Тягур Михаил Игоревич: другие произведения.

Советские газеты как источник для изучения пропагандистских кампаний кануна Великой Отечественной войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С другим оформлением ссылок (и без пары добавленных для СИ примечаний) напечатано в сборнике: Под сенью Чесменского дворца: Россия в XVIII - начале XXI в.: матер. Всерос. науч. конф. СПб., 27-29 ноября 2012 г. Отв. Ред. И. А. Тропов. СПб.: ГУАП, 2012. С. 94-98.


   С другим оформлением ссылок (и без примечаний о карикатурах в "Труде" и со ссылкой на статью об устной пропаганде, которые я добавил перед тем, как выложить статью на СИ) напечатано в сборнике: Под сенью Чесменского дворца: Россия в XVIII - начале XXI в.: матер. Всерос. науч. конф. СПб., 27-29 ноября 2012 г. Отв. Ред. И. А. Тропов. СПб.: ГУАП, 2012. С. 94-98.

Советские газеты как источник для изучения пропагандистских кампаний кануна Великой Отечественной войны

   Внимание исследователей всё чаще привлекает тема предвоенной советской пропаганды [Невежин В. А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии "священных боёв", 1939-1941 гг. М.: "АИРО-ХХ". 1997; Невежин В. А. "Если завтра в поход..." Подготовка к войне и идеологическая пропаганда в 30-40-х годах. М.: "Яуза", "Эксмо". 2007; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения). М.: "Вече". 2000. С. 415-453]. Однако историки, в том числе и наиболее серьёзно занявшиеся этой темой (В. А. Невежин и М. И. Мельтюхов), на наш взгляд уделили недостаточно внимания периодике, они сконцентрировались на документах центральных российским архивов, а газеты и журналы использовав лишь как вспомогательный материал. При этом советское руководство именно периодику рассматривало как главное средство распространения необходимых ему идей и настроений. Сталин говорил: "Нет лучшей пропаганды, чем печать - газеты, журналы, брошюры. Печать - это такая вещь, которая даёт возможность ту или иную истину сделать достоянием всех" [Цит. по: Невежин В. А. Синдром... С. 37; Невежин В. А. "Если завтра в поход..." С. 54-55].
   В качестве предмета исследования обратимся к органу ЦК и МК ВКП(б) "Правде", органу НКО "Красной звезде" и, как к образцу региональной прессы, к "Ленинградской правде". Особенно важна первая из них. Напомним, характеристику, данную ей (правда, уже в послевоенные годы) генсеком: "Печать - это '''Правда''" [Чуев. Ф. И. Каганович. Шепилов. М.: "ОЛМА-ПРЕСС". 2001. С. 332]. Внимание сосредоточим на освещении газетой международных вопросов. Это актуально, во-первых, так как 1939-1941 годы - период специфической активности советской внешней политики, во-вторых, как свидетельствуют хранящиеся в архивах многочисленные доклады выступавших с лекциями партработников, именно международное положение вызывало наибольшее внимание аудитории (при этом авторы докладов сетовали на низкий интерес к истории ВКП(б)) [ЦГАИПД СПб. Ф. 24. Оп. 10. Д. 449. Л. 3, л. 99; Д. 490. Л. 161; Д. 491. Л. 9. Смотри яркий пример с соотношениями количества посетителей и числа вопросов: Д. 607. Л. 260 - Примечание: этот пример о соотношении вопросов про сочинения Ленина и Советско-Финскую войну приведён в статье об устной пропаганде - http://samlib.ru/editors/t/tjagur_m_i//ystnaa.shtml].
   По своему составу это комплекс разнохарактерных материалов. Задавали тон публикации официальных документов: выступлений главы СНК и НКИД Молотова, заявлений НКИД, сообщений ТАСС, дипломатических нот, международных договоров и т. д. Часто такие публикации адресовались не только к населению страны, но и зарубежью, то есть имели дипломатический характер. ТАСС опровергало сообщения иностранных газет и информационных агентств, которые советским людям были незнакомы. Иногда подобные публикации делались по просьбе или с прямым участием иностранных представителей. Так, текст ноты, которую передали послу Польши перед пересечением РККА польской границы в сентябре 1939 года (опубликована 18 сентября [Правда. 1939, 18 сентября]), перед этим согласовывался с немецким послом Шуленбургом (и затем был скорректирован) [Мельтюхов М. И. Упущенный шанс... С. 115; Парсаданова В. С. Польша, Германия и СССР между 23 августа и 28 сентября 1939 года//Вопросы истории, N7//1997. С. 23].
   Такую же - задающую тон - роль играли передовицы. Их могли перепечатать другие газеты. Примером может послужить напечатанная 14 сентября 1939 года статья "О внутренних причинах военного поражения Польши", которую, как ныне известно, написал Жданов и отредактировал Сталин [Невежин В. А. "Если завтра война..." С. 169-160]. Если ещё за три дня до этого в обобщающей сведения о немецко-польских боях статье как причины польских поражений указывались лишь военные факторы, то теперь прежде всего указывалось на отношение польской власти к нацменьшинствам, которое, как утверждалось в статье, ничем не отличалось "от угнетательской политики русского царизма" [Соснин Е. Германо-польская война (обзор боевых действий)//Правда. 1939, 11 сентября; О внутренних причинах военного поражения Польши//Правда. 1939, 14 сентября]. На основе этой статьи в приграничных войсках тут же была развёрнута массовая пропагандистская работа, предвещавшая начавшийся вскоре под "освободительными" лозунгами поход [Мельтюхов М. И. Упущенный шанс... С. 114; Рубцов Ю. В. Из-за спины вождя. Политическая и военная деятельность Л. З. Мехлиса. М.: "Компания Ритм Эстэйт". 2003. С. 90].
   Для демонстрации всенародной поддержки политики правительства после принятия многих важных решений как во внешней, так и во внутренней политике, печатались сообщения о митингах и собраниях, одобрявших эти решения, тексты их резолюций. Подобные материалы могли занимать до двух страниц одного номера "Правды". В 1939-1940 гг. серии таких материалов появлялись регулярно, например, в связи с принятием нового закона о воинской повинности [Правда. 1939, 5, 6, 7, 8 сентября], с вступлением советских войск на Западную Украину и в Западную Белоруссию [Там же, 18, 19, 20, 21, 22 сентября], перед войной с Финляндией и в её начале [Там же, 27, 28, 29, 30 ноября, 1, 2, 3, 4 декабря] и т. д. Такие публикации явно указывали, что в этот момент было главной темой пропагандистской работы.
   В другом случае красноречив не факт публикации таких материалов, а долгого их отсутствия. Речь идёт о договоре с Германией 23 августа 1939 года. Сразу после его подписания и после доклада Молотова Верховному Совету о международном положении 31 августа газеты не печатали сообщения о митингах, одобряющих договор, хотя и сообщали отзывы иностранных газет. Только 2 сентября появилась статья, рассказывавшая, как в Москве на фабрике "Парижская коммуна" в разговорах между собой одобряют договор [Викторов Я. В обеденный перерыв. На фабрике "Парижская коммуна"//Правда. 1939, 2 сентября]. Только после окончания сессии Верховного Совета 5 сентября появились сообщения о митингах, одобрявших её решения, в том числе и ратификацию договора с Германией [Правда. 1939, 5, 6, 7 сентября]. Однако при этом ратификация договора была лишь одним из этих решений, и, если упоминалась, в резолюциях митингов ставилась после закона о воинской повинности. В "Ленинградской правде" такие сообщения появились ещё позже и были короче [Ленинградская правда. 1939, 8, 9 сентября]. "Красная звезда", описывая одобрение решений сессии, почти полностью сосредоточилась на вопросе о воинской повинности. В пяти номерах в материалах о митингах только в одном упоминалась ратификация договора [Там же, 8 сентября] и в другом - доклад Молотова [Там же, 9 сентября]. Очевидно. после шести лет антигитлеровской пропаганды кампания демонстрации одобрения договора с гитлеровской же Германией выглядела бы настолько нелогично и дико, что сталинское руководство просто не решилось организовать её немедленно. А когда (почти через две недели) соответствующие митинги стали проводиться, то тема договора с Германией была на них второстепенной.
   Большое место на страницах газет занимали корреспонденции ТАСС. В основном именно из них состоял международный раздел. Такие сообщения обычно были небольшого размера, внешне носили чисто информационный характер, без оценок. Однако сам подбор таких материалов формировал ту или иную картину. До заключения Пакта Молотова-Риббентропа многие из этих корреспонденций говорили о выступлениях германских и австрийских рабочих, жителей Чехословакии, об их антинацистских настроениях. После подписания Пакта такие материалы со страниц газет исчезли, зато с началом Второй Мировой появилась масса сообщений об антивоенных резолюциях и митингах рабочих организаций, о преследовании коммунистов во Франции.
   В целях разъяснения указанных выше материалов печатались аналитические статьи, обозрения зарубежной прессы. Для создания своего рода образного ряда, усиления эмоционального воздействия использовались художественно-публицистические жанры - очерки, путевые заметки, фельетоны. Если речь шла о вводе Красной Армии на территорию Польши - создавался образ "бегущих панов", о войне с Финляндией - "шюцкоровцев-зверей". Специфическими средствами задачу решали карикатуры. Особенно много карикатур "Правда" в связи с подготовкой и началом войны с Финляндией [Правда. 1939, 16, 27, 28, 29, 30 ноября, 1, 2, 3, 4, 6, 12 декабря]. Однако многочисленные в 1939 году карикатуры на внешнеполитические темы исчезают из "Правды" в 1940 году. Последнюю карикатуру на международную тематику мы можем видеть в номере за 22 февраля 1940 г., а затем ни в 1940-м, ни в первой половине 1941-го мы их не обнаруживаем. С чем это связано - пока не ясно [Примечание: но другие газеты карикатуры печатать продолжали, например, "Труд"].
   Изучение всех этих материалов позволяет проследить эволюцию содержания советской предвоенной пропаганды, её оценок и акцентов, проверить уже сделанные историками выводы. Так, В. А. Невежин и М. И. Мельтюхов пишут, что в мае 1941 года начала развёртываться антигерманская пропагандистская кампания [Невежин В. А. Синдром... С. 186-251, 255-256; Невежин В.. А. "Если завтра в поход..." С. 271-311, 315-316; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс... С. 430-432]. Однако изучение газет позволяет сделать вывод, что антигерманские ноты в пропаганде зазвучали уже в апреле 1941 г., когда во время войны между Германией и Югославией печать подчёркивала дружественное отношение Югославии к СССР [Подробнее см.: Тягур М. И. Идеологическая и пропагандистская подготовка к большой войне, 1939-1941. По материалам советской прессы//Герценовские чтения 2011. Актуальные проблемы социальных наук. Отв. Ред. В. В. Барабанов; сост.: А. Б. Николаев. СПб.: 2012. С. 179-183]. Невежин и Мельтюхов датировали начало кампании, исходя из содержания речи Сталина 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий и принятых в мае пропагандистских директив. Однако на разработку подробных директив и их утверждение нужно время. Вместе с тем в условиях быстро менявшихся событий пропагандистский аппарат должен был реагировать на них немедленно, и действовать иногда приходилось, опираясь на устные указания руководства. Невежин, например, описывает случай, когда ещё неутверждённая, находившаяся в стадии доработки директива была в устной форме доведена "до ответственных политработников армейского уровня" [Невежин В. А Синдром... С. 229-230].
   При анализе "Правды" не следует забывать, что, несмотря на её центральное положение в системе печати, она не могла, да и не должна была решать все пропагандистские задачи. 10 мая 1941 года заместитель заведующего отделом печати наркоминдела Н. Г. Пальгунов в направленных им в Управление пропаганды и агитации "Предложениях о мероприятиях по освещению международного положения" отмечал: "Поведение советской печати не должно давать какого-либо повода для выводов, будто в данный момент имеются какие-либо изменения в состоянии советско-германских отношений, и тем менее [так в тексте, логичнее было бы "более" - Т. М.], поводов для каких-либо дипломатических представлений" [Цит по.: Невежин В. А. Синдром... С. 198]. Поэтому основное выполнения задач антигерманской пропаганды следовало возложить на областные, районные и городские газеты, менее доступные немцам. Предполагалось, что их антигерманские материалы будут менее заметны, так как подписка иностранцам на краевые, областные и районный газеты (кроме особо оговоренных) была запрещена [Там же]. Именно они, по мысли Пальгунова, "не затрагивая прямо и непосредственно Германию, должны разрушить своими выступлениями всякие представления о ''непобедимости германского оружия'', показать, что его победы обусловлены в значительной степени не ''всепобеждающей силой'' вермахта, а военной и политической слабостью противников Германии" [Цит. по: Там же . С. 199]. То есть из дипломатических соображений "Правда" должна была выражаться осторожнее газет более низкого уровня.
   Таким образом, газета "Правда" выступала в роли разработчика общего курса, определителя некоторых основных позиций. Важно подчеркнуть, что газеты ведомств и регионов имели нередко самостоятельное значение [Исследователи ориентируются на приведённое выше (или схожие с ним) высказывание Сталина: "Печать - это "Правда"". По нашему мнению, только в работе В. А. Невежина затронута тема особого положения ведомственной и региональной печати. Однако, сделано это мимоходом, в контексте, осмысление сюжета не получает развития], дополняя и развивая "правдистские" материалы, открывая новые темы.
  
   Р.S. (от 28 июня 2014 года). О роли региональной печати (и - низовой, заводских многотиражек) и о "ползучей" антигерманской пропагандистской кампании весны-лета 1941 г. я писал потом отдельно, соответствующие тексты выложу позже.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"