травмы многим необходимо лечение антибиотиками, которых у нас нет. Во время хирургических операций нужен асполамин. Да и как хирург вы нас интересуете, поскольку у вас есть опыт работы с ранеными.
  - Хирургов много. У меня есть мысли, как я еще могу быть полезным Глику, если он намерен собрать войско для похода против королевы. Но об этом я буду говорить непосредственно с наследником престола, - Тень тут же подумал, что стать необходимым Глику тоже весьма перспективно.
  - Это ваше право. Теперь о переходе границы. Вам придется взять пару отгулов на работе и пойти со мной. Я знаю путь в Унилон горной тропой, минуя пограничные заставы. Он занимает всего пять - шесть часов времени. С той стороны нас будут ожидать слуги с запряженными двурогами, которые быстро доставят вас в имение Глика и Змуна. Когда вы сможете выехать?
  - Сегодня у меня операции, а завтра состоится общее собрание медперсонала. Я не могу его пропустить. Только через пару дней я буду свободен.
  - Очень хорошо. Не стоит надолго откладывать наше дело. Жду вас послезавтра утром у каменной гряды возле дороги на пристань.
  Когда Тень утром в оговоренный день приехал к пристани и дошел до каменной гряды, посланник уже ждал его. Они немедля двинулись в дорогу. Путь по горной тропе оказался довольно трудным. Дорога петляла и вела путников то вверх, то вниз. Ветви кустарника, росшего в горах, хлестали их по щекам. Камни осыпались под ногами. Они почти совсем выбились из сил, когда наконец показался просвет между гор.
  Тень хотел предложить посланнику передохнуть, но за поворотом они увидели среди деревьев молодого парня в крестьянской одежде, держащего в поводу двух двурогов. Еще одно животное паслось неподалеку.
  - Я поговорил с Гликом. Как я и ожидал, он крайне заинтересовался вами. Вы поедете со слугой в поместье племянников королевы. Вас там ждут, - сказал посланник.
  - А вы не поедете со мной?
  - Нет. Меня ожидают другие дела.
  "Возможно, это к лучшему, - подумал Тень, - чем меньше свидетелей, тем лучше".
  Он с помощью слуги залез на двурога и поехал вслед за парнем, который умело держался в седле, но ехал медленно, чтобы Тень за ним успевал.
  Дорога вела их по пестревшей всеми оттенками синего и лилового дрилловой рощице, которая постепенно кончилась и превратилась в пастбище с густой, не по-осеннему сочной травой. В поле дорога стала тропинкой. Было заметно, что повозки здесь не проезжали. Вероятно, эта тропа предназначалась только для двурогов.
  - Эй, любезный, скоро мы доедем до имения тэра Глика? - спросил Тень у парня.
  - Да, господин. Это уже его поле.
  - Неужели его усадьба расположена так близко к границе?
  - Да, ведь здесь граница идет по горам, поэтому место безопасное даже во время войн.
  Вдали показались дома. Тень перестал разговаривать со слугой и стал разглядывать имение, в которое они въехали. Вблизи выяснилось, что постройки состояли из господского дома, выстроенного в традициях средневековья: с обширным, обнесенным каменной стеной двором, в который выходили все окна, и глухой наружной частью, избами слуг и конюшней. Самый большой дом, несомненно, был пристанищем господ. Он имел два этажа и состоял из средней части и двух крыльев.
  - Правое крыло для мужчин, - пояснил слуга, - а левое - для женщин и детей. Там находятся и супружеские спальни. Посередине расположены зал для приемов и столовая. Но господин примет вас в правом крыле, в своем кабинете.
  - Помоги мне слезть и доложи обо мне тэру Глику, - прервал пояснения парня Тень.
  - Как вас назвать?
  - Скажи, приехал тот хирург, о котором вам вчера докладывали.
  - Разве господин болен? Я и не знал, - удивился слуга.
  - Это не твое дело. Иди докладывай, - прикрикнул на него Тень.
  Он вошел в дом и остался в просторном и холодном холле, а парень прошел по лестнице наверх и свернул в правую часть здания. Тень ждал недолго. На верхней галерее показался человек среднего возраста в дорогой бежевой бархатной куртке и теплых коричневых брюках. Лицо выдавало в нем породу, по которой Тень узнал бы хозяина усадьбы, даже не глядя на одежду.
  - Здравствуйте, господин хирург. Я ждал вас с нетерпением.
  - Здравствуйте, тэр Глик. Рад увидеть вас и познакомиться поближе.
  - Пройдемте в мой кабинет.
  Тень поднялся по лестнице и пошел вслед за хозяином усадьбы. В кабинете Глик тщательно запер дверь. Затем он надавил рукой на книжные полки, и они с легким скрипом отодвинулись вглубь. За ними оказалась еще одна маленькая комната без окон.
  - Наше дело - секретное. Я не хочу, чтобы нас подслушали, - объяснил Глик. - Посланник Тимригуса, который связывался с вами, сказал, что вы можете раздобыть редкие лекарства для обезболивания при операциях и для предотвращения нагноения ран.
  - Это так. Но я могу сделать гораздо больше, - уверенно заявил Тень.
  - Чем же вы еще можете нам помочь и какую хотите награду? - заинтересовался хозяин.
  - Видите ли, я всю жизнь мечтал жить в Унилоне, иметь титул тэра и слуг в подчинении, иметь свою усадьбу.
  - Но я же не король, чтобы раздавать такие милости, - хитро улыбнувшись, заметил Глик.
  - Да, но я полон решимости бороться за то, чтобы вы им стали, поскольку Тимригус отстранен от власти, да он и не популярен в народе. Правда, прибыла королева, но она не умеет править государством и ничего не понимает в придворных отношениях. Принц же слишком молод. Вы - единственный и законный правитель Унилона, - Тень решил, что этот важный унилонец проглотит любую лесть.
  - Действительно, многие так считают. Но моя борьба за трон будет чрезвычайно опасной и, возможно, кровопролитной.
  - Я знаю это, Ваше Могущество, и хочу выступить в этой борьбе на вашей стороне, - Тень считал, что главное - убедить принца в своей полезности, а что будет дальше, покажет будущее.
  - Но перед началом компании требуется длительная подготовка. Нужно собрать под моими знаменами всех недовольных. Необходимо их вооружить и продумать план выступления, - вряд ли рядовой врач сможет помочь с оружием, думал Глик, но закинуть удочку стоит.
  - Я помогу вам вооружить восставших. У меня есть доступ к оружейному складу в Гории. В нашей стране оружие гораздо более совершенно. Я достану вам ружья, которые разят наповал, мины и пулеметы, - тут же откликнулся Тень.
  - Но мои воины не умеют всем этим пользоваться.
  - Я научу их. Это несложно.
  - Что ж, господин хирург, я принимаю ваши условия. Когда я стану королем, вы получите обещанную награду. Теперь к делу. Я буду собирать войско, а вы в это время добудьте оружие. Я сообщу вам, когда и куда его доставить. Кстати, как к вам обращаться? - как бы между прочим спросил тэр Глик, намереваясь негласно навести справки в Гории.
  - Зовите меня Тень. Настоящее имя я называть не буду, тем более что после получения титула оно изменится.
  - Ну что ж. Я буду держать с вами связь через того же человека, который направил вас сюда. И не вздумайте проговориться о нашем разговоре. Оружие у нас несовершенно, но убивать мы умеем, - ответил раздосадованный Глик.
  - Что вы, Ваше Могущество, как я могу подвести своего короля?! - с излишним энтузиазмом воскликнул предатель.
  - Хорошо. Сейчас вас накормят в столовой, затем предоставят комнату для отдыха. Завтра с утра слуга проводит вас обратно.
  Взволнованный Тень вышел из кабинета и пошел вслед за дежурившим в коридоре слугой в столовую. Теперь его цель была гораздо ближе. Он сильно устал, но не хотел ни есть, ни спать. Его переполняла радость от того, что он смог сделать первый шаг на пути к престолу Унилона.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"