Титов Сергей : другие произведения.

Чертовщинка

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   С.Титов
  
   ЧЕРТОВЩИНКА
  
   Что загадывать желания, когда они все равно не исполнятся. Хотя в новогоднюю ночь нет-нет, да и мелькнет сама по себе стерва-мысль о том, что было б неплохо, если б уволили такого-то, или кто-нибудь миллион подарил.
   Сидоров считал, что чудес не бывает, хотя с всегда удовольствием читал все журналы про НЛО, бегал исправлять судьбу к колдунье, а дома с гайкой на нитке уже обследовал все углы.
  
   Он стоял под главной елкой, не шевелясь, глядя вперед застывшим взглядом. Как тот игрушечный Джон, что сделан в пару Барби и поставлен под елку заботливыми родителями. Взгляд был застывшим, слава Богу, не от холода, а от смотрения в никуда, хотя, конечно, уже чувствовалось, что согревающий состав иссякает. То есть, Сидоров был практически трезв, точнее, пьян всего лишь на без пяти Новый год, в то время как высыпавший из-за праздничных столов народ был подогрет как минимум на час ночи, в следствие чего разница в подготовке была очень ощутимой.
  
   Как он оказался у елки, Сидоров не помнил. Все-таки не надо было начинать с празднования Нового года у Сереги. Зачем, если его Камчатка так далеко? Помнил только, что было без пяти полночь, когда жена начала ворчать на отсутствие денег и уговаривать его загадать что-нибудь хорошее. Что-нибудь хорошее означало норковую шубу, то есть неисполнимое. Сидоров в этот момент подумал, что неплохо было б оказаться где-нибудь посреди веселья, а не в скучной квартире, еще подумал, что приятно было б найти где-нибудь хотя бы сто тысяч...
  
  -- Василий Петрович? - перед ним стояли сразу два деда Мороза, но все трое - опрятные, трезвенькие и толстенькие. Прямо, как настоящие.
  -- Ну, я.
  -- Для начала срочно выпейте стаканчик водочки. С новым Вас годом!
   "Ничего себе... - подумал Василий. - Откуда они знают, что я водки хочу?"
   - Не удивляйтесь, что мы вас знаем - у нас работа такая.
   Водочка пошла хорошо. Нежная, мягонькая. Никогда такой не пробовал.
  -- Вот, закусите, - второй дед Мороз подал на подносике бутерброды с семгой.
   "Ну, чудеса...", - мелькнула первая оттаявшая мысль.
  -- Ну, а теперь пойдемте с нами. Загадывайте любые желания, мы будем исполнять.
   "Артисты что ль? - чуть не воскликнул по-рекламному Василий. - Понял! Это новогоднюю телепередачу снимают. Прямой эфир. Во, повезло!"
   - Хочу привет передать своей любимой, то есть жене, - сказал он четко и громко куда-то вперед, мимо дедов Морозов, ища взглядом телекамеру.
   Но телекамеры не было видно. "Скрытой снимают! Приколы сейчас будут. Надо быть начеку".
   - Нет проблем, передавайте привет.
   Второй дед Мороз достал из кармана сотовый и стал набирать номер, будто всегда знал телефон Сидорова. "Во, дают! - Василий почему-то удивился только тому, что у Деда Мороза мобильник". В трубке звучал голос жены.
   - Люсь, Я... понимаешь... С Новым годом...
   - Уже напился! - послышалось в трубке. Потом - гудки.
   - Люська, понимаете ли. Бросила трубку, - почему-то виновато сказал Василий и перешел на полушепот, - увидела, что у крутого соседа жена в норковой шубе ходит, вот и озверела, мол не повезло ей с мужиком.
   - Так что ей надо шубу или мужика? - невозмутимо спросил главный дед Мороз.
   - Зачем ей мужика? - обиделся Василий.
   - Нет проблем, - сказал главный и, достав новый сотовый из другого кармана, что-то прошептал в трубку. - Все будет. А Вы кушайте, кушайте, - добавил он, снова подавая семгу и новый стаканчик водки.
   - Все равно хорошо, даже хоть и Люська сердится, - к Василию стало возвращаться новогоднее настроение.
   Через минуту снова зазвонил мобильник, тот который Василий продолжал судорожно сжимать в правой руке.
   - Это Вас, - так же невозмутимо сказал главный, будто заранее знал, кто звонит.
   - Ты что, с кем ты там связался по пьяному делу? - слышался Люськин голос. - Ты где взял норковую шубу?
   - Люсь, ты не сердись. Все нормально. Это сценарий такой. Я тут, у елки. Ну, это у них что-то вроде розыгрыша. Утром все объясню.
   Правда, сам Сидоров так ничего и не понимал.
   "Интересно, - думал он, - кто бы это мог быть? Так шутить могли только его институтские друзья. Но он уже лет двадцать не виделся с ними, да все они теперь в разных городах. А камчатский Серега, с которым сегодня начинали встречу, не мог, потому что уже не смог бы. По времени он отключился уже около Якутска. На работе - там все думают только о себе, а если кто-то вместе и собирается, так это уже заговором считают. Нет, все-таки - телевидение. Какое-нибудь новое реальное шоу придумали.
   - Ну? - спросил главный дед Мороз. - Загадывать желания будете? Загадывайте, не стесняйтесь - мы исполним.
   Василий задумался. Одно дело загадывать дома, перед елкой и после Путина, не говоря никому. А тут дело-то ответственное, перед телекамерой. Еще спросят потом...
   - Ну... чтобы жить всем стало намного лучше, чтобы люди больше помогали друг другу, чтобы... - Василий запнулся и совсем замолчал. Во-первых, не знал, что еще загадать (или чтоб Бен-Ладен сдох, или - чтоб Чубайс жил на его, Василия, зарплату...). А во-вторых, ему все хотелось загадать что-нибудь свое, простое - про автомобиль, или - чтоб на работе, наконец, его заметили... Или хотя бы про сто тысяч...
  -- Нет проблем! поехали! - весело сказал главный Дед Мороз. Для начала повеселимся.
   "Мерс", оказывается стоял тут же, с другой стороны елки. Василий направился к открытой дверце, как вдруг остолбенел: "Ну и дела...". Под елкой в ослепительно белом полушубке стоял сам Семен Семеныч - большой человек, которого они, чиновники района, привыкли видеть только на совещаниях в президиуме.
   - Зря ты, Сидоров, связался с ними, - сказал он загадочно. Но дверца захлопнулась - и черный "мерс", фыркнув, уже мчался куда-то в лес. Мелькнула вывеска, на которой Сидоров лишь успел прочесть "Спортивная база ..." а дальше не успел разобрать: то ли "Лес", то ли "Бег". Водка начала действовать. Стало весело и беззаботно. Вышли. Морозец, хрустящий снежок. А дальше - чудеса. Из бревенчатой баньки выскочил веселый начальник Главного управления Петров, еще вчера уверявший, что таких как Сидоров надо безжалостно увольнять. А тут сам Петров шел навстречу раскинув руки, будто нес огромное стекло: "А вот и долгожданный гость! А ведь без него у нас ничего не получится!". А в предбаннике - О-о! - Василий даже мечтать об этом не мог: веселые девчонки из финотдела, в туниках из простыней! Еще вчера они даже не смотрели на Сидорова, особенно секретарша Оля, любившая заставлять Сидорова по пять раз переписывать заявление на отпуск. А тут сама неприступная Оля разливает по бокалам шампанское: "Василий Петрович, мы Вас заждались! Без Вас нам скучно!".
   Все закружилось как во сне. Анекдоты, песни, парилка с пивом, прыжки в снег. И центр всего веселья - сам Василий. "Значит все-таки я что-то для них значу?" - думал он. Он сам удивлялся своему преображению. Откуда-то из дальних студенческих лет вспомнились веселые песни, смешные истории и приколы. Несмотря на адскую смесь из шампанского, водки и пива, было легко, весело и беззаботно. "Вот оно, маленькое счастье маленького человека. Больше ничего и не нужно. Счастье - это когда тебя понимают", - почему-то вспомнил Василий фразу из "Доживем до понедельника", что еще в детстве смотрел по телеку.
  -- Исполнение желаний, исполнение желаний!" - приговаривал в правое ухо главный Дед Мороз.
  -- Здорово вы это все устроили. Спасибо. Такое раз в жизни бывает, - прошептал, расплываясь в улыбке, благодарный Василий.
  -- Такого и не бывает никогда. Это только ради Вас. А сейчас - Поле чудес! - крикнул Дед Мороз.
   Василию завязали глаза и куда-то повели. Под ногами хрустел снег. Покрутили и сказали "Иди!". Шел, шел по сугробам под хохот девчонок, но ни одну не мог поймать. Зато споткнулся о что-то тяжелое и квадратное.
   - Сектор приз, сектор приз! - захихикали девчонки.
   Снял повязку и увидел в снегу дипломат. Новенький, с золочеными застежками, с кодовым замочком... Всю жизнь о таком мечтал.
  -- Это мне?
  -- Приз, приз! - хихикали девчонки.
  -- Тебе, дорогой, тебе. Все мечты исполнились?
  -- Да что вы, это уж слишком.
  -- Ничто не слишком! - театрально сказал главный Дед Мороз фразу из "Альтиста Данилова". Только для порядку распишись вот здесь. Сам знаешь, у нас тоже отчетность.
   Василий в полутьме расписался на подсунутой бумаге. "Приду на работу, - представил, - все будут говорить: Василий Петрович, какой прекрасный кейс! Вы этот приз заслужили, Вы были таким заводным, Вы такой талант! Мы открыли в Вас другого человека!"
  -- А ты открой-ка, - загадочно шептал главный Мороз.
  -- Да я понимаю, что он красивый.
   Открыл и тут же испуганно захлопнул. В кейсе лежали аккуратненькие пачки долларов.
  -- Ровно сто тыщ рублей по курсу 31 декабря. Как мечталось - так Вам и сделали.
   "Нет, нет, - лихорадочно думал Сидоров. Это уже не реальное шоу. Это ловушка! И тут он вспомнил надпись на въезде: не "Лес", а "Бес"! "Точно! Бесовщина какая-то!". И девчонки куда-то попрятались, и начальник управления исчез... музыка прекратилась, только ветер свистит...
   - А ну-ка! - Василий неожиданно вскочил и рванул красную шубу на главном Деде Морозе. Под бутафорской шубой оказался черный костюм с таким же черным галстуком, из-под расстегнутого пиджака виднелась кобура. Дед Мороз захохотал каким-то жутким смехом и стал приближаться к Сидорову.
   Сидоров бросил в него блестящий кейс и рванулся прочь. Остальные Деды Морозы замешкались - никто не ожидал такого поворота.
  -- Догнать! - крикнул главный.
   Василий уже выбежал на дорогу и смешно вприпрыжку бежал, понимая, что от ЭТИХ не уйти. "Скорее к людям, на площадь к елке. Там затеряюсь - и не найдут!" Уже слышался топот погони. Бесы, или кто они там, были уже близко. Неожиданно из-за поворота появилась белая "Волга". За рулем был САМ Семен Семенович. "Прыгай!" - крикнул он открыв дверцу.
  -- Говорил же я тебе не связываться с ними! - совершенно хладнокровно говорил он, утопив при этом до упора педаль газа. - Они тебе превращающиеся акции не предлагали? А заварить золотоносную кашу не уговаривали? А исчезающие договоры не подсовывали?
  -- Нет, - ответил Василий, будто знал, что это такое.
  -- Значит, тебе повезло.
  -- А Вы откуда меня знаете? Я же что, мелкий клерк...
  -- Это вчера было. А сегодня тебя все причастные знают.
  -- Почему именно я? Что происходит?
  -- Ничего особенного. Маленькие чудеса. Просто ты нечаянно или специально оказался в точке пересечения координат. И на тебе все сошлось. Ясно?
  -- Ага, - ответил Василий, хотя так ничего и не понял.
  -- Дипломат-то ты зря выбросил. Я его еле успел поймать. Пригодится.
  -- И куда меня теперь?
  -- Как куда - к нам. А с ЭТИМИ не надо с связываться. Они, конечно, делают чудеса. Но используют-то незаконные методы. А потом все это оборачивается плохими последствиями.
  -- А Вы? Вы что белый маг?
  -- Называй как хочешь. Да, мы творим чудеса. Но делаем это по правилам. Сейчас ты увидишь много, как тебе покажется, знакомых людей. Не удивляйся. Будешь вести себя умно - может, сможешь тоже стать, как ты называешь, волшебником. Приехали.
   Посреди леса, на поляне стояло шикарное белое здание, светившееся огнями.
  -- Господа, - громко объявил Семен Семенович, - вот и он, Василий Петрович! Прошу любить и жаловать!
   Зал был огромным - со многими люстрами и канделябрами. В другом конце, на возвышении негромко играл струнный квартет, дамы были в белых вечерних нарядах, мужчины - в белых смокингах. Некоторые лица были и вправду знакомы. Или казалось?
   Высокая дама с не менее высокой прической, очень похожая на главного инспектора, грозу всех предпринимателей района, подала Василию руку:
  -- Василий Петрович, наконец-то я увидела Вас настоящего! Спасибо, что Вы приехали!
  -- Это и есть тот самый Сидоров? - издалека спрашивала пожилая дама, похожая на директора Канцелярии. - Какой интересный. Идите же сюда! Сегодня будут чудеса!
   "Ничего себе, - подумал Василий, - я уже насмотрелся чудес. Куда еще?"
   Из-под елки вышел высокий мужчина, похожий на начальника Службы донесений. Только тот был всегда в мятом костюме и сутулился, а этот - стройный, одет с иголочки.
  -- Господин Сидоров? Поздравляю. Это хорошо, что взоры нашего сообщества обращены к Вам. Вероятно, уровень Ваших желаний совпал с нашими потребностями. Пройдемте в сторонку, есть смысл переговорить. - Они зашли в полутемную комнату, освещенную лишь огнями маленькой елочки, стоящей в углу. - Чего Вам там еще хотелось? Дачу? Машину? Элементарно. Один взмах руки - и у Вас все будет. Но я уверен, что Вы просто не знаете, каким потенциалом сами владеете. Вы-то хотите творить чудеса?
  -- Еще бы...
  -- Тогда все получится. Мы Вас многому научим. Вот только договор подпишите.
  -- С удовольствием! - И Василий быстро черкнул на подсунутой бумаге. Что там было написано - даже не посмотрел: "Люди хорошие, плохого не напишут".
  -- Прекрасно! - волшебный Советник ловко выхватил обратно бумагу и тут же сунул себе в карман. - А теперь первое испытание. Говорить Вы умеете ("Заметили все-таки! - подумал Сидоров) и не пьяны, как ни странно. Сейчас подъедем к центральной районной елке. Народу там много. Вы поздравите народ с Новым годом и скажете, как хорошо в этом году поработала администрация, как много всего сделала, и что если Семена Семеновича снова изберут...
   - То он сделает еще больше?
   - Вот только не перегибайте! Нечего словами разбрасываться. Надо говорить "оправдает доверие". Все ясно?
   Выехали на площадь. Окруженный толпой, Сидоров вышел к микрофону. От волнения начал с эмоций: "Если б вы знали, дорогие друзья, как это здорово, когда ты нужен, когда ты можешь показать, на что способен, и дело не в наградах - главное, что тебя заметили, и тогда ты можешь все! И тогда начинаются чудеса! Главное, чтобы каждый это почувствовал! Но посмотрите, как мы живем!" - Его понесло. И про жизнь, и про мечты, и про честь и про честность... "Давай, Петрович, - подбадривал его разогретый народ, - режь правду-матку!". Василий заговорил о проблемах, о холоде в квартирах, о задержках зарплаты... - он вспомнил про кейс. - А между тем, некоторые возят деньги чемоданами! Сейчас я вам покажу, как это делается! Сейчас. - Василий рванулся к машине, вытащил кейс, раскрыл его и стал разбрасывать над толпой зеленые бумажки. - Берите! Берите, пусть это будет для вас маленьким новогодним подарком!
   Но народ уже перестал его слушать, все метались по площади, стараясь поймать уносимые ветром доллары.
   И тут Василий увидел, что люди с базы "Бес" уже тут. Они сквозь толпу с грозным видом продвигались в его сторону, а рядом - САМ Семен Семенович. "Неужели он с ними. Что же такое происходит?
  
   Вдруг из-за елочек выскочил человечек в берете и с бородкой и, замахав руками, закричал:
   - Так, все! Отснято! Всем спасибо! Отлично все получилось, шеф будет доволен. Участников съемок прошу сдать реквизит! Массовка, соберите деньги и сдайте начальнику группы.
   Деды Морозы сняли свои шубы, шапки и бороды с очками, и стали похожи на обычных крутых братанов. Но в них уже было что-то родное.
  -- Ну, здорово придумана передачка! Классно Вы это! - подошел Сидоров к главному бывшему Д. Морозу.
  -- Какая передачка? Передачки потом будут. Если будешь плохо себя вести.
  -- Ну, телевидение, новогоднее представление, прямой эфир. Здорово! И мне-то как повезло, что именно я случайно стал героем. Все мои знакомые увидят.
  -- Никто не увидит, если хорошо будешь себя вести. И не случайно ты стал. Мы тебя давно выслеживали. Понял? Не передачка это, а запись компры. На всякий случай.
  -- Не понял. Какой компры?
  -- Не играй наивного. Ты что, ничего не понял? Ты видел, что ты подписывал?
  -- Нет.
  -- Ну и дурак. Тебе же хуже. А еще начальник бюро землеотведения... Ты для нас распоряжение подписал. Теперь у нас все нормально. А у тебя - не очень. Зря ты баксы разбрасывал. Теперь засыпешься. Пить надо было меньше!
  -- Василий неожиданно загоготал. Так это акты? Ребята, это вы засыпались! Я же думал, что все это розыгрыш. Ну, или чудеса какие. Ты бумагу-то возьми! Самому надо было проверять, а не торопиться прятать от меня.
   Главный "бес" достал из кармана бумагу и развернул ее. Внизу, где место для подписи, была размашистая надпись: "С Новым годом!".
   - Семен Семенович, - закричал смеющийся Василий САМОМУ, выходящему из-за елки. - представляете, они хотели чтобы я ... - И тут Василий осекся. Семен Семенович приближался с грозным видом, размахивая "договором", на котором вместо подписи Василий написал "Желаю счастья!".
   Сидорову стало тоскливо как сидоровой козе. Вся его чиновничья карьера рухнула в один миг. Хотелось надеяться, что все это сон. "Скорей бы вернуться домой, в привычный уют, сейчас проснусь, будет болеть голова, а жена будет снова ругаться и говорить, что он ни на что не способен, и сын-оболтус подойдет, чтобы денег попросить, а я скажу ему, что нечего деньги на девок тратить в этом... в интернете. Лучше бы с настоящими девками на улицу шел гулять".
  
   Зазвенел будильник.
   Василий открыл глаза - дома обычная обстановка: "Слава Богу, значит, все нормально, ничего не было. Но где ж я так напился?"
   Подошел сын-оболтус.
  -- Ну, нет у меня денег, еще вчера тебе говорил, что зарплату опять задержали, - опередил сына Василий.
  -- Да я вообще-то долг хотел тебе отдать. Представляешь, ночью около елки какой-то сумасшедший богач доллары разбрасывал. Так и мне досталось двести баксов...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"