Тягур Михаил Игоревич: другие произведения.

Оценка советской прессой международного положения в Европе. Январь - июнь 1941 года

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, это была курсовая работа. Первая курсовая работа. Но сделанная не на основе литературы, а источников. Правда, в основном это пересказ текста, да обильные цитаты из него. Анализа - никакого. Написано, как я уже через полгода понял, плохо. С большой перегруженностью цитатами. И со стилем всё очень печально. Но всё-таки - это первый опыт.


  

Оценка советской прессой международного положения в Европе. Январь - июнь 1941 года.

  
  

Оглавление.

  
   Введение.
  
   Глава 1. Советской пресса об Англии и США.
  
   Глава 2. Советская пресса о Германии и германской политике в Европе.
  
   Заключение.
  
  

Введение.

   Историю историографию данного вопроса можно разбить на два периода. Первый период начинается в период нахождения у власти в СССР Н. С. Хрущёва и продолжался до середины 80-х годов. Второй период начался в "перестроечные" годы и продолжается доныне.
   Данному вопросу ещё не было посвящено специального исследования, и обычно рассматривались или просто упоминались лишь отдельные его аспекты (например, Сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г.) в рамках общих трудов по истории Второй Мировой войны вообще, Великой Отечественной войны в частности и советской внешней политики, а также о кануне Великой Отечественной и в специальных работах, посвящённых всему комплексу идеологической подготовки и готовности Советского Союза к войне.
   В первом томе шеститомной "Истории Великой Отечественной войны", изданной в 1960-1965 годах, в отношении всего комплекса пропагандистского аппарата говорилось, что "несмотря на некоторые недостатки в идеологической работе, Коммунисти-ческая партия добилась в предвоенные годы больших успехов в идейно-политиче-ском воспитании советского народа. Все средства идеологического воздействия были использованы партией для воспитания в советских людях высоких моральных качеств... Коммунистическая партия сумела воспитать в нашем народе такие высокие духовные качества, которые обеспе-чили в дни войны невиданный героизм советских людей на фронте и в тылу и вызвали восхищение всего мира"[1]. Работа газет и освещение ими событий в Европе в первой половине 1941 г. отдельно не рассматривалось, но упоминалось так называемое сообщение ТАСС от 14 июня (передано по радио 13 июня, напечатано в центральных газетах 14-го, в связи с этим в разных работах его именуют Сообщением или от 13 июня или от 14-го июня), в котором отвергались "распространяемые иностранной, особенно английской, печатью заявления о приближающейся войне между СССР и Германией... так как не только СССР, но и Германия неуклонно соблюдают условия советско-гер-манского договора о ненападении... Сообщение ТАСС от 14 июня отражало неправильную оценку И. В.Сталиным сложившейся к тому времени военно-политической обстановки. Это сообщение, опубликованное в те дни, когда война стояла уже у порога, неправильно ориентировало советских людей, ослабляло бдительность советского народа и его Вооруженных Сил" [2].
   В дальнейшем в советской научной литературе это Сообщение часто приводилось как свидетельство неправильной оценки внешнеполитической ситуации советским руководством и И. В. Сталиным лично[2].
   В 80-90-е годы начался процесс переосмысления событий кануна войны, который продолжается до сих пор. В связи с этим начали активно обсуждаться проблемы идеологической и пропагандистской подготовки СССР к войне. В рамках этих проблем стала обсуждаться и роль советской прессы.
   Михаил Иванович Мелютюхов в своём исследовании "Упущенный шанс Сталина" [4] отмечал по поводу идеологической подготовке к войне со стороны советских газет: "Единственно, что допускалось в прессе, были туманные намеки "Правды" на возможность "всяких неожиданностей" в сложившейся международной обстановке. Одновременно планировалась серия публикаций в антигерманском духе во всех основных изданиях". [5] Сообщение ТАСС от 13 июня, по его мнению, требовалось чтобы прекратить ходившие в войсках слухи о предстоящем нападении на Германию[6]
   Идеологическая пропаганда в связи с подготовкой к войне рассматривается в работе Владимира Александровича Невежина ""Если завтра в поход..."" [7]. По его мнению, "с конца 1940 г. в пропагандистских структурах наблюдалась активная деятельность по усилению "мобилизационной готовности", а по сути - по переводу пропаганды на военные рельсы" [8], а после выступления И. В. Сталина 5 мая 1941 г. на приёме в честь выпуска слушателей военных академий началась политико-идеологическая кампания под лозунгом "наступательной войны", но она "оказалась незавершённой, поскольку была прервана нападением Германии на СССР" [9].
   В своей работе Невежин использует и материалы предвоенной периодики. Он отмечает противоречивые тенденции в советской прессе первой половины 1941 г. Так ещё "с осени 1940 г., когда взаимоотношения СССР с Германией стали осложняться, советская пропаганда стала всё активнее использоваться в качестве орудия идеологического противоборства с немцами, хотя и приглушённого" [10]. В качестве примера он приводит публикацию в январе 1941 г. в газете "Труд" статей Лиона Фейхтвангера[11]. Отмечается появление в советской периодике с весны 1941 г. мотивов, которые могут быть истолкованы как направленные против Германии и нацизма (в подписанном в апреле номере журнала "Политучёба красноармейца" "активный наступательный дух русских воинов" иллюстрируется описанием Ледового побоища 1242 г. и Грюнвальдской битвы 1410 г., в которой немецкие войска "били, как отмечают летописи, на их же территории" [12]; в передовице "Правды" за 1 мая утверждается, что "Советский Союз - это страна, где... выброшена на свалку истории мёртвая идеология, делящая людей на "высшие" и "низшие" расы" [13]). Рассматривается сообщение ТАСС от 9 мая, к котором отвергалась концентрация советских войск на западной границе[14]. Автор говорит о том, что "налаженный ритм работы по воплощению в жизнь директивных и инструктивных материалов в духе "лозунга наступательной войны" был нарушен публикацией "Сообщения ТАСС" от 13 июня" [15]. Он пишет: "Имеются многочисленные факты, свидетельствующие о негативных последствиях этой сталинской акции, призванной, как принято считать, лишь выяснить намерения германской стороны... Но для большинства политработников и после 13 июня 1941 г. директивные установки в антигерманском духе, полученные от командования, оставались в силе" [16].
   Как мы можем видеть, тема оценки советской прессой международного положения в Европе в последние предвоенные месяцы ещё не получила подробного освещения в исследовательской литературе. Обычно данная тема лишь упоминается или очень кратко и фрагментарно освещается в более общих исследованиях. Наиболее часто рассматриваемый при этом вопрос - сообщение ТАСС от 13 июня 1941 г., но оно чаще всего лишь упоминалось как свидетельство неверной оценки Сталиным угрозы германского нападения или как дезориентировавшее советский народ и Красную Армию, или оценивалось как дипломатическая акция и, таким образом, долгое время всё изучение проблемы, взятой нами как предмет исследования, долгое время сводилась в основном лишь к трактовке событий, связанных в эти Сообщением.
   Говоря о степени готовности СССР к нападению немецких войск и вступлению в войну в июне 1941 года так или иначе приходится говорить и об идеологической подготовке Советского Союза, о том, как общественное сознание подготавливалось к войне и образ какого внешнего врага пытались сформировать перед ним советские пропагандистские структуры. Неотъемлемым элементом советского идеологического аппарата являлась периодическая печать. Оценка советской печатью событий в Европе являлась составной частью политики идеологического обоснования советской внешней политики и оказывала прямое влияние на политическую и моральную готовность советского общества к войне.
   В опубликованных мемуарных источниках почти исключительное внимание, когда речь заходит о советских газетах в последние предвоенные месяцы, говорится почти исключительно о Сообщении ТАСС от 13 июня. Довольно многими, например маршалом Андреем Ивановичем Еременко, высказывалась точка зрения, что "подобное заявление относительно фашистской Германии сыграло отрицательную роль с точки зрения мобилизации нашего народа и армии на борьбу с гитлеризмом, который через неделю развязал войну против нашей страны" [17]. Константин Михайлович Симонов по этому поводу писал, что "так оно и вышло на деле", но отмечал: "Мне кажется, что разоружающее значение этого заявления ТАСС состояло не в самом факте его публикации, а в другом: если с дипломатической точки зрения появление такого документа считалось необходимым, то внутри страны ему должны были сопутствовать меры, совершенно обратные тем, которые последовали[18]. Если бы одновременно с появлением этого документа войска приграничных округов были приведены в боевую готовность, то он, даже без особых дополнительных разъяснений, был бы воспринят в армии как документ дипломатический, а не руководящий, как адресованный вовне, а не вовнутрь" [19].
   Но встречаются и высказывания противоположного характера. Маршал Александр Михайлович Василевский писал: "Слов нет, оно (т. е. Сообщение ТАСС - Т. М.) вызвало у нас, работников Оперативного управления, некоторое удивление. Но за ним не последовало принципиальных указаний относительно Вооружённых Сил и пересмотра прежних решений о боевой готовности, и мы пришли к выводу, что это - дипломатическая акция нашего правительства и в делах Министерства обороны ничего не должно измениться. К то му же Н. Ф. Ватутин уже к концу дня разъяснил, что целью сообщения ТАСС являлась проверка истинных намерений гитлеровцев. Поэтому считаю неправильным представлять сообщение ТАСС как документ, который якобы успокоил и чуть ли не демобилизовал нас" [20]. М. Я. Постол писал: "Странно до сих пор слышать обывательскую трактовку заявления ТАСС от 14 июня 1941 года. Говорится, к примеру, что оно сыграло чуть ли не роковую роль в неудачном начале войны, так как дезориентировало страну... Помню, простые, малограмотные старики колхозники, ознакомившись с этим заявлением, глубокомысленно и убеждённо говорили: "По всему - воевать с немцем будем""[21].
   Упоминания о каких-либо других вопросах нашей темы обыкновенно весьма кратки. Так, Симонов помимо рассуждений о Сообщении ТАСС написал в своей книге и такие строки:
   "Вдруг промелькнувшее в газете сообщение ТАСС о противовоздушной обороне Лондона, в котором прозвучала нота сочувствия к оборонявшим свою столицу англичанам, было воспринято с обострённой радостью. Я говорю не только о себе. Хорошо помню, что это было общее чувство" [22].
   В данной работе в качестве основного источника использовались газеты "Правда" и "Красная звезда" за период с 1 января по 22 июня 1941 г.
   "Правда" - центральный орган ЦК и МК ВКП(б). Выходила ежедневно. Международному положению в газете обычно отводилась одна страница из шести (иногда, например во время XVIII партконференции, газета выходила на восьми страницах) или одна страница и один или половина колонки на следующей странице. Публиковались в основном материалы информационного характера и статьи.
   "Красная звезда" - центральный орган Народного Комиссариата обороны. Газета выходила шесть раз в неделю. Обычно из четырёх страниц (иногда их было больше, например, номер от 23 февраля состоял из восьми страниц) международному положению уделялась одна. В "Красной звезде" чаще, чем в "Правде" появлялись статьи и материалы аналитического характера, в ней регулярно печатались обзоры боевых действий за неделю, подписанные В. Поповым или М. Толченовым или одновременно обоими, и относительно регулярно - международные обзоры, подписанные псевдонимом "Наблюдатель" (январь - 4 раза, февраль - 4, март - 4, апрель - 3). Значительная часть информационных сообщений и в "Правде" и в "Красной звезде" состояла из корреспонденции ТАСС и совпадала. Иногда "Правда" и "Красная звезда" печатали одни и те же статьи. Так "Красная звезда" 12 января перепечатала передовицу "Правды" за 11 января "Новые победы советской внешней политики", которая была посвящена заключению 10 января советско-германских договора о государственной границе, хозяйственного соглашения и соглашения об урегулировании взаимных имущественных претензий по Литве, Латвии и Эстонии[23].
   Основную массу использовавшегося материала можно разбить на следующие группы:
   Передовые статьи. Об их значении источниковед Моисей Наумович Черноморский говорит: "Центральное место в газете занимает передовая статья, которая... позволяет выявить основную направленность номера, злободневные вопросы текущего периода" [24]. Передовая статья в описываемый период должна была давать руководство, фактически играла роль политического указания, директивы.
   Статьи. Газетные статьи, как отмечал всё тот же Черноморский, "включают в себя уже обработанные и интерпретированные автором материалы и подчинены тем целям и задачам, которые ставил перед собой автор данной статьи при её написании" [25]. В статьях на международную тематику давалась более развёрнутая оценка ситуации, чем в передовых или официальных сообщениях. Кроме того, статьи могли носить эмоционально окрашенный характер (пример такой статьи - "Европа во мгле" И. Ермашева[26]).
   Газетная информация. "Значение газетной информации трудно переоценить. Газетная информация представляет собой материалы, которые широко осведомляют читателя о фактах, событиях и явлениях, имеющих общественно-политическое значение. Газетная информация является подлинной повседневной летописью событий" [27] - писал Черноморский. Большая часть газетной информации по международной обстановке а "Правде" и "Красной звезде" относится к корреспонденции ТАСС. Обычно они носят информационный характер и не дают прямой оценки событий, но ту или иную оценку событиям мог придавать сам отбор публикуемой информации.
   Официальные документы. К этой группе относятся публикации газетами международных договоров, заключённых Советский Союзом, официальных сообщений НКИД. Сюда также можно отнести опровержения ТАСС.
   Фельетоны. Как отмечал Черноморский, "фельетоны построены на конкретных фактах... Оружием фельетона является сатира" [28]. В указанный период в "Правде" было опубликовано три фельетона на международную тематику: "Пьяный бред до Аляски доведёт" [29], "Ложь не из нужды, а по привычке" [30] и "Чепуха иль просто враки" [31]. Автором всех трёх был Д. Заславский. Все три фельетона опровергали сообщения зарубежных газет и давали оценку "буржуазной" печати конкретных стран.
   Помимо этого можно выделить также материалы, которые не говорят прямо о международном положении в Европе и не дают его прямой политической оценки, но могут подводить к таковой. Сюда можно отнести публиковавшиеся в мае "Красной звездой" отрывки из романа Ильи Эренбурга "Падение Парижа" [32].
   Цитаты приводятся с сохранением особенностей орфографии оригинала.
   Опираясь на данный материал, мы попытаемся проследить отношение советской прессы к основным участникам войны и динамику изменения их оценок по мере приближения к нападению Германии на СССР.

Глава 1.

Советской пресса об Англии и США.

   1 января 1941 г. в "Красной звезде" была опубликована статья И. Ермашева "Европа во мгле" [33], посвященная предыдущему, 1940-му, году, в течение которого "континент Западной Европы был... полем грандиозных битв. Всюду, где прошли воюющие армии, они оставили за собой развалины городов и деревень. Война, точно смерч, пронеслась над бывшей Польшей, Норвегией, Голландией, Бельгией, Францией. Она обрушилась на Британские острова, расползлась на обширной территории от берегов Ледовитого океана до берегов Индийского. Её огненное дыхание достигает теперь Американского континента. В центре Европы она является еженощно под завывание сирен, грохот взрывов, артиллерийские канонады".
   Рассмотрим здесь то, что написано в статье о положении Англии.
   И. Ермашев писал: "Франция вышла из войны и вместе с нею душа покинула англо-французскую Антанту. Отныне она была мертва... Во второй половине июня в Лондоне уже твёрдо знали, что Франция разбита и коалиции пришёл конец. В правящих кругах Англии именно эта весть была воспринята как катастрофа. И тот самый Гарвин, который в течение многих лет упорно повторял в своих длинных воскресных статьях в газете "Обсервер": "Нам нет дела до континента", пронзительно закричал при первых признаках поражения: "Трубы апокалипсиса прозвучали, его печати сорваны, иллюзии испепелены огненным дуновением, мы в схватке не на жизнь, а на смерть"". Однако это продолжалось недолго и "прежде чем "всадники апокалипсиса" могли доскакать до английской столицы, английская эскадра появилась перед Ораном, и прежде чем германская авиация, подтянув и пополнив свои силы, завязала "битву за Лондон", адмирал Соммервиль пустил ко дну французскую эскадру в Мерс-эль-Кебире. Это был первый признак того, что Великобритания решила продолжать борьбу, хотя бы для этого пришлось пустить на дно морское весь... французский флот". После распада англо-французского союза и после вытеснения "английских вооружённых сил началась новая фаза борьбы - в воздухе". Однако превосходство немецкой авиации над английской не так велико, как превосходство сухопутных войск и "к тому же одна авиация не могла бы заставить Великобританию капитулировать, - а такова именно стратегическая цель "битвы за Лондон". Но и правящие круги Великобритании теперь, так же, как и тогда, в июле и в августе, понимают, что распад англо-французской коалиции отнял у них перспективу на лёгкую и быструю победу". По мнению автора статьи "Великобритании, с её огромными имперскими ресурсами, выгоднее затянуть борьбу. Тогда и США получат достаточное время для развёртывания своего военного производства".
   О целях войны со стороны Англии он пишет следующее: "Изменились за истекший год условия войны, но нетронутыми остались её цели. В этом смысле каждый новый этап войны является преемником предыдущего так же, как и новые фигуры, появляющиеся на политическом горизонте Европы. В частности, о британских государственных деятелях, можно сказать, что они являются олицетворением такой преемственности, когда речь идёт о коренных интересах монополистического капитала... Либералы и консерваторы, радикалы или юнионисты - какие бы оттенки не разделяли их в вопросах внутренней политики, - всегда относились одинаково к основным принципам имперской внешней политики, они согласно думали и согласно же действовали". Приводятся выдержки из статьи в лондонском ежемесячнике "Найнтинс сенчури энд афтер", в которых в том числе говорилось: "Мы должны быть в состоянии не только продиктовать условия, которые будут держать силы Германии в состоянии разгрома, но обеспечат такое положение, которое установит вооружённое преобладание Англии в Европе. Англия или Германия!.. Будущий порядок в Европе будет либо пан-британским, либо пан-германским". "Эта статья является отражением взглядов, присущих той именно группировке консерваторов, которая наиболее рьяно поддерживает нынешнюю правительственную коалицию". Ермашев отмечает, что "на континенте Европы имеются державы, которые могут и не согласиться с этим бесподобным планом" и продолжает: "На каждом этапе этой войны говорилось о защите империи, но имелось, в сущности, в виду господство в Европе... "Найнтинс сенчури энд афтер" указывает на то, что защита британских позиций на Средиземном море не только исключительно важно для сохранения имперских коммуникаций и крупных имперских интересов на Ближнем Востоке, но и для установления в будущем британского вооружённого преобладания в Европе".
   Об англо-американских отношениях ещё в январе "Красная звезда" писала в одном из своих международных обзоров:
   "Суммируя выступления американских политических деятелей, а также комментарии американской печати, большинство иностранных внешнеполитических обозревателей в Европе считает, что контуры англо-американского блока, противостоящего державам тройственного союза, уже окончательно определились" [34].
   Регулярно печатались сообщения об американской помощи Англии, о расширении военного производства в США и об обсуждении в США закона о ленд-лизе. Так, в январе лишь в восьми номерах "Правды" не было сообщений на эту тематику[35]
   По отношению как к английской, так и к американской печати советские газеты явственно высказывали неприязнь.
   19 января "Правда" и "Красная звезда" напечатали следующее сообщение[36]:
   "НЬЮ-ЙОРК, 18 января. (ТАСС). Ряд органов печати, отражающих интересы капиталистических кругов, выражает тревогу по поводу развития внутреннего положения в Англии, заявляя, что это развитие идёт к усилению социалистических элементов и групп.
   Касаясь вопроса о предоставлении помощи Англии, эти органы печати требуют от английского правительства заверений в том, что оно "предупредит установление социализма не только в Англии"..."
   Далее цитировались американские газеты, которые требовали от Англии определения целей войны и писали, что в противном случае США будет снабжать Англию средствами для ведения войны, "цели которой неизвестны". Также сообщалось:
   ""Нью-Йорк геральд трибюн" в статье Салливана также указывает, что, прежде чем гарантировать победу Англии путём оказания ей помощи, необходимо выяснить, нет ли угрозы установления социализма в результате событий, которые могут наступить с победой Англии в войне. Салливан полемизирует с сотрудником той же газеты Дороти Томпсон, недавно утверждавшей, что рабочие не будут воевать в интересах прибылей капиталистов. По словам Салливана, Томпсон тем самым признала, что английские рабочие не поддерживали бы войну, если бы им не было обещано установление социализма по её окончании".
   Регулярно опровергались те или иные сообщения английской и американской печати. Так, в Сообщении ТАСС от 4 февраля[37] опровергалось распространяемое "в иностранной печати, особенно английской... сообщение о том, что якобы между СССР и Турцией заключено тайное соглашение, по которому СССР обязуется снабжать Турцию вооружением для противодействия возможной активности на Балканах, и что в связи с этим в Москву выезжает турецкая комиссия для покупки оружия".
   Из трёх опубликованных в "Правде" в период январь-июнь 1941 г. фельетонов на международную тематику (автор всех трёх - Д. Заславский), два были посвящены сообщениям американской и английской печати.
   Так фельетон Д. Заславского "Пьяный бред до Аляски доведёт" [38] высмеивает сообщения американских газет "Нью-Йорк геральд трибюн" и "Нью-Йорк Дейли ньюс":
   "Какие-то неведомые "агенты испанской фаланги" привезли в Мексику какой-то германский "календарь войны". Давно было сказано, что все врут календари, но этот побил все календарные рекорды. Он предсказывает, что Советский Союз и Япония намерены "совместно захватить Китай до наступления лета". Вместе с тем Советский Союз вторгнется на Аляску, а Япония нападёт на Мексику. В то же время из Африки, с Дакара, прилетят в Южную Америку германские самолёты и туда же прибудут германские и итальянские военные корабли... План будто бы уже разработан во всех подробностях. Сопровождаемый целым отрядом "агентов оси", в Буэнос-Айресе фон-Папен в качестве посла будет подготовлять восстания в Мексике, Бразилии, Аргентине и Чили... - А знаете ли, что у алжирского бея под самым носом шишка? - заканчивал сообщения такого рода у Гоголя Поприщин. Но в информации американских газет о шишке алжирского бея пока ничего не сказано".
   1 апреля "Правда" опубликовала фельетон Д. Заславского "Ложь не из нужды, а по привычке" [39]. В нём опровергалось сообщение белградского корреспондента Ассошиэйтед Пресс, который передал, "что будто бы Советский Союз обратился к Югославии с поздравлением[40]. Ему даже известен текст поздравительной телеграммы. В ней сказано, что югославский народ снова "показал себя достойным своего славного прошлого"". Существование такой телеграммы Заславский отрицал и писал:
   "Особенностью этой выдумки в том, что она произведена не из нужды, а по привычке. В ней нет обычного для антисоветских кампаний злостного, клеветнического оттенка. Выдумка не ставит своей целью бросить тень на Советский Союз. Никакого нет злопыхательства в том, что Советский Союз будто бы поздравил Югославию. Нет в этом сообщении традиционной антисоветской фантастики. Это не та "развесистая клюква", которой английские корреспонденты угощают доверчивую публику, обнаруживая полное своё невежество. У югославского народа, несомненно, есть славное прошлое. Народ, достойный своего славного прошлого, заслуживает поздравления, и в таком поздравлении, если бы оно имело место, не было бы ничего поразительного".
   Но поздравления не было, его "выдумал буржуазный враль, хотя нужды в этом вранье и не было, и никому он этим враньём не услужил, а только поставил в смешное положение себя и своих хозяев". По словам Заславского, это "ложь не из нужды, а по привычке", так как на выдумках о Советском Союзе "строят своё благополучие профессиональные врали буржуазной печати".
   Лишь один из этих трёх фельетонов Д. Заславского, "Чепуха иль просто враки", не говорил об английской и американской печати, а издевался над информацией берлинского корреспондента финляндской газеты "Хельсингин саномат" о том, что "есть "возможность заключения договора, по которому Украина будет сдана в аренду Германии""[41].
   13 апреля был заключён советско-японский пакт о нейтралитете. 19 апреля "Правда" опубликовала статью "Советско-японский пакт в освещении иностранной печати" [42]. В ней приводились благожелательные отзывы японских, немецких, турецких, итальянских и румынских газет о пакте. Но в то же время говорилось, что английские и американские газеты пытаются преуменьшить его значение:
   "Однако, попытки преуменьшить значение советско-японского пакта терпит крах... Из всех рассуждений английской и американской печати невольно напрашивается вывод, что невольно напрашивается вывод, что независимо от того, в какой мере пакт выгоден Японии и СССР, он спутал карты лондонских и вашингтонских политиков... Из комментариев печати совершенно ясно видно, что в Вашингтоне, повидимому, делали ставку на резкое ухудшение отношений между Советским Союзом и Японией... Мы видим... что "дружеские жесты" по отношению к Советскому Союзу имели целью ввести в заблуждение американское общественное мнение. Что же касается так называемого "плохого поведения СССР", до достаточно известно, что под этим английские комментаторы понимают нежелание Советского Союза воевать за чужие интересы".
   Американские газеты рассуждают о том, что "советские воздушные силы... могли бы угрожать Японии, а Красная Армия в Сибири могла бы угрожать Маньчжоу-го", а так "Советский Союз представляет Японии свободу действий в Голландской Индии, Бирме, Таи, Сингапуре и т. д". По мнению "Правды", американские журналисты такими рассуждениями раскрывают "тайные помыслы известных кругов американской буржуазии" и "некоторых американских политиков, которые рассчитывали "загребать жар чужими руками"". Хозяева американских журналистов, по словам "Правды", "опасаются за свои интересы на Тихом океане, где у них, повидимому, есть слабые места и хотели бы отвлечь внимание Японии от этих уязвимых мест путём разжигания конфликтов межу СССР и Японией. Но, увы, СССР... последовательно проводит мирную политику..."
   В той же статье отвергаются комментарии английских и американских журналистов, что этот пакт "чуть ли не направлен против Германии" или, как утверждают другие, "был подписан якобы под прямым давлением Германии". Такие сообщения продиктованы тем, что "определённые круги в Лондоне и Вашингтоне рассчитывают на обострение советско-германских отношений не в меньшей мере, чем на обострение японо-советских отношений. С этой точки зрения показательно появление в эти дни в английской и американской печати необычайно большого количества измышлений об ухудшении отношений между СССР и Германией".
   В напечатанном 14 июня сообщении ТАСС[43], где опровергались слухи о скорой войне с Германией, они также связывались с Англией:
   "Еще до приезда английского посла в СССР г-на Криппса в Лондон, особенно же после его приезда, в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о "близости войны между СССР и Германией"".
   Таким образом мы видим, что англо-американская печать и её сообщения оцениваются негативно, регулярно опровергаются те или иные их сообщения, а их хозяева с помощью СССР "рассчитывали "загребать жар чужими руками"", втянув его в войну. Причём втянуть СССР в войну они собирались ещё до начала войны. Как писал о преддверии войны в Европе в уже цитированной статье И. Ермашев: "Сложная сеть интриг плелась во всех дипломатических кабинетах капиталистических держав Европы, из которых каждая стремилась направить войну на соседа, а державы англо-французского блока направляли войну против великой державы на востоке Европы... На этом сделали карьеру и создавали имена генералы и дипломаты, пушечные фабрики и разведчики. Это они - ставленники монополистического капитала - ввергли народы в страдания и обрекли их на муки" [44].
   Так же советские газеты регулярно сообщали о борьбе рабочих против правительства в Англии, о тех или иных событиях классовой борьбы. Так 15 января "Правда" и "Красная звезда" [45] сообщили о том, что 12 января в Лондоне состоялось открытие съезда "Народного конвента":
   "На с'езде присутствует 2.300 делегатов различных организаций (тред-юнионов, рабочих и женских кооперативных организаций). Среди делегатов - много солдат и лётчиков.
   С'езд... открылся речью организатора лондонского союза строителей Гарри Адамс. Адамс подчеркнул, что основными задачами движения "Народного конвента" является борьба за повышение жизненного уровня рабочего класса, за восстановление и расширение демократических прав трудящихся, борьба за создание правительства, опирающегося на народные массы...
   Делегаты, выступавшие в прениях, отмечали значительное вздорожание жизни, отставание зарплаты, ставили вопрос... и т. д. Выступавший от имени англо-индийской лиги Кришна Мэнон требовал предоставления Индии независимости.
   Выступавшие делегаты подчёркивали необходимость установления дружественных отношений с Советским Союзом".
   На следующий день "Правда" и "Красная звезда" опубликовали обширную корреспонденцию о съезде "Народного конвента" [46]. В ней сообщалось, что "на с'езде собрались лучшие представители английского народа, готовые вести борьбу с реакцией внутри страны и с внешним врагом". Говорилось, что съезд "представляет собой новый шаг в сторону об'единения рабочего класса и демократических элементов Англии в условиях нынешней войны". Пересказывалась вступительная речь Гарри Адамса, где среди прочего говорилось:
   "Англия в настоящее время представляет собой рай для капиталистов, поддерживаемых правительством...
   В то время, когда английское правительство кричит о войне за демократию, оно признаёт никем не избранные правительства Польши, Чехо-Словакии и др. Адамс выразил своё восхищение героизмом рабочих, находящихся в армии, в отрядах местной противовоздушной обороны или работающих на заводах, и заявил о категорическом осуждении использования этого патриотического духа людьми, ответственными за настоящую войну. Мы надеемся, что наступит момент, когда наши товарищи, одетые в военную форму, сознательно проявят героизм и пойдут на жертвы, чтобы изменить систему нашего общества.
   Отметая обвинения, что мир означает капитуляцию перед фашизмом, Адамс сказал, что может быть достигнут такой мир, который принесёт народам свободу, но нынешнее правительство никогда не сделает этого, ибо его обещания восстановить прежние правительства в покорённых сейчас Германией странах означают в то же время восстановление капитализма, полуфашизма и помещичьего строя, враждебных к Советскому Союзу. Английское правительство не хочет предоставить независимость народам Индии и Африки и, следовательно, не будет помогать освобождению других народов. Народное правительство могло бы сформулировать мирные предложения и, эффективно защищая народ против иностранного империализма, могло бы присоединиться к Советскому Союза, добивающемуся действительного и длительного мира".
   Сообщалось о программе "Народного конвента". Она включала в себя: "1) повышение жизненного уровня рабочего класса; 2) создание надёжной системы защиты против воздушных бомбардировок и оказание помощи жертвам последних; 3) восстановление и расширение профсоюзных и демократических прав; 4) национализацию банков, земли, транспорта и крупных промышленных предприятий с целью организовать производство в интересах народа; 5) предоставление Индии свободы, предоставление всем колониальным народам права определить свою собственную судьбу, а также воссоединение Ирландии; 6) установление дружественных отношений с Советским Союзом; 7) создание народного правительства, которое действительно представляло бы интересы трудящегося населения; 8) заключение мира на основе предоставления полной свободы народам покорённых стран".
   Пересказывались речи выступавших на съезде, в том числе и затрагивающие проблему целей войны со стороны правительства Англии и взаимоотношения с Советским Союзом:
   "Характеризуя нынешнее правительство как правительство, защищающее интересы капиталистов, получающих огромные прибыли от эксплоатации колоний, Притт заявил, что до тех пор, пока правительству не будет оказано сопротивление, оно будет проводить политику, направленную к установлению в стране фашистской системы. Разбирая по пунктам внесённую резолюцию (в которой излагалась программа "Народного конвента" - Т. М.), Притт заявил, что основным в резолюции является пункт о достижении мира, "ибо мы, и только мы, искренне стремимся к миру"... Мы стремимся к миру, который положил бы конец войнам...
   ...выступил представитель общества "Раша тудэй" Слоан, который заявил, что правительства обеих воюющих сторон пытаются привлечь на свою сторону Советский Союз, который может дать решительный перевес той или другой стороне. Однако СССР остаётся нейтральным в империалистических войнах, и пусть сами империалистические страны, затеявшие войну, померяются своими силами. Слоан предупредил делегатов, что Англия находится почти в состоянии войны с СССР, так как она поддерживает польское правительство в Лондоне, которое об'явило войну Советскому Союзу. СССР, заключил под бурные аплодисменты Слоан, не может сотрудничать с английским правительством до тех пор, пока в Англии не будет правительства, которое действительно искренне сотрудничало бы с Советским Союзом"...
   Сообщалось также, что на вечернем заседании "Конвента" в своей речи Гарри Поллит "под аплодисменты заявил "Такие люди, как Бевин и Черчилль, являются пигмеями по сравнению со всем рабочим классам"".
   16 января "Красная звезда" писала в своём международном обзоре:
   "Уже на первом заседании открывшегося в Лондоне с'езда "народного конвента" позиция СССР в современной войне была охарактеризована рядом делегатов, как позиция подлинной защиты интересов мира. Многие делегаты в своих выступлениях указали на необходимость установления дружественных отношений с Советским Союзом".
   Говорилось о том, что съезд "Народного конвента" приветствуется всеми прогрессивными силами мира, цитировалась вступительная речь Адамса: "Открывшийся с'езд, который должен выковать оружие для дальнейшей борьбы, является лишь началом целой серии гигантских классовых битв" [47].
   Оценки, данные внешней политике Англии на "Народном конгрессе" как политике, направленной и против СССР, явно разделялись советскими газетами ("Англия находится почти в состоянии войны с СССР", "позиция СССР в современной войне была охарактеризована рядом делегатов, как позиция подлинной защиты интересов мира").
   Впоследствие в "Правде" и "Красной звезде" появляются сообщения о преследовании членов "Народного конвента" или, как его именовали советские газеты по-иному, "Народного конгресса". Так 18 января было напечатано сообщение "Репрессии за участие в "Народном конвенте""[48]:
   "ЛОНДОН, 17 января. (ТАСС). Два заводских старосты одного из предприятий северо-западного района Лондона, представлявшие рабочих этого предприятия в "Народном Конвенте", были уволены, как только возвратились на работу после заседаний конвента. Это увольнение вызвало возмущение рабочих. Было созвано несколько митингов, на которых выставлялось требование вернуть на работу уволенных. Представители тред-юнионов ведут об этом переговоры с администрацией предприятия".
   24 января "Правда" сообщила о том, что исполком лейбористской партии рассматривал вопрос о дисциплинарных взысканиях лейбористов, участвовавших в "Народном конвенте" [49]. Впоследствие ещё несколько раз сообщалось о тех или иных преследованиях участников "Народного конвента" [50].
   22 января "Правда" сообщила о запрещении в Англии органа английской компартии "Дейли уоркер" и впоследствии неоднократно сообщала о движении протеста против этого[51].
   Неоднократно поднималась тема колониальной политики Англии в Индии. Так, в корреспонденции о съезде "Народного конвента" сообщалось:
   "Выступавший от имени англо-индийской лиги Кришна Мэнон высмеял пропаганду, проводимую министерством информации и пытающегося доказать, что Англия борется за демократический империализм. Демократический империализм, сказал он, это - такая же реальность, как тигр-вегетарианец. Некоторые, сказал Мэнон, спрашивают, под чьим господством предпочитает быть Индия - под английским или национал-социалистским. Можно было бы с таким же правом, говорит Мэнон, спросить рыбу, на чём она предпочла бы быть зажаренной: на маргарине или на масле" [52].
   Неоднократные сообщения о событиях в Индии явно должны были не лучшим образом характеризовать английские власти. К такого рода сообщениям можно отнести неоднократные сообщения об арестах в Индии[53], в том числе и за коммунистическую деятельность и хранение коммунистической литературы[54], о забастовках в Индии[55], о тяжёлом положении политзаключённых в Индии[56] и о кампании за улучшение их положения[57]. Сообщалось о тяжёлом положении крестьян Индии[58], о тяжёло положении индийского сельского хозяйства[59], о голоде в Индии[60], о столкновениях между мусульманами и индусами[61], о повстанцах в Вазиристане[62]. В статье М. Маляра "Кампания гражданского неповиновения в Индии" [63] среди прочего сообщалось и о "нарастающей волне репрессий в Индии", а на следующий день после публикации этой статьи "Правда" сообщила о преследованиях сатьяграхистов (т. е. участников этой кампании неповиновения) [64]. Пересказывается речь Неру на суде[65]. В одном из номеров "Правды" также сообщалось, что "английское студенчество протестует против репрессий в Индии" [66].
   Сообщения подобного, негативно характеризующего английские власти, рода об Индии в "Правде" можно найти как минимум в тридцати шести номерах газеты с января по 22 июня.
   Регулярно сообщалось о забастовках в самой Англии[67] и в Канаде[68].
   Если суммировать все сведения об антиправительственных выступлениях в Англии (как о забастовках рабочих, так и о, например, о протестах против введения всеобщей воинской повинности в Северной Ирландии) [69], и о правительственных репрессиях - т. е. о классовой борьбе в Англии, то таковые обнаруживаются как минимум в двадцати двух номерах "Правды" [70].
   Так же регулярно печатались сообщения о продовольственных трудностях Англии[71], однако эти сообщения скорее всего нельзя отнести к негативно характеризующим Англию, поскольку подобные сведения (как о продовольственных трудностях в частности, так и об экономических трудностях вообще) сообщались и обо всех остальных европейских странах за исключением Германии.
   Как уже отмечалось выше, советские газеты писали, что "большинство иностранных внешнеполитических обозревателей в Европе считает, что контуры англо-американского блока.. уже окончательно определились". В связи с этим регулярно печатались сообщения об американской помощи Англии, о расширении военного производства в США и об обсуждении в США закона о ленд-лизе. Так, в январе лишь в восьми номерах "Правды" не было сообщений на эту тематику[72]. Сообщения эти в подавляющем большинстве не давали какой-либо оценки этих событий и имели нейтральный тон.
   Примером такого сообщения может служить "Расширение военной промышленности в США", опубликованное в "Правде" 20 апреля[73]:
   "Война привела к созданию в США новых отраслей военной промышленности. Многие отрасли... приспособляются для выполнения военных заказов... В настоящее время по всей стране возникает большое количество новых верфей, авиационных и химических заводов и боеприпасов...
   ...в США строится 1.305 заводов военных материалов. Строительство этих заводов обойдётся в 2.755 млн. долларов. Реализация программы судостроения опережает намеченные сроки. Заказы на постройку судов оцениваются в 1.750 млн. долларов. На реализацию программы военно-морского строительства... ассигновано свыше 9 млрд. долларов.
   Программа авиационного строительства с мая 1940 г. увеличена в три раза, и полагают, что она будет ещё удвоена в наступлении следующего года. Производство артиллерийского вооружения в 140 раз превысило среднюю цифру производства за последние 20 лет...
   В настоящее время в США выпускается сто 13-тонных танков в месяц, и, полагают, что это число удвоится до окончания года. Пять заводов приступают к производству 25-тонных танков. В процессе строительства находится 21 пороховой завод. Производство боеприпасов для мелкокалиберных орудий за последние 9 месяцев возросло более чем на 1.000 процентов...
   По сообщению вашингтонского корреспондента газеты "Нью-Йорк таймс", американское правительство об'явило, что заказы армии и военно-морского флота с июня 1940 года по апрель 1941 года составили свыше 13 млрд. долларов...
   ...Газета "Джорнэл оф коммерс" сообщает, что, по мнению авиационных экспертов, США в апреле выпустят 1.350 самолётов, в мае - 1.400 самолётов, в июне - 1.600. В третьем квартале в США будет производиться 1.800 самолётов ежемесячно, а в четвёртом квартале по крайней мере - 1.900 самолётов ежемесячно..."
   В этом же сообщении сообщалось об увеличении производства стрелкового оружия, о расширении добычи редких металлов, о больших государственных заказах на станки и электротехнику.
   Однако имелись и материалы негативного характера. Так 25 апреля "Правда" опубликовала сообщение "Война и экономическое положение США" [74]. В нём наряду с данными о расширении производства говорится, что "хотя расширение промышленности США и привело к некоторому сокращению безработицы, тем не менее число безработных всё ещё велико". Сообщалось также о росте цен на важнейшие товары.
   В советских газетах регулярно сообщалось о забастовках рабочих в США (на верфях в Сан-Франциско, на заводах Форда) [75], о безработице, плохом положении трудящихся и о "походе против рабочих" в США[76]. Сообщалось о росте прибылей американских капиталистов[77], и о тяжёлом положении негров в США[78]. Итого как минимум в двадцати трёх номерах "Правды" в полном соответствии с принципами пролетарского интернационализма. так или иначе сообщалось о тяжёлом положении трудящихся и о классовой борьбе в США.
   Если суммировать все негативного рода материалы "Правды" об Британской империи и США, то на первом месте по количеству окажутся сообщения об Индии (встречаются в тридцати шести номерах), на втором и третьем - о тяжёлом положении трудящихся и классовой борьбе в США (двадцать три номера), и об антиправительственных выступлениях и классовой борьбе в Англии (двадцать два номера). Лишь затем идут негативные отзывы об англо-американской прессе (семь номеров) и связанные с ними отзывы о целях войны. Также отзывы о целях войны со стороны Англии встречаются в материалах о внутреннем положении Англии (например, в корреспонденциях о съезде "Народного конвента", где пересказываются речи делегатов). Советская печать описываемого периода расценивает политику Англии и США как политику империалистическую, неприязненную к СССР, так как те за счёт СССР хотели и хотят "загребать жар чужими руками". Советские газеты даже приводят уже цитировавшийся отрывок из речи Кришны Мэнона, где английские власти прямо сравниваются с нацистами ("Некоторые, сказал Мэнон, спрашивают, под чьим господством предпочитает быть Индия - под английским или национал-социалистским. Можно было бы с таким же правом, говорит Мэнон, спросить рыбу, на чём она предпочла бы быть зажаренной: на маргарине или на масле" [79]). Советская пресса явно сочувствует "Народному конвенту", представители которого заявляют, что политика английского правительства ведёт "к установлению в стране фашистской системы" и что "Англия в настоящее время представляет собой рай для капиталистов, поддерживаемых правительством".
   Об англо-американских отношениях говорится: "Суммируя выступления американских политических деятелей, а также комментарии американской печати, большинство иностранных внешнеполитических обозревателей в Европе считает, что контуры англо-американского блока, противостоящего державам тройственного союза, уже окончательно определились" [80]. При этом печатается масса сообщений об усилении в США военного производства.
   Явных изменений в этой оценке не заметно на протяжении всей первой половины 1941 г.

Глава 2.

Советская пресса о Германии и

германской политике в Европе.

   11 января в "Правде" были опубликованы заключённый 10 января советско-германский договор о государственной границе, два коммюнике о заключении советско-германских хозяйственного соглашения и соглашения об урегулировании взаимных имущественных претензий по Литве, Латвии и Эстонии и посвящённая их заключению передовица "Новые победы советской внешней политики". 12 января эту передовицу перепечатала "Красная Звезда" [81]. В ней писалось: "Эти акты имеют большое государственное и международное значение". Оно "определяется не только важностью вопросов, составляющих содержание этих исторических документов. Их значение определяется также и тем, что все эти акты являются дальнейшим шагом вперёд по пути укрепления и развития добрососедских советского и германского народов, по пути дальнейшего успешного разрешения задач, поставленных перед Советским и Германским Правительствами договором от 23 августа 1939 года..." Заключённые соглашения "являются результатом последовательно, твёрдо и мудро проводимой Советским Правительством политики мира, советской внешней политики, опирающейся на великие принципы партии Ленина-Сталина". Договор от 10 января, по мнению "Правды", "представляет собой дальнейший этап в развитии советско-германских отношений" и является "новым доказательством прочности добрососедских отношений между двумя самыми большими государствами Европы, договорившимися жить в мире между собой и содействовать дальнейшему упрочению добрососедских отношений между своими народами". Заключённые договор и соглашения "представляют собой новую победу советской внешней политики мира, осуществляемой Советским правительством под мудрым и победоносным руководством партии Ленина-Сталина". "Правда" писала: "Вопреки стараниям и всяческим ухищрениям врагов Советского Союза, стремящихся вбить клин в отношениях между СССР и Германией, мечтающих поссорить народы СССР и Германии, СССР последовательно осуществляет свою политику мира и дружбы по отношению к Германии, как и ко всем государствам, готовым осуществлять такую же политику в отношении СССР".
   В опубликованном в том же номере "Правды" коммюнике о заключении экономического соглашения говорилось: "Переговоры проходили в духе взаимного понимания и доверия в согласии с существующими между СССР и Германией дружественными отношениями" [82].
   12 января "Правда" и "Красная Звезда" напечатали обзор откликов иностранной печати на заключение соглашений между СССР и Германией[83]. Сообщалось об отзывах печати Германии, Италии, Швеции, США, Англии,, Болгарии, Югославии и Норвегии. Печать большей части перечисленных стран отмечают "огромное значение этих документов" и считают их "доказательством прочности добрососедских отношений между СССР и Германией". Выделялись на этом фоне лишь отзыва из Англии и США. Американские "агентства и газеты пока воздерживаются от собственных комментариев и публикуют подробные корреспонденции своих берлинских корреспондентов, отмечающих, что в Берлине придают первостепенное значение заключённым советско-германским соглашениям". Об английских отзывах сообщалось следующее:
   "ЛОНДОН, 11 января. (ТАСС). Агентство Рейте передаёт, что поскольку в Лондоне получен полный текст советско-германского соглашения, "лондонские компетентные круги сдержано комментируют соглашения".
   Английское министерство информации, передавая по радио обзор московской печати, особенно подчёркивает заявление газеты "Известия" о том, что СССР намерен в 1941 году заключить хозяйственные соглашения с другими как воюющими, так и невоюющими государствами".
   На следующий день в "Правде" появился ещё один такой обзор[84], где сообщалось об отзывах печати Германии, Швеции, Дании, Словакии, Югославии, Венгрии, США и Англии. В основном подчёркивалась значимость соглашений и то, что "заключение новых соглашений... является доказательством прочности советско-германских отношений". Выделяются на этом фоне лишь сообщения о печати США и Англии. Так, американские газеты недовольны "тем обстоятельством, что Советский Союз заключает договоры и соглашения с другими странами по своему собственному усмотрению" и помещают сообщения о соглашениях "под тенденциозными заголовками". Английская же печать опубликовала тексты соглашений "без комментариев. Исключение составляет газета "Дейли телеграф энд Морнинг пост", пытающаяся преуменьшить значение хозяйственного соглашения". Однако в большинстве своём иностранные отзывы отмечали "значимость соглашений" и говорили "об укреплении советско-германских отношений".
   Этим подкреплялась советская оценка договора и соглашений, которую дала в своей передовой 11 января "Правда" и которую повторяла в одном из своих международных обзоров "Красная звезда":
   "Самым крупным международным событием за последние дни являлось подписание в Москве и одновременно в Риге и Каунасе ряда соглашений между СССР и Германией". Даже враждебные к СССР круги, по словам "Красной звезды", "вынуждены были констатировать новый успех мирной политики СССР". При этом отмечалось, что "акты от 10 января... отнюдь не исключают возможности заключения Советским Союзом торговых договоров и хозяйственно-экономических соглашений с другими государствами... Эту свою независимую и самостоятельную политику СССР будут продолжать и впредь" [85].
   Таким образом газеты оценивают советско-германские отношения как дружественные, а внешнюю политику Советского Союза как политику самостоятельную, чем недовольны враждебные СССР силы (в том числе и английские и американские империалисты).
   Если по отношению к Англии и США "Правда" и "Красная звезда" регулярно сообщали о недовольстве рабочих, и о враждебном отношении империалистов этих стран к СССР, то ничего подобного нельзя найти в них о Германии. Нельзя также найти материала и о каких-либо экономических и продовольственных затруднениях в Германии, хотя про остальные страны Европы подобные сообщения встречаются довольно часто[86]. Зато в "Правде" можно встретить сообщения об успехе оперы Чайковского "Чародейка" в Берлине[87] и о большом успехе советского павильона на Лейпцигской ярмарке[88]. А в "Правде" была перепечатана статья "Генерал-губернаторство" из "Ди рейх" об экономике оккупированной Польши[89].
   В "Правде" и "Красной звезде" за январь и февраль 1941 года нельзя найти каких-либо прямых антигерманских высказываний, однако можно расценить как косвенно направленные против Германии сообщения о Франции.
   В уже упоминавшейся статье И. Ермашева "Европа во мгле" [90] про Францию было написано следующее:
   "Франция перестала играть роль в делах Европы. Но её колониальные владения и её флот могут сыграть весьма видную роль в дальнейшем ходе войны. Здесь находятся очаги будущих конфликтов.
   Правда, деятели Виши пока больше поглощены своими внутренними делами, вернее, своими внутренними страхами, ибо ведь в стране, потерпевшей поражение, живы народные массы, которые научились видеть, слышать и запоминать. И поэтому в Виши чаще обращаются к богу, чем к народу. Клерикалы и иезуиты, монархисты и неосоциалисты, и в особенности побитые генералы, которые если и нюхали дым, то преимущественно табачный, уже не могут больше устраивать парадов и с тем большим рвением устраивают панихиды, торжественные мессы. Епископы и кардиналы являются теперь наряду с оккупационной армией охранителями "нового режима", введённого после капитуляции...
   Впрочем, у них осталось ещё одно, самое главное, утешение: прибыли. Несмотря на войну и разрушения, французские концерны выплатили держателям акций повышенный дивиденд. Так несчастья Франции, кровь и слёзы народа отливаются в золотых слитках. Всё потеряно: честь, слава, престиж, и ничего не потеряно - ибо прибыли остались. Таковы они, капиталистические герои начала сороковых годов двадцатого столетия!"
   10 января в "Красной звезде" была напечатана статья Л. Волынского "Что происходит во Франции" [91]. Автор отмечал как "особенность теперешнего положения Франции" то, что "сигнал отбоя, прозвучавший на фронтах... в июне прошлого года, вывел её из войны, но не принёс ей мира. Его сроки ещё неизвестны". При этом оккупированная зона остаётся театром военных действий, а неоккупированная зона попала в изолированность. Рассматривалось экономическое положение Франции:
   "По некоторым данным, государственный долг Франции возрос, с 1938 по 1940 год включительно, с 430 до 700 миллиардов франков, преимущественно за счёт внутренних займов. Разрушения оцениваются круглым счётом в 100 миллиардов. Французская казна несёт также расходы по содержанию оккупационной армии...
   Можно себе представить, какого напряжения достигли французские финансы, если при этом учесть, что налоговая система приведена в расстройство, резко сократился товарооборот. Промышленность, сельское хозяйство, транспорт находятся в полном упадке.
   На территории, находящейся в ведении правительства Виши, силой обстоятельств введена своеобразная автаркия. В 38 неоккупированных департаментах и прилегающих к ним отрезках нескольких других нехватает сырья и топлива для сравнительно немногочисленных предприятий крупной промышленности...
   Сельское хозяйство дезорганизовано отрывом рабочих рук (в период осенних полевых работ три миллиона солдат ещё были рассеяны по всей зоне, а два миллиона уже находились в плену), реквизициями и отсутствием удобрений. Оно не в состоянии прокормить население территории Виши, разбухшее вследствие наплыва беженцев. К этому присоединяется небывалый за последние сорок лет недород, вызванный неблагоприятными метеорологическими условиями. Запасы, как неоднократно заявлял министр Земледелия Казио и подтвердил в своём новогоднем выступлении Петэн, быстро истощаются. Сахар, молочные продукты, мыло и другие предметы широкого потребления почти исчезли с рынков. Их можно получить лишь у спекулянтов, по вздутым ценам.
   Ярким контрастом с данными о тяжёлом положении народных масс являются биржевые курсы и сведения о преуспевании французских акционерных обществ. Так, автомобильная фирма Рено об'явила о том, что она удваивает свой акционерный капитал с 120 до 240 миллионов франков. Концерн Шнейдера подсчитал на-днях, что он располагает чистой прибылью за первый квартал 1940 года в размере 20.660 тысяч франков дивиденда на акцию. Необычайного оживления достигли сделки по купле-продаже недвижимости: крупная буржуазия спешит обеспечить себя от падения франка, вкладывая свободные капиталы в дома и имения..."
   Описывая немецкий контроль над экономикой оккупированной зоны Волынский ссылается на немецкие газеты:
   "В Париже, пишут они, функционирует штаб военного хозяйства и вооружений, которому подведомственны инспекции во всех оккупированных областях... Они ведают размещением заказов на французских предприятиях. Во главе предприятий, как правило, оставлены из французские хозяева. Лишь на важнейших заводах имеются уполномоченные германского военно-хозяйственного штаба и германские технические руководители".
   Автор делает вывод, что "военная кон'юктура по-разному отражается на положении французской буржуазии и трудящихся".
   Затем он характеризует внутреннюю политику вишистского правительства:
   "Из послания маршала Петэна к нации, опубликованного в средних числах октября, стало известно, на каких принципах будет базироваться новый режим, занявший место ликвидированной республики. "Надклассовость", корпоративизм, иерархическое построение власти - таковы три кита проектируемой конституции...
   "Надклассовая" политика правительства Виши наглядно демонстрируется декретом от 12 ноября о роспуске Всеобщей конфедерации труда и об'единения христианских профсоюзов, с одной стороны, предпринимательских об'единений "Комите де форж" и "Комите д'Улльер", с другой. Однако об'единения магнатов тяжёлой и угольной промышленности восстанавливаются тем же декретом в виде пяти временных комитетов, наделённых ещё более расширенными правами и полномочиями. В декрете, правда, предусматривается государственный контроль над их деятельностью. Но состав лиц, поставленных во главе каждого временного комитета, устраняет всякие иллюзии: это крупнейшие дельцы, имена которых значатся во всех справочниках французского финансового мира и тяжёлой промышленности, члены правлений различных акционерных обществ, свои люди в среде "двухсот семейств"...
   Так, традиционный возглас, означавший в старой Франции преемственность королевской власти: "Король умер, да здравствует король!", заменяется возгласом: "Комите де форж умер", да здравствует комитет по металлургии!"".
   В этих двух статьях мы видим следующую оценку Франции и правительства Виши: это правительство представляет интересы монополистического капитала. Экономика страны в кризисе, но "военная кон'юктура по-разному отражается на положении французской буржуазии и трудящихся". Трудящиеся от войны страдают, а буржуазия наживается. Даётся резко негативная оценка Виши и вишистской внутренней политики.
   Такая оценка могла лишь подтверждаться многочисленными сообщениями советских газет о продовольственных и экономических трудностях во Франции. Так, например, 6 января в "Правде" в сообщении "Положение во Франции" [92] со ссылкой на газету "О травай" сообщалось, что годовой доход рабочей семьи во Франции - 12 000 франков, а расходы типичной французской семьи в год должны достигать 22000 франков в год. "Другими словами, французская семья имеет сейчас лишь немногим больше того, что ей нужно".
   При этом сообщалось о таких трудностях как в неоккупированной, так и в оккупированной зонах страны.
   Так, 9 января "Правда" опубликовала под заголовком ""Тан" о положении в Париже" [93] такое сообщение:
   "ВИШИ, 8 января. (ТАСС). Парижский корреспондент газеты "Тан", издающейся сейчас в Лионе, пишет, что парижане думают сейчас только о том, как найти продовольствие и топливо. Больше всего страдают люди, живущие в домах с центральным отоплением, которое теперь бездействует. Очереди перед магазинами становятся всё длиннее. Во многих кварталах мясные лавки закрыты из-за полного отсутствия товаров. "Сегодня мяса нет", - такую надпись парижане находят теперь изо дня в день на дверях мясных лавок. Иногда перед одной из таких лавок, где стоит очередь, продавец раздаёт талоны на случай, если на следующий день появится мясо. Продовольствия мало, угля нет совсем, потребление газа сильно ограничено.
   Корреспондент подчёркивает, что продовольствие является темой всех разговоров во всякое время дня. В Париже увеличилась общая смертность, в последнее время увеличилась смертность от лёгочных заболеваний. Обмораживания принимают эпидемический характер. Причина - холод и отсутствие жиров в пище. Врачи отмечают увеличение детской смертности в результате голода. Корреспондент газеты "Журналь" сообщает, что выпавший в Париже обильный снег поставил местные власти в затруднение, так как нет грузовиков для очистки улиц от снега".
   11 января "Правда" опубликовала под заголовком "Жизнь в Париже" [94] следующий материал:
   "ВИШИ, 10 января (ТАСС). Парижский корреспондент газеты "Жур-Эко де Пари" пишет: "Все в Париже живут сейчас с сумкой в одной руке, с продовольственными карточками в другой. С 5 часов утра у дверей магазинов собирается толпа народа, ожидающие хлеба, угля, мяса. Всё труднее становится подвозить продукты в Париж. Из овощей в городе осталась только репа. Употребление временных печей вызывает многочисленные пожары. Ещё многочисленнее случаи отравления газом. Отопление становится такой проблемой, что в об'явлениях о сдаче квартир теперь уже не пишут о площади и о качестве квартир, а просто отмечают, отапливается помещение или нет. Квартира считается вполне удобной, если она расположена вблизи метро, так как метро стало единственным средством передвижения. Бензина в Париже очень мало. Запрещено пользоваться не только автомобилями, но и велосипедными моторами. По воскресеньям запрещена даже езда на велосипедах. Все парижане остаются дома. Жизнь вечернего Парижа парализована отсутствием транспорта. Пользуясь тем, что хроника идёт в кино в полуосвещённых залах, публика читает там газеты и письма, так как в домах света нет"".
   Такие сообщения о нехватке продовольствия и безработице были типичными[95] и повторялись многократно в течение всего описываемого периода.
   Неоднократно сообщалось о преследованиях и арестах коммунистов вишистскими властями. Так, "Правда" от 24 января среди прочего сообщала:
   "По данным французского министерства внутренних дел, со дня роспуска французской компартии полиция произвела 6.084 ареста, предала суду 15.534 коммуниста, распустила 970 организаций, руководимых коммунистами, ликвидировала 384 газеты и заключила в тюрьмы 2.006 активистов компартии" [96].
   29 января был напечатан материал "Газета "Тан" о деятельности коммунистов во Франции" [97]:
   "ВИШИ, 28 января. (ТАСС). Газета "Тан" поместила в номере от 27 января передовую стать о деятельности коммунистов во Франции.
   "Хотя формально компартия распущена, - пишет газета, - её имущество конфисковано, её издательства закрыты и тысячи её активистов заполнили тюрьмы и концентрационные лагеря, однако компартия не распалась. Она сохранила свои кадры и поддерживает связь со своими членами. Удивительно гибко приспособляясь к обстановке, она нашла новые формы для успешного проведения своей работы среди самых разнообразных слоёв населения. Полиция непрерывно охотится за коммунистами, ежедневно раскрываются и уничтожаются новые очаги коммунизма, но остаётся ещё много сделать".

* * *

   БЕРЛИН, 28 января. (ТАСС), Газета "Паризер цейтунг" сообщает, что следственные органы Парижа передали в суд дело об арестованных недавно 48 коммунистах. Некоторые из них обвиняются в распространении листовок, а другие в том, что они занимались вербовкой в коммунистическую организацию. Среди обвиняемых имеется 13 человек моложе 18 лет".
   Разумеется, неоднократные сообщения о преследованиях коммунистов[98] должны были не лучшим образом характеризовать правительство Виши и его политику.
   Уже позже - в мае к сообщениям о преследовании коммунистов добавились сообщения о судах над представителями другой группы Сопротивления - над сторонниками генерала де Голля[99].
   Как мы видим, советская пресса оценивала правительство Виши как защищающего интересы капитала, преследующего коммунистов. Много пишется о бедствиях трудящегося населения, причём это относится как к неоккупированной части страны, так и к оккупированной немцами. При этом говорилось о тяжёлом положении экономики Франции, которое лишь отягощалось от контрибуции, уплачиваемой Германии.
   Пожалуй, сообщения о Франции - единственный материал, который до марта может быть истолкован как косвенно направленный против Германии[100].
   При этом одновременно в связи с заключением договора о границе говорится и о том, что "СССР последовательно осуществляет свою политику мира и дружбы по отношению к Германии" [101].
   Со временем тон газет о Германии становится нейтральным, исчезают слова о советско-германской дружбе.
   4 марта в "Правде" появилось сообщение, которое можно оценить как почти прямо направленное против германской внешней политики. Под заголовком "В Наркоминделе" [102] было напечатано следующее сообщение:
   "1-го марта представитель Министерства Иностранных Дел Болгарии г. Алтынов сделал Полпреду СССР в Болгарии Лаврищеву А. А. заявление, что болгарское правительство дало согласие на ввод германских войск в Болгарию, имея при этом целью сохранение мира на Балканах.
   3-го марта заместитель Наркоминдела том. Вышинский А. Я. Передал болгарскому посланнику г. Стаменову ответ следующего содержания:
   В ответ на сообщение болгарского правительства, переданное 1 марта с. Г. через Полпреда СССР в Болгарии Лаврищева А. А. представителем министерства иностранных дел Болгарии г. Алтыновым о том, что болгарское правительство согласилось на ввод в Болгарию германских войск и что эта акция преследует мирные цели на Балканах, советское правительство считает нужным заявить, что:
   1) Советское правительство не может разделить мнение болгарского правительства о правильности позиции последнего в данном вопросе, так как эта позиция, независимо от желания болгарского правительства, ведёт не к укреплению мира, а к расширению сферы войны и к втягиванию в неё Болгарии;
   2) Советское правительство, верное своей политике мира, не может ввиду этого оказать какую-либо поддержку болгарскому правительству в проведении его нынешней политики.
   Советское правительство вынуждено сделать настоящее заявление особенно ввиду того, что в болгарской печати свободно распространяются слухи, в корне извращающие действительную позицию СССР".
   Окончательно всякие слова о дружбе с Германией исчезают в апреле.
   25 марта 1941 г. Югославия присоединилась к Тройственному пакту.
   Вскоре после этого по Югославии прокатилась волна антиправительственных выступлений и в результате произошёл государственный переворот, который отстранил от власти прогерманское правительство Цветковича и принц-регент Павел. Советские газеты сообщали об этом 28 марта следующее:
   "БЕЛГРАД, 27 марта (ТАСС). За последние дни по всей Югославии прокатилась волна митингов и собраний протеста против внешнеполитической ориентации правительства Цветковича. 25 марта во всех учебных заведениях Белграда состоялись митинги, на которых были приняты резолюции протеста.
   На митинге в городе Крагуевац присутствовало 10 тыс. человек, в городе Цетины - 5 тыс. человек.
   Правительство Цветковича, напуганное этими собраниями и митингами, начало принимать срочные меры. Армии и полиции были даны указания применять оружие.
   БЕЛГРАД, 27 марта. (ТАСС). Принц-регент Павел ушёл в отставку. Король Пётр II об'явил о переходе королевской власти в его руки. Образовано новое правительство.
   БЕЛГРАД, 27 марта (ТАСС). В местных журналистских кругах сообщают, что ряд членов ушедшего в отставку правительства арестован. Среди арестованных - бывший премьер-министр Цветкович. По слухам, принц-регент Павел бежал" [103].
   Так же приводились манифест короля Петра II и состав нового югославского правительства[104].
   29 марта советские газеты сообщили окончательный состав нового правительства и об отъезде из Белграда принца Павла. Говорилось, что по сообщению Югославского телеграфного агентства "в правительство Симовича вошли руководители и представители всех политических партий, и оно таким образом представляет "правительство национального единения"". Так же приводилось заявление нового югославского премьер-министра Симовича, сделанное им 28 марта, в котором он говорил, что "югославский народ испытывал беспокойство по поводу того, как велись государственные дела" и что "под давлением обеспокоенного общественного мнения произошли сегодняшние изменения. После того, как его величество король Пётр II принял власть и сформировал правительство национального согласия, являющееся выражением настроений сербского, хорватского и словенского народа, больше нет оснований для беспокойства" [105].
   Вскоре ситуация вокруг Югославии стала накаляться.
   1 апреля была напечатана корреспонденция ТАСС из Белграда от 31 марта, о том, что накануне вся германская колония в 1100 человек погрузилась на пароход "Уранус" и по Дунаю ушла в Германию[106].
   2 апреля "Правда" и "Красная звезда" перепечатали опровержение Югославского телеграфного агентства:
   "БЕЛГРАД, 1 апреля. (ТАСС). Агентство Авала сообщает: "Мы уполномочены категорически опровергнуть сообщения некоторых иностранных газет о так называемом скверном обращении с немцами в Югославии и покушении на безопасность их жизни и имущества. Также не отвечают действительности сообщения иностранной печати о том, что в Югославии организованы манифестации против немцев и что колонны манифестантов несли английские и польские знамёна и пели песни, в которых выражались угрозы по адресу немцев.
   Мы также категорически опровергаем сообщения иностранных газет о том, что некоторое число немецкого меньшинства перешло румынскую границу вследствие этих преследований. Члены немецкого меньшинства пользуются в Югославии всеми гражданскими правами и находятся в полной безопасности, как и все другие жители Югославии""[107].
   3 апреля в международном обзоре "Красной звезды" отмечалось:
   "Позиция, занятая правительством Симовича во внешнеполитических вопросах, была расценена печатью стран-участниц тройственного пакта как стремление Югославии отойти от линии тройственного пакта. Немедленно после об'явления о сформировании нового правительства германский посланники в Белграде посетил министра иностранных дел Нинчича, чтобы выяснить дальнейшее направление внешней политики Югославии. В связи с этим германская печать давала понять, что считает Югославию связанной обязательствами, принятыми на себя по протоколу о присоединении к пакту и что отказ нового правительства от выполнения соглашения, заключённого предыдущим кабинетом, противоречил бы нормам международного права.
   В германских газетах в последние дни были опубликованы многочисленные сообщения о преследованиях, которым будто бы подвергается в Югославии немецкое меньшинство, и о демарше, предпринятом в связи с этим германским посланником в Белграде. Югославское правительство, насколько известно, опровергает эти сообщения, об'являя их вымышленными...
   Как бы ни сложились дальше отношения Югославии с державами оси, совершенно очевидно, что борьба между воюющими державами за Балканы после событий 27 марта вступила в новую стадию" [108]
   4 апреля было сообщено о новом югославском опровержении, где опровергались "вымышленные сведения о преследованиях немцев в Югославии" и то, что "югославское правительство перестало быть хозяином страны, а полицию и "сербские офицеры" организуют Варфоломеевскую ночь над национальными меньшинствами Югославии" [109].
   5 апреля было опубликовано сообщение о решении югославского правительства в случае войны объявить Белград, Загреб и Любляны открытыми городами и что в Белграде на ночь проводилось затемнение[110].
   6 апреля 1941 г. "Правда" опубликовала заключённый накануне советско-югославский договор о дружбе и ненападении и посвятила ему свою передовую статью[111].
   В передовице было сказано:
   "Дата подписания договора о дружбе и ненападении между СССР и Югославией не только явится значительной вехой для развития дружественных отношений между обоими государствами, но и отметит совместные усилия правительств СССР и Югославии, направленные к укреплению мира и предотвращению распространения войны...
   Последние события в Югославии со всей ясностью показали, что народы Югославии стремятся к миру и не хотят войны и вовлечения страны в водоворот войны. Путём многочисленных демонстраций и митингов широкие слои населения Югославии выразили свой протест против внешней политики правительства Цветковича, которая грозила Югославии вовлечением её в орбиту войны. Новое правительство, возглавляемое генералом Симовичем, по приходе к власти выступило с заявлением, в котором совершенно отчётливо подчеркнуло своё стремление к миру и сохранением дружественных отношений со всеми государствами, в первую очередь с теми, которые являются соседями Югославии.
   Развитие событий показало точно так же, что в области внутренней политики правительство Симовича ставит своей задачей консолидацию внутренних сил страны. В этом своём стремлении, как и в области своей внешней политики, оно находит поддержку со стороны большинства народа".
   В тот же день сообщалось о том, что 5-го числа в Белграде вновь было проведено затемнение, что в Югославии сокращено движение пассажирских поездов. Сообщалось о выезде из страны германского и итальянского консулов[112]. Также в "Правде" была напечатана справка о Югославии[113].
   6 апреля Германия объявила Югославии и Греции войну.
   С самого начала войны в Югославии советские газеты стали каждый день печатать сообщения о боевых действиях на Балканах, в результате чего получалось ежедневное описание ожесточённых боёв.
   8 апреля "Правда" и "Красная звезда" сообщили о публикации этого пакта в Швеции, Германии, Италии, Англии, Японии, Франции, США, Мексике, Аргентине и Турции. Приводились благожелательные отзывы шведских (они "подчёркивают большое значение этого документа в борьбе за мир против расширения войны") и турецких ("в Москве был подписан важный исторический документ") газет[114]. В тот же день "Красная звезда" опубликовала военно-географическую справку о Югославии[115].
   9 апреля "Правда" вновь опубликовала отклики иностранной печати. На этот раз сообщались благожелательные отзывы из Стокгольма, Стамбула и Чунцина. Сообщалось о публикации договора в Дании и Словакии. Из Будапешта сообщалось: "Газета "Созат" даёт заголовок: "Советы с уважением относятся к целостности югославской территории""[116].
   В "Красной звезде" в этот же день в военном обзоре В. Попов писал:
   "Военное положение на западе Европы окончательно определилось. О вторжении в Англию говорить сейчас не приходится. Центр тяжести войны переместился с запада на восток" [117].
   10 апреля международном обзоре "Красной звезды" сообщалось:
   "Заключённый в наиболее критический момент развития событий на Балканах, советско-югославский договор продемонстрировал мирные намерение нового югославского правительства. Эти внешнеполитические устремления Югославии встретили полное сочувствие правительства СССР...
   Народы СССР с величайшим вниманием следили за развитием событий в Югославии, за усилиями пришедшего к власти правительства Симовича, опирающегося на сочувствие большинства народа, отстоять дело мира, а также территориальную целостность своей страны" [118].
   11 апреля М. Толченов в военном обзоре отмечал:
   "Несмотря на создавшееся исключительно тяжёлое и трудное положение, югославское командование не ограничивается только оборонительными задачами" [119].
   13 апреля было напечатано сообщение о речи генерала Симовича по радио, которое заканчивалось такими словами: "Симович подчеркнул дружбу Югославии с СССР" [120]. В тот же день под заголовком "В Наркоминделе" [121] было опубликовано следующее сообщение:
   "12 апреля с. Г. Венгерский Посланник в СССР г. Ж. Криштоффи посетил Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел т. А. А. Вышинского и по поручению Венгерского Правительства сделал заявление о мотивах, по которым Венгерское Правительство ввело свои войска на территорию Югославии, и выразил надежду, что эти действия Венгрии будут признаны Советским Правительством справедливыми.
   На это заявление т. Вышинский А. Я. Дал следующий ответ:
   Если это делается для того, чтобы Советское Правительство высказало своё мнение, то я должен заявить, что Советское Правительство не может одобрить подобный шаг Венгрии. На Советское Правительство производит особенно плохое впечатление то обстоятельство, что Венгрия начала войну против Югославии всего через 4 месяца после того, как она заключила с ней пакт о вечной дружбе. Нетрудно понять, в каком положении оказалась бы Венгрия, если бы она сама попала в беду и её стали бы рвать на части, так как известно, что в Венгрии также имеются национальные меньшинства.
   Посланник обещал передать это заявление Правительства СССР своему Правительству".
   17 апреля в международном обзоре "Красной звезды" сообщалось:
   "Иностранная печать пишет, что Югославия не дала никакого повода Венгрии для её агрессивного шага. Проживающее на территории Югославии венгерское меньшинство пользовалось одинаковыми с другими меньшинствами правами. После начала военных действий между Германией и Югославией права венгерского меньшинства ни в чём урезаны не были. Югославское правительство не прибегло к эвакуации венгерского населения из пограничного района и вообще всеми своими действиями показывало, что оно лойально относится к Венгрии".
   В этом же обзоре сообщалось об экономических затруднениях на Балканах и говорилось, что "ныне в связи с радикально изменившейся обстановкой на Балканах... кризисные явления в экономике балканских стран неизбежно будут усиливаться" [121].
   18 апреля М. Толченов в военном обзоре писал:
   "Наступление германо-итальянских войск на Балканах продолжается уже 11 суток... Несмотря на явное численное и материальное превосходство германо-итальянских сил и достигнутые ими частные успехи, пока нет оснований утверждать, что югославские войска понесли тяжёлые потери" [123].
   Однако вскоре югославская армия (18 апреля) капитулировала и 20 апреля в очередном военном обзоре В. Попов писал:
   "После двухнедельного сопротивления югославская армия вынуждена была капитулировать. Силы оказались слишком неравными. Прорыв германской ударной группировки на юго-востоке (в Македонии) поставил Югославию в исключительно трудное положение. Всё же к концу первой недели югославское командование смогло задержать дальнейшее распространение противника. Действовавшие здесь части 3-й и 5-й армий, укомплектованные жителями коренных сербских областей, поддержали свою боевую репутацию, упорно сражаясь до последнего момента" [124].
   После нападения Германии на Югославию стали чаще появляться негативного рода сообщения о внутренней политике союзников Германии[125].
   К косвенно направленным против нацистской Германии материалам можно отнести и передовую статью "Правды" от 1 мая "Великий праздник международной пролетарской солидарности" [126], где говорилось, что в Советском Союзе "выброшена на свалку истории мёртвая идеология, делящая людей на "высшие" и "низшие" расы, где в живых делах воплощается ленинско-сталинская идеология равенства и братства народов, равенства и братства, независимо от цвета кожи или разреза глаз".
   В мае "Красная звезда" начала публиковать отрывка из романа Ильи Эренбурга "Падение Парижа". Было опубликовано два отрывка. В первом[127] речь шла о Мюнхенском кризисе и показывалось сочувствие французских коммунистов Чехословакии, во втором[128] речь шла уже о германском вторжении во Францию. Эта публикация носила явно недружественный по отношению к нацистской Германии характер[129].
   Таким образом можно наметить в апреле поворот в оценке советской прессой Германии. Если до этого писалось о советско-германской дружбе, то теперь тон по отношению к Германии стал нейтральным. Зато явственно видно сочувствие к Югославии, так как "народы Югославии стремятся к миру и не хотят войны и вовлечения страны в водоворот войны". Уже после нападения Германии на Югославии сохраняется дружественный тон к Югославии, а после её поражения говорится, что югославские части в боях с немцами и итальянцами "поддержали свою боевую репутацию, упорно сражаясь до последнего момента". Осуждается вступление в войну с Югославией Венгрии, так как "Югославия не дала никакого повода Венгрии для её агрессивного шага" и так как за четыре месяца до этого они заключили пакт о дружбе[130].
   Однако вместе с тем советская печать отрицала какое-либо ухудшение советско-германских отношений.
   После заключения договора о нейтралитете с Японией "Правда" отрицала предположения "всякого рода комментаторов о том, что Японо-советский пакт направлен якобы против Германии" [131] и писала (приведём эту цитату ещё раз):
   "Как видно, определённые круги в Лондоне и Вашингтоне рассчитывали на обострение советско-германских отношений... С этой точки зрения показательно появление в эти дни в английской и американской печати необычайно большого количества измышлений об ухудшении отношений между СССР и Германией.
   Англо-американские комментаторы безнадёжно запутались потому, что никак не могут освоить одной простой истины. Лишь в минуту просветления они изредка постигают её. Так, например, "Таймс" в одном из своих комментариев пишет: "Сейчас видно, что Москва следует своей собственной политике".
   Вот именно! Пора понять, что Советский Союз ведёт свою самостоятельную, независимую политику, чуждую внешних влияний" [132].
   9 мая было опубликовано опровержение ТАСС, где опровергалось "сообщение агентства Домей Цусин из Нью-Йорка, в котором говорится, что согласно телеграмме корреспондента Юнайтед Пресс из Виши, Советский Союз концентрирует крупные военные силы на западных границах" [133].
   14 июня было напечатано знаменитое Сообщение ТАСС:
   "Еще до приезда английского посла в СССР г-на Криппса в Лондон, особенно же после его приезда, в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о "близости войны между СССР и Германией". По этим слухам: 1) Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера и теперь идут переговоры между Германией и СССР о заключении нового, более тесного соглашения между ними; 2) СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Германия стала сосредоточивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР; 3) Советский Союз, в свою очередь, стал будто бы усиленно готовиться к войне с Германией и сосредоточивает войска у границ последней. Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым, ввиду упорного муссирования этих слухов, уполномочить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны.
   ТАСС заявляет, что: 1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового, более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь места; 2) по данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям; 3) СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными; 4) проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо" [134].
   Советская пресса предпочитала косвенно антигерманские материалы явно антигерманским и антинацистским материалам и прямо отвергала все сообщения "об ухудшении отношений между СССР и Германией" и о "близости войны между СССР и Германией",
   В июньских газетах центр внимания материалов на международную тематику явно сосредотачивается на войне в Средиземном море, в Сирии и в Атлантике. Так 6 июня "Правда" публикует статью Б. Минлоса "Гибралтарская проблема" [135], 12 июня - статью Я. Викторова "Война в Сирии" [136], 14 июня - статью "США и борьба за Атлантику. По страницам американской печати" [137]. "Красная звезда" 12 июня публикует статью М. Галактионова "Критская операция" и справку о портах сирийского побережья за подписью М. М. [138], 14 июня - статью К. Гофмана "Борьба за сирийский плацдарм" [139], 18 июня - справку о Гибралтаре за подписью А. Александрова[140] и 22 июня - справку "Азорский архипелаг и острова Зелёного Мыса" [141].
   Таким образом, полностью завершить поворот в оценке Германии советские газеты до начала войны не успели.

Заключение.

   Подведём некоторые итоги.
   На протяжении всего описываемого периода советская пресса утверждала, что Советский Союз проводит "что Советский Союз ведёт свою самостоятельную, независимую политику, чуждую внешних влияний", которая направлена на укрепление мира и нераспространения войны. При этом периодически раздавались призывы "быть на-чеку" [142] и быть готовыми "ко всяким неожиданностям" [143] в связи с тем, что "капиталистический мир об'ят пламенем второй мировой империалистической войны, которая приобретает всё больший размах, вовлекая в свою орбиту новые земли, новые государства, новые народы" [144].
   На протяжении описываемого периода советская печать расценивала политику Англии и США как политику империалистическую, неприязненную к СССР. Их правительствам даётся негативная оценка: они пытаются заставить СССР "воевать за чужие интересы", угнетают рабочий класс своих стран. Советская пресса явно сочувствует "Народному конвенту", представители которого заявляют, что политика английского правительства ведёт "к установлению в стране фашистской системы" и что "Англия в настоящее время представляет собой рай для капиталистов, поддерживаемых правительством". Регулярно сообщается о забастовках в Англии и США, сообщается об арестах в Индии, о протестах против запрещения в Англии "Дейли уоркер", рисуется картина классовой борьбы в стане врагов Германии. Даже после изменения оценки Германии в апреле оценка Англии и США не поменялась и именно "определённые круги в Лондоне и Вашингтоне рассчитывали на обострение советско-германских отношений"[145].
   За описываемый период изменяется оценка советской прессой Германии.
   В начале года пишется о советско-германской дружбе, а советско-германский договор о государственной границе от 10 января и сопутствовавшие ему соглашения расценивались как новое доказательство "прочности добрососедских отношений между двумя самыми большими государствами Европы, договорившимися жить в мире между собой и содействовать дальнейшему упрочению добрососедских отношений между своими народами" и "представляют собой новую победу советской внешней политики мира, осуществляемой Советским правительством под мудрым и победоносным руководством партии Ленина-Сталина" [146]. До весны нельзя встретить в "Правде" и "Красной звезде" сообщений которые можно истолковать как прямо антигерманские.
   Как косвенно антигерманские можно истолковать сообщения о Франции. Вишистское правительство представляет интересы крупного капитала, "деятели Виши пока больше поглощены своими внутренними делами, вернее, своими внутренними страхами, ибо ведь в стране, потерпевшей поражение, живы народные массы, которые научились видеть, слышать и запоминать" [147]. Много пишется о бедственном положении трудящегося населения Франции, о недостатке продуктов, и о том, что "военная кон'юктура по-разному отражается на положении французской буржуазии и трудящихся" [148]. Регулярно сообщается о преследованиях коммунистов. Говорится о тяжёлом экономическом положении Франции, которое лишь ухудшается оттого, что "Французская казна несёт также расходы по содержанию оккупационной армии" [149].
   Но прямых антигерманских высказываний найти в этот период нельзя.
   4 марта было напечатано официальное сообщение Наркоминдела в котором осуждалось согласие Болгарии на ввод на свою территорию Германских войск.
   Какие-либо слова о дружбе с Германией исчезают в апреле во время войны в Югославии - в это время начинается поворот в оценке Германии.
   О событиях в Югославии говорится: "Последние события в Югославии со всей ясностью показали, что народы Югославии стремятся к миру и не хотят войны и вовлечения страны в водоворот войны. Путём многочисленных демонстраций и митингов широкие слои населения Югославии выразили свой протест против внешней политики правительства Цветковича, которая грозила Югославии вовлечением её в орбиту войны" [150]. Уже после нападения Германии на Югославии сохраняется дружественный тон к Югославии, а после её поражения говорится, что югославские части в боях с немцами и итальянцами "поддержали свою боевую репутацию, упорно сражаясь до последнего момента". Осуждается вступление в войну с Югославией Венгрии, так как "Югославия не дала никакого повода Венгрии для её агрессивного шага" и так как за четыре месяца до этого они заключили пакт о дружбе.
   По сути дела в описании войны на Балканах советские газеты заняли явную проюгославскую (и соответственно - антигерманскую) позицию.
   При этом советская пресса отвергала все сообщения "об ухудшении отношений между СССР и Германией" и о "близости войны между СССР и Германией". Полностью завершить свой поворот в оценке Германии советские газеты до начала войны не успели.
   Таким образом, советские идеологические структуры (составной частью которых являлась пресса) не успели дать советским гражданам, черпавшим из них информацию, ясное представление о том насколько близко стоит война и с кем в ней предстоит воевать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   24
  
  
  
   Примечания.
  
      -1- История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. Том 1. Подготовка и развязывание войны империалистическими державами. М.: Воениздат, 1960. С. 435.
      -2- Там же. С. 404.
      -3- Например: Анфилов В. А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня - середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. М.: Воениздат, 1962. С. 45. Розанов Г. Л. Сталин - Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений, 1939-1941 гг. М.: "Международные отношения", 1991. С. 205.
      -4- Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения). М.: "Вече", 2000.
      -5- Мельтюхов. Упущенный шанс Сталина. С. 447.
      -6- Там же.. С. 452.
      -7- Невежин В. А. "Если завтра в поход..." Подготовка к войне и идеологическая пропаганда в 30-40-х годах. М.: "Яуза", "Эксмо", 2007.
      -8- Невежин. "Если завтра в поход..." С. 315.
      -9- Там же. С. 316.
      -10- Там же. С. 263.
      -11- Там же. С. 263-264. Эту публикацию и её прекращение он связывает с ходом немецко-советскими экономическим переговоров в Москве. В указанной публикации ("Статьи Лиона Фейхтвангера о Франции"//"Труд", 1941 г., 8 января, 9 января) Фейхтвангер резко негативно отзывался о правительстве Виши, которое во всём подчинялось немцам.
      -12- Там же. С. 266-267.
      -13- Там же. С. 267-268.
      -14- Там же. С. 280-283.
      -15- Там же. С. 306.
      -16- Там же. С. 307.
      -17- Еременко А. И. В начале войны. М.: "Наука", 1965. С. 56.
      -18- Имеется ввиду, что будто бы все попытки на местах повысить боевую подготовку войск на местах пресекались сверху.
      -19- Симонов К. М. Сто суток войны. Смоленск: "Русич", 1999. С. 299.
      -20- Василевский А. М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1974. С. 120.
      -21- Постол М. Я. Молодёжь не знает истории // Самсонов А. М. Знать и помнить. Диалог историка с читателем. М.: Политиздат. 1988. С. 63-64.
      -22- Симонов К. М. Сто суток войны. С. 293.
      -23- "Правда", 11 января 1941 г., "Красная звезда", 12 января 1941 г.
      -24- Черноморский М. Н. Источниковедение истории СССР (советский период). М.: "Высшая школа", 1966. С. 245.
      -25- Там же. С. 247.
      -26- "Красная звезда", 1941 г., 17 мая.
      -27- Черноморский. Источниковедение истории СССР. С. 247.
      -28- Там же. С. 257.
      -29- "Правда", 1941 г., 8 февраля.
      -30- Там же, 1 апреля.
      -31- Там же, 25 мая.
      -32- "Красная звезда", 1941 г., 17 мая, 29 мая.
      -33- "Красная звезда", 1941 г., 1 января.
      -34- "Красная звезда", 1941 г., 24 января.
      -35- Это были номера за 2-е, 14-е, 22-е, 23-е, 27-е, 28-е, 29-е и 31-е числа.
      -36- "Правда", 1941 г., 19 января, "Красная звезда", 1941 г., 19 января.
      -37- "Правда", 1941 г., 4 февраля.
      -38- "Правда", 1941 г., 8 февраля.
      -39- Там же, 1 апреля.
      -40- В конце марта Югославия присоединилась к тройственному пакту. После этого по стране прокатилась волна народных выступлений и проводившие прогерманскую внешнюю политику правительство Цветковича и принц-регент Павел в результате государственного переворота оказались отстранены от власти.
      -41- "Правда", 1941 г., 25 мая.
      -42- Там же, 19 апреля.
      -43- "Правда", 1941 г., 14 июня. "Красная звезда", 1941 г., 14 июня.
      -44- "Красная звезда", 1941 г., 1 января.
      -45- "Правда", 1941 г., 15 января. "Красная звезда", 1941 г., 15 января.
      -46- "Правда", 1941 г.,16 января. "Красная звезда", 1941 г., 16 января.
      -47- "Красная звезда", 1941 г., 16 января.
      -48- "Правда", 1941 г., 18 января. "Красная звезда", 1941 г., 18 января.
      -49- "Правда", 1941 г., 24 января.
      -50- Там же, 25 января, 14 февраля.
      -51- "Правда", 1941 г., 22 января, 10 февраля, 3 марта, 5 марта, 11 марта, 6 апреля.
      -52- Там же, 16 января, "Красная звезда", 1941 г., 16 января.
      -53- "Правда" 1941 г., 8 марта, 14 марта, 2 апреля, 4 мая, 6 мая, 15 мая, 3 июня, 16 июня.
      -54- Там же, 30 марта, 7 апреля.
      -55- Там же, 29 апреля, 18 мая, 29 мая, 2 июня, 11 июня, 19 июня.
      -56- Там же, 3 мая.
      -57- Там же, 29 апреля, 5 июня.
      -58- Там же, 20 мая.
      -59- Там же, 5 февраля.
      -60- Там же, 22 апреля.
      -61- Там же, 29 марта, 2 апреля, 20 апреля, 22 апреля, 27 апреля.
      -62- Например, в номере от 19 апреля.
      -63- "Правда", 15 января 1941 г.
      -64- "Правда", 16 января 1941 г.
      -65- Там же, 12 января, "Красная звезда", 1941 г., 12 января.
      -66- "Правда", 1941 г., 16 марта.
      -67- Там же, 18 января, 24 февраля, 1 марта, 22 марта, 11 июня.
      -68- "Правда" писала о "борьбе с забастовщиками в Канаде" в номерах за 8 и 10 июня.
      -69- Там же, 28 мая.
      -70- Даже 22 июня было опубликовано сообщение о конференции тред-юнионов машиностроительных рабочих и об их требовании повысить зарплату.
      -71- "Правда", 1941 г., 4 января, 5 января, 15 января, 30 января, 2 февраля, 12 февраля, 22 мая, 30 мая, 13
      -72- июня.
      -73- Это были номера за 2-е, 14-е, 22-е, 23-е, 27-е, 28-е, 29-е и 31-е числа.
      -74- "Правда", 1941 г., 20 апреля.
      -75- Там же, 25 апреля.
      -76- "Правда", 1941 г., 4 января, 5 января, 28 февраля, 23 марта, 4 апреля, 13 апреля, 14 мая, 20 мая, 24 мая, 26 мая, 31 мая, 7 июня. Кроме того, 22 июня было напечатано сообщение о том, что компания Форда и Конгресс производственных профсоюзов в итоге пришли к сообщению.
      -77- Там же, 7 февраля, 24 февраля, 8 марта, 25 марта, 2 апреля, 19 апреля, 27 апреля.
      -78- Там же, 5 февраля, 4 апреля.
      -79- Там же, 31 мая.
      -80- Там же, 16 января, "Красная звезда", 1941 г., 16 января.
      -81- "Красная звезда", 1941 г., 24 января.
      -82- "Правда", 1941 г., 11 января. "Красная звезда", 1941 г., 12 января.
      -83- "Правда", 1941 г., 11 января.
      -84- Там же, 12 января. "Красная звезда", 1941 г., 12 января.
      -85- "Правда", 1941 г., 13 января.
      -86- "Красная звезда", 1941 г., 16 января.
      -87- Такие сообщения относятся и к нейтральным странам, и к оккупированным Германией, и к союзникам Германии и к Англии. Так, например, "Правда" от 12 января сообщает об экономических затруднения Дании, Швеции и Финляндии, "Правда" от 28 января - о тяжёлом продовольственном положении Испании, "Правда" от 12 февраля - о росте дороговизны в Англии, "Правда" от 3 марта - о введении карточной системы в Болгарии. Но особенно красочны подобные сообщения в отношении Франции.
      -88- "Правда", 1941 г., 3 февраля.
      -89- Там же, 9 марта.
      -90- Там же, 25 января.
      -91- "Красная звезда", 1941 г., 1 января.
      -92- "Красная звезда", 1941 г., 10 января.
      -93- "Правда", 1941 г., 6 января.
      -94- Там же, 9 января.
      -95- "Правда", 1941 г., 11 января.
      -96- Например, "Правда" от 8 марта напечатала сообщение "Нехватка хлеба во Франции", "Правда" от 20 марта - "Голод во Франции", от 26 марта - "Голод во Франции", от 31 марта - "Продовольственные затруднения во Франции", от 2 апреля - "Бедствия французских рабочих", от 7 апреля - "Недостаток продовольствия во Франции" и "Детская смертность в Париже", от 22 мая - "Ухудшение правительственного положения в Париже". Это лишь часть подобных сообщений. Вообще же сообщения о продовольственных трудностях относятся ко всем странам Европы, за исключением Германии - и к нейтральным странам, и к оккупированным Германией, и к союзникам Германии и к Англии. Так, например, "Правда" от 12 января сообщает об экономических затруднения Дании, Швеции и Финляндии, "Правда" от 28 января - о тяжёлом продовольственном положении Испании, "Правда" от 12 февраля - о росте дороговизны в Англии, "Правда" от 3 марта - о введении карточной системы в Болгарии. Но особенно красочны подобные сообщения в отношении Франции.
      -97- "Правда", 1941 г., 24 января.
      -98- Там же, 29 января.
      -99- О преследованиях и арестах коммунистов во Франции "Правда" сообщала 20-го, 24-го, и 29-го января, 2-го, 12-го, 22-го и 27-го февраля, 23-го, 24-го и 26-го марта, 2-го и 7-го апреля, 5-го и 17-го мая. Кроме этого, 19-го мая она сообщила о приговоре суда по делу студентов, обвиняемых в коммунистической пропаганде.
      -100- О таких судах и их приговорах, в том числе и заочных, "Правда" сообщала 13-го, 18-го, 19-го, 21-го, 25-го и 27-го мая. 7-го июня она также сообщила о заочном приговоре суда по делу нескольких офицеров по обвинению в антигосударственной деятельности и 8-го июня - о заочном приговоре нескольким офицерам, обвиняемым в дезертирстве.
      -101- 8 и 9 января газета "Труд" опубликовала статьи Лиона Фейхтвангера об оккупированной и вишистской Франции. Там давалась резко негативная оценка правительства Виши и среди прочего говорилось: ""Ужасно, - заявила мне одна женщина, слушавшая по радио передачу Правительства Виши, - с каким наслаждением эти люди лижут сапоги немцев"" ("Труд", 1941 г., 9 января). По сути эти публикацию можно считать прямо направленной против Германии, однако этот вопрос требует отдельного рассмотрения. Владимир Александрович Невежин объясняет в своей книге эту публикацию и её неожиданное прекращение советско-германскими экономическими переговорами, проходившими в то время и необходимостью оказать давление не германскую сторону (См. Невежин. "Если завтра в поход..." С. 263-264).
      -102- "Правда", 1941 г., 11 января.
      -103- Там же, 4 марта.
      -104- Там же, 28 марта, "Красная звезда", 1941 г., 28 марта.
      -105- Там же.
      -106- "Правда", 1941 г., 29 марта, "Красная звезда", 1941 г., 29 марта.
      -107- "Правда", 1941 г., 1 апреля, "Красная звезда", 1941 г., 1 апреля.
      -108- "Правда", 1941 г., 2 апреля, "Красная звезда", 1941 г., 2 апреля.
      -109- "Красная звезда", 1941 г., 3 апреля.
      -110- "Правда", 1941 г., 4 апреля, "Красная звезда", 1941 г., 4 апреля.
      -111- "Правда", 1941 г., 5 апреля, "Красная звезда", 1941 г., 5 апреля.
      -112- "Правда", 1941 г., 6 апреля.
      -113- "Правда", 1941 г., 6 апреля. "Красная звезда", 1941 г., 6 апреля.
      -114- "Правда", 1941 г., 6 апреля.
      -115- "Правда", 1941 г., 8 апреля. "Красная звезда", 1941 г., 8 апреля.
      -116- "Красная звезда", 1941 г., 8 апреля.
      -117- "Правда", 1941 г., 9 апреля.
      -118- "Красная звезда", 1941 г., 9 апреля.
      -119- Там же, 10 апреля.
      -120- Там же, 11 апреля.
      -121- "Правда", 1941 г., 13 апреля. "Красная звезда", 1941 г., 13 апреля.
      -122- "Правда", 1941 г., 13 апреля. "Красная звезда", 1941 г., 13 апреля.
      -123- "Красная звезда", 1941 г., 17 апреля.
      -124- Там же, 18 апреля.
      -125- Там же, 20 апреля.
      -126- Например, 21 апреля "Правда" опубликовала сообщение о безработице в Болгарии, 14 мая - об арестах в Венгрии за распространение "тревожных известий" и о демонстрации румынских студентов, 17 мая - об арестах в Венгрии членов партии "Скрещённые стрелы", 27 мая - о приговорах членам этой партии.
      -127- "Правда", 1941 г., 1мая.
      -128- "Красная звезда", 1941 г., 17 мая.
      -129- Там же, 29 мая.
      -130- В это же время отрывки из "Падения Парижа" публиковали газета "Труд" ("Труд", 1941 г., 21 мая) и журнал "Знамя". Произошло это с санкции И. В. Сталина. До этого публикация наталкивалась на серьёзные препятствия со стороны цензуры (Невежин. "Если завтра в поход..." С. 268-269).
      -131- Этот поворот в пропагандисткой оценки Германии в апреле 1941 г. подтверждается и другими фактами. Так именно в апреле в советском кинопрокате вновь появился фильм "Александр Невский", который воспринимался как антигерманский, и которому вручили сталинскую премию. Невежин. "Если завтра в поход..." С. 265. (См. также Баграмян Иван Христофорович. Так начиналась война. М.: Воениздат, 1971. С. 55). В это же время произошли изменения в политике Коминтерна. В "Истории фашизма в Западной Европе" по этому поводу сказано: "Окончательный вывод о первоочередности задачи восстановления независимости был сформулирован руководством Коминтерна весной 1941 г. В апреле Секретариат ИККИ писал ФКП, что "борьбу за мир следует подчинить борьбе за национальную независимость"". (История фашизма в Западной Европе. М.: "Наука", 1978. С. 448).
      -132- "Правда", 1941 г., 19 апреля.
      -133- "Правда", 1941 г., 19 апреля.
      -134- Там же, 9 мая. "Красная звезда", 1941 г., 9 мая.
      -135- "Правда", 1941 г., 14 июня. "Красная звезда", 1941 г., 14 июня.
      -136- "Правда", 1941 г., 6 июня.
      -137- Там же, 12 июня.
      -138- "Правда", 1941 г., 14 июня.
      -139- "Красная звезда", 1941 г., 12 июня.
      -140- Там же, 14 июня.
      -141- Там же, 18 июня.
      -142- Там же, 22 июня.
      -143- "Красная звезда", 1941 г., 1 января.
      -144- "Правда", 1941 г., 6 мая.
      -145- Там же, 1 мая.
      -146- Там же, 19 апреля.
      -147- Там же, 11 января.
      -148- "Красная звезда", 1941 г., 1 января.
      -149- Там же, 10 января.
      -150- Там же.
      -151- "Правда", 1941 г., 6 апреля.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"