Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  55
  Войска королевы подоспели на удивление быстро. Еще не расформированные части двинулись ко дворцу ускоренным маршем. Всадники на двурогах опередили пехоту и через несколько часов были уже у развилки дорог, где встретились с министром Короны.
  Оставив королеву в охотничьем домике, Кэртоус во главе отряда отправился ко дворцу. Следовало дождаться подхода основных сил.
  Министр Короны не находил себе места. Конечно, захват дворца еще не означал поражения. Даже если мятежники завладеют королевскими покоями, дело можно будет поправить. Главное - уберечь Виалану. Пока королева жива, все претенденты на трон - лишь бунтовщики, но с ее гибелью власть перейдет к Глику. Впрочем, Кэртоус не заблуждался на этот счет. Раз в нападении участвует Тимригус, значит, он и станет снова королем. И тогда пощады ждать нечего.
  Минуты тянулись, как желе. Мысли вязли в тягучем времени, не давали быстро принять необходимые решения. И вдруг что-то случилось! Что-то вырвало тэра Джула из унылого кошмара, резко, как удар копьем. Над лесом поднялось зарево. Это могло значить только одно - горел дворец! Не в силах больше ждать, он отдал приказ выступать. Оставленный им офицер должен был направить пехоту на помощь отряду всадников.
  Дворец был охвачен пламенем. Тэр Джул с ужасом смотрел, как из окон вырывались языки огня. Замок горел, старинные каменные стены казались живыми в красных отблесках пожара. В наступающих сумерках огонь освещал окрестности, как утром. Он отражался в осенних лужах, превращая их в сверкающее золото. Шум был такой, будто навстречу министру Короны скакало стадо двурогов. Горячий ветер обдувал лицо Кэртоуса.
  От основного здания огонь перешел на сараи и конюшню. Хорошо, что Лэрти вовремя открыл двери и выпустил животных.
  Яркий оранжевый столб колыхался над крышей, подсвечивая башенки и разбрасывая красные звезды во все стороны. И вдруг в сумеречном небе появилась большая птица. Она не испугалась огня, напротив, летела прямо на свет. Лэрти, как завороженный, смотрел на раскинувшиеся в стороны крылья. Вот птица подлетела слишком близко, крыло коснулось огненного столба, вздрогнуло и опало. Птица издала странный, леденящий душу крик, и рухнула к ногам бьющихся у стен дворца воинов.
  Из окон и дверей вылетали обожженные сторонники Тимригуса и Глика. Они кричали от боли, бросали свое оружие и катались по земле. Солдаты из отряда Кэртоуса лупили противников мешковиной, чтобы потушить огонь на их одежде. Вместе с врагами из дворца выбегали случайно остававшиеся там слуги королевы. Их воины Виаланы окатывали холодной водой. Подоспевшая пехота принимала покинувших дворец, очумевшим от ужаса врагам связывали руки и брали их под стражу. Пленных накопился уже не один десяток. Однако те крестьяне и арды, которым довелось участвовать в войне с Горией, бились насмерть. Они полагали, что в случае поражения их ждет виселица. Не по своей воле они оказались мятежниками, однако хотели жить. Те же, кто в жизни не держал в руках оружия, быстро сдавались в плен. Лишь их предводители и думать не хотели о поражении.
  Ни Тимригус, ни Глик не собирались сдаваться. Глик бился за свою жизнь и жизнь своей семьи, понимая, чем грозит им победа королевы. А Тимригусом руководила ярость. Он сражался с воинами Виаланы изо всех сил. В одной руке он держал копье, которым из-за тесноты орудовал, как дубинкой. В другой у него было горийское ружье.
  Вряд ли ему удалось бы прорваться сквозь ряды наступающих солдат, но тут ему на помощь пришел случай. Из упавшей птицы невесть как появился молодой человек. Увидевший его тэр Кэртоус, сражавшийся с младшим из племянников королевы, на миг замер от удивления.
  Парень был обычного роста, но выглядел странно. Его узкие штаны, однако ж, не были лосинами. Странная блестящая ткань также не напоминала ни одну из известных тэру Джулу. Расстегнутая на груди рубашка из плотной белой ткани открывала грудь, скорее загорелую, чем смуглую, так как шея была несколько светлее. Коричневые - подумать только! - волосы не походили ни на зеленоватые шевелюры унилонцев, ни на черные горийцев. Да и прическа вызывала оторопь. Вместо двух двойных хвостов, которые носили знатные мужчины или распущенных волос простолюдинов прическа незнакомца представляла собой короткую стрижку, словно шерсть двурога, обрезанная после зимы.
  Все это Кэртоус отметил, лишь раз взглянув на незнакомца. В бою не до размышлений. Змун был моложе и сильнее, зато министр Короны превосходил его в искусстве боя.
  Между тем, парень крутил головой, кого-то высматривая. Кэртоус увидел, как Тимригус, которому не было дела до странностей незнакомца, использовал его как средство к спасению. Подскочив сзади, он отбросил бесполезное копье и обхватил пришельца за шею, другая рука крепко сжимала грозное оружие горийцев. Пятясь спиной к нападавшим, бывший король прикрывался пленником, как щитом, а опешившие солдаты королевы, не понаслышке знавшие, что такое ружье, замерли на месте. Кэртоус бросился к негодяю, который когда-то был его другом, Тимригус поднял ружье... Положение спас вышедший из дворца Лэрти. Он бросился на Тимригуса сзади и ударил по голове тяжелой шкатулкой, которую неизвестно зачем вынес из комнаты Топи.
  Конечно, умей Тимригус стрелять, вряд ли схватка обошлась бы без жертв. Но полученные от Карфа ружья попали в руки бунтовщиков всего несколько дней назад. Экстренный инструктаж позволил некоторым из них научиться стрелять и даже заряжать полученное оружие, но о прицельном огне не могло быть и речи. Кроме того, чтобы выстрелить из тяжелого ружья, Тимригусу были нужны обе руки. Поэтому, сбитый с ног верным Лэрти, мятежный король не смог воспользоваться смертоносным орудием. Солдаты королевы тут же схватили его и скрутили, крепко связав руки. Несколько помятого незнакомца посадили на траву под дриллой. Он потирал шею и с изумлением наблюдал за окончанием битвы.
  Тэр Джул смотрел на дворец, не замечая, что по лицу у него текут слезы. Ведь дворец был его вторым домом. Именно здесь он играл в детстве с Виаланой и Тимригусом. Здесь их нянчила старая Топи. Здесь он влюбился в первый и последний, по-видимому, раз. В чувство его привел Змун, нанесший удар клинком в правое плечо. Рана была неглубокой, но болезненной. Перехватив оружие левой рукой, Кэртоус резким движением поразил бок своего противника. Змун зажал рану рукой и повалился на землю. К нему тотчас бросились солдаты королевы. Тэр Джул приказал перевязать заговорщика, крепко связать и оттащить подальше от огня.
  Министр понимал, что если загорятся деревянные балки, то здание будет разрушено непоправимо. Восстановить его не удастся, можно будет только построить заново, а на это уйдет год, если не больше. Но был ли у защитников замка другой выход, кроме поджога? Кэртоус думал об этом и не находил альтернативы.
  Он совсем уже мысленно расстался со своим вторым домом. Но когда последний воин Тимригуса и последний слуга королевы выбежали из замка, в небе вдруг появились огромные неведомые птицы. Они спустили на замок воздушный радужный колпак, который постепенно потемнел. Через какое-то время воздух снова стал прозрачным, шум умолк, а пожар прекратился.
  Тэр Джул не очень удивился появлению громадных птиц. Виалана рассказывала ему об острове Синих лун, где водились эти чудесные животные, созданные руками Переселивших и умеющие массу разных вещей. Они назывались флаерами, а внутри них сидели люди, которые управляли всеми действиями. Видимо, таким же флаером была и птица, на которой прилетел незнакомец. Странно было только то, что флаеры прилетели в нужный момент, как будто кто-то сообщил им о беде и попросил о помощи. Их способ тушения пожара министру Короны был, конечно, неизвестен и должен бы был его удивить. Но ему сейчас было не до того.
  Одна из птиц унесла и загадочного посетителя, утратившего свой летательный аппарат. Улетал обратно он уже далеко не с таким победным видом, с которым летел на подмогу. Но тэру Джулу уже не было до него дела.
  "Слава Богу, - думал Кэртоус, - пожар потух, не повредив основы здания. Если есть Бог, то он, наверно, живет на острове Синих лун, и я готов молиться на него каждый день".
  56
  Измученные воины Владетельной дамы шли, преодолевая превратившиеся в болото участки леса. Дождь все не прекращался, ветер по-прежнему дул в лицо, валил с ног. Но вот в какой-то момент они ступили на твердую почву. Вызванный климатологами дождь не смог остановить наступление, но изрядно задержал войска Срединных земель.
  Грязные и мокрые солдаты армии Данари продолжили свой поход, меся сапогами грязь на дорогах. К столице они подходили почти совсем обессиленные. Они никак не ожидали встретить на своем пути армию Унилона.
  Закаленные в боях с Горией войска королевы встретили врага неподалеку от столицы. Армия Виаланы состояла из бойцов, которые принимали участие в победоносной схватке с воинами Тимригуса и Глика при попытке взятия врагами дворца. Пожалуй, сейчас враг был в более выгодном положении, поскольку позади него был лес. Первая атака королевской кавалерии на двурогах оттеснила войска Данари вглубь леса. Воины Виаланы были вооружены мечами и копьями. Пехота Владетельной Дамы не смогла устоять против кавалерии Унилона.
  Враг отступил, но не сдался. В солдат королевы летели тучи стрел. Некоторые солдаты были ранены. Под кем-то падали пораженные стрелами двуроги.
  Поставленный командующим войск тэр Джул решил изменить тактику боя. Часто охотясь поблизости от столицы, он хорошо изучил лес в округе. Оставив командование кавалерией на Лэрти, Кэртоус с отрядом пехотинцев-арбалетчиков побежал в лес кружным путем. План был такой - кавалерия теснит противника в лес, а с тыла на них нападает отряд Кэртоуса.
  Отряд тэра Джула быстро обошел противника и залег в лесу. Подождав, пока его господин отведет воинов на позицию, о чем слуга министра узнал от почтового кота тэра Джула, Лэрти скомандовал кавалерии идти в новую атаку. Воины Данари приготовились и подняли ружья. Они не нападали первыми, поскольку очень устали после трудного перехода по дождю и грязи. Их командир, Бларз Грамут, думал сделать привал, чтобы солдаты отдохнули, но кавалерия королевы не дала им такого шанса.
  Солдаты Данари начали стрелять в наступающего противника, но с тыла в них полетели стрелы. Враги королевы не знали, куда бежать. Со всех сторон им грозила смерть. Если закрыть щитом живот и грудь от меча кавалериста, то стрела может поразить спину. Началась паника. Вражеское войско рассыпалось по лесу. Воины королевы бросились за ними в погоню. Некоторых взяли в плен. Другие постыдно бежали. Битва дамы Данари за трон Унилона была проиграна.
  57
  Вечером накануне выходного дня в госпитале было скучно. Операции не проводились, врачей почти не было. Медсестра - только на пульте, дежурная. Она не расположена была болтать. Принц с удовольствием пообщался бы с Айи, но ее дежурство ожидалось только после выходных. Даже телевизор в холле сломался, А Рин уже привык к просмотру хороших передач.
  Рин без всякой цели бродил по коридору. На танкетке около процедурного кабинета он увидел несколько газет. Он с большим вниманием относился к чтению периодики и думал, как хорошо было бы выпускать газету в Унилоне.
  Заголовок одной из газет привлек его внимание. Там было написано: "Возвращение королевы в Унилон. Конец войне!". Рин схватил газету и начал быстро читать. Сомнений не было. Его мать вернулась, а он застрял здесь без денег и перспектив на возвращение.
  Принц вернулся к себе и лег в кровать. Через пару часов все уже спали, а он ворочался и думал, как ему попасть домой. Ведь мать не будет заставлять его жениться на Данари. Интересно, какой стала королева? Похожа ли она на девушку на его кулоне или нет? Ей уже должно быть тридцать с небольшим. Наверно, она изменилась.
  Рин заснул только под утро. Сестра, пришедшая в палату с градусниками, еле разбудила его.
  - Проснитесь, наконец, - позвала его она, - к вам посетитель.
  - Где? Что? - бессмысленно тараща глаза, спросил принц.
  - Вас ожидают в коридоре.
  Рин накинул сверху пижамы теплый халат и, прихрамывая, выбежал в коридор. Там сидел Лэрти, который когда-то помог ему бежать из гостиницы.
  - Здравствуйте, высокородный принц. Я принес вам весточку от вашей матушки.
  - Лэрти, друг, как я рад вас видеть!
  - Я тоже очень рад. Но вас также хочет видеть королева.
  - Но я не знаю, как мне выбраться отсюда. У меня же ничего нет - ни денег, ни двурога. Да и границу просто так не перейдешь.
  - Не беспокойтесь. Министр Короны все предусмотрел. Я привез вам деньги, документы и новую одежду. А насчет границы вы зря беспокоитесь. Между Унилоном и Горией теперь мир. Границу перейти можно просто по паспорту.
  - Но как мы доберемся до границы?
  - Это тоже просто. Здесь ходит транспорт, эти их чудные автобусы и трамваи. Мы доедем до конечной остановки, а там нас уже ждут двуроги. В горах мы сделаем привал и переночуем, а завтра вы сможете увидеться с вашей матушкой.
  - Это замечательно. Я сейчас же пойду к врачу и попрошу выписать меня. Ведь я уже совсем здоров.
  После выполнения всех формальностей Риндал и Лэрти тронулись в путь. На улице стояла обычная осенняя погода. Небо было серым. Накрапывал мелкий дождик. Принц так хотел домой, что даже отказывался остановиться в харчевне и хорошенько подкрепиться. Лэрти стоило больших трудов его уговорить.
  Путешествие в автобусе произвело на Рина большое впечатление. Всю дорогу он разглядывал необыкновенные многоквартирные дома в городе, машины, пешеходов в непривычной одежде, телефонные будки. Он думал о том, что здесь живут люди гораздо более умные, чем в Унилоне. Нужно обязательно поближе подружиться с Горией, чтобы перенять их умения и изобретения.
  На конечной остановке автобуса их с Лэрти действительно ждали два двурога, которых за небольшую плату взялись подержать у себя дорожные рабочие, живущие в небольших вагончиках. Домов здесь уже не было. Вагончики стояли у дороги на траве, и животным было, чем полакомиться.
  Заплатив нужную сумму, Лэрти взял двурогов под уздцы и передал одного принцу. Они с Рином взобрались на животных и направились к пограничному пункту. Пограничники Гории пропустили их без слов. Их вполне устроили паспорта, которые тэр Джул выправил для принца и для своего слуги. Для пограничников же Унилона хватило королевского кольца на пальце Рина и собственноручной записки министра Короны с его личной печатью с просьбой пропустить Лэрти и принца.
  Путникам предстоял долгий переход по горам, затем по лесу и вдоль реки до столицы Унилона. В горах они остановились на ночевку. Горы в сумерках казались страшными чудовищами, вдали ухали какие-то птицы и завывали звери, но костер, который развел Лэрти, заглушал страхи.
  Для ночевки, боясь сильного дождя, слуга тэра Джула развесил между деревьями навес из непромокаемой ткани. Путники под ним завернулись в теплые одеяла и заснули. Поскольку принц не спал предыдущую ночь, он быстро и крепко заснул.
  Утром погода наладилась. На голубом небе пролетали небольшие белые облака. Утреннюю песню завели щеголехвостки. Трава была мокрой, то ли от вчерашнего дождя, то ли от росы. Рин проснулся посвежевший от горного воздуха, и сильно захотел есть. К счастью, Лэрти предусмотрел и это. Из своего мешка он вынул кусок вяленого мяса олепена, краюху хлеба и флягу с пламом. Товарищи подкрепились и направились в путь. Вскоре горы кончились, и путники въехали в лес.
  Всю дорогу принц мечтал о встрече с матерью. Он задумчиво ехал по лесу, уклоняясь от веток деревьев. Около реки лицо стал обдувать свежий ветерок. Парень ничего не замечал. Он думал о том, как ему жаль расставаться с Айи. Он даже не попрощался с ней, поскольку ушел до ее появления в госпитале. Но Рин надеялся, что они еще встретятся. А сейчас все его мечты были о королеве. Путешествие прошло незаметно.
  В столице было тихо. Народу на улицах совсем мало.
  - Что случилось? - спросил Рин, - почему на улицах никого нет?
  - Вы же еще ничего не знаете, - сказал ему Лэрти, - тут была настоящая война. Ваш кузен Глик объединился с бывшим королем и напал на дворец. Им помогала дама Данари.
  - Какой ужас! И какой же он болван!
  - Если вы имеете в виду Глика, то он точно болван. Но его наверняка подстрекал братец Змун. Сам Глик не додумался бы выступать против вашей матушки.
  - И чем же все закончилось?
  - Конечно, королева их победила. Но люди боятся теперь выходить из дому. Пока они привыкнут, что никто больше не посмеет нападать на столицу, пройдет какое-то время. А пока по выходным не работают ярмарки, люди не выходят по вечерам на прогулки. Поставщики продуктов выезжают во дворец под усиленной охраной. Для этого крестьяне объединяются в отряды и вместе везут во дворец свои товары. И это еще не все...
  - Что же еще?
  - Пострадал дворец. Чтобы выгнать оттуда захватчиков, пришлось его поджечь.
  - Как?! - ахнул Рин.
  - Не беспокойтесь. Пожар вовремя потушили. Но кое-какие восстановительные работы придется провести. В основном, пострадали покои вашего батюшки.
  - А что стало с ним самим?
  - Его королева отстранила от власти. Впрочем, она сама вам все расскажет.
  За этими разговорами путники подъехали ко дворцу. Его фасад ничем не выдавал того, что здесь был пожар. Навстречу принцу выбежали две женщины. Одной из них была нянюшка Топи, а другой - королева Унилона. Рин, конечно, не знал, что Виалана несколько часов наблюдала за дорогой из окна своего будуара. Она выслала к воротам слугу, чтобы ей вовремя доложили о приезде сына, но и сама не смогла отойти от окна. И как только на горизонте показались два всадника, она, забыв про свое высокое положение, выскочила из дворца, как девчонка.
  - Деточка! - завопила Топи, - мальчик мой, ты жив! Ты вернулся!
  Королева же молча смотрела на сына. Казалось, от волнения она не может ничего сказать. Лэрти отъехал в сторону, чтобы не мешать, а Рин соскочил с двурога и бросился навстречу матери. Няня перехватила его первой и заключила в свои мощные объятия. Слезы лились из ее глаз.
  - Неужели это мой сын? - прошептала королева, - какой красавец! Как я рада, что судьба подарила мне эту встречу!
  - Мама! - крикнул Рин, выворачиваясь из объятий Топи, - Мама!
  Больше он не мог ничего сказать. Он совершенно не помнил эту женщину, но как долго он мечтал об этом свидании!
  - Мальчик мой, иди ко мне, - сказала наконец Виалана и обняла сына.
  Уже много позже, когда страсти немного улеглись, а Топи накормила своего любимца сытным обедом, королева решила поговорить с Рином серьезно.
  - Сын мой, я бесконечно рада встрече с тобой. И я дам нам обоим время насладиться обществом друг друга. Но через месяц ты должен будешь вернуться в Горию.
  - Я съезжу туда, но ненадолго. Там у меня остались друзья, - при этих словах Рин немного покраснел.
  - Нет, дорогой. Ты поедешь надолго.
  - Зачем?
  - Ты же мой наследник. Будешь править страной, когда я стану старой. Ты должен многому научиться.
  - Но разве я не могу учиться в Унилоне?
  - Тут нет таких учителей, чтобы научить тебя править королевством. Ты поедешь в Горию, поступишь там в их институт, и будешь изучать экономику, право и другие науки. В каникулы ты будешь приезжать ко мне, и мы сможем проводить какое-то время вместе.
  - А ты разве училась в их институте?
  - Я многому научилась на острове Синих лун. Я когда-нибудь расскажу тебе, как там живут. Может, ты съездишь и туда.
  - Хорошо, матушка. Тебе виднее.
  - Вот и славно.
  Королева была рада, что трудный разговор так просто закончился. Принц был согласен подчиниться ее воле. Он скоро должен уехать, но пока она собиралась быть рядом с ним и наслаждаться его присутствием. А принц так и не спросил о судьбе своего отца. Тот был слишком жесток с ним, и его отсутствие во дворце было Рину только на руку.
  58
  Войска Срединных земель разрозненными группами возвращались на родину. О судьбе своего командующего солдаты не знали. Лишь младшие командиры, где успешно, а где и не очень, пытались собрать своих людей, чтобы уменьшить потери при дальнем переходе. Никто из них даже не подумал отправлять сообщение Владетельной Даме. Охотников класть голову на плаху не нашлось.
  Наренус ждал победных реляций со дня на день. Он получил известие из Унилона, что свергнутый король и племянники королевы решили поднять мятеж. Регулярных частей у них не было, а подневольные крестьяне не представляли для армии Данари серьезной угрозы. Наоборот, их выступление должно было отвлечь войска королевы от битвы с отрядами Дамы.
  Какое удачное стечение обстоятельств! Эх, где его молодые годы?! Если бы не старческая немощь, он сам с удовольствием принял бы участие в кампании. После этого его влияние на Владетельную Даму не имело бы границ! Как хорошо, что он сумел вовремя нейтрализовать Драдла Дладри! Это выскочка Бларз, даже одержав победу, не сможет составить ему конкуренцию.
  Пребывая в приподнято-взволнованном настроении, старик не отходил от окон. Когда же, когда прискачет вестник, возвещающий о победе?
  Старик представлял себе, как всадник в запыленной одежде на изнемогающем от усталости двуроге приблизится к воротам дворца. Слуги, высыпавшие наружу, снимут его со скакуна и, почтительно кланяясь, проведут в зал приемов. Возможно, Данари самой захочется услышать радостную новость. Что ж, он скромно постоит в уголке. Все, что ему причитается, он получит потом. Можно и подождать.
  Но время шло, а вестей с фронта все не было. И вот, наконец, на дороге, хорошо просматривавшейся из окон его покоев, показался утомленный всадник. Часть доспехов была утрачена, грудь вестника перепоясывали окровавленные бинты. Наренус позвонил в колокольчик и приказал неслышно возникшему перед ним Зипанту помочь ему спуститься в зал.
  Зипант почтительно поправил костюм на своем господине и, крепко взяв его за руку, повел вниз по лестнице. Тем временем вестник уже достиг тронного зала, в котором его ожидала Владетельная Дама.
  - Ваше Могущество, я принес Вам печальную весть, - низко кланяясь, заплетающимся языком произнес посланник. - Армия разбита, потери очень велики. Многие пропали в лесах Унилона, а судьба командующего неизвестна.
  Услышав эти слова, Данари едва не приказала схватить нечестивца, посмевшего принести ей такую новость, но сдержала свой порыв. Улыбнувшись так, что слуги отпрянули, она приказала:
  - Проводите этого человека на кухню, дайте ему еды и воды и перевяжите раны. Для подробного доклада я вызову его позднее.
  Затем она повернулась к Наренусу. Старик, если бы мог, провалился бы под землю. Но возраст не позволил ему покинуть зал при первых же словах посланца.
  - Ну что, дорогой мой Первый министр? Как вам результат ваших начинаний? Таких бед не случалась с моей страной много лет. Прав был Кэртоус, а я зря выпустила вас из башни. Но уж это-то легко поправить. Стража, взять его! Верните его в место прежнего заключения, его судьбу я решу позже. - Прекрасная в своем гневе, Данари поднялась и быстро вышла из зала, а Наренус, повинуясь арестовавшим его ардам, поплелся следом, размышляя о своей судьбе.
  59
  Королева вышла к обеду в простом сером платье в пол, но и в нем она была ослепительно хороша. Тэр Джул не садился за стол, поскольку по этикету никто не мог сесть раньше царствующей особы. Министр понял по сверкающим глазам Виаланы, что она взволнована. И он не ошибся.
  - Тэр Джул, - официально произнесла королева, - прежде чем мы сядем за обед, я хотела бы решить насущные вопросы. Пойдемте со мной в кабинет, и распорядитесь, чтобы туда доставили Тимригуса.
  - Слушаюсь, Ваше Могущество, - ответил Кэртоус. Он понимал, что Виалана говорит так церемонно, поскольку дело, которое она намеренна обсудить, имеет государственную важность.
  Министр велел охраннику, дежурившему у двери, привести Тимригуса. Того через несколько минут ввели в кабинет королевы двое дюжих молодца. Бывший король был бледен. Одежда его загрязнилась и порвалась во время попытки убежать от воинов Виаланы. Он низко склонил голову перед бывшей супругой.
  - Подданный Тимригус, - начала свою речь королева, - вы подняли мятеж, хотели разграбить мой дворец и убить меня. Вы собирались незаконно присвоить себе право властвовать в Унилоне. За это полагается смертная казнь.
  Губы бывшего владыки задрожали. Казалось, он вот-вот заплачет.
  - Но я оставлю вас в живых, - продолжала Виалана, - и этому есть одна причина. Вы - отец наследника престола Риндала. Поэтому вы будете помещены в далекую крепость и под строжайшей охраной проведете там остаток жизни.
  - Помилуйте, королева! - всхлипнул Тимригус и упал на колени.
  Но Виалана была беспощадна. Она велела солдатам, которые привели ее бывшего мужа, увести его и охранять день и ночь до самого его отъезда в крепость для преступников.
  - Лапочка моя, обед стынет, - заглянула в комнату Топи.
  - Подождите, няня, - строго сказала королева, - тэр Джул, у меня есть еще кое-какие вопросы. Вы обратили внимание, что во время пожара выбегавшие из дворца сторонники Тимригуса и Глика бросали на землю ружья. Меня очень интересует вопрос, откуда они их взяли.
  - Вы правы, моя королева. Я тоже задавался этим вопросом. Как вы понимаете, ружья они могли достать только в Гории.
  - А это значит, что среди них был кто-то из Гории. Интересно, кто?
  - Думаю, стоит опросить пленного Глика.
  - Да, пожалуй. Пусть его приведут.
  Вызванные снова солдаты спустя небольшое время ввели в кабинет королевы ее старшего племянника. Тот был не в лучшем состоянии, чем бывший король. Волосы его растрепались, под правым глазом наливался синяк, мочка уха кровоточила.
  - Мой любезный племянник, я не ожидала от вас, что вы посмеете выступить против законной власти Унилона, - произнесла Виалана.
  Глик молчал.
  - Ваша судьба зависит только от вас. Если вы дадите правдивые показания, я заменю вам казнь пожизненным изгнанием.
  - Я готов, Ваше Могущество, - пролепетал Глик.
  - Скажите, кто достал для захватчиков ружья?
  - Это один человек из Гории. Его зовут Карф, хотя он называет себя Тень. Он продал мне сотню ружей.
  - Ваше Могущество, - вмешался тэр Джул, - одного из пленных зовут Карф. Вы хотите его допросить?
  - Много чести, - ответила Виалана, - мне достаточно поговорить с племянником. А насчет этого Карфа, распорядитесь, чтобы его под конвоем доставили в Горию, и напишите сопроводительное письмо, что он украл у них ружья и передал их мятежникам в Унилон. Пусть в Гории сами разберутся с этим авантюристом.
  - Будет исполнено, Ваше Могущество.
  - А теперь с вами, Глик. Вы и ваш брат с этого момента не имеете права выезжать из своего поместья. Если вас кто-то встретит за его пределами, вас арестуют, и вы будете препровождены в тюрьму. Кроме того, вы лишаетесь права наследовать престол. Если принц Риндал умрет бездетным, право на престол получит ваш старший сын.
  Виалана отвернулась от племянника, показывая, что она больше не хочет его видеть.
  - Стража, уведите преступника. А завтра отправьте его домой. Пожалуй, пора и пообедать. Пойдемте, тэр Джул, - сказала она.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"