Ткач Руслан Игоревич: другие произведения.

Молот Роя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:

 

There's a scar on your heart
But your journey's just begun
A distant light that's worth the fight
The story's far from done...

Пролог



  Яркий холодный свет буквально заливал лабораторию, отражаясь от многочисленных полированных поверхностей оборудования. Если после короткого, но интенсивного штурма здесь и остались какие-то повреждения, к визиту монаршей особы их успели устранить. Жестом руки оставив охрану в коридоре, император Валериан прошёл в открытый проём и направился к стене, половину которой занимало большое затемнённое окно, затянутое голубоватым свечением силового поля. Держась на шаг позади, за ним проследовал доктор Юнас Эверланн. С едва уловимым шорохом опустилась дверь, отсекая их от остальных людей. Валериан несколько мгновений рассматривал своё бледное отражение в тёмном окне. Кожа фарфорового цвета, полноватые губы, из копны золотых волос, обрамлявших симпатичное, почти красивое лицо, выбивалась одна непослушная прядь. В его чертах присутствовала мягкость, доставшаяся ему с генами матери. Но с каждым годом всё яснее проявлялся лик отца. Благородный абрис лица стал жёстче, высокий аристократичный лоб прорезали глубокие морщины, скулы заострились. И глаза, уже не цвета грозовых облаков, но отливающей синевой стали.
  - Покажите мне её, - кратко бросил он, не оборачиваясь.
  - Да, Ваше Величество, - ответил учёный и незмедлительно что-то нажал на своём датападе.
  Сталепласт окна тут же обрёл прозрачность, открывая взгляду соседнее помещение с четырьмя сферическими многогранниками на круглых постаментах, к которым подходили жгуты проводов и трубок. Три из них были отключены и пусты, однако четвёртый являл собой исключение. Перемигивались индикаторы на постаменте, на двух его боковых мониторах постоянно сменялись строчки золотисто-жёлтых букв и цифр, выводились какие-то графики и диаграммы. Но главное, внутри гранёной сферы, заполненной какой-то жидкостью, была Она.
  Точно такая же, какой Валериан её увидел в причальном шлюзе "Буцефала", зависшего над Чаром. Изящная стройная фигура, красивое лицо... и длинные хитиновые дредлоки на голове. Сара Луиза Керриган, Королева Клинков. Палач миллиардов и спасительница всего живого. Ради сохранения жизни которой он пошёл против собственного отца. Император молча покачал головой. Та, что пребывала за бронированным стеклом, никак не могла быть Сарой. Истинная Керриган переродилась в зел'нага, обретя невообразимую мощь, что позволила ей одолеть падшего "бога" Амуна. Но и сама она исчезла в этой битве, заплатив, возможно, собственным существованием за победу. Разведка Доминиона сбилась с ног, рыская по всему сектору, но так и не сумела найти её следов. Зато, кроме прочего, обнаружила эту лабораторию. И не где-нибудь, а в самом Августгарде! Заодно насолив Отделению внутренней безопасности Доминиона, просмотревшему подобную активность в столице.
  - Да, доктор, она и впрямь похожа на Керриган, - произнёс Валериан, обернувшись к учёному. - Сколько, напомните, она здесь?
  - Судя по обнаруженным записям, Ваше Величество, этому образцу чуть больше года. Если изволите точней - 387 суток.
  - Если так, то как давно они в целом тут работали?
  - Из того, что удалось выяснить, первые научные изыскания на объекте начались не позднее осени 2503 года, - ответил Эверланн и тут же добавил. - Но это касается именно исследований. Административными документами объекта занимается майор Лодевейк Веддер.
  - Я знаю, доктор. Научные изыскания, их курировал не доктор ли Эмиль Наруд?
  - Да, Ваше Величество, его имя часто встречается в записях, относящихся к начальному периоду работы объекта, - кивнул учёный. - Затем работы возглавил некто Карл Ротванг. Признаюсь, мне не известен учёный с таким именем.
  Валериан сжал кулаки, подавляя всколыхнувшийся в нём гнев. Коварная тварь, прятавшаяся под личиной доктора Наруда, обвела его вокруг пальца, словно мальчишку. Даже осознания того факта, что падший зел'нага тайно использовал в своих целях не его одного, не хватало для того, чтобы смягчить горечь вызываемой этим воспоминанием внутренней досады. Валериан доверял доктору, восхищался его поразительными знаниями о зергах и зел'нага, а тот едва не убил его на станции "Прометей". Впрочем, Наруд был уже давно мёртв, а все его планы пошли прахом. Спасибо Керриган.
  - Сейчас это не важно, - покачал головой Валериан. - Как и на кого работала эта лаборатория выяснят соответствующие службы. Обязательно выяснят. В данную минуту меня интересует результат здешних экспериментов. Та женщина - клон Керриган или искусная подделка?
  - Простите, Ваше Величество, но покуда мы не изучили все имеющиеся материалы и не провели собственных исследований, я не могу делать категоричных заявлений на этот счёт...
  - Никто от вас не ждёт окончательного ответа, доктор Эверланн, - в голосе молодого Менгска послышались металлические нотки. - Мне хватит и предварительного заключения. Вам это ясно?
  - Д-да, Ваше Величество!
  - Тогда я слушаю. Только учтите, генетика никогда не была моим увлечением.
  - Да, понимаю... Насколько мы можем судить, этот образец... эта женщина имеет гибридный геном на основе различных вариантов генома Керриган.
  - Что вы хотите этим сказать? - Валериан помрачнел, стоило ему услышать о гибридах.
  "Фальшивые зел'нага", словно вынырнувшие из ночных кошмаров противоестественные гибриды зергов и протоссов. Впервые Валериан, тогда ещё мятежный принц, столкнулся с ними в коридорах станции "Прометей", и отголоски пережитого ужаса до сих пор обитали в потаённых уголках его сознания. И это не говоря о тех смертях и разрушениях, что принесли эти твари в миры Доминиона позднее. Ещё одно мрачное наследие самонадеянности его отца и коварства Наруда.
  - Если верить имеющейся информации, на объекте находились образцы генетического материала, которые можно разделить на три группы: исходный, постметаморфозный и постреморфозный, - пояснил доктор. - В отдельных записях встречаются упоминания о необходимости заполучить некие "образцы новой формы", но были ли они найдены и использованы - пока не ясно.
  - Утрируя, они смогли добыть кровь разных инкарнаций Керриган, а затем просто смешали?
  - В первом приближении, да, Ваше Величество. Однако процесс создания был совсем не прост и, как показывают опросы выжившего персонала, нередко оканчивался неудачей. Образец, который мы наблюдаем, отмечен как четырнадцатый. Предыдущие были по разным причинам уничтожены, хотя полученный от них генетический материал и использовался в дальнейших исследованиях.
  - Вот значит как, - задумчиво произнёс император. - Доктор, а в процессе опытов не использовался генетический материал протоссов?
  - Могу заявить, что с высокой вероятностью нет, Ваше Величество.
  - Это обнадёживает, - вновь повернулся к окну Валериан. - Ей всего год, а выглядит словно взрослый человек. Как это возможно?
  - Мы покуда не можем точно сказать, но склоняемся к гипотезе о влиянии зерговой составляющей её генома, - ответил учёный и вздохнул. - Хотя некоторые высказываются за то, что применяемая здесь технология позволила бы клонировать со схожей скоростью и обычного человека. Но какие это может нести последствия для организма, я предсказать не берусь.
  - Понимаю вас, доктор. Получается, у нас в руках потенциально один из сильнейших псиоников, с телом взрослой женщины и разумом младенца, - заключил Валериан, но заметил на лице учёного нерешительность. - Или вам есть что-то добавить?
  - Простите, Ваше Величество, однако образец обладает сознанием и памятью Сары Керриган.
  Светлые брови императора взмыли вверх, и он резко повернулся к собеседнику, взметнув полы своего алого плаща.
  - Быть может я и не специалист, доктор, но насколько мне известно, все измышления о передаче воспоминаний через генную память годятся разве что для комиксов.
  - Вы несомненно правы, Ваше Величество. Однако речь не идёт о пресловутой генетической памяти в столь вульгарном её понимании. Здесь использовалось некое устройство, возможно, являющееся артефактом. В найденных записях оно не упоминается, однако остались свидетели его использования на образцах. Сведения, разумеется, обрывочны, но позволяют предположить, что феномен переноса личности связаны с оным устройством.
  Серые глаза Валериана - страстного археолога - загорелись огнём. Ребенком он едва ли не каждый день часами копался в грязи в поисках следов иных цивилизаций, которых не могло там быть. Теперь же огромные мощности Доминиона использовались для того, чтобы искать в секторе Копрулу реально существующие артефакты, многие из которых остались от зел'нага.
  - А само устройство, где оно? - не выдавая голосом волнения, спросил он.
  - Примерно за месяц до нашего прибытия сюда, оно вместе с частью материалов по проводившимся исследованиям было похищено группой сотрудников. Упоминания в записях об этом происшествии были весьма эмоциональными.
  - Очень жаль, - с досадой протянул молодой Менгск. - Впрочем, об этом позже узнаем у майора Веддера. Насколько полным был перенос личности?
  - Сложно сказать, Ваше Величество - мы выводили образец из сна всего несколько раз и на непродолжительное время. Исходя из результатов опросов, образец обладает обширными знаниями о жизни Сары Керриган и событиях в мире в соответствующий период, но воспоминания обрываются на моменте реморфоза.
  - То есть она считает, что её только что спасли с Чара?
  - Можно выразиться и так, Ваше Величество.
  Валериан в задумчивости помял подбородок. Он знал, что артефакт зел'нага, который Рейнор использовал, чтобы вернуть Керриган человеческий облик, передал высвобожденную при этом энергию в руки Наруда. Мог ли он скопировать и личность Королевы Клинков? Для граничащих с магией таинственных технологий зел'нага, это не казалось невозможным. Даже протоссы как-то могли переносить сознание своих павших тамплиеров в боевых роботов. Но мог ли тот, кто прятался под личиной Наруда, изменить копию личности Керриган, превратить в свой послушный инструмент, подобно Сверхразуму зергов? Этого тоже нельзя было исключать. Значит этот плавающий в своей стеклянной утробе образец мог представлять собой угрозу Доминиону.
  С другой стороны, и Наруд, и его владыка Амун были повержены. А Доминион нуждался в средстве, способном останавливать нападения одичавших зергов, и тем самым выбивать почву из-под ног у критиков из оппозиционных "Защитников человечества" и им подобных, в последнее время позволявших себе излишне много. Да и козырь на случай неизбежных конфликтов с Верховной королевой Загарой тоже не оказался бы лишним. Но Королева Клинков? Уж очень своевольный и непокорный козырь, готовый стать самостоятельным игроком.
  - Доктор, каковы шансы воспроизвести процесс?
  - Вы имеете в виду?.. Если клонировать последний удачный образец, то вероятность успеха крайне высока, Ваше Величество. Но это будет tabula rasa - обыкновенный клон с бодрствующим сознанием, которого придётся обучать, словно ребёнка.
  - Такой вариант меня более чем устраивает, - одобряюще кивнул Валериан, принимая решение. - И начните подготовку образца к транспортировке - её необходимо изучить, но в другом месте. Я не хочу рисковать Августгардом, если Керриган одолеет плохое настроение.
  Глядя на полное профессионального энтузиазма лицо доктора Эверланна, Валериан отдавал себе отчёт, что становится на скользкую дорожку. Подобные эксперименты, выйди они из под контроля, могли обернуться настоящей катастрофой. И не надо никакого вмешательства кого-нибудь вроде Наруда - от случайностей никто не застрахован. Но Доминион должен был оставаться сильным, если хотел процветать на благо своим гражданам. Si vis pacem, para bellum - так говорили древние на далёкой прародине. Горькая ирония, что именно с прародины могла вновь прийти угроза миру. Как, впрочем, и из любого иного уголка галактики. А значит он, император Валериан Менгск, обязан сделать всё от него зависящее, чтобы Доминион оказался готов к следующей войне... и следующей, и следующей.
  
  * * *
  
  Более чем километровой туше линейного крейсера, парившего в космическом пространстве, сложно было похвастаться изяществом форм. Никаких утончённых линий и затейливых изгибов - более всего силуэт корабля напоминал молот на массивной рукояти, к которой кто-то приделал короткие громоздкие крылья и двенадцать ядерно-осколочных двигателей. Исключительно утилитарный, определяемый лишь функциональностью дизайн рабочего инструмента. Вот только облепившие корпус сверху и снизу грузовые модули создавали впечатление грузности и неповоротливости.
  - Не понимаю, почему нельзя было отправить этот корабль за нами на Корхал, а уже оттуда двинуться к нашей цели? - оторвавшись взглядом от изображения на обзорном экране, поинтересовался доктор Вито Корси. - Или сразу отправиться туда самим на этом? А вместо этого вынуждены всё усложнять и лететь на рандеву посреди ничто.
  - Секретность, доктор, - спокойно ответил майор Веддер, бросив быстрый взгляд на занятых своим делом пилотов. - Появление близ столичной планеты линейного крейсера в таком виде, привлекло бы ненужное внимание. А чем меньше людей будет знать о нашем, скажем так, путешествии, и о его конечном пункте, тем лучше.
  - Куда уже меньше-то? Я сам не знаю, где будет находится наша исследовательская база, а ведь я, как никак, руководитель научной части экспедиции.
  - Если это вас успокоит, доктор Корси, то я тоже не в курсе - координаты базы известны только капитану корабля. А точнее, координаты системы, где эту базу придётся создать под вашим чутким руководством.
  - Да-да, разумеется, - вздохнул Вито. - Надеюсь, там, куда мы прибудем, подходящее место найдётся быстро. И, желательно, на планете, а не каком-нибудь мелком планетоиде. Не хотелось бы обитать в излишней тесноте, учитывая особенности наших подопечных.
  - Время покажет, - пожал плечами майор.
  - Верно, - кивнул доктор и вновь взглянул на обзорный экран. - Любопытно, что за "круизный лайнер" нам достался?
  - Линейный крейсер "Гэсэр", - едва улыбнулся уголком губ Лодевейк, доставая свой датапад. - Сошёл со стапелей верфи, принадлежавшей Транспортной Гильдии Келанис, в далёком уже 2481 году. Прошёл три крупные модернизации в 2490, 2499 и 2506 годах, не говоря о множестве мелких во время ремонтов.
  - Да, новым его сложно назвать.
  - Уже не молод, но далеко ещё не стар. И в целом, достаточно любопытный корабль.
  - Чем же? - вскинул бровь Вито. - Если забыть про грузовые модули, то выглядит довольно обычно - такие же показывают в репортажах UNN или на парадах в Августгарде.
  - Дело не в его конструкции, хотя специалисты и энтузиасты в нём много любопытного обнаружат, - не отрывая взгляда от датапада, пояснил майор. - А вот "послужной список" корабля дело совсем другое - не всякий может похвастаться, что пережил пять войн и сменил четыре флота.
  - Повезло кораблю... довольно специфически повезло, - доктор ухмыльнулся. - Хотя не мне рассуждать о везении - отправляюсь на край ойкумены изучать величайшую массовую убийцу в истории человечества вместе с её зверушками. В то время, как доктор Эверланн обживается в той столичной лаборатории.
  - Завидуете? - поинтересовался Лодевейк.
  - Да, завидую. У меня, между прочим, жена, и она совершенно не в восторге остаться одной на ближайший год или больше.
  - Вы могли и отказаться.
  - Майор, я всё таки учёный, - вскинул подбородок Вито, а затем вздохнул. - Да и не отказываются от подобных предложений, сами понимаете.
  - Понимаю.
  - Научный и гражданский долг... - доктор задумчиво потер переносицу, глядя в сторону, а затем вновь взглянул на собеседника, вопросительно подняв белесые брови. - У вас есть семья?
  - Родители погибли на Тарсонисе, а женой и детьми я так и не обзавёлся, - не выдавая лицом никаких эмоций, ответил майор. - Но последнее и к лучшему при моей работе. Одним достаётся семейная жизнь, другим - обязанность защищать семьи.
  - Соболезную.
  - Не стоит, доктор - сложно сейчас найти того, кто не потерял бы кого-то из близких.
  - Да, вы правы конечно. Это десятилетие стоило всем нам очень дорого.
  - И мы должны приложить все усилия, чтобы подобное не повторилось, - заключил Лодевейк.
  Во взгляде майора читалась железная решимость, какой доктор прежде не замечал, хотя со времени их знакомства прошло уже более полугода. "А ведь он искренне так считает, - с некоторым удивлением понял для себя Вито. - Для него это не пустая, формальная фраза - он готов отдавать все силы ради цели. К добру ли?"
  - Капитан на мостике! - возвестил холодный безэмоциональный голос адъютанта, одновременно со звуком расходящихся створок.
  Майор и доктор обернулись, увидев входящего командора Герта Верлиндена, в своём неизменно свежем, идеально отутюженном тёмно-синем кителе и начищенных до блеска высоких сапогах. Тот скользнул по ним взглядом, коснулся пальцами фуражки у виска и коротко кивнул, направившись к вахтенному офицеру принимать доклад.
  - Раз уж капитан здесь, значит мы скоро начнём стыковку? - предположил доктор Корси.
  - Стыковаться мы вряд ли будем, но корабль сменим уже скоро, - кивнул майор. - Лучше нам проверить готовность наших людей к пересадке.
  - Вы правы - нечего мешать экипажу делать свою работу.
  Они почти дошли до кубрика, где размещалась остальная часть членов экспедиции, отправившихся с Корхала, когда на датапады по корабельной сети пришло сообщение, приглашавшее пассажиров в ангар.
  - Даже карта маршрута есть, - глядя в датапад, удивился доктор. - Право, не думаю, что кто-то не нашёл бы дороги.
  - Наверное, капитан предпочитает перестраховаться, чем искать какого-нибудь потерявшегося чудака по всему кораблю, - усмехнулся Лодевейк.
  У дверей кубрика они пропустили первых собравшихся учёных, нагруженных сумками и кофрами, после чего прошли внутрь. Вскоре, вслед за ними забежало ещё несколько людей, которых сообщение застало вне кубрика. Они споро доставали свой багаж с полок и из рундуков, без лишней сутолоки покидая помещение. Лишь убедившись, что никто из их подчинённых не оставил своих вещей, Корси и Веддер направились за остальными.
  - Признаться, удивлён, что вы ограничились одной лишь сумкой, - заметил майор. - Остальные ваши коллеги проявили большую запасливость.
  - О, тут всё просто, - с серьёзным лицом пояснил доктор. - Когда ты в руководстве экспедиции, то можешь выделить под личные вещи целый контейнер.
  Ангар встретил их неизбежными шумом и суетой: техники увлеченно возились с транспортными шаттлами, жестикулируя и перекрикиваясь, ворчали сбившиеся в плотную кучку учёные, погрузчики загружали последние контейнеры. Где-то что-то гудело, шипело и посвистывало, раздавались короткие звонкие лязгания и глухие скрипы. Майор, хоть и прекрасно видел, что все на месте, подошёл к группе учёных провести перекличку, в то время как Вито направился к четырём морпехам в массивной силовой броне, стоявшим подле одного из контейнеров. Подъехавший было к нему ричстакер, охраной был решительно спроважен.
  - Всё в норме, док, - пробасил, судя по тройному шеврону на броне, сержант. - Никто ваш сейф не унесёт. Не в мою смену.
  - Рад это слышать, - ухмыльнулся доктор и подошёл к двери.
  Откинув защитную крышку, он пробежался пальцами по экрану, получая доступ и вызывая вывод нужной информации. Отобразившиеся на экране строчки цифр и графики сообщали, что биометрические показатели объекта находятся в пределах нормы. То же касалось и параметров состояния самих систем жизнеобеспечения и энергопитания модуля. Конечно, случись хоть какие-то заметные отклонения, Вито тут же получил бы сообщение на свой датапад. Но он предпочитал убедиться лично. Насколько позволяло время и инструкции - открывать криогенный бокс модуля до прибытия в пункт назначения категорически воспрещалось.
  - Ну что там, док? - полюбопытствовал сержант.
  - Всё в норме, сарж, - возвращая крышку на место, ответил Вито. - Можете давать добро погрузчикам.
  - Так точно, док.
  К моменту возвращения доктора, Лодевейк уже успел закончить перекличку - с неполными двумя десятками человек, это не отняло много времени.
  - Вито, мы уже думали, что ты решил лететь вместе с теми громилами, - донеслось от группы бархатистое контральто.
  И доктор, и майор - оба невольно отыскали взглядом сказавшую. Марика Орбан улыбалась полными красными губами, глядя прямо на доктора Корси. Высокая и немного полноватая женщина с короткими льняными волосами и карими, почти чёрными глазами редкой дольчатой формы хоть и не была красавицей в привычном смысле этого слова, но неизменно вызывала какие-то заворожённо-алчные взгляды, являя собой олицетворение вечной женственности. Нельзя было сказать, будто она не знала этого и не пользовалась в своих целях, но залогом её карьеры ксенобиолога стали методичность и кропотливая настойчивость. По большей части.
  - Куда же я от вас денусь? - вздохнул доктор, поправляя ремень перекинутой через плечо сумки.
  - Хорошо, все в сборе, - объявил Лодевейк, форсируя голос, чтобы его услышали на фоне всего этого шума. - А теперь предлагаю пройти в шаттл, покуда никто не потерялся.
  Подхватив багаж, учёные, нестройно и разноголосо, двинулись к ближайшему из трёх шаттлов, у опущенной аппарели которого со скучающим видом стоял бортоператор. Увидев направлявшихся к нему людей, он коснулся пальцами гарнитуры шлема, связываясь, надо полагать, с пилотом. Доложив о происходящем и тут же получив удовлетворивший его ответ, бортоператор молча кивнул и взмахом руки разрешил погрузку. Когда последний из пассажиров прошёл мимо, он следом поднялся в грузовой отсек и принялся флегматично показывать, как раскладывать сидения вдоль бортов и закреплять багаж грузовыми стропами. Удостоверившись в том, что и люди, и их вещи надёжно зафиксированы на своих местах, коснулся пальцами терминала управления на своём левом запястье - аппарель медленно поднялась и закрыла проем грузового отсека.
  - Все на местах, готовы к взлёту, - произнёс бортоператор в микрофон, усаживаясь в своё кресло.
  Некоторое время ничего не происходило, затем с мягким гулом заработали двигатели и по корпусу шаттла прошла вибрация. Спустя ещё пару минут гул усилился, а пол под ногами ощутимо качнулся, когда едва ли на половину загруженная людьми машина оторвалась от палубы. Медленно набирая скорость, она вылетела из ангара, миновав голубое свечение силового поля, удерживавшего воздух.
  - Вот и шум затих, а значит мы уже в открытом космосе, - заметил майор.
  - Формально, мы всё же внутри корабля, майор, - возразил сидящий рядом Вито.
  - Да, доктор, вы правы, - как-то странно ухмыльнулся Лодевейк. - Хотя достаточно вспышки какого-нибудь излучения или метеороида порезвей, и уже не будет разницы, внутри мы шаттла или снаружи.
  Молодой учёный, сидевший справа от майора, одарил того изумлённым взглядом, но предпочёл промолчать.
  - Вероятность этого крайне низка, - спокойно заметил доктор, затем улыбнулся и добавил. - Я бы скорее ожидал разгерметизации или отказа двигателей.
  Оба коротко посмеялись. Остальные пассажиры так же переговаривались о своём, либо молча что-то рассматривали на своих датападах, не обращая внимания на начальство.
  - Вы знаете, я поражаюсь тому, как первые люди добирались до орбиты, - подняв взгляд к потолку, прервал недолгое молчание Лодевейк. - На готовых взорваться в любое мгновение пороховых бочках, внутри скорлупок из фольги и пробки - безо всяких гарантий долететь и вернуться. И ведь шли на это, безо всякого принуждения шли.
  - Пионеры всегда должны были обладать отчаянной храбростью и изрядной долей авантюризма, - пожал плечами Вито. - Их безрассудство превращает сопряжённую с риском неизвестность в обыденность. Тот наш предок, что не убежал от огня, наверняка казался своим соплеменникам безумцем. Но он не испугался, и вот мы здесь.
  - Не испугался и стал Прометеем, - на лице майора мелькнул тень сумрачной задумчивости. - Увы, нам такой шанс вряд ли выпадет. Задача у нас хоть и рискованная, в известной мере, но определённо обыденная.
  - Может оно и к лучшему, майор? - вопросительно изогнул бровь доктор. - Прометею довелось пожинать горькие плоды вместо лавров.
  - Мы всё равно не узнаем, - Лодевейк улыбнулся с едва заметным сожалением.
  Оставшиеся четверть часа перелёта доктор и майор провели в молчании. Дистанция между кораблями была, по космическим меркам, небольшая, но поскольку время позволяло, пилоты шаттлов держали скорость далёкую от максимальной, экономя ресурс двигателей и упрощая манёвр торможения. Наконец, машины одна за другой влетели в ангар линейного крейсера, выпуская выдвижные опоры из под обтекателей. Сам ангар "Гэсэра" мало чем отличался от такового на "Кондоре", разве что был просторнее, но из-за большей загруженности, свободного места в нём оказалось едва ли не меньше. Что не помешало пилотам успешно совершить посадку.
  К тому моменту, как аппарель "пассажирского" шаттла коснулась палубы, перед ней уже стоял молодой офицер. У него было слишком незапоминающееся лицо с бледными, невыразительными чертами и блёклыми серыми глазами, которое не красила даже любезная безучастная улыбка тонких губ. Словно в противовес неживописному обличью, форма его смотрелась франтовато: фуражка с узким, почти отвесным козырьком, приталенный китель с удлинёнными полами, ушитые галифе и сапоги с зауженными носками и отглаженными голенищами. Подобные, на грани дозволенного, отступления от уставного покроя, были "визитной карточкой" выпускников Флотской Академии. Не сговариваясь, Вито и Лодевейк направились к нему.
  - Сублейтенант Марк Саммерс, - козырнул он. - Добро пожаловать на борт.
  Однако ответа ему услышать не довелось. По ангару пронёсся протяжный вой сирены боевой тревоги, от которого у одних противно замирало сердце, и слабели колени, а у других появлялся блеск азарта в глазах.
  - Какого чёрта?! - зло процедил сквозь зубы майор.
  - Внимание! Боевая тревога! - прозвучал по громкой связи голос адъютанта. - Экипажу занять места согласно боевому расписанию!
  - Это не похоже на учебную тревогу, - мрачно заметили доктор, оглядывая происходящее.
  Бронированные створки ангара смыкались словно гигантские челюсти, техники суетливо крепили к палубе шаттлы и уже выгруженные из них контейнеры.
  - Господа, прошу всех немедленно вернуться в шаттл, - внешне спокойно обратился офицер к столпившимся у аппарели пассажирам. - Там будет безопаснее всего.
  Люди, глухо чертыхаясь и ругаясь, поспешили занять свои только-что оставленные места.
  - Сублейтенант, что происходит? - майор остановил собиравшегося уходить офицера.
  - Появились неопознанные корабли, предположительно - пиратские, - вполголоса ответил тот. - Я должен спешить на главный командный пункт, майор.
  Лодевейк коротко кивнул и последним взбежал по аппарели, которая тут же стала подниматься. Закинув сумку за спину на манер рюкзака, он с размаху уселся на сидение и пристегнулся ремнями.
  - Что вам сказал офицер? - не скрывая волнения спросил Вито.
  - Возможно - пираты, - коротко бросил майор. - А если и не пираты, то не думаю, что с иными целями.
  - Может кто-то случайно здесь появился?
  - Случайно? В необитаемой системе, у которой даже имени собственного нет? Нет, доктор, я не верю в такие "случайности", - зло усмехнулся Лодевейк. - За ними обычно скрывается тщательное планирование.
  - Так что же, мы сейчас полетим обратно? - недоумевал Вито. - Но я видел, как закрыли ангар.
  - Нет, просто в шаттле у нас больше шансов в случае разгерметизации.
  - Будет бой? - с волнением в голосе спросил молодой учёный, сидевший теперь рядом с Вито.
  - Это вряд ли, - покачал головой майор. - Грузовые модули перекрывают сектора обстрела половине орудий корабля, да и сами ничем не защищены. Я бы готовился к экстренному варп-прыжку.
  - Час от часу не легче, - пробормотал доктор.
  Лодевейк был полностью согласен с ним. Вдали от проторенных маршрутов, штурманы планировали варп-переходы особо тщательно, нередко за час и более до старта приступая к расчётам. Такой подход был жизненно необходим, поскольку из-за единственной ошибки корабль мог оказаться в сотнях световых лет от точки назначения, либо, того хуже, посреди эмиссионной туманности или в центре звезды. Алгоритмы навигационных компьютеров были совершенны, но даже бесстрастный машинный интеллект не был застрахован от ошибок. И потому, когда позволяло время, проводились повторные и контрольные расчёты, верифицировались данные внешней телеметрии, проверялась работа навигационного оборудования. К тому же, перед прыжком, варп-двигатели, как правило, запускали "на прогрев", диагностировали и тестировали, что так же требовало времени, зато сохраняло ресурс.
  Стандартная процедура планирования варп-перехода, без дублирования вычислений, сокращала время подготовки к прыжку, но сам переход, обычно, длился дольше и требовал большего расхода топлива - компьютер выдавал самый надёжный, но не самый эффективный вариант. Риски, при этом, оставались в зоне незначимых величин. Экстренный же прыжок без должных расчетов и минимальной подготовки двигателей справедливо считался авантюрой. Только личный код капитана корабля отключал в навигационном компьютере протоколы безопасности, препятствующие столь рискованным действиям.
  - Надеюсь, что это всё же какое-то недоразумение, которое сейчас разрешится, - выдавая голосом волнение, произнёс Вито.
  Его чаяния канули в небытие под мелодичную трель, что сигнализировала о готовности корабля к варп-прыжку. Сидевшие в шаттле, как, впрочем, и подавляющее большинство людей на борту, не могли наблюдать, как космическое пространство вокруг стремительно искажалось, готовясь схлопнуться в следующее мгновение. Полыхая лазоревым сиянием маршевых двигателей, массивный крейсер проваливался в варп-пространство, исчезая из реальности.
  Неожиданно, защитное поле "Гэсэра" засияло ярчайшей авророй. За ту краткую долю мгновения, что это длилось, никто из людей ничего не успел осознать. Лишь аппаратура зафиксировала запредельные и невозможные, противоречащие друг другу показания телеметрии.
  - Святая Дева! - восхищенно пробормотал так и не ушедший с мостика "Кондора" командор Верлинден.
  Забыв о не отвечающих на запросы неопознанных кораблях, он завороженно смотрел, как на месте исчезнувшего линейного крейсера, вырываясь сквозь светящуюся прореху в ткани пространства, разрастается бушующее "облако", внутри которого сверкали и ветвились огромные молнии. Спустя всего несколько минут, энергетическая "туманность" вокруг разлома реального космоса достигла полутора сотен километров в диаметре и прекратила расширение.
  - Сэр, корабль готов к варп-переходу, - бесстрастно сообщила адъютант, чья кибернетическая сущность была неспособна к удивлению. - Рекомендую покинуть зону пространственной аномалии в кратчайшие сроки.
  - Ты права, - тряхнув головой, согласился Герт. - Надо срочно возвращаться на Корхал. Боюсь, императору не понравятся такие новости.

Обитаемый остров




  Пробуждение от анабиоза никогда не бывало легким. Особенно в первый раз. Электрический разряд пронизывал до самых кончиков, воспаляя каждый нерв, терзая иглами каждую клетку. Взбудораженные инстинкты рывком вытаскивали из пучины беспамятства на поверхность осколки разума. Первые секунды наполнялись дикой безотчётной паникой от того, что легкие никак не могли начать работать, а голову сдавливало, словно выброшенную на поверхность ядра газового гиганта. Тело конвульсивно дергалось, испытывая температурный шок - казалось, что кожа горела огнём и вот-вот треснет от жара, покуда холод засел в самых костях и нутре. Шум в ушах утихал, кровавая пелена спадала с глаз и свет резал сознание на куски сквозь резко расширившиеся зрачки. Только лишь вернув себе контроль над телом, она тут же зажмурила веки. Животный бесконтрольный страх улетучивался за бесконечно долгие мгновения, оставляя в напоминание о себе лишь хриплое дыхание и боль, заполняющую все вокруг. К этому невозможно было привыкнуть.
  - Джим, - облизнув пересохшие губы, простонала она.
  Имя из прошлого. Такое дорогое и такое важное для неё. Но его никак не могло быть рядом. Когда-то он поклялся убить Королеву Клинков и, в итоге, вернулся за ней на Чар. Иначе и быть не могло - Джим всегда был упрямцем. Он настойчиво собирал части артефакта зел'нага среди звёзд, всячески мешая ей добраться до них первой. Он упорно отбивал атаки её зергов на подступах к главному улью Чара, покуда собранный воедино артефакт аккумулировал энергию. И окажись он рядом, то она точно была бы уже мертва. Не худший вариант, по зрелом размышлении. Но что-то явно пошло не так, если она всё ещё дышала, терзаемая болью.
  Что именно случилось в момент активации артефакта оставалось для неё загадкой. На долю секунды её захлестнуло ощущение мгновенной гибели миллионов зергов, словно бы попавших в эпицентр ядерного взрыва, и всё поглотила темнота. Затем пришли сновидения. Беспокойный океан лиц и событий - перепутанные воспоминания о прошлом, от младенчества и до последних дней. Лучезарные грёзы сменялись гнетущими кошмарами в каком-то непрерывном цикле, безо всякой возможности проснуться. Невозможно было сказать, сколько это длилось - дни, годы, целую жизнь? Время то текло вспять, то двигалось вперёд рывками, толчками, то застывало на месте и вновь шло вперёд, фиктивное, не настоящее.
  Порой сновидения менялись - в такие минуты она уже не проживала свои воспоминания, а слышала чьи-то голоса, спрашивавшие её о прошлом, о том, кто она такая. Словно кому-то и впрямь могло быть невдомёк, кем она являлась. Сара Керриган, человек, "призрак", Королева Клинков, разрушитель - множество определений для той, которая всегда несла с собой хаос, той, которая уничтожала всё, что было ей дорого...
  Преодолевая слабость, Сара села в своей криокамере и подняла веки, стоило утихнуть симптомам криогенного шока. Всё ещё казавшийся ярким свет резал глаза, но уже можно было, щурясь, осмотреться. Анабиозное оборудование занимало почти весь объём небольшого помещения, в котором безошибочно угадывался транспортный контейнер. Не обнаружив ничего, достойного внимания, её взгляд упал на собственное тело, и она вздрогнула. Вся её кожа изменилась! Тёмная и лоснящаяся, с зеленоватым отливом и коричневыми пятнами кожа исчезла, уступив место молочно-белой. Исчезла, вместе с жёстким и блестящим панцирем, покрытым шипами-выростами. Спустя мгновение Керриган осознала, что совершенно не ощущает свои крылья. Большие и величественные, подобные крыльям летучей мыши, но лишённые внешней плоти и оканчивающиеся большими когтями-лезвиями - они тоже исчезли.
  Не веря увиденному, Сара лихорадочно ощупывала себя, впиваясь пальцами, лишёнными когтей, в нежную кожу. Но наваждение и не думало проходить. Она вновь стала человеком! Артефакт зел'нага не убил её, но вернул прежний облик. Почти. Метнувшиеся к тяжёлой голове пальцы наткнулись не на волосы, а на жёсткие и толстые отростки. Состоявшие из множества сегментов, сродни лапкам насекомых, эти не то щупальца, не то шипы служили явным доказательством, что все воспоминания о бытности Королевой Клинков не были просто кровавым кошмаром.
  - Джим, что бы ты там ни сделал, - пробормотала она, - лучше бы ты ничего не трогал.
  Скорее инстинктивно, чем волевым усилием, Керриган попыталась установить ментальный контакт с Роем, но смогла уловить лишь слабый отголосок сотни-другой зергов где-то неподалёку, и не более того. Осознание этого обескураживало. Зерги стали частью её тела, души и разума, и оторванная от них, Сара обнаружила сосущую пустоту внутри, внезапно ощутив себя незначительной и слабой в безмерно большом враждебном мире. Спустя несколько растерянных мгновений она собрала силы в кулак, подавляя рвущиеся с цепи чувства одиночества и беспомощности до того, как они затопили её сознание, и направила свой зов на тех немногих зергов, которых могла ощутить. Но что-то мешало взять их под контроль - мысли начинали течь вяло, с трудом пробираясь сквозь густой туман, наполнявший голову, стоило ей только потянуться к их разумам. Сара упорно старалась пробиться через вязкую ментальную пелену. Безуспешно. Со вздохом разочарования она оставила бесплодные попытки. Куда бы ни занесло её за время, проведённое в плену сна, тревожная истина сохранялась неизменной: Рой оказался вне пределов её зова, а она перестала быть Королевой Клинков. Оставалось действовать по старинке.
  Сара выбралась из криокамеры, покрывшись гусиной кожей, когда ступни её ног коснулись холодного металлического пола. Ухмыльнувшись этому порядком позабытому ощущению, она внимательнее осмотрелась в поисках какой-нибудь одежды - нагота не стесняла её, но болезненно обострённые криогенным сном чувства требовали избавиться от внешних раздражителей. Припоминая всё, что когда-либо слышала об использовании анабиоза в полётах, Керриган склонилась к основанию криокамеры и довольно быстро обнаружила пиктограмму чемодана, к которой приложила палец. Встроенный ДНК-ридер провёл идентификацию, деликатно щёлкнул замок и в обшивке открылась узкая дверца. За ней обнаружилась небольшая ниша с единственным вакуумным пакетом внутри. Сара схватила его и сразу же расстегнула, вывалив содержимое на койку криокамеры.
  "Более чем скромный выбор, - мысленно улыбнулась она. - Впрочем, и это большой прогресс для той, что столько лет ходила совершенно обнажённой."
  Из заполученных вещей, первой была надета серая футболка-боди из тонкого, эластичного и приятного на ощупь материала, затем такого же цвета плотные носки. Избавив свои ступни от холодных прикосновений металла, Керриган принялась изучать главную деталь своего гардероба.
  "Опять комбинезон. Стоило переродиться в зерга и вновь стать человеком, чтобы в итоге опять надеть комбинезон. Как иронично." Несомненно, от некогда ставшего второй кожей костюма для агрессивной среды, принятого у "призраков", тот, что оказался у неё в руках, отличался разительно. Её пальцы заскользили по шероховатой белой ткани, чьё плетение образовывало сотовидный рисунок. Она покрывала почти весь наружный слой комбинезона, только опускавшиеся прямо от горловины воротника-стойки рукава реглан отливали антрацитовой чернотой. Но главное отличие заключалось отнюдь не во внешнем виде. Не будучи пронизан пси-чувствительными искусственными мышечными волокнами, никакого повышения естественной физической силы, скорости и выносливости комбинезон обеспечить не мог. В сущности, ей досталась обычная одежда.
  Пожав плечами, Сара облачилась в обтягивающий комбинезон и вдела ноги в высокие черные ботинки, прибавив в росте несколько сантиметров. Она уже было собиралась надеть чёрные, с белыми пальцами, перчатки, но на мгновение замерла, глядя на собственную ладонь. Привычная человеческая ладонь, разве что бледная, словно никогда не видевшая солнечного света. Но не только бледностью, чем-то ещё она отличалась от образа, сохранившегося в памяти. Спустя удар сердца, к Керриган пришло понимание - на коже не было и следов мозолей. Это было настолько очевидно, что вызывало недоумение, как она сразу этого не заметила. Сара поднесла руку к лицу, и тонкие прохладные пальцы принялись блуждать по нему, не пропуская ни одной детали. Они скользнули от брови вниз, вдоль высоких скул к чуть выступающему узкому подбородку, затем к чувственным полным губам. Некогда загрубевшая от тренировок, боёв и скитаний кожа стала бархатистой на ощупь, эластичной и упругой. Словно у ребёнка. Ребёнка...
  Она стояла посреди бескрайнего поля, утопавшего в высоком, по грудь, ковре из трав и жёлтых цветов. Их лепестки были повернуты к замершему в зените солнцу, но прохладный ветер остужал полуденный зной, гоня волны по жёлто-зелёному морю. Раскинув руки, Сара побежала, задевая ладонями кончики стеблей и листьев. Она смеялась, довольная прогулкой и прекрасной погодой, её огненно-рыжие волосы развевались, и чуть-чуть слезились глаза.
  - Сара Луиза Керриган!
  Это был голос отца. Когда она обернулась, то увидела его. Он сидел в кресле-качалке на крыльце, хмуро всматриваясь в циферблат карманных часов. Сара пошла к нему, но когда оказалась на расстоянии вытянутой руки, черты его лица изменились. В одно неуловимое мгновение весь его облик стал постаревшим, истощенным, болезненным. Его широко распахнутые глаза наполнились пустотой.
  - Папа? Папа, это я. Папа! - Сара закричала, схватив отца за безвольные ладони. Но в его выцветших глазах не отразилось ни малейшей капли узнавания. Не мигая, в полной безучастности он смотрел сквозь неё - навылет, беззвучно шевеля губами.
  - Твой отец угас тихо и безболезненно, - раздался сзади самоуверенный и довольный голос, с нотками превосходства. - Умер своей смертью, безо всякого вмешательства с нашей стороны. Я порадел, от твоего имени, о его погребении. Сара обернулась и увидела высокого мужчину в форме майора Конфедерации. По его щекам из пустых глазниц, не переставая, текла кровь, но он словно не замечал этого.
  - Ты знаешь, я впрямь это сделал. Но, в конечном счёте, я полагаю, что ты получила то, что заслужила. Ведь ты даже не спросила, где могила твоего отца, прежде чем убить меня.
  Злость закипела в крови, поднялась к горлу удушливой жгучей волной, требуя выхода. Керриган рванулась вперёд, и в этот момент наваждение отступило, схлынуло волной, вспугнутое резким движением. Сара вновь обнаружила себя подле криокамеры, хищно оглядываясь в поисках жертвы для своей ярости. Не обнаружив таковой, она набрала полную грудь воздуха, а потом медленно с шумом выдохнула сквозь зубы, окончательно беря себя в руки.
  "Надеюсь, что в аду черти не забывают подбрасывать угля под твой котёл, Рамм."
  Решив разобраться с проблемой таких галлюцинаций позже, Керриган подобрала обронённые перчатки и натянула их на руки. Она чувствовала присутствие рядом людей, и не стоило думать, что они заставят себя долго ждать. На койке всё ещё лежала последняя деталь её нового облачения. Протянув руку, Сара, словно в нерешительности поколебавшись мгновение, замерла, а затем стремительно набросила на голову широкий пристяжной капюшон, полы которого целиком покрыли плечи. Резким нажатием большого и указательного пальцев она "приклеила" его к комбинезону у ключиц. Теперь её хитиновые "волосы" словно бы укрывал чёрный платок.
  - И где же зеркало, когда оно так нужно? - без тени иронии вздохнула Керриган, оглядывая себя.
  Раздались глухие щелчки замков, и двери контейнера, влекомые сервоприводами, отворились, открывая взору просторный ангар. Глухие неостальные стены туско поблескивали в холодном белом сиянии светильников, но Сара удостоила помещение лишь мимолетным вниманием. Её взгляд оказался прикован к четырём морпехам в громоздкой силовой броне красного и стальносерого цветов. Они держались в почтительном отдалении, у самых створок ворот, но даже так было видно, что их нагрудники украшает черный силуэт руки, держащей в кулаке кнут, хвост которого заключал эмблему в шестиугольник.
  "Доминионцы!"
  Улёгшийся было гнев вскипел в ней с новой силой, словно лава, клокочущая под поверхностью и ищущая выхода. Пламенное, могучее и сладостное чувство. Сара прикрыла веки, не позволяя гневу объять её целиком. В который раз совладав с собой, она мысленно потянулась к морпехам, и их чувства и эмоции хлынули на неё потоком. Среди этой мешанины были и тревога, и страх, и волнение, и сомнения, но явная агрессия отсутствовала. Немедленное нападение, верно, не входило в их планы. А ещё их мысли были какими-то размытыми и удивительно схожими, словно лишёнными индивидуальности. Ресоцы. Некогда отпетые преступники и прочие нарушители общественного порядка, подвергнутые нейронной ресоциализации или, проще говоря, "промывке мозгов". Процедура не только повышала их покорность, но и изменяла память, подавляя эмоционально заряженные воспоминания о преступлениях, психозах и насилии, хороня их под ворохом новых, фальшивых воспоминаний. Благодаря этому, смирные и, в некой мере, добродушные ресоцы, получив приказ, без раздумий рисковали собой так, как обычный солдат никогда бы не рискнул. Они исполняли всё, что было приказано, но, увы, никак не проявляли инициативы в резко изменившейся обстановке. Но хуже всего - воспринимали всё слишком буквально и плохо понимали шутки.
  Керриган решительно направилась к четвёрке морпехов, тут же ощутив, как возросла исходившая от них тревога, однако стволы их "пронзателей" продолжали смотреть на пластобетонные плиты пола. Похвально дальновидное решение. Кончики её пальцев покалывало от сосредоточенной энергии: ничто не помешало бы ей покатиться вперёд незримой волной, парализуя жертв и превращая их мозги в желе. Но сейчас Саре была нужна информация - всё происходившее оставляло смутное впечатление неправильности, нелогичности. А потому следовало расспросить морпехов прежде, чем убить... Когда расстояние сократилось до нескольких шагов, вперёд вышел сержант, щиток его брони поднялся вверх, открывая рубленные черты серьёзного лица, начисто обделённого какой-либо самобытностью. Представиться ему не удалось.
  - У меня чертовски много вопросов, сержант и, поверь мне, - Керриган хищно улыбнулась, - тебе лучше знать на них ответы.
  - Миз Керриган, у меня приказ сопроводить вас...
  - Как насчёт "нет", сержант? - Сара, прищурившись, склонила голову к плечу. - Мне нужны ответы, и у меня нет ни малейшего желания куда-либо идти, не получив их. Начнём с того, что ты скажешь мне, где мы находимся? В том, что не на Чаре, я не сомневаюсь ни в малейшей степени.
  - Простите, миз, но я...
  - Но ты не знаешь, - закончила за него Керриган, прочитав мысли. - Ты, чёрт побери, действительно не знаешь, куда тебя занесло! Прекрасно, ничего не скажешь.
  Она невесело усмехнулась, покачала головой и, зажмурившись, крепко сжала пальцами переносицу. Не сводя с неё выжидательно-тревожного взгляда, морпех сохранял молчание.
  - Впрочем, стоило этого ожидать, - отнимая от лица руку, заключила Сара. - Будем надеяться, твоё начальство осведомлено получше тебя. Веди.
  - Да, миз, - коротко кивнул сержант, и источаемый им поток тревоги резко спал.
  Ресоц, не оборачиваясь, сделал несколько шагов назад, и в тот же момент створка ворот поползла вверх, обнаруживая за собой голубоватое свечение силового поля и одинокую мужскую фигуру в длиннополом пиджаке. Керриган попыталась было прочесть его мысли, однако словно наткнулась на пустоту. Ни один человек не мог полностью очистить своё сознание от мыслей - только лишь контролировать их. А вот пси-экран мог надёжно закрыть мысли пользователя от любого телепата поблизости. Но подобное устройство никак не могло оказаться у абы кого - оно заслуженно считалось чрезвычайно дорогим и редким. Легче было найти ядерную боеголовку из арсеналов Конфедерации, чем раздобыть пси-экран.
  Стоило створке с приглушенным лязгом встать на упоры в крайнем верхнем положении, как силовое поле отключилось и мужчина вошёл в ангар. Покуда он шёл к ней, Сара изучала его прикрытое маской спокойствия лицо: длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, с большими зеленоватыми глазами, тонкими губами. Далеко не красавчик, явно разменявший свой четвёртый десяток, да и наголо выбритая голова отнюдь не прибавляла ему шарма.
  - Рад, что вы проявили сдержанность, миз Керриган, - произнёс он чистым и приятным голосом, какой бывает обычно у людей непьющих и некурящих. - Меня зовут Лодевейк Веддер, и я могу ответить на многие ваши вопросы.
  - Отключи пси-экран и я сама вытащу всё, что мне нужно, из твоей головы, - хмуро процедила сквозь зубы Сара.
  - Боюсь, я не могу на это пойти, - глаза мужчины обрели холодный прищур. - Поверьте, миз Керриган, мы все сейчас не в том положении, чтобы затевать конфликт. Вы получите свои ответы, только спрашивайте. Керриган позволила себе ухмылку - трусом её собеседник явно не был.
  - Получу свои ответы, значит... Где Арктур Менгск, и что он опять задумал?!
  - Император Арктур Менгск мёртв.
  - Что?! - брови Сары взмыли вверх от подобного ответа. - Хах, неужели Арктур и впрямь решил, что я поверю в такую убогую ложь? Нет, на него это не похоже... Советую говорить мне правду, Лодевейк, иначе рискуешь вывести меня из себя.
  - Арктур Менск погиб, и это чистая правда, - повторил Веддер, и на его лице не дрогнул ни один мускул.
  - И как же он погиб? - уточнила Керриган, не скрывая сарказма в голосе.
  - Его убили.
  - Кто?!
  - Королева Клинков...
  - Что ты хочешь этим сказать? - отступая на шаг и повторно окидывая собеседника взглядом с ног до головы, переспросила Сара. - Если это была шутка, то прескверная, а я не переношу дешёвые комедии...
  Однако, она прекрасно видела, что ни на его лице, ни в глазах не читалось и намёка на шутливость. Только холодная собранность и лёгкая, едва заметная усталость, подавленная внутренней дисциплиной. Он молча смотрел на неё в ответ, выжидая.
  - Хорошо, я выслушаю... твою версию, - медленно кивнула Керриган.
  - Как я уже сказал, император пал от руки Королевы Клинков, во время атаки Роя на Августгард.
  - Прекрасная новость, но почему же я этого не помню? О, уж поверь, подобный момент я бы никак не смогла забыть! - ладони Сары непроизвольно сжались в кулаки.
  - Всё просто, - губы Лодевейка дрогнули в слабом подобии улыбки, - память Королевы Клинков была сохранена прежде, чем это, и многое другое, случилось. Поэтому вы никак не могли получить эти воспоминания. Мне искренне жаль, миз Керриган.
  - Жаль? Что ты?.. - начала было она, но осеклась. - Нет... Я же всё помню: детство, Академия, Менгск, Джим, война... Невозможно! Нельзя полностью переписать чью-то личность. Знаю, были попытки передать навыки "призраков" ресоцам, чтобы поднять их эффективность, но каждый раз всё заканчивалось лишь пускающими слюни "овощами". Слишком глубокое вмешательство вызывало деградацию нейронов...
  Сара замолчала. Её сознание отказывалось принимать услышанное за правду и отчаянно искало выход, но она чувствовала, что её собеседник не лжёт. Даже кричавший о ловушке и обмане опыт, поддержанный шепотком паранойи, несмотря на все свои веские аргументы, не мог побороть это чувство.
  - Кто я? - глухо прозвучал её голос.
  - Если коротко, вы клон Сары Керриган с сознанием оригинала, - ответил Веддер. - Подробнее вам сможет рассказать доктор Корси, который разбирается в данном вопросе куда лучше меня.
  - И почему я должна в это поверить?
 

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"