Тягур Михаил Игоревич: другие произведения.

Советские добровольческие формирования в "зимней" войне (по материалам лужского и новгородского лыжных батальонов)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По документам Центрального государственного архива историко-политических документов г. Санкт-Петербурга. Опубликовано: Тринадцатые Петровские чтения: Материалы всероссийской научной конференции 16-17 ноября 2011 г. СПб.: ПАНИ. 2012.


Советские добровольческие формирования в "Зимней" войне

(по материалам лужского и новгородского лыжных батальонов)

   В отечественной научной литературе о Советско-финляндской войне 1939-1940 гг. Не получила освещения история создания и боевых действий добровольческих формирований, тогда как их роль в ходе войны была немалой. Добровольческие лыжные батальоны использовались в разведке, а также исполняли функции штурмовых групп при взятии укреплённых районов противника. Поэтому большие потери должны были отличать фронтовую деятельность добровольцев. Например, автор сайта "lyzhbat1940.narod.ru" Сергей Тюрин (сайт посвящён выяснению судьбы его погибшего в 1940 году родственника и 70-му комсомольскому лыжному батальону, в котором тот служил) пишет, что "если учёт потерь по регулярным армейским частям ещё как-то был налажен и информация об их действиях, местах боёв и местах гибели (и захоронения) бойцов в архивах всё же имеется, то потери лыжных батальонов, которые в большинстве своём формировались из добровольцев до сегодняшнего дня покрыты мраком неопределённости" (1). Эту проблему - потери - я постараюсь затронуть.
   Предмет нашего исследования - судьба двух лыжбатов, сформированных в январе 1940 г. В Ленобласти. При этом я попытался охарактеризовать историю их формирования, условия и методы боевой деятельности, а также процесс осознания опыта их участия в "Зимней" войне представителями политического руководства.
   При изучении проблемы автор использовал неопубликованные документы, обнаруженные им в фонде Ленинградского обкома партии. Они представляют собой: докладные записки работников военного отдела обкома (2) (данные, обнаруженные в них, позволяют выяснить процесс формирования и участие в боевых действиях), стенограмма торжественного совещания добровольцев-лыжников, участвовавших в боях, от 4 апреля 1940 г.(3) (её материалы позволяют нарисовать портрет бойца-добровольца и создать картину героизма).
   В Ленинградской области по решению СНК СССР (4) были сформированы два лыжных батальона. Один из них формировался в Луге, другой - в Новгороде. Сначала расскажем о лужском. Его формирование началось 3 января 1940 г. В комиссию по отбору бойцов входили интендант второго ранга Копцан (от Областного военкомата), лужский военный комиссар майор Ельцов и инструктор военного отдела обкома П. Матвеев. Комиссия разместилась в здании Лужского райвоенкомата. Здесь происходило знакомство с добровольцами, подавшими заявления. Отбор был тщательным и строгим. 299 добровольцев было в батальон не принято, в основном по причине отсутствия "минимальной военной подготовки" (5). Как писал в своём отчёте заведующему военного отдела обкома Соболеву П. Матвеев, "это произошло в тех районах, где плохо организована массово-оборонительная работа. Например, из 11 человек Палкинского района возвращено 10 человек" (6) . Впрочем, даже при таком отборе в батальон попал доброволец Калинин, который скрыл от комиссии, что у него сломана рука. "Я сбросил повязку и поехал на фронт. Правда, к счастью, рука у меня быстро зажила..." И на фронт он уже попал здоровым (7).
   До 6-го января на основании указаний, полученных в обкоме и директивы облвоенкома в батальон зачисляли "только тех лыжников, которые имеют военную подготовку и не менее трёх месяцев службы в РККА и допризывников, имеющих специальную подготовку (снайпера, пулемётчики и другие)". Потом стали брать и просто допризывников, владеющих лыжами, преимущественно имевших значок "Ворошиловский стрелок". Закончили формировать батальон 11 января. На этот момент в него было зачислено 649 человек. Среди них выделяются две группы добровольцев: ранее служившие - 249 человек (69 - командиры и младшие и средние, 174 - рядовые), и допризывники, прошедшие подготовку в добровольческом обществе Осоавиахим. В батальон входило 68 коммунистов, 325 комсомольцев (8). Далее батальон продолжал пополняться, так что на фронт из Луги отправилось уже 767 человек (9).
   Прошедших отбор добровольцев селили в лужских школах. С самого начала батальон столкнулся с крупной проблемой. 10 января были получены обмундирование и лыжи. Согласно отчёту Матвеева, "лыжи доставлены 3-го сорта, сучковатые и, по мнению специалистов-лыжников, не годные для больших переходов" (10).
   12 января была проведена присяга. Только 13 числа батальон получил вооружение. До этого отсутствие оружия, естественно, тормозило боевую учёбу.
   Заканчивался отчёт о формировании батальона так: "Считаю, что после 10-15-дневной боевой подготовки батальон может выполнять боевые задачи". И тут же инструктор автор документа отмечает: "Для обеспечения лучшей боевой подготовки и боеспособности батальона необходимо заменить часть кадрового состава и вывезти батальон для учёбы из города Луги в более благоприятную и реальную обстановку" (11).
   Парадоксально, что в таком состоянии - с плохой подготовкой, с "сучковатыми" лыжами - батальон пойдёт в бой. Думается, выявлен ещё один характерный для подготовки Красной Армии эпизод.
   Теперь о новгородском добровольческом батальоне. Он формировался таким же методом и в те же сроки - с 3 по 12 января. Информацию об этом получаем из отчёта инструктора военного отдела обкома Гузеева. В документе отмечалось: "Из 724 чел., зачисленных добровольно в Красную Армию, мл. начсостава запаса - 89, рядовых (служивших в Армии) - 272 призывников 1918 года рождение - 30 чел., 1919 г. - 33, 1920 г. - 218, 1921 г. - 72, 1922 г. - 10 чел". Среди них было 63 коммуниста и 296 комсомольцев. "309 чел.., прибывших из районов, направлены обратно, как не имеющие лыжной и другой военной подготовки" (12). Примечательно, что заканчивал свой отчёт Гузеев примерно так же, как и его коллега Матвеев - предложением заменить значительную часть командиров батальона как "как не могущих обеспечить руководство подразделениями батальона" (13). Как представляется, в обоих случаях замены не произошло.
   Всего в обоих батальонах было 1473 человека. Отказали в зачислении 608 добровольцам. В добровольцы активно шли физкультурные работники, в том числе и председатели окружных комитетов физкультуры (Языков - председатель Новгородского окружного комитета; Роост - Псковского; Квасников - Чудовского; Ваулин - Лужского; Менхен - Кингисеппского) (14).
   Из этих двух батальонов в боях довелось участвовать одному - лужскому, получившему номер 65-го лыжного. Он прошёл следующий путь: Куоккала (ныне Репино) - Перкярви (ныне Кирпичное), Хейн-иоки (ныне Вещево) - восточнее ( в документе написано: "правее" (15)) на 3 км от ж.д. станции Репола. Начались фронтовые испытания для бойцов-добровольцев с перехода на лыжах от Куокаллы до Перкярви. Расстояние в 85 км батальон преодолел за 18 часов (хотя срок давался - сутки). Лыжи, как упоминалось выше, к большим переходам не годились. Давала себя знать и неподготовленность к длительным переходам. Как позже объяснял командир отряда Медяников, "у нас были все лыжники, но эти лыжники не были подготовлены к переходам в полном боевом снаряжении, не были натренированы на длительные марши" (16). В итоге, ещё не вступив в бой, подразделение понесло крупные потери - многие получили обморожения. Первый бой батальона состоялся 29 февраля у станции Хейн-иоки. Батальон вместе с 88-м стрелковым полком взяли станцию. Впрочем, инструктор военного отдела Матвеев об этом бое писал: "Противник, чувствуя очевидное превосходство наших войск, особенно серьёзного сопротивления не оказал и отошёл" (17). Было ранено 6 добровольцев и один ранен. Затем батальон участвовал в боях у пунктов, которые Матвеев в своей докладной записке обозначил как деревню Н и высоту 30. Высоту 30 батальон штурмовал один, в течение 14-ти часов (с 6 вечера до 8 утра). Потери батальона в этом бою в деле не указаны, про финские потери сказано лишь, что они оставили "полтора сарая" трупов (18). Снова сказалась плохая подготовка красноармейцев. "В этом бою особенно проявился недостаток - неумение у бойцов умело оказать первую санитарную помощь себе и раненому товарищу" (19). Затем батальон вышел на отдых на станцию Хейн-иоки, после чего в день заключения мира (12 марта) дал участвовал ещё в одном бою у станции Репола в 12 км от Выборга.
   41 боец и 18 командиров батальона получили представления к правительственным наградам (20).
   Вместе с тем по причине безобразной организации добровольцы понесли огромные потери. Убито было 57 человек, ранено - 80. Больных и обмороженных было - 122 человека. 36 человек отстало от батальона, трое были переведены в другие части. "Итого, подсчитывал инструктор военного отдела Матвеев в своей докладной записке, - отправились из Луги 767 человек, возвратились в г. Лугу 464 человека". И Матвеев отмечал: "Следует отметить, что большая часть потерь бойцов была по причине неосторожности и поспешности в бою" (21). Но, кроме того, он указывал: подготовка добровольцев-осоавиахимовцев имеет "серьёзные недостатки", что боевым оружием они владели плохо (нормы на "Ворошиловского стрелка", например, сдавали не на боевом оружии, а на мелкокалиберной винтовке), не умели правильно делать перебежки, метать гранаты, маскироваться, слабо знали материальную часть оружия. На лыжах тренировались ходить по лыжне на ровной местности. А в реальной боевой обстановке, на пересечённой местности - этого оказалось мало. Матвеев предлагал перестроить работу военных кружков Осоавиахима и по-другому проводить лыжную подготовку. Затем инструктор отмечал и недостатки в организации снабжения: "обмундирование было подогнано плохо, лыжи 3 сорта (ломались), в вещевом мешке было много груза". А в конце отчёта констатировалось: "Плохо была организована санитарная помощь бойцам. Раненых не на чём было эвакуировать. Только впоследствии были для этого использованы трофеи - финские "лодочки" (сани-волокуши для транспортировки раненых - Т. М.)..." (22)
   Думается, Матвеев затронул суть проблемы - плохую организацию подготовки к войне. Между тем предложения инструктора носили сугубо поверхностный характер - касались лишь Осоавиахима и физкультурных организаций. Они и были приняты.
   В архиве можно обнаружить тезисы доклада председателя Областного комитета физкультуры о перестройке физкультурной работе в области (23). В них констатируется и на массе примеров доказывается (в том числе и со ссылками на опыт действий 65-го лыжного батальона), что существующая организация физкультурной работы неудовлетворительно, "не отвечает тем требованиям, которые предъявляются к ней, особенно в связи с подготовкой трудящихся с обороной страны (так в тексте - Т. М.)" (24).
   Как видим, серьёзных организационных выводов сделано не было.
   13 июня того же года заведующие военными отделами обкома Соболев и горкома Верхоглаз направили секретарям обкома и горкома свою докладную записку о работе Осоавиахима, где делали вывод, что Осоавиахим "не готовил полноценные кадры для обороны страны" (25), указывали на множество недостатков в его работе. К докладной записке прилагался проект, который предполагалось направить в ЦК ВКП(б). По этому проекту Осоавиахим вообще упразднялся, а на его месте должна была быть создана новая организация - Добровольное общество "За оборону родины" ("ДОЗОР") (26).
   Участие добровольцев в "Зимней" войне - яркая и забытая страница военной истории. Энтузиазм и самоотверженность советских бойцов столкнулись с безответственностью, нераспорядительностью и недисциплинированностью деятелей военных структур, тыловых органов и партийных комитетов. Бойцы и младшие командиры своими страданиями, обморожениями, кровью добились победы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ССЫЛКИ
  
  
   1. Общие сведения о лыжных батальонах РККА в "Финской" кампании//http://lyzhbat1940.narod.ru/memory.html
   2. ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. N 32.
   3. ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. N 30.
   4. ЦГАИПД СПб, ф. 24, оп. 12, д. N32, л. 15.
   5. Там же. Л. 3.
   6. Там же. Л. 1-2.
   7. ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. N 30, л. 32.
   8. ЦГАИПД СПб, ф. 24, оп. 12, д. N32, л. 2-3.
   9. Там же. Л. 29.
   10. Там же. Л. 4.
   11. Там же. Л. 5.
   12. Там же. Л. 8.
   13. Там же. Л. 10.
   14. Там же. Л. 31.
   15. Там же. Л. 23.
   16. ЦГАИПД СПб. Ф. 24, оп. 12, д. N 30, л. 9.
   17. Там же.
   18. Там же. Л. 24-25.
   19. Там же. Л. 25.
   20. Там же.
   21. Там же. Л. 28-29.
   22. Там же.
   23. ЦГАИПД СПб, ф. 24, оп. 12, д. N31.
   24. Там же. Л. 5.
   25. ЦГАИПД СПб, ф. 24, оп. 12, д. N20. Л. 1.
   26. См.: там же. Л. 9-43.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"