Ткаченко Наталья: другие произведения.

Прямо по курсу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.98*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    План был настолько дерзкий, что порой Леонард Найрен сам не мог понять, как подобная авантюра пришла ему в голову.


  

Прямо по курсу

   "И в труде, и в радости, и в горе
   Только чуточку прищурь глаза -
   И ты увидишь, как в дальнем синем море
   Бригантина поднимает паруса". "Бригантина" 
   (музыка Георгия Лепского, стихи Павла Когана)
  
  
   Прямо по курсу клубилась пухлая громада кучевого облака. Выше самой высокой мачты и шире корпуса раза в два. Зато на просвет безопасное: никаких летучих скал, припрятанных для неосторожных гостей.
  
   Луч погас, повинуясь движению пальцев капитана. Ещё короткий нажим - и "Стриж", окружённый усиленным защитным полем (проклятая ржавчина!), плавно вошёл в облако.
  
   "Последняя преграда, - капитан Найрен был собран и спокоен. Правая рука замерла в переплетении золотисто-радужных полос - пульте управления, левая уверенно лежала на штурвале. - Если координаты верные, через тринадцать минут выйдем в зону спуска".
  
   План был настолько дерзкий, что порой Леонард Найрен сам не мог понять, как подобная авантюра пришла ему в голову. Но положение обязывало: он бороздил воздушное пространство уже не первый год, звание капитана обрёл традиционным способом - отправив прежнего за борт (впрочем, весьма нетрадиционно дав ему в руки воздушный шар и таким образом оставив за собой право получить через энное количество лет нож в спину), - и молодые да ранние уже наступали на пятки. Собственно, Найрен тоже ещё не обзавёлся даже первым седым волосом, но при его "профессии" продержаться семь лет - это уже достижение.
  
   А ещё была необходимость поддерживать репутацию. А это такая штука... Как сказал один известный (и весьма оригинальный) морской волк: "Репутация создаётся всю жизнь, а рушится за несколько секунд". Так вот, чтобы сохранить гордое звание любимца фортуны, иногда приходилось отрываться от банального грабежа торговых судов и бегств от судов военных и выдумывать нечто из ряда вон.
  
   Пока Найрен предавался размышлениям о тяжёлых буднях джентльмена удачи, клипер дошёл до точки спуска и послушно замер.
  
   Капитан наклонился к трубке переговорного устройства:
  
   - Джансен, все готовы?
  
   - Да, кэп! - бодро донеслось из рожка.
  
   Найрен собрался. Пара команд - и паруса убраны. Капитан представил себе оголённый "Стриж" и вздохнул. Корабль без парусов - это как девушка без платья. Вроде бы всё видно, но... но видно слишком много. Тут уже не любоваться хочется, а забрасывать первый абордажный крюк.
  
   Найрен вновь проверил координаты, подёргал пристяжные ремни, приготовился, пробормотал молитву и отключил питание.
  
   На пару секунд зависнув в воздухе, "Стриж" рухнул вниз.
  
   Найрен с замиранием сердца (и ощущением, что желудок остался в пресловутом облаке) досчитал до семи, отдал приказ выбросить винты и позволил энергии свободно разбежаться по кораблю. Падение замедлилось; спустили шлюпку и задали ей курс; точно в рассчитанный момент "Стриж" вынырнул над чистой от облаков бухтой Порт-Барбада и приводнился.
  
   - Убрать винты!
  
   Найрен отстегнулся, передал управление подбежавшему Джансену и бросился на палубу. Скорость сейчас была их главным преимуществом.
  
   Скорость и неожиданность.
  
   Найрен надеялся, что шлюпка, молнией пролетевшая над бухтой и разбившая стеклянную крышу диспетчерского купола, окажется достаточной неожиданностью, чтобы отвлечь стражу минут на пятнадцать. Которых хватит, чтобы с тройкой помощников (скалоподобный Веллинген, невозмутимый Дервин и юркий Баум) незамеченными прошмыгнуть по узким городским улочкам, пугливо жмущимся к крепости.
  
   Нужный дом оказался действительно заброшен. Дверь была сметена мощным плечом Веллингена, он же с лёгкостью поднял крышку подвала. Через минуту, оставив Дервина прикрывать отходные пути, капитан, матрос и юнга уже спешили по узкому подземному ходу.
  
   Узкому, низкому и очень грязному. Шагов через двадцать Найрен с досадой подумал, что зря надел ради особого случая единственный стираный костюм. Конечно, паутина, труха и земля будут не слишком заметны на тёмно-серой ткани камзола, но вот белоснежная рубашка явно доживает свои последние мгновения непорочной чистоты.
  
   Вскоре Веллинген пробурчал:
  
   - Ну и жарища!
  
   - Значит, мы уже у главного генератора. Почти пришли, - отозвался Найрен, отирая пот с лица.
  
   И точно - за очередным поворотом оказалась дверь, за которую на этот раз принялся Баум, поскольку здесь уже надо было вести себя тихо. А затем пришлось всё же повести себя громко, поскольку кто-то сознательный заложил её с той стороны кирпичом.
  
   Зато вырубить генератор было делом двух секунд и одного удара шпагой.
  
   Полминуты спустя капитан уже тихо переругивался с Веллингеном, на ходу попеременно откусывающим от головки сыра и копчёной свиной ноги - путь срезали через продуктовый склад.
  
   Поворотов через семь отвоевавший половину сыра Найрен применил шпагу уже по прямому назначению: не наткнуться на охрану в охваченной паникой крепости было бы сложно. Оставив стражника с парой болезненных, но неопасных для жизни ран, капитан поспешил дальше.
  
   И вот, наконец, перед ними распахиваются двери в комнаты коменданта крепости - на удивление, безлюдные.
  
   - Что-то мне здесь не нравится, - прогудел Веллинген, и капитан был склонен согласиться.
  
   Найрен выяснил, что комендант молод и это назначение у него - первое. И теперь тщетно пытался представить парня, который выберет оформление в жёлто-бежевых тонах, повесит поверх обоев в цветочек пасторальные сценки (ладно ещё силуэтный портрет некой барышни в профиль!) и расставит повсюду изящные мягкие диванчики.
  
   Образ вышепроцитированного морского волка мелькнул и пропал: столько канареечного цвета не потянул бы даже он.
  
   Пока капитан с ребятами насторожённо оглядывались, вдалеке хлопнула дверь, и послышались быстрые шаги.
  
   - Стоило выйти на пару минут, и пожалуйста! - донёсся до них раздражённый женский голос. - Почему, почему мужчины не способны ничего сделать самостоятельно?! Почему, стоит мне только отвернуться, как у них обязательно всё идёт наперекосяк?!
  
   В столовую залу, на ходу срывая капор с чёрных волос, влетела пышущая злостью леди.
  
   Увидев незваных гостей, она замерла и уставилась на них во все глаза.
  
   Найрен бегло оглядел незнакомку. На вид она уже приблизилась к тому возрасту, который деликатно называют зрелым, но при этом не постеснялась нашить три ряда кружев на рукава жёлтого платья, и бантики - на юбку и плечи. За бантики взгляд Найрена зацепился - они были украшены жемчугом.
  
   - Господа, добрый день. Могу я поинтересоваться целью вашего визита? - не растерялась леди.
  
   - Казна крепости, - признался Найрен.
  
   Дама поджала губы.
  
   - Пираты?
  
   - Да, мэм, - признался Баум и в ответ на косой взгляд капитана шёпотом оправдался: - Вылитая моя классная дама. Только линейки в руках не хватает...
  
   - Мы будем вам признательны, леди, если вы проводите нас к сейфу.
  
   - Ни за что! И немедленно разуйтесь!
  
   - Простите?
   Истинная Леди
   Леди упёрла левую руку в бок, правую с капором подняла так, что Найрен подумал, не собирается ли она швырнуть эту часть туалета ему в лицо, задрала подбородок, под которым уже намечался второй, и возмущённо принялась их отчитывать:
  
   - Вам известно, во сколько мне обошёлся этот паркет?! Он совсем новый! Я не позволю вам пачкать его грязными сапожищами и царапать железными набойками! Вы что, думаете, я лично проверяла набор, чтобы потом позволить каким-то проходимцам и грязнулям портить мой труд? Я зря ползала на коленях день за днём?
  
   Найрен поймал себя на том, что его руки уже тянутся стащить правый сапог и резко распрямился.
  
   - Леди! Сожалею, но у нас нет времени. А дорогу мы и сами знаем.
  
   Резко развернувшись, он поспешил к двери в глубине залы, краем уха слыша, как за ним следуют Веллинген и - подпрыгивая в попытке завязать башмак на ходу - Баум. А судя по поспешному топотку, и леди решила не оставлять их без присмотра.
  
   Сейф оказался на месте, и Найрен уже было обрадовался, как Веллинген, подняв железный ящик, с сомнением нахмурился:
  
   - Чегой-то легковат.
  
   И передал его капитану. Найрен напрягся изо всех сил, чтобы не выронить неподъёмную тяжесть, и поэтому едва не заехал сейфом себе в нос.
  
   С преувеличенной аккуратностью капитан поставил металлический куб на место и обернулся к дверям.
  
   - Леди? - угрожающе произнёс он.
  
   - Вас не удивило отсутствие моего племянника? - с ехидцей поинтересовалась та. - Он как раз накануне отбыл.
  
   Найрен скрипнул зубами.
  
   По его сведениям, комендант с вожделенными кристаллами должны были отправиться в столицу только через три дня. По ошибочным сведениям, вместе с планом крепости обошедшимся в кругленькую сумму.
  
   - Это что же, всё зря? - расстроенно протянул Баум. - Уйдём с пустыми руками?
  
   Взгляд Найрена вновь зацепился за жемчужины на бантах.
  
   - Ну уж нет! - взревел он. - Значит, комендант - ваш племянник? Отлично! Надеюсь, он очень любит свою тётушку. Веллинген, бери её и пошли.
  
   - Выкуп? - сообразил матрос.
  
   - Это всё, что нам остаётся, - процедил Найрен уже на ходу.
  
   - Я никуда с вами не пойду! - донеслось сзади и, чуть погодя, с плеча Веллингена: - Дайте хотя бы собрать вещи! Всего парочка саквояжей!
  
   - Никаких саквояжей! - прорычал Найрен.
  
   Леди честила их на чём свет стоит всю дорогу до башни, с которой они и поднялись на корабль: когда остановился генератор, исчезло защитное поле, и "Стриж" смог подойти к крепости вплотную. За стеной скинули верёвку Дервину, и вскоре команда в полном составе была на борту стремительно удаляющегося корабля.
  
   В хаосе, царившем из-за отключения генератора и ЧП в диспетчерской, пиратам удалось ускользнуть незамеченными.
  
   Привычно затерявшись во многокилометровой прослойке облаков, Найрен позволил себе расслабиться. "Итак, в минусе у нас шлюпка с мини-блокатором защитного поля. В плюсе - леди. Надеюсь, второе хотя бы компенсирует первое". Оставив корабль следовать заданным курсом, он вернулся на палубу.
  
   - Мне нужен бант с вашего платья, - сразу перешёл он к делу.
  
   - А мне нужно сменное платье, новый капор, расчёска, нитка с иголкой, мыло, тазик и кувшин для умывания, сумочка, крем для рук, маникюрные ножницы, полотенце...
  
   Тут возмутился Джансен:
  
   - Эй, леди, спустите парус! Где я вам всё это возьму?!
  
   Найрен поддержал старпома:
  
   - Тазик и кувшин есть в моей каюте. Полотенце тоже. Жить будете там.
  
   - Правильно ли я поняла, что вы мне предлагаете пользоваться вашим полотенцем? - осведомилась леди таким тоном, будто ей намекнули, что неплохо бы станцевать в голом виде.
  
   - Через день подойдём к острову с озером, можете там постирать любое, и оно будет вашим, - щедро предложил капитан, забыв, что предметов личной гигиены у него всего два. И второй уже не слишком гигиеничный.
  
   Леди молча встала и с прямой спиной проследовала до двери в каюту.
  
   - Как я вижу, - спустя несколько мгновений заметила она, - на этом корабле нет ни одного джентльмена.
  
   Повисло короткое недоумённое молчание, потом Баум сорвался с места и распахнул дверь.
  
   - Мерси, - леди мило улыбнулась юноше и вплыла в каюту, не забыв бросить на капитана разочарованный взгляд.
  
   Найрен сжал зубы.
  
   Джентльменское поведение было второй основной составляющей его репутации.
  
   За последующие дни леди Люситта Доггельс-Геблаур не только прекрасно освоилась на корабле, но и установила на нём свои порядки.
  
   В упомянутом озере команда мало того что выкупалась, но ещё и выстирала вещи, а потом дружно развесила их сушиться по всему кораблю. Впрочем, в итоге это избавило их от неприятностей. Пешент, второй юнга, слишком поздно увидел голубого лебедя на приближающемся корабле, но военные равнодушно прошли мимо летающей выставки мужской одежды. Кстати, высохнув, вещи отправлялись на штопку. Заворчавшая было команда потеплела.
  
   О том, что корабль был отдраен до блеска, не стоит и упоминать.
  
   - Ручной труд облагораживает, - отрезала леди в ответ на попытку капитана вмешаться. - Достаточно посмотреть на вас.
  
   - Мы не занимаемся ручным трудом, - растерялся Найрен.
  
   - Вот именно! - с жаром воскликнула она.
  
   Найрен понял, что его только что изысканно оскорбили. Но поскольку сделала это дама, пришлось стиснуть зубы и промолчать. К тому же, в сущности, ручным трудом они занимаются. Попробовала бы она поставить паруса или покрутить штурвал!
  
   Удовлетворившись мысленным продолжением словесной баталии, Найрен отдал корабль в крепкие руки Джансена и укрылся в каюте старпома, где повесил себе гамак.
  
   На третий день капитана выманил на палубу запах. Даже нет, не запах, а волшебный аромат.
  
   Пахло вкусной едой.
  
   Эти слова на "Стриже" так редко произносились вместе, что Найрен впал в недоумение: из того, что лежало в трюме, приготовить что-то пахнущее так было невозможно. Однако, стоило ему зайти на камбуз и попробовать свою порцию, как леди Геблаур была мгновенно назначена коком.
  
   В команде потепление резко сменилось тропической жарой.
  
   Тем временем Найрен под осуждающим взглядом леди спешно ограбил трёх торговцев, налетел наконец на того, который шёл в Порт-Барбад, и передал с ним требование о выкупе.
  
   Утром пятого дня леди невзначай поинтересовалась:
  
   - Сэр Найрен, а сколько вам лет?
  
   Она пристроилась в каюте у окна, откуда могла бы зорко следить за командой, и одновременно ловко смётывала разошедшийся шов на его камзоле. Сам Найрен с Джансеном обсуждали маршрут: надо было пополнить запасы воды и провизии и сделать это в безопасном месте.
  
   - Двадцать восемь, - от неожиданности честно ответил он.
  
   - Надо же! А больше двадцати трёх не дашь, - заметила она, и капитан подумал, что ещё никогда не слышал комплимента, звучащего так осуждающе. - Моему племяннику двадцать два. В своём возрасте он уже добился многого.
  
   Найрен почувствовал, что в её словах кроется подвох.
  
   - А вам, Джансен?
  
   - Я старый морской волк, - усмехнулся старпом. - Ваш племянник многого добился... думаю, в этом есть и ваша заслуга?
  
   Леди Геблаур пожала плечами:
  
   - Конечно, я прошла огонь, воду и Главное Номинационное Управление, чтобы добиться для него должности коменданта. Но он вот уже три месяца как прекрасно справляется с ней сам.
  
   "И поэтому в его покоях жёлтые обои в цветочек", - подумал Найрен.
  
   - А чем вы займётесь, когда он окончательно вылетит из-под вашего крыла? - спросил он вслух.
  
   Леди Геблаур резковато ответила:
  
   - Не знаю, - завязала узелок на конце нитки и отхватила ту кинжалом. - Семья у меня большая.
  
   Когда она вышла, Джансен задумчиво-одобрительно протянул:
  
   - Повезло её семье... Выйти с победой из ГНУ... ей палец в рот не клади. Я знаю, о чём говорю, я там работал.
  
   Приоткрыв ошарашенному капитану эту позорную страницу своей бурной биографии, старпом как ни в чём не бывало вернулся к картам.
  
   "Гостья" очаровала даже корабельного кота. В день знакомства, только-только разминувшись в бухте со спешащими к крепости военными, Найрен спустился с мостика и вспомнил, что забыл дать Веллингену приказ поставить самозабвенно визжащую леди на палубу. Вслед за ним выбежал дрыхший на тёплой приборной панели кот - и отреагировал на резкий звук шипением и вздыбленной шерстью. Тем временем леди распрямилась, гневно откинула с лица растрепавшиеся волосы и вдруг замерла и поражённо воскликнула:
  
   - О, какой красавец!
   Благородный пират и его верный двуногий раб
   Не успел Найрен самодовольно усмехнуться (и удивиться, почему она раньше не разглядела), как леди подошла и медленно поднесла руку ладонью вверх к... коту. Тот снизошёл до обнюхивания кончиков пальцев, а затем спокойно сел.
  
   - Это Сэр Мявкс, - представил Найрен.
  
   - За что вы его так?! - вырвалось жалостливое у пленницы.
  
   - Чем вам не нравится его имя?! - возмутился капитан.
  
   - А как вы его ласково зовёте?! Сэр Мявксочка? Сэр Мявксунчик?
  
   Найрен процедил сквозь зубы:
  
   - Я бы предпочёл, чтобы вы не унижали его кошачье достоинство подобными... выражениями.
  
   Капитан умолчал о том, что имя это служило команде своеобразным дозиметром после хорошей пьянки: если удаётся позвать кота, значит, и до гамака дойти получится. Если же выходит что-то, от чего питомец раздражённо шипит, лучше прилечь тут же на палубе.
  
   Заглянув позже в каюту, Найрен увидел в зеркале свою чумазую физиономию и весело подумал: "Против Сэра Мявкса у меня не было шансов"! А кот оправдал поговорку о привязанности мурлык к дому и по-прежнему спал в капитанской каюте.
  
   В конце недели они пристали к торговому атоллу. Найрен уступил уговорам леди, пожелавшей купить "женские мелочи", и спустился на твердь летучую в компании дамы, Джансена и пары матросов.
  
   Покупки прошли очень быстро, поскольку у Джансена обнаружился список с примечаниями: ещё одно новшество, к которому Найрен не знал, как относиться. С одной стороны - удобно, с другой... Найрена посетило ощущение, что он, конечно, капитан... но уже как бы не совсем и не всегда.
  
   Расплатившись, Найрен огляделся и обнаружил, что леди Люситта Доггельс-Геблаур изволила их покинуть. Поскольку сбежать с атолла было невозможно, Найрен спокойно вернулся на корабль и стал ждать.
  
   Леди вступила на палубу со свёртком в руках - и преобразившаяся.
  
   Найрен глазам своим не поверил. На леди Геблаур было серо-зелёное платье простого покроя, безо всяких там бантиков и кружавчиков. Но не это поразило капитана.
  
   Оказалось, у леди широкие, крутые бёдра. И вполне заметная талия. И пышная грудь. И приятно округлый подбородок - один (ручной труд не только облагораживает, но и худеть помогает). И чувственные губы.
  
   И гневные серые глаза.
  
   - Я могу узнать, что вы так пристально рассматриваете? - поинтересовалась она. - Неужели вы думаете, что я могла купить что-то более приличное на вырученные от продажи предыдущего платья деньги? А вы не забыли о том, что мне в этом придётся готовить вам обед и драить палубу?!
  
   Найрен невольно задумался над различными значениями слова "приличное". И пришёл к выводу, что совсем не прочь посмотреть, как леди Люситта готовит обед в этом платье. И драит палубу. И зашивает его рубашки. И это платье снимает ...
  
   "Всё, хватит, - оборвал он разгулявшееся воображение, молча отворачиваясь. - А то уже..."
  
   Что "уже", Найрен развивать не решился.
  
   С атолла они двинулись в Порт-Эмбер, негласную пиратскую столицу. Найрен подумал, что если всё пройдёт хорошо, то ответ уже ждёт там. И через каких-то пять дней леди окажется в объятьях родни, а он - с сундучком золота.
  
   Почему-то эта мысль не вызвала должного воодушевления.
  
   А на следующий день леди пожаловалась ему, что кто-то таскает понемногу продукты: там сыр, тут ветчину, здесь пару галет... Поскольку никогда не знаешь, как далеко тебя занесёт, воровать еду на корабле - преступление похуже подачи сигналов военным. Так что Найрен вместо сна засел в тёмном углу - и в первую же ночь заяц попался в силки. Остальная команда была поднята звоном колокола.
  
   - Значит, это ты, Пешент, - мрачно произнёс Найрен, вытащив юнгу под свет лампы.
  
   Лицо парня побледнело, потом покраснело, потом надулось:
  
   - Я жрать хочу! Ну и что тут такого?! Подумаешь, взял немного!
  
   - Ну ты и дрянь-человек! - возмутился Джансен.
  
   - А вот я ему сейчас в зубы!.. - поддержал из-за капитанской спины Веллинген.
  
   - "Что тут такого"? - медленно повторил Найрен. - Крысятничать я никому не позволю. И на моём корабле говорят "есть", а не "жрать". В любом случае, тебе не придётся делать ни то, ни другое до самого прихода в Порт-Эмбер...
  
   Найрен почувствовал, как его бесцеремонно отпихивают, и ничуть не удивился, когда рядом возникла леди Люситта в ночном облачении: рубашке до пят, до подбородка и до запястий, в таком же халате, в накинутой на плечи шали и надвинутом на лоб чепце.
  
   - Что вы накинулись на бедного мальчика?! - воскликнула она, подбежала к юнге и встала в защитную позу. - У него молодой растущий организм! Ему необходимо много есть, чтобы вырасти большим и сильным. Не бойся, я тебя этим страшным сэрам в обиду не дам! - и леди Люситта заботливо погладила пацана по голове.
  
   Найрен расплылся в ехидной ухмылке, сзади раздались смешки. Пешент побагровел и, судя по всему, был готов отдать что угодно за возможность провалиться под палубу.
  
   - Не надо, - он грубовато оттолкнул руку кудахчущей вокруг леди и шагнул вперёд. - Ну... куда там... идти?
  
   - На гауптвахту, - ответил Найрен. - А в Порт-Эмбер - на берег.
  
   Проводив неожиданно замолкшую и чему-то довольно улыбающуюся леди до каюты, капитан вздохнул больше про себя:
  
   - Придётся искать нового юнгу.
  
   - У одной моей племянницы есть подруга, сын которой... - леди Люситта осеклась.
  
   Найрен со смешком глянул на неё:
  
   - Хотите пристроить кого-то из родственников-знакомых на пиратский корабль? А как же фамильная честь?
  
   - Действительно, - холодно подхватила леди. - Я вовремя опомнилась. Тихой вам ночи, капитан.
  
   И закрыла за собой дверь.
  
   В Порт-Эмбер поджидал конверт, переданный Фейделем, приятелем-держателем смеси гостиницы и пивнушки.
  
   - Смотрю, у тебя прекрасное настроение, - заметил тот, когда Найрен ознакомился с содержанием письма.
  
   - С чего бы ему быть дурным? - беспечно отозвался капитан "Стрижа".
  
   - И правда. Если у тебя дела с Догами, с чего бы?
  
   - С какими Догами? - нахмурился Найрен.
  
   Фейдель хмыкнул и кивнул за окно, за которым как раз проходил клипер, на борту которого была изображена большая, чёрная, поджарая собака.
  
   Найрен опустил взгляд на идентичную печать на конверте. "Доги-Доггельсы! - вспышкой молнии возникло озарение. - Самая крупная компания-перевозчик! Я же помнил когда-то, что марка выбрана по фамилии!"
  
   Не прощаясь, он вылетел из гостиницы и бросился на корабль.
  
   У леди Люситты обнаружилась не просто большая, а очень большая семья. И очень дружная. Мысль "Надо было просить больше" вытеснила другая: "Я перешёл дорогу Догам. Я труп".
  
   - Фамилия коменданта крепости была Геблаур! - воскликнул Найрен с порога каюты.
  
   Леди Люситта подняла голову от очередного списка и с недоумением ответила:
  
   - И сейчас есть. Клемент Геблаур - сын моей двоюродной сестры и моего четвероюродного брата. Как вы понимаете, до этого его мать вышла замуж и сменила фамилию, но в девичестве она была Доггельс. А у меня фамилия Геблаур от отца, но это были другие Геблаур...
  
   Найрен почувствовал, что у него голова идёт кругом.
  
   - Стоп. Вы не замужем?
  
   - Нет, и никогда не была, - оскорблённо вздёрнула подбородок леди Люситта. - В моей среде достаточно приличных, уважаемых мужчин, но... не сложилось. Найрен, будьте так добры объяснить, что происходит и зачем эти вопросы?
  
   Найрен некоторое время глядел на неё, отрешённо отмечая, как ей идёт гневаться, потом обрушился рядом на койку.
  
   - Ваша семья меня живьём проглотит.
  
   - Не беспокойтесь, я скажу им, что вы обращались со мной наилучшим возможным в данной ситуации образом.
  
   - Благодарю.
  
   Конечно, возможно, Доги и послушают похищенную сестрёнку... после того, как разнесут в щепы его клипер и вздёрнут его самого на рее.
  
   Вдогонку прибежала мысль: "Это что же, я похитил девицу?!"
  
   Найрен глянул на собеседницу, готовясь спасаться бегством:
  
   - Леди, а... сколько вам лет?
  
   - Не ваше дело! - поджала та губы. - Но да, мне больше тридцати, если хотите знать!
  
   - О, я знаю, - неосторожно отозвался он.
  
   Серые глаза заметали молнии:
  
   - И меньше сорока! И даже тридцати пяти! Чуть-чуть, - на тон ниже признала она.
  
   - Простите за нескромные вопросы, - капитан поспешно поднялся и вышел.
  
   Собственно, даже будь ей хорошо за сорок, сути это не меняло.
  
   Он, так гордившейся своей репутацией, серьёзно подмочил репутацию леди. Но, видит Северный ветер, он этого совершенно не хотел!
  
   Прокляв от души всех приличных мужчин из её круга, которые что-то там не сумели с ней сложить, Найрен немного успокоился и присел у борта, подумать.
  
   - Кэп, - услышал он чуть погодя, поднял голову и увидел Джансена. - Знакомое у вас сейчас выражение лица. Вот, помню, капитан Дилленген всё сидел с таким выражением... А потом отдал корабль старпому, а сам женился, купил домик где-то в глуши и завёл овец.
  
   - Овец?
  
   - Или коз, не помню.
  
   - Мне это не грозит, - отрезал Найрен. - Созывай команду. Отплываем. Курс на Порт-Сабатин.
  
   Вечером леди Люситта заглянула к нему на мостик, почесала за ухом греющегося на панели Сэра Мявкса и присела на край:
  
   - Сэр Найрен, я бы хотела вам в чём-то признаться.
  
   Капитан глянул на неё с подозрением - сюрпризов с него было достаточно.
  
   - Дело в том, что я посчитала, что покои моего племянника неудачно расположены. Слишком много входов-выходов, и далеко от диспетчерского купола... Поэтому заняла их сама.
  
   - И сейф...
  
   - Мои драгоценности весьма немногочисленны.
  
   - О-оо!
  
   Сквозь девятый вал разочарования и обиды промелькнули одна в кильватере другой мысли "Она отвлекла огонь на себя!" и "Я хочу быть Доггельсом!".
  
   - Простите, - шепнула леди Люситта и выскользнула с мостика.
  
   А наутро, отвечая душевному состоянию капитана "Стрижа", разразилась буря. Она трепала и мотала клипер несколько часов, пока, наконец, не бросила наскучившую игрушку и не полетела дальше.
  
   Найрен тревожно глянул на похолодевшую панель и со стоном поднялся, разминая затёкшие мышцы.
  
   Леди Люситта и Сэр Мявкс встретили его снаружи.
  
   - Хотели узнать, как у вас дела.
  
   - Всё хорошо, - кивнул Найрен с деланной уверенностью. - Вы в порядке?
  
   - Да, только укачало немного.
  
   Найрен глянул на неё с восхищением.
  
   Леди Люситта неожиданно вспыхнула и опустила взгляд на Сэра Мявкса, брезгливо отряхивающего лапы.
  
   - А что это за гадость валяется по всей палубе?
  
   - Воздушные медузы. Штормом принесло. Идите осторожнее, они скользкие.
  
   - Хорошо.
  
   Найрен отвернулся, подошёл к люку и спустился в трюм. Занятый тревожными мыслями, он зашёл в дальний угол, снял с шеи ключ и открыл неприметную дверцу.
  
   - Сэр Найрен, у нас проблемы?
  
   Капитан вздрогнул и обернулся:
  
   - Вы что тут делаете?
  
   - Я думала, вы меня позвали...
  
   Найрен хмуро отвернулся:
  
   - Ладно. Раз уж вы здесь, следуйте за мной.
  
   В крохотной комнатке было тепло. Но всего лишь тепло - а не обычно царившая в сердце корабля почти невыносимая жара.
  
   - Ой, саламандра... - выдохнула леди Люситта. - А что с ней, она больна?
  
   - Дождь, - коротко пояснил Найрен. - У меня самый быстроходный и манёвренный клипер в мире, но... в сезон штормов я ложусь в дрейф. Сегодняшняя буря - неприятная неожиданность. Обещаете держать это в тайне?
  
   - Обещаю! Никому, даже семье!
  
   Из уст леди Люситты подобное обещание звучало крепче любых клятв.
  
   Следующие полчаса они старательно уговаривали саламандру скушать хотя бы маленький уголёк. Та вначале просто лежала, потом отворачивалась, потом проглотила крупинку, потом кусочек, и постепенно, подхватывая эстафету, вдвоём они возродили нежное животное из пепла, сами при этом совершенно выдохшись.
  
   - Фух, - когда они поднимались наверх, леди Люситта оттянула ворот платья и пыталась создать сквозняк. Ради спасения двигателя ей пришлось пожертвовать лентой для волос, которая чем-то приглянулась прожорливой зверушке, и сейчас длинные пряди цвета воронова крыла покачивались в такт движениям её рук, а Найрену стоило большого труда держать собственные подальше. - Она явно чувствует себя лучше. Надо же, саламандра...
  
   - Рассказать, как она у меня появилась?
  
   - Да, пожалуйста! - глаза леди Люситты заблестели.
  
   - А потом вы расскажете о себе, - коварно предложил капитан.
  
   - Договорились, - легко согласилась гостья. - Семья подарила мне массу забавных историй.
  
   Леди откинула крышку люка - и вдруг сильные руки схватили её и выдернули на палубу. Найрен бросился следом - и оказался в окружении наставивших на него разномастное оружие головорезов.
  
   - Уберите руки, мужлан! - возмутилась леди, тщетно пытаясь оторвать от своей талии лапищу высокого мужчины, до самых ушей заросшего чёрной с проседью бородой. Она изо всех сил наступила каблуком на ногу захватчику, но тот даже не поморщился, и леди растерянно притихла, опустив голову.
  
   Рядом мялся Пешент.
  
   - А, старый знакомый! - криво усмехнулся Найрен. - Стоило послушать Веллингена и вышвырнуть тебя за борт задолго до Порт-Эмбера.
  
   Пешент только фыркнул презрительно.
  
   Зато заговорил чернобородый, снимая шляпу:
  
   - А меня ты, что же, не узнаешь? А, Лео?
  
   Найрен вгляделся в обветренное и проспиртованное лицо, и у него невольно вырвалось:
  
   - Кэп?
  
   Старый пират усмехнулся, надевая шляпу:
  
   - Теперь ты у нас тут кэп! Но это ненадолго. Парень мне тут кое-что рассказал, - он кивнул на Пешента. - Оказывается, ты раздобыл где-то саламандру и заменил ею кристаллы. Мой "Стриж" и раньше был быстр, а теперь - тем более заслуживает своё имя!
  
   - Это мой "Стриж", - медленно произнёс Найрен.
  
   - Был твой.
  
   Пират торжествующе усмехнулся и собирался уже шагнуть к поверженному противнику, как леди неожиданно дёрнулась вбок, и нога захватчика опустилась на палубу не там, где планировалось. А в следующий миг и вовсе взлетела к небесам - воздушные медузы действительно очень скользкие и, к тому же, отчаянно не желают мгновенно сохнуть вне облаков.
  
   Падая, бывший капитан "Стрижа" ослабил хватку, и леди Люситта метнулась прочь. Но не успела далеко убежать: вокруг её талии обвился канат и вознёс взвизгнувшую леди до самого флагштока.
  
   Убедившись, что дама в безопасности, Найрен с яростным воплем (и кося на палубу) кинулся на успевшего подняться соперника. Его ребята, воспользовавшись моментом, уже подобрали брошенное было оружие и присоединились к капитану.
  
   Леди Люситте сверху прекрасно видела, что нападающих в три раза больше - но на их стороне не было саламандры. Канаты так и свистели, отвлекая чужаков, а когда и выводя из боя броском за борт. Леди отчаянно хотела помочь, но всё, что она могла сделать - это прицельно метнуть левую туфельку (правая потерялась ещё во время вознесения), и следить, как в зоне поражения сначала оказывается вражеский старпом ("Ага!"), потом Баум ("Ой..."), Найрен ("Мамочки!") и, наконец, один из чужих матросов ("Уф..."). Фигуры внизу перемещались с удивительной скоростью, корабль покачивало на ветрах, и леди разумно решила предоставить мужчинам разбираться самим.
  
   Когда канат опустил её на палубу (а точнее, в объятия Леонарда Найрена - и оно и к лучшему, потому что скорость спуска заставила капитана крякнуть, когда леди приземлилась в подставленные руки), живых захватчиков на ней не осталось.
  
   Леди со вздохом огляделась, перевела взгляд на Найрена и воскликнула:
  
   - Немедленно поставьте меня!
  
   Капитан (теперь уже бесспорный) вздохнул, слушаясь:
  
   - Простите, если оскорбил вашу девичью честь тем, что не дал расшибиться о палубу.
  
   - Дело не в этом! Вы ранены!
  
   Найрен скосил глаза на плечо, по которому расплывалось тёмно-красное пятно.
  
   - А остальные? Все живы? - заоглядывалась леди. - Кого-нибудь надо перевязать? Я умею!
  
   Джансен хмыкнул про себя:
  
   - Я и не сомневался, - и поспешил её успокоить: - Так, пара царапин да синяков. Займитесь-ка лучше капитаном.
  
   Старпом беззлобно кивнул на тело у ног Найрена:
  
   - Надо было сделать это ещё семь лет назад. А не давать ему шарик в руки и пинок под... гм, - он обернулся к гостье: - Добрый у нас капитан, леди.
  
   - Я и не сомневалась, - с намёком произнесла та и решительно потянула Найрена за руку. - Идёмте, я осмотрю вашу рану.
  
   В каюте Найрен, ругаясь сквозь зубы под укоризненным взглядом леди, снял камзол и рубашку и отдал себя в заботливые и неожиданно умелые руки.
  
   Когда леди в очередной раз близко наклонилась к нему, обматывая бинтами, переделанными из разорванной недрогнувшей рукой рубашки, которая на взгляд Найрена была "ещё ничего", капитан подумал, что быть раненым, в сущности, весьма приятно. И когда перевязка была закончена, он обнял за талию отклонившуюся полюбоваться на результат леди и посмотрел ей в глаза, считая, как истинный мужчина, что всё ясно и без слов.
  
   Леди же, очевидно, считала, что много слов действительно не нужно, хватит пары, но сказанных со смыслом:
  
   - Сэр Найрен.
  
   - Леди Люситта? - Найрен смысл предпочёл не улавливать, напротив, решил подтвердить слово делом и потянулся к её губам.
  
   Леди тоже перешла к действиям: убрала его руки с талии, отступила на шаг (она отступила бы и дальше, но у каюты было на этот счёт своё мнение) и заметила:
  
   - Сэр Леонард Найрен, я - приличная леди.
  
   - А приличные леди не связываются с пиратскими капитанами?
  
   - Приличные леди не становятся любовницами пиратских капитанов, - мягко поправила его леди, отворачиваясь к столу и наводя на нём порядок. - Что же касается вашего рода занятий, должна признать, что вы - один из честнейших и благороднейших пиратских капитанов, которых я встречала или о которых мне доводилось слышать. И сегодняшние события не изменили моего о вас положительного мнения.
  
   - Благодарю, - сухо отозвался Найрен. - Мне претит неоправданная жестокость. То, что произошло сегодня... я не мог отпустить их живыми. Не с секретом скорости "Стрижа".
  
   - Вступая на путь пиратства, эти люди прекрасно знали, что их ждёт, - покачала головой Люситта. - А от вас зависели жизни четырёх человек... и моя, - леди взяла в руки тазик с грязной водой: - Пойду проверю, как там дела у нашей команды, - она обернулась и неловко добавила: - Я хотела сказать, у вашей.
  
   Найрен молча встал и открыл ей дверь.
  
   Леди сдержанно его поблагодарила и отправилась осматривать синяки и царапины. Найрену отлично было слышно, каким жизнерадостным голосом она болтала с его ребятами: восхищалась мужеством Баума, который даже не хныкнул, пока она обеззараживала его ранку, утешала Дервина, получившего порез во всю щёку, наставляла Веллингена в тонкой науке сведения синяков и перешучивалась с Джансеном по поводу прошедшей и предстоящей уборки.
  
   Истинная леди сохранит лицо при любых обстоятельствах.
  
   Вечером того же дня Найрен бережно свёл леди Люситту по перекинутым с борта сходням на крошечный островок.
  
   Баум забрал оставленный там сундучок, Веллинген его вскрыл, и Джансен подтвердил, что золото внутри и, на глаз, - в достаточном количестве.
  
   Можно было уходить, но Найрен никак не мог заставить себя это сделать - несмотря на силуэт клипера Догов, уже просматривающийся в облаках вдалеке.
  
   - Родственники подберут вас минут через десять.
  
   - Хорошо.
  
   - Что ж... всего наилучшего... Люситта.
  
   - И вам... Леонард.
  
   Найрен прикоснулся кончиками пальцев к полам шляпы и, так и не посмотрев ей в глаза, покинул атолл.
  
   Правда, он обернулся - надо же оценить расстояние до судна Доггельсов? - но потом скрылся на мостике. Преследовали его Доги или нет, он не знал - "Стриж" легко растворился в облачном поясе.
  
   Вечером Найрен поразился тому, насколько тягостна пустота его каюты.
  
   Ночью всем не дал спать Сэр Мявкс, с недоумённым мяуканьем раз за разом обходивший корабль.
  
   Наутро Найрен нашёл команду в совершенно раздраенном состоянии.
  
   Джансен, поминутно тяжко вздыхая, штопал носок прямо на себе.
  
   Дервин извлекал из гитары такие звуки, что хотелось повеситься.
  
   Баум, шмыгая носом, забрался на марс и не слезал оттуда уже который час.
  
   На камбузе Веллинген с видом смертника рубил в кашу овощи...
  
   Неделю и пять бутылок рома спустя Найрен вышел из каюты, огляделся, сжал зубы и подошёл к Джансену.
  
   - Козы, говоришь?
  
   - Может, и овцы, - с надеждой поднял голову старпом. - Порт-Барбад?
  
   - Порт-Барбад.
  
  
   Леди Люситта полюбовалась последними лучами заката, вздохнула печально и уже собиралась захлопнуть окно, как вдруг небеса послали ей знак.
  
   Знак имел вид троса, повисшего напротив. Не успела леди задуматься, не стоит ли воспользоваться им, пока не исчез, как композиция обогатилась соскользнувшим на подоконник растрёпанным мужчиной в мятой несвежей одежде и с недельной небритостью вокруг зажатой в зубах розы.
  
   Леди предупредительно освободила его от аксессуара.
  
   - Леди Люситта... я прилетел просить ваших руки и сердца.
  
   - Добрый вечер, - педантично ответила леди и, выслушав скоростной ответ, заметила: - Вообще-то вам следует просить их у моих родителей.
  
   - Я решил сначала заручиться вашим согласием.
  
   - Вы снова сломали генератор? Вы знаете, во сколько нам обошлась его починка?!
  
   - На деньги, которые я выручил... эээ...
  
   - За меня?
  
   - Да, за вас... я приобрёл блокатор защитного поля.
  
   - О, похоже, вы проявили сознательность, - с одобрением заметила леди Люситта. - Не растратили их на вино и женщин.
  
   - Я не пью вино, - опрометчиво уточнил Найрен и смутился.
  
   После некоторого изучающего молчания леди Люситта поинтересовалась:
  
   - Вы так и будете там висеть?
  
   В этот раз на её одежде не было всяких рюшей и бантиков. Собственно, платья на ней вообще не было, только что-то облегающе-кружевное.
  
   Найрен мысленно признал, что в таком виде кружавчики ему очень даже нравятся, но хотелось определённости.
  
   - Вы пока не дали мне согласия.
  
   - Судя по вашему виду, вам действительно очень меня не хватает... на корабле.
  
   - Мне не хватает... вас. Просто вас, - и поскольку эти слова не произвели должного впечатления, Найрен мужественно продолжил: - Чтобы вы убедились в серьёзности моих намерений... я готов ради вас стать приличным человеком.
  
   - О! - глаза Люситты заблестели. - Я поговорю с папой. Нам как раз необходим клипер на западном участке... - она помолчала пару мгновений, задумавшись, и тихо призналась: - Хотя, знаете... ради вас я готова сбежать из дома и стать флибустьеркой. Думаю, пора моей семье начать справляться без меня.
  
   Найрен протянул ей руку:
  
   - Прямо сейчас?
  
   Люситта глянула на него, закусив губу, потом сбегала за плащом, вытащила из-под кровати маленький саквояж, сложила в него всё самое необходимое и решительно забралась на подоконник.

Оценка: 7.98*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"