Тишанская Марина Антоновна: другие произведения.

Солнечный зайчик за зеленым стеклом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Мороз не отпускал, но впервые за последний месяц выглянуло солнышко, и небо изменило цвет со скучно-серого на голубой. У Олега немного потеплело на душе. Снег искрился, хрустел под ногами, словно Олег шёл по осколкам драгоценной вазы. Тени деревьев синими птицами скользили над снежным покрывалом. С ветки сорвался пушистый комок и упал ему на голову. Олег отряхнулся. Ладно, не беда. Сейчас он зайдет в кафе, пообедает, и настроение окончательно исправится.
  Позади послышался заливистый девичий смех. Олег обернулся. Две симпатичные очень похожие друг на друга девчонки, глядя на него, шептали что-то и хихикали.
  Кроме них троих, в сквере никого не было. Смеются явно над ним. Олег покраснел и безотчетно стал отряхивать сзади куртку. Хихиканье не прекращалось.
  Олег с досадой оглянулся ещё раз. Ерунда какая-то. Девчонок и след простыл. А кто же продолжал смеяться?
  - Подумаешь, куртку испачкал! Ничего смешного нет! - сказал он вслух неизвестно кому.
  - Куртку? Ты сам очень-очень смешной, - голос был девчоночий.
  - Чем это, интересно?
  Олег решил, что паршивки спрятались. Где они могут быть? Он медленно повернулся, но сквер был пуст. Только на снегу перекатывался пущенный кем-то яркий солнечный зайчик.
  Нет, это не зайчик! Оили. Темно-лиловый, с серебристым отливом. Надо же! Вот если он когда-нибудь сможет увидеть или даже пройти... От такой мысли у Олега бешено заколотилось сердце. Кажется, темно-лиловый цвет постепенно бледнеет. Вот, он совсем исчез!
  Олег наклонился, поднял с земли маленькую льдинку и бросил в центр расплывающегося круга. Льдинка бесшумно коснулась сверкающего пятна и пропала в нем, а через пару секунд вырвалась наружу каскадом разноцветного салюта.
  - Вот тебе и на ...- дразнящим голосом произнесла невидимая девчонка и звонко рассмеялась вместе со своей подружкой.
  
  Известно, что оили отличаются от солнечных зайчиков только голосом и цветом. Олег точно помнил, что в тексте говорилось про темно-лиловый. Где вы видели говорящий солнечный зайчик? Понятно, в мультфильмах. Правда, там может быть только самый обычный. Лиловый зайчик - это даже не сам оили, а только его образ. Чтобы увидеть настоящего, нужно толстое зеленое стекло. В принципе, если стекло большое, то можно даже пройти. Хотелось бы знать, что это такое... Если, например, зеленое окно, то когда его откроешь - это уже не стекло, а дырка. Через стекло, ясное дело, человеку не пройти. Надо бы прочитать всю книгу, а не только начало... Жаль, что здание, в котором была библиотека, снова пропало. На той неделе оно стояло на Зелёной улице, дом шестнадцать. А с понедельника улица заканчивалась четырнадцатым номером, и даже пустого места не осталось. Прошлый раз Олег долго его искал, оно оказалось в самом центре, возле парка. И ведь как искать? Оно переходит, куда хочет, и никто ничего не замечает. Не было, не было дома - вдруг стоит. Люди идут мимо, даже не смотрят.
  Олег повернул направо, к подземному переходу, ведущему к переулку, где располагалось замечательное кафе "Шоколадка". В кафе было людно, но ему все же удалось отыскать свободное место. Сейчас закажет пару порций блинчиков со сметаной, и жизнь наладится.
  Кто там сидит впереди, за колонной, почти скрытый бархатной портьерой - такие знакомые каштановые кудряшки? Только без шапочек. Это же его сегодняшние насмешницы! Сидят важные и не хихикают. Пожилая дама в элегантном платье с седыми красиво уложенными волосами что-то им говорит, а они внимательно слушают. Олег удивился. Он готов был поклясться, что это Мария Ивановна! Библиотекарша из той самой библиотеки номер семнадцать. Если бы только она была в синем халате и домашних тапочках, а не в этом наряде. И прическа. А макияж? Но все же это она! А девчонки смотрят на него, будто не узнают. Бывают же такие нахалки! Вот он сейчас им напомнит, как они на улице над ним издевались.
  Олег решительно подошел к девчонкам.
  - Ну что, перестали смеяться над прохожими? Строите из себя воспитанных? Извините, Мария Ивановна, здравствуйте.
  Те посмотрели на него хитрыми глазами, а дама громко сказала:
  - Молодой человек, отойдите от девушек. Или я сейчас охрану позову!
  Мария Ивановна всегда относилась к Олегу с симпатией, и её суровость показалась ему странной и неприятной. Она смотрела на него так, словно видела впервые.
  Озадаченный, Олег сел за свободный столик, отвернувшись от девушек. Кофе и блинчики исправили ему настроение, но удивление не прошло. Он искоса поглядывал на незнакомок, однако те не обращали на него никакого внимания. Расплатившись, он вышел на улицу и пошёл назад, на работу.
  Снег повалил крупными хлопьями, повисал на бровях и ресницах, залетал за шиворот. Значит, теплеет! За белой пеленой дома казались нарисованными, голые ветви деревьев отяжелели от пушистых одёжек. Середина дня, а темно, как в сумерки. Олег стал следить взглядом за самыми крупными снежинками. И вдруг заметил, что некоторые из них вовсе не белые! Они переливались разными оттенками фиолетового, от бледных до почти черных. Но, упав на землю, сливались с остальными. И где-то на грани слышимости звучал все тот же знакомый девичий смех.
  Олег зажмурился и потряс головой, чтобы избавиться от наваждения. Не глядя по сторонам, он решительно зашагал на работу. Смех не прекращался, но молодой человек старался не обращать на него внимания. Хорошо, что начальник в командировке. Можно пораньше удрать с работы и попробовать найти библиотеку. Если про девчонок там ничего узнать не удастся, то про оили - наверняка. Вот балда, у него же есть номер мобильного телефона Марии Ивановны! В прошлый раз после поисков этого любящего погулять здания библиотекарша сама ему предложила взять у неё номер. Только будет ли она ему отвечать, если в кафе сделала вид, что не узнала? Попытка - не пытка...
  
  Рабочий день подходил к концу. Женщины все чаще отвлекались от бумажек, Савёлкин повис на телефоне. В пять часов Олег решительно вынул из кармана мобильный и нажал на искомый номер в контактах.
  - Алло, Мария Ивановна, здравствуйте!
  - Здравствуй, Олежек.
  - Вы меня узнали?
  - Конечно, дружок.
  - Это хорошо. А то в кафе мне показалось, что вы не хотите со мной разговаривать.
  - Какое кафе, Олежек... Я уже давно нигде не бываю.
  - А обедать куда ходите?
  - Домой, естественно. У меня же мама старенькая. Я её кормлю.
  - То есть в "Шоколадке" вы сегодня не были?
  - Нет, что ты. Знаешь что, приходи-ка ко мне сегодня. Я немного задержусь на работе. К тому же библиотека сейчас удобно расположена. Ты же на Северной работаешь?
  - Ну да.
  - А библиотека в Первомайском переулке, дом десять, корпус восемь.
  - Вот здорово! Я и сам собирался к вам зайти.
  
  Здание библиотеки выглядело внушительно, стояло прочно, будто находилось здесь не один десяток лет. Мраморные колонны, львы, застывшие в прыжке по бокам от входной двери. Но Олег проскочил их, не глядя. По широкой, покрытой бархатной дорожкой лестнице он взбежал на второй этаж и очутился в мире старых книг.
  - Мариванна! Я пришёл.
  - Вот и молодец. Я тут кое-что для тебя отложила.
  - Потом посмотрю. Можно, я взгляну на ту рукопись?
  - Гляди, гляди. Только аккуратненько.
  Олег нырнул в самый дальний угол. Там, закрытая в отдельном ящичке, в витрине под стеклом лежала рукопись некоего Хвостова, попавшая в библиотеку от его внука, местного купца, ещё в девятнадцатом веке. Фамилия дарителя была выгравирована на медной табличке, приколоченной к ящику старинными гвоздями. Рядом лежало написанное каллиграфическим почерком дарственное письмо, сообщавшее, что сия рукопись переходит в собственность библиотеки в благодарность за обучение грамоте сына дарителя, отрока Прокопа Хвостова. Видимо, дело это было непростое, раз родитель решил расстаться с такой дорогой рукописной книгой.
  - Мариванна, а как вы сами-то узнаёте, куда ваша библиотека переехала? Ведь каждый день на работу ходите, - оторвавшись от чтения, спросил Олег.
  - Я, Олежек, ничего не узнаю. Ведь я тут живу, во флигеле. Где библиотека, там и флигель. Ты с книгой-то поаккуратнее. Через страницы не перескакивай, помнишь, я тебя предупреждала?
  Олег, успевший из любопытства заглянуть в конец рукописи, пробормотал:
  - Угу, угу...
  Самыми примечательными в рукописи были рисунки. Яркие, красочные, но какие-то смазанные. В зависимости от того, под каким углом смотришь на страницу, видишь совершенно разные вещи, но все непонятные. Старинные предметы неизвестного назначения, удивительные животные, люди в диковинных костюмах сменяют друг друга, как на голографической открытке. Только здесь их гораздо больше, кажется даже, что каждый предмет можно увидеть лишь раз. На секунду оторвавшись от книги, Олег взглянул в окно и обомлел. За окном высился лес, сквозь деревья проглядывала река.
  - Мариванна! Что случилось? Где мы?
  - Все-таки не послушался ты меня! Говорила, что листать надо подряд, не пропуская страниц. А теперь ты изменил причинно-следственные связи.
  - А что это за связи?
  - Видишь ли, Олежек, точно я тебе этого сказать не могу. Знаю только, что автор рукописи, дед дарителя, Митрофан Карпович Хвостов, был непростым человеком.
  - А причем тут это?
  - Вот послушай. Судьба у него была необычная. Он стал купцом и семью завел только в сорок лет. А до этого был путешественником. Во многих городах побывал. И вот на севере что-то с ним произошло. Приехал он оттуда с этой книгой, и путешествовать перестал. Даже в столицу после этого не ездил. Иностранные академии его приглашали, а он в своих отказах писал, что не может изменить причинно-следственные связи, потому что слово дал, да и опасно это.
  - А я, значит, их изменил?
  - Да, к сожалению. Вот, посмотри на полях чуть заметная надпись: "Читать по порядку, дабы не изменить П.С.С."
  - Интересно, Мариванна, откуда вы это всё знаете?
  - А тебе не интересно, как ты теперь домой попадёшь?
  - Тут вы правы, - уныло произнес Олег, у которого сразу стало муторно на душе.
  - Ну, не вешай нос. Сейчас я карту города достану, посмотрим, около какого леса мы могли оказаться.
  Сейчас они с Мариванной определятся, куда их занесло. Впрочем, сначала хорошо бы почитать рукопись. Не зря же он сюда пришёл. Каждый раз, держа книгу в руках, он думал, что следует бросить все дела и прочесть её от корки до корки, пока есть такая возможность. Каким-то шестым чувством он ощущал, что такая возможность предоставлена ему ненадолго. Но и домой надо.
  Там родители волнуются. А сестренка Ленка может такое про него наплести, что как бы у матери инфаркта не случилось. Вот ведь выдумщица! Всыпать бы ей хорошенько. Двенадцать лет - а в пору приключенческие романы писать. Хотя Олег и сам виноват. Обещал с ней в цирк сходить и не сходил. Теперь-то уж не сходит. Уехал цирк.
  Ладно, надо пользоваться возможностями библиотеки, раз уж так случилось.
  Олег взял книгу и принялся листать страницы, не читая, а только просматривая картинки и выделенные крупными красными буквами абзацы.
  Мария Ивановна рылась в сложенных рядом на полке картах и путеводителях.
  На одной из картинок была изображена совсем юная девушка в голубом платье с оборками. Цветущий куст то закрывал её от зрителя, то вновь позволял полюбоваться нежным личиком в обрамлении темных кудрей. Олегу показалось, что он уже где-то видел это лицо. Это же одна из тех девчонок, что хихикали в сквере, а потом не узнали его в кафе! Надпись на следующей странице сообщала, что оили обладают удивительной силой, и следует опасаться встречи с ними. При малейшем сомнении следует... Что следует, узнать ему не удалось. Мария Ивановна заглянула ему через плечо и спросила:
  - Куда это ты, дружочек, смотришь?
  - Подписи к картинкам читаю.
  - Да ведь этот лист пустой.
  - Шутите? Вот же написано, что оили... Правда, кто такие оили, я пока толком не знаю. Ещё не дочитал.
  - Ну, ну. Вот, смотри. Олежек, - заговорила о другом библиотекарша, - лес у нас с северной и восточной стороны. Но тут речки нет. А речка есть за городом, около деревни Завертаево. Жаль, тут до города транспорта никакого нет. Только на шоссе остановка автобуса, хотя это далековато. И до станции электрички идти три километра. Придётся тебе прогуляться.
  "Интересно, почему с оили опасно встречаться? И что, все-таки, следует сделать, если встретишься?", - думал Олег, шагая по разбитой дороге в сторону железнодорожных путей. До города предстояло добираться не меньше часа.
  Утоптанный множеством ног снег превратился в серый лед. Темнело. Из головы всё не шла та девушка, что встретилась ему сегодня в "Шоколадке". Вторая тоже хорошенькая. Но та, у которой волосы потемнее, конечно, лучше. Такая тоненькая, нежная. И все же, что-то в ней насторожило Олега... Может быть, глаза? Какого они цвета? Синие или темно-карие? Впрочем, за ту минуту, что продолжалась его беседа с седой дамой, он и не мог ничего разглядеть.
  
  Заливной Осетр - городок так себе. Ни крупных предприятий, ни культурных центров. Есть, конечно, пара музеев, клуб, институт... да ещё кругом поля, поля, леса. Если бы поближе к столицам, народ бы на заработки не бежал. А так уж если кто уедет, назад не жди. Кто поумнее, поступает в институты в Москве или Питере, или ещё как-нибудь устраивается. Так что принцессы тут не водятся. А Олегу хотелось именно принцессу. У них в лаборатории девушки, конечно, были, но все какие-то обыкновенные. Не для конкурсов красоты. И те, что приезжали по делу из сельской местности, привозили продукцию на проверку, тоже Олега не привлекали. А вот та, из кафе, очень даже ничего.
  Олег подумал, что надо подойти к делу научно. Выработать систему, наметить параметры, по которым оценивать кандидаток. Надо только выбрать время, чтобы никто не мешал.
  Тропинка под ногами неуловимо изменилась, но Олег ничего не заметил. Он шагал, стараясь не оступиться и не зачерпнуть ботинком снега. Луны не было, небо с тысячами звезд обнимало его со всех сторон. Полю, казалось, нет границ. И вдруг все кончилось самым неожиданным образом. Нога поехала на очередной колдобине, и Олег понял, что падает. Но падение продолжалось так долго, что не могло завершиться на оледеневшей тропинке. Перед глазами кружились фиолетовые снежинки, словно заманивали его в таинственную глубину.
  - Олежек, вставай! - послышался голос матери. - Завтрак стынет.
  Олег приоткрыл глаза. Он лежал в своей кровати. В комнате было светло от утреннего зимнего солнышка. Значит, прошла ночь? Интересно, как он добрался до дома. Может, ему стало плохо в лесу, и кто-то его нашёл и принес? Или ему все это приснилось?
  - Мам, какой сегодня день?
  - Суббота. На работу не идти.
  Предположение подтверждается. В лесу-то он был в пятницу.
  - Ма, а во сколько я вчера пришёл?
  - Сынок, ну что ты глупые вопросы задаёшь? После работы, наверно. Ты же дверь своим ключом открываешь.
  - Ты слышала, как я пришёл?
  - Нет. Мы с отцом в клубе были. Я тебе говорила, там артисты из Москвы выступали.
  - И что, вы поздно вернулись?
  - Ну да. Я к тебе заглянула, но в комнате было темно. Видно, ты уже заснул.
  - Но я там точно лежал и спал?
  - Конечно. Я в прихожей твои ботинки видела. Кстати, они все мокрые. Где это ты вчера по сугробам лазил?
  - Да так, поскользнулся. Встаю, уже встаю. Что там у нас сегодня на завтрак?
  
  Все утро Олег решил посвятить делу. Закрылся в комнате, попросил родителей не мешать. С чего начать?
  Он вытащил из стола старый семейный альбом. Там хранились, среди прочих, групповые фотографии его одноклассников, сделанные по окончании разных классов. Олег вытащил ту, что за десятый класс, остальные сунул обратно. В одиннадцатом все были слишком нарядные, фотография получилась помпезной, а Олег стремился к естественности.
  Потом можно будет обработать и институтские фото. Правда, там есть не все, фотографии любительские - из походов, с разных сборищ. Кто-то попал, кто-то нет.
  Из одноклассниц Олег сразу выбрал пятерых. Остальные обладали столь явными недостатками, что оценивать их с точки зрения науки даже не стоило. Лена и Ира были уже замужем, Галя уехала учиться в Питер. Ириша-маленькая и в школе не хотела с ним общаться. Бессмысленно определять, подходит ли она, чтобы стать его девушкой.
  Таня, Света, две Кати и Люба. Все хорошенькие, но очень разные.
  Олег подумал и начертил таблицу. В каждой строке - по имени. Основные столбцы определились сразу. Потом можно будет добавлять их по мере необходимости. Во-первых, девушка должна хорошо готовить. Это обязательное условие. Вряд ли у нее все будет получаться, как у мамы, но она должна к этому стремиться. И иметь способности. Второй столбец - здоровье. Больные нам не нужны. Хорошо бы, чтобы у претендентки на его сердце была отдельная жилплощадь. Не было вредных привычек. Сам Олег курил, но курящие девушки его раздражали. Работа двигалась легко. В какой-то момент Олег понял, что ему не хватает информации. Придется провести определенную работу, чтобы уточнить некоторые параметры.
  Мама постучала в дверь:
  - Олежек, ты обедать будешь? Да и вообще, выходи. Сегодня суббота, папа дома. Погода отличная, солнышко. А ты сидишь, как мышь в норе.
  Пришлось отложить разработки до лучших времен.
  День шёл своим чередом, но порой Олегу казалось, что он лежит на освещенной фиолетовым светом дорожке. Правда, стоило тряхнуть головой, и все пропадало.
  После обеда он-таки не выдержал и решил вернуться к тому месту, где упал. Сказал своим, что пошёл пройтись, и прямиком отправился к библиотеке. Электрички в субботу ходили часто. При свете солнца в тропинке не было ничего необычного. Он нашёл место, где вчера упал, но там был только серый лед. Тогда он зашагал к лесу, где вдали виднелась библиотека. До дверей оставалось каких-то пятьдесят метров, когда из библиотеки вышел мужчина в синей куртке, дошёл до угла здания и свернул прямо в лес. Если бы он не пошёл в ботинках по глубокому снегу, Олег и внимания бы на него не обратил. А ещё ему показалось, что подмышкой мужчина нес ту самую рукопись!
  "Не может быть! - подумал Олег. - Мария Ивановна никогда не дала бы вынести такой ценный экземпляр".
  Он прибавил шагу, намереваясь расспросить библиотекаршу. Но не успел шагнуть на первую ступеньку, как все вокруг заволокло зеленым туманом. Здание библиотеки колебалось за кисельным маревом. Это продолжалось полминуты, а когда туман исчез, с ним вместе исчезло и здание. И только ведущие в лес следы унёсшего рукопись незнакомца напоминали о происшедшем.
  Телефон Марии Ивановны не отвечал. Тогда Олег плюнул на всё и зашагал по следам незнакомца. В ботинках стало холодно. Снег засыпался через верх, забирался под брюки. Один раз Олег провалился почти по пояс, но вылез и упрямо двинулся дальше. Человек шёл не спеша, и Олег скоро увидел его спину. На ходу странный незнакомец пытался вырвать страницы из рукописи, но старинная бумага, хоть и пожелтела, не сдавалась.
  Следы скоро кончились. Все оказалось до смешного обыденным. За узкой полоской леса обнаружилось шоссе. На неизвестно откуда взявшейся автобусной остановке стояли люди. Мужчина увидел приближающийся автобус и прибавил шагу. Ему-таки удалось вырвать несколько страниц, но когда он поднимался по ступенькам автобуса, теснимый толпой замёрзших в ожидании пассажиров, страницы вылетели у него из рук и, плавно кружась, опустились на снег.
  Олег бросился их поднимать. Страниц было четыре.
  На страницах оказались рисунки, которые он совсем недавно рассматривал. Рисунок с девочкой и цветущим кустом, а вот просто голубое небо и солнышко. Но если немного повернуть лист, небо становилось фиолетовым, а солнце оказывалось с другой стороны. Так, что тут ещё? Вот рисунок с заснеженным лесом и речкой. Ужасно похож на то место, где Олег сейчас находился. Точно, если немного наклонить лист, то в лесу появлялось здание библиотеки. Ну и дела! Там, где виднелась библиотека, рядом вышагивал какой-то человек. Куртка серая, джинсы, вязаная шапка...
  - Да это же я! - от изумления вслух произнес Олег.
  Ерунда какая!.. Как он мог оказаться на картинке в старинной рукописи? Померещилось, наверно. В библиотеке он этого рисунка не видел. Олег решил отложить его, чтобы дома разглядеть сквозь лупу, и рассмотреть оставшиеся два. На следующем был изображен какой-то фантастический пейзаж, который под другим углом пропадал, а появлялось ночное небо с множеством ярких звезд.
  Положив страницы рукописи в карман куртки, Олег отправился домой. Автобус подошёл минут через десять. Пока ехал, мечтал только залезть под горячий душ и снять мокрые ботинки. Да ещё перед глазами маячила голубоглазая девушка с каштановыми кудрями.
  ***
  По телевизору смотреть было нечего, и Олег остановился на спортивной программе. Зарубежные прыгуны с трамплина отвоевывали друг у друга метры и баллы. Это не отвлекало и не мешало думать.
  На что же это он наткнулся? И как узнать, что за человек унёс рукопись?
  По зрелом размышлении Олег решил, что надо узнать побольше о том купце Хвостове, который написал загадочную книгу. Сама книга была теперь недоступна, библиотека пропала, но к его услугам был интернет. Может быть, местные краеведы сохранили какие-нибудь сведения о старике Хвостове? Возможно, где-то на улицах Заливного Осетра ещё стоит его дом, полный тайников и привезенных из путешествий трофеев? А попозже он попробует ещё раз позвонить Марии Ивановне.
  Олег замечтался, вытянувшись на диване и даже прикрыв глаза. И вдруг ему стало холодно. Щёки пощипывал мороз, ветер доносил запахи леса и шоссе. Олег открыл глаза и увидел, что лежит на тропинке, в конце которой виднеется библиотека. Опять был вечер пятницы.
  ***
  Взволнованная Мария Ивановна решительно набрала номер телефона Тихона Хвостова.
  - Тишенька, здравствуйте.
  - Мария Ивановна? Очень рад вас слышать. Как поживаете? - голос молодого человека звучал вполне искренно. Он действительно был рад.
  - Ой, Тишенька, у меня беда!
  - Что случилось? - голос на том конце провода сразу как будто затвердел.
  - Рукопись вашего прадеда пропала.
  - Вы хотите сказать - деда моего прадеда... Поясню...
  - Извините, Тиша, у меня давление поднялось от стресса, вот и ошибаюсь. Не знаю, что теперь делать.
  - Давайте по порядку, Мария Ивановна. Когда это случилось?
  - Сегодня или вчера вечером. Ко мне Олежек Говоров приходил. Он читал рукопись. Потом положил на место и ушёл. И всё. Больше я её не видела. Уже всю библиотеку обыскала.
  - Значит, кто-то взял её, а вы не заметили.
  - Ну да. Я за столом каталог приводила в порядок. А стол напротив окна стоит. В это время мог кто-то из читального зала войти и взять книгу. Я же не ожидала...
  - Подождите, Мария Ивановна, вы говорите - Олег Говоров. Это - тот самый, без аналога?
  - Да. Именно он.
  - Легче всего достать рукопись с его помощью. Он же может легко изменить обстоятельства. Принесет нам книгу. Мы её вернем на место.
  - Конечно, какой вы молодец! Он же не встретит самого себя! И никто ничего не заметит. Вы просто замечательно придумали!
  ***
  На этот раз Олег твердо помнил, как добрался до дома, переоделся, принял горячий душ. Но стоило ему добраться до кровати и вытянуть уставшие ноги, как пятница кончилась, и он снова оказался в вечере субботы, сменив кровать на диван перед телевизором. Только перед окном отсутствовал папин письменный стол. А на стене, слева от места, где он стоял, исчезла свадебная фотография родителей. Вместо неё висела другая, на которой мама вместе с институтскими подружками жизнерадостно улыбалась чему-то. Ну, фотографию могли перевесить, а вот куда девался стол? Олег даже не успел удивиться, как в дверь позвонили.
  Родители уехали в гости и ожидались только к ночи, поэтому Олег, прежде чем открыть, посмотрел в глазок. На площадке стоял мужчина лет тридцати пяти, в пуховике и со спортивной сумкой через плечо.
  - Здесь живут Карловы? - через дверь спросил он.
  - Живут, правда, Карлова - это мамина фамилия. А я - Говоров - ответил Олег и решил открыть.
  Мужчина шагнул через порог и протянул Олегу руку.
  - Ну, давай знакомиться. Я - Хвостов, праправнук того самого. Мне про тебя Мария Ивановна рассказала и адрес дала.
  - Откуда у неё мой адрес?
  - Из карточки читателя, вестимо. Решили мы с ней, что надо тебе кое-что объяснить, чтобы ты дров не наломал. Вечер пятницы прожил?
  - А вы откуда знаете?
  - Как не знать! Ты вырвал лоскут пространства-времени. И утраченный отрезок должен был сдвинуться со своего места. Слушай, предложи мне чайку. Разговор у нас долгий будет.
  - Да, проходите, пожалуйста.
  Олег взял у гостя пальто, повесил его на вешалку и побежал в кухню ставить чайник.
  - Проходите сюда. Как вас зовут? - спросил он незнакомца.
  - Тихон Петрович. Можно просто Тихон.
  Олег выставил на стол вазочку с малиновым вареньем, открыл пачку печенья.
  - Вы угощайтесь. Варенье мама варила. Скажите, Тихон, откуда вы знаете про этот лоскут пространства?
  - Пространства-времени. Поясню. Ты, наверно, знаешь, что в городе есть филиал Института пространственно-временных вариаций? Вот в нем-то я и работаю. У нас имеется специальный полигон для сложных экспериментов.
  - Это, наверно, жутко интересно.
  - Да, и кое-что я тебе об этом расскажу. Но ты уж будь добр, не болтай лишнего родным и знакомым. Пока работы не то чтобы засекречены, но не афишируются. Надо подождать завершения, экспериментального подтверждения теории.
  - Конечно, я понимаю.
  - Ну и молодец. У тебя наверняка уже появились вопросы, связанные с событиями в твоей жизни в последнее время. Давай, я постараюсь на них ответить.
  - Это точно, вопросы есть. Вот, например, что такое оили? А то все говорят, а толком никто не понимает.
  - Кто это "все", которые говорят? В рукописи вычитал?
  - А хоть и в рукописи.
  - Понимаешь, в каком-то смысле ты и есть оили.
  - Оили лиловые, - от неожиданности Олег не нашёл, что сказать. - И вообще, чепуха какая-то.
  - Оили - это те, кто перемещается в параллельные пространства.
  - Я, между прочим, никуда не перемещаюсь.
  - Это тебе только так кажется. Скажи, ты за библиотекой никаких странностей не замечал? Номер семнадцать, в которой Мария Ивановна работает?
  - Замечал. Да вы и сами знаете. Она часто адрес меняет.
  - А тебе не приходило в голову, что этого не может быть? Фундаментальное такое здание - и вдруг переезжает само собой на другую улицу.
  - Приходило. Но оно же переезжает.
  - Это не оно переезжает, дружок. Это ты переходишь на другую грань пространственно-временного многогранника.
  - Никуда я не перехожу. Нельзя же перейти, и не заметить, что ты перешёл.
  - Ты прямо как сова из "Винни-Пуха": "Нельзя же чихнуть, и не знать, что ты чихнул".
  - Вот именно.
  - Слушай, а сахар у тебя есть? Не привык я, понимаешь, пить чай без сахара.
  - Есть, конечно. Извините, задумался. Может, вам бутерброд с колбасой сделать?
  - Нет, спасибо. Я не голоден. Так вот, ты наверняка слышал, что существует такая теория: наш мир - не единственный. Каждое мгновение мы своими поступками создаём новые версии этого мира. Причем многие из них имеют одинаковую вероятность. Например, я подбрасываю монетку. Она может упасть на стол кверху решкой или орлом. Вероятность этих событий одинакова. Значит, возникает два равновероятных мира. Ещё возникает некоторое количество менее вероятных миров. Например, тот, в котором ты схватишь монету и убежишь. Или тот, в котором она упадет на пол и застрянет в щели ребром.
  Поскольку эти миры очень близки друг к другу, в них есть этот дом, Мария Ивановна, библиотека и так далее. Миры на практике группируются в грани многогранника или в ветви, суть от названия не меняется. Например, есть ветвь, в которой я бросал монету, и есть такая, в которой я этого не делал.
  Такие ветви, в свою очередь, группируются в более крупные. В которых человек полетел в космос, и в которых пока не собрался. В близких друг к другу ветвях живут похожие люди. Но есть такие люди, у которых нет аналогов в соседних ветвях. Они могут перемещаться из одной ветви в другую. Только никто не знает, как они это делают.
  - Вы намекаете, что я один из них?
  - Так оно и есть.
  Олег почувствовал, что по спине побежали мурашки. В ушах зазвенело, он с трудом сглотнул и повернул к Тихону побледневшее лицо.
  - То есть я уже давно в чужом мире? Но ведь тут есть мой дом, родители и вообще...
  - Поясню. Это не совсем так, но ты не пугайся. Ты перескакиваешь из мира в мир, и можешь легко вернуться в свой. Для нас это очень важно.
  - Ничего я такого не делаю. И вообще, извините, мне уже на сегодня хватит. Надо как-то всё это переварить.
  - Ладно, отдыхай. - Тихон поднялся и, не говоря ни слова, пошел к двери, но вдруг обернулся и протянул Олегу карточку. - Знаешь, я на всякий случай оставлю тебе свой телефон. Если надумаешь, звони.
  Дверь за неожиданным гостем давно закрылась, а Олег всё никак не мог прийти в себя. Это что же значит?! Он занимает место какого-то другого Олега, который здесь всегда жил, спал на этой кровати, сидел за этим компьютером?! А теперь, интересно знать, куда он делся? Может быть, когда он переместился в этот мир, другой Олег переместился на его место? Хотя нет, никакого Олега тут вообще не было. А он сам - не человек, а какой-то оили. Кошмар! Спокойно. Что там было написано про оили в рукописи?
  
  Олег до крови прикусил губу, во рту появился металлически привкус. В ушах зазвенело. Он сел на стул, с которого вскочил, прощаясь с Тихоном. Голова закружилась. У него появилось ощущение, что он падает, даже ветер свистел вокруг. Фиолетовые огоньки мерцали-перекатывались вокруг, и он кружился вместе с ними.
  Через силу Олег открыл глаза. Он был в странном месте. Он лежал на шуршащей при каждом движении оранжевой траве какого-то сада. Вокруг было полно народа. Мужчины и женщины спешили по своим делам. На них были оранжевые и золотые одежды, узкие, но не сковывающие движений. Странные прически, непривычного вида здания. Он сразу вспомнил вырванный из рукописи лист с картинкой - похоже, там было изображено именно это место. Все мелькало перед глазами, блестело на солнце, пахло, как в парфюмерном магазине.
  От страха или от запаха Олега затошнило. Ещё минута, и он потерял бы сознание. Но вдруг он увидел идущего мимо мужчину в синей куртке. Тот резко отличался от окружающих, и Олег мог поклясться, что уже видел его где-то в другом месте. Мужчина нёс толстую книгу, похожую на украденную рукопись.
  Видение продолжалось недолго, в висках застучало, и Олег понял, что сидит дома на стуле.
  Он вынул из кармана листок с номером телефона и схватился за трубку, хотел сразу поговорить с Тихоном, но остановился. Прежде чем звонить, надо подумать. Что это было? Видение или перемещение в другой мир? И как он вернулся? Как вернулся - легче понять. Испугался жутко, вот и вернулся. Значит, на перемещения в параллельные миры влияют его эмоции?
  Но как он туда попал? Тихон ушёл. Олег встал, закрыл за ним дверь. Вернулся на кухню, сел на табурет. Ничего необычного не сделал. Вот в голове творилось ужас что. Он был удивлен, напуган, растерян. И его чувства перебросили его в другой мир? Возможно. Но раньше, когда он попал из вечера субботы в предыдущую пятницу... Он просто лежал на диване и мечтал. Может быть, дело не в чувствах, а в мыслях? О чем он думал, когда лежал на диване перед телевизором? О Хвостове. Не о сегодняшнем, а о его прапрадеде.
  Все сходится на том древнем Хвостове. Надо было его книгу прочитать целиком, а теперь она пропала. Ох, он же видел в другом мире вора, укравшего драгоценную рукопись. И это был, судя по всему, мир будущего.
  Надо срочно звонить! Только кому, Марии Ивановне или Тихону? Оба они могли уже прочитать книгу и рассказать, в чем там дело. Тогда почему Тихон к нему приходил? Если бы он прочитал книгу деда, сам бы давно мог ответить на все вопросы. Или дело вообще не в книге? Нет, скорее всего, в ней.
  В этот момент раздался телефонный звонок. Олег поднял трубку.
  - Алло, это Олежек? - раздался знакомый голос.
  - Ой, Мариванна, а я как раз собирался вам звонить.
  - Я так и думала. К тебе заходил Тихон Хвостов?
  - Да. Он так много всего мне рассказал, что совсем запутал.
  - Ничего, постепенно ты все поймешь. Может, и я что-то объяснить смогу.
  - Хорошо бы, Мариванна.
  - Только сейчас я тебе по другому поводу звоню. Помнишь, ты рукопись прапрадеда Хвостова в библиотеке смотрел?
  - Конечно, помню. Я...
  - Она пропала, Олежек, - прервала его библиотекарша.
  - Так я её видел! Её какой-то незнакомый человек нёс. Я его сначала в лесу около библиотеки видел. А только что - в каком-то странном месте.
  - Ты запомнил этого человека?
  - А как же! В лесу он несколько страниц из рукописи выдернул, а я их подобрал.
  - Это замечательно!
  - Что же в этом хорошего? - удивился Олег.
  - Я думаю, эти страницы - ключ ко всему. Ты их читал?
  - Нет, там неразборчиво написано. Я думал через лупу поглядеть, да после разговора с Тихоном забыл про них.
  - Вот послушай, Олежек. Ты - уникальный оили, который существует только в одном мире нашей ветви миров. Про тебя в рукописи было написано, это мне Тихон говорил. У него частично сохранился семейный архив. Там есть ряд черновиков.
  - Про меня, в рукописи?! Чудеса просто. Хотя я видел там одну картинку... Мариваннна, а вы сами её не читали?
  - Нет, мой мальчик. Я - самая обыкновенная оили, как и Тихон. Мы не видим текста, написанного на другой стороне картинок. А он очень важен. Его могут видеть только такие, как ты. Ты один можешь, кроме того, вернуть рукопись.
  - Почему только я? Вы и Тихон ведь тоже оили?
  - Да, но мы можем двигаться только по твоему следу, а я ещё только туда, где существует библиотека.
  - Почему?
  - Не знаю.
  - Ну ладно, я попробую найти рукопись, если вы скажете, как. А что, копии этой рукописи нет?
  - В том-то и дело, что нет. А если ею завладеет оили с твоими особенностями и с нечистой совестью, он может много бед натворить.
  - В каком смысле?
  - Представь себе самое простое - человек украл что-то очень ценное и сбежал в параллельный мир. И его никто не поймает, поскольку не смогут попасть туда, куда он сбежал.
  - А я откуда узнаю, где он?
  - А ты почитай текст с обратной стороны картинок. Ладно, дружок. Ко мне читатели пришли. Перезвони мне попозже сам.
  
  В голове Олега был полный сумбур. Оили, параллельные миры, которые группируются в какие-то ветви... Всё это надо было обдумать немного позже, когда он поверит, что это - не сказка. В таких случаях Олег обычно включал компьютер и беседовал в чате со своими виртуальными друзьями, чтобы отвлечься. Вот и сейчас они все были в сети.
  - Привет, Принцесса.
  - Привет, Олежек. Ну что, нашёл, наконец, себе девушку?
  - Нет ещё. Но я придумал список параметров, под которые она должна подходить.
  - А я не гожусь, малыш? - спросила подключившаяся к разговору Эльза.
  - Ну, ты же не любишь готовить и прибираться. А мама говорит, что это - обязательные условия.
  - Зато я веселая и энергичная.
  - Да, это плюс, конечно.
  - Олежек, я умею готовить, - подзадорила его Принцесса.
  - Но ты любишь лежать на диване с ноутбуком. Наверно, под параметры девяносто - шестьдесят - девяносто не подходишь.
  - Тебе же не нужна топ-модель, сам в прошлый раз говорил.
  - Не нужна, но толстушки мне не нравятся.
  - Не такая уж я и толстая, - обиделась Принцесса.
  - Прости. Это я вообще сказал, не про тебя.
  - Ладно, прощаю. Тем более, что у меня уже есть парень.
  - А у тебя, Эльза?
  - У меня тоже есть.
  - Ну вот, как тут выберешь девушку, когда даже не соответствующие параметрам уже разобраны?!
  
  Немного успокоившись, Олег выключил компьютер и взялся за вырванные из рукописи листки. Лупы в доме не нашлось, зато очень пригодились старые бабушкины очки. Дужки у них были подвязаны резинкой-вздержкой, но зато стекла давали такое увеличение, что текст можно было разобрать довольно легко.
  "... причинно-следственные связи. Оили может перемещаться на любую пространственно-временную линию текущей ветви простой концентрацией мысли на предмете из искомого мира. При необходимости переместиться в новый, ещё незнакомый мир следует концентрироваться на мысли о любом его свойстве. Но попадание при этом не гарантировано: возможно перемещение на любую из пространственно-временных линий данной ветви. Точность перемещения достигается детализацией предмета концентрации".
  "Ну и ну, - подумал Олег. - Написано таким языком, как будто это современный учебник физики, а не рукопись восемнадцатого века. Надо будет спросить у Тихона, может, это вообще подделка".
  Ниже красными чернилами было приписано:
  "Следует держать в узде собственное воображение. Каждого оили подстерегает опасность неконтролируемых перемещений в случае вольных мечтаний. Ежели кто уже почувствовал это на себе, сразу поймет".
  Ну, в принципе понятно, что делать. Только сможет ли он?
  Олег вовсе не чувствовал себя героем. С другой стороны, если ничем особенно не рисковать, он, пожалуй, готов был вернуть рукопись и спасти человечество от опасных преступников. Тот мир, в котором он видел библиотечного вора, не показался ему угрожающим. Правда, не очень-то верилось, что простым усилием воли можно совершать такие путешествия. Но собственный опыт подсказывал: он ведь уже был пару раз в странных местах. Да и вообще, пока никто не видит, можно попробовать.
  На чём бы сосредоточиться? Олег попытался представить себе кого-нибудь из виденных им людей, но это оказалось невозможно. Он и не приглядывался к ним, а просто глазел по сторонам. Тогда он попробовал представить себе какой-нибудь предмет одежды, так удивившей его в том мире. Однако кроме того, что она имеет странный покрой и золотистый цвет, ничего не вспоминалось. И тогда его осенило. Рукопись! Уж её-то он помнил достаточно хорошо и не раз держал в руках. В сущности, ему нужен не тот странный мир, а только рукопись. Олег поудобнее устроился на диване и представил себе тяжелый кожаный переплет, пожелтевшую бумагу, толстую и гладкую...
  Он так увлекся, что не заметил момента перемещения. Оказалось, что он сидит уже не на диване, а на мягкой лежанке без простыней и одеял в помещении, которое он назвал для себя гостиничным номером. Округлые стены плавно переходили в потолок, окно-иллюминатор смотрело в красно-оранжевую ночь. Олег подошёл к окну и взглянул на улицу. Улицы не было. Он мог поклясться, что место, в которое он попал, не имеет ничего общего с тем золотисто-зеленым миром, в котором гулял похититель.
  
  Лежанка, рядом письменный стол. Панель с множеством кнопок и пиктограммами. Некоторые были понятны, другие нет. Вот эта, кажется, открывает дверь в ванную. Это, возможно, кондиционер. А это? Шкаф? Сейф?
  Если он попал сюда, значит, рукопись где-то рядом. По крайней мере, так говорилось на оставшихся у него страницах. Пожалуй, стоит обыскать номер. И проще всего начать со стола.
  Олег подошёл ближе. Впрочем, в этой странной комнате все располагалось на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Стол тоже был снабжен кнопками, и он принялся тыкать в них наугад. На пластиковой поверхности последовательно засветились экран и клавиатура, поднялась из недр чашка с неведомым напитком, а потом один за другим пошли ящики, плоские, как пенал, и объемные. Увлеченный своим делом, он не обратил внимания на звук, шедший снаружи. Где-то в этой обтекаемой комнате была дверь, и за ней слышались шаги.
  Жильцу этой комнаты не требовалось прятать свою добычу. Он был уверен, что никто не проникнет в помещение. Рукопись нашлась в пятом по счету ящике. Олег внимательно осмотрел её и обнаружил, что она цела. Не хватало только тех страниц, которые он подобрал в заснеженном лесу.
  Пора было возвращаться назад. Олег расслабился и попытался представить себе диван, на котором сидел, когда разговаривал с Тихоном. Но то ли он ещё недостаточно овладел техникой перемещений, то ли такие диваны существовали во многих мирах - перемещение не происходило. Шаги за стеной становились всё ближе. Теперь было уже невозможно их не слышать. Олег затравленно оглядывался, пытаясь придумать, куда бы спрятаться. Выхода не было. И тут его взгляд упал на иллюминатор. За ним клубилось нечто красно-оранжевое.
  Часть стены отъехала в сторону. Давешний похититель вошёл в комнату в сопровождении громадного дядьки в блестящей одежде, которая почему-то вызвала у Олега ассоциации с формой.
  Не раздумывая больше не секунды, он сосредоточился на мареве за окном, расслабился - и перемещение состоялось.
  Он был на "улице". Под ногами чавкало. Олег мысленно поблагодарил судьбу за то, что воздух был хоть и вонючий, но пригодный для дыхания. Он как-то сразу решил, что находится не на Земле. Хотя, возможно, Земля на какой-то из дальних ветвей выглядит именно так? Впрочем, раздумывать об этом было некогда.
  Вокруг возвышались влажные заросли, тяжело гнувшиеся под порывами ветра и обдававшие его потоками воды. Здесь его никто не мог увидеть, но и идти ему было некуда. Олег ещё соображал, что делать дальше, как вдруг из красно-оранжевых кустов вышел похититель рукописи. Конечно, он владеет техникой перемещения куда лучше. Олег повернулся и бросился бежать. Влажные листья мокрыми губками охаживали лицо, одежда намокла. Олег сунул рукопись под рубашку, прижал к животу. Бежать было тяжело, он все время проваливался в мягкую почву, спотыкался об упавшие стебли.
  Пришлось остановиться, чтобы перевести дух. Сердце билось где-то в желудке, не хватало воздуха. Казалось, еще мгновение, и из темноты к нему протянется рука, схватит за горло, повалит, отнимет рукопись и оставит тут, в этой беспросветной глуши, на веки вечные.
  Тряхнув головой, чтобы отогнать кошмарное видение, Олег попытался сосредоточиться на чем-то знакомом. На ум пришла мамина чашка с васильками. Ручка давно откололась, но маме так нравился рисунок, что она не выбросила чашку, а посадила в нее цветок. Представляя себе теплую кухню и мамину чашку, Олег расслабился - и оказался дома.
  Он скинул полные воды ботинки и стал лихорадочно соображать, что делать дальше. Каждый шорох за окном, шум лифта на площадке казались ему грозными предвестниками настигающей погони.
  Олег открыл духовку и уже собирался сунуть в неё свою добычу, но дверь на кухню отворилась, и разъяренный преследователь схватил его за отвороты куртки.
  - Куда это мы так спешим? - с издевкой произнес он. - И что это у нас такое на животике?
  Олег рванулся, не выпуская рукописи, но мужчина был гораздо сильнее. И тут в голову пришла спасительная мысль. Тихон! Он должен знать, что теперь делать. В крайнем случае, вдвоем они одолеют этого гада. Олег вспомнил усталые глаза, палец с выпирающей косточкой. В сущности, он почти ничего и не помнил.
  Но оказалось, что этого довольно. Он оказался в большом зале, похожем на сборочный цех. Тихон стоял возле прибора со снятым кожухом и ковырялся внутри. Олег пробежал несколько метров и врезался в Тихона с такой силой, что рукопись выскользнула у него из-под рубашки и с громким хлопком упала на пол.
  - Привет. Ты как здесь оказался? - ничуть не удивившись, спросил Тихон. Олег не успел ответить. В метре он него появился его преследователь, так что Олег только и смог, что отпихнуть рукопись ногой подальше, к окну. Дядька бросился вперед, но достичь цели не успел. Тихон легко, играючи подхватил его и ловко припечатал к столу. Потом медленно, все ещё не говоря ни слова, сунул ему под нос баллончик и выпустил густую белую струю.
  - Снотворное, - сказал он. - Пусть отдохнет, надо всё подготовить.
  - Что подготовить? - спросил Олег и почувствовал, что колени у него дрожат, а зубы стучат так, что трудно разговаривать. Наверное, этот дядька теперь будет сниться ему по ночам.
  - Ну, я неточно выразился. Подожди минуту.
  Тихон вынул из ящика стола что-то вроде планшета и щелкнул по плохо различимой пиктограмме. Видимо, это был ярлык одной из программ интернет-связи.
  - Иван Васильевич, - сказал он неизвестному собеседнику, - нам тут перебежчик попался. Спит пока. Ладно, ждём.
  Ответы Ивана Васильевича почему-то не были слышны.
  - Тихон, вы кому его сдали? - у Олега ёкнуло сердце.
  - Поясню. Этот человек должен находиться под контролем. Он своими действиями наносит непоправимый вред мирам всей нашей ветви, а может, и не только нашей. Ты согласен?
  - В общем, да, только как-то все это выглядит жутковато.
  - Не беспокойся, ему ничего не угрожает. Таких, как твой пленник, переселяют в места, находящиеся, если можно так сказать, между ветвями дерева на основном стволе. Там человек продолжает жить нормальной жизнью. Он не перевоспитается, не станет ангелом. Может даже, он будет преступником в том мире. Но его деятельность не отразится на других реальностях. Ты же понимаешь, что такие способности, как у тебя, накладывают на человека определенную ответственность. К сожалению, одно совершенно не означает другого. А мир стар, как... мир. И люди, открывшие перемещения давным-давно, гораздо раньше нас, создали защитный механизм. Кроме того, ты не задумывался, зачем он выкрал рукопись?
  - Ну да, Мариванна говорила, что он может украсть что-то ценное, и его будет трудно поймать, поскольку мало кто умеет направленно перемещаться из одного мира в другой.
  - Вот именно. И украсть - это ещё самый малый вред. Можно так перекроить будущее, что оно перестанет существовать. Хорошо, что у нас есть ты, и ты смог прочитать тайные для всех страницы рукописи, и узнал, как попасть в тот мир, в который необходимо. Без тебя мы бы не поймали перебежчика, и рукопись бы не нашли.
  - Я только не понял, почему вы сами не можете переместиться в нужный мир и его поймать?
  - Мы можем двигаться только по твоему следу. Такие оили, как ты, перемещаясь, оставляют след-тоннель, через который можно попасть в нужный мир. На практике след выглядит как лиловый солнечный зайчик.
  - Понятно. А как бы злоумышленник смог уничтожить будущее?
  - Для простоты понимания приведу пример - представь, что договор о военно-техническом сотрудничестве, скажем, с Белоруссией не подписан, а наша политика пошла бы по противоположному пути - военного противоборства с этой страной.
  - Ну, это ему слабо сделать.
  - Вовсе нет. Для этого нужна самая малость: кто-то опоздал на встречу, не подал начальству нужный документ во-время, начальство улетело на международную встречу без важного документа - и пошло-поехало все в другую сторону. Задумайся, от каких мелких событий иногда зависит наша жизнь. Вот почему, например, ты у нас такой уникальный?
  - В каком смысле? - поинтересовался Олег.
  - Ну, почему у тебя даже в мирах одной и той же пространственно-временной ветви нет аналогов?
  - Это уж вам лучше знать.
  - Вовсе нет. Такое могло случиться при очень небольшой вероятности твоего рождения. Или выживания. Ты, может, чем-то сильно болел в детстве, и тебя с трудом спасли?
  - Нет, такого ничего не было. Я даже не знаю. Есть одна мысль...
  - Ну, ну?
  - Мама рассказывала, что они с отцом познакомились случайно.
  - Да все так знакомятся.
  - Они - не как все. Отец тогда летел в Новосибирск в командировку. Но что-то там с самолетом случилось, и они сделали вынужденную посадку около Тобольска, прямо на шоссе, недалеко от железной дороги. Еле живы остались. А мать в то время студенткой была, они хотели в каникулы пойти на лодках по Иртышу. До места на поезде добирались. Она еще рассказывала, как не хотела ехать, поскольку только что гриппом переболела. А друзья ее уговорили. А тут прямо перед переездом недалеко от города вдруг самолет садится на проезжую часть. Все выскочили и из самолета, и из поезда. Там они с отцом и познакомились. Она, когда с поезда спрыгивала, ногу подвернула и упала, а он ей помогал встать.
  - Вот видишь, вероятность была чрезвычайно мала. Во-первых, всё могло окончиться не так благополучно. А во-вторых, сядь самолет на пару минут позже, чем проезжал поезд, и уехала бы твоя мама от твоего папы, а тебя и на свете бы не было.
  - Ну ладно, пусть вы правы. Но я вот сейчас вернусь домой, там мама и папа. Двор, в котором я все детство играл. Если я такой маловероятный, то ничего этого и быть не должно.
  - Слушай, а ты дома ничего необычного не заметил? Все как всегда?
  Олег сразу вспомнил про свадебную фотографию родителей и папин письменный стол, но говорить об этом Тихону почему-то не захотел.
  Дверь отворилась, и в комнату вошла Мария Ивановна. Олег обалдело уставился на нее.
  - Здравствуйте, Мария Ивановна.
  - Здравствуй, Олежек, здравствуй. Что, не ожидал меня здесь встретить?
  - Не ожидал. Как вы сюда попали?
  - Все просто. Библиотека же при институте работает. Поэтому я перемещаюсь из мира в мир, оставаясь в библиотеке.
  - Вот здорово.
  - А мы с Тихоном очень надеялись тебя увидеть. Спасибо тебе, дружок. Большое дело ты сделал.
  - Да не за что. Мария Ивановна, у меня есть ещё неясные моменты во всем, что произошло. Раньше было некогда спросить...
  - Ну спрашивай, пользуйся, что мы с Тихоном оба тут, - добродушно согласилась библиотекарша.
  - Помните, я говорил, что видел вас в кафе. А вы меня не узнали. Но я-то не мог обознаться. Вы сидели с двумя девчонками-близнецами.
  - Этот разговор я помню. Думаю, Олежек, что это была не я, а мой аналог в другом мире, куда мы вместе с тобой попали. Но дело не в этом. Видишь ли, дружок, мы с Тихоном давно искали такого оили, как ты. И когда нашли, то уж глаз с тебя не спускали. Так что я все время старалась быть в том же мире, где и ты. Чтобы тебе было, к кому обратиться за помощью. А пришлось самим у тебя помощи просить. Библиотека - это базовая точка при перемещениях с ветви на ветвь. В каждом мире она располагается на другом месте.
  - А эти девчонки, которые с вами сидели?
  - Что, понравились они тебе? Скорее всего, они не близнецы, а один и тот же человек. Только кто-то из них совершил переход и очутился в другом мире. Но девочка не столь разумна, чтобы сидеть тихо и стараться не сталкиваться со своим аналогом. Хотя то, что встреча с собой её не обескуражила, уже хорошо. Меньше шансов, что она наделает глупостей, - вмешался в разговор Тихон.
  - Её фотографию я в рукописи видел. И мою тоже. Как это может быть, рукопись ведь старинная?
  - На этот вопрос ты и сам можешь ответить. Где ты человека с рукописью видел? И где ты её получил? В нашем времени или в будущем? Похоже, Хвостов тоже бывал не только в разных мирах, но и в разных временах. И видел тебя и эту девушку.
  - Тихон, я ещё хотел спросить у вас про эту девчонку и её аналога. Я же их не первый раз в кафе встретил. В первый раз я их вместе в сквере увидел. Они там смеялись чему-то, потом пропали, а смех остался.
  - И ещё, наверно, остался солнечный зайчик с фиолетовым отливом?
  - Да, точно. А вы откуда знаете?
  - Мы ж с тобой говорили, что оили оставляют лиловый след. Бывает, и звуковой след остается. Вот как у них было. Ещё вопросы есть?
  - Да. Я хотел спросить про зеленое стекло. Почему считается, что через него можно оили увидеть?
  - Ну, Олег, ты же про оили теперь много чего знаешь, а задаёшь такие вопросы! Это всё выдумки. Люди считают, что через зеленое стекло можно увидеть тоннель и посмотреть в чужой мир. Это старинное суеверие. Если бы все было так просто, все бы стали путешествовать из мира в мир, и давно бы нарушили причинно-следственные связи, о последствиях чего подумать страшно.
  - А я вот ещё хотел спросить ...
  - Ты совсем утомил Тишу, Олежек.
  - Дело не в этом, - откликнулся Тихон, - просто есть вещи, которые нам ещё предстоит долго изучать, и потом только отвечать на твои вопросы. Вот что, отправляйся-ка ты домой. Спатки. Мы с тобой не раз увидимся, тогда и вопросы свои задашь.
  - Как?
  - Вспомни то, что есть только у тебя дома.
  Олегу сразу пришла на ум пропавшая свадебная фотография. Мама на ней такая хрупкая и такая счастливая!
  
  Мама стояла у стола и перебирала его листки с критериями подбора невесты!
  - Ты прости меня, милый, что заглянула в твои бумажки, но не слишком ли ты строг? Кроме того, чтобы предъявлять к людям такие требования, надо и самому быть на высоте.
  Олег хотел нагрубить, ответить, что шарить по чужим столам подло, посмотрел на маму и вдруг понял, что рисковал никогда больше к ней не вернуться. Даже ругаться расхотелось.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"