Ткаченко Сергей Игоревич: другие произведения.

Интеллигенция и революция

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.92*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой своей работе я высказываею кое-какие мысли по поводу интеллегенции в период 1905-1917 годов.

"Интеллигенция и революция"

Предисловие.

К излюбленным западным стереотипам относится тезис о так называемой рабской психологии, будто бы распространенной в России. Как известно, этим клише пользуются уже давно, в его распространении участвовали представители самых различных политических направлений. Достаточно вспомнить, с одной стороны, Маркса и Энгельса, а с другой - таких консервативных авторов, как Кюстин или Токвиль. Столь шаблонный образ России не учитывает, однако, явления, представляющие собой полную противоположность тому, что в западных кругах является типично русским: речь идет о революционной интеллигенции. Вряд ли какая-нибудь другая общественная группа в новой европейской истории была в такой мере склонна к радикальному нонконформизму и бунту. В самом деле, этой кучке людей удалось потрясти основы могущественной монархии и в значительной степени способствовать ее краху. И это несмотря на то, что революционная интеллигенция не имела никакого влияния на аппарат власти, не была сколько-нибудь укорена в обществе и в буквальном смысле слова олицетворяла беспочвенность. О причинах решающего успеха интеллигенции ведутся страстные споры и в России и на Западе. Но не меньшей загадкой остается и ее крушение через каких-нибудь десять лет после триумфа 1917 года.

I

Понятие интеллигенции. Интеллигенция - сложное, многогранное и противоречивое явление российского народа и его культуры. Дискуссия о сущности этой социальной группы общества идет с момента ее возникновения. Слово "интеллигенция", впервые обретшее современное значение именно в русском языке, своим происхождением связано с латинским существительным intelligentia - понимание, разумение, способность разъяснить идеи и предметы; ум, разум. Примечательно, что в средние века это понятие имело теологический характер. Оно рассматривалось как Ум Божий, как высший надмировой Разум, в самом себе творящий многообразие мира и отличающий в этом многообразии самое ценное, приводящее его к самому себе. В таком смысле это понятие употребляется и Гегелем в "Философии права" - "Дух есть... интеллигенция".
В России понятие "интеллигенция" в качестве термина стало употребляться более чем сто лет назад, в 60-е годы XIX века, и впоследствии из русского языка перешло в языки других народов. Авторство этого термина приписывается русскому писателю П.Д.Боборыкину. В вышедшем в 1870 году романе "Солидные добродетели" русский беллетрист ввел понятие "интеллигенция" в широкий обиход и так определил его содержание: "Под интеллигенцией надо разуметь высший образованный слой общества как в настоящую минуту, так и ранее, на всем протяжении XIX века и даже в последней трети XVIII века". Главный герой этого романа считает, что для русской интеллигенции единственный нравственно оправданный путь - это путь в народ, к социальным низам.
Д.С. Мережковский, русский писатель и религиозный философ, развивая эту мысль, писал, что "сила русской интеллигенции - ... не в уме, а в сердце и совести. Сердце и совесть ее почти всегда на правом пути; ум часто блуждает (1)". Благодаря этим ярко выраженным социально-этическим чертам российская интеллигенция стала примечательным феноменом как в отечественной, так и в мировой истории. В.Даль в своем "Толковом словаре" так определял понятие "интеллигенция": "Интеллигенция, в значении собирательном, разумная, образованная, умственно развитая часть жителей". Такую точку зрения к определению интеллигенции развивал и В.И. Ленин. Он рассматривал интеллигенцию, исходя из особенностей ее деятельности. Поскольку своеобразие этой деятельности проистекало из ее "интеллектуализма", интеллигенция интерпретировалась им как совокупность людей, занимающихся умственным трудом.
Неоднозначное положение интеллигенции в социальной структуре общества, противоречивые взаимоотношения и с властью, и с народом привели к тому, что некоторые ученые России в начале XX века рассматривали интеллигенцию как новый эксплуататорский класс. Характерным в этом отношении является следующая точка зрения: "Интеллигенция, понимаемая как класс умственных работников, есть новая, растущая общественная сила, эксплуататорская по своей природе, хищническая по своим стремлениям, искусно и методически борющаяся за свое социальное возвышение и подготавливающая тем самым в грядущем свое самодержавное классовое господство. Источниками дохода интеллигенции является умственный труд, или реализация знаний, накопленных и приобретенных ранее. Это дает ей возможность привилегированного существования и дальнейшей эксплуатации (2)".
В российской обществоведческой литературе интеллигенцию долгое время называли социальной прослойкой. Сегодня это устаревшее представление. Современное понимание интеллигенции может быть сконцентрировано в следующем определении.

Ј Интеллигенция это:

o крупная социально-культурная общность, социальный массив людей с активной общественной позицией, профессионально занимающихся творческим умственным трудом;

o общественная группа, мощный дифференцированный социальный контингент людей, получивших современное научное образование, обладающих системой знаний, что позволяет им творить в мире знаний в наиболее сложных формах культуры - науке, искусстве, образовании, религии; заниматься развитием и распространением культуры.

Появление интеллигенции. История интеллигенции показывает, что первозданный смысл понятия интеллигенция означает, прежде всего, общественное назначение человека, порожденного самим обществом и для развития и самопознания общества.
Как особый социальный слой интеллигенция начала формироваться в России еще в феодальную эпоху преимущественно из среды дворянства и духовенства. Для ее формирования потребовались долгие годы.
Прообраз первых русских интеллигентов, по мнению Б.Н. Милюкова - автора "Очерков по истории русской культуры", появился при Петре I. Он впервые собрал кружок самоучек-интеллигентов, призванных помогать ему при насаждении новой государственности. Петр I привлек голландцев, датчан, шведов, немцев, сделав их своими, русскими. Они восприняли и впитали в себя русскую культуру, развивали и обогащали ее.
После реформы Петра стране пришлось пройти длительный путь, чтобы создать свою национальную, удивительно яркую интеллигенцию, породившую выдающееся явление мировой культуры - русскую культуру, а в ней имена Пушкина, Лобачевского, Достоевского, Чайковского и многих других. Николай Бердяев первым русским интеллигентом называл Радищева, автора "Путешествия из Петербурга в Москву".
Процесс формирования интеллигенции значительно ускорился в 40-е годы XIX века. Самодержавие не могло уже предотвратить процесс демократизации образования. Среди учащейся молодежи все более увеличивалось число разночинцев - выходцев из разных сословий (духовенства, купечества, мещанства, чиновничества), в основном занимающиеся умственным трудом, которые пополняли слой интеллигенции.
В пореформенную эпоху, когда завершается формирование этого нового общественного слоя, разночинский элемент в его составе становится преобладающим. Это обстоятельство имело чрезвычайно важное значение в демократической направленности деятельности русской интеллигенции, ее активной социальной и гражданской позиции.
Русский девятнадцатый век был поставлен мировым общественным мнением рядом с европейским Возрождением. Лучших представителей интеллигенции в России отличали морально-этические притязания, благородные и высоконравственные черты: сострадательность и человечность, честность, обостренное нравственное видение мира, развитость ума, способность критически и самостоятельно мыслить и оценивать социальную жизнь; вера в социальное чудо, жертвенность, проникнутая человеческими муками, связанная с глубочайшей ответственностью за судьбу народа.
Признаки интеллигенции. Интеллигенция по своему составу весьма неоднородна. Представителями интеллигенции являются люди с разным образованием, духовным миром, находящиеся на самых различных уровнях социальной иерархии. Вместе с тем история интеллигенции показывает, что всех их объединяет ряд неизменных сущностных признаков.

Ј К ним, прежде всего, относятся:

o ориентация на общечеловеческие качества, приверженность идее справедливости, критическое отношение к существующим социальным формам правления общества, далеким от идеалов гуманизма и демократии;

o единство духовной природы человека-интеллигента и людей, чьи интересы и потребности он выражает;

o верность народу, патриотизм, активное подвижничество, творческая одержимость;

o глубоко развитое понимание своего "Я", независимость, достаточная самостоятельность, обостренная любовь к свободе, к свободе самовыражения. Личностное начало осознается интеллигентом как высшая ценность;

o мужество, стойкость в отстаивании своих, продиктованных совестью и убеждением, позиций;

o противоречивость, социально-нравственная напряженность между различными отрядами интеллигенции;

o своеобразное, двойственное осознание действительности, приводящее нередко к серьезным политическим колебаниям, проявлению консерватизма, некоторой импульсивности на события в жизни;

o нередкое сочетание одухотворенности с меркантилизмом, высокой степени самосознания с эгоцентризмом.

Российскому интеллигенту всегда была свойственна двойственность характера: свобода духа у него скорее черта индивидуальная, чем социальная. Отсюда порой его больше волновало личное, индивидуальное ведение, чем социальное движение народа. У многих интеллигентов, с одной стороны, просматривается независимость идеи, а с другой, неприспособленность и неумение реализовать ее.
Многие неоднозначные черты интеллигенции проявляются под воздействием обстоятельств, зависят от режима власти, духовной атмосферы в обществе, которую оно во многом создает само3.
Интеллигентность характеризуется определенной степенью нравственной зрелости личности, независимо от социально-классовой принадлежности. Это качество мышления, безупречность в поступках, ощущение себя человеком по отношению к любому другому человеку, способность поставить себя на место другого человека.

II

Социокультурная миссия интеллигенции необычайно сложна и разнообразна. Она охватывает различные сферы культуры - от нравственной и художественной до политической. Это - образование и просвещение, художественное творчество и идейная борьба. Следует выделить несколько основных функций интеллигенции.
Функция 1. Интеллигенция выполняет специальную функцию прямого субъекта духовного производства.
Как и другие компоненты социальной жизнедеятельности - хозяйство, политика, социальные отношения - культура охватывает или затрагивает так или иначе все общество, все группы и всех индивидов. Поэтому уже на ранних этапах истории выделяются "специалисты", которые могли "накапливать мудрость" и сосредоточивать в себе недоступные остальным членам коллектива духовную силу, опыт, знания.
На более продвинутом уровне, в усложнившихся условиях существование культуры поддерживается деятельностью интеллигенции. В числе синонимов этого термина можно встретить слова "книжники", "мудрецы", "учителя", "специалисты". В течение долгого времени во всех обществах поддержание культуры совпадало с религиозными функциями, осуществлявшимися духовенством как высшей интеллигенцией. По мере усложнения духовной деятельности появляется и светская культура, поддерживаемая собственно интеллигенцией.
Характер интеллигенции во многом отличается в зависимости от социокультурного типа данного общества, роли государства и степени самостоятельности светской культуры. Тем не менее в ее деятельности можно выделить то общее, что в той или иной степени присутствует в каждом развитом обществе. Именно интеллигенция осуществляет основные функции по обеспечению духовного производства, включая творческое создание новых идей, образов, норм, знаний, которые становятся затем достоянием общества.
Интеллигенция как субъект духовного производства служит правде, истине, идеалу. Именно на этой стезе она вместе с народом сознательно выражает общечеловеческие ценности. Заглавная роль интеллигенции в обществе - нести нравственную миссию, являться при любых обстоятельствах жизни носителем такой социальной ценности, как интеллигентность - способность воспринимать, сохранять, распространять и создавать духовные ценности. Эта роль интеллигенции настолько велика, что самый авторитарный режим вынужден вводить интеллигенцию в свой состав в качестве специалистов по различным сферам жизни общества, допускать определенное распределение функций, подчиняя и приспосабливая духовную сферу к своим задачам, хотя бы ценой резкого ограничения этой сферы и деформации ее подлинных общественных функций.
Функция 2. Хранение и трансляция, упорядочивание и распространение культурных ресурсов, удержание норм и ценностей, исторической памяти.
Без обеспечения такой функции невозможно ни сохранение общества, ни его адаптация к изменяющимся условиям. Именно она ложится на плечи самой многочисленной группы интеллигенции - учителей, библиотечных и музейных работников, редакторов, реставраторов, работников системы просвещения, программистов и т.д. Их роль в общем процессе культурной жизни может быть обыденной и почти безымянной, но именно благодаря их постоянной работе общество обеспечивается культурой.
Функция 3. Творческий процесс выработки новых идей, образов, моделей действий, политических и социальных программ.
Отличительная особенность носителей этого типа функций - высокая степень индивидуализации, так как инновации (нововведения) большей частью являются результатом творческих усилий отдельных личностей или малых групп коллективов. Поэтому за инновацией обычно закрепляется собственно имя автора или группы. Такое творчество неизбежно протекает через разрыв с безусловными запретами и представлениями, нарушение принятых представлений, норм и правил. Но такой процесс нередко сопровождается не только мысленным экспериментированием над общественными конструкциями и доктринами, но и экспериментом над собой и своей судьбой. Поэтому судьба изобретателей и новаторов далеко не всегда благополучна, в отличие от хранителей, которые могут рассчитывать на более спокойную, хотя часто малозаметную жизнь. Однако именно по степени способности общества к принятию нового следует оценивать его развитость.
Новаторская духовная деятельность - процесс мало управляемый, во многом зависящий от субъективных личностных факторов и от духовной атмосферы в обществе, от степени динамичности его культуры и от восприимчивости общества к инновациям. Поэтому всякое развитое общество поддерживает те специфические институты - фонды, центры, академии, в которых создается благоприятная среда для появления творческих открытий и изобретений. Важной функцией этих центров является не только материальная поддержка творчества, но и признание со стороны коллег (соратников и соперников), распределение авторитета. Произвольное вмешательство и подавление таких внутренних механизмов самооценки может привести к ослаблению творческой атмосферы, снижению духовного потенциала.
Функция 4. Анализ и отбор посредством критики наиболее важных и достойных достижений духовной жизни.
Между творческой элитой и обществом существует неизбежный разрыв, дистанция, преодоление которой необходимо для признания нового открытия, акта духовного творчества. Для того чтобы результаты инновации были переданы для общего пользования, они должны быть санкционированы, одобрены и интерпретированы другой группой, осуществляющей критику, то есть необходим тщательный анализ и отбор наиболее важного и достойного. Эту функцию выполняет интеллигенция посредством критики.
Критика должна соотнести новое с имеющимся духовным наследием, согласовать со сложившейся духовной жизнью. Кроме того, критика должна соотнести новое с признанными ценностями и представлениями, с музеем, университетом и школой, с существующими взглядами и представлениями. Критика по самой сути апеллирует к авторитетам, образцам, именам, вкусам, признаваемым в данной профессиональной среде и различных сферах общественной жизни. Именно критика "возводит пантеон" классиков прошлого и настоящего, без которых невозможно отделить высокое от заурядного, оригинальное произведение от заимствованных или тривиальных работ. Вместе с тем популяризаторская работа призвана растолковать сложные произведения и открытия, донести их до массового читателя, публики, до широких слоев населения.

III

Интеллигенция и власть. Со времен грибоедовского Чацкого интеллигенция испытывается формулой, действующей по сегодняшний день: "Служить бы рад, прислуживаться тошно". Она всегда понимала, что решение проблем, которые ставит в своей общественной деятельности, творчестве, выходит на власть, политику, политиков. И ее отношение к власти было и остается весьма неоднозначным. Порой она не принимает власти, ненавидит, отталкивается от нее, с другой стороны, между ними симбиоз; интеллигенция питает ее, сотрудничает с ней. Происходит совмещение несовместимого. И все же в большей степени ее характеризует отчаянная оппозиционность к власти. Вспомним, как еще дворянская интеллигенция, которой, казалось бы, не на что было жаловаться и было что терять, пошла по пути борьбы с самодержавием.
Подлинный интеллигент тот, который, отстаивая свое право не идти на конфликт с совестью ни при каких обстоятельствах, следует пушкинской заповеди:
"Для власти, для ливреи не гнуть ни помыслов, ни совести, ни шеи".
М.Горький в "Несвоевременных мыслях..." указывал: "В чьих бы руках ни была власть, за мной остается мое человеческое право отнестись к ней критически".
Такое отношение интеллигенции к власти во многом обусловлено ее страстным, негодующим протестом против зла, деспотии, несчастий и страданий народа, экзальтированным чувством человечности, извечным стремлением к свободе, к независимым суждениям, к инакомыслию, которые коренятся в самой природе интеллигенции и плохо согласуются с авторитарными формами правления.
Конечно, свобода, инакомыслие, самостоятельность суждений и действий интеллигенции не абсолютны, не на анархический манер - это не "вседозволенность" своих желаний и намерений. Рамки творческой свободы интеллигента ограничены нормами и ценностями общества, в котором он живет и творит.
Власть и интеллигенция. Власть очень часто с подозрением и недоброжелательностью относилась к интеллигенции, к инакомыслию, поскольку ей всегда дорого достигнутое, ее идеал - порядок, равновесие, покой. Критику со стороны интеллигенции власть воспринимает неоднозначно. Это определяется сущностью власти и степенью остроты критики. Авторитарная, тоталитарная, бюрократическая власть не приемлет любую критику. Она стремится уничтожить критиков: Екатерина II ссылает Радищева в Сибирь, Николай I приказывает повесить руководителей декабрьского восстания, Гитлер и Сталин, уничтожая интеллигенцию, сжигают ее творения - книги.
Проблемы интеллигенции у всех на устах, и в то же время они заслуживают более вдумчивого отношения, так как подход к ним несколько облегченный и поверхностный. Культура и интеллигенция органично взаимосвязаны, они не могут существовать друг без друга. Не требует специальных объяснений мысль, что оценивать культурную политику можно только с учетом отношения власти к интеллигенции. Глубоко опасна культурная политика, направленная на конфронтацию с интеллигенцией, политика, поддерживающая методы физических и моральных репрессий по отношению к ней. Нельзя держать интеллигенцию на коротком поводке. Жизнь показала, что это чревато большой опасностью. Без интеллигенции построить демократическое общество не удастся. Только она способна, генерируя прогрессивные идеи, провести общество через духовное и моральное очищение, обогатить его общественное сознание.

IV

Интеллигенция и первая русская революция 1905-1907 годов. В социально-политической области начало XX века было ознаменовано острой политической борьбой и нарастанием социальной напряженности. Социальные и культурные противоречия, которые накапливались в России, раскалывали общество на "верхи" и "низы", имущих и неимущих. Раскол происходил и в рядах интеллигенции. В основе этого раскола - отношение к формам и методам борьбы за справедливое переустройство общества. Одна часть интеллигенции придерживалась либеральных взглядов на эту проблему, видя выход в постепенном реформировании общества, другая склонялась к революционному переустройству страны, не отвергая крайних форм борьбы, таких как насилие.
Посредническая прослойка русской культуры, воплощавшая ее либерально-прогрессистскую ориентацию, оказалась слишком слабой, чтобы создать общественную систему взаимодействия и взаимопонимания между всеми слоями общества. Радикальная критика клеймила эту часть интеллигенции, резко осуждала позицию умеренности и постепенности в пользу радикальных преобразований.
Оппозиционность радикальной интеллигенции по отношению к самодержавию резко усиливала ее социальный критицизм, пренебрежение к автономным формам духовности и отрицательное отношение к религии. Усиление такого критицизма и прагматизма, отказ от устойчивых нравственных ориентаций способствовали допущению, а затем и утверждению желательности насилия и террора как наиболее эффективного средства радикального переустройства общества. В поисках той социальной опоры, которая поддержит политику социальных преобразований, радикальная интеллигенция обращалась первоначально к крестьянству (народничество), затем к люмпен-пролетариату, накапливавшемуся в России в процессах модернизации, и наконец, к зарождающемуся рабочему классу.
Весь русский народ втянулся в борьбу против самодержавия, кульминационным пунктом которой явилась революция 1905 - 1907 годов. Массовые народные выступления, революция не могли не сказаться на умонастроениях представителей русской культуры, русской интеллигенции. Последовавший после поражения революции период политической реакции ознаменовал отход большей части русской интеллигенции от революционных идей. Разочарование итогами революции склонило общественность к поискам идеалов в религиозно-философской сфере.
Изменение умонастроений значительной части русской интеллигенции, повернувшейся к духовной сфере и отошедшей от революционной борьбы, нашло свое выражение на страницах сборников "Проблемы идеализма" (1902) и "Вехи" (1909).
Первый сборник появился в самый разгар начинавшейся революции. И если в ХIХ веке борьба за политическую свободу и социальную справедливость велась в основном с позицией материализма, позитивизма, нигилизма и марксизма, то авторы сборника, поддерживавшие освободительное движение, выступали с позиций этического идеализма.
В 1909 году появился сборник "Вехи. Статьи о русской интеллигенции". Авторами его были широко известные публицисты, религиозные философы, литературоведы, принадлежавшие к партии кадетов или близкие к ним по своим взглядам. Сборник "Вехи" осуждал недостатки русской интеллигенции, мешавшие нормальному развитию общества. В сборнике были помещены статьи Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, историка русской литературы М.О.Гершензона, публициста А.С. Изгоева, профессора политической экономии Б.А. Кистяковского, П.Б. Струве, С.Л. Франка.
Главным в этом сборнике был вопрос о роли русской интеллигенции в революции, отношении либералов к наследию революционных демократов. Авторы видели характерные черты мировоззрения интеллигенции в ее "противогосударственности" и "безрелигиозности". В этом они усматривали причину безрезультатности действий интеллигенции. Поэтому авторы призывали интеллигенцию "пересмотреть свое мировоззрение", "через покаяние" обрести "новое сознание".
Среди недостатков интеллигенции авторы сборника отмечали идолопоклонство по отношению к народу, одностороннюю ориентацию на социализм, атеистический максимализм, подмену "религии идеальных ценностей религией земных нужд" (С.Л. Франк). Такая религия, по мнению Франка, порождает лишь разрушение и ненависть, а не дух творчества.
"Вехи" имели огромный общественный резонанс. Только в 1909 году сборник выдержал четыре издания. В печати появилось более 200 статей, рецензий, откликов на него. Было издано несколько сборников, направленных против идей, высказанных авторами сборника. На заседаниях научных, религиозных обществ состоялись десятки публичных диспутов, посвященных обсуждению этих проблем. Резко критически отозвался о "Вехах" В.И.Ленин. Большевики, анализируя послереволюционные настроения интеллигенции, отмечали "переоценку ценностей", более определенную идейно-политическую дифференциацию интеллигенции.
Усиление и углубление идейно-культурного размежевания интеллигенции, особенно проявившегося после подавления революции 1905-1907 годов, нашло отражение в известном высказывании В.И.Ленина о "двух культурах" в национальной культуре (1913 год). Его следует понимать, прежде всего, как наличие в обществе двух антагонистических идеологий, в которых выражалась глубина социальных противоречий, классового противостояния, присущих данной эпохе.
Таким образом, в первое десятилетие ХХ века в общественно-культурной среде впервые широко обсуждался вопрос о правомерности деятельности интеллигенции в годы революции, ее идейного кредо, разворачивались споры о роли и судьбах русской интеллигенции, происходил процесс ее идейно-политического размежевания.
Интеллигенция и буржуазно-демократическая революция. Свержение монархии в феврале 1917 году вызвало громадный духовный подъем, сплотивший общество. Большинство интеллигенции с воодушевлением встретило начало революции, которая, по их мнению, должна смести все прогнившее и омертвевшее в жизни, в искусстве и открыть путь созидательной работе. Вдохновленная идеей служения народу, интеллигенция готова была трудиться для его просвещения и блага.
В те дни, когда рушилась монархия и формировались новые органы политической власти, выдающиеся представители российской интеллигенции, среди которых были художники А.Бенуа, И.Билибин, М.Добужинский, К.Петров-Водкин, Н.Рерих, архитекторы Н.Лансере, И.Фомин, артисты А.Ершов, Ф.Шаляпин, собрались на квартире М.Горького. Обсуждался вопрос о создании министерства искусства, которое взяло бы на себя функции царского министерства двора по охране культурных ценностей. Они считали, что должны сделать все от них зависящее, чтобы спасти достояние народа и помочь народу войти во владение тем, что ему принадлежало по праву. Была избрана комиссия по делам искусств во главе с Горьким, вскоре подобная комиссия была создана и в Москве под руководством И. Грабаря.
Демократические реформы Временного правительства (отмена сословий, религиозных и национальных ограничений, провозглашение гражданских свобод, отделение церкви от государства) открывали дорогу к демократизации культурной жизни. Пробуждение масс к активной творческой жизни отразилось в широком движении художественной самодеятельности: на фабриках и заводах создавались театральные студии, изостудии, литературные кружки, музыкальные студии. В сентябре 1917 года был создан центр, координирующий творческие организации пролетариата - Пролеткульт.
Однако Временному правительству не удалось вывести страну из кризиса. Революционные иллюзии большей части интеллигенции развеялись на протяжении 1917 года. Нарастало разочарование во Временном правительстве, не оправдавшем возлагавшихся на него интеллигенцией надежд. Однако дальнейшее развитие революции, приведшее к власти большевиков, вызывало еще более негативное отношение части интеллигенции. Октябрьская революция в Петрограде и последовавший разгон Учредительного собрания были восприняты ею как узурпация власти. И вновь интеллигенция была в очередной раз расколота.
Октябрьская революция и интеллигенция. Трудно, противоречиво и болезненно принимала основная часть российской интеллигенции Октябрьскую революцию. Некоторые из них встретили ее отрицательно, рассматривали как разрушительную силу, несущую гибель России и ее культуре, другие - всесторонне поддерживали.

Ј В исторической литературе принято выделять три группы в составе российской интеллигенции в зависимости от отношения к советской власти:

o полностью поддержавшие Октябрьскую революцию;

o колеблющиеся;

o не принявшие революцию.

Пользуясь этой схемой, необходимо иметь в виду, что она подвижна и условна. Политические настроения интеллигенции зависели как от политической ситуации, так и от обстоятельств частной жизни, которые в те бурные месяцы и годы менялись чрезвычайно быстро. Интеллигенция никогда не была однородна, ее представители входили во все политические партии, принадлежали к разным идейным течениям. Октябрьская революция и гражданская война углубили идейно-политические разногласия интеллигенции.
Ряд представителей интеллигенции приветствовали установление советской власти, некоторые принимали непосредственное участие в революционных событиях. Сюда можно отнести тех, кто еще до революции связал свою судьбу с революционным движением и большевистской партией. Само появление большевизма как идейного течения было связано с исканиями леворадикальной части российской интеллигенции. К концу 1917 года в большевистской партии насчитывалось около 10% интеллигентов. Помимо профессиональных революционеров по разным причинам советскую власть поддержали К.Тимирязев, В.Маяковский, А.Блок, В.Брюсов, Е.Вахтангов, В.Мейерхольд, А.Таиров.
Часть интеллигенции открыто осудила Октябрьскую революцию. На собраниях Московского университета, ученых Петрограда, Дома литераторов, Дома искусств и других многочисленных организаций интеллигенции принимались коллективные постановления против узурпации власти большевиками. Даже те представители интеллигенции, которые были известны своими демократическими взглядами, такие как В.Короленко, М.Горький, И.Бунин, увидев воочию "беспощадный русский бунт", не приняли новую власть.
Соотношение политических группировок интеллигенции не было постоянным. Многие интеллигенты, враждебно принявшие Октябрьскую революцию, уже весной 1918 года соглашались на профессиональное сотрудничество с Советской властью.
Но наиболее многочисленной оказалась группа интеллигенции, занявшая позицию невмешательства в политику. Это объяснялось следующими обстоятельствами. С одной стороны, большая часть интеллигенции в прошлом не поддерживала политику самодержавия, стремилась к изменению существующего строя, активно участвуя в революционном движении. С другой, она испытывала страх перед революционным народом, и не могла понять сущности Советской власти, начавшихся социалистических преобразований. Жизнь заставляла их сотрудничать с властью, и это часто определяло их дальнейшую судьбу - превращение в лояльного к власти советского служащего или путь в эмиграцию.
Отказ большой части интеллигенции от профессионального сотрудничества с советской властью, особенно в первые месяцы ее существования, привел к тяжелым последствиям для многих отраслей культуры. Забастовали государственные чиновники Министерства народного образования, и комиссия Луначарского, созданная первым советским правительством для руководства культурой, повисла в воздухе. Система государственного руководства культурой была разрушена, и новые органы формировались практически на пустом месте. Была разрушена старая система финансирования отраслей культуры. Нарастание экономического кризиса в условиях войны и революции неизбежно сказывалось на бюджетных средствах, выделяемых на культурные нужды. Экономическая экспроприация, начатая новым правительством, подорвала меценатство. Финансирование культуры сокращалось.
Практически приостановились научные исследования, с большими перебоями работали университеты и школы, боролись за выживание музеи, библиотеки, театры. Разрушалось нечто более важное, чем отдельные учреждения культуры. "Прежней культурной среды уже нет - она погибла, - писал в 1919 г. К.Чуковский, - и нужно столетие, чтобы создать ее".
Таким образом, сложная и быстро меняющаяся социально-политическая, культурно-историческая обстановка в России периода революций отмечена сомнениями, мятежными и противоречивыми исканиями русской интеллигенции, которые оказали существенное влияние на дальнейшее развитие отечественной культуры.

V

Социалистическая идея, сосредоточенность на возвышенных идеалах, казалось бы, должны облагораживать общество, вести его действительно вперед. Однако в реальной жизни все не так просто. Социализм порожден проблемами западной цивилизации, составляет естественную часть ее многообразной духовной и идеологической сферы. В нашей стране была установлена монополия социалистической идеи, от социализма было отсечено все культурное "сопровождение". Монополия социалистической идеологии привела к тому, что на ее базе была создана искусственная система ценностей, оторванная от реальности. Весь несоциалистический культурный слой, элита - интеллектуальная, политическая, художественная, были уничтожены. Для России, в которой культурный пласт никогда не был мощным, это - трагедия.
Начало 20-х годов, когда, казалось бы, произошло смягчение режима в связи с окончанием гражданской войны и переходом к нэпу, было связано с применением репрессий против интеллигенции, введением цензуры, закрытием небольшевистских печатных органов, "чисткой" в преподавательской и студенческой среде. Интеллигенция, не разделявшая большевистских взглядов, даже если она не вела активную политическую борьбу, разрушала систему, идеологическую монополию самим фактом своего существования.
Осенью 1922 года была осуществлена программа "принудительной эмиграции" величайших русских мыслителей. На палубе парохода, отходящего в Германию, стояли многие деятели отечественной культуры. Из Советской России за границу была выслана большая группа специалистов в области гуманитарных наук - философы, историки, социологи, профессора университетов. Среди них: ректор Московского университета Новиков (зоолог), ректор Петербургского университета профессор Карсавин (философ), группа математиков во главе с деканом математического факультета МГУ профессором Стратоновым, экономисты - профессора Бруцкус, Лодыженский, Прокопович, историки - Кизеветтер, Флоровский, Мякотин, Боголепов, социолог П. Сорокин, философы - Бердяев, Франк, Вышеславцев и другие., таких как Николай Бердяев, Питирим Сорокин, Федор Степун, Николай Лосский.
Все кто был выслан за рубеж, не только выжили, но и получили возможность работать по специальности. Российская профессура начала века высоко котировалась на Западе. Обескровливание интеллектуальной элиты России не поддавалось разумному объяснению.

Послесловие.

Царская власть, с которой интеллигенция так страстно боролась с самого своего возникновения, казалась ей вместе с тем и настолько всемогущей, что она не рассчитывала на скорое крушение самодержавия и возможность взять власть в свои руки. Практика и технология власти совершенно не занимали интеллигенцию, она отождествляла себя с жертвами. По-иному обстояло дело с большевиками. Семнадцатый год и последующие события показали, что большевики были, в сущности, исключением внутри ордена. Только большевикам во главе с Лениным удалось соединить радикальный утопизм с исключительно трезвым пониманием механизмов насилия. Вот почему они добились самого большого успеха среди всех групп интеллигенции и превратили орден (или хотя бы часть его) из кучки беспочвенных мечтателей в господствующий слой гигантской империи. Но уже через десять лет после своего триумфа орден лишился власти, а еще через десять лет большая его часть была физически уничтожена.

В борьбе Сталина со старыми большевиками парадоксальным образом нашел свое завершение бунт народных масс против петербургской России, бунт, начавшийся на грани веков. Ибо старая ленинская гвардия, где сохранялись нравы и традиции дореволюционной интеллигенции, была не чем иным, как детищем старой России - и ее пережитком. Хотя орден сражался с государством, он в то же время был органически связан с ним и с его культурой. Он составлял, пожалуй, самую европеизированную часть верхних слоев обществ, ориентированных на Запад. Оттого и мышление, и образ действий ордена оставались чуждыми и подозрительными для народных масс, несмотря на процесс идеологического сближения. Космополитизм интеллигенции выглядел чем-то слишком уж элитарным в глазах народа, да и в глазах нового поколения большевиков - людей, которые, как правило, вышли из крестьян и пролетариев. Низы, выброшенные на поверхность общества революцией, значительно способствовали изменению политической культуры в стране: эта культура приобретала все более традиционных облик. Она сохраняла даже некоторые допетровские, патриархально-коллективистские элементы. А большевики первого призыва с их выраженным индивидуализмом и критицизмом, страстью к спорам, склонностью к идейной и фракционной борьбе нарушали стиль этого древне-нового мышления. По сути дела, здесь столкнулись две эпохи. В этом, как мне кажется, надо искать одну из главных причин, почему Сталину удалось сравнительно легко победить подавляющее большинство ленинских соратников.

Десять лет спустя старых большевиков, лишенных влияния и власти, ожидала пуля в затылок. Гордые победители Семнадцатого года разделили судьбу прочих отрядов интеллигентского ордена - почти всех, кто вовремя не эмигрировал. Так закончилась столетняя история русской революционной интеллигенции. В 1936-38 годах погибли ее последние представители. Каким издевательством звучали заявления официальной пропаганды, по-прежнему славившей революционеров, в то время как сталинский режим безжалостно искоренял всякое инакомыслие и всякий дух бунтарства - главные, определяющие черты ордена.

Почему же диктатор не отказался окончательно от наследия революционной интеллигенции? Потому что советское государство, несмотря на то, что оно истребило своих основателей, по-прежнему черпало свою силу в событиях 1917 года. Отказ от революции был бы равносилен самоотречению.

Учрежденный сверху культ революционной интеллигенции способствовал не распространению, а как раз дискредитации ее идей. Многим казалось, что в диссидентском движении шестидесятых годов возродились некоторые характерные черты ордена: нонконформистское поведение, нравственный накал, непримиримость к всем формам гражданского и политического угнетения. Однако многие диссиденты сознательно отмежевались от своих предполагаемых предков, решительно отбросив их идеологию. Они, например, были решительно против народопоклонства и против революционного насилия. Семнадцатый год для большинства из них был не началом новой эпохи, а величайшей катастрофой отечественной истории. При этом революционную интеллигенцию считали чуть ли не главным виновником этой катастрофы. Вот почему вопрос о включении ее представителей в галерею предшественников диссидентства оставался весьма спорным. По существу, орден, возникновение и гибель которого связаны с глубочайшими катаклизмами русской истории, остался без наследников.

Список литературы:

1. Мережковский Д.С. Грядущий хам// Полн. собр. соч.- М., 1984, Т.14,-С.34

. Лозинский Е. Лев Толстой об интеллигенции и рабочем вопросе. - М., 1981,-С.З.

. Комиссаров С.Н. Художественная интеллигенция: противоречия в сознании и деятельности. - М., 1991.

. Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. Москва, 1977 г.

. Советская историческая энциклопедия. Москва, 1965 г.

. Л. Люкс. Летопись триумфального поражения. Вопросы философии. Москва, 1991 г.

. Литературный Петербург, Петроград. Москва, 1991 г.

. В.П. Бажов Интеллигенция: вопросы и ответы. Москва, 1991 г.


Оценка: 3.92*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"