Тюрин Евгений Леонидович: другие произведения.

общественный договор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга "Общественный договор" написана для всех, кто любит Россию, живёт в России и не разучился читать и думать.


  
   Е.Л.Тюрин, г. Москва
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР

Антикризисная программа

  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Џ Тюрин Е.Л., 2007 г.

Содержание

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Введение.

  
   Стратегия политического взаимодействия руководящей российской элиты с обществом заключается в периодическом выпуске пара из бурлящего социально-политического котла. То есть политической оппозиции предоставляется право стоять рядом с властью и высказываться сколько и когда ей захочется - по крайней мере, такое законное право у нее имелось вплоть до недавнего времени. Взрывная энергетика при этом не накапливается, а внутриполитическая драматургия ослабевает либо исчезает вовсе. При этом ни оппозиция, ни свободная и независимая журналистика стараются не афишировать обидное для их имиджа обстоятельство: власть не просто дает им высказываться - она прямо или косвенно, через многочисленные каналы материального поощрения подкупает оппозиционных идеологов, заставляя их играть отведенные им и хорошо отрежиссированные роли в отечественном театрализованном политическом шоу. В результате российское общество живет по-существу в информационном и идеологическом вакууме и потому плохо представляет себе реальное содержание жизненно важных для собственной страны и каждого ее гражданина проблем, не особенно стремится заинтересованно их обсуждать и не готовится давать достойный и адекватный ответ тем внутренним и внешним вызовам российской цивилизации, которые в случае их безответственного игнорирования или проявления гражданского равнодушия к создаваемым ими проблемам способны поставить под вопрос саму возможность буквально физического выживания подавляющего большинства россиян. Политическая коррупция по большому счету намного опаснее для будущего России, чем реальные политические вызовы и государству, и его народу, обезоруживая гражданское общество изнутри и разлагая его.
   Автор предлагаемой вниманию читателей книги излагает собственную точку зрения на смысл и значимость тех социально-политических и экономических проблем, с которыми уже столкнулась Россия второго десятилетия посткоммунистической формации или ей еще только предстоит испытать их воздействие в ближайшем будущем. Это именно те проблемы, которые действующее руководство России либо не в состоянии решать эффективно на благо всего народа, либо оно принципиально не заинтересовано в том, чтобы они находили свое решение, и потому заниматься ими не желает, "отшучиваясь" от них через посредство многочисленных телевизионных шоу или ни к чему не обязывающих интервью. Российской общественности разрешается сопереживать проблемы своей страны как бы в роли зрителей кинотеатра, на экране которого они наблюдают чередование кадров из их собственной жизни и даже могут сдержанно и тихо выражать свое сочувствие или негодование по поводу содержания увиденного, но повлиять на режиссуру ленты под названием "Мифы свободной России" не в состоянии. Не является большим полемическим преувеличением мнение некоторых отечественных политиков, утверждающих, что в демократической по действующей Конституции стране до сих пор не сформировалось гражданское общество, для обслуживания интересов которого конституционная государственность, собственно, и существует. В таких внутриполитических условиях руководящая элита получает возможность полностью приватизировать государство, вполне легально организовав "ООО РФ" и рассматривая российский народ только в качестве источника дешевой рабочей силы и источника совершенно ненужных хозяевам Общества надоедливых социальных забот. В подобной ситуации руководству страны нет нужды иметь какую-либо внятно изложенную программу государственной деятельности и тем более согласовывать ее с народом, фактически лишенным юридических прав на движимое и недвижимое государственное имущество, включая землю предков с ее полезными ископаемыми. Конечно, многочисленные политические партии России могут и обязаны выражать и защищать интересы различных слоев и групп населения, однако реалии отечественной политической жизни таковы, что ни одна из них не имеет в своем активе долгосрочной политической программы. Все они ограничились разработкой краткосрочных предвыборных платформ, которые при всем желании рассматривать в качестве серьезных программных документов никак нельзя; а многие по сути свели свою программную работу к написанию формальных партийных уставов для чисто регистрационных целей, снабдив их содержательную часть перечнем ни к чему не обязывающих или вовсе лишенных конкретного смысла абстрактных социально-политических лозунгов. Следует также учитывать, что по сугубо российской скверной традиции избирательная процедура заорганизована сверху донизу настолько, что ни о каком свободном и сознательном волеизъявлении избирателей и речи быть не может, а высшие государственные посты вообще замещаются фактически в порядке наследования или прямого назначения, как это имело место, к примеру, при передаче президентской власти от Ельцина к Путину в 1999 году.
   Настоящую книгу можно рассматривать в качестве первоначальной содержательной проработки основных идеологических и социально-политических положений программы новой политической партии, которую, по убеждению автора, необходимо создать для того, чтобы российский народ получил возможность сознательно сориентироваться в той сложной и опасной ситуации, в которой он оказался в настоящее время не без греха собственных заблуждений и ошибок. Опасность заключается прежде всего в тупиковости избранного высшим руководством пути движения российского государства. В книге дан сжатый анализ той реальной ситуации, которая не только автором, но и многими отечественными политологами прямо характеризуется как кризисная, и на основе этого анализа рассматривается достаточно широкий перечень иных путей решения стоящих перед страной и ее народом проблем. Эти конкретные предложения не имеют ничего общего с предвыборными обещаниями и агитками существующих политических партий и не ориентированы на участие новой партии в избирательных кампаниях, не имеющих никакого реального и тем более решающего значения для жизни России. Главная задача будущей партии, как ее понимает автор, состоит в творческой и организационной деятельности в направлении формирования заинтересованного в собственном существовании и ответственного перед собой и своими потомками российского гражданского общества. Политическая программа такой партии должна давать конкретные и содержательные ответы на все основные вопросы относительно процесса его формирования.
  -- Анализ ситуации в глобализующемся мире.
  
   Для того, чтобы содержательно и адекватно оценить современное состоянии России, необходимо проанализировать тенденции и перспективы развития мира как целого по его основным составляющим. Такой системный подход тем более необходим в условиях быстрого развития многочисленных политических, экономических и национальных взаимосвязей между государствами, объединениями государств и целыми регионами в условиях нарастающего процесса глобализации. Любые общегосударственные национальные программы представляются малоэффективными, если они не учитывают факт тесной взаимосвязи внутригосударственных процессов с состоянием и направлением вектора развития окружающего мира.
          -- Природные ресурсы.
   Функционирование созданной человечеством современной высокотехнологичной цивилизации определяется в первую очередь задействованными ею разнообразными ресурсами, из которых первостепенное значение имеют ресурсы природного характера. При этом развитие цивилизации на ближайшую и отдаленную перспективу зависит прежде всего от наличия природных энергетических ресурсов и степени обеспеченности ими жизненных потребностей человечества. Из всех сравнительно давно и успешно задействованных человечеством природных энергетических ресурсов, освоенных им технологически и наиболее значимых в количественном отношении, следует выделить пять видов: нефть, газ, уголь, ядерная энергетика, гидроэнергетика. Данный порядок их упоминания вполне соответствует промышленной значимости каждого ресурса на начало XXI столетия. Уточним, что имеется в виду именно значимость каждого природного ресурса как неотъемлемого компонента созданной человечеством производственной цепочки. К примеру, основным энергетическим источником для жизнедеятельности человека является солнечная радиация, однако гелиостанции как искуственные, созданные человеком энергетические объекты не имеют существенного значения в общемировом промышленно задействованном энергетическом балансе. Оценивая значимость тех или иных природных энергетических ресурсов, следует учитывать, что сами эти ресурсы имеют как чисто сырьевую, так и технологическую, экологическую и иные составляющие процесса энергетического производства. Только совокупный учет всех важнейших составляющих позволяет дать объективную оценку текущей и перспективной значимости данного ресурса.
  
   Нефть.
  
   Этот вид ископаемых минеральных ресурсов является сейчас наиболее ценным для человечеством сырьем не только энергетического, но и химического производства, без которых немыслима и сама высокотехнологичная цивилизация образца третьего тысячелетия. Жидкостная фаза нефти создает большие удобства для ее промышленного использования, особенно при транспортировке из районов нефтедобычи, а также при необходимости расфасовки в более мелкую тару самой нефти либо нефтепродуктов. Без ее широкого использования был бы неосуществим современный уровень развития автомобильного, морского и воздушного транспорта, экологически приемлемой электроэнергетики, дорожного строительства и т.д.; нефтехимия совершила переворот в промышленном и бытовом материаловедении. Во всех названных областях производства, определяющих лицо цивилизации, нефть либо незаменима, либо ее замена требует колоссальных экономических издержек.
   Оценки глобальных нефтяных запасов, почерпнутые из различных источников, довольно значительно разнятся между собой. Поскольку нефть сейчас является наиболее ходовым и вместе с тем дорогостоящим сырьевым товаром, на мировом рынке сосуществуют противоположные тенденции занижения или завышения реальных совокупных национальных запасов уже открытых месторождений и только еще прогнозируемых к открытию. Однако именно указанная конъюнктурная противоположность позволяет тем не менее дать вполне приемлемую по точности оценку нефтяных ресурсов мира при анализе достаточно больших временных промежутков. На начало текущего столетия достоверно разведанные и уже задействованные запасы нефти на планете оценивались величиной в 1 триллион баррелей; столько же нефти достаточно обоснованно предполагается открыть в обозримом будущем. В целом человечество может рассчитывать на промышленно осуществимую добычу и использование в XXI столетии около двух триллионов баррелей, или 280 миллиардов тонн (принимая 1нефтяной баррель равным примерно 1/7 тонны). Много это или мало? На начало столетия темп мировой добычи нефти (и, следовательно, ее невозвратного потребления) оценивался величиной примерно в 80 млн.баррелей в сутки. Наблюдается, однако, довольно значительный рост ежегодного мирового спроса на нефть и нефтепродукты, поэтому уровень суточной добычи непрерывно растет и к 2030 году может достигнуть величины 115 Мб/сутки. Учитывая, что в первые годы текущего столетия наблюдается существенное опережение прогнозировавшихся ранее темпов добычи нефти (например, в России как втором по значимости владельце нефтересурсов), можно принять прогнозировавшуюся нефтедобычу в 2030 г. в качестве средней величины для всего времени мировой нефтедобычи вплоть до ее полного исчерпания. Тогда получаем, что полное исчерпание человечеством всех технически доступных запасов нефти на Земле наступит не позже, чем через 47 лет. Но текущее столетие уже уменьшилось почти на 7 лет, поэтому нефти осталось на сегодня уже только на последующие 40 лет. Разумеется, это всего лишь приблизительные, усредненные оценки, однако большинство специалистов по мировым нефтересурсам полагает, что они достаточно определенно указывают на то, что при сохранении имеющихся тенденций в нефтепотреблении уже нынешнее поколение молодых людей планеты доживет до того крайне неприятного момента в истории человечества, когда о нефти в целом придется упоминать только лишь в прошедшем времени!
  
   Природный газ.
  
   Природный газ - это те же углеводороды нефти, но в газообразном виде. Этот газ - спутник нефти, их крупные месторождения обычно соседствуют друг с другом. Ценность природного газа в качестве энергетического и химического сырья не намного уступает нефти, однако речь не идет об их полной взаимозаменяемости прежде всего по чисто технологическим соображениям. К примеру, в своем первозданном виде он не может использоваться на транспорте, работающем исключительно на жидком топливе. Природный газ, конечно, можно перевести в жидкую фазу, используя сильное сжатие или охлаждение. Однако полученное таким образом жидкое топливо - это все же не бензин, не керосин и не мазут. К тому же громоздкий и тяжелый баллон со сжатым газом отнюдь не подарок для легкового автомобиля или самолета! Кроме того, сжижение природного газа - довольно неприятная и к тому же энергоемкая техническая процедура, при больших объемах представляющая серьезную проблему для газодобытчиков. Удобен газ прежде всего для бытовых целей, но для этого необходимо, чтобы эти потребители соседствовали с магистральным трубопроводом, поскольку транспортировка больших объемов сжиженного газа с помощью наземного и морского транспорта затруднительна.
   Планетарные запасы природного газа значительны - около 300 триллионов кубометров. Поскольку 1000 куб.м газа по весу эквивалентны тонне нефти, то можно говорить о примерном ресурсном паритете запасов жидких и газообразных природных углеводородов. К сожалению, из разведанных уже 125 трлн. куб.м газа примерно 50% приходится на океанический шельф (например, знаменитое Штокмановское месторождение в холодном Баренцевом море, в 600 км от побережья); но, как уже говорилось, совмещение газодобычи и сжижения природного газа - это очень непростая и затратная техническая проблема, серьезно удорожающая конечный энергетический продукт. Нефть и газ в совокупности составляют около 2/3 производимого объема мировых энергоресурсов; но поскольку мировое потребление газа сейчас вдвое уступает потребностям в нефти, причем в ближайшее десятилетие указанная пропорция вряд ли претерпит серьезное изменение в силу существующей преимущественной ориентированности мировой промышленности на нефтепродукты, то, очевидно, нефть на земле иссякнет прежде газа, поэтому прогнозисты иногда полагают возможным говорить о "газовой паузе" в истории человечества при его переходе от нефти к альтернативным источникам энергии, и прежде всего возврату к углю. Еще раз следует напомнить, что, к сожалению, природный газ не может рассматриваться в качестве полноценного заменителя нефти в основных сферах промышленного использования природных углеводородов.
  
   Уголь.
  
   Ископаемый уголь - старейший с точки зрения широкого использования в промышленности источник энергии. Его земные запасы оцениваются в 15 трлн. т. При современном уровне добычи, к примеру, каменного угля в 2,5 млрд.т/год его разведанных планетарных запасов хватит человечеству на сотни лет, чтобы насытить промышленную и бытовую энергетику. Однако у данного вида топлива имеются очень существенные недостатки по сравнению с нефтью, не связанные с его теплотворностью. Один из них, особенно раздражающий экологов - это высокая зольность угля. Уголь грязен и как объект добычи, и как шлакообразующее топливо; кроме того, он неудобен в качестве объекта транспортировки и опять-таки грязен (чтобы в этом убедиться, достаточно хоть раз подойти близко к вагону с углем!). Вдобавок ко всему уголь при сжигании выделяет в атмосферу уйму пыли и газов. Увы, совсем отказаться от промышленного использования угля человечество не может по многим причинам; более того, стремительное удорожание нефти, наблюдающееся в последние годы, предопределяет некоторое восстановление позиций угля.
  
   Ядерная энергетика.
  
   Самый молодой вид промышленной энергетики еще недавно должен был символизировать всепобеждающую мощь человеческого разума. Действительно, энергетическим сырьем для ядерных электростанций являются изотопы урана и тория, содержащиеся в сравнительно бедных рудах; однако уже разведанных месторождений этих руд достаточно, чтобы обеспечить ядерным горючим атомную электроэнергетику планеты на столетия. Современные технологии обогащения соответствующих руд и изготовления тепловыделяющих элементов позволяют создавать мощные реакторы для сотен и тысяч АЭС, оборудованных по последнему слову техники и практически не загрязняющих атмосферу. Человечество надеялось, что именно таким образом будет кардинально решена проблема обеспечения электроэнергией всех густонаселенных районов, страдающих от ее дефицита, Западной Европы в частности. Предполагалось, что переход на АЭС позволит значительно снизить удельный вес экологически грязных тепловых станций, работающих на угле. Однако в период ядерного бума семидесятых годов прошлого века от мировой общественности была по сути скрыта информация о коренном недостатке промышленной (а не экспериментальной) ядерной энергетики: проблеме утилизации отработавшего положенный срок массива радиоактивных конструкций АЭС. Во-первых, это сами тепловыделяющие элементы, содержащие ядерное топливо, подлежащие плановой замене при снижении их активности до определенного уровня. Для предотвращения тепловой разгерметизации эти элементы должны длительное время находиться в специальных бассейнах рядом с АЭС, и лишь потом, спустя годы, отправляться в места постоянного захоронения. Сама процедура утилизации ТВЭЛвов сложна и экологически небезопасна, поэтому данная проблема своего окончательного решения до сих пор не нашла даже в США, в которых именно по этой причине новые АЭС не строят с 1979 года! Напротив, Франция активно переходит на ядерную электроэнергетику, видимо, надеясь, что указанную выше проблему утилизации отработанного ядерного топлива она решит с помощью России, которая согласится на малопочетную роль общеевропейской радиоактивной свалки.
   Однако имеется еще более опасная сторона вопроса, поскольку всякая АЭС в целом - это экологическая бомба замедленного на десятки и сотни лет действия. Дело в том, что вследствие эффекта наведенной радиации, накапливающегося с годами работы ядерных реакторов станции в их конструктивных элементах, приборах, оснастке, в окружающих массивных железобетонных строительных конструкциях АЭС в целом теряет работоспособность примерно через 50 лет с момента ввода станции в эксплуатацию. Вопрос: куда же девать тысячи и даже миллионы тонн обладающего опасной для человека радиоактивностью хлама? А ведь количество работающих сейчас в мире АЭС исчисляется сотнями! Можно зарыть разобранные станции под землей. Но где? Подобных безопасных "пустырей" на планете не так уж и много, но ведь они расположены вдалеке от густонаселенных районов. Как же прикажете доставлять туда эшелоны радиоактивного лома, преодолевая расстояния в тысячи километров и соблюдая при этом повышенные меры радиационной безопасности? Не обойдется ли подобная жизненно необходимая и неотвратимая уже в ближайшие десятилетия процедура человечеству много дороже полученной от "мирного" атома электроэнергии? Удовлетворительного ответа на все эти вопросы ни у специалистов, ни у государственных деятелей нет: мир просто поставлен действиями настоящего поколения людей перед фактом уже совершенных ошибок глобального характера, а их исправлением придется озаботиться уже поколению следующему, которое еще только учится в школах и институтах. Хотя никто еще не доказал, что проблема массового захоронения отходов АЭС вообще может быть решена удовлетворительных образом. А в результате всех отмеченных сомнений доля АЭС в мировом энергетическом балансе не дотягивает до 5% и вряд ли перешагнет этот рубеж в ближайшее время, за исключением, конечно, некоторых "продвинутых" оптимистов за чужой счет.
  
   Возобновляемые источники энергии природного характера.
  
   Лидером среди них, безусловно, является гидроэнергетика, дедушкой которой можно считать водяную мельницу. Гидроэнергетику правильнее именовать гидроэлектроэнергетикой, поскольку ее единственное предназначение - преобразовывать энергию стока речных вод в электроэнергию давно известным и хорошо освоенным технологическим способом. ГЭС эффективны там, где есть горные реки либо большие равнинные. Подобная энергетика имеет существенное промышленное значение, ее вклад в мировой баланс составляет примерно 3% и имеет тенденцию к медленному росту. Почему медленному, если она принципиально и непрерывно возобновляема и экологически чиста? Дело в том, что реки приходится перегораживать плотинами для создания необходимого для работы турбин перепада высот водяных уровней. Естественно, перед плотиной образуется более или менее обширное водохранилище, иногда похожее на внутреннее море (Рыбинское водохранилище на верхней Волге). Под затопление попадают обширные, ранее обжитые пространства земли, что создает громадные проблемы экономического, экологического и нравственного порядка. Короче говоря, на больших равнинных реках где было возможно - там ГЭС уже в основном построили. С горными плотинами другая особенность: они должны быть высокими и чрезвычайно устойчивыми, чтобы выдерживать напор воды глубокого водохранилища и возможную встряску при землетрясении, что не редкость именно в горных местностях. Указанные проблемы вполне решаемы при современном уровне строительной техники, и, к примеру, Норвегия уже не мыслит себя без электроэнергии, вырабатываемой многочисленными ГЭС, созданными на ее горных реках и речушках. И все же количество удобных для строительства электростанций рек на нашей планете ограничено, и наличие определенного предела для мировой гидроэлектроэнергетики очевидно.
   Имеется множество иных возобновляемых источников энергии, таких, как энергия ветров, приливов, энергия солнечной радиации, тепла недр и других. Для них разработаны приемлемые технически и экологически решения, многие успешно реализованы. Однако всех их объединяет одно существенное но: получаемая с их помощью энергия промышленно значимых масштабов обходится человечеству значительно дороже перечисленных выше способов, а работать себе в убыток современный бизнес еще не готов. В результате мы имеем на сегодня такую перспективную вплоть до 2020 г. схему общемирового энергетического баланса: нефть 40%, газ 25%, уголь 20%, ядерная энергия 6%, возобновляемые и иные источники не более 9%. При этом львиную долю всех энергетических и прочих сырьевых ресурсов планеты будут по-прежнему потреблять страны, входящие в так называемый "золотой миллиард человечества" и достигшие высокого уровня цивилизации во всех ее основных компонентах. В частности, уже сейчас из ежедневно потребляемых всем миром 22 млн тонн условного топлива четвертая часть приходится на одни только США с их 4% населения!
          -- Народонаселение.
   Одним из важнейших показателей развития цивилизации является народонаселение; точнее сказать, количественные и качественные характеристики его изменения и тенденции их вероятного поведения в ближайшем будущем. Сейчас все население планеты достигло 6,4 млрд. человек и продолжает довольно быстро расти - быстрее, по мнению большинства специалистов, чем допускается наличием на Земле необходимых ресурсов для поддержания нормальной жизнедеятельности "среднего" человека. Что имеется в виду? На рубеже столетий темп прироста населения земного шара составил примерно 80 млн. чел/год, или 1,4% в относительных единицах. Как полагает большинство ученых, он достиг максимума, и поскольку за 20 лет не сможет существенно измениться в силу вполне понятной огромной инерционности человечества как целого, то на 70-80 млн. за год оно будет увеличиваться в течение по крайней мере первых двух десятилетий XXI века вне зависимости от любых внутри и внешнеполитических событий. Это означает, что к шести миллиардам в начале нынешнего века ближайшие 15 лет неминуемо добавят еще один миллиард. При этом следует учесть, что человечество в среднем стало намного более цивилизованным и, следовательно, значительно расширился круг его бытовых и прочих жизненных потребностей. Объективным, хотя и косвенным, показателем здесь может служить резкий рост уровня образования: в Европе и США выше 98%, что и не удивительно; в Китае 86% (на 2003г.); и даже в Индии с ее консервативным крестьянским населением он составляет 60%. Еще один не менее объективный показатель - это средняя продолжительность жизни. В странах Запада она составляет 78 лет, в развивающихся всего лишь на 10 лет ниже - а это свыше 80% всего человечества. Дополнительный миллиард людей потребует для себя соответствующего обеспечения разнообразными жизненными ресурсами хотя бы на уже достигнутом качественном уровне потребления, и прежде всего ресурсами энергетическими, дефицит которых и без того в скором времени будет ощутим всеми, особенно в части снабжения нефтепродуктами. Две противоположные тенденции - быстрое оскудение природных ресурсов и быстрый рост численности населения дают основание утверждать, что созданная человечеством цивилизация уже вступила в начальную стадию глобального кризиса, развитие которого способно привести эту цивилизацию к всеобъемлющей катастрофе.
   Общепринятый термин народонаселение подчеркивает то известное обстоятельство, что люди должны селиться на земле, поскольку в космосе для них места нет и не будет. И не вообще на земле, а только на пригодных для проживания местах, которые уже сплошь заселены и во многих районах уплотнены жильцами до немыслимых пределов. Зададимся таким вопросом: если суша везде, где возможно, населена людьми "под завязку", то где должен будет расселяться ожидаемый и частично уже рожденный новый миллиард "хозяев планеты"? Даже беглый взгляд на географическую карту мира дает однозначный ответ на поставленный вопрос. Малонаселенные места на планетарной суше известны, но, увы, далеко не все пригодны для обитания человека. Практически весь Австралийский континент - это безводная жаркая пустыня, в которой цивилизованная жизнь невозможна. По тем же самым причинам отпадают африканская Сахара и Аравийский полуостров. Обширные джунгли Южной Америки столь же не годны для проживания, как и пустыни, хотя и по прямо противоположным причинам. Тропические леса, конечно, можно вырубить, но человечество еще не настолько одурело, чтобы лишить себя естественных легких, снабжающих его кислородом. Слабо заселены и территории восточнее Каспия - но это опять-таки почти безводные пустыни. Обводнить их можно только за счет поворота сибирских рек, но русские-то в этом совсем не заинтересованы, да и экологи возражают резко и аргументированно. Громадные пространства Тибета тоже пустынны: воздух его нагорий слишком разрежен, и опять-таки нет в достатке речной воды, которая в гору не течет. Таким образом, остаются только два региона, пригодных для цивилизованного заселения: Канада и российская Сибирь. Совершенно очевидно, что "уплотнять" канадские заповедники пришлыми, которым негде жить, не позволят прежде всего США, трепетно относящиеся к девственной природе северной части континента. А нелегальная миграция на Североамериканский континент пресекается без особого труда катерами береговой охраны. США и Канада не имеют желания предоставлять кому-либо свои малонаселенные земли, и у них имеется достаточно сил и средств "закрыть" эту проблему навсегда. Ситуация же с Сибирью представляется более сложной. Если уж 135 миллионов россиян недостаточно для создания на территории восточно-европейской равнины столь же развитой инфраструктуры жизни, какая наблюдается, к примеру, в соседней Западной Европе, то проживающих в Сибири 10 миллионов просто смехотворно мало, поскольку территория за Уралом вместит сотни миллионов желающих туда переселиться при наличии соответствующих инвестиций со стороны. Именно подобная идея и вынашивается прежде всего в головах китайских руководителей, озабоченных проблемой обеспечения жизненным пространством своего почти полуторамиллиардного народа, который к тому же ежегодно увеличивается в среднем на 10 миллионов. Пока что все ограничивается с их стороны риторикой по поводу исконных прав Китая на большую часть Сибири да усиленной нелегальной миграцией китайцев через Амур. Однако более близкое знакомство с динамикой современных демографических процессов в Китае убеждает в том, что ниже 10млн/год темп прироста его населения опуститься не может; это предел, ниже которого государству грозит опасная нестабильность. Но ведь 100 млн за десятилетие - это катастрофически много в наш цивилизованный век: любая власть надорвется, пытаясь обеспечить столь огромный приток молодежи работой и приличными условиями жизни, которые подразумевают и обеспечение жизненным пространством. Воевать с Россией за Сибирь Китай пока не может, но ведь и медлить его руководству тоже нельзя, ибо демографический "печатный станок" работает без остановки!
   Не только Китай страдает сейчас от безжалостного демографического пресса. Ситуация в Индии еще более плачевна: уже в течение длительного периода времени ежегодный прирост ее населения составляет 16-18 млн. чел., т.е. скорость роста ее населения в процентах ровно вдвое превышает китайские показатели - и это при том, что территорией миллиард индусов обеспечен хуже, чем соседний Китай. Интересно, однако, что оба азиатских громадных человеческих муравейника по относительным показателям скоростей размножения (0,9% и 1,7% в год) следует отнести к середнячкам, таким же, как США (0,9%) и вся Латинская Америка (1,1%). Современные демографические процессы полны контрастов, которые неспециалистам иногда трудно разглядеть за усредненными показателями. Так, например, Запад в целом в последнее десятилетие прошлого века имел стабильный темп прироста населения в 0,5%, и это при том, что прирост США составлял 0,9%, а Западная Европа застыла вблизи нулевой отметки, причем стабилизация численности ее населения была достигнута благодаря мигрантам из мусульманских стран, тогда как коренное европейское население медленно, но неуклонно уменьшается из-за нежелания европейцев отягощать свою сытую жизнь семейными заботами и многодетностью. Но самый поразительный феномен дает нам исламский мир (условная совокупность стран, в которых большинство граждан являются мусульманами), именуемый также Исламской цивилизацией. По численности она примерно равна Индии, но дает ежегодный прирост в 28 млн. человек (2,6%). Если же учесть, что в Индии мусульманская диаспора насчитывает 120 млн., то реально исламский мир, объединенный своей авторитетной и строгой религией, прирастает на все 30 млн. за каждый год; при этом нет никаких оснований для снижения скорости мусульманского демографического экспресса, поскольку религия Ислама не приветствует вмешательство светской власти в дела семьи и тем более в вопросы деторождения. В немалой степени подобный опасный для соседей мусульман демографический прогресс подпитывается фантастическими доходами от продажи нефти, запасами которой судьба одарила исламский мир очень щедро. Но свободных земель у него, увы, тоже нет, поэтому именно он испытывает наибольшее и стремительно нарастающее изнутри давление, вызванное перенаселением. Очевидно, что долго выдерживать его напор государственные границы и политические системы не смогут. Таким образом, отмеченный выше глобальный кризис существующей цивилизации усугубляется опасной неравномерностью развития, которая только способствует ускорению его движения к катастрофическому пределу.
          -- Эрозия среды обитания.
   Благодаря просветительским усилиям экологов мир в целом постепенно осознал как степень грозящей ему угрозы вследствие безответственного отношения к чистоте окружающей человека среды, так и необходимость принятия масштабных и безотлагательных мер по ее оздоровлению или хотя бы заметному торможению опасных для экологии жизни процессов. Однако сам по себе положительный факт осознания грозящей беды и принятие действительно эффективных и всеобъемлющих мер для ее предотвращения разделяет пропасть, вырытая созданной человечеством цивилизацией, причем пропасть прежде всего концептуального характера, что, собственно, и мешает навалиться на мировую экологическую проблему "всем миром". Две фундаментальные причины не позволяют навести через эту пропасть широкий и надежный мост: потребительский характер цивилизации и движущая сила бизнеса. Человечество в целом и каждый человек в отдельности стремятся любыми способами увеличить потребление жизненных благ, и прежде всего материальных; увеличить любыми доступными средствами. Успешность прожитой жизни человек склонен оценивать достигнутым им уровнем потребления. Материальные и моральные издержки рассматриваются как неизбежные сопутствующие составляющие процесса потребления, расширяющегося количественно и качественно. Рукотворное ухудшение экологии среды обитания и есть один из видов неизбежных издержек, с которым приходится мириться именно в силу его неизбежности. В современных мегаполисах мира от промышленной и бытовой грязи, как говорится, не продохнуть; но только мегаполис гарантирует человеку общий высокий уровень личного материального и духовного потребления по сравнению с провинцией - и поэтому люди стремятся жить именно в чадящем аду современного городского многомиллионника. Что касается капиталистического бизнеса, равно мелкого или крупного, то он теряет смысл без прибыльности. Формула его успешности проста: достижение максимальной финансовой продуктивности при минимальных затратах. Поскольку экология по своей сути затратна и практически неокупаема с утилитарно деловой стороны, то глобальный бизнес, естественно, стремится минимизировать общение с ней, несмотря ни на какие призывы и прямые законодательные меры. В результате потребности человека, бизнес и экология в условиях современной цивилизации как бы сосуществуют друг с другом как соседи, но не как единомышленники.
   Реальность предоставляет нам большое разнообразие уродливых форм подобного сосуществования. Некоторое время назад экологи обратили внимание общественности на истончение озонового слоя в верхних слоях атмосферы - того самого слоя, который предохраняет все живое на поверхности Земли от губительного ультрафиолетового излучения Солнца. Быстро нашли козла отпущения - фреон холодильных установок, хотя убедительных доказательств того, что бытовой фреон мог серьезно повлиять на глобальные атмосферные процессы, происходящие к тому же на высотах 20-30 км, учеными не было предъявлено. Зато вне подозрения были оставлены самолеты и ракеты, особенно боевого применения, выхлопы которых содержат окись азота, разрушающую озон. А ведь на них и надо было бы обратить внимание, поскольку сфера их применения как раз соседствует с верхними слоями атмосферы, где и накапливается озон. Но разве представители "золотого миллиарда" человечества согласятся ограничивать себя в выборе вида транспорта или хотя бы ограничить интенсивность своего передвижения по воздуху, не говоря уже о проблеме совершенствования вооружений? Тему, как говорится, "закрыли". При этом вывели из-под удара заодно и автомобильный транспорт, который в совокупности выбрасывает в атмосферу гораздо больше окиси азота, чем авиация и ракеты. Рядовые американцы и европейцы не представляют своей жизни без автомобилей, которые иногда именуют визитной карточкой цивилизации. И поэтому экологов продвинутая общественность заинтересованно слушать не будет, любая аргументация которых - глас вопиющего в пустыне! Мы еще вернемся к жизненно насущной автомобильной тематике, а пока обратим внимание на своеобразную контраргументацию против апокалиптических предупреждений большинства экологов.
   Считается, что человечество уже вышло на глобальный уровень влияния на многие естественные процессы, происходящие на Земле. Исходя из подобного убеждения, имеющего скорее идеологическое основание, нежели научное, возникло подозрение, что именно деятельность современного человечества спровоцировала в наши дни глобальное потепление, факт существования которого никто уже всерьез не отрицает. К сожалению, вред от такого глобального явления не ограничится интенсивным таянием ледников, подъемом уровня мирового океана и затоплением громадных участков суши: катастрофа ожидает Петербург и Венецию; целые прибрежные страны, такие как Голландия и Бангладеш. Потепление спровоцирует глобальный разбаланс всей сложившейся экосистемы планеты, последствия которого полностью предугадать не представляется возможным; не исключено, что они могут оказаться гибельными для человечества уже через считанные десятилетия. Но вполне возможно, что вина человека в наступлении периода потепления на Земле не столь уж велика и может оцениваться 15%. Дело ученых обсуждать, кто и как сумел подсчитать эти проценты, какие именно модели и их параметры следует закладывать в компьютеры. Мы же можем ограничиться вполне доступным, понятным и убедительным аргументом. В октябре 1955 г. началось довольно сильное вулканическое извержение сопки Безымянной на Камчатке, завершившееся через четыре месяца ее взрывом. Одного только вулканического пепла было выброшено около миллиарда куб.м; по весу не менее поступило в атмосферу различных опаснейших для живых организмов газов. Такой единовременный выброс пепла и газов вполне сопоставим по вредности воздействия на экологию планеты с тем, что создают за целый год бегающие сейчас по поверхности планеты 400 млн. автомобилей, сжигающие за год в своих моторах около полумиллиарда тонн бензина. Однако какого-либо заметного влияния на экологию планеты от данного извержения отмечено не было. А ведь действующих вулканов на Земле много, все они загрязняют атмосферу ядовитыми и парниковыми газами (к ним относится углекислый газ), и у человечества нет никакой возможности надеть на их жерла фильтры наподобие тех, которыми снабжают трубы тепловых электростанций. Так что небезосновательны позиции тех ученых, которые считают, что глобальные последствия жизнедеятельности человеческой цивилизации не столь значимы, как это представляют наиболее рьяные блюстители экологической чистоты. В XIX столетии только в результате взрывного извержения двух вулканов Индонезийского архипелага - Тамбора (1815г.) и Кракатау (1883г.) из недр было выброшено примерно 100 куб. км раскаленных материалов, значительная часть которых попала в атмосферу. Экология планеты в целом заметно не пострадала (по крайней мере в России никаких последствий отмечено не было) - а ведь сейчас человечество сжигает за год всего лишь один(!) куб. км угля. Выводы, как говорится, напрашиваются сами собой - но только в отношении именно глобальных процессов, а не локальных, которые как раз наиболее болезненны для человечества. Поясню, о чем идет речь.
   Не нужно чрезмерно обольщаться относительно научных, технологических и энергетических возможностей человечества, населяющего планету Земля. На многие десятилетия, а, возможно, и столетия вперед его совокупная мощь не сравнится с мощностью естественных процессов на Земле, управляемых геологическими, планетарными и космическими воздействиями. Влияние на их ход и тем более регулирование - это пока что мечта, реализуемая лишь в произведениях фантастов. Более важной и выполнимой задачей является их прогнозирование и выработка обоснованных рекомендаций по проведению мер сугубо защитительного характера. Указанная задача должна осуществляться параллельно и независимо от международных соглашений относительно сугубо человеческого фактора воздействия на среду обитания человечества в целом (примером служит известный Киотский протокол о регулировании промышленных выбросов в атмосферу Земли). Увы, долженствование отнюдь не является для многих государств обязанностью. Россия и другие страны бывшего СССР, занимающие огромные территории, дают пока что мизерный вклад в научное прогнозирование, хотя человеческие и финансовые ресурсы для проведения столь необходимой работы у них имеются. Неуверенное прогнозирование общих параметров текущей погоды - это все, что считают нужным финансировать экологически малообразованные власти, да и то лишь для поддержания традиционного имиджа ТВ.
   Совершенно иначе обстоят дела с локальной, но стремительно прогрессирующей эрозией среды обитания человека. Ее движущей силой является исторически долгая эволюция процесса расселения людей на планете, идущая от преимущественно равномерного заполнения людьми пригодных для жизни участков земли к неравномерному, характеризующемуся образованием больших, но компактных по площади поселений, представляющих из себя города с более или менее развитой пригородной инфраструктурой. Ярким примером таких современных поселений служат мегаполисы, являющие собой лицо современной цивилизации. В прежние века процесс территориальной локализации расселения людей обеспечивался преимущественно за счет строительства новых городов; в наше время новые города уже не строят, а процесс локализации перешел в фазу укрупнения и уплотнения существующих мегаполисов и близких к ним образований. Вне городов изменения среды обитания человека вынужденно вписываются в существующую природную среду, а вот мегаполисы - это совершенно новый тип среды обитания, искусственный и сплошь и рядом совершенно подавляющий природные особенности данной местности. Современный продвинутый представитель господствующей цивилизации - это житель многомиллионного мегаполиса (Нью-Йорка, Лондона, Токио, Москвы), живущий в искусственной среде по искусственным законам, практически не связанным с человеческими обычаями, согласованными с природной естественной средой. Боясь оказаться вне цивильных условий жизни и предоставляемых ею возможностей материального и социального характера, человек вынужден мириться с ухудшением экологии собственной жизни, следствием чего является ухудшение его физического и нравственного здоровья. В мегаполисах концентрируется значительная часть промышленности и автотранспорта, на его окраинах обычно размещаются крупные промышленные объекты химической индустрии, теплоэлектроцентрали, аэродромы и прочие "неудобные" с экологической точки зрения объекты. Складывается парадоксальная ситуация: люди стремятся жить на искусственно благоустроенных городских территориях, воздух которых в 2 тыс. раз "богаче" вредным для здоровья свинцом, чем морской, и по крайней мере в 20 раз более загрязнен, чем прилегающий загородный. Развитая городская медицина позволяет хоть как-то ослабить вопиющий экологический негатив, но он приобрел уже такие масштабы, что медицина постепенно превращается в своего рода психологическую терапию, поскольку реально защитить человека от десятков тяжелых болезней одновременно не представляется возможным. Городские медучреждения забиты больными, чего не наблюдается в провинции, жители которой имеют значительно меньше поводов для обращения к врачам. Общеизвестно, что болезни сердца, рак и нервные заболевания лидируют в городах, но в сельской местности они поражают здоровье людей значительно - в разы! - реже. Следует учитывать, что города наши предки закладывали вблизи удобных источников питьевой воды - то есть в низинных местах: долинах и устьях рек, на берегах защищенных от ветров морских заливов. Со временем города разрослись, и их низкое расположение относительно окружающей территории только усугубило городскую экологию, препятствуя быстрому удалению загрязнений над городами в ветреную погоду. Штиль над любым мегаполисом почти всегда сопровождается убийственным для здоровья смогом!
   Естественно задать в связи со сказанным выше вопрос: а разве полвека назад, в начале периода бурного и практически неконтролируемого роста мегаполисов, ученые не предупреждали власть имущих о том, что процесс локальной концентрации населения в мегаполисах создаст трудноразрешимые экологические проблемы именно для их населения - а это сейчас обычно около 50% населения индустриально развитых стран? Предупреждали, конечно, но не слишком обоснованно и настойчиво: инерция успешного развития потребительской цивилизации затуманила здравый смысл и политикам, и бизнесменам, и простым обывателям. Более того, международные прогнозы развития человечества на обозримое будущее зачастую давали совершенно неверную картину развития цивилизации, притом имеется серьезное подозрение, что якобы независимые ученые сознательно вводили мировую общественность в заблуждение. Приведу наиболее яркий пример, иллюстрирующий сказанное. Немецкие ученые Х.Байнхауэр и Э.Шмакке к началу последней трети прошлого столетия опубликовали книгу "Мир в 2000 году" (русский перевод 1973 г.), представляющую из себя краткий свод международных прогнозов относительно развития цивилизации на ближайшие 30 лет, то есть до начала XXI столетия. В частности, они прогнозировали, что ядерное топливо станет основным энергоносителем 80-х и 90-х годов, а его доля в мировом энергобалансе достигнет в 2000 г. величины 25-26%. Реальность, как мы теперь знаем, оказалась совершенно иной: 6-7% в 2000 г. с перспективой снижения до 4% к 2020 г. Пришлось учитывать проблему захоронения радиоактивных отходов - и уже только по этой причине человечество к концу 70-х годов вовремя одумалось! А если бы не одумалось и приняло на веру научные прогнозы, подобные вышеприведенным? К примеру, вблизи Москвы построили бы одну мощную АЭС вместо нескольких ТЭС на мазуте. Да случись на ней авария, подобная Чернобыльской 1986 года - и вся Москва была бы объявлена мертвой зоной, не пригодной для жизнедеятельности человека в течение ста лет! (В качестве справки: зона отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС после аварии на ее четвертом энергоблоке представляет собою круг радиусом 30км, что по площади как раз примерно совпадает с границами современной Москвы).
   Итак, экологическая эрозия среды обитания человека на планете имеет преимущественно точечный характер, но именно в подобных "точках" и концентрируется экологическое неблагополучие современной цивилизации, что опять-таки вынуждает нас постулировать и в этой важнейшей области функционирования современной цивилизации наличие трудноразрешимого кризиса. В самом деле, оздоровление мегаполисов фактически означает превращение городов в подобие "спальных районов" при дополнительном резком ограничении использования автотранспорта на жидком и газообразном топливе, куда, естественно, попадает весь личный автотранспорт горожан. Столь радикальные мероприятия в масштабах страны и тем более мира потребуют немыслимых затрат, что в условиях нарастающего энергетического кризиса абсолютно невыполнимо. Да и само человечество в целом, а не только его властные представители, не готово осознать свое незавидное положение пассажиров экспресса, мчащегося в тупик, где кончаются рельсы...
          -- Социальная, экономическая и политическая сущность потребительской цивилизации.
   Нет общепринятых определений цивилизации, и связано это прежде всего с большим разбросом ее основных характеристик, наблюдающимся даже среди относительно однородной по уровню развития группы стран. Подобная ситуация всегда имела место в прошлом, и мало что в смысле разнообразия изменилось в настоящем. Даже в эпоху владычества Рима цивилизацию нельзя именовать только латинской, поскольку восточнее Персии народы жили по совершенно иным законам и исповедовали иные религии с иными морально-этическими ценностями. В средние века человечество разбилось на множество сравнительно обособленных цивилизационных групп по этническому, религиозному и территориальному признакам. В настоящее время, несмотря на вхождение человечества в период интенсивной глобализации, историки и политологи считают возможным утверждать о существовании девяти (!) геоцивилизаций, в совокупности слагающих существующую мегацивилизацию современного человечества: западной, православной, исламской, конфуцианско-буддистской, индуистской, латиноамериканской, российской, японской и африканской. (Примечательно, что образу жизни россиян и японцев в остальном мире не нашлось удовлетворительных аналогов). Тем не менее имеется возможность указать общий подход к вопросу об идентификации цивилизации вообще вне учета дискредитирующих ее признаков самоидентичности.
   Функционирование любого государственного организма определяется наиболее общей и потому универсальной триадой: производство - потребление - ресурсы, при этом составляющие триады взаимозависимы сложным образом, не выявляемым иногда при поверхностном анализе. Если в рамках данной цивилизации составляющие триады непротиворечиво взаимосогласованы, то можно говорить о бескризисном характере ее развития на некоторый будущий промежуток времени; напротив, если рассогласование налицо, то кризис в развитии цивилизации неизбежен, и вопрос заключается лишь в конкретизации времени наступления отдельных его фаз. Рассмотрим подробнее сложившееся на настоящий период времени состояние внутреннего взаимодействия цивилизационной триады. Удобнее начать анализ с ее центрального члена - потребления. Желание увеличивать количество и качество личного потребления - наиболее древняя и устойчивая страсть человека, страсть стихийная и трудноподавляемая. Она представляется настолько естественной и морально оправданной, что именно ее полагают движущей силой исторического прогресса человечества, который и привел его к созданию современной высокотехнологичной цивилизации, способной удовлетворить самые немыслимые в прошлом желания индивида в материальной и духовной сферах потребления. Подавляющая масса людей озабочена только сферой личного потребления, меньшинство же видит ее в сфере власти над потребителями; к нему следует отнести государственных деятелей, политиков, крупных бизнесменов, церковных иерархов и многих других представителей ориентированных на управление и власть групп населения. В желании власти народы в целом также не видят ничего дурного, иначе до недавнего времени не были бы в ходу расхожие лозунги о покорении природы и космоса (Запад) или о борьбе до полной победы над капитализмом (российский Ленинизм). Победитель всегда прав!
   Запросы потребителей призвано обеспечивать производство товаров и услуг. В рамках натурального хозяйства спрос, производство и потребление не выходят за пределы деятельности индивида и призваны обеспечивать его личную жизнь как таковую. В рамках же развитой цивилизации производство носит преимущественно общественный, товарный характер, при этом, как обычно полагают, спрос, который формируется желанием расширенного потребления, и товарное предложение, создаваемое путем общественного производства любых форм, связаны простым императивом "спрос определяет предложение", имеющим силу всеобщего статистического закона наподобие второго начала термодинамики. В отличие от природы, однако, статистические законы в обществе действуют не столь однозначно, поскольку опосредованы человеческой личностью и ее психологией, которые, конечно, тоже можно усреднить через понятие "толпа", но все равно неуничтожимая психологическая составляющая становится как бы равноправным действующим игроком мировой цивилизации. В наше время ее глобальное значение настолько возросло, что имеет смысл утверждать о существовании и второго закона, параллельного вышеизложенному, но противоположного по диктуемому им направлению взаимодействия в триаде: "экономика продуцирует спрос". Данный закон утверждает, что качественное разнообразие продукции и услуг, предлагаемых человеку современной цивилизацией, выросло настолько, что теперь уже производство и его товарный ассортимент формируют потребности человека. Именно производство формирует непрерывно обновляемый перечень товаров и услуг, использование которых позволяет потребителю находиться на уровне, соответствующем современной потребительской моде; невозможность их приобретения создает у потребителя под влиянием общественной моды ощущение своей ущербности вне зависимости от того, считает или нет данный потребитель навязываемый ему перечень товаров и услуг действительно необходимым для его конкретной жизни, для труда и отдыха. Не только условия труда, но и условия быта формируются вне и независимо от конкретной личности, а спрос определяется теперь только финансовыми и иными возможностями удовлетворения продуцируемых производством потребностей. Нетрудно понять, что взаимодействие обоих законов в конечном счете способствует резкому увеличению потребительского спроса, что сейчас и наблюдается как в странах, относимых к успешному "золотому миллиарду" человечества, так и в развивающихся странах, причем в последних оно проявляется особенно сильно (примером может служить Россия) и способно даже приводить к кардинальной смене национально-политических ориентиров считавшихся устойчивыми государственных образований. Уместно в связи со сказанным спросить: а зачем, собственно, производству обременять себя проблемами формирования новой потребительской психологии обывателей и расширять его и без того уже достаточно объемный потребительский кругозор? Производство - это основная форма бизнеса, а последний функционирует в строгом соответствии с законом прибыльности; так же, к примеру, в любой живой организм заложена генетическая программа борьбы за сохранение его физического существования. Искуственное продуцирование спроса расширяет возможности для получения дополнительных прибылей. Бизнесу, а если быть точным, деньгам, вкладываемым в него, нужен оборот, а оборот обеспечивает покупатель. Поэтому бизнес жизненно заинтересован в увеличении не только количества своих потенциальных покупателей, но и в расширении их потенциальных потребностей, которые он воспитывает своими новыми предложениями, рекламой и самой сутью стандартов цивилизованной жизни. Наивно поэтому предполагать, что бизнес может отказаться от возможности получения торгового барыша на заведомо ненужном или даже вредном спросе. Наиболее ярким примером справедливости подобного пессимистического утверждения может служить наркобизнес и продуцируемый им спрос, давно уже ставшие глобальными и интернациональными, задолго до появления самого понятия глобалистика. "Быдло должно тратить средства на вещи, ему не потребные!" - таков деловой императив производственного бизнеса современной потребительской цивилизации, являющийся ее своеобразным идейным локомотивом, спешащим, как уже говорилось, в никуда.
   Американский политический и деловой мир довел функционирование описанных выше законов цивилизации до недосягаемого совершенства, сделав их господство над разумностью и справедливостью абсолютным. Глобалистика американцами рассматривается в качестве служанки в их господском доме, каковым они убежденно считают всю планету, принужденную самой историей быть сферой их национальных интересов. Интересно, что Америка довела свои потребности до такой степени, что в целом в стоимостном выражении она потребляет намного больше, чем производит сама. Иначе говоря, мировая валютная система позволяет ей кормиться за счет остального мира, то есть снимать ренту не с реальных товаров и услуг, а с виртуальной ценности долларовой зелени. Увы, пример американцев заразителен, по их широкому следу идет Европейский союз, а в масштабах России аналогичным образом по отношению к собственному народу ведут себя представители крупного чиновничества и бизнеса. Ничем принципиально не сдерживаемый рост потребностей, вернее, моды на них, приводит к тому, что жизнь стремительно дорожает, а вместе с ней растет и энергопотребление, дефицит которого уже непосредственно ощущается всем мировым сообществом. Реализация растущих потребностей усложняет организм цивилизации, равно как и быт ее индивидуумов, а, как установлено, чем сложнее организм, тем больше энергии связано с его функциональной деятельностью и тем хуже усваивается им энергия. К.п.д. простейших неизмеримо выше, чем высших, причем речь идет, естественно, не только о чисто физическом потреблении энергии. За высшие уровни организации жизни приходится дороже платить! Но поскольку для человечества психологически неприемлем вариант возврата в более примитивное прошлое, то мы опять-таки приходим к тому уже сделанному ранее выводу, что самопроизвольная рационализация потребительской цивилизации невозможна или крайне маловероятна. Два первых члена ее триады как бы подталкивают ее к ускорению движения по уже выбранному пути, рельсы которого впереди разобраны третьим членом триады - ресурсами, как чисто природными, так и сугубо человеческими.
   Современная структура потребляемых ресурсов сложна, поскольку опосредована двумя другими членами триады, прямо зависящими от человека. Наиболее понимаема и прогнозируема ситуация с так называемыми пассивными природными ресурсами, такими как ископаемые минеральные ресурсы, в том числе энергетические, ресурсы пресной воды, экологические: они частично или полностью необратимо иссякают, причем этот нежелательный своими последствиями процесс принципиально отличает современную цивилизацию от всех исторически предшествовавших ей форм. А именно, только современная истинно потребительская цивилизация впервые поставила вопрос о полном иссякании полезных ископаемых планеты вообще и общем кризисе человечества, который ставит под вопрос саму возможность продолжения его дальнейшего существования в качестве глобально значимой составляющей планетарной и тем более космической жизни. Определенные надежды на более оптимистические варианты грядущего исторического бытия человечества связаны у нас с верой в могущество научного мышления, способного в любых сложных ситуациях находить приемлемые решения. А именно, существует устойчивая вера в то, что в природе и ее законах скрыты пока что не известные ученым или не задействованные в должном объеме ресурсы, которые позволят быстро и эффективно решить прежде всего наиболее болезненную и опасную энергетическую проблему и обеспечить данную цивилизацию энергетикой по крайней мере на столетия вперед в объемах, намного превышающих уже достигнутые на сегодня уровни потребления. Ужесточает ситуацию крайний дефицит времени, отведенный человечеству для нахождения таких источников энергии и их промышленного освоения в глобальных масштабах - не более 20-40 лет, после чего энергетический дефицит может привести к катастрофическим последствиям для жизни всего человечества. Верить, разумеется, никому не запрещается; но вера, облекаемая в форму научного прогноза, представляет большую опасность, поскольку способна совершенно неверно сориентировать тех людей, которые в силу своего общественного положения обязаны принимать решения относительно долгосрочных планов развития мирового сообщества в целом, отдельных стран и отдельных отраслей производства, включая приоритетные направления научных исследований. Приведу еще один пример ошибочного научного прогноза из упомянутого выше труда Х.Байнхауэра и Э.Шмакке относительно перспектив использования энергии ядерного синтеза, экологическая чистота которой и практическая неисчерпаемость необходимых для термоядерной реакции изотопов водорода позволяли рассматривать этот источник энергии самым великим подарком природы человечеству, хотя оно и приступило к его освоению через создание водородной бомбы. В рамках тридцатилетнего прогноза предполагалось, что с научной и технической стороны проблема будет решена к 1985 г., затем в течение непродолжительного времени будут построены первые прототипы термоядерных электростанций, а широкое промышленное использование нового вида энергии начнется в 2000 г. Теперь, в 2007 г., мы имеем возможность оценить эффективность считавшихся объективными научных прогнозов, финансируемых слишком заинтересованными в собственной рекламе политическими и экономическими структурами. К 1985 г. пришлось добавить как минимум 30 лет, чтобы увидеть в металле некий осязаемый макет термоядерного электрогенератора, который будет создаваться на территории Франции под общим научным руководством академика Е.П.Велихова. Уровень заинтересованности и ответственности главных проектировщиков можно оценить по их серьезному возрастному цензу. А ведь в начале семидесятых годов имелись и совершенно иные прогнозы, которые могли бы отрезвить человечество и заставить его серьезнее относиться к проблеме борьбы с глобальным дефицитом энергии. Потеря 30-40 лет из-за недомыслия или прямого обмана может в скором времени очень дорого обойтись современной цивилизации!
   Теперь уже стало совершенно очевидным даже заядлым оптимистам из лагеря прогрессистов, что хочет того человечество или нет, но ему в скором времени придется приводить формы и масштабы производства и потребления в соответствие с реальными жизненными ресурсами и прежде всего с наличием природного минерального сырья. Господствующие сейчас формы управления и стимулы развития экономики не позволяют до наступления явных проявлений грядущего кризиса начать осуществление глобального реформирования цивилизационной триады, чтобы привести ее в бескризисное состояние или хотя бы значительно отсрочить катастрофический этап развития, если, конечно, это действительно возможно. Конкретно, существующие сейчас политические формы организации государств и их региональных объединений не способны развернуть бизнес на принципиально новый путь взаимоотношений в триаде, на котором принцип прибыльности должен занять подчиненное место по отношению к принципу общественной необходимости. Капитализм отпадает сразу по самой сущности своего экономического функционирования, благодаря господству которой он и завел существующую цивилизацию в исторический тупик. Любая модернизация и глобализация в рамках капиталистической системы только ускоряет движение человечества к шлагбауму, за которым пути уже нет. В частности, прогресс в электронных средствах передачи информации несомненно подгоняет ход цивилизации, завлекая в него все новые массы людей, жаждущих повысить свои потребительские возможности, но тем самым еще более сужает временные рамки для принятия человечеством непопулярных, но совершенно необходимых решений. Политический или религиозный тоталитаризм (прошу не путать его с общественным и тем более с экономическим!) представляет собой современную форму прямого насилия власти над народом, с какими бы целями такое насилие ни осуществлялось. Приказная экономика и работа "из-под палки", присущие подобной форме организации общества, неэффективны, а ведь именно экономику и потребуется кардинально реформировать для обеспечения ее функционирования в значительно более сложных условиях, причем в сознательном и добровольном реформировании должно принимать участие все общество. Одного печально известного примера СССР должно быть достаточно, чтобы вразумить новых последователей политического коммунизма, который предполагал создать новую потребительскую цивилизацию, идя другим, нежели капиталистический, путем. Советская форма организации общества оказалась совершенно неэффективной даже при тотальной эксплуатации объективно ложного, но понятного и приятного слуху обывателя лозунга "всеобщего и неограниченного материального и духовного благоденствия", а идеология марксизма умерла вместе с исторически неизбежным размыванием пролетариата как объединенного едиными социальными интересами класса. Сугубо националистические формы государственности совершенно не вписываются в процесс развития общепланетарной цивилизации именно своей сепаратной сущностью, а сепаратизм с глобализмом ужиться в принципе не могут. Наиболее гибкой и прогрессивной современной формой общественного политического устройства является, несомненно, демократический социализм. Однако гибкость его всего лишь кажущаяся, поскольку избираемая реально демократическим путем власть всецело зависит от воли и настроений избирателей - то есть "толпы", инстинктивно исповедующей чисто потребительский образ жизни. Развернуть свои народы на новый, более адекватный складывающимся глобальным реалиям путь существования, идущий вразрез с их патриархальными потребительскими инстинктами, слишком зависимая от избирателей власть не захочет, да и реально не сможет. Кроме того, избиратели в экономически успешных странах давно уже потеряли всякую веру в существование какой-либо объединяющей мир доктрины развития, изложенной хотя бы на бумаге в удобоваримой форме. В данном случае ситуация несколько напоминает миф о грядущем разливе мирного моря термоядерной энергии: о нем много говорят, но мало в него верят. В результате каждый реально преследует свои чисто личные, узкокорыстные интересы, будь он простой обыватель или модный политик, не говоря уже о бизнесменах. И, главное, сегодняшняя молодежь в массе своей не готова и вообще не склонна всерьез задумываться над проблемой потребления, реально угрожающей превратить именно ее будущее в эпоху глобального кризиса человеческой цивилизации, который может привести к самым непредсказуемым последствиям.
          -- Перспективы развития потребительской цивилизации на ближайшие десятилетия.
   Земная цивилизация нашего столетия уже вошла в скрытую фазу развития глобального кризиса, который в своем явном виде затронет все жизненно важные сферы жизни человечества в планетарном масштабе и неминуемо приведет к катастрофическому ее ухудшению. Наиболее слабое и вместе с тем важнейшее звено в цивилизационной триаде производство - потребление - ресурсы, конечно же, нефть, запасы которой на планете стремительно сокращаются. Полученную выше оценку в 40 лет времени полного исчерпания предполагаемых планетарных ресурсов нефти следует считать оптимистической. Наиболее богатые месторождения нефти израсходованы примерно на 50%, открытие других, столь же крупных и потому удобных, не предполагается. Тогда, как ожидается, ближе к середине столетия мировая добыча нефти неминуемо упадет до 10-15 миллионов баррелей в сутки, что на порядок меньше современных потребностей. Следовательно, острейший дефицит нефти возникнет намного раньше! И это еще не самая большая грядущая проблема "нефтяной" цивилизации. Промышленно развитые страны потребляют большую часть добываемой в мире нефти; их экономика технологически ориентирована именно на этот наиболее удобный вид природного сырья, что, собственно, и предопределило их успехи в общем развитии. В частности, США потребляют нефти на душу населения более чем в 10 раз по сравнению с Индией, имеющей вчетверо большее население. Аналогичны сопоставимые параметры и по большинству других развивающихся стран. Если граждане развивающихся стран смогут найти средства и возможности для значительного увеличения уровня своего личного потребления, то потребности в нефтепродуктах неминуемо увеличится в разы! В самом деле, сейчас в Германии потребление электроэнергии, расходуемой только на бытовые цели, сравнялось с потреблением электроэнергии всей ее промышленностью: холодильники, телевизоры, компьютеры и десятки наименований других необходимых цивилизованному человеку приборов потребляют уйму энергии! И если к цивилизованному быту будут приобщатся новые сотни миллионов и миллиарды людей - а это и есть генеральная линия развития потребительской цивилизации, поощряемая глобализацией, которую уместнее именовать "вестернизацией" - то не только резко сократятся сроки исчерпания земных нефтяных ресурсов, но в силу простой технической невозможности значительного увеличения темпов добычи нефти наступит "нефтяной голод" даже при наличии достаточных ресурсов в нефтедобывающих странах. А ведь мы еще не учли ежегодный физический прирост потенциальных потребителей дефицитного энергетического сырья не менее чем на 70 млн. человек ежегодно! Вывод очевиден: нефтяной кризис планетарного масштаба разразится не позднее 10-15 лет, и его уже не смогут сгладить никакие манипуляции с ценами. При этом следует учесть, что кардинально переориентировать всю инфраструктуру жизни Запад не сможет хотя бы из-за огромности неокупаемых затрат на подобные работы (в США в балансе энергозатрат нефть составляет 1/3, а в Японии более половины!), да и не успеет вследствие малости временного ресурса.
   В условиях высокотехнологичной цивилизации все ее звенья тесно взаимоувязаны, а выпадение какого-либо одного звена может вызвать "эффект домино". Существующие источники энергии плохо взаимозаменяемы и технологически, и экологически. Достаточно представить себе проблему перевода одного только мирового автопарка в 400 млн. единиц с бензина и солярки на иные источники энергии: газ, жидкое топливо, синтезируемое из угля, спирт, электроэнергию. А ведь есть еще водный транспорт и авиация... Да какая может быть цивилизация без бензина и керосина? Девятнадцатый век! Газ для электростанций и быта удобен только тогда, когда его потребители располагаются поблизости от крупной газовой магистрали. В случае аварии на ней или ее перекрытия по политическим и иным причинам последствия оценить трудно. И это при том, что длина магистрали может составлять многие тысячи километров, большая часть из которых обычно приходится на труднодоступную местность. Допустим, захочет Россия освоить знаменитое Штокмановское месторождение газа объемом в 3 триллиона кубометров (что эквивалентно по энергоемкости примерно 20 млрд. баррелей нефти) и использовать его для расширения поставок в Европу. Но ведь оно расположено под дном замерзающего Баренцева моря, да еще в более чем 600 км от побережья. Тянуть трубу оттуда, конечно, возможно, но очень дорого; еще более накладно сжижать добываемый газ на месте и перевозить его танкерами. Как говорится, стоит ли овчинка выделки? Уголь и делящиеся вещества (уран и торий) относительно удобны, как уже обсуждалось выше, только для выработки электроэнергии вдали от мегаполисов в силу своей экологической опасности; а вот для выработки промышленного и бытового тепла использовать их в пределах городов просто преступно. Кроме того, развитие сети промышленных АЭС - мероприятие очень дорогостоящее, а для развивающихся стран с отсталой национальной научной базой и инфраструктурой, усугубляемой социально-политической нестабильностью, эту тему следует считать закрытой.
   Человек вступил в XXI век алчным ресурсным хищником: в огромных количествах пожирает жизненно важные естественные ресурсы и при этом стремительно размножается, усугубляя и без того безрадостную перспективу для собственного выживания на планете, что плохо увязывается с именованием его "человеком разумным". Сейчас человечество ежегодно потребляет 40 млрд. тонн разнообразного ископаемого сырья и более 600 млрд. тонн пресной воды. В результате одновременно с нефтью закончатся планетарные запасы многих совершенно необходимых металлов из-за исчерпания рудных запасов, а еще ранее, после 2010 года, станет ощущаться острый дефицит питьевой воды даже в благополучной Европе. Надо, правда, отметить, что распространенные апокалипсические экологические прогнозы ученых разных стран представляются явно преждевременными, поскольку не учитывают исключительную приспособляемость человека даже к очень плохим условиям жизни. По общепринятым нормам экологической чистоты земли, воды, воздуха и пищи жить в большинстве мегаполисов нельзя - а ведь живут в них и успешно трудятся сотни миллионов человек. И если человечеству в недалеком будущем суждено превратить планету в громадную угольно-ядерную кочегарку, то ничего катастрофического в среде его обитания не произойдет. Жить плохо еще не означает невозможность жизни! Но, может быть, в кругах политической, экономической и научной элиты ведущих государств имеется какая-то недоступная простым смертным информация, позволяющая им не особенно беспокоиться за энергетическое будущее человечества и транжирить природные углеводороды самым допотопным способом: сжигая их в топках тепловых станций и в цилиндрах автомашин? Сейчас точно установлено, что глубоко в недрах Земли имеются огромнейшие запасы кристаллогидратного метана - много большие, чем все известные нам ресурсы жидких и газообразных углеводородов. Вот только непонятно, как его добывать и не опасно ли подобное мероприятие по освобождению джинна из бутыли? Аналогичной представляется и проблема добычи с глубин порядка 10 км водорода, растворенного в столь же невероятных количествах в породах земной коры в условиях огромного давления. Увы, главнейшая для будущего человечества проблема окутана непроглядным туманом. В отношении перспектив использования энергии термоядерного синтеза в мирных целях хоть лгали открыто, а теперь в одной только России выкачивают ежедневно 10 млн баррелей нефти в день, но ничего не говорят ее народу как единственно законному хозяину российских недр о перспективах замены нефти и нефтепродуктов в будущем и как источника энергии, и как источника валютных средств для наполнения государственного бюджета. Почему не говорят? Может быть, новые стратегические возможности вполне реальны, но их хранят в секрете, приберегая в качестве козырей для самого ответственного момента мировой нефтяной игры? А, может быть, ситуация аналогична порядком подзабытому термоядерному буму, и потому никакая страна не желает вторично себя позорить несбыточными обещаниями энергетического благоденствия? Все это напоминает очень темную ситуацию с высадкой американцев на Луну. Технически несовершенный космический проект допотопного технологического уровня середины 60-х годов дал блестящие результаты: не имея современных мощных бортовых компьютеров, космонавты не единожды благополучно поднимались в космос, осуществляли сложнейшие навигационные и стыковочные операции, садились на Луну и поднимались с нее, да еще ездили по ее поверхности на вездеходе. Луна лишена атмосферы и, следовательно, не имеет эффективного средства торможения космического корабля при посадке, как на Земле, Венере или Марсе. Однако такую фундаментальную трудность межпланетной космонавтики американские астронавты как бы и не заметили, лихо управляя ракетными двигателями лунного модуля на скоростях в несколько тысяч км/час. Как не испытали они и никаких трудностей при длительной и сложной работе в неудобных скафандрах в условиях абсолютного вакуума. Фантастика, да и только! Но после феноменального и действительно эпохального прорыва в межпланетное пространство человечество вот уже в течение 35 лет не сделало ни единой попытки продолжить освоение Луны хотя бы для чисто научных целей, что нельзя не признать полнейшим абсурдом. Понятно поэтому, что вскоре мировой общественностью было найдено такое пикантное объяснение подобному абсурду: полеты к Луне и высадка на ее поверхности в силу фантастической сложности пока что и современной космонавтике не по силам, а давнишняя американская лунная одиссея была отснята в Голливуде. А как же тогда быть с параллельной успешной советской программой высадки на Луне автоматический станций? Ведь все, что делали американские космонавты на Луне, выполнили беспилотные советские корабли в автоматическом режиме, что на порядок сложнее! На поверхность другой планеты был высажен робот-луноход, изъездивший ее вдоль и поперек и взявший образцы грунта. И уж совсем фантастическим образом этот грунт был успешно доставлен на Землю! Но после стратегического успеха советская космонавтика, как и ее преемница российская, за те же 35 лет не сделали более ни единого шага в сторону покоренной автоматами Луны. Объяснение напрашивается само собой: никаких посадок на Луну и стартов с нее советских автоматических станций не было; все эти успехи - пропагандистская утка, инспирированная тогдашним Политбюро ЦК КПСС после смерти Королева, при жизни которого подобный обман мировой общественности был бы невозможен. Соревнование в обмане между американской и советской администрациями можно объяснить тогдашним острейшим политическим кризисом в их отношениях, вызванным чехословацкими событиями 1968 года. Можно понять и до сих пор глухое молчание соответствующих вполне компетентных ведомств обеих стран относительно реальности лунной сказки для взрослых. В подобном молчаливом сговоре великих государств видится один неприятный урок для всей мировой общественности: энергетическое и экологическое будущее планеты вполне могут стать заложниками интересов каких-то не вполне известных властных элит, руководствующихся исключительно собственными специфическими интересами, далекими от жизненных интересов всего остального мира.
   Западный мир создал определенные стандарты и стереотипы технологического уровня производства, образовательного ценза и бытового благоустройства; они ежеминутно пропагандируются на весь мир явно и косвенно всеми средствами глобальной массовой информации, а также через деловые, туристические и миграционные каналы. Эффективность такой пропаганды велика, поскольку в ней, вообще говоря, отсутствует элемент принуждения. Фасад красивой жизни налицо, а задворки мало кого интересуют. Фасад завораживает народы развивающих стран, подталкивая их к модернизации собственной жизни, казавшейся ранее вполне обустроенной. Подобные устремления реализуются обычно двумя путями: расширением импорта (путь России) или развитием собственной промышленности (путь Китая). В том и другом случае требуется увеличение темпов энергопотребления и прежде всего нефтепродуктов. Китай потребляет энергию непосредственно, Россия опосредованно, то есть через продажу собственной нефти за рубеж и последующую закупку на вырученные нефтедоллары необходимых товаров. Другие страны решают свои проблемы аналогичным образом, с учетом местной специфики. Но результат подобной вестернизации всюду один: увеличение энергопотребления прежде всего в его наиболее удобных и потому дефицитных видах. Стремление достичь стандартов современной жизни совместно с неистребимым инстинктом размножения сформировали современную мировую тенденцию ускоренного истощения природных ресурсов жизни человечества, технологии использования которых также унифицированы и доведены до совершенства. Ничего нового ожидать от существующей цивилизации уже не приходится, и остается только ждать дальнейшего развития глобальных кризисных явлений. В чем именно они проявят себя конкретно, в какие сроки и какова будет степень ожидаемого ущерба для человечества в целом?
   Опаснейшими врагами процесса глобализации являются дефицит энергии и сырья, перенаселенность и религиозная рознь. Может ли с ними справиться стихийный процесс становления единого взаимосвязанного мира, важнейшими движителями которого выступают научно-технический прогресс западного образца, прежде всего в области информационных технологий, и свободное перемещение капиталов? Увы, именно последнее и таит в себе наиболее опасный источник взрывного кризиса, который в считанные недели и даже дни способен развалить всю сложившуюся финансово-экономическую структуру мира. Ведущей мировой валютой в настоящее время выступает американский доллар - денежная единица наиболее сильной в экономическом и военном отношении западной державы, являющейся бесспорным лидером мировой политики и гегемоном однополярного пока что здания всей современной цивилизации. По своей сущности долларовая купюра представляет собой ценную бумагу в виде бессрочного долгового обязательства США как государства на сумму, обозначенную в его номинале. В принципе правительство США обязано по первому требованию обменять свое долговое обязательство на золото или, по соглашению с предъявителем, на иные материалы и товары, являющиеся общепризнанными эквивалентами при торговых взаиморасчетах. На рубеже столетий внутренний валовый продукт (ВВП) стран Запада составлял примерно 20 трлн. долларов, ВВП остального мира равнялся 15 трлн., то есть весь ВВП современной цивилизации составил величину около 35 трлн. долларов. И вот именно этот громадный годовой продукт в основном обслуживается валютой одной страны - США, имеющей эксклюзивное право печатания денег и несущей эксклюзивную ответственность за их обеспечение. А каковы на сегодня все имеющиеся мировые запасы золота как природного объекта добычи наравне с другими полезными для человека металлами? Оценка по понятным причинам весьма приблизительна и составляет величину порядка 30 тысяч тонн. При биржевой цене чистого золота в 20 долларов за грамм получаем ориентировочную стоимостную оценку запасов золота в 600 млрд. долларов. Таким образом, золото чисто количественно уже не может выполнять функцию универсальных мировых денег - на Земле его для этого слишком мало. Запасы платины составляют 1000 тонн, поэтому она не сможет служить серьезным подспорьем для золота. Алмазы, равно как и другие имеющие большую ценность природные минералы, также проблемы не решают все по той же причине. Кроме того, алмазы не обладают очевидным удобством золота: стоимость последнего прямо пропорциональна весу, поэтому оно может быть использовано в качестве суммирующихся денежных объектов (монет). Напротив, стоимость алмазов и в особенности бриллиантов с их весом увеличивается в степенной зависимости, приблизительно кубической, что исключает удобную весовую оценку их стоимости, не говоря уже о различных степенях чистоты камней и других их специфических ценностных характеристиках. Таким образом, современная цивилизация давно уже перешла тот товарный рубеж, за которым товарообмен не может обслуживаться какими-либо удобными драгоценными эквивалентами, причем не может с большим запасом. О реальном золотом обеспечении валют можно забыть навсегда! К примеру, в России сейчас добывается золота в объеме 150 т/год, что эквивалентно 3 млрд. долларов - мизер по сравнению с доходами от продажи одной только нефти. Иначе говоря, бюджет России и ее денежная единица обеспечены прежде всего нефтью и газом, включая их запасы в громадных природных хранилищах в пределах российской территории; то есть у российского рубля есть устойчивое обеспечение нефтью и газом, которые в будущем будут только дорожать. А вот у США, Англии, Франции, Германии, Японии - список можно продолжить - подобного устойчивого обеспечения определенными видами природного сырья, спрос на которое упасть не может, нет и не предвидится. Однако именно перечисленные страны наводнили мир своими реально не обеспеченными дензнаками; именно доллар, фунт стерлингов, евро и йена считаются по инерции привычки устойчивыми и обеспеченными валютами, каковыми в действительности не являются. Но зато перечисленные страны производят львиную долю первоклассной мировой промышленной продукции, поэтому их долговые государственные обязательство всегда можно отоварить как их собственной продукцией, так и продукцией других стран, где эти валюты не только признаются, но и сами являются предметами купли-продажи. Увы, свободное перемещение капитала, которое чрезвычайно упростилось в условиях сплошной компьютеризации и интернационализации банковского дела, подкопало и этот последний столп под основанием мировых валют, и прежде всего доллара. Банки повсеместно перешли на так называемые "электронные деньги", представляемые цифрами на счетах клиентов, хранящихся в компьютерной памяти. Современные технологии автоматизировали не только денежные операции юридических лиц, но и розничную торговлю через посредство специальных банковских карточек. Электронные деньги отделились от бумажных носителей и зажили своей виртуальной жизнью. Все это, конечно, представляет неоспоримые удобства для делового мира образца третьего тысячелетия. Но имеется ряд опасных но. Во-первых, виртуальные деньги не подпадают под гарантии государств, имитентов соответствующих валют, которые распространяются, естественно, только на официальные бумажные купюры строго установленного образца. Электронные деньги гарантированы только доброй волей отдельных банков и их ассоциаций, солидных и не очень (как, к примеру, жуликоватая банковская система Российской Федерации образца 1998 г.). Во-вторых, виртуальные финансы фактически никем и никак не контролируются и являются в основном результатом множества договорных отношений между банками и их клиентами, включая кредиты, банковские гарантии и залоговые операции. В третьих, широчайшее распространение разнообразных стоимостных оценок производственной и иной недвижимости, а также торговля акциями предприятий резко увеличили оборот виртуальных денег, несопоставимо обогнавший не только куцый оборот наличности, но и стоимостные характеристики валового продукта. В конце прошлого столетия виртуальный мировой финансовый пул оценивался в 140 трлн долларов, сейчас же он наверняка перевалил за 200 трлн! И этот международный финансовый пузырь ничем в сущности не обеспечен и держится исключительно на системе внутренних договоренностей банков и их клиентов. Поэтому он может лопнуть от любого внешнего воздействия, даже просто от внезапного психоза толпы его клиентов, вызванной только лишь опасением за возможную потерю средств. Провал экономики крупной страны, девальвация одной из основных валют, политическая коллизия, локальная война, стихийное бедствие, серьезные перебои в ресурсном обеспечении, особенно в нефтяном - все эти и другие масштабные, не всегда однозначно предугадываемые события могут послужить толчком к началу мирового финансового краха, поскольку клиенты не в состоянии будут обналичить даже жалкий процент от виртуального капитала. Цепная реакция недоверия, нервозности и паники мгновенно охватит всю мировую банковскую систему и биржи - уж в этом-то сомневаться не приходится благодаря всеми воспеваемой всемогущей глобализации. Какие защитительные меры могут в условиях катастрофического развития мирового финансового кризиса предпринять ведущие державы мира, в частности США? Национал-патриотическая Америка будет спасать только собственную экономику. Плюнув на крах виртуальных нулей частных банков, она немедленно в разы девальвирует старый бумажный доллар и заменит его новым, совокупная масса которого будет вполне соответствовать экономическим возможностям и потребностям самого Северо-американского государства, и не более того. Доллар умер, да здравствует доллар! Не зря же Федеральная резервная система США в последнее время усиленно тренируется по части обмена купюр разнообразных достоинств, меняя их цвета и перемещая лики старых президентов! А что смогут предпринять в ответ обманутые держатели обесценившейся зелени? Да ничего существенного против самих США, кроме словесных возмущений; к тому же им будет уже не до мщения коварным Штатам в возникшей финансовой чехарде и неразберихе. Европейский союз и Япония поступят аналогичным образом, спасая себя; при этом с большой вероятностью можно предположить, что искусственный евро, до сих пор не узаконенный общеевропейской конституцией, прикажет долго жить, и члены Евросоюза временно вернутся к своим национальным валютам, тоже, надо думать, обнулив свои долги. Так кто же заведомо проиграет? Безусловно поставщики нефти на мировой рынок, такие, как Саудовская Аравия и Россия, не использующие нефтедоллары для развития национальной производственной инфраструктуры и предпочитающие держать валютную выручку в западных банках. Арабов потеря сотен миллиардов долларов озадачит, но не разорит, поскольку их численность мала; а вот для России обнуление ее стабилизационного фонда приведет к политической и социальной катастрофе всего государства вплоть до его развала: ведь россияне пока что не научились жить за счет собственного промышленного и сельскохозяйственного производства. Китай, напротив, от мирового финансового кризиса только выиграет: ему не придется расплачиваться за громадные иностранные инвестиции в его стремительно растущую экономику, а хождение национальной денежной единицы юаня строго контролируется китайскими властями.
   Уже один только вышеприведенный пример, характеризующий неустойчивость мировых финансов и их чрезвычайную уязвимость от разного рода негативных влияний, убеждает, что здание пресловутой единой глобальной цивилизации строится буквально на песке. Опытнейшая в делах управления мировой политикой американская политическая и экономическая элита наверняка все это прекрасно понимает и следовательно, не очень-то обеспокоится, если процесс вестернизации прервется. Реальная и неизменная в течение столетий политика США основана на приоритетности их национальных интересов в любых международных делах, на защите этих интересов во всем и везде всеми доступными средствами вне зависимости от законности использования таких средств. По существу, политическая идеология США - это откровенный государственный национализм, историческое духовное наследие поселенцев Нового Света времен борьбы за земли против североамериканских индейцев и борьбы за государственную независимость со Старым Светом. Внутренний патриотизм и внешний национализм для американцев слились воедино, и у них невозможно правительство, хоть на йоту отступающее от этих принципов, в отличие от продажной российской элиты. А главнейший национальный интерес США - это гарантированное обеспечение мировыми природными ресурсами, и прежде всего нефтью, которой в самих Штатах осталось совсем немного. Зачем им, в самом деле, утруждать себя многотрудным и очень дорогим делом перевода своей национальной промышленности и сельского хозяйства на иные виды энергообеспечения, если мировых запасов нефти Америке хватит минимум на полвека? Ее основная национальная задача - это обеспечение постоянного доступа к мировым источникам нефти; именно доступа, а не захвата территорий, где богатые источники нефти располагаются. При наличии свободного доступа к нефти Америка, используя свои неограниченные финансовые возможности (деньги-то они печатают сами!) и самые мощные и мобильные в мире вооруженные силы, способна выиграть любую конкурентную борьбу или просто вышвырнуть навязчивого конкурента пинком солдатского ботинка. Да, остальной мир вскоре станет испытывать нарастающий нефтяной голод, но американцы будут по-прежнему десятилетиями лить нефть рекой в свои танкеры и переправлять ее в недосягаемый для соперников Североамериканский континент. Pax Americana им нужен только как международный инструмент для обеспечения собственной узконациональной политики, и прежде всего нефтяной; но если этот мировой порядок затрещит по швам в умах и кошельках всяких там европейцев, азиатов и африканцев, то для Америки случившееся большой бедой не будет, за океаном она в тепле и холе пересидит весь остальной мир, плохо озаботившийся своим собственным будущим.
   А способен ли кто в мире всерьез угрожать глобализации по-американски? Европа конкурентом Америке быть не захочет, да и не сможет, поскольку интернациональный парламент Евросоюза неизбежно настроен коллаборационистски, помня свою лакейскую преданность дяде Сэму, как и отдельные лидеры европейских стран (такова, кстати, и современная российская Дума, которой явно не хватает здорового национал-патриотизма американского Конгресса). Независимый национальный дух сохранился, возможно, лишь в Германии, но в одиночку она не сможет долго везти на своих плечах экономику и финансы еврозоны; на большее же она замахнуться не посмеет, хорошо усвоив жестокие уроки второй мировой войны. Единый идеологически и этнически Китай со своим почти полуторамиллиардным населением, готовым честно трудиться за гроши, представляет, конечно, потенциальную опасность для США, поскольку ему тоже позарез нужна нефть, которой на его собственной территории, как и у американцев, осталось мало. Однако, если здраво взвесить реальные шансы Китая на его будущую мировую гегемонию, о чем так любят заявлять китайские лидеры, то эти шансы призрачны. Финансы Китая намного слабее американских, и трудно себе представить, чтобы юань смог бы в скором времени на равных соперничать с долларом или даже с йеной. Вооруженные силы Китая велики только лишь количественно, но по технологическому уровню и боевым возможностям, в особенности стратегическим, будут значительно уступать американским еще лет двадцать, не меньше. Однако за столь долгий срок у Поднебесной, окруженной серьезными азиатскими конкурентами, наверняка возникнут значительные экономические трудности, которые усугубятся колоссальным ежегодным приростом населения, которое надо кормить, одевать, обучать и обеспечивать работой. Да и сбить с ног азиатского колосса легко, спровоцировав мировой финансовый кризис: китайская экономика мгновенно лишится огромных инвестиций, а одних национальных средств для поддержания ее на сравнимом с западным уровне явно недостаточно. Итог финансового кризиса очевиден: Китай возвратится на провинциальную окраину цивилизации, где он ранее столетиями и обретался. Поэтому если уж кому и опасен развивающийся националистический Китай - так это прежде всего довольно слабой разноплеменной России, "размазанной" по громадным просторам земли, освоенным недостаточно либо неосвоенным совсем.
   Наиболее острой прежде всего для США представляется исламская проблема. Достаточно взглянуть на политическую карту мира и отметить те государства, с которыми у США в настоящий момент сложились напряженные отношения. Это Афганистан, Иран, Ирак, Сирия - государства преимущественно мусульманского вероисповедания. Активно вмешиваются американцы также в дела ливанцев, палестинцев и косовских албанцев, т.е. принимают активное "миротворческое" участие в межэтнических и религиозных столкновениях между мусульманами, христианами и иудеями. "Напряженные отношения" - это мягко и неоднозначно сказано: фактически США воюют в Афганистане и Ираке и угрожают открытой войной Ирану и Сирии; и в то же время агрессия США против Югославии на стороне мусульман привела к этническому развалу последней. Вообще создается впечатление, что американский государственный национализм по каким-то причинам столкнулся с исламским (для арабов и персов этнические различия мало существенны перед их единением в почитании святынь Корана). Известный американский политолог С.Хантингтон главную причину видит во взаимном неприятии западной и исламской цивилизаций, порождаемым прежде всего слишком большим различием их культур и вер. Более того, инициатором столкновения Запад склонен видеть именно ислам: якобы в нем есть что-то такое, что порождает у мусульман стремление к насилию как универсальному средству решения всех проблем. Что же, историко-религиозный туман - хлеб для современного политолога, к какому бы лагерю он ни принадлежал. На самом же деле причины явного противостояния вестернизации, возглавляемой США, и исламизации, принявшей уже глобальные масштабы, более сложны и вместе с тем прозаичны. В средние века зеленое знамя ислама было символом борьбы за территории: именно террриториальные захваты были целью арабов, а исламизация покоренных народов являлась всего лишь эффективным средством закрепления завоеванных территорий. Зачем арабам понадобились новые территории - тоже понятно: их аравийская прародина очень бедна обводненными территориями, зато таких было много к западу и к востоку. К началу Нового времени ислам задачу приобретения и закрепления за собой территорий решил вполне удовлетворительно, их ему хватало вплоть до середины прошлого столетия. Но подъем жизненного уровня мусульман, снижение смертности при сохранении высоких темпов рождаемости вновь остро поставили территориальную проблему: ближе к рубежу прошлого и нынешних веков давление перенаселенности в нынешних границах исламского мира достигло критического уровня. Исламская цивилизация сама по себе обеспечена нефтью на столетие вперед, ее свободные финансовые ресурсы исчисляются триллионами долларов. Зато отсутствуют свободные территории для развития промышленности и нормального развития подрастающих поколений. Вдобавок резко обострилась проблема недостатка пресной воды, вообще характерная для южных территорий. Необходимость обеспечения молодежи работой, усугубляемая проблемой ее расселения, не может не создавать атмосферу нервозности в элитарных кругах исламских государств, делая их все более неуступчивыми и даже агрессивными в международных отношениях. Pax Americana проблем исламского мира не решает, а наглый американский прагматизм с его откровенной опорой на силу только усугубляет обоюдное взаимонепонимание. США рассматривают государства ислама в качестве наемной охраны своих зарубежных нефтехранилищ, которые они давно приватизировали по статусу единственной великой державы. Любое несогласие мусульман с навязанной им унизительной ролью трактуется как проявление исламского терроризма. Усама бен Ладен, злейший враг Америки, не продержался бы и года, если бы не находил понимания и поддержки своей партизанской войне (а любая партизанская война - это прежде всего террор на оккупированных противником территориях, в том числе и против соглашательски настроенных соотечественников и единоверцев) среди самых широких мусульманских кругов, в том числе и правящих, равно духовных и светских. Западная пропаганда против "Аль-Кайды" раздута и гиперболизирована до предела, чего не может себе позволить бен Ладен хотя бы из соображений безопасности - а результаты ее следует признать ничтожными: исламские террористы поддержки не только не лишились, а даже наоборот и до такой степени, что оккупационная армия США, уже съевшая около 1 трлн долларов из бюджета, собирается через год покинуть Ирак, поскольку тот никак не хочет жить на правах американского холуя.
   В связи со сказанным невольно возникает вопрос: а как же тогда понимать явную поддержку американской администрацией косовских мусульман в их борьбе за независимость от православных сербов - не католиков и протестантов, но все же христиан? Прагматичным американцам плевать на веры, этносы и их территории, если в них нет существенного национального (американского, конечно!) интереса. Пути транспортировки нефти из Средней Азии в Европу неминуемо идут по территории юга Югославии: на север вдоль Дуная и на запад через земли с компактным проживанием албанских мусульман. Европа и прежде всего Германия в дополнительных поставках нефти кровно заинтересованы, а вот Соединенные Штаты вряд ли: не в их правилах помогать экономическим конкурентам. Но в Косово имеются еще богатые месторождения свинцово-цинковых руд (в Трепичах) в государственной югославской собственности. А США испытывают острый дефицит (до 75%) именно в обеспечении своей промышленности свинцом и цинком (как и Россия с дефицитом свыше 60%). Национальный интерес к району Косово, стало быть, налицо!
   Возвратимся, однако, к исламской проблеме. Если темп прироста мусульманского населения планеты сохранится на ближайшие два десятилетия - а причин тому, чтобы он резко снизился, пока не видно, то к 2025 году исламская цивилизация по численности будет составлять не менее 31% от всего населения Земли. Очевидно, что резко возрастет среди мусульман процент молодых людей в возрасте 15-24 года, что потребует соответствующих дополнительных финансовых и энергетических затрат, а главное и наиболее болезненное для исламского мира - новых обширных площадей для их расселения. Уже сейчас миграция молодежи из мусульманских стран в Европу достигла таких размеров, что возникла реальная угроза межэтнических осложнений, а Франция, по сути дела, уже смирилась с ежегодными молодежными бунтами выходцев с юга Средиземноморья, которые требуют полного равноправия с коренными французами во всем, в том числе и в праве на французскую землю. И тем не менее миграция проблему перенаселения мусульманских стран не решит и земли им не добавит. Вывод напрашивается сам собой: жизненная необходимость заставит исламские государства уже по-настоящему объединить свои силы и приступить к систематическому давлению на соседние народы с более низкой динамикой развития вплоть до частичного или полного захвата принадлежащих им территорий. Конфликты и войны будут осуществляться, естественно, за праведную веру и во имя Аллаха, но реальная, не произносимая вслух причина будет одна: борьба за новые территории. Поводов же найдется при желании предостаточно: исторических, этнических, религиозных, правовых, ... список можно продолжить. И векторы направленности исламской экспансии - не в обиду России, а только ради объективности - предугадать нетрудно: северный Кавказ; бассейны по нижнему и среднему течению Волги; земли на восток от Каспия, которые при наличии соответствующих финансовых и трудовых ресурсов вполне можно обводнить: Средняя Азия - это все же не Сахара! Препятствий со стороны Америки не предвидится: за среднеазиатскую нефть она и черту душу продаст, тем более, что появится реальный шанс серьезно навредить экономике Китая.
   Потребительская цивилизация вступила в период глобальной нестабильности. Апологеты вестернизации пытаются перевести центр тяжести социально-политического анализа современности на глобализацию, тщательно затушевывая настораживающий своей нарастающей глобальной опасностью факт нестабильности, вина за которую лежит прежде всего именно на вестернизации, да еще по наиболее неприемлемому для человечества в целом американскому образцу. История любит парадоксы: лидером глобализации на планете выступает страна, исповедующая средневековый государственный национализм, суть которого в первоочередной значимости ее национальных интересов в необозримом круге международных проблем! Что же, вашингтонгские прагматики не без оснований полагают, что запущенный ими мировой процесс в силу своей чудовищной инерционности не в силах остановить или хотя бы замедлить никакая из существующих на мировой арене иных альтернативных политических сил: Китай, исламисты или Россия, сильно похудевшая после развала СССР и страдающая тяжелыми хроническими заболеваниями. Вестернизация выгодна именно США, поскольку обеспечивает лучшие условия для продвижения ее товаров и услуг на мировые рынки прежде всего через их рекламу, а также укрепляет политические, экономические и даже правовые стороны важнейшей для США задачи обеспечения бесперебойного импорта природного сырья, давно уже количественно перешагнувшего всякие разумные пределы. Любое катастрофическое развитие глобального кризиса способно теперь без горячей мировой войны перетряхнуть всю планетарную цивилизацию и, в частности, поставить крест на самой вестернизации, резко обособив локальные цивилизации в политическом, экономическом и культурном отношении, на что справедливо обратил внимание С.Хантингтон. Но для США подобный мировой кризис не обернется национальной катастрофой, поскольку на приватизированном ими Американском континенте сохраняется еще достаточно ресурсов для поддержания приемлемого уровня жизни, а импорт нефти обеспечен колоссальной государственной мощью, прежде всего военной. А вот развитие других локальных цивилизаций не только затормозится, но и будет отброшено на столетие назад, причем их территориальное соседство спровоцирует ожесточенную борьбу за выживание в формах, о которых, честно говоря, не хочется распространяться в настоящей работе.
   Нельзя не заметить того факта, что ООН быстро теряет свой вес в качестве полномочного и авторитетного представителя общих интересов международного сообщества. Причина тому имеет столь же общий характер, как и сама Организация: современная потребительская цивилизация начинает структурироваться по политическому и экономическому весу отдельных регионов, а также по их специфическим интересам. Наиболее важные и вместе с тем дискуссионные инициативы в ООН по-прежнему исходят от США как от неформального лидера организации; по сложившейся традиции их выслушивает и одобряет молчаливое и инертное в политическом отношении большинство малозначимых в политическом отношении стран. Однако Китай, Индия и Россия все чаще выступают в качестве пассивных оппонентов, угрожая правом "вето" в Совете Безопасности, а представители ряда мусульманских и латиноамериканских стран открыто и остро обосновывают и неприемлемость предлагаемых представителем США решений, и вообще мировой политики этой сверхдержавы в целом. После того, как НАТО провело военные операции против суверенных членов ООН Югославии и Ирака без мандата Совбеза, дальнейшую политическую судьбу Организации можно считать предрешенной: она сохранится только лишь как слабо финансируемый дискуссионный клуб без каких-либо полномочий политического и тем более военного характера. Ведущаяся сейчас подготовка США к войне с Ираном лишний раз подчеркивает изменившийся реальный статус не только самой ООН, но и НАТО, где несовпадение и прямое расхождение интересов США и Евросоюза сковывает и раздражает американцев, руками которых НАТО и воюет. На страницах политических, экономических и философских изданий виртуальный процесс глобализации исторически сложившейся пестрой картины человечества расширяется и ускоряется, а в реальной действительности усиливаются структуризация и обособление ряда важнейших регионов мира. Евросоюз уже стал полновесным конкурентом США в экономической и финансовой областях, к тому же его политические отношения с соседями часто развиваются вразрез с долгосрочными интересами Америки. Китай уже рассматривает себя в качестве нового полюса современной и в особенности будущей цивилизации. Вероятно, к Китаю примкнут ряд государств исторического конфуциански-буддистского мировоззрения с образованием мощной замкнутой организации наподобие Евросоюза, естественно, со своей валютой. Весомы национально-исторические мотивы для подобного объединения: китайцы ненавидят японцев как былых оккупантов, а Северная Корея и Вьетнам ненавидят американцев, с которыми они также вели жесточайшие войны. Неприятие ценностей "золотого миллиарда" человечества, столпами которого как раз и являются США и Япония, подтолкнет многие южноазиатские государства к региональному компактному объединению, тем более, что, как полагают специалисты, к 2020 г. большая часть мирового ВВП будет производиться как раз в азиатском регионе. Следует предполагать неизбежным в скором времени и формирование мощного исламского союза также со своей валютой и, главное, объединенного единой верой, неизмеримо более значимой для мусульман, чем христианство для Запада. Обладание громадными нефтяными ресурсами несомненно сделает исламский союз новым мировым полюсом. Сейчас на волне антиамериканизма активно формируется новая политическая ассоциация ряда южноамериканских государств, инициатором которой является Венесуэла. Трудно прогнозировать ее дальнейшую судьбу, памятуя о том, как умеют расправляться янки с инакомыслием на континенте, но факт явного политического обособления значительной его части уже неоспорим. Наконец, и Россия с неминуемым, хотя и не очень скорым приходом к власти национально ориентированных партий и политических лидеров образует жизнеспособный евразийский союз со своей рублевой зоной и своими специфическими задачами. Огромная территория и столь же огромные сырьевые ресурсы предопределяют его значимость и успешность в условиях обострения межрегиональных проблем, которого современному мировому сообществу не избежать.
   Никаких надежд у потребительской цивилизации на грядущую ненасильственную консолидацию под знаменем вестернизации, иногда намеренно завуалированно именуемой глобализацией, нет и быть не может в силу основополагающих сущностных принципов самой стихийно созданной человечеством цивилизации. Ее потребительский инстинкт не позволит достичь разумного соответствия между производством и имеющимися для него ресурсами путем глобального добровольного и долговременного планирования, пока катастрофический дефицит этих ресурсов или хотя бы какой-либо важнейшей их части не приведет к кризису, последствия которого просто поставят крест на развитии цивилилизации, а, возможно, и на ней самой. Долговременное планирование в целях предотвращения глобального кризиса - вот реальная задача глобализации в ее истинном содержании и понимании, ничего общего с вестернизацией не имеющая. Цель необходимого глобального планирования очевидна: выживание всего человечества на достойном третьего тысячелетия уровне. Эта цель одновременно является и основополагающей исторической парадигмой человечества, ибо никаких более важных глобальных или космических задач у него в настоящую переходную эпоху нет. Планирование затронет самую глубинную суть мотиваций жизни каждого отдельного человека, нации и человечества в целом. Ведь необходимо будет пропагандировать и даже законодательно закреплять такой, к примеру, поведенческий императив: "Потребленный сейчас природный ресурс отнят у будущих поколений, сохраненный - отдан в фонд продолжения жизни". Спрашивается, какая из существующих социально-политических форм организации жизни людей способна реализовывать подобный императив? Капитализм и коммунизм отпадают по определению; в странах же социал-демократической ориентации подобные идеи находят, казалось бы, понимание. Но ведь именно в Норвегии и Швеции, где социальная направленность законодательства выражена наиболее отчетливо, достигнут и наиболее высокий душевой уровень жизни, что предполагает и соответствующий уровень затрат на его обеспечение. Данный пример позволяет, минуя утонченные научные исследования, убедиться в том, что новой парадигме человечества должна соответствовать и новая социально-политическая форма организации, возможно, и не одна. Если человечество успеет до катастрофических социальных потрясений сорганизоваться на основе новых принципов планетарной жизни, то остается надежда на его дальнейшее существование и развитие, но уже в рамках новой цивилизации третьего тысячелетия. Правые и левые идеологические пристрастия, религиозные убеждения, этические привычки и предрассудки основательно переплавятся в новых и действительно справедливых условиях жизни, а Человечество действительно сможет именовать себя таковым с большой буквы как реальная, единая и разумная организация ноосферы планеты Земля.
  -- Современное состояние России.
   Существует широкий спектр оценок нынешнего состояния России, в которых большинство авторов не скупятся на резкие слова в адрес властей, новоявленных миллиардеров нищей страны и самого народа, который живет "без царя в голове". Однако в подобных по-журналистски хлестких филиппиках объективные данные и доказательства не являются решающими аргументами в пользу какой-либо версии событий и их политического смысла, а на простодушный вопрос "так что же делать?" ответа мы вообще не найдем. В лучшем случае к подобной риторической игре на публику применимо классическое изречение "А Васька слушает да ест", в котором под Васькой понимаются власть и иные сильные мира сего; но политический опыт последних пятнадцати лет убеждает, что наглый Васька даже и не слушает номинального конституционного хозяина страны, то есть народ. Постараемся, однако, уяснить для себя еще раз, кто мы и что мы, чем живем и для чего, а уж потом попытаемся на объективном и по-возможности неполитизированном материале выработать ту программу политических, экономических и правовых действий, которая может оказаться действительно эффективной в случае ее реализации руководством России, живущей в очень непростое время развития мировой цивилизации.
          -- Национальные природные ресурсы.
   Со школьной скамьи в нас настойчиво внедряли мысль о том, что Россия - самая богатая в мире страна по имеющимся на ее территории природным ресурсам, среди которых, как известно, нет лишних или бесполезных. В самом деле, впечатляет уже площадь ее территории - 11,4% от площади всей суши Земли (17 из 149 млн. кв.км), которая равновелика целому Южноамериканскому континенту. По территории России протекают 4 из 15 крупнейших рек мира, в России расположено крупнейшее хранилище чистейшей пресной воды - озеро Байкал с глубиной до 1600 м. Российские недра хранят колоссальные по объему и разнообразию минеральные ресурсы: примерно 40% всех мировых запасов и 50% мировых ресурсов стратегического сырья. В бытность России в составе СССР она заслуженно считалась великой преемницей великой в прошлом Российской империи. В последнее же время оценка в целом значимости России несколько поменялась. О реальном величии России как государства всерьез уже никто не говорит, но некоторые политологи относят ее к особенной локальной цивилизации из-за действительно великих природных ресурсов и уникальной географической расположенности большей части ее громадной территории буквально на северном краю света. Однако западные политологи при этом считают российскую цивилизацию отсталой из-за нецивилизованности и бедности большинства ее населения, а также вследствие низкого авторитета политиков, представляющих Россию на международном уровне. Культурные традиции страны ситуацию с ее международным статусом не проясняют, поскольку действительно великая культура России осталась в далеком прошлом, а ее настоящее лицо серо и безвкусно до неприличия.
   До 1991 г. СССР обладал внушительной численностью населения - более 280 млн человек, которых во всем мире именовали русскими, игнорируя их этнические различия. После исчезновения СССР русских в России оказалось сразу вдвое меньше, хотя площадь страны уменьшилась ненамного; кроме того, многие этносы перестали считать себя русскими или более расплывчато россиянами (к примеру чеченцы), а такое национальное образование, как Татарстан, даже ввело свои, независимые от общероссийских, паспорта и узаконило приоритетность своих внутренних республиканских законов перед федеральными. В результате единым и сплоченным народ России видится только из московского Кремля. И это в то время, когда его со всех сторон окружают националистические настроенные, этнически единые и перенаселенные Япония и Китай, довольно агрессивные и тоже перенаселенные мусульманские страны, а с запада надвигается натовский монстр, постепенно поглощая одну за другой бывшие советские республики. Давление на мирный российский анклав извне быстро нарастает. А ведь средняя плотность населения России составляет величину 8,6 чел/кв.км, малую по сравнению со среднемировой 42,3 чел/кв.км; плотность же населения Сибири вообще ничтожна. Да и в более населенной европейской части России неравномерность заселения территории бросается в глаза каждому, кто посещает провинцию: в Москве плотность более 10 тыс. чел/кв.км, а подальше к северу и к востоку от нее полно вымирающих деревень и сплошное бездорожье. При таких исторически сложившихся условиях надежная защита национальных природных источников жизни - это очевидная проблема и в политическом, и в военном, и в этническом отношении. А что же конкретно, кроме самой территории (о чем уже говорилось выше), чрезвычайно интересует наших грозных своим многолюдьем и мощью соседей? На первом месте стоят, конечно же, российские углеводороды.
  
   Нефть России
  
   История России тесно связана с нефтью. До знаменитого нефтяного кризиса 1973 года, когда нефть на капиталистическом рынке вздорожала в шесть раз, Советский Союз жил по лагерным законам, и его народ не имел ни малейших политических прав (каких он, правду сказать, вообще никогда не имел, да и сейчас фактически в большинстве своем бесправен), ни возможностей выбраться из материальной нищеты. Нефтедоллары позволили заткнуть на время дыры советской нерентабельной экономики, несколько улучшить быт советского человека, утихомирить долларовыми подачками злую после подавления чехословацкого восстания 1968 года ораву интернациональных нахлебников. Спасенный нефтяным кризисом маразматический режим Брежнева перевел дух, а вместе с ним страна впала в период политического застоя, бросившись всем миром осваивать казавшиеся бездонными нефтегазовые сибирские кладовые. Западным странам потребовалось более десятка лет, чтобы модернизировать свою экономику, исходя из требований максимального энергосбережения на производстве, что давало серьезные стоимостные козыри в конкурентной борьбе. Советская промышленность в ней не участвовала, поскольку нефтепродуктов было полно, а стоили они копейки; соответственно не было для нее и никакой необходимости заниматься модернизацией, тем более, что не менее 60% ее мощностей прямо или косвенно работало на оборонку и было озабочено только выполнением спущенных сверху планов, но никак не затратной стороной дела. Западная модернизация между тем начала давать ощутимый эффект, и к середине 80-х цены на нефть упали, что совпало по времени с началом стремительного развития информационных технологий. Советское руководство этот знаменательный для будущего развития цивилизации поворотный момент прозевало: все его усилия были направлены на поиск путей спасения политического строя, лишившегося привычного нефтяного допинга. Попав в долги к собственному народу, денежные сбережения которого у правительства не было никакой возможности отоварить из-за малой доходности нефтегазовой отрасли и огромных затрат на поддержание жизнедеятельности небоеспособной оборонки, партийная элита за небольшие отступные мирно согласилась на замену государственной вывески, на время уйдя в тень. До середины 90-х годов новая Россия жила грабежом старых общественных накоплений и грабежом друг друга. Поскольку государственная казна была пуста вследствие фактического отсутствия самой государственности, то бюджет формировался за счет внешних заимствований под такие немыслимо высокие проценты, что Запад согласился финансировать российский бандитский хаос, почти наверняка зная, что займы будут безвозвратно проедены или разворованы. Так, собственно, и произошло, и к 1998 г. российский народ оказался полным банкротом (именно народ, а не его лидер Борис Ельцин со своим "семейным" кланом), не имеющим современной производственной базы и растерявшим умение честно работать. Ельцина олигархи отправили в конце 1999 г. в отставку, чтобы не провоцировать народ к новому голодному бунту, а вместо него усадили на царский трон Владимира Путина, выходца из силовых структур, считая, видимо, его фигуру временной, полезной как раз на период смуты из-за осознания населением полного политического и экономического провала попытки демократизации полуварварской российской действительности по западному образцу. Однако новый режим, не имевший никакой вразумительной программы вывода России из катастрофического финансового и социального кризиса, получил неожиданную поддержку от самой судьбы. С начала нового столетия цены на нефть, как и на газ, неуклонно пошли вверх и с 13 долл/баррель выросли до 60 долл/бар. в 2006г., иногда переходя даже и этот немыслимый прежде рубеж. Доходы России от продажи нефти за рубеж с лихвой перекрыли все немалые издержки добычи нефти в суровых сибирских условиях, позволив правительству Путина быстро и без каких-либо чрезвычайных усилий выправить бедственное финансовое положение страны, расплатиться по текущим долгам, наполнить госбюджет собственными средствами, стабилизировать выплату зарплат, пенсий и пособий, и - что правительство считает главным - стабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране прежде всего за счет формирования большого валютного стабилизационного фонда, превосходящего внешний государственный долг России. Нефть России вознесла авторитет Путина в глазах собственного замордованного бедностью народа на ту высоту, с которой не видны ни дрязги мелких отечественных политиков, ни ближайшие перспективы развития страны. Такому авторитету не нужны ни программа, ни партийность, ни поддержка денежных мешков, поскольку власть у такого авторитета воистину царская!
   Так что же имеется у России в наличии на сегодня? Устоявшаяся власть, у которой нет вразумительной программы дальнейшего развития страны; десяток миллиардеров, у которых нет уважения к закону и совести; народ, не умеющий работать так, чтобы его продукция раскупалась и у нас, и за рубежом; заводские и сельские производственные комплексы, за состояние которых стыдно человеку нового тысячелетия; государственный валютный фонд, который не нужен самому государству и поэтому отдан на сохранение за кордон; наконец, около сорока миллионов пенсионеров, которых ни власть, ни олигархи, ни работающая молодежь не хотят содержать на достойном хотя бы по российским меркам уровне. И все это нелепейшее в истории России сооружение удерживается в равновесии только лишь наличием в российских недрах довольно больших запасов нефти и газа - самого ценного и ходового на сегодня в мире товара, и именно нефтегазовая отрасль обеспечивает не менее 90% доходов государства. Поэтому дежурный и к тому же специальный технический вопрос "А сколько именно у нас еще осталось в недрах углеводородов и на сколько их хватит стране?" приобретает в свете вышесказанного социально-политическое и стратегическое значение. Попытаемся дать на поставленный вопрос по-возможности объективный и неполитизированный ответ, без лукавого оптимизма, но и без неоправданных страшилок.
   Заметим, во-первых, что общедоступных и не вызывающих сомнений у специалистов и общественности справочных материалов по национальным ресурсам нефти и газа нет, а разнообразная частная информация, собранная энтузиастами, содержит настолько противоречивые данные, что впору говорить о сознательном сокрытии теми, кто искомую истину обязан знать, правдивой информации о ее текущем состоянии. Очевидный вопрос "Почему, кому это выгодно?" отложим на более позднее время, а сейчас приступим к анализу имеющейся информации. В большинстве источников, опирающихся на данные о состоянии мировой и отечественной нефтяной отраслей, приуроченные к юбилейной для человечества дате - 2000 году, приводятся такие обобщенные данные (для удобства расчет будем вести в нефтяных баррелях (барр.), принимая для простоты 1т=7барр): мировые разведанные и с большой долей вероятности прогнозируемые запасы нефти в совокупности составляют 1900 млрд барр; при этом по запасам отдельных стран лидирует Саудовская Аравия (350 млрд), второе место занимает Россия (250 млрд), а, к примеру, в Ираке 130 млрд барр, чем, понятно, и вызвано столь пристальное внимание США к политической ориентации этой арабской страны и ее руководства. Следовательно, запасы России оцениваются в 13% от мировых. Много это или мало? Суточная добыча нефти в России в начале 2007 г. достигла 10 млн барр, и специалисты утверждают, что эта величина близка к физическому максимуму, характерному для условий добычи нефти с отечественных месторождений - существующих или еще только предполагаемых, что они есть. Тогда нетрудно получить делением двух величин, что при такой добыче вся нефть России будет вычерпана за 68 лет, т.е. на сегоднящний год ее у нас в недрах хватит еще лет на 60. Эти цифры дают, казалось бы, всем россиянам серьезное основание для того, чтобы уверенно смотреть в будущее. Есть, правда, в приведенной оценке одна существенная неопределенность: она учитывает еще только прогнозируемые к открытию месторождения, для которых, следовательно, не определены точное местонахождение и контуры месторождений и тем более мощность слоев и возможный дебит рабочих скважин, которые ведь еще никто не бурил! Наиболее выгодны для промышленной разработки, конечно, очень крупные и уникальные месторождения с запасами в миллиарды баррелей, но на открытие именно таких месторождений надежд очень мало. Кроме того, новые значительные месторождения могут располагаться исключительно в отдаленных и необжитых, труднодоступных территориях, в частности, на шельфе наших северных замерзающих морей, которые правильнее именовать периферией сурового Ледовитого океана. Еще вопрос, можно ли будет добывать там нефть и окажется ли ее добыча рентабельной? С более мелкими же месторождениями нефти много возни, но мало отдачи. Специалисты, понимая всю сложность и неоднозначность вопроса о запасах нефти, обычно разделяют по смыслу термины ресурсы и запасы, относя к запасам исключительно разведанные и подтвержденные по своим параметрам месторождения, тогда как к ресурсам относят все, что есть или может быть найдено, причем степень уверенности в прогнозируемых успехах разведки месторождений обычно не оговаривается либо даже сознательно искажается в политических или коммерческих целях: как-никак, а нефть прежде всего стратегический товар! А у нас есть серьезные основания для недоверия, поскольку данные на 2000 г. реально готовились в 90-е годы, а что такое лукавая статистика этого десятилетия - мы все теперь хорошо представляем. В мировых ресурсах половина считается доказанными запасами, и мы с этим спорить не будем, поскольку значительная их часть приходится на район Персидского залива, который исхожен и исследован вдоль и поперек. А какова доля запасов в отечественных ресурсах? Увы, существенно меньшая, чем можно ожидать: 57 млрд. барр (по данным на 2002 г. одной из частных статистических компаний), что составляет всего лишь 6% от доказанных мировых запасов, а никак не 13% (которые, кстати, обычно фигурировали и в советское время, когда преуменьшать официально озвученную мощь советской державы никому не дозволялось!), и занимаем мы по запасам уже не 2-е, а 7-е место в мире. В некоторых последних изданиях запасы России оцениваются еще ниже - около 4,7%; наиболее низкий процент указывает посвятивший много времени изучению нефтяной проблематики известный российский журналист Андрей Паршев - 4%. Таким образом, доказанные запасы нефти в России можно оценить средней величиной в 50 млрд. барр, что снижает время исчерпания фактически имеющейся нефти до 13-14 лет. Разумеется, за это время будут разведаны и освоены какие-то новые месторождения, но вряд ли стоит надеяться на существенно большую 100% прибавку к уже имеющимся. Так что же, как минимум 27 лет нефтяного процветания нам все же обеспечены? Не будем спешить с выводами.
   Вследствие использования прошлыми и нынешними владельцами нефтедобывающих компаний варварских способов добычи нефти коэффициент ее извлечения стремительно падает и составляет сейчас не более 23%. Не берусь утверждать, что только что полученные оценки времени исчерпания российской нефти следует уже по этой только причине уменьшить в 4-5 раз, но уж раза в 2 - это точно! Не слишком ли большая плата за стремительное обогащение "отечественных" нефтебаронов, которые свои личные состояния уже давно считают только в миллиардах долларов? Далее, по мере вычерпывания нефти и ее сильного обводнения дебит скважин быстро уменьшается. Так, специалисты еще в начале нынешнего столетия предрекали, что старый нефтегазовый комплекс Западной Сибири и Урало-Поволжского региона продержится еще 10-12 лет, т.е. примерно к 2012 г. будет практически выработан, и нам придется отправляться за нефтью в еще более суровую Восточную Сибирь и на северные шельфы, где наверняка не будет второго Самотлора, выработанного (с учетом извлекаемости) уже на 90% или еще более. Есть совершенно объективный показатель общего истощения нефтяных запасов любого региона и страны в целом: это дебит (суточная производительность скважин). По мере исчерпания нефти она снижается, причем чем ближе "дно" нефтяного месторождения, тем быстрее. Так вот, средний дебит российских скважин 55 барр/сут(в 2000г.), тогда как в Норвегии он составляет 5500, Саудовской Аравии 4700, Иране 3250, Венесуэле 200, а в США всего лишь 11 барр/сут (!). Но ведь точно известно, что нефть в США практически исчерпана, там насосы с трудом выбирают остатки былой роскоши. Напротив, в районе Персидского залива до дна еще далеко, к тому же добыча там строго регулируется, и не все вышки задействованы. Совершенно очевидно, что и запасы российской нефти в ее основных месторождениях также близки к исчерпанию, что подтверждает самые худшие прогнозы пессимистов: российский нефтяной запас истощится уже к 2015 году, и если нам не привалит вдруг счастье открыть у себя в достаточно "удобном" месте новое уникальное месторождение наподобие Самотлора, то России надо будет готовиться к тяжелым временам не просто сплошной бедности, а нищеты большей части населения - и трудящихся, и иждивенцев.
   Известно ли это президенту Путину и его администрации? В том, что известно, сомневаться не приходится, и тем не менее именно Путиным был одобрен курс на резкое увеличение добычи нефти в стране. Вот объективные данные: тогда как в мире суточная добыча нефти меняется незначительно и составляет величину примерно 70-75 млн барр/сут, то в России средняя суточная добыча нефти по годам росла следующим образом: 1999 г. - 5,8 млн барр/с; 2001 - 6,7; 2003 - 7,5; 2007 г. - 10 млн барр/с. Сейчас, таким образом, каждая седьмая бочка добытой из недр Земли нефти - российского происхождения; по добыче мы теперь держим твердое, но малопочетное первое место, тогда как по запасам - напомню - всего лишь седьмое! Если в начале текущего столетия Россия экспортировала (т.е. отправляла за свои рубежи, не обязательно западные) 60% добытой нефти, то сейчас экспорт возрос до 70-75%. Колоссальные доходы от экспортной выручки распределяются по четырем основным статьям: пополнение бюджета страны, пополнение личных счетов нефтебаронов, погашение внешних долгов и вклады в иностранные банки. Львиная доля доходов, естественно, уходит по последним трем статьям и используется для кредитования и непосредственного финансирования зарубежного производства, быта и развлечений.
  
   Газ России
  
   Газообразные ископаемые углеводороды - почти столь же ценный, как и нефть, природный энергетический ресурс и сырье для химической промышленности. Мы уже обсуждали выше, что значит "почти": газ значительно менее удобен при использовании в наземном и морском транспорте, где он не может считаться относительно полноценной заменой нефтепродуктов; на воздушном транспорте газ, видимо, вообще использоваться не будет; перевод промышленности с нефтепродуктов на газ также является непростой проблемой. Газ очень удобен для клиентов газомагистралей, в первую очередь для жителей городов и для компактно расположенных промышленных комплексов, расположенных также вблизи магистралей. Вообще словосочетание "магистральный газ" довольно точно отражает специфический характер использования данного источника энергии. Россия очень богата ресурсами природного газа, хотя их общую оценку дать затруднительно. Больше ясности в оценке доказанных запасов российского газа: ориентировочно 50 триллионов кубометров, что составляет примерно 1/3 мировых запасов (напомню, что энергетически 1000 куб.м природного газа приблизительно эквивалентны 1 тонне нефти). Очевидно, что топливно-энергетическая промышленность России исторически была сориентирована преимущественно на газ, а не нефть и уголь, чему способствовала сплошная газификация промышленной и бытовой инфраструктуры путем строительства разветвленной сети газовых магистралей различной мощности. Ниже приводимая таблица наглядно характеризует коренное отличие отечественного топливно-энергетического баланса от мирового (по состоянию на 2001 г.), включая наиболее промышленно развитые страны (данные почерпнуты из книги И.Давиденко и Я.Кеслера "Ресурсы цивилизации", М., 2005г.):
  
   Россия: нефть 21%, газ 54%, уголь 18%, уран 5%
   США: 40 25 25 9
   Япония: 51 13 18 16
   Мир 38,5 22,3 28,5 6,9
  
   Даже 1% энергетики таких промышленных гигантов, как США и Япония - это колоссальная величина как по объему инфраструктуры, так и по стоимости. Поэтому вряд ли в ближайшие годы и даже десятилетие могут произойти заметные сдвиги в их энергобалансах от исчезающей нефти в сторону газа. Кроме того, доставка газа в Японию из России и тем более в США - технически сложная и дорогостоящая операция. Зато значительно менее сложно протянуть газовые магистрали с сибирских месторождений в Европу и Китай, которые испытывают острую нужду в российском газе. Дело только за принципиальными политическими решениями и строительством соответствующих трубопроводов. Российский экспорт газа уже длительное время держится на уровне 1/3 от его добычи, и объясняется такая вынужденная стабильность отнюдь не растущими потребностями внутри страны, а исключительно пропускной способностью построенных еще в давнее советское время магистральных трубопроводов для снабжения газом многочисленных европейских сателлитов по Совету Экономической Взаимопомощи. Вероятно, что в скором времени в связи со значительным ростом мировых цен на газ его экспорт возрастет минимум в два раза, поэтому российский газ также не долго сможет служить достойным подспорьем скудеющих запасов нефти и потому долговременных стратегических проблем России не решит.
  
   Другие минеральные ресурсы
  
   Традиционно считается, что Россия баснословно богата очень многими видами минерального сырья: энергетического, рудами металлов и прочих необходимых минералов. Действительно, бывший СССР мало в чем испытывал нужду, но с его распадом ситуация с обеспечением России природным сырьем существенно изменилась. Нет у нас по-прежнему проблем с углем: ресурсы оцениваются аж в 4 трлн тонн, правда, многие перспективные по мощности залежи расположены на "неудобях"; разведанные и подтвержденные запасы более 200 млрд т, из них 140 млрд составляют качественные угли. Добыча только качественных углей составляет примерно 200 млн т/год, поэтому их России хватит на полтысячелетия! Разумеется, уголь - не замена нефти и даже газа, хотя из него уже давно научились делать синтетическое жидкое топливо; но дрожать от холода лютой зимой нам уж точно не придется!
   По степени использования ядерной энергии мы существенно отстаем даже от низкого общемирового уровня и тем более от передовых в промышленном отношении стран. Психологически такое отставание понятно: чернобыльская катастрофа до сих пор свежа в памяти попавшего в огромную полосу радиоактивного загрязнения населения Украины, Белоруссии и России. По некоторым данным, в перспективе намечен рост использования электроэнергии от АЭС, однако он все равно будет существенно ниже показателей США, Японии и тем более Франции. Но вот что настораживает: хотя добыча урана из собственных бедных хорошими месторождениями недр не покрывает внутренних потребностей, тем не менее Россия является активным экспортером уранового сырья, т.е. мы распродает складские запасы времен СССР, которые накапливались за счет каторжного труда многих теперешних стариков. Кто-то, конечно, получает весомую прибыль, но подобные действия никак нельзя назвать разумными и отвечающие принципам энергетической безопасности России на долгосрочный период времени.
   К сожалению, велик список дефицитных для России руд и соответствующих металлов. Собственной добычей и переработкой минерального сырья не покрываются потребности по таким важнейшим позициям, как марганец (дефицит 100%), хром (88%), олово, титан, молибден и ряду других. Дефицит глинозема - сырья для выплавки алюминия - составляет у нас 50%, причем отечественное сырье значительно более низкого качества, чем зарубежное. Сложилась парадоксальная ситуация: мощная промышленная база, созданная еще во времена кооперации внутри СССР, имеется, а сырья для ее загрузки нет. Тем не менее сейчас она активно работает: импортируется сырье из-за рубежа, производится выработка первичного алюминия, а затем 90% продукции снова отправляется на экспорт. Алюминиевое производство - дело с экологической стороны исключительно грязное, и заинтересованность Европы в работе наших алюминиевых заводов вполне понятна. Только подобный товарообмен лишний раз подчеркивает не только наш низкий цивилизационный уровень, но и незаинтересованность российских властей и национальной бизнес-элиты в экологически чистом будущем той нации, к которой они якобы принадлежат.
   Совершенно непонятна и политика наших властей в отношении добычи золота и платины - самых надежных ценностных эквивалентов товарообмена, тем более ценных сейчас, когда угроза кризиса в сфере электронных виртуальных финансов зримо нарастает. По запасам благородных металлов мы занимаем примерно такие же позиции в мире, как и по нефти: 8% по золоту и 12% по платине, по их добыче соответственно 5% и16%. Но вот что настораживает, если не сказать большего: добыча золота (примерно 150 т/год) превосходит внутреннее потребление в 5 раз, а платины - в 4 раза. Куда же уходит разница и кто этот бизнес контролирует? Если опять-таки за рубеж, то иначе как предательством национальных интересов российского народа подобный экспорт назвать нельзя.
  
          -- Человеческий ресурс России.
  
   Исстари русский человек гордился своей принадлежностью к великому народу, сумевшему освоить громадные территории евразийского континента, окаймить их государственными границами и, главное, удержать их за собой, не отдав из них добрым и не очень соседям ни пяди. Подобных русскому примеров в мире не существует. Тысячелетняя Римская империя развалилась и исчезла с лица земли вместе со своим поистине великим народом, от которого остался только великолепный язык. Фактически та же участь постигла великую монгольскую империю, и маленькому численно монгольскому народу, живущему в пустынной маловодной местности с суровым климатом, остается теперь только предаваться исторической ностальгии по славным времена действительно великого Чингизхана. Король франков Карл Великий также попытался объединить народы Европы в границах своей империи, полагаясь исключительно на силу. Результат известен: Европа вскоре распалась на десятки государств, непрерывно воевавших друг с другом вплоть до середины XX столетия. Успехи американских переселенцев, разумеется, не в счет: им противостояли на изолированном континенте нецивилизованные и потому слабые племена аборигенов, которые европейцы фактически уничтожили. Напротив, по-соседству с первыми русскими племенными образованиями, а затем и с русским государством существовали очень сильные в военном отношении соперники: великое польско-литовское государство, мощная объединенная Скандинавия, мусульманские персидская и турецкие империи, империя Наполеона, немецко-язычные империи западной и средней Европы, великий гитлеровский Рейх, а на Дальнем Востоке господствовала Японская империя. И все перечисленные народы и империи имели серьезные территориальные претензии к России. Результат этих претензий известен: три древних российских народа живут сейчас на своих исторически законных и признанных современным мировым сообществом территориях, а недавнее временное чисто политическое разделение белорусов, украинцев и русских глубинных основ их братских взаимоотношений не меняет. Увы, но более славянам и объединившимся с ними в единое российское государство иным многочисленным народам (их насчитывается более ста!) похвастаться сейчас нечем. Во-первых, в целом народ России живет слишком бедно по сравнению с соседним преуспевающим Западом или Дальним Востоком; во-вторых, он единственный из окружающих его стран уменьшается численно, причем довольно быстро; в третьих, он переориентировал стиль своей жизни, перейдя с опоры на собственные духовные и физические силы к откровенному иждивенчеству за счет дарованных Богом природных ресурсов, на которые в последнее время возник ажиотажный спрос со стороны окружающего мира.
   Сравнительная бедность россиян общеизвестна, и даже президент Путин счел необходимым в одном из телевизионных выступлений отметить подобный факт в качестве самой прискорбной реальности его родной страны. Только в двух исторических столицах России - Москве и Петербурге - уровень жизни населения можно с большой натяжкой считать приемлемым: по данному показателю Москва в целом находится в цивилизационном хвосте Европы; а вот Россия откатилась в молопочетный седьмой десяток или еще дальше. В настоящее время зарплата в 400-500 долл/мес считается вполне удовлетворительной для трудящегося средней квалификации, хотя она в пять раз ниже потребного минимума, если ориентироваться на существующие в России цены на жилье, транспорт, одежду, питание, образование и услуги. При таком уровне доходов люди не могут в принципе считать себя состоявшимися в ценностном отношении гражданами; многие вынуждены искать заработки "на стороне", в полукриминальной или совсем криминальной областях: бандитизм, воровство, взяточничество, незаконные промыслы. При этом, очевидно, не имеет большой разницы, сами ли они прямо преступают закон, или прислуживают криминальным авторитетам, будь то высокие государственные чины, акулы бизнеса, уголовные паханы и прочие современные моральные дикари потребительской цивилизации. Ситуация усугубляется совершенно невообразимой для цивилизованного общества неравномерностью доходов: в сотни и тысячи раз! Отдельные "зарплаты" бывших сов.служащих просто поражают воображение: миллионы долларов в месяц (именно облагаемые 13% налогом зарплаты, а не их миллирдные состояния). Ради исторической справедливости приведу такой пример: в семидесятые годы мой оклад молодого младшего научного сотрудника, специалиста в области лазерной и термоядерной энергетики, составлял 175 руб/мес, а оклад директора НИИ мирового уровня, лауреата Нобелевской премии, академика и проч., и проч. был всего лишь 750 руб/мес, поскольку разница между должностными окладами работников высшей и низшей категорий не могла превышать установленных государством рамок: примерно 7-10 раз. И подобная разумная разница в доходах реально распространялась на всю страну и не вызывала ни у кого каких-либо недоумений и возражений на общественном или кухонном уровне. Оплевываемая многими отставшая от реалий века невразумительная идеологическая система КПСС была вполне реальной и вразумительной по части учета принципа справедливости при распределении трудовых доходов. Была она также вполне разумной и справедливой в части содержания государственных иждивенцев, и прежде всего пенсионеров. Так, средний уровень пенсионного обеспечения равнялся 60% от уровня средней зарплаты по стране. При средней зарплате в 180-200 руб/мес пенсионный "потолок" составлял 120 руб/мес, что в 80-е годы обеспечивало вполне достойную по советским меркам жизнь стариков, имевших трудовой стаж не менее 25 лет. Сейчас же на подачку в сто пенсионных баксов - и то далеко не у всех! - в городе можно умереть голодной смертью! Денежное обеспечение рабочих и служащих госсектора, а также размер пенсий устанавливают депутаты федерального и местного уровней, которых выбирает само население. Поэтому и жалобы на нищенский уровень зарплат бюджетников и пенсий народ должен адресовать самому себе. А вот в частном секторе, как показал успешный опыт западных стран, и прежде всего США, защиту прав трудящихся должны осуществлять профсоюзы, у которых имеется целый арсенал действенных средств для организованного давления на работодателей. Увы, спустя более пятнадцати лет существования "свободной и демократической" России можно констатировать тихую кончину российского профсоюзного движения: профессиональные союзы реально отсутствуют на производстве и реально отсутствуют в виртуальном пространстве телеэфира. Свободному народу профсоюзы не нужны! Совершенно прав был знаменитый немецкий писатель и журналист Иоахим Фернау, говоря: "Фимиам свободы вызывает опасные восторги. Его используют главным образом совратители, а вдыхают дураки". Половина населения России живет на несколько долларов в день (в том числе все пенсионеры - а их насчитывается 40 миллионов!), и по этому показателю должна быть отнесена к беднейшему миллиарду населения планеты. Но несмотря на откровенное нежелание властей замечать рядом с собой нищенствующих соплеменников, нищая половина страны надеется на пробуждение в сердцах у кремлевских властителей совести и сострадания.
   Нищенские зарплаты и пенсии не дают возможности нормальным, честно живущим семьям россиян содержать детей: средств не хватает и на содержание взрослых членов семей. Не нужно политикам и социологам кривить душой и искать причины вымирания населения России - а именно так сейчас и видятся ближайшие и отдаленные перспективы России: пока у граждан не будет в достатке средств на воспитание детей - не будет и самих детей. Все досужие разговоры о престижности многодетных семей, о преступности абортов, о грядущем повороте государственной политики в сторону обеспечения необходимого прироста населения - это всего лишь рекламная болтовня, направленная на решение сугубо личных карьерных проблем общественных деятелей. А ситуация с рождением детей в современной России сложилась просто катастрофическая. Сменив в 1991 г. государственный флаг, Россия сменила заодно и знак прироста своего населения с (+) на (-). Сейчас темп убыли зарегистрированного населения страны составляет - 0,6%, что в абсолютных цифрах дает 900 тыс человек в год! По прогнозам демографов по состоянию на 2003 г. количество россиян к 2020 г. уменьшится до 130 млн. от имевшихся 146 млн., а к 2050 г. нас останется всего лишь 100 млн. или даже меньше. Цифры, конечно, впечатляющие, однако далеко не все видят скрытую в них реальную социально-политическую перспективу, а многие ныне действующие политики ее и не желают видеть. Проанализируем сложившуюся ситуацию более внимательно. Если средний возраст отходящих в мир иной - а это и есть средняя продолжительность жизни - стабилен в течение достаточно длительного времени, то прирост населения определяется только темпом рождаемости, причем чем выше старческий возраст, тем больше молодежи рождается при жизни среднего взрослого и, следовательно, больше людей трудоспособного возраста способно содержать престарелых. Увы, средняя продолжительность жизни россиян позорно низка: на 10-12 лет ниже благополучных соседей на западе и на востоке, причем мужчины живут в среднем на 15-20 лет меньше среднестатистического европейца или японца. Наши мужчины уже давно живут менее 59 лет, не доживая в среднем до положенной по старости пенсии (вот выгода-то Минфину!). Их убивают раньше времени собачьи условия труда и быта, стрессы и пьянство - все друг с другом связано и действует скопом. Следовательно, на одного живущего взрослого у нас приходится относительно мало молодежи, и это обстоятельство только усугубляет и без того неприятную демографическую тенденцию: должно происходить неминуемое ускорение убыли населения - что и наблюдается в действительности в России в течение по крайней мере последних десяти лет. Но реальная ситуация еще хуже, чем та, которая просматривается при анализе среднестатистических результатов. На самом деле население России на 10-15 млн. человек больше общего количества зарегистрированных в качестве российских граждан (да и как их точно сосчитать, если они не пожелали регистрироваться?). Незаконная иммиграция приобрела невиданные и немыслимые масштабы для страны, считающей себя цивилизованной. В подавляющем большинстве к нам едут безработные из неблагополучных в данном отношении стран; следовательно, по большей части это малоквалифицированные молодые люди из соседних с Россией государств, расположенных южнее и восточнее: славяне, мусульмане, буддисты. Протестанты и католики из Европы, равно как и евреи из Израиля на работу к нам не едут! Масштабная иммиграция усиливает и без того всем известную межэтническую напряженность, уже давно существующую в России и имеющую давние и глубокие корни. Так вот, указанная незаконная иммиграция не мешает нашим незваным гостям в условиях презрения коренного народа к законности и собственной будущности и сплошной продажности чиновничества постепенно превращать свое временное пребывание на территории России в постоянное и, естественно, плодиться, как требует природа от молодых людей всех национальностей и вероисповеданий. Поэтому реальная убыль коренного населения России намного больше, и она лишь маскируется выше названными особенностями российской действительности. И поэтому речь нужно вести уже не об убыли россиян, а об их стремительном вымирании, причастность к которому властей страны несомненна!
   Зададимся, однако, вопросом, который отечественным национал-патриотам может показаться бестактным и, конечно же, антирусским: а сколько этих самых русских требуется Российскому государству для нормального обустройства его жизни и, как следствие, полноценной жизни его граждан? Речь о русских идет потому, что в России считающих себя этническими русскими 80%, и уже по этой только причине ее следует именовать без всяких натяжек русским государством, как и Сирию, к примеру, исламским, хотя мусульман в ней всего 74%. Высокопоставленные натовские чины на поставленный прямой вопрос отвечают однозначно, хотя и расплывчато: чем меньше, тем лучше! Госсекретари США, ведающие международными делами, всегда были более категоричны: 30-50 млн, лучше 30 (госпожа Олбрайт). Такого количества русских, по мнению США, вполне достаточно, чтобы обслуживать экологически грязный процесс добычи полезных ископаемых, расположенных на российской территории, которые необходимы для жизнеобеспечения Запада, отвечающего за развитие современной цивилизации. Размножаться русским недоумкам, т.е. всяким там славянам, татарам, мордве, чеченцам, чукчам, не имеет смысла, поскольку Россия культурно несостоятельна и не имеет никакой исторической перспективы. Этнические русские отсталы, а многонациональный российский микст только усугубляет эту отсталость, поскольку переплавить многонациональную разрозненность в ощутимое единство русские не в состоянии - в отличие от США, которые даже из негров и индейцев сделали стопроцентных американцев. Территориальную целостность России мы (т.е. США и НАТО) уж, так и быть, обеспечим, но вы - русские - должны день и ночь усердно вкалывать на нефтяных и рудных приисках и лесоповале. Вот так вот, господа россияне!
   В столь обидных для нас высказываниях есть большая доля горькой истины. Ничего подобного в голову не придет никому болтать об американцах, французах, китайцах, турках, хотя и у этих народов полно серьезнейших национально-демографических проблем. А у россиян что ни сфера жизни - то большая проблема. Любой западный специалист по "русскому вопросу" знает, что уже в течение пятнадцати лет в России на обучение 1 школьника ежегодно тратилось в 20 (!) раз меньше средств, чем в странах "золотого миллиарда". Даже если сейчас отечественный Минобраз вдруг осознает существование образовательной национальной безопасности и "выбьет" из условно русского путинского правительства большие дополнительные средства, и если эти средства будут реально доходить до школ, а не разворовываться по пути жадной чиновной братией, то все равно эффекта от увеличения ассигнований придется ждать не менее 10-15 лет, когда теперешние первоклассники начнут свою постоянную квалифицированную трудовую деятельность. А этого времени у России может уже и не быть, чтобы дать адекватный ответ на обострение развивающейся в мире общей кризисной ситуации. Увы, но таковы законы развития тех процессов, которые завязаны на демографию: последствия провалов и успехов сказываются много позже, но неотвратимо. Это обязаны были знать реформаторы ельцинской команды. Если не знали и не ведали, то народ жестоко ошибся, добровольно двинув во власть социально-политических недоумков; если же знали и разрушали прежнюю систему образования осознанно, то народ избрал во власть негодяев. В любом случае всем нам еще аукнутся грядущие последствия слабой подготовленности молодой смены. Далее, общеизвестно, что количество абортов в России превысило все допустимые нормы (если в таком вопросе вообще уместно говорить о каких-то "нормах"): ими прерывается более половины всех беременностей. Но сама по себе широкая агитация против абортов, на чем настаивает небезызвестный политик Дмитрий Рогозин, в стране с преимущественно неверующим населением неэффективна. Нужна реальная и ощутимая государственная поддержка семей с 2-4 детьми, включая такие жизненно важные вопросы, как жилплощадь, финансы, освобождение матери, достойная работа мужу, налоги. Помощь немедленная, а не отложенная, как предполагается системой родовых сертификатов, без отсрочек и одолжений, деморализующих молодых мам и пап. Распространенные сейчас неверие и прямое издевательство над правительственными подачками (а как иначе назвать виртуальные будущие 10 тыс. долларов на жилье и учебу, если городская квартира реально и уже сейчас стоит 200 тыс. долл., а прием в МГУ, по слухам, - 25 тыс.?) - это уже очень серьезный показатель запущенного демографического кризиса.
   Так что же: рожать русским бабам или не рожать? Вопрос не имеет простого и однозначного ответа, как может показаться на первый взгляд, даже если с возмущением отвергнуть советы зарубежных интернациональных националистов. Если Россия намерена обеспечить своим будущим поколениям цивилизационное достоинство, то она должна в ускоренном темпе модернизировать старое и создавать новое конкурентоспособное производство всего того, что необходимо для обеспечения долгосрочного развития государства как минимум на европейском уровне. Тогда, учитывая российские просторы и чрезвычайно малую плотность населения удаленных от известных мегаполисов районов, 200 млн. человек - это голодный минимум для решения самых насущных и неотложных задач. 30 млн. нужно будет добавить в европейскую часть России, чтобы избавиться от необходимости использовать малоэффективный труд иммигрантов из азиатских стран, которые могут быть задействованы в качестве своеобразной "пятой колонны" при возникновении социальной напряженности. 25 млн. необходимо отправить на реальное и долгосрочное освоение сибирских просторов, естественно, не вахтовым способом и не в каторжных условиях труда и быта. Но как быстро может увеличиться население страны со 145 млн. населением на 35%? Это увеличение следовало бы осуществить в течение ближайших 10 лет, но тогда ежегодный прирост населения должен быть в среднем 3,5%, что, конечно, совершенно невозможно ни при каких условиях. Кроме того, дети в возрасте от 1 до 10 лет - это, конечно, еще совсем не трудоспособное население, а, наоборот, тяжелая ноша на плечах взрослого населения: при минимальных затратах на 1 ребенка в год хотя бы в размере 10 тыс. долл. получаем требуемую дотацию к уровню дополнительных внутренних инвестиций в объеме 500 млрд. долларов за одно только десятилетие! Растягивать же решение проблемы на 20 лет проигрышно экономически и опасно политически, хотя по только что приведенным соображениям проблема не может быть полностью решена и за указанный удвоенный срок. Еще раз приходится повторить, что вследствие большой естественной инерционности демографических процессов любые провалы в демографической политике исправлять и очень трудно, и очень долго - а именно многие десятилетия. Но три-четыре спокойных десятилетия история нам вряд ли предоставит. Оправдана ли будет в таком случае поговорка "Лучше поздно, чем никогда?". Данный вопрос оставляю открытым, но очевидно, что режим 90-х годов совершил перед народом России тяжкое преступление, последствия которого предсказать трудно, а исправить в обозримый период времени невозможно. Если, конечно, не разбавить на треть коренное население страны азиатскими иноверцами, совершенно чуждыми ему и по языку, и по жизненному менталитету. Именно такую внутригосударственную политику решения назревших демографических проблем и осуществляет "по умолчанию" правительство Путина - Фрадкова.
   Выше мы уже затрагивали проблему стратегически опасного соседства России с перенаселенным мусульманским миром, равно как и с Китаем, который с нескрываемым вожделением поглядывает на девственную Восточную Сибирь, которая в союзе со славянством никак не может разродиться чем-то существенным и для России, и для мира в целом. С юга и востока 145-и миллионную Россию окружают страны с населением в 1700 млн. человек с иными вероисповеданиями и менталитетами. Вакуум населенности России при явно избыточном давлении по ее периферии создает опасность неконтролируемого и неправового развития демографической ситуации на наиболее опасных направлениях соприкосновения соседних народов. Конечно, Россия обладает пока что достаточным силовым арсеналом для предотвращения угрозы своим интересам и тем более государственной целостности. Однако угрозы могут быть столь множественны и масштабны, что разумнее уже сейчас задумываться о соответствующих профилактических мероприятиях, поскольку дефицит свободного населения в России будет сказываться еще очень долгое время. По крайней мере, данная проблема не может быть отдана всецело на откуп губернаторам краев и областей, на которых соседние страны способны оказать сильное психологическое, этническое и финансовое давление через посредство легальных и нелегальных иммигрантов, уже обосновавшихся на сопредельных территориях.
   При истощении собственных человеческих ресурсов необходимо добиваться повышения качества имеющегося в стране населения, которое заключается в его способности интеллектуально и духовно противостоять миграционному натиску извне. Так, например, в Германии также наблюдается наметившаяся тенденция к сокращению трудоспособного коренного немецкого населения, при этом освобождающиеся рабочие места постепенно заполняются выходцами из Турции и других мусульманских стран. Однако разумная и национально ориентированная долгосрочная политика германских властей старается противопоставить вынужденному найму иностранной неквалифицированной силы чрезвычайные меры по укреплению молодых семей коренного населения, эффективное материальное, жилищное и иное стимулированию рождаемости именно в немецких семьях, а также открытый государственный протекционизм в пользу немецких специалистов. В России сходная ситуация, но государственная власть как бы не замечает стремительной интеллектуальной, моральной и физической деградации молодежи коренных народов. Да и что можно ожидать в стране, где, как показали специальные социологические исследования, 90% россиян считают ненужной поддержку отечественной науки; где скрытая безработица охватывает около половины всех научных кадров страны; где 80% ученых не надеются на существенное улучшение ситуации в обозримое время. И это при том, что в странах Запада, которым российская элита пытается подражать в части методов управления огромным хозяйством бывшей великой империи, высокообразованные научные кадры составляют золотой фонд нации, пестуемый всеми видами государственного патронажа. На Западе ученый, работающий в сфере неквалифицированных услуг - это нонсенс; в России же подобная ситуация - в порядке вещей. В России безнравственный охлос буквально раздавил духовную, совестливую аристократию в лице всесторонне и серьезно образованных людей; совестливость стала считаться проявлением нежизнеспособности и, как это ни странно, нецивилизованности. Русский православный народ был воспитан отнюдь не на почтении к Божьим заповедям, а веками беспросветного варварства и рабства. Рабство же приучило к воровству во всех его ипостасях, как то воровство у барина, мздоимство у просителей, государственная коррупция. Лиходейство с голодухи или мести (как у некоторых задержавшихся в родо-племенной формации этносов) также не считалось чем-то необычным и противоестественным (достаточно вспомнить хотя бы пушкинского Дубровского). И когда в 90-х годах минувшего века власть отпустила сдерживающие народ тормоза, то страну буквально захлестнула мутная волна аморальности, воровства и прямого бандитизма. Выдумка старых русских философов о существовании присущего только одному русскому народу высоконравственного православного менталитета лопнула, как мыльный пузырь. Де-факто современная русская идея - это нефтегазовое безделье народа, поголовная и неограниченная коррупция чиновничества всех уровней и всеобщая аморальность бытия, ежедневно рекламируемая всеми средствами массовой информации и поп-культуры. С таким человеческим ресурсом Россию ожидают тяжелые и безрадостные времена.
  
          -- Политика властей и реакция общества.
  
   О внутриполитических основах российской жизни писать неприятно потому, что эта многообразная и многосложная в каждом конкретном государстве жизнь в сегодняшней России выстроена по средневековому образцу времен царя Ивана III: богоданный народу государь держит в своих руках верховную власть, никем и ничем не ограниченную, а советом ему служит послушная боярская дума, члены которой кормятся от царских милостей и потому совсем не склонны в чем-либо перечить своему благодетелю. Народ - это огромная ленивая толпа, изредка ворчащая с голодухи, но опасающаяся связываться в открытую с ближней государевой дружиной и потому принужденная тупо, как быдло, выслушивать на грязных площадях царские указы. Никому в боярской думе и в толпе простонародья и в голову не приходит потребовать от царя какой-либо программы государственного правления и тем более отчета. По слухам, такое практикуется в заморской Англии, но где эта Англия и где Россия...
   Президент России, избираемый прямым голосованием всего народа, по действующей Конституции обладает столь широкими полномочиями для осуществления своих властных функций, что их действительно можно считать царскими: ни он сам, ни его личная администрация никому не подотчетны; он назначает правительство и руководит им; он полномочен менять состав Конституционного суда и он же является Главнокомандующим вооруженных сил страны, причем вообще все силовые структуры государства подчинены лично ему; отстранить же президента от должности законным путем практически невозможно. При таких огромных властных полномочиях одного лица решающее значение и вес приобретает программа его руководящих действий, рассчитанная хотя бы на ближайшую перспективу. В истории России последнего столетия высшие руководители страны вплоть до начала 90-х годов считали для себя обязательным не только вырабатывать такую общую программу правления с указанием неких временных ориентиров, но и доносить ее до широкой общественности. Пусть даже программа иногда носила самый общий характер, но ее обнародование в качестве обязательного к исполнению правительством документа рассматривалось в качестве акта уважения властями своего народа, который имел хотя бы пассивное право обозревать вероятное будущее России и во многом будущее каждого ее гражданина с открытыми глазами. Даже самодержец Николай II считал обязательным, чтобы знаменитый реформатор Петр Столыпин как премьер царского правительства подробно информировал Думу и общественность страны о деталях разработанной им программы и одобренной, естественно, свыше, поскольку царь премьера и назначал на должность. Была общеизвестна и партийно-государственная программа Владимира Ленина, которую он непрестанно озвучивал и подробно разъяснял на многочисленных конференциях, собраниях и митингах, не говоря уже о партийных и прочих печатных изданиях. Чрезвычайно скрытный по своему характеру диктатор Иосиф Сталин, не любивший открытых выступлений из-за того, что плохо владел правильной русской речью, считал обязательным обнародование всех долгосрочных социально-политических и экономических планов руководства страны в своем лице, не забывая и об их идеологическом обосновании, что не удивительно, ибо в то время все правительственные чины имели богатый опыт сложнейшей партийной работы в условиях жесточайшей конкуренции идей. Сталинские планы не скрывали, что нужно готовиться к грядущей войне, потому ускоренное развитие тяжелой и военной промышленности жизненно необходимо. Послевоенные руководители КПСС подробнейшую разработку планов государственного развития и их всемерную пропаганду возвели в своеобразный культ, их изучение после первого опубликование в обязательном порядке проводилось во всех школах и учебных заведениях, во всех организациях страны. Всему народу было ясно, что успехи в развитии социализма напрямую зависят от успехов конкурентной борьбы с США на всех направлениях политической, экономической и военной деятельности СССР. Но с годами росло и сомнение в реализуемости задач партийного планирования, которое вылилось в массовое неприятие правления КПСС жизнью государства. Пришедший к власти Борис Ельцин впервые отказался не только от конкретизации общей идеологии правления, но и от обязательности государственного планирования, понимая на своем уровне развития свободный капиталистический рынок как восточный базар без обязательств и правил. Он ограничился лишь наглым прилюдным обещанием скорой хорошей жизни для всех, которое обернулось скорым разорением подавляющего большинства населения России и одновременным появлением множества отечественных долларовых миллионеров и даже миллиардеров. Назначенный Ельциным преемник неограниченной президентской власти Владимир Путин соорудить хотя бы черновик программы до своего официального избрания то ли не успел, то ли не захотел. Вернее второе, поскольку и по прошествии семи лет своего правления Путин так и не представил российскому народу никакой официальной развернутой программы государственного развития и никакого идеологического обоснования. Президент не считает нужным выступать с большими разъяснительными речами ни на чьих-либо партийных форумах, ни по поводу больших государственных праздников, ограничиваясь самыми общими и невразумительными ежегодными посланиями непонятно кому да беседами с журналистами, которые программными никак не назовешь. Подобную политическую практику государственного руководства следует считать оскорбительной для русского народа, который, растеряв былое величие, не настолько потерял остатки достоинства, чтобы ему отказывали в праве знать, куда его ведут кремлевские поводыри.
   Круг программных вопросов, по которым разумный гражданин России хотел бы получить разъяснение от самого президента с подробным их освещением с социально-политической, экономической и финансовой сторон, с указанием примерных сроков реализации конкретных планов, не так уж мал, чтобы от него можно было бы отмахнуться. Перечислю лишь некоторые самые общие положения предполагаемой программы, по которым президенту было бы необходимо публично высказаться:
   - Приоритетные направления развития несырьевых отраслей производства.
   - Перспективы обеспечения занятости населения по отраслям и регионам.
   - Установление справедливого соотношения уровней доходов трудящихся по различным отраслям хозяйства и направлениям деятельности.
   - Политика в отношении использования ресурсов недр страны и распределения доходов от их реализации.
   - Конкретные планы борьбы с коррупцией среди чиновников всех рангов, включая высшие федеральные и местные уровни.
   - Молодежная политика: фактическая платность образования, обеспечение молодых специалистов жилплощадью и рабочими местами с высокой доходностью труда как необходимое условие создания ими благополучных многодетных семей.
   - Конкретные и эффективные меры по решению проблемы стимулирования деторождения.
   - Перспективы развития системы пенсионного обеспечения.
   - Насущные вопросы государственной национальной политики: реальный статус национальных образований в федеральном государстве, допустимые уровни иммиграции по регионам, допустимые пределы использования труда иммигрантов в основных отраслях хозяйства, включая сферу услуг.
   - Принципы государственной политики в отношении основных международных союзов и отдельных держав: Беларуси, Украины, Евросоюза, США, Китая, Японии, Ирана.
   Вместо сбалансированной президентской программы имеются лишь некоторые неопределенные заявления общего характера или частные решения правительственного уровня. Неудачный рекламный ход с "материнским капиталом" в размере 250 тыс. руб при рождении второго ребенка мы уже комментировали выше. По жилищной проблеме, актуальной прежде всего для молодежи, ударили опять-таки бумажной ипотекой, не видя очевидного: российское жулье за последние пять лет подняло цены на российское жилье в десять раз, а реальный банковский процент за кредит доходит до 50 и даже до 70% годовых, если учесть многочисленные скрытые начисления. Неужели господа Путин, Медведев и Фрадков всерьез надеются, что после их неуклюжих медвежьих объятий молодые россиянки кинутся рожать достойную смену передовикам славного отечественного производства, которые на предлагаемую им зарплату и себя-то содержать не могут? А слышало ли наше высокоуважаемое руководящее трио, что говорят про их министра Зурабова десятки миллионов граждан пожилого возраста и про самого президента, который оберегает совершенно негодного чиновника словно своего любимого родственника? Что это, наконец, за эпопея о союзе России и Беларуси, совершенно неприлично затянувшаяся по времени? Можно подумать, что наша страна заключает государственный союз с Гватемалой, а не с братской русскоговорящей страной. Особенно неприятно то, что президент Лукашенко считает своей обязанностью подробнейшим образом информировать белорусскую общественность о существе своих переговоров с президентом Путиным и о возникающих трудностях и разногласиях, а вот Путин сам комментировать свою (и, следовательно, руководимой им страны) позицию не считает нужным, переадресуя эту - по-видимому, грязную - работу чиновникам от экономики Миллеру и Грефу.
   Кому-то могут показаться излишне резкими оценки автором характера взаимоотношений российского руководства и руководимого им общества. Вот, однако, как охарактеризовал реальное отношение российской интеллигенции к руководящим установкам и поручениям Кремля президент Академии политических наук профессор С.Рогачев: "Велись долгие дискуссии о национальной идее. Серьезной научной подвижки они не принесли. Больше того, серьезная дискуссия по этой в общем-то важной проблеме постепенно подменилась, по-существу, скоморошничеством" (см. "Россия. Политические вызовы XXI века", М.,2002, с.9). И далее: "Создалась парадоксальная ситуация: не знаем, какое общество строим, и не хотим знать. Зато стремимся разработать технологии, как это неизвестное общество строить. Один бывший премьер-министр любил говорить: "Я не политик, я прагматик"". (там же, с.10). К сожалению, уважаемый профессор совершенно напрасно не обратил со своей стороны более серьезного внимания на цитату из лексикона нашего известного специалиста по афоризмам. Она содержит более глубокий и трагический для российского народа смысл. Существующая в России верховная власть не может и не хочет раскрывать реальную идеологию и реальные планы по руководству страной, поскольку от них веет прагматизмом правящей политической и деловой элиты, основанным на реальной личной выгоде от самого процесса управления и связанных с ним привилегий. Власть и работающий с ней в паре крупный бизнес по-существу уже с начала 90-х годов приватизировали в свою личную пользу все недра России с их богатейшим содержимым, приобретя тем самым по сути бесплатно бесперебойный источник колоссальных персональных доходов, что позволило некоторым ничем ранее не примечательным людям и даже бывшим коммунистам сколотить за очень короткое время миллиардные состояния в разоренной, нищей России, до недавнего время жившей в долг. Все эти доходы и несправедливы, и незаконны, если вспомнить, что в 90-е годы официальное налогообложение доходов от бизнеса превышало 100% (!), что и вынудило практически весь бизнес уйти частично или полностью в тень, откуда он и по сей день выходить не спешит, несмотря на обещания президента все забыть и все простить. Суть отечественной колониальной программы "развития" России проста: она превращена в громадный рынок сбыта готовой продукции зарубежных производителей в обмен на поставки им необходимого природного сырья. Здесь есть определенная аналогия с экономикой "банановых республик", только колонизаторами по отношению к российскому народу выступают сами же потерявшие совесть россияне, а вместо бананов из России вывозятся нефть, газ и другие ценнейшие полезные ископаемые - но, в отличие от бананов, невосполнимые и, следовательно, отнятые у будущих поколений россиян.
   Затронутая тема слишком серьезна и слишком принципиальна для жизни всей без исключения России, всех слоев ее населения. Откуда, действительно, так быстро возникли миллиардные состояния отечественных олигархов? Очевидно, из нефти и газа, поскольку все иные источники доходов в России существенно уступают двум названных и по объемам реализации за рубежом, и по скорости оборачиваемости финансов; кроме того, в производстве, связанном с упомянутыми "иными", задействовано множество разноотраслевых инстанций, в том числе контролирующих, поэтому теневые схемы не в состоянии оперировать никем не замеченными миллиардами долларов. А теперь еще раз обратимся к официальным, попавшим в разнообразные отчеты и международные статистические справочники, данным по добыче в России нефти с газоконденсатом (неизменным спутником нефти), приведенным в упоминавшейся выше книге Давиденко и Кеслера "Ресурсы цивилизации" (с.216), с добавлением ожидаемых результатов добычи за 2007 г.:
  
   Добыча нефти в России, млн тонн
  
   Год 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999
  
   Кол-во 530 462 399 354 318 307 301 302 303 305
  
   Год 2000 2001 2002 2003 ..... ...... ...... 2007
  
   Кол-во 323 348 379 390 520
  
   Выводы напрашиваются сами собой: после прихода к власти Ельцина начался резкий спад добычи нефти, достигший минимума в наиболее "криминальный" период 1994-1999 гг., когда вседозволенность кремлевских воротил политики и бизнеса уже не сдерживал расстрелянный в 1993 г. парламент. С приходом к власти Путина уровень годовой добычи стал неуклонно расти, особенно быстро после 2003 г., когда был фактически возвращен государству "ЮКОС" Михаила Ходорковского, а сам олигарх угодил в тюрьму. В том же источнике имеются данные по экспорту нефти на запад через нефтепровод советских времен "Дружба", а также балтийские и черноморские порты (с.518). Пропускная способность трубы и портов не менялась в течение десяти и более лет, поскольку нефтяные олигархи не желали тратиться на их реконструкцию и расширение, и поэтому общая пропускная способность указанных трех путей составляла около 160 млн. т/год. Если сопоставить графики по годам общей добычи нефти в России и означенных выше западных экспортных поставок, то по своему характеру они окажутся близки друг к другу, т.е. снижение экспорта хорошо скоррелировано со снижением добычи, и, следовательно, оба процесса каким-то жестким образом связаны друг с другом. Михаил Бочаров дал ключ к разгадке указанного феномена: с началом снижения добычи (и экспорта) государство, естественно, стало ежегодно терять миллиарды долларов, но именно с этого времени известные теперь всей стране олигархи стали получать фантастические доходы (см. интервью М.Бочарова в "Экспресс-газете", N5,2003г., выдержки из которого приводят Давиденко и Кеслер, естественно, со своими эмоциональными комментариями). Но если без эмоций продолжить деловой анализ данной странной ситуации, то следует прежде всего дать однозначное объяснение грандиозному провалу нефтяной отрасли в 90-х годах. Объективных причин можно наметить три: резкое естественное падение дебита большей части из имевшихся у России более 100 тыс. работавших скважин; искусственное снижение дебита скважин; одновременная консервация около трети нефтяных вышек. Однако, по мнению экспертов, все три варианта не могли иметь места в действительности. Естественный дебит скважины может, конечно, изменяться в силу физических процессов внутри нефтяного пласта, но не везде сразу и не в таких масштабах, которые требуется объяснить. Искусственное снижение дебита на продолжительное время совершенно нерентабельно, поскольку себестоимость добываемой нефти резко возрастает, а она в России и так намного выше, чем в Северном море или в районе Персидского залива. При существовавших в тот период времени низких ценах на нефть (порядка 13 долл/барр) при искусственном увеличении себестоимости добываемой нефти ее поставки потребителям вообще теряют всякий коммерческий смыл, чего, конечно, прибыльная отрасль допустить не могла. Наконец, совершенно нерентабельным выглядел бы и процесс массового закрытия и консервации десятков тысяч вышек и даже целых приисков, который повлек бы огромные потери, связанные с консервацией и последующей реконсервацией всей сложной инфраструктуры, обслуживающей процесс добычи. Таким образом, следует искать субъективные причины рассматриваемому феномену. Нефтяная добывающая отрасль была отдана командой Ельцина в руки частного бизнеса, который контролировали известные нам и, как оказалось, склонные игнорировать законы олигархи; при этом система транспортировки нефти - Труба - оставалась в руках государства. Достаточно было олигархам договориться с Кремлем о теневой продаже части добываемой нефти - т.е. просто не отражать часть нефтяных поставок в государственной отчетности, - и разница между выручкой от продажи нефти и ее себестоимостью, не облагаемая бешеными государственными налогами, потекла прямиком в карманы олигархов и высокопоставленных кремлевских чиновников, связанных с пресловутой "семьей" окружения президента Ельцина. Именно данный субъективный фактор воровского сговора объясняет и исчезновение из государственной отчетности значительной части добываемой нефти вместе с налогооблагаемыми доходами от ее реализации, и странную корреляцию между спадом добычи и параллельным спадом экспорта, которого реально не могло быть, поскольку потребление нефти на западе снизиться не могло в отсутствие застоя в его промышленности и системе бытового потребления нефтепродуктов. Остается выяснить, могли ли украденные у народа России доходы от продажи незарегистрированной нефти сформировать гигантские состояния более чем десятка "отечественных" миллиардеров и сотни состояний помельче. Если предположить, что реальная добыча нефти с 1991 по 2003 годы не снижалась, то оказывается, что у государства его высшим руководством и олигархами было украдено около 17 миллиардов баррелей нефти. Считая по минимуму чистый доход с одного барреля равным 3 долларам (более низкие доходы в нефтяном бизнесе коммерчески недопустимы), получаем сумму примерно в 50 млрд. долларов! Сумма столь огромна, что ради таких барышей можно пойти на любые политические и экономические преступления - если, повторяю, не иметь совести или потерять ее. Олигархи нам хорошо известны: это нелюбимые нынешним президентом России люди с подозрительно польскими фамилиями: Ходорковский, Березовский, Гусинский... Между ними, очевидно, имелось определенное распределение обязанностей: Ходорковский добывал нефть; Березовский взял на себя договоренность с Кремлем, куда был вхож; Гусинский осуществлял информационное прикрытие операции через находившиеся в его руках СМИ, включая канал НТВ. Но расчетливым и предусмотрительным олигархам не повезло: назначенный старым и больным Ельциным молодой и энергичный Путин оказался совестливым русским, что вообще редкость в кремлевском омуте. Можно только предполагать, что, довольно быстро разобравшись с системой наглого воровства нефти, он не пожелал быть очередным свадебным генералом на банкете интернационального жулья. Результат быстрой и профессионально осуществленной разборки нам всем хорошо известен: Березовский ударился в бега, Гусинского как главу русских иудеев пожалели и тихо отпустили за кордон, а вот Ходорковский за строптивость характера угодил на нары и, судя по всему, до старости с них не слезет. Но украденного ими, увы, народу не вернуть. А ведь одним только пенсионерам, родившимся до или во время войны и еще детьми хлебнувшим все тяготы послевоенной разрухи, можно было бы раздать на круг по 40 тыс. руб. в качестве единовременного пособия на 9 мая!
   Президент Путин так и не осчастливил свой народ внятной программой государственного развития. Возможно, что он решил просто досидеть положенный ему по Конституции президентский срок и с миром уйти, не осчастливив свой народ гениальным руководством, но и не заложив душу дьяволу. В российском политическом и экономическом гадюшнике придется тогда уже совсем скоро разбираться и действовать новому президенту. С каким же народом ему доведется иметь дело; на какие духовно-нравственные, интеллектуальные и физические силы россиян ему можно будет рассчитывать? Спектр суждений о российском народе очень велик, поскольку всякий считает, что уж о своем народе он знает всего достаточно, чтобы свое суждение иметь. На самом же деле в нем усматривают чаще всего именно то, что хотят видеть, исходя из своих личных взглядов на жизнь. До прихода к власти в стране большевиков о народе печатно высказывались только дворяне и продвинутые разночинцы, которые от дворян мало чем отличались. Поэтому литературный образ русского народа получился своеобразный, самим этим народом совершенно не понятый, что, собственно, он и продемонстрировал дворянской братии в кровавой гражданской войне. Партийный образ народа - строителя коммунизма - в 90-х годах был осмеян и отвергнут, а вот новую личину на него напялить до сих пор не сумели: новорусских писателей Бог талантами обошел. В результате приходится возвращаться к эмигрантской характеристике русского человека, в которой больше от ностальгической мечты, чем от реальности. Вот как характеризует ментальность русского человека современный, очень эрудированный и вдумчивый философ В.Владимиров (см. его книгу "Смысл русской жизни", М., 2006 г., с.428):
  
   - понимание подчиненной роли труда в "правильной" жизни;
   - терпение и смирение;
   - важность мнения окружающих;
   - высокое значение авторитетов;
   - идеализм, то есть понимание большей важности духовного начала по сравнению с материальным;
   - неуклонное стремление "быть, а не иметь";
   - умение сотрудничать, соборность;
   - коллективизм, понимаемый прежде всего как солидарность и взаимопомощь;
   - способность уживаться с другими народами, неагрессивность;
   - совестливость, то есть умение руководствоваться нравственным чувством;
   - обостренное чувство справедливости;
   - неравнодушие;
   - чувство долга и сила воли;
   - свободолюбие.
  
   Вот в такой ментальности, которая в соответствующей отечественной литературе считается общепринятой, и видится культурная ценность русской цивилизации, якобы сейчас сформировавшейся на базе государства под названием Российская Федерация. А теперь, положа руку на сердце, удалите из списка то, что вам покажется сомнительным или уже утратившим смысл в современной жизни народа в качестве безоговорочно присущей ему характеристики. Не знаю, какой выбор сделали вы, уважаемый читатель, а я смог оставить только первые четыре характеристики, выделенные мною курсивом; остальные же 10 из 14 характеристик считаю утерянными русским народом, особенно после социально-политического и экономического краха, который претерпело российское общество в 90-х годах. Люди озаботились прежде всего проблемами выживания и, естественно, несколько одичали. Это одичание непомерно затянулось по времени, так что сейчас можно вести речь уже только о степени деградации народа в целом и русского человека как такового. Новорусская аморальность, воровство, бандитизм, казнокрадство, взяточничество, лицемерие, обман, наркомания, бордель в душе и теле, предательство... - вот далеко не полный список современных пристрастий, ставших привычными до такой степени, что без их демонстрации и смакования телевизионные и литературные развлечения не имеют спроса со стороны массового потребителя. Многочисленные критики современной российской власти и установленных ею порядков, кормящиеся на национально-православной почве, не хотят признавать очевидное: "демократические верхи" просто обнажили то, что уже созрело в самом народе: "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива!" Иногда ставшая уже очевидной социально-политическая деградация народа трактуется горе-идеологами как апатия уставшего от коммунизма населения несчастной России. Доля истины в подобной позиции, конечно, имеется, но дело не в терминологии, а в сути: население в массе своей превратилось в стадо без идеологии, без нравственных устоев и без средств к существованию. Весной 1991 г. это стадо равнодушно проголосовало за сохранение СССР, а осенью того же года оно же бесстрастно наблюдало, как национальные паханы СССР развалили. 20 миллионов взрослых, образованных членов КПСС, "цвет нации", в одночасье прозрели и презрели партийные клятвы, что абсолютно несовместимо ни с какими моральными кодексами поведения уважающих себя совестливых людей. И к чему же пришел теперь этот некогда великий народ? Какие лозунги наиболее в ходу у якобы представляющих его общие интересы партий? Усиление социальной защиты - вот главное требование народа: женщин, стариков, студентов, даже военнослужащих! И эту социальную защиту и справедливость народ требует именно от тех, кто его и обокрал материально и духовно. Министры и олигархи должны быть довольны: если народ требует социальной защиты - значит признает власть легитимной. Что действительно для российской правящей элиты опасно - это если народ потребует социального развития. Тогда придется обнародовать идеологию и программу этого развития. Но ведь у "новорусской волны" идеологии нет и быть не может, поскольку смысл ее жизни - это получение прибыли от обворовывания собственного народа. Нет никакой российской либеральной идеологии, поскольку свобода для воровства - это не идеология, а способ обеспечения успеха в реализации проклятой Богом страстишки.
   Как только речь заходит об идеологии и социально-политической программе, то приходится обсуждать тему о роли российской интеллигенции в общественном и государственном развитии. Именно российской. или русской, поскольку она принципиально отличается от европейской и вообще западной формой своего общественного бытия. Отметим прежде всего, что интеллигенция в многонациональной стране действительно интернациональна, поскольку русский, украинец, белорус, еврей, татарин, армянин, грузин, чеченец - все они в сугубо умственной деятельности пользуются единым для них языком действительно высшего уровня - русским, сравнимым по разработанности только с английским, французским и немецким языками, действительно универсальными в отношении любых запросов и требований современной цивилизации. Единство языка невольно создает и единство в стиле мышления, в культуре общения, в терминологии, без чего эффективное взаимное общение в устной и письменной форме невозможно. Поэтому российскую интеллигенцию без всяких натяжек за рубежом называют русской именно по принадлежности к конкретному языку, что, вообще говоря, следовало бы делать и у нас. Увы, языковое единство русской интеллигенции не предопределяет такового с самим носителем языка - то есть с русским народом. До революции интеллигенция (революционеры не в счет) практически не общалась с простым народом: образованный человек в принципе не мог жить в русской деревне с ее патриархальным бытом; кроме того, интеллигенция была кровно, духовно и материально связана с дворянством, которое всегда держало дистанцию по отношению к черни. Поэтому то, что думал старый интеллигент о своем народе - это далеко не то, что тогда думал о самом себе народ. При власти большевиков ситуация кардинально изменилась. Всех интеллигентов, что мыслили сами по себе, большевики физически уничтожили либо сплавили за рубеж. Оставшиеся были поделены на две подневольные группы: тех, кто состоял на службе у государства (к примеру, научно-техническая и педагогическая интеллигенция), и тех, кто обслуживал партийную элиту (писатели, философы, пропагандисты). Представлять свой народ советская интеллигенция фактически была лишена права, поскольку это право принадлежало только большевикам: правящей партийной элите в центре и на местах и ее холуям из числа продвинутых рабочих и крестьян. Переворот 1991 года снова все поменял: государственники лишились не только власти, но и легальных средств к существованию, а партийцам пришлось срочно искать новых хозяев. К началу нынешнего века ситуация с бывшей советской интеллигенцией определилась вполне: ее государственная часть деградировала окончательно как класс или хотя бы прослойка (к примеру, о российской науке и, в частности, научной истории и философии обычно говорят в прошедшем времени); а вот партийно-идеологическая часть в лице тех, кто был не слишком обременен пережитками в виде морально-нравственных ценностей, пошла служить холуями именно к тому российскому воровскому и спекулятивному сословию, которое прежде травила и оплевывала как моральные отбросы социализма. Некоторые из демократов-интеллигентов, насмотревшись на образину в виде российского капитализма, все же усовестились, запоздало признаваясь на страницах печати: мол, зря доверились Сахарову с Ельциным, не думали, что все так обернется. Но исторического греха запоздалыми вздохами не искупить: именно интеллигенция спровоцировала народ к бунту против самого себя и своей проктятой жизни и тем самым бросила его в лапы чуждых русскому менталитету воровских кланов, которые быстренько приватизировали в свою пользу все государство - власть, казну и лучшую часть общенародного достояния. Трудовому народу достались в наследство лишь палочки от эскимо. "Долголетний моральный разврат", по выражению И.Ильина, дал ожидаемые плоды в виде материальной и духовной разрухи России.
   "Верхи не могут, низы не хотят" - так характеризовалась политическая ситуация в России накануне событий 1917 года, приведших к гибели Российской империи. Спустя 90 лет ситуация в России совершенно иная: ни верхи, ни низы ничего не хотят. Верхи получили все, что можно было в стране взять. Денег у них столько, что их просто некуда девать. В Советском Союзе богатый урожай зерновых считался стихийным бедствием, в новой России богатый урожай на нефтедоллары создал проблему: что с ними делать? В технологической пустыне, которой является современная российская промышленность, ценность представляют не зеленые бумажки, а новые инфраструктуры, новые производственные линии и целые предприятия, новая производственная кооперация, новые кадры, обученные современным методам работы, новые менеджеры - умные, образованные и честные. Все это требует колоссальных трудов и бессонных ночей в цехах и за компьютерами, а не в борделях Куршавеля. Зачем вся эта морока, необходимая какой-то там России, зажравшейся элите, у которой есть все на столетия вперед для нее самой и будущих праправнуков? Проблема с неустойчивым и непредсказуемым парламентом Кремлем успешно решена, и теперь никакие сюрпризы в виде строптивых партий и личностей в Думе и Совете Федерации не возникнут, а ротация высших топ-менеджеров организована по замкнутому кругу. Диктатура закона заменена диктатурой чиновников. Надоевший национальный вопрос решен "без шуму и пыли": о нем просто запрещено упоминать в СМИ и иных "общественных местах". Окончательно установилась российская модель государственности: государство полностью, вместе со всеми его гражданами, приватизировано бюрократией и служит исключительно корыстным целям криминальной элиты общества, заменившей собой партноменклатуру советских времен. Народ безмолвствует...
   Россия очутилась в социально-политической яме. Холуйствующие перед властью идеологи называют сложившуюся ситуацию в стране периодом стабилизации, хотя при Горбачеве подобную же ситуацию брежневских времен именовали застоем. Россия очень подозрительно напоминает Америку 140-летней давности, времен правления президента Гранта: "Кругом сплошное жульничество, в правительстве взятки, обман, воровство со стороны самых высших чиновников. Партийная машина работает на полных оборотах; благополучие страны - на самом последнем месте. Союз - это республика, охваченная коррупцией... Обе американские партии в действительности не имели лица, а только мнимые программы" (Цитаты заимствованы из книги И.Фернау "История США", М., 2007 г.). Встряхнул американский народ только биржевой крах, спровоцированный действиями воровского бизнеса, опекавшего Белый Дом. По всей видимости, сегодняшняя Россия ждет того же...
  
          -- Программные идеи российских политических партий.
  
   Как известно, новая плеяда хозяев России, отрекшись от вскормившей их КПСС, не сумела создать никакой вразумительной идеологии нового курса, которую по старой хорошей привычке можно было бы называть учением. Не сумела она создать и ни одной настоящей партии (исключая КПРФ Г.Зюганова, считающуюся преемницей КПСС). Политологи этим странным организациям, которые в первую очередь озаботились обзавестись печатями и бланками, а также связями во властных и предпринимательских кругах, дали уничижительное наименование "псевдопартии". Действительно, все достаточно крупные российские политические партии объединяют такие органически присущие им черты, что никаких реальных параллелей с демократическими партиями Запада у них быть не может. Укажу лишь основные:
  
   1. Все они отражают идейно-политическую дифференциацию элиты, которая является лишь легальным прикрытием реальной ожесточенной борьбы за власть и собственность.
   Однако к настоящему времени в государстве всё представляющее коммерческую ценность уже окончательно поделено между элитарными группировками, поэтому все партии преследуют чисто прагматические интересы своего собственного статусного и материального обеспечения, но никак не интересы тех групп общества, которые они обязаны представлять.
   2. Власть заинтересована в существовании нескольких конкурирующих хотя бы словесно партий для международной легализации своего мандата на якобы демократическое управление страной, население которой имеет право выражать свое мнение через парламентские выборы.
   Отмена порога явки избирателей лишний раз подчеркивает, что и сами партии, и избирательная система в России необходимы правящей элите лишь для соблюдения демократических формальностей, а реальное распределение властных полномочий не зависит ни от партий, ни от избирателей.
   3. Крупные партии выражают нужды определенных бюрократических и экономических группировок, а не общества. По этой причине их в России организуют "сверху", используя соответствующие властные и финансовые ресурсы.
   Так, к примеру, была организована партия "Единая Россия", которую называют еще "партией власти", поскольку она является составным элементом существующей в стране "исполнительной вертикали".
   4. Известность отдельных партийных деятелей является продуктом рекламной кампании, а вовсе не следствием их уникальной интеллектуальной или духовно-нравственной харизмы.
   Реклама никогда не акцентируется на программах российских политиков, поскольку таковых, по-существу, не имеется: они настолько неопределенны и общи, что не могут подкрепить имидж солидных государственных мужей, имеющих докторские степени по философии или экономике.
   Объективности ради проведем очень краткий обзор положений ряда программных документов известных отечественных партий, чтобы представить себе их видение главных проблем российской жизни. И начнем мы обзор с программы партии власти как самой влиятельной политической организации, завоевавшей на предыдущих парламентских выборах наибольшее число депутатских мандатов.
  
   ЕДИНАЯ РОССИЯ
  
   Принятая 20 сентября 2003 года, незадолго до очередных выборов в Госдуму (на которых партия одержала убедительную победу), программа носит ярко выраженный предвыборный характер и, если отбросить орнамент фраз декоративного характера, в содержательной части представляет собой набор смелых предвыборных заявлений и обещаний, которые мы теперь, перед завершением четырехлетнего депутатского срока партийных парламентариев, имеем возможность оценить прежде всего на предмет степени их исполнения.
   "За эти годы мы многого добились. Фактом стал подъем экономики и эмоционального состояния общества".
   Подъем российской экономики - это интенсификация добычи нефти и газа, расширение их поставок за рубеж и сверхдоходы от резкого скачка мировых цен. К несырьевой экономике данные "успехи" никакого отношения не имеют, стагнация промышленности и сельского хозяйства не преодолена. Эмоциональное состояние большинства трудящихся - растерянность и неверие ни во что и никому.
   "Основное условия для достижения этой цели - устойчивый рост экономики высокими темпами - в среднем 8% в год. За предстоящие 4 года мы должны построить современную и прозрачную рыночную экономику, экономику достатка большинства".
   Вместо 8% едва вытягиваем 6% (в стоимостном, а не товарном выражении), да и то исключительно за счет продажи сырья с нефтяных и газовых месторождений, освоенных при советской власти. В экономике застой, бизнес криминализован, большинство населения достаток не обрело.
   "Порядок - это бесперебойная эффективная работа "государственной машины" на благо всех граждан".
   Бесперебойно работает только государственная машина по перекачке нефти и газа из отечественных недр к западным потребителям.
   "Сегодня лишь Москва приближается по уровню жизни к европейским стандартам. Необходимо, чтобы московский (а в дальнейшем - общеевропейский) уровень жизни был доступен для жителей всех регионов нашей страны".
   Уровень жизни думских депутатов - бесспорно приближается, чего нельзя сказать о подавляющем большинстве коренного населения столицы. За пределами же Москвы по европейским меркам сейчас царит беспросветная нищета.
   "Если нам окажут доверие и по итогам парламентских выборов будет сформировано правительство, за которое мы сможем нести ответственность, мы гарантируем, что наш проект успешной России будет воплощаться в жизнь. А через четыре года мы отчитаемся перед избирателями за каждый пункт нашей программы".
   Российское правительство формирует и непосредственно руководит им президент Путин, а не спикер Думы и лидер партии власти Грызлов, поэтому парламентская партия ничего гарантировать не может. О "проекте успешной России" общественность не информирована, если, конечно, под ним не подразумевается настоящая предвыборная агитка. А вот обязательство отчитаться через четыре года, т.е. в 2007 году, принимаю к сведению и немедленно его реализую.
   "Также мы планируем создать эффективные административные процедуры и судебные механизмы разрешения споров между гражданами и государством. Такие механизмы - необходимый признак цивилизованного общества. Сегодня, к сожалению, многие проблемы, возникающие между гражданами и властью, решаются не столько через суд, сколько посредством взяток. Порядок и коррупция несовместимы".
   Увы, но и сегодня как брали - так и берут; как воровали - так и воруют, только еще более наглее и масштабнее. Свежий пример: громкий коррупционный скандал в федеральной системе здравоохранения, за которую отвечает министр Михаил Зурабов. В массовом порядке обворованы самые социально незащищенные граждане России - инвалиды и престарелые.
   "...усиление партийного влияния на исполнительную власть, подотчетность правительства Думе".
   Общеизвестно, что "Единая Россия" авторитетна именно тем, что она является пропрезидентской и проводит через парламент законодательные инициативы, исходящие прежде всего от кремлевской администрации. Вся общественность России и большинство членов парламента требуют немедленного снятия с должности проштрафившегося министра правительства Зурабова - а он до сих пор (на начало мая 2007г.) при должности, хотя ситуация с лекарственным обеспечением больных так и не выправилась.
   "Партия видит свою задачу в том, чтобы каждый гражданин России в рамках этого многообразия имел возможность свободного выбора сферы деятельности и региона проживания".
   Именно так партия власти видит путь решения всех межнациональных проблем. Видимо, сложнейшая и болезненная для современной России миграционная проблема из удобных думских офисов не видна. Оно и понятно: ведь, к примеру, сами лидеры партии власти на московские рынки за продуктами наверняка не ходят.
   "Россия должна быть окружена "поясом дружбы"".
   У России до недавнего времени был всего лишь один действительно дружественно настроенный к ней сосед - братская Беларусь. Но давно обещанный президентами Путиным и Лукашенко межгосударственный союз так и не состоялся, к тому же отношения двух стран в последнее время резко ухудшились по инициативе Москвы.
   ""Единая Россия" выступает за эффективный общественный контроль над деятельностью СМИ. Общественный контроль призван, в первую очередь, обеспечить свободу СМИ от давления со стороны как коммерческих структур, так и со стороны структур власти".
   Если о чем и можно сейчас с уверенностью говорить - так это о резком усилении контроля властей всех уровней над СМИ, что журналисты с возмущением рассматривают как фактическое введение цензуры, практиковавшейся при советской власти.
   "Следует срочно создать наукоемкие производства, определяющие позиции и перспективы страны в XXI веке, обеспечить условия для притока средств в высокотехнологичные, инновационные отрасти и восстановить мировой престиж российской инженерной школы".
   Срочно (!) создать в масштабах огромной страны новое высокотехнологичное производство можно только на не краснеющей от стыда бумаге. Говорить о престиже замордованной отечественной инженерной школы тоже не приходится: в таких важнейших отраслях, как автомобилестроение, самолетостроение и электроника мы отстали от передовых стран на десятки лет.
   "Изменение структуры экспорта в пользу продуктов машиностроения".
   Структура российского экспорта последние четыре года менялась в прямо противоположном направлении.
   "Страна богатеет, когда богатеет народ".
   Авторы данного пассажа под народом, видимо, понимали отечественных миллиардеров, по количеству которых и по размерам их "трудовых" состояний Россия уверенно движется к мировому лидерству.
   "В результате таких мер сельское хозяйство России сможет полностью удовлетворить весь внутренний спрос. Россия, как и прежде, будет одним из основных мировых экспортеров сельхозпродукции".
   Ностальгия современной партии по временам столетней давности в предвыборной программе умиляет. Теперь очевидно, что ее авторы не только на рынки, но и в московские супермаркеты не ходят.
   "Полное исключение "неуставных отношений" в армии".
   Увы, но гибель призывников из-за армейского мордобоя продолжается и сейчас.
   "В цивилизованной стране бедность недопустима. Мы выступаем за повышение социальных выплат, в том числе пенсий, до уровня не ниже прожиточного минимума".
   Об уходящих на пенсию чиновниках депутаты действительно позаботились, выполнив данное обещание хотя бы по минимуму. Простым же смертным пенсионерам даже в условиях дорогостоящей Москвы предстояло выживать прошедшие четыре года на мизерную пенсию в 2 - 3 тысячи рублей.
   "Также необходимо обеспечить доступность лекарств всем, кто в них нуждается (вне зависимости от материального положения)".
   Ау, господин Зурабов! Продажа лекарств нищим льготникам за полную стоимость партией власти не приветствуется. Как же вы посмели порочить ее программные документы?
   "Необходимо, чтобы покупка жилья была доступна обычному работающему человеку со средней зарплатой. Мы планируем одновременно снижать цены на жилье и развивать кредитование (обычное и ипотечное) тех, кто нуждается в жилье".
   В Москве, к примеру, цена одного квадратного метра обычной квартиры выросла за отчетный период с 700 до 4500 у.е. (прошу меня извинить, но именно в у.е. принято оценивать стоимость квартир, поскольку в рублях она поражает воображение) и сделалась сравнимой с годовым доходом квалифицированного столичного трудящегося.
   "По инициативе и при поддержке депутатов "Единой России" был принят закон, который повышает размер минимальной заработной платы до 600 рублей в месяц с 1 октября 2003 г. ... Усилиями депутатов "Единой России" принят Трудовой кодекс, по которому минимальная зарплата не может быть ниже прожиточного минимума".
   По международным оценкам житье человека на 1 доллар в день - это предельная нищета изгоев планеты. 600 рублей в месяц - это ниже доллара в день! Неужели российские граждане достойны такого прожиточного минимума?
   "Мы заложили механизм сдерживания роста цен и тарифов... Партия не позволит "естественным монополиям" наживаться за счет рядовых граждан! Нам удалось смягчить последствия реформы ЖКХ для населения".
   Цены росли и продолжают расти на все виды товаров и услуг, в том числе на бытовой газ, электроэнергию и бензин. Услуги ЖКХ вырасти примерно вдвое, хотя качество обслуживания не изменилось.
  
   Таким образом, приходится констатировать, что ни одно из основных предвыборных обещаний партии "Единая Россия" по состоянию на середину 2007 года выполнено не было. Поименованные выше обещания в реальных российских условиях и не могли быть выполнены, что позволяет сделать вывод о низкой политической и экономической профессиональной подготовке составителей данной легкомысленной партийной программы.
  
   КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РФ
  
   Партия Геннадия Зюганова, являясь идейной наследницей КПСС, отличается от всех других новорусских псевдопартий наличием в своем активе солидного идеологического учения общемирового масштаба, на которое она и опирается в своей пропагандистской работе, пока нет никакой иной. Поэтому вариант партийной программы, представленный на обозрение общественности в ноябре 2006 года, интересен не самими предвыборными обещаниями, которые своей общностью и даже тоном как бы заранее ориентируют читателей на тот бесспорно объективный факт, что КПРФ еще долго не быть партией победителей, а прежде всего именно теоретической частью. Интересно, в самом деле, познакомиться с новейшими научными достижениями идеологов коммунизма, поскольку они, без всякого сомнения, должны были быть включены в данную программу. Как и в предыдущем случае, курсивом приводятся наиболее интересные выдержки из Программы, взятые в строго последовательном порядке, поскольку оригинальный текст не пронумерован.
   "Во всех слоях населения неуклонно растет сопротивление правящему режиму. Организуются и сплачиваются народно-патриотические силы социального и национального освобождения".
   Увы, но попытка выдать желаемое за действительное предпринимается уже с первой интернет-страницы. Растет отчуждение власти от народа, и не более того. Что-то вроде марксова бродячего "призрака коммунизма".
   "Наши главные цели: народовластие, означающее конституционную власть трудящегося большинства, объединенного посредством Советов и иных форм демократического самоуправления народа;"
   Федеральное и местные законодательные собрания современной России избираются всем населением на добровольной основе и потому являются формами его самоуправления, Советы тоже. Однако на момент рождения большевистской России Советы формировались по классовому признаку, и действительно честными трудящимися считались только рабочие и бедные крестьяне. Дворяне, интеллигенты (не путать с революционерами!), предприниматели и люди свободных профессий трудящимися не признавались и поэтому в Советах им делать было нечего. Неужели коммунистическая мысль до сих пор не поняла абсурдности исторически устаревших форм частичной самоорганизации одних слоев народа против других, в которую автоматически закладывается принцип насилия, с демократией не имеющий ничего общего?
   "справедливость, предполагающая гарантированное право на труд и его вознаграждение по конечным результатам,"
   Социализм 60-80-х годов неопровержимо доказал неэффективность гарантирования немедленного и обязательного трудоустройства в качестве средства достижения социального благополучия. Гарантия трудоустройства и неизбежно вытекающая из него обязательность государственно признанного и строго зарегистрированного труда привела к резкому падению производительности труда и его качества, особенно в интеллектуальной области. Оценить же справедливо "конечные" результаты современного труда человека могут пообещать только догматически воспитанные старые экономисты системы тотального планирования.
   "равенство, основанное на освобождении труда, на ликвидации эксплуатации человека человеком и всех видов социального паразитизма, на господстве общественных форм собственности на средства производства;"
   Важнейшее и наиболее спорное место в идеологии коммунизма, которое в обиходе называется социальной уравниловкой. Под ликвидацией эксплуатации коммунисты и сейчас понимают запрет лицам, имеющим в частной собственности средства производства, нанимать других людей для обслуживания этих средств. Это равносильно запрету указанной частной собственности, поскольку без наемного труда современные средства производства функционировать не будут. Нанимать работников, следовательно, могут только наемные руководители государственных средств производства, т.е. чиновники. А вот чем справедливее и лучше для наемника власть чиновника власти частника - непонятно. Все определяется конкретными обстоятельствами найма и труда. Непонятен также термин "господство": это запрет на сосуществование государственного и частного секторов в производстве, как в СССР, или всего лишь преобладание государственного над частным?
   "коммунизм как историческое будущее человечества".
   Поскольку КПРФ не расшифровывает термин "коммунизм", то его сущностный смысл восходит к классической формулировке К.Маркса, из которой, в частности, следует, что при достижении полного коммунизма "все источники общественного богатства польются полным потоком". Следовательно, коммунизм не меньший ресурсный хищник, чем капитализм. Во времена Маркса проблемы истощения естественных ресурсов планеты и перенаселения не были актуальны, но сейчас-то всем образованным людям стало очевидно, что у сказочно полноводной потребительской реки коммунизма исторического будущего нет и быть не может. Спрашивается, за что же конкретно должны горбатиться поколения простых людей планеты: за пещерную жизнь без границ и религий?
   "Вступая в новое тысячелетие, человечество оказалось перед самым драматичным за всю свою историю выбором пути дальнйшего развития. Вариантов, обусловленных противоположными социально-классовыми интересами, на наш взгляд, всего два".
   Во времена Маркса путей было два - капитализм и коммунизм, и сейчас два. В умах российских коммунистов образца третьего тысячелетия мировая ситуация с середины XIX столетия совершенно не изменилась. Если это не догматизм, то что?
   "Первый сводится к ограничению или даже прекращению роста уровня мировой экономики при консервации нынешней структуры производства, распределения и потребления. Он рассчитан на то, чтобы увековечить деление человечества на "золотой миллиард" и эксплуатируемую им периферию, установить глобальное господство развитых капиталистических стран с помощью "нового мирового порядка"".
   Первый вариант - это "Железная пята" Джека Лондона, членами которой могут якобы стать не только американцы, но и поляки, чехи и даже греки - потомки первой в мире демократии. Приходится еще раз напомнить коммунистам, что сама по себе мировая экономика свой рост прекратить не может в силу основных законов функционирования глобализующегося бизнеса, а "новый порядок" грозит нам не из Америки или Греции, а скорее из Китая или от исламистов.
   "Второй путь предполагает неуклонное повышение уровня благосостояния всего населения Земли".
   Опять приходится напоминать коммунистам, что повышение уровня жизни человечества в целом лимитируется ограниченностью естественных планетарных ресурсов, поэтому "неуклонность" его роста - это фантазия малообразованных в области естествознания и экономики политпропагандистов сталинской закалки. А то, что второй путь может быть реализован только на принципах социализма - это для коммунистов догма, как и для православных "Святая троица".
   "Общество (разумеется, социалистическое) гарантирует каждому своему члену стабильный уровень индивидуального потребления, позволяющего вести здоровый образ жизни. Вместе с тем будет обеспечено постоянное расширение и качественное многообразие общественного потребления".
   Критики социализма обычно иронизируют над стабильностью потребления, именуя ее лагерной пайкой. А если серьезно, то из последующей фразы опять лезут наружу уши принципиально потребительской сущности коммунизма. Без нее коммунизм - как вера без рая. Многообразие потребления - что материального, что духовного - требует многообразия производственного, что, в свою очередь, необходимо требует увеличения потребления естественных ресурсов.
   "В ряды рабочего класса вливается значительная часть инженерно-технической интеллигенции".
   А вот это действительно нечто новенькое! По мнению современных коммунистов, "спецы" не достойны быть не только классом, но даже прослойкой. Все, кто не вольется в ряды рабочего класса - враги светлого будущего человечества! Да будет вам, товарищи коммунисты, известно, что многие знаменитые фантасты, в том числе отечественные, далекое будущее представляли состоящим из людей преимущественно умственного труда, т.е. интеллигентов, а все рабочие специальности рассматривались ими в качестве объектов труда роботов.
   "Принципиально верный лозунг "все более полного удовлетворения возрастающих потребностей трудящихся на базе научно-технической революции" не был реализован, достижения НТР не были соединены с потенциалом социализма".
   Все верно: реальному, сугубо потребительскому лозунгу чужд искусственный социализм, а вот социализм без него не выжил. Это общеизвестно, и тогда непонятно, зачем на нескольких листах предвыборной программы посыпать голову пеплом?
   "воссоздать обновленный Союз советских народов, обеспечить национальное единство русского народа;... активизировать национально-освободительную борьбу российского народа".
   Вопрос на засыпку: какая разница между советским, русским и российскими народами, если в Программе о них говорится через запятую? А какой же тогда народ возглавляет сейчас президент Татарстана Шаймиев?
   "Партия видит три политических этапа последовательного мирного достижения своих целей. На первом этапе коммунисты... возглавляют массовые выступления трудящихся за свои права. ...Партия вместе со своими союзниками добивается формирования правительства национального спасения. ...На втором этапе, после достижения относительной политической и экономической стабильности, трудящиеся все активнее и шире смогут участвовать в управлении делами государства через Советы... Третий этап ознаменует окончательное формирование социалистических отношений...".
   Итак, коммунисты планируют возглавить толпу и с ее помощью сместить существующую власть, сесть самим в Кремле, установить большевистский контроль над всей Россией, утихомирить всех недовольных и только затем понемногу начинать допускать до власти трудящихся. Все это страна уже проходила с 1917 года, но вместо "социализма с человеческим лицом" ее ожидало унизительное рабство в руках осевшей в Кремле партийной верхушки. Неужели Зюганов и компания всерьез рассчитывают на полную историческую амнезию своего доверчивого народа?
   "Программа-минимум предусматривает первоочередные меры по реализации стратегических целей партии. ...она видит свои основные задачи в том, чтобы всеми законными средствами добиваться:... проведения в целях мирного разрешения политического кризиса в стране досрочных выборов президента РФ и создания правительства национального спасения;"
   А что, разве осенью 2006 года в России разразился политический кризис, угрожавший перерасти в вооруженные столкновения или даже гражданскую войну? Похоже, что авторы Программы сочиняли ее, витая в ностальгических воспоминаниях о ситуации апреля 1917 года.
   "денонсации беловежских соглашений"
   Зачем? Чтобы поставить под вопрос легитимность государственной независимости республик бывшего СССР? Вы что, товарищи, очумели?
   "проведения в жизнь принципа "земля принадлежит народу и тем, кто ее обрабатывает""
   Фабрики - рабочим, земля - крестьянам, а интеллигенции что: фига (оговорился - книга!) на гербе КПРФ? Про бизнесменов молчу: их по-большевистски поганой метлой за кордон или на Колыму.
   "восстановить народный контроль над производством и доходами".
   Толпа способна только отнимать, но не контролировать. Раньше руководителей производства контролировала КПСС, теперь то же мечтает делать и КПРФ. Еще бы: контролировать доходы - значит, перераспределять их в свою пользу.
   "компенсации населению сбережений, конфискованных либерализацией цен в 1992 году;"
   А за чей счет? За счет личных состояний господ демократов и олигархов? Но ведь они добровольно вернуть долги населению бывшего СССР (а не только России!) из своих состояний не согласятся, да и хранятся их неправедные денежки в недосягаемой для Зюганова дали - в сейфах и на счетах западных банков. Увы, единственное конкретное требование в программе оппозиционной партии, понятное каждому бывшему взрослому гражданину бывшего СССР, совершенно невыполнимо, если, конечно, не компенсировать счета вкладчиков советского Сбербанка за счет средств самих теперешних граждан новой России, включая и тех, кто вкладов тогда не имел.
  
   В качестве резюме приходится констатировать, что современные идеологи коммунизма в рядах КПРФ не внесли никакого нового вклада в развитие коммунистического учения применительно к совершенно новой социально-политической ситуации, сложившейся в России. Увы, декларированное в Программе "научное осмысление российской и мировой действительности" не состоялось.
  
   СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ
  
   Среди самых широких слоев населения России данная политическая партия ассоциируется с именем организатора ваучерной приватизации государственной собственности и ярого сторонника рыночных реформ Анатолия Чубайса. Рейтинг партии сравнительно невысок, но ее очевидные немалые финансовые возможности позволяют сегодня официальным лидерам партии проводить активную региональную пропаганду ее идеологии. Девиз партии - свобода человека без ограничений. Рассмотрим некоторые программные положения партии (в редакции декабря 2001 года), представляющие интерес в свете рассматриваемых в данной работе проблем.
   "Мы выражаем уверенность, что выживание всех народов мира в наступившем столетии во многом зависит от того, насколько широкое распространение получат либеральные ценности... Фундаментальными ценностями либерализма являются личная свобода и личная ответственность, свобода слова и объединений... верховенство закона... частная собственность, экономическая свобода, равенство прав и возможностей".
   Довольно странная позиция, если не сказать большего. Весь мир озабочен надвигающимся ресурсным голодом и явным перенаселением ряда регионов планеты, что, если ситуация не изменится и человечество не поумнеет, может потребовать для обеспечения его дальнейшего выживания введения ряда мер принудительного характера. А русские правые либералы предлагают ударить по глобальному кризису всеобщей и безусловной свободой. Свободой выкачивать из недр остатки нефти кому и сколько заблагорассудится?
   "Мы уверены, что только либеральная рыночная экономика способна обеспечить динамическое накопление и справедливое распределение общественного богатства".
   Применительно к России данное утверждение звучит явно вызывающе. Рыночная экономика России держится на плаву исключительно из-за сверхвысоких мировых цен на нефть и газ, которые страна лихорадочно выкачивает из своих недр и распродает всем желающим. Накопление, действительно, есть, но толку от него рядовым труженикам мало, поскольку эти накопления оседают в основном в западных банках и поэтому работают на западную, а не отечественную экономику. И о каком справедливом распределении доходов может идти речь, если в беднейшей по уровню жизни населения стране с каждым годом множится число миллиардеров?
   "Основой истинного величия России является наша свобода".
   Не наша, а ваша, господа либералы! Для нищих свобода не столь актуальна, нежели для богатых, рискующих из куршавелей переместиться за решетку из-за налоговых несвобод. Не может быть великой Россия, если народ ее в массе своей беден.
   "В нашей стране все еще остро стоит проблема узаконивания результатов разгосударствления, проведенного посредством приватизации. Требования полного пересмотра итогов приватизации вплоть до национализации нагнетают политическую нестабильность".
   А ведь чует кошка, чье мясо съела! Если бы господа приватизаторы не ограбили свой народ в процессе приватизации, то не пришлось бы им с понятным беспокойством вглядываться в свое будущее, в котором их свобода отнюдь не гарантирована. Судьба Ходорковского озадачила даже отъявленных бизнес-оптимистов.
   "Либеральный ответ на этот вызов состоит в утверждении прав собственности как священных и неприкосновенных".
   С данным заявлением можно согласиться только в такой редакции: "...в утверждении законных и справедливых прав собственности". О священности спорить не берусь: каждому свое!
   "Политическая демократия прочна там, где она опирается в том числе и на уважаемое, профессиональное "служивое сословие"".
   Лозунг прозрачен: от взяточников любителей к взяточникам профессионалам! В стране, охваченной коррупцией, честным и совестливым служакам не место, как белой вороне в черной стае. Великий гуру либерализма, умный и образованный господин Чубайс дал собой наглядный пример, как в новой России надо уметь жить - да такой, что в народе его имя стало нарицательным эквивалентом ругательства.
   "Страна жила за счет будущего и будущих поколений".
   И жила, и живет, проедая невосполнимый ресурсный фонд своих же потомков.
   "Свобода передвижения внутри страны должна стать всеобъемлющей".
   По всем острейшим проблемам современной России, в том числе и миграционной, либералы ударяют одним и тем же местом. А больно не станет?
   "Наблюдается тенденция к превращению отдельных религиозных конфессий едва ли не в государственные учреждения".
   Совершенно верно! А каким местом либералы предлагают ударить по этой нехорошей тенденции, догадываетесь?
  
   Приходится констатировать, что, по мнению правых, все мировые и отечественные проблемы лечатся одним лекарством - свободой. Спору нет: свобода - благо, но небесполезно помнить, что дорога в ад вымощена благими намерениями...
  
   АГРАРНАЯ ПАРТИЯ РОССИИ
  
   Данная партия имеет совсем небольшой политический вес в современной России, не отражающий, вообще говоря, исключительную важность той конкретной деятельности, которую партия осуществляет в силу самой уникальной специфики стоящих перед нею задач. Правящей российской элите на село, грубо говоря, наплевать, поэтому позиции аграриев во многом смыкаются с позициями коммунистов. Для нас же интересны некоторые положения политической программы аграриев (октябрь 2004 года) прежде всего тем, что представляются явными политическими контраргументами для оценок и выводов, содержащихся в программе СПС.
  
   "Однако радикально-либеральная модель реформирования экономики страны не выполнила стоящих перед ней задач. Реформы были начаты без учета специфики и традиций, сформировавшихся за столетия российской истории".
   Россия полна загадок. Одному и тому же эпохальному событию в своем отечестве одни ее граждане поют "за здравие", другие - "за упокой", но и те, и другие проявляют лояльность к действующему президенту Путину, который и являет всему миру политическое лицо России. Отметим сразу, что аграрии неправы в своей оценке реформ в том смысле, что люди из окружения Ельцина не только хорошо представляли себе специфику традиций российской глубинки, но и прямо делали в своих начинаниях ставку на то, что эта самая аграрная глубинка промолчит, когда столичные бузотеры скинут старую власть и посадят в Кремле новую, как это уже было осенью 1917 года, когда к власти пришли явные враги традиционного уклада жизни русских крестьян.
   "Реформы привели к монополизации и криминализации экономики, создали условия для хищнического разворовывания национальных и природных богатств России. Крупная промышленность и высокотоварное сельскохозяйственное производство целенаправленно разрушались, в том числе в угоду иностранным конкурентам. Россия, по существу, превратилась в экспортера сырья для мирового хозяйства и рынок сбыта низкосортного импорта".
   Итак, СПС считает, что реформы начала 90-х годов позволили обрести россиянам долгожданную свободу, а вот аграрии, напротив, считают реформы предательством интересов отечественных производителей. Мы им про Фому, а они нам про Ярему.
   "Особенно ощутимый урон нанесен аграрной отрасли, российскому селу в целом. Результат непоследовательных и скоропалительных мер - исчезновение с карты страны более 17 тысяч сельских поселений, десятки тысяч разрушенных животноводческих комплексов, 30 миллионов гектаров незасеянных, зарастающих сорняками полей".
   Ельцин, прочтя эти строки, должен был бы содрогнуться: ведь все это происходило при его правлении, в несомненно возлюбленном им Отечестве. И ведь написал эти строки не какой-нибудь излишне впечатлительный русский писатель-почвенник, а коллектив идеологов вполне профессиональной политической партии. Нет, явно отечественную элиту поразила неведомая дотоле духовно-нравственная ржа.
   "Широко объявленное возрождение обернулось кризисом общественного сознания и нравственным упадком, утратой объединяющей национальной идеи".
   Свободы не было, это точно. А вот национальная идея-то была? Если бы она имелась у народа, то мужики с вилами в руках пошли бы на столичных басурман и в 1917 году, и в 1991-м, как ходили на поляков в 1612-м и на французов в 1812-м годах. Тогда было что защищать, а сейчас что, уже нечего? Село молчит и хиреет, но не голосует ни за земных аграриев, ни за небесных правых...
   "Аграрная партия России выступает за построение общества социальной справедливости. АПР считает жизненно необходимым формирование на федеральном, региональном и муниципальном уровнях авторитетной, компетентной и нравственной законодательной и исполнительной власти".
   Как говорится, приехали! А за кого же тогда по всей России народ-то голосует: сплошь за проходимцев и жуликов, имеющих совсем иной авторитет - блатной? Получается, что правы были старые коммунисты: такому глупому народу свобода только во вред. Свобода и справедливость в России вместе не уживаются.
  
   На этом позвольте завершить некий краткий обзор избранных партийных программ. Общий вывод напрашивается сам собой: ни одна из ведущих политических партий России не может пока предложить никакой вразумительной и конкретной программы действий, способной вывести страну на путь действительного прогресса - и материального, и духовного, хотя собственные природные ресурсы для этого у россиян имеются и даже в значительно больших объемах, чем у иных "продвинутых" государств мира. Собственно, отсутствие требуемой программы - это как раз и есть одно из следствий общественного застоя, который власть стыдливо именует стабилизацией общества.
  
  
          -- Перспективы развития российского кризиса.
  
   Имеются все основания утверждать, что мировая цивилизация уже вступила в начальную фазу общего кризиса, который имеет системный характер и затрагивает фундаментальные основания и проблемы жизни человечества: планетарные природные ресурсы, избыточность и неравномерность народонаселения, несовместимость глобализации по западному образцу с конкретными потребностями ряда этно-региональных цивилизаций. Но не зря Россию ряд специалистов по глобалистике выделяет в отдельную и во многом обособленную цивилизацию: ее реакция на общемировые тенденции развития отличается ярко выраженной специфичностью, обусловленной совершенно исключительными природно-географическими характеристиками и особенной ментальностью населения, понять которую европейский ум не в состоянии, хотя этнически русские и являются древнейшим европейским народом. С давних времен в России сосуществовали две реальных надклассовых группы населения: властная элита и простой народ. Их окончательное оформление завершилось во времена правления Петра I, сохранилось как реальный и даже определяющий факт российской жизни по сегодняшний день и имеет все шансы пережить теперешнее поколение трудоспособных россиян. Если, к примеру, во Франции или США принадлежность к элите общества в известной мере условна и всякие там родовые, чиновничьи и тем более партийные титулы не в моде, то в России принадлежность к той или другой группе имеет решающее значение для общественного статуса человека и, как следствие, его материального благополучия. В царские времена разделение российского общества на дворян и чернь сохранялось вплоть до 1917 года; в советское время оно приобрело партийный оттенок, когда население делилось на властную партийную номенклатуру и остальной трудовой народ; в России постсоветского периода властная элита состоит из высшего чиновничества и крупных бизнесменов, а народ представляет необозримая смесь из множества классов, слоев, прослоек и прочих социальных образований, на которую элита взирает свысока как на толпу, не умеющую добиваться жизненного успеха. Соответственно своей принадлежности формально единые государственные законы совершенно различным образом применяются к представителям двух разных групп, а именно, ограничительный характер законов для элиты неизмеримо уже, чем для простонародья. К примеру, нищий, укравший государственное имущество на сумму в 10 баксов, может схлопотать среднесрочный приговор; а вот господин бизнес-олигарх Ходорковский, укравший у государства 10 миллиардов или более (точно сосчитать столь мелкие единицы измерения невозможно), тоже отправился в тюрьму на среднесрочную отсидку, но, в чем многие уверены, не как вор, а как политический конкурент сидящих в Кремле олигархов власти. За многие столетия у россиян сформировался особый, не имеющий аналогов у их западных соседей менталитет, который предписывает уважать человека во власти только лишь за то, что он там оказался - неважно как и за какие заслуги или, напротив, преступления. В этом и состоит сущность чисто русского феномена монархизма: высшее во властной структуре лицо народ инстинктивно наделяет царскими полномочиями вне зависимости от его реальных по закону полномочий и личностных достоинств. И вот этого никак не могут понять современные русские националисты, считающие необходимым вернуть в страну монархию, история которой якобы прервалась с убийством царской семьи в 1918 году. Россия, меняя названия, и после гибели Николая Романова оставалась монархией, только устаревшее генетическое наследование было заменено более современным политическим, против которого народ также не возражал. Полнотой царской власти обладали Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев и даже Горбачев, в чем он сам не раз признавался. На Горбачеве прервалась династия коммунистических царей, в обязательном порядке получавших власть в качестве политического наследства. С Ельцина в России установилась новая монархическая династия, которую сейчас продолжает Путин, собираясь, в свою очередь, оставить после себя преемника, выборность которого будет чисто формальным актом, как и выборность самого Путина. Правда, российские цари никогда по своей воле трон не покидали, поэтому вполне возможно, что Путин останется на Московском (или Питерском?) царстве, только его формальная должность будет называться несколько иначе. Ведь не все российские цари, императоры или генсеки обладали реальной высшей властью в стране, а в Европе узаконенные традицией властные полномочия монархов, президентов и премьеров имеют самые разнообразные сочетания.
   Иногда представители отечественной научной политики (есть в России и такая, хотя в цивилизованном XXI столетии не ученым политиком быть по меньшей мере не солидно) сетуют на то, что вся массированная западная пропаганда современного политического истеблишмента не оказала на изменение политических вкусов российского народа никакого заметного влияния. 26 марта 2000 года народ однозначно проголосовал за назначенного "семьей" Ельцина и.о. президента Путина, мало известного прежде политика, презрев низкий авторитет и самого старого Ельцина, и иных опытных партийных лидеров. Тем самым народ проголосовал за самоназначение властей, фактически за наследственную монархию, отвергнув настоятельные советы встать на путь формирования свободного гражданского общества с реальной и дееспособной многопартийностью и политической конкурентностью, которые считаются нормой во всех развитых странах мира. Данный ему "мандат" на власть президент Путин понял совершенно правильно и адекватно мировоззрению большинства народа: смена династии должна приводить к стабилизации государства, иначе в ней нет никакого смысла; при этом народ инстинктивно поддержит любые меры царя по укреплению режима своей личной власти. И действительно, президент Путин без обиняков избрал стабилизацию социально-политической обстановки в России главной целью своего правления и сделал в этом направлении очень серьезные шаги. К ним следует отнести в первую очередь:
   - завершение процесса приватизации администрацией президента и его бизнес-окружением всего государства, а не только бывшей общенароднодной собственности;
   - установление властной вертикали, в том числе в таком демократическом институте власти, как парламент;
   - полное подчинение своему контролю всех средств массовой информации и в особенности телевидения;
   - монополизация всей международной деятельности.
  
   Наблюдается поразительная аналогия между ситуацией в СССР после смерти Сталина в 1953 г. и ситуацией в России после насильственного свержения Горбачева. Обласканный Сталиным самодур Никита Хрущев предал своего бывшего патрона проклятью и уселся на его троне. Политическая и хозяйственная неадекватность главы партии и правительства способствовали резкому ухудшению отношений с США (карибский кризис), девальвации рубля и повсеместному дефициту продовольствия. Партийная элита сместила Хрущева и посадила на его место "в доску своего" Леонида Брежнева, которому пришлось не только приводить страну в терпимый народом порядок, но и силой утихомиривать взбунтовавшийся соцлагерь, для острастки остальных европейских нахлебников "замочив" Пражскую весну. Запад возмутился и осуществил долговременный нажим на СССР по всем фронтам, и прежде всего на идеологическом. Вряд ли коммунистический режим удержался бы в жестокой холодной войне с объединенным Западом, да еще имея за спиной полуголодный советский народ. Но спас его мировой нефтяной кризис, вздернувший до небес цены на нефть. Нефти у Брежнева было много, но ее высокая себестоимость ранее не обеспечивала большой прибыли от ее экспорта на Запад, а соцлагерь вообще хлебал ее почти задарма, расплачиваясь поцелуями с великим вождем Леонидом Ильичем да орденами на его широченный пиджак. Колоссальный рост биржевой цены на нефть разом компенсировал высокую себестоимость ее добычи и доставки из прежде Богом забытой Западной Сибири; дорогая нефть быстро стабилизировала и внутри-, и внешнеполитическую обстановку (ну какой дурак на прагматичном Западе станет теперь ссориться с нефтяным Крезом!). Брежнев умер как почитаемый за стабилизацию российской жизни (которую Горбачев из зависти назвал застоем) на хотя бы терпимом уровне не только партией, но и всем народом монарх. После его смерти стабильность продержалась еще некоторое время, пока цены на нефть держались на высоком уровне, компенсируя неумение власти как надо руководить, а народа как надо работать. Падение цен послужило толчком к началу быстрого развала и самого СССР, и его социалистического окружения, что и привело Россию к внутрисоциальному и международному банкротству в 1989-91 годах. С 1992 года история повторилась вновь даже в деталях! Непредсказуемый самодур старой партийной закалки Борис Ельцин, вышвырнув из Кремля своего бывшего шефа Горбачева, который и сделал ранее Бориса видным партийным деятелем, резко переложил руль российского старого корабля вправо, отчего тот едва не опрокинулся и совсем потерял ход. Рубль был девальвирован не в разы, а в тысячи раз (знай наших!), производство остановилось, зарплата не выплачивалась, простой народ впал в нищету и продавал на барахолках последнее. Казна была разворована своими же приближенными, а новых поступлений не предвиделось, поскольку цены на нефть оставались низкими, едва покрывая себестоимость ее добычи и транспортировки. Режим должен был неминуемо рухнуть, но Ельцин, расстреляв из танков собственный справедливо возмущенный кремлевским похабством парламент, решил текущие бюджетные проблемы государства огромными западными займами под огромные проценты - огромные потому, что банкиры были уверены, что отдавать долги придется уже кому-то другому, но не банкроту Ельцину. Банкротство страны не заставило себя ждать, и после позорнейшего финансового краха в 1998 году не столько режима Ельцина, сколько самого народа, занятого игрой в рулетку с МММ, правящая элита поспешила сместить Ельцина, как и когда-то Хрущева, заменив его на "своего" Владимира Путина, офицера ФСБ, который еще не успел "засветиться" на всяких скользких связях и махинациях. Путин уселся не на трон, а на раскаленную внутриполитическую сковородку, от которой еще чадил дым сгоревшего государственного бюджета. Как и Брежнев, Путин показал собственные крепкие волчьи зубы бесившимся с голодухи волкам Северного Кавказа, сдержав свое обещание "мочить их в сортире", имея в виду под сортиром сами понимаете что. Но бюджет-то был пуст, и Путин неминуемо сгорел бы на той же сковороде, если бы его не спасло новое резкое увеличение цен на нефть. Быстро сориентировавшись в обстановке, как когда-то учили в спецшколе, президент нагнал страху на нефтебаронов, посадив некоторых на нары, и реприватизировал нефть России, чтобы пресечь в корне обидное для будущего полновластного монарха экспортное воровство. Деньги от экспорта рекой потекли в казну, оппозиция поутихла, поскольку Кремль на глазах превращался из спившегося должника в солидного вкладчика западных банков, народ успокоился, осознав, что ни хуже, ни лучше уже не будет. Брежнев давно уже в иных мирах, а правление Путина продолжается и сейчас. Возможно, Владимиру Владимировичу предстоит покинуть свой трон в глубокой старости, до которой ему пока что далеко. При условии, конечно, что мировые цены на нефть вновь не упадут либо случится еще что-либо, способное подбить опоры под географическим гигантом, не желающим жить ни по западному, ни по восточному обычаям.
   Издержки достигнутой Путиным стабильности очевидны. Это, прежде всего, стагнация в промышленности и сельском хозяйстве, избавляться от которой Кремль или не хочет, или не может. У населения в целом нет платежеспособного спроса - но тогда нет надобности и в собственном производстве; богачи же могут удовлетворять все свои потребности за счет дорогого импорта. Но если население не инвестирует своими рублями отечественное производство, то лишает себя тем самым и новых рабочих мест вместе с возможностью зарабатывать на жизнь честным трудом. Получается замкнутый круг. Далее, налицо стогнация развития и модернизации власти всех уровней. Правящая элита замкнулась сама на себе, лица во власти ходят по кругу. В такой фиктивной ротации нет новых лиц, как нет и принципиально новых партий. Чтобы, придя со стороны в такую связанную круговой политической и экономической порукой элиту, ужиться в ней, надо принести в жертву и интеллект, и порядочность. Далеко не все с такой жертвой соглашаются! Образованная и порядочная интеллигенция оттеснена чиновничеством на обочину жизни. В результате народ оказался в лапах безнравственной части общества, которой и принадлежит государство, стал опять бесправным наемником за гроши у новорусской "номенклатуры", как в сталинские времена. Как следствие всего этого, в стране в отсутствие достойной работы для большинства и порядочности в деловых и нравственно-личностных отношениях набирает темп тотальное интеллектуальное и духовное вырождение и, как следствие, политическая и социальная апатия и общая деградация народа.
   Странно, право, из уст ряда отечественных политиков слышать сейчас слова о росте народного возмущения и призывы к активному неповиновению властям в масштабах всего государства. Верно, что в истории России не раз были случаи, когда народ, презрев законность и милосердие, поднимался на власть многомиллионной толпой и кровью элиты омывал свои накопившиеся обиды. Но ведь сейчас начисто отсутствует взрывоопасная революционная ситуация начала 1917 года, а для подобия контрреволюции октября нет ни движущих сил, ни организаторов, сравнимых по харизме с Лениным или Троцким. Не было таковых и в 1991 году, но зато имелся мощный, объединяющий всех недовольных лозунг "Долой власть КПСС!". Ну, а что же сейчас способно политически объединить хотя бы мирно митингующих граждан на площадях городов? Таких идей и лозунгов нет, как нет и вразумительных политических программ пробуждения России, задремавшей в стойле стабилизации. Наблюдаются лишь отдельные случаи выражения населением протеста местного масштаба, вызванного обычно нерешенностью каких-либо конкретных социальных проблем. Но ведь это не повод кричать "Долой самодержавие!"
   Известный российский политик Дмитрий Рогозин, недавний лидер партии "Родина" и убежденный защитник русского национального достоинства, обидевшись на факт относительной стабилизации системы правления вороватой бюрократии, посвятил президенту Путину свою новую книгу "Враг народа", М., 2006 г., в которой с первых же страниц предложил в качестве альтернативы "мнимой стабильности" положения собственной программы, которую он именует "живая жизнь нации". Оценим кратко эти положения на предмет их соответствия действительно конкретным программным задачам соответствующей политической партии.
   1) Демократия, свобода слова.
   Свободой слова древние римляне пользовались намного шире, чем россияне два тысячелетия спустя, и то, что политические партии и сейчас озабочены этой проблемой, следует считать позорнейшим фактом современной России. А вот упоминание о демократии настораживает. Буквальный перевод термина с греческого как народовластие не слишком подвигает нас к его реальному смыслу. Власть толпы - охлократию - мы отбрасываем, поскольку Россия в прошлом столетии нахлебалась ею дважды: в самом начале 1917 года и в начале 90-х, и оба раза тирания воли толпы приводила в конечном итоге к замене одной формы государственной тирании на другую с обязательным полным разрушением экономики. А вот понимание демократии в качестве формы государственно-политического устройства общества, основанной на признании народа в качестве источника власти, многовариантно. У идеолога партии Зюганова сразу возникает вопрос: о какой именно демократии ведет речь Рогозин? Буржуазная демократия есть в действительности диктатура буржуазии; социалистическая демократия - диктатура коммунистической партии; а в России сейчас можно говорить о буржуазно-чиновничьей диктатуре. Существуют и другие формы демократии, которые во многом определяются конкретным порядком передачи власти от ее источника - народа - к реальным субъектам власти. Так земля является источником жизни плодоносящего древа и его опорой, но многое зависит от того, как именно и насколько эффективно корневая система передает питательные вещества из почвы в крону. Но даже если все окажется нормальным, генетически негодный привой не даст ожидаемого урожая, а дичок и вовсе сведет все труды садовника-политика насмарку. Так какую же конкретно процедуру делегирования властных полномочий от народа к тем, кто им должен управлять, имел в виду Рогозин, используя бессодержательный термин демократия?
   2) Сбережение и воссоединение русского народа, его великой культуры, традиций и языка.
   Тактика построения Рогозиным структуры отдельных положений проясняется: конец фразы "нагружен" не вызывающим возражений прозрачным смыслом, а вот начало, запоминающееся хуже, явно дискуссионно. То, что русский националист беспокоится прежде всего об интересах в единой семье народов России только одного народа, исторического носителя великого русского языка, понятно и оправдано. Но выделение в России чистой русскости - дело хлопотное, к тому же чреватое самыми неожиданными выводами. К примеру, всякий русский уверен, что Волга - великая русская река. Но если вспомнить историю, то приходится признать, что исторически русской можно считать только Верхнюю Волгу вплоть до впадения в нее Оки, где расположен Нижний Новгород. Южнее его, на степных береговых просторах Средней и Нижней Волги с незапамятных времен обитали кочевые племена, а позднее к ним добавились татары. В середине XVI века Иван Грозный завоевал Казань, но сейчас-то она - столица в определенном смысле независимого татарского государства в составе федерации, возглавляемого законно избранным президентом. Так чья же Волга: русская, тюркская, или поставленный вопрос не имеет смысла? К примеру, в Европе никому не приходит в голову делить Дунай по национальной принадлежности, ибо он и немецкий, и венгерский, и сербский, и румынский ... Каким же образом Рогозин собирается воссоединять русский народ: на землях древней Московии, что ли?
   3) Защита соотечественников и сплочение единого государства коренных народов России.
   Если не бодать националистическими рогами терминологическую стену, то коренные народы не выглядят неким жупелом варварской демократии. Иное дело соотечественники, которых надо защищать. Русский абхазец в Сухуми и российский грузин в Тбилиси - это наши соотечественники или нет? Почувствуйте разницу! Рогозин, конечно, хотел бы написать: защита русским государством русских за рубежами Родины - да кто сейчас подобное дозволит? Партия господина Грызлова такие законы провела в Думе, что за политические призывы с национальной символикой можно и срок получить. Спрашивается, зачем тогда использовать в программе, рекомендуемой самому действующему президенту России, подобные двусмысленные фразы?
   4) Рост авторитета и укрепление роли Русской Православной Церкви и традиционных конфессий в нравственном и патриотическом воспитании общества.
   Указанное воспитание необходимо, и здесь нет смыслового пространства для спора, разве только для упертых в своекорыстное понятие свободы всех и от всего правых. Очевидная торжественность именования традиционной русской конфессии обидна для российских мусульман, но ведь русских в России большинство - свыше 80%, поэтому подобные программные излишества можно извинить. Вопрос в другом: кто именно должен заботиться о росте авторитета и укреплении роли РПЦ - государство или сама церковь? Первое нарушает принцип отделения государства от церкви, второе делает бессмысленным упоминание РПЦ в данной светской программе. Да и нет у Рогозина серьезных оснований для подобных призывов. Петр I сделал церковь одним из государственных учреждений империи - и русские священники с наглым насилием над свободной и священной Патриархией согласились. Большевики вообще жестоко надругались над церковью - и ничего, храмы работали, попы служили, не смея больше призывать к анафеме злодеев, своей покорностью дезориентировав сплошь верующее крестьянское население. Власть опять поменялась - но и с ней возрожденная Патриархия быстро договорилась не видеть очевидной духовной деградации населения, которая нарастает прежде всего вследствие антинародной политики правящих кругов государства. Да о каком реальном и независимом от Путина авторитете РПЦ может сейчас идти речь, если молодые граждане страны в большинстве своем равнодушны к вере?
   5) Уничтожение олигархии и воровской бюрократии, восстановление социальной справедливости и независимой судебной системы.
   Слова после запятой - это масло масляное: а кто же из политиков в России против справедливости? А вот начало... По закону вором должностное лицо может быть признано только в судебном порядке, а независимую судебную систему подкупить труда не составит в отечественном бессовестном и продажном обществе. Суды с круговой порукой всесильного должностного криминала в союзе с бизнесом и уголовным миром не справятся. Поэтому уничтожение должно быть осуществлено в фактически внесудебном порядке - тогда оно может быть массовым, быстрым и эффективным. Сталин и Гитлер, предпочитавшие социальную хирургию терапии, доказали всему миру возможность осуществления подобных мероприятий - но ведь это диктаторы мирового уровня, и объявленная в первом пункте программы демократия с их именами совсем не вяжется.
   6) Подавление организованной, в том числе этнической преступности и наркомафии, вытеснение нелегальной миграции.
   А разве Грызлов, Зюганов или Жириновский против этого возражают? Любая преступность должна в уважающем себя государстве пресекаться. Вопрос в другом: каким именно образом? Силами МВД, ужесточением законодательства, мобилизацией общественности, интенсивной разъяснительно-идеологической работой или еще как? Для решения столь тяжелых и давних проблем одних программных лозунгов мало, нужны проработанные хотя бы на идеологическом и системном уровнях конкретные программные разделы, согласованные со всеми остальными предложениями. А их, как можно понять, у Рогозина нет.
   7) Восстановление собственного товарного производства, всемерная поддержка отечественного предпринимательства и, в конечном счете, мощный экономический рывок русского государства, возвращающий России статус Великой Державы.
   Великость нужна правителям и политикам, а простым гражданам она не более интересна, чем величие Вселенной; мощный рывок можно отнести на счет очевидной склонности Рогозина к плакатным форматам. Товарное производство, тем более конкурентоспособное - дело серьезное. Тем более непонятно, что серьезный и решающий для будущего материального развития государства пункт помещен в программе на последнее (!) место, ниже упоминания о проблемах РПЦ. К тому же следует признать ошибочным мнение автора программы о достаточности восстановления производства. Любой профессиональный экономист нам докажет, что после пятнадцатилетней разрухи современное, высокотехнологичное производство необходимо создавать заново - а это, как мы понимаем, проблема совсем другого калибра и по требуемым инвестициям, и по готовности соответствующих отраслей к выполнению сложнейших комплексных мероприятий, и по уровню образования кадров, прежде всего молодежи.
   Приходится делать общий вывод о том, что политическая партия, положившая подобную программу в основу своей конкретной деятельности, неминуемо пополнит обширный список отечественных маргинальных политических новообразований, на которые политик такого уровня, как президент России Путин, вряд ли обратит должное внимание.
   В программах и, соответственно, умах их авторов нет главного: парадигмы будущего развития России. Все рассмотренные выше программы - и другие тоже - по своей сути рефлекторны, они представляют из себя в лучшем случае оценку того, что уже произошло, и отзыв на запросы снизу. Но ведь низы плохо или совсем не понимают того, что именно необходимо им как нации и как государству; толпа не в состоянию оценивать будущее - это удел высококвалифицированных, талантливых специалистов, способных аналитически и синтетически предвидеть все сложности и опасности предстоящего маршрута движения корабля, на котором плывет народ, иметь достаточно точную карту фарватера и уметь оперативно вносить в нее необходимые изменения. Гитлеры, Сталины, Мао, Ельцины - малообразованные выскочки, не интеллигенты по складу ума и духа - брались проводить свои тяжеловесные национальные корабли в шхерах мировой цивилизации, посчитав "ура!" безмозглой толпы за мандат небес на право управления. Результат вождения был неизменен и ожидаем: либо тяжелая катастрофа корабля на рифах, либо посадка на мель. Ельцину вместо карты российского фарватера "доброхоты" подсунули либерально-демократический проект, скопированный с совершенно других мест. Руля полным ходом на огромную мель впереди, счастливый первый президент свободной России обещал пассажирам скорый рай на обустроенном европейском пляже...
   Есть и другой образ современного состояния России, еще менее лестный. Разумная часть российского народа традиционно отрывается от его туловища, когда оно еще только вступает в пору зрелости, не успев нагулять жирок на богатой естественной ниве. Рыбья голова современной России протухла, если под ней понимать отечественную интеллигенцию, и мы как нация плывем без головы, точнее, без ее мозгов, средоточия ума, чести и совести, - но с открытым ртом! Если же перейти с эмоционального языка метафор на прямой и доступный для анализа смысла язык, то приходится согласиться с мнением независимых политологов, что в массовом сознании россиян нет пока признаков гражданственности и реалистического понимания или хотя бы ощущения стоящих перед страной проблем, что является одной из основных скрытых угроз временно достигнутой Путиным государственной стабильности. В России так и не сформировалось гражданское общество с общепринятыми цивилизованными гражданскими институтами власти. У нас фальшиво и нелегитимно все: выборы, многопартийность, независимость депутатов и СМИ от власти, олигархическая экономика, рост ВВП, социальная защита - список по желанию можно продлить до бесконечности. Легитимна ли тогда сама высшая власть? Упоминавшийся выше В.Владимиров по этому поводу высказался вполне однозначно и зло: "Искренний приверженец Брежнева воспринимался как недоумок - и таково же в наши дни отношение к искренним сторонникам Ельцина или Путина" ("Смысл русской жизни", с.478). Действительно, если выбор осуществляет деградантный электорат, то и власть будет сформирована соответствующая. И это еще одна угроза стабильности российского общества. Ведь должны же кремлевские аналитики понимать, что стабилизация, основанная на одной лишь харизме Путина - явление временное и потому в перспективе обещающее очень вероятное нарушение устойчивости властной вертикали, нисходящей из Кремля. Необходимо было бы за год до выборов нового президента выдвинуть из своих рядов сильных и талантливых политиков с определенными программами развития страны, с которыми могли бы свободно ознакомиться все слои общества. Реально же мы видим на кремлевской сцене физиономии Иванова и Медведева, харизмы которых в формате ТВ явно не соответствуют ожиданиям телезрителей. Да и программы им подсунули явно "завальные": Иванова сделали куратором ВПК, которое прежде само же государство и развалило, оставив без работы и обозлив многие миллионы честных трудящихся; на Медведева спихнули "национальные программы", из которых одна лишь жилищная способна похоронить любого политического гения. Но если нет подходящих кандидатов "из своих" либо свои считаются в сложившейся предвыборной ситуации непроходящими (то сказано не в обиду Избиркому, а в качестве констатации реальных фактов итогов голосования всех последних лет), то нужно было бы дать немного порулить отечественной политикой другим талантам и, выбрав наиболее удачливого и приемлемого, дать ему зеленую улицу. Но этого, как известно, сделано не было, и, следовательно, угроза возможной дестабилизации ситуации в 2008 году ничем превентивно не парируется.
   Уже на основании только одних вышеизложенных обстоятельств многие политологи видят нарастание в стране "беспрецедентного управленческого кризиса", который реально охватил всю страну сверху донизу, поскольку коренится в несправедливости человеческих отношений и, как следствие, пронизывает всю необозримую сферу отношений власть - народ. Накопившаяся у населения обида на власть очень велика, и ее внутреннее давление, имеющее скрытый характер, постепенно нарастает (но не так быстро, как хотелось бы Зюганову со товарищи). Широким трудящимся массам страны политики не говорят правду о том, что в России по злому умыслу западных кукловодов или по собственной дури насаждается "азиатский способ производства, при котором не богатство обеспечивает власть, а власть и близость к ней гарантируют богатство. Ресурсы тратятся не на инвестиции в производство, а на развлечения, дворцы, драгоценности и пр. Азиатский способ производства даже не ставит задачи повышения качества жизни населения страны" (см. "Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки", М., 2005 г., с.95). Михаил Ходорковский этого не понял и загубил свою карьеру; напротив, Роман Абрамович - бывший "казначей" семьи Ельцина, а ныне проживающий в Англии губернатор Чукотки - и Олег Дерипаска - "алюминиевый король" - сориентировались правильно и процветают. Чистые доходы нескольких десятков отечественных олигархов сравнимы с доходами 50% бедного взрослого населения России. Действительно, у нас сейчас примерно 100 млн. человек имеют право голоса, т.е. работают или живут на государственные пособия и пенсии. Полагая (с явным превышением!) годовой доход каждого в среднем равным 2000 долл., получаем, что половина населения имеет суммарный годовой доход ориентировочно в 100 млрд. долл., из которых, с учетом трат на жилье, питание и налоги, остается не более 10% свободных средств. Но ведь на сегодня некоторые наши миллиардеры имеют состояния в десятки (!) миллиардов (у Абрамовича, к примеру, около 20 млрд. долл.), и если учесть, что на каждого миллиардера приходится сотня мультимиллионеров, то, очевидно, их суммарное состояние никак не менее тех же 100 млрд. долл., которые должны приносить не менее 10% чистого ежегодного дохода.
   Простой народ ничего этого в полной мере не осознает в силу своей недостаточной образованности, чего не скажешь об интеллигенции - коллективном разуме народа. То, что она в массе своей совершенно разочарована либерализмом, оказавшимся и для нее, и для народа в целом совершенно пустым, определяется объективным негативом ее жизни в последние 15 лет. Перечислим лишь некоторые из его характеристик:
   - необходимость смены профессии по образованию;
   - трудоустройство на малоквалифицированные виды работ;
   - резкое снижение интеллектуальных запросов государства и общества в целом, что привело к резкому снижению спроса на интеллектуальный труд;
   - резкое расслоение общества по доходам, не связанное с обладанием знаниями, умом и талантом;
   - отсутствие видимых перспектив на улучшение своего положения.
   При советской власти интеллигенция жила небогато, но и не нищенствовала. Рабочие, крестьяне и партноменклатура ее откровенно недолюбливали, но государство хотя бы понимало и признавало большую необходимость в ее интеллектуальных услугах (диссидентство не имеет никакого отношения к рассматриваемому вопросу, тем более в силу его известной национальной специфики). С начала 90-х годов от интеллигенции отвернулось и государство, оставив ее после пьяной митинговщины у разбитого корыта. Пришедшей к власти элите было на профессиональные услуги и саму судьбу в подавляющем большинстве честной и работящей интеллигенции наплевать, поскольку, как афористично выразился Д.Рогозин, "повальное воровство стало, по сути, единственной формой самоорганизации власти и ее основной идеологией" (см. "Враг народа", с.24). Конечно, без длительного спроса на свой труд бывшая советская интеллигенция в целом деградирует, как и весь народ. Но если все же стране придется выживать не только за счет продажи природного сырья, но и за счет собственной промышленной и сельскохозяйственной продукции, то, спрашивается, кто заполнит новые лаборатории НИИ и КБ заводов и объединений, кто обеспечит функционирование приобретаемого за рубежом высокотехнологичного оборудования, кто будет учить молодежь современным навыкам интеллектуальной деятельности в необозримом перечне потребных современному производству специальностей? Неужели вице-премьер Медведев всерьез полагает, что Интернет избавит молодые кадры интеллигенции от необходимости думать и принимать квалифицированные решения, и что из него можно почерпнуть все необходимое для конкретной производительной работы так же легко, как и списать контрольную, курсовую и даже дипломную работу? Нефтяная нирвана недолговечна!
   На шаткость стабильности, разрекламированной холуями нынешней власти, обосновавшимися в СМИ и на ТВ, указывают и данные ВЦИОМ о росте шовинистических настроений в обществе. Лозунг "Россия - для русских!" поддерживали в 1998 г. 43% населения, в 2000-м - 49%, в начале 2002-го - 58% (В.Владимиров, "Смысл русской жизни", с.476). На это же указывают и данные опроса ТВЦ 15.11.2005 г., по результатам которого почти 3/4 опрошенных заявили о своей настороженности к людям иной национальности (там же, с.477). Да и без всяких лукавых опросов общеизвестно, что нелюбовь русскими инородцев (один термин чего стоит!) в последние 10-15 лет явно переместилась с евреев на кавказцев в немалой степени вследствие кровавых столкновений с чеченскими сепаратистами, а также из-за экспансии азиатов, и прежде всего азербайджанцев, на рынках российских городов. Бездарное слабоумие кремлевских идеологов, не сумевших до сих пор представить научно обоснованную и внятную идеологию нового режима (а вовсе не мифическую русскую идею!), в том числе и в области межнациональных отношений, дает еще один лишний козырь русским националистам в игре с властями на перетягивание политического каната. Ведь мысль о том, что все беды в прошлом добропорядочной и богобоязненной великорусской нации, которые свалились на нее в минувшем столетии, имеют один - инородческий - источник, настолько проста и осязаема даже совершенно неискушенным умом, что понадобились крупномасштабные милицейские и цензурные усилия, чтобы русских как этнос не охватил шовинистический угар. Неужели новая российская элита забыла трагический исторический пример общенационального шовинизма в Германии времен Гитлера? А ведь ненависть немцев к соотечественникам из евреев культивировалась вне государственных институтов власти задолго до прихода Гитлера к власти, который просто использовал ее в своей программе в качестве готового и беспроигрышного элемента. Восточная мудрость гласит: "Если все время кричать "Халва, халва!", то во рту слаще не станет". Если в отношении растущей межнациональной розни кричать "Чур тебя, чур!", то мира в государстве и в душах сограждан не прибавится.
   Пока что речь велась только лишь о внутренних угрозах государственной стабильности России. Власть вполне может рассчитывать - и рассчитывает! - на мощный приток в казну нефтедолларов, которыми она распоряжается как своей собственностью по своему усмотрению; на огромный полицейский аппарат с его многочисленными военизированными отрядами, специально натасканными на подавление возможных проявлений массового недовольства местного и регионального масштаба; на равнодушие и апатию самого населения, уставшего морально и физически от длящейся десятилетиями борьбы за выживание в российских скотских условиях существования. Точно такой же была и ситуация в Древнем Риме, несправедливую организацию власти которого не смогли серьезно потрясти непрерывное давление на аристократию плебса и даже мощные вооруженные выступления рабов. Но как только на Рим надвинулась реальная внешняя беда с севера, со стороны многочисленных варваров, с которыми договориться было невозможно, империя рухнула и исчезла с лица земли, оставив по себе вечную память в виде великого латинского языка. Увы, но у современной России потенциальных внешних угроз тоже хоть отбавляй, и в случае плохого для нее исхода противостояния россиян независимо от их этнической принадлежности просто уничтожат как независимый народ, рассредоточив и расселив на неудобьях для каторжной работы на благо более успешных народов. Откуда именно нам ждать прихода российского апокалипсиса? Прежде чем отвечать на поставленный вопрос, полезно опять вернуться к уже сравнительно недавней истории. В конце 20-х годов Сталин, уничтожив всех своих внутриполитических противников и сделав косметический ремонт советского хозяйства, находившегося после гражданской войны в плачевном состоянии, пристально вгляделся в сложившуюся ситуацию в Европе и, как свойственно всякому великому руководителю, безошибочно распознал в ней пока что медленно растущую угрозу самому существованию и СССР как политического образования, и его многочисленных народов. Для подготовки к ее отражению оставалось, как показали дальнейшие события, всего лишь одно десятилетие, и в течение такого ничтожного по историческим меркам времени СССР предстояло для своего спасения коренным образом модернизировать промышленность и армию, а также объединить весь народ в единый военно-производственный лагерь. Только так можно было надеяться компенсировать значительную разницу в цивилизационных уровнях развития между Западной и Восточной Европой, которая подталкивала Запад к решению своих социально-политических и хозяйственных проблем за счет Востока. Полностью подготовиться к столкновению цивилизаций Сталин не успел, многое додумывать и доделывать пришлось уже в ходе Второй мировой войны. Интеллектуальная, технологическая и организационная отсталость обошлась народам СССР в 30 млн жизней.
   На середину первого десятилетия нового века складывается аналогичная ситуация. Вновь Западная Европа по уровню развития ушла далеко вперед от России, так и не научившейся жить по-людски, и вновь весь Западный мир озабочен перспективой возникновения ресурсного голода. Заинтересована Западная Европа и в расширении жизненного пространства на восток (а больше и некуда!), поскольку экологические трудности с обеспечением развития новых производств непрерывно нарастают, и без обретения новых земель решить их практически невозможно. И снова, как и 70 лет назад, Япония не прочь будет подыграть Европе в ее возможном конфликте с Россией, поскольку все европейские проблемы актуальны и для Японии, только в еще большей степени. Более того, разборки с Россией Запад не может надолго затягивать, поскольку, как уже обсуждалось во втором разделе, на российские просторы явно зарятся исламский мир и Китай, испытывающие огромные трудности в связи с перенаселением своих территорий, а Китаю, кроме того, необходимы российские нефть и газ, без которых темп его развития неминуемо замедлится. Только США напрямую в России не нуждаются, но ведь США - лидер НАТО и его военная основа; а содержать столь мощную и дорогостоящую организацию за так расчетливые американцы, конечно же, не будут. Очевидно, что НАТО и США вряд ли допустят какие-либо приобретения исламистов и китайцев за счет ослабленной России. Если взглянуть на карту, то нетрудно заметить, что стратегически важными форпостами для осуществления будущего нажима на Россию являются четыре страны: Беларусь, Украина, Казахстан и Грузия. С Грузией вопросов нет, и ее вхождение в блок НАТО можно считать вопросом решенным: через ее территорию НАТО сможет эффективно контролировать всю обстановку на огромной территории от Черного до Каспийского морей, а также северо-западную часть своего стратегического противника - Ирана. Несколько сложнее натовцам решить вопрос с Украиной, поскольку русскоговорящая восточная ее часть вполне может воспротивиться решению Киева присоединиться к альянсу вплоть до отделения, в чем стратеги НАТО вряд ли заинтересованы. Но ведь контроль над Украиной - это контроль над главной нефтегазовой трубой из России в Европу, который по своему стратегическому значению дороже любых политических рисков: ведь транспортировка углеводородов является наиболее уязвимым звеном в экономической безопасности России. Именно из-за прохождения нефтегазовых магистралей по территории соседних уже не очень дружественных государств Россия не является стопроцентным хозяином своей собственной экспортной политики, на которой надолго "завис" российский бюджет. Но наиболее лакомым куском для НАТО с военно-стратегической и экономической точек зрения является Республика Беларусь. Во-первых, по ее территории также проходит вторая нефтегазовая труба Россия-Европа, по пропускной способности не намного уступающая украинской. Во-вторых, размещение войск НАТО под Смоленском - это стратегическая мечта всех западных генералов и разрушение всей западной оборонительной системы России. В конце концов, Запад может предложить Беларуси за стратегическую дружбу против России такую огромную сумму, что уже никакой славянский патриотизм президента Лукашенко не сможет противостоять соблазну разом и без унизительных препираний с вороватой российской элитой решить все социально-политические проблемы небольшой восточноевропейской страны с ее не слишком требовательным населением. И на фоне этой угрожающей российским жизненно важным стратегическим интересам ситуации очень странным, если не сказать большего, выглядит явно агрессивное поведение нефтегазовых российских баронов по отношению к Беларуси, усугубляющееся протекционистскими мерами России в отношении импорта белорусской сельскохозяйственной продукции. Наконец, Казахстан стоит в очередности реализации натовских планов усиления давления на Россию на последнем месте. До 90% его национального производства и так уже давно контролируется западными инвесторами, поэтому особого сопротивления планам НАТО в отношении этого стратегически важного региона не предвидится. В военно-политическом отношении роль Казахстана очевидна: только через него исламисты могут оказать реальное давление на Россию вдоль обширной и слабо заселенной степной территории между Волгой и Уральским хребтом, опираясь на преимущественно исламские Башкирию и Татарию. Включение Казахстана в сферу влияния атлантического альянса резко ухудшит возможности исламской экспансии в северо-восточном направлении и одновременно завершит полное окружении России с запада и с юга.
   Серьезность нарастающего стратегического давления НАТО на Россию очевидна. Каковы могут быть ответы России на некоторые возможные прямые вызовы Запада, исходя из имеющихся у нее наличных ресурсов?
   1. Запад устанавливает блокаду экспортных поставок нефти и газа, использовав какой-либо надуманный предлог (достаточно вспомнить о все еще остающихся в силе финансовых претензиях к России фирмы "Нога"). Евросоюз по временной схеме покрывает свои потребности в нефти за счет поставок из Ливии, Ирака и других государств зоны Персидского залива, а в газе - за счет поставок из Алжира. К бойкоту может присоединиться и Япония, отказавшись от поставок с Сахалина. Потери России даже за вычетом себестоимости добычи составят не менее 80 млрд.долл.в год, а если учесть необходимость проведения работ по временной консервации большей части добывающих мощностей, то реальные потери окажутся еще большими. Прямые убытки можно покрывать только за счет стабилизационного фонда; однако неизбежное падение акций сырьевых гигантов на мировых биржах может подвести всю экономику России к катастрофе и надолго вычеркнуть ее из списка солидных мировых игроков.
   2. Сославшись, к примеру, на "вдруг" обнаруженный мафиозный характер валютных средств России, находящихся в зарубежных банках, правящие круги Запада накладывают арест на все российские активы (как, к примеру, недавно было проведено в отношении средств КНДР из-за упорства последней в вопросе о свертывании своей национальной ядерной программы). В частности, США могут наложить арест на государственные ценные бумаги своего правительства, которые активно покупает Россия на нефтедоллары с тем, чтобы под залог этих бумаг с меньшими страховыми издержками и под меньшие проценты брать в американских банках кредиты под различного рода затраты и закупки. Поскольку основные мировые валюты - доллар, евро и йена, выпускаются соответствующими государственными ведомствами США, Евросоюза и Японии, издержки от финансовой атаки на Россию могут быть частично компенсированы путем соответствующего регулирования эмиссии этих валют. У России же прямо защищать свои активы в иностранной валюте возможностей нет, поскольку рубль как серьезная мировая валюта не котируется, а российские банки слишком слабы, чтобы как-то повлиять на реальный оборот мировых валют в 200 трлн. долларов. Российский, нефтегазовый по происхождению стабфонд в 300 млрд. - это мизер, муха, которую западным воротилам задавить раз плюнуть! А без нефтедолларов Россия - банкрот, поскольку иной, значимой по сравнению с нефтегазовой, промышленности у нее нет и еще долго не будет.
   3. НАТО совершенно неожиданно для России принимает в свою организацию Украину и Грузию и начинает масштабное и дорогостоящее оборудование их границ с Россией самыми современными средстами слежения и нападения: радарами, пусковыми ракетными установками, аэродромами, базами для размещения войск быстрого реагирования и т.д., и т.п. Адекватный ответ на подобный прямой военный вызов со стороны НАТО обойдется России в очень крупную сумму, оценка которой выходит за рамки настоящей книги. И дело даже не в сумме, а в том, что необходимое оборудование для создания соответствующей оборонительной инфраструктуры там, где ранее имелись только мирные поля и мирные деревни, Запад России, естественно, не предоставит, а свое надо будет срочно изготавливать или создавать заново. Но за время десятилетнего ельцинского правления ВПК практически не финансировался и попросту развалился, отчасти из-за нарушения былой внутрисоюзной кооперации. Новых КБ и заводов нет, квалифицированных кадров для них тоже нет (для сведения: сейчас в промышленности США доля рабочих высшей квалификации составляет 60%, а в России она упала до 5%!). Таким образом, адекватного ответа на расширение НАТО далеко на восток Россия дать не сможет и вынуждена будет довольно долго соседствовать с блоком НАТО, имея по-существу совершенно открытые со своей стороны границы.
   4. Блок НАТО, обустроившись в Грузии, помогает своему законному члену силой усмирить сепаратистов Абхазии и Южной Осетии и вернуть эти якобы независимые республики в лоно единого грузинского государства, как до этого Россия поступила с Чечней. Силой - это по аналогии с Югославией точечная бомбежка крылатыми ракетами и штурмовой авиацией опорных пунктов сепаратистов, быстрый и полный вывод из строя всей их примитивной военной инфраструктуры, а затем ввод на территорию этих отколовшихся республик хорошо обученных, вооруженных и подготовленных по натовскому образцу частей обновленной грузинской армии, усиленной спецподразделениями армии США. С воздуха ввод войск будет прикрываться авиацией НАТО с близлежащих грузинских аэродромов. Каковы могут быть возможные действия России, на границе которой НАТО развяжет уже настоящую войну, и десятки тысяч беженцев из Абхазии и Южной Осетии хлынут на российскую территорию, ища спасения от мести грузинских солдат? А какова была реакция России на аналогичные действия НАТО против суверенной Югославии, страны исконно православной, народ которой всегда был настроен по отношению к русским очень дружественно? Да никакой: Югославия была предана Россией, испугавшейся натовского меча. Испугавшейся прежде всего потому, что в то совсем недавнее время российские обычные вооруженные силы представляли из себя жалкое подобие армии, которую обязано было бы иметь такое крупнейшее государство, как Россия, имевшая к тому же славные боевые традиции. Российские крылатые ракеты - это, возможно, выставочный миф, поскольку наблюдать их в реальной боевой обстановке мировой общественности еще не доводилось. О боевой подготовке летчиков и говорить не приходится, поскольку для их тренировок правительство не могло закупить у своих же олигархов достаточное количество керосина. Как лихо воевали наши наземные войска в Чечне - тоже известно. Реально в российской армии есть только два эффективных вида вооружения еще с давних советских времен: автомат Калашникова и гранатомет. Но ведь ими с НАТО не повоюешь! Так что и в случае приграничного конфликта с НАТО непосредственно у своих границ Россия на равных защищать свои национальные интересы не сможет и не будет: не начинать же, в самом деле, ядерную войну, если ничем другим мы угрожать врагу не в состоянии? А если блок НАТО спровоцирует войну против "незаконного", по его мнению, диктаторского режима Лукашенко, как это было осуществлено в одностороннем порядке против "преступного" режима Саддама Хусейна? Ответ оставляю на усмотрение читателей.
   Ситуация, описанная выше в излюбленной сейчас отечественными политологами западной манере "вызов - ответ", наводит на очень грустные размышления о вероятном будущем нашего любимого Отечества. Но иного, что было содеяно за предыдущие два десятилетия не слишком умным и ответственным народом и совсем не умным и совершенно безответственным руководством, ожидать не приходится. Денонсировали Варшавский пакт - а НАТО сохранилось и еще более окрепло и расширилось; перессорились со многими собратьями по Союзу - а новых друзей не обрели; разрушили советскую промышленность и советский военно-промышленный комплекс - а новых, современных и прибыльных, не создали; уничтожили старое тоталитарное общество - а нового гражданского общества построить не сумели. Да что говорить о великом: даже не требующей больших затрат новой, приличной идеологии жизни - и то не смогли родить, несмотря на обилие бумажных учреждений и остепененных бумажных душ. Зато изворовались так, что всему миру от нас тошно - от жалких потомков Пушкина, Чайковского, Достоевского, Королева, которые ничего уже не могут сотворить, достойного быть примером человеческого гения.
   На наше счастье, не только мы изменились в худшую сторону в смысле возможности быстрой мобилизации всех национальных сил и средств для решения каких-то важнейших перспективных задач жизнеобеспечения государства. Западный мир не менее нас обленился и потерял былую сплоченность и социальную агрессивность - правда, по иной, нежели у русских, причине: у него имеется пока все для сытой, насыщенной и достойной жизни и целых наций, и отдельных людей. Появление на Западе нового Гитлера, который сделает ставку в международной политике на стратегию опережения с целью силового решения тех или иных проблем, связанных с нарастанием мирового кризиса, маловероятно; можно даже сказать, невозможно. Чего нельзя исключить в отношении Китая или исламских стран - а больше нам ждать реальных силовых угроз и неоткуда. Уже по этой причине России "спать в оглоблях" никак нельзя. Однако и просто еще 10-15 лет существовать за счет экспорта углеводородов и иного сырья, на которое за рубежом имеется большой спрос, стабилизировав те общественные отношения, которые сложились к настоящему времени, бесперспективно и крайне опасно. Запад, может быть, и не спешит совершать против нас какие-то реальные угрожающие действия, но нельзя не заметить, что его долгосрочная политика ориентируется на необходимость в будущем все же предпринять конкретные шаги по смягчению для себя негативных последствий разрастания мирового кризиса - естественно, за счет ресурсов развивающихся стран, и, значит, за счет их территорий прямо или опосредованно (к примеру, навязывание России размещения на ее территории экологически вредных производств, предназначенных для обслуживания интересов иных государств и их объединений). НАТО имеет очевидные планы расширения в восточном направлении, и уже лет через пять границы блока существенно раздвинутся. Система вооружений блока НАТО развивается в направлении возможности ведения полностью автоматизированной войны, управляемой через космос из Пентагона или иного удаленного штабного центра. США предпринимают усилия для создания эффективной системы глобальной противоракетной обороны наземного и космического базирования. Направлена она, очевидно, против стран, имеющих современные ракеты дальнего действия, системы их космического и автономного наведения, а также ядерное оружие. Сейчас таких государств вне блока НАТО, имеющих подобные развернутые средства нападения, всего два: Россия и Китай. Евросоюз объявил о наличии у него планов диверсификации импорта нефти и газа, которые направлены на снижение зависимости стран Евросоюза от поставок из России. Российский бизнес испытывает большие трудности при работе на Западе: его туда стараются не пускать ни под каким видом. Именно бизнес, а не денежные средства в валюте: их дозволяется оставлять в западных банках или тратить не на производственные нужды в любых количествах: на покупку дворцов, яхт, футбольных клубов, автомашин, проституток и много чего другого, являющегося предметами гордости и престижности новорусского жулья.
   О том, что можно было бы и нужно сделать в самой России для изменения в перспективе гибельного для страны курса на стабилизацию социально-производственного кризиса, речь пойдет в нижеследующих разделах. А в завершение данного раздела хотелось бы еще раз подчеркнуть, что отвратительный международный престиж России не менее для нее опасен, чем сам блок НАТО. При решении международных проблем руководство России ведет себя очень часто неадекватно, непрофессионально и непредсказуемо, портя имидж солидного игрока на политической арене мира. Создается впечатление, что у Кремля реально голова болит только об одном: куда бы еще протянуть нефтяную или газовую трубу? А вот простое население зарубежных стран судит о России вполне конкретно, веря лишь собственным глазам и ушам, да еще многочисленным скандальным сообщениям СМИ о нравах и поведении этих новых русских, сорящих валютой как мусором и не имеющих даже минимальных понятий о приличии, достоинстве и скромности. Русские, выезжающие из якобы нищей страны за рубеж на отдых (а иных достойных занятий у них нет, поскольку и совместного не криминального бизнеса тоже нет) - это хамло и пьянь; это люди, не знающее цены деньгам, заработанным честным трудом. О российской проституции за рубежом и поминать-то противно, наши девки тысячными толпами прут за рубеж для торговли своим телом. А кто-нибудь из вас, читатели, слышал что-либо о британской или французской проституции в Москве, Питере или Владимире? Образованной, умной и порядочной отечественной интеллигенции есть о чем побеседовать с коллегами по уму и образованию на Западе - да только нет денег на поездки даже не на отдых, а по делу. Поэтому западники и судят о ней по старым эмигрантам да диссидентам, живущим либо на наворованное и вовремя вывезенное за кордон, либо за счет подачек от спецслужб и иных заинтересованных "благотворительных фондов". А итог всей этой зарубежной новорусской тусовки один: недружелюбно настроенным к России кругам на Западе (и не только на нем) довольно легко убеждать свою общественность в необходимости особого, жесткого политического и экономического курса по отношению к совершенно нецивилизованной стране, захапавшей волей случая огромные территории и огромные ресурсы и потому представляющей угрозу цивилизации, созданной талантом и трудом лучшей части человечества.
  -- Пути преодоления кризиса российского общества.
  
   В сегодняшней России не в моде слова идеология и пропаганда. Безудержная пропаганда устаревшей и отставшей от жизни идеологии советского времени опостылела всем: и тому большинству, которое в принципе не могло понять ее нетривиальной философской и политической сущности, поскольку не владело языком достаточно высокого уровня; и хорошо образованному меньшинству, которое считало силовое обеспечение любой идеологии делом незаконным, но противопоставить силе вооруженного партаппарата ничего сопоставимого по мощи не могло. Увы, не только простой народ, но и интеллигенция из верной посылки сделали совершенно неверные выводы и на сегодня вообще отказались от необходимого каждому уважающему себя народу детально разработанного комплекса историко-идеологических воззрений на себя самих и окружающий мир. И в этом смысле Россия сейчас живет "без царя в голове", не понимая собственного настоящего и не заботясь о собственном будущем. Вообще говоря, очень настораживает тот факт, что с обретением идеологической свободы в России так и не появилось своих национальных мыслителей мирового уровня, равных Тойнби, Хабермасу и Хантингтону. У нас завсегдатаями мест общения с народом - ТВ, газет и журналов - сплошь и рядом являются малограмотные политики, журналисты, разного рода общественные деятели, юристы, артисты: то есть люди, не имеющие навыков серьезной научной и литературной деятельности и не имеющие достаточно свободного времени, чтобы серьезно ими заниматься. Они легко соглашаются выступать на телевидении в роли шоу-кукол, почему-то думая, что тем самым определяют стратегию и цели общественного движения. Обидно, что внушительные по численности отряды отечественных историков, философов, писателей, политиков, экономистов так и не выдвинули по-крайней мере за последние полвека выдающихся деятелей мировой общественной мысли, наличием которых может похвастаться не всякий народ; а ведь в первые десятилетия прошлого века такими кумирами заслуженно считались и Лев Толстой, и Ульянов-Ленин, и Горький, и Иван Ильин. Ничего тут, видно, не поделаешь: демографы давно предупреждали, что физическое уничтожение наиболее умных и пассионарных представителей нации во время кровавых Гражданской и Отечественной войн и в период сталинской диктатуры настолько изменит и обесценит национальный генофонд, что впору будет говорить о тотальном вырождении нации вообще на столетие вперед! Если бы народ сам не захотел отказаться от борьбы за достойное будущее и для теперешних, и будущих поколений, то ни у кого бы не достало сил заставить его опустить руки, что сейчас, к великому сожалению, и происходит. Тем не менее надежда на то, что он все же как-то одумается и соберется с духом, всегда остается.
  
          -- Необходимость разработки социально-политической программы развития России.
  
   Идеологи современного русского национализма пытаются упростить решение проблемы "отряхивания" России от спячки и сырьевого иждивенчества. Они предлагают нам принять совершенно определенную, узконационалистическую трактовку сути отечественной истории за последние сто лет: мол, образованная часть великорусского православного народа была сначала сильно разбавлена евреями, менталитет и вера которых русским совершенно чужды; затем, с образованием СССР, произошло массовое смешение русских с представителями иных, довольно многочисленных национальностей, в менталитетах которых зафиксировалась прошлая историческая борьба за национальное выживание, чего у русских никогда не было в силу их достаточного национального могущества перед любыми иными народами. Русские тем самым оказались разобщены и по сути не готовы к формально равноправному сосуществованию наций в едином государстве, в правящей элите которого у русских также не было большинства. За это некогда единая русско-славянская общность была жестоко наказана: славянский этнос оказался разделен на три независимых государства, что нанесло колоссальный вред прежде всего их совместно нажитому экономическому капиталу и снизило его и так не слишком высокую конкурентоспособность; возникли из ничего совершенно искусственные территориальные проблемы наподобие принадлежности Крыма; фактически разделились русская и украинская церкви. Огромная часть некогда мощной советской промышленности преимущественно русского происхождения безвозмездно "отошла" к неславянским государствам; более того, некогда нищая Прибалтика попыталась еще и предъявить русским счет за якобы былую насильственную оккупацию ее территории, которую русским пришлось дважды защищать от полного поглощения гитлеровскими нацистами. Добавил проблем и Кавказ, вспомнивший исторические обиды аж ермоловских времен! В общем, национальная дифференциация после необдуманного и несвоевременного развала СССР поставила перед Россией столько острых вопросов современной внутренней и внешней политики, что поиск быстрого и эффективного пути решения всех подобных проблем должен был привести многих идеологов к реанимации старых идей о превращении России в единое по языку, менталитету и духу Русское государство, в котором властные политические и экономические полномочия этнических русских соответствовали бы их 80-процентному большинству в государстве по своей численности. Эта внешне простая и понятная даже малограмотному населению "русская идея" и стала идеологическим обоснованием так называемого "русского национального движения", которое, несмотря на многокрасочность его знамен, все же обладает неким единством. Небезызвестный Дмитрий Рогозин заявляет буквально следующее: "Если проблема не имеет отношения в вопросам русского национального движения, значит, такой проблемы нет вовсе. Игнорируйте ее" ("Враг народа", с.157). Удивительно прежде всего то, что и последователи, и враги русского национализма считают патриотизм чуть ли не его синонимом, вознося знамена патриотизма до святых небес или злобно облаивая их, как червленые щиты русичей князя Игоря. Еще раз приходится напоминать господам Рогозину и прочим, что средневековый этнический национализм ничего общего не имеет с вполне допустимым и оправданным национализмом государственным, какой, к примеру, широко практикуется такими лидерами мировой политики, как США, Китай и Япония. Национальная идея России может именоваться русской только в качестве общероссийской национальной идеи, у которой есть единый (но не единственный!) действительно великий язык единой нации - русский, а не инглиш, идиш или украиньска мова. Русскость единого древнего российского народа и его древней государственности выше современного русского этноса! В любом случае патриотизм - это не национализм и не его отрицание. Это прежде всего разумность и эффективность национального самоуправления на благо нынешних поколений российского народа и его поколений будущих. Нужно начинать создавать новую государственность, не разваливая уже существующую. Народ с красными партбилетами не только предал свою партию, в которую его никто силком не тащил, угрожая расстрелом, но предал и развалил в 1991 году великую империю, народы которой научились жить совместно без ругани и мордобоя. У его лидеров не хватило ума и совести, чтобы воспользоваться хотя бы примеров китайцев, компартия которых не только всенародно признала ошибочность прямолинейных идеологических установок Мао и историческую отсталость вождизма, но и сумела вовремя модернизировать государственный социализм. Заемные идеи чисто китайского конфуцианства (столь любимые философом Сергеем Киселевым) или чисто русского черносотенного движения нам вредны потому, что реальных российских проблем они не решают и в принципе решить не могут. В.Владимиров считает вполне приемлемым с "точки зрения здравого смысла" "признание права русского народа на национально-пропорциональное представительство во всех органах государственной власти и местного самоуправления России". Конечно, позорить себя перед всем миром правовым нигилизмом нам не впервой, но особенно печально то, что и в нынешнем веке господа Владимиров и Севастьянов все еще не могут понять, что подобные "законы" могут быть легитимны только в качестве давней общенародной традиции, которой у нас нет, либо пропорциональность должна естественным образом образоваться в качестве итогов осознанного волеизъявления избирателей, которого в России опять-таки никогда не было и нет до сих пор.
   России как никогда прежде нужна национальная программа, которая по большому счету и выступит в качестве объединяющей российской национальной идеи. Нет программы - нет и идеи! Только в программном виде национальная идея не будет воспринята обществом как очередной национально-государственный миф. Программа должна быть нацелена на конечный и достаточно близкий успех, и в этом смысле национальная идея должна быть прагматична, ориентируясь прежде всего на обеспечение национальных интересов России в глобализующемся мире. Государственное должно сейчас стать приоритетным, чтобы затем эффективно заработать на каждого гражданина России, а не только на ее элиту; при этом, разумеется, и смысл элитарности должен кардинально измениться: под элитой общества следует прежде всего понимать россиян, вносящих наибольший вклад в успешное осуществление программы развития России на благо всех ее граждан. У идеологов современной России нет даже правильного понимания отечественной исторической парадигмы: коммунисты видят ее в возврате социализма старого образца; правые - в абсолютной и всеобъемлющей свободе человека; националисты - в установлении в государстве русской гегемонии; а чиновничество и сросшаяся с ним бизнес-элита - в оставлении всего как есть, поскольку лучших условий для их процветания и придумать трудно. Этих последних вполне удовлетворит складывающаяся двухпартийная парламентская система: подконтрольная им партия власти плюс оппозиция, представляемые "Единой Россией" и КПРФ. Но неужели коммунисты считают, что им к лицу роль политических штейкбрехеров? Они что, не понимают, как их используют те силы, против которых они и борются? А ведь искомая парадигма проста: выживание государства и каждого его гражданина на достойном XXI века цивилизационном уровне. К сожалению, нынешний курс правящей элиты России на указанную перспективу не работает; у нее даже нет понимания того, к какому социально-политическому типу больше относится сегодняшняя российская государственность: к капитализму, социализму; и что в ней превалирует: демократия или олигархия власти и денег? Одно несомненно: в сегодняшней России реализуется старый тип молодого и непубличного тоталитаризма, когда реальную государственную власть осуществляет мало кому известная, теневая, беспрограммная и беспринципная элита, действующая исключительно в собственных, своекорыстных интересах. А народу России нужна другая власть и, соответственно, другая государственность, в которой именно народ и именно его интересы законны и суверенны в истинном значении этих весомых слов. Разгул либерализма 90-х годов породил брачный союз криминалитета и анархии. Когда-то Ленин от него с трудом увернулся - и толкнул страну в лапы тоталитарной диктатуры, не успев покаяться перед обманутым народом, вновь попавшим в крепостное бесправие. Свобода и равенство перед законом нам, конечно, нужны - но без омерзительной конкурентной грызни политических и экономических хищников. Лошадиная пара должна стоять впереди телеги; политика и экономика должны всецело служить народу, а не наоборот. Промедление, как и долгий неспешный путь, России одинаково опасны: если страна никуда не идет и в ней ничего быстро не строится, то впереди ее в лучшем случае ждет экономический, социальный и нравственный тупик. А в худшем - народ утратит свою государственность уже навсегда.
   На какие же вопросы должна ответить требуемая программа развития России, которую уместно было бы именовать антикризисной, поскольку наличие общего системного кризиса в России никто уже из серьезных аналитиков не отрицает? Их много, соразмерно количеству и весу накопившихся социально-политических проблем. Попытаемся пока что только обозначить некоторые основные вопросы, по которым деятельность правителей новой России выявила либо отсутствие такой деятельности, либо ее полный провал.
  
   1. Создание реального гражданского общества.
   Сейчас его фактически не существует. Все сколь-нибудь важные проблемы страны решает Президент России лично либо через непосредственно подчиненных ему Администрацию Президента и Правительство. Ни в одной развитой стране мира подобных неподконтрольных парламенту и народу вообще полномочий не имеет ни одно по должности властное лицо. Государственная Дума политически безвластна, к ее редким заявлениям по поводу тех или иных событий в стране и за рубежом никто всерьез не прислушивается. Законотворчество думских комитетов фактически несвободно и даже подневольно аппарату Президента, а процедура принятия законов в Думе упрощена до абсурда послушным Президенту парламентским большинством. Совет Федерации вообще никакой реальной роли в установившейся иерархии властей не играет. Его очевидная ненужность демонстрирует внутреннюю несогласованность положений Конституции. Выборы проходят формально, по заранее спущенным сверху проходным кандидатурам даже в местные органы власти и (либо) по партийным спискам, подавляющему большинству избирателей неизвестным и ненужным. Молодежь в большинстве своем выборы игнорирует, не веря в их справедливость. Недавняя отмена порога явки избирателей окончательно оформила и так уже известный факт отчуждения избирательных кампаний от итогов выборов. Многопартийность в России потеряла всякий смысл, равно как и гражданская активность избирателей как отстраненных от реальной власти ее законных источников. Процедура формирования власти в России стала по существу независимой от народа, который, таким образом, из граждан страны превратился в ее бесправное население.
   2. Создание современной высокотехнологичной промышленности.
   Сейчас ее распространение по стране имеет редкий очаговый характер. Упор сделан на добывающую промышленность, и прежде всего нефтяную и газовую, а в экспорте превалируют поставки исходного сырья либо продуктов первого передела, что лишний раз подчеркивает катастрофическую техническую отсталость государства от передового мирового уровня. Невнимание руководства страны к развитию промышленности не позволяет продвинуться в решении проблем безработицы, а отсутствие заявок со стороны реального отечественного высокотехнологичного производства на высококвалифицированных специалистов подрывает систему образования, лишая его заинтересованности в подготовке кадров. Отсутствие несырьевой промышленности и межрегиональной производственной инфраструктуры тормозит использование государственных инвестиций в "народное хозяйство", обеспеченных высокими доходами от экспорта нефти и газа. Население страны также слабо участвует своими накоплениями в осуществлении внутренних инвестиций. Отсюда полная стагнация или разрушение прежде таких мощных отечественных отраслей, как автомобилестроение, самолетостроение, судостроение, военно-промышленный комплекс, бытовая электроника.
   3. Защита от вызовов извне, оборона страны.
   Выше уже говорилось о том, что страна не имеет удовлетворительной защиты от усиления нажима на нее со стороны НАТО, не говоря уже о какой-либо существенной региональной роли России в улаживании международных конфликтов. США и НАТО развязали войну с Югославией - Россия трусливо промолчала; США единолично расправились с Ираком - Россия опять поджала хвост; США открыто готовят расправу с Ираном, давним хорошим соседом России - а Россия опять молчит, как бы ничего не замечая. Объяснение одно: вооруженные силы России развалены настолько, что президент как хорошо информированный главнокомандующий просто не вправе подставлять беззащитную страну под удар современной, мощной и великолепно подготовленной американской военной машины. Авиабазы страны не имеют в достатке керосина, чтобы летчики даже в чине старших офицеров имели возможность налетать положенные тренировочные часы. Недавняя катастрофа двух новейших российских истребителей объяснена банальным неумением "опытных" летчиков держать дистанцию при выполнении стандартных маневров. А столь памятная стране гибель подводного крейсера "Курск" на обычных морских маневрах имела причиной неудачный запуск торпеды по учебной цели. Что уж тогда говорить о возможных запусках боевых ракет с подводного положения? Зато форсированными темпами осуществляется программа перевооружения Индии новейшими типами российских истребителей, на поставку которых в собственные войска у правительства средств нет.
   4. Независимость и безопасность государственной финансовой системы.
   Частная банковская система, созданная при Ельцине, оказалась на 100% завязанной на обслуживание криминальных финансовых операций, из которых незаконная обналичка средств и их отмывка - еще не самые опасные для страны преступления. Наметившийся постепенный возврат администрации Путина к системе госбанков и контролю над единственным "народным" финансовым учреждением - Сбербанком, подтверждает ту уже давно всеми осознанную истину, что деловой свободой в стране в 90-е годы пользовались исключительно преступники, а честные и доверчивые русские были совершенно нагло обобраны под патронажем демократических властей новой России. Теперь, пока собственная надежная финансовая система отсутствует, правительство страны вынуждено (чему, возможно, оно и радо) хранить деньги государства за рубежом без какой-либо гарантии, что в любой момент они могут быть арестованы или просто аннулированы.
   5. Справедливое законодательство.
   С начала 90-х годов разношерстная и драчливая Государственная Дума взялась за титаническую переработку устаревшего советского законодательства применительно к Конституции нового демократического государства. Без внятной идеологии, без отлаженного баланса сил между властью и обществом, без развитой гражданской сознательности и активности населения, в условиях фактически сформировавшейся монархичности властной вертикали о реальной справедливости законодательства не может быть и речи. Законы не проходят необходимую в истинно демократическом обществе "обкатку" и зачастую принимаются вообще без его участия. Обычно в обсуждении законопроектов участвуют три заинтересованных стороны: Администрация Президента, профильные комитеты Госдумы и всесильные и многочисленные лоббисты. При такой практике законотворчества ни о какой справедливости законодательства речи быть не может.
   6. Социальная справедливость.
   На ее фактическое отсутствие однозначно указывает совершенно немыслимый для современного демократического общества разрыв между уровнями жизни богатых и бедных слоев населения, который возможен только вследствие узаконенного бесстыдного грабежа богатыми бедных. По этой причине заметно улучшить социальное положение населения с относительно низкими доходами в условиях дальнейшего функционирования сложившейся в стране системы правления не представляется возможным.
   7. Воспитательная работа с молодежью.
   Ее обязаны вести школы и ВУЗы. Однако низкий уровень бюджетного финансирования и низкий уровень оплаты преподавательского труда отрицательно сказались на качестве общественной и специальной подготовки учащихся и студентов. Более того, массовое распространение приобрели незаконные поборы средств в пользу учебных заведений, а также прямое взяточничество преподавателей, что действует на учащихся развращающе. Особую роль в растлении молодого поколения играет телевидение, общественный контроль над деятельностью которого совершенно отсутствует. Среди молодежи доминирует нежелание заниматься производительным трудом, а криминал не находит никакого противодействия в исковерканных СМИ и самой затхлой российской действительностью юных душах.
   8. Что мы оставим нашим внукам?
   Современное российское общество и не осознает важности данной проблемы, и просто ее игнорирует, проявляя тем самым поразительную безнравственность. Если признать, что богатства недр страны по справедливости принадлежат не одним только сейчас живущим на ее территории гражданам, но и многим и многим будущим поколениям, то сегодняшняя жизнь России преимущественно за счет продажи за рубеж природного невозобновляемого сырья, запасы которого ограничены и могут быстро истощиться, аморальна со всех точек зрения. Не менее аморально и то, что мы, потребляя национальные запасы драгоценного сырья, не создаем ту промышленную базу, которая обеспечит молодое поколение высококвалифицированной и хорошо оплачиваемой работой.
   9. Нужна ли нам и нашим потомкам "Великая Россия?".
   По уровню жизни своего населения Россию никогда в ее долгой истории нельзя было считать Великой, поэтому данный эпитет всегда имел отношение к обозначению внешних характеристик страны, как то территория, количество населения, наличие сильной армии, наличие богатых природных ресурсов. Богатство ее творческого гения и духа, равно как и величие ее истории и деяний отдельных исторических лиц всегда были вопросами довольно спорными в интеллигентской среде, простой же народ оставался к ним совершенно равнодушен. Поэтому любая будущая общенациональная программа, затрагивающая проблему величия будущей России, должна прежде всего совершенно четко ответить на вопрос, о каком именно величии идет речь.
  
          -- Необходимость создания новой партии.
  
   Конечно, программу развития страны хотя бы в самых общих чертах может составить и узкая группа людей, и даже один человек, и предложить ее для ознакомления обществу через какое-либо средство распространения информации, из которых самым общедоступным и в этом отношении наиболее демократичным следует признать Интернет. Можно сказать, что Интернет решил окончательно проблему совершенно свободного и независимого ни от кого некоммерческого распространения политической информации. В частности, теперь и многие политические партии России завели собственные сайты и достаточно широко информируют общественность о своих взглядах на многие социально-политические проблемы жизни нашего общества. Вопрос, следовательно, уже не упирается в проблему простого декларирования политических взглядов, в особенности в той ситуации, когда эти взгляды противоречат политическому курсу, избранному существующей властью - а ведь именно недопущением несанкционированного властью социально-политического творчества и тем более его распространения в обществе и была озабочена некогда всевластная верхушка КПСС. Однако у власти еще остается в распоряжении достаточно ресурсов для реализации старого лозунга "Не пущать!" и после того, как альтернативная программа действий увидит свет. Один из них - это создание видимости многопартийности и, следовательно, многовариантности программных решений. В этом отношении Россия - несомненный лидер политической псевдодемократии, поскольку в стране, потерявшей всякие жизненные ориентиры, разом образовалось внушительное количество маргинальных партий со своими программами, основные положения которых буквально повторяют друг друга. Можно утверждать, что подобная многопартийность за пределами Думы специально создается и поддерживается кремлевскими стратегами именно с целью создания в умах избирателей неразберихи и хаоса для профанации самой идеи о возможности выработки реальной альтернативы избранному властной элитой курсу общественного развития. К примеру, идея государственного лидерства русских в России, к которой мы уже неднократно обращались, проста и самоочевидна именно как идея, а не руководство к действию. Однако такие три официально зарегистрированные в 2002 г. партии, как ЛДПР (Жириновский), "Родина" (Рогозин) и "Национально-Державная партия России" (Севастьянов), заложившие данную националистическую по духу идею в основу своих партийных программ, никак нельзя называть организациями идейных единомышленников, а думские депутаты Владимир Вольфович и Дмитрий Олегович являются прямо-таки злейшими и непримиримыми врагами. Какой выбор тогда прикажете сделать потомственному подмосковному крестьянину, у которого здоровый русский национализм задействован на генетическом уровне? Да никакого, что, собственно, и требуется Кремлю.
   Явно излишняя, превышающая всякие разумные пределы и к тому же никак ростом социально-политической активности граждан не оправдываемая многопартийность служит все тем же старым целям установления информационной блокады и разобщения оппозиционных власти сил, соединенным с одновременной политической дезориентацией населения. Поэтому сама по себе программа, являясь необходимым политическим инструментом действия, не сможет в современных условиях стать добровольной и осознанной идеей масс избирателей как законных источников власти. Только политическая партия, вооруженная действительно прогрессивной программой действий, способна развить и детализировать ее, а также организовать и осуществить предлагаемые программой действия, привлекая к сотрудничеству все большее число активных граждан страны и тем самым расширяя партийное влияние на настроения народа в целом. Один из кардинальных вопросов в практической деятельности любой политической партии - это, безусловно, вопрос о текущих и конечных целях политической борьбы, осуществляемой партией, имея здесь в виду чисто организационные моменты. Большинство партий в России - это партии парламентского типа, главная цель деятельности которых заключается в проведении в парламент страны и местные законодательные собрания своих партийных кандидатов, через которых партия получает возможность реально влиять на социально-политические и экономические процессы в стране. Разумеется, эти же партии вполне могут довольно эффективно использовать свои политические и организационные ресурсы для активного участия в выборах исполнительной власти на всех уровнях вплоть до президентского. Российские власти приложили немало усилий, чтобы законодательно ограничить свободу деятельности политических партий, оговорив ее разнообразными условиями, не имеющими прямого отношения к выполнению партиями своих прямых демократических обязанностей по отношению к реальному гражданскому обществу. Данное законодательство мы рассматривать не будем, однако отметим, что "настоящая" политическая партия, вообще говоря, не должна быть принуждаема записывать в свой устав обязательность использования права на выдвижение от партии кандидатов на выборные должности, иначе говоря, выступать официальным субъектом избирательных кампаний, тем более, если отказ от прямого участия в них предусматривается официальной программой этой партии.
   Даже законная борьба за власть в стране иногда вырождается в самоцель деятельности политической партии в ущерб ее программным целям, особенно в тех случаях, когда партия имеет ярко выраженный "вождистский" характер независимо от того, является ли ее вождем отдельно взятый яркий лидер или узкий круг руководящей верхушки. История России преподала нам очень наглядный и трагический урок опасности вождизма при становлении молодой, незрелой демократии. После отречения Николая II от трона из-за массовых выступлений в столице обозленного на никудышнюю власть, войну и голодуху народа Россия встала на путь демократических преобразований, которые возглавили наиболее влиятельные в народе партии социалистической ориентации во главе с эсерами (РПСР - Российская партия социалистов-революционеров, придерживающая принципов "народнического социализма"), лидер которых Александр Керенский и возглавил Временное правительство, которое должно было осуществлять власть в стране до проведения свободных и демократических выборов в Учредительное собрание, которое было полномочно установить в бывшей империи легитимное правление по результатом волеизъявления всего российского народа. При этом правительство Керенского справедливо полагало, что России выходить из войны с Германией невыгодно, поскольку затяжная борьба с Антантой на два фронта обрекала немцев на неминуемое поражение, и у новой России появлялась историческая возможность как у страны-победительницы серьезно укрепить свои позиции в мире и хоть как-то компенсировать потери, понесенные за предыдущие годы. Вождь отколовшейся от РСДРП партии большевиков, не без дальнего прицела свободно пропущенный немцами в Россию и благополучно прибывший в Петроград в апреле 1917 года со своими соратниками, быстро оценил ситуацию и понял, что если партия хочет захватить власть в стране и вместо демократической республики социалистического толка установить в ней свою диктатуру, то ей необходимо договориться о совместных действиях со всеми радикально настроенными политическими группировками, имевшими в своем составе боевые террористические отряды - прежде всего с левыми эсерами и анархистами - и натравить на социалистов люмпенские массы из числа беднейших промышленных рабочих и бывших крестьян в солдатских шинелях и с винтовками в руках, не желавших возвращаться на фронт. Правительство Керенского угрозу террористического переворота в должной мере не оценило, надеясь на мирное завершение всероссийской избирательной кампании, запущенной в июле того же года. Видимо, социалисты вконец расслабились, когда в столицу стали поступать первые результаты муниципальных выборов в 130 городах России, которые в конечном итоге принесли внушительную победу партиям социалистической ориентации: им было отдано 57,4% голосов, тогда как большевики получили только 7,5%, уступив даже кадетам (11,6%) (см. энциклопедический справочник "Выборы во всем мире", сост. А.А.Танин-Львов, М., 2001 г., с.310. Не могу здесь не отметить, что А.В.Голубев в сборнике статей "Мировосприятие и самосознание русского общества (X-XX вв.)", выпущенном Институтом Российской истории РАН в 1994 г., приводит совершенно ложные данные о результатах муниципальных выборов 1917 года: а именно, он ставит на первое место большевиков с фантастическими 33,6%, взятыми "с потолка" (если только товарищ Голубев не приписал большевикам половину голосов социалистов), а эсеров на третье с 16% (на самом деле 16,5%)). Ставка Ленина на рабочих России (которых вождь на немецкий манер именовал пролетариатом) с треском провалилась, и он окончательно убедился в том, что и начавшиеся по всей России выборы в Учредительное собрание (они проходили с 21 октября по 5 декабря 1917 г.) дадут сходные результаты, и затягивать с вооруженным мятежом в столице больше нельзя. Мятеж прошел без особых осложнений и без большой крови, поскольку Керенский воевать в столице с бандами матросов, дезертиров и люмпенов не пожелал и покинул Зимний, дожидаясь итогов голосования в УС. Итоги были ожидаемы: из 767 депутатских мандатов социалисты получили 504, а большевики, наводившие свой порядок в столице, всего 180. Тем самым народ России уже в 1917 году первым в Европе однозначно высказался за народный социализм, т.е. за социализм с человеческим лицом, который только в конце столетия стал набирать силу в европейских странах. Но липовые вожди пролетариата на волю собственного народа наплевали, а Съезд Учредительного собрания просто разогнали матросами товарища Железняка. Россия погрузилась на 3/4 столетия во мглу откровенной диктатуры, "подарившей" ей великих вождей и великие страдания несчастного народа.
   Если внимательней вглядеться в историю российских бунтов и революций, то не столь уж трудно усмотреть определенную закономерность: все они опирались на обман восставшего народа со стороны вождей, которые преследовали совсем иные цели, нежели те, которые открыто декларировали. При этом на бунт и революцию подбивались самые отсталые и маргинализованные слои населения, не имевшие собственности, постоянного места жительства и, как следствие, выпадавшие по своему менталитету из общей массы населения. Лжедмитрий хотел бессовестно занять царский трон, используя неожиданность своего появления на Руси да ощутимую поддержку казаков, не испытывавших особо добрых чувств к московитам. Пугачев просто захотел покуражиться в роли самозванца, упиваясь кровавой властью над ненавистными дворянами. Став вождем обширного восстания, быстро переросшего масштабы мелкого казачьего бунта, он опирался в основном на обозленных каторжными условиями труда и быта уральских рабочих, а также полудиких башкирцев, ведомых Салаватом, который, в свою очередь, сам намеревался сделаться восточным ханом, выйдя из-под руки русской царицы. Заговор декабристов, громко именуемый восстанием, провалился прежде всего потому, что верхушка заговорщиков не доверяла наиболее способному из них Пестелю, подозревая его в тайном замысле стать вторым Наполеоном, уничтожив династию Романовых. Шансов на успех у заговорщиков не было никаких, поскольку высокородное дворянство не пожелало искать поддержки у подлой черни, в интересах которой они якобы и рисковали головами. Дворянин Ленин ошибки декабристов учел, найдя опору для своих замыслов в наиболее отсталых и маргинализированных слоях населения России. Раздора среди большевистской верхушки также не было, поскольку все были едины в стремлении установить в ослабленной стране диктатуру, обманув ее доверчивый народ наглыми лозунгами времен пугачевщины. Правда, народ оказался все же не настолько глуп и безнравственен, чтобы безропотно покориться паханам в ворованных кожанках, и большевики утвердились во власти только после четырехлетней гражданской бойни, на столетие вперед исковеркавшей нравственность прежде великого, но богобоязненного народа. В конце 80-х годов все в той же партийной верхушке вновь созрел вопрос о перевороте с целью замены формы диктатуры. Страна стала заметно отставать в промышленной конкуренции с Западом, за гроши народ работать не слишком-то хотел, лозунги о светлом коммунистическом будущем всем осточертели. Но главное - это громадный государственный долг своему собственному трудовому народу в размере (разумеется, оцененном очень приблизительно) 300 млрд некогда полновесных трудовых рублей, реальная покупательная способность которых была не ниже доллара. Отоварить их у властей не было в обозримом будущем никаких шансов, что грозило скорыми и малоприятными для вождей социально-политическими осложнениями и массовым неуправляемым бунтом, по сравнению с которым февраль 1917 года показался бы заурядной столичной заварушкой. Выход был найден: обнулить государственный долг посредством гиперинфляции. Этот способ решения финансовых проблем избавлял партию от нависшей необходимости прибегнуть к девальвации рубля, что равносильно признанию ее социально-политического банкротства. Перед народом партийная верхушка устроила подлое политическое представление. Горбачев договорился с Ельциным, своим партийным протеже, о мирной передаче ему своей царской власти, чтобы самому не отвечать за грядущий дефолт. Для видимости был разыгран издевательский телеспектакль с ГКЧП под "Танец лебедей", при этом мощнейшие силовые структуры империи получили приказ ни во что не вмешиваться. Столичную демократически настроенную общественность призвали принять самое активное участие в шоу под кодовым названием "защита Белого Дома". Горбачев в это время отсиживался в Крыму в крепости Фарос, подыхая со смеху над неистребимым легковерием русского народа. Пародия на октябрь 17-го года была разыграна за три дня, "переворот" узаконен сдачей Горбачевым "победителю" своего кремлевского кабинета. Полгода было потрачено на дележ советского многонационального "общака" и тайную подготовку новой российской власти к запланированному полному обесценению национальной денежной единицы. Народ же в это время наслаждался фальшивой свободой, не понимая, что вскоре будет снова дочиста ограблен старой партийной бандой с картонными демократическими рылами. Грабежом руководил лично внук товарища Голикова, в Гражданскую прославившегося на том же самом поприще против своего же народа. Другой экспроприатор - уже не красной, а рыжей масти - провел "добровольную" сдачу народного производственного имущества в обмен на малогармотные правительственные расписки с четырьмя нулями, которые дураки вернули обратно в наспех организованные правительством фонды по приему макулатуры от населения, а умники обменяли их на две пол-литровки. Остается добавить, что все участники ГКЧП в феврале 1994 года были "амнистированы". Ельцин издевался над Россией и насиловал ее еще шесть лет и был по предварительной договоренности также вместо положенного ему за антигосударственную деятельность суда амнистирован Путиным.
   Во всем этом отвратительном шоу активное участие принял известный политик Владимир Жириновский, основатель и вождь ЛДПР. В своей партийной программе редакции декабря 2005 г. он специально отметил, что в июне 1991 г. хотел стать президентом России, поддерживая тем самым неизбежный развал СССР, но не поддержал Беловежские соглашения, которые этот развал юридически оформили; поддержал антиельцинское ГКЧП, а затем поддержал ельцинскую Конституцию; инициировал политическую амнистию правых и виноватых; наконец, помог, как он сам утверждает, уйти Ельцину на совершенно незаслуженный им покой. В общем, перед нами вырисовывается образ откровенного политического флюгера. Но мы договорились делать акцент в обсуждении не на конкретных личностях, даже столь ярких в общении, как Владимир Вольфович, а на предлагаемых ими программах. Так вот по существу поставленных в программе перед партией либерал-демократов целей во всех важнейших областях жизнедеятельности народа и государства возразить нечего. В случае их успешной реализации Россия могла быть уже при жизни нашего поколения без всяких скидок названа великой державой, а сама эта жизнь стала бы неизмеримо богаче и чище для простых людей, нежели сейчас. Правда, господин Жириновский защищаемую им социально-политическую формацию никак конкретно не определяет, а насчет идеологии произносит всего лишь одну настораживающую фразу: "В основу идеологии новой России надо положить труды замечательного русского религиозного философа - Ивана Александровича Ильина". Не идейное учение, заметьте, а труды. Но ведь Ильина при всем к нему уважении никак нельзя считать религиозным Марксом или философским Гегелем и уж тем более строить на трудах семидесятилетней давности современную идеологию русской империи. Уже по одной этой причине следует внимательнее присмотреться к сущности программы ЛДПР, чтобы объективно оценить ее приемлемость в качестве образца для подражания, и, соответственно, автора программы в качестве российского мессии.
   Чисто лозунговая часть программы настораживает еще более: в самом деле, "ЛДПР всегда выступала за великий русский народ, за православную веру, за восстановление территории страны, в защиту соотечественников за рубежом. ЛДПР всегда защищала армию, силовые ведомства, особенно КГБ. Всегда защищала свободы для всех". Идеологи партии (если таковые, кроме самого вождя, имеются) обязаны понимать, что выражения "великий русский народ" и "великий народ России" - это далеко не одно и то же. В России исторически живут бок о бок разновеликие народы, но великим именуют только русский, имеется даже соответствующий термин "великорусский народ". Таким образом, программа сразу увлекает нас на опасное провокационное поле этнической розни. Упоминание о православной вере только утверждает читателей программы в ее националистическом характере, и все дальнейшие ее плюсы имеют, следовательно, отношение только к усилиям великорусского этноса, а остальные этносы России Жириновским рассматриваются в качестве исторически обретенного балласта на пути в светлое либерально-демократическое будущее. Явно провокационен и призыв к восстановлению территории страны: он означает, что у России имеются территориальные претензии к соседним государствам. Спрашивается, к каким? А что следует понимать под защитой соотечественников за рубежом? Опять только русских, или российских татар, башкирцев, евреев тоже? Одно дело, господин Жириновский, нелюбовь к "Единой России" как более успешному политическому сопернику, и совсем другое дело - нелюбовь к российским гражданам "второго сорта", запечатленная в официальной программе парламентской партии. Комментировать защиту органов МВД и ФСБ в наше время неприлично, они и сами могут за себя постоять. Вот только что означает использование советской аббревиатуры КГБ в программе партии, организованной в 1990 году: намек на тесные связи нынешнего руководства партии с этой организацией в прошлом? Кем был в КГБ Путин в советские времена - общеизвестно; а вот кем были для КГБ вы, господин Жириновский? Наконец, если вы всегда защищали КГБ, то никак не могли одновременно защищать свободы для всех.
   Последуем, однако, заключительному программному призыву: "ЛДПР - это единственная политическая сила, на которую избирателям можно надеяться и опереться. Изучите нашу программу и присоединяйтесь к ЛДПР" и обратимся к содержательной части программы.
   "ЛДПР допускает установление на переходный период режима личной власти, считая, что такой режим позволяет возложить всю полноту ответственности на руководителя государства".
   До этого места в программе ничего о переходном периоде не говорилось - от чего переход и к чему. Если указанный период, как при большевиках, может растянуться на десятки лет, то ЛДПР открыто выступает за возможность и, судя по дальнейшему тексту, желательность установления в России диктатуры, основанной на личной власти. Видимо, господин поклонник КГБ слишком глубоко чтит память Иоанна Грозного (не Сталина же или, Боже упаси, Гитлера!), чтобы так скоро забыть свои же призывы уважать свободу, за которую отечественный средневековый деспот сразу же рубил голову.
   "В основу национальной государственной политики должен быть положен принцип: что хорошо для русских, то хорошо для всей России".
   Что-то подобное и непотребное мы уже слышали намного раньше: "Высшей целью действительно народного государства должна быть забота о сохранении того основного расового ядра, которое одно только способно создавать культуру, дарить человечеству красоту, достоинство и все высокое". Сказано это Адольфом Гитлером, диктатором, который различие этносов положил в основу своей человеконенавистнической идеологии. Национальные меньшинства, господин Жириновский, вовсе не отребье России и не мусор, потребности которого вторичны по отношению к русским.
   "ЛДПР против двойных стандартов в отношении любого народа".
   Приехали! Стало быть, совершенно законен и лозунг: "Что хорошо для евреев, то хорошо для России". Эклектика у образованных людей никогда не почиталась в качестве достойного и допустимого способа изложения идей, разве только по случайной неосторожности в полемике. Полемику в программе ЛДПР ни с кем не ведет, сразу заявив, что лишь она - единственная надежда нации. Следовательно, противоречивость и эклектичность - это сознательный способ изложения программных установок, рассчитанный на отсталые слои населения с очень низким образовательным цензом. И вот в этом аспекте апологет диктаторства Жириновский удивительно солидарен с Лениным, который столетие назад также возвел в ранг партийной идеологии опору именно на самые отсталые слои населения.
   "Необходимо ввести систему прогнозирования и планирования экономического развития страны на качественно новой основе и воссоздать полновластный планирующий орган".
   Наконец-то партия высказалась по делу, причем совершенно верно. Напомню только, что это означает воссоздание социалистических основ ведения хозяйства в государственном масштабе. За это же ратует и товарищ Зюганов, недруг господина Жириновского. Что же вы тогда делите между собой, господа-товарищи?
   "формирование четкой долгосрочной государственной политики поддержки промышленного экспорта;".
   Чтобы что-нибудь продать за кордон, надо что-нибудь сделать у себя самих, причем конкурентоспособное. Каким образом и за чет чего - об этом ЛДПР предпочитает не распространяться. Но ведь одного только желания и планирования мало!
   "проведение всеобщей налоговой экономической амнистии".
   Если чохом простить столь злостные экономические преступления, то это будет означать объявление всех честных предпринимателей дураками. Собственно, ЛДПР здесь ни при чем, это принципиальное решение высшего руководства страны, куда лидеров партии не пускают. Важен сам принцип: ЛДПР выступает за явную и оскорбительную для честных тружеников России очередную несправедливость.
   "ЛДПР констатирует, что экономическое положение - тяжелое, кризис - глубокий, но возродить экономику страны можно, если усилить ее государственное регулирование и дать свободу честному предпринимательству".
   Чтобы дать дорогу честным, надо освободить от ответственности жуликов - таков безнравственный итог "экономической программы" ЛДПР, иначе говоря - безответственной болтовни о преодолении затяжного кризиса в отечественной экономике. Госрегулирование и рынок плохо совмещаются, при этом именно степень развития рынка считается в мире наиболее серьезным показателем уровня экономической свободы граждан любого государства. За что же больше ратует ЛДПР - совершенно непонятно; эклектика завела составителей ее программы в закономерный логический тупик.
   "Одна из основных задач ЛДПР - сделать Россию не только правовым государством, но и социальным. Программная цель ЛДПР - обеспечить уровень социальной защищенности граждан не ниже, чем при социализме".
   По мнению ЛДПР, следовательно, современная Россия Путина - государство неправовое и антисоциальное. Господин Президент, ведь это заявляет не только лидер одной из политических партий, но и заместитель спикера Думы, который в правовых аспектах обязан разбираться профессионально. После таких обвинений вам в отставку надо подавать, либо давать обоснованное опровержение в стенах Думы на специальном ее заседании, в присутствии корреспондентского корпуса. Вопросы бывшему президенту задавать было неудобно по причине его болезни и преклонных лет, а теперь, после его кончины, и вовсе невозможно; но все же обратимся к его бессмертой православной душе: господин Ельцин, вы зачем революцию делали - чтобы враги коммунизма стали мечтать о социализме?
   "ЛДПР выступает за: разработку государственной программы обеспечения жильем всех граждан России. ...доступность квартир всем нуждающимся. ...предоставление кредитов на жилье на срок 30-50 лет по 2-3% годовых".
   Неконкретные обещания по столь острой и болезненной проблеме обсуждать не будем по чисто нравственным соображениям. А вот относительно кредитов необходимо сделать некоторые замечания. Если хотя бы один миллион семей из тридцати-сорока захочет взять у государства кредит в размере 2 млн руб каждая на приобретение небольшой двухкомнатной квартиры, то Центральному банку России придется под залог валютного резерва произвести эмиссию 2 трлн рублей (!), которые немедленно переправятся на счета строительных организаций. Гиперинфляция при этом совершенно неизбежна, равно как и невиданные по размаху ценовые, налоговые и коррупционные преступления. Социальный взрыв стране будет обеспечен.
   "Особое значение ЛДПР придает развитию Сибири и Дальнего Востока. ...Необходим приток трудовых ресурсов в эти регионы. Нужна система стимулов и льгот. ЛДПР их предоставит. Всем приезжающим для работы в Сибирь и на Дальний Восток будет предоставляться беспроцентный кредит на 20 лет для строительства или приобретения жилья, 1 гектар земли, освобождение новых производственных предприятий от всех налогов на 3 года".
   Данные обещания также поддаются количественной оценке, но уже в долларах. Если обходиться по минимуму и затрачивать на одного переселенца смешную по западным меркам сумму в 100 тыс. долл., то переселение в Сибирь необходимых 10 млн человек потребует государственных затрат только по этой статье на сумму в 1 трлн долларов. Создание новых производств для обеспечения их работой - это затраты уже в десятки раз превышающие указанную сумму. В итоге потребуется в короткий срок инвестировать в освоение Сибири не менее 30 трлн долларов, причем значительная часть этих астрономических затрат должна быть обеспечена соответствующей рублевой эмиссией. "ЛДПР их предоставит?"
   "ЛДПР, придя к власти, развернет массовое жилищное строительство для молодежи, учредит молодежные жилищные кредиты".
   Составителей программы ЛДПР после Сибири прямо-таки понесло... Поэтому сразу перейдем к безопасности и обороне.
   "восстановить военно-промышленный комплекс России и обеспечить его эффективное государственное управление".
   Что значит "восстановить": восстановить работоспособный советский потенциал образца 1989 года? Но это значит отстать от НАТО на четверть века или более! А если подразумевается сплошь модернизировать старый и нарастить современный, новый, то в программе утверждается, что "процесс развала российской армии... не прекратился". Что же, на фоне продолжающегося развала создавать новый ВПК? А кто в России все это будет реально исполнять, если партия прикажет? Деклассированная молодежь, которая и жильем-то приличным не обеспечена?
   "Царь не смог, коммунисты не устояли, демократы-реформаторы провалились. Теперь пришел черед для новой политической элиты".
   И все-таки составители программы проговорились: к власти в стране рвется новая элита, для которой народ России вовсе не цель, а средство для своего обогащения, вероятно, еще более наглого и беспардонного, чем все то, что имело место в несчастной России с 1917 года.
  
   Выдающийся отечественный философ Александр Зиновьев определял идеологию как "совокупность идей, управляющих общественным поведением людей и целеполаганием" (см. "Идеология партии будущего", М., 2003 г., с.22). причем под целеполаганием следует понимать прежде всего программы социальной деятельности, направленные на закрепление или изменение данных общественных отношений. Можно, конечно, спорить по поводу слишком расширительного вышеприведенного толкования идеологии и потребовать замены обязывающего понятия управляющих на направляющих, указывающих путь развития наподобие компаса; можно также оспорить возможность судить об истинности или ложности идеологии из сопоставления ее с реальностью бытия. Одно несомненно: истинность или ложность партийной программы должна оцениваться прежде всего по имеющемуся в ней целеполаганию. Конкретно, если действия партии в соответствии с программой обеспечивают прогресс в развитии социума, то она может быть признана истинной; если не обеспечивают - то программу следует считать ложной. Именно таковой и приходится в итоге признать прогрессивную по форме программу ЛДПР. Ее целеполагание эклектично, взаимоувязка важнейших программных положений отсутствует. Но самое главное: в программе не указаны способы реализации конкретных целей, без чего программа и в своей содержательной части превращается в набор лозунгов, не подкрепленных указанием средств для их овеществления. Желать России величия и изобилия не вредно - кто же против того из нас, россиян? Но ведь одного желания мало; а когда оно принимается в качестве ничем не обеспеченной программы действий, то его следует считать политически вредным и опасным. Программа действительно прогрессивной партии должна в определенном смысле предвидеть будущее не как запраграммированный "свыше" результат исторического развития наподобие коммунизма со штаб-квартирой в Москве или Пекине; или абсолютно свободного и всеобъемлющего планетарного рынка с центральным офисом в Вашингтоне. Предвидение - это оценка наиболее вероятного направления вектора развития, опирающаяся на наличный баланс социальных потребностей, возможностей и ресурсов. Только тогда программа действий способна правильно ориентировать общество на стабилизацию указанного вектора, корректировку его направления либо кардинальное изменение его составляющих и направления развития в целом. В последнем случае будущее может оказаться реализованной программой действий, созданной в настоящем. Именно в программировании будущего, а не одном лишь пассивном его прогрозировании и заключается истинный ценностный смысл футорологии.
   Мы уже со всей очевидностью приходим к неизбежному выводу, что в России необходимо создавать новую партию, цель деятельности которой - вывод страны из затянувшегося социально-политического кризиса, который сейчас перешел в вялотекущую форму, недопустимую и опасную, как и всякая болезнь социального организма, но еще более опасную неожиданными и тяжелыми осложнениями из-за причин и внутреннего, и внешнего характера. Партия - инструмент для реализации новой Программы развития общества, развития прогрессивного, не ориентированного на ущемление справедливых прав ни одного из социальных слоев, своим суммарным вектором направленного на благо всего народа России и его будущих поколений. Инструмент, конечно, должен быть профессионален, т.е. будущая Партия (в дальнейшем мы будем обозначать ее с большой буквы для отличия от всех других, не навязывая при этом какого-либо наименования общественно-политической организации тем, кто ее будет реально создавать) должна состоять из профессиональных идеологов и организаторов. Эти вопросы собственно к содержательной стороне Программы прямого отношения не имеют, зато первостепенным по важности для Партии является вопрос о тех конкретных слоях общества, на которые эта Партия может опираться в своей практической деятельности. Правящую элиту российского общества мы обсуждать не будем по вполне понятным причинам: ее реальные деловой и нравственный рейтинги в обществе столь низки, что порядочный человек из ее круга - скорее счастливое исключение, чем правило. Не следует мешать партии власти отправлять свои политические надобности в том узком социуме, соками которого она и питается. Не может Партия опираться и на народ как таковой, без учета реалий его сегодняшнего существования, умонастроения и предпочтений: эту необъятную и малоухоженную российскую ниву мы оставим для работы либерал-демократам Жириновского, которые, как свойственно хищным соколам, ловят только удобную для себя и зазевавшуюся добычу. Следует также учитывать, что традиционная и беспроигрышная, казалось бы, опора компартии на рабочий класс и простых трудящихся вообще привела к плачевному для нее результату: ею перестала интересоваться молодежь, и, судя по сформировавшемуся в пользу коммунистов устойчивому электорату, КПРФ под предводительством тов. Зюганова можно без всякой натяжки и иронии именовать партией старух. О деградации интеллигенции - формальной вотчины партии "Яблоко" - также не раз уже говорилось выше. Ее разумный, но разочарованный электорат не воспринял всерьез предложения Явлинского, заключающиеся в косметическом облагораживании хищного рыла воровской российской элиты, поэтому резкий спад популярности "Яблока" совершенно закономерен. Интеллигенции и тем более выпускникам школ и студентам нужно предлагать нечто более существенное и радикальное, тем более, что образованная часть населения России в целом осознает, что без радикальных преобразований в идеологии и практике социальной и экономической жизни не обойтись, если настраиваться на достижение реального общественного прогресса и в настоящем, и в обозримом будущем, в котором прежде всего и заинтересована разумная и жизнеспособная молодежь.
   Субъектом развития в современной России является интеллигенция. Какие бы суровые и справедливые слова в ее адрес мы ни говорили, но не опровергнуть того факта, что только интеллигенция по уровню своего интеллектуального и духовного развития адекватна уровню развития самой мировой цивилизации в ее лучших образцах и проявлениях, а еще более в заложенных в ней возможностях разумного прогресса. Новую Программу способна осознать и воспринять как руководство к действию только интеллигенция, точнее говоря, несомненно сохранившаяся в нашем обществе ее действительно элитарная часть, отличающаяся реальной образованностью, культурой и пассионарностью. Именно элита интеллигенции способна адаптировать для себя самой и народа в целом необходимые реформы сложившейся сейчас в России тупиковой социально-политической системы, отбросив узко меркантильные соображения социального примитивизма, который исповедуется современной правящей "элитой" должностей и кошельков. Интеллигенция по своему профессиональному предназначению контролирует не только высший уровень цивилизационной культуры, самостоятельно творя ее образ, но, что в данном случае более важно, средний уровень, поскольку занимается обучением и воспитанием всех остальных слоев населения, а в промышленном и сельскохозяйственном производстве в большинстве профессий и сама работает на среднем уровне. А ведь именно средний уровень культуры наиболее востребован современным постиндустриальным обществом. Далее, только интеллигенция способна справиться с проблемой цивилизационного микста; более того, можно быть вполне уверенным, что именно интеллигенция глубинки скорее воспримет идеи предстоящих реформ и будет более эффективно их пропагандировать на местах, куда интеллигенции центра доступ в условиях суровой российской криминализованной действительности ограничен. Отметим, что на первых порах интеллигенции ничего, кроме пропаганды идеологии новой Программы, делать и не придется. Партия не должна ставить в качестве ближайших целей завоевание депутатских мандатов в ходе бессмысленной и стадной по своему характеру избирательной кампании, чтобы сражаться с политическими монстрами на позициях парламентских фракционных задворков. Ей необходимо, минуя многочисленные депутатские собрания с бесстыдной говорильней, работать непосредственно с населением, формируя его настроения, а не только влияя на них. Лидерам новой Партии необходимо всеми доступными средствами пропагандировать не себя лично, а партийную Программу. Политический конкурент, втянувшийся в открытый сравнительный разбор партийных программ, уже проиграл на одном лишь факте сравнения отсталого и прогрессивного. Когда российская общественность привыкнет к дискуссионному обсуждению именно программ, а не личностей и грязного компромата, то ее пока что психически доминирующая вера в эффективность политического и государственного вождизма поубавится. Интернет предоставляет прекрасные возможности для осуществления подобных содержательных обсуждений Программы и дискуссий по существу ее отдельных положений, которые, кстати говоря, не следует рассматривать как нечто данное обществу apriori. Напротив, сама Программа должна рассматриваться в качестве живого объекта, который изменяется и адаптируется в процессе его вживания в реальную сложную российскую действительность. А вот в телевизионных ток-шоу партии участвовать не стоит, поскольку они запрограммированы на положительный для власти и иных околовластных структур результат, равно как и игровые автоматы в казино или лотереи. Участие Партии в передачах ТВ допустимо только на условиях содержательного обсуждения Программы, включая сравнительное, без фальшивых рейтинговых оценок и голосований. Гладиаторские бои партийных вождей аморальны и развращают общественность больше, чем прямой обман общества путем специально скомпанованных пропагандистских передач.
   Партия должна опираться прежде всего на те слои в самой интеллигенции, которые наиболее легко организовать для целей пропаганды в трудовых массах населения. Это, прежде всего, традиционно настроенные патриотически государственники, служащие бюджетных учреждений, преимущественно научно-технические работники (НТР). Они более других слоев интеллигенции недовольны результатами "криминальной революции" начала 90-х, более других оказались материально обобраны и морально унижены, более других жаждут справедливого реванша, хотя следует признать, что упомянутая жажда реванша маскируется общей усталостью всего российского общества от череды неудач, которыми на протяжении столетия, с революционных волнений и бунтов 1905 года, оканчиваются все без исключения попытки народа добиться достойных цивилизованного человека условий жизни в принципе богатой всем необходимым для того России. Среди указанных отрядов интеллигенции женщин едва ли не больше, чем мужчин. Трудно переоценить их непосредственное влияние на умонастроения несомненно лучшей части населения России, долготерпению которой от неумения и нежелания мужчин бороться за достойную жизнь своих семей приходится только удивляться. По своей природе женщины, особенно в молодом возрасте, социально более активны, чем мужчины: ведь перед ними маячит совсем непростой, учитывая специфику России, выбор - организовывать семью или нет. Подавляющее большинство российских женщин отсутствие у них семьи хотя бы с одним ребенком считают основным признаком жизненной неудачи и несостоятельности, поэтому именно среди женщин наиболее велик протест против власть имущих, не сумевших или, того хуже, не пожелавших заниматься эффективным решением социальных проблем собственного народа. Если этот протест станет осознанным и будет подкреплен информацией о наличии реальной программы по выходу страны из позорного нищенского кризиса - существующую властную элиту не спасут никакие телевизионные попугаи и безмозглые спецназы по борьбе с собственным народом.
   Патриотически настроенная российская буржуазия наряду с интеллигенцией может также проявить себя в качестве искренне заинтересованной в прогрессивных реформах стороны. Буржуа - это собственники средств производства, и с советских времен в народной массе закрепилось резко отрицательное отношение к данному наименованию определенного класса трудящихся, как, впрочем, и к слову интеллигент, которое в ряде словосочетаний носит полуругательный отттенок и даже смысл. Извращение формы и смысла реальных взаимоотношений людей и их классовых групп - это, увы, тяжелое историческое наследие эпохи культивировавшейся классовой ненависти 20-30-х годов прошлого века. Простой, но очень злободневный пример: как принято сейчас обращаться на улице к незнакомым мужчине или женщине, чтобы вступить с ними в разговор? Именовать мужчину "товарищем" неуместно и политически может даже оказаться оскорбительным, "гражданин" опошлен милицейской практикой ("Пройдемте, гражданин!"), "господин" и "сударь" не прижились. Других нет, если не считать того, что слабый пол в отместку за нецивилизованную тупость русских мужчин так их и окликает: "Мужчина!". С женщинами еще хуже: чаще всего их именуют "гражданками", осознавая всю неуместность данного обращения к достаточно молодой и приятной на вид незнакомке. Приходится выкручиваться, начиная обращение с неудобных на расстоянии "Простите!" или "Извините!". А до революции все обращения к человеку были привычны и пристойны, причем они варьировались в зависимости от ситуации. Даму можно было окликнуть по-разному: "Мадам, мадемуазель, госпожа, сударыня, барыня, барышня" - все это было привычно и затвержено с детства. Мужчину оценивали по мундиру, внешности и возрасту: "ваше превосходительство, ваше благородие, господин, барин, любезный, сударь", даже "человек" для обслуги. Столь большое разнообразие форм обращений - верный признак развитости гражданского общества. Современное российское общество - увы! - даже по этому признаку гражданским именовать никак нельзя... Прошу меня извинить за невольное отклонение от темы, но в дальнейшем надеюсь на терпимость читателей книги в отношении определений и терминов, общепринятых во всем мире, но не нашедших опоры в современном русском языке, который в наши годы проходит стадию стремительного засорения и осквернения. Что же касается участия представителей отечественной буржуазии в поддержке Партии и ее Программы, то олигархам с ней вряд ли будет по пути: они настолько срослись с властной верхушкой, а их деловые интересы настолько переплелись, что перешагнуть через свою средневековую оценку сущности и ценности жизни на земле они вряд ли в состоянии. А вот представителям среднего и малого бизнеса было бы неплохо для них самих осознать, что в нынешней олигархической по сути структуре управления страной им отведена роль холуев большого бизнеса: урвать кусок зелени с барского стола можно, но быть господами или хотя бы гражданами в высшем господском свете лакеям не суждено. Зато в новой Программе должно быть предусмотрено устройство управления страной по совершенно иным принципам, в соответствии с которыми отечественные бизнесмены становятся неотъемлемой и важнейшей частью социально-политической и экономической структуры российского общества. Именно опытные и порядочные бизнесмены должны будут осуществлять руководство совершенно новым и громадным по масштабам государственным сектором производства, включающим в себя все государственно значимые отрасли добывающей и перерабатывающей промышленности, а также некоторые отрасли ВПК, где высока степень мировой конкуренции за рынки сбыта. И государственный, и частный сектора экономики будут широко использовать все виды государственных гарантий и прямой поддержки и лоббирования своих фирменных и корпоративных интересов, если они по своим сущностным целям способствуют росту в целом общественно блага настоящих и будущих поколений россиян. Программой предполагается масштабный переход от преимущественно чиновничьего принципа управления государственным хозяйством, доказавшего свою историческую несостоятельность, к преимущественно предпринимательскому, при котором государственный бизнес сохранит все достоинства чисто буржуазного, эффективного делопроизводства. Любой россиянин будет вправе совершенно свободно выбрать свое место в общественном производстве в качестве предпринимателя в государственном и частном секторах либо в качестве наемного работника, не желающего нести на своих плечах тяготы хлопотливого и ответственного труда бизнесмена. При этом, разумеется, будут и по-справедливости совершенно разными личные доходы от конкретной производственной деятельности, а также степень общественного статуса и уважения. Никаких ограничений на формы и масштабы частного бизнеса новая Программа не предполагает. И если ей будет суждено начать претворяться в жизнь - а иной разумной альтернативы не предвидится, то те представители отечественного бизнеса, которые уже сейчас начнут реально поддерживать ту Партию, которая положит данную Программу в основу своей политической деятельности, вправе будут рассчитывать на преимущества при будущем распределении сфер влияния и приложения своих усилий не только в государственном секторе, но и в частном, которому без поддержки государства будет очень трудно выдерживать современную международную конкуренцию. Есть над чем задуматься, господа бизнесмены!
  
          -- Поворот президентской политики в сторону сближения с новой социально-политической тенденцией.
  
   Президент России Владимир Путин правит страной уже восьмой год подряд. Именно правит, поскольку, обладая по действующей с 1993 года Конституции расширенными государственными полномочиями, реально сосредоточил в своих руках все виды верховной власти: он занимает высшую государственную должность, формирует правительство и руководит им, полностью контролирует деятельность обеих палат парламента, ему напрямую подчинены все силовые ведомства, ему же фактически подконтрольны крупнейшие нефтегазодобывающие кампании и трубопроводные системы страны, и в любое время он может дать зеленый свет любому экономическому проекту либо закрыть его; от него же зависимы и высшие судебные инстанции, а сам он реально неподотчетен никому в своей государственной деятельности. Если в период президентства Бориса Ельцина Россия еще только скатывалась от псевдодемократической анархии к авторитаризму, то в период президентства Путина режим личной власти установился окончательно, а Россия окончательно потеряла право хотя бы условно считаться демократическим государством с развитым гражданским обществом. По объему реальной личной власти в стране Владимира Путина можно сравнить разве что с ливийским лидером Муамаром Каддафи; по этому показателю с ним ни в какое сравнение не идут ни президент Франции (уже бывший) Жак Ширак, ни британский премьер Тони Блэр (тоже уходящий), ни даже президент США Джордж Буш. Авторитарность правления неизбежно изменяет внутриполитическое лицо государства, независимо от того, как к подобным изменениям относится сам правитель. Вот далеко не полный перечень наиболее серьезных изменений:
  
   - Развитие настоящих демократических институтов гражданского общества - Государственной Думы и Совета Федерации - остановилось. Работа Думы полностью контролируется из Кремля, мнение оппозиции игнорируется. Фактически нижняя палата парламента превратилась в законодательное подразделение Администрации Президента. Совет Федерации полностью утратил свое конституционное значение и может быть вообще распущен без каких-либо ощутимых последствий для жизни государства.
   - Экономическая система страны сменила вывеску: если во времена Ельцина ее можно было именовать олигархо-чиновничьей, то при Путине она должна именоваться чиновничье-олигархической. Все важные экономические проблемы бизнес-элита улаживает в приватном порядке в абсолютно неподконтрольной обществу Администрации Президента, тогда как обществу отведена роль пассивного созерцателя экономической жизни собственной страны.
   - Развитие реальной многопартийности в стране не только прекратилось, но и повернулось вспять. Процесс "добровольного слияния" мелких партий и образования новых откровенно "крышуется" все той же всесильной Администрацией, оппозиция в Думе существует только для соблюдения международно признанных парламентских традиций и приличий. Даже ведущая сила "непримиримой" оппозиции - КПРФ - покорно согласилась с неприглядной ролью вечной парламентской второгодницы.
   - Общественное сознание явно склонилось в сторону не только признания самой авторитарности правления, но и полезности именно наследственного авторитаризма. Если ранее общественное недовольство "загогулинами царя Бориса" и средневековой нравственной дремучестью его окружения было неизменным основным фактором внутриполитической жизни страны, выливаясь даже в открытый бунт против президента (октябрь 1993 г.), то теперь погрязшая в верноподданическом холуйстве интеллигенция из среды неточных наук и свободных профессий интересуется только одним вопросом: останется ли Путин на посту президента на следующий срок, и если нет, то кого пожелает назначить вместо себя?
  
   Никто, кроме, конечно, самого Путина, не знает, действительно ли он хотел уже в самом начале своего правления иметь под рукой не только солидную программу социально-политических действий, но и ее идеологическое обоснование (отечественные идеологи до сих пор мыслят их в качестве двух различных составляющих целого пакета необходимых или хотя бы желательных интеллектуальных заделов для осуществления режима президентства в огромной евроазиатской стране). А ведь политологи из российской глубинки по наивности надеялись на понимание будущим лидером нации того, что "крайне нежелательным являлось бы возвращение к практике непосредственного руководства работой правительства со стороны президента и его аппарата. Превращение премьера лишь в техническую фигуру, а правительства - в придаток Администрации лишило бы правительство политического веса, президента - свободы маневра, и, наконец, не позволило бы главе государства и его аппарату сосредоточиться на реализации, безусловно, важнейшей для них в настоящих условиях задачи - разработке и осуществлении программы государственного строительства" (С.В.Беспалов, г.Самара, доклад на Втором всероссийском конгрессе политологов, апрель 2000 г., "Россия. Политические вызовы XXI века, 2002 г., с.166). Увы, президент Путин поступил прямо противоположным образом, став первым российским лидером, при своем восшествии на престол не предложившим народу никаких собственных основополагающих идей в столь трудное и переломное время в жизни страны, общественность которой пока не пришла к согласию относительно базовых ценностей. Опрометчиво объявленный им в 1999 г. всероссийский "конкурс" на лучшую формулу нового варианта "национальной идеи" обернулся, как известно, позорным провалом. А позаимствовать у ведущих политических партий программу действий также не представилось возможным из-за отсутствия оной и тогда, и сегодня, в чем мы уже убедились: их штатные идеологи вместо идеологических концепций и политических программ способны творить только лишь псевдополитические опусы в стиле фэнтези, приспособляя их под сиюминутные политические интересы своих непосредственных шефов. Поскольку у населения России к началу правления Путина "сформировался устойчивый образ тотально коррумпированной власти, тесно связанной с теневым бизнесом и преступным миром" (см. доклад А.В.Василенко, г.Москва, там же, с.167), то вариант продолжения режима личной власти и правления страной "по факту" складывающейся ситуации явился, возможно, наиболее простым выходом из довольно неприличной ситуации проявления явной интеллектуальной беспомощности и со стороны руководящей элиты, и со стороны руководимого ею общества. Учитывая сказанное, можно теперь понять и упорное нежелание нынешнего президента связывать свое имя ни с одной из политических партий, в том числе и с "партией власти", которая похожа на политического спрута с большими глазами, хищным клювом и множеством жадных чиновничьих щупалец, но не наделенного природой соответствующим телесной массе мыслительным аппаратом. Путину приписывается лозунг, озвученный им на одном из праздничных приемов: "Одно будущее, один народ, одна страна". Но реализовалось при правлении Путина прямо противоположное. Страна сейчас разделена на богатую и всесильную элиту и нищий и бесправный остальной народ, в чем просматривается некоторая аналогия с Римской империей, разделенной на аристократов и плебеев. Но если римские аристократы в подавляющем большинстве обрели исключительные права по наследству благодаря историческим государственным заслугам пращуров своих родов, то современные аристократы России - это почти сплошь видные деятели отечественного политического, экономического и даже криминального новодела, презирающие патриотичность, законность и нравственность. Страны у этих двух групп населения тоже две: одна состоит из больших и малых дворцов, в которых живут богачи, отгородившись от менее успешных соотечественников высоченными заборами да многочисленной, вооруженной до зубов охраной; в другой - нищей и грязной - живут все остальные "источники российской власти". Поэтому у них и два различных будущих: обеспеченное всем необходимым по высшим современным требованиям для себя и своих потомков - у элиты; безрадостное, нищее и бесперспективное - у простого народа.
   Отечественная интеллигенция давно уже разобралась в том, что хваленая западная демократия по своей сущности является олигархо-охлократией: олигархи от политики и бизнеса правят из-за спины представительной демократии, а охлос по привычке ходит толпой на выборы тех, кого ему заранее настойчиво порекомендовали в качестве его преданных слуг. Но российский народ оказался неспособен реализовать даже такую обкатанную в бесчисленных вариантах классически убогую форму демократии, для успешного функционирования которой требуется достижение обществом достаточно высокого уровня промышленного развития и финансового благополучия. После Горбачева Россия свернула на малопочетный путь воссоздания совсем уж примитивного азиатского деспотизма, который у нас стыдливо именуется авторитаризмом. Но ведь Путин не может не понимать, что длительная стабильность авторитарной системы власти невозможна, и замена национального лидера всегда таит в себе угрозу дестабилизации внутриполитической ситуации. Не так плохо само по себе лидерство в качестве формы функционирования верховной власти, и не так уж опасны личностные недостатки лидера (вспомним, что первые годы правления Хрущева именовали иногда "национальным Ренессансом"). Опасность представляет неизбежная смена ближайшего окружения государственного лидера, которое всегда паразитирует на харизме своего шефа и созданной им системе неформального, доверительного управления государством. Примером может служить всем хорошо известная "Семья" ельцинской поры. Смена окружения - это неизбежная скрытая или открытая грызня между мелкими царьками, олигархическими группами и прочей знатью местного розлива - беспринципной, наглой и вороватой, как и любая знать бесчисленных восточных деспотий. Борьба на личностном уровне может, конечно, пройти безболезненно для функционирования государственного механизма в целом - на что, видимо, и надеется нынешний президент России, демонстрируя твердость своего убеждения о невозможности избрания на третий срок вопреки требованию Конституции. Но ведь именно Администрация конкретного президента - Путина - фактически приватизировала государство, самостоятельно решая все мало-мальски важные текущие и перспективные проблемы политического, экономического и социального характера. Любая хотя бы частичная ее замена или реформирование затронут такое громадное количество взаимосвязей общественного и личностного характера, что предвидеть суммарный эффект даже теоретически невозможно. Допустим, что преемник Путина на посту президента не согласится с продолжением губительной для страны политики бешеного импорта в обмен на нефть и газ, наконец-то разглядев ней реальную угрозу национальной безопасности страны, которой ему придется руководить не менее четырех лет. Но ведь любые его шаги по количественному и качественному изменению импорта необходимо ударят по интересам торговой мафии, которую заботят только свои личные барыши, но никак не национальные интересы страны. Реакция не заставит себя ждать, поскольку сама Администрация живет не на одну только государственную, мизерную по ее представлениям, зарплату. В результате от былой стабилизации в мгновение ока не останется и следа!
   Насущная задача новой Партии отчасти видится в том, чтобы суметь подсказать президенту России, что осуществленная от его имени Администрацией приватизация государства является главным, но скрытым пока источником нестабильности всей сформированной под эту приватизацию системы руководства жизнью страны. Риск колоссальных издержек от внезапной потери стабильности искусственной по своей сущности и структуре властной вертикали совершенно не оправдывается наличием допустимых личных пристрастий президента в отношении тех или иных форм государственного управления. Например, у президента США наверняка тоже имеются свои особые мнения относительно существующей в стране системы истеблишмента. Но потому-то демократию США и считают великой, что личность президента имеет большое значение, но вовсе не определяющее, а его ошибки в проведении конкретной политики не могут иметь катастрофических для национальных интересов возглавляемого им государства последствий и уж тем более дестабилизировать традиционную систему социально-политических и экономических отношений между различными слоями американского общества. В США отчуждение президента и его администрации, которая существует на совершенно законных основаниях и представляет собой исполнительную власть страны - ее Правительство, совершенно невозможная вещь: деятельность Правительства через законодательство и финансы постоянно связана с деятельностью политически независимого Конгресса и контролируется еще более независимым Сенатом, с которыми государственный секретарь обязан поддерживать тесные деловые взаимоотношения и постоянно убеждать в правильности конкретных действий президента. В России же налицо полное отчуждение Администрации президента от всей остальной общественности: т.е. Администрация непрерывно собирает информацию о жизни страны, а вот для общественности этой страны деятельность Администрации и в особенности ее стратегические замыслы - государственная тайна! Президент же отчуждается от общественности автоматически, поскольку в силу своей занятости делами громадной страны полагается исключительно на информацию, которую ему готовит Администрация - выборочно и направленно. Можно поэтому с уверенностью сказать, что президент России далеко не в полной мере осведомлен о реальном состоянии дел в стране и еще менее о реальных настроениях и оценках российской действительности и деятельности самого лидера государства, имеющих место в обществе.
   Нам, простым гражданам России, в условиях торжества навязанной стране системы закулисного и непрозрачного правления остается только искренне надеяться на то, что всенародно избранный президент заботится исключительно о благе всего народа, не преследуя своекорыстных целей ни для себя лично, ни для тех, к кому питает особое расположение по своей доброй воле или подневольно. Но если главе государства скрывать свои мысли, пристрастия и расчеты и незачем, и даже в определенной степени аморально в силу одного своего должностного положения, то его окружению в скрытности имеется прямая корысть: привилегированное положение из-за близости к трону позволяет постоянно обменивать его на банковские счета со многими нулями, ценные бумаги и предметы роскоши, реально подтверждающие общественный статус человека именно в тех элитарных кругах общества, куда честь, порядочность и нравственность не вхожи. Именно президентское окружение стремится выхолащивать нравственную суть из любых демократических инноваций, и насаждение системы сквозной коррупционности чиновничества - это один из проверенных и эффективных способов извратить и испоганить современный общественный менталитет россиян до такой степени, чтобы они уверовали в неизбежность и неистребимость российского воровства так же, как их далекие предки уверовали в необходимость и святость православия. Поэтому, если лидер страны осознает всю нравственную нелепость и опасность своего положения в качестве невольного заложника откровенно диктаторской системы правления, надругавшейся над народовластием, ему предстоит согласиться на очень нелегкий, но совершенно необходимый разворот российского корабля, маршрут которого сориентирован по ложным картам. Власть, как известно, направлена на сохранение существующих порядков. Если же взять курс на изменение порядков, оказавшихся несправедливыми, негодными и безнравственными, то такое ответственное решение означает также и реформу самой власти, включая ее основной закон - Конституцию страны, которую ни в коем случае не следует путать с "божьими скрижалями". Старая система формирования власти в принципе не может сохраниться при введении новых сущностных целей и порядка ее функционирования. Смена властной системы не сводится к простому и бездумному уничтожению старой или ее внезапному перетряхиванию, хотя и должна быть проведена достаточно быстро с тем, чтобы криминальные корни не успели прорасти в новообразованном организме государственного управления. Подобную замену системы вполне можно назвать революционной, но она ни в коем случае не должна быть стихийной. Иными словами, потребное обществу изменение законодательно-исполнительной системы власти в стране вполне может быть осуществлено сверху в качестве всесторонне обоснованной общественной необходимости. Указанная необходимость вызвана прежде всего назревшей в России потребностью очистить действующую систему правления от элемента случайности, порождаемого преимущественно теневым характером отечественной политики и бизнеса. Открытость и коллегиальность верховной власти нисколько не отвергает существование института президентства даже в рамках тех исключительных полномочий, которыми он пока что наделен действующей Конституцией. Однако его реальное функционирование в России привело к явно недемократическому перекосу, что выразилось в нарушении принципа обратной связи, в данном случае власти с обществом, которое и наделяет власть законными полномочиями. Но без реального и эффективного функционирования обратной связи власть теряет свою демократическую легитимность, вырождаясь в диктатуру со всеми свойственными ей перекосами и прямыми извращениями самого смысла демократии. Помочь президенту осознать необходимость в проведении принципиальных изменений во властной структуре государства - одна из основных задач новой истинно политической Партии, а вовсе не борьба за малозначимые места в парламентских креслах, из которых уставшая от безвременья Россия совсем не видна.
  
          -- Новая избирательная система и реформирование власти.
  
   В демократическом обществе источником власти является народ. Еще в очень давние времена в Греции была выработана универсальная система делегирования властных полномочий от общества к тем конкретным лицам, которые осуществляют управление им, через их свободные выборы. Одним из основных критериев цивилизованности современного общественного устройства как раз и является порядок избрания властей всех уровней и в первую очередь, естественно, высших. Чем он ближе к признанным в мире образцам, тем цивилизованнее и демократичнее считается само государство: с одной стороны, результаты выборов во многом определяют качество власти, являющейся определяющим фактором жизни народа на довольно длительный период времени, регламентируемый Конституцией страны; с другой стороны, по ним международное сообщество судит о степени соответствия политической организации страны неким нормам, позволяющим судить о легитимности избранной власти. В соответствии с апробированной в XX веке традицией любая новая государственная власть должна получить признание со стороны глав по крайней мере ведущих мировых держав во избежание серьезных трудностей в сношениях с большинством стран мира и на дипломатическом уровне, и в иных значимых сферах взаимоотношений. Уважая естественный плюрализм современных конституционных форм, Межпарламентский Союз тем не менее счел необходимым декларировать на Парижской сессии 26 марта 1994 г. определенный перечень принципов и норм, служащих критериями свободы и справедливости любых конкретных выборов, без чего их результаты не могут быть признаны легитимными. Текст Декларации носит обычный для подобных документов общий характер, игнорирующий реалии борьбы за власть, порождающие ситуации, при которых выборы сплошь и рядом превращаются в фарс даже без наличия серьезных нарушений избирательного законодательства. К примеру, декларация предписывает государству обеспечить принятие партиями, отдельными кандидатами и средствами массовой информации кодекса поведения. Но о каком кодексе может идти речь, когда само руководство государства выступает в ходе избирательной кампании заинтересованной стороной, активно участвующей в предвыборной борьбе? И разве можно признать справедливыми выборы, когда многомиллионные массы людей голосуют за малознакомые им персоналии? Справедливость выбора необходимо предполагает его осознанность, плохо совмещаемую с массовостью. И.Фернау, известный своими довольно резкими и едкими оценками сущности столь восхваляемого демократизма, справедливо заметил: "Мировая история вплоть до наших дней полна примеров полной неспособности народа проявлять терпимость и здравый смысл". "Психоз толпы", "стадное чувство" не только не обеспечивают разумность и справедливость конкретной избирательной процедуры, а, наоборот, способны спровоцировать возникновение политических и военных катастроф международного масштаба. Приведем два наиболее ярких примера роковых избирательных ошибок населения, которому была предоставлена свобода выбора государственной власти в рамках стандартных избирательных систем.
   Германия, потерпев поражение в 1-й мировой войне, встала на путь парламентаризма, определяя обладателей правительственных портфелей по итогам партийных выборов в Рейхстаг. Прогрессивная пропорционально-списочная система дХондта распределения депутатских мандатов позволяла достаточно точно определять общественный рейтинг большого количества крупных и мелких партий, включившихся в борьбу за места в Рейхстаге. В нижеследующей таблице представлены по годам результаты выборов по четырем ведущим партиям (% мест от общего количества депутатов Рейхстага).
  

Год

Социалисты

Коммунисты

Центристы

Фашисты

1924

26,6

9,1

14

2,8

1928

31

11

13,8

2,4

1930

24,8

13,3

11,8

18,5

1932, июль

21,8

14,6

12,3

37,8

1932, ноябрь

20,7

17,1

12

32,9

1933, март

18,5

12,5

11,4

44,5

  
   Здесь Социалисты - Социалистическая рабочая партия; Центристы - Партия центра.
   Из таблицы видно, что электорат социалистов и коммунистов в совокупности с 24 по 32 гг. был стабилен и составлял около 40%, несколько сдав свои позиции в 33 г.; электорат центристов практически не менялся. Зато совершенно иначе население откликнулось на националистическую пропаганду фашистов: после обнародования на референдуме 29 г. плана ремилитаризации Германии (плана Гитлера-Гутенберга) рейтинг нацистов резко пошел вверх, и уже в марте рокового для мира 33 г. за партию Гитлера проголосовало больше избирателей, чем в совокупности за левых и центристов. Гитлер совершенно законно занял пост канцлера, в июле того же года была введена однопартийная избирательная система, а фюрер нацистов стал диктатором, сделавшим ставку на новую мировую войну. Германский народ передал власть Гитлеру добровольно, в соответствии с законами демократического волеизъявления. Но разве он отдавал себе отчет в последствиях своего катастрофического выбора? Очевидно, что в данном случае избирательная система, основанная на прямом голосовании огромных масс населения (число избирателей в Германии к моменту прихода нацистов к власти составляло 45 млн) за кандидатов в высшие властные структуры, сыграла на руку демагогам и авантюристам, сделавшим собственный народ пушечным мясом. В данном примере со свободным и вполне демократическим выбором германского народа наглядно проявила себя коренная несправедливость любой широкой демократии: большинство законно принуждает меньшинство принять выбор большинства - но не потому, что это большинство право (толпа вообще редко оказывается правой в чем-либо!), а именно в силу одного лишь своего чисто количественного перевеса, возводимого стандартными демократическими избирательными системами в ранг качества. Напрашивается довольно парадоксальный вывод: индивиду вообще нежелательно предоставлять автоматически право на прямое избрание высшей власти, поскольку к индивиду нельзя предъявлять никаких требований относительно его ума, порядочности и т.п., от наличия и качества которых и зависит его индивидуальный выбор.
   Не менее поучительный пример воздействия избирательной системы на исторические судьбы народов дала миру Россия начала XX века. После известных событий 1905 г. русский самодержец вынужден был согласиться на небольшую уступку демократии, учредив Государственную Думу, депутаты которой, хотя и не обладали реальными властными полномочиями, однако в определенной степени отражали политические предпочтения многонационального населения огромной страны. В связи с низким уровнем грамотности населения и практическим отсутствием СМИ на селе думские депутаты избирались по многостепенной, непрямой системе, когда за выборщиков местного уровня голосовали поэтапно, начиная с крестьянских сходов, муниципальных, фабричных и иных корпоративных собраний, затем уже формируя коллегии выборщиков территориального и губернского уровня; последними, собственно, в рамках пропорциональной системы избирались депутаты ГД в соответствии с выделенными квотами. Многостепенная избирательная система обеспечила формирование довольно сильного в интеллектуальном отношении состава российского парламента, и если бы царь согласился на постепенную передачу депутатскому корпусу властных полномочий, то судьба России в XX столетии не оказалась бы столь непредсказуемой и трагичной. Показательно, что из 442 депутатских мест РСДРП в Думах созыва 1907 и 1912 гг. сумела завоевать всего лишь соответственно 19 и 15; то есть народ категорически отверг идею гегемонизма пролетариата.
   Всероссийские выборы имели место в России и после свержения в 1917 г. самодержавия. Муниципальные выборы в 130 городах, проходившие в июле-августе 17-го, дали следующие результаты: блок партий социалистической направленности набрал 57% голосов, кадеты - 11,6, РСДРП - 9, большевики - 7,5. Иными словами, городское население в массе своей прониклось идеями демократического социализма и законности. Места же во Всероссийском Учредительном Собрании, где преобладали представители крестьянского населения, избиравшиеся по системе дХондта, распределились так: социалисты - 66%, большевики - 23, буржуазный блок - 11. Таким образом, и городские, и сельские массы населения отдали предпочтение демократическому социализму, как бы предвосхитив политический выбор Европы образца XXI века. Только никакой пользы российский народ от выборов не извлек, поскольку выбирал своих представителей, не обладавших реальной властью ни в столицах, ни в провинции. Этот порок с игрой в выборщиков сыграл злую шутку с народом: образовавшийся вакуум власти заполнили авантюристы всех мастей, демагоги и просто уголовные паханы, ввергшие Россию в кровавую гражданскую войну, голод и разруху, в результате чего народ на три четверти века лишился избирательных прав и вообще каких-либо демократических свобод.
   Таким образом, структура государственной избирательной системы и ее направленность (в том числе и отсутствие оных!) оказывают решающее воздействие на жизнь общества. Осознает оно это или нет, но избирательная система и государственно-политическая власть неразрывно связаны друг с другом. А возможно ли установить перечень тех безусловных принципов, которым должна удовлетворять любая конкретная избирательная система современного цивилизованного демократического государства, если она желает претендовать на роль оптимальной и, следовательно, наилучшей? Предвидим возражение: а разве принципов и норм упомянутой выше "Декларации о критериях свободных и справедливых выборов" не достаточно для исчерпывающего ответа на поставленный вопрос? Кроме неубедительной общности Декларации, ее коренной недостаток усматривается в следующем положении из п.4: "...государства должны... способствовать становлению и свободной деятельности политических партий, регулировать по возможности финансирование политических партий и избирательных кампаний, обеспечивать разделение партии и государства, устанавливать равные условия для соперничества в ходе выборов". Прежде всего отметим очевидную противоречивость требования разделения партии и государства. Ведь в соответствии с ним несвободными и несправедливыми следует признать все избирательные системы, предоставляющие право победившей на парламентских выборах партии формировать свое правительство (например, в Англии). Даже на период избирательной кампании государство реально не может оставаться без высшей власти, а последняя в рассматриваемом случае формируется именно по партийному признаку. В Российской Федерации избирательный закон не запрещает создавать "партию власти" (естественно, власти государственной!), обеспечивая ей тем самым явные преимущества в соперничестве и, в конечном счете, победу. Разумеется, подобный избирательный фарс совершенно несовместим с указанным положением Декларации - но разве Европейское Сообщество сомневается в легитимности современного российского парламентаризма? Вывод напрашивается сам собой: нельзя совместить государственность, партийность и справедливость в непротиворечивой, свободной и демократической избирательной системе; следовательно, власти и партии на стадии избирательной кампании должны быть из нее полностью исключены как конституционные субъекты и непосредственные участники.
   Приведенного выше обсуждения достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что Декларация, помимо поверхностной общности, внутренне противоречива в силу некритического анализа мировых избирательных традиций и поэтому никак не может служить критерием свободы и справедливости выборов. Более того, в ней ни слова не говорится о сущностной направленности выборов, т.е. о том, что ожидает от выборов массовый избиратель. Можно, однако, предложить иную систему общих, универсальных принципов, которым должна удовлетворять любая конституционная избирательная система современного демократического государства. Их содержание и общность таковы, что необеспечение выполнения конкретной избирательной системой даже одного-двух положений не позволяет считать ее оптимальной, реально отвечающей принципам свободы и справедливости. Удобно представить указанные принципы в виде четырех групп:
  
   Количество положений в представленном перечне по возможности минимизировано (для сравнения укажем, что в упомянутой выше Декларации таковых насчитывается 40). В большинстве своем они очевидны, хотя и требуют некоторых дополнительных комментариев. Пункт 1 предъявляет трудновыполнимое на сегодняшний день требование к организации выборов в большинстве развитых стран мира, равно как и в России, что лишь подчеркивает несовершенство избирательных систем западного образца, когда претензии к организаторам предвыборного шоу массовый избиратель высказывает в форме неявки к избирательным урнам, если за это, конечно, не ожидается репрессивных мер со стороны властей, что практикуется в странах с авторитарной и однопартийной системой правления. В России данная проблема стоит настолько остро, что не так давно было принято решение вообще отменить "порог явки избирателей", который колебался в отдельных субъектах федерации от 25 до 50%, что может довести итоги всенародного выбора до предельного абсурда, когда все избиратели, кроме одного, проигнорируют выборы, но они тем не менее будут признаны состоявшимися, а победу одержит та партия или тот кандидат, за которого в данном избирательном округе проголосовал единственный избиратель. Дело даже не в абсурдности ситуации, которая вполне возможна при выраженных протестных настроениях населения и уже реализовалась как растиражированный СМИ курьезный факт, когда одного из глав местной администрации избрал сам кандидат со своим товарищем, а остальные избиратели выборы проигнорировали. Подобное "простое" решение проблемы явки избирателей создает возможность проведения уже совершенно несправедливых по чисто количественным показателям выборов даже в высшие органы власти. Порок демократии, заключающийся в принуждении меньшинства подчиниться мнению большинства по результатам свободных выборов, может вообще превратиться в фарс, когда высказанному мнению заведомого меньшинства вынуждено будет подчиниться промолчавшее большинство при конституционном равенстве прав всех избирателей. О какой же легитимности избранной власти может тогда идти речь? Далее, требования п.2 не согласуются с практикой прямого голосования за кандидатов в депутаты парламента в крупных (100 тыс. и более) округах, когда отдельный избиратель практически лишается возможности выдвижения каких-либо кандидатур вне официальных списков и может изъявить свое несогласие только путем протестного голосования. Одним из центральных является также положение п.3, защищающее право избирателя быть совершенно независимым от каких-либо общественных организаций и корпораций, сообразуясь в своем выборе только с собственными мнением, убеждением и совестью. Практика голосования исключительно по партийным спискам ситуацию только усугубляет, поскольку любая корпоративность и партийность выборов не столь уж далеко отстоит от авторитарности и тотальности, которыми Россия больна уже очень давно! К сожалению, опять-таки в России под большим вопросом возможность реализации требований п.6. Сергей Глазьев справедливо заметил, что "количество голосов, поданных на выборах за ставленников организованной преступности (!), можно считать индикатором разложения нашей государственности, симптомом нарастающего "протестного хаоса" в обществе" и, добавим, следствием торжества феодальных социально-экономических отношений. И Запад, и Россия уверенно идут по пути, прямо противоположному тому, на который указывают очевидные, казалось бы, требования п.7: во время избирательных кампаний соревнуются не кандидаты и тем более предлагаемые ими программы, а рекламные кампании кандидатов. Иначе как следствием проявления самой сути потребительской цивилизации подобные грустные для истинной демократии тенденции назвать невозможно. Запад, конечно, делает все возможное, чтобы ослабить негатив, перечисленный в пп.9,10; но в России именно этот негатив стал определяющим для достижения успеха по итогам выборов. Заметим также, что в фальсификации итогов выборов на стадии подсчета голосов обычно повинно само государство в лице подчиненных ему избирательных органов, но именно на государство обычно и возлагается ответственность за соблюдение честности при подведении итогов голосования. Надо ли удивляться тому, что на территории СНГ ни одна избирательная кампания не проходит без общенациональных скандалов, некоторые из которых приводят к гражданскому неповиновению населения и революциям, как, например, произошло на Украине и в Киргизии. Да и борьба кандидатов в президенты США Буша и Гора не обошлась без скандала в связи с подозрениями в фальсификациях при подсчете голосов избирателей в одном из штатов (подчеркнем: именно избирателей, а не выборщиков). В п.12 утверждается, что заинтересованность и активность избирателей во многом зависят от того, какими властными полномочиями наделяется избираемый орган государственного управления. Выборы не обладающих реальной властью депутатов - профанация, разрушающая основы государственности, что, к сожалению, характерно для российской политической действительности последнего десятилетия. Особенность данного требования в том, что оно напрямую связано с конституционными положениями, касающимися порядка формирования и полномочий властной структуры страны. Волюнтаризм и анархия в части формирования органов власти не только в высшем эшелоне, но и на местах, нетерпимые в нормальном цивилизованном обществе, являются неизбежным следствием порочности самой избирательной системы, не отвечающей требованиям пп. 12-15.
   Для наглядности полезно составить таблицу соответствия избирательных систем стран западной демократии, бывшего СССР как представителя тоталитарных общественных систем правления и теперешней России пунктам предложенного выше перечня принципов. Очевидно, что оптимальная избирательная система, если она существует, должна удовлетворять всем без исключения положениям.
  
   NN положений
   Зап. демократия
   СССР
   Россия
   Оптим..система
   1
   -
   + -
   -
   +
   2
   + -
   -
   -
   +
   3
   -
   -
   -
   +
   4
   -
   -
   -
   +
   5
   -
   + -
   -
   +
   6
   + -
   -
   -
   +
   7
   -
   + -
   -
   +
   8
   -
   + -
   -
   +
   9
   -
   -
   -
   +
   10
   -
   -
   -
   +
   11
   + -
   -
   -
   +
   12
   + -
   -
   -
   +
   13
   + -
   -
   -
   +
   14
   + -
   + -
   -
   +
   15
   -
   -
   -
   +
  
   Номера положений:
   Обеспечение реального, осознанного волеизъявления населения.
  
   Максимальное участие в выборах населения страны, обладающего конституционным правом голоса.
   Справедливость выборов как результат свободного и сознательного волеизъявления избирателей, в том числе на стадии выдвижения и обсуждения кандидатур.
   Системное ограничение влияния властей, партий, конфессиональных объединений и СМИ на организацию и процесс выборов.
   Простота, ясность и прозрачность процедуры выборов властей всех уровней.
   Исключение "слепого" или эмоционального выбора избирателями предлагаемых им извне и тем более прямо навязываемых кандидатур.
  
   Интеллектуальная, моральная и экономическая эффективность
   избирательной системы.
  
   Избрание лучших по своим человеческим и интеллектуальным качествам представителей населения во властные органы всех уровней с учетом их иерархии.
   Минимизация средств и сроков, требуемых для организации и проведения выборов по стране в целом; исключение платной предвыборной агитации.
   Системное исключение ситуаций, при которых выборы могут быть признаны несостоявшимися или недействительными.
  
   Справедливость результатов выборов
  
   Невозможность использования "властного ресурса".
   Действенное ограничение возможностей для подкупа, шантажа и иного незаконного вмешательства в ход выборов.
   Исключение фальсификации итогов выборов на стадии подсчета голосов.
  
   Избирательная система как важнейшая часть Конституции
   демократического государства.
  
   Наивысшая степень полномочности выборных властей всех уровней.
   Конституционность иерархии системы выборов.
   Эффективная процедура отзыва представителя власти любого уровня, в том числе и назначаемого.
   Инвариантность системы выборов по отношению к политическим программам демократических общественных движений, национальному составу и вероисповеданию населения, экономике государства.
  
   Проанализируем общеизвестную практику российских выборов 90-х годов на соответствие приведенному выше перечню из 15 универсальных требований к любой избирательной системе, если она претендует на именование действительно справедливым и демократичным инструментом обеспечения свободного и осознанного волеизъявления граждан. Из первой группы не выполняется ни одного. Действительно, по п.1 (-) приходится ставить по факту; та же ситуация и по п.2 (достаточно вспомнить известную "процедуру" передачи президентской власти от Ельцина Путину); общеизвестны также лоббистские действия СМИ и их пропагандистская избирательность, направленная против кандидатов в президенты и парламент от коммунистов и либерал-демократов. Несколько подробнее остановимся на пп.4,5, поскольку их нарушения не столь очевидны. На выборах 95 г. ЛДПР получила по партийным выборам 50 мест, уступив только КПРФ (99); а по одномандатным округам в Думу от ЛДПР был избран всего 1(!) депутат. Объяснение данному феномену одно: массовый избиратель плохо ориентировался в очевидных различиях пропорциональных и мажоритарных систем выборов и не сопоставлял персоналии и партийную принадлежность, а также не знал, не различал или вообще не понимал существа предвыборных платформ партий и отдельных депутатов, голосуя по существу вслепую. Однако вся эта несуразица померкла перед результатами кампании по выборам президента, состоявшимся всего лишь через полгода. Ельцин, имевший непосредственно перед первым туром голосования совершенно оправданный очень низкий рейтинг, опередил Зюганова с небольшим, правда, отрывом (что можно отнести на счет отечественной коррумпированной процедуры подсчета голосов), а вот Жириновский собрал голосов в 7 (!) раз меньше, значительно уступив даже генералу Лебедю, которого раскручивал господин Киселев на телеканале НТВ, принадлежавшем олигарху Березовскому. Не менее парадоксальными оказались и результаты президентских выборов в марте 2000 года: на них с большим преимуществом победу одержал еще год назад совершенно неизвестный подавляющему большинству населения страны политик - Владимир Владимирович Путин. Подобное невозможно не только на Западе, но и в Африке, где вождю племени необходимо хоть чем-то себя проявить. У Путина же не было ни времени для того, чтобы показать себя российскому обществу в качестве публичного политического деятеля, ни какой-либо программы действий. Зато имелось напутствие Ельцина, который назначил его и.о. президента на три месяца. И вот этого телевизионного новогоднего благословения нелюбимого и отвергаемого большинством российской интеллигенции человека оказалось достаточно, чтобы бывший профессиональный разведчик сделался полновластным руководителем огромной европейской страны. Истинное объяснение всех указанных избирательных парадоксов кроется в банальной нецивилизованности подавляющего числа жителей России, заскорузлому уму которых европейские тонкости политической жизни и ее общепринятые нормы и обычаи совершенно непонятны и потому чужды! С подобной ситуацией столкнулись и отцы-основатели американского государства в XYIII веке. Вот цитата из Виктора Фридмана, специалиста по истории избирательного права в Америке: "Схема прямого выбора президента посредством народного голосования была признана в США неприемлемой, т.к. она отправила бы страну по демократическому пути: народ мог быть легко введен в заблуждение и дезинформирован, что отразилось бы и на результатах голосования". Отцы же современной российской демократии менее всего обеспокоены нуждами России, преследуя исключительно личные политические и, что прискорбно и атавистически-отвратительно, экономические интересы, которые в народе именуются шкурническими.
   Ни одного плюса российские выборы не набирают и по второй группе требований. Российский избиратель в своей массе вообще не склонен отдавать предпочтение разуму и интеллигентности перед глупостью и нахрапистостью, а действующая избирательная система только поощряет "стадные" принципы выбора себе подобных. Не счесть иронических эпитетов, которыми народ наделил "царя Бориса", из которых "непредсказуемость" самый лестный; и тем не менее именно Ельцин возглавлял огромное государство в течение 10 лет, приведя его экономику к краху. К сожалению, сформировавшийся в России среднестатистический избирательный "менталитет" вполне исчерпывающе описывается формулой Фернау: "Люди ограниченные и невежественные собирают больше голосов, чем критически мыслящие и опытные". Столь же успешно российская избирательная система позволяет скрывать от избирателей личностные качества кандидатов, и даже немногие "порядочные представители" СМИ не в силах сколь-нибудь существенно изменить ситуацию к лучшему. Зато многочисленные желто-цветные СМИ преуспели в выполнении щедро оплачиваемых заказов на предвыборную агитацию, которые практически никем и никак не контролируются. Их публика - преимущественно "люди доверчивые и те, кому вообще лень думать". Более того, предвыборная борьба (а, значит, и соответствующее финансирование) стартует задолго до официальных, узаконенных Конституцией сроков, растягиваясь чуть ли не на год, поглощая при этом уйму сил и средств. И нет никакой гарантии, что выборы дадут положительный результат, что не редкость на муниципальных выборах (достаточно вспомнить хотя бы эпопеи с выборами мэра Владивостока). Увы, алчность соискателей власти субсидирует избиратель, а юридическую крышу ей предоставляет все то же либеральное избирательное законодательство. Вообще следует констатировать, что современное российское законодательство никак не защищает Государственную Думу от попадания в число ее депутатов случайных людей, купивших себе места в партийных списках или попавших в них путем обмана или криминального шантажа партийного руководства.
   Четырех минусов заслуживает российская избирательная система и по следующей группе требований. Первые два нет смысла обсуждать, ситуация по ним ясна даже для некритично мыслящего отсталого избирателя, вообще равнодушного ко всему за пределами своего собственного узенького жизненного круга. Что же касается фальсификации, то, к примеру, лидер КПРФ Зюганов, в прошлом главный конкурент Ельцина на всех президентских выборах, не раз во всеуслышание обвинял власть в подтасовке результатов голосования, причем речь шла о миллионах голосов. Подобная уязвимость избирательной системы есть следствие слишком малой ее "прозрачности" даже в отношении очень больших "нестыковок" официальных и реальных данных.
   К сожалению, отечественная избирательная система стопроцентно пробуксовывает и в последней группе универсальных избирательных принципов. Всенародно избираемые депутаты ГД не имеют реальных властных полномочий, что провоцирует возникновение в народной среде сомнений по поводу ее необходимости в структуре конституционной власти. Тяжелейший и дорогостоящий избирательный марафон дает ничтожный по значимости результат! Президент может произвольно менять принципы выборности на любом местном уровне (недавняя замена избираемых губернаторов назначаемыми - наиболее яркий тому пример!). С другой стороны, отозвать с должности Президента практически невозможно в рамках системы всенародного голосования; это очень трудно сделать даже в отношении малозначимого депутата ГД по той же причине. Тем самым связь между избираемыми и избирателями после выборов работает исключительно в одном направлении - сверху вниз, что никак не согласуется с современными представлениями о демократии, предполагающими наличие отчетности власти перед своими избирателями. Прискорбно и то, что государственная избирательная система являлась и является по сей день заложницей текущего расклада политических и экономических сил, поскольку ни традиции, ни менталитет россиян не являются препятствием для конституционных экспериментов, в том числе и на поле избирательного законодательства.
   Нетрудно понять, что и избирательные системы "хваленой западной демократии" наберут немного плюсов в перечне универсальных требований к демократическим выборам, поэтому стопроцентно плохая российская система на их фоне не столь уж плохо выглядит. По вполне понятным причинам нет смысла искать прототипы более цивилизованных выборов в тоталитарных государствах и иных экзотических политических анклавах (к примеру, пришедший в 1966 г. к власти в Центрально-Африканской Республике лидер партии левых националистов Ж.Бокасса в знак благодарности за доверие стал поедать своих избирателей). Дело не в частностях, а в принципах! Впрочем, по этому вопросу имеются и более компетентные мнения. Приведу три из них, высказанные в афористичной манере. Первое звучит так: "Какая удача для правителей, что люди не привыкли думать". Второе наиболее лаконично: "Важно не кто голосует, а кто подсчитывает голоса". Третье обрамляет первые два: "Мир так устроен, что дураков всегда больше. И горе той стране, где решения принимаются простым большинством голосов". Интересно, что первое принадлежит Гитлеру, второе - Сталину, третье - отечественному умнику, пожелавшему остаться неизвестным. Намек очевиден: все дело в основополагающих сущностях избирательных систем, на них и надобно кивать как на первоисточник всех наших бед. На что многоопытный и хорошо информированный председатель Центризбиркома Вешняков (уже бывший) мог бы аргументированно и совершенно справедливо возразить, что современная российская избирательная система, вполне согласованная с действующей Конституцией, отвечает всем нормам истинно демократического волеизъявления, о котором столь радеют в Западной Европе и США. Вот только наша вполне цивилизованная избирательная система не рассчитана на то, чтобы кандидаты на отвественные должности в государстве и на местах нецивизилованно грызлись, как пауки в банке, генетически не приемля какую-либо мораль, основанную на справедливости и гуманизме. Плохо, что у российского избирателя сформировался телевизионный уровень политического сознания, либо о нем вообще не приходится говорить - но это уж, мол, не вина избирательной системы и тем более Центризбиркома!
   Выше мы подробно описывали ту неприглядную ситуацию, когда богатейшая по природным и человеческим ресурсам страна по уровню жизни трудового населения должна быть отнесена к нищей. Меняется ее общественно-политический строй, меняется тип экономики, с калейдоскопической быстротой мелькают на властной арене персоналии - а ситуация в целом с 60-х годов прошлого века остается неизменно тупиковой, застойной. Причину этого застоя, видимо, следует искать в чем-то таком, что в истории послевоенной России остается инвариантным ко всем переменам в ее жизни. И это инвариантное заключается не в характерной для россиян недееспособности в условиях мирного развития высокотехнологичной цивилизации, а в неадекватности квалификационного уровня общегосударственного и местного руководства страны уровню требований, предъявляемых к нему современной цивилизацией. Но почему российское общество, не испытывающее недостатка в образованных и порядочных людях, испытывает трудности при формировании достойной властных полномочий элиты? Причина одна: несовместимость российских избирательных систем с традиционным менталитетом народа, не верящего и потому не воспринимающего ни азиатскую однопартийность, ни западный идейно-политический плюрализм.
   Большинство отечественной интеллигенции довольно опрометчиво уверовало в то, что европейский парламентаризм и есть тот универсальный элексир свободы, могущий разрешить все застарелые проблемы несчастной российской государственности. Кто бы сомневался, если вспомнить саркастический афоризм: "Нет пророка в своем отечестве". А ведь более ста лет назад один из наиболее уважаемых знатоков и одновременно критиков европейского народовластия обер-прокурор Синода К.П.Победоносцев дал такое уничтожающее определение парламентаризма: "...парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личного честолюбия и тщеславия и личных интересов представителей" (Соч., С.-П, 1996 г., с.286). Он же на заре российского парламентаризма указал наиболее уязвимое звено демократической системы правления - это выборы как своеобразный рубеж, за которым народ теряет права на власть. Избиратели являются для кандидатов "стадом для сбора голосов", их капиталом и основанием могущества и знатности в обществе. Победоносцев был категорически против самой идеи массовых выборов. "Лучшим людям, людям долга и чести, - утверждал он, - противна выборная процедура: от нее не отвращаются лишь своекорыстные, эгоистические натуры, желающие достигнуть своих личных целей" (Там же, с.287). Ситуация усугубляется партийностью выборов, при которой "избранники народа" выступают исполнителями воли партийных вождей, без которых их выдвижение и победа в предвыборной борьбе невозможны.
   Конечно, у парламентаризма есть неоспоримые достоинства, однако недостатки, доминирующие на стадии осуществления собственно избирательной процедуры, выхолащивают сущность демократии, при которой народ должен был бы делегировать свои властные полномочия наиболее достойным согражданам, интеллектуально подготовленным и морально безупречным, без чего немыслимо доверие ко всякой власти. Недостатки выборов группируются вокруг двух основных источников: массовости и партийности. Что имеется в виду? Существующие мажоритарная и пропорционально-списочная избирательные системы эффективны при организации голосования огромных масс населения в целом по стране как единому округу (в случае прямых выборов главы государства) и в достаточно больших отдельных округах, насчитывающих сотни тысяч избирателей (выборы депутатов федерального уровня). Однако при всех их несомненных достоинствах ничем не компенсируется порок массовости, заключающийся в голосовании "толпы" за малознакомые персоналии, лоббируемые властными, партийными, олигархическими и иными корпоративными группировками и комитетами поддержки. В такой ситуации возможности сознательного выбора для рядового избирателя существенно ограничены; более того, чехарда избирательной гонки и "промывка мозгов", игнорирующие все мыслимые этические нормы, не гарантируют выбор населением действительно достойных власти представителей, а не тех, кто стремится во власть из своекорыстных побуждений. Выбор масс и случаен, и легко управляем, что несовместимо с сознательностью и справедливостью итогов голосования. Что же касается партийности выборов, то она, казалось бы, призвана обеспечить конкуренцию между партийными платформами. Но ведь эта конкурентная борьба партийных платформ нисколько не гарантирует надлежащий уровень деловых и моральных качеств конкретных соискателей вакантных мест, предлагаемых руководителями партий через избирательные списки, обычно неизвестные подавляющему числу избирателей. Более того, именно через списки легко организовать вхождение во власть "темных лошадок", деятельность которых может быть прямо вредна и опасна для истинно демократических устоев общества.
   Возникает вопрос: а возможна ли вообще избирательная система, удовлетворительно согласующаяся с представленным перечнем общих требований? Предлагаю ознакомиться в самых общих чертах с проектом такой "идеальной" избирательной системы.
   Рассмотрим для простоты абстрактный пример крупного демократического государства с избирательными параметрами, близкими к российским. Положим, что в нем насчитывается 100 млн. человек, имеющих право голоса, распределенных относительно равномерно по 100 областям, каждая из которых в свою очередь подразделяется на 25 районов. Введем сквозную многоступенчатую избирательную процедуру формирования полномочной власти всех уровней административного деления от района до высшего государственного уровня, которым мы будем считать Президентский. Многоступенчатая система выборов (в соответствующей научной литературе она именуется "многостепенной") известна с незапамятных времен, однако в современном мире применяется довольно редко. Отдельные ее элементы использовались на выборах в Думу Российской империи созыва 1907 и 1912 гг.; а в настоящее время она функционирует в Китае в ходе избрания состава Всекитайского собрания народных представителей, функции которого аналогичны Верховному Совету бывшего СССР. Однако аналогия многостепенных избирательных систем царской России и Китая с предлагаемой мною ограничивается структурной многоуровневой схемой; наполнение же предлагаемой схемы и ее направленность не имеют со структурными аналогами ничего общего. По старой схеме осуществлялось поэтапное формирование коллегии выборщиков, которая и определяла окончательный состав депутатов или представителей законодательного органа государства по мажоритарной или пропорциональной процедурам. Выборщики, как и в США при избрании Президента, имели представительные полномочия только на период выборов. Предлагаемая же ниже схема работает совершенно иначе.
   В рассматриваемом в качестве примера случае положим, что по аналогии с современной российской Госдумой для формирования работоспособного парламента общегосударственного уровня достаточно не более 500 депутатов; на областном уровне не более 50 и на районном не более 20. Поскольку в районе насчитывается в среднем 40 тыс. избирателей, то на одного депутата районного уровня приходится 2 тыс. избирателей. И, наконец, примем основное условие новой избирательной системы, состоящее в том, что данная многоступенчатая избирательная процедура - единственная, предусмотренная Конституцией страны, в рамках которой демократическим путем формируются властные структуры всех административных уровней: районного, областного, общегосударственного и президентского. Принятых условий достаточно, чтобы выстроить всю последовательность формирования государственной власти страны.
   В каждом из 2,5 тыс. районов страны формируется по 20 небольших избирательных округов, примерно равных по числу избирателей. 2 тыс. избирателей каждого округа на сходе или иным образом избирают одного депутата в районное собрание, которому и перепоручают все свои полномочия по формированию районной власти и участию в избирательных процедурах на последующих уровнях. Нет оснований сомневаться в том, что жители столь небольшого округа (ориентировочно 500 крестьянских дворов или 10 городских 12-и этажных одноподъездных домов) сумеют избрать из своей среды наиболее достойного депутата, деловые и личные качества которого они хорошо знают; при этом степень или характер участия избирателей в выдвижении и обсуждении кандидатур, равно как процедура и форма голосования принципиальной роли не играют (что, например, характерно для традиционных сельских сходов и при избрании домовых комитетов). Разумеется, никакое сообщество избирателей не застраховано от ошибок, но маловероятно, чтобы подобные ошибки были частым явлением. Поскольку на данном этапе нет необходимости ни в дорогостоящей избирательной организации, ни в предвыборной кампании, то депутатский корпус районного масштаба может быть сформирован в стране в считанные дни и будет готов немедленно приступить к работе. Первоочередная задача депутатов каждого районного собрания разбивается на две части: 1) делегирование в областное собрание 2-х депутатов (10%), по их мнению, наиболее подготовленных для работы во властной структуре более высокого уровня; 2) формирование исполнительной власти в районе. На областном уровне повторяется аналогичная процедура: 50 депутатов каждого областного собрания (2деп.х25 район.) делегируют 5 своих наиболее достойных коллег в Парламент страны (т.е. те же 10%); остальные депутаты формируют областные властные органы. Отметим, что, поскольку изначально каждый депутат парламента был избран от равного количества избирателей (2 тыс.), неравенство по численности населения районов и областей не повлияет на "избирательный вес" парламентариев, что противоречило бы принципу справедливости в части равенства голосов каждого избирателя страны. Парламент, в свою очередь, на своей первой же сессии избирает из состава депутатов Парламента Президента и вице-Президента страны, а также спикера Парламента и его заместителей. Президент обязан в оговоренный Конституцией срок представить на утверждение Парламетом премьера Правительства и ключевых министров, чем, собственно, формирование всех властных органов страны и заканчивается.
  
   Отметим некоторые наиболее существенные особенности предлагаемой избирательной системы:
   не предусматривается участие каких-либо партий в избирательном процессе в качестве его законных субъектов, при этом партии приобретают статус обычных общественных организаций по интересам, в том числе политическим, экономическим и идеологическим;
   упрощается процедура отзыва или отставки депутатов и властей любого уровня, включая отставку Президента и Правительства, поскольку избирательная система позволяет точно устанавливать, кто именно избрал или назначил любое руководящее лицо или орган;
   практически исключаются какие-либо специфические для выборной процедуры преступления, поскольку вследствие ограниченности первичных избирательных округов процедура выборов и подсчет голосов тривиализуются, а неконституционное скрытое вмешательство государства и любых сторонних организаций и отдельных лиц в избирательный процесс легко дезавуируется на соответствующем уровне депутатского собрания, изначально в целом независимого от государства и партий;
   Конституция страны и избирательная система составляют теперь неразрывное целое, произвольно не изменяемое по частям.
  
   Анализ предложенной избирательной процедуры на предмет соответствия рассмотренной выше системе универсальных принципов позволяет сделать вывод об их полной совместимости, что, в свою очередь, дает основание для признания данной избирательной системы оптимальной и универсальной избирательной системой демократической государственности. Очевидно, что только она и обеспечивает истинную легитимность демократически избираемых властных органов любой страны. Разумеется, введение подобной избирательной системы в России явилось бы несомненным благом, однако для пропаганды необходимости такого серьезного конституционного реформирования молодой демократии требуется огромная подготовительная работа, которая по силам только новой партии или иному общественно-политическому объединению. Новой потому, что во всех без исключения программах действующих партий нет и намека на подобный уровень требований к реформированию власти в стране. Многоступенчатая избирательная система резко повышает уровень личностных требований к кандидатам на высшие руководящие должности в государстве, совершенно исключая возможность осуществления случайного, "слепого выбора толпой" харизматического лидера. Президент страны, к примеру, должен для своего избрания пройти через четыре избирательные ступени - две обязательные местного и регионального уровня и две федерального, при этом на каждой последующей ступени уровень предъявляемых к его кандидатуре требований и тщательность ее обсуждения повышаются вслед за ростом компетенции соответствующих выборных органов. Никакое реальное лоббирование его кандидатуры "со стороны" невозможно, поскольку последовательно формируемые депутатские собрания обладают всей полнотой власти в пределах своей территориальной компетенции и имеют, следовательно, возможность защитить себя от любых посягательств на свободу и законность принятия своих решений по любому вопросу, в том числе и избирательному. На одну ступень меньше вынуждены будут проходить депутаты федерального собрания, при этом до их попадания в Думу из примерно ста регионов страны, обладающих известной самостоятельностью внутриполитического и экономического характера, какой-либо корпоративные сговоры между ними нереальны уже чисто технически, на организационном уровне вследствие самой специфики их делегирования на вышестоящий депутатский уровень. При этом никакие рычаги политического или финансового давления опять-таки не могут быть реально задействованы никакими внешними силами, зато у депутатов таких рычагов появляется вполне достаточно, чтобы в корне изменить всю жизнь страны и направить ее по тому руслу, которое они коллегиально сочтут наиболее разумным и приемлемым для страны. В рамках предлагаемой избирательной системы коренным образом изменяется сам порядок формирования высшей власти в стране - как законодательной, так и исполнительной, при этом Президент и Парламент совместно сосредоточивают в своих руках всю полноту высшей власти в государстве без каких-либо изъятий и ограничений в пределах тех полномочий, которые они сами себе и установят в виде Законодательства государства. Очевидно, что и Конституция страны должна быть приведена в полное соответствие с новым порядком формирования властных органов государства, при этом излишняя декларативность ее общедемократических положений должна уступить место четкому и однозначному описанию процедуры формирования власти всех уровней (разумеется, без излишней детализации регионального и местного уровней), что и является, кроме личностных качеств избираемого народом депутатского корпуса, единственном источником и гарантией самой демократичности. В частности, теряют содержательный смысл какие-либо ограничения по срокам занимания отдельными гражданами выборных должностей и их возрастному цензу, поскольку главным условием для занимания данным лицом ответственной государственной должности является его способность наилучшим образом исполнять предписанные законом должностные обязанности на благо народа и государства. Порядок формирования Правительства страны и его подчиненность и отчетность также являются исключительно предметом согласия между депутатами федерального собрания, возведенным в ранг общегосударственного закона; каких-либо принципиальных разногласий между ними и избираемым ими же Президентом возникнуть не может. К примеру, Дума вправе перепоручить все вопросы формирования Правительства и контроля за деятельностью его министров Президенту, сохранив за собой только естественное право контроля за деятельностью самого Президента; также Дума может сохранить за собой право текущего контроля за деятельностью премьера правительства и отдельных министерств и ведомств. Хочу подчеркнуть следующее: важен сам исключительно деловой и конкретный подход к решению всех конституционных и иных общегосударственных вопросов, свободное поле для которого расчищается посредством новой избирательной системы. Аналогичным образом может формироваться законодательно-организационная структура управления на региональном и местных уровнях, учитывающая, естественно, иерархию законов страны в зависимости от конкретного структурного уровня объекта управления.
   Конечно, современной российской политической и деловой элите с ее застарелым средневековым ценностным мировоззрением трудно так сразу отказаться от привычных жизненных штампов понимания законности, полномочности, ответственности, успешности, личной заинтересованности и многих и многих других, включая атавистический по сути принцип личного царствования и наследования. Президенту страны приятно ощущать себя хотя бы формально любимым избранником всего народа и потому иметь полное право игнорировать все иные властные уровни, хотя бы это право является совершенно недопустимым и аморальным. По этому поводу кто-то из мудрых выразился примерно так: "Вождь цивилизованных людей правит ими как первый среди равных, а вождь дикарей просто усаживается на головы соплеменников". Лидеры политических партий сражаются исключительно за личное политическое самоутверждение любыми путями, тогда как единственно разумный и оправданный смысл партийной работы политического лидера состоит в организации эффективной работы его партии с населением в направлении всемерной пропаганды идеологии партии и ее программы. Любой общественный контроль за своей деятельностью отечественный руководитель инстинктивно воспринимает не как акт уважения к себе и к занимаемой им должности, а как акт унижения его чиновного и личного достоинства. Умение воровать казенные средства повсеместно считается признаком ума и деловой состоятельности личности, а не преступной аморальности, несовместимой с каким бы то ни было управлением людьми и хозяйством. Все эти и многие другие неназванные черты современного отечественного "элитарного менталитета" совершенно несовместимы с самим духом требований многоступенчатой избирательной системы, до уровня которых не доросло еще не только население России в целом, но и самая образованная и морально состоятельная его часть - интеллигенция. Без достаточно длительной и многотрудной разъяснительной работы новой Партии здесь, разумеется, не обойтись, хотя у России, живущей в далеко не дружественно к ней настроенном остальном мире, к тому же испытывающим все возрастающее влияние глобального материального и духовного кризиса, нет достаточного времени на глубокомысленные раздумья и раскачку. Наиболее эффективным решением в сложившейся ситуации было бы совершенно добровольное и осознанное объединение усилий действующего Президента России и новой Партии в направлении подготовки перехода всего общества на новые принципы организации и функционирования государственных законодательных и управленческих структур. В этом случае требуемый переходный период может быть значительно сокращен и стать менее болезненным для многомиллионной армии российских управленцев всех уровней. А главное - могли бы быть сэкономлены колоссальные народные средства, ежедневно бездарно теряемые именно из-за неэффективности действующей в стране системы управления и организации всей ее жизни в целом. В случае отсутствия со стороны действующей президентской власти желания поддерживать идеи новой антикризисной Программы реформирования и развития России в деятельности Партии ничего существенным образом не изменится, но трудности и сроки реализации программных установок безусловно значительно возрастут.
  
          -- Необходимость заключения Общественного Договора.
  
   Безусловно, новая избирательная система, предложенная выше, является важнейшей частью антикризисной Программы, которая позволит разрешить многие вопросы формирования истинно демократической системы управления российским обществом не только на переходный период, но и, в силу своей универсальности, на более отдаленный обозримый период времени. Однако избранная новая власть сразу же столкнется с проблемой выработки общего курса, которым она должна будет вести государство и его народ. Прошедший пятнадцатилетний период демократических преобразований неминуемо и давно уже должен был закончиться полным банкротством России, от которого ее спасло только новое повышение мировых цен на энергоносители. В значительной степени современное плачевное материальное и духовное состояние российского общества есть результат отсутствия разумности и последовательности в проведении реформ, что в первую очередь объясняется отсутствием в высших руководящих кругах внятной программы общественного обновления и государственного строительства, а также единства в понимании обществом самых основополагающих целей и задач такого строительства. Старый, еще советской постройки, наспех перекрашенный под триколор государственный корабль поплыл дальше по мировому океану без руля, ветрил и штурманской карты; плывет и теперь, наивно полагая, что не существует штормов, рифов и прочих неприятностей, которые на капитанском мостике обязаны предвидеть.
   Современное российское общество вполне подходит под определение охлоса как толпы, в которой люди преследуют сугубо личные интересы, не умея или не желая объединиться идеей общего блага. Поэтому охлос всегда легко подпадает под власть демагогов и узурпаторов, опирающихся на грубую силу и время от времени раздаваемые беднякам подачки с богатого барского стола. Сейчас властная вертикаль, нисходящая с олимпийского президентского самовластия, сделала российских избирателей заложниками закостенелой системы управления без обратной связи с обществом, в котором подавляющее большинство граждан превращены в пассивные объекты воздействия. Стабилизация по Путину сформировала общественный порядок, который подмял под себя саму возможность гражданского развития, не говоря уже о свободе и значимости депутатской и партийной деятельности. Разумеется, такая Россия никогда не будет понята и признана в качестве равноправного и дружественного партнера традиционной европейской гражданственностью, какие бы дипломатические дифирамбы ни пелись российским иерархам власти опытнейшими в политической показухе руководителями Запада. Но не будет она понята и самим российским народом, который, затаив обиду на несправедливую и безнравственную власть, просто ждет подходящей ситуации, чтобы толпой отомстить всем тем многочисленным, успешным за чужой счет персонажам воровской элиты, которые неоправданно уверовали в то, что вслед за приватизацией власти и собственности страны им удалось окончательно закабалить - прошу прощения, приватизировать и гражданское самосознание ее населения. При любой, даже вполне прогрессивной трансформации власти эта застарелая обида неминуемо выплеснется наружу, и если новому руководству не удастся наладить вразумительный диалог с народом, в особенности с его наиболее активной молодежной частью, то новый реформаторский эксперимент может завершиться революционной стихией, после которой о России как о великом и едином государстве можно будет забыть уже навсегда.
   Окончательное разрушение российской государственности никому из россиян (исключая, разумеется, тех, которые таковыми числятся только лишь по паспорту, но не являются таковыми по менталитету, убеждениям и гражданскому самосознанию) не выгодно и не нужно, поэтому возникла настоятельная необходимость выработать в обществе нечто наподобие Общественного Договора (далее ОД), который будущая власть могла бы положить в основу всех своих дальнейших законодательных, административно-управленческих, внутри и внешнеполитических и экономических мероприятий, уже не встречая глухого непонимания и отторжения со стороны подавляющего большинства населения страны. Без ОД Россия как единый социально-экономический и политический организм жить и работать на уровне требований XXI столетия не сможет, а цивилизационное отставание для нее безусловно гибельно. Попытаемся наметить здесь самые основные контуры и содержательные моменты требуемого Договора, не претендуя ни на законченность его содержания и формы, ни даже на иерархическую последовательность обсуждаемых в нем вопросов.
   1. Социально-экономический и политический кризис в российском обществе расширяется и углубляется, ухудшая перспективы положительного развития России и в ближайшем будущем, и на отдаленную перспективу, а также создавая опасность непоправимого стратегического ослабления российской государственности перед лицом экспансионистских устремлений соседних государств и целых военно-экономических блоков явной антироссийской направленности. Из кризиса нужно выходить сообща всему российскому народу, и чем скорее, тем лучше и для нынешнего, и тем более для будущих поколений россиян. Установившаяся сейчас в государстве форма стабилизации вредна обществу, поскольку узаконивает и закрепляет все прошлые просчеты и прямые преступления, тормозящие жизненно необходимый России процесс развития современного развитого гражданского общества.
   2. Общество согласно с тем, что необходимо достигнуть единого понимания в таких кардинальных для будущего страны вопросах:
   - В чьих конкретно социальных, классовых, политических и иных долгосрочных интересах нужно реформировать старое и строить новое государство, отвечающее уровню требований нынешнего столетия?
   - Что именно в социальной, политической и экономической областях подлежит демонтажу, что реформированию, что должно создаваться заново?
   Следует согласиться с тем, что, во-первых, нынешнее и будущие поколения россиян имеют равные права на достойную жизнь, что предполагает и равенство прав всех поколений на общенациональное достояние России, в том числе прав на обладание стратегическими природными ресурсами и доходами от их поставок за рубеж. Во-вторых, ни один класс или слой многонационального населения России не должен иметь никаких законных или исторических преимуществ и привилегий в части владения общегосударственным достоянием. Термин "элита общества" должен иметь чисто личностный характер для обозначения прежде всего высокого уровня интеллектуального и нравственного развития представителей талантливого и деятельного авангарда общества. Получившее распространение в современном российском обществе использование термина "элитарность" в качестве обозначения определенных "успешных" во власти и бизнесе кругов следует признать аморальным и недопустимым в любых формах общественных взаимоотношений. Любая явная или скрытая дискриминация по признакам элитарной и иной принадлежности должна немедленно пресекаться вплоть до уголовной ответственности. В-третьих, все дискуссии, касающиеся конкретизации общественно-политической формы российской государственности, следует признать абсолютно бесплодными и исторически устаревшими. Имеет реальное значение только действительно важный и сложный вопрос о наиболее разумном и эффективном сочетании государственной и частной форм собственности на средства производства, их соотношении и взаимоотношении в различных сферах и отраслях производства, быта, культуры и отдыха.
   3. Современная российская экономика, а с ней и все остальные жизненно важные сферы жизнедеятельности общества существуют и развиваются исключительно за счет поставок невозобновляемого природного сырья за рубеж, в основном нефти и газа, высокие цены на которые позволяют компенсировать низкую эффективность отечественного производства. Сырьевая ориентированность отечественной экономики обрекает Россию на положение отсталой в технологическом отношении страны, опасное своими социально-политическими и международными последствиями. Одни только ископаемые углеводороды достойного уровня жизни большинства населения страны не обеспечат ни теперь, ни в будущем. Необходимо быстрое развитие отечественного несырьевого конкурентоспособного производства, которое только одно лишь и способно обеспечить трудоспособное население приличной работой и соответствующими трудовыми доходами, достаточными для содержания семей и воспитания подрастающего поколения. Для модернизации старого и создания нового производства современного уровня требуется масштабная мобилизация сил и средств всей страны на период не менее 10 лет, что, в свою очередь, потребует введения режима строжайшей экономии всех государственных и личных расходов всех слоев населения, как богатых, так и бедных. Иного пути нет, если общество согласится поработать сейчас ради обеспечения действительно достойной жизни будущих поколений великого прежде народа России и тем самым восстановить утраченный страной статус великой мировой державы. Предстоит сделать примерно то же, что смогла совершить побежденная во 2-й мировой войне Япония, но, в отличие от нашего дальневосточного соседа, в условиях прекрасного сырьевого обеспечения, что можно считать гарантией успеха, учитывая традиционно высокий образовательный уровень российских ученых, инженеров и рабочих.
   4. Достижение высокого технологического уровня в сфере производства невозможно без радикального изменения отношения в обществе к производительному труду. Общество должно быть согласно в том, что только общественно полезный производительный и тем более творческий труд во всех отраслях и сферах жизни заслуживает уважения и всяческой общественной поддержки. Напротив, любая спекулятивная и иная деловая активность, не говоря уже о криминальной, осуществляемая исключительно ради извлечения личной прибыли путем прямого изъятия ее у других или перераспределения в свою пользу, должна быть осуждаема в обществе и лишена какой бы то ни было государственной поддержки. Свобода деятельности не должна носить антиобщественный характер, улучшая экономическое положение немногих за счет ухудшения положения большинства других. Принципы общественной и индивидуальной политической и деловой свободы не должны входить в противоречие с принципами общественной и индивидуальной справедливости. Свобода и демократия без верховенства справедливости бессодержательны и социально опасны.
   5. Принцип первичности для государства защиты общественной и индивидуальной справедливости должен получить реальное наполнение через все законодательные акты федерального и местного уровня, включая Конституцию страны, через все государственные средства массовой информации, через все органы социальной защиты населения, через все силовые, налоговые и контролирующие инстанции. Этот принцип должен стать основополагающим при исполнении чиновниками всех уровней своих должностных обязанностей. Соответственно должна быть значительно ужесточена система наказаний за нарушения закона в части нанесения сознательного ущерба жизни, здоровью, достоинству и благосостоянию гражданина России. Бандитизм, коррупция и воровство должны наказываться не только лишением свободы, но и ощутимыми для преступников материальными санкциями, а также поражением в гражданских правах на длительные сроки после окончания срока уголовного наказания. В случаях особо дерзкого посягательства на жизнь и достоинство граждан в качестве исключительной меры наказания должна быть предусмотрена смертная казнь.
   6. Все органы власти в государстве, как выборные, так и назначаемые, а также все ответственные должностные лица государственных управленческих, силовых и иных учреждений должны принять к безусловному исполнению особый морально-деловой кодекс, предъявляющий к ним повышенные требования в части деловой и моральной чистоплотности, в превалировании интересов общества над их собственными, а также предусматривающий их добровольное согласие на более высокую степень административной и уголовной ответственности при нарушении законодательства страны и положений данного кодекса. В частности, перечисленные выше лица должны добровольно отказаться от какой-либо коммерческой деятельности, за исключением чисто творческой и преподавательской. Место коммерции во властных структурах должна занять общественная выгода. Законодательством должна быть предусмотрена достаточная моральная и материальная компенсация указанному перечню граждан за добровольно взятое на себя ограничение свободы деловой и иной деятельности.
   7. Необходимо согласиться с тем, что наблюдаемый сейчас в России раскол общества по самым разнообразным отличительным признакам является тормозом на пути решения стоящих перед государством и его народом труднейших задач и более нетерпим. Вот наиболее глубокие и опасные разломы на огромном теле "единой и неделимой России":
   - Богатые и бедные.
   Десяти и стократные разрывы в уровне материального обеспечения трудящихся одной небогатой страны - это позор прежде всего для власти. Способ исправления ситуации в мире уже давно найден и доказал свою эффективность: налоги на высокие доходы в частном бизнесе и строгое исполнение уголовного законодательства в отношении экономических нарушений. Вообще следует сделать экономически невыгодным обладание большой собственностью в личном пользовании, в том числе недвижимостью сверх определенных разумных пределов.
   - Этническая рознь.
   Та исторически существующая рознь, не связанная с усилившимися в последние годы миграционными процессами, не является следствием застарелой неприязни великорусского большинства к "инородцам", поскольку русские, по признанию многих иностранных специалистов, не питающих к России особой любви, обладают ярко выраженной способностью мирно уживаться с различными этносами и иноверцами. Просто государство обязано проводить открытую для общественного обсуждения и контроля национальную политику, направленную на недопущение любых перекосов, стихийных или специально провоцируемых, в любых отношениях между этносами: политических, хозяйственных, трудовых и многих других. Традиции и общественное благо должны и могут сосуществовать совершенно мирно и по-братски. Иное дело этническая миграция. Коренное население справедливо отрицательно относится к этническому переделу собственности, особенно к захвату земли и бывшей госсобственности; к неоправданно интенсивному найму гастарбайтеров на длительные сроки работы в крупных городах, испытывающих давний и острый дефицит рабочих мест и жилья; к организации крупного бизнеса на сугубо этнической основе, который сплошь и рядом превращается в источник откровенного и опасного криминала. Иммигранты являются очень удобным объектом для коррупционеров и правового насилия, и в то же время представляют собой сильно криминализованную среду, выходцы из которой способны легко совершать особо дерзкие и общественно вызывающие преступления, совершенно неприемлемые менталитетом коренного населения. "С иммигрантами в город приезжает преступность!" - в данном броском лозунге содержится большая доля горькой, общественно опасной истины. Поэтому миграционные процессы должны быть поставлены под строжайший контроль федеральных, местных властей и широкой общественности, а всякие общие ссылки на свободу перемещения, поселения и трудоустройства должны быть заменены строгими законами и правилами, исчерпывающе регулирующими миграционные процессы. Нелегальная иммиграция в России должна быть признана уголовно наказуемым деянием и в отношении мигрантов, и в отношении должностных лиц, способствовавших совершению подобных правонарушений.
   - Религиозные различия.
   Россия может эффективно жить и развиваться только как безусловно светское государство, поэтому всякое общественное выражение религиозных предпочтений со стороны властных органов и отдельных руководящих лиц, в особенности из числа высшего федерального и регионально-республиканского руководства страны, должно быть запрещено на законодательном уровне. Разумеется, строгое отделение церкви как системы особых духовных учреждений от государства не имеет ничего общего с отделением народа от церкви, что практиковалось в Советском Союзе. Участие церкви в общественной жизни не только желательно, но и необходимо, прежде всего в области пропаганды, воспитания и укрепления общих для всего цивилизованного мира нравственных устоев и культуры общения.
   8. Общество признает необходимым отказаться от прямых президентских, парламентских и муниципальных выборов, заменив их многоступенчатой процедурой избрания полновластного депутатского корпуса страны всех уровней, поскольку прямые массовые выборы в специфических российских условиях не обеспечивают требований свободы и осознанности гражданского волеизъявления политически незрелых избирателей, равно как и реализацию основных принципов и положений Общественного Договора. Соответственно Конституция, избирательная система и ОД должны быть непротиворечиво согласованы между собой и с действующим законодательством страны при соблюдении необходимых приоритетов и законодательных иерархий. При необходимом учете отдельных положений и требований общепризнанных мировых документов государственное руководство обязано в своей деятельности руководствоваться принципом "первичности национальных интересов России", пока ситуация в глобализующемся мире не войдет в более цивилизованное русло справедливого учета всех национальных интересов стран мирового сообщества.
   Многоступенчатая система выборов позволяет просто и однозначно решать злободневный для российской действительности вопрос об отзыве избранников народа со своих постов, если их деятельность покажется общественности неэффективной или даже вредной. Допустим, резко и объективно обоснованно упал общественный рейтинг Президента России, он стал совершать грубые просчеты во внутренней и внешней политике, он плохо направляет и контролирует работу Правительства. Но несмотря на свою ставшую очевидной всему обществу, а не только Парламенту страны профнепригодность, Президент игнорирует критику в свой адрес и покидать свой высокий пост не собирается. Как известно, в подобной ситуации Россия уже не раз оказывалась в период правления Бориса Ельцина, но импичмент Президенту оказался совершенно немыслимым по юридической сложности делом, поскольку зависел от последовательного прохождения ряда трудно осуществимых процедур. И такое положение имело очень серьезное оправдание: Президента избирал весь народ России путем всеобщего, свободного и тайного голосования - следовательно, по-справедливости только народ и мог бы пересмотреть свой выбор. Таким образом, прямые всенародные выборы Президента (как и другого выборного лица крупного федерального или регионального значения, когда в голосовании участвуют миллионы или сотни тысяч человек) создают на будущее своеобразную юридическую ловушку, из которой выбраться не представляется возможным, а процедура импичмента, честно говоря, искусственна и незаконна по своей сути. В случае же многоступенчатой системы выборов президента избирают всего 500 человек - депутатов Думы, лучших представителей народа, которым доверено решать все вопросы федерального уровня. Для того, чтобы осуществить отставку Президента, депутатам понадобится всего лишь одно заседание с обсуждением вопроса о деятельности Президента и несколько минут для проведения самого голосования. Если количество проголосовавших за отставку превысит установленный депутатами для подобных случаев процентный порог, то вопрос считается автоматически решенным без всяких проволочек и апелляций, а бывший Президент становится простым депутатом Думы, не будоража отечественную и мировую общественность помывкой грязного политического белья. И это еще не все: Дума вправе поставить вопрос о целесообразности пребывания бывшего Президента и в парламенте, что вполне закономерно; поставить - но не решить самостоятельно! - вопрос перед тем региональным депутатским собранием, которое и избрало его в состав Думы. Процедура в точности повторяется и на региональном уровне, а при необходимости и на районном, в результате чего проштрафившийся Президент возвращается на суд своего первичного избирательного округа из 2 тыс. избирателей, где ему, видимо, без обиняков, по-соседски выскажут все, что о нем думают. Далее бывший Президент отправляется на досрочную пенсию в сопровождении внушительной пожизненной спец.охраны, поскольку по должности являлся носителем закрытой информации государственной важности. И это еще не все, поскольку Прокуратура России может усмотреть в действиях бывшего Президента состав преступления, предусмотренного конкретными статьями уголовного кодекса. А что, чем Россия хуже Южной Кореи или даже США, которые вправе судить своих президентов? Заметим, что при действии многоступенчатой избирательной системы процедуру импичмента Президенту России, как и любому нижестоящему депутату, вправе возбудить даже первичный избирательный округ, который впервые дал "путевку в политическую жизнь" своему избраннику. Процедура обсуждений и голосований без помех может пройти законным путем снизу вверх по депутатским ступеням вплоть до Думы, и та обязана будет поставить вопрос на голосование. Разумеется, и в описываемой кратко процедуре есть, конечно, свои юридические тонкости, но они не имеют характера неразрешимых проблем. Таким образом, ОД в случае принятия обществом предложенной выше универсальной избирательной системы получает законный, простой и вместе с тем мощный механизм обратной связи общества с властью, если последняя начнет неоправданно игнорировать его справедливые запросы и требования или просто отделится от надоедливого народа, что сейчас фактически практикует Администрация Президента России.
   Многоступенчатая избирательная система позволяет совершенно законным и вместе с тем естественным путем решать излюбленный националистами всех лагерей вопрос о национально-пропорциональном представительстве, о котором власть предпочитает вслух не упоминать, как имя нечистого в храме Божьем. Напомню, что данный вопрос предполагает решение национальных проблем при формировании властей всех уровней следующим "справедливым" образом: в любом данном властном органе многонационального субъекта вплоть до федерального уровня устанавливать квоты количественного представительства лиц каждой национальности в соответствии со сложившимися среди населения национальными пропорциями. Допустим, если русских в России 80%, то и в Думе русских по национальной принадлежности депутатов должно быть также 80%; аналогично в Правительстве, региональных , районных и муниципальных образованиях. У данной несомненно националистической по сути идеи имеется множество вариантов, но все специалисты отмечают в ней и два наиболее уязвимых места: во-первых, "расовая чистота" русских - это сам по себе сложный и неоднозначный вопрос: плюнешь в русского - попадешь в татарина, что является очевидным историческим следствием 250-летнего татарского ига в древней Руси; во-вторых, предлагается фактически силовое, идущее не от всего российского народа и, следовательно, недемократическое решение реально существующей межнациональной проблемы, реально порождающей определенное недовольство в обществе. В рамках многоступенчатой избирательной системы в условиях отсутствия прямого вмешательства заинтересованных в результатах выборов инстанций и организаций избиратели совершенно свободно и осознанно на первом же этапе избирают депутатами именно тех граждан России, которым они наиболее доверяют. Если среди них окажется 80% русских, то это будет означать, что народ России в целом действительно согласен с тем, что интересы каждой отдельной национальности в многонациональном государстве лучше всего смогут представлять соплеменники, и, следовательно, национально-пропорциональное представительство будет обеспечено автоматически, без всякого давления со стороны и националистической истерики. Если русских окажется существенно меньше, к примеру 50-60%, то такой итог следует признать в качестве серьезного духовного разлада в русской среде, когда соплеменники перестают доверять друг другу и ищут достойных и разумных представителей среди других этносов (вспомним, что именно так и поступили в IX веке древние славянские племена, призвав владеть ими инородцев, да еще из числа разбойников-варягов!). Наоборот, если процент русских существенно превысит 80%, то можно будет вести речь о повышенном доверии к русским со стороны малых народов России. В любом случае политикам придется подчиниться совершенно определенно, осознанно и однозначно высказанной воле именно всего народа России.
  
          -- Идеология законодательной реформы.
  
   Любое устойчивое государство покоится на "трех китах": структуре власти, экономике и идеологии. В этой связи очень странной, если не сказать большего, представляется публично декларируемая президентом Путиным уверенность в том, что государственная стабилизация России может быть достигнута в условиях, когда из этих трех китов из-под нашего государства уплыли по крайней мере два. Никакой вразумительной государственной идеологии у Кремля сейчас нет; более того, образованная часть российского общества уже давно поняла, что кремлевским верхам она и не нужна: эти верхи просто сидят на своих престижных и очень доходных местах, надежно охраняемые огромной армией хорошо оплачиваемых наемников, и делают вид, что руководят глупым, доверчивым и ленивым народом, смирившимся со своим рабским положением. И так они будут сидеть в Кремле до тех пор, пока в России или с Россией не случится чего-то такого, что сидеть в ней станет небезопасно. Тогда они без лишнего шума переселятся со своими семьями в заграничные дворцы и виллы, уже давно приобретенные на подставные имена, и как бывший член правительства и доверенный олигарх Березовский или доверенный медиа-магнат Гусинский будут с нескрываемой ироний наблюдать из "прекрасного далёка" за собачьей грызней за призрачную власть оставшихся в своем бывшем отечестве своих бывших холуев. Реальной экономики в России также нет: страна выживает исключительно за счет доходов от сбыта за рубеж драгоценного природного сырья, запасы которого стремительно сокращаются. В стране уже давно не строятся новые крупные заводы и фабрики, высокотехнологичные отрасли загублены, до основания разрушена вся научная база, сельская жизнь захирела до такой степени, как будто вновь попала под немецкую оккупацию. Всем здравомыслящим гражданам России очевидно, что долго так продолжаться не может - но, как это ни странно и не прискорбно для остатков патриотического сознания, все с усталым равнодушием ждут финала слишком затянувшейся бесталанной либеральной пьесы под названием "Страсти по демократической мечте".
   Если понимать под идеологией осознанные интересы одной или нескольких групп данного общества, систематизированные и представленные в программном виде, то у российской властной элиты подобная идеология, конечно, имеется. Вот только она никак не может быть поддержана подавляющим большинством народа, поскольку зиждется на ущемлении властью его интересов и прямом грабеже. И потому власть свою истинную идеологию старается не афишировать, подсовывая народу неоднозначные по смыслу лозунги свободы, демократии и стабильности. Если же новая Партия ставит целью своей деятельности помочь именно большинству российского народа выбраться из того кризиса, куда его загнали собственная доверчивость и отечественный криминалитет, поддержанный заинтересованными в ослаблении России ее политическими и экономическими конкурентами за рубежом, то идеология Партии должна отвечать действительным жизненным интересам народа, а не его правящей верхушки, всплывшей наверх из российской пучины только потому, что не была обременена вредным для воровского занятия грузом порядочности, совести и чести. Эта идеология не связана ни с конкретной философской системой, ни с конкретной социально-политической системой из общеизвестного ряда великих "измов", ни даже с "национальной идеей" или же верой. Все перечисленное суть устаревшие исторические формы попыток жесткого структурирования реально очень сложной, разнообразной и противоречивой мировой социальной мысли. Но и в отсутствие адекватного сегодняшнему этапу развития России теоретического обоснования требуемой идеологии совершенно очевидно, что она должна по своей сути отвечать задаче преодоления общероссийского кризиса в самом ближайшем будущем, что явилось бы величайшим благом для подавляющего большинства россиян, не мыслящих своей полноценной жизни вне собственной Родины. Именно на такой идеологии и должна строиться Программа партии прежде всего как программа конкретных социально-политических мероприятий и действий, а не одних только общих благих пожеланий и прогнозов, которыми столь виртуозно умели туманить нам мозги бывшие коммунистические идеологи. Выше был рассмотрен в самом первом приближении некий эскиз Общественного Договора, который отразил бы существование определенного общественного консенсуса относительно пути вывода России из кризисного состояния. Партия в качестве собственной политической инициативы может предложить широкой общественности страны конкретный проект подобного Договора в качестве основы того будущего документа, которым должна будет руководствоваться законодательная и исполнительная власть в государстве в своей текущей деятельности. Его принятие в той или иной форме может быть осуществлено либо через парламент страны, либо путем специального общероссийского референдума подобно тому, как это с давних времен практикуется в Швейцарии, где принято безусловно уважать мнение населения по любым вопросам текущей жизни государства. Но ведь подобный Договор - это все же род общей, прежде всего идеологической директивы, которая должна быть реализована через конкретное законодательство государства. Из того, что уже было выше сказано относительно видения проекта ОД, следует, что соответствующая законодательная реформа затронет основы действующего Законодательства РФ, включая его основной закон - Конституцию страны.
   Идеологическая подоплека предлагаемой к внедрению многоступенчатой избирательной системы ясна: отказ от слепого, в большинстве своем неосознанного "всенародного" голосования в пользу системы последовательного передоверия властных полномочий избирателей все более и более узкому кругу своих выдвиженцев по мере повышения уровня их ответственности в масштабах государства. При этом избирательная воля толпы заменяется диверсифицированной избирательной волей населения, на каждом своем этапе или ступени являемой в действительно осознанной, свободной и потому истинно демократичной форме. Данной избирательной системой утверждается и высшая из всех возможных степень властных полномочий депутатов каждого уровня, что также следует признать высшей формой демократического самоуправления в обществе. Однако в качестве противовеса депутатскому "всевластию" служит открывающаяся возможность установления прямой и совершенно естественной обратной связи между избираемыми и избирателями, если таковая будет прямо зафиксирована в Конституции государства. Система избрания проста и едина для всех уровней, что лишний раз указывает на ее высшую демократичность. Президент, избираемый депутатами федерального уровня, неизбежно подотчетен тем, кто его избирал, и, следовательно, контроль за его деятельностью может осуществляться Парламентом в любой разумной форме, которая должна быть также зафиксирована в Конституции. При этом процедура "импичмента" предельно упрощается, что также является очевидным показателем демократичности властных вертикалей и по законодательной, и по исполнительной линиям, которые должны быть достаточно подробно отражены в Конституции. Институт президенства, таким образом, неизбежно лишается царственности, от которой Россия до сих пор не может избавиться, застряв в политическом средневековье. Правительство страны как конкретный высший исполнительный орган государства может подчиняться либо Президенту, либо Парламенту, либо и тому, и другому в определенных отношениях. Соответственно могут быть различными и процедуры формирования состава Правительства. От формы подчиненности Правительства зависит статус премьер-министра: при прямом подчинении его Президенту статус премьера приобретает технический характер, близкий к тому, что имеет и нынешний премьер-министр России Фрадков; при подчинении непосредственно Парламенту статус премьера будет более сближаться с полномочиями премьер-министра Великобритании, тогда как роль Президента ограничивается представительскими функциями, как, к примеру, в Германии или Израиле. Очевидно, что диапазон возможных конкретных конституционных решений задачи выстраивания конкретной исполнительной структуры власти достаточно широк, но при этом высшие полномочия избранников народа - депутатов - остаются незыблемыми.
   Многоступенчатую избирательную систему можно именовать внепартийной, поскольку ни партии, ни любые иные корпоративные объединения граждан не являются ее субъектами, что, естественно, должно быть закреплено в Конституции, хотя и подразумевается самим порядком проведения выборов. Конституционный статус депутата не предусматривает никакой иной корпоративной подчиненности, включая фракционную, кроме обратной связи со своими избирателями первичного уровня и депутатами нижестоящих уровней. Поскольку политические партии в рамках новой избирательной процедуры лишаются государственного статуса в качестве реальных или потенциальных субъектов формирования власти, то требования к порядку их формирования и регистрации могут быть значительно сужены, что способствовало бы реальному раскрепощению политической деятельности внутри российского общества, задавленной сейчас всевозможными видими регламентации, не имеющими ничего общего с истинной демократией. Таким образом, официальными и обязательными идеологическими ориентирами депутатов остаются только Общественный Договор, если он будет в той или иной форме принят, и их собственные здравомыслие и совесть, которым они и обязаны были своим избранием. Разумеется, личные политические и партийные пристрастия депутатов не ограничиваются, но прямое руководство отдельными депутатами со стороны каких-либо партийных и иных корпоративных руководителей должно быть исключено законодательно, например, через специальное Положение о правилах депутатской деятельности.
   Конечно, не исключена вероятность того, что та новая Партия, за организацию которой ратует автор настоящей книги, не сможет достаточно быстро повлиять на общественное мнение в пользу признания необходимости резкого увеличения степени участия государства в социально-политической и экономической жизни российского народа. Будем, тем не менее, исходить из того, что общество все же согласится с основами Программы партии и двинется по предлагаемому в ней пути, развернув вектор разнузданного и воровского разгосударствления в направлении выхода из кризиса. Идеология такого поворота не имеет прямого отношения к свободе и правам личности, но государственность как высшая степень корпоративности накладывает понятные ограничения на деятельность прежде всего его должностных звеньев всех уровней и рангов. И дело здесь не только и не столько в количественном и качественном соотношении государственного и частного секторов производства товаров и услуг во всех сферах жизнедеятельности населения. Нет не только какой-либо разумной идеологической подоплеки, но и элементарной логики в намерении современного правительства России и далее двигаться по пути сокращения непосредственного участия государства в социально значимых областях жизни своих сограждан. Конечно, имеется большая доля правды в таком объяснении явно антисоциальной ориентации Президента и его кремлевской команды: мол, социальные заботы ничего не добавляют в их личные состояния, поэтому все их усилия сосредоточены только в таких областях деятельности, которые делают их реально и наиболее быстро богаче и могущественнее при наименьших затратах сил и здоровья. В условиях абсолютной безответственности им может угрожать разве лишь кара Божья, но ведь почти все кремлевцы - в прошлом коммунисты и комсомольцы, т.е. убежденные атеисты и безбожники, поэтому муки православной, исламской, иудейской и любой иной духовной совести им неведомы. К сожалению, серьезно оспаривать подобные утверждения, пестрящие на страницах отечественных философских бестселлеров, у меня нет оснований, однако сводить ошибочность идеологии к одной лишь бессовестности ее адептов явилось бы неоправданным упрощением ситуации. Здесь проглядывается коренное непонимание российской управленческой элитой самого смысла государственности. Современное демократическое государство для того ведь и существует, чтобы служить не только официальным представителем населения как коллективного собственника общенародного достояния, но и выступать выразителем и защитником всех жизненных интересов народа как целого; по крайней мере его подавляющего большинства, но никак уж не исчезающе малого меньшинства. Если оно этих функций не исполняет, то не само неконкретное оно, а его конкретное руководство следует считать совершенно ненужным народу и потому подлежащим немедленной замене. Кремлевская администрация, как уже говорилось выше, потому и приватизировала политическую и экономическую власть в стране, где они служат наемными чиновниками, чтобы необходимая замена физически не могла быть совершена народом, пока что совершенно лишенным политических и экономических рычагов давления на власть, да к тому же намеренно идеологически дезориентированным.
   Сам характер участия государства в делах своего народа должен измениться от пассивно-равнодушного, как сейчас, к активно-наступательному, если Россия действительно заинтересована в элементарном выживании и создании для себя будущего, достойного ее славного исторического прошлого. Последовательно проводя линию защиты прежде всего собственных национальных интересов, к чему вынуждает хищнический характер процесса глобализации, порождаемого предкризисным этапом развития мировой потребительской цивилизации, национальному руководству страны следует отвергнуть все то ультрасовременное западное, что настойчиво рекламируется через все средства информации, но тем не менее не совмещается с сугубо российскими интересами. Пусть простят меня ревнители этики литературного языка, но скажу прямо: засуньте, господа поборники русской свободы из Вашингтона, Лондона, Парижа и Брюсселя все свои правозащитные филиппики в то самое место, которое так обожает ваша нетрадиционно ориентированная элита, плюющая и на Божьи заповеди, и на элементарную человеческую нравственность. Россия не без вашей навязчивой помощи заблудилась в джунглях вашей цивилизации, но дорогу к истинному свету отыщет уже без вас! Все отечественное правовое законодательство необходимо переориентировать от либеральных ценностей вообще, детализированных применительно к западному менталитету, на конкретные духовно-нравственные ценности, совместимые именно с российским менталитетом, с российскими традициями соподчиненности общественного и индивидуального начал. Великому русскому этносу, по крайней мере, должно быть стыдно, что его пытаются учить жить по законам поведения, выработанным не только европейскими потомками кровожадных скандинавских пиратов, но и потомками авантюристов Нового Света, со звериной жестокостью уничтожавших исконных хозяев земель нынешних непомерно зазнавшихся Штатов. Заворовавшейся российской "элите" экономически выгодно быть холуями Запада, но какая в том выгода остальному российскому народу, не желающему питаться ворованным хлебом? Зачем, к примеру, России именно сейчас вступать в ВТО с ее едиными наднациональными торговыми правилами, если стране кроме сырья и торговать-то с остальным миром нечем, а российские нефть и газ и без всяких дискриминационных правил с руками оторвут? Какое торговое равноправие может быть, к примеру, у богатейшей по своим природным ресурсам России и нищей Польши, которую держит на плаву в основном поставка в Россию низкокачественной мелочевки и подделок под западный ширпотреб? А ведь - поди ж ты! - Польша в ультимативной (!) форме требует от России безоговорочного снятия ограничений на поставку польской свинины (не исключено, что польской только по подложным сертификатам), не удовлетворяющей элементарным санитарным условиям. И все это тем более удивительно, что спесивая от природы Польша как член Евросоюза, торгующая не за злотые, а за евро, в действительности обладает лишь ограниченным суверенитетом, как оговорено уставом ЕС, тогда как Россия - это огромное суверенное государство, расположенное сразу на двух континентах.
   Когда речь заходит об идеологии, то нельзя обойти молчанием вопрос о ее пропаганде. Пропаганда без идеологии - болтовня, идеология без пропаганды - мертва. Депутаты, обсуждая и принимая конкретные законы, не держат в карманах пиджаков подобия цитатников Мао; идеология должна гнездиться у них в головах, для чего и нужна идеологическая пропаганда. Но ведь идеологий много: властных, оппозиционных, зарубежных - имя им легион, и все они норовят верховодить в растерянном мозгу российского обывателя, которому, в отличие от нынешних депутатов, конкретизация своей личной идеологической ориентации никак не оплачивается. Отечественные прикормленные властью депутаты-единороссы идеологию власти поняли буквально: она должна защищать власть, а не народ, у которого имелся только один "законный" (т.е. мирный?!) способ сменить негодное, по его мнению, руководство - через выборы Президента или хотя бы депутатов Госдумы. Напомню, что при коммунистах и этой призрачной возможности у народа не было: партийная власть и народ нигде в своих конституционных полномочиях не пересекались. Так вот, до отмены или переноса выборов дело пока не дошло, зато по возможности посредством выборов выразить мирно народный протест был нанесен упреждающий удар: отменены графа "против всех" и отменен порог явки избирателей. Действительно, партия власти может теперь злорадно потирать руки: избиратель, не желающий голосовать за тех, кого ему верхи навязывают в бюллетенях, не может проголосовать за кандидата или партию под названием "против всех" и в то же время не может сорвать негодные выборы массовой неявкой на избирательные участки. Даже послушный Кремлю председатель Центризбиркома Вешняков прилюдно возмутился против столь неслыханной по наглости инициативы думского большинства, за что, видимо, и был вскоре смещен со своего поста. Возмутились, конечно, и в западных либеральных кругах, но их негодование наиболее последовательно и резко выразил опальный олигарх Борис Березовский, заявив в Лондоне, что в сложившейся в России политической ситуации остается один путь борьбы с режимом: свержение его силой. Прокуратура России тут же стала шить Березовскому новое уголовное дело, словно на него мало было других, куда более серьезных, чем свободно высказанное мнение о предвыборной ситуации в его родной стране, высказанное в свободном эфире. Российская общественность давно уже убедилась в том, что разум и осмотрительность не в чести у кремлевских слуг, но все же преследовать человека за одни лишь намерения - это с точки зрения прав человека явный нонсенс для любого государственного законодательства XXI столетия. Да пусть россияне говорят и кричат, о чем им заблагорассудится - на то и существует в цивилизованном мире понятие "свобода слова". Русскому царю тоже кричали "Долой самодержавие!", а потом и впрямь посадили под арест; а против президента Буша сейчас кричат и пишут такое, что русское "Долой!" выглядит как "Извините, сэр!". Нервная и глупая реакция Кремля на высказывания политических противников объясняется боязнью окружения Путина вступать в открытый, профессиональный идеологический спор со своими политическими противниками: олигархам власти есть что скрывать от своего собственного народа не только и не столько в своем прошлом, сколько в настоящем: продажу интересов России, незаконное обогащение, отсутствие перспективы у избранного ими курса развития страны. А главное, о чем говорилось уже не раз - это явная боязнь немедленного обнаружения полного отсутствия у нынешних кремлевских сидельцев порядочной идеологии, которую не стыдно озвучить в порядочном обществе. Но зачем же тогда позорить страну бессильными угрозами в адрес политэмигранта Еленина, который в свободолюбивом Лондоне занимается тем же, чем занимался в том же городе полтора столетия назад опальный великий русский демократ Герцен, призывая к свержению царизма? Интересно, а имеются ли у историков какие-либо сведения о том, что царское правительство когда-либо настойчиво требовало у Лондона выдачи эмигранта для уголовного суда и наказания?
  -- Предложения к разработке Антикризисной программы.
  
   В предыдущем разделе были намечены основные пути преодоления системного кризиса российского общества, который в начале текущего столетия охватил все стороны жизнедеятельности государства и при сохранении его влияния в ближайшие годы способен создать реальную опасность для существования России в качестве значимого суверенного элемента мировой системы государств и их объединений. Теперь будет сделана попытка конкретизировать целый ряд шагов, которые, по мнению автора, следует в первую очередь предпринять той новой российской власти, которая возьмет на себя ответственность за скорейшее преодоление кризисного состояния, если, конечно, российское общество откажется, наконец, от непродуктивной позиции стороннего, пассивного наблюдателя деятельности нынешнего высшего государственного руководства. Возможно, что новая политическая Партия, созданная для организации соответствующей пропагандистской работы, сочтет нужным включить в том или ином виде часть нижеизложенных предложений в свою политическую, экономическую и социальную Программу.
  
          -- Объединение государственников в реальную и дееспособную политическую силу.
  
   Отечественные политологи, обсуждая вопрос о роли государства в жизни общества и о степени его вмешательства во взаимоотношения граждан - правовые, хозяйственные, политические и любые иные, обычно заостряют свое внимание на том, какие именно группы населения контролируют или даже прямо держат в руках официальную или теневую государственную власть. В результате всякое подобное обсуждение сводится к известной с советских времен схеме анализа государственности с классовых позиций, когда выпячивается вопрос о форме политического строя по признаку лидерства того или иного класса. Если лидером является рабочий класс, то политический строй неизбежно ориентируется на построение коммунизма с господством общественной собственности на средства производства; если буржуазия, то господствующей является частная собственность; современные демократии европейского типа дают успешный пример микста из социализма и капитализма, при этом игровая слаженность партнеров достигается тщательно разработанным законодательством, учитывающим самые тончайшие нюансы гражданских взаимоотношений; диктатура представляет собой форму правления узкой надклассовой группы или одного лица всем народом во всех без исключения областях его жизни, поэтому подобную тотальную властность обычно именуют тоталитаризмом. Только за последние четверть века форма российской государственности претерпела ряд метаморфоз: генсек Андропов насаждал в стране узкопартийный тоталитаризм с уклоном в деспотию сталинского типа; генсек Горбачев выступал за тоталитаризм, но в виде "социализма с человеческим лицом"; президент Ельцин попытался направить страну по пути построения демократии европейского типа, но та покатилась по рельсам дикого капитализма; наконец, президент Путин медленно, но верно возвращает в Россию тоталитаризм военного образца, когда руководство осуществляется по строгой линейно-штабной схеме. Возникает естественный вопрос: в чьих же конкретных интересах руководит страной бывший военспец Путин, если он не прилежит ни к одной из партий, держит дистанцию и от олигархов, и от нищих пенсионеров, которых беззастенчиво обкрадывают его же министры? Четкого ответа на данный вопрос у российской общественности нет, и причиной такому, мягко говоря, странному отношению народа к содержательной стороне отечественного правления является как раз то обстоятельство, что современные "идеологи" постарались игнорировать или хотя бы затушевать действительно важнейший для населения вопрос: для кого именно вновь воссоздана и функционирует российская государственность? Истинно демократический ответ очевиден: для всех без исключения постоянных жителей России, именуемых ее гражданами. Функционирует государство на деньги всех налогоплательщиков независимо от их политических взглядов, доходов или этнической принадлежности; для него не существует никаких классовых и элитарных различий между совершенно равными по своим правам гражданами. Государство носит исключительно служебный характер по отношению к его народу и в равной мере по отношению к каждому его гражданину в отдельности. В указанном смысле каждый гражданин является господином собственного государства как системы, существующей для обслуживания его личных интересов совместно с совокупностью всех других интересов сограждан, которым и принадлежит вся так называемая общегосударственная собственность: территория, недра, общественные средства обеспечения жизнедеятельности. Каждый рождающийся новый гражданин России автоматически становится очередным равноправным собственником государственности в силу подразумеваемого и естественного права наследования. Все эти очевидные положения в советское время были извращены: гражданин СССР рассматривался в качестве слуги своего государства, которое являлось единственным законным собственником всего общественного - а с точки зрения советского права общественным и, следовательно, государственным, считалось практически все, представляющее какую-либо ценность. Именно по этой причине всем тем, кто по положению считались руководителями государства, и принадлежало все государственное, включая всех его граждан как слуг руководящих господ. Интуитивно демократической общественностью России в начале 90-х годов ожидалось, что тоталитарно-коммунистические извращения смысла государственности сами собой исчезнут из жизни навсегда. Но дикая алогичность последней русской революции дала совершенно парадоксальный результат: государство стало жить независимо от его сограждан, сохранив за собой все бывшее общественным, но исключив из своей собственности самих граждан с их сугубо личной собственностью. Поскольку от лица существующего только лишь на бумаге гражданина по имени "государство" выступают конкретные должностные лица, то именно они во главе с президентом и присвоили себе все права владения и распоряжения госсобственностью, включая право ее продажи на любых условиях кому угодно, в том числе иностранцам; право сдачи в аренду земли и недр с их содержимым; право распределения и продажи любых средств производства. Народ, бывший в крепостной кабале у бывших правителей государства, милостью царя Бориса Ельцина, как и в 1861 году милостью императора Александра Романова, всей толпой был выпущен на волю, но без всяких средств к цивилизованному существованию. Но ведь династия Романовых владела Россией не по воле народа, а по наследному праву. У Ельцина же никаких прав, кроме обязанностей платного чиновника на службе у граждан России, не было и быть не могло! Следовательно, нелегитимна и вся приватизационная эпопея 90-х годов, осуществленная "сверху" в обход законных и равных исторически наследных прав собственности законных граждан своего государства вне зависимости от того, каким образом менялись его название и его законодательство. Справедливое восстановление легитимности прав владения бывшей общественной собственностью России в составе СССР - сложнейший в правовом и этическом плане вопрос, и к его обсуждению нам еще предстоит вернуться, но уже сейчас следует подчеркнуть, что избранный нынешним центральным руководством страны генеральный курс на постепенный уход государства из многих важнейших экономических и социальных сфер жизнеобеспечения не только не оправдан сложившимися обстоятельствами функционирования государства, но и вообще абсурден, если руководствоваться разумным пониманием служебной сущности государственности.
   Государством должны руководить государственники по идеологии и убеждениям, для которых личные интересы принципиально второстепенны по сравнению с интересами государства точно так же, как в вооруженных силах интересы и требования государственной службы вплоть до необходимости риска собственной жизнью имеют первостепенное значение для офицеров и генералов. Госслужба принципиально несовместима с участием в частном бизнесе и уж тем более с изыманием побочных доходов от занимания руководящих должностей, что как раз и именуется коррупцией. Разумеется, отказ от получения прибыли от использования производительного труда других сограждан ограничивает экономические права госслужащих, поэтому указанные добровольно принимаемые ими на себя ограничения должны в достаточной мере компенсироваться через гособеспечение семейно-бытовых потребностей, повышенными окладами и премиями, орденами и иными знаками общественного поощрения. Тем же, кому всего этого недостаточно, на госслужбе не должно быть места!
   Общенародное государство - а только таким и должно быть реально демократическое государство! - обязано развиваться в направлении сглаживания чисто экономических различий между гражданами в приемлемых пределах и одновременно оберегать личностную дифференциацию, способствуя развитию природных талантов. Все увеличивающаяся пропасть между богатыми и бедными в России - это ее позор и лишнее доказательство того, что у руля государства сейчас находятся люди с сугубо частнособственнической идеологией, несовместимой с принципами государственного служения.
   Разумеется, к государственникам в широком значении данного термина следует относить не только и не столько госслужащих из числа руководства, сколько всех тех граждан, которые осознают исключительно ответственную и прогрессивную роль надлежащим образом организованного государства. В случае России эта роль является решающей уже в силу того, что громадность пространств и богатство их недр, сопряженные с преимущественно суровыми климатическими и иными природными условиями, накладывают особый характер на организацию взаимодействия людей, которая без активной роли государства может оказаться неэффективной и даже приносить убытки большинству населения страны, что, к сожалению, и имеет место в новой России. Именно неэффективная и даже реакционная государственность является наиболее слабым местом России, а вовсе не ее не умеющий и не желающий жить на западный манер народ, который откровенно презирают "условно российские" нувориши. Ведущая сила государственников - это интеллигенция, прежде всего научно-техническая, рождение которой как социально значимой группы населения пришлось уже на годы большевизма. Как известно, лидеры КПСС, не отличавшиеся образованностью, этой группе населения, презрительно именовавшейся ими "прослойкой", никогда особенно не доверяли, а в печально известные годы сталинских репрессий именно интеллигенция и понесла самые большие потери. А ведь настоящие государственники, составившие цвет российского общества - это и гений ракетостроения Сергей Королев, и гений филологии Дмитрий Лихачев, оба прошедшие через лагеря и бериевские шарашки. Только государственно и в этом смысле патриотически ориентированная интеллигенция может реально спасти весь народ России от нарастающей деградации и в конечном счете от исчезновения как единой нации. Поэтому будущая Партия, которая должна возглавить борьбу российского общества за преодоление непомерно затянувшегося кризиса - это Партия государственников по убеждениям, независимо от того, являются ли ее члены научными работниками, бизнесменами, чиновниками, военными, работниками СМИ, передовыми рабочими и крестьянами. Дело ведь не в должностях и профессиях, а в сущности пропагандируемых идей, в бескорыстной убежденности самих партийцев в том, что эти идеи имеют целью исключительно общественное благо, а не служат только удобным средством для личного обогащения путем обмана доверчивых соотечественников. Не грех поработать в подобной Партии и священникам, тем более, что только эта Партия не ставит своей целью завоевание светской власти, в отличие от всех остальных политических партий России. Разумеется, сказанное не означает самоустранения Партии от решения сугубо государственных задач. Напротив, ее рекомендации властям всех уровней, независимо и добровольно избранных населением, могут оказаться решающими по важнейшим политическим, производственным и кадровым вопросам. Да и где еще можно оценить степень государственности убеждений будущего государственного руководителя, как не по его деятельности в рядах Партии единомышленников?
   Коррупционер, путающий личный карман с общественным - это лишь фиктивный государственник, которому еще предстоит питаться за государственный счет в лагерной столовой. Конечно, сплошная коррупционность чиновничества эпохи Путина нанесла серьезнейших урон престижу российской государственности и в глазах народа, и за рубежом, но из этого неприятного факта не следует делать вывод о принципиальной неэффективности самого государственного регулирования и управления. Также и исторически неудачный опыт советской государственности не следует переносить на принципиальную ущербность социализма как системы. Напротив, советский социализм 60-х и 70-х годов наглядно доказал всему миру, что одно лишь государственное планирование и руководство при полном запрете на частную деловую инициативу способно дать возможность нищему и отсталому населению на равных конкурировать с продвинутым Западом в его святая святых - в высокотехнологических областях, к примеру, в космической. У тоталитарного социализма имелось два серьезнейших недостатка, в конце концов его и погубивших: он опирался по преимуществу на малообразованные массы промышленных рабочих, а требующее высокой квалификации государственное управление осуществлялось полуграмотными партийными работниками, образование которых составляли заочные отделения "блатных" факультетов да всевозможные курсы повышения квалификации. Собственно, и новоявленный российский капитализм опорочила полуграмотная и откровенно рваческая политическая и экономическая олигархия, умевшая только отнимать и делить. На самом деле никаких "антагонистических противоречий" между социализмом и капитализмом не возникает, если, конечно, их не возводить в ранг господствующих систем и доводить соответствующие экономические отношения до абсурда. В любом государстве могут мирно и эффективно уживаться и сотрудничать на благо всей нации общественный (чаще его именуют государственным) и частный сектора производства товаров и услуг. Через государство финансируется только лишь общественное производство, находящееся в государственной, общенародной собственности. Его продукция реализуется либо по регулируемым государственным расценкам, либо бесплатно, поскольку все государственное существует за счет налоговых поступлений граждан как потребителей и, следовательно, частично эта продукция ими уже оплачена. В частном бизнесе государство может участвовать на правах коллективного акционера - но уже с согласия частного хозяина как законного владельца данного дела. Мощным стимулом для развития частного бизнеса могут служить государственные гарантии, но, разумеется, только в том случае, если частные предприниматели доказали общественную важность своей деятельности и деловую ответственность. К примеру, в сфере производства господа Березовский и Ходорковский доказали безусловную государственную важность своего бизнеса, однако их деловую ответственность перечеркнула криминальная составляющая деловой активности, вполне доказанная в ходе ряда судебных дел. Частник, работающий под госгарантии - это частный топ-менеджер вместо наемного госчиновника, и именно в таком качестве он в процессе реальной производительной деятельности может стать лучшим государственником, чем чиновник, не любящий и подчас просто боящийся ответственных решений.
   В нынешней России нет условий для эффективного функционирования государственного сектора. Верхи просто не хотят ничего делать, поскольку идеологически ориентированы исключительно на достижение личного успеха, прежде всего экономического. Они относятся к своей собственной России так же, как в свое время британские колонизаторы относились к Индии: понимали, что они в ней временные и потому спешили нажиться за счет индусов кто как мог. С руководящим звеном госпредприятий дело обстоит несколько сложнее. В начале 90-х они были морально измордованы и раздавлены, разом потеряв и государственное финансирование, и государственные привилегии, на которых, собственно, и держалось уважение к ним как к всесильной номенклатуре. Пересидев лихолетье, они продолжили свой трудовой подвиг двумя различными путями: одни мутировали из государственников советского типа в акул капиталистического или откровенно криминального мира, поскольку комчванство и паханство - всего лишь две стороны одного и того же отвратительного профиля; другие сделались тихими паразитами общества, подворовывая на жизнь растаскиванием госимущества да сдачей в аренду расплодившимся новым русским бывшей общенародной недвижимости, отправляя большую часть выручки в собственный карман. Именно так, в частности, и выживают до сих пор руководящие кадры многочисленных Академий, НИИ и КБ, рядовые сотрудники которых практически ничего не получают и, естественно, ничего не производят, тогда как их совестливые в прошлом научные руководители разъезжают на дорогих иномарках. Подобная государственность всем уже осточертела, но ведь тупиковый российский кризис сам по себе не рассосется... Если же, как говорится, с Божьей помощью кремлевские верхи переориентируются на общественно-частное государственное сотрудничество, то никакой хищнической конкуренции между государственным и частным секторами опасаться не придется, поскольку у них в России в принципе разные ниши и в части традиционных производств, и в части реальных возможностей. К примеру, государственникам не следует беспокоиться, что частный бизнес всерьез сможет исключительно за счет собственных финансовых, технических и трудовых ресурсов составить конкуренцию государству в оборонпроме, авиапроме, автопроме, космосе, промышленной электронике, энергетике, добыче полезных ископаемых. Разумеется, сказанное верно только в том случае, если в страну не будет запущен мощный иностранный капитал, который способен потеснить национальный бизнес любого государственного организма, не позаботившегося о собственной защите.
   Власти государственников придется все силы бросить на развитие госсектора производства; во многих отраслях его придется создавать буквально заново, обращая внимание прежде всего на кадры, которые за полтора десятилетия вынужденного безделья и деквалификации практически обнулились. Вероятно, потребуется вернуть к жизни государственные производственные характеристики, которые будут выполнять роль своеобразных сертификатов качества, лишенных обезлички и формальности должностей, степеней и званий. Они, естественно, смогут выполнять и роль "волчьих билетов" для тех специалистов, которых нельзя подпускать к производству и тем более руководству им на пушечный выстрел. В стране сейчас явный перебор всякого рода частников, свыкшихся с существованием в криминальной отечественной среде. Большинство из них уже давно разуверилось в возможности осуществления честного и в то же время прибыльного бизнеса, а многие никогда и не пытались работать по честным правилам, принятым в цивилизованном мире. И все же в море разнообразного отечественного предпринимательского материала достаточно деловых людей, способных решить проблему развития малого и среднего производительного, а не спекулятивно-посреднического, бизнеса, без которого ориентированный на решение крупных задач государственный сектор не сможет полноценно функционировать, тем более в условиях жесточайшей конкуренции со стороны западных производителей. Но все это возможно при условии, что новая власть очистит государственную службу от коррупции, а бизнес от криминала. Разумеется, деловая и моральная чистота самой высшей власти подразумевается. Многое зависит от качественного состава депутатского корпуса, избранного по новым избирательным правилам, либо от коренных (но, увы, на сегодня маловероятных!) прогрессивных преобразований в рядах ныне действующей кремлевской Администрации и Правительства, которые должны будут предоставить широкие возможности государственно-патриотическим силам для осуществления пропаганды нового курса страны в СМИ и прежде всего на телевидении. Одних бодрых улыбок Иванова и Медведева тут будет явно недостаточно!
   Необходимому для достижения успеха объединению государственников всей страны может серьезно помешать сложная ситуация в межнациональных отношениях, которая развивается подспудно явно не в сторону мира и благоденствия. Именно она и осуществляет постоянную подпитку межнациональной нетерпимости и, как следствие, прямой дискриминации по этническим признакам. Эти рудименты средневековья исчезнут из российской жизни только в том случае, если потеряют силу и исчезнут такие сугубо этнические межрегиональные объединения, как землячества, националистические партии, национально-религиозные секты, группы национально-политического влияния, организованная по этническим признакам преступность, этнические финансовые организации, фонды и банки. Борьба государства с этнической рознью и преступностью - это прежде всего борьба с перечисленными организациями, которая теперешними федеральными властями ведется крайне неэффективно, с оглядкой на юг и на запад, либо не ведется вовсе. Со временем многочисленные российские этносы сами между собой разберутся, кому, что, где и почем, а пока что этнические провокаторы должны ежеминутно ощущать присутствие тяжелой государственной длани, нависшей над ними и готовой раздавить каждого из них, как слон ядовитого скорпиона.
  
          -- Внутренняя политика государства в переходный период.
  
   Под переходным периодом здесь понимается тот необходимый отрезок времени, который потребуется для вывода России из общенационального кризиса, который пока что ощущается населением страны в виде очевидного застоя в политической, экономической, социальной и духовно-нравственной сферах жизни. На фоне явной активизиции внешней политики США и Евросоюза в интересах сохранения и увеличения достигнутых ими ранее преимуществ в соревновании локальных цивилизаций, а также нарастания демографического давления на Россию со стороны исламских государств и Китая указанный застой в случае его дальнейшего затягивания может обернуться для российского народа куда большими бедами, чем нищета и безработица. В середине прошлого столетия отставание России в уровне общей готовности к жестокой и бескомпромиссной конкурентной борьбе с Западом обошлось ей в десятки миллионов загубленных жизней и колоссальным разрушением экономики и элементарных условий жизни всего народа. Кто же сейчас может дать гарантию того, что Россия в ближайшие годы в случае резкого обострения внешнеполитической ситуации не окажется вновь в том же самом или еще более худшем положении, как и в начале Второй мировой войны? Нынешняя федеральная власть России своим руководством страной вполне довольна и выводить ее из кризиса не собирается. Поэтому все нижеприведенные соображения и рекомендации адресованы той новой власти, которая, возможно, окажется более адекватной самым насущным потребностям российского народа и озаботится скорейшим преодолением всего накопившегося за десятилетия негатива в жизни страны, без чего мечта о "великой и процветающей России" так и останется несбыточной мечтой или, что много хуже, ностальгией о безвозвратной потере Отечества. При этом необходимо каждому из нас, россиян, отдавать себе отчет в том, что ни на какой быстрый успех рассчитывать не приходится - столь велики внутренние проблемы России и велико отставание ее от своих более целеустремленных, мобильных и потому успешных конкурентов на Западе и на Востоке. Даже такой опытный и честный политик, как Дмитрий Рогозин, опасается говорить народу правду, заявляя: "Новая власть даст твердую гарантию, что в течение ближайших пяти лет уровень производительности труда и зарплат в России достигнет хотя бы среднеевропейских показателей" ("Враг народа", с.154). Под новой властью Дмитрий Олегович, разумеется, имел в виду прежде всего самого себя, и автор искренне желает ему успеха; однако подобные безответственные заявления уважения к нему со стороны неглупой части российской общественности не добавляют. Непреложно одно: всем истинным патриотам России нужно начинать реально действовать - и умом, и руками, и всем сердцем. Олигархи власти и бизнеса о себе давно уже позаботились, развернув государство к себе лицом, к остальному народу задом. Настала пора в очередной раз обманутому в своих надеждах на лучшее народу проделать обратное, взяв на вооружение лозунг: "Выживание бедных - забота государства, выживание богатых - забота их самих!". При этом возникнет необходимость поумерить пыл ревнителей неограниченной свободы за чужой счет, без чего избавить страну от пороков феодальной демократии невозможно. Рыночная самоорганизация российского общества - утопия, поэтому нужно приложить все силы к возвращению Российскому государству его исторически естественной организующей роли, но на справедливых с точки зрения всего народа началах. Фактически речь идет о необходимости формирования новой российской государственности и соответственно нового руководства.
   Деятельность новой власти должна опираться на некий общественный консенсус относительно путей решения множества накопившихся проблем - по крайней мере, его достижение было бы желательно. Требуемый консенсус представляется автору в виде определенного документа - Общественного Договора, прошедшего самое широкое публичное обсуждение во всех политических и экономических кругах, в печати и на ТВ и в процессе обсуждения вобравшего в себя реальную совокупность важнейших наказов избирателей своим избранникам. От себя лично автор считает необходимым внести целый ряд конкретных предложений для разработки будущего ОД, инициативу которой следует взять на себя новой Партии.
  
            -- Реформа уголовного законодательства.
  
   Преступность в России за последние полтора десятилетия приобрела такие масштабы, что "достала" буквально всех, включая самих профессионалов запретного промысла, растерявшихся перед лавиной дикого беспредела. Чиновничество на все 100% коррумпировано, не исключая даже тех, кто призван защищать общество от коррупционеров; доходный бизнес на все 100% криминализован; бандитизм, воровство, наркобизнес стали привычными для общества явлениями; заказные убийства политиков, журналистов, чиновников, бизнесменов в обществе запросто именуют "отстрелом", словно речь идет не об именитых гражданах России, а о волках, которые непомерно расплодились и мешают нормальной жизни людей. Вековые моральные устои и этические традиции повседневно и массово третируются как одуревшими от взяточничества чиновниками, так и потерявшими остатки совести и приличий творцами телепрограмм. Если ситуацию с преступностью и аморальностью в стране не переломить, то никакой Общественный Договор не поможет российскому обществу консолидироваться и начать решать стоящие перед ним сложнейшие задачи: ржа преступности разъест любые благие начинания и подточит любые материальные и организационные опоры под зданием новой, истинно демократической российской государственности XXI столетия. Россия, по мнению автора, стоит перед необходимостью коренного изменения прежде всего уголовного законодательства, которое призвано воздействовать на преступников силой, а не уговорами, которым те редко внимают. Речь идет не об ужесточении или либерализации законов и системы наказаний, что, как показала и мировая, и отечественная практика, сами по себе не способны решить проблему искоренения преступности. Необходима принципиальная реформа уголовного законодательства (как, впрочем, и любого иного) в направлении прямого подчинения его содержания принципу справедливости в отношении жертв преступлений, самих преступников и остального общества. Стандартная практика действующего уголовного законодательства всем гражданам России хорошо известна, причем очень многие испытали ее на себе. К примеру, преступник забрался в квартиру и ограбил ее жильцов на сто тысяч рублей, забрав деньги, драгоценности, одежду и бытовую электронику - т.е. обычно все то, что можно свободно унести и затем легко реализовать. Допустим, что обворованной семье "повезло", и милиция через некоторое время вычислила и поймала вора, усадив его на скамью подсудимых. Вор - обычно это нигде не работающий иногородний "гость" - получит срок в колонии общего режима; потерпевшим вернут то, что вор не успел реализовать и потратить - и на том дело будет считаться закрытым. К сожалению, вполне законное и ожидаемое в подобной совершенно обычной ситуации решение суда признать справедливым никоим образом нельзя. Потерпевшие понесли значительный материальный убыток, который был им нанесен совершенно сознательно посторонним человеком, но компенсировать его тем не менее им никто не будет. Они также понесли и еще более значительный моральный и иной ущерб: пропажа личных вещей и тем более фамильных ценностей, равно как и оскорбительность самого факта грубого вторжения в частную жизнь морально переносятся очень тяжело и оставляют на человеческой психике долго незаживающие раны; кроме того, надолго и серьезно дезорганизуется привычная жизнь потерпевших, что также следует отнести к косвенным убыткам, фактический размер которых оценить трудно. В целом потерпевшим сознательно наносится убыток без всякой вины с их стороны, возможно, в десятки и сотни раз превышающий оценочные и сугубо материальные сто тысяч рублей, без какой-либо компенсации, что никак нельзя назвать справедливым. Далее, справедливо осужденный преступник отправляется в тюрьму или колонию, где он будет фактически бездельничать несколько лет за государственный счет; где его обязаны одевать, обувать, кормить и обеспечивать ему сносные условия для существования без какой-либо личной ответственности и тем более компенсации. За государственный счет - это за счет налогоплательщиков, которыми являются законопослушные граждане, совершенно непричастные ни к преступлению, ни к убыткам потерпевших. Иными словами, суд косвенно наказывает вместе с преступником и неповинных российских граждан, которые вынуждены содержать огромную и дорогостоящую систему исполнения уголовных наказаний. Таким образом, данный простейший пример, тиражируемый в России в сотнях тысяч и миллионах преступлений, позволяет выявить принципиальную несправедливость действующего уголовного законодательства и по сути, и по форме.
   Чтобы если не полностью, то хотя бы в значительной мере снизить степень несправедливости, заложенной в саму суть уголовного законодательства, требуется подчинить его новому, наиболее общему во всей системе наказаний императиву, заключающемуся в переложении на осужденного виновника преступления всей совокупности материальных, моральных и иных косвенных убытков, которые вследствие совершения им преступления понесли и будут еще длительное время нести как прямые потерпевшие, так и сторонние, представляемые государством. Коротко говоря, все убытки от преступления оплачивает преступник, и только он один. Именно такой однозначный и жесткий императив способен при его последовательной реализации через законодательные и подзаконные акты обеспечить реальную справедливость системы наказаний за совершение любых преступлений. Прежде всего, осужденный обязан безусловно оплатить совокупный ущерб, нанесенный всем прямым потерпевшим. Если у него имеется такая сугубо материальная возможность немедленно удовлетворить все претензии потерпевших, то суд должен иметь право снижать срок заключения вплоть до минимального, предусмотренного законом для данного вида преступлений. Если такой возможности у осужденного нет, то суд обязан для компенсации убытков потерпевших конфисковать любое личное имущество осужденного с целью его последующей продажи в счет покрытия судебного долга, в том числе, если потребуется, имущество семьи осужденного, находившегося в совместном пользовании либо приобретенное фактически на его средства или при его участии. Однако и этого может оказаться недостаточно, а отправка осужденного в места отбывания заключения фактически лишает потерпевших всякой хотя бы отсроченной возможности полностью компенсировать убытки за его счет, что нельзя опять-таки признать справедливой ситуацией. Универсальное решение данной проблемы известно с давних времен и широко практиковалось многими государствами. Это решение связано с включением в систему исполнения наказаний каторжных работ заключенных. Подобный вид наказания принудительным трудом использовался в дореволюционной России, известной своим достаточно либеральным законодательством даже в отношении тяжких уголовных преступлений. Каторга в прежние времена была в ходу и у англичан, и у французов, законодательства которых несовершенными называть вряд ли оправдано. Сталинские лагеря также следовало именовать каторжными с той лишь особенностью, что в них отбывало срок очень большое количество политических осужденных. Необходимость в принудительном труде осужденных была вызвана огромными и совершенно неокупаемыми государственными расходами на их длительное содержание в неволе. Организация каторжных работ позволяла хотя бы частично компенсировать бюджетные расходы, т.е. средства налогоплательщиков, не обязанных, вообще говоря, оплачивать жизнеобеспечение преступников. В нашем случае принудительный производительный труд осужденного в течение ряда лет не только вполне может окупить государственные расходы на его содержание, но и дать ему возможность сполна погасить свой долг перед потерпевшими. В указанном смысле каторга создает возможность справедливого решения проблемы компенсации убытков самим осужденным.
   Развиваемая выше идея имеет весьма неожиданные следствия, поскольку затрагивает глубинную сущность гражданских отношений в справедливом демократическом государстве. Политические статьи до сих пор фигурируют в уголовных законодательствах многих стран, в том числе и в российском. Еще раз напомню совсем недавний пример с предъявлением обвинения эмигранту Березовскому не кем нибудь, а самим Генеральным прокурором РФ Чайкой, при этом Березовскому инкриминируется очевидно политическая статья об организации заговора против России с целью свержения ее руководства, наличие которого в реальности или только в мыслях обвиняемого подтверждается исключительно его лондонским интервью, т.е. только лишь словесно выраженным личным политическим убеждением. Не будем здесь обсуждать законные вопросы о реализации права на свободу слова, свободу иметь любые убеждения о чем угодно или саму законность возможности привлечения человека к уголовной ответственности, не говоря уж об осуждении, за умысел еще несовершенного реально деяния, но не само материализованное деяние. За умысел, как известно, любил осуждать советских граждан товарищ Сталин - но ведь он являл собой яркий пример политического деспота, презиравшего демократию и свободу. Проблема, на которую необходимо обратить внимание, заключается совсем в другом. Если уголовное законодательство государства допускает сосуществование политических статей и каторжных наказаний, то имеется возможность принудить человека бесплатно, т.е. на рабских условиях, отработать на государство несколько лет, не причинив никакого реального, т.е. выражаемого в денежной стоимости нанесенного ущерба, вреда ни одному из граждан. Справедливостью в данной ситуации, как говорится, и не пахнет! Далее, политические преступления вынужденно толкуются очень субъективно, по принципу "нравишься - не нравишься", поскольку их материальное выражение обычно отсутствует. Антисоветчик Солженицин, например, очень не нравился за свой дерзкий, но правдивый язык тогдашнему Политбюро ЦК. А теперь Александр Исаевич - заслуженно уважаемый великий гражданин России, к тому же Нобелевский лауреат. Сергей Павлович Королев за одно лишь подозрение на нехорошие мысли вынужден был на правах раба трудить мозги и руки в "шарашке", т.е. на каторге для умников, и, насколько известно, не был официально вплоть до своей смерти в 1966 г. реабилитирован, поскольку из-за секретности космических разработок его как бы и не существовало вовсе. Теперь же Королев - всем известный гений космонавтики и великий патриот страны. Список нелепейших обвинений по политическим статьям можно продолжать до бесконечности. Ну что же, Солженицину и Королеву реабилитация не нужна в силу совершеннейшей очевидности правовой ситуации. А как же быть с безвременно погибшими и тем более чудом выжившими политическими узниками сталинских лагерей, которых насчитывается несколько миллионов? Ведь они или их родственники и наследники вправе потребовать не только реабилитации за незаконное осуждение и бесчеловечные условия содержания и рабского труда в местах лишения свободы, но и значительной по современным меркам материальной компенсации. С кого? С государства, разумеется, т.е. с нас, налогоплательщиков, большинство которых родились уже после завершения сталинской эпохи. Мы-то чем, спрашивается, виноваты? Данный абсолютно порочный в правовом отношении круг имеет только лишь одно действительно справедливое решение: любые политические статьи, имеющие смысл наказания за идеи, намерения и высказывания, не связанные с прямым материальным и иным стоимостном ущербе, должны быть полностью исключены из современного законодательства страны, реально уважающей демократические идеалы. Напротив, каторга ему совсем не помешает в качестве справедливого и действенного средства оздоровления нравов не самой лучшей части общества.
   Тяжкие и особо тяжкие преступления, дерзкое пренебрежение к здоровью и самой жизни граждан, садизм, неизвестный ранее в России и совершенно несвойственный русскому менталитету, однозначно свидетельствуют о нравственной деградации и просто одичании россиян как в мегаполисах, так и в провинциальной глубинке. Либерализация российского законодательства на западный манер только усугубила ситуацию с преступностью. Можно сказать, что российское общество уже сползло к той черте, за которой оно теряет цивилизованное и вообще человеческое лицо. Фактически в России сейчас идет настоящая гражданская война между хорошо снабжаемой всем необходимым преступностью и разрозненными, не имеющими уверенного центрального руководства здоровыми силами общества, способными пока только лишь обороняться. Положение на фронтах борьбы с преступностью можно выправить при наличии крепкого тыла и хорошего вооружения, которым и должно стать новое уголовное законодательство. Пора отбросить голословные ссылки на европейские законодательные традиции и бессодержательный демократизм и вообще перестать жить "по аналогии" с внешним миром. Борьба с разгулом преступности - это прежде всего внутрироссийская проблема, и лечить ее необходимо мерами, адекватными сложившимся на данное время чисто российским общественным условиям. Полновесной материальной ответственности и каторги против тяжких преступлений будет явно недостаточно: насильников и убийц долгами и каторгой не проймешь и не запугаешь! В отношении откровенных "злодеев" уголовное и гражданское законодательство следовало бы усилить следующими совершенно необходимыми в сложившейся ситуации мерами:
   1. Введение смертной казни через повешение для виновных в преступлениях, совершенных с особой дерзостью и жестокостью в отношении здоровья, жизни и достоинства человека.
   Казнь должна осуществляться в присутствии представителей общественности, а в случае совершения преступлений, вызвавших повышенный общественный резонанс, приведение приговора в исполнение может даже транслироваться по каналам местного телевидения, не рискуя превратиться в шоу для толпы посторонних зевак. Все движимое и недвижимое ценное имущество казненного, в том числе семейное, должно быть конфисковано, а доход от его реализации должен быть передан семьям жертв преступника.
   2. Родители лиц, совершивших тяжкие преступления и осужденных на длительные сроки каторжных работ, включая, разумеется, и осужденных на бессрочную каторгу или казнь, должны быть подвержены открытому общественному порицанию, в том числе ограничению их гражданских прав. В частности, считать допустимыми снижение размеров получаемых ими государственных пенсий до минимально возможного уровня; лишение прав на государственные льготы и дотации; отказ в предоставлении государственного жилья на условиях аренды и иные санкции гражданского воздействия. Трудоспособные родители должны быть лишены права работать в государственном секторе, тем более занимать выборные и иные ответственные и руководящие должности.
   3. Соответствующие тяжести преступления меры общественного порицания и воздействия могут быть распространены и на ближайших родственников осужденного, исключая лиц, не достигших совершеннолетия на момент совершения преступления.
   В случае внесения вышеизложенных предложений в Уголовный и Гражданский кодексы потенциальный преступник серьезно задумается над последствиями преступного деяния не только для него самого, но и для его близких. Тех же, кого все вышеперечисленное не испугает и не остановит, общество вправе считать "отморозками", на которых никакое оправдание и снисхождение распространяться не может.
   Коррупция как чудовищный спрут душит Россию, причем с каждым годом у него отрастают тысячи новых жадных щупалец. За время правления президента Путина взяточники и казнокрады совсем потеряли страх перед наказуемой силой закона, а суда совести, который мы именуем судом Божьим, они вообще никогда не боялись за отсутствием этой самой совести. Путинская властная вертикаль превратилась во властную "загогулину", как бывший патрон Владимира Владимировича назвал способ решения кадровых вопросов. В результате громадный госаппарат опоясало бесчисленное количество витков круговой поруки, и теперь почти что легально он существует на два вида зарплаты: государственные оклады, которые чиновники считают по своей величине совершенно несоответствующими уровню их реальной ответственности за жизнь народа, и левые доходы, превышающие первые в сотни и тысячи раз, слагающиеся с банальных взяток, нецелевого использования бюджетных средств, участия в теневом бизнесе. Сейчас уровень взяток крупных чиновников областного уровня поднялся до миллиона долларов, а какой он на федеральном - можно только догадываться, если экономикой страны заправляют миллиардеры. Коррупция держится на корпоративной должностной взаимозависимости и порождаемой ею круговой поруке, поэтому известная "щепетильность" антикоррупционного законодательства, безусловно требующая прямых доказательств вины каждого участника вскрытого коррупционного сговора, дает неоспоримые преимущества преступникам перед законом, основанном на презумпции невиновности. Российское дикое взяточничество европейским цивилизованным законодательством не побороть!
   Автор предлагает бороться с коррупцией ей же присущим корпоративным способом. Доходы от коррупции распределяются, как известно, снизу вверх, т.е. непосредственный преступник обязан делиться "выручкой" по цепочке с теми, кто "наверху", причем обычно именно "наверху" и оседает львиная часть коррупционных доходов. Учитывая подобную особенность коррупционной схемы распределения, будет совершенно справедливым полагать, что за взяточника внизу как уголовного преступника должны строго отвечать в административном порядке чины на более высоких ступенях должностного положения. Данное общее требование должно быть реально учтено в Гражданском и Уголовном кодексах, а именно, ГК следует дополнить специальными статьями, касающимися админинистративной ответственности начальников за доказанные преступные действия своих подчиненных во всей государственной системе, имеющей непосредственное отношение к "властной вертикали", не оставив без внимания и соответствующие документы, регламентирующие прохождение службы в органах МВД, в Вооруженных Силах и иных специализированных ведомствах. Подобные меры общего характера помогут реально воздействовать на процветающую сейчас во власти систему круговой поруки. УК следует дополнить требованием назначения максимально возможных наказаний тем преступникам, в служебные обязанности которых как раз и входило право следить за соблюдением государственной законности. Ведь это настоящий национальный позор, что российские автотрассы нередко патрулируют взяточники в форме, тогда как в Европе или Америке подобные случаи - чрезвычайная редкость.
  
            -- Реприватизация государственной собственности.
  
   Еще одним тяжелым наследием криминальной революции под руководством Бориса Ельцина явилась потеря подавляющим большинством населения России принадлежавшей каждому гражданину в равных долях общенародной по правовому статусу государственной собственности: земель, полезных ископаемых, заводов, фабрик, приисков, зданий, машин, механизмов и предметов труда. Реальная, т.е. не пропагандистская, оценка ее совокупной стоимости трудна и неоднозначна, но порядок чисел - это десятки или даже сотни триллионов долларов (Давиденко и Кеслер приводят оценку в 4500 триллионов долл. США!). Анатолий Чубайс, как известно, отвечавший в правительстве Ельцина за проведение широкомасштабной приватизации госсобственности, выдал каждому гражданину России цветную обезличенную бумажку - ваучер - с нарисованными на ней единичкой и четырьмя нулями, что по тогдашнему покупательскому весу рубля было эквивалентно стоимости двух-трех поллитровок водки, или 10 долларам. Иначе говоря, Ельцин со товарищи оценили всю госсобственность России всего лишь в 1,5 млрд долларов. Почувствуйте разницу: народ России безропотно согласился с тем, что все добро громадной России якобы имело тот же вес, что и состояние мелкого отечественного миллиардера Черномырдина! По прошествии 15 лет можно, конечно, написать немало злых слов и о грабительской сущности новой российской власти, и о глупости народа, и о продажности политиков, ученых и журналистов, не обеспечивших свой народ правдивой и доходчивой информацией о том, что и кем творилось в его собственном доме. Однако более продуктивно подумать о том, что все же можно сделать сейчас для того, чтобы за снятую перед грабителями шляпу наши потомки не презирали трусливых и безмозглых отцов. Вариантов не так уж и много. Отмена результатов незаконной приватизации 90-х годов способна дезорганизовать хозяйственную деятельность в России, а бесчисленные судебные разбирательства создадут обстановку гражданского хаоса. Об этом наверняка мечтают лидеры ряда политических партий, но для народа России очередной передел собственности может спровоцировать необратимый развал государства. Можно заплатить, как предлагают некоторые доброжелатели, всем гражданам, имевшим право на получение ваучера, по его номиналу, но в долларах США, т.е. по 260 тыс. руб. - наличными либо в виде государственных долговых обязательств. Но в стране сейчас нет свободных 1,5 трлн. долларов и в ближайшие годы не будет; более того, эмиссия даже 1% от указанной суммы приведет к всплеску инфляции, и вся затея неминуемо обернется очередным финансовым крахом и обманом населения, которое, и так уже достаточно обозленное бесперспективностью жизни, в отместку может просто поднять на вилы всю российскую власть, не разбирая правых и виноватых. Оставить же, как решил за народ лично Путин, все как есть и простить все прошлые экономические преступления - это означает согласиться с отсутствием у нынешних поколений россиян элементарного человеческого достоинства. Не говоря уж об очевидной моральной ущербности подобной позиции, она совершенно невыгодна России и с общей экономической точки зрения: наличие еще не забытой обиды у большинства населения за былой отвратительный грабеж, организованный отечественной же властью, не способствует сплочению народа и его мобилизации для решения труднейших проблем будущего выживания и развития государства. Ваучерный обман народ не простил и не простит и потому честно работать под руководством нынешней власти не будет. И не видать тогда России ни технологического, ни социального прогресса, ни даже элементарной стабилизации нынешней отсталости.
   Предлагается, по мнению автора наименее болезненный для общества, вариант частичного восстановления социальной и экономической справедливости в отношении приватизации бывшей советской госсобственности. Поскольку население России никаким общепринятым в мировой практике способом, к примеру, путем общенационального референдума, не высказало своего мнения о порядке передачи какой-либо другой стороне прав собственности на принадлежавшее только ему общегосударственное достояние, то Парламент России вправе и по закону, и по справедливости вернуться к рассмотрению порядка ваучерной приватизации и ее юридических последствий. По результатам рассмотрения Парламент вправе принять в установленном порядке закон, согласно которому населению страны, охваченному ваучеризацией, в безапелляционном порядке предоставляется (по сути возвращается) в коллективное владение контрольный пакет акций (51%), либо в исключительных случаях только блокирующий пакет акций (35%), либо иной вариант установления соответствующих прав собственности в отношении всех объектов, находившихся на 1 января 1991 года в государственной собственности Российской Федерации в составе СССР, и в дальнейшем сменивших собственника. Соответственно каждому гражданину России (или его законным наследникам), имевшему право на получение ваучера, выдается именная акция как законному владельцу своей личной доли в бывшей российской госсобственности (1/150 млн. от коллективной собственности). Коллективному акционеру наравне с другими руководители каждого ранее приватизированного объекта госсобственности обязаны начислять с установленного вышеупомянутым законом срока дивиденты на специальный счет в каком-либо уполномоченном государственном банке России. Все правовые интересы коллективного собственника на указанных объектах собственности - а они по действующему законодательству очень серьезны - должны представлять специально на то уполномоченные представители Парламента или Президента как избранников народа. Каждый держатель именной акции вправе получать наличными либо в иной форме накопившуюся часть дивидентов (описание соответствующих банковских процедур в масштабе страны я, естественно, опускаю). Владелец именной акции может осуществить ее продажу по усредненному по всем объектам собственности курсу только государству, но не частному лицу, что подразумевается самой процедурой реприватизации. Отметим, что суммы, которые будут накапливаться ежегодно на общенародном приватизационном счете, будут огромными и легко контролируемыми Парламентом, если, конечно, тот не передоверит всю эту кухню Правительству, состоящему из друзей ваучеризаторов. Именно эти народные средства и можно было бы направить на внутреннее инвестирование отечественной промышленности государственного сектора экономики.
  
            -- Решение квартирного вопроса.
  
   Наследственной болезнью социализма является сохраняющаяся недообеспеченность городских жителей самым необходимым для них условием жизни - жилплощадью. С памятных времен правления Никиты Хрущева КПСС на каждом своем съезде давала клятвенные обещания в обозримом будущем обеспечить все семьи горожан, нуждающиеся в жилье, отдельными квартирами - обещания, которые никогда не выполнялись. Очереди на получение квартир длиной в четверть века - это чисто российское явление, которое рациональному европейскому уму понять совершенно невозможно. С заменой социалистических отношений на капиталистические сфера жилищного обеспечения преобразовалась в рынок жилья, на котором никто никому и ничем не обязан. После дефолта 1998 года отечественный бизнес на собственном горьком опыте убедился в том, что ценность в России представляют только земля и жилье, т.е. недвижимость, функциональную стоимость которой обесценить невозможно, тогда как сами люди и договоренности между ними любого уровня никакой определенной ценности не имеют. Восхождение на президентский трон Путина ознаменовалось окончательным выбором российским бизнесом трех направлений деловой активности: экспорт природного сырья, жилищное строительство и спекуляция землей. Банковская система вполне с этим согласилась, поскольку объекты, связанные с указанными тремя направлениями, вполне ее удовлетворяли в качестве осязаемой залоговой собственности, не подверженной к тому же инфляции. Очень быстро старая система обеспечения горожан квартирами трансформировалась в автономный рынок жилья, живущий по своим законам, при которых на первом месте стоит прибыльность деятельности, а полезность в лучшем случае вторична или вовсе не обязательна. Поскольку спрос в жилищном секторе производства намного опережал предложение, увязшее в борьбе за передел сфер влияния, создались условия для роста продажной стоимости квартир со значительным опережением роста строительных затрат. Ажиотаж вокруг оказавшегося очень прибыльным для вложения капитала жилищного сектора производства быстро втянул в свою орбиту целую армию теневых миллионеров, спекулянтов, взяточников, поставщиков нелегальной рабочей силы, которых "крышевали" высшие властные структуры и уголовная мафия. Только за последние пять лет цены на жилье взлетели в 5-10 раз, и городские квартиры (как новые, так и, естественно, старые) окончательно превратились в объекты получения, сохранения и приумножения нетрудовых доходов граждан, а также объекты вложения капитала, в том числе теневого, не менее прибыльные, но более удобные, чем зорко охраняемые конкурентами нефть и наркотики. Отмечу, что с некоторым запаздыванием по тому же сценарию развивается и ситуация с землепользованием, только с еще более ярко выраженным криминально-спекулятивным характером. Сотни тысяч нуждающихся в жилплощади горожан, наивно полагавших, что государство в спекулятивном обмане не только не участвует, но и, напротив, по-прежнему выполняет функции оплачиваемой налогоплательщиками гражданской защиты через БТИ и разного рода инспекции, поспешило притащить на фиктивный рынок уже переставшего существовать доступного жилья свои последние сбережения. Их деньги перекочевали в карманы армии аферистов в обмен на липовые бумажки договоров, лицензий и гарантийных обязательств, а иногда и просто под "крепкое слово русского купечества". Теперь обманутые дольщики регулярно ходят толпами к Белому Дому и другим бастионам российской власти с требованиями защитить их интересы, не желая понять, что значительная долю (примерно треть) их денег похитило алчное чиновничество, к которому они и обращают свои мольбы о заступничестве.
   Сфера строительства жилья потеряла свое единственно приемлемое предназначение в качестве основного средства жизнеобеспечения. Теперь она во все возрастающих масштабах используется для извлечения сверхприбылей, в качестве канала для отмывки теневых капиталов, а также для легализации незаконной или неоправданной экономическими потребностями миграции. В первых двух случаях ценовой беспредел как раз является стимулом для вложения денег, а в последнем решающим обстоятельством является сама возможность для провинциалов и южан с деньгами поселиться в мегаполисах и тем самым получить возможность расширить свой бизнес, в большинстве случаев самим мегаполисам не нужный или даже вредный. Ценовой беспредел таковым представляется только местным жителям, а для приезжих это всего лишь неизбежные траты при натурализации в чужих городах наравне с бесчисленными поборами и взятками. Борьба с ним в условиях господства установившейся в России насквозь коррупционной системы управления невозможна, поэтому все нижеследующие предложения адресуются к той новой системе управления страной, которая будет функционировать в течение переходного периода. Стопроцентное обеспечение горожан достойным жильем и снижение цен на него - задачи взаимосвязанные, решаемые с помощью реализации единого комплекса централизованных мер финансового и административно-принудительного характера. Эти меры непосредственно вытекают из характера описанных выше негативных процессов, преобладающих сейчас в жилищной сфере, и призваны свести их на нет.
   1. Законодательное закрепление императивного принципа: "Одна семья - одна квартира".
   Соответствующим закону будет считаться занимание одной семьей одной квартиры. На момент его введения все исторически сложившиеся отклонения от данного принципа в реально существующем жилом фонде пересмотру не подлежат, но в дальнейшем его нарушения допускаться не будут, за исключением случаев, связанных с особой государственной, медицинской и иной необходимостью, что должно быть строго оговорено в упомянутом законе. Цель закона - прежде всего пресечь "нецелевое" использование жилищной сферы в качестве объекта для сохранения или отмывки капиталов и вернуть ей прямое функциональное назначение.
   2. Реформа системы налогообложения в жилищной сфере.
   Требуема налоговая реформа должна быть проведена одновременно с изменением жилищного законодательства. Налоги на сверхнормативное жилье, находящееся в частном владении одной семьи или одного собственника, равно как и заведомо сверхнормативное количество жилой площади, приходящейся на одного жильца, должны быть установлены на таком уровне, что содержание излишков жилья в собственности должно в течение короткого времени (не более трех лет) привести данного собственника к решению о необходимости избавления от этих излишков. С другой стороны, налоги на нормативное жилье в собственности должны быть сведены к минимуму либо отменены совсем. Указанная налоговая реформа будет способствовать быстрейшему оттоку теневого капитала из жилищной сферы, равно как и размораживанию легальных капиталов всех форм, задействованных в непроизводительной сфере недвижимости, а также стимулированию процесса добровольного высвобождения имеющихся излишков жилплощади.
   3. Обязательное декларирование доходов при покупке жилья.
   Данная мера необходима именно потому, что взлет цен на квартиры реально отсек от рынка жилья подавляющее большинство законопослушных потенциальных покупателей квартир, которым они нужны только в целях надлежащего жизнеобеспечения расширяющихся семей. Декларирование очевидно затруднит покупку жилья на подставных лиц, лицами с криминальным прошлым, а также любыми участниками теневого бизнеса - как хозяевами, так и наемниками, получавшими зарплату в конвертах без налоговых отчислений с нее.
   4, Временный запрет на покупку жилья за счет средств из зарубежных источников, в том числе из стран СНГ.
   Данная мера рассматривается как вынужденная, необходимая для перекрытия возможных обходных каналов в нарушение требований пп.1-3. Действительно, проверить декларацию о происхождении средств, заработанных на территориях вне России, практически невозможно, за исключением лиц, направленных на работу за рубеж государством, на которых запрет распространяться не должен. Данное ограничение также серьезно ограничит возможность для нежелательных мигрантов натурализоваться через покупку квартир в крупных городах России, дезорганизуя местный бизнес и создавая для него неоправданное конкурентное давление извне.
   Уже одних только перечисленных выше мер будет достаточно, чтобы сформированный на сегодня рынок жилья начал стремительно изменяться и количественно, и качественно. Содержание излишков жилой площади станет невыгодным, и его собственники начнут от него избавляться. Цены быстро пойдут вниз и установятся на том уровне, который окажется приемлемым для коренных жителей городов: стоимость средней квартиры не должна превышать той суммы, которую трудовая семья может скопить за пять лет путем экономного расходования зарабатываемых средств. Из строительной сферы начнут уходить новообразованные фирмы, не имеющие надлежащего опыта работы, опытных кадров с минимальным количеством неквалифицированных мигрантов, да еще финансируемые теневым капиталом. Их место займут государственные строительные кампании с проверенным кадровым составом и прозрачными источниками финансирования, работающие по разумным государственным расценкам, привязанным к покупательной способности населения городов. Приток свободной жилплощади на первичном и вторичном рынках жилья позволит в кратчайшие сроки погасить все старые задолженности по обеспечению жилплощадью законных очередников и приступить к реализации программы "Каждой новой молодой семье - отдельную квартиру!" на условиях вполне доступной и необременительной ипотеки: жилье - сейчас, деньги - потом. (В настоящее время, как известно, господствует принцип обмена денег на жилье, описанный Ильфом и Петровым в "Двенадцати стульях", да и то при отсутствии гарантии поставки стульев - т.е. оплаченных квартир). В приобретении жилья по разумным ценам, в том числе и на вторичном рынке недвижимости, будет участвовать также и администрация городов. Тем самым она сможет решить задачу формирования свободного жилого фонда в муниципальной собственности, что позволит оперативно решать все проблемы любых категорий нуждающихся в жилплощади и, что немаловажно, создать централизованный фонд гостиничных квартир, предназначенных для долгосрочного поселения приезжих, которым необходимо находиться в городе на срок свыше месяца, поскольку для подавляющего большинства командированных или специалистов, нанятых на временную работу, поселение в дорогостоящих стационарных гостиницах не представляется возможным.
  
            -- Реформа порядка землепользования.
  
   Коммунисты частично оказались правы, когда настаивали на запрете купли-продажи земли. Но дело здесь не в исторических и тем более идеологических аргументах. Рваческий характер новоиспеченной демократии способен извратить и опошлить любые здоровые начинания, даже те, что уже давно апробированы и введены в повседневную жизнь развитых стран. В этих служащих примером для других народов цивилизованных анклавах жизни купля-продажа земли не является почему-то объектом жесточайших идеологических споров, хотя у американцев, французов или немцев собственного патриотизма и любви к святой земле предков отнюдь не меньше, чем у господ Ельцина, Путина и Зюганова. Увы, аморальность современной жизни России наложила свой грязный отпечаток и на такую в общем-то простую по сути проблему, как правовое регулирование процесса землепользования, в том числе при передаче прав на владение земельными участками. Формальная демократизация земельного законодательства, разрешающая продавать и покупать землю, инициировала стремительно развивающийся процесс превращения земли в товар исключительно спекулятивного использования, когда значимость земли как важнейшего природного ресурса жизнеобеспечения оттесняется на второй план ее товарным характером, легко превращаемым в источник извлечения сверхприбыли за счет перепродажных операций либо нецелевого использования. Прямым доказательством сказанного служат воистину бешеные цены на земельные участки в Москве и Подмосковье, прежде не пользовавшиеся особым спросом, а также форменный криминальный беспредел в борьбе за обладание ими. Земли мегаполисов и их окрестностей как магниты притягивают к себе прямых преступников и прочих искателей легкой наживы не только со всей России, но и со всего СНГ, если учесть многочисленность нерусских диаспор, представители которых буквально миллионами концентрируются именно внутри и вокруг мегаполисов, не озабочивая своим присутствием провинциальную глубинку, где, очевидно, просто нечего красть. Ситуация усугубляется поголовной продажностью российского чиновничества, утратившего остатки патриотичности и порядочности и готового продать мать родную всякому, кто много заплатит. Торговлю землей уже не от имени народа, а от своего (!) оно превратило в главный источник незаконного корпоративного дохода, обращая главное внимание не на полезность сделок с земельными участками для населения в целом и самой земли, а на их доходность для собственного кармана. Процесс зашел уже столь далеко и настолько извратил законность и целесообразность землепользования, что меры для борьбы с ним должны быть приняты достаточно жесткие в масштабе всей страны. И не следует при этом обращать внимание на тявканье купленных идеологов в защиту российских спекулянтов как проводников общемировой глобализации, вне которой, мол, Россия превратится в ничто. Всякая конкретная глобализация несет на себе выраженный национальный и региональный оттенки. Есть глобализация на американский манер, на европейский, китайский, исламский. Есть и будет глобализация на русский манер, не менее рациональная, чем умная западная и хитрая китайская, но непременно совместимая с истинно русским жизненным менталитетом, который столь ненавистен нашей условно отечественной элите общества.
   Ситуацию с землепользованием можно вернуть в рациональное правовое русло, если провести ряд административно-законодательных мероприятий, основными из которых, на мой взгляд, являются следующие:
   1. Законодательно запретить продажу и покупку земли по свободным коммерческим расценкам. При этом в масштабе государства установить универсальной порядок государственной кадастровой оценки любых земель с учетом их месторасположения и предназначения. Должно быть предусмотрено периодическое обновление госрасценок на землю, учитывающее инфляцию и иные внешние обстоятельства.
   Строгое исполнение требований данного пункта неминуемо снимет с процесса купли-продажи земли чисто спекулятивную составляющую, являющуюся следствием рыночных отношений, а также специфически российских особенностей их конкретного функционирования
   2. В любых сделках с землей, сопровождающихся сменой собственника, должно особой строкой указываться целевое назначение землепользования. Для его смены необходимо иметь специальное согласие межведомственной комиссии, регулирующей смежные вопросы землепользования с учетом общественной необходимости, экологической допустимости и т.д.
   Данный пункт имеет целью остановить существующий сейчас настоящий беспредел в отношении использования земель для строительства объектов общественного назначения, приносящих выгоду только их владельцам, но не населению. Следует, видимо, законодательно предусмотреть обязательность согласия представителей общественности с решением властей по вопросам землепользования вне зависимости от нахождения данного участка земли в государственной, муниципальной или частной собственности.
   3. При покупке земли юридическими и частными лицами, включая иностранных лиц, предусматривать обязательную их проверку на предмет чистоты происхождения средств и отсутствия претензий к ним со стороны налоговых, банковских и иных учреждений. Использование средств на покупку земли, поступающих из-за рубежа, должно быть строго регламентировано, равно как и перечень земель, приобретение которых иностранцами допустимо.
   Очевидность данных требований следует из особой социальной значимости подавляющего большинства сделок с землей.
   4. Как правило, не должна допускаться продажа земли в густонаселенных районах, в том числе в мегаполисах и вокруг них, с целью использования ее для развертывания чисто этнического бизнеса национальных меньшинств. Для указанных целей может быть применена процедура передачи местными властями участков земли в аренду со строго оговоренными обязательствами со стороны арендаторов относительно характера использования земли.
   Данная законодательно-профилактическая мера позволит существенно снизить опасность возникновения межэтнических конфликтов на почве крайней неравновесности усиливающихся с каждым годом миграционных процессов.
  
            -- Разрыв взаимосвязи инфляции и производства.
  
   Две экономических беды не дают России возможности развиваться как полноценному и самодостаточному государству: это, во-первых, отсутствие собственного развитого промышленного и сельскохозяйственного производства, и, во-вторых, высокий уровень инфляции даже в периоды относительного финансового благополучия. Обычно в достаточно популярных экономических изданиях обе реальные стороны сугубо российского характера рассматриваются раздельно: так их легче анализировать, да и далеко не все авторы усматривают между ними взаимосвязь, отнюдь не лежащую на поверхности. Отставание России в развитии высокотехнологичных не сырьевых производств - это не только признак все увеличивающейся промышленной отсталости и от Запада, и от Востока, но и признак духовной неготовности российского общества к цивилизационному вызову, который бросает нам динамично развивающаяся половина человечества: США и Канада, Евросоюз, Япония, Китай, Индия. Ни ветераны производства, ни молодежь не воспринимают наше позорное неумение работать по-современному как обидное для достоинства народа состояние, а политики и даже правительство уже просто претворяют в официоз это явное равнодушие россиян и к состоятельности их сегодняшнего "Я", и к ответственности за будущее страны. На эту неприятную для российского самосознания тему написаны горы книг и статей, иногда блестящих по сарказму, поэтому автору в данном полемически выгодном направлении не удастся сказать что-либо новое. Зато есть что по существу вопроса - но об этом чуть позже.
   О роли инфляции по своему собственному опыту знают все российские граждане, даже те, кто по роду своих занятий далеки от серьезного осознания экономических процессов в их собственной стране. Еще бы: после инфляции начала 60-х годов при Хрущеве, когда пришлось провести осторожный обмен старых, инфляционных рублей на новые, в течение последующих тридцати лет советский рубль сохранял в целом свою завидно стабильную покупательную способность. Народ верил в надежность национальной валюты и безбоязненно хранил свои трудовые сбережения в Сбербанке, именно ему отдавая предпочтение перед ювелирным золотом в кубышках. С начала 1992 года население впервые после революции 1917 года столкнулось с жестоким хищником под названием гиперинфляция: покупательная способность рубля упала не на десятки процентов, а в сотни и тысячи раз, проглотив без остатка все денежные сбережения граждан от прошлых благополучных десятилетий. Кто и в чем конкретно был виноват - разобрано досконально и в высоких политических сферах, и на кухнях оставленных в дураках миллионов семей. Инфляция 1998 года была инициирована государственным дефолтом: правительство показало собственному народу новый кукиш в виде четырехкратного падения курса рубля, падения столь стремительного, что даже опытные бизнесмены не успели на него среагировать и в одночасье разорились. Деревянный рубль вновь позорно прогорел, поскольку не был обеспечен ни золотовалютными запасами государства, ни горами товаров повышенного спроса; а главная ценность России - углеводороды в виде нефти и газа - имела в то время очень низкую стоимость на мировых рынках, едва покрывавшую себестоимость ее добычи и транспортировки по очень протяженной трубопроводной системе (так, по крайней мере, уверяли нас олигархи, ставшие собственниками недр России после грабительских реформ Чубайса и Гайдара). Следующее после дефолта десятилетие рубль по отношению к эталонным мировым валютам - доллару и евро - сохранял паритет и даже несколько укрепился: по доллару с 32 до 26 руб/долл, по евро с 37 до 34 руб/евро. Однако все прошедшее после дефолта время реальная внутренняя инфляция по официальным, явно заниженным данным составляла в среднем 10%. Цены на отдельные виды товаров и услуг выросли до 10 раз (!) при сохранении их традиционно невысокого российского качества (имеются в виду земля, жилье, услуги ЖКХ, проезд в транспорте). Даже цены на продукты питания выросли значительно более, чем на ожидаемые по официальной отчетности 2-2,5 раза. То, что официальная статистика лжет, легко проверить по реально действующим ставкам по банковским кредитам, объявленная величина которых составляет 15-20%, а реальная и все 50%. Оно и понятно: банки не могут давать деньги заемщикам на убыточных для себя условиях и обязаны здраво оценивать реальную инфляцию. В общем, инфляция - коварное и неизбывное зло современной России, причем она почему-то не поддается регулированию сверху несмотря ни на какие валютные накопления Центробанка и строгости правительственных мер по недопущению эмиссии лишних рублей для обеспечения хозяйственного оборота страны.
   Такое впечатление, что в правительственных кругах России давно сформировалось понимание того, почему бороться с инфляцией в сложившихся в стране социально-политических условиях можно только на словах да с помощью лукавого Госкомстата, который выдает любую цифирь, какую пожелает вельможный заказчик. Именно это понимание и не позволяет правительству приступить к масштабным инвестициям в производство. Что имеется в виду?
   а) Допустим, что нынешний Президент России, вняв настоятельным призывам государственников, даст своему Правительству указание осуществить собственные масштабные инвестиции в промышленность, прежде всего в наукоемкие и высокотехнологичные отрасли, за счет болтающегося без дела в западных банках стабилизационного фонда, ориентировочный размер которого составляет сейчас 300 млрд. долл. Поскольку любое приличное предприятие тянет по современным требованиям к организации производства как минимум на миллиард долларов, то отраслевики быстро убедят Президента, что масштабными хотя бы по российским очень скромным меркам можно называть инвестиции в размере 100 млрд. долл., что эквивалентно 2,6 трлн.рублей по нынешнему курсу. Однако Минфин немедленно выступит против подобного волевого решения, предупредив, что, поскольку вся денежная масса страны сейчас составляет не более 2 трлн. Руб. (15% от ВВП, составляющего 14 трлн. рубю), потребуется громадная дополнительная денежная эмиссия для обеспечения всех совокупных трат, причем одна только ее заведомо наличная часть (в основном в виде зарплаты) составит не менее 400 млрд. руб. - что неминуемо спровоцирует гиперинфляцию и новый обвал экономики, подобный 1998 году, когда необеспеченные государственные заимствования составляли десятки миллиардов долларов. Кроме того, Минфин докажет, что даже инвестиции под локальные проекты в совокупном размере до 10 млрд. долл. спровоцируют дополнительный к нынешнему уровню рост инфляции в размере 10%, не менее, и, следовательно, на планах ближайших лет по росту реального благосостояния населения можно будет поставить жирный крест. И ничего с этими последствиями прогрессивных по смыслу решений поделать нельзя, поскольку финансовая система страны жестко привязана к реально сложившемуся ВВП, а новые современные производства никакого нового продукта в ближайшие годы не дадут.
   б) Президент, приняв к сведению довольно убедительные возражения Минфина, тем не менее ситуацией бесперспективности не удовлетворится и потребует от Правительства найти выход из создавшегося положения. Вроде бы он лежит на поверхности. Действительно, вся беда существования за счет поставок за рубеж сырья в том, что страна отправляет туда реальный доброкачественный продукт (приложив усилия только к его добыче и перекачке к западной границе, что можно осуществлять и без всяких там ученых, конструкторов и прочих высоколобых спецов), не ввозя взамен ничего, кроме тонн цветной резаной бумаги. Мертвый груз Центробанку без надобности, поэтому за нефть, газ, руду и строевой лес государство в основном ничего не ввозит обратно для внутреннего потребления, кроме продуктов да бытовой техники, отбивая охоту к работе у собственных, отечественных производителей. Получается, что ценнейшее природное сырье Россия поставляет на Запад в основном в долг, который исчисляется в виде безналичных банковских счетов да ценных гербовых бумаг. Западу это очень хорошо, поскольку не приходится совершать масштабные даже по западным меркам ежегодные валютные эмиссии на 100 млрд долларов для покрытия российского импорта и тем самым удается удерживать инфляцию в разумных пределах. Напрашивается обидный вопрос: как же так, США и Евросоюз могут сдерживать собственную инфляцию в пределах 3%, покупая ежегодно у мировых экспортеров одних только нефти и газа на триллион долларов ежегодно, а мы из-за каких-то жалких десятков миллиардов неминуемо вылетаем в инфляционную трубу? Увы, увы: доллар США, к примеру, обеспечен реально не более чем на 10%, но зато США являются столпом глобальной финансово-торговой системы и эмитентом ее денежной единицы. Поэтому они имеют право и возможность расплачиваться с сырьевыми дураками, в ряду которых малопочетное первое место занимает наше родное Отечество, компьютерными нулями и векселями, реальная ценность коих в мире сомнительна, а конкретно для России просто нулевая, если говорить о сегодняшнем дне. Мы же с нашим слабым и пока неконвертируемым рублем подобного себе позволить не можем, да нам никто этого и не даст, "опустив" при малейшей попытке осуществления финансовой конкуренции. Путь для нас с точки зрения проблемы превращения природного сырья в нечто осязаемое один, путь вполне естественный и в советское время достаточно апробированный: торговля сырьем на бартерных условиях. То есть за нефтедоллары мы можем закупать целые производственные предприятия, которые Запад будет поставлять нам в готовом виде, "под ключ". При этом, казалось бы, нежелательная эмиссия рублей и не потребуется. Но это только кажется при поверхностном взгляде на дело. При более глубоком и внимательном анализе выявляется множество разных "но":
   - Запад может поставить "под ключ" только само предприятие с его технологической начинкой и документацией; а вот более широкую инфраструктуру его обслуживания все равно придется создавать нам самим: энерго и водообеспечение, канализацию, дороги, сеть десятков и сотен соисполнителей, систему сбыта готовой продукции, наем рабочей силы, ее обучение, и многое, и многое другое. И все это многое придется финансировать рублями, дополнительную эмиссию которых вынужден будет осуществлять Центробанк.
   - Поставка западных производств "под ключ" накрепко привяжет Россию к элементной и ремонтной базам за рубежом, к ориентированию продукции опять же на Запад в силу ее априорной совместимости с западными техническими, торговыми и экономическими требованиями. О технологической независимости России придется надолго забыть!
   - Используя готовое иностранное производство, мы не учимся изготавливать собственное умом своих ученых, инженеров, строителей, рабочих, зато за счет природных невосполнимых ресурсов страны способствуем росту и без того высочайшего западного уровня производственной культуры, заодно помогая Западу решать проблему уменьшения безработицы.
   - Появление в какой-либо отдельной отрасли отечественной промышленности чисто западных производственных мощностей потребует для их обслуживания найма и переподготовки персонала, уровень оплаты труда которого будет существенно выше среднеотраслевого. Возникнет неравенство оплаты труда в самой промышленной системе - факт, безусловно, отрицательный по своим прежде всего социальным последствиям. Так, Россия "угробила" собственное научное будущее, снизив среднюю зарплату научных работников (включая академиков, профессоров и докторов наук!) вдвое по сравнению с работниками топливного и финансового секторов (см. книгу Сергея Валянского "За какие идеи мы умираем", М., 2005 г., с.415).
   Отрицательный эффект от воздействия только вышеупомянутых трех "но" способен перекрыть все плюсы чисто технологического бартера!
   Очень возможно, что все вышеуказанные совершенно объективные и известные всякому образованному экономисту производственно-финансовые тонкости показались Президенту настолько убедительными, что, несмотря на громкий вопль патриотов о необходимости подъема собственной промышленности собственными же руками, Правительство с его соизволения продолжает прежнюю политику широкой поставки отечественного природного сырья в долг западным странам, считая собственное государство совершенно ни к чему не способным отсталым элементом глобального рынка товаров и услуг. Делаются лишь отдельные попытки поднять авторитет президентского протеже Сергея Иванова путем реанимации некоторых производств оборонного комплекса бывшего СССР, чтобы, как заявил сам С.Иванов, начать восстанавливать утраченные позиции на мировом рынке вооружений. Т.е. ставится задача увеличения объема продаж отечественной военной техники в развивающиеся страны (не в НАТО же!). Подо что, спрашивается? Не под технологический бартер, разумеется, а за бананы или все те же баксы, которые Центробанку и без того девать некуда. И вот эта эксклюзивная русская дурь и именуется мудрой долгосрочной экономической политикой российского руководства.
   в) Советники президента наверняка помалкивают о куда более важной и фундаментальной причине, по которой инфляция держит страну за горло, не давая развивать промышленность. Эта причина тем не менее общеизвестна: вопиющее социальное неравенство среди населения России; только его никак не связывают ни с инфляцией, ни с технологической отсталостью. А напрасно! Усредненные показатели благосостояния россиян не говорят ровным счетом ничего и потому не должны использоваться ни экономистами, ни тем более честными политиками, чтобы не вводить общественность в заблуждение. О каких средних показателях можно вести речь в Российской Федерации, если на начало президентского правления В.Путина межотраслевые различия в оплате труда составляли 8,4 раза; дифференциация оплаты труда в банковском секторе составила 30 раз, в сельском хозяйстве 24 раза, в науке и культуре 19 раз? На долю 20% самых обеспеченных жителей России приходилось 47% всех доходов (см. упомянутую выше книгу С..Валянского, с.315), а без труда приобретать для себя товары длительного пользования и объекты недвижимости могли не более 2% населения (там же, с.318); разница между средними доходами бедных и богатых достигала 16 раз (с.323). Интересно, что С. Валянский с известной осторожностью приводит и более шокирующие данные: так, к настоящему времени 70% населения обладает менее 10% всех накоплений, а всего 0,2% владеют 70% национального богатства (с.416). Несмотря на всю очевидную неоднозначность деления населения России на состоятельных граждан и не очень, непреложен тот факт, что малая часть богатого населения обладает в десятки раз более высокой покупательной способностью, чем бедная часть населения, составляющая большинство. Богатый имеет возможность без ощутимых последствий для своего личного бюджета расходов переплачивать за продукты, бытовую технику, услуги, недвижимость. Естественно, отечественный бизнес, как частный, так и государственный, все это прекрасно осознает и постепенно поднимает потребительские цены на одни и те же товары и услуги без какого-либо их качественного улучшения. Если имеются покупатели товара по более высокой цене, то менее состоятельным придется к ним подтягиваться. Российский рынок формирует ценообразование по аукционному принципу: покупает тот, кто больше платит, фиксируя достигнутый максимум цены в качестве стартовой цены для следующих торгов тем же товаром. В этом и заключается инфляционная сущность ценообразования, и решающую роль в нем играет разделение покупателей на богатых и бедных. В России подобное разделение столь велико, что порождаемая им инфляция в разы превышает европейские стандарты да же при полном финансовом благополучии российского государственного бюджета. Правительство России состоит из людей состоятельных, и даже очень; каждого члена правительства в отдельности не волнуют ни инфляция, ни отсталая промышленность, ни вообще какие-либо проблемы своих бедных соотечественников. И уж тем более им не с руки беспокоить подобной информацией занятого Президента страны, каждый день которого расписан по минутам. В России проблемы неравенства и бедности - это исключительно проблемы самих бедных, которые никак не желают понять столь очевидную истину.
   Богатство и криминал в России - всегда кумовья; их интересы тесно переплетены в единое целое, обитатели которого подавляющим большинством остальных менее состоятельных граждан вполне серьезно считаются солидными и успешными людьми, как ни дико подобное звучит для европейского цивилизованного уха. Применительно к рассматриваемой теме напомню, что одна только коррупция повышает совокупную "себестоимость" бизнеса на треть, что и учитывается в конечной отпускной цене товаров и услуг любого содержания и предназначения. Бедных коррупционеров не бывает, поэтому, заставляя предпринимателей вздувать цены самим фактом поборов с них (зачастую под видом вполне законных платежей, в которых для общества нет никакой необходимости), они за счет преступного увеличения собственной покупательной способности вторично дают вклад во все ту же инфляционную составляющую денежного оборота российского рынка. Коррупционер, таким образом, вдвойне опасен для России!
   После того, как выявлены основные источники инфляции в их связи с возможными стратегическими решениями, направленными на развитие внутреннего не сырьевого производства страны, можно приступать к обсуждению мер, позволяющих снизить или убрать совсем инфляционное давление при начале форсированного развития отечественной промышленности, без которого Россия не сможет обеспечить своему населению достойный уровень жизни и хорошие перспективы на будущее.
  
   1. Снижение степени неравенства граждан по доходам и благосостоянию.
   Ситуация, сложившаяся в России в данной социальной области, несправедлива и позорна. "Новые русские" избрали для себя жизненным идеалом богатые США, при этом как бы забыв о том, что именно в США нет ярко выраженного неравенства среди работников примерно равной степени квалификации в своих областях деятельности, но совершенно разной степени общественной ответственности. Так, месячный оклад госсекретаря Белого Дома К.Райс составляет около 16 тыс. долларов, оклад офицера нью-йоркской полиции 10 тыс., оклад профессора университета 8-10 тыс. Как говорится, почувствуйте разницу с российской действительностью! Зная низкий моральный и интеллектуальный уровень отечественной экономически успешной части общества, вряд ли приходится сомневаться в том, что эта "элита" в массе своей не согласится добровольно умерить свои хищнические аппетиты, если дело дойдет до обсуждения Общественного Договора, а коррупционеры вообще по определению боятся не укоров совести, а плетки. Выровнять личные доходы необходимо существенно: чтобы разница в оплате труда по максимуму не превышала 5-10 раз, что, кстати, довольно последовательно реализовывалось в СССР. В государственном секторе указанное выравнивание осуществить достаточно просто - было бы желание! Личные доходы в частном секторе регулировать возможно через введение (по сути возвращение действовавшей ранее) прогрессивной шкалы налогообложения, по которой в зависимости от величины личного дохода подоходный налог варьируется, к примеру, от 10 до 90%. Конечно, во всем должна соблюдаться мера, причем мера, основывающаяся на представлениях о справедливости порядка распределения материальных благ. Например, высокими налогами не должны облагаться гонорары творческих работников, государственные премии, единовременные пособия и выплаты, в том числе страховые. Имеется достаточно апробированных за рубежом способов определять уровень скрытых от налогообложения доходов, в том числе по совокупной стоимости предметов быта в квартире и даже по набору продуктов в холодильнике. Заведомо намеренная неуплата налогов должна, как это принято на Западе, без всякого снисхождения к общественному положению неплательщика караться вплоть до солидного срока лишения свободы с соответствующей информацией в СМИ и даже ТВ. Конечно, могут иметь место отдельные успешные попытки нелегального вывоза капиталов за рубеж, без уплаты соответствующих налогов. Так поступали в свое время дикие олигархи ельцинских времен, так поступают и до сих пор многие и многие акулы "отечественного" бизнеса. Очевидно, введение прогрессивной шкалы налогообложения подтолкнет к подобной практике новые сотни и тысячи владельцев теневых капиталов, причем большинство из них предпочтет выехать за рубеж на постоянное жительство, не расплатившись с государством. Что же, государство имеет достаточно международных рычагов, чтобы взять с неплательщиков положенное по закону. На них заводятся уголовные дела, в соответствии с которыми обвиняемые российские граждане обязаны явиться в Россию для дачи исчерпывающих показаний или суда. В случае умышленной неявки Прокуратура России вправе потребовать в установленном порядке выдачи страной пребывания укрывающихся в ней от российского правосудия российских граждан. При отказе в выдаче российских граждан для производства следствия и суда, что любят практиковать, к примеру, Англия и Израиль, финансовые претензии России к неплательщикам по заочному приговору российского суда могут быть удовлетворены путем снижения на соответствующие суммы судебных исков государственных долгов России странам пребывания российских осужденных преступников. Положение России в качестве мирового лидера по поставкам Западу углеводородного сырья при наличии необходимой твердости и последовательности в действиях федеральных российских властей способно образумить любых блюстителей либерализма за чужой счет!
  
   2. Ограничение использования предметов роскоши.
   Приобретение объектов и предметов роскоши - это известный еще с древнеримских времен способ вложения и сохранения капиталов, безусловно вредный для общества тем, что имеющие общественный характер происхождения капиталы омертвляются, изымаются из оборота. Капитал - это отложенный трудовой долг, и тратить его на дорогие безделушки безнравственно и несправедливо, а излишний либерализм в данной области имеет явно антиобщественный характер и потому с истинной демократией, как говорится, и рядом не стоит. Кстати, представление капитала в качестве эквивалента трудового долга позволяет понять, почему, к примеру, олигарх не может обладать справедливо обретенным личным капиталом в миллиард долларов: ведь подобный факт означает, что он вправе заставить отработать на себя лично за эти средства 2 тыс. человек в течение 10 лет, выплачивая каждому вполне приличную зарплату по 50 тыс. долларов в год. Представление о том, что этот самый олигарх лично наработал столько, сколько способны сделать за десятилетие 2 тысячи вполне квалифицированных работников, от рабочих до профессоров - это нонсенс, социально-экономическая сказка для дураков. Наработать одному столько, сколько смогут 5 человек в общественном производстве, еще возможно, если Бог одарил его недюжинным талантом; тогда остающиеся 99,75% дохода миллиардера - труд присвоенный, причем применительно к России по большей части присвоенный криминальным путем.
   В России стандартные объекты и предметы роскоши составляют в основном большие земельные участки размером с гектар для отдыха вблизи мегаполисов; дачные дома, более похожие на дворцы; огромные квартиры в престижных районах городов; лимузины по цене 50 тыс. долл.; наемная охрана и прочая прислуга, как у средневековых феодалов, и многое другое, включая ежедневное ресторанное питание с вином по цене тысяча долларов за бутылку. Один из новорусских либеральных принципов гласит: "Красиво жить не запретишь!", но в нищей стране от него несет явным криминальным душком. В России бешеные деньги - это прежде всего ловкость ума, соединенная с полной нравственной амнезией. Русские - не японцы, а богатые русские - не третьяковы, и потому вряд ли захотят добровольно расстаться с роскошной жизнью и самой роскошью, провоцирующими инфляцию и государственную несостоятельность, даже ради обеспечения достойной жизни будущих поколений россиян. Поэтому без специальных разорительных налогов на роскошь и деклараций об источниках доходов при покупке любых предметов и объектов роскоши стоимостью, к примеру, 10 тыс долл. и выше, не обойтись. При этом, разумеется, должна быть проведена в масштабах государства соответствующая подготовительная пропагандистская работа по разъяснению настоятельной необходимости реформы налогообложения доходов граждан.
   Не оправданные общественной необходимостью денежные расходы, также вносящие существенный вклад в инфляционные процессы, характерны и для большинства населения со средним и малым достатком. Высокие внутренние цены на нефтепродукты, газ, электроэнергию при очень низкой доходности слаборазвитого общественного производства подталкивают все ценовые индексы вверх, заставляя общество, зарабатывающее деньги честным трудом, ограничивать свои жизненные интересы исключительно проблемами выживания семей и обеспечения их хотя бы элементарной едой. Очевидно несправедливо и алогично, чтобы в стране, располагающейся в седьмом десятке стран по уровню благосостояния своих граждан и при этом являющейся крупнейшим мировым экспортером углеводородов, внутренние цены на бензин и солярку были близки к европейским. Подобный ценовой либерализм с точки зрения мобилизации внутренних экономических ресурсов абсурден, если не сказать большего, а политика невмешательства российского руководства прямо способствует дальнейшей деградации всей российской несырьевой экономики (да и сырьевой тоже, о чем будет сказано подрорбнее ниже). Внутренние цены на энергоносители должны быть в разы ниже мировых - и наша страна вполне может себе это позволить. Если подобная политика не соответствует правилам ВТО - значит, России пока невыгодно находиться в этой международной организации, что бы там ни говорил господин министр Греф. Выгоды из провидением Божьим обретенного нефтегазового благоденствия должно иметь все общество и все граждане в отдельности, а не вороватые владельцы сетей бензоколонок.
   50% -й импорт продовольствия - позор для исконно сельскохозяйственной России. Ее громадные просторы с малой плотностью населения создают идеальные условия для развития молочного и мясного животноводства. Даже сейчас, в условиях намеренного развала сельской жизни, такие гигантские мегаполисы, как Москва, вполне могут полностью снабжаться отечественными, экологически приемлемыми молочными продуктами. Убийственная для организма человека, и прежде всего детского, консервация в расчете на многие месяцы хранения молочной продукции западноевропейских стран необходима им вследствие удаленности и сложности доставки товара потребителям, а также вследствие замедления сроков реализации в торговых точках из-за неизбежно высоких розничных цен. Ненужную потребителю дорогостоящую тщательную упаковку и долговременную консервацию молочной продукции, вредную для здоровья, сам же российский потребитель и оплачивает! Напротив, молочные продукты из Владимирской, Ярославской и Костромской областей, а также из Беларуси вполне могут обходиться без глубокой консервации, поскольку от момента изготовления до момента потребления проходит всего 2-3 дня. Зачем, спрашивается, нашим детям кушать надежно протравленные голландские йогурты со сроком хранения до полугода, когда вокруг текут собственные натуральные и чистые молочные реки с творожными берегами? Подобный нелепый и вредный для страны бизнес выгоден только предпринимателям, делающим барыши на импорте. Если правительство этого не понимает, то это уже не Правительство большого цивилизованного государства, а сборище случайных дураков; а вот если понимает - то это уже целенаправленная политика, за проведение которой некоторым министрам положено обозревать отечественное небо в клеточку.
  
   3. Государственные инвестиции в живой труд.
   Общество, реально желающее поднять свой промышленный, жизненный и вообще цивилизационный уровень, обязано потребовать от государства в лице его высшего руководства избрать курс на резкое усиление регулирующей роли государства во всех значимых областях гражданских взаимоотношений, преследуя во внутренней и внешней политике национальные интересы именно всего народа как целого, для обслуживания интересов которого оно, собственно, и существует. Интересы отдельных российских граждан любого общественного положения, равно как и интересы любых иностранных государств и организаций должны рассматриваться в качестве вторичных, подчиненных главной задаче переходного периода. И только в последнюю очередь следует учитывать разного рода общеполитические, идеологичесике и иные международные декларации, совершенно бессодержательные без их привязки к конкретным национальным жизненным условиям и менталитетам. До формирования глобального, общемирового менталитета человеческого населения планеты Земля, как показывают футурологические оценки, нас отделяет дистанция в два столетия, в течение которых вступят в жизнь не менее шести новых поколений землян. Но уже сейчас совершенно определенно можно сказать, что новый мировой и духовный порядок не будет иметь ничего общего с "американским образом жизни" и американской политической однополюсностью. Любить Pax Аmericana никому не возбраняется, но жить в России по американским законам нельзя, равно как по израильским, или исламским, или китайским. Сказанное не означает, что все иностранное нам необязательно и даже вредно. Наиболее сильной стороной успешных стран Запада и Востока оказалась проводимая ими политика форсированного роста государственных инвестиций в "живой труд", иными словами, в людей труда, без чего все достигнутые ими технологические высоты и степени благосостояния были бы невозможны. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на мнение политолога А.Галкина: "Как свидетельствует опыт, эти инвестиции нельзя сводить к традиционным вложениям в образование, здравоохранение и структуры, обеспечивающие возможность саморазвития и профессионального совершенствования рабочей силы. Требуется гораздо большее: создание и поддержание инфраструктуры культурного общения, гарантии стабильности положения, признания общественной значимости трудового вклада и обеспечение его адекватной компенсации. И это отнюдь не благотворительность, так как по своей эффективности подобные инвестиции превосходят любые другие капиталовложения" ("Россия. Политические вызовы XXI века", с.38-39). Ничего подобного в России сейчас не наблюдается и, что очень опасно для ее будущего, и не планируется. Создается впечатление, что интересы нынешней федеральной власти лежат вне собственного государства, которым они вынуждены управлять или, по крайней мере, делать вид, что управляют. Высокотехнологичные производства приведены в упадок; квалифицированные кадры ищут и находят работу на стороне и теряют свою настоящую квалификацию; наука как организованная, интеллектуальная сила фактически перестала существовать; престиж производственных специальностей среди молодежи крайне низок; преподавательский состав состарился и деградировал в невыносимых условиях повального хамства и рвачества. Спасать нужно не производство, а самих производителей; именно на них и нужно направить инвестиции государства, валютные и рублевые одновременно. Если при этом пп.1 и 2 будут реализовываться в масштабах государства, то инфляция экономике страны не грозит, а ветераны совместно с молодежью смогут без помех начать работать над реальным восстановлением необходимой производственной инфраструктуры после ее уничтожения в ходе войны режима Ельцина против собственного народа и государства.
   Практика поставок российского сырья странам Запада и Востока в долг, т.е. за виртуальную валюту, должна постепенно смениться естественным бартером. Если Запад не сможет либо не захочет поставлять нам в обмен на нефть и газ то, что действительно необходимо России, то поставки должны быть снижены либо прекращены вовсе. Природные углеводороды значительно весомее ограничительных мер Конгресса США в отношении экспорта технологий и уж тем более весомее политических инсинуаций Европы в лице ее неимоверно расплодившегося союзного чиновничества. Если умерить аппетиты отечественной непроизводственной элиты всех мастей и оттенков, то Россия сможет и вообще обойтись без широкого экспорта природного сырья, ограничившись традиционным и взаимовыгодным обменом того сырья, которого у нас в избытке, на то сырье, что у нас является дефицитным. На одном только личном автотранспорте можно сэкономить колоссальные средства. Действительно, если 50 миллионов российских семей откажутся в течение пяти лет менять по необходимости свои старые автомашины на новые, преимущественно иномарки по цене 30-50 тыс. долларов за штуку, согласившись ездить на новых, но только отечественных автомобилях по цене всего лишь 10 тыс. долл., то экономия страны составит более одного триллиона долларов, т.е. два полновесных ВВП! Сравните, господа, 26 триллионов реально сэкономленных рублей, которые могут уйти к западным автопроизводителям или осесть на счетах и в карманах ненасытных отечественных лидеров бизнеса, и 2 трлн. рублей, которые полностью обслуживают весь товарооборот страны. А если добавить сюда потери от импорта авиатехники, кораблей, компьютеров, бытовых приборов и прочей оснастки современной человеческой жизни - то станет очевидным, что России поставки ее нефти и газа за рубеж следует осуществлять только по очень большой и настоятельной просьбе соседей, не говоря уже о наличии большой государственной выгоды. 10% в доходной части бюджета страны от экспортных поставок сырья - это вполне разумный максимум; все остальное страна способна зарабатывать умом и руками своего народа, а также за счет традиционной жизнестойкости духа, который еще не совсем испарился из русских сердец. Значительную часть сэкономленных средств необходимо немедленно инвестировать в людей труда, прежде всего в молодые кадры высокотехнологичных производств. Имеется и еще один значительный резерв "живого труда": это те сотни тысяч научных и высококвалифицированных технических работников, покинувших Россию в поисках достойных их высокой квалификации работы и соответствующих заработков или просто из-за невозможности терпеть более моральное унижение со стороны обнаглевшего новорусского хамства. Если новая российская власть развернется лицом к действительно насущным проблемам страны, то ей имеет прямой смысл обратиться с призывом к соотечественникам за рубежом вернуться на родину и включиться в работу по созиданию нового отечественного научно-технического потенциала, который позволит обеспечить достойное существование настоящих и будущих поколений всех российских граждан. Откликнутся, конечно, далеко не все. Не беда: те, кто вернутся в свое родное отечество для участия в реальной производительной работе, а не спекулятивного делания денег - это истинные патриоты, которым благополучие нации дороже собственно. Только от людей с таким умонастроением и духом можно ожидать реальной и великой пользы России.
  
            -- Развитие эффективного взаимодействия государственного и частного бизнеса.
  
   Приватизация госсобственности по Чубайсу-Гайдару окончательно разделила отечественный предпринимательский корпус общества на три неравные ни количественно, ни концептуально части. Первую обычно называют олигархическим бизнесом; вторую в свете сказанного ниже уместно именовать национально-ориентированным бизнесом; к третьей следует отнести все виды бизнеса преимущественно спекулятивного и криминального характера. Предложенное деление лучше отражает принципиальные, сущностные характеристики бизнеса, чем общепринятое формальное его деление на крупный, средний и малый.
  
   Олигархический бизнес
  
   Российским гражданам уже не требуется разъяснять сущность терминов олигарх и олигархический; всякий безошибочно связывает их с деятельностью таких российских бизнесменов, как Абрамович, Ходорковский, Березовский, Гусинский, Потанин, Дерипаска... Они просто не могли не появиться; в противном случае государственно-политической элите пришлось бы существовать исключительно на унизительно скромные должностные оклады, а целая армия пишущей и говорящей журналистской братии лишилась бы доброй половины своих сенсационных сюжетов из жизни новой русской аристократии, не похожей ни на что западное или восточное. Деловых людей в России, подобных по своему отношению к политике и бизнесу вышеназванной шестерке, насчитывается многие сотни и тысячи; их взгляды во многом совпадают, как у былого дореволюционного купечества высших гильдий, а возможности зависят исключительно от величины капиталов, которыми они распоряжаются. Все они убеждены, что крупный бизнес каждого из них является реальным субъектом российской действительности, интересы которого приоритетны в отношении всей остальной иерархии приоритетов в обществе, включая интересы самой нации и ее государства, где эти большие и малые олигархи изволят осуществлять свой бизнес. Весь остальной народ они считают стадом, которому олигархи и являются коллективными хозяевами. Именно хозяева, блюдя внутри своего круга значимость мнений в соответствии с размерами капиталов, нанимают пастухов своему громадному стаду, которых они на западный манер именуют топ-менеджерами: президента, премьера, министров, партийных лидеров, губернаторов, мэров и прочих более мелких погонял. Раз в несколько лет стадо гоняют на избирательные участки, где оно ставит своими копытами галочки на бумажках с именами главных пастухов, заслуживших высокое доверие хозяев. Все эти хозяева очень не любят вспоминать свое прошлое, в котором много темных мест, и никогда не дают объяснений по вопросу о происхождении своих великих капиталов. Разумеется, пастухи тоже никогда не тревожат хозяев подобными нескромными и вредными для их зарплаты вопросами. Высоких государственных чиновников олигархи откровенно презирают - и есть за что: ведь они должны были бы жить только на то, что им положено за пастушескую работу в виде государственных окладов. Но реально они пытаются жить столь же роскошно, как и олигархи, постоянно клянча у последних всякие подъемные, премиальные, единовременные пособия и прочие подаяния, что с точки зрения интересов стада вполне подпадает под определение коррупции, а для хозяев является неизбежными подачками своим наемникам за верность.
   Государство олигархами рассматривается в качестве источника первоначального капитала и дешевой рабочей силы, а также вооруженной организации, стоящей на страже их собственности в виде земель со всем содержимым недр, предприятий и разветвленной инфраструктуры, прежде всего финансовой, по выкачиванию из всего этого денег. Олигархический бизнес принципиально интернационален, поскольку замыкается на свой собственный интерес, который даже выше личностного, насколько фамильный феодальный герб выше его конкретного обладателя. Фактически современная олигархия вернула Россию в далекое Средневековье, когда государство состояло из множества замкнутых феодальных вотчин, живших своими внутренними интересами и объединявшихся только для отражения какой-либо угрозы собственному благосостоянию, но отнюдь не национальному. Олигархи никогда не потерпят в своей среде национально-ориентированный бизнес, корни которого и обозримые перспективы находятся именно в России, а не в США, Англии или Израиле. Олигарх Абрамович, бывший теневой спонсор ельцинской администрации, покупая за бешеные бабки английский футбольный клуб "Челси", заботился только лишь об интересах своего личного капитала, но никак не об интересах того народа, трудом которого это капитал и был создан. Современный же русский купец всегда держит в уме, кому именно он обязан своим экономическим успехом, и не путает русский Божий дар с подгорелой лондонской яичницей.
  
   Национально-ориентированный бизнес
  
   Это бизнес, ориентированный на сугубо российское производство и извлечение прибыли за счет реализации произведенных товаров и услуг прежде всего на территории России. Конечно, он несет на себе родимые пятна того экономического и правового бедлама, в котором он зарождался, но иного не дано: все принципиально честные и законопослушные предприниматели давно уже разорились и переключились на иные сферы добывания средств. У национально-ориентированного бизнеса есть очевидные плюсы: во-первых, он редко ищет доходы за пределами страны не в последнюю очередь именно потому, что там его не хотят видеть как опасного конкурента свои же олигархи, которым всегда не хватает их огромных прибылей, извлекаемых при заинтересованной и весомой поддержке властных структур вплоть до кремлевского уровня; во-вторых, этот бизнес вырос и развивается в тесном контакте с реальной внутрироссийской действительностью, и каждый реально действующий предприниматель приобретает неоценимый деловой опыт высококлассного менеджера; в-третьих, бизнесмены указанного круга ненавидят коррупцию, которая своими поборами создает дополнительную к налоговой финансовую нагрузку на бизнес, снижая его конкурентоспособность, да еще втягивает их в незаконные махинации власти, делая фактическими соучастниками экономических преступлений.
  
   Криминальный бизнес
  
   В советские времена его возможности были крайне ограничены: отлаженная за полстолетия система сыска, жестокость наказаний и, главное, неприятие подавляющим большинством населения самого преступного промысла как способа зарабатывания на жизнь не давали организованной экономической преступности возможности для самоутверждения в качестве заметной общественной силы, поэтому она выродилась в банальное бытовое воровство и бандитизм. Советская экономика была малоэффективна, но зато чиста и по целеполаганию, и по способам функционирования. Политические реформы начала 90-х годов многие называют криминальной революцией: незаконность экономической деятельности и сращивание ее с буквально легализовавшимся уголовным миром приняли столь массовый характер, что впору было заявлять о полной потере Россией своего некогда цивилизованного лица. После завершения процесса передела сфер экономического влияния между большими и малыми криминальными группировками криминальный бизнес приобрел некую респектабельность, предпочитая действовать не через уголовных паханов и их челядь, умеющих только отнимать, а через продажных чиновников, достигая своих целей в основном мирными средствами. В настоящее время можно утверждать, что криминальный бизнес имеет значительное влияние на все экономически и политически значимые сферы российской жизни, часто решающее. Достаточно оценить масштабы криминального нефтяного бизнеса Ходорковского, криминального медиа-бизнеса Гусинского и необозримого по масштабам наркобизнеса, чтобы убедиться в сказанном выше. О масштабах политического криминала говорить не принято, однако господа олигархи Абрамович и Березовский, в свое время завсегдатаи Кремля, много чего интересного могли бы поведать о степени зараженности нравственным СПИДом нынешних кремлевских обитателей. Но и на более низких криминальных уровнях ситуация с экономической преступностью беспросветна. Одни только вопиющие факты массовой подделки лекарств и продуктов питания способны покончить с остатками уважения к российскому бизнесу вообще. При этом министра здравоохранения Зурабова все это лично как бы и не касается, и он по-прежнему омрачает своей физиономией все телепередачи о благородной деятельности Правительства Фрадкова, бросая уже ставшую неприлично длинной и темной тень на самого Президента страны. А лекарства продолжают подделывать и воровать у совершенно беззащитных российских инвалидов...
   Олигархический бизнес без опоры на высшие властные круги работать эффективно не может уже по одной только причине его крупности, когда многие конкретные бизнес-проекты выходят не только за региональные рамки, но и за пределы административных границ государства. Вот пример обычной практики делового "сотрудничества" Кремля и олигархических групп. Если у какой-то страны возникают проблемы с погашением своего долга перед Россией, являющейся правопреемницей СССР, оказывавшему в свое время солидную экономическую помощь десяткам слаборазвитых стран, то расплатиться она может за неимением свободной валюты только своей национальной собственностью, к примеру, предприятиями по добыче полезных ископаемых. Правительству России, однако, эти предприятия не нужны по той причине, что сейчас госсектор экономики в невоенных областях производства практически свернут до нуля. Но тут на правительство выходит какой-нибудь заинтересованный в ресурсах страны-должника олигарх и предлагает взаимовыгодную сделку: российское руководство погашает задолженность при условии передачи данному олигарху в собственность ряда объектов национального производства страны-должника. Если подобная сделка осуществилась, то это означает, что государственные, т.е. народные, российские средства, реально существовавшие в виде государственных долговых обязательств, превращаются в реальную, но уже частную собственность отдельного российского гражданина или группы граждан, в том числе из третьих стран, совладельцев олигархического бизнеса. При этом для подобного прямого способа изымания коллективной собственности у народа без какой-либо компенсации не требуется ни согласия с данным актом самого народа как единственного законного собственника средств, ни депутатов, представляющих его политические и экономические интересы. Олигарх же приобретает интересующие его иностранные объекты производства даром, хотя и на законных с точки зрения международного законодательства условиях. Разумеется, за помощь в осуществлении столь выгодной для него сделки руководящим правительственным чинам причитается солидный гонорар, который правильнее именовать формой взятки. Таким образом, приходится признать, что олигархический бизнес и высшее государственное чиновничество имеют возможность осуществлять деловое сотрудничество на коррупционной основе, не нарушая при этом действующее российское и международное законодательство. И это далеко не единственная схема осуществления подобного преступного по своей сути делового сотрудничества власти и крупного бизнеса за спиной народа. Поэтому можно понять безальтернативную позицию патриота и государственника Рогозина, считающего, что "олигархия должна быть уничтожена как класс. Криминальный бизнес олигархов должен быть национализирован, украденная у государства собственность - экспроприирована" (см. "Враг народа", с.200). Иными словами, со всеми нынешними отечественными олигархами нужно поступить примерно так, как и с нефтяным бароном Ходорковским, имущество которого описали за долги, а самого усадили за решетку.
   В рассматриваемом нами вопросе прямолинейность позиции и ее жесткость не принесут желаемого положительного конечного результата для страны - а только это и оправдывает любую партийную и государственную работу, поскольку в олигархическом бизнесе задействованы многие миллионы российских трудящихся, работающих на правах наемников у частных хозяев. Частично проблему оздоровления экономических отношений между гражданами России решает реприватизация бывшей госсобственности - но только частично. Умный и дальновидный государственник И.Сталин в свое время выдвинул лозунг "Кадры решают всё!", который, став руководством к действию для большевиков эпохи построения социализма, действительно помог решить проблему организации созидательной работы масс в масштабах всей страны, до основания разоренной предшествовавшими длительными и кровавыми усобными разборками между различными группами населения огромной империи. Рогозин предлагает решать проблему восстановления общественной справедливости в части владения госсобственностью большевистскими методами, автор - через демократически-правовые механизмы. Однако реализация обоих предложений неминуемо порождает следующий хозяйственно-политический вопрос: а кто именно будет от имени народа возглавлять все многочисленные конкретные объекты собственности, которые возвращаются под контроль общества и представляющего его интересы государственного руководства? В современном высокотехнологичном производстве "кухаркам" и чистым политикам делать нечего; им должны руководить образованные и опытные менеджеры, профессионально разбирающиеся и в руководстве деятельностью производственных комплексов, и в специфике самого производства. Если отбросить политическое пустозвонство, то следует признать, что такими руководителями могут стать и достаточно эффективно выполнять свои организационно-руководящие функции представители только двух групп населения: интеллигенты, прежде всего научно-технических специальностей, и руководители национально-ориентированного бизнеса. Относительно роли первых в тяжелейшей работе по воссозданию дееспособного российского государственного сектора идеологических осложнений не предвидится. Конечно, их профессионально слабым местом является недостаточность организационных навыков, но данный недостаток постепенно устраняется как ускоренной переподготовкой, так и обретением требуемых навыков в процессе самой повседневной работы. Более серьезным осложнением является солидный возраст тех интеллигентов, что смогли сохранить знания и способности к честной работе в период торжества отечественного варварского демократизма. К сожалению, 15 выброшенных из производственного развития страны лет - это слишком много, фактически на пределе выживаемости государства как субъекта цивилизации высокого уровня. Цвет зрелой и наиболее работоспособной интеллигенции, имевшей возраст от 40 до 50 лет в 1990 году, к настоящему времени уже успел в основном пополнить ряды пенсионеров, а то и покинул здешний мир (напомню, что средний возраст жизни российских мужчин до сих пор не дотягивает до 60 лет!). Неокрепшая психика интеллигентов более молодых возрастных групп за полтора десятилетия интеллектуального варварства серьезно деградировала, поэтому ждать стопроцентной отдачи от их деятельности на благо всего государства не приходится. О созидательных возможностях современной молодежи можно вести речь только с большими оговорками хотя бы уже потому, что уровень ее реального образования в условиях всеобщего развала системы высшего образования и фактической его профанации вряд ли отвечает современным требованиям, предъявляемым к руководителям производства и ИТР. Таким образом, одними кадрами интеллигенции никак не обойтись, и привлечение к работе в государственном секторе опытных представителей частного сектора не только желательно, но и просто необходимо. Талантливым предпринимателям вне зависимости от размаха их частного бизнеса могут быть предложены более заманчивые по деловым возможностям руководящие должности при подразумеваемом условии полного отказа от теневых методов обеспечения интересов теперь уже государственного бизнеса. Как известно, подобная практика в период подъема промышленности страны в тридцатых годах прошлого века была большевиками полностью исключена по чисто идеологическим соображениям узкопартийного характера. Но в современный переходный период идеология у всех государственников должна быть одна: вывод России из кризиса усилиями всего общества, невзирая на разнообразие политических предпочтений и социальных ориентаций. Любой полезный труд в данном направлении будет всячески приветствоваться и поощряться; любые устремления противоположного направления будут нейтрализоваться государственной властью любыми законными методами, и прежде всего экономическими.
   Частные предприниматели также должны и реально могут получить дополнительные стимулы для развития своего бизнеса в случае активного подключения к деловому сотрудничеству с бизнесом государственным. Сосуществование и совместное развитие обоих секторов производства - государственного и частного - следует признать наиболее эффективной и демократичной формой ведения национального хозяйства. "Демократический социализм" в указанном узком, деидеологизированном понимании позволяет развязать все запутанные узлы в деле полного раскрепощения деловой активности в обществе, за исключением, конечно, тех ее форм, которые откровенно паразитируют на общественном благе ради достижения своекорыстного личного. Российское общество на собственном горьком опыте вполне убедилось, что социально-политические крайности в виде полного отсутствия свободы - тоталитаризма - и крайнего либерализма - анархии - совершенно неэффективны с точки зрения развития благосостояния общества в целом. Но столь же неэффективна и бездумная их смесь - и российскому обществу эпохи Путина еще предстоит это в скором времени осознать, когда нефтегазовый наркотик в импортной упаковке перестанет оказывать взбадривающее общественный организм действие. Зачем же, спрашивается, честным государственникам и честным частникам дожидаться, пока отравление их собственной страны зайдет столь далеко, что болезненная ломка от радикального лечения сделается неизбежной? Ведь страна принадлежит прежде всего им, а не только Путину со товарищи, Абрамовичу энд компани и ворам в законе, которые в истинном величии общенародной России не видят для себя лично ни перспектив, ни самого смысла.
   Русские отличаются умением транжирить человеческий капитал, наплевательски относясь к любым проявлениям талантливости и неординарности, и предпочитают подчинение господствующей идеологии или же просто холуйство перед властью ценить выше действительно деловых качеств личности. В указанной поганой традиции с явным национальным оттенком усматривается одно из объяснений постоянно повторяющегося запаздывания России в своем развитии по сравнению с умным и расторопным Западом. Увы, но дураки и дороги - две неизбывные беды нашей Родины, и пока общество всерьез не изменит своего отношения к традиции выдвижения на руководящие "посты" всех уровней людей, от природы бесталанных, но умеющих пробивать себе дорогу наверх бесстыдным низкопоклонством и холуйством, полоса невзгод будет длиться нескончаемо. В тридцатых годах не слишком образованному Иосифу Джугашвили не понравился умный и образованный маршал Михаил Тухачевский, который по всем статьям превосходил маршалов Ворошилова и Буденного, лизавших сапоги своему вождю. Тухачевского расстреляли, а руководить Западным военным округом поставили дуролома Дмитрия Павлова, фронт которого с начала войны с фашистами сумел за первые двадцать дней пробежать в направлении Москвы 600 км! Павлова тоже расстреляли. В одном из оборонных КБ работал талантливый инженер Сергей Королев, специалист по ракетной технике. На его беду, это КБ курировал опальный маршал Тухачевский. Королева, естественно, тоже забрали, но расстрелять то ли забыли, то ли поленились. Чудом оставшийся в живых зек Королев создал отечественную школу космонавтики, по тем временам лучшую в мире. А где бы эта наша хваленая космонавтика была, если бы не чудо? Нет вот сейчас другого отечественного Королева - и наши старые ракеты еще королевской конструкции возят на орбиту американских туристов да съестные припасы для орбитальной международной станции. Современный безусловно талантливый менеджер мирового уровня Михаил Ходорковский сидит сейчас в тюрьме или в лагере как неандерталец российского розлива. По закону сидит он, конечно, за дело и копит от безделья зло на идиотов, разрушивших целую корпорацию "Юкос", создать которую стоило немалых трудов не одному Ходорковскому, а десяткам тысяч работящих русских мужиков. Но ведь даже дьвольски ненавидевшему талантливых людей Лаврентию Берии хватило все же ума рекомендовать Сталину зека Королева в качестве руководителя отечественной космической программы важнейшего оборонного значения. Так неужели для Ходорковского, умного, образованного и талантливого человека, нельзя было найти иного способа искупления своей вины, как только длительная отсидка в заключении за счет налогоплательщиков, которым он и так слишком много недоплатил из доходов "Юкоса"?
  
   4.3. Некоторые вопросы внешней политики России в переходный период.
  
   Российской государственности необходима здоровая прагматичность во взаимоотношениях со всем остальным миром - но только при условии первичности национальных интересов России как государства всего народа, а не отдельных привилегированных его групп и тем более личностей. В переходный период подразумевается именно подобная генеральная политическая линия поведения нового российского руководства и во внутренней, и тем более во внешней политике России. С позиций указанного общеполитического императива лоббирование государством интересов частного отечественного бизнеса за рубежом - вещь вполне допустимая, но при условии, что интересы этого бизнеса не расходятся с интересами государства как представителя всего народа. Прибыльность внешней экономики для России не самоцель, а лишь средство для ускорения решения ее внутренних социально-политических и экономических проблем. Если, к примеру, высокая прибыльность российского нефтегазового экспорта используется Россией в основном для инвестирования производства все тех же потребителей нефти и газа за рубежом, то подобная внешнеэкономическая политика конкретного российского руководства безусловно вредна для настоящего страны и бесперспективна для ее будущего. Кроме того, если свои нефтедоллары Россия оставляет на Западе, не имея якобы возможности инвестировать их в развитие собственного производства, то, спрашивается, зачем звать западных производителей на отечественный рынок, предоставляя им льготные по сравнению с отечественными производителями условия для экономической деятельности? Коррупция, как известно, процветает не только в России, но и во всем мире; однако следует признать, что откровенное финансирование деятельности иностранных производителей на собственной территории, да еще фактически за счет средств от продажи невосполнимых национальных природных богатств - это уж слишком для любого бессовестного правительства. Еще один пример антинациональной политики якобы национального правительства России - это его выходящее за рамки разумного радушие и гостеприимство в отношении миллионов иммигрантов, бороздящих страну вдоль и поперек не только без каких-либо разрешительных документов на пересечение государственной границы, но даже и без документов, удостоверяющих личность человека. Они у нас что-то строят, что-то производят, чем-то торгуют, даже чем-то кормят нас в ресторанах и кофе, не имея при этом не только специального образования и профессиональных навыков, но и подчас вообще какого-либо образования кроме нескольких десятков исковерканных русских фраз для бытового общения. В Россию валом валят нищие безработные из нищих соседних стран, понижая и без того ужасающе низкий цивилизационных уровень российского народа. Зато Россией откровенно брезгуют высококлассные специалисты высокотехнологических производств из богатых стран Запада, хотя проблемы безработицы присутствуют и у них.
   Действительно национальным правительством России все перечисленные проблемы решаются если и не просто, но разумно, последовательно и в интересах подавляющего большинства населения. При этом никаких законных претензий к нам со стороны иностранных государств возникнуть не может, поскольку фактически наша страна уже ничего не должна остальному миру; напротив, даже западные страны по существу являются нашими должниками за потребляемые в долг в огромных количествах ценнейшие российские невозобновляемые сырьевые ресурсы. Народ России вполне может существовать не только без "помощи" остального мира, но и вообще как бы не замечая его существования. Энергетического и иного сырья у нас предостаточно на ближайшие полвека, а то и больше, если прекратить его безрассудный по масштабам экспорт; землей мы также обеспечены лучше всех в мире, и перенаселение нам в текущем тысячелетии не грозит; отечественное сельское хозяйство вполне способно самостоятельно прокормить народ; у нас есть все необходимые ресурсы, и прежде всего интеллектуальные, чтобы организовать производство всех реально необходимых для цивилизованной жизни предметов труда и быта; наконец, даже достигнутый сейчас уровень отечественной обороноспособности способен охладить пыл любого агрессора, которому может не понравиться российская независимость и самостоятельность. Конечно, виртуально рассматриваемый режим разумной самоизоляции ограничит возможности приобретения многих предметов бытовой роскоши - но ведь их и так у подавляющего большинства населения нет и в обозримом будущем не будет; кроме того, их функциональная нужность под большим вопросом: чаще всего обладание ими обусловлено соображениями престижности, которая в свою очередь является рудиментом отжившего аристократизма и барства.
   Но если Россия настолько самодостаточна, то зачем ей брать на себя какие-либо международные обязательства чисто экономического содержания, ставящие ее в зависимость от коллективных решений и действий иных государств, у которых дела с самодостаточностью обстоят много хуже? Зачем ей, например, становиться членом Всемирной Торговой Организации (ВТО), о чем так мечтает министр экономики Греф? Мировой статус этой организации еще ни о чем не говорит. По мнению видного отечественного экономиста С.Глазьева, вступление России в ВТО потребует от нее выполнения ряда условий, основными из которых представляются следующие:
   - повышение внутренних цен на энергоносители до уровня мировых, т.е. европейских;
   - либерализация доступа иностранного капитала на российский рынок финансовых услуг;
   - отказ от государственных субсидий отечественным товаропроизводителям;
   - отказ от защиты конкурентоспособности ряда национальных отраслей промышленности, в частности авиационной;
   - открытие рынка для иностранной рабочей силы.
  
   Уже беглое знакомство с перечисленными требованиями к членам ВТО позволяет однозначно определиться по вопросу о выгодности нахождения в ней России не только в переходный период, но даже и сейчас, когда она управляется только условно национальным правительством. Действительно, повышать внутренние цены на энергоносители - это значит провоцировать рост инфляции, с которой государство борется. Кроме того, этого нельзя делать, поскольку уровень зарплат и вообще жизни россиян значительно ниже среднеевропейских стандартов; а вот существенно поднять их в ближайшее время не представляется возможным, поскольку население не обеспечено условиями для осуществления высокопроизводительного труда. Непонятно, зачем стране нужны какие-то иностранные финансовые резиденты с их валютами, когда и без того отечественному Центробанку уже некуда девать собственные валютные резервы в евро и долларах? Далее, отечественные несырьевые товаропроизводители, в частности крестьянство, и так еле живы после недавней успешной борьбы с ними собственного правительства Ельцина. Широкой конкуренции с иностранцами без государственной поддержки они явно не выдержат и окончательно разорятся, а страна превратится в заурядную колонию цивилизованного Запада и, что еще хуже, Китая. Аналогично, если отказаться от протекционизма в отношении ведущих отраслей промышленности, то это значит отказаться от их национального содержания вообще и, следовательно, от возможности обеспечить собственную молодежь рабочими местами в национальном высокотехнологичном, хорошо оплачиваемом производстве. А Западу российская работящая молодежь и подавно не нужна: там и для своих работы мало. Наконец, открытие широких ворот для притока иностранной рабочей силы может привести к тому, что в крупных городах России китайская, индийская и турецкая речь будет звучать чаще, чем русская. Итоговый вывод однозначен: вступление России в ВТО сейчас или на ближайшую перспективу не только не выгодно в социально-экономическом плане, но и просто опасно для ее элементарного выживания в сильном конкурентном окружении. Членство в ВТО выгодно тем государствам, у которых много денег, но мало ресурсов; а также тем, у которых нет ни того, ни другого, зато имеются серьезные демографические и территориальные проблемы. У России есть и деньги, и ресурсы, и вряд ли они стремительно иссякнут в ближайшем будущем; к тому же нет перенаселенности и территориального дефицита. Что мы тогда ищем в ВТО, точнее, не мы как народ, а его руководители?
   Отказ от вступления в ВТО отнюдь не означает перехода к политике международного изоляционизма. Просто та реальная ситуация, в которой оказалась Россия после распада СССР и пятнадцатилетнего развала собственного производства, диктует иные подходы к решению стоящих перед нею проблем, которые за нее решать не только никто не будет, а, наоборот, зарубежные доброжелатели будут стараться всемерно тормозить процесс выздоровления страны, являющейся потенциально очень мощным внешнеторговым конкурентом. Следует прежде всего заметить, что распавшийся СССР был союзом стран-сателлитов вокруг мощной в экономическом, политическом и военном отношении России, причем все три компонента этой мощи всецело контролировались одной партией - КПСС. Сейчас Россия выглядит в сравнительном отношении намного слабее во всех компонентах, поэтому у ее бывших собратьев по партийно-политическому союзу нет большого желания к объединению в составе какой-либо новой организации, чтобы вновь поблагоденствовать за счет богатого и сильного патрона. Попытки создания нового союза в виде СНГ или объединения восточнославянских государств были заведомо обречены на провал еще и потому, что теперь уже полукапиталистическая Россия не видит и до сих пор в них для себя великого смысла, кроме новых забот. Время абстрактных мировых идеологий уходит в прошлое, уступая место прагматике взаимовыгодности. Молдавия, судя по всему, давно уже сделала выбор в пользу экономического сближения со своими западными соседями, которых поддерживает совокупная мощь Западной Европы. На Украине не прекращаются региональные разборки между востоком и западом, поэтому их участникам не до проблем отношений с Кремлем, который к тому же не спешит оплачивать повальное безделье славянского соседа, заигравшегося в перетягивание каната на майдане - как, впрочем, и Америка. Республика Беларусь заняла по отношению к России позицию сдержанного дружелюбия: президенту Лукашенко ненавистна повальная коррумпированность российского чиновничества, но и Запад вполне определился в неприятии нынешнего белорусского руководства. Сколько продлится довольно оригинальный политический статус-кво - неизвестно, но самоизоляция Беларуси не угрожает вследствие ее наиважнейшего в стратегическом отношении расположения в центре Восточной Европы, в районе сотворенного природой знаменитого "Виленского коридора". Демократические институты в Казахстане и республиках Средней Азии пока что находятся в самом начале своего развития, поэтому никакая определенная политика с нашими бывшими мусульманскими друзьями невозможна, и ее теперешнее содержание можно охарактеризовать как "заинтересованную осторожность". Что касается государств Закавказья, то Россия существенно менее заинтересована в расширении с ними экономических связей, чем они с нами; то же можно сказать и о политических взаимоотношениях, если вспомнить, чем, к примеру, в истории являлись для Армении Турция, а для Грузии Иран. Вывод из приведенного политического мини-обзора однозначен: сейчас новые временные и тем более брачные союзы с бывшими сожителями по СССР России не нужны прежде всего из экономических соображений. Только реальное государственное усиление России способно расставить все взаимоотношения с ее ближайшими соседями на взаимовыгодные и заслуженные места. Естественные и финансово здоровые бартерные условия взаимного товарообмена - вот и все, что нужно соблюдать России в отношениях с финансово несостоятельными соседями, включая и необходимейший "культурный бартер", который правящая страной элита от экономики откровенно презирает.
   Прагматизм отношений с Западом должен основываться на понимании реалий XXI столетия, которые в обозримом будущем вряд ли существенно изменятся. При мирном развитии международной ситуации Россия нужна Западу, прежде всего Евросоюзу, только в качестве поставщика ценных видов природного сырья, в первую очередь нефти и газа. Ни своей наукой, ни культурой, ни тем более образом жизни Россия заинтересовать Запад не в состоянии, и туристическим раем она для него тоже не станет. Здесь все предельно ясно, и никаких иллюзий относительно более тесных отношений с зазнавшимися европейцами и тем более американцами россиянам питать не стоит. А чем Запад интересен России? Он поставляет ей изделия высокотехнологичных производств, предметы роскоши промышленного изготовления и продовольствие в обширном ассортименте, главным достоинством которого является шикарная упаковка. Еще Запад поставляет нам свои идеи и свою культуру. Сейчас все перечисленные виды западных товаров и услуг считаются необходимыми составляющими отечественного импорта, самим фактом своего существования подтверждая российскую безнадежную технологическую и интеллектуальную отсталость. Однако при наступлении переходного периода ситуация может в корне измениться. Импорт изделий высоких технологий будет постепенно ограничиваться по мере развития соответствующего собственного товарного производства, что россиянам вполне по силам; роскошь нам будет без надобности, а продовольствием мы станем привыкать обходиться собственным, сделав исключение для неисправимых гурманов, предусмотрев для них эксклюзивное налогообложение; чужими идеями мы, конечно, не побрезгуем, но только теми, что действительно прогрессивны и полезны - а таковых на Западе не так уж и много; наконец, Россия перестанет быть свалкой культурного ширпотреба. Если теперь здраво подвести экспортно-импортный баланс, то становится очевидным, что необходимость и ценность экспорта на Запад российского сырья неизбежно и намного превысит необходимость и ценность обратного импорта при сохранении практикуемых сейчас бешеных объемов экспорта нефти и газа. Если с виртуального лукавого валютного языка перейти на реальный и честный бартер, который, как известно, и практиковался Советским Союзом в качестве основного способа организации товарообмена в условиях отсутствия обмена валют, то уже в условиях переходного периода Россия может сделаться реальным донором Запада, а тот, в свою очередь, рискует стать неисправимым должником России, поскольку покрыть торговый дефицит ему будет просто нечем. Снабжать Запад ценнейшим и невозобновимым сырьем в долг национальное правительство России переходного периода, естественно, не станет, поэтому экспорт сырья неизбежно будет значительно уменьшен и приведен в соответствие с реальным балансом бартерных поставок. Отмечу, что данный основополагающий для европейской политики (да и мировой тоже) вывод совершенно не зависит от субъективных факторов и является прямым следствием реального натурального обмена ценностями между государствами и их союзами. Не исключено, что подобные логические рассуждения смогли сделать и западные политологи, поэтому и подтолкнули своих государственных руководителей к спешным действиям по свержению власти КПСС. Ведь Западу действительно не улыбалась перспектива неравноправной бартерной торговли с СССР при вполне прогнозируемом новом скачке мировых цен на энергетическое и прочее сырье. Политический авторитет СССР мог бы взлететь до небес в глазах всех развивающихся стран, и баланс сил явно сдвинулся бы в сторону коммунизма русского образца.
  
          -- Россия в двухполярном мире.
  
   Политическая партия реального государственного значения должна выработать определенное понимание проблематики развития России не только на ближайшую перспективу - как принято говорить, от выборов до выборов, но и на перспективу более отдаленную, что необходимо для осуществления разумного политического, экономического и социального планирования того будущего, к созиданию которого эта партия и собирается призывать и мобилизовывать общество. Детализация подобного планирования - большой дискуссионный вопрос современной политологии, причем дискуссионной является сама правомерность его постановки. Действительно, между планированием, прогнозированием и угадыванием будущего проглядываются существенные смысловые различия, из-за чего сам расхожий термин "футорология" не имеет ясного и общепринятого содержания. Подробное обсуждение терминологических проблем выходит за рамки настоящей работы программного характера, однако следует всегда отдавать себе отчет в том, что участники политических дискуссий часто говорят фактически на разных языках, в которых основополагающие понятия и термины имеют совершенно различное смысловое наполнение.
  
            -- Прогнозирование или планирование?
  
   Выдающийся отечественный философ и политолог Александр Панарин при анализе возможного будущего использовал наиболее соответствующий его пониманию предмета термин "прогнозирование", считая, что "предметом глобального политического прогнозирования является качественно иное будущее человечества или будущее как иное" (см. его книгу "Глобальное политическое прогнозирование", М., 2002 г., с.6). Под будущим человечества следует, конечно, понимать иную цивилизацию будущего, которая придет на смену старой. Панарин был убежден, что "будущая судьба человечества обусловлена в основном процессом глобализации" (там же, с.3). Приходится признать, что мода на глобализацию сделалась столь всеобъемлющей в среде философов, политиков и экономистов, что стала восприниматься ими как собственное выстраданное убеждение. Однако обожествленный статус всемерно рекламируемой Западом и поэтому выгодной только ему глобализации есть всего лишь пиаровский продукт с очевидно прагматической политической подоплекой. В действительности содержание будущего обусловлено прежде всего наличными естественными и интеллектуальными ресурсами планеты, а то, что именуют глобализацией - всего лишь заключительный этап старой потребительской цивилизации, которую уместно именовать также нефтяной, поскольку по типу наиболее востребованных ею ресурсов она нефтегазовая, по сути же неограниченно потребительская. Нельзя признать правомерным и утверждение Панарина о необходимости выработки "долгосрочного прогноза глобализации"; утверждение, обязанное своим существованием убеждению в первичности историзма перед планированием. Неизбежность заката нефтяной цивилизации - это банальный факт прогностического характера, а для человечества насущный интерес представляет именно разумное планирование своего поведения в кризисный период смены цивилизаций. Ведь если планирование и само поведение будут неадекватными реалиям планетарного развития и неразумными, то смены цивилизаций может и не произойти вообще, а человеческая история завершится одновременно с исчерпанием ресурсов для поддержания жизнедеятельности цивилизации сугубо потребительского типа. Глобализацию, которую усиленно навязывает всему человечеству Запад, никак нельзя признать прогрессивной и адекватной задаче выживания человечества как целого. Страны Запада, исповедующие модерн во всех аспектах жизни, тяготеют к явному социал-дарвинизму под безликой вывеской глобализации, т.е. к расширению границ обитания и жизненных возможностей для наиболее приспособленных представителей человечества за счет менее приспособленных, которым необходимо потесниться или вообще исчезнуть с лица земли, если они последуют навязчивым жизненным рецептам цивилизованных благодетелей человечества. Именно в этом суть западного и прежде всего американского модерна в политике, экономике, культуре и этике. Безудержное, неограниченное до безумия потребление всего и вся - это тяжелая болезнь олигархической западной элиты наподобие наркотической зависимости, игрового азарта и иных диких страстей. Страсть заменяет осознанность, адекватность и справедливость.
   Почему закат старой цивилизации неизбежен, и невозможно продолжение ее развития в чисто потребительском формате? Специалисты обычно выделяют три основные причины: 1)экологическую перегрузку планеты (ресурсы, загрязненность и т.д.) 2) нравственное вырождение элитарной и массовой составляющих человечества 3) поляризацию "золотого миллиарда" от остального человечества, создающую вопиющее неравенство уровней жизни. Однако действительно основная и определяющая причина одна: энергетические и интеллектуальные ресурсы человечества несовместимы с жизненной парадигмой модерна. В настоящем нам не дано долго пребывать, хотя бы оно и кое-кого устраивало. Панарин всерьез считает возможной "приватизацию будущего меньшинством", поддавшись, видимо, воздействию сурового художественного сюжета "Железной пяты" Джека Лондона. Это ошибка! Ни богатые, ни нищие в одиночку в будущее не пролезут, а ссылки на Христа безосновательны.
   Будущее неопределенно в деталях, но не в общем плане; результаты глобализации вполне предсказуемы в глобальных масштабах при задании конкретных вариантов возможного поведения человечества. А вот разумный выбор этих вариантов - это и есть планирование вполне предсказуемого будущего. Глобальная цивилизации очень инертна в силу своей громадности, что позволяет многое понять и предвидеть и потому спланировать воздействие на нее. К примеру, Америка активно реализует модель однополярного мира, выдавая ее за стратегическую линию цивилизационного модерна. А выгодно ли это миру хотя бы экономически, если перейти на излюбленный язык олигархов человечества? Он, действительно, экономнее многополярного, при этом менее неопределен и, следовательно, обладает меньшей энтропией. А это означает, что он неустойчив; точнее, более нестабилен, чем мир многополярный. Гегемония США неустойчива, ее можно сравнить с энергетикой ядра атома урана. Небольшое воздействие может ее развалить на отдельные куски-полюса. Вследствие нестабильности однополярного мира США приходится постоянно оплачивать усилия, в том числе дорогостоящие военные, по его стабилизации по-американски, что экономически очень даже накладно. Для сохранения общемировой стабильности выгоднее вообще отсутствие каких-либо полюсов и, стало быть, противоречий между ними. Но подобная устойчивая ситуация также невозможна, поскольку мир исторически поделен на локальные цивилизационные острова, и проблема устойчивости переносится на проблему достижения хотя бы временной устойчивости и равновесности взаимосвязей между ними.
   В соответствии с устаревшим категориальным аппаратом принято полагать без доказательства, что новоевропейский "прометеев" человек способен подчинить себе весь мир, но этому мешает не столько конфликт между природой и техникой, сколько принципиальная непредсказуемость будущего. Первое в принципе возможно - имелось бы в достатке природных ресурсов, и прежде всего энергетических; а вот со вторым нельзя согласиться. Будущее не только предсказуемо в общих чертах, но и, что более важно, должно стать объектом планирования со стороны всего мирового сообщества. Прогностика сторонников непредсказуемости будущего ошибочна именно потому, что они неоправданно фетишизируют значимость случайности наступления отдельных, "точечных" событий, что ошибочно в задачах с большим набором объектов. Псевдофилософы без серьезных оснований оперируют логикой квантовомеханического подхода, буквально обожествляя соотношения неопределенности. На самом деле краевые задачи с большой пространственной протяженностью и с большим элементным составом в большинстве представляющих прогностический интерес случаев определяют суть происходящих процессов. На микроуровне (масштабом которого служит 0,1 нм), где больших ассоциаций не может быть по объективным причинам (известная нам априорная физика микромира), корпускулярно-волновая модель адекватна реальности. При расширении границ на многие порядки (обычные земные условия) громадные ассоциации описываются другими законами (динамики, тяготение), а квантовомеханический подход применим лишь для описания отдельных спецэффектов (лазеры, сверхпроводимость). В масштабах Вселенной тяготение становится определяющим (скопления звезд, черные дыры). Дело, следовательно, не в наличии принципиально случайных процессов и факторов, а в правильной постановке футорологических задач.
   В качестве правомерности приведенных выше рассуждений самого общего характера рассмотрим общеизвестный и хорошо изученный военными историками пример Второй мировой войны. Если рассматривать ее в качестве этапа мирового исторического процесса с начальными условиями в точке зарождения гитлеризма и рассматривать самого германского фюрера Адольфа Гитлера как ведущую доминанту процесса, то принципиальная случайность и многовариантность возможного дальнейшего развития общемировой политической ситуации очевидна ("кирпич с крыши" на голову молодого Шикльгрубера), что дало возможность армии послевоенных историков выдвигать массу безумных домыслов в отношении "исторической футурологии" (что бы было, если бы...). Если же рассмотреть реальную краевую задачу с заданным пространственным ареалом (континентальная Европа с твердыми границами по Ла-Маншу, Средиземному и Северному морям, а также размытыми границами по линии Волга - Персия), то, учтя положительные и отрицательные источники ресурсов внутри ареала и соответствующие условия по его краям, реализовавшийся вариант войны окажется относительно макропоказателей в значительной степени детерминированным по пространству, времени и результатам процессом. Иначе говоря, никакого иного стратегического плана ведения мировой войны германский Генштаб предложить своему фюреру не мог, а ее итог как бы уже содержался в самой сущности принятых к исполнению планов. И никакое новое оружие Гитлеру также помочь было не в состоянии, ибо только в хороших и дорогостоящих условиях работы по его созданию могли выполняться с надлежащей эффективностью, для чего идеально подходила территория США как фактически тотально невоюющей на суше стороны. То есть и с чисто научно-технологической стороны решающее влияние интеллектуальной случайности на развитие мирового исторического процесса было исключено.
   Нужно ли при исследовании будущего как вероятного итога развития настоящего всякий раз делать выбор между прогнозированием и планированием, или отдавать предпочтение одному перед другим, или вообще не стоит упирать на их различия - вопрос очень непростой, и единого мнения по нему до сих пор философами и футурологами не выработано. Тот же Панарин, к примеру, не относящий себя к последователям идеализма, в цитируемой выше книге утверждает следующее: "Материя следует за духом и подчинена ему - это кредо является, на мой взгляд, основой современной прогностической методологии. Прогнозист, проследивший сдвиги в сфере культуры и ее реакцию на те или иные "эпохальные" свершения, лучше оценит истинную значимость и историческую судьбу этих свершений, чем аналитик, верующий в одну только "материю" и доверившийся возможностям новейших калькуляторов" (с.29). Иначе говоря, прогнозист "от культуры" точнее оценит историческую судьбу, нежели "материалист" с помощью компьютера. Несерьезность подобных утверждений вовсе не связана с отношением исследователя к решению псевдовопросов типа: "Что первично - материя или дух, бытие или сознание?" Материя и дух взаимосвязаны и одновременно самостоятельны. Дух не самодостаточен без материи (опыта), но и материя не самодостаточна без духа как самоорганизующейся субстанции Вселенной. Отсутствие самодостаточности, выявляемой опытом жизни, необходимо требует соединения духовного и материального в любом истинно научном исследовании. Этими философскими "азами" можно было бы и ограничиться, однако явно пренебрежительное отношение уважаемого философа и политолога к математикам вынуждает меня еще раз напомнить любителям неконкретной логики, что трехсотлетний багаж современной прикладной математики, основы которой заложили Ньютон и Лейбниц, требует более уважительного к ней отношения. А именно, если речь идет о математическом прогнозирование мира по известным объективным законам, то существует два наиболее общих типа математических задач, связанных с решением уравнений, описывающих какие-либо явления, отличающиеся условиями, накладываемыми на эти уравнения. Задача с начальными условиями (задача Коши) в точке - это стандартная задача классической механики развития процесса во времени, например, движения по траектории. Краевая задача - это задача в замкнутой области с условиями на границах этой области (типичный случай стационарных квантовомеханических задач и задач теории упругости). Духовно-культурологический прогноз по своей сути близок к процедуре решения задачи Коши. Прогнозист, приобретя духовно-интеллектуальный багаж и собрав некую информацию о мире (в том числе и о его законах), решает задачу о динамике развития мирового общественного процесса в пространстве-времени без четких временных границ, которые, как известно, природа не терпит. Неопределенность в начальных условиях объективного или субъективного характера, равно как и неполнота знания законов, делают прогноз в большей степени вероятностным, нежели детерминированным. Увы, все философские и политические прогнозы относятся именно к такому типу задач. Но если внести в них элементы краевых задач по области определения (к примеру, такие объективные и важные характеристики, как замкнутость пространства среды обитания человечества или отдельных локальных цивилизаций, ограниченность природных и интеллектуальных ресурсов), то прогнозирование приобретает черты краевой нестационарной задачи с непрерывно-дискретным спектром решений, обычно мало чувствительных к разного рода неопределенностям и неточностям именно в силу замкнутости области определения в пространстве и фактически во времени. В подобных более реалистичных математизированных прогнозах невелика роль философских и прочих логико-мировоззренческих схем, ибо все определяется доминантами задачи, связанными именно с условиями на границах области и внутри нее. Если некоторые из условий-доминант носят антропогенный характер, то появляется возможность посредством разумного планирования человеческих факторов-воздействий находить желательные сценарии развития, что, собственно, и является истинной целью прогнозирования. В данном случае разница между прогнозированием и планированием лишь в том, что результат исследования необходимо относительно-вероятностен: нельзя объять необъятное! При этом следует учитывать, что планированию не имманентен лапласовский детерминизм, и всякий план будущего есть образ пока несуществующего и уже поэтому только лишь вероятного материально-духовного объекта. Кроме того, при использовании планово-прогностического моделирования следует крайне осторожно относиться к так называемым законам исторического и экономического развития, которые в большинстве своем представляют собой состарившиеся вместе с существующей цивилизацией категории мышления и парадигмы. В соответствии с ними последующее в итоге всегда лучше предыдущего, а прогресс имеет статус всеобщего закона развития человечества. В действительности же лучшее качество будущего отнюдь не гарантировано никакими "законами" восходящего развития. Будущее подлежит планированию и расчету, а не предвосхищению или банальному угадыванию, тем более с использованием якобы объективных законов исторического развития. Зато обязательно к любым "измам", включая глобализм, необходимо подходить с абсолютно общих и вместе с тем совершенно конкретных позиций соблюдения социальной, политической и экономической справедливости. Справедливость - принципиально антропогенное условие, и вот его-то и необходимо не только признавать в качестве целевого и функционального императива, но и планировать!
   Возможно, читатель, неравнодушный к философии, заметит, что автор ставит математическую логику явно выше диалектической, лежащей в основе большинства современных философских систем. Так это или нет - вопрос, не представляющий большой важности для адекватного понимания тех проблем, которые освещаются в данной книге. Тем не менее хотя бы мимоходом хочу обратить внимание читателей на следующие соображения. Гегелеву диалектику следует рассматривать в качестве формальной схемы анализа целостных объектов - как идеальных, так и материальных. Но выводы схемы не имеют обязательного характера, хотя ее общность провоцирует разум и на признание ее универсальности. Противоречие как источник движения - это ни к чему не обязывающий формальный прием объяснения сущности реалий как вещей в себе. Под формальную схему можно подвести все что угодно, но этот прием не обладает реальной, обязательной предсказующей и направляющей потенцией. Правомернее и продуктивнее пользоваться объективными природно-математическими законами, избегая таких, к примеру, схоластических формулировок, как переход количества в качество, не соотнесенных с конкретной объектностью. Плохи не сами схемы, а их внепредметная абсолютизация. Закон перехода количества в качество есть тривиальное следствие данного нам в реальности явления ассоциативности. Чем больше объектов (чисел), тем больше вариантов составления ассоциаций из них, что резко усложняет картину взаимодействий; применительно к числам по очень быстрорастущему факториальному закону. Термодинамика якобы демонстрирует торжество упомянутого диалектического закона, но, насколько известно автору, ни одному из физиков, закладывавших основы данной науки и развивавших ее современную статистическую интерпретацию, и в голову не приходила мысль практически руководствоваться философской логикой: т.е. эта логика существует и ее приходится изучать в университетах, но в качестве практического инструментария в голове ученого она отсутствует. Зато математическая методология - основа логического инструментария всякого современного ученого даже сугубо гуманитарных дисциплин.
   Автор отнюдь не склонен умалять значимость философии как науки для вразумления и развития общества, хотя именно по-большевистски понятое гегельянство сыграло с Россией очень злую шутку. Ленин вслед за Марксом высоко ценил Гегеля как творца универсальной диалектической логики, а вот к Канту относился с явным недоброжелательством. Если бы было наоборот, то методологического фундамента у заговорщиков для обоснования общероссийской резни просто бы не существовало, да и Бога третировать у них не было бы никаких разумных оснований, даже наоборот. Теперь российское общество явно откачнулось от Гегеля в сторону Канта, что автору приходится с большим сожалением констатировать. Почему с сожалением - постараюсь пояснить по возможности кратко. Суть философской системы Иммануила Канта - в признании априорности фундаментальных категорий человеческого разума, образующих так называемый категориальный аппарат. При этом можно не различать к.а. индивидуальный и общественный, ибо их различие не фундаментально и не принципиально. Априорность необходимо означает неизменность, поскольку идеальный объект дан до всякого опыта и взаимодействия. К.а. человека, особенно образованного, настолько тонок и совершенен, что речь может идти только лишь о его божественном происхождении, ибо Бог также дан до всякого опыта как источник всего сущего, идеального и материального. Категории разума - пространства, времени, необходимости, причинности, вероятностности и т.д. - есть имманентные человеку формы восприятия объективного мира, состоящего из вещей в себе (самих по себе). Объективный мир, следовательно, имеет принципиально субъективные формы, определяемые взаимодействующими с ним разумными объектами. Если, однако, ввести в кантовскую схему историзм анализа, трактующего мир как историю вместе с человеком и Богом, то априорность можно и должно представить в виде эволюционного процесса, что, очевидно, не умаляет гений Бога как создателя начального мира с его законами развития (атеисты, разумеется, вправе молиться на гипотезу точечного взрыва во Вселенной, что суть дела не меняет). Априорность тогда теряет свой абсолютный характер, приобретая черты относительной устойчивости. Снятие абсолютности с априорности - это единственное изменение, которое необходимо провести в системе Канта, чтобы она стала адекватной нашим современным научно-философским воззрениям, разумеется, сделав при этом необходимые поправки в выводах. Интересно, что все сказанное выше физики интуитивно понимали с незапамятных времен (с Галилея и Ньютона и даже ранее). Именно поэтому они в своей деятельности не различали идеализм и материализм, поскольку правильно понимаемая относительно априорная логика Канта оказалась вполне понятной и достаточной. Постигали эту действительно научную философскую логику постепенно, начиная с докантовских времен. Яркий пример торжества системы Канта - история с опытом Майкельсона, потребовавшим смены научной парадигмы о законах движения физических объектов (факт невозможности движения относительно светового луча, приведший к теории относительности, поменявшей физико-математическую базу современного естествознания). Врожденная наглядность физических моделей в казавшихся абсолютно априорными пространственно-временных категориях постепенно сменилась абстрактными математическими моделями, верификация многих из которых затруднительна или попросту невозможна. Современная картина мира, потеряв априорную наглядность, потребовала серьезной правки обыденного к.а. в головах всех образованных людей и даже приобрела черты фантастичности. Последнее обстоятельство, кстати говоря, следует понимать и в качестве "тревожного звонка" для науки, извещающего о ее ограниченной дееспособности и наличии исторических пределов развития и ее к.а. в частности, и ее самой в целом. Но россияне - совершенно удивительный народ по своей категориальной беспринципности: распрощавшись с гегельянцем Марксом, забыли поздороваться с Кантом, хотя и стали вглядываться в него до неприличия пристально. С его системой неосознанно и стихийно они обошлись релятивистски, развернув задом наперед: т.е. модернизировали свой к.а. в направлении, прямо противоположном вектору социального и культурного развития цивилизованных народов - а именно в сторону превалирования в человеке атавистических начал его разума и психики. Успешно развивающиеся народы уже давно перешли от феодализма и дикого капитализма к цивилизованным формам капитализма и социализма, затвердив в умах населения новые, более гуманные правила общественного сосуществования. Россияне же совершили невероятную по скорости историческую инверсию умов и душ, возвратив их в эпоху торжества язычества. И это при том, что в России насчитывается несколько десятков тысяч профессиональных философов, ведущих интенсивную преподавательскую деятельность - а в результате из ворот расплодившихся отечественных университетов валят толпы молодых выпускников с головами, набитыми дьявольской смесью из модернизма и атавизма.
   Важнейшим этапом при анализе будущего является целеполагание, которое условно можно разместить между прогнозированием и планированием. Условно потому, что сам процесс выработки цели исследования неоднозначен. А именно, поставив перед собой некоторые цели, которые исследователь считает на момент начала работы вполне приемлемыми, исходя из имеющего общественного опыта и своих собственных убеждений в форме индивидуального категориального аппарата, в процессе философского, логического, математического, культурологического и иных видов прогнозирования в их совокупности, он вполне может прийти к выводу, что поставленные им цели либо недостижимы, либо неадекватны и даже аморальны на том открывшемся новом горизонте исследования, до которого он смог добраться в процессе прогнозирования. Подобная ситуация обычно указывает на то, что привычный и потому кажущийся вполне приемлемым к.а. может оказаться неприемлемым на том новом цивилизационном горизонте, который открывается в процессе глобального футурологического прогнозирования или партийно-политического, если речь идет буквально о ближайших годах развития национального общества. (Ради справедливости отмечу, что приведенные соображения не являются неким ноу-хау автора. Нечто подобное высказывал еще в 1928 г. отечественный философ В.А.Базаров. Подробнее см. книгу И.В.Бестужева-Лады "Альтернативная цивилизация", М., 1998 г., с.20). К примеру, законодательная система современной России в общих своих чертах вполне устоялась, однако при анализе задач прогнозируемого и целенаправленно пропагандируемого автором в качестве необходимого нового, переходного периода быстро выясняется, что старый законодательный аппарат совершенно неэффективен для обеспечения успешного функционирования указанного переходного периода. В головах россиян требуется кардинально поменять многие устоявшиеся представления о том, что допустимо, а что нет, и закрепить их путем разработки и введения нового законодательства в качестве адекватного новым задачам государственного строительства общественного к.а., который иногда упрощенно именуют господствующим социально-политическим умонастроением, фиксируемым в форме демократически созданного законодательного свода государства. Процесс взаимоувязывания целеполагания и прогнозирования при обязательном использованием принципа обратной связи спиралевиден, и только несколько его "витков" позволяют отчетливо выявить осевой вектор, вдоль которого и имеет смысл выстраивать требуемый для осуществления конкретных действий план. Собственно, примерно по такой схеме и работал автор при выработке вышеназванных предложений в будущую генеральную Программу новой российской Партии, которая, собственно, и должна являться конкретным социально-политическим и экономическим планом кардинальной реформы российской государственности. Конспективно логическое обоснование заявленной выше методологии проведено в книге Е.Артемьева и Е.Тюрина "Горизонты цивилизаций", М., 2004 г.
  
            -- Перспективы дальнейшего развития старой цивилизации и Россия.
  
   США бросили вызов миру тем, что решили создать однополярный мир, отгородившись от остального мира двумя океанами. Желание по меньшей мере странное и очевидно очень дорогостоящее. Действительно ли, как считают некоторые политологи, американская элита хочет править миром только потому, что жаждет языческой власти, или в ее устремлениях имеется иная, более тонкая подоплека? Она же понимают, что Америка несется по ночному океану атлантизма подобно Титанику среди айсбергов. А куда же корабль янки так спешит? Дело, быть может, не в однополярности со всеми ее экономическими выгодами, а в подготовке к грядущему энергетическому кризису, который правильнее было бы назвать углеводородной катастрофой? Кто как не американцы понимают, что без жидкого топлива их промышленности, сельскому хозяйству и самому образу жизни придет неминуемый конец! Из-за резкого и необратимого вздорожания нефть и нефтепродукты постепенно перестанут быть рыночным товаром в общей системе мирового производства и потребления. Нетоварность нефти способна взорвать экономику современной потребительской цивилизации, включая и ее высокоэффективное сельскохозяйственное производство, конкурентоспособность которого держится не столько на использовании передовых научных разработок, сколько на интенсивном сжигании бензина и солярки.
   Движущей силой современной рыночной системы являются банки с их системой виртуальных счетов. Банки - основа трансферов и глобализма, который правильнее было бы назвать экономическим каннибализмом. Из хранилища денег банк сделался ростовщиком, получившим право торговли деньгами как обычным товаром. Фактически банк приватизировал не ему принадлежащее богатство на правах долгосрочной аренды, которая с течением времени по ростовщическим законам превращает арендуемое в собственность. Алогизм ситуации в том, что валюта - госсобственность, т.е. принципиально общественный объект, ибо у частных лиц нет права выпускать свои деньги. Приватизация капиталов в денежной форме незаконна, ибо эквивалентна получению прав на выпуск собственных денег в электронном, виртуальном виде, неотличимых от общенациональных. Однако неминуемое разрастание нефтяного и всеобщего кризиса цивилизации западного типа положит начало развалу всемирной рыночной системы. Длительный и тяжелый нефтяной ценовой пресс способен дезорганизовать существующие сейчас балансы товар/деньги и цена товара/польза товара и, как следствие, сокрушить мировой валютный рынок, не функционирующий в периоды серьезной нестабильности. Виртуальные банковские электронные счета обесценятся, поскольку обанкротится вся сложная и нерегулируемая система их гарантирования. Торговля перейдет на частично или полностью безвалютный бартер, причем вследствие существующей выраженной политической обособленности ряда крупных мировых держав перспективы для мирового торгового сообщества ввести единую "переводную валюту" наподобие советского переводного рубля, десятки лет исправно обслуживавшего огромный экономический союз социалистических стран (СЭВ), следует признать ничтожными. Необходимо особо отметить, что кризис принесет элитарному клубу стран экономически успешного "золотого миллиарда" человечества несравнимо более высокие убытки в материальном и духовном исчислении, чем всем остальным странам экономической "провинции": полуголодным легче приспособиться к голоду, чем сытым!
   Западный либерализм ощутил себя победителем после краха мирового коммунизма и потому добровольно вряд ли пожелает отказываться от свалившейся ему в руки льстящей самолюбие однополярности миропорядка, а США вообще хотят эту однополярность превратить в абсолютную, национальную и вечную! Но менять свои взгляды - и не только взгляды - все же придется: нет худа без добра, и энергетический кризис станет катализатором распада социал-дарвинистского экономического спрута. Углеводородная катастрофа в этом смысле положит начало необходимому и полезному этапу поумнения не только "элиты" человечества, но и простых масс, мало задумывающихся над действительным смыслом тех глобальных проблем развития, которые все опаснее нависают над ставшими равнодушными ко всяким журналистским "страшилкам" беспечными людьми. Ведь даже их вполне образованная часть не осознает того, что современность - это иго рыночного варварства, иго "элиты не от Бога" над простыми тружениками; что олигархи - это чингизханы современности; что глобализованные экономика, политика и этика едины в своей аморальности.
   Глобализм в идейно-управленческом смысле - это мировая власть цивилизационно продвинутого меньшинства над отсталым туземным большинством. Соответственно всякая реальная социально-политическая демократия признается только в рамках указанного меньшинства. У этой "демократии" своя особая мораль "успеха", не имеющая ничего общего с христианской, исламской, буддистской или иудейской моралью и уж тем более с коммунистической. По своей сущности мораль продвинутых - языческая, телесно-чувственная; в определенном смысле она является предтечей "морали" роботов: машинно-компьютерной, программной, лишенной всякого человеческого смысла. Для нее очень удобным оказался современный деловой английский язык: лаконичный и емкий, лишенный ненужных для делового смысла звуковых "кружев", простой для освоения людьми сравнительно низкого уровня интеллекта. Именно этот язык и сделался источником всей терминологии глобалистики во всех областях жизни. Все проблемы созданной им продвинутой цивилизации "золотой миллиард" намерен решать сепаратно, сговорившись между собой за спиной остального человечества, но, естественно, прежде всего за его счет, за счет недораспределенных в пользу Запада жизненных ресурсов всяких там недочеловеков. Избрав для себя стратегию явного политического обособления от остального мира, рассматриваемого в качестве колониальной периферии, западная метрополия все же не может не понимать, что во избежание опасного нарастания недовольства на периферии при обострении прогрессирующего мирового кризиса ей все же придется делать нелегкий выбор между тремя возможными вариантами, которые можно назвать плохими и очень плохими:
   1) Гуманизировать глобализм и честно поделиться с периферией своими экономическими и технологическими богатствами в обмен за ее природное сырье.
   Данный вариант маловероятен в качестве политического прогноза, поскольку противоречит самому смыслу функционирования экономики Запада и менталитету всех социально обеспеченных его сограждан, которые составляют большинство населения, не говоря уже о его правящей элите.
   2) Уничтожить туземные народы экономически и физически, силой забрав у них национальные ресурсы, а оставшихся превратив в рабов.
   В принципе НАТО уже сейчас вполне способно реализовать подобный замысел с помощью локальных ядерных ударов по Китаю и России (остальные сдадутся без боя на милость победителя), парализовав их способность к сопротивлению, как это было проделано с Югославией с применением обычных вооружений. Однако подобное глобальное варварство и его труднопросчитываемые последствия могут оказать столь отрицательное психологическое влияние за западного обывателя, что вся политическая система демократических институтов Запада может рухнуть. Западная элита к масштабным внутриполитическим осложнениям пока что не готова.
   3) Не делать никаких слишком резких движений, тянуть время и надеяться на то, что кризис постепенно рассосется сам собой.
   Именно по этому варианту сейчас и развивается результирующий стихийный политический вектор Запада. В пользу такого "пассивного" варианта по сравнению с явно радикальными первыми двумя свидетельствует пока что не только реальная политика США и их подельников по НАТО, но и усиление в идеологической пропаганде голосов тех, кто ратует за усиление "ответственности" перед нынешними и будущими поколениями землян. Разумеется, эта ответственность целиком ложится на плечи США, Евросоюза и Японии, и за надлежащее исполнение подобной гуманной роли налогоплательщики этих политических и экономических тяжеловесов должны дополнительно раскошеливаться в пользу корпораций военно-промышленного комплекса. Никакой реальной ответственности, конечно, от демагогических пустышек не наступит, тем более в условиях, когда глобальные интересы человечества как целого и национально-государственные отдельных народов ортогональны друг другу. Запад намерен ограничиться "вестернизацией" национальных правящих элит развивающихся стран, чтобы свести до минимума риск возникновения с их стороны национальной конфронтации западной политике и западному образу жизни, а заодно и контролировать использование ими национальных природных ресурсов - естественно, для обеспечения жизненных интересов Запада, а не недоразвитых аборигенов. Однако следует констатировать, что вестернизация правящих элит Китая и Индии однозначно провалилась, и Западу приходится все более считаться со стремительно растущим политическим весом независимой Центральной Азии с ее громадными человеческими ресурсами. Даже часть государств Южной Америки дерзнула отвергнуть традиционный гегемонизм США и намеревается полностью вывести из-под их фактического контроля свои богатейшие национальные ресурсы. Политика богатой нефтью Венесуэлы и ее лидера Уго Чавеса - яркий тому пример. А вот с Россией дело обстоит намного сложнее и запутаннее.
   Известный отечественный футуролог И.В.Бестужев-Лада довольно обоснованно полагает, что с Россией американцам и не пришлось особенно-то возиться, поскольку ее собственная элита ельцинского розлива в 90-х годах делала все возможное, чтобы народ России надолго забыл не только о национальном величии и прогрессе, но и вообще об элементарном экономическом достатке, радуясь самой возможности получения нищенских зарплат и пенсий. В своей книге "Альтернативная цивилизация" на с.85-86 Бестужев-Лада довольно образно описал трехголовую гидру, которая по-хозяйски развалилась на кремлевских холмах, а ее головы неусыпно следят за страной и ее народом, покорно склонившим головы перед могущественным с виду жестокосердным гадом:
   "Первая - родная бюрократия, тесно переплетенная со столь же родной мафией... Прекрасно организованные социальные паразиты не дают любому отечественному предпринимателю - от крупного промышленника до мелкого крестьянина, подняться с колен. Грабят его до нитки, запугивают, мордуют, держат в страхе и невежестве, словом, как глисты подрывают здоровье организма... Общий итог - народное хозяйство страны оказывается как в тюрьме и лишено практической возможности нормально развиваться.
   Вторая - мировой рынок с его весьма суровыми законами, далекими от филантропии... Сегодня крупные города бывшего СССР завалены импортными товарами по ценам, значительно более низким, чем за рубежом, соотнесенным с низкой покупательной способностью населения. В итоге экономика страны никак не может подняться на ноги: ее продукция неконкурентоспособна в сравнении с импортной... Таким образом, страна, словно побежденная в войне или словно колония, платит фактически дань тем, кто экономически сильнее. А отсталость консервируется, закрепляется.
   Третья - сама нищета, отсталость и забитость подавляющего большинства населения, которые, образуя порочный круг, не дают человеку и обществу вырваться из него... Многие наши чиновники-сановники, профессора-академики, художники-артисты, писатели-поэты, при всех своих "высших образованиях" и даже степенях-званиях, ничем не отличаются в культурном отношении от московских дьяков и скоморохов пятисотлетней давности... Они точно так же с трудом подбирают не матерные слова, скотски обжираются и напиваются при первой к тому возможности, полагают, что взятки в порядке вещей, не стесняются взять чужое, если "плохо лежит", холуйски подобострастны в отношении вышестоящих, хамски высокомерны в отношении нижестоящих, не в состоянии обойтись без скандала, если неизвестно, надо ли еще холуйствовать или можно уже хамить... Все это вместе взятое не дает человеку и обществу двинуться из низин дикости и варварства к вершинам цивилизации".
   За десять лет, отделяющих нас от времени составления вышеприведенного социально-политического диагноза, ситуация кардинально не изменилась. По-прежнему русский народ ведет в своей собственной стране нелегальное экономическое и политическое существование, поскольку российская власть смотрит на него как на "нелегального иммигранта, прибывшего "из проклятого прошлого"" (А.Панарин). По-прежнему Россия - гетто для большинства россиян, и этому проклятому большинству путь в светлое будущее наглухо закрыт при сохранении власти нынешней элиты и созданного ею правового порядка. Российскому народу необходима новая, действительно национально ориентированная политическая партия из умных, совестливых, по-настоящему образованных и преимущественно молодых людей; российскому государству нужен лидер наподобие Уго Чавеса, который не будет пресмыкаться перед мировым и отечественным ворьем.
   Было бы неоправданным упрощением реальности представлять дело так, что элитарные круги современной цивилизации якобы охвачены неким болезненным злым умыслом унижения всех менее успешных в жизни себе подобных. Явное сходство в действиях политических и экономических элит благополучных стран объясняется тем, что потребительская цивилизация требует от элиты успеха прежде всего в руководстве - основном профессиональном занятии любой элиты вообще. Руководство - это универсальный и эффективный способ осуществления дополнительного присвоения чужого труда и экспансии. Масштабы руководства исторически непрерывно укрупнялись: род, племя, нация и государство, транснациональность экономики и политики, глобализация, усложненная поляризацией региональных интересов. В этой непрерывной эволюции руководства нет истинной сознательности, тем более злоумышленной: она есть способ существования элиты как таковой, живущей в современном мире исключительно по жестоким законам конкуренции, законам сколь объективным, столь и стихийным. Западная элита, преуспев в конкурентной борьбе за успех в сосуществовании разнородных элементов организма мирового человечества, будет действовать согласованно только до периода обострения глобального системного кризиса. Монолит "золотого миллиарда" быстро рассыплется на куски, как только проблемы национального выживания станут важнее проблем экономической прибыльности. Западное общество слишком заорганизовано в правовом и материальном отношениях сверху донизу и потому не способно быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию в мире. Поэтому правы утверждающие о том, что наша цивилизация в силу своей огромной инерционности слепо подчиняется судьбе - своему, возможно таящему дьявольские замыслы, поводырю. Ни она сама, ни ее руководящая элита не в состоянии стать гарантами разумного и дальновидного планирования дальнейшего развития человечества в условиях наступающего кризиса. Увы, но и нищая периферия не способна на это в силу именно нищенского понимания справедливости, вроде: "Попользовались - дайте и нам!". Никакая восточная и иная мудрость не преодолеют морально-психологический настрой на подобное восприятие справедливости миллиардами малограмотных масс. Поэтому всеобъемлющий тяжелый кризис давно состарившейся потребительской цивилизации неизбежен и уже близок: энергетический, экологический, технологический, моральный. Он приведет к разрушению и полной политической и экономической деградации старой цивилизации не позднее середины текущего столетия. Моральная же деградация уже сейчас идет полным ходом. Либерализм западного типа, оказавшись перед лицом дилеммы: моральное или целесообразное? - перешел на позиции целесообразности, прежде всего экономической, потребительской и вообще животно-чувственной, и сделался вольным или невольным участником всемирного пропагандистского языческого шоу, утратив всякую цивилизационную имманентность. Напялив на себя древнеримские театральные маски сверхчеловеков, Запад предал христианство в угоду расистскому язычеству, что и является неоспоримым признаком морального разложения. Но если Древний Рим имел историческую возможность разлагаться в течение нескольких веков, ведя при этом сытую и роскошную жизнь и плюя на варварскую периферию, то у США и остального продвинутого конгломерата "цивилизованных" стран в запасе нет не только веков, но даже и десятилетий для принятия необходимых и непопулярных для своих собственных народов решений относительно того, как жить дальше. Чем кончил спесивый Рим - общеизвестно; та же участь ждет и западную цивилизацию.
   Культура, несомненно, является одной из доминант мирового исторического процесса и, соответственно, футурологического прогноза, причем она наиболее непосредственно связана с этикой общества в самом широком понимании данного термина. После Второй мировой войны началось развитие раковой опухоли в организме мировой культуры, причем ее скрытая форма медленно прогрессировала вплоть до середины 60-х годов: Европа еще только приходила в себя от страшных нравственных потрясений всемирного кровавого побоища, а в ослабленном организме, как известно, злокачественные заболевания развиваются медленнее, чем в здоровом и полном сил. Но с начала 70-х болезнь проявила себя уже в явной, открытой форме, подпитанной вдобавок "сексуальной революцией" и сейчас повсеместно распространилась в виде открытой формы - антикультуры, излечиться от которой сама по себе цивилизация уже не в состоянии. Конечно, нефтяной и вообще энергетический кризис можно сравнить с запоздалым, хотя и радикальным хирургическим вмешательством, но ведь за ним может последовать тяжелая инвалидность каменноугольного периода...
   Антикультура - проявление общего нравственного кризиса цивилизации западного типа. Она понижает творческий уровень человечества, особенно его наиболее пассионарной молодежной части, и делает его неспособным к преодолению трудностей цивилизационного развития. Причем она опасна не только для тех, кто уже попал в ее сети, но и для всех других: нормальный человек при длительном пребывании в хлеву сам начинает ощущать себя скотом. Не следует сводить антикультуру только к ее конкретным овеществленным проявлениям, она укореняется в этике общества, перерождая его морально и вообще духовно. Как уже говорилось, антикультура не только не лечится, но в современном продвинутом обществе мощно финансируется в рамках шоу-бизнеса, который приучает людей смотреть на культуру только как на "развлечение", а не составную часть духовной жизни вне обыденной дихотомии работа-отдых.
   В.Шубарт совершенно справедливо заметил, что "Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души" (см. "Европа и душа Востока", М., 2003 г., с.43). Действительно, всякая нормальная человеческая душа требует добра и справедливости, и именно вокруг этих двух основополагающих категорий всякой духовной жизни, точнее, в зависимости от отношения к ним, выстраивается то, что именуется этикой индивида и общества. На что могут возразить, что государственность западного типа зиждется на разнообразии исторически и логически выверенных законов, в том числе и нравственных, за которыми стоит христианская церковь. Великий отечественный философ Вл.Соловьев вслед за еще более великим философом древности Сократом утверждал, однако, что "справедливость в смысле повиновения законам сама по себе не есть еще добродетель", причем устойчивость общества определяется не столько степенью развитости законодательства, сколько степенью узаконенной ими справедливости общественных отношений. К чему же сводится с этической стороны современная глобализация? Ее рациональная сердцевина - это упорно навязываемая миру система гласных и в еще большей мере негласных правил, как богатым всего мира эффективнее обворовывать бедных того же мира. И вот в таком понимании сущность рыночной глобализации, являющейся витриной современной цивилизации, абсолютно аморальна; она лишена нормальной - ее иногда именуют христианской - этичности, поскольку способствует усилению общественной несправедливости. Попытки заменить нормальную этику в том ее общепринятом понимании, что было доступно всякому нормально воспитанному и образованному человеку, на некий ее эрзац в виде "этики ответственности" (Ганс Кюнг), следует признать несостоятельными. В мире нет безответственных олигархов, но всех их объединяет дух стихийного хищничества, который в их душах развился до гипертрофированных форм. Этика либо справедлива, либо нет - но в последнем случае нет и самой этики, и никакие ссылки на преимущественно экономический характер мирового этоса не изменят указанной нравственной дилеммы. Нельзя не видеть того, что "начало кризиса и угасание Запада видится в ослаблении семейных связей, росте численности разводов и семей с одним родителем, в раннем сексуальном опыте; ослаблении природного трудолюбия, той трудовой этики, на которой зиждется крепость нации; распространении антисоциального, криминального поведения, наркомании, разгула насилия и т.д., и т.п." ("Этос глобального мира", Горбачев-Фонд, М., 1999 г., с.48). Папа Иоанн Павел II высказался по данному вопросу совершенно однозначно: "Поскольку, однако, глобализация руководствуется только законами рынка в интересах наиболее могущественных, ее последствия могут быть только негативными" (там же, с.12).
   Массы, купленные потребительской идеологией, отдали на языческий погром и мировую культуру, и мировую этику, которые могут теперь быть защищаемы только немногочисленной, увы, порядочной элитой человечества (правда, это еще вопрос, можно ли вообще совмещать элитарность и непорядочность, что в России считается вполне приемлемым и даже модным!). Однако связанная с деятельностью элиты духовная сторона современной цивилизации оказалась очень слабой и примитивной, чтобы стать движущей силой истинного прогресса. "Золотым миллиардом" человечества всецело руководит потребительство, идущее от звериной, бездушной материальности. Фактически "лучшей частью человечества" управляют животные желания, закамуфлированные под страсть, соревновательность, свободу насыщения и т.п. Молчаливо принятый ее отказ от возвышения духа над телом означает отказ от самой богосущности человечности! Проект глобальной эмансипации личности сам по себе прогрессивен, но без ее подчиненности прогрессивной общественной этике он ведет к господству кошачьей эмансипации, что ничуть не лучше инстинктивного собачьего рабства и столь же примитивно. "Великие идеологические учения" современности дали, по саркастически точному выражению А.Панарина, языческий по духу результат: "мы получили вместо морально ответственного, духовно ориентированного субъекта подлого раба низменных экономических или сексуальных инстинктов" ("Глобальное политическое прогнозирование", с.113).
   Ну, а что же христианская церковь противопоставляет явному духовному перерождению своей многочисленной паствы? Прискорбно об этом говорить, но и она насквозь пропиталась языческим духом "новых римлян", не протестуя против культа силы в борьбе христиан за "право земного благоденствия". Можно сколь угодно долго спорить о смысле искупительной жертвы Христа в качестве глобальной акции по спасению человечества, но нельзя не согласиться с тем, что глобальный кризис человечества, кризис и материальный, и нравственный, указывает на то, что жертва оказалась, может быть, и не совсем напрасной, но явно малоэффективной: языческая сущность человечества как творения Божия оказалась неподатливой ни к каким мерам небесного внушения и воздействия. Ну и что теперь предпримет Всевышний? Вновь, как во времена всемирного потопа, вмешается весомо и зримо или махнет на явно неудавшийся земной проект рукой? Допустим, что о неэффективности акции Христа христианской же церкви дискутировать явно неудобно из-за банальной конкурентной борьбы мировых религий. Но тогда почему она столь пассивна перед лицом дискредитирующей учение Христа языческой экспансии западной экономики и фактически молчаливо ее одобряет? Явное предательство христианского вероучения можно объяснить только одним: князья современной христианской церкви, равно западной и православной, как и прочие олигархи всех мастей, хорошо и уютно устроились в современном мире, и этот мир их вполне устраивает материально. А Бог и не такие грехи прощает. "Все это было б не грешно, когда бы не было столь грустно!" - остается добавить, перефразируя великого поэта.
   Но почему языческой элите Запада и в еще большей степени России удалось оседлать веру? Если аргументация христианства лежит в нравственной плоскости и она призвана самой сутью Евангелия вставать на сторону страждущих, бедных и униженных, то, стало быть, олигархическая элита оседлала не саму веру, а "элиту христианского культа". Что касается России, то иерархи христианского православия откровенно перешли на службу светской власти, закрыв глаза и заложив уши от воплей задавленного нищетой народа. Как известно, всякая вера народа держится на стадном чувстве, проистекающем от инстинкта единения. Элита - как светская, так и духовная - для сохранения устраивающего ее жизненного порядка должна была оседлать этот инстинкт; при этом смысл религиозного учения должен оставаться туманным, алогичным и потому непостижимым здравым рассудком; в противовес бессильному рассудку восприниматься как бы сердцем, что и внушается верующим в качестве доказательства божественности веры. Понятность веры - ее враг, враг стадности; иначе говоря, вера - дух народа, но дух стадный. Идеологическое место современной христианской церкви в мире вполне определено: богатому, продвинутому населению - материальное благоденствие в настоящем, благоденствие языческого характера, на древнеримский манер; бедному и униженному - веру в грядущее нравственное возрождение. При этом для всех очевидно, что языческая жизнь утоляет желания тела и духа в мире земном, тогда как христианская дает лишь надежды на то же самое, но уже в другом, ином мире, о котором у человечества нет никаких определенных знаний и свидетельств, кроме веры в его существование. Современное христианство потому и потакает язычеству успешного Запада, что само порождено другой, средневековой цивилизацией, и поэтому ему оказалось по духу довольно легко примириться с новейшей совершенно бездуховной модернизацией жизни. Те же процессы духовного слияния светскости и духовности имеют место и в современном исламе, и в буддизме. Увы, Восток заблудшему христианскому Западу в духовных делах не помощник, и надежды российских евразийцев на невинность восточных духовных традиций тщетны.
   Эволюция Вселенной протекает скорее по дьявольскому, нежели Божественному, сценарию. В самом деле, максимально возможная скорость перемещения в ее необъятных просторах, равная скорости света, ничтожно мала по сравнению с существующими сейчас расстояниями между звездами и тем более галактиками в том смысле, что для установления между ними взаимосвязи требуются временные масштабы как минимум в тысячи и даже миллионы лет, тогда как временные масштабы любой возможной разумной жизни на планетах должны быть сравнимы с земными. Иными словами, даже если во Вселенной и имеются очаги разума, подобные человечеству, ее масштабы воздвигли между предполагаемыми развитыми цивилизациями физически неодолимый барьер. Видит око, да зуб неймет! Но и одинокая разумная пылинка во Вселенной, гордо именуемая Человечеством, умудряется поднять руку на самое себя, становясь вредной своей собственной матери Земле. О степени вреда можно судить по трем функциональным характеристикам человечества:
   - рост людского населения создал реальную угрозу для вытеснения с планеты всего остального животного и даже растительного мира;
   - индивидуальное потребление человека все более приобретает непомерный и неразумный характер, стремительно истощая и загрязняя тонкий приповерхностный слой планеты, единственно пригодный для жизни;
   - разумное человечество упорствует в своем нежелании проявлять заботу о будущем планетарной жизни.
   Перечисленного уже достаточно, чтобы отказать такому человечеству в праве на разумную жизнь на планете Земля, волей счастливого случая идеально приспособленной именно для разумной жизни в течение многих тысячелетий. Прогностический идиотизм человечества стал очевиден именно за последние десятилетия, когда наука установила факт абсолютной невозможности для него расширить пределы своего теперешнего местожительства за счет внеземных площадей. Данный окончательно установленный факт не в силах изменить никакой новый виток научно-технической революции, рожденный в прямолинейных извилинах наивных гуманитариев. Они не понимают даже того, что череда последовательных эпохальных НТР закончилась. Сказанное не означает, что уже все открыто и изучено, но радикальной смены научно-технических парадигм ожидать, увы, не приходится: для этого нет соответствующих природных и интеллектуальных ресурсов. Не может быть и никакой цикличности смены цивилизаций, поскольку подобная футурологическая гипотеза противоречит одному из фундаментальных законов природы - закону возрастания энтропии. Реализуем только один из двух вариантов:
   Первый вариант: человеческая цивилизация деградирует вплоть до полного исчезновения, не найдя в себе самой сил для разумного и адекватного реагирования на стремительно изменяющиеся условия жизни на планете.
   Второй вариант: человечество меняет содержание и форму существования своей жизни, приступив к созданию цивилизации нового типа, рассчитанной на жизнеобеспечение по крайней мере в пределах текущего тысячелетия.
   Третьего не дано! Сейчас Россия вслед за Западом катится по инерции первого пути, ведущего в тупик, выхода из которого, вероятно, уже не будет. Дикарям при высоких государственных должностях и с миллиардами в карманах на все подобные рассуждения наплевать, как и положено натуральным дикарям. А вот разумной и совестливой части интеллигенции подобное не к лицу!
  
            -- Россия на пути к новой цивилизации.
  
   О новой цивилизации, свободной от цепей старого, антигуманного наследия, написано немало - но преимущественно фантастами и теми футурологами, которые наиболее необходимую современному человечеству общественную науку попутали с гаданием по звездам. Действительно научные футурологические подходы давали и дают рациональный анализ возможного будущего в пределах полувека, поэтому образ будущего, созданный людьми с научным складом ума, за пределами 2050 года нам не известен; тем более, что такие известнейшие популяризаторы исследований будущего, как Сергей Капица, вообще предполагают, что далее 2025 года заглядывать бессмысленно, поскольку мир ожидают столь крупные потрясения, что всякие там великие национальные революции прошлого по сравнению с ними будут похожи на игру в лапту. Фантастам, разумеется, позволительно заглядывать и на сотни лет вперед, при этом интересно то, что все они без исключения начисто игнорируют энергетическую проблему - столь велика инерция человеческого мышления, уверовавшего apriori в безграничные возможности человеческого разума и технологического прогресса. Очевидный парадокс: учили нас по обновленному Гегелю, но в головах господствует старый Кант! Интересно и другое наблюдение: великие фантасты славянского происхождения уровня Ивана Ефремова и Станислава Лема видят далекое будущее в достаточно гуманном оформлении, контрастирующим с варварской с точки зрения состояния нравов современностью; а вот западные фантасты уровня Герберта Уэллса более склоняются к идее о внегуманном характере грядущего технологического прогресса - что земного, что инопланетного. Последнее очень симптоматично: в умах продвинутых людей Запада технократия и гуманность несовместимы! В написанной автором совместно с Е.Артемьевым небольшой книге "Горизонты цивилизаций" сделана попытка дать хотя бы в самых общих чертах вполне рациональный образ человеческого будущего на период до 2500 года, исключающий необоснованное фантазирование относительно грядущих эпохальных достижений в физике, энергетике и ресурсообеспечении. В частности, в случае благополучного исхода борьбы человечества за выживание в условиях разрастания общего кризиса потребительской цивилизации становление новых принципов планетарного общежития прогнозируется на XXII век, не ранее, поэтому всех интересующихся содержанием действительно долгосрочных прогнозов на будущее автор отсылает к упомянутому труду, а в настоящей книге образ цивилизации будущего вынужденно остается за рамками исследования, и все внимание обращается на обсуждение не менее насущных проблем: нужна ли эта будущая новая цивилизация человечеству и какое место в ней может и должна занять Россия?
   Специалисты, и в частности Бестужев-Лада, именуют новую цивилизацию альтернативной. Данный звучный термин тем не менее представляется неверным по существу. Альтернатива предполагает наличие возможности свободного или не совсем выбора иного, во многом противоположного варианта цивилизационного развития. Но на самом деле та новая цивилизация, которая подразумевается в качестве альтернативы - это вынужденно необходимый этап в жизни человечества. В далекой перспективе вполне возможно разглядеть хотя бы его контуры (большое хорошо видится издалека!) - примерно через столетие; а в ближайшие полвека, судя по всему, существующая цивилизация вкатывается по инерции в кризис, длительность и протекание которого просчитать сложно либо вообще не представляется возможным: ведь наука - это поэзия необходимости, и, как и всякая поэзия, является во многом свободным и непредсказуемым творчеством ученых, стремящихся дать разумные образы безликим по природе "вещам в себе", да еще таким, которые пока что не спешат занять свое законное место в земном мире. Прогнозы на ближайшие полстолетия более походят на гадания, поскольку у человечества как целого нет никакой разумной, запланированной стратегии на будущее, как нет и самой целостности человеческого сообщества.
   Бестужев-Лада насчитал пять наиболее общих проблем, которые человечеству необходимо решить при переходе к новой цивилизации, причем эти пять проблем выдвигаются всеми специалистами по альтернативистике, вполне согласными в том, что без их решения шансов у человечества на "спасение от катастрофы" нет. Вот их краткий перечень (см. подробнее "Альтернативная цивилизация", с.51 и далее):
   1. Восстановление на качественно новой основе нарушенного к настоящему времени глобального топливно-энергетического и зависимого от него материально-сырьевого баланса.
   2. Восстановление на качественно новой основе столь же серьезно нарушенного глобального демографического баланса, нормализация воспроизводства поколений.
   3. В точности то же самое относится к катастрофически "идущему вразнос" глобальному экологическому балансу, который также подлежит восстановлению на качественно новой основе.
   4. Подразумевается необходимость всеобщего и полного разоружения.
   5. Человечеству не выжить - даже при исполнении четырех вышеперечисленных условий, если не поставить во главу угла системы ценностей гуманность, т.е. самого человека, его благополучие и полноценное развитие.
  
   Издатели цитируемой книги в специальном послесловии фактически отмежевались от автора "Альтернативной цивилизации" в отношении оценки возможностей решения перечисленных проблем, посчитав большинство из них просто утопиями. Материал, изложенный в настоящей книге, позволяет несколько иначе оценить проблематику преодоления цивилизационного кризиса. По п.п. 1 и 2 сама постановка проблемы совершенно невразумительна. У человечества возникла потребность не в восстановлении мифических балансов, которых никогда и не существовало, да еще в столь остром проблемном варианте, а в удовлетворении роста потребности в самой энергии для обеспечения быстро растущего производства и не менее быстро улучшающегося быта. Выше было показано, что серьезно, т.е. по назревшим потребностям, увеличить производство ходовых видов энергии невозможно; запасы природных запасов энергетического сырья быстро истощаются; появления новых планетарно значимых источников энергии (а не ветряков и прочей деревенской экзотики) ожидать, вероятнее всего, не следует. Стало быть, данная проблема прямого решения не имеет пока что ни в какой цивилизации. Выражение "демографический баланс" является обычным образчиком пустословия. Реальные демографические проблемы связаны с перенаселением планеты в целом и крайней неравномерностью сложившейся к настоящему времени структуры заселенности суши. Естественным путем эти проблемы не "рассосутся", а на организованный планетарный каннибализм даже современное безнравственное человечество все же не способно. Во что данная проблема в скором времени выльется - одному Богу известно, но хорошего исхода ждать не приходится. С экологией тоже все примерно ясно: планета устала убирать грязь за расплодившимся неряшливым человечеством, да и девать-то эту грязь уже некуда. Продолжаем пакостить дальше в надежде, что планета не будет спешить ответить нам в отместку чем-нибудь вроде газового удушения, глобальной пандемии и иных экологических оплеух глобального масштаба. Разоружаться человечество также еще очень долго не согласится: глобализация глобализацией, а в то же время около десятка локальных (или региональных) цивилизаций поглядывают друг на друга настороженно, тая не слишком добрые намерения. Конечно, не пауки в банке, а все же... А вот с "пятым пунктом" мы, как говорится, приехали: люди в конечном итоге всегда думают и заботятся о людях, а не о зверях, рыбах или железках. Вот только ничтожное меньшинство заботится прежде всего обо всем остальном человечестве, а остальные - исключительно о себе: и политики, и бизнесмены, и простые трудяги. В преддверии катастрофического по своим последствиям для всех и каждого кризиса жизни подобная социальная позиция совершенно неразумна, но ведь человек назван учеными "разумным" затем, чтобы отличить его от зверя - и только-то!
   В условиях системного кризиса планетарного характера человечеству все же придется поумнеть и начать выстраивать иной глобализм - без лгунов и дураков во власти, воров в экономике и лукавых пасторов в храмах. "Постэкономической революции" не будет. Глобальный ресурсный голод и неизбежный промышленный кризис заставят мировое сообщество действовать сообща и внедрять новую этику поведения в политическую и экономическую жизнь. Мировая олигархия неизбежно потерпит моральную и экономическую катастрофу, если рассматривать ее с позиций старой шкалы демократических ценностей; а установить глобальную диктатуру наподобие "Железной пяты" у нее не хватит ни сил, ни духа: народы Америки и Западной Европы - это все же не народ России, оказавшийся способным предавать собственные жизненные интересы ради пустых лозунгов. К сожалению, в силу инерции и глупости будет бездарно потеряно много сил, ресурсов и времени, что усугубит тяготы переходного периода, которые лягут на плечи детей и внуков теперешнего поколения, за что они совершенно справедливо будут винить своих безмозглых предков - точно так же, как в современной России молодежь не в силах понять, почему их деды и прадеды скинули царя, объявленного теперь святым, и несколько лет безжалостно резали друг друга за пустые идеи немецких книжников.
   Признание необходимости отказа от чисто потребительского отношения к жизни потребует действительно глобальной перестройки всего материального и духовного уклада жизни человечества. К примеру, в условиях господства потребительских отношений функционирование рынка подчиняется требованию максимализации индивидуальной выгоды, оцениваемой универсальным показателем - прибыльностью, легко абстрагируемой от товарной конкретики с помощью денежного обеспечения торговых операций. Но ведь обществу конкретных потребителей нужна функциональная полезность товара как такового, а вовсе не связанные с ним денежная и прибыльная составляющие. Рынок как организация для извлечения индивидуальной прибыли для его участников обществу новой цивилизации станет не нужен с точки зрения целесообразности его существования. Следует также учесть, что современный рынок в качестве арены конкурентной борьбы в торговой игре еще и аморален. Разумеется, такой глобальный общественный феномен обществу будущего не нужен ни при каких условиях! Зато имеет право на жизнь рынок, лишенный императива прибыльности; рынок, функционирующий исключительно для обслуживания схемы спрос - предложение. При этом спрос должен быть целесообразен и для индивида, и для общества в целом. Таким образом, в новой цивилизации рынок будет функционировать исключительно по законам продуктивной ценности товаров, а не прибыльности. Подобный рынок будет вполне соответствовать натуральной экономике цивилизации, основанной на наличности земли, природных и трудовых ресурсов и в этом смысле являющейся антиподом современной виртуальной экономики. Разумеется, новая цивилизация будет так же потреблять, как и любой живой организм, однако эгоизм будет подавлен общественной целесообразностью и полезностью. При этом отдельный человек станет реально глобализованным индивидом, материально и нравственно. Иного формата отношений индивид - общество человечеству будущего в принципе не дано, если оно действительно захочет обеспечить свою выживаемость на длительный период времени, сохраняя достойный человека цивилизационный уровень. Эмансипация личности не может и не будет распространяться на общественно необходимые обязанности. Иная организация новой цивилизации окажется нежизнеспособной. Возможно, что именно предложенная выше многоступенчатая система выборов способна кардинально решить и проблему устранения виртуальности из политики. Современные виртуальные выборы - это маска в демократической пьесе, которую периодически разыгрывают закулисные режиссеры на избирательной сцене. Внедрение новой избирательной системы способно отразить и выявить все реальное разнообразие интересов любой нации, а также ее реальное мнение относительно социально-политических, экономических и культурных ценностей.
   При анализе тенденций развития глобализации удобно использовать наглядные примеры, ничуть не упрощающие реальную картину исторического процесса, инвертированного из прошлого через настоящее в будущее. Однополярная модель выглядит просто до языческой примитивности: на заоблачной вершине Олимпа восседают США и более мелкие боги их "золотого окружения"; от подножия горы во все стороны расстилаются равнины, населенные многочисленными варварами, не умеющими ни думать, ни повелевать. Исторический процесс запрограммирован богами, воля и веления судьбы стекают с Олимпа по склонам вниз, не позволяя варварам одичать в окружении унылой и суровой природы. За это варвары тащат в гору самое ценное, что у них есть: пищу богов, энергетический нектар жизни, которого полно на равнине, но нет на голой вершине. Баланс взаимных интересов вполне соблюден по принципу "каждому свое", при этом никакого перемешивания богов с варварами в принципе быть не может. Боги живут все лучше, варвары несут наверх все больше. Процесс стабилен до тех пор, пока варварам удается удовлетворять возрастающие потребности плодящегося в неге избранного судьбой населения горы. О том, что будет "потом", когда запасов нектара перестанет хватать, боги всерьез не задумываются, а варвары, как уже говорилось, думать вообще не способны.
   Двухполярную модель представить сложнее. Варварская долина покрыта разновысокими горами и холмами, поэтому далеко не все, что спускается с Олимпа, достигает их вершин. Отдельные горы, на которых обосновались Китай и Индия, столь высоки и внушительны, что вожди на их вершинах считают себя титанами, не уступающими в силе богам. В такой модели, более близкой к политическим и экономическим реалиям современности, которые явно не желают признавать США, взаимоотношения Олимпа с крупными варварскими племенами развиваются по более запутанным и непредсказуемым сценариям. Как известно, олимпийцев потеснил, а потом и вовсе изгнал с поднебесья варварский Христос, на которого, в свою очередь, хмурят брови и Гаутама, и старик Конфуций. Богатый и зазнавшийся от олимпийского сверкания "золотой миллиард", с одной стороны, и бедный, но многолюдный и богатый ресурсами варварский ареал, с другой стороны, и представляют два реальных и совершенно разных мира, исповедующих принципиально разные идеологию и мораль и озабоченных совершенно различными проблемами, несовместимыми ни в каком надуманном глобализме. Собственно, в данной модели теряет содержательный смысл и сама многополюсность: есть богатый и бедный миры, столь же далекие друг от друга, как верхний и нижний миры христианства или буддизма. Просто из этических соображений нельзя награждать бедный мир унизительными по смыслу эпитетами, поэтому лишенный даже намека на социальное содержание термин "полюс" вполне прижился в международном политическом лексиконе.
   Россиянам наиболее интересен, конечно, вопрос о том, каково конкретное место России в двухполярном мире - и по расположению, и по значимости? По поводу размещения вряд ли можно оспорить утверждение, что Россия располагается как раз на очень неустойчивом и ответственном месте на границе двух миров. Географически западный мир распространяется на всю Западную Европу и охвачен военно-политической системой НАТО. Ареал противоположного мира, не умаляя значения Латинской Америки, следует по праву разместить в Центральной и Южной Азии, где проживает более половины человечества, преимущественно беднейшей его части. Россия как географически величайшая евразийская держава протяженностью с востока на запад в 11 тыс. км попадает как раз на стык обоих миров, в неравновесную рифтовую зону соприкосновения двух громадных человеческих цивилизационных континентов, любые подвижки которых непосредственно воспринимаются прежде всего необъятной российской пограничной периферией. На Москву недобрым взглядом посматривают два монстра старой цивилизации. Один из них - США, натовский гегемон, заплывший в Западную Европу в середине прошлого века и не собирающийся с ней расставаться и по сей день. Этот заокеанский монстр крылат, зубаст и потому очень опасен, даже когда сыт. Другой монстр - Китай - привалился своей громадной тушей к восточным рубежам России. Зубов у него поменьше, да и крылья жидковаты для столь тяжелого тела. Зато он голоден, а умение летать ему без надобности: к соседке можно и доползти по пустой тайге. У обоих монстров достойных их аппетита потенциальных жертв, кроме России, нет. На этот счет имеется вполне авторитетное мнение осведомленного евразийца А.Панарина: "Численность нашего населения за Байкалом - всего около 10 млн. Между тем население соседнего Китая превысило 1,2 млрд. человек (Панарин оперирует данными 1995 года - Е.Т.). Пахотный клин в расчете на душу населения в этой стране в 9,5 раза меньше, чем в бывшем СССР. Сложилась ситуация беспрецедентной встречи перенаселенного цивилизационного региона, имеющего сотни миллионов свободных и энергичных рук, и нашего, отличающегося огромными природными богатствами и демографическим вакуумом. На долю Сибири приходится 80% всех разведанных запасов угля (свыше 160 млрд.тонн), 7,1 млрд. тонн железных руд, 98,5 млн.тонн марганцевых, свыше 41 млрд куб.м древесины. Вне человеческого приложения все эти богатства лежат мертвым грузом. В мире, по-видимому, зреет "заказ" на освоение этого неиспользованного или бездарно разбазариваемого богатства, и число соответствующих претендентов, ждущих своего часа, растет" ("Реванш истории", М., 2005 г., с. 271). И оно действительно растет, поскольку за прошедшее десятилетие значительно обострилась проблема перенаселения и в азиатских исламских государствах. Если бы не созданный исключительно собственным трудом народа в оплеванное демократами советское время ракетно-ядерный щит, то Россию уже давно бы сожрали залетные или таежные хищники. Не обошлось, видимо, и без определенной степени исторического везения. В 90-х годах российская армия была настолько слаба и дезорганизована, что югославский вариант по отношению к России наверняка планировался в штабах НАТО примерно на то же время, если не ранее. Однако США повторили свою "стратегическую ошибку" конца 40-х годов, когда, единолично обладая ядерным оружием и надежными средствами его доставки, не перевели "холодную войну" против Сталина в горячую фазу, рассчитывая на самопроизвольный развал советской системы после разорительной мировой войны и колоссальных человеческих потерь. В 90-х годах американцы опять понадеялись на распад экономически разрушенной и разворованной России не без активной помощи многочисленных предателей из "пятой колонны", которые забрались даже в прежде недоступные кремлевские кабинеты. Дефолт 1998 года подготовил и правовую основу для принятия жестких международных санкций против безнадежного должника. Но дестабилизация нефтяного рынка отсрочила начало военной акции, а затем последствия российского дефолта были очень быстро замыты потоком нефтедолларов - и удобная причина для вооруженного вмешательства в дела России отпала. А вот президент Югославии Слободан Милошевич за упрямство и национальную строптивость был наказан Америкой по полной программе!
   Видимо, все те, кто рассчитывал на бескровный и практически беззатратный захват российской территории и ее ресурсов, получили достоверную информацию о том, что российские стратегические силы сдерживания приведены правительством Путина в ту минимальную готовность, которой достаточно, чтобы нападающей на Россию стороне уже нельзя было рассчитывать на локальность вооруженного конфликта с целью изменения извне политического строя страны, как это случилось с суверенной Югославией. Иначе невозможно объяснить ту осторожную медлительность, с которой НАТО постепенно, шаг за шагом, улучшает свои стратегические позиции на территориях бывшего СССР. Не менее осторожны в своих внешнеполитических действиях Китай и Япония. Пока что тяжелый ресурсный кризис - это все же перспектива ближайшего будущего, но не настоящего; поэтому ядерная или масштабная неядерная война в Евразии не является единственным эффективным решением проблем развития и тем более выживания, как это, к примеру, представлялось руководству нацистской партии Германии в конце 30-х годов прошлого столетия. Существует и еще одна веская причина, по которой война с Россией на уничтожение для НАТО и тем более Китая малопривлекательна. Европейская часть России с административными центрами в Москве и Петербурге ни Западу, ни Востоку не нужна; тяжелая война с европейской Россией за обеспечение доступа к сибирским кладовым ископаемых, удаленным от Москвы на многие тысячи верст, с экономической точки зрения нелогична. Ведь российская Восточно-Европейская равнина без нефти и газа - это совсем не лакомый кусок для Западной Европы или южан. Действительно, из 12 месяцев 8 приходятся на отопительный сезон на подавляющей части указанной территории, съедающий уйму энергоресурсов. Климат в основном неустойчивый и холодный, провинция утопает в грязи и снегу с сентября по май, дороги длинные, кривые и отвратительного качества вследствие годового перепада температур от -30 до +30, земледелие рискованно. Провинциальное население мало цивилизовано, обозлено на плохие условия жизни и потому склонно к воровству и бандитизму. Такая Россия нужна только привыкшим ко всему русским, которых, если отнять у них Сибирь, завоевателям придется кормить и отапливать. А ведь этих русских только на запад от Урала насчитывается не менее 110 млн, а с почти неотличимыми от них белорусами и еще больше. Даже китайцам с ними не управиться и тем более не ужиться, не говоря уже о европейцах. Так что при поддержании Россией своей обороноспособности на достаточном уровне в ближайшие два десятилетия ей вряд ли стоит беспокоиться относительно наличия у кого-либо в отношении нее серьезных агрессивных намерений. И тогда российский сырьевой аргумент способен приобрести глобальное значение для будущего человечества, если, конечно, у России появится действительно прогрессивное правительство национально-государственной ориентации.
   Умное национальное правительство; патриотически настроенная интеллигенция, прежде всего научно-техническая; сохранившиеся значительные природные и человеческие ресурсы - это именно то, что обеспечит России прочную перспективу вхождения в новое будущее отживающей свой долгий век старой мировой цивилизации не на правах навоза для удобрения западных технологий жизни, а одним из новых цивилизационных лидеров, если вообще не единственным. России нет необходимости тянуться ни за старосветским модерном, ни тем более за восточным средневековьем. Если она изберет свой, срединный путь, основанный на политических балансах вовне и справедливости отношений внутри себя, то мировой кризис затронет ее в минимальной степени в силу одной лишь обеспеченности практически всеми видами важнейших природных ресурсов на более длительный срок, чем Запад и Восток. Последовательно проводимая политика жесткой ориентации не на виртуальный валютный рынок, а на собственные продуктивные возможности и внешнеторговый бартер неизбежно выведет Россию в мировые лидеры, что вообще снимет вопрос о всяких полюсах и гегемонизме. Лидерство России, основанное на установлении и защите действительно справедливых экономических и, как следствие, политических отношений между странами, окажется чрезвычайно полезно прежде всего самой российской государственности и многострадальному трудовому народу, а не бизнес-олигархам и "ворам в законе" в лице коррумпированной чиновной элиты. Настоящая стабильность в России наступит тогда, когда воровать в ней станет и невыгодно, и стыдно. Путину и его команде до подобной стабилизации еще ох как далеко!
   В России высший по должности руководитель личными усилиями способен принести обществу огромную прибыль только за счет одной лишь порядочности и честности (ум, естественно, предполагается apriori): ведь если он не позволит транжирить и воровать национальные ресурсы и труд сограждан, то это превратится в десятки триллионов рублей чистой экономии и прибыли! Сплотившаяся сейчас вокруг российского властного кормила элита подобного лидера из своих рядов выдвинуть не может, поскольку лично ей - вполне обустроенной и благополучной - он не нужен и вреден. Корень зла и якорь на ногах России - это именно ее сформировавшаяся за последнее десятилетие политико-экономическая элита, которую нищенство собственного народа вполне устраивает и которую поэтому нет никаких оснований именовать отечественной. С такой элитой в центре и на местах удел простого российского народа, а с ним и всей России, печален в своей безысходности. Успех реформ Петра Первого историки объясняют прежде всего тем, что он вместо недееспособной, но зажиточной аристократии ввел во власть новую многочисленную, национально ориентированную державную элиту, которая быстро вывела российскую империю в число признанных европейских лидеров. Сейчас все тот же чисто субъективный российский элитарный фактор явно тормозит успешное развитие государственности на благо всего народа. Главная организационно-пропагандистская задача будущей новой Партии в свете сказанного представляется совершенно очевидной, ее достижимость - всецело в руках национальной совести, трудолюбия и времени.
  
  

Заключение.

  
   Россия включена в глобальный исторический процесс, с которым неразрывно связано и ее настоящее, и будущее, которое российскому народу хотелось бы видеть более светлым и счастливым по сравнению с сегодняшней безрадостной для большинства действительностью. К сожалению, цивилизация предыдущего тысячелетия в силу общеизвестных исторических обстоятельств, отягченных субъективными заблуждениями и даже дьявольскими замыслами отдельных общественных движений и личностей, не смогла решить глобальные экономические и гуманитарные задачи, ограничившись удовлетворением неуемных материальных потребностей 1/6 части населения планеты за счет сырьевых ресурсов отсталых в технологическом отношении регионов. Но скорый закат нефтегазовой эпохи неминуем, и старая, хищнически иждивенческая цивилизация уйдет в небытие вместе с ней, уступив место новой и, как хотелось бы надеяться, более справедливой цивилизации, черты которой даже в ближайшей перспективе проглядываются с большим трудом. Так уж получается, что только планетарное бедствие, каким представляется неотвратимо надвигающийся глобальный энергетический кризис, сможет вразумить погрязшее в средневековом варварстве человечество и направить его на путь истинного гуманизма. Путь этот чрезвычайно труден, но идя по нему, люди имеют шанс сохранить себя во вселенной как очаг разума, за который ни им самим, ни их потомкам не будет стыдно. Современная Россия, не снимая с себя забот об общечеловеческом, тем не менее осознает, что она никому из своих ближних и дальних соседей ничего не должна и ничем не обязана, чего нельзя сказать о ее собственном народе, не раз обманутом и обворованном потерявшими стыд и совесть предприимчивыми соотечественниками. Время и возможности для восстановления общенародной социальной справедливости у россиян пока еще есть, было бы желание жить по труду и по справедливости.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   194
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"