Тюлин Дмитрий Александрович: другие произведения.

Смерть, как она есть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самый большой мой рассказ (за 4000 слов). Про ревнивого любителя ужасов.

  СМЕРТЬ, КАК ОНА ЕСТЬ
  
  1
  Том и Флора стояли на выходе из колледжа. Стояли они одни, остальные бежали из здания на всех парах - в МакДональдс и домой, только так! Флора старалась не смотреть на Тома. Том ни о чём не подозревал, и посему глупо и гордо улыбался однокашникам - смотрите, у меня есть девушка. Нет, уже нет.
  -Том? - робко начала она.
  -Да, родная? - прямо муж и жена.
  -Я давно хотела тебе кое-что сказать.
  Лоб Тома нахмурился на секунду, но вскоре он развеял все подозрения.
  -Что же?
  Долгая и мучительная пауза.
  -Я тебя больше не люблю,- выпалила она и почувствовала огромное облегчение.
  -Чёрт, ну-ка повтори!- злость вскипала в Томе. Он был очень неуравновешенным подростком.
  -У меня другой парень.
  -Что ты, мать твою, несешь?!
  Она поставила невидимый барьер между ними. Она игнорировала его вопли.
  -Его зовут Эдриан Уинтерс. Ты его знаешь. Я сижу с ним за одной партой на биологии. Он очень милый.
  Флора говорила с каменным лицом, но необузданному воображению Тома казалось, что она говорит с иронией, что в душе она просто презрительно насмехается над ним.
  -Этот сраный утырок?! Да я ему голову нахер снесу!
  Том мог. Он играл в футбол и был здоровенным парнем. Флора лишь тихо цокнула языком.
  -Том, следи за выражениями... Так вот, мы встречаемся почти полтора месяца и уже целовались. Он хочет сводить меня на "Mothers Against Rock Music" сегодня, но это совпадает с нашим свиданием, и я решила тебе всё сказать.
  "Шлюха,- подумал Том,- она всё ждала этого момента, чёртова шлюха. Уинтерс целовал её в губы. Эти губы принадлежали мне! Он украл её, сучёнок. Но она шлюха".
  Его правая рука вздрогнула в нерешительности, но потом резко взлетела вверх и залепила Флоре пощечину. Флора отшатнулась и неуверенно вскрикнула от недоумения и боли. На щеке вспыхнуло розовое пятно. Тому понравилось видеть её такой. Барьер сломан.
  -Ты сукин подонок!- взвизгнула она.
  Лицо Тома потемнело, он стал угрюмым и злым. Во взгляде читалось убийство. Флора поняла, что он убьёт её прямо тут, если она не убежит.
  -Почему ты бросила меня?- шепнул он злобно.
  -Потому что ты псих, ты разве не понял?- ответила она тем же истерическим шепотком,- Между нами все кончено. Прощай, передавай приветы, шизик.
  Она ловко увернулась от следующей пощёчины, безумно хохотнула, несмотря на то, что слёзы текли из её глаз, размазывая по щекам густую тушь, и выбежала из школы навстречу морозному январскому ветру.
  
  2
  Флора пыталась приплясывать от радости или потеряла координацию движений от горя - мне этого неизвестно, но могу сказать одно - в голове её была полная сумятица. В голове проносились мысли о сегодняшнем концерте, на который она идёт с Эдрианом, "Mothers Against Rock Music", кажется. Всё это было с её стороны дико и необдуманно - она обещала сегодня посидеть с матерью, а не шляться по клубам. Она бежала, чувствуя себя подавленной. "Выбирай из двух зол меньшее",- выстрелила в голове любимая поговорка матери. Лишиться ещё и Эдриана или уделить хоть какое-то время усталой и неумолимо стареющей матери. Вряд ли Флора встретится с матерью ещё в течение порядочного периода времени - шунтирование сердца - не шутка, и время будет варьироваться от двух недель до встречи на небесах.
  Флора думала обо всех этих ужасных вещах и столкнулась с кем-то. Этот "кто-то" обернулся. Чёрт! Это был Эдриан Уинтерс.
  
  3
  "Ах, так твою мать!"- подумала Флора, и по изменившемуся лицу Эдриана поняла, что подумала вслух.
  -Привет, сладкая,- наконец выдавил он.
  -Привет, Эдриан,- сказала она как ни в чём не бывало,- Извини, я подумала, что столкнулась не с тобой.
  Ложь была глупой, но сошла с губ легко. Эдриан, по крайней мере, поверил.
  -А-а-а,- протянул он с дурацкими гундосыми нотками,- понятно. Как делишки? Идешь на концерт?
  "Боже, какой же он придурок",- подумала Флора, осматривая его, тощего, прыщавого и нескладного, в идиотском оранжевом пуховике. Она думала только о том, как она могла променять красавца Тома, на такой дебильный хлам.
  -Нет, я не иду. Мне нужно побыть с матерью,- отчеканила Флора, шумно выдохнув.
  -Зачем?- спросил Эдриан, его лицо глупо вытянулось
  -Неважно. Я не иду. Точка,- ей так хотелось, чтобы он исчез, оказался в аду, горящим на сковородке вместе с другими кретинами.
  -Но я купил билеты, они дорого стоили, так неправильно поступать,- начал говорить Эдриан с рассудительностью пятилетнего ребёнка.
  Флору достал этот глупый, медленный разговор. Она с боевым криком оттолкнула Эдриана в сторону и побежала на автобусную остановку. Эдриан окликнул её, пожал плечами и пошёл своей дорогой.
  
  4
  Флора и не представляла, что дорога домой может быть такой долгой. Автобус останавливался каждые десять секунд и целая толпа людей, набитая в автобусе, как сардины в банке, возмущённо кричала. Флора молчала, вперившись глазами в учебник, но читать она не могла - глаза её были полны слёз.
  Наконец, автобус ещё раз тряхануло, и двери его с глухим утробным скрипом раскрылись. Люди хлынули наружу, и скоро автобус остался пустым. Только Флора сидела внутри, запрокинув голову назад, чтобы унять поток слёз. Она поймала себя на том, что решительно не хотела ехать к матери, несмотря на всю подобающую этому неприятную ситуацию. Потому Флора старалась как можно дольше тянуть время. Она не хотела видеть её, бледную и печальную, с натянутой улыбкой и мёртвыми, ничего не выражающими глазами. В её глазах не было надежды, это было самым ужасающим. Флора тряхнула головой, пытаясь выкинуть из головы невесёлые мысли, но боль внезапно пронзила её мозг ледяной иглой. На страницы учебника закапали слёзы.
  
  5
  Мать открыла дверь лишь с пятого звонка. Она была с растрёпанными волосами и обвисшим лицом, белым, как сама смерть. Огонёк, вчера ещё немного пылавший в глазах, теперь совсем затух.
  -Флора?- голос прозвучал, как скрипящая дверь.
  -Привет, мама,- сказала она, как могла, бодро. Она была в ужасе.
  -Заходи же, давай. Как не у себя дома.
  Флора зашла, сняла пальто, присыпанное снегом и дурацкую зелёную шапку с помпонами. Вышла из сапог, одела розовые домашние тапочки. Несмотря на дикий холод на улице, на её лице не было никакого румянца. Она повернулась, глазами ища маму.
  -Ты будешь обедать, или только чай?- раздался голос с кухни. Она была уже там. Настоящая мать.
  -М-м-м... Чай, наверное,- Флору ужасно тошнило, и даже думать о еде она не хотела.
  Она услышала звук удара чайника о газовую плиту.
  -Может быть, сандвичи?- настойчиво спросила мать.
  -Нет, спасибо,- выдавила она с отвращением. За что её мать так любила эту хрень, Флора не понимала.
  Мать вышла с кухни и, совершенно обессиленная парой вышеописанных никчёмных действий, уселась в кресло и тяжело вздохнула. Флора заметила, что уже неделю каждый вздох давался ей с огромным трудом.
  Мать нашарила руками пульт, щёлкнула кнопку, и её лицо озарил жёлто-коричневый цвет. Она стала ещё больше похожа на труп. Флора взглянула на экран. Джойс Майер говорила что-то об искуплении. Потом Флора посмотрела на мать. Её взгляд был целиком затуманен, за полуприкрытыми веками виднелись пожелтевшие белки глаз.
  Флора хлопнула в ладоши. Мать не проснулась. Громко крикнула. Ничего.
  "А вдруг она умерла?!"-бабахнула мысль в мозгу у Флоры. Ей сразу же захотелось либо расплакаться, либо упасть в обморок. Возможно, что и навсегда.
  Вместо этого Флора достала из кармана джинсов маленькую компактную косметичку, раскрыла её, не забыв полюбоваться собой в маленькое зеркальце, и поднесла это зеркальце к раскрытому рту матери, напоминающему сейчас бескровную рану. Флора закрыла глаза, досчитала до пяти, и, надеясь увидеть, что зеркальце запотело, открыла их.
  Зеркальце было идеально чистым.
  Флора всхлипнула, собираясь уже кататься по полу в судорожных рыданиях, как вдруг - слава тебе, Господи! - зеркальце медленно начало запотевать. Флора захохотала. Боже, до чего же глупая мысль! Мать умрёт! Да этого не может быть!
  Вновь тихий, неслышный вдох. Флора терпеливо ждала выдоха. В её жизни это были самые долгие десять секунд.
  Она стояла и следила за дыханием матери. Стояла довольно долго, пока не убедилась, что её мать дышит медленно, но верно.
  
  6
  Том шёл по улицам, с квадратными безумными глазами, ошарашенный всем произошедшим. Всё пролетело за минуту, только он ласково говорил с Флорой и вот он уже заносит руку для пощёчины. Мне кажется, что в особенно накалённые и страшные моменты нашей личной жизни мы перестаём отдавать себе отчёт в своих действиях и злобно бросаемся вперёд, предавшись своим безудержным, пылающим эмоциям. Том сомневался в своей правоте, он ещё краешком сердца любил её, но вспоминая об Эдриане, в нём вскипала ненависть.
  Эдриан для Тома был неприятной, мерзкой дрянью, постоянно шныряющей под ногами, подобно осклизлой ящерице и достающей его, да и всех остальных заодно. Но в первую очередь его. Том втихомолку бил его на тренировках, в раздевалке, в душе. Том всегда молчал и бил в живот, чтобы увидеть у Эдриана гримасу боли на лице. Эдриан визжал, плевался и царапался, но боли в его глазах не было видно. Только истеричный страх, только боязнь боли. За что Том бил его, спросите вы? За Флору.
  Эдриан не то, чтобы явно ухаживал за ней, но постоянно возникал перед её глазами - с широкой ухмылкой, открывающей нечищеные зубы, с бесцветными сальными волосёнками, с лицом наполовину рябым, наполовину прыщавым. Ужаснее всего было то, что Флора не противилась его компании.
  Перед глазами у Тома начали всплывать последние два месяца с Флорой. Раньше они встречались чуть ли не каждый день, но с недавних пор всё свелось к традиционному томительному разу в неделю. И эти отговорки по телефону: "Пожалуйста, извини, сегодня вечером я занята". Чем ты можешь быть занята, твою мать?! Он учился в параллельном десятом классе, но на переменах стал видеть её всё реже и реже. Когда среди толпы учеников мелькало лицо Флоры, рядом с ним неизменно присутствовала отвратительная рожа Эдриана. Том старался не падать духом, поскольку с Флорой он всё ещё встречался. Редко, но встречался. Он всё ещё называл её "родная", "любимая", "киска" и прочими унылыми нежностями. До этого проклятого дня. Либо тайна медленно и кропотливо обнаруживается днями и бессонными ночами мыслей и догадок, либо внезапно раскрываются все карты. В случае с Томом карты раскрылись, и хоть Том обо всём догадывался, поведение Флоры в момент роковой ссоры было настолько наглым и уверенным в своей шлюшьей правоте, что Том был, несмотря на все догадки, поражён и обескуражен.
  Все мысли прервались, когда Том прошёл мимо маленькой кассы с билетами на последние концерты и спектакли. В глаза бросилась яркая красно-чёрная афиша. "Mothers Against Rock Music", где-то он это раньше слышал. В голове Тома возникло страшное видение: Эдриан и Флора целуются на этом концерте, вспоминают Тома и смеются. Когда Эдриан целует Флору, она зубами раскусывает ему один из кричащих красных прыщей с надувшимися белыми головками, и гной из прыща струится по её красивым, слегка пухлым губам. Гной похож на жёлтую стариковскую сперму. Том чуть ли не блеванул, утер губы рукавом стильной чёрной джинсовой куртки и подошёл к кассе.
  -Дайте один билет на "Mothers Against Rock Music",- сказал кассиру Том.
  -Двадцать пять долларов,- буркнул кассир и дал ему билет.
  Том рассчитался и посмотрел на яркую глянцевую бумажку. Концерт в клубе "Mannequin". Том оглянулся и увидел перед собой здание клуба. До концерта было два часа. Никогда Том не был так счастлив. Он напомнит им о себе.
  
  7
  Эдриан как-то не очень понимал его разговор с Флорой но, как и все неудачники, будучи крепко уверенным в том, что знает женскую природу от и до, считал, что на концерт Флора пойдёт. Сейчас он шарил во внутренних карманах своего пуховика, тщетно пытаясь найти завалявшийся доллар на банку "Спрайта". Доллара никак не было, а Эдриан думал о Флоре и о том, что лучше бы он клеился к какой-нибудь другой тёлке. Но-но, сказал его второй голос, если ты получал пиздюлей от Тома, если ты потратил деньги на билеты, значит, она всё-таки стоила того! Значит, стоила, уныло согласился с собой Эдриан и поплёлся к "Mannequin-у".
  Людей около клуба было не то, чтобы очень много, но дело близилось к началу концерта, и на город опускали фиолетовые чернильные сумерки. Ветер громче запел свою песню, а мороз стал сильнее щипать лицо. Эдриан достал из кармана подушечку "Орбита", разжевал её, заглушив вонь жёлтых зубов изо рта, и тут же выплюнул. В клуб проходили как готы в боевой раскраске, так и средний класс в джинсе и кедах. Эдриан вдруг ощутил, что, несмотря на то, что толпа стоит к нему спиной, его рассматривают чьи-то колючие глаза. Эдриан выловил среди затылков бешеное лицо Тома.
  Том вышел из очереди и подошёл к нему.
  -Где Флора?- спросил он. Изо рта слышался чуть заметный запах корицы.
  -Наверное, ещё не подошла,- пробурчал Эдриан, потупив в асфальт глаза,- А зачем она тебе? И вообще, зачем ты здесь?!- голос срывался.
  -Да мне вообще-то ты нужен,- невесело улыбнувшись, ответил Том, и залепил ему кулаками по ушам.
  Тело Эдриана покачнулось, глаза стали мутными и бессмысленными. Том оглушил его, и крепко. Он подхватил обмякшего Эдриана и потащил его куда-то во вьюжную темноту.
  Из клуба послышались дикие басы и приветственный вопль вокалиста. Концерт начался.
  
  8
  Флора проснулась поздней ночью и сразу включила компьютер. Она себе это объяснила тем, что хочет посмотреть, какие идиоты будут сидеть на MySpace в такой поздний час, но на самом деле причина была другая - она хотела знать, что ей напишет Том.
  Они нечасто общались по Интернету, но если вдруг они оба были онлайн, разговор затягивался часа на два-три. Том был исключительно приятным собеседником, этого у него не отнимешь, он поддерживал любую тему и обсасывал со всех сторон, прежде чем с чистой совестью перейти к следующей, он неплохо шутил, и в его компании не было дурацких надписей типа "Чего молчишь?". Кстати, его способность трепаться в Интернете не влияла на его сконфуженную молчаливость на свиданиях. Эх, был бы Том в Интернете почаще, Флора бы не переключилась на этого козлину Уинтерса.
  Так что там ей написал Том?
  Вся стена была усеяна надписями.
  СУКАСУКАСУКАСУКАСУКАСУКАСУКАСУКАСУКАСУКА
  Флора чуть ли не удовлетворённо кивнула и погасила монитор. Она увидела то, что хотела. Все они такие, мужики.
  Она улеглась в кровать, натянула одеяло до самого подбородка и задумалась о новом дне. Она извинится перед Эдрианом, и они будут ходить по школьным коридорам. Рука об руку. И будут целоваться. А Том будет кусать локти. Ведь он не сможет её забыть. Ведь он НИКОГДА не сможет её забыть.
  
  9
  Эдриан открыл глаза и понял, что видит только чёрную темноту. Было душно, и кожа лица чувствовала неприятное прикосновение полиэтилена. Он попытался встать со стула, но не смог пошевелить ни единой конечностью. Скотч был крепкий, и держал намертво. Вот тогда началась паника. Эдриан хотел было закричать, но изо рта вырвалось лишь глухое мычание. Заклеен рот.
  Раздался тихий скрип открываемой двери. Эдриан замычал громче, почти ГРОМКО. Сильная рука сорвала с его лица пакет.
  На него сверху вниз смотрели колючие глаза Тома. Не всё лицо, нижняя половина его была закрыта светло-зелёной медицинской маской. Маска была растянута, Том улыбался. Эдриан задышал шумнее и ощутил запах опилок и железа. Запах сарая. Насколько ему позволял скотч, которым он был обмотан с ног до шеи, он повернул голову. Молотки, топоры, пилы, гвозди. Он ГРОМКО замычал.
  В руках у Тома был самый обыкновенный ОГРОМНЫЙ кухонный нож. Такие ножи будто специально создают для того, чтобы кромсать плоть.
  
  10
  На следующее утро Флора уныло плелась по коридору школы, от одного кабинета к другому, придерживая висящую на плече сумку со Скелетом Джеком.
  Эдриан сегодня в школу, разумеется, не пришёл, и Флора не могла извиниться перед ним. Помириться с ним. Сделать всё так, как было раньше, то есть хорошо. Флора думала, что что-то не так с этим концертом, и ей даже в голову не приходила мысль о Томе.
  Она брела и думала, и вдруг среди вязкой массы бегущих школьников возник Том. Он чем-то выделялся среди этой массы. Он сиял, и, судя по дикой улыбке, больше похожей на оскал, Флора решила, что от счастья. И ещё у него в руке был диск. Дешёвый, чуть-чуть затёртый, китайский.
  -Флора!- крикнул он радостно, будто старые друзья встретились после долгой разлуки.
  Он всё забыл, подумала Флора. Слава Богу, он всё забыл!
  -Возьми этот диск,- сказал он, улыбаясь, с придыханием,- Посмотри, ты не пожалеешь.
  -Что это?- спросила Флора, нелепо скривив рот.
  -Мой фильм,- выдохнул Том,- Всю ночь над ним работал. Только для тебя. Бери, не отказывайся. Он для тебя.
  Флора взяла диск осторожно, как гранату. Посмотрела на подпись жирным чёрным маркером.
  СМЕРТЬ, КАК ОНА ЕСТЬ
  -Это ужасы?- тихо спросила она.
  -Ещё какие,- ответил Том, ощерившись ещё шире,- Я хочу, чтобы ты посмотрела этот фильм сегодня вечером. В память о наших бывших встречах. Хорошо?
  Всё-таки помнит. Всё он помнит.
  -Хорошо?- повторил он с нажимом.
  -Хорошо,- выдавила Флора.
  Ну, тогда бывай,- сказал Том. Его так и пёрло от смеха. Грудная клетка раздувалась всё шире.
  А когда Том отошёл от Флоры на пару метров, он адски разоржался во весь голос, раскинув руки и глядя в потолок.
  -Долбанутый,- пробормотала Флора и пошла на урок.
  
  11
  Вечер. Поздний. Мать Флоры сейчас читает какой-нибудь любовный роман в больничной койке. Ждёт утренней операции.
  Флора думала, позвонит ли её мать ей перед операцией. Господи всемогущий, думала она, пусть позвонит.
  Ведь самое ужасное было в том, что Флора не помнила, что ей сказала мать сегодняшним утром перед тем, как та ушла. И она боялась того, что не будет помнить последних слов матери даже больше, чем летальный исход операции.
  Флора была дома, в своей комнате в самом конце коридорчика.
  Флора листала учебник по химии, тщетно пытаясь запомнить содержимое, потом плюнула и убрала учебник снова в сумку. Страницы учебника обо что-то помялись. Флора вытащила учебник и залезла рукой в сумку.
  И вытащила диск.
  (я хочу, чтобы ты посмотрела этот фильм сегодня вечером)
  Она нажала кнопку включения компьютера и кнопку открытия дисковода. Медленно выехала трясущаяся коронка. У Флора внутри что-то упало, и она закрыла дисковод. Потом легла на смятую постель.
  Это было слишком страшно.
  Её напугал и диск, и надпись на нём. Такая жирная и чёрная. Такая ЗЛАЯ.
  Но больше всего её напугало, как медленно выехала коронка из системного блока. Это её сломало.
  Ужас витал в воздухе, и Флора наконец начала это ощущать. Появился один из самых мерзких страхов в этом мире: страх, что она одна в этом доме. В этом большом и пустом доме. Где только в одной маленькой комнатке
  (в самой дальней части дома)
  теплится жизнь. Что дверь закрыта, и это безопасно. Что дверь тонкая и без чёртового замка. И это опасно. Что во всём доме, кроме этой комнатке, где только кровать, стул, стол, книги и компьютер, выключен свет, и там жуткая и кромешная тьма. И там может быть что
  (кто, чёрт возьми, кто)
  угодно. Любой мертвец, демон, любая тварь.
  (любой ТОМ)
  Флора не решилась выйти из комнаты и включить свет. Она думала, что сойдёт с ума.
  И, хотя как-то смутно, она этого хотела. Слишком, слишком страшно.
  Возникла глупая мысль, как она будет ходить в туалет. Флора откинула эту идиотскую мысль в ту же долю секунды, в которую она возникла.
  И на неё смотрел этот чёртов диск.
  Наступало такое состояние, когда слишком страшно закрыть глаза, и не менее страшно держать их открытыми.
  Флора вспомнила, что в сумке у неё есть банка колы. Она кинулась к сумке, достала тёплую банку, вскрыла её и жадно, с всхлюпываниями, начала пить. Покончив с банкой в один глоток, она поднабралась смелости. И, не думая о том, зачем она это делает, она открыла дисковод (всё-таки, когда выезжала коронка, её передёрнуло), положила туда диск, стараясь не смотреть на страшную надпись на нём, и уселась перед монитором. Она поймала себя на том, что чуть прищурила глаза, чтобы в случае чего их закрыть и выключить монитор и колонки.
  Открыв содержимое диска в проводнике, она заметила, что файл "СМЕРТЬ" весил лишь 50 мегабайт. Значит, запись была очень короткая. Она включила её. Запись грузилась мучительно (или щадяще) долго.
  
  12
  На экране возникла дверь. Дощатая, деревянная, твёрдая и грубая. На двери возникла надпись кровавыми буквами "СМЕРТЬ, как она есть". На смену одной надписи пришла другая "Посвящается Флоре, которая подтолкнула меня к Искусству".
  -Чокнутый,- шепнула Флора и прикрыла ладонью рот.
  (вдруг Том услышит)
  Буквы исчезли, и грубая рука Тома в нижнем правом углу экрана толкнула дверь. Перед тем, как дверь распахнулась, Флора увидела, что сквозь щели в двери виден мерзкий комнатный жёлтый свет.
  За дверью был стул. На стуле сидел человек. Сидел в какой-то нелепой позе, полусползающий со стула, но никак не могущий сползти. И его туловище было без рук, отчего он напоминал слизняка с человеческой головой. Он был развёрнут к камере спиной, и Флора не видела его лица. Но волосы, такие короткие и такие жидкие... они показались ей знакомыми. До ужаса знакомыми.
  С приближением камеры, Флора поняла, почему у туловища не было рук. Всё туловище было обмотано скотчем. Одинокая лампочка в сарае освещала молотки и пилы. И капли подсыхающей крови на скотче.
  Камера резко развернулась объективом к лицу Эдриана.
  Флора вскрикнула, скорее мечтая о том, чтобы не верить своим глазам, чем не веря им.
  Это был Эдриан... и не Эдриан. Всё дело было в крови, которая заплескала почти всё его лицо. Рот был заклеен скотчем, но сам скотч был проткнут ножом. Нож порезал язык и губы, и кровь текла по подбородку тонкими густыми струйками. Один глаз, таращась, смотрел в камеру с болью и ужасом. В другой был вкручен шуруп.
  На лбу у Эдриана, между спутанными мокрыми волосами, виднелось угловатое вырезанное сердечко.
  Но ужаснее всего Том обошёлся с его щеками, усыпанными красными вздувшимися прыщами. Он просто тупо скоблил их кухонным ножом. И на их месте осталось лишь ярко-пурпурное мясо и редкий гной.
  Флора стонала и равномерно покачивалась на стуле. Она ущипнула себя за другую руку, надеясь, что всё это - просто невообразимый ночной кошмар. Боль. ЯВЬ.
  Кадр резко сменился. Усыпанный опилками пол. Обмотанные скотчем ноги Эдриана. Они судорожно подёргивались в бешеном темпе. Звука на записи не было, но Флора была уверена, что Эдриан орал во всю мочь через окровавленную прорезь в липкой нашлёпке на рту.
  На пол полилась яркая алая кровь. Артериальная. Сначала это были просто редкие капли, но через десять секунд кровь лилась просто ручьём. Ещё минута, и на пол упала изуродованная отрезанная голова Эдриана.
  Флора завизжала, стуча ладонями по монитору и размахивая руками. Ужасный кадр застыл на полминуты, а потом фильм закончился.
  Две минуты - только две минуты! Флора своротила со стола монитор и схватила телефонную трубку, чтобы позвонить в полицию. Трубка сама затрещала в её руках.
  
  13
  Десять гудков прождала Флора, пока успокаивалась. Телефон настойчиво верещал. Флора не хотела снимать трубку, потому что знала, что звонит Том. Другой её голос говорил, что звонит мама, узнать, как дела. А, чёрт с ним, Флора нажала на кнопку "DIAL" и поднесла трубку к уху.
  Так она и знала.
  -Привет, СЛАДКАЯ,- сказал Том.
  Он произнёс ту же фразу, что и в день, когда она его бросила. Но голос теперь был страшным, вкрадчивым, холодным ледяным холодом.
  -Том? Скажи, что это неправда. Это ведь просто грим, да?- сказал она тихо, чуть не плача.
  И опять она знала ответ.
  -Это просто плоть,- ответил Том и коротко хихикнул,- Это правда, сладкая.
  Пауза, затем короткий всхлип.
  -Хочешь сняться в кино?!- шепнул Том.
  Миллионы мурашек забегали по Флоре. Она уже плакала.
  -Где ты?- спросила она, голос был неестественно низким от слёз, набившихся в горло.
  В ответ Том захохотал. Потрескивающий хохот в трубке был ничем по сравнению с таким же хохотом за дверью комнаты.
  Том был здесь. Флора это поняла.
  Дверь распахнулась и ударилась о стену. Вылетело несколько щепок.
  Глаза Тома горели. В одной руке он держал нож, к ремню джинсов была прицеплена маленькая ручная камера. Один глаз объектива бензинового цвета смотрел на Флору, изучая.
  Так громко Флора не кричала никогда. Она оступилась и рухнула на кровать. Том стоял на месте, наслаждаясь моментом. Нож с бурой засохшей кровью Эдриана не сверкал.
  Флора подумала, что сможет убежать через окно.
  Если бы оно было.
  Том сделал маленький уверенный шажок. С куртки ссыпалось немного подтаявшего снега. От Тома веяло зимним морозом и холодом изнутри.
  Флора достала из-под подушки маленький раскладной ножичек. Сначала она достала открывалку, потом убрала его и достала короткое тупое лезвие. Она выставила ножик вперёд, встав с постели. Промокшие от слёз космы закрывали глаза и щекотали лоб.
  Том раскрыл глаз ещё шире и присвистнул.
  -Собираешься убить меня этим? Правда, что ли?- и сделал ещё один шаг вперёд.
  Флора шумно выдохнула и шагнула вперёд, чуть шатнувшись. Взгляд исподлобья стал злым, убийственным.
  -Да,- сказала она и шагнула ещё раз.
  В глазах Тома появился страх. Что-то было не так. Не так, как он думал. Это казалось не её карой, а его. Теперь он выставил вперёд нож, скорее для защиты. На мгновение Том мотнул головой в сторону двери.
  Флора широко шагнула и выбросила вперёд ножик.
  Его окрасила кровь. Том заорал и его нож выскользнул из окровавленной руки и вонзился в пол.
  Флора хрипло закричала и прыгнула на него, опрокинув его на пол. Он сильно ударился башкой, и из носа хлынули две струйки крови. Теперь он казался жалким и отвратительным. Он плакал.
  -Сука! Гондон! Мразь!- визжала Флора с каждым ударом ножа в его горло.
  Он захлёбывался собственной кровью, руки тряслись, он издавал хрипы и бульканья, кровь лилась из разорванных артерий, заливая чёрную куртку и видневшуюся из-под неё потную белую футболку. Пара струек текла по полу, питая махровый ковёр. Всё лицо Тома ниже носа представляло собой сплошную кровавую массу.
  Флора выдернула нож Тома из пола и воткнула ему в глаз.
  Только тогда Том полностью сдох.
  Флора встала, пару раз пнула тело Тома и взяла телефонную трубку, валявшуюся на полу. Из неё слышались короткие гудки. Флора вышла из комнаты, включив свет. Она набрала 911 и через пятнадцать секунд сказала:
  -Я убила его. Приезжайте. Я убила его.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"