Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Глава 13

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  45
  Посланец Наренуса Дурб не стал медлить. Как только дядя передал ему приказание Первого министра, он принялся готовиться к отъезду. Как он не спешил, следовало запастить провиантом, найти хорошего двурога и одежду, которая не бросалась бы в глаза. Зипант передал ему тяжелый кошелек и разрешение Наренуса не стесняться в расходах. Впрочем, Дурб понимал, что шиковать не следует - монеты предназначались для дела.
  Дурб был молод и самонадеян. Он верил, что сможет завоевать расположение старика - министра и стать его доверенным слугой. Конечно, у Наренуса есть Зипант, но он так же стар, как и могущественный тэр. А он, Дурб, может сделать то, что старикам уже не под силу.
  Сиреневые, темно-фиолетовые, черно-синие листья устилали тропу. Прохладный ветер задувал под камзол, проводил по спине ледяной ладошкой, теребил нетерпеливо волосы, поторапливал: спеши, не зевай! Молодой, резвый, но послушный двурог бежал легко, как и седок, полной грудью вдыхая осенний воздух.
  До городишки, из которого отплывали корабли в Горию, путь неблизкий. Обычный всадник потратил бы на него дня два, а то и три. Однако Дурб выехал еще до света, благо ночи стояли светлые. Лана и Латун заливали своими лучами поля и дороги королевства.
  Первую половину пути Дурб наслаждался поездкой и мечтал, как завоюет расположение могущественного министра. Кто знает, может, в благодарность за выполнение тайного поручения тэр сделает его ардом. Всем известно, что он умеет, кланяясь Владетельной Даме, повелевать ею.
  По мере продвижения вперед желание спешить покидало Дурба. Королева пропала пятнадцать лет назад. Что может изменить один день? Солнце, еще теплое, согрело посланца Наренуса. После полудня он остановился перекусить. Сытный обед и свежий прогретый воздух вызывали истому. Дурб стреножил двурога, а сам прилег на опушке на мягкий ковер листвы. Приятная тяжесть кошелька придавала парню чувство собственной значимости. Сладкие мечты перешли в сладкий сон.
  Лишь под вечер, когда прохлада осела на траву крупной росой, Дурб проснулся. Надо было поторопиться, чтобы найти приют на ночь. С деньгами Наренуса останавливаться в харчевне было опасно. Пожалуй, лучше спать в чужом сарае, не сообщая об этом хозяевам.
  46
  Путь занял почти трое суток. В Лизепец, где швартовались не только торговые, но и королевские суда, Дурб въехал перед закатом. Здесь ему было велено ночевать у вдовы, державшей дом для путников и служившей Наренусу шпионкой не первый десяток лет.
  Дом оказался и харчевней, и постоялым двором, да и борделем сразу. Хозяйка делала все, чтобы матросы, давно не сходившие на берег, ни в чем не испытывали нужды. Дурб попросил комнату, и хозяйка проводила его на верхний этаж. Комнатенка была небольшая, но удобная. Набитый соломой матрас недавно чинили и перетряхивали. Сверху лежала простыня из домотканого холста, на удивление чистая. Имелась даже подушка, набитая летней двурожьей шерстью. Негодная для пряжи, она шла на подушки и теплые одеяла. Правда, на этой кровати одеяла не было, его заменяла старая истертая шкура.
  Дурб сбросил с плеч суму, умылся в тазу и отправился в нижний этаж, перекусить. Но не успел он выйти из комнаты, как в дальнем конце коридора раздались крики и звук ударов. Другой бы постарался юркнуть обратно в комнату, но не таков был посланец Наренуса. Он, не скрываясь, прошел по коридору туда, откуда неслись крики, и ему повезло.
  Хозяйка со слугами выгоняли из комнаты старого моряка. Его красный нос и дрожащие руки ясно сообщали о том, как он проводит свободное время. Из перепалки, услышанной Дурбом, стало ясно, что он задолжал за комнату и харчи.
  Здоровые молодцы, подбадриваемые разгневанной женщиной, подхватили бедолагу под руки, предварительно отвесив ему несколько оплеух. Пьяница жалобно ныл, просил не выгонять его еще сутки, а там и "Величие Короны" отплывет в очередной рейс. Стало ясно, что моряк служит как раз на том корабле, который интересовал Дурба больше всего.
  Завидев постороннего, слуги остановились. Старик бросил на Дурба безнадежно-молящий взгляд. Тот вынул из кармана несколько мелких монет и сунул в руку хозяйке.
  - У меня нынче удачный день, надо делиться. Тогда, глядишь, и тебе кто-нибудь поможет в трудную минуту.
  Женщина молча ссыпала деньги в карман фартука и кивнула слугам. Те отпустили пьянчужку и ушли вместе с хозяйкой. Моряк схватил Дурба за руку и попытался ее поцеловать.
  - Добрый господин! Вы спасли меня от холодной ночи на улице! Вы полны добродетелей! Если бы я мог, я угостил бы вас пенной кружкой плама, но, увы, я совсем пуст.
  - Зато я при деньгах. Пойдем-ка, обмоем твою удачу и наше знакомство.
  Внизу, в харчевне, их встретили настороженно, но Дурб вынул из кармана золотой и как бы невзначай начал его подкидывать. Убедившись, что и девка-разносчица, и повариха заметили монету, Дурб сунул ее в карман. Тотчас перед ними на столе появились большие кружки с пламом, а потом девка принесла и тяжело нагруженный поднос с кусками мяса и хлебом.
  Старик осторожно взял кружку и взглянул на своего избавителя: можно ли? Тот весело кивнул и принялся за свою порцию.
  - Так ты служишь на "Величии Короны"? - осведомился он.
  - Да, мой господин. Мы отплываем вниз по реке, чтобы отвезти туда королевского посланца.
  - Кто же это? Верно, какой-нибудь знатный дворянин, весь в мехах и драгоценностях? - Дурб хотел разговорить старика, но начинать приходилось издалека, чтобы он не насторожился.
  - Не знаю, мой господин. Я его не видел ни разу. Этот посланец как прошел в свою каюту, так и носа не кажет. Нас всех списали на берег, чтобы мы у него под ногами не болтались. А когда он прибыл на судно, я спал после вахты. Вот и выходит, что все интересное прошло мимо.
  - Не горюй, приятель. На вашем корабле часто путешествуют важные особы. Рано или поздно ты кого-нибудь увидишь.
  - Да я уж многих повидал. Я мотаюсь по реке на этой посудине, почитай, восемнадцать лет, как ее спустили на воду. И хоть капитан шибко стережет покой гостей, а все они в каюте усидеть не могут. Обязательно выйдут свежим воздухом подышать, - старый моряк потянулся дрожащей рукой к мясу.
  - Бери, бери. Ешь на здоровье - когда еще тебе придется так славно посидеть с приятелем?
  - И то верно. Только мне и отблагодарить-то тебя нечем, благодетель. Жалование у меня маленькое, и редко его хватает от швартовки до отплытия.
  - Деньги у меня пока есть. Лучше расскажи какую-нибудь историю. Вы ведь в разные места плаваете, наверняка много интересного повидали, - Дурб надеялся, что пребывание на судне самой Королевы запало в память моряку.
  - Да откуда ж? Мы все по реке, вот если бы в море вышли... - старик отхлебнул еще плама и засунул в рот такой кусок мяса, что на время лишился возможности говорить.
  Дурб отвернулся, чтобы дать моряку проглотить и отдышаться. Тот долго пыхтел у него за спиной, но потом задышал ровно.
  - Помнится, когда были празднества по поводу рождения Наследника, нам всем дали увольнительную на берег на целую неделю. То-то веселья было! Тогда меня хозяйка не гнала, да и девушки поприветливее были. Платили хорошо. Мы до самого устья ходили. А на следующий год, как младенцу годик исполнился, все прекратилось. Даже почти не праздновали.
  - Вы же тогда Королеву со свитой в Горию переправляли. Неужели по такому случаю никаких деньжат матросам не подкинули? Или, может, бочонок вина выкатили?
  - Ко-ро-ле-ву? Сроду никаких знатных дам на "Величии Короны" не видали. Если только кто из тэров захватит с собой полюбовницу. Дак они, хоть и все в каменьях, вовсе простые. Из бедных. Может, дочки ардов. Сами нос кверху дерут, а как тэра своего увидят - сразу на задние лапки и в рот ему заглядывают. Ты говоришь - королева! Кабы она решила на судно взойти, небось, целый месяц коврами бы все устилали, лаком покрывали, кушанья заморские ящиками грузили. Нет, не было такого. Я бы помнил...
  Вот это номер! Может, старый пьяница все перепутал? Точно ли он служит на "Величии Короны"?
  - Скажи-ка, друг, а на каких еще судах путешествуют знатные особы?
  - Кроме нас, только на "Восторге". Красивый корабль, новый. Его пять лет, как на воду спустили.
  Выходит, королева вовсе не отплывала из Унилона? Странно. Пожалуй, следует расспросить других людей, которые были здесь в том далеком году.
  Однако справки, наведенные в порту, подтвердили слова матроса. Что же случилось с этой высокородной дамой? Куда она могла исчезнуть, не оставив следов?
  В королевстве давно ходили слухи, что королева никогда не ступала на борт злополучного судна. Злые языки утверждали, что сам Тимригус заточил свою жену в темницу, чтобы править одному. Неужели это правда? Болтать об этом не стоит, а вот проверить придется. Не возвращаться же к тэру Наренусу с пустыми руками!
  Могла королева Виалана отправиться и к вдовствующей королеве - матери. Если жизнь с королем ее утомила, а расторгать брак она не хотела, чтобы не нарушать своих обетов. Тогда она могла бы уйти в добровольное изгнание.
  Дурб задумался, что делать дальше. Конечно, королевские резиденции разбросаны по всей стране. Самый мрачный Темный замок находится на западе страны. Но вряд ли королеву поместили в этот каменный мешок без окон, да и расположен он далеко от реки. Если виной ее исчезновения сам Тимригус, то королеву должны были бы поместить в таком месте, которое расположено по дороге к порту, поскольку по официальной версии она уплыла на корабле. Небольшой замок "Золотая дрилла", построенный дедом пропавшей королевы, посещался редко. Расположенный вдали от торговых дорог, он вполне подходил для того, чтобы скрыть коронованную особу. Возможно, его предположения ошибочны, но проверить надо. Кстати и то, что находится он на пути к резиденции королевы - матери.
  Дорога до "Золотой дриллы" была непроста. В те далекие времена, когда старый король решил его построить, через живописный поселок на берегу озера проходил путь в Горию. Мощеный тракт позволял легко выйти к реке и всадникам, и пешим. Через реку был перекинут мост, по которому днем и ночью ехали повозки с товаром. Из Гории везли доспехи, тончайшие ткани, лекарства. Из Унилона в Республику доставляли лакомства, на которые в Гории был неизменный спрос. Торговал Унилон и мясом, и шкурами двурогов. Но все это было задолго до войны и даже до рождения последней королевы из рода Валладусов.
  Со времени начала боевых действий всякая торговля прекратилась. Мост рухнул, и от него осталось лишь несколько больших камней по берегам. Пришедшую в негодность дорогу никто не чинил. Поселок обезлюдел, а в нескольких оставшихся домах жили те, кто прислуживал в замке. Если королева там, узнать об этом будет нелегко. Чтобы завоевать доверие местных жителей, потребуется время.
  Ночь Дурб провел прекрасно. Хозяйка, и без того старавшаяся угодить постояльцам во всем, заглядывала в рот посланцу Наренуса. Она обеспечила ему вдоволь выпивки, пригласила сговорчивых девиц, а уж собутыльников он нашел сам. Несмотря на обильные возлияния, он не терял головы. Впрочем, все, с кем он разговаривал, даже под хмельком не могли вспомнить ничего о визите королевы.
  Наутро Дурб неспеша двинулся в сторону "Золотой дриллы". Часть пути пролегала по широкому тракту, ведущему в столицу. Потом ему пришлось свернуть в лес, чтобы выехать к старой дороге.
  47
  Поручение тэра Джула было успешно выполнено. Правда, Лэрти вывихнул колено, когда садился в лодку, но, в некотором смысле, это и к лучшему. В госпитале он будет сыт и в безопасности. Ему не придется заботиться о жилье и пропитании. А пока нога заживет, принц освоится в чужой стране. Дальше ему будет проще. Пора возвращаться домой, но следует соблюдать осторожность, ведь его миссия, даже доведенная до конца, остается тайной.
  Окольные пути вывели Лэрти к старинному замку. Небольшой и очень живописный, он обладал, тем не менее, мощными стенами и серьезными укреплениями, делающими его идеальной тайной тюрьмой. Прилегающая к нему деревня называлась Пустошь. В ней жили преимущественно слуги, которым было поручено следить за замком. Небольшие, но добротные домики с крохотными садиками, еще не до конца разрушившаяся мощеная дорога и неизменная харчевня с пучком двурожьей шерсти на шесте говорили о том, что деревня жила несмотря на забвение. Лэрти направил своего скакуна прямо к дверям, из которых гостеприимно пахло реновой кашей с мясом. Он планировал выехать на рассвете, поэтому добрый ужин должен был компенсировать ему завтрашний завтрак.
  В общем зале сидели несколько завсегдатаев из замковых слуг. Хозяйка привычно подносила им кружки с пламом, не спрашивая платы. Так уж было заведено, что свои долги они отдавали с жалования.
  В дальнем конце комнаты, на углу стола сидел пьяный молодец, перед которым стояли пять пустых кружек. Видимо, с ним случилась беда, так как каждый входящий считал своим долгом подойти к нему, дружески хлопнуть по плечу, а то и заказать выпивку. Парень еле сидел, но вставать и уходить явно не собирался.
  Лэрти только дождался своей миски с кашей, как дверь отворилась и в харчевню вошел новый человек. По тому, как посетители повернули к нему головы и начали откровенно рассматривать, Лэрти понял, что новый посетитель - чужак вроде него. Вновь прибывший спросил себе еды и комнату, а потом сел рядом с пьяным и принялся за еду. Лэрти отвернулся. Ему было не до незнакомца: следовало решить, каким путем двигаться дальше.
  Однако вскоре с дальнего края стола раздались громкие выкрики. Хозяйка от неожиданности плеснула в очаг похлебки. Острый кислый запах достиг ноздрей Лэрти. Тот прислушался. Пьяный, рядом с которым сидел незнакомец, показывал ему кольцо с крупным сапфириолом. Сначала Лэрти не поверил своим глазам, но, придвинувшись поближе, смог разглядеть драгоценность. Золотые листья лаюмы сплетались в виде герба Кэртоусов, поддерживающего крупный синий камень. Это было фамильное кольцо тэра Джула.
  Лэрти придвинулся поближе к странной парочке.
  - У меня семья, детей пятеро, мал-мала меньше. Узников сейчас нет, сидим на половинном жаловании. Вот ты понимаешь? Как их прокормишь? Нет, ты скажи... Отец богатства не нажил, что было, на похороны ушло. После него только кольцо и осталось. Красивое... Гляди, как огонь в нем играет! Нет, ты гляди, гляди! - пьяный икнул и прильнул к кружке с пламом.
  - Откуда у твоего отца такая дорогая вещь? - осведомился его собеседник.
   - Отец рассказывал, что этой штукой с ним расплатился знатный господин. Знатный, молодой. Помог он ему, очень помог. Вот господин и расплатился. Не пожалел. Да что толку? Его и продать-то нельзя. Кто его купит? Здесь народ бедный. - Пьяный прослезился и утер глаза грязным кулаком.
  - Расплатился? За что? - заинтересовался незнакомец.
  - Эх, не идет разговор на сухую глотку, - пьяница красноречиво постучал кружкой по столу.
  Незнакомец кликнул хозяйку и приказал еще две большие кружки плама. Как только перед ним появился напиток, пьяница икнул, промочил горло и продолжил:
  - Это давно было, лет пятнадцать назад или чуть меньше. Я тогда мальцом был. В башне замка содержалась знатная пленница, совсем молоденькая девушка. Красивая такая, волосы - как золото. По вечерам, на закате, окно откроет и смотрит вдаль, за лес. Я каждый вечер любоваться ходил. Спрячусь в кустах и смотрю. А она поглядит - поглядит, да окно и закроет.
  -Ну, а знатный господин откуда взялся? - не отставал любопытный незнакомец.
  - А знатный господин, видать, ее хахаль. Выкрасть ее хотел. Только как? Из нашего замка не убежишь, точно тебе говорю. Вот попробуй! Если тебя в башню заточат, так и будешь весь век сидеть.
   - Нет уж, спасибо. Надеюсь никогда туда не попадать.
  - И правильно, правильно. Уж знатный господин как старался - а все одно, ничего не вышло. Тогда он и пришел к моему отцу. Что уж он ему говорил, не знаю, да только сжалился отец. Сжалился, выпустил девчонку, а потом так представил, что сама она сбежала. По веревке из окна спустилась и была такова. Представляешь? Со своими белыми ручками, да в юбках - и по веревке? Ха - ха -ха!
  - Да, представить трудно. И что же, не искали ее?
  - Еще как искали! Весь лес прочесали, всех выгнали на поиски, даже детей малых. Я тоже со всеми по лесу ходил. Да что толку? Улетела птичка, не поймать.
  - Да, и знатным тэрам не всегда везет. Что же ты собираешься делать со своим наследством? - заинтересовался незнакомец.
  - Хотел продать. Такое кольцо дорогого стоит. На эти деньги я мог бы починить крышу и купить нового двурога. Только здесь народ бедный, не купит никто. - Пьянчужка горестно вздохнул и потер камень о рукав рубахи.
  - Вот что я тебе скажу, приятель, - незнакомец явно выражал желание помочь. - Ступай-ка ты в столицу. Тамошние господа падки на такие безделушки, да и денежки у них водятся. Проще всего продать кольцо ювелиру, только выбирай богатого и честного. Он даст за камень хорошую цену, да и сам в накладе не останется.
  Пьяный удрученно мотнул головой:
  - Где ж его найдешь, честного? Еще отберет кольцо да и вытолкает взашей. А у меня больше ничего и нет.
  - Пожалуй, я тебе помогу. Как доберешься до столицы, спроси, где искать Жалтида. Он один из самых богатых, делает украшения для самого короля. Если уж ему король доверяет, то и тебе бояться нечего.
  ***
  Собеседник покивал и застучал кружкой по столу, требуя плама. Язык у пьяницы начал заплетаться, он все чаще клевал носом. Незнакомец пристально разглядывал кольцо, пока его собеседник не сунул драгоценность за пазуху. Лэрти показалось, что тот тоже узнал фамильный сапфириол Кэртоусов.
  Как бы там ни было, упускать незнакомца из виду Лэрти не хотел. Он рассудил, что, нагрузившись пламом, тот выедет не раньше, чем рассветет. Но рисковать не стоило. Лэрти вздохнул: ему предстояла бессонная ночь.
  Потребовав себе целый кувшин бодрящего компота, он устроился в отведенной ему комнате, но дверь не закрывал. Чуткий слух позволял надеяться, что он не пропустит заезжего гостя, даже если задремлет.
  Незнакомец поднялся до света. Слуга уже оседлал ему отдохнувшего за ночь двурога. Лэрти слышал, как путешественник спросил себе пирог с мясом и флягу на дорогу. Получив все, он вскочил в седло. Нельзя было терять ни минуты.
  Двурог Лэрти стоял запряженный с ночи. Ему задали хороший корм, но не распрягали. Посланник тэра Джула легко нагнал незнакомца и потрусил рядом.
  - Уважаемый, позвольте спросить, не собираетесь ли вы выехать на центральный тракт? Я еду из прифронтовой зоны в столицу и слегка заплутал, - просительно обратился к нему Лэрти.
  - Если хотите, езжайте за мной. Я направляюсь на север, но часть пути собираюсь проделать по тракту, - незнакомец равнодушно кивнул и направил двурога на еле заметную тропку среди кустов.
  - Вот и славно. Честно сказать, в такой глуши приятно иметь попутчика. Вдвоем легче отбиться и от зверя, и от лихих людей, - казалось, обрадовался Лэрти.
  По узкой тропе можно было передвигаться только гуськом, но вдруг дорожка выскочила на поляну.
  - Обождите меня, уважаемый! - крикнул Лэрти.
  Незнакомец слегка придержал скакуна и обернулся. Последнее, что он увидел перед тем, как впасть в забытье, был толстый сук, занесенный над его головой Лэрти.
  Запихнув пленника в мешок, тот перекинул его через спину его же собственного двурога и быстро направился в сторону ведущей в столицу дороги. Следовало незамедлительно сдать добычу министру Короны. Лэрти не знал, что сделанного недостаточно, что его решительность лишь отсрочит грозящую тэру Джулу опасность.
  48
  Владетельная дама Данари попивала плам перед обедом, поскольку лекарь рекомендовал полстакана пенного напитка употреблять натощак, для улучшения пищеварения. Этому занятию она предавалась в беседке в своем саду, где служанка накрыла ей стол. Данари любила эти дообеденные полчаса, когда она могла оставить государственные заботы и отдохнуть душой. Но в этот раз ей помешали.
  - Добрый день, сиятельная госпожа. Могу ли я ненадолго отвлечь ваше внимание для важного разговора? - послышался за кустами гардии голос Наренуса.
  Дама тут же вспомнила свое свидание с тэром Джулом и сказанные им слова про первого министра Срединных земель.
  - Здравствуйте, Наренус. Если у вас действительно есть ко мне важное дело, пройдем в мой кабинет. Сейчас и у деревьев есть уши. Не стоит вести в саду секретные разговоры.
  - Но здесь никого нет.
  - Вы не можете знать этого точно. А в моем кабинете толстые стены. Там нас никто не сможет подслушать.
  - Хорошо, госпожа. Как вам будет угодно.
  Наренус пожал плечами, но послушно побрел во дворец вслед за Владетельной дамой. Утренняя звезда скрылась за тучами, в саду потемнело. Возможно, действительно пора уйти в помещение, чтобы не попасть под дождь.
  - О чем вы хотели со мной поговорить? - спросила Данари, как только за ними закрылась дверь кабинета.
  - Я хотел спросить. Вы знаете, что ваш жених, принц Риндал, отправился на поиски своей пропавшей матери?
  - Да, я слышала, что он сбежал. Говорят, что Риндал сбежал, чтобы не жениться на мне.
  - Что вы, прекрасная дама! Он был бы счастлив обручиться с вами, но хочет, чтобы брак благословила его мать. Это вполне понятное желание. Все же она - королева по крови.
  - Ну хорошо. Что вы хотите мне предложить в этом случае?
  - Видите ли, прекрасная Данари, принц может проплутать довольно долго. Если же его матери нет в живых, то Риндал может попасть в руки тем же кровопийцам, которые извели Виалану. А это угрожает и его жизни. И даже, если он спасется от бандитов, то может погибнуть в лесу от голода или хищных животных. Я думаю, что в таком случае не стоит делать на него ставку. Лучше обратить свое внимание на короля. Он, скорее всего, вдовец. У вас будет шанс объединить два сильных государства и править ими обоими.
  - Как складно вы говорите! А может быть вы, наоборот, решили убрать меня с дороги, убить тэра Джула и стать негласным правителем еще и Унилона? У вас все всегда получается.
  - Что вы, госпожа, как вы могли такое подумать?!
  - Могла. У меня есть сведения, что в своих интригах вы прибегаете к черной магии. Колдунов я обычно казню. Но для вас, много лет выполняющего работу первого министра, сделаю исключение.
  Наренус понял, что ему грозит опасность, и кинулся к двери. Но Дама успела позвонить в колокольчик, и навстречу ему вышли два стражника. Старый министр не мог сопротивляться молодым воинам. Они без труда схватили его за руки, не давая сделать ни одного движения.
  - Поместите его в крепость. И пусть кто-нибудь позовет сюда начальника стражи.
  Кричать не было смысла. Наренус опустил голову и подчинился слугам Данари, дав вывести себя за дверь. Теперь понятно, почему госпожа настаивала на разговоре в кабинете. Она с самого начала решила вызвать охрану и арестовать его. Но кто же наговорил на него правительнице Срединных земель? Скорее всего, это происки Кэртоуса. Только как он смог убедить в такой нелепости Данари? В крепости у него будет достаточно времени, чтобы обдумать эти вопросы.
  В кабинет же Владетельной дамы вошел быстро прибежавший на зов начальник стражи.
  - Послушай, любезный. Нового пленника вы должны стеречь день и ночь. Приставь к нему самых надежных людей, чтобы он не смог сбежать. Но содержать его следует, как знатного господина, и обращаться с ним, как с тэром. Все его прихоти выполнять. Ему нельзя только двух вещей - выходить из помещения и связываться с кем-либо, кроме охранников. "Наренус, конечно, старый пройдоха, - думала Владетельная дама, - но он много лет был моим первым советчиком. Как знать, возможно, он еще мне пригодится..."
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"